Book: 500 знаменитых исторических событий



500 знаменитых исторических событий

Владислав Леонидович Карнацевич

500 знаменитых исторических событий

ВВЕДЕНИЕ

Собрать в одной книге события, которые принято называть историческими, — задача, непосильная никому. Даже самые маститые ученые в наиболее обобщающих, фундаментальных трудах на самом деле лишь бросают беглый взгляд на историю человечества. Ни Арнольд Тойнби, ни Лев Гумилев — потрясающе эрудированные авторы — не задавались целью описать все, что происходило на планете с того времени, как человек научился фиксировать происходящее. Тем более, не может сделать этого и автор данной книги. Цель этого сборника — иная. В нем сделана попытка остановиться лишь на ключевых событиях разных эпох, дать о них представление более детальное, чем можно найти в обычном справочнике, но менее подробное, чем дают, например, вузовские учебники, а тем более специальные монографии.

Возможно, именно такой формат — собранные под одним корешком рассказы об отдельных событиях, происходивших с древнейших времен и до наших дней, — позволит читателям систематизировать свои знания по истории, разложить их по полкам, которыми в данном случае являются страны и века. Эта книга поможет вам провести некую условную нить через эпохи. Точнее, не нить, а цепь со звеньями. Каждое звено — эпизод. Как правило, известный читателям хотя бы понаслышке. Так же, как прилежный школяр подчеркивает в конспекте основные понятия, мы подчеркнули для вас основные, наиболее известные исторические события. В книге они расставлены не так, как принято делать в учебной литературе. Там события излагаются хронологически, но сначала для одной страны, затем для другой. Это не лишено оснований. Но и наш подход имеет право на жизнь и может быть интересен и полезен. Здесь события идут в строго хронологическом порядке. Это дает возможность проводить параллели, понять, что происходило в разных местах одновременно. Ведь не секрет, что после изучения истории в школе многие так и не уясняют для себя, что Иван Грозный — современник Елизаветы I, а Пугачев громил города в тот самый момент, когда корабли капитана Кука бороздили бескрайние просторы Тихого океана.

Несколько слов о принципах, которыми руководствовался автор, выбирая темы для очерков. Во-первых, следует сказать, что само понятие «историческое событие» весьма расплывчато. В первую очередь, в силу неопределенности временной продолжительности такого события. Некоторые эпизоды «втискиваются» в рамки одного дня, и с такими событиями было проще всего. Конечно, и Варфоломеевская ночь, и «Бостонское чаепитие», и битва при Левктрах вошли в наш список. Из таких эпизодов мы выбирали наиболее известные нашему читателю, те, которые считаются поворотными моментами в истории. Однако, если бы мы ограничились только однодневными событиями, мы регулярно теряли бы ту самую нить, на которую нанизываются эти эпизоды. Поэтому ряд очерков посвящен событиям, продолжавшимся более длительное время: войны, революции, церковные соборы. Ту же цель — не разрывать повествование, дать более полное представление об эпохе — преследовали очерки о приходе к власти того или иного выдающегося правителя (пусть даже он сделал это мирным путем, без особых социальных потрясений или дворцовых переворотов). Говоря о поворотных, знаковых моментах в истории, мы также не могли пройти мимо некоторых выдающихся достижений науки и техники: изобретение книгопечатания, публикация классических научных трудов, открытие структуры молекулы ДНК, появление системы Windows — все это повлияло на жизнь людей не меньше, чем иные баталии или судебные процессы. Наконец, некоторые годы запомнились человечеству благодаря стихийным бедствиям, громким преступлениям, спортивным и культурным форумам, географическим открытиям. Мы включили в нашу книгу главы и о таких событиях. По возможности, автор не только описывал собственно ход событий, но и знакомил с их предысторией и постисторией, общим фоном, на котором они происходили.

Несомненно, каждый народ и каждый регион заслуживает того, чтобы ему было посвящено эквивалентное другим народам и регионам место в подобной обобщающей книге. Однако попытка уделить всем должное внимание практически обречена на неудачу. Во-первых, возможности автора ограничены — как в отношении источников, так и в отношении обширности его собственных познаний. Во-вторых, мы не стремились представить вашему вниманию совершенно неизвестные вам вещи. Наоборот, старались включить в книгу эпизоды узнаваемые — хотя бы по названию. Начинать нужно с малого. Если книга поможет закрепить уже пройденный и отчасти знакомый материал — это уже успех. Если же после этого читателю захочется повысить свою эрудированность, узнать подробности, ознакомиться с событиями, которые не нашли освещения в этой книге — будь то подробности прихода к власти султана Бейбарса или путешествие Лаперуза, — пожалуйста. Информация, добавленная к той, что уже получена и усвоена, подобна кирпичам на фундаменте.

Исходя из вышеизложенного, мы решили посвятить больше места «традиционным» для нашего исторического образования регионам — Древнему Египту и Вавилону, Греции и Риму, Франции, Англии и США, России и Украине… При этом непропорционально небольшое количество статей о Древнем Востоке обусловлено, прежде всего, тем, что письменные источники о событиях того времени крайне скудны.

Книга была закончена весной 2006 года, поэтому пусть вас не удивляет, что некоторые сведения из ее последних очерков уже устарели либо не являются полными. История делается на ваших глазах. То, что сегодня вы видите по телевизору, завтра уже станет темой для исторического исследования, очередным знаменитым эпизодом. Как знать — может быть, узнав из газеты о перипетиях дня сегодняшнего, вы скажете: «Да ведь это уже было двести лет назад! Я об этом недавно читал!» Нам бы этого очень хотелось.

ОБЪЕДИНЕНИЕ ЕГИПТА

500 знаменитых исторических событий

Пирамиды фараонов IV династии Хуфу, Хафра и Менкаура


В IV тысячелетии до н. э. на территории Египта возникают первые государственные образования. Первые не только для этой территории, но, вероятно, и во всем мире. Необходимость правильной эксплуатации водного потока, а именно самой длинной реки на земле — Нила, заставляла роды и племена объединяться, подчиняться центральному руководству. В пользу этого руководства и подчиняющегося ему аппарата устанавливаются особые поборы — налоги, создается общая армия, общие законы. Начинается новая, уже не первобытная эпоха в истории человечества.

Древнеегипетская цивилизация просуществовала несколько тысячелетий. История только «набирала обороты», поэтому весь этот период не так насыщен разнообразными событиями, консервативный Восток в то время был еще более консервативным. Впрочем, небольшое количество ярких эпизодов может быть связано вовсе не с их отсутствием, а с отсутствием у нас достаточного количества источников.

Южным пределом Древнего Египта были труднопроходимые нильские пороги, находившиеся близ современного Асуана, в 1200 км от Средиземноморского побережья; с запада к реке подступали безжизненные каменистые горные отроги. Ниже первых порогов Нил нес свои воды строго на север по узкой длинной долине (Верхний Египет), ширина которой колебалась от 1 до 20 км. Лишь в 200 км от устья, там, где река в древности разветвлялась на несколько рукавов, долина расширялась, образуя знаменитую нильскую Дельту (Нижний Египет). Ежегодно Нил разливался, затопляя долину и образуя плодородную, легкую для обработки почву, на которой и трудились, и жили древние египтяне — вся их жизнь полностью зависела от реки и ее наводнений.

Ирригационные работы, которые масштабно начали проводиться с наступлением энеолита (медно-каменного века), стали предпосылкой образования государства. Вся история этого образования сконструирована учеными гипотетически. По всей вероятности, в IV тысячелетии до н. э. у египтян существовала соседская община. Претерпевали изменения функции племенных вождей и жрецов — на них теперь ложилась ответственность за организацию сложного ирригационного хозяйства и управление им; таким образом в руках вождей и их ближайшего окружения концентрируются экономические рычаги управления. Это повлекло за собой начало имущественного расслоения, создается новая политическая система, способствующая развитию и сохранению нового порядка. Поначалу (а начало само по себе растянулось на века), такие системы существовали в рамках небольших общин, создавших свою автономную оросительную сеть. По традиции, такие региональные протогосударственные объединения принято называть греческим словом «ном». Каждый из них был ограничен территорией своей ирригационной системы, имел административный центр — город, окруженный стенами, в котором располагались дома правителя и его приближенных. В городе же находился и главный храм местного божества.

К моменту образования единого государства номов было около 40. В условиях узкой верхнеегипетской долины каждый ном соприкасался со своими южными и северными соседями; номы же Нижнего Египта часто были еще изолированы друг от друга болотами. На протяжении всей истории Древнего Египта номы сохраняли некоторую обособленность. Сланцевые таблички донесли до нас изображения кровавых войн между отдельными номами. В результате этой постоянной борьбы и в Верхнем, и в Нижнем Египте возникают крупные объединения номов, возглавляемые правителем сильнейшего из них. Не исключено и более или менее мирное присоединение слабых номов к могущественному соседу.

В конце концов, где-то во второй половине IV тысячелетия до н. э. номы Юга и Севера страны объединились в два царства — Верхний Египет и Нижний Египет. Один из самых южных номов Южного Египта с центром в городе Иераконполь[1] объединил верхнеегипетские номы. Объединителем Севера стал один из номов запада Дельты с центром в городе Буто. Цари Верхнего Египта носили головной убор белого цвета, Нижнего — красного. С созданием единого Египта объединенная красно-белая корона этих царств стала символом царской (фараонской) власти до конца древнеегипетской истории.

Мы мало знаем о многовековой ожесточенной войне между Верхним и Нижним царствами. Известно, что победу одержал Верхний Египет. Считается, что это произошло в конце IV тысячелетия до н. э., история называет совершенно условную дату — 3000 г. до н. э. По легендам, заслуга в объединении Египта принадлежала правителю Мене (Менесу). Столицей его исконных владений был Тин, который находился на территории Верхнего Египта, приблизительно в 400 км от современного Каира. Столицей же объединенного государства стал город Абидос.

Около 3000 г. до н. э. фараон Мени предпринял поход в Нижний Египет и вскоре завоевал его. Не исключено, что еще предшественники Мени пытались объединить земли, но их попытки не увенчались успехом.

Этот фараон считается основоположником I династии египетских царей, которая насчитывает семь или восемь правителей. Представители этой династии укрепили и увеличили достижения Менеса. Для усиления своего могущества они предпринимали военные походы, главным образом на Синайский полуостров, там их привлекало наличие меди, и в Нубию, богатую золотом. Все это явилось предпосылкой для образования древнейшего в истории человеческой цивилизации государства, которое возникло примерно на пять столетий раньше, нежели аккадское царство Саргона в Месопотамии.

Период правления первых двух династий (3000–2800 гг. до н. э.) называют Ранним царством. Затем последовал более длительный период существования Древнего царства — время правления III и IV династий — 2800–2250 гг. до н. э. Столицей теперь стал город Мемфис. Именно в это время в Египте были построены знаменитые пирамиды. Фараон Джосер, основатель III династии, пробывшей у власти более ста лет, был первым правителем Древнего царства. Джосер продолжил завоевательную политику своих предшественников и присоединил к Египту часть Синая и Нубии. Именно он отдал приказ построить на мемфисском кладбище рядом с Саккаром первую пирамиду. Она была ступенчатой. Из следующих правителей многие знают имя фараона из IV династии Хуфу (по-гречески — Хеопс), построившего самую известную египетскую пирамиду.

В эпоху Древнего Египта фараон превращается в деспота, который правит страной по собственному усмотрению, владеет всеми землями Египта. Именно это позволило привлекать к строительству колоссальных пирамид сотни тысяч совершенно бесправных людей. Фараон управлял страной с помощью огромного и сложного бюрократического аппарата, раздавал земли жрецам и вельможам.

В XXIII в. до н. э. Древнее царство приходит в упадок. Средства фараонов истощились, их усыпальницы стали значительно скромнее, египтяне больше не строили пирамид. Между владетелями регионов разгорается междоусобная война, начался так называемый первый переходный период в истории страны. Он продолжился до XXI в. до н. э. За это время в упадок пришли и ирригационная сеть, и внешняя торговля. К тому же на Египет постоянно нападали азиатские кочевники. Мемфис был не в состоянии остановить разрушительные процессы. На первый план вышли другие, новые центры, например Фивы на юге страны.

После ряда военных столкновений с верхнеегипетскими правителями победу одержали именно фиванцы, которым вновь удалось объединить Египет около 2050 г. до н. э. Так началась эпоха Среднего царства, продолжавшаяся до 1750 г. до н. э.



ИЗДАНИЕ ЗАКОНОВ ХАММУРАПИ

500 знаменитых исторических событий

Хаммурапи


За право называться колыбелью цивилизации с Египтом может поспорить территория между реками Тигр и Евфрат — Междуречье (по-гречески — Месопотамия). Представлявший собой еще в эпоху палеолита сплошное болото регион постепенно «высыхал» и становился очень привлекательным для человека, осваивавшего земледелие. Территория заселялась с двух сторон: с востока пришли загадочные шумеры, с запада же и северо-запада прибыли семитские племена — аккадцы. И те, и другие постепенно шли к созданию государственных образований рабовладельческого типа.

В начале III тысячелетия до н. э. в Междуречье существовало несколько десятков городов-государств. Их объединение, как и в Египте, стимулировалось потребностью заниматься земледелием, здесь тоже происходило формирование деспотической системы правления. Наиболее сильными в первой половине III тысячелетия до н. э. были города Ур, Урук, Киш, Лагаш. По очереди они становились гегемонами региона. В конце же XXIV в. до н. э. победу в борьбе одержал представитель Севера Саргон, шумеры были разгромлены, Саргон основал новую столицу — Аккад, ставший главным центром всей Месопотамии. Так было создано крупное объединенное и централизованное государство.

Около 2200 г. до н. э. Аккадское царство было разгромлено горными племенами гутиев, вторгшихся с востока. Столицей завоевателей стал шумерский город Лагаш. В конце XXII в. до н. э. освободительное движение против власти гутиев возглавили города Ур и Урук. В 2109 г. до н. э. гутии потерпели поражение и были изгнаны. Междуречье снова было объединено, на этот раз под властью III династии Ура, правившей до конца III тысячелетия до н. э. Это было высокоразвитое для того времени государство с разветвленным чиновничьим аппаратом. Историю страны до нас донесли многочисленные глиняные таблички того времени, в первую очередь деловые документы. В самом начале XX в. до н. э. держава III династии Ура распалась, так как на нее напали с запада семитские племена амореев, а с востока — эламитов.

На протяжении следующих двух столетий в Междуречье продолжалась политическая раздробленность и междоусобные войны. Амореи основали несколько государств. Два из них — Шин и Ларса — оказались наиболее сильными и претендовали на власть над шумерами и аккадцами. Другим претендентом на власть стал семитский город Ашшур, находившийся на севере Месопотамии, — ядро будущей Ассирийской державы. В то же самое время возвышается и Вавилон (в переводе — «врата Бога»), где около 1895 г. до н. э. утвердилась одна из аморейских династий. До XIX в. до н. э. этот город на левом берегу Евфрата ничем особым не выделялся. Но в дальнейшем, используя упадок традиционно сильных городов, Вавилон усиливается экономически и политически. Выгодное географическое расположение превратило его в крупный торговый центр, население увеличивалось за счет аморейских переселенцев. К XVIII в. до н. э. местная династия уже имеет все основания стремиться к объединению под своей властью всего бассейна Тигра и Евфрата.

Наибольшего могущества Вавилон достигает при шестом царе вавилонской династии Хаммурапи I, правившем с 1792 по 1750 г. до н. э. Умелый дипломат, этот правитель воспользовался распрями соседей. На седьмой год царствования при поддержке Римсина, сильного эламского правителя в Лapce, с которым у него был заключен договор о взаимопомощи, Хаммурапи подчинил себе южные города Урук и Исин. Затем, заключив тесный союз с богатым городом Мари и обезопасив таким образом северную границу своего государства, Хаммурапи выступил против Ларсы. Разгромив этот город, он немедленно повернул войска против недавнего союзника и захватил его. Под власть Хаммурапи попал также Ашшур. Образованное в результате этих завоеваний Древневавилонское царство охватило большую часть Междуречья. Сам Хаммурапи подчеркивал, что новое государство является прямым наследником древнего «Царства Шумера и Аккада» — т. е. Юга и Севера.

Война за объединение страны под властью Вавилона закончилась около 1755 г. до н. э. После этого Хаммурапи помимо других мероприятий государственного характера предпринял кодификацию законодательства. Свод его знаменитых законов стал итогом его государственной деятельности, он зафиксировал для нас различные детали общественного, хозяйственного, политического устройства месопотамской цивилизации.

Черный базальтовый столб с текстом законов Хаммурапи был найден в начале XX в. в столице древнего Элама — Сузах. В верхней части лицевой стороны столба изображен сам Хаммурапи, получающий законы от покровителя справедливости и бога Солнца Шамаша. Вся остальная часть столба с обеих сторон заполнена клинописным текстом, состоящим из трех частей: введения, собственно законов и заключения. Текст законов условно делится исследователями на 282 первоначальные статьи, из которых 35 были стерты, а 247 сохранились. Некоторые из стертых статей удалось, впрочем, восстановить по документам знаменитой библиотеки ассирийского царя Ашшурбанипала. Законы являются важнейшим источником по древневавилонскому и вообще древневосточному праву, они долгое время служили основой вавилонского права и тем самым дают возможность историкам восстанавливать многие стороны социально-экономического строя Месопотамии II тысячелетия до н. э.

Нормы, изложенные в законах Хаммурапи, устанавливали кару за важнейшие правонарушения: ложные обвинения в убийстве или чародействе, лжесвидетельство. Они касались охраны собственности царя, храмов, общинников и царских людей. Отдельные группы норм регулировали операции с недвижимостью, другие — коммерческие операции, семейное право, некоторые касались умышленных и неумышленных телесных повреждений, в том числе допущенных некомпетентными докторами и т. д. и т. п.

Созданное Хаммурапи могучее централизованное государство со столицей Вавилоном просуществовало не слишком долго. Уже при преемниках Хаммурапи обозначились тенденции к упадку, о чем свидетельствуют вторжения эламитов и завоевание Вавилонии касситами.

БИТВА ПРИ МЕГИДДО

500 знаменитых исторических событий

Тутмос ІІІ


Одной из первых достоверно известных истории битв является сражение под Мегиддо около 1480 г. до н. э. Победу в ней одержал знаменитый полководец Древнего Востока египетский фараон Тутмос III. Правление Тутмоса приходится на период в истории Египта, который в литературе принято называть Новым Царством. Эта эпоха началась с изгнания гиксосов[2] в 1580 г. до н. э.

Войско Нового Царства представляло собой особую касту, которая по возрасту и стажу делилась на две группы. В первую, по словам Геродота, входило 160 тысяч человек, во вторую — до 250 тысяч. Возможно, при этом учитывались и родственники воинов, в поход, вероятнее всего, выступало несколько десятков тысяч воинов. Воины были вооружены мечами, копьями и луками. У гиксосов египтяне заимствовали такое грозное оружие, как боевая колесница.

Основателем новой обширной Египетской державы явился фараон Тутмос I (вторая половина XVI в. до н. э.). На юге он продвинул границу за третьи пороги Нила. Поход через Палестину и Сирию привел египтян к Евфрату. Здесь свою боеспособность египетское войско доказало победой над войсками такого крупного государства, как Митанни, расположенного в Северной Месопотамии.

Завоевания продолжил сын Тутмоса I Тутмос II. Его походы сопровождались истреблением противников. Так египтяне перебили у восставших эфиопов поголовно всех мужчин. Тутмос II воевал и против азиатских кочевников. После его смерти фараоном стал его малолетний сын Тутмос III. Однако реальную власть на долгое время захватила вдова Тутмоса II Хатшепсут. Ее правление было отмечено развитием торговли и дипломатических связей. Лишь на 21-м году своего правления, после смерти Хатшепсут, Тутмос III получил возможность управлять государством. А уже в следующем году он двинул войска в Палестину и Сирию. Так началась эпоха грандиозных завоеваний. В Палестину и Сирию египетское войско при Тутмосе III совершило 17 походов. Походы в Азию возглавлял лично фараон. В это же время совершались походы и на юг страны — в Нубию.

В Северной Палестине и Сирии в конце XVI в. до н. э. сложилась антиегипетская коалиция. Страны, входившие в нее, стремились к политической и экономической независимости от влиятельного южного соседа. Главными опорными пунктами антиегипетского союза были крепости Мегиддо и Кадеш. Возглавлял альянс царь Кадеша. Мегиддо имела важное стратегическое значение — она стояла на пути из Египта в долину реки Оронта, господствуя над дорогой из Египта, проходившей между двух Ливанских хребтов к Евфрату.

В период правления Тутмоса III походы египетской армии отличались целеустремленностью. Египтяне не распыляли сил, а наносили сосредоточенные удары по наиболее важным пунктам. Для решения задач в Передней Азии имелось войско, численность которого доходила до 20 тысяч человек. Флот обеспечивал переброску в любой пункт Палестины и Сирии, где уже были расположены базы с продовольствием.

Интересующий нас поход египтян в Сирию состоялся в 1480 г. или в 1479 г. до н. э. 19 апреля войско Тутмоса выступило из северо-восточной пограничной крепости Джару и через 9 дней достигло Газы. По египетскому календарю это был четвертый день Пахонса (первого месяца лета), день коронации Тутмоса. Прибыв в Газу, Тутмос уже на следующий день отбыл далее на север. Пройдя Шефелах и приморскую равнину, фараон пересек долину Шарона, уклонившись при этом в глубь страны, и расположился вечером 10 мая лагерем в Ихме, городе на южных склонах Кармельских гор.

Войска противников тем временем сосредоточились в Мегиддо, намереваясь удержать этот важный пункт на северных склонах тех же гор. Таким образом, египетской армии предстояло преодолеть горный хребет.

Через Кармельский хребет вели три дороги. Кратчайший, средний путь был узкой тропой. Широкие дороги вправо и влево от нее выходили соответственно к юго-восточной и северо-западной окраинам Мегиддо. Многие египетские военачальники опасались идти средним путем. Они боялись, что при движении гуськом авангард армии уже столкнется с противником, в то время как арьергард еще только вступит на тропу. Однако фараон решил рискнуть и лично возглавил колонну, двигающуюся коротким путем.

14 мая войска головы колонны сбили передовые части врага и вышли в долину Ездраелон, где могли развернуться для боя. Тутмос приказал не вступать в бой до того, как прибудет остальная часть армии. Армия же антиегипетской коалиции повела себя на удивление пассивно и не спешила начинать битву. Историки полагают, что главные силы коалиции находились в это время в районе Таанах, преграждая наиболее удобный путь к крепости Мегиддо. По всей видимости, переход войска Тутмоса через горы они считали вариантом маловероятным.

Лагерь египтян был разбит на берегу ручья Кины. В ночь на 15 мая Тутмос продвинул левое крыло армии к дороге на Зефти, перерезав противнику путь отступления на север. Утром египетское войско было готово к бою. Боевой порядок состоял из трех частей: центр — на левом берегу Кины; правый фланг — на высоте, на правом берегу; левое крыло — на высотах северо-западнее Мегиддо. Противник сосредоточился юго-западнее крепости.

Согласно хроникам, фараон на боевой колеснице первым бросился в бой. Войско защитников было обращено в бегство. Но египтяне не взяли с ходу город, будучи занятыми грабежом оставленного лагеря. Тем временем цари Кадеша и Мегиддо и их союзники были втащены гарнизоном на крепостную стену, ворота были закрыты. (Вскоре царю Кадеша удалось бежать.) Тутмос приступил к осаде города. Вокруг него была сооружена ограда из огромных древесных стволов. Египтяне назвали эту стену «Тутмос, осаждающий азиатов». Царьки, которым посчастливилось не быть запертыми в городе, поспешили заключить мир с раздраженным фараоном.

Через несколько недель (по некоторым данным — несколько месяцев) осады Мегиддо сдалась. Трофеями Тутмоса были 924 колесницы, 2238 лошадей, 200 комплектов оружия, урожай, снятый в долине египетским войском, много тысяч голов крупного и мелкого рогатого скота.

Не теряя времени, Тутмос III быстро двинулся на север. Он достиг южных склонов Ливана, где три города — Иноам, Нугес и Херенкеру — образовали своего рода триполис под началом врага (вероятно, все того же царя Кадеша). Они быстро сдались. Чтобы помешать новому движению на юг все еще не покоренного царя Кадеша и чтобы господствовать над важным путем на север, идущим между двух Ливанских хребтов, Тутмос построил в этом месте крепость, названную им «Тутмос, связывающий варваров». Египтяне овладели всей Палестиной.

В начале октября Тутмос вернулся в Фивы. Его успехи были поразительны, но чтобы полностью победить правителя Кадеша, понадобилось еще 6 походов. За годы правления фараона-воителя египтяне овладели сотнями городов, закрепили за собой Палестину и Сирию, вторглись в центральные районы Передней Азии. На юге египетская граница пролегала уже за четвертыми порогами Нила.

ВЗРЫВ НА ОСТРОВЕ САНТОРИН

Всем хорошо известна легенда об Атлантиде — высокоразвитой островной стране, погибшей в результате какой-то страшной катастрофы. Поиски затонувшего государства, где цивилизация достигла необычайно высокого уровня за тысячу лет до расцвета греческой полисной культуры, ведутся не только на дне морей и океанов, но и на страницах научных трудов и художественных произведений. Впрочем, многие ученые убеждены, что им известен прототип Атлантиды. Это воспетый в мифах остров Крит.

Действительно, сейчас уже ни для кого не секрет, что еще в первой половине II тысячелетия до н. э. на этом крупном средиземноморском острове уже сложилось сильное монархическое государство с центром в городе Кносс. Опираясь на археологические, документальные и мифологические источники, историки установили, что критянам удалось установить своеобразную морскую гегемонию в восточной части Средиземного моря. В первую очередь это относится к островам Эгейского моря (к примеру, Кикладам). Длинные руки славящихся своей хитростью критян протянулись и к западному побережью Малой Азии, и к материковой части Греции. Вероятно, в мифе о похищении Зевсом (кстати, воспитанном на Крите) финикийской царевны Европы отражена реальная борьба за геополитическое влияние между критянами и финикийцами. А миф о том, как царь Афин платил дань своему критскому коллеге, — вообще не миф.

Легендарный царь Минос создал на острове централизованное государство. Ему удалось очистить морские пути от пиратов, поставить во главе островных администраций в Эгейском море своих наместников, начать собирать дань с греческих городов. Купцы «стоградного Крита» торговали с Египтом и Хеттским царством, изделия критских мастеров находят и в Иране, и на Пиренейском полуострове. По некоторым данным, искусным критским мореходам удалось даже выйти в Атлантический океан и обогнуть Африку. На Крите паслись огромные стада, он был покрыт густой сетью дорог, а в кладовых Кносского дворца скопились несметные богатства. Минойская цивилизация не уступала в своем развитии ни вавилоно-ассирийской, ни древнеегипетской. На море же критянам просто не было равных. Археологи, к своему удивлению, обнаружили, что многие крупные критские города не имели стен — видимо, их жители считали, что это лишнее, так как чувствовали себя в абсолютной безопасности.

Но кое с чем критяне совладать не могли — со стихией. Остров беспрерывно «трясло». Так, ряд мощных землетрясений прокатился по Восточному Средиземноморью с 1700 по 1660 г. до н. э. Похоже, тогда эти бедствия лишь мобилизовали силы критян. Их государство к середине II тысячелетия до н. э. стало еще более процветающим. Однако трагедия, случившаяся в 1450 г. до н. э. (по другим данным — в 1470 г., по третьим — еще раньше — в 1520 г. до н. э.), все изменила.

Предположение о том, что Атлантида находилась в Восточном Средиземноморье, впервые высказал итальянец Бортолли в 1780 г. В конце XIX столетия раскопки французских ученых привлекли внимание к острову Санторин. Центральная часть острова много лет назад погрузилась в воду, и остатками его сегодня являются три острова: Тира, Тирасия и Аспрониси. В 1939 г. греческий археолог Спиридон Маринатос высказал гипотезу, согласно которой гибель царства Миноса произошла после взрыва острова-вулкана Санторин.

В 1470 г. до н. э. на небольшом островке Санторин, находившемся в 110 км к северу от восточной оконечности Крита, произошел взрыв вулкана. В результате на острове образовалась кальдера[3] площадью 83 км2. У подножия вулкана толщина вулканических отложений составляет от 30 до 65 м, в 30 км от него — 5 м, а в 200 км — 2 м. При взрыве вулкан выбросил около 72 км3 земных пород. Это почти в четыре раза больше, чем при взрыве вулкана Кракатау.



За взрывом, естественно, последовало сильное землетрясение (сила удара на Крите достигла 7–8 баллов по шкале Рихтера). До Крита докатилась взрывная волна, вызвавшая большие разрушения, и тут же следом за ней на северное побережье обрушились одно за другим гигантские цунами, высота волн достигала, вероятно, нескольких десятков метров. Наконец остров накрыла вызванная извержением огромная туча пепла. Непроглядная, удушливая тьма накрыла тогда не только Крит, но и Палестину — об этом свидетельствуют библейские сказания и египетские хроники. Пеплопад продолжался, вероятно, несколько дней, после чего сила взрывов пошла на убыль, однако вскоре Санторин потряс новый, не менее ужасный катаклизм. Извержение опустошило магматический очаг, находившийся под вулканом, и вся середина острова провалилась в образовавшуюся подземную пустоту. В образовавшуюся бездну ринулась морская вода, и еще одна чудовищная волна-цунами покатилась к Криту.

О буйстве стихии красноречиво свидетельствуют руины дворца критского города Закро: огромные куски его массивных каменных стен были отброшены далеко в сторону. Сильному разрушению подверглись дворцы крупных городов — Кносса, Маллии, Феста. Пожары охватили, по-видимому, большинство населенных пунктов Крита. Многочисленный критский флот был уничтожен (что для морской державы было смерти подобно), плодородные поля в самой обжитой части острова, на востоке и в центре, покрыты толстым слоем вулканического пепла. Массовый падеж скота, вызванный гибелью пастбищ и заражением уцелевшего травяного покрова ядовитым фтором, довершил катастрофу. В связи с этой трагедией изменился рельеф и даже климат на Крите — он стал более умеренным.

Справиться с восстановлением дворцов, дорог, хозяйственных сооружений, кораблей и сельского хозяйства одновременно жители Крита уже не смогли. По сути, минойская цивилизация была уничтожена. Через несколько десятков лет Крит был покорен греками-ахейцами, что отразилось в мифе о том, как афинянин Тесей убил знаменитое критское чудовище — Минотавра. Ахейцев, в свою очередь, вытеснили еще менее цивилизованные дорийцы. Крит остался важным стратегическим пунктом, но не более того. Однако дорийское нашествие не уничтожило полностью критскую культуру. Многие ее достижения были восприняты завоевателями, нашли продолжение в классической греческой, а затем и древнеримской культуре.

РЕЛИГИОЗНАЯ РЕФОРМА ЭХНАТОНА

500 знаменитых исторических событий

Поклонение Эхнатона и Нефертити Атону


Завоевания фараонов XVIII династии создали грандиозную державу, охватывавшую, кроме самого Египта, весь современный Ближний Восток, часть Ливии и Нубии. Удачные военные походы привели к невиданному обогащению аристократии и жречества. Последнее сословие было так могущественно, что начало угрожать власти фараонов. Особенно сильно было, конечно, духовенство Фив, жрецы бога Амона-Ра, ставшего главным божеством египетского пантеона. Попытку подчинить себе жречество предпринял фараон Аменхотеп IV, известный также как Эхнатон. Форма, которую приняла его борьба против жрецов, сделала этого правителя едва ли не самой яркой фигурой в египетской истории.

В длительное правление одного из преемников Тутмоса III Аменхотепа III (1408–1372 гг. до н. э.; по другим данным, ок. 1455–1419) военные походы почти прекратились, зато оживились торговые и дипломатические связи. На аккадском языке велась оживленная переписка фараона с другими восточными правителями. Однако к концу правления Аменхотепа III влияние Египта уменьшилось. Зависимые царьки Сирии и Палестины вели между собой войны, не считаясь с указаниями фараона, многие из них вступили в соглашение с хеттским царем (центр его державы располагался в Малой Азии), оспаривавшим у египтян азиатские территории. В 1372 (1419) г. до н. э. на египетский трон взошел физически слабый, но, судя по всему, очень умный сын Аменхотепа III Аменхотеп IV, который еще раньше исполнял обязанности соправителя своего отца. Его правление продолжалось до 1354 (1400) г. до н. э. Внешние дела занимали его мало, все время уходило на решение внутриполитических проблем.

Своей главной задачей молодой фараон считал подавление влияния старой светской и жреческой знати, связанной с культом Амона. Борьба вылилась в идеологическое столкновение, в соперничество между различными культами. Фараон искал опору в новых богах. Помимо этого он пришел к мысли о создании единого государственного культа, во главе которого стоял бы сам фараон — идея, достойная римских императоров и королей Нового времени. Вероятно, подобных принципов правитель Египта стал придерживаться не без влияния евреев, уже в то время пришедших к монотеизму. Другим инициатором реформы была волевая мать фараона — Тин, испытывавшая личную неприязнь к старой знати. Наконец, влияние на Аменхотепа IV оказывали и выходцы из многочисленного служилого слоя — немху, которые заняли места в бюрократическом аппарате и армии и старались всеми возможными способами оттеснить от источников власти и богатства потомственную аристократию. Они поддержали стремление царя к централизации и абсолютизации власти.

Аменхотеп IV начал кардинальную религиозную реформу. Традиционный пантеон египетских богов, изображавшихся в виде людей с головами священных животных (крокодила, кошки и т. д.), он, по сути, заменил культом одного бога — Атона. Новый бог изображался в виде солнца с лучами, заканчивающимися человеческими руками, держащими иероглиф со значением «жизнь». Это практически было первым шагом к монотеизму. На шестом году правления Аменхотепа IV центр Египта был перенесен на 300 км к северу от Фив в специально отстроенный за чрезвычайно короткий срок город — Ахетатон («Горизонт Атона»).

Верховным жрецом нового общегосударственного божества стал сам фараон, взявший себе и новое имя — Эхнатон («Полезный Атону»). Он разработал особый ритуал, который педантично исполнял сам и заставлял исполнять ближайшее окружение. Роль жречества сошла на нет, фараона поддержали средние слои общества, недовольные поборами в пользу храмов. Имена богов, враждебных Атону, безжалостно стирались с памятников. Впрочем, большинство населения не могло и не хотело менять религию предков.

Реформа привела к поразительному для того времени взлету искусства. Вместо плоских безжизненных рельефов появились новые изображения с изысканными формами, более приближенные к реальности. К этому времени относится создание знаменитого бюста Нефертити, жены Эхнатона. Художники начали изображать бытовые сцены, передавать внутренний мир человека. Даже сам фараон изображался таким, каким он был на самом деле — не полубогом, а нормальным человеком со своими физическими недостатками. Царские же сановники особенно гордились своим незнатным происхождением.

Однако фараон умер, очень возможно, что не от естественных причин. Вероятно, знать помогла ему отбыть в мир иной. Преемником Эхнатона стал его зять Тутанхатон. Под влиянием советников он быстро отказался от преобразований почившего дяди и взял традиционное имя — Тутанхамон. Культ Амона и других богов был восстановлен. Храмам в Фивах были возвращены все привилегии, сам фараон переехал в прежнюю южную столицу. Имя Эхнатона было, по всей видимости, запрещено упоминать. После десятилетнего царствования Тутанхамон умер. То, что его имя стало известно миллионам людей, связано, в первую очередь, с открытием в прошлом веке его богатой неразграбленной гробницы.

ЕГИПЕТСКО-ХЕТТСКАЯ ВОЙНА

500 знаменитых исторических событий

Статуи Рамсеса II в Абу-Симбеле


Укрепившаяся в Египте около 1345 г. до н. э. XIX династия стремилась к восстановлению пошатнувшейся мощи державы. Главными представителями этой династии стали фараон Сети I и особенно его сын Рамсес II, который правил в 1317–1251 гг. до н. э.

Второй царь династии Сети I предпринял поход в Переднюю Азию, который привел к восстановлению власти Египта вплоть до крепости Мегиддо. Совершив затем карательную экспедицию в глубь Нубии и разгромив к западу от Дельты ливийские племена, Сети вновь отправился за Синай. На этот раз египетские войска вторглись в долину Оронта и продвинулись к городу Кадеш, уже давно ставшему опорным пунктом хеттов в Передней Азии. Впервые хеттские и египетские войска стояли друг против друга, но на сей раз ограничились авангардными боями.

Хетты основали единое царство в Малой Азии в XVII в. до н. э. Благодаря географическим особенностям полуострова они первыми вступили в железный век и постоянно наращивали свое могущество. Вмешались они и в ближневосточные дела. Здесь хетты стали главными противниками Египта. В XVI в. до н. э. они завоевали Вавилон, расширили свою державу от Черного моря до моря Средиземного. Наибольшего могущества Хеттская держава достигла в XIV–XIII вв. до н. э. Она подчинила себе значительную часть Ближнего Востока, вела успешные войны с Египтом, воевала не только на суше, но и на море, так как у них были боевые корабли. Хетты дважды захватывали остров Кипр, побеждая «народы моря».

После смерти Сети I во главе окрепшей египетской державы стал его 22-летний сын Рамсес II. Став соправителем своего отца Сети I в возрасте всего 10 лет, Рамсес был сначала наместником фараона в Эфиопии, где ему приходилось бороться с набегами туземцев. Он мечтал восстановить и расширить переднеазийские владения Египта. Аналогичные задачи со своей стороны преследовал и стоявший во главе хеттской армии царь Мутавалли. Весной на пятый год своего царствования Рамсес II организовал большой поход в Азию. Он выступил во главе войска из пограничной крепости Чару. Египетская армия состояла из 30 тысяч воинов, кроме египтян в нее входили нубийцы и шардены (предположительно это жители острова Сардиния) в качестве вспомогательного войска. После 29-дневного похода передовой отряд фараона разбил лагерь на расстоянии одного перехода от Кадеша, возле стен которого находилась армия хеттов и союзных сирийских и малоазийских царьков. Хетты выставили 20-тысячное войско, ядро которого составляли боевые колесницы.

Введенный в заблуждение подосланными в египетский лагерь хеттскими лазутчиками, которые уверяли, что хетты, испугавшись египетского войска, спешно отступили далеко на север от Кадеша, Рамсес II, не дожидаясь подхода основных сил, двинулся к Кадешу и вступил в битву с хеттами. В этом сражении он чуть не погиб вместе со всем передовым отрядом. Лишь неожиданное появление на ратном поле еще одного отряда египтян (новобранцев, посланных ранее фараоном вдоль морского побережья) спасло положение. Атаки хеттских колесниц успеха не имели — для них тут было слишком узко. Пехоту же Муттавали почему-то оставил в резерве. Египтяне продержались до вечера, когда к Кадешу подошел второй отряд, который, обойдя противника с юга, ударил по нему с тыла. По официальным хроникам, фараон проявил чудеса личной храбрости. Однако этот раз противники так и не смогли одолеть друг друга.

Лишь после 15-летней тяжелой борьбы Рамсесу II удалось вытеснить хеттов из Южной Сирии, захватить Кадеш и многие другие города, которые к тому времени египтяне научились брать штурмом. На 21-м году царствования между Рамсесом и хеттским царем Хаттусили III был заключен мирный договор. По этому договору, одному из первых известных истории международных договоров, Палестина, большая часть финикийского побережья и Южная Сирия отходили Египту. Северная же часть бывших владений Тутмоса III осталась за хеттами. Договор был позже скреплен женитьбой египетского фараона на дочери царя хеттов. Сам царь побывал в Египте «с официальным визитом».

После войны Рамсес II правил страной еще 45 лет (дольше фараоном оставался лишь Пиопи II — один из правителей Древнего царства). Следуя традиции своих предшественников, фараон выбрал местом своего пребывания Нижний Египет; на востоке Дельты им была возведена роскошная царская резиденция — Пер-Рамсес. Известно, что этот фараон много строил — в Фивах, Абидосе, Нубии, где по его приказу был вырублен в скале огромный пещерный храм с гигантскими статуями самого фараона.

Рамсес II стал одним из наиболее почитаемых, легендарных личностей в истории Египта, его считают символом могущества этого государства. Он пережил многих своих сыновей, в конце жизни был женат на собственной дочери. После его смерти фараоном стал 13-летний Мер-не-Птах, при котором (в последней четверти XIII в. до н. э.) на Египет с моря и через Палестину обрушилось нашествие «народов моря», совпавшее с крупным вторжением в Западную Дельту ливийских племен. Эта первая волна была отбита египетскими войсками. Но после смерти Мер-не-Птаха в Египте произошли какие-то серьезные внутренние потрясения, что привело к очередной смене династии. Происходили крупные восстания рабов, бастовали ремесленники, подняло голову фиванское жречество, обострились противоречия между Верхним и Нижним Египтом, что в XI в. до н. э. привело к разделению державы на две. Египтяне уже не могли отражать агрессию соседей. По очереди на тронах менялись ливийские, эфиопские династии, затем удары нанесли ассирийцы. Последний период независимости Египта закончился в VI в. до н. э. захватом его персами.

УЧРЕЖДЕНИЕ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР

Олимпийские игры до сих пор остаются уникальным не только спортивным, но и общественно-политическим мероприятием. Это единственное в своем роде зрелище, которое привлекает внимание без преувеличения миллиардов людей на всем земном шаре, а следовательно, является наглядной демонстрацией единства всего человечества. Спорт в данном случае не просто развлечение, а средство межнационального общения. Общие эмоции — первый шаг к диалогу, тем более если эмоции эти мирные.

Удивительно, но объединяющий, примиряющий характер спортивных состязаний древние греки осознали еще три тысячи лет тому назад. И это в условиях отсутствия средств связи, постоянных междоусобных войн и «диких нравов»!

Олимпийские игры древности проходили в Элиде — одном из пелопоннесских государств. Здесь находилось главное святилище верховного бога Зевса — Олимпия. В живописном уголке Греции, где течет река Алфей и ручей Кеадос и расположена священная роща Альтида, находились храмы Зевса, Геры и некоторых других олимпийских богов — вероятно, поэтому место и называлось Олимпия (сама гора Олимп находится в Северной Греции). Изначально эти спортивные игры имели местное значение, но постепенно в них начинали принимать участие и жители соседних государств, а затем, по мере укрепления культа Зевса, мероприятие приняло панэллинский характер. Историки предполагают, что игры учредили критяне, которые в эпоху расцвета крито-микенской культуры (во II тысячелетии до н. э.) регулярно бывали на Пелопоннесе, проходили вверх по Алфею до будущей Олимпии и здесь приносили жертву богам за удачное плавание, в первую очередь главному критскому богу Зевсу (своему земляку). На Крите издавна существовал обычай спортивных состязаний — Андрогеид (названных так в честь сына легендарного правителя острова Миноса). С другой стороны, сначала пеласги, а затем ахейцы и основавшие большинство пелопоннесских государств дорийцы устраивали где-то здесь празднества и жертвоприношения в честь бога Кроноса, его матери Геи и жены Реи. Память об этом сохранилась в названии холма Кронион. Первые олимпиады, вероятно, стали проходить в начале IX в. до н. э.


500 знаменитых исторических событий

Бегуны. Олимпийские игры 776 года до н. э.


У греков насчет учреждения Олимпийских игр было свое мнение. Существовало несколько основных легенд. По одной из них, игры учредил Зевс, победив своего отца Кроноса. По другой, более распространенной, игры учредил Геракл. В свое время он, как известно, очистил конюшни элидского царя Авгия. Тот не наградил героя, Геракл собрал войско и разбил неблагодарного царя в битве. По дороге домой Геракл и провел первые игры, сам одержал победу в беге и посадил в роще Альтиде священный оливковый куст. Игры были проведены не то в память о той же победе Зевса, не то в память о подвиге легендарного царя Микен Пелопса. Он в свое время якобы одержал верх над коварным царем Эномаем в состязании колесниц (подговорив возничего, который просто испортил царскую колесницу) и взял в жены его дочь. В честь Пелопса полуостров и получил, по мнению местных жителей, свое название.

Олимпийские игры уже в VI в. до н. э. имели для жителей полисов всей Греции огромное значение. Проводились они раз в четыре года, элидские глашатаи отправлялись с вестью о новых играх во все города Эллады. Сроком на один, а потом на три месяца все греческие государства заключали перемирие — экехерию. (Впервые это было сделано, по преданию, пелопоннесскими правителями: Элиды — Ифитом, Спарты — Ликургом и Пиз — Клеосфеном.) Более того, они обязаны были беспошлинно пропускать всех, кто следовал на Олимпийские игры. Атлеты же десять месяцев готовились к состязаниям, причем часть этого времени — обязательно в тренировочных залах и на площадках самой Элиды. Территория Олимпии считалась священной и нейтральной. Никто не имел права входить сюда с оружием. Поэтому многие полисы хранили здесь свои сокровища (при храмах).

В Олимпии были построены грандиозные спортивные сооружения, храмы (самый известный из них — храм Зевса со статуей этого бога — одно из семи чудес света), дома для приезжих. В период расцвета Игры собирали до 40 тысяч зрителей из Греции, Малой Азии, с берегов Черного моря, которые наблюдали за соревнованиями со склонов Крониона. Сюда же, в Олимпию, приезжали очень многие «лидеры нации». Здесь заключались союзы и торговые сделки, выступали певцы и философы.

Игры проходили в течение пяти дней. На соревнования (в том числе в качестве зрителей) допускались только мужчины. Спортсмены выступали обнаженными. Они должны были обязательно быть свободными греческими гражданами, не запятнавшими себя никакими преступлениями. Судьями были элланодоники, которых выбирали из числа наиболее достойных элидян. Сперва единственным видом спорта был, по всей видимости, стадиодром, или попросту бег. Длина дорожки составляла один стадий (шестьсот ступней — около 192 м). Затем добавился бег на два и больше стадиев, кулачный бой, борьба, состязания колесниц, пятиборье. Победитель в каждом виде спорта — олимпионик — награждался ветвью с оливкового дерева, посаженного Гераклом. В Олимпии ему ставили мраморный бюст. Еще большие почести победителю Олимпийских игр оказывались на родине, где он освобождался от налогов, а зачастую и получал крупные суммы от богатых земляков. Сограждане буквально на руках носили своих олимпиоников, в их честь слагались гимны, на войне противник, бывало, отпускал захваченного в плен прославленного атлета без выкупа.

Четырехлетние периоды между играми назывались Олимпиадами, которые носили имена в честь последних чемпионов в стадиодроме. В свое время историк Тимей ввел новое летоисчисление — от первых Олимпийских игр, имя победителя которых было ему известно, — 776 г. до н. э. Дата эта условна.

В эпоху эллинизма, а тем более во время римского владычества Олимпийские игры потеряли свое былое значение. Неоднократно священный нейтралитет Олимпии нарушался, разрушались храмы, а главное — разграблялись сокровищницы. В соревнованиях участвовали уже не только греки, ни о каком перемирии также не было и речи. Игры превратились в дешевое провинциальное развлечение. В 394 г. н. э. император Феодосий I, проводя борьбу с язычеством, вообще упразднил Игры. В V в. по приказу Феодосия II были сожжены олимпийские сооружения, а в VI в. мощное землетрясение вызвало оползень на Кронионе и священная некогда территория была погребена под шестиметровым слоем земли.

Лишь в конце XIX в. Пьер де Кубертен добился возобновления Олимпийских игр, ставших одним из самых светлых символов новейшей истории.

ОСНОВАНИЕ РИМА

500 знаменитых исторических событий

Капитолийская волчица, которая своим молоком кормит Ромула и Рема — легендарных основателей Рима


Основание Рима — одно из тех событий, достоверность которых вызывает большие сомнения. Конечно, никто не сомневается в том, что Рим когда-то появился. Вот только событие это настолько, скорее всего, растянуто во времени, что и событием-то его можно назвать с большим трудом. И уж тем более не стоит верить в истории, рассказанные античными авторами о волчице, Ромуле и Реме, Энее. Однако значение Вечного города в мировой истории настолько велико, что обойти стороной историю (хотя бы и легендарную) его появления мы просто не можем.

Центр будущей державы вырос на Апеннинском полуострове в области Лаций, на левом берегу Тибра, в нижнем его течении. Место это было заселено с глубокой древности. На знаменитых холмах — Капитолии, Квиринале, Виминале, Эсквилине, Целии, Авентине, Палатине (здесь в первую очередь) — уже в эпоху раннего железного века существовал ряд отдельных поселений, которые, объединяясь сначала в пределах одного холма, а затем и между ними, и образовали новый город. В обширной низине между холмами впоследствии находился знаменитый Форум. Территория Рима была очень удобна: река судоходна, в устье ее добывалась соль; в низинах наряду с болотами были сочные луга, холмы покрыты дубовыми и лавровыми рощами, ивовыми зарослями, земли плодородны. Здесь издревле выращивали ячмень и пшеницу, горох и бобы, виноград, огородные культуры, лен. Особенное значение имело скотоводство.

В легендах, которые передают Вергилий и Дионисий Галикарнасский, древний Лаций предстает как «царство» Януса, Сатурна, Пика, Фавна и Латина. При Янусе люди жили охотой и были далеки от культуры. Из дикости их вывел Сатурн, построивший город на Капитолии. Сатурнов век рисовался счастливым временем благоденствия и равенства. За 60 лет до Троянской войны, в правление Фавна, на Палатине якобы обосновался грек Евандр. Вскоре из далекой Испании после очередного подвига сюда прибыл Геркулес, ставший зятем Евандра. После Троянской войны, уже в царствование Латина, который по одной из версий был сыном Геркулеса, а по другой — Одиссея и Кирки, к Тирренскому берегу причалили корабли троянца Энея. Латин отдал ему в жены свою дочь Лавинию, пришельцы и аборигены объединились в народ латинов. Сын Энея Асканий-Юл выстроил затем для себя в Лации город Альбу Лонгу. Внуками 14-го царя Альбы Лонги, Нумитора, отстраненного от власти его братом Амулием, были близнецы, отцом которых считался бог войны Марс, полюбивший юную дочь Нумитора Рею Сильвию.[4] (Так в мифах римлян отражалось то качество, которое отличало их от греков, — воинственность.) Стремясь избавиться от законных претендентов на престол, Амулий приказал выкинуть братьев в воды Тибра. Дети выжили и были выброшены на берег. Пастух Фаустул, пасший у реки царское стадо, увидел у воды корыто с двумя младенцами. Он заметил также и волчицу, которая подошла к этому месту, чтобы напиться. Пастух хотел броситься на помощь, так как подумал, что зверь сожрет детей, но остановился, пораженный необыкновенным зрелищем. Он увидел, что волчица, подойдя к детям, ласково их облизала и стала кормить своим молоком. Затем прилетел дятел и принес в клюве пищу.[5] Когда волчица ушла, а дятел улетел, Фаустул спустился к реке, взял деревянное корыто с детьми и унес к себе домой. Он назвал одного мальчика Ромулом, другого — Ремом. Когда они выросли и узнали правду о своем происхождении, то вернули царство деду, а затем отправились искать новое место для поселения.

Братья оказались именно там, куда когда-то были выброшены Тибром и где их вскормила волчица. Между ними возник спор о том, где строить город, как его назвать и кто будет в нем править.

Ромул выбрал для постройки Палатинский холм. Рем считал, что лучше строить на Авентинском холме. По обычаю условились разрешить спор гаданием по полету птиц. Братья сели порознь и стали ждать появления вещих птиц. Вскоре со стороны Рема показались 6 коршунов. Через несколько мгновений мимо Ромула пролетело 12 птиц. Близнецы опять начали спорить. Рем утверждал, что преимущество должно быть у того, кому первому явились вещие птицы. Ромул доказывал, что царем должен быть тот, кто увидел вдвое больше коршунов. Рем не соглашался.

Ромул стал копать ров, которым собирался окружить стену будущего поселения. Рем издевался над работой брата и портил ее. Назревала новая ссора. Насмехаясь, Рем перепрыгнул через борозду. Разгневанный Ромул, воскликнув: «Так будет со всяким, кто осмелится переступить стены моего города!» — убил брата. По этрусскому обычаю Ромул обозначил границы нового города бороздой, пропаханной плугом. В тех местах, где пахарь приподнимал плуг, в борозде образовывались разрывы, — так намечались будущие ворота.

Новый город получил свое имя в честь оставшегося в живых близнеца — «Рома», или по-русски Рим. Ромул стал первым римским царем и, по мнению древних историков, дал городу все основные общественные и государственные институты и учреждения. Чтобы город рос быстрее, Ромул разрешил селиться в нем всем желающим и даже предоставил убежище в его стенах беглым преступникам и рабам. Население Рима быстро росло, но состояло почти из одних мужчин. Соглашения о браках с соседними племенами не существовало, и Ромул решил прибегнуть к хитрости, разослав соседям приглашения на праздничные игры. Мужчины соседних племен явились на праздник с женщинами и детьми. Но праздник не удался — во время игр римляне похитили женщин. Оскорбленные мужчины никак не могли сговориться между собой, как им отбить своих жен. Время шло, но только мужчины из племени сабинов решились начать действовать. Им удалось войти в город, и уже вот-вот должна была разразиться решающая битва с римлянами… Но оказалось, что женщины успели привыкнуть к своим новым мужьям, поддавшись обаянию похитителей (говорят, каждую из пленниц уговаривал сам Ромул). Сабинянки постарались уговорить враждующие стороны сложить оружие, и все разрешилось миром и политическим союзом на долгие времена.

Основание Рима состоялось, согласно античным авторам (например Титу Ливию), в 754-м или 753 г. до н. э. Именно 753 г. до н. э. в свое время стал отправной точкой римского летоисчисления. Ежегодно римляне праздновали День рождения отечества — 21 апреля.

В приведенной выше мифологической истории нашел определенное отражение и реальный ход событий. Согласно археологическим источникам, уже во II тысячелетии до н. э. в среду лигуро-сикулов влилась мощная волна италиков-латинов (именно они преобладали в этих местах впоследствии), а также сабинян. Культура этих племен и в самом деле испытала влияние ахейских греков. Найдены и следы пребывания здесь иллирийцев (а Эней якобы имел именно такие корни). Серьезное влияние на латинов оказала, конечно, и этрусская культура. Действительно, одним из крупнейших городов, с которым на ранней стадии своей истории пришлось бороться римлянам, был Альба Лонга. Более того, совершенно не исключено, что Рим был основан выходцами именно из этого города.

РЕФОРМЫ ТИГЛАТПАЛАСАРА III

Ядро Ассирийской державы — это небольшая территория в долине среднего Тигра и его притоков — Большого и Малого Заба. Реки здесь имели гораздо меньше значения, чем на юге Месопотамии. Зато жители региона могли пользоваться богатыми ресурсами, которые им давали горы: рудой, лесом. Свое название Ассирия получила от города Ашшур. Несмотря на то, что город был довольно важным торговым центром, долгое время ничто не предвещало его возвышения. Лишь в XX–XVIII вв. до н. э. ашшурские войска совершили первые серьезные походы на юг Междуречья. Но припавшее на то же время возвышение Вавилона пресекло эту попытку ассирийцев выйти на первые роли. Когда же Вавилон пришел в упадок, Ассирия оказалась в зависимости от переживавшего расцвет государства Митанни (XVI в. до н. э.).

Ситуация изменилась в XIV в. до н. э. В это время Митанни очень пострадала от вторжений египтян и хеттов. В этих условиях правитель Ашшура Ашшур-Убаллит перехватил инициативу, и Ассирия получила независимость от раздираемой внутренними смутами Митанни. Преемники Ашшур-Убаллита приняли царский титул. В начале XIII в. до н. э. царь Салманасар I разгромил хеттские и митаннийские войска. Митанни распалась на ряд государств, которые теперь были подчинены Ассирии. В последующие десятилетия ассирийцы уже грабили центральные районы Вавилонии. В XII в. до н. э. царь Тиглатпаласар I проник к берегам Черного моря. За этим последовал поход на запад, подчинение Северной Финикии. Однако в XI в. до н. э. наступила очередная черная полоса в истории Ассирийской державы.

Пика могущества государство достигло в так называемый новоассирийский период — в конце X–VII вв. до н. э. В начале этого периода Ассирия восстановила военную систему, а в начале IX в. до н. э. приступила к широкомасштабным завоеваниям. Армия ассирийцев была, возможно, сильнейшей в то время. Боевые колесницы и кавалерийские отряды наводили ужас на население соседних стран. Справиться с дисциплинированными ассирийскими воинами, имевшими превосходное железное оружие, было очень трудно. Именно ассирийцы впервые в мире применили стенобитные орудия для взятия крепостей. На захваченных землях ассирийские правители вели себя с беспрецедентной даже для того времени жестокостью.

Арамеи, владевшие Сирией, не смогли оказать сколько-нибудь достойное сопротивление Ассирии, армия которой в IX в. до н. э. насчитывала 120 тысяч человек. Экспансия была направлена не только на запад, но и на юг и на север. В IX в. до н. э. вся Северная Месопотамия вошла в состав Ассирии, одновременно ее войска продвинулись в Малую Азию. Однако к концу этого века на севере на Армянском нагорье возникает государство, которое смогло составить Ассирии конкуренцию, — это Урарту.

В первой половине VIII в. до н. э. территории, подчиненные Урарту, уже охватывали Ассирию с двух флангов. Ассирии был нанесен ряд сокрушительных ударов, страна утратила значительную часть своих завоеваний и находилась на краю гибели. Но ассирийцам удалось справиться с кризисом и, более того, подняться на еще большую высоту. В 745 г. до н. э. в результате государственного переворота на троне оказался Тиглатпаласар III, правление которого продолжалось до 727 г. до н. э.

Тиглатпаласар и его сын Салманасар V провели в Ассирии ряд неудачных реформ. Во-первых, были разукрупнены чрезмерно обширные области, новые округа управлялись доверенными лицами царя, усилилась централизация.

Во-вторых, в корне была реорганизована армия. Ранее Ассирия вела войны силами ополчения, а также воинов-колонистов, которые получали за свою службу земельные участки. В походе и в мирное время каждый воин снабжал себя сам. Теперь же была создана постоянная армия, которая комплектовалась из рекрутов и находилась на полном государственном снабжении. Был создан профессиональный «царский полк» — элита и ядро войска, появилась легковооруженная пехота.

На внешнем фронте Тиглатпаласар проявил исключительную активность. В 743–740 гг. до н. э. он разгромил коалицию северосирийских и малоазийских правителей и с тех пор получал дань от 18 царей. Затем, в 738 и 735 гг. до н. э. он совершил два удачных похода на территорию Урарту. В 734–732 гг. до н. э. появилась новая коалиция, направленная против Ассирии, в нее вошли Дамасское и Израильское царства, многие города побережья, арабские княжества и Эдом. На востоке Тиглатпаласару к 737 г. до н. э. удалось закрепиться в ряде районов Мидии. Финикийский город Тир выплатил ассирийцам огромную контрибуцию. На юге был побежден Вавилон. Не решаясь на прямой захват Вавилонии, Тиглатпаласар III добился установления личной унии. Он объявил себя вавилонским царем под именем Пулу.

Завоеванные территории отдавались под власть администрации, назначаемой ассирийским царем. Именно при Тиглатпаласаре III началось систематическое переселение завоеванных народов — с целью перемешать и ассимилировать их. Из одной лишь Сирии было переселено 73 тысячи человек.

Завоевательную политику Тиглатпаласара продолжил свергнувший его сына Салманасара в 722 г. до н. э. Саргон II. Он взял приступом и разрушил столицу Израильского царства Самарию. В 714 г. до н. э. Саргон нанес еще один удар по Урарту. Тяжелая борьба шла за Вавилон, который пришлось несколько раз завоевывать заново. В последние годы царствования Саргон II вел тяжелую борьбу с племенами киммерийцев.

Сын Саргона II — Синахериб (705–681 гг. до н. э.) также вел ожесточенную борьбу за Вавилон. На западе ассирийцы в 701 г. до н. э. осадили столицу Иудейского царства — Иерусалим. Иудейский царь Хизкия выплатил Синахерибу дань. Ассирийцы подошли к границе Египта. Однако в это время в результате дворцового переворота Синахериб был убит и на трон взошел его младший сын — Асархаддон (681–669 гг. до н. э.). Асархаддон совершал походы на север, подавил восстания финикийских городов, утвердил свою власть на Кипре, завоевал северную часть Аравийского полуострова. В 671 г. до н. э. он завоевал Египет и принял титул египетского фараона. Умер он во время похода на вновь восставший Вавилон.

ЗАКОНЫ ДРАКОНТА

В VII в. до н. э. жители Аттики (области, в которой находятся Афины), конечно, продолжали во многом руководствоваться архаическими родовыми законами. Законами, по мнению наших современников, бывшими излишне жестокими. При этом судебными решениями, как и всеми делами в государстве, ведали аристократы — эвпатриды. Именно они входили в высший судебный орган — ареопаг, именно они избирались на должности архонтов[6]. Этих архонтов в Афинах было девять. Главный — архонт-эпоним, кроме него архонт-басилей (бывший царь, ведавший теперь религиозными вопросами), архонт-полемарх (занимавшийся военными делами) и шесть архонтов-фесмофетов, занимавших различные городские магистратуры, ведавшие строгим соблюдением законов и судом.

Итак, к концу VII в. до н. э. уже всем афинянам было очевидно, что юриспруденцию пора приводить в порядок. Во-первых, в смутный период во второй половине века созрела необходимость в более строгой охране частной собственности, во-вторых, во время политических неурядиц отчетливо проявилось несовершенство судебной системы. В частности, недовольство вызывал произвол судей аристократов, толковавших законы так, как им было удобно. Наконец, возникла острая необходимость в том, чтобы просто укрепить государство путем фиксации его правовых основ.

Одним из толчков к изданию новых законов послужила, вероятно, Килоновская смута. Вероятно, между 636 и 624 гг. до н. э. честолюбивый аристократ Килон попытался захватить власть. Эта попытка была пресечена аристократами из рода Алкмеонидов, для которых эта победа оказалась пирровой. По их приказу были убиты даже те килоновцы, которые пытались укрыться у алтарей богов. Оскорбление святыни надолго стало проклятием Алкмеонидов. Произвол аристократов — одни из которых хотели стать тиранами, другие не посчитались с обычаями — возмутил афинян.

После заговора Килона, который чуть не привел к тирании, продемонстрировать свою заботу о государстве нужно было и эвпатридам. Именно поэтому архонту-фесмофету Драконту поручили кодифицировать афинское право. Человек энергичный, добросовестный и уважаемый в обществе, Драконт проделал эту работу в 621 г. до н. э. В результате на свет появились законы Драконта. Считается, что это было первое письменное законодательство Афин, хотя правильней было бы говорить о первом дошедшем до нас письменном законодательстве. Как правило, подобные «первенцы» являются переработкой каких-то существовавших и до этого норм. Так, по свидетельству Аристотеля, в 80-х годах VII в. до н. э. шестеро фесмофетов уже занимались той же работой, что и Драконт.

Драконт зафиксировал во многих случаях уже существовавшие нормы. Более или менее четко были прописаны функции государственных чиновников, принципы их избрания. Хотя основными были не статьи о политическом устройстве, что отразилось и в названии нового сборника узаконений — «Обычаи». Главным было прописывание штрафных санкций за те или иные правонарушения. Уголовное законодательство Драконта на первый взгляд выглядит исключительно жестоким. Даже за самые невинные проступки человек мог быть наказан смертной казнью, например за кражу овощей. Не считалось преступлением убийство вора, если оно было совершено в целях самозащиты или чтобы отобрать свое имущество. Смерть полагалась за святотатство, убийство или поджог. Драконт предусмотрел даже такую, кажущуюся дикостью, вещь, как наказание неодушевленного предмета за убийство.

С другой стороны, эти законы отразили несомненный прогресс в развитии афинского общества. Так, убийства были четко разделены на предумышленные, непредумышленные и совершенные в состоянии обороны. Особое место занимали убийства соблазнителя матери, жены, дочери или сестры; сюда же были отнесены убийства в результате несчастных случаев и при спортивных состязаниях. Ареопаг рассматривал только умышленные убийства и карал их смертью, непредумышленные находились в ведении специально учрежденной коллегии эфетов, избираемых из граждан не менее 50 лет от роду и «испытанной нравственности». Непредумышленные убийства могли наказываться изгнанием, а не казнью. Убийства с целью самообороны, к которым причислялась и защита собственности, наказанию не подлежали. Эфетам принадлежали четыре судебные палаты, в каждой из которых разбирались дела только известного содержания, так что эфеты заседали то в одной, то в другой, смотря по роду дела, подлежавшего суду. Царь председательствовал при всех разбирательствах подобных дел. Впоследствии, с развитием демократии, деятельность коллегии эфетов была в значительной степени ограничена, за ней осталось только решение религиозных вопросов.

Штрафы (например быками) и изгнания вводились и для ряда других преступников. Законы Драконта были явно направлены на преодоление обычая кровной мести, они запрещали самовольную расправу. Ответственность за убийство нес только убийца, а не весь род. К ответственности привлекался также и человек, подстрекавший к убийству. Это и ряд других нововведений свидетельствовали о борьбе со старыми родовыми обычаями в пользу возникших новых классовых и государственных отношений.

Несмотря на это, выражение «драконовские меры» стало крылатым обозначением исключительно жестких способов борьбы с чем-либо. Позже говорили, что Драконт писал свои законы не чернилами, а кровью. Легенда сохранила якобы произнесенное архонтом объяснение чрезвычайной строгости наказаний: «Малые преступления заслуживают смертной казни, а для больших я просто не выдумал более сурового наказания».

Законодательство Драконта, несомненно, было шагом вперед в развитии греческого права. Теперь аристократы в судах уже были ограничены писаными правилами, выполнение которых легко было проверить. Солон отменил многие постановления 621 г. до н. э., но оставил в силе законы, касавшиеся непредумышленных убийств и самозащиты. Имя Драконта, несмотря на строгость его законов, в древности пользовалось высоким уважением и ставилось рядом с именами лучших законодателей.

РЕФОРМЫ СОЛОНА

500 знаменитых исторических событий

Солон


Один из «семи греческих мудрецов» — Солон вошел в историю как выдающийся реформатор, в значительной степени изменивший политическое лицо Афин и давший, таким образом, возможность этому полису опередить в своем развитии другие греческие города.

Социально-экономическая и политическая ситуация в Аттике продолжала ухудшаться практически весь VII в. до н. э. Социальная дифференциация населения привела к тому, что уже значительная часть всех афинян влачила жалкое существование. Бедные крестьяне жили в долг, выплачивали огромные проценты, закладывали землю, отдавали своим богатым согражданам до 5/6 урожая. Они продавали своих детей в рабство, закладывали самих себя, рабы активно вывозились и за пределы полиса. Напряжение в обществе грозило социальными потрясениями. Старый родовой уклад тормозил дальнейшее развитие, решить на его основе возникавшие конфликты было невозможно. Недовольство выражали не только лишенные, по сути, политических прав и закабаленные малоимущие слои населения, но и разбогатевшие, но недостаточно знатные граждане.

Масла в огонь подлила неудача в войне за остров Саламин с Мегарами в конце VII в. В Афинах даже было запрещено упоминать название этого острова. Запрет нарушил поэт Солон. Он происходил из древнего, но обедневшего знатного рода, занимался морской торговлей и был, таким образом, связан одновременно и с аристократией, и с демосом, члены которого уважали Солона за честность. Притворившись сумасшедшим, он публично в стихах призывал афинян к реваншу. Его стихи вызвали большой общественный резонанс, что спасло поэта от наказания. Ему было поручено собрать и возглавить флот и армию. В новой войне Афины победили Мегары, а Солон стал наиболее популярным человеком в городе. В 594 г. до н. э. его избрали первым архонтом (эпонимом) и поручили также выполнять функции айсимнета, т. е. он должен был стать посредником при улаживании социальных вопросов.

Солон решительно взялся за реформы. Для начала он провел так называемую сисахфию (дословно «стряхивание бремени»), по которой были отменены все долги. С заложенных земельных участков были сняты закладные долговые камни, на будущее было запрещено брать в долг под заклад людей. Многие крестьяне получили обратно свои участки. За государственный счет выкупались проданные на чужбину афиняне. Эти мероприятия сами по себе оздоровили социальную обстановку, хотя малоимущие и были недовольны тем, что Солон не провел обещанного передела земли. Зато архонт установил предельную максимальную норму землевладения и ввел свободу завещания — отныне, если не было прямых наследников, можно было передать имущество по завещанию любому гражданину, позволив отдавать землю не членам рода. Этим было подорвано могущество родовой знати, а также дан мощный импульс развитию мелкого и среднего землевладения.

Солон провел денежную реформу, сделав легче (уменьшив вес) афинскую монету и тем самым увеличив денежное обращение в стране. Он разрешил вывозить за границу оливковое масло и вино запретил вывозить зерно, поспособствовав, таким образом, развитию наиболее выгодного для внешней торговли сектора афинского сельского хозяйства и сохранив для сограждан дефицитный хлеб. Любопытный закон был принят для развития еще одной прогрессивной отрасли народного хозяйства. По закону Солона, сыновья могли не обеспечивать родителей в старости, если те в свое время не обучили детей какому-нибудь ремеслу.

Важнейшие изменения произошли в политическом и социальном устройстве Афинского государства. Вместо прежних сословий Солон ввел новые, основанные на проведенном им имущественном цензе (переписи и учете доходов). Отныне афиняне, чей годовой доход составлял не менее 500 медимнов (около 52 литров) сыпучих или жидких продуктов, назывались пентакосиамедимнами и принадлежали к первому разряду, не менее 300 медимнов — всадниками (второй разряд), не менее 200 медимнов — зевгитами (третий разряд), менее 200 медимнов — фетами (четвертый разряд).

Высшими государственными органами отныне были ареопаг, буле и Народное собрание. Буле было новым органом. Это был Совет четырехсот, куда каждая из четырех афинских фил[7] избирала 100 человек. В буле должны были предварительно обсуждаться все вопросы и законы перед тем, как они подлежали рассмотрению в Народном собрании. Само Народное собрание (экклесия) при Солоне стало собираться гораздо чаще и приобрело большее значение. Архонт постановил, что в период междоусобиц каждый гражданин должен занимать активную политическую позицию под угрозой лишения гражданских прав.

Занимать должности архонтов могли только представители первого разряда. Они же должны были выполнять ряд обязанностей: снаряжать корабли, устраивать празднества и т. д. Пентакосиамедимны входили в ареопаг, назначались главнокомандующими и начальниками больших отрядов. Всадники составляли конницу афинской армии и выставляли кандидатов в буле. Зевгиты на свой счет приобретали снаряжение и оружие, служили в пехоте, являвшейся основой вооруженных сил, а также теоретически могли пройти в Совет четырехсот. Феты могли (просто по своим доходам) быть лишь стрелками, пращниками и матросами. Зато и зевгиты, и феты могли участвовать в Народном собрании, а главное — в организованном Солоном суде присяжных (гелиее), тесно с этим собранием связанным и решавшим зачастую довольно важные для афинян любого разряда вопросы. Суд стал доступным для всех свободных граждан. Раньше крестьянин должен был лично являться на заседания суда. Жители отдаленных местностей были вынуждены подолгу отлучаться из дому и тратить рабочее время, защищая свои права. Теперь же каждому гражданину закон предоставлял право нанимать посредника, который мог вести за него дела.

Конечно, подобная государственная система все равно сохраняла главные рычаги управления в руках аристократии, но, безусловно, свидетельствовала о значительной демократизации Афин.

Законы Солона должны были действовать в течение ста лет. Они были написаны на деревянных досках, вставленных в четырехугольные рамки, которые вращались на оси, чтобы удобнее было их рассматривать. Своими реформами Солон, однако, не угодил ни той, ни другой стороне. Бедные возмущались тем, что не добились передела земли, не избавились от нужды и тяжелого труда. Богатые же негодовали на Солона за отмену долгов. В результате законодатель покинул родной город, предварительно взяв клятву с сограждан, что те не будут ничего менять в его законах в течение десяти лет.

Вернувшись на родину, Солон стал свидетелем разгоревшейся политической борьбы между Писистратом и эвпатридами. Он выступал против стремления Писистрата стать тираном[8], но одобрял его нововведения, сделавшись в результате его советником. Умер выдающийся реформатор в глубокой старости.

ПЛЕНЕНИЕ ЕВРЕЕВ НАВУХОДОНОСОРОМ

Последним сильным ассирийским царем стал Ашшурбанипал (669–630 гг. до н. э.). Он известен в первую очередь широкой образованностью и созданием колоссальной библиотеки. Впрочем, отличался он не только тягой к знаниям, но и жестокостью. Ашшурбанипал совершил два похода на Египет, ему, как и предшественникам, пришлось усмирять Вавилон, который поддерживала мощная коалиция соседей. Ассирийский царь осуществил ряд походов и на Элам, где разрушил столичные Сузы.

Преемники же Ашшурбанипала думали уже больше о спасении страны. С севера вслед за киммерийцами пришли скифы. Но главным врагом стала Мидия. Ей удалось в VII в. до н. э. объединить раздробленные племена Ирана, и, использовав гибель Элама, она стала самой могущественной державой к востоку от Месопотамии. Именно мидяне смирили скифов и привлекли многих из них на свою сторону. Окончательный же удар по Ассирии нанесло новое отпадение Вавилона, где в 626 г. до н. э. утвердился халдейский правитель Набопаласар. Халдеи — семитское племя, расселившееся в первой половине I тысячелетия до н. э. на северо-западном берегу Персидского залива. Здесь, в Южной Месопотамии, они образовали ряд княжеств. В течение VIII–VII вв. до н. э. халдейские князья вели постоянную борьбу с ассирийцами за обладание Вавилоном, чего, наконец, и удалось достичь Набопаласару. Он стал основателем Нововавилонского, или Халдейского царства, просуществовавшего до 539 г. до н. э.

В союзе с царем Мидии Набопаласар начал наступление на Ассирию. В 612 г. до н. э. пала ее столица Ниневия, а в 605 г. до н. э. вавилонский царевич Навуходоносор при поддержке мидян разбил ассирийское войско при Каркемише. Ассирия прекратила свое существование.

Мидия и Вавилон поделили ассирийское наследие. Вавилон под властью халдейской династии вновь достиг экономического и политического могущества. Правители Вавилона завоевали не только Ассирию, но и Сирию, Палестину. Надо отметить, что царская власть хотя и была сильна, но не представляла собой классической восточной деспотии. Царь опирался на жречество и военную знать и считался с этими сословиями.

Наибольшего расцвета Нововавилонское царство достигло при втором царе этой династии Навуходоносоре II (605–562 гг. до н. э.). Именно при нем в Вавилоне шло, по всей видимости, строительство знаменитой библейской башни и не менее знаменитых Висячих садов — одного из семи чудес света. Он продолжил завоевательную политику отца — Набопаласара. Главным врагом Навуходоносора стал Египет, который не собирался отказываться от претензий на Сирию и Палестину. Вавилон также нуждался в опорных пунктах на Средиземном море. Заключив союз с Мидией, Лидией и Киликией (последние две — государства в Малой Азии) и обеспечив тем самым тылы, Навуходоносор смог большую часть сил отправить в поход в Африку. Тем временем фараоны с помощью дипломатии восстанавливали против Вавилона мелкие страны, в частности Иудейское царство и финикийский Тир.

Иудейское царство было одним из еврейских государств, которые были созданы еще в XI–X вв. до н. э. Тогда кочевые племена евреев в Палестине начали объединяться под властью царей, что довольно подробно, хотя и в фантастической форме, описано в Ветхом Завете. Первым царем Израиля был Саул (1028–1013 гг. до н. э.), затем сила нового Израильско-иудейского царства возросла при Давиде (1010–973 гг. до н. э.). Этот правитель покорил всю Палестину и часть Сирии. Пик же могущества еврейского государства пришелся на долгое правление Соломона Мудрого (973–933 гг. до н. э.). После его смерти держава распалась на Иудейское и Израильское царства, которые в течение двух столетий воевали друг с другом и с внешними агрессорами. Во второй половине VIII в. до н. э. Израиль был покорен Ассирией, в зависимость от Ниневии попала и Иудея.

Характерной особенностью еврейского народа был рано утвердившийся монотеизм (единственным и всемогущим Богом был Яхве), стойкая приверженность религиозным традициям, вера в особую роль евреев на Земле. Вавилонский царь Навуходоносор стал одним из главных героев еврейских легенд, ставших основой и нынешнего христианства.

К моменту похода Навуходоносора на Египет в Иудее действовала сильная проегипетская группировка. Против этой группы выступил пророк Иеремия, который призывал «не дразнить вавилонского колосса», но ему не удалось убедить соотечественников. Вавилонский царь легко справился с иудеями. В 598 г. до н. э. он захватил Иерусалим, но пощадил его. Он увел в плен 10 тысяч человек и поставил на престол своего ставленника Цидкию. Однако последний быстро попал под влияние все тех же проегипетски настроенных политиков и возобновил борьбу против вавилонян. Чтобы смягчить внутренние противоречия в стране, он даже отменил долговое рабство.

В 586 г. до н. э. Навуходоносор во второй раз приступом взял главный город Иудеи. На сей раз Иерусалим подвергся разрушениям, был сожжен Иерусалимский храм — главный и единственный культовый центр для жителей и Иудеи, и разгромленного в свое время Израильского царства.[9] Цидкия попал в плен и был ослеплен, его сыновья перебиты, тысячи людей уведены в Месопотамию. Начался знаменитый «Вавилонский плен» евреев. Большая же часть земледельцев переселилась в Египет. Страна опустела на пол столетия.

Вавилонский плен стал значительной вехой в истории евреев и их религии — иудаизма, способствовал появлению в этой религии своеобразного мученического и героического оттенка. Мечта о родине, о Иерусалиме стала для расселившихся по всему миру евреев, которые подвергались гонениям в самых разных странах и в самые разные времена, неотъемлемой частью культа. Иудеев было очень трудно оторвать от традиций предков, священные книги и обычаи передавались из поколения в поколение, в том числе и тайно; евреи крепко держались за свою национальную и религиозную идентичность.

Нововавилонское царство пало в 539 г. до н. э. под натиском новых сильных агрессоров с Востока — персов. В тот момент царем был Набонид (а не Валтасар, как говорит Библия). Персидский царь Кир позволил иудеям вернуться на родину. Храм был восстановлен, иудейское духовенство получило определенные привилегии. Позже Иерусалим сдался Александру Македонскому. Ни при нем, ни при следующих хозяевах Иудеи — египетских Птолемеидах, сирийских Селевкидах — Храм не разрушался, священники продолжали осуществлять полуавтономное управление паствой. Но после подавления восстания в 70 г. н. э. сын римского императора Веспасиана — Тит предал Иерусалимский храм огню.

ЗАХВАТ ВЛАСТИ ПИСИСТРАТОМ

Реформы Солона не принесли окончательного успокоения в Афины. По поводу его законов вновь разгорелась политическая борьба, которую вели три главные партии. Пэдии (лидер — Ликург) — жители равнинных местностей в Аттике, в первую очередь зажиточные крестьяне и поддерживавшие их эвпатриды, выступали за отмену нововведений Солона. Паралии (лидер — глава рода Алкмеонидов Мегакл) — жители приморской полосы, городские рабовладельцы, торговцы и ремесленники, наоборот, хотели закрепления установившихся порядков. Наконец, диакрии — горцы, малоимущие крестьяне и городская беднота, выступали за продолжение реформ, а именно — долгожданный передел земель.

Партию диакриев возглавил родственник Солона по материнской линии, отличившийся в мегарскую войну, Писистрат. Это был честолюбивый человек, талантливый актер и демагог. Он довольно поздно включился в политическую борьбу, зато сразу же продемонстрировал свое умение влиять на толпу. Вероятно, он намеренно выбрал «героический» стиль поведения, подражая персонажам Гомера, героям греческих мифов и легенд (особенно Гераклу). Так, однажды он сам украсил себя кровоподтеками, изорвал одежду и в таком виде явился на городскую площадь Афин. Он пожаловался на преследования со стороны противников. Солон попытался образумить несчастного, указав гражданам на то, что Писистрат изранил себя, как Одиссей, но тот обманывал врагов, а Писистрат друзей. Но возмущенные афиняне все равно дали Писистрату право на команду телохранителей-дубинщиков. Очень скоро именно эта команда захватила Акрополь, в городе установилась тирания Писистрата. Произошло это в 561 (или 560) г. до н. э. Тиран правил страной около пяти лет, после чего был изгнан союзом паралиев и пэдиев. Вскоре он ненадолго вернулся к власти при поддержке паралиев. Залогом политической стабильности должна была стать женитьба Писистрата на дочери Мегакла. Въезд тирана в главный город Аттики был обставлен, как настоящий спектакль. На колеснице рядом с ним стояла продавщица венков, переодетая в Афину Палладу. Горожане должны были приветствовать ее, как настоящую богиню. Эта сцена тоже была заимствована у Гомера из «Илиады», в которой Афина стоит на колеснице героя Диомеда.

Так как Писистрат быстро рассорился с тестем, то был снова изгнан — на этот раз на десять лет. Собрав сторонников за счет средств, полученных еще в период своего правления (в первую очередь, доходов от широко разрабатываемых и принадлежавших лично ему Пангейских золотых рудников), Писистрат в 538 г. до н. э., заручившись поддержкой фиванцев и эвбейцев, высадился в Марафонской бухте и со своей армией диакриев разогнал афинское ополчение.

Писистрат оставался у власти до 527 г. до н. э., и его правление стало временем определенной политической стабилизации и возвышения Афин. Он являлся сторонником реформ Солона, поэтому нововведения последнего не были отменены. Правда, политическая роль всех государственных институтов была сведена до минимума. Народное собрание не созывалось, архонтами назначались только ставленники Писистрата. Опорой тирана было постоянное наемное войско и все те же дубинщики.

Писистрат, стремившийся подражать легендарному защитнику народа основателю Афин Тесею и продолжать политику Солона, облегчил участь бедняков. Земли побежденных и изгнанных им эвпатридов он раздал неимущим. Писистрат установил единый подоходный налог со всех хозяйств, пополнивший и его карман, и государственную казну. Одновременно был учрежден дешевый государственный кредит для крестьян, практиковалась льготная аренда земли. Тиран ввел пособия инвалидам войны. Началась чеканка новой монеты, которая высоко ценилась по всей Греции. Были введены разъездные суды, которые, с одной стороны, ограничивали участие в политической жизни Афин бедняков, с другой — позволяли крестьянам не ездить по любому поводу в Афины. Были приняты меры по поддержанию виноградарства и садоводства.

Писистрат вел широкое общественное строительство. Афины преобразились: были воздвигнуты храмы Афины (на месте будущего Парфенона) и Аполлона, построены новый рынок и водопровод, расширялась и обустраивалась гавань Пирей. Именно ко времени правления Писистрата следует, вероятно, относить постановку в театре первых трагедий, выросших из празднования Великих Дионисий, также устроенных тираном. (Культ Диониса был объявлен общегосударственным.) Считается, что Писистрат лично редактировал труды Гесиода и Гомера, вносил в них какие-то «идеологически выверенные правки», чтобы польстить афинянам и повысить роль их полиса.

Афины в это время вели активную колонизаторскую политику, получили важные стратегические пункты на черноморских проливах, завоевали острова Лемнос и Имброс, установили тесные отношения с островом Делос, Аргосом и Коринфом, в состав Аттики был включен город Элевтеры (центр поклонения Дионису). Восстановление Афинами святилища Аполлона на Делосе повысило их авторитет в Элладе.

При Писистрате Афины захватили ключевой пункт при входе в Геллеспонт — Сигей (в Троаде), открывавший путь к Черноморью. На противоположном берегу, в Херсонесе Фракийском, утвердился афинянин Мильтиад. Он пользовался поддержкой Писистрата и зависел от него.

В целом эпоха Писистрата многими афинянами считалась «золотым веком» благополучия и спокойствия. Аристотель называет тирана человеком кротким и справедливым. Сохранились легенды о том, как Писистрат являлся как законопослушный гражданин в суд, о том, как он освободил от налогов крестьянина, встретившегося ему во время поездки по Аттике и пожаловавшегося на нелегкую судьбу… Но все же это была тирания, и наследники Писистрата не смогли удержать надолго этот ненавистный слишком многим политический строй. Как говорил Солон: «Если бы вырвать из сердца Писистрата стремление к господству, то он был бы лучшим из граждан».

ОБРАЗОВАНИЕ ПЕРСИДСКОЙ ДЕРЖАВЫ

500 знаменитых исторических событий

Кир II


Одним из сильнейших государств Древнего Востока была персидская держава Ахеменидов, образованная в середине VI в. до н. э. и просуществовавшая до завоевательных походов Александра Македонского во второй половине IV в. до н. э. Центром державы был Иран, сохранивший название Персия вплоть до XX века.

Ранее других народов Ирана на исторической арене появились эламиты (III тысячелетие до н. э.). В первой половине II тысячелетия до н. э. в течение некоторого времени под их контролем фактически находилось Междуречье. В VIII–VII вв. до н. э. происходила упорная борьба Элама с Ассирией, в которой последняя одержала победу. Элам пришел в упадок, в результате чего на первый план вышли другие народы Ирана — мидяне и персы.

Мидия даже в эпоху относительного могущества (с конца VII в. до н. э.) была довольно неустойчивым племенным союзом. В сферу влияния Мидии вошел разгромленный ассирийцами Элам, царю Киаксару (625–584 гг. до н. э.) удалось усмирить и скифов. В 612 г. до н. э. Киаксар взял ассирийскую столицу Ниневию и поделил с вавилонянами ассирийское наследие. В состав Мидии вошла большая часть Урарту и восточная часть Малой Азии. При сыне Киаксара Астиаге (584–550 гг. до н. э.) дружеские отношения с Нововавилонским царством были нарушены из-за Харрана. Пока же мидийские войска были на западе и воевали против Вавилона, против Астиага восстала южная часть Ирана — Персия. Во главе восстания стоял персидский правитель из династии Ахеменидов — Кир II.

Восстание Кира началось в 553 г. до н. э. и длилось 3 года. В 550 г. до н. э. Астиаг был свергнут, Мидия подчинилась персам. В результате победы Кира Великого была создана древнеиранская держава, которую принято называть державой Ахеменидов. С целью борьбы против персидского царя сразу же была создана коалиция, в которую вошли не только страны, граничившие с Персией (Нововавилонское царство и Лидия), но и более отдаленный Египет. Однако одновременные действия союзникам начать не удалось. Легендарно богатый царь малоазийской Лидии Крез выступил против персов, не дожидаясь других участников коалиции, что погубило все дело. В решающем сражении Кир нанес поражение лидийской коннице, направив против нее своих верблюдов, после этого он овладел лидийской столицей Сарды.

Затем наступила очередь Вавилонии. В 539 г. до н. э. она также была разгромлена. Кир разрешил евреям вернуться в Палестину и восстановить Иерусалим и тем самым подготовил плацдарм для наступления на Египет. С этой же целью Кир старался найти общий язык с финикийскими торговыми городами, которые к тому же могли дать персам свой сильный флот. Самому Киру не довелось совершить поход дальше на запад, поскольку он был отвлечен войнами на северо-востоке, в Средней Азии. Здесь Кир совершил поход против воинственных кочевых племен массагетов и погиб в одной из схваток в 530 г. до н. э.

Смерть первого персидского царя не остановила наступательного порыва молодого государства. Вторжение в Египет осуществил его сын Камбиз (530–522 гг. до н. э.). Сосредоточив в Палестине свои войска, он вступил в соглашение с арабскими кочевниками, которые владели путями через Синайскую пустыню. На море Камбиз максимально использовал финикийские и греческие корабли, на сторону персов перебежал командир греческих наемников в Египте Фанес. Дело Камбизу облегчила неожиданная смерть энергичного фараона Амасиса в тот момент, когда персы уже стояли у границ государства. Выиграв битву у пограничного города Пелусия, персы затем захватили Мемфис. Фараон Псаметтих III попал в плен и был казнен, Египет потерял независимость (525 г. до н. э.). Попытка же Камбиза покорить Эфиопию не удалась.

В самой Персии в это время назревало недовольство деспотизмом Камбиза, особенно в кругах военной знати. Вспыхнуло восстание. Камбизу пришлось спешно покинуть Египет, по пути домой он погиб при загадочных обстоятельствах. Через некоторое время вельможи передали трон представителю младшей линии дома Ахеменидов — Дарию Гистаспу (522–486 гг. до н. э.).

Сразу после захвата престола Дарием I против него восстала Вавилония. Дарий лично возглавил поход против мятежников. Персы вступили в Вавилон, а предводители восставших были преданы казни. Пока Дарий был занят карательными действиями в Вавилонии, против него восстали Персия, Мидия, Элам, Маргиана, Парфия, Саттагидия, сакские племена Средней Азии и Египет. Началась долгая, жестокая и кровопролитная борьба за восстановление державы. К концу 521 г. до н. э. Дарию удалось полностью усмирить страну, достигшую к тому времени огромных размеров.

Между 519–512 гг. до н. э. персы покорили Фракию, Македонию и северо-западную часть Индии. Это было временем наивысшего могущества Персидской державы, границы которой стали простираться от реки Инд на востоке до Эгейского моря на западе, от Армении на севере до Эфиопии на юге. Таким образом, возникла мировая держава, объединившая под властью персидских царей десятки стран и народов. «Страна стран» — так называли державу Ахеменидов. Была создана достаточно прочная административно-бюрократическая система. Страна была разделена на 20 сатрапий, которыми управляли назначенные царем наместники; укрепились многие государственные институты; были проложены дороги, налажена безукоризненная работа почты и податная система. Столицей государства стал отстроенный Дарием I Персеполь.

В то же время империя держалась на применении силы, «увязать» воедино интересы тысяч племен персидским правителям так и не удалось. Это подтвердили и неудачные войны против греков, в которых значительно уступавшие количественно, но морально стойкие и дисциплинированные эллины победили разноплеменное персидское воинство.

УСТАНОВЛЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ В РИМЕ

Двести лет в Риме правили цари. Среди них был легендарный Ромул, мудрый царь-реформатор Нума Помпилий, энергичные Тарквиний Древний и Сервий Туллий. Последних двух многие историки причисляют к так называемой этрусской династии. В их правление Рим вышел на новый уровень своего культурного и политического развития. Именно тогда формируются основы публичной власти, территориального деления, которые будут определять политическое лицо государства и после падения царской власти. Четче вырисовывается двусословная структура римского общества — деление на патрициев и плебеев.

Последний, седьмой, царь Рима Тарквиний Супербом (что значит «Гордый») был одиозной фигурой. Жестокий и самовластный диктатор, на самом деле больше всего насолил аристократам. Плебеи же могли быть вполне довольны стремящимся к абсолютной власти монархом.[10] Тарквиний Гордый был сыном или внуком Тарквиния Древнего (принадлежа, таким образом, также к этрусской династии). Он был женат сначала на старшей дочери Сервия Туллия (стремившегося покончить с традицией избрания царя, сделав эту должность наследственной), а потом его женой стала вторая царская дочь, Туллия, прозванная Свирепой. Именно она, судя по всему, подвигла супруга на убийство Сервия и захват царского трона в 535 г. до н. э. Тарквиний Гордый не был ни избран народом, ни утвержден сенатом.

Тарквиний Гордый оставался царем долгих четверть века — до 510 г. до н. э. Античные авторы описывают его как тирана. Он правил самовластно, презрев сенат, опираясь на отряд своих телохранителей. Узкий круг его соратников составили родственники царя. Тарквиний изгонял и истреблял знатных людей, имущество же репрессированных прибирал к рукам и раздавал своим сторонникам. Обогащался он и за счет военной добычи, и за счет захвата общественной земли, посвященной богам. Число патрициев старших родов и число членов сената уменьшилось. Зато плебеи могли быть довольны как ослаблением своих извечных врагов — патрициев, так и раздачами военной добычи и земель, захваченных путем колонизации.

Для такого «задабривания» народа Тарквинию пришлось вести многочисленные войны: против племени вольсков, против городов Габии, Сигния и Цирцеи (захват последнего вывел Рим к Тирренскому морю). Активно велась и дипломатическая работа: был заключен мир с эквами, возобновлены добрые отношения с этрусками, упрочены добрососедские отношения с крупным латинским городом Тускул, налаживались отношения с союзом латинских городов. Впрочем, и в деле этого налаживания римский диктатор проявлял нетерпимость наряду с решительностью. Общесоюзным святилищем издревле была Ферентийская роща. Тарквиний заявил претензии на созыв там народных собраний от своего имени и жестоко пресек возражения со стороны города Ариции, организовав убийство местного вождя.

Захват материальных ценностей и рабов позволил Тарквинию вести широкое строительство. На Капитолии был воздвигнут новый храм, посвященный главным латинским божествам, что должно было служить идее централизации власти и возвеличивания Рима среди латинских городов. При Тарквинии Гордом сооружался Великий цирк, расширялась сеть осушительных каналов, под городом пролегла главная канализационная труба, которая служит Риму и поныне.

Патриции, недовольные устранением их от управления государством, давно искали повод свергнуть диктатора. Такой повод нашелся, когда сын Тарквиния Секст обесчестил Лукрецию — добродетельную супругу своего товарища и родственника Тарквиния Коллатина. Несчастная женщина покончила с собой. Патриции же умело раздули священный огонь народного гнева и подняли восстание. Во главе его встал начальник телохранителей царя Юний Брут, чье имя стало символом республиканских традиций (история повторилась через много лет, когда другой Брут убил другого диктатора). Этот человек отличался большой хитростью. Чтобы обезопасить себя от преследований монарха, он прикинулся его другом и поступился даже своим имуществом в пользу Тарквиния. За это он якобы и получил кличку Брут, что значит «простак», «тупоумный». Легенда описывает поездку будущего борца за республику в Дельфы, куда он сопровождал царевичей. Те спросили прорицательницу, кому будет принадлежать власть в Риме. «Тому, кто первый поцелует свою мать», — ответила пифия. В это время Юний Брут как бы случайно поскользнулся, упал и украдкой поцеловал землю, считавшуюся матерью всего живого.

В результате восстания царская семья была изгнана из города. Сам Тарквиний, собственно, в момент переворота вместе с армией осаждал город Ардею. Бруту удалось взбунтовать и армию. Через некоторое время сторонники царя попытались организовать в Риме заговор, но эта попытка провалилась.

Так в 510 г. до н. э. завершилась царская эпоха в Риме. Управление было объявлено общенародным делом (res publica). Народ дал клятву не допустить восстановления царской власти. Само слово «царь» навсегда стало для римлян ругательным. Переворот, конечно, не носил демократического характера. Власть получила аристократия. Сенат был вновь пополнен до 300 человек. Вскоре во главе Римской республики оказались два высших чиновника с равной властью — консулы. Они обладали высшей военной властью, возглавляли суд и исполняли почетные обязанности в отправлении культа. Избирались консулы из среды патрициев сроком на один год. Первыми консулами были Брут и Коллатин, но вскоре последнему как родственнику ненавистного Тарквиния Гордого пришлось уйти в изгнание.

Тем временем свергнутый царь и его сторонники обосновались в городе Цера. Они нашли сочувствие у соплеменников Тарквиния этрусков. Бывший царь собрал в Этрурии большое войско и двинулся на Рим. В битве армии консулов с царским войском победили римляне. В сражении погиб Юний Брут и сын Тарквиния, Аррунс. Затем свергнутый диктатор подговорил напасть на Рим этрусского царя Порсенну. Эта кампания закончилась миром, не вполне выгодным для будущей столицы. Впрочем, вернуть в Рим царей не удалось. Римской республике суждено было просуществовать еще несколько веков до того, как она опять стала монархией.

РЕФОРМЫ КЛИСФЕНА

Демократическая политическая система в Афинах окончательно сформировалась при знаменитом правителе Клисфене, который нанес мощный удар по господству старой родовой знати.

После смерти Писистрата власть в свои руки взяли его сыновья Гиппий и Гиппарх. Фактически государственными делами занимался Гиппий, Гиппарх же посвятил себя литературе и искусству. Режим стал более суровым. В 514 г. до н. э. в среде афинских аристократов возник заговор, целью которого было низвержение тирании. Двое заговорщиков — Гармодий и Аристогитон — предприняли попытку убить Гиппия и Гиппарха во время Панафинейского празднества, но убит был только Гиппарх. Память о Гармодии и Аристогитоне как борцах против тирании долго чтилась афинскими демократами. Оставшийся в живых Гиппий обрушил жестокие репрессии на головы своих противников. В этот период многие афиняне покинули родину.

Положение Гиппия осложнялось внешнеполитическими затруднениями. В 519 г. до н. э. Афины присоединили к своим владениям пограничный беотийский город Платеи. Это привело к разрыву с фиванцами. В это же время происходит ослабление Аргоса, старого союзника Писистрата, и усиливается враждебная ему аристократическая Спарта. В довершение всего Афины потеряли контроль над проливами, которые перешли в руки персидской державы Ахеменидов.

Против могущества Писистратидов выступала родовая знать и вожди торгово-ремесленных кругов, лидеры паралиев Алкмеониды. Противники братьев-тиранов заручились поддержкой аристократической Спарты и влиятельных дельфийских оракулов. В 510 г. до н. э. спартанцы вошли в город, и тиран был изгнан из Афин.

И сразу же началась борьба между эвпатридами и паралиями. Знать возглавлял Исагор, и именно его, естественно, поддержал спартанский царь Клеомен. Из Афин теперь изгнали вождя партии паралиев Клисфена, объяснив это «очищением города от скверны». Дело в том, что Клисфен принадлежал к Алкмеонидам[11], проклятым еще в VII в. до н. э., поскольку в борьбе с узурпатором Кил оном представители рода совершили святотатство в отношении священного храма. Вместе с Клисфеном город вынуждены были покинуть еще 700 семейств его сторонников. Спартанцы попытались восстановить могущество родовой аристократии, поставив во главе государства Исагора. Но жители Аттики воспротивились. В Афины быстро стекались крестьяне, которые в союзе с горожанами заперли спартанцев и местных сторонников Исагора на Акрополе. Эвпатриды были вынуждены сдаться, Клеомен покинул город. В Афины вернулся Клисфен, который был избран первым архонтом, как когда-то Солон. Произошло это в 508 (507) г. до н. э., ему было около 60 лет.

Важнейшей реформой Клисфена было разделение всех граждан Аттики на новые филы. До этого весь народ делился на четыре филы, в каждую из которых входило по три фратрии[12]. Во главе каждой фратрии стоял знатный род, ведавший ее культовыми делами. Рядовые члены фратрии обязаны были подчиняться религиозному и политическому авторитету знати, оказывая ей поддержку во всех ее предприятиях. Клисфен сломал эту систему. Всю территорию Аттики он разделил на три округа: город, центральная равнинная территория и прибрежная полоса. Каждый округ делился на десять более мелких округов — триттий. Затем образовывалось десять фил, в каждую из которых входило по одной триттии от каждого округа. Филы объединялись лишь во время голосования и выдвигали по 50 человек в преобразованный буле (соответственно, теперь это был Совет пятисот), по одному человеку в новый орган — Коллегию десяти стратегов (по очереди выполнявших функцию главнокомандующего армией), формировали по три отряда (матросов, пехотинцев и всадников) для афинской армии. Каждая из десяти фил по лучила имя в честь одного из мифологических героев. Главной особенностью новых фил было то, что ее представители проживали в разных местах. Клисфен, по выражению Аристотеля, «перемешал афинский народ». Конечно, острие данной реформы было направлено против эвпатридов. Архонтэпоним оставил за старыми родовыми филами лишь религиозные функции.

Основной же политической, экономической и административной единицей стал дем (одно или несколько сел или квартал Афин), на них делились триттии. При Клисфене таких демов было около ста. Дем был самоуправляемой общиной со своим собранием, судом, казной и выборным старостой демархом с широкими административными и полицейскими полномочиями. Здесь составлялись списки рождающихся, демархи ведали сбором налогов, мобилизацией молодых членов дема. В деме по жребию определялись и члены суда присяжных. Попадание в списки дема автоматически вело к получению гражданских прав. Кстати, при составлении списков демотов туда было включено много метеков (ограниченных в правах потомков переселенцев) и вольноотпущенников, что увеличило количество афинских граждан.

При Клисфене было восстановлено значение Народного собрания, буле и судов присяжных, через которые каждый гражданин мог отстаивать свои права. Важнейшим законом, направленным против тирании, был, возможно, принятый именно при Клисфене закон об остракизме. По нему, Народное собрание созывалось ежегодно для решения важного вопроса: нет ли среди афинян человека, который выделяется своим авторитетом настолько, что может захватить единоличную власть. Если собрание считало, что есть, назначалось второе собрание для проведения процедуры остракизма (от «остракон» — черепок). Каждый афинянин, присутствующий на экклесии, мог написать на глиняном черепке имя наиболее, по его мнению, опасного человека. Это мог быть удачливый полководец, популярный политик и т. д.; причем это мог быть, в принципе, ничем не запятнавший себя, вполне достойный гражданин. Но Народное собрание имело право решить, что он опасен для гражданской свободы. Подвергшийся остракизму большинством голосов афинянин изгонялся из полиса сроком на десять лет без конфискации имущества. Его семья оставалась в городе, а сам он по возвращении тут же получал обратно гражданские права.

Против демократических Афин выступила коалиция греческих государств, где власть все еще принадлежала знати, опасавшейся «дурного примера» Аттики для своего народа. В коалицию входили Фивы, Спарта, Халкида и Эгина. Алкмеониды пытались найти поддержку у персов и даже согласились на признание верховной власти персидского царя, но народ Аттики категорически отказался ратифицировать такое соглашение. В 506 г. до н. э. войска союзников вторглись в Аттику. Но афинянам удалось нанести им сокрушительное поражение. Более того, они переправились на остров Эвбею и там овладели Халкидой. Демократия восторжествовала.

МАРАФОНСКАЯ БИТВА

500 знаменитых исторических событий

Греческий воин. Воин-перс


В начале V в. до н. э. над Грецией нависла угроза вторжения с востока, где значительная территория была захвачена персидской деспотией. Персия завоевала Малую Азию, подчинив себе находившиеся там греческие города-государства. Более того, под ее власть попала и Фракия на востоке Балканского полуострова, в руках персов оказался Геллеспонт (Дарданеллы). Персидская экспансия угрожала экономическим интересам греческих городов, а государственный строй восточной державы не предусматривал никаких демократических институтов, что не могло не волновать тех же афинян.

Персы предприняли несколько походов для завоевания Греции. Первый из них состоялся в 492 г. до н. э. Царь Дарий послал на Балканский полуостров своего зятя Мардония. Однако разыгравшаяся на море буря разметала большую часть персидского флота. Неудача не изменила планов Дария. Формировалась новая отборная армия численностью в 20 тысяч человек и большой флот. Персы учли сложность обходного движения вдоль северного побережья Эгейского моря и приняли смелое решение — переправить армию на кораблях прямым путем из Малой Азии сразу в Аттику. Военным приготовлениям сопутствовала и дипломатическая подготовка, Дарий рассчитывал на раскол в стане врага. При персидской армии состоял изгнанный из Афин Гиппий.

В 491 г. до н. э. во все полисы Балканской Греции были направлены персидские послы с требованием полной покорности или, по крайней мере, нейтралитета в грядущей войне. Многие города островов, Фессалии и Беотии подчинились, но наиболее сильные полисы, Спарта и Афины, категорически отвергли требования. Спартанцы сбросили послов в колодец, а афиняне низвергли их со скалы.

В 490 г. до н. э. персы под командованием Датиса и племянника царя Артаферна совершили очередную попытку захвата. Персидская армия сосредоточилась на острове Самос, затем была перевезена на Эвбею. Через некоторое время на Марафонской равнине, всего в 40 км от Афин, высадился многочисленный персидский десант. Из Марафона можно было совершать нападения на главный город Аттики по суше, а флоту лишь нужно было обогнуть мыс Сунний, чтобы атаковать Афины с моря. На Марафонской равнине 13 сентября 490 г. до н. э. состоялось одно из самых известных сражений античности. Поле боя представляло собой ровную, окруженную горами долину на берегу моря, удобную для действий иррегулярной персидской конницы. Ее у персов было 10 тысяч, а, кроме того, в армии находилось большое количество пеших лучников.

Афинскими войсками командовало десять стратегов, и большинство из них сомневались в возможности противостоять столь многочисленному персидскому войску и предлагали ограничиться обороной города. Однако иного мнения придерживался стратег Мильтиад, чья точка зрения в итоге и победила. Мильтиад еще недавно был правителем афинской колонии Херсонес Фракийский и имел возможность познакомиться с персами, их военной организацией и манерой вести ближний бой. Он убедил коллег-стратегов не отсиживаться в слабо укрепленных Афинах, а быстро идти навстречу врагу и у Марафона дать решающее сражение.

К будущему месту битвы из Афин подошло десятитысячное пешее войско, большинство которого составляло афинское ополчение. Надо сказать, что взрослый афинянин зачастую был уже довольно опытным воином. Для этого была создана система военно-патриотического воспитания. С 18 лет юноши два года проходили обязательную военную службу и оставались военнообязанными до 60 лет. Много внимания уделялось вопросам тактики, боевых построений. Основу войска составляли гоплиты, тяжеловооруженные пехотинцы, действующие в плотном строю — фаланге. В армии была установлена строгая дисциплина.

Спарта заняла выжидательную позицию и не прислала свои отряды, сославшись на религиозный праздник. Воины Лакодемона прибыли на место событий, когда дело уже было сделано. Тысячу человек прислал небольшой союзный Афинам городок Платеи из Беотии. Количественно, таким образом, афинская армия сильно уступала персидской, но качественно превосходила ее. Обученным и сплоченным гоплитам, защищавшим свои полисы, противостояла разноплеменная необученная персидская армия, многие солдаты которой сами были уроженцами мест, захваченных персидскими оккупантами.

Мильтиад, зная, что преимущество персов состоит в более многочисленной коннице, которая, как правило, стремится наносить удары с флангов, расположил своих гоплитов на ширине в 1 км, уперев их фланги в горы, для чего даже пришлось растянуть строй. С этой же целью — выдержать напор всадников — правое и левое крылья греческой армии имели большее количество шеренг в глубину, чем центр. Справа сосредоточились лучшие гоплиты Афин, левый фланг был отдан платеянам.

По всем правилам греческой военной науки при приближении персов фаланга гоплитов перешла на беглый марш навстречу неприятелю, чтобы самим нанести более сильный удар, а кроме того, побыстрее преодолеть пространство, простреливаемое лучниками. Персам, однако, удалось прорвать эллинский центр. Зато на флангах персидская конница никак не могла справиться со стойкими гоплитами, ей пришлось отступить с большими потерями. Сразу же Мильтиад приказал крыльям сомкнуться и повернуться лицом к частям противника, прорвавшим центр. Для персов новая сильная атака не потерявшей строя фаланги обернулась катастрофой. Они беспорядочно бежали, погрузились на корабли и ретировались. Общие потери греков составили лишь 192 человека, противник недосчитался шести с половиной тысяч воинов. В Афины тут же был послан гонец — воин Фитипид. Он в полном вооружении преодолел несколько десятков километров бегом, на Афинской агоре прокричал «Мы победили!» и упал замертво. В память об этом легендарном эпизоде на Олимпийских играх современности разыгрываются медали в марафонском беге — на 42 км 192 м.

Персы еще надеялись опередить Мильтиада и напасть на оставленные без защитников Афины с моря, их флот двигался вдоль берега, но и греческий полководец вел свою армию форсированным маршем и прибыл в город раньше кораблей врага. Постояв на афинском рейде, персы, понимая бесперспективность дальнейших действий, отплыли в Малую Азию. Победа афинян имела важные политические последствия. Греки впервые дали мощный отпор персам, был нанесен косвенный удар по реакционным кругам Эллады, доказано превосходство демократической организации и на войне. Пример Афин воодушевил и обнадежил отчаявшихся было жителей покоренных городов-государств Малой Азии, да и другие народы Востока.

ФЕРМОПИЛЬСКОЕ И САЛАМИНСКОЕ СРАЖЕНИЯ

500 знаменитых исторических событий

Ксеркс


После Марафонского сражения в греко-персидских войнах произошла десятилетняя передышка. В это время в Афинах разгорелась политическая борьба между партией аристократии, возглавляемой прославленным своей исключительной честностью и справедливостью Аристидом, и партией торгово-ремесленных кругов, вождем которой был выдающийся политический деятель Фемистокл. Одним из центральных вопросов, вокруг которых велись споры, был вопрос о военной доктрине Афин. Землевладельцы настаивали на том, что городу требуется хорошая оборона на суше, Фемистокл выдвинул программу развития флота для успешных морских операций. В ходе противостояния афиняне все чаще прибегали к остракизму, обстановка была накалена до предела. Наконец победила демократическая партия — в 483 г. до н. э. Аристид был изгнан из Афин.

Фемистокл же принялся активно воплощать свою программу. Доходы от богатейших серебряных рудников в Лаврионе были направлены на постройку кораблей. В результате к 480 г. до н. э. Афины имели более 150 боевых триер, флот стал основной силой этого государства. Вопреки распространенному мнению, Фемистокл строил корабли, скорее, не для будущей борьбы с Персией, а для успешных действий против давнего противника и объекта вожделений торговцев Афин — островной Эгины. Но программа принесла свои плоды именно во время греко-персидской войны.

Персия не оставляла планов покорения Эллады. Теперь подготовкой занимался сын Дария Ксеркс. Чтобы избежать опасного плавания вокруг мыса Афон, персы прорыли канал в Халкидике. Численность персидского войска достигла небывалых размеров. В ней главное ядро составлял отряд отборных воинов — «бессмертных», как уже было сказано, значительной силой была конница. При этом в войске Ксеркса находились представители «двунадесяти языков» — эфиопы, мидяне, индийцы и пр. Естественно, дисциплина, патриотизм, военное обучение были на стороне греков. В 481 г. до н. э. эллины, уже знавшие о планах восточного деспота, сумели договориться о создании антиперсидского военного союза, куда вошли представители 31 полиса. Гегемоном союза была назначена воинственная и лучше защищенная от вторжения с севера Спарта.

В 480 г. до н. э. армия Ксеркса была сосредоточена в Сардах, столице малоазийского государства Лидия. Первая попытка переправиться через Геллеспонт оказалась неудачной. Буря разрушила наведенный мост, и разгневанный Ксеркс приказал высечь море цепями. Во второй раз роль моста исполнил ряд поставленных вплотную друг к другу кораблей. Во Фракию переправилась невиданная для Греции орда: около ста тысяч пехотинцев, двадцать тысяч конников. Персидские полчища двинулись на юг.

Им навстречу эллины выслали небольшое сухопутное войско, задачей которого было задержать персов у Фермопил. В переводе Фермопилы означают «теплые ворота». Это узкий горный проход из Северной в Среднюю Грецию, который жители Фокиды в свое время перегородили стеной. Греческое войско у Фермопил насчитывало 300 спартанцев, 1120 аркадийцев, 400 коринфян, около 1500 воинов из других городов Пелопоннеса и около 1000 воинов из полисов Средней Греции. Остальные силы союзников должны были прибыть позже, по окончании священных для греков Олимпийских игр. Армией у Фермопил командовал спартанский царь Леонид. Узнав в августе о приближении несметных сил врага, которые «своими стрелами заслонят солнце», один из воинов ответил: «Будем сражаться в тени».

Сражение в Фермопильском ущелье стало героической страницей в истории Греции. В течение нескольких дней солдаты Леонида стойко отражали атаки значительно превосходящих их численно персов, в чем им помогала и личная храбрость, и условия местности. Наконец, предатель показал воинам Ксеркса обходной путь. Леонид, поняв безнадежность ситуации, отослал союзников и остался со своими тремястами спартанцами, загораживая выход из теснины. Гордые лакедемоняне не могли оставить занятые позиции. В упорном бою все они были убиты, дав пример истинной доблести многим последующим поколениям.

Персы хлынули в Центральную Грецию. Им тут же сдалась Беотия. Афины были обречены. В этой ситуации жители города по предложению Фемистокла пошли на крайние меры. Все боеспособные мужчины сели на корабли; женщины, старики и дети были отправлены на остров Саламин и в соседнюю Трезену. Персы взяли Афины и подвергли город разорению.

Спартанцы продолжали утверждать, что оборону надо вести на Истмийском перешейке (он же Коринфский перешеек — отделяет Пелопоннес от Средней Греции), а флот отвести к Пелопоннесу. Но Фемистокл настаивал на морском сражении у берегов Аттики. Оно и произошло 23 сентября 480 г. до н. э. у острова Саламин.

Персидский флот состоял более чем из 700 боевых судов, что в два раза превышало численность греческого. Опасаясь, что союзники исполнят намерение уйти к берегам Пелопоннеса, потеряв удобное место для битвы в узком проливе, отделяющем Саламин от материка[13], Фемистокл решил ускорить события. Он послал Ксерксу секретное сообщение, предупреждая, что греки собираются ускользнуть от «неминуемого поражения», и обещая, что если персидский флот атакует, афиняне присоединятся к нему. Персидский царь поверил, и той же ночью началось движение кораблей. Египетский контингент блокировал западный выход из пролива южнее Саламина, основной же флот выстроился в линию для сражения в районе восточного входа в пролив. На материке, сидя на золотом троне, Ксеркс приготовился наблюдать за грандиозным зрелищем морской битвы.

Основная часть греческого флота выстроилась за изгибом в восточной части пролива, ожидая появления персидского флота. Корабли Ксеркса вошли в пролив, и когда в самом узком месте им пришлось сгрудиться, греки атаковали. Маневр для персов был невозможен, численное преимущество нивелировалось. Греки же прекрасно знали фарватер, их более легкие корабли хорошо маневрировали. Схватка продолжалась более семи часов и закончилась полным разгромом персидского флота. Его остатки бежали в Фалерский залив. Десант персов, высадившийся предварительно на острове Пситталия, был разбит афинским ополчением, возглавляемым Аристидом.

После столь успешной битвы греки могли легко перерезать коммуникации персидской армии, и Ксерксу пришлось в срочном порядке с половиной войск покинуть Элладу, оставшейся частью командовал Мардоний. В следующем году в сухопутной битве при Платеях на границе Беотии и Аттики и морской у берегов Малой Азии при мысе Микале исход этой кампании был окончательно решен в пользу эллинов. Инициатива теперь принадлежала грекам, и в первую очередь Афинам с их могущественным морским флотом.

СОЗДАНИЕ ПЕРВОГО АФИНСКОГО МОРСКОГО СОЮЗА

Весной 478 г. до н. э. эллинский флот отправился к черноморским проливам, чтобы изгнать оттуда персидские гарнизоны. Общее командование осуществлял победитель при Платеях спартанский царь Павсаний, а во главе афинской эскадры стояли Аристид и его политический единомышленник сын Мильтиад а Кимон. Осенью греки захватили Византий — небольшой город на Босфоре. Под стенами этого города произошло событие, ставшее поворотным пунктом не только в истории Афин, но и всей Древней Греции. Приморские и островные греческие государства отказались в дальнейшем подчиняться спартанцам, передав верховное командование в войне против персов афинянам. Так был образован Первый Афинский морской союз.

Было две главные причины изменения симпатий греков в пользу Афин. Во-первых, вызывающее поведение спартанских лидеров и, в первую очередь, самого Павсания. Он уже открыто рассматривал союзников как подданных. На берегу моря был, например, установлен бронзовый кратер в честь победы над персами, на котором было высечено: «Павсаний, владыка Эллады, Посейдону, владыке морей». В войске была введена чрезмерно суровая спартанская дисциплина, лакедемоняне держались высокомерно по отношению к союзникам. Павсаний окружил себя роскошью, что позволило подозревать его в монархических устремлениях и даже в тайных сношениях с персидской деспотией. В конце концов он был отстранен от политической деятельности самими спартанцами (позже они даже казнили этого героя греко-персидских войн по подозрению в предательстве эллинских интересов). Вместо него в греческий лагерь был прислан другой лидер, и во главе с ним спартанская эскадра вернулась на родину, поскольку в Лакедемоне победили силы, не заинтересованные в продолжении войны с Персией.

Второй причиной поворота было то, что жители приморских городов и островов понимали, что морская военная доктрина Афин, обладающих мощным флотом, больше отвечает их торгово-ремесленным интересам, чем консервативная сухопутная концепция крестьянской Спарты. Восхищались эллины и демократическим государственным устройством столицы Аттики, представляющимся в особо выгодном свете на фоне аристократического Пелопоннеса.

Большинство государств, чьи корабли принимали участие в походе (в первую очередь, хиоссцы, самосцы и лесбосцы), обратились к афинянам с просьбой, чтобы те взяли на себя руководство военными действиями. Афиняне и представители приморских и островных государств под стенами Византия дали друг другу клятву иметь общих друзей и врагов, которая должна была оставаться в силе до тех пор, пока не всплыли бы брошенные по этому случаю в воду металлические бруски.

Итак, возглавили новый союз Афины, командовавшие военными действиями и собиравшие денежные взносы — форос. Первым казначеем, распределившим величину фороса между союзниками в зависимости от величины и богатства последних, стал пользовавшийся всеобщим доверием Аристид. (На самом деле новая система взносов фактически копировала ту, что была установлена до этого персами.) Ежегодно в казну союза должно было поступать 460 талантов. Казна хранилась на культовом для эллинов острове Делос под защитой Аполлона и Артемиды, из-за чего союз получил название Делосская симмахия. Распоряжались средствами назначенные афинянами специальные чиновники — элленотамии. На Делосе собирался и союзный совет, называвшийся синодом, каждое государство имело в нем один голос. Афины взносов не платили, зато выставляли наибольшее количество кораблей и воинов, а также получали половину всей военной добычи. Большие эскадры выставляли и острова Самос, Лесбос и Хиос. Но многие члены союза предпочитали денежные выплаты. Все государства были разделены на три (а с 443 г. до н. э. — на пять) податных округа. Во главе округов стояли афинские уполномоченные наблюдатели — епископы. В ряде случаев при них находились временные или постоянные военные гарнизоны. В период расцвета союз насчитывал около 300 государств, контролировал все побережье и острова Эгейского моря.

Под контроль Афин перешли города Пропонтиды[14] и Фракийского побережья. После блестящей двойной победы афинян под командованием Кимона над сухопутной армией и флотом персов в 468 г. до н. э. у реки Эвримедонт в составе Делосской симмахии оказались практически все греческие города Малой Азии, причем вне зависимости от их желания. Афиняне организовывали все новые и новые походы против «персидских варваров», активно вмешивались во внутренние дела союзников, под их контроль была поставлена вся торговля членов альянса, афинский суд рассматривал дела, касающиеся граждан союзных государств; обязательной была признана афинская монета. Раскладка дани производилась в Афинах законодательным путем и притом только на 4 года, от одних великих Панафиней до следующих, так что через каждые черыре года могла быть изменена.

Афины силой возвращают в симмахию пытающиеся отпасть государства. В целом отношения афинян с городами союза были основаны на отдельных договорах, условия которых различались и предоставляли Афинам то большее, то меньшее влияние на государственное устройство и управление союзных городов.

Постепенно происходило разделение Эллады на два враждующих лагеря — аристократические полисы тяготели к Спарте и Пелопоннесскому союзу, демократические — к Афинам и Делосской симмахии. Оба полиса поддерживали любые движения, мятежи, войны, направленные против ненавистного соперника в борьбе за греческую гегемонию.

В 454 г. до н. э. казна Морского союза была перевезена с Делоса в Афины под предлогом возросшей персидской угрозы. Симмахия превратилась в Афинскую морскую державу (архэ), союзники — в подданных. Деньги союзников тратились афинянами на собственные нужды. В 449 г. до н. э. после успешной операции греков на Кипре Каллиев мир положил конец полувековой греко-персидской войне. Персия согласилась с утратой городов в Малой Азии и обещала более не посылать суда в Эгейское море и Пропонтиду. Некоторые члены симмахии попытались было выйти из союза, объясняя это тем, что война-то против персов закончилась, но Афины придерживались другого мнения, направив в мятежные государства карательные экспедиции. Первый Афинский морской союз просуществовал до 404 г. до н. э., в этот год Афины потерпели поражение в Пелопоннесской войне.

ПРИХОД К ВЛАСТИ ПЕРИКЛА

500 знаменитых исторических событий

Перикл


V в. до н. э. считается веком расцвета классической Греции. В первую очередь, этот расцвет связан с возвышением Афин. В этом городе к власти надолго пришла демократическая партия, возглавляемая одаренным политиком, одним из величайших правителей античности Периклом.

Перикл был сыном крупного полководца, победителя при Микале Ксантиппа, а по материнской линии принадлежал к роду Алкмеонидов. Впервые он выдвигается в 472 г. до н. э. в качестве хорега[15] при постановке «Персов» Эсхила.

Вскоре его делает своим помощником лидер демократической партии Эфиальт. Идеалы демократической партии оставались неизменными: борьба за расширение политических прав представителей нижних разрядов, борьба со Спартой, ориентация на морское владычество. Главным противником демократов до конца 460-х годов до н. э. был богатый и удачливый Кимон. Будучи способным полководцем и щедрым человеком, Кимон оставался достаточно сильным до событий, произошедших в 462 г. до н. э. За год до этого демократы попытались обвинить его в судебном порядке в нерешительных действиях в Македонии, на процессе выступал и Перикл, но Кимон был оправдан. Зато в следующем году он как известный лаконофил настоял на необходимости помочь спартанцам в борьбе против мятежных илотов (спартанских рабов) и повел в Лаконику войско из четырех тысяч человек. Это решение стало роковой ошибкой главного представителя партии аристократов. Спартанцы, опасаясь сговора афинян с повстанцами, отослали войско Кимона обратно, унизив тем самым Афины. Но еще до возвращения отряда Эфиальту и Периклу удалось провести в Народном собрании важнейшие реформаторские постановления, ликвидировавшие, по сути, власть ареопага. Так, главный аристократический орган лишился права наложения вето на решения экклесии, права заслушивать отчеты должностных лиц, права разбирать какие-либо судебные дела, кроме религиозных и ряда уголовных. Решающее значение окончательно приобретали Совет пятисот, Народное собрание и суд присяжных. В следующем же году (461 г. до н. э.) Кимон был подвергнут остракизму. Демократическая партия возглавила государство.

Вскоре при загадочных обстоятельствах был убит Эфиальт. В этом преступлении обвиняли и мстительных аристократов, и молодого Перикла, ставшего теперь руководителем демократической партии, что автоматически делало его наиболее авторитетным лицом в государстве. Власть Перикла в Афинах не подвергалась сомнению, хотя он долгое время и не занимал никакой должности. Лишь в 443 г. до н. э., когда остракизму был подвергнут первый организатор настоящей политической аристократической партии Фукидид, Перикл стал одним из стратегов, после чего избирался на эту должность ежегодно до своей смерти в 429 г. до н. э. Он обладал выдающимся ораторским даром, хотя пользовался им умеренно, выступая только в случае необходимости. За некоторую отстраненность и полное хладнокровие его называли Олимпийцем. Народное собрание, как правило, принимало сторону вождя демократов, то же можно сказать и о буле. Конечно, слава Перикла во многом обязана чисто объективным процессам возвышения Афин и усиления Морского союза (см. предыдущий очерк), но трудно отрицать государственные и политические способности этого высококультурного человека.

Перикл продолжал политику Эфиальта. Он добился того, что архонтами могли избираться и всадники, и, вероятно, даже зевгиты. Более того, многие должности стали заниматься не путем голосования, а по жеребьевке, что делало их, на самом деле, более доступными, а выборы более прозрачными. Стремясь привлечь к управлению государством широкие слои населения, Перикл ввел оплату участия афинян в суде, Народном собрании и др. Важным законом был закон о гражданских правах. Перикл понимал, что афинянами стремятся стать слишком много людей из других городов, дабы получить все выгоды гражданина великого города. В связи с этим было установлено, что афинянином может считаться только тот, у кого и отец, и мать афиняне.

Перикл заботился об усилении флота Афин, развитии торговли. Долгое время при нем город вел, пожалуй, чрезмерно агрессивную внешнюю политику на море и на суше, которая принесла значительные успехи: был установлен полный контроль над черноморскими проливами, основана колония в Южной Италии, подчинена Афинам Беотия, Мегары, завоеван остров Эгина, уже пару веков волновавший жителей Аттики. Перикл стремился поддерживать всех противников Спарты, в чем, естественно, пользовался полной взаимностью со стороны лакедемонян.

Мы уже писали о постепенном превращении Афин в морскую державу, главу Делосского союза. Перикл не видел различия между афинской казной и казной союза, тратя деньги на создание кораблей, военные экспедиции и строительство в Афинах. Он провел ряд карательных экспедиций против мятежных союзников, в частности на острова Самос и Эвбея. Но безудержная экспансия едва не обернулась для Афин катастрофой. На суше афиняне оказались неспособны противостоять беотийским и спартанским войскам, и от идеи гегемонии в Центральной Греции пришлось отказаться. А после катастрофы 454 г. до н. э. в Египте афиняне уже побаивались далеких морских походов. Кимон, вернувшись из изгнания, провел успешную операцию на Кипре, но Перикл все равно настоял на скорейшем заключении мира, что и было сделано в 449 г. до н. э. В 446 г. до н. э. Афины пошли на заключение 30-летнего мирного договора со Спартой. Мир подтвердил владычество Афин в Морском союзе и на море вообще, но и засвидетельствовал отказ города от серьезных претензий на суше. Следующие 15 лет в Греции были периодом относительного спокойствия.

При Перикле Афины преобразились. Широко используя средства из союзной казны, Олимпиец решил украсить свой город, все еще хранивший следы персидского нападения 480 г. до н. э. Программа общественного строительства была направлена и на то, чтобы дать заработать малоимущим слоям населения. Выросли величественные сооружения: знаменитый Парфенон (храм Афины), Одеон (крытый концертный зал), Пропилеи (вход на Акрополь). Преодолев сопротивление аристократии, Перикл организовал строительство Длинных стен, связывавших город с портом Пирей и Фалерской гаванью и служивших и для оборонительных целей. Афинская культура вошла в эпоху расцвета. Ближайшими друзьями и учителями правителя были философ Анаксагор, скульптор Фидий, музыкант Дамон. Тогда же творили поэт Пиндар, драматург Софокл и многие другие. В доме возлюбленной Перикла гетеры Аспасии собиралась интеллектуальная элита города и всей Эллады.

Надо сказать, что в демократических Афинах свято соблюдался принцип свободы слова. Так, самого Перикла высмеивали в театре, его друзья в свое время подверглись мощной судебной атаке, против этого стратег ничего не мог поделать. Был изгнан за неверие Анаксагор, умер в тюрьме обвиненный в хищениях, якобы имевших место при возведении знаменитой статуи Афины, Фидий. Перикл еле спас от наказания Аспасию, вызывавшую раздражение своим вольнодумным салоном, своими отношениями с разведшимся ради нее Периклом, своим влиянием при неафинском происхождении (Аспасия была уроженкой Милета).

СОСТАВЛЕНИЕ ЗАКОНОВ XII ТАБЛИЦ

После установления в Риме республиканского правления здесь началась ожесточенная борьба между сословиями патрициев и плебеев. Результатом этой борьбы на определенном этапе стало составление так называемых Законов XII таблиц — первого письменного образца знаменитого римского права, ставшего основой всей мировой юриспруденции.

Борьба плебеев велась вокруг двух основных вопросов: допуск к захваченным и просто общественным землям, который был для них затруднен, и получение права более широко участвовать в управлении Римским государством. По сути, плебеи стремились ликвидировать старые родовые устои. В полной мере им, конечно, этого сделать не удалось — патриции еще очень долго продолжали играть главенствующую роль, но в целом успехи римского плебса в то далекое время были поразительны. Ярким эпизодом в рамках бескомпромиссной борьбы аристократов с плебсом была так называемая первая сецессия, случившаяся в 494 г. до н. э. Тогда плебеи отказались участвовать в военных действиях и проследовали довольно большой толпой на Священную гору, отстоящую к северу от города на расстоянии трех миль. Мятеж испугал патрициев. Результатом стало появление должности народных трибунов, в обязанности которых входила защита плебеев от произвола патрицианских магистратов. Власть и личность народных трибунов считались неприкосновенными. Впоследствии трибуны получили право вето, т. е. право наложения запрета на любое решение любого чиновника и сената, противоречащее интересам плебеев.

Но этим дело не ограничилось. Плебеи продолжали добиваться решения земельного вопроса, облегчения положения должников и допуска к магистратурам и жреческим коллегиям. В 486 г. до н. э. консул Спурний Кассий предложил разделить между плебеями землю, завоеванную у герников. Патриции не допустили этого, казнив Кассия. С предложением о наделении плебеев участками выступил в 462 г. до н. э. и трибун Секст Титий, но мероприятие опять было отложено. Наконец, в 456 г. до н. э. трибуну Ицилию удалось добиться раздачи общественных земель на Авентине.

Параллельно с земельным вопросом решался и политический. Постоянным атакам подвергалась патрицианская власть консулов, грешивших откровенным произволом при принятии разного рода судебных, и не только, решений. В 473 г. до н. э. трибун Гней Генуций требовал суда над консулами прошлого года, за что и был коварно убит. В 471 г. до н. э. прошел плебисцит Публилия Волерона, перенесший выборы трибунов в плебейские собрания. В 457 г. до н. э. число трибунов было увеличено до 10.

Незадолго до этого трибун Терентилий Арса открыто потребовал умаления консульской власти и вообще урегулирования управления общиной. В конце концов борьба, начатая Арсой, закончилась в 451 г. до н. э. избранием коллегии децемвиров.

Первые децемвиры (в переводе «10 мужей») были только патрициями[16]. Главным среди них был Аппий Клавдий. На время их работы были приостановлены полномочия консулов, но одновременно ликвидированы и должности народных трибунов. Каждый из децемвиров управлял Римом по очереди в течение (по разным данным) или одного, или десяти дней. В задачу коллегии входило в первую очередь составление и опубликование свода законов. Прогрессивный смысл этого мероприятия заключался в том, что фиксация и опубликование законов делало невозможным произвольное толкование существующего права в суде, что часто наблюдалось среди патрициев-судей до этого.

Не все в истории деятельности коллегии 10 мужей кажется историкам достоверным. Это относится и к описываемой античными авторами поездке римского посольства в Грецию с целью ознакомления с законами Солона (хотя влияние греческого законодательства в законах децемвиров просматривается достаточно отчетливо). Романтичен, но не вполне убедителен и рассказ о 2-й сецессии плебса на Священную гору во время восстания против децемвиров в 449 г. до н. э.

За годичный срок децемвиры успели опубликовать законы, начертав их на 10 бронзовых таблицах. Но работа еще не была закончена. На следующий год полномочия коллегии были продлены, однако ее состав стал более демократичным — теперь среди децемвиров было 5 патрициев и 5 плебеев. Результатом деятельности новой коллегии стали еще две таблицы законов. Новые децемвиры, которыми руководил все тот же Клавдий, не спешили расставаться с властью, превращаясь на глазах римлян в обычных тиранов. Они начали устранять своих политических оппонентов физически. Так, во время одного из сражений был убит любимец плебеев бывший трибун Луций Сикций Дентат.

Дело закончилось переворотом. Римляне были возмущены домогательствами Аппия Клавдия по отношению к невесте трибуна Ицилия Вергинии. Отец несчастной девушки, чтобы не допустить бесчестия дочери, собственноручно заколол ее. Началось восстание. Войска во главе с трибунами заняли Авентин. Оказавшись перед угрозой гражданской войны, децемвиры вынуждены были отказаться от власти. Главные среди них Аппий Клавдий и Спурий Оппий покончили с собой в тюрьме, остальные восьмеро были изгнаны из города, а их имения конфискованы. Власть трибунов была восстановлена, как и власть консулов. Вскоре решения плебейских собраний получили силу закона, обязательного и для патрициев.

Однако выставленные для всеобщего обозрения на форуме возле здания сената Законы XII таблиц остались в силе и сыграли положительную роль в дальнейшем развитии государства. Законы содержали постановления, относившиеся к судопроизводству, уголовному и гражданскому праву, некоторым полицейским правилам. На таблицах оказались зафиксированными действовавшие нормы и отношения, шедшие из недр родового строя, такие как талион (легче всего этот принцип описать сакраментальной фразой «око за око, зуб за зуб»), патронат и клиентела. Нормы семейного права основывались на безусловном господстве главы семьи. Были запрещены браки между патрициями и плебеями[17], узаконены рабовладельческие отношения.

Вместе с тем была подтверждена безусловная неприкосновенность и священность частной собственности (что было в интересах богатого плебса), были ограничены проценты, которые могли брать ростовщики. Постановлялось, что позднейший закон всегда имеет преимущество перед предыдущим. Главным же результатом составления этих законов было их обнародование, т. е. формализация судебных процессов, установление контроля над чиновниками, вершащими суд. Кроме того, фиксировалась обязательность государственных законов для всех слоев населения, что объективно способствовало делу уравнения плебеев и патрициев в правах.

ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА

Война, продлившаяся 26 лет, коренным образом изменила политическую обстановку в Греции. Основными противниками были, конечно, Спарта и Афины, но на самом деле в нее было втянуто большинство греческих полисов и их колоний. Сражались не только полисы, сражались режимы — олигархия и демократия. В ходе ожесточенной войны уничтожались посевы, виноградники, скот и, конечно, тысячи, десятки тысяч людей; обострялись социальные противоречия, разрушалось гражданское общество, расшатывалась мораль. Система независимых греческих полисов вплотную подошла к кризису.

Основной причиной начавшейся войны стала экспансия Афин, направленная на запад. Афинян очень интересовали богатые и малоосвоенные территории в Италии, и, продвигаясь к Апеннинскому полуострову, они неизбежно сталкивались с наиболее влиятельным в том регионе Коринфом. Афины заключили оборонительный союз с островом Керкира, лежащим на полпути из Греции в Италию. Затем афиняне осадили город Потидеи в Халкидике, который одновременно входил в Афинский союз и являлся колонией Коринфа. Наконец, Афины, стремясь выйти к Коринфскому заливу на западе Греции, оказывали мощное давление на отпавшие от их союза еще в 445 г. до н. э. Мегары. Согласно «мегарской псефисме» 432 г. до н. э. жителям этого города было запрещено торговать с Афинами и их союзниками. Коринф понимал, чем грозит ему афинская западная экспансия, потому готовился к серьезной войне. Коринфяне обратились за помощью к Спарте, пригрозив в случае отказа выйти из Пелопоннесского союза. К антиафинской коалиции присоединились и Фивы, традиционные и естественные противники Аттики в Центральной Греции, а также Дельфийский оракул, недовольный помощью, которую Афины оказывали претендовавшим на священные земли фокидянам.

В Афинах многие тоже понимали неизбежность войны с Коринфом и Спартой. К тому же Перикл, находившийся под серьезным давлением со стороны оппозиции — ему грозили судебные процессы за якобы совершенную им растрату средств, — мог надеяться укрепить во время войны свое положение.

В Спарте и Афинах были разработаны общие планы ведения войны. В Спарте рассчитывали на быструю победу на суше. Перикл же убедил сограждан в том, что они могут оставить Аттику и укрыться в укрепленном Афино-Пирейском районе за Длинными стенами, в то время как мощный флот будет блокировать и нападать на спартанские территории на Пелопоннесе, одновременно снабжая город всем необходимым.

Война началась в 431 г. до н. э. Весной дружественные Спарте Фивы напали на союзные Афинам Платеи. Последовал ряд взаимных обвинений, затем спартанцы вторглись на афинскую территорию. Как и было задумано, население Аттики укрылось в Афинах и Пирее. Лакедемоняне безжалостно сжигали посевы, вырубали оливковые рощи и виноградники. Это ожесточило сердца афинян, уже косо посматривавших на Перикла. А тут еще в столице от большого стечения народа и скота началась чума. В результате она выкосила около четверти населения Аттики. Озлобленные афиняне сняли Перикла с должности стратега и приговорили к денежному штрафу. Но уже в 429 г. до н. э. они вернули Перикла к власти, поскольку в целом его план оправдывался. Однако Перикл в том же году умер от чумы.

Противники еще долго действовали в рамках своих доктрин. Афинам удалось захватить опорный пункт в Пелопоннесе, зато спартанцы получили такой же пункт во Фракии, угрожая таким образом хлебным поставкам в Афины.

В 421 г. до н. э. уставшие соперники заключили так называемый Никиев мир на условиях статус-кво. Так закончился первый период войны, названный по имени спартанского царя Архидамовым.

Но в обоих лагерях были сторонники войны до победного конца. В 420 г. до н. э. племянник Перикла Алкивиад, возглавлявший наиболее воинственно настроенную группировку, создал коалицию пелопоннесских полисов (Аргос, Мантинея, Элея), которая при поддержке Афин выступила против Спарты. В августе 418 г. до н. э. войска этой коалиции были разбиты при Мантинее.

Через некоторое время афинские радикалы добились организации экспедиции в далекую Сицилию. Этот авантюрный поход состоялся в 415–413 гг. до н. э. и обернулся для Афин катастрофой. Сицилийские города вовсе не были рады прибывшим афинянам и выступили против них единым фронтом. А предавший родину Алкивиад поведал Спарте о планах противника и подвиг лакедемонян на организацию поддержки итальянским полисам. Афинский флот был разбит и сожжен в Сиракузской гавани, войско, отступавшее в глубь Сицилии, было окружено и разгромлено. Афины в 413 г. до н. э. направили в Сиракузы еще 26 тысяч воинов. Однако и это не обеспечило им успеха.

Вскоре пелопоннесцы заняли важную крепость Декелея на территории Аттики, парализовав работу Лаврийских рудников. Афинам пришлось усилить поборы с союзных городов, в которых все чаще раздавались призывы к «свержению афинской тирании». Один за другим города покидали Морской союз. Война продолжилась на море и перекинулась в Малую Азию. Но еще долго Спарта, даже получая финансовую поддержку из Персии, не могла сломить сопротивление раненых, но могущественных Афин. Алкивиад вернулся в свой город, и благодаря его энергии и таланту в Аттике не пришли к власти олигархи, строился новый флот, был проведен ряд блестящих морских сражений.

Решающее поражение афинянам нанес спартанский полководец Лисандр. Он позаботился об усилении спартанского флота, укрепил отношения с Персией. Сделав твердую ставку на олигархов, он повсюду способствовал их приходу к власти, организовывал и вооружал, расставлял спартанские гарнизоны. Зона афинского влияния сокращалась, а финансовые трудности Афин соответственно росли. В 405 г. до н. э. Лисандр нанес афинскому флоту сокрушительное поражение в Пропонтиде при Эгоспотамах. Пути снабжения Афин продовольствием были перерезаны, сил для строительства нового флота у города-государства уже не было. А корабли Лисандра медленно двигались к Аттике, громя демократические режимы и заменяя их олигархическими. Осада самих Афин длилась несколько месяцев с суши и моря, пока голодающий город не сдался.

Так в 404 г. до н. э. закончилась Пелопоннесская война. Афины были лишены всех заморских владений и остатков флота, укрепления Пирея ликвидированы. Афинский морской союз был распущен; сам полис включен в состав Пелопоннесского союза; демократический строй был заменен олигархическим. Гегемоном Греции стала Спарта. Война нанесла большой урон международному престижу Греции и способствовала очередному возвышению Персидской державы.

РАЗРУШЕНИЕ РИМА ГАЛЛАМИ

В конце V в. до н. э. Рим уже выделялся среди других городов Апеннинского полуострова своим прогрессивным общественным устройством. Впрочем, до гегемонии даже в пределах Италии было еще очень далеко, и что бы мы говорили, если бы она так и не состоялась? Вероятно, называли бы прогрессивным строй этрусских городов, постоянно враждовавших с Римом, или городов Латинского союза, чьи отношения с набиравшим мощь городом Ромула также были далеко не радужными.

Помимо местных соперников Риму приходилось иметь дело и с пришлыми народами. К примеру, галлами, которые наводнили половину Западной Европы и, хотя и не создали стройной государственной системы и культуры, претендовавшей на звание античной, однако были сведущи в военных делах. К концу V в. до н. э. галльские племена инсубров, бойев и др. заняли земли в Северной Италии и постоянно наседали в первую очередь на этрусков. В определенный момент этруски поняли, что без помощи Рима бороться с северными варварами будет очень тяжело. Из Клузия, к которому подошли галлы-сеноны, требовавшие от клузийцев земли, в Рим поспешили этрусские послы.

Римляне в этот момент все еще находились в состоянии определенной эйфории от победы над многолетним противником — городом Вейи. Они делили добычу, прославляли полководцев и силу римского оружия. На фоне всеобщего ликования выполнить униженную просьбу этрусков (которым, кстати, раньше и принадлежали Вейи) казалось римским политикам делом достаточно легким. Было решено немедленно вмешаться. Но вместо войск к галлам были посланы трое сыновей Фабия Амбуста. Те потребовали, чтобы галлы не нападали на союзников Рима. Галлы согласились, но взамен этруски должны были уступить им часть необрабатываемых полей.

На это этруски не пошли, а вскоре совершили вылазку, в которой приняли участие и римские послы. Одному из братьев Фабиев удалось убить галльского военачальника и завладеть его оружием. Надо сказать, что такие действия шли вразрез с тогдашним международным правом, запрещавшим послам принимать участие в военных действиях. Бренн (галльский вождь) потребовал от римлян выдать ему преступников, и сенат уже был готов согласиться, но возмущенный народ не дал этого сделать. Трое «забияк» даже были назначены военными трибунами.

Разгневанный надменностью римлян, Бренн снял осаду Клузия и с 70 тысячами воинов пошел на Рим. Это событие датируется 390 г. до н. э. Полчища галлов с поразительной скоростью вошли в римские пределы. Римляне поспешно вывели свое войско, которое встретилось с противником в 12 километрах от Рима, у впадения в Тибр речки Алии. Галлы атаковали немедленно, с хода. Левое крыло римского войска было опрокинуто практически сразу. Недолго продержались и остальные. 18 июля, день этого сражения, стал обозначаться в римском календаре как символ страшной катастрофы. Жалкие остатки армии укрылись в Вейях. Дорога на Рим варварам была открыта.

В городе началась паника, часть жителей эвакуировалась в Цере, среди них были и весталки, спасавшие римские святыни. За стенами крепости на Капитолии укрылись сенаторы с семьями и небольшой отряд защитников. Сюда же были собраны все сокровища и съестные припасы. Стариков, неспособных носить оружие, оставили в основной части города, чтобы не расходовать запасы пищи, собранные на Капитолии. Галлы почему-то вошли в Рим только на третий день после прибытия под его стены (при том, что ворота были открыты и им никто не мешал), это и позволило совершить вышеупомянутую эвакуацию на Капитолий. После этого город был полностью разграблен и сожжен воинами Бренна.

Варвары стояли под Капитолием в течение семи месяцев. Уровень их инженерного искусства так и не позволил им взять укрепление на холме. Об одной ночной атаке повествует знаменитая римская легенда. Однажды сон сморил защитников Капитолия, галлы же по незаметной тропинке стали пробираться по круче. Собаки римлян молчали, зато переполох подняли заслышавшие шаги людей гуси, посвященные богине Юноне. Начальник обороны Марк Манлий поднял на ноги подчиненных и лично ударом щита сбил первого показавшегося у стены галла. Весь вражеский отряд был сброшен римлянами в пропасть. Манлий получил прозвище Капитолийского, а гуси с тех пор стали едва ли не самыми почитаемыми животными в Вечном городе. Каждый год в Древнем Риме происходили праздничные шествия, во главе которых на специальной передвижной сцене возили серебряное изваяние гуся, украшенное декоративными тканями, и собаку, которую вешали за то, что она при нашествии галлов не залаяла.

Соперники были уже измучены стычками и моровой язвой, когда решено было заключить перемирие. Галлы получили известие о нападении на их земли венетов. Помогло римлянам и то, что этруски и латиняне в это время соблюдали, по крайней мере, благожелательный для Рима нейтралитет, объединившись таким образом перед лицом общей опасности. Отряды этрусков и латинян уничтожали варварских фуражиров в окрестностях Рима. Отметим также, что в это время у галлов не было острой необходимости захватывать новые земли, поскольку они лишь сравнительно недавно появились в Италии, скорее перед ними стояла задача захвата ценностей. Эту задачу они и выполнили, потребовав у римлян большой выкуп за свой отход с позиций. По другой легенде, во время взвешивания золота римский народный трибун обнаружил неисправность весов и укоризненно указал на это. В ответ галльский военачальник положил на чашу весов свой меч со словами: «Горе побежденным!»

После завершения осады перед римлянами встал вопрос, восстанавливать ли сожженный дотла город, построить другой на новом месте или переселиться всем в Вейи. Говорят, что когда в сенате решался этот вопрос, мимо проходил отряд солдат, и центурион громко скомандовал солдатам: «Знаменосец, ставь знамя! Остаемся здесь!». Эта команда была истолкована сенаторами как знак свыше, и они приняли решение восстанавливать Рим. Вскоре в пределах Лация было основано шесть новых колоний, чтобы компенсировать ущерб потерявшим кров жителям города.

Долгое время римляне вели летоисчисление от года сожжения Рима. Воспоминания о золоте, отданном в 390 г. до н. э. галлам, горело, как след от пощечины, на гордом лице великого города. В течение следующего полувека галлы еще не менее пяти раз вторгались в Лаций, но неизменно встречали стойкий отпор со стороны союза латинских городов. Нападения этих варваров, вероятно, только ускорили сплочение и объединение латинских племен под властью Рима, неизменно возглавлявшего борьбу против «внешнего агрессора».

ОСНОВАНИЕ АКАДЕМИИ ПЛАТОНОМ

500 знаменитых исторических событий

Рафаэль. Фрагмент фрески «Афинская школа»


Говоря об истории Древней Греции, мы, пожалуй, в первую очередь вспоминаем о культуре этой страны. Именно культурные достижения позволяют считать Грецию колыбелью европейской цивилизации. Значительную часть всего древнегреческого культурного наследия составляют труды мыслителей, совмещавших роли и философа, и естествоиспытателя. Две могучие фигуры выделяются на фоне всех философов античности — это создатели известнейших философских систем, повлиявших на развитие мысли вплоть до наших дней, Платон и Аристотель.

Влияние Платона на развитие философии и вообще мировоззрение образованных людей его времени было огромным. Он создал уникальное в своем роде учебное заведение, которое сформировало многих философов, политиков, да и просто известных общественных деятелей.

Платон родился в 427 г. до н. э. в знатной семье, которая вела свою родословную от последнего царя Аттики Кодра. Философии он учился у ученика Гераклита Кратила, от которого позаимствовал диалектические идеи, и у Сократа. После смерти последнего Платон выехал в Мегары, но вскоре вернулся в Афины, занявшись политической и литературной деятельностью. Позже Платон осуществил поездку в Южную Италию и на Сицилию, где познакомился с учением пифагорейцев и попал под их влияние. В 388 г. до н. э. он принимал участие на стороне аристократов в политической борьбе в Сиракузах. В результате по решению тирана Дионисия афинянина вывезли на рынок невольников. Его выкупил и отпустил на свободу киренец Анникиред. Потерпев поражение в практической политике, Платон возвратился в Афины. Когда друзья Платона, собрав деньги, решили вернуть Анникиреду долг, тот от денег отказался. Тогда Платон на эти деньги купил сад, носивший имя афинского героя Академа, и открыл в нем свою философскую школу — Академию. Сад героя Академа был у афинян обычным местом прогулок. В свое время Гиппарх, сын тирана Писистрата, обнес его стеной, Кимон превратил эту местность из запущенной и безводной в хорошо орошаемую рощу с тенистыми аллеями и устроил там гимнасий.

Над входом на территорию школы было написано: «Не геометр да не войдет сюда». Так Платон подчеркивал, что здесь занимаются высоким, чистым знанием. Однако его философское учение тесно переплеталось с политическим. Кроме действительно довольно абстрактных рассуждений о бытии, идеях и пр. Платон в своих произведениях «Государство» и «Законы» разработал знаменитую модель идеального государства. В трактате «Государство» Платон пишет о том, что главная причина порчи обществ и государств (которые когда-то, во времена «золотого века» имели «совершенный» строй) заключена в «господстве корыстных интересов», обуславливающих поступки и поведение людей. В соответствии с этим основным недостатком Платон подразделяет все существующие государства на четыре разновидности в порядке увеличения, нарастания «корыстных интересов» в их строе. Идеальным является государство, в котором правят «философы». По Платону, если правитель-философ строит всю свою деятельность на основе созерцания подлинного бытия и умения согласовывать ее с общим божественным замыслом мироздания, то тиран — это символ нарушения всех божественных и человеческих законов и установлений. При этом Платон проявлял очевидные симпатии к аристократическим обществам вроде Спарты, находя в них очевидные «остатки» столь любимого им «золотого века», — т. е. родового строя. В эпоху постоянной нестабильности, ожесточенной борьбы, в которой политики демагогически использовали демократическую идею, такой консерватизм, ностальгия по «неподвижности» государственного и социального строя становятся вполне понятными.

Философов и должна была готовить для греческих полисов Академия Платона. В ней была воплощена и пифагорейская идея о совместном «правильном» проживании мудрецов, и платоновская идея о необходимости перед тем как строить идеальное общество воспитать добродетель в отдельном человеке. Ученики жили вместе, слушали диалоги, которые сочинял Платон, обсуждали их, писали сами. Проводились диспуты на самые разные темы: дружба, здравомыслие, бессмертие души, идея прекрасного. Все большее место с течением времени стала занимать математика, которую наряду с диалектикой Платон считал основной наукой, которую должен изучить мудрый правитель-философ.

Платон — один из немногих мыслителей древности, чьи произведения дошли до нас в таком большом количестве (36 работ). Это подчеркивает и высокий уровень организации Академии, и тот авторитет, которым пользовался Платон у учеников, наконец, численность и возможности «выпускников». Свое учение Платон развил в диалогах, в которых основным действующим лицом выступает его покойный учитель Сократ. Очень многие идеи этого «литературного» Сократа на самом деле принадлежали Платону.

Главу Академии считают создателем первой стройной теории объективного идеализма. Платон доказывал, что мир вещей, который нас окружает и который мы чувствуем, — лишь тень мира идей, чистых понятий, существующих в «занебесных областях».

Не вдаваясь глубоко в подробности платоновского учения, можем сказать, что платонизм, а затем неоплатонизм оказал огромное влияние на развитие христианского учения. То же можно сказать и о многих философских теориях. Платон занимался этикой, проблемами познания, теорией искусства, религией. Именно от него мы узнали о загадочной Атлантиде, его рассуждения о соотношении вещи и ее наименования предвосхитили современные лингвистические теории. Есть мнение, что этот философ разработал метод доказательств, который лег в основу современной математики.

Учениками Платона были философы Спевсипп, Ксенократ и, наконец, первый мыслитель-энциклопедист Аристотель. Платон умер в 347 г. до н. э., но импульс, данный им, был настолько сильным, что Академия просуществовала (в том или ином виде) до 529 г. н. э. и была закрыта византийским императором Юстинианом.

СРАЖЕНИЕ ПРИ ЛЕВКТРАХ. КОНЕЦ ГЕГЕМОНИИ СПАРТЫ

Гегемония Спарты оказалась крайне обременительной для населения Эллады. Оказалось, что лакедемоняне очень неразборчивы в средствах при укреплении своей власти. Установление олигархических режимов сопровождалось изгнаниями, казнями, конфискацией имущества всех инакомыслящих. Спартанские наместники не хотели делиться властью, бесчинствовали лакедемонские гарнизоны. Алчные спартанцы вторгались на территории суверенных полисов, вспоминая какие-то старые обиды и просто «для профилактики». Ни о каком равноправии полисов не было и речи.

На рубеже V и IV столетий до н. э. Спарта попыталась вмешаться в борьбу за владычество в Малой Азии, что закончилось для нее крайне неудачно. В тылу тут же вспыхнули восстания греческих городов Балканского полуострова. Персия же, которая до этого поддерживала лакедемонян деньгами, дала мощный отпор с помощью дипломатии, тех же денег и просто военным путем. В 387 г. до н. э. Спарте пришлось подписать с персидским царем позорный Анталкидов мир. Спартанцы отказывались от всех завоеваний греков в греко-персидских войнах и уступали персам малоазийские города. Зато договор предусматривал запрещение в Греции любых союзов, кроме Пелопоннесского. Сразу после заключения мира по Элладе прокатилась очередная волна спартанских репрессий. В частности, Фивы вынуждены были распустить Беотийский союз и стать союзником Спарты.

Новый порядок в этой области Греции не продержался и десяти лет. В 379 г. до н. э. в Фивах при тайной поддержке Афин произошло антиолигархическое восстание. Был восстановлен союз беотийских городов. Изгнав спартанцев, фиванские демократы укрепили армию. Их лидеры Пелопид и Эпаминонд выступали за ликвидацию подчиненного положения всех греческих городов. Беря пример с Фив, восставали и другие полисы. Афины в 378 г. до н. э. создали Второй Афинский морской союз, прямо нарушив условия Анталкидова мира.

Главный город Беотии быстро восстанавливался. Пелопид и Эпаминонд уделили много внимания укреплению государства. Когда спартанцы попробовали вернуть свою власть в регионе, они натолкнулись на упорное сопротивление и в итоге проиграли, что было сигналом к полному свержению их власти в Греции.

На территорию Беотии в 371 г. до н. э. вторглось из соседней Фокиды войско спартанского царя Клеомброта. Он шел прямо на Фивы, будучи уверен в быстром приведении мятежного города к покорности. В союзе с Фивами в тот момент находились только жители беотийских городов, да и те не очень торопились на помощь, явно опасаясь непобедимых воинов Лакедемона.

Крупнейшая битва между фиванцами и спартанцами произошла 5 августа при Левктрах. Здесь, в 13 км юго-западнее Фив, Клеомброта встретила армия Эпаминонда. У спартанцев было 10 тысяч гоплитов и тысяча всадников, фиванцы располагали 6 тысячами пехотинцев и полутора тысячами всадников. Кстати, фиванская конница была одной из лучшей в Элладе, поскольку Беотия была богата лошадьми и ее воины с раннего детства упражнялись в верховой езде.

Войска спартанцев и их союзников были выстроены в традиционную фалангу, имевшую по всему фронту ширину в 12 шеренг. На правом краю, который традиционно считался греками самым почетным, находился царь с лучшими частями. Перед пехотой по центру находилась кавалерия.

Построение же, к которому прибег Эпаминонд, навсегда внесло его имя в анналы военной истории. Вместо равномерного распределения войск по всему фронту фиванский полководец сосредоточил главные силы, собрал «кулак» там, где он намеревался нанести решающий удар. На левом фланге беотийской армии была выдвинута вперед колонна из 50 (!) шеренг, которую замыкали лучшие части — так называемый «священный отряд» (триста человек). Остальной фронт имел в глубину лишь 8 шеренг.[18] Эпаминонд правильно рассчитал, что если победить спартанцев, группирующихся вокруг царя, остальную часть вражеского войска добить будет нетрудно. Перед фиванской пехотой также расположилась конница.

Клеомброт в связи с праздником не хотел сражаться именно в этот день. Эпаминонд же приказал армии двигаться к лагерю, делая вид, что и он придерживается того же мнения. Когда успокоившиеся спартанцы также стали разворачиваться, фиванский полководец приказал коннице начать атаку. Спартанские всадники не ожидали столь стремительного изменения планов врага и были опрокинуты. Отступая, они внесли суматоху в ряды своей пехоты, нарушили строй фаланги, которая обычно выстраивалась довольно долго. Конница Эпаминонда, выполнив задачу, отошла на левый фланг фиванской армии. Затем весь этот левый фланг обрушился на противника. В это время спартанская фаланга как раз загибала свой правый фланг, чтобы окружить войско фиванцев. Ей это не удалось, поскольку она встретила мощное сопротивление «священного отряда».

Передовой же «кулак» Эпаминонда прорвал спартанский строй в решающем пункте. Клеомброт был убит. Увидев проблемы на правом, лучшем, царском фланге, дрогнула вся спартанская фаланга. В это время подтянулся второй, центральный уступ беотийского войска. Спартанцы бежали, оставив на поле боя убитыми тысячу человек.

Весть о поражении при Левктрах пришла в Спарту во время праздника. Город был переполнен иностранцами, которые вскоре разнесли это удивительное известие по всей Греции. Полисы один за другим скидывали постылое лакедемонское иго. Спартанцы уже не могли в одиночку справиться с многочисленными врагами. Уже в 370 г. до н. э. армия Эпаминонда опустошила Лаконику и подошла к Спарте, так гордившейся отсутствием стен. В 362 г. до н. э. состоялось еще одно крупное сражение фиванцев против спартанцев при Мантинее на Пелопоннесе. На этот раз кавалерия Эпаминонда гораздо активнее взаимодействовала с пехотой, фаланга снова была прорвана. Спартанцы опять были побеждены, хотя в сражении погиб и Эпаминонд.

Фивы положили конец владычеству Спарты, став самым могущественным полисом Эллады. Но в полной мере воспользоваться этим положением столице Беотийского союза не удалось. Греция надолго погрузилась в пучину постоянных войн и междоусобиц, в которых жадность и амбиции полисов были сильнее общегреческой идеи. Конец постоянным военным конфликтам внутри самой Греции положило лишь ее полное подчинение Македонии.

ОБЪЕДИНЕНИЕ ГРЕЦИИ ПОД ВЛАСТЬЮ МАКЕДОНИИ. КОРИНФСКИЙ КОНГРЕСС

В середине IV в. до н. э. Элладу раздирали войны. Жажда наживы, сведение старых счетов — вот что определяло политику греческих государств. Появление новых сильных центров лишь усложняло ситуацию. В ходе постоянных раздоров коренным образом менялась социально-экономическая обстановка — увеличивался разрыв между богатыми и бедными, росла численность рабов, среди которых появились и греки. Оборотистые люди в смутное время как всегда наживались, все чаще выходя за пределы родного крохотного полиса и мысля уже общегреческими категориями, как, впрочем, и беспринципные политики и полководцы. Полисы широко использовали наемные войска, солдаты которых уже слишком много времени проводили за пределами родного города, чтобы не потерять значительную долю своего местечкового патриотизма.

Идея замкнутого суверенного полиса уже не отвечала требованиям нового времени: мешала развитию товарно-денежных отношений, созданию прочных союзов и, в конце концов, была одной из главных причин продолжающихся войн. Измученные постоянным переделом собственности, конфискациями и разрушениями греки все чаще говорили о необходимости мира, о единении всех эллинов. Родилась и идея, которая могла бы их объединить, — общий поход на Восток, на ненавистную и богатую Персию.

Взаимным ослаблением греческих государств в ходе междоусобиц воспользовались македоняне, до этого редко принимавшиеся в расчет жителями главных центров Эллады. Македония, область на севере Греции, долгое время отставала в развитии от своих южных соседей. Более активно участвовать в политической игре Эллады она начинает в период греко-персидских войн. Укрепил царскую власть в Македонии Филипп II. В юности он был отправлен в качестве знатного заложника в Фивы, когда его родина проиграла войну в 367 г. до н. э. Там Филипп познакомился с эллинской культурой. Особенно важным, как оказалось впоследствии, стало его знакомство с военной системой Эпаминонд а.

Вернувшись в Македонию, Филипп становится опекуном малолетнего царственного племянника, а через некоторое время сам захватывает престол. В первые же годы своего правления в ходе централизации власти он расправился со своими основными политическими соперниками внутри страны, затем сумел отразить нападения иллирийцев и фракийцев. Филипп провел серьезную военную реформу. Она превратила македонскую армию в сильнейшую среди греческих. Было организовано регулярное войско, в пехоте которого сражались свободные крестьяне, в коннице — родовая знать. В войске была установлена строжайшая дисциплина.

Опорой боевого порядка была знаменитая македонская фаланга, отличавшаяся от греческой компактностью, большей численностью и глубиной построения и обладавшая огромной ударной силой и большой устойчивостью. Входящие в фалангу тяжелые пехотинцы были вооружены особыми длинными пиками — сариссами. Совершенно особую роль в македонской армии играла тяжелая регулярная конница, состоящая из гетайров — «друзей царя» — наиболее родовитых македонян. Кавалерия зачастую решала исход всего сражения.

Укрепив армию и проведя ряд внутренних реформ, направленных на усиление царской власти, Филипп приступил к завоеваниям. Были захвачены фракийские золотые рудники. Затем македонский правитель ввязался в так называемую Священную войну (355–346 гг. до н. э.), в которой участвовало множество полисов. Началась война с того, что полисы — члены Дельфийской амфиктионии — обвинили Фокиду в распашке земель, принадлежащих важнейшему греческому храму. На стороне Фокиды выступила сначала Спарта, а затем и Афины. «Истцы» попросили помощи у Филиппа, который с удовольствием принял предложение, разгромил Фокиду, жестоко расправился с ее жителями, а сам занял ее место в амфиктионии.

Еще раньше македоняне напали на входивший в орбиту афинской политики город Олинф на полуострове Халкидика. Афины не смогли помешать Филиппу, в результате чего был заключен Филократов мир с Македонией (346 г. до н. э.), и та через некоторое время владела уже всем фракийским побережьем. Явное усиление северного государства беспокоило уже всех греческих политиков. Только одни видели в Филиппе объединителя эллинов, который сможет повести их за собой в борьбе против внешних врагов, а другие — будущего душителя свободы греческих городов. Лидером промакедонской партии в Афинах был Исократ, лидером антимакедонской — знаменитый оратор Демосфен.

Филиппу удалось покорить Фессалию и стать главой Дельфийской амфиктионии, он опять вторгся в Элладу, обвинив в святотатстве на сей раз город Амфиссу. При этом Филипп захватил проход в Беотию, и над Фивами нависла реальная угроза. На помощь им выступили Афины, Мегары, Эвбея, Коринф и ряд других городов. Историческая битва между объединенными греческими силами и македонянами состоялась в 338 г. до н. э. у беотийского города Херонеи. Здесь Филипп и его сын Александр, командовавший конницей, одержали полную победу, остатки греческих войск разошлись по своим городам. Македоняне же захватили оставленные без помощи Фивы. Город был сурово наказан, там было учреждено олигархическое правление и оставлен македонский гарнизон.

Македонский царь продемонстрировал большой политический такт, развив успех не вооруженным путем, а с помощью дипломатии. Напуганные угрозой продолжения войны греки уже не могли ничего противопоставить. А Филипп отпустил пленных и созвал в Коринфе в 338/337 г. до н. э. всеэллинский конгресс, на котором греки согласились со всеми условиями македонского царя. Конгресс провозгласил всеобщий мир. Был оформлен Панэллинский союз всех греческих государств (за исключением Спарты), который в свою очередь заключил «вечный» оборонительно-наступательный союз с Македонией. Главной целью этого военного блока было ведение священной войны против Персии. Командующим же союзническими войсками назначался, естественно, Филипп. Он же был признан гегемоном эллинского союза. Под страхом тяжелого наказания ни одно государство, ни один грек не должны были выступать против царя или помогать его врагам. Все возникавшие между греческими государствами спорные вопросы передавались на рассмотрение суда амфиктионов.

Решениями конгресса греческие полисы были провозглашены полностью независимыми, а для «охраны независимости» во многих городах были размещены македонские гарнизоны. Было запрещено менять тот политический строй в полисах, который существовал на момент конгресса, но Филипп, конечно, оказывал поддержку олигархическим режимам. Кроме того, он поддержал аристократические круги, добившись принятия решения о неприкосновенности частной собственности по всей Элладе, запрета на передел земель, запрета на кассацию в отношении долгов и отпуск рабов на волю в критических ситуациях (традиционная мера в случае срочной необходимости пополнить войско). Была объявлена борьба с пиратами и свобода мореплавания в торговых целях. Македонский царь стал фактическим правителем в Греции. Афинский оратор Ликург сказал, что с телами павших при Херонеях была погребена и свобода эллинов. С другой стороны, союз был направлен на стабилизацию политической обстановки. Охрана частной собственности была на руку не только знати, но и свободным крестьянам, ремесленникам и торговцам.

БИТВА ПРИ ГАВГАМЕЛАХ

500 знаменитых исторических событий

Битва Александра Македонского с Дарием. Мозаика из Помпей


Уже в 336 г. до н. э. Филипп во исполнение главной задачи Панэллинского союза отправил в Малую Азию 10-тысячную армию, но в том же году он был убит в Македонии. Кто стоял за этим убийством, мы не знаем. Во главе государства оказался сын Филиппа Александр, которому суждено было стать величайшим полководцем и завоевателем в истории человечества.

Отношения с отцом у Александра были непростыми. Филипп любил сына и надеялся на его помощь в управлении государством и на войне, но порывистость Александра и его боязнь лишиться трона из-за второй женитьбы отца выливались временами в серьезные конфликты. Так или иначе, но в момент смерти Филиппа II его отношения со старшим отпрыском находились в положительной фазе, поэтому особого противодействия при занятии престола Александр не встретил. Молодого царя с детства готовили к осуществлению больших задач. Слова об исключительности Македонии и ее возвышении среди государств Эллады наложились на природное честолюбие Александра. Обладая большими полководческими талантами, пользуясь ресурсами всей Греции, находясь во главе наиболее передовой армии того времени, этот человек добился поразительных успехов и, по сути, изменил мир.

Александр Македонский начал правление с подавления восстаний иллирийцев и фракийцев, обеспечив себе тыл. Затем он решительно и жестоко расправился с попытавшимися вернуть свободу Фивами, тем самым показав всей Греции, что македонская гегемония после смерти Филиппа не ослабела. Теперь можно было продолжить дело отца — отомстить персам за поругание греческих святынь. Поход в Азию начался в 334 г. до н. э. Через Геллеспонт в Малую Азию вместе с Александром отправилась большая греческая армия.

Первый бой с персами состоялся на реке Транше. Александр лично возглавил казавшуюся безрассудной атаку конницы через реку и полностью разгромил врага. Затем македонский царь принялся закреплять успех в Малой Азии. Ему сдались греческие города побережья, македонская армия заняла Карию, Ликию, Памфилию, Великую Фригию. К весне 333 г. до н. э. персидская армия попыталась остановить Александра в Северной Сирии, но у города Исс македоняне опять обратили персов в бегство. После этого великий завоеватель покорил финикийские города, лишив тем самым баз персидский флот (который и состоял-то в большей мере из финикийских кораблей). В Египте греческие войска встречали как освободителей от персидского господства, самого Александра жрецы объявили сыном бога Амона и фараоном. С тех пор он постоянно подчеркивал свое божественное происхождение.

Пока Александр учреждал новое управление на захваченных землях, обеспечивал коммуникации, закладывал города, персы собирали все наличные силы, чтобы дать грекам решающий бой. Теперь речь шла уже об охране «сердца Персии», ее крупнейших городов — Персеполя, Вавилона, Суз. Армия Дария III сосредоточилась в 400 км севернее Вавилона у местечка Гавгамелы. Туда же в сентябре 331 г. до н. э. подошли войска Александра Македонского. За время двухгодичной передышки персидское преимущество в численности войск еще увеличилось. Их армия под Гавгамелами насчитывала 80 тысяч человек, в том числе 12 тысяч кавалерии, 100 боевых колесниц, 15 слонов. У Александра же было 50–60 тысяч воинов, в том числе 4–7 тысяч конницы.

Боевой порядок македонян состоял из центра (фаланга тяжелой пехоты), правого фланга под командой Филона (македонская конница) и левого фланга под командой Пармениона (союзная греческая пехота). Фланги прикрывали легкие конница и пехота. Во второй линии находилась средняя пехота. Перед фронтом расположились лучники, которые должны были встретить колесницы персов. Дарий также расположил свои войска в две линии: в первой выстроилась пехота, во второй — вспомогательные войска. На флангах первой линии расположилась конница; впереди персы выставили колесницы и слонов. Равнинная местность и численное превосходство позволяли персам рассчитывать на успех.

Дарий начал сражение, бросив в атаку колесницы и слонов. Колесницы были снабжены серпами и должны были буквально выкосить македонские ряды, но те вовремя получили приказ расступаться перед «машинами смерти». Колесницы, не нанеся никакого вреда, проехали сквозь войско противника, за первой линией ими овладели конюхи Александра при поддержке средней пехоты. Частично наступление отразила легкая пехота, поражая возниц стрелами и хватая лошадей за поводья.

После первой неудачи Дарий приказал перейти в наступление по всему фронту, но в то же время Александр Македонский тяжелой конницей нанес стремительный удар по левому флангу противника. Здесь персидская конница была опрокинута и обращена в бегство. Успех флангового удара был поддержан македонской фалангой, вклинившейся в образовавшийся разрыв боевого порядка персов.

На своем правом фланге воинам Дария удалось прорвать линию врага, но затем, вместо того чтобы развивать успех, недисциплинированное разноплеменное персидское воинство принялось грабить обоз. Мародерство было прекращено македонской средней пехотой, выступившей в роли тактического резерва.

Тем временем конная группа под командованием самого македонского царя прошла по персидским тылам и внезапно обрушилась на правое крыло персов сзади. Дарий едва ли не первым покинул поле боя, за ним потянулась вся его армия. Персы в беспорядке бежали в направлении Арбел. Уже на следующий день авангард македонской армии оказался в 75 км от места сражения.

Диодор сообщает, что армия Александра Великого потеряла лишь 500 человек, весь огромный обоз персидского войска оказался в руках победителей. Теперь перед македонским царем был открыт путь на Вавилон, после взятия этого города были захвачены Сузы с царской казной, затем Персеполь. Держава Ахеменидов перестала существовать, Александр стал считать себя законным наследником побежденного им Дария III. В его руках уже была колоссальная территория, но завоевания на этом не прекратились. «Сын Амона» уже не мог остановиться, он мечтал объединить под своей властью всю ойкумену. Впереди были Бактрия, Согдиана, Индия…

СМЕРТЬ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО

500 знаменитых исторических событий

Александр Македонский


В середине лета 330 г. до н. э. Александр стремительно двинулся в восточные провинции через Каспийские ворота, где он узнал, что бактрийский сатрап Бесс сместил Дария с престола. После стычки близ того места, где расположен современный Шахруд, узурпатор заколол Дария. Александр отправил тело Дария для погребения со всеми почестями в Персеполе. Хотя до этого македонский полководец объявлял, что ведет личную войну против Дария, теперь он действовал как его наследник.

Дальнейшее продвижение Александра на восток хоть и приводило к увеличению его державы, сопровождалось все большими и большими сложностями. Местное население оказывало ожесточенное сопротивление, приходилось постоянно менять тактику. Управление огромной территорией было связано с большими сложностями, не все наместники одинаково хорошо справлялись со своими обязанностями. Удлинение коммуникаций вызывало перебои со снабжением и ослабление армии, вынужденной оставлять в крепостях гарнизоны. Менялся этнический состав армии Александра, многие греко-македонские ветераны уже не стремились к продолжению войны, в войско включались покоренные народы. Стремление к единоличному правлению, подражание восточным деспотам[19] вызывало недовольство ближайшего окружения, которое только усугублялось явным желанием Александра соединить Восток и Запад, смешать народ-победитель и побежденных. В рамках этого смешения и назначались командирами персы, была организована большая свадьба греков с персиянками.

Недовольные македоняне организовывали заговоры, которые Александр пресекал с большой жестокостью. Так, он казнил Филота и его отца Пармениона — ближайшего соратника отца и своего крупнейшего чиновника — командира элитной конницы «гетайров». Были ликвидированы и все соратники Пармениона, гетайрская конница реорганизована — Александр лишал влияния старую знать.

Затем был раскрыт «заговор пажей» — знатной молодежи, несшей охрану царя. Своего близкого друга Клита Александр убил лично на пиру. За отказ целовать ноги Александру был казнен историк Каллисфен. Великий завоеватель становился деспотом. Он все чаще участвовал в буйных попойках, раздражался, набрасывался на подданных.

После Средней Азии, где македоняне справились с жителями Бактрии, покорили Согдиану и прогнали скифов, наступила очередь сказочной Индии. Здесь Александр справился с царствами Пенджаба, но дальше на восток армия отказалась идти категорически. Впервые великий военачальник ничего не мог поделать с уставшими воинами. Пришлось возвращаться, причем на обратном пути от голода, жажды и болезней погибла значительная часть армии. Александр, еще не успевший оправиться после тяжелого ранения, полученного в Индии, вел свои войска пустынными районами Гедросии (Белуджистана), в то время как его полководец Неарх командовал флотом, который возвращался вдоль побережья Южной Азии.

Александр опять был в Персиде в начале 324 г. до н. э. К этому моменту невиданная по размерам держава македонского царя охватывала Балканский полуостров, острова Эгейского моря, Малую Азию, Египет, всю Переднюю Азию, южные районы Средней Азии и часть Центральной Азии до нижнего течения Инда. В процессе завоевания были разведаны и освоены пути сообщения и торговли между отдельными областями. Населению Греции, Финикии и Междуречья были открыты широкие возможности для колонизации и эксплуатации завоеванных территорий. Встретились цивилизации Запада и Востока, что коренным образом меняло культурный облик ойкумены.

Александр энергично занимался дальнейшим административным и военным устройством. Македонские ветераны были щедро вознаграждены и отправлены во главе с Кратером домой (при этом, правда, пришлось гасить мятеж в этих войсках), на смену им из Греции новобранцев вел Антипатр. Александр строил планы развития морских связей с Индией, покорения Аравии, усовершенствования ирригационной системы Евфрата и заселения побережья Персидского залива. Царь объехал с инспекцией Перейду, Сузиану и Мидию. Осенью 324 г. до н. э. в Экбатанах (столице Мидии) умер ближайший друг Александра Гефестион, человек, которому он безгранично доверял. Царь приказал чтить покойного как героя и одновременно оказывать божеские почести ему, Александру, о чем отправил указание и в Элладу. Биографы утверждают, что Александр был вне себя от горя из-за смерти Гефестиона, поэтому очень много пил. У царя прогрессировала мания величия, он все время требовал божеских почестей. Города волей-неволей уступали его требованию, но, например, в спартанском декрете говорилось: «Если Александр желает быть богом, пусть будет богом».

Летом 323 г. до н. э. после очередной длительной пирушки он слег от непонятной болезни. Говорят и о белой горячке, и о малярии. Не исключено, что царя отравили. Сделать это мог в принципе любой человек из свиты, который опасался, что непредсказуемый гнев царя падет и на него. Часто называют в качестве организатора отравления Антипатра, одного из немногих пожилых высокопоставленных чиновников, который хорошо помнил о судьбе Пармениона. Вероятно, болезнь царя осложнилась из-за многих довольно тяжелых ранений (последнее из которых он получил в Индии).

Доктора не могли спасти жизнь повелителя Азии — нижняя часть тела была парализована, нарушилась речь, не спадала высокая температура. 13 (или 10) июня 323 г. до н. э. Александра Великого не стало. Его тело было помещено в золотой гроб и отправлено в Грецию, но его перехватил Птолемей, который перевез его в Александрию Египетскую.

Наследник трона назван не был, и полководцы высказались в пользу слабоумного незаконнорожденного сына Филиппа II — Арридея и сына Александра от Роксаны, Александра IV, родившегося уже после смерти отца; сами же соратники покойного царя после долгих споров разделили сатрапии между собой. Империи не суждено было сохраниться. Оба царя были убиты: Арридей в 317 г. до н. э., Александр IV в 310 или 309 г. до н. э. Провинции стали независимыми государствами, а военачальники, следуя примеру Антигона, провозгласили себя царями. Началась новая — эллинистическая — эпоха. Деятельность великого македонянина привела к перенесению центров европейской цивилизации на Восток. Она способствовала распространению эллинизма по всему Ближнему Востоку и созданию — по крайней мере в экономическом и культурном смысле — единого мира, простирающегося от Гибралтара до Пенджаба.

РАЗДЕЛ ДЕРЖАВЫ АЛЕКСАНДРА. БИТВА ПРИ ИПСЕ

Ни один из крупных военачальников и администраторов Александра Великого и близко не обладал тем авторитетом, который был необходим для наследования такой державы. Поэтому-то борьба между диадохами (наследниками) Александра приобрела столь ожесточенные формы. Законных наследников по родству было двое — брат покойного завоевателя — Арридей, принявший имя Филипп III, и малолетний сын Александра — Александр IV. Ни тот, ни другой реальной власти не получили. Борьба велась между полководцами Александра Великого.

Помимо Антипатра, командовавшего войском, оставленным в Македонии и Греции, одно из первых мест занимал Пердикка, опытный полководец, прошедший школу Филиппа и Александра. Из других македонских деятелей выделялся Антигон, прозванный впоследствии Одноглазым, сатрап Великой Фригии, и Птолемей, выдвинувшийся к концу правления Александра. Командиром гетайров был Селевк. Остальные македонские вожди — Лисимах, грек Эвмен и др. — также стремились играть самостоятельную роль.

Главой царства был назначен Кратер, но фактически регентом стал Пердикка. Управление Грецией и Македонией было оставлено за Антипатром, Фракия передана Лисимаху, часть Малой Азии досталась Антигону, другая — Эвмену. В Египте быстро утвердился Птолемей Лаг, судя по всему, наиболее способный государственный деятель из всех диадохов. Восточными сатрапиями управляли прежние наместники. А Селевк, который вскоре станет одним из самых могущественных правителей, пока был назначен лишь главой конницы гетайров.

Естественно, все эти правители тут же столкнулись с внутренними восстаниями, а также немедленно начали войны между собой — ведь границы территорий были достаточно искусственными, а амбиции большими. В Греции Антипатр привел к покорности восставшие было города в ходе тяжелой так называемой Ламийской войны. Пердикка попытался отвоевать у Птолемея Египет, но был убит при переправе через Нил. Тогда же в столкновении с союзником Пердикки Эвменом погиб Кратер. Произошло новое распределение власти (321 г. до н. э.). Полномочия стратега-автократа вместо Кратера получил Антигон. Он продолжил войну с Эвменом, а к 316 г. до н. э., одержав победу и над ним[20], и над сатрапами Мидии, Персиды и Вавилонии, стал самым могущественным из диад охов. Селевк, опасаясь могущественного Антигона, бежал в Египет.

В 319 г. до н. э. умер Антипатр, назначив своим преемником не своего сына Кассандра, а одного из сподвижников Александра — Полиперхонта. В связи с этим одновременно с войной в Азии началась борьба за власть между Полиперхонтом и Кассандром в Македонии. Полиперхонт, стремясь обеспечить себе поддержку греков, выдвинул лозунг «освобождения Эллады». Вслед за тем Полиперхонт вступил в соглашение с Эвменом, признав за ним регентство и власть стратега-автократора Азии.

После падения союзника Полиперхонта Эвмена власть в Греции и Македонии перешла в руки Кассандра, который восстановил в ряде городов Эллады олигархический строй. Попытка матери Александра Великого Олимпиады захватить власть в Македонии окончилась провалом — она успела умертвить Филиппа Арридея, но затем сама была казнена. А Роксана и ее сын Александр IV были умерщвлены по приказанию Кассандра в 309 г. до н. э.

Вместе с Селевком, Птолемеем и Лисимахом Кассандр выступил против Антигона. Война велась и на море, и на суше с переменным успехом. Сражение при Газе (312 г. до н. э.) между Птолемеем с одной стороны и сыном Антигона Деметрием с другой закончилось полной победой египетского правителя. Селевк получил возможность вернуться в Вавилон.

Мир, заключенный в 311 г. до н. э., показал, что никто не достиг своей цели и уже не может быть и речи о единой державе. Диад охи выступали как сильные суверенные правители. Уже в 307 г. до н. э. возобновилась борьба между Антигоном и Кассандром на островах и в самой Греции, вскоре Кассандр потерял Аттику. В ходе борьбы противники принуждали к союзу греческие города, меняли там режимы. Разгорелось морское противостояние между сыном Антигона Деметрием и Птолемеем. В 306 г. до н. э. все противники провозглашают себя царями.

Поход Антигона в Египет не удался. Историки красочно описывают осаду острова Родоса, предпринятую Деметрием в 305–304 гг. до н. э., за которую сын Антигона получил прозвище Градоосаждатель (Полиоркет). Остров отстоял свою свободу. По мирному договору родосцы обязывались помогать Антигону Одноглазому во всех войнах, кроме тех, которые будут вестись против Египта.

На Востоке тем временем возвысился Селевк. Он нажился в результате похода по восточным сатрапиям (вплоть до Индии) и обладал уже достаточными ресурсами, чтобы возглавить новую антиантигоновскую коалицию, в которую вошли Лисимах и Кассандр.

В 301 г. до н. э. началось наступление союзников на царство Антигона. С юга наступал Птолемей, но он вернулся на родину, так как получил известие о поражении Селевка, что не соответствовало действительности. Он ограничился захватом Южной Сирии и удержал фактически занятые им регионы. Тем временем Селевк на самом деле продолжал наступление на Антигона из Междуречья.

Решающее сражение произошло во Фригии при городе Ипс летом 301 г. до н. э. Антигон Одноглазый потерпел полное поражение и погиб (ему было уже за 80!) в бою, сражаясь как простой солдат. Одной из причин поражения его историки называют действия Деметрия, который со своей конницей увлекся преследованием подавшегося фланга врага. Другая часть войска Антигона не смогла справиться с последовавшей в этот же момент атакой боевых слонов коалиции (преимущество в слонах было на их стороне — 480 против 70 у Антигона). Деметрий с остатками флота отступил к Эфесу, в его распоряжении оставался сильный флот и некоторые города Малой Азии, Греции и Финикии. Вскоре он захватил Афины.

Владения Антигона были поделены главным образом между Лисимахом, получившим малоазийские территории, и Селевком, получившим Сирию и Северное Междуречье. С битвы при Ипсе начинается история могущественного эллинистического царства Селевкидов, включившего в себя все восточные и переднеазийские сатрапии державы Александра и некоторые районы Малой Азии.

В 298 г. до н. э. умер Кассандр. В междоусобную борьбу двух его сыновей вмешались Пирр, царь Эпира, и Деметрий. Пирр захватил несколько областей Македонии, Деметрий же был провозглашен ее царем. Однако власть Деметрия над Македонией оказалась непрочной. В 288 г. до н. э. в Македонию вторглись Лисимах и Пирр. Деметрий вынужден был бежать. Пирр и Лисимах разделили его земли и войско. Деметрий же был разбит окончательно Селевком и умер в плену.

Изгнав Деметрия, Пирр в 285 г. до н. э. сделался царем Македонии. В то же время он владел Фракией и значительной частью Малой Азии. В 281 г. до н. э. его армия была разбита Селевком при Курупедии в Лидии (Малая Азия). Македония, однако, не подчинилась победителю. Вскоре могущественный диад ох был убит сыном Птолемея Лага — Птолемеем Керавном, бежавшим из Египта в Македонию. Сам Керавн был убит в стычке с кельтскими племенами, продвигавшимися из долины Дуная на юг. Через некоторое время царем Македонии стал сын Деметрия Полиоркета Антигон Гонат.

К середине 70-х годов III в. до н. э. Восток был разделен главным образом между царствами Антигонидов (Македония и часть Греции), Селевкидов (Азия) и Птолемеев (Египет).[21] Борьба между эллинистическими государствами продолжалась вплоть до захвата всех этих территорий Римом.

ПРИХОД К ВЛАСТИ ЦИНЬ ШИ-ХУАНДИ. СТРОИТЕЛЬСТВО ВЕЛИКОЙ КИТАЙСКОЙ СТЕНЫ

500 знаменитых исторических событий

Цинь Ши-хуанди


На значительной территории, которая сейчас является государством Китай, сами китайцы долгое время населяли лишь небольшой регион в среднем течении реки Хуанхэ. Лишь в I тысячелетии до н. э. и в начале нашей эры они широко расселились за пределами этой территории. Северо-восточную часть Китая населяли маньчжуро-тунгусские племена; северо-запад и запад — тюркские и монгольские, юго-запад — сино-тибетские и т. д. Во II тысячелетии до н. э. особенно усилилось племя шан на Хуанхэ. В XVII в. до н. э. некто Чэн Тан основал, возможно, первое государство Китая, которое получило название по имени племени — Шан. Соседи называли эту страну Инь. Именно к этому времени, что естественно, относятся и первые шаги в области ирригации. Вскоре и другие ваны (вожди) племен превращаются в царей.

В 1122 г. до н. э. государство Шан было покорено представителями племенного объединения Чжоу. Династия Чжоу правила на значительной части современной территории Китая удивительно долго — до III в. до н. э. Впрочем, власть царей над фактически самостоятельными государственными образованиями была номинальной, все попытки централизации были, в общем, неудачны. История государства Чжоу закончилась длительным периодом «враждующих царств».

Междоусобная война достигла своего апогея в IV и в начале III в. до н. э. Несогласованная работа по сооружению плотин вызывала стихийные бедствия, война мешала торговле и просто не давала китайцам спокойно жить и работать. Все это вместе с потребностью защищаться от натиска кочевников приводило население к мысли о необходимости объединения. В процессе объединения главную роль сыграло царство Цинь, охватывавшее поначалу западные районы Китая и распространявшее свое влияние на юг до реки Янцзы. В IV в. до н. э. в Цинь были проведены важные реформы, инициатором которых стал крупный сановник Шан Ян. Опираясь на служилую аристократию и торгово-ростовщические круги, этот реформатор нанес удар устоям патриархальной семьи и сельской общине. Шан Ян разрешил открытую торговлю общинными наделами, был усилен налоговый гнет. Приблизительно в это время бронзовые орудия полностью заменяются железными, в армии на смену колесницам приходит регулярная конница.

Благодаря реформам Шан Яна армия царства Цинь стала самой сильной среди китайских государств. В течение первой половины III в. до н. э. циньским царям удалось разгромить всех своих соперников, династия Чжоу утратила власть. Окончательное объединение царств произошло при Ин Чжэне (246–210 гг. до н. э.) В 221 г. до н. э. этот правитель принял титул императора (Хуанди) и стал именоваться Цинь Ши-хуанди («Первый император Цинь»). Он провел ряд успешных войн на севере с кочевниками гуннами, а на юге со страной Юэ.

В руках императора сосредоточилась вся полнота законодательной, высшей исполнительной и судебной власти. Государство при первом китайском императоре было разделено на 36 областей. Борьба с родовой аристократией и покровительство частным земельным собственникам и купцам вызывали сопротивление знати, но Цинь Ши-хуанди удавалось держать ее в узде. Централизация управления продолжалась. Во главе оппозиционного движения находились конфуцианцы. Этико-политическое учение, которого они придерживались, оказывало огромное влияние на развитие духовной культуры, политической жизни и общественного строя Китая на протяжении свыше двух тысяч лет. Основы конфуцианства были заложены в VI в. до н. э. Конфуцием. С самого возникновения конфуцианство, выражая интересы части господствовавшего класса (наследственной аристократии), было активным участником социально-политической борьбы. Оно призывало к укреплению общественного строя и сложившихся форм государственного управления путем строгого соблюдения древних традиций, идеализированных конфуцианцами, и определенных принципов взаимоотношений между людьми в семье и обществе. Согласно конфуцианству, постичь всю мудрость учения простолюдины не могли. Впрочем, учение эволюционировало, его толковали по-разному, поэтому на разных стадиях развития Китая конфуцианские мудрецы оказывались в разных лагерях.

Пытаясь ликвидировать малейшую возможность критики своего режима, император издал в 213 г. до н. э. указ о сожжении гуманитарной литературы, хранившейся в частных собраниях. В 212 г. Цинь Ши-хуанди казнил 460 конфуцианцев, обвинив их в подстрекательстве населения к выступлению против императорской власти. Цинь Ши-хуанди был последовательным сторонником другого учения — легизма. К числу наиболее важных легистских концепций относятся: государственное регулирование экономических процессов в стране; систематическое обновление государственного аппарата путем выдвижения чиновников; допуск к административным постам всякого, кто доказал свою личную преданность императору; четкая градация внутри правящего сословия; унификация мышления чиновничества; личная ответственность чиновника; цензорский надзор за чиновниками. Легисты выступали за то, чтобы все усилия народа были сосредоточены на земледелии и войне. Они разработали также учение о наградах и наказаниях как наиболее эффективных методах воспитания народа, при этом наказаниям отводили главную роль.

Одним из памятников эпохи Цинь Ши-хуанди стала Великая Китайская стена. Первые участки этого сооружения, которое было призвано защитить Китай от набегов кочевников с севера, были воздвигнуты еще в IV в. до н. э., но император поставил дело на широкую ногу. В 215 г. до н. э. Цинь Ши-хуанди приказал воздвигнуть сплошную стену, чтобы прикрыть северо-западные границы империи. Впоследствии стена неоднократно достраивалась и ремонтировалась. Она проходит с востока на запад от города Шаньхайгуань, на побережье Ляодунского залива, до пункта Цзяюйгуань (провинция Ганьсу). Длина Великой Китайской стены, по одним предположениям, не превышала 4 тысяч км, по другим — была свыше 5 тысяч км, высота 6,6 м (на отдельных участках до 10 м), ширина нижней части около 6,5 м, верхней около 5,5 м. На всем протяжении стены были сооружены казематы для охраны и сторожевые башни, а у главных горных проходов — крепости. Значительная часть Великой Китайской стены сохранилась до наших дней.

Строительство нового государства, войны и возведение стены требовали увеличения поступлений в казну, что приводило к увеличению налогов, усилению эксплуатации крестьян. Это, в свою очередь, вело к многочисленным восстаниям, крупнейшее из которых началось после смерти Цинь Ши-хуанди. К крестьянам примкнули и рабы. Лидер повстанцев деревенский староста Лю Бан в 207 г. до н. э. сверг последнего правителя династии Цинь и основал новую, получившую название Первой, или Старшей, династии Хань. Империя Хань просуществовала до 220 г. н. э.

БИТВА ПРИ КАННАХ

500 знаменитых исторических событий

Ганнибал


При упоминании Карфагена на память многим людям приходит личность выдающегося полководца Ганнибала. Возможно, он был тем человеком, который мог повернуть ход исторических событий, сместить центр западной цивилизации в Северную Африку. Для этого он сделал немало. Он одерживал блистательные победы. Битва, которую Ганнибал дал при Каннах, открывала перед Карфагенским государством широчайшие перспективы, но, в конечном счете, его постигла незавидная участь.

В IX в. до н. э. выдающиеся мореплаватели и торговцы финикийцы, проникшие во все уголки Средиземного моря, основали на территории современного Туниса новую колонию. Они назвали ее Карфаген («Новый город»). Карфаген был мощнейшей державой Западного Средиземноморья. С V в. до н. э. Карфаген предпринимал постоянные попытки закрепиться на богатом и плодородном, а также имеющем важное геополитическое значение острове Сицилия. В III в. до н. э. карфагеняне покорили западную часть острова. Но у них появился опасный соперник в лице римлян. К этому времени они уже вышли на самый юг Апеннинского полуострова и, естественно, тоже начали претендовать на Сицилию. В 264 г. до н. э. началась Первая Пуническая война[22]. Она продолжалась более двадцати лет и закончилась победой римлян. Карфаген потерял свою гегемонию в Западном Средиземноморье.

Практически сразу по окончании этой кампании в Карфагене начали распространяться реваншистские настроения, которые возглавил выдвинувшийся во время Первой войны полководец Гамилькар Барка. Не имея более достаточных сил для борьбы на море, карфагеняне решили осуществить большой сухопутный поход на Рим. Для этого пуны начали активные завоевания на Пиренейском полуострове. Гамилькар погиб в 229 г. до н. э., его место занял его зять Гасдрубал, а после смерти последнего (221 г. до н. э.) — сын Гамилькара Ганнибал. В это время Ганнибалу было 25 лет. Еще в детстве отец заставил его поклясться продолжить дело борьбы с ненавистным Римом.

Весной 218 г. до н. э. карфагенская армия под командованием Ганнибала выступила из Иберийского полуострова в поход на Рим. После беспрецедентного перехода через Альпы пуны вышли в долину Падуса. Власти Рима пребывали в растерянности. Их силы были распылены и не могли остановить врага. Ганнибал тем временем хозяйничал в Северной Италии, привлекая на свою сторону местные галльские племена. В первом же крупном сражении на реке Треббия карфагеняне наголову разбили римскую армию. На следующий год римляне опять потерпели сокрушительное поражение уже в Средней Италии на Тразименском озере. Ганнибал проявил себя талантливым полководцем, подходившим к сражению творчески и беспрерывно ставившим в тупик врага своими решительными и неожиданными маневрами.

Положение Рима стало угрожающим, но диктатору Фабию удалось выровнять положение своими осторожными действиями. В Риме опять подняли голову политические и военные оптимисты. Осенью 216 г. до н. э. Фабий сложил диктаторские полномочия, снова были избраны два консула — умеренный Луций Эмилий Павел и радикально настроенный Гай Теренций Варрон. Последний и привел римскую армию к очередной катастрофе — еще более страшной, чем до этого.

Ганнибал двинулся в Луканию, тут карфагеняне захватили городок Канны, где размещались продовольственные склады. Армия Ганнибала стала лагерем на берегах реки Ауфид. Сюда же подошли и римляне, став в 2 км от противника. Всего две римские армии насчитывали 16 легионов, в которых было около 80 тысяч пехотинцев и 6 тысяч всадников.[23] У Ганнибала было 40 тысяч пехотинцев и 10 тысяч всадников. Преимущество карфагенян было в коннице — причем и количественное, и качественное. Ганнибал несколько раз пытался спровоцировать противника на битву. Однако долгое время обстоятельства и Эмилий Павел противились началу решающего боя.

Но 2 августа римской армией командовал Теренций Варрон. Лишь только показалось солнце, войска по приказу этого консула стали выстраивать боевой порядок на левом берегу фронтом на юг. Варрон решил разгромить соперника неотразимым ударом тесно сомкнутых сил, для чего приказал при построении боевого порядка сузить его фронт и увеличить глубину. Во всех легионах интервалы между манипулами были сокращены, и образовалась своеобразная массивная фаланга глубиной в 36 шеренг. В центре боевого порядка римлян расположилась пехота (справа — римляне, слева — союзники), на флангах — конница. Легкая пехота была выстроена впереди фронта.

Ганнибал же при построении войск опять продемонстрировал свой незаурядный талант: умение спрогнозировать ситуацию на поле боя, способность к тщательному анализу сил, расположения, возможностей противника. В центре карфагенского войска в одну линию выстроились 20 тысяч иберийцев и галлов в 10 шеренг в глубину, здесь, с этими не самыми сильными и надежными войсками пунийской армии находился и сам Ганнибал. На левом же и правом крыльях более глубоким строем стояла мощная ливийская пехота (две колонны по 6 тысяч человек) и еще дальше — на крайних флангах — кавалерия. 8 тысяч тяжелой конницы под командованием брата полководца Гасдрубала расположились на левом крыле у реки, 2 тысячи нумидийской легкой конницы под командованием Ганнона — на правом крыле. Легкая пехота, как и у римлян, находилась впереди армии — завязав сражение, она должна была отступить за линию тяжелой пехоты. Все построение карфагенской армии напоминало полумесяц, выпуклая сторона которого (иберийско-галльский центр) находилась ближе к противнику, а «рога» были соответственно позади. Армия Ганнибала заняла такое положение, при котором сухой южный ветер сирокко дул и нес тучи пыли в лицо римлянам.[24]

Перед боем карфагенский полководец обратился к своим воинам с прочувствованной речью. «Одна эта битва положит конец нынешним трудам вашим, и вы будете обладателями всех богатств римлян… Вот почему не нужно более слов — дела нужны», — сказал Ганнибал.

С обеих сторон сражение начала легкая пехота. Затем Ганнибал бросил в атаку конницу Гасдрубала. Противостоявшие ей римские всадники правого фланга были рассеяны. Гасдрубал стал угрожать с тыла римской кавалерии уже на противоположной стороне. Последняя под угрозой удара с тыла также покинула поле боя.

Тем временем многочисленная римская пехота нанесла мощный удар по иберийцам и галлам Ганнибала в центре. Его 20 тысяч отступили под натиском 50–55 тысяч хорошо подготовленных римских легионеров. Но они и должны были отступить по замыслу карфагенского полководца! В погоне за кельтами римляне теснились к центру, туда, где неприятель поддавался, и умчались так далеко, что проскочили первые ряды ливийцев, стоявших с обеих сторон. Те же по сигналу развернулись лицом друг к другу и стали быстро сближаться — так, чтобы соединиться за спинами увлекшихся боем римлян. Теперь центр построения армии Ганнибала был уже вогнутой частью полумесяца, ливийские «рога» которого охватывали по бокам наступающие легионы противника. Римская армия, оставшаяся без конницы, фактически попала в мешок.

С тыла на пехоту римлян обрушилась решившая свою задачу конница Гасдрубала. Обе фланговые колонны карфагенян атаковали противника с двух сторон. Римляне продолжали бой в полном окружении. Задние и фланговые ряды вынуждены были повернуться. Легионерам не хватало места, в скученных рядах началась давка, многие погибли под ногами своих же однополчан. Истребление римских солдат продолжалось несколько часов.

Огромная римская армия была разгромлена. Рим потерял 48 тысяч человек убитыми и несколько тысяч пленными. В том числе погиб и Эмилий Павел. Варрон же остался жив, вовремя покинув ратное поле. Карфагеняне при Каннах потеряли убитыми около 6 тысяч человек. Сражение, данное здесь Ганнибалом, вошло в анналы военного искусства. До сих пор Каннами называют бои, в которых превосходящие силы противника были окружены и уничтожены.

Ганнибалу сразу после Канн командиры предлагали немедленно продолжить преследование бегущего врага и гнать его до Рима, что должно было закончиться взятием города, но полководец не решился этого сделать. Именно тогда один из его подчиненных воскликнул: «Ганнибал! Ты умеешь одерживать победы, но не умеешь пользоваться их результатами». Карфагенский полководец провел со своей армией в Италии еще много лет, одержал ряд побед, но, в конечном счете, вынужден был отбыть в Африку. Вторая Пуническая война, как и Первая, закончилась победой Рима.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ПУНИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. РАЗРУШЕНИЕ КАРФАГЕНА

История пунических войн имела свое печальное, но логичное завершение. До идей международного паритета было еще очень далеко, и более сильный противник стремился просто-напросто уничтожить, стереть с лица земли более слабого. Так произошло и с Карфагеном.


500 знаменитых исторических событий

Развалины Карфагена


Условия мира 201 г. до н. э., которым закончилась Вторая Пуническая война, для Карфагена были исключительно тяжелы. Карфаген терял все свои заморские территории, должен был распустить армию и флот, на город была наложена огромная контрибуция, которую следовало выплачивать в течение пятидесяти лет. Кроме того, Карфаген отныне не мог самостоятельно определять внешнюю политику, особый контроль римляне осуществляли и за тем, чтобы пуны, не дай бог, не занялись модернизацией вооружения. Конечно, в Карфагене было еще достаточно людей, мечтавших восстановить былое могущество. Однако после того, как из города бежал Ганнибал, их голос был слаб. В целом карфагеняне относились лояльно к своим повелителям. Но это не спасло Карфаген.

Во главе одной из комиссий, которые посылались из Рима в Африку для того, чтобы решать спорные вопросы относительно Карфагена, был поставлен принципиальный и неподкупный сенатор, последовательный сторонник антипунической политики Марк Порций Катон. Приехав обратно, этот сенатор сообщил, что его беспокоит скорость, с которой Карфаген восстановил свое материальное благополучие. Он заявил, что пока Карфаген не будет уничтожен, римляне не могут чувствовать себя спокойно. Каждое свое выступление по любому вопросу Катон Старший заканчивал крылатой теперь фразой: «Кроме того, я считаю, что Карфаген должен быть разрушен!» Принятие такого радикального решения было на руку многим римским купцам и хозяйственникам. В конце концов, мнение Катона победило. Теперь уничтожение богатого города было только вопросом времени и удобного случая. Он вскоре представился.

Карфаген подвергался постоянным набегам нумидийцев царя Масиниссы, чувствовавшего свою безнаказанность в связи с ограничениями, наложенными на город римлянами. В конце концов пунийцы стали вооружаться, чтобы дать отпор наглым атакам нумидийцев. При этом они не дождались официального разрешения Рима. В ответ римляне начали готовиться к войне. В Карфагене попытались замять конфликт: вожди антиримской партии были осуждены на смерть, в Рим отправилось посольство просить мира. Сенат поставил им условия, принять которые сами послы не могли. Пока они ездили в Африку за неограниченными полномочиями, из Рима уже отплыла армия. Новому посольству были поставлены следующие условия: карфагеняне должны выдать 300 знатных заложников и выполнить все требования римского главнокомандующего, которому уже даны соответствующие инструкции.

Заложники были выданы, а разговор с командующим состоялся уже в Африке. Здесь римляне потребовали выдачи всего оружия и слонов. Карфагеняне и на это согласились. После этого прозвучало последнее требование римлян: город Карфаген должен быть срыт, а новое поселение основано подальше от моря. Это событие, случившееся в 149 г. до н. э. (Карфаген как раз закончил выплачивать свою полувековую контрибуцию), и послужило началом к Третьей Пунической войне.

Карфагеняне поняли, что речь идет о самом существовании их государства (да и сложно было этого не понять). Они попросили тридцатидневную отсрочку, чтобы обратиться к сенату с мольбой о пощаде. Римляне были уверены, что сопротивляться пунийцы без оружия уже не могут, и проявили на сей раз милосердие. Отсрочка была дана. В Карфагене втайне от римского гарнизона (что само по себе удивительно) началась всеобщая напряженная работа по подготовке к длительной борьбе. По рассказам античных историков, женщины отрезали себе волосы, чтобы сделать из них тетиву луков, мужчины день и ночь ковали оружие, по морю и по суше доставлялись припасы из всей Карфагенской области, жители города разбирали стены общественных и частных зданий для укрепления городских стен.

По истечении месячного срока римляне обнаружили, что Карфаген полностью готов к отражению атак, а его защитники хорошо вооружены. Первый же штурм показал, что война может затянуться. Римскому войску пришлось простоять под стенами вражеского города около двух лет. Командование осадой было поручено наиболее способному римскому полководцу Сципиону Эмилиану, который умело воспользовался славой, добытой именно здесь его дедом — знаменитым Сципионом Африканским. Новый командующий восстановил в римской армии дисциплину и стал действовать более энергично. Карфагеняне потеряли внешнюю стену города, была установлена блокада Карфагена с моря и суши. Римляне соорудили плотину, преградившую вход в городскую гавань. Пунийцам удалось поначалу справиться с этой проблемой, прокопав канал, который позволил их кораблям выйти в открытое море. Но результатами этой деятельности им воспользоваться не удалось. Момент для атаки римского флота, не ожидавшего появления карфагенских кораблей, был по какой-то причине упущен, а вскоре римские солдаты по указанию Сципиона засыпали канал и перекрыли перешеек, выстроив длинную стену.

Зима 147/146 г. до н. э. стала последней для измученных голодом защитников Карфагена. Весной римляне штурмом взяли город, но еще шесть дней на его улицах велась ожесточеннейшая борьба за каждый дом. Большинство пунийцев укрылось в цитадели посреди города. Сципион приказал сжечь все вокруг, чтобы сделать возможным штурм с разных сторон. Только тогда осажденные сдались. Из цитадели вышло менее десятой части того числа жителей, которые населяли Карфаген в начале Третьей Пунической войны. В другом месте был взят в плен начальник обороны Гасдрубал (он, по легенде, малодушно попросил пощады, в то время как его ближайшие соратники и жена с детьми подвергли себя самосожжению в одном из городских храмов).

Сенат настойчиво приказывал Сципиону ликвидировать Карфаген. Огромный город был подожжен и горел семнадцать дней. Затем по территории города была проведена борозда — символ уничтожения. Земля, на которой стоял Карфаген, была предана навеки проклятию и засыпана солью, так что еще много лет здесь не могло вырасти ни травинки. Бывшие владения Карфагена превратились в римскую провинцию Африка. Лишь в 29 г. до н. э. Юлий Цезарь повелел на месте Карфагена устроить колониальный город. В 439 г. уже н. э. вандалы сделали его столицей своего государства. Через сто лет он перешел к византийцам и прозябал в провинциальной тиши, пока арабы в 698 г. опять не смели его с лица земли.

Кстати, с юридической точки зрения, можно считать, что Третья Пуническая война продолжалась до недавних дней. Римляне так ведь и не заключили мирного договора с Карфагеном! Историческая «оплошность» была исправлена 2 февраля 1985 г., когда мэр Рима и мэр возродившегося после долгих лет запустения тунисского города Карфагена заключили договор о мире и сотрудничестве.

ПОКОРЕНИЕ ГРЕЦИИ РИМОМ

Весь III в. до н. э. правители эллинистических государств не прекращали кровопролитной войны за различные территории. Состоялось четыре сирийские войны между державой Селевкидов и Птолемеев, уследить же за быстрой сменой власти в материковой Греции было вообще очень сложно. Здесь главными противниками были Македония, Этолийский и Ахейский союзы.

Македония в начале века некоторое время переходила из рук в руки. То она делилась между эпирским царем Пирром и Лисимахом, то в борьбу вмешивался Селевк. Однако он был убит в 280 г. до н. э. находившимся при нем Птолемеем Керавном (обойденным своим отцом в Египте). Затем вся Греция подверглась опустошительному набегу кельтских племен. Победителем в конечном итоге оказался Антигон Гонат, внук Антигона Одноглазого, который с тех пор пытался установить гегемонию над всей Элладой. Этолийская федерация укрепилась в середине III в. до н. э., в нее вошли и Беотия, и Фокида — в общем, фактически вся Средняя Греция (кроме Аттики). Ахейский союз был сильнейшим противником Македонии на Пелопоннесе. В 243 г. до н. э. большой резонанс вызвало вхождение в этот союз сильного Коринфа.

На фоне этого непрекращающегося противостояния развивались торговля, товарное производство и рабовладельческие отношения, укреплялись политические основы царской власти в противовес традиционным ценностям полисов, основывались новые города, огромное значение имела армия, значительных масштабов достигло переселение народов. В эллинистических державах были усвоены основные достижения греческой культуры, причем эллинистическая культура и сама дала прекрасные образцы скульптуры, философской мысли и т. д. В том же Египте, например, под руководством Птолемеев пышно расцвели науки, была создана знаменитая Александрийская библиотека.

В конце III в. до н. э. правитель царства Селевкидов Антиох III и царь Македонии Филипп V получают явный перевес в борьбе с Египтом. Они начинают планомерный захват египетских территорий. При этом экспансия Македонии явно ущемляла интересы довольно сильных к тому моменту Пергама и острова Родос. Они обратились за помощью к римлянам — решение роковое (или по крайней мере эпохальное) для всего Восточного Средиземноморья. Хотя, вероятно, и без него доблестные покорители Италии вскоре бы добрались до Востока.

Для Рима, который после успешного завершения Второй Пунической войны подчинил все Западное Средиземноморье, обращение Родоса и Пергама было удобным предлогом перенести свои агрессивные устремления на Восток. Тем более что с Филиппом V они с недавних пор вели безрезультатную войну за Иллирию — область на Балканском полуострове.

Конфликт между эллинистическими государствами перерос во Вторую Македонскую войну (200–197 гг. до н. э.). В этой войне Рим в очередной раз продемонстрировал свое преимущество, в первую очередь не в военном отношении, а в дипломатическом искусстве. Римляне широко использовали лозунг «Возвращение свободы греческим городам» и таким образом привлекали на свою сторону новых и новых союзников. Их соратниками стали этолийцы и ахейцы. В 197 г. до н. э. македоняне при Киноскефалах в Фессалии потерпели поражение в битве, в которой важную роль сыграла этолийская конница. Римляне в этой битве почти не брали врагов в плен, а убивали всех, поскольку не были знакомы с греческой традицией сдаваться путем поднятия копья острием вверх. Филипп вынужден был заключить мир, по которому Македония лишилась всех своих владений в Малой Азии, Эгейском море и Греции. Он должен был выдать римлянам флот, уплатить контрибуцию и отправить в Рим заложником сына. Вопрос о статусе отнятых у македонского царя территорий решался римским сенатом.

На Истмийских играх в 196 г. до н. э. сенатская комиссия под руководством Тита Фламиния торжественно провозгласила «свободу» греческих полисов. На самом деле Рим стал самовластно распоряжаться в Греции, не считаясь с интересами недавних союзников. Он определял новые границы, размещал гарнизоны в Коринфе и на Халкиде, стал вмешиваться во внутренние дела государств, все больше поддерживая именно олигархические режимы. Из Македонии и Греции в Италию были вывезены статуи, золото и серебро. При поддержке римлян ахейцы одолели спартанского тирана-демократа Набиса. Этолийцы и беотяне были недовольны новыми гегемонами.

Поддержку им попытался оказать Антиох. Но он был не в состоянии бороться с энергичными римскими завоевателями. Сначала его войска разбили при знаменитых Фермопилах, он отступил из Греции, а в 190 г. до н. э. при Магнесии в Лидии его войска потерпели полное поражение. Земли Селевкида в Малой Азии и Греции передавались Риму, Пергаму и Родосу. В его державе усилились сепаратистские тенденции. Антиох IV Епифан попытался в 60-х годах II в. до н. э. покорить Египет, но вынужден был отойти, когда этого потребовал усилившийся Рим. Египет оказался в сильной внешнеполитической зависимости от растущего италийского государства. Антиох же столкнулся вскоре с необходимостью бороться с повстанцами в принадлежащей ему Иудее, которых возглавляли братья Маккавеи.

На Востоке не осталось эллинистического государства, которое могло бы всерьез претендовать на господство. Это мог сделать только Рим. В ходе Третьей Македонской войны (171–168 гг. до н. э.) Македонское царство было окончательно разгромлено и прекратило свое существование. Победу Рима над македонским царем Персеем при Пидне в 168 г. до н. э. историк Полибий называет началом всемирного владычества римлян.

Римляне жестоко расправились даже с «олигархическими» ахейцами. Коринф был разрушен в один год с Карфагеном, жестоко разорены Эпир и Этолия. Родос подвергся репрессиям за то, что предлагал мирное посредничество после победы римлян над Персеем, у него были отняты дарованные ранее владения, этот торговый центр потерял свое значение. Римские купцы и ростовщики под прикрытием армии усиливали свое влияние, вытесняя всех местных конкурентов. В 148 г. до н. э. римской провинцией стала Македония, а через два года и Греция, теперь ее называли римской провинцией Ахайя. Все греческие союзы были распущены, масса населения превращена в рабов и вывезена в Рим.

РЕФОРМЫ ТИБЕРИЯ И ГАЯ ГРАКХОВ

Одна из главных особенностей Римского государства состояла в том, что такое занятие как политика было возведено на очень высокий уровень. В ней так или иначе участвовали самые широкие слои населения, были выработаны порой довольно сложные правила игры, которые к тому же были зафиксированы и формализованы. Такого не знало, пожалуй, ни одно общество древности. Ведь даже римские низы могли реально повлиять на установление тех или иных законов. Конечно, не стоит забывать, что это общество было рабовладельческим, а следовательно, значительное число жителей страны в принципе не имело никаких прав, но даже та роль, которую играл бедный, но свободный плебс, позволяет понять, почему Рим оказался на вершине политического могущества.

К середине II в. до н. э. в Риме назрел социально-экономический кризис. Связан он был с обеднением низших слоев населения, в первую очередь свободного крестьянства, мелких собственников. Постоянные войны и непомерные аппетиты аристократов приводили к тому, что свободные плебеи теряли значительную часть своих доходов, появилось много обезземеленных крестьян, это отражалось на боеспособности армии. Количество же рабов постоянно увеличивалось, что привело к тому, что возникла реальная опасность, что через пару десятков лет чуть ли не все свободное население окажется в рабстве. Лучшие умы отечества уже всерьез обсуждали сложившуюся ситуацию и предлагали проекты реформ (как, например, в прогрессивном кружке Сципиона Эмилиана). Наконец, когда в 133 г. до н. э. народным трибуном был избран тридцатилетний сторонник реформ Тиберий Семпроний Гракх, ситуация вышла из-под контроля.

По рождению он принадлежал к верхушке римской знати. Его отец был цензором и дважды консулом, мать — дочерью Сципиона Африканского Старшего, сестра — женой Сципиона Эмилиана, тесть — Аппий Клавдий — влиятельнейшим сенатором. Тиберий получил прекрасное образование под руководством греков, а военный опыт приобрел под Карфагеном (по преданию, он первым взобрался на городскую стену во время решающего штурма) и в Испании. Став трибуном, Тиберий подал ряд законопроектов, реализация которых должна была, по его мнению, кардинальным образом изменить ситуацию в государстве.

Самым главным был закон о наделах из «общественных земель». В то время значительная часть этих земель была захвачена или куплена богатыми аристократами. Тиберий же требовал вернуть их государству. Он предлагал ограничить землевладение на одну семью, а появившиеся излишки распределять в виде небольших наделов между неимущими на правах наследственной аренды. Агитация Гракха находила, естественно, широкий отклик, в Рим стекалось население сельских местностей, Народное собрание было в восторге от предложений трибуна. Однако консерваторы повели целенаправленную борьбу против Гракха. Вето на его проект наложил другой народный трибун — Марк Октавий. Тиберий в ответ пошел на беспрецедентный шаг — по его инициативе Народное собрание лишило Октавия трибуната. Это было против римских законов, и именно под лозунгом «Нет попранию священного права!» противники Гракха продолжили свою борьбу. Тем временем переделом земли занялась специальная комиссия, составленная из трех человек: самого Тиберия, его брата Гая и тестя Аппия Клавдия.

Понимая, что аристократы будут судить его, как только он перестанет быть трибуном, Тиберий Гракх решился на еще одно нарушение традиций. Он потребовал и добился своего избрания трибуном и на следующий год, хотя Народное собрание по этому поводу закончилось массовыми беспорядками. На другой день происходило бурное заседание сената. Верховный понтифик Назика потребовал смертной казни для Тиберия, поскольку тот якобы стремился к царской власти. (Кстати, опровергнуть факт продвижения Тиберия к единоличной власти довольно сложно.) Коллега Назики отказался дать такое распоряжение, и тогда ярый противник Тиберия решил действовать на свой страх и риск. С лозунгами о спасении отечества во главе толпы приверженцев, вооруженных ручками и ножками от сенатских кресел, он бросился к Форуму, где проходило Народное собрание. Гракх попытался бежать, но был настигнут и убит. Перебито было еще около 300 его сторонников. По сообщению Плутарха, это был первый случай кровавого финала гражданской распри в Риме после изгнания царей.

Впрочем, авторитет Тиберия был так силен, а его реформы настолько отражали реальные чаяния римского плебса, что его законы не были отменены и после смерти трибуна. Комиссия по переделу земли продолжала работать, сталкиваясь, правда, с массой неразрешимых вопросов: границы общественных земель были определены довольно условно, многие землевладельцы приобрели ее на вполне законных основаниях за деньги и не спешили расставаться со своим имуществом. Остро стоял вопрос о правах других жителей Италии, неримлян, которые, однако, уже имели достаточно большое значение для римской армии. Противоречия существовали и между сословиями всадников (богатых, но незнатных) и знатнейших аристократов. Реформы Тиберия развил и продолжил его брат Гай, избранный трибуном на 123 г. до н. э. и затем переизбранный по примеру Тиберия на второй срок.

Деятельность младшего из братьев Гракхов носила еще более масштабный характер, так что Цицерон потом даже писал, что Гай «изменил все положение дел в государстве». Знаменитый хлебный закон этого трибуна предусматривал продажу хлеба городскому плебсу по ценам ниже рыночных, по сути, утвердив принцип государственной поддержки малоимущих. (Правда, регулярные хлебные раздачи впоследствии совершенно развратили население Рима.) Гай Гракх также принял ряд законов, повышающих статус всадников, предоставив, например, в их распоряжение значительную часть всей судебной организации Рима и отдав сбор податей в Азии. Одной из главных идей дальновидного трибуна было выведение колоний для римских граждан за море. Он лично участвовал в организации такой колонии на месте бывшего Карфагена. Одновременно он говорил о необходимости предоставления прав римского гражданства латинянам. Это столкнуло его не только с аристократами, но и с городским плебсом Рима, привыкшим к своему исключительному положению. В конце концов, его судьба сложилась не менее печально, чем судьба брата. Противники перехватили лозунги Гая Гракха, предложив похожие реформы, но еще более масштабные и совершенно не осуществимые. В третий раз Гракху стать трибуном не удалось. Было назначено собрание для отмены ряда его распоряжений, которое закончилось настоящим сражением на Авентине, смертью Гая Гракха и расправой над тремя тысячами его сторонников.

Память Гракхов была официально осуждена, но народ всегда чтил их как национальных героев.

УСТАНОВЛЕНИЕ ДИКТАТУРЫ СУЛЛЫ

500 знаменитых исторических событий

Сулла


Луций Корнелий Сулла — один из тех, кому история так и не смогла дать однозначной оценки. Вероятно, это случилось потому, что этот бесспорно незаурядный человек с подчеркнутым презрением относился к каким-либо правилам — будь то правила политической игры или стандартная модель поведения кровожадного тирана. Он не имел, очевидно, четкой цели, предпочитая решать насущные проблемы — причем делал это решительно, находчиво и, как правило, с успехом[25]. Сулла создал новый тип политика — практичного, трезво мыслящего, но беспринципного и неразборчивого в выборе средств.

Приход к власти Луция Корнелия Суллы был связан с борьбой двух основных «политических партий» Римского государства: оптиматов и популяров. Первые представляли знатных римлян, вторые ориентировались на плебс и сословие всадников. Основные проблемы политики того времени заключались в допуске различных слоев населения к государственному управлению, пользованию земельными ресурсами; остро стоял вопрос о поддержании боеспособности армии, о приведении в полную покорность провинций, о статусе так называемых союзников в Италии, которые давно уже претендовали на права римских граждан. Политическая борьба в Риме протекала более чем напряженно. Взаимные обвинения, привлечение к суду, беспрерывные вето, накладываемые на законы… Все это было неизбежно при той сложной системе «противовесов», пересекающихся полномочий, взаимного контроля, которая хотя и была относительно демократична, но иногда из-за своей сложности просто парализовала всю внутреннюю жизнь.

В начале 80-х годов до н. э. двумя наиболее влиятельными политиками были Гай Марий и Луций Корнелий Сулла. Первый был вождем партии популяров, он прославился как полководец в войне против нумидийского царя Югурты, варварских племен, провел важную военную реформу, переведя армию, по сути, на регулярную основу. Второй был надеждой партии оптиматов. Он также отличился на Югуртинской войне. Отношения Суллы и Мария вошли в решающую фазу с началом так называемой 1-й Митридатовой войны на востоке.

Митридат VI Евпатор правил Понтийским государством, охватывавшем южное, северное и восточное побережье Черного моря. В 89 г. до н. э. он повел атаку на восточные римские владения. Под лозунгом освобождения греков он захватил римские провинции в Малой Азии, затем высадился в самой Греции. В Риме было решено направить на восток армию, а возглавить ее должен был Сулла. Этому воспротивился Марий. Вождь популяров добился для себя должности командующего, а его противник бежал из Рима. Сулла тоже собрал свои легионы и сообщил им, что за богатой добычей в Понт собираются отправить солдат Мария. Стремительный марш — и бойцы Суллы уже заняли все улицы Рима. Собрание в очередной раз изменило свое решение, теперь Гаю Марию пришлось бежать в Африку.

С этого момента и начинается правление Луция Корнелия Суллы. Еще до начала кампании Сулла издал ряд важных постановлений. Он пополнил ряды сената, установил необходимость утверждения в сенате целого ряда законов, трибуны были, по сути, лишены права вето. Таким образом, Сулла выполнял программу своей политической партии.

Однако практически сразу по его отбытии с армией на восток положение в Риме резко изменилось. Избранный еще в присутствии Суллы на консульскую должность популяр Цинна вместе с появившимся в Италии Марием и верными им войсками (включавшими армию италийских союзников римлян самнитов и значительное число бывших рабов) захватили Рим. В городе был устроен кровавый террор. Отряд рабов-карателей наводил ужас на добропорядочных римлян. Консулами на 86 г. до н. э. были назначены Марий и Цинна. Уже на 6-й день своего консулата Марий умер, и Цинна остался единоличным правителем. Большинство постановлений Суллы было отменено.

Тем временем сам Сулла вел успешную борьбу с Митридатом. Римские войска вытеснили понтийцев из Греции. Затем Сулла двинулся в Малую Азию, где заключил с Митридатом мир, восстанавливающий статус-кво. Лидер оптиматов поспешил обратно в Италию. Он высадился в Брундизии весной 85 г. до н. э. с 40-тысячной армией. Среди его помощников были взошедшие впоследствии на политический олимп Помпей и Красс. Сулла как полководец и дипломат действовал успешнее своих противников, на его сторону переходили целые легионы, к нему присоединялись знатные римляне. Цинна был убит собственными солдатами. В 82 г. до н. э. Сулла взял Рим. Популяры бежали в Испанию, Африку, на Сицилию.

Режим Суллы оказался не менее жестоким, но, вероятно, более последовательным. Для начала он получил (впервые в истории Рима) диктаторские полномочия на неопределенный срок. Сулла без колебаний «разбирался» со своими политическими противниками — как реальными, так и потенциальными. Около полугода составлялся знаменитый проскрипционный список, в который были внесены люди, объявлявшиеся вне закона: имущество этих людей конфисковывалось, их убийство не наказывалось, а награждалось, поощрялись доносы. По Италии разошлись карательные отряды, демократическая партия была в значительной мере уничтожена физически. Убито было до 1600 всадников и около 50 сенаторов. Имущество проскриптов продавалось по чрезвычайно низким ценам и в первую очередь ближайшим соратникам Суллы. Таким образом, в это время нажили колоссальные богатства многие политические и общественные деятели послесулланского времени, например Марк Лициний Красс. Ветеранов Суллы размещали на освободившихся землях, создав новый тип колоний — своеобразные военные поселения. В результате такой раздачи земель в государстве укрепился слой мелких собственников. Из числа рабов, принадлежавших проскриптам, около 10 тысяч были освобождены и получили имя Корнелиев по имени освободившего их человека.

В рамках восстановления влияния знати были отменены почти все постановления Гракхов: прекращены раздачи хлеба, уничтожена система откупов в Азии, ликвидированы всаднические суды. Сенат увеличился в два раза, в него теперь входили все бывшие преторы, квесторы и консулы. Народные собрания могли решать что-либо только с позволения сената или лично Суллы. За трибунами оставили лишь право ходатайства по делам плебса. Была создана стройная карьерная схема: определен возраст, когда можно было избираться на ту или иную должность, строгий порядок занимаемых должностей, необходимые интервалы между избранием на различные посты, число магистратур было увеличено, чтобы аристократы имели возможность пройти все необходимые ступени. Диктатура Суллы имела явный аристократический характер, но при этом столь же явно способствовала прекращению политической анархии.

Конец властвования Суллы получился более чем любопытным. Он в определенный момент отказался от бессрочной диктатуры, принял на себя консульство, а в 79 г. до н. э. публично сложил с себя эти обязанности, отпустил вооруженную стражу и объявил, что отныне является лишь сенатором. Он предложил Народному собранию требовать у него отчета, но никто не решился на это. Сулла сохранял огромное влияние на политическую жизнь Рима до своей смерти в 78 г. до н. э.

Деятельность Луция Корнелия Суллы повлияла на дальнейшее развитие государства. Он четко показал, что республиканская форма правления более не соответствует интересам наиболее могущественного в Риме аристократического сословия. Крупнейшие римские политики всего следующего века стремились по его примеру к единоличной власти, уже привычно не останавливаясь перед применением вооруженной силы, попирая, если это было необходимо, ценности римского демократического строя. В конечном счете, именно установление монархического строя и способствовало превращению Рима в сильнейшую мировую державу.

ВОССТАНИЕ СПАРТАКА

500 знаменитых исторических событий

Раненый Спартак


Едва ли не самое известное восстание в истории человечества, и уж точно самое известное в древнюю эпоху, — это восстание Спартака, прославленное не только в советской, но и мировой научной и художественной литературе. Восстание было начато группой рабов-гладиаторов из частной гладиаторской школы в Капуе. Положение рабов в Риме было еще более тяжелым, чем положение негров в рабовладельческой Америке. Большинство же гладиаторов, среди которых были и очень образованные, ранее свободные люди, захваченные в плен в одной из бесконечных войн, которые вел Рим, вообще ожидало смерти со дня на день. Таковы были жестокие правила излюбленного римлянами кровавого зрелища. В период войн в самой Италии — союзнической и тут же последовавшей за ней гражданской (между Суллой и популярами) рабов часто использовали лидеры враждующих группировок, обещая, а то и действительно давая им свободу, включая в состав своих армий, освобождая от обязательств перед прежними хозяевами. Общее тревожное настроение, вероятно, и нашло отражение в столь широком движении, в которое превратилось восстание гладиаторов Капуи.

Итак, в 74 г. до н. э. около 200 рабов составили заговор. Он был раскрыт, но около 80 человек бежали и укрылись на знаменитом вулкане Везувий. Предводителями мятежников были фракиец, бывший наемник Спартак, галлы (или германцы) Крикс и Эномай, самнит Ганник. По дороге на Везувий беглецам удалось ограбить обоз с оружием для их школы. (Первоначально их оружием были кухонные ножи, вертелы, закаленные на огне деревянные колья.) К восставшим сбегались рабы из округи и даже свободные бедные крестьяне (в первую очередь пастухи). 74 г. до н. э. был неурожайным, что и сказалось на настроениях сельских жителей.

Трехтысячный римский отряд претора Гая Клавдия Пульхра, прибывший из Капуи, осадил вулкан, где укрывались сторонники Спартака. Казалось, они были обречены, но сумели вырваться из западни: из лоз дикого винограда, росшего по склонам горы, восставшие сплели лестницы и спустились по ним с высоты 300 м до ближайшей ровной площадки. Выйдя затем в тыл претору, совершенно не ожидавшему такого поворота событий, гладиаторы наголову разбили его.

Рим послал новую карательную армию во главе с претором Варинием. Поначалу он заставил повстанцев отступить на юг, в горы. В Лукании рабы взяли город Аппиев Форум, разграбив его и устроив резню, которой их вождь пытался, но не смог помешать.

Через некоторое время после ряда маневров Спартак разбил в Кампании армию Вариния. Юг Италии был полностью в руках фракийца, но он, обладая явными талантами полководца и организатора, судя по всему, не рассчитывал на большие успехи в Италии и поначалу собирался пробиться со своими людьми на север, перейти Альпы и отпустить соратников по домам. Впрочем, со временем восстание вышло даже из-под контроля его лидеров. Под командованием Спартака собралось около 70 тысяч недовольных в первую очередь своим материальным положением. Люди приходили со всего Апеннинского полуострова. Любопытно, что повстанцы не выдвигали (как это делали многие бедные мятежники до них) монархических лозунгов. В армии было даже запрещено употребление золота и серебра, что свидетельствует о достаточно зрелых социальных представлениях ее лидеров (они уже понимали, что основная причина их бедствий не собственно Рим и плохие правители, а экономические факторы). Но в среде руководителей мятежа начались неизбежные разногласия о дальнейших целях и способах их достижения, армия повстанцев разделилась.

Крикс с 20-тысячным войском был разбит в Апулии у горы Гаргана. Впоследствии в память о соратнике Спартак устроил настоящие гладиаторские бои, в которых, правда, в качестве бойцов выступали сами пленные римляне. Против Спартака, ведшего главную часть восставших, в 72 г. до н. э. были посланы оба консула. Фракиец разбил обе армии по отдельности. Двигаясь к Альпам, он одерживал все новые победы, его подчиненные разоряли встречавшиеся по пути крупные поместья. Наконец, Спартак отказался от прежнего плана и повернул на юг. Теперь повстанцы, численность которых достигала уже 120 тысяч, двигались к Риму. Их лидер приказал сжечь лишний обоз, перерезать вьючный скот и идти налегке. В городе началась паника, подобная той, когда Риму угрожал Ганнибал.

Сенат поставил во главе римских сил претора Красса, наделив его чрезвычайными полномочиями. В Пицене Спартак разбил отряд, возглавлявшийся помощником претора, и Крассу пришлось прибегнуть к крайним мерам для восстановления дисциплины в армии. Так, он согласно с требованиями закона подверг бежавшую армию децимации — т. е. казнил каждого десятого солдата. По его просьбе сенат вызвал из провинций двух виднейших полководцев — Помпея и Лукулла. Впрочем, он успел справиться с повстанцами еще до подхода этих военачальников.

Спартак не решился идти на Рим, а направился в Южную Италию, он шел через Бруттий к Мессинскому проливу, чтобы с помощью пиратов переправиться в Сицилию. Сделка по неизвестной причине сорвалась (вероятно, морских разбойников подкупили римляне). Тем временем Красс перегородил перешеек рвом и валом. Однако Спартаку удалось вырваться, он направил свою армию, по-видимому, к Брундизию, чтобы оттуда попытаться отплыть в Грецию. Но в Брундизии раньше их высадились войска Лукулла. Повстанцам ничего не оставалось, как развернуться и принять бой с преследующим их Крассом. Это последнее сражение произошло в Апулии в 71 г. до н. э. По сообщению Плутарха, это был упорный, бескомпромиссный бой, в котором преимущество было на стороне более многочисленных римлян. В какой-то момент Спартак отчаянно устремился на самого Красса, «ни вражеское оружие, ни раны не могли его остановить, и все же к Крассу он не пробился и лишь убил двух столкнувшихся с ним центурионов; наконец, окруженный врагами, он пал под их ударами, не отступая ни на шаг и сражаясь до конца…».

Отдельные отряды рабов еще действовали и после гибели храброго гладиатора. Ими уже занимался прибывший Помпей (долго потом он пытался доказать, что именно он подавил восстание Спартака). С восставшими расправились с беспримерной жестокостью: шесть тысяч рабов было распято вдоль дороги, ведшей из Капуи в Рим. А консулами в 70 г. до н. э. были избраны Красс и Помпей.

ОБРАЗОВАНИЕ ПЕРВОГО ТРИУМВИРАТА

Под первым римским триумвиратом понимается союз трех влиятельнейших политиков конца республиканской эпохи: Юлия Цезаря, Марка Красса и Гнея Помпея. Три очень разных по характеру, жизненным интересам и целям человека, каждый из которых мог претендовать на единоличное первенство в государстве, в определенный момент поняли, что добиться этого первенства можно только при взаимной поддержке. Значение сената и других институтов власти неуклонно подтачивалось объединенными действиями всемогущих триумвиров.

Считается, что первый триумвират сложился в 60 г. до н. э., во время выборов консулов на следующий (59-й) год. В консулы выдвигался один из молодых лидеров демократической партии Юлий Цезарь. Родственник Мария успел пройти все необходимые должностные ступени, побывал и жрецом Юпитера, и военным трибуном, и квестором. Непосредственно перед выборами он вернулся из Испании, где, будучи наместником, успел завоевать авторитет у солдат, отточил свое мастерство администратора и дипломата и разбогател. Когда Цезарь только отправлялся на Пиренейский полуостров, он был в долгах, как в шелках. Помог ему влиятельнейший политик Марк Лициний Красс.

Происходя из знатного рода, Марк Красс начал свою карьеру в качестве преданного соратника Суллы. Он нажил колоссальное состояние на скупке имущества проскрипированных, затем занялся римской недвижимостью (ему принадлежали едва ли не все многоквартирные дома в столице), торговлей, промышленностью (Красс владел, например, богатейшими серебряными рудниками), ростовщичеством. При этом он активно участвовал в политической жизни страны, искусно лавируя между различными силами, брался и за военные экспедиции. Именно Крассу принадлежит слава победителя Спартака. Сразу после этого он вместе с Помпеем был избран консулом.

Постоянным конкурентом Красса за место на политическом Олимпе был Гней Помпей. Он также выдвинулся во времена Суллы, в первую очередь — как военачальник. В 60-х годах до н. э. он уже был одним из наиболее уважаемых, если не самым уважаемым в Риме человеком. В то же время политические игры давались ему, как правило, с большим трудом. Он часто поражал современников нерешительностью, медлительностью в действиях, при этом достаточно откровенно демонстрируя желание возвыситься. Значительную часть времени полководец провел в отдаленных провинциях, где успешно действовал против царьков и князей. Он значительно расширил границы Римского государства, за что удостаивался триумфов. Не раз Гней Помпей получал чрезвычайные полномочия — для «зачистки» моря от пиратов (с чем, надо сказать, он справился блестяще), для снабжения Рима продовольствием. Несколько раз он находился в шаге от получения диктатуры. Цезарь, который, наоборот, чувствовал себя в закулисной борьбе как рыба в воде, решил двигаться в фарватере политики этого человека.

В 60 г. до н. э. для получения поддержки на выборах Юлий Цезарь сумел примирить Красса и Помпея, стать посредником между ними. Образовался первый триумвират. Всех членов триумвирата объединяло негативное отношение к сенату. Красс выражал интересы сословия всадников (традиционно ненавидевших закрытый для них правительственный орган и требовавших предоставления различных полномочий и прав состоятельным людям), Помпей был обижен на сенат за то, что тот отказался принять его новый проект аграрной реформы (направленной на удовлетворение его ветеранов) и не утвердил его распоряжения, изданные во время похода на восток. А Цезарь уже давно вел борьбу против аристократического сенатского большинства с позиций популяра. Для пущего укрепления триумвирата и своего в нем положения Цезарь, уже будучи консулом, отдал замуж за Помпея свою дочь Юлию.

Несмотря на сопротивление партии сената, Цезарь был избран консулом. Союз трех — триумвират — вначале был тайным. Но когда сенат продолжил противодействовать всем предложениям Цезаря — раздачам хлеба, основанию колоний и т. д., он вместе с Крассом и Помпеем вышел на Форум и попросил друзей помочь расправиться с теми, кто с оружием в руках мешает провести законы, нужные народу. Вскоре после этого Помпей с вооруженными людьми занял Форум и таким образом добился утверждения угодных ему и Цезарю законов. Распоряжения, которые он сделал во время восточного похода, были утверждены, ветераны получили обещанную землю. Цезарю же, во изменение первоначального решения, отводилась после консульства провинция Галлия и командование стоящими там 4 легионами. На 58 г. до н. э. консулами были назначены два верных триумвирам человека, и в то же время лидеры аристократической оппозиции Катон и Цицерон были удалены из Италии.

Наместничество Юлия Цезаря в Галлии для этой территории можно назвать, наверное, эпохальным. Будущему римскому диктатору удалось привести к покорности практически всю эту огромную страну, приобщив галлов к общеримской политике. Слава Цезаря-полководца уже не уступала славе полководца Помпея, его состояние увеличилось в несколько раз, как и авторитет в государстве. Но он не отказывался от поддержки соратников и, можно полагать, не собирался этого делать и в дальнейшем. По его просьбе в 56 г. до н. э. на границу Галлии в город Луку прибыли Помпей и Красс. С триумвирами приехали их сторонники. Всего «на съезд демократической партии» в Луке собралось более 200 сенаторов. На совещании решили добиваться, чтобы консулами на следующий год были избраны Помпей и Красс. После консульства Помпей должен был получить в управление Испанию, а Красс — Сирию. Цезарю будущие консулы должны были продлить еще на 5 лет истекавшее через год (в 54 г. до н. э.) проконсульство в Галлии и отпустить средства на увеличение его армии еще на два легиона. Договорившись с Цезарем, Красс и Помпей вернулись в Рим. Совещание произвело на противников триумвиров, которые отчетливо видели до этого падение авторитета демократической партии и надеялись на разрыв Помпея с Цезарем, ошеломляющее впечатление. Теперь оппозиционеры один за другим спешили изъявить свою лояльность «трехголовому чудовищу». Но ситуация в триумвирате уже изменилась. Теперь уже Красса можно было считать «амортизатором» между Помпеем и Цезарем. Триумвиры продолжали влиять на решения чуть ли не всех магистратов Рима, вмешивались в судебные процессы, руководили выборами.

Сирийское наместничество для Марка Красса оказалось роковым. Победитель Спартака проявлял не свойственную ему горячность, он рассчитывал стяжать на Востоке славу Александра Великого, вступив здесь в войну с парфянами, и отвоевать у них богатейшее Междуречье. Красс отбыл в свою провинцию раньше окончания полномочий консула. К сожалению, его кампания против парфян была проведена бездарно, и в 53 г. до н. э. триумвир был разбит и погиб. Помпей, наоборот, не спешил покидать Италию и своей провинцией управлял из Рима. Он откровенно сближался с сенатским большинством и отходил от демократов. Всем было ясно, что открытый конфликт Помпея и Цезаря — вопрос времени.

ПРИХОД К ВЛАСТИ ЮЛИЯ ЦЕЗАРЯ

500 знаменитых исторических событий

Юлий Цезарь


Во второй половине 50-х годов I в. до н. э. Помпей все чаще рассматривался как реальный кандидат на роль диктатора. Это сталкивало его с Цезарем, но еще некоторое время после смерти Красса в отношениях теперь дуумвиров сохранялось видимое благополучие. Ситуация начала меняться в 52 г. до н. э. Тогда Рим был охвачен серьезными волнениями, связанными с убийством популярного народного трибуна. Сенат опять обратил свой взор на Помпея как на возможного диктатора. Ему дали пост «консула без коллеги». Цезарь мог убедиться в том, что Гнея Помпея перетянули в аристократический лагерь.

К тому моменту, как Цезарь заканчивал свое пребывание на посту галльского проконсула, стал очевиден политический кризис в стране. Помпей, подстрекаемый сенаторами-аристократами, явно шел к диктатуре. Для поддержания порядка в Риме он ввел в город войска. Вскоре Помпей инициировал закон, исключавший возможность заочного участия в выборах, что прямо било по рассчитывавшему на консулат 48 г. Цезарю.

Помпей чувствовал себя на вершине могущества. Кажется, впервые он потерял былую осмотрительность и нерешительность. Он явно переоценил свои силы в предстоящей борьбе, делая нескромные заявления и пренебрежительно отзываясь о противниках, в том числе и о Цезаре.

В апреле 50 г. до н. э. консул Гай Марцелл поднял вопрос о досрочном отзыве Цезаря. Тут же трибун Курион, уже подкупленный Цезарем, предложил в таком случае одновременное лишение проконсульских полномочий и роспуск войск Цезаря и Помпея. Началось некое «действо», когда каждый из соперников вроде и заявлял о своей готовности немедленно отказаться от полномочий, но предпочитал это сделать после другого. Помпею доносили, что солдаты Цезаря якобы недовольны своим военачальником. «Стоит мне топнуть ногой в любой точке Италии, — говорил Помпей, — и передо мной вырастет пешее и конное войско». Консулами на 49 г. до н. э. были избраны противники Цезаря. В один прекрасный день по Риму поползли слухи, что Цезарь уже перешел Альпы и идет на Рим. Консулы отправились к Помпею и торжественно вручили ему меч, призвав защитить отечество.

На самом деле Цезарь, очевидно, искал возможности заключить соглашение до последнего момента. Но все его предложения остались без ответа. 1 января 49 г. до н. э. в сенате было зачитано его письмо. В нем Гай Юлий Цезарь перечислял свои заслуги, просил не лишать его дарованного народом права избираться, не складывая полномочий проконсула, еще раз предлагал Помпею одновременно отказаться от командования войсками и управления провинциями. В конце же сего послания Цезарь заявлял, что он сможет «использовать свою власть», если Помпей не откажется от своей. В ответ сенат предложил автору письма сложить полномочия к 1 июля, пригрозив, что в противном случае он будет объявлен врагом отечества. 7 января сенат объявил чрезвычайное положение. Помпей получил особые полномочия.

С Цезарем в тот момент был лишь 13-й легион — 5 тысяч пехотинцев и 300 всадников, но он в обычной своей манере положился более на скорость, чем на численность войска. Цезарь быстро двигался в направлении небольшой речки Рубикон, считавшейся границей между Цизальпинской Галлией и Италией. Перед этой границей он некоторое время колебался. Произнеся знаменитое «Жребий брошен», он начал переход. С этого момента, несмотря на свои предыдущие сомнения, Гай Юлий Цезарь начинает действовать гораздо быстрее и увереннее соперника.

Римские аристократы, узнав о движении Цезаря на Рим, растерялись. Растерялся и сам Помпей. Оказалось, что он не может так быстро собрать войска. Наконец Помпей объявил, что его сторонники должны вместе с ним покинуть Рим для продолжения борьбы, что сенаторов, которые не последуют вместе с помпеянцами, он будет считать врагами. Цезарь же, наоборот, стремясь любыми способами оттолкнуть от Помпея его соратников, даровал многим из них полное прощение. Он объявил, что те, кто будет соблюдать нейтралитет, могут считаться его друзьями.

Рим охватила паника. Даже те, кто не поддерживал Помпея, покидали свои дома. Все опасались волны репрессий со стороны Цезаря. В спешке сенаторы даже оставили в Риме государственную казну. Цезарь же быстро занимал один город за другим. Население само открывало перед ним ворота. А легионы Помпея были сосредоточены в Южной и Средней Италии. Из-за несогласованности действий его военачальников силы так и не соединились. Помпей принял решение не сражаться с противником в Италии, а переправить свою армию на Балканский полуостров. Последняя часть его войска отплыла из порта Брундизий 17 марта. Так в руках Юлия Цезаря за очень короткий срок оказалась вся Италия. При этом он, собственно, не дал ни одного сколько-нибудь крупного сражения.

Из Брундизия Цезарь вернулся в Рим. Никаких репрессий с его стороны не последовало. Он собрал оставшихся представителей сената, убеждая их в том, что стал жертвой беззакония и вынужден был защищаться. Ему не очень-то и возражали. Население Рима Цезарь подкупил хлебной раздачей и обещаниями денежных подарков. В столице он пробыл всего около недели и отбыл в Испанию, где быстро разобрался с преданными Помпею силами, продемонстрировав умение одерживать победы не только военным, но и дипломатическим (а иногда и финансовым) путем. Таким образом, Цезарь полностью подчинил себе Запад.

Восток же оставался у Помпея. Он все еще не уступал своему противнику ни в количестве войск, ни в каких-либо других ресурсах, зато имел подавляющее превосходство на море. Несмотря на это превосходство, Цезарь, воспользовавшись беспечностью врага, смог высадить свои легионы на Балканском полуострове, где находились основные силы Помпея. Начались долгие маневры.

В лагере эмиграции царил раздор. Соратники Помпея были уверены в конечной победе над Цезарем, а потому беспрерывно интриговали друг против друга, ссорились с самим Помпеем, упрекали его в нерешительности. Наконец Помпей, заняв удобную укрепленную позицию, преградил путь Цезарю у Фарсала. 6 июня (по юлианскому календарю) здесь состоялась битва, решившая весь исход гражданской войны в пользу Цезаря. Помпей пересел на свое собственное судно и отбыл в Египет. Там его встретили без должного гостеприимства — убили, даже не дав сойти на берег. Таким образом египетские правители хотели выразить свою лояльность более сильному, по их мнению, Цезарю. Римский же диктатор отплатил им тем, что активно вмешался во внутриегипетскую борьбу за власть, возвысив свою любовницу царицу Клеопатру, правда, при этом сам чудом остался жив. Зато Египет был полностью покорен Римом. Затем в Малой Азии был побежден восставший против Рима сын Митридата Фарнак. Окончательное поражение помпеянцам Цезарь нанес в Северной Африке при Тапсе в 46-м и в Испании при Мунде в 45 г. до н. э.

В Риме народ разбил статуи Суллы и Помпея, их место заняли изображения «божественного Цезаря». Сенат предоставил Гаю Юлию неограниченные полномочия. Цезарю было дано право предпринимать по отношению к помпеянцам любые меры, право объявления войны и заключения мира без санкции сената и народа, право ежегодно выставлять свою кандидатуру на консульских выборах, рекомендовать на выборных комициях народу своих кандидатов и распределять преторские провинции не по жребию, а по своему собственному усмотрению. Диктатор правил совершенно самостоятельно, лишь формально время от времени спрашивая совета у народа или сената. Римской республики больше не существовало.

УБИЙСТВО ЮЛИЯ ЦЕЗАРЯ

Полководческое искусство, политика, дипломатия, юриспруденция, литература — специалисты во всех этих областях человеческой деятельности с полным основанием считают Цезаря «своим», более того, ставят его на одно из первых мест в иерархии своих коллег. Всего несколько лет находился Юлий Цезарь во главе Римского государства, но свершения его заложили основу для всей последующей истории этой великой державы.

Прибыв в Рим из Азии, Цезарь сразу принял ряд законов, направленных на стабилизацию обстановки и успокоение общества. Так, снижалась задолженность по квартирной плате. Людям, располагавшим большими средствами, т. е. заимодавцам, предписывалось часть этих средств вкладывать в земельное имущество. В конце июля 46 г. до н. э. (после разгрома оппозиции под Тапсом) диктатор снова был в Риме. В течение своего недолгого правления Цезарь успел получить практически все возможные титулы и беспрецедентные полномочия. Надо сказать, что если аристократы, с которыми он, впрочем, обошелся весьма мягко, могли роптать на откровенное попирание республиканских законов, то на народ Цезарь мог вполне положиться. Страна действительно требовала коренных изменений, установления более строгих порядков, ограничения коррупции, произвола, бандитизма.

После нескольких лет диктаторства в 44 г. до н. э. Цезарю присвоили это звание пожизненно. С 48 г. он обладал постоянной властью трибуна, с 46-го — префекта нравов, с 44-го — цензора, в этом же году все его распоряжения были заранее одобрены сенатом и Народным собранием. Преторов, квесторов и эдилов диктатор низвел до положения заурядных городских чиновников, наместников он назначал самостоятельно, все вооруженные силы теперь подчинялись непосредственно главе государства. Получил Цезарь и особые судебные полномочия. Быстро складывался культ личности этого воистину незаурядного человека. К статуям семи царей, которые с древнейших времен стояли на Капитолии, добавилась и восьмая — самого Цезаря, на монументе было написано: «Полубогу».

Цезарь резко сократил расходы на хлебные раздачи. Количество представителей пролетариата (людей, ничего не делающих, живущих за счет таких раздач и, естественно, постоянно участвующих в самых разнообразных акциях насилия, волнениях и пр.) в городе было уже слишком велико. Теперь же список людей, получавших бесплатный хлеб, сократился вдвое. Следующим важнейшим мероприятием была отмена системы откупов для прямых налогов. Государство стало получать налоги в большем объеме и регулярнее. Одновременно Цезарь сократил государственные расходы, увеличив их только на содержание армии. Были изданы особые законы, направленные против роскоши. Выше уже было сказано об упорядочении долгового законодательства. Цезарь постановил, что свобода человека не может быть отнята у него за долги. В этом законе также отражалась демократическая суть нового политического режима.

Внутри страны были усилены, а по сути — созданы заново полицейские части. Исправлялись дороги, и вскоре передвижение по той же Италии от города к городу стало значительно более безопасным, стабилизировалась криминальная обстановка и в Риме. Этому способствовало ужесточение уголовного законодательства, предпринятое Цезарем.

Цезарь продолжил свою борьбу за постепенное сближение с Италией других частей государства. Права латинских муниципий получили многие провинциальные города. Для всего Запада была введена единая монета. Также диктатор позаботился о создании многочисленных заморских колоний, что снижало социальный кризис в самой Италии, связанный с нехваткой земли и обилием неимущих. Среди его социальных реформ — последовательная борьба с разводами и поощрение многодетности.

Для дальнейшего сокращения безработицы Цезарь приказал начать строительство ряда сооружений в Риме. Причем строились здания конкретного государственного и социального назначения — новый рынок, библиотека, здание суда. Диктатор занимался осушением болот и вынашивал планы очистки Остийской гавани, разворота русла Тибра с целью прекращения наводнений и добавления к городу нового участка земли под строительство. В правление Цезаря был разработан новый календарь, называемый теперь юлианским. Начало года было перенесено на 1 января, год теперь состоял из 365 дней, разбитых на 12 месяцев, вместо вставного месяца вводился дополнительный вставной день раз в четыре года. Следующее серьезное изменение календаря в Европе было проведено, как мы знаем, лишь в XVI в. н. э., но и к этому времени «набежала» ошибка лишь в 10 дней.

Однако возвышение Цезаря, его явные монархические устремления претили многим сторонникам республиканских свобод. Их хватало и в сенате. Возник заговор с целью убийства диктатора. Во главе его стояли помилованные сторонники Помпея — Гай Кассий Лонгин и Марк Юний Брут, а также один из верных соратников Цезаря в годы гражданской войны Децим Брут. Марк Брут перешел на сторону Цезаря сразу после битвы при Фарсале и был обласкан диктатором. Дело в том, что Брут был сыном старой возлюбленной Цезаря Сервилии, а по некоторым данным, сыном диктатора. Любопытно, что о заговоре Цезаря предупреждали очень многие люди — друзья, родственники, какой-то прорицатель, предсказавший ему смерть на мартовские иды (15 число) 44 г. Жена Кальпурния накануне знаменитого убийства видела тревожный сон: у животного, которого Цезарь приносил в жертву, не оказалось сердца… Однако все это никак не повлияло на поведение диктатора. В роковой день он отправился в сенат, несмотря на дурные предзнаменования, не решившись выставить себя на осмеяние. По дороге ему встретился тот самый предсказатель. «Ну что? — весело заметил Цезарь, — мартовские иды пришли, а я еще жив!» — «Пришли, но не прошли», — ответил вещун. Уже недалеко от здания сената доброжелатель Цезаря сунул ему в руку записку, где был изложен весь план заговора, и попросил диктатора немедленно прочитать ее, но тот отвлекся на общение с другими окружившими его просителями и вошел в сенат с запиской в руке.

Через несколько минут все было кончено, первый удар нанес сенатор Каска, затем заговорщики окружили Цезаря и нанесли ему 23 удара мечами. Поразительно, но, по некоторым источникам, только один удар оказался смертельным. По легенде, последние слова Цезаря были обращены к Марку Юнию. «И ты, Брут?!» — прошептал он. По иронии судьбы, диктатор был убит бывшими помпеянцами, которых помиловал, у подножия статуи Помпея, которую приказал восстановить.

Судьба почти всех заговорщиков сложилась трагически. Народ не принял их «подвига», а наоборот, был разгневан убийством великого человека. В конце концов, они бежали из Рима, в новой гражданской войне против Октавиана и Марка Антония потерпели поражение, некоторые покончили с собой. Октавиан Август продолжил многие начинания предшественника. Несколько десятков лет его правления создали Римскую империю. Цезарь стал идолом новой власти, а само его имя на многие века превратилось в нарицательное обозначение самодержцев.

ПОБЕДА ОКТАВИАНА НАД МАРКОМ АНТОНИЕМ

500 знаменитых исторических событий

Октавиан. Марк Антоний


Сторонники покойного Цезаря сплотились вокруг изгнавшего из Рима убийц Марка Антония. В его руках оказались деньги и завещание диктатора. Казалось, что именно он имеет наибольшие шансы занять место Цезаря. Но в апреле в Рим прибыл Гай Октавий, 18-летний внучатый племянник Цезаря, усыновленный им в завещании. Немедленно приняв давшее ему популярность имя Гая Юлия Цезаря Октавиана, он оказывается на гребне событий. Главным лозунгом Октавиана стало выполнение завещания Цезаря, в рамках этого выполнения он демонстративно продавал свое имущество и при каждом случае раздавал «завещанные» ему деньги. Через Цицерона Октавиану удалось сблизиться с сенатом, в то время как Антоний, наоборот, находился с сенаторами в сложных отношениях.

Проведя через Народное собрание решение о назначении ему провинции Галлии, Антоний вступил в вооруженную борьбу с ее прежним наместником Децимом Брутом. Одновременно против Антония направил армию консулов и сенат. К этой армии присоединились и легионы ветеранов, собравшихся вокруг Октавиана. Близ города Мутины, где укрепился осажденный Антонием Децим Брут, произошла битва между консульским войском и войсками Антония. Последний был разбит и отступил. Оба консула при этом погибли, и Октавиан, не обладавший, кстати, никакими полководческими талантами, остался единственным победителем.

Переговоров между двумя «наследниками» Цезаря добились солдаты-ветераны. Вместе с Октавианом и Антонием в них принимал участие еще один амбициозный политик и полководец Цезаря Эмилий Лепид, который при Цезаре был «начальником конницы» (такой титул в Риме носил заместитель диктатора). В результате переговоров образовался так называемый второй триумвират «по устройству государства», присвоивший себе чрезвычайные полномочия. Первой их целью была окончательная победа над республиканскими силами. Были изданы проскрипции и произведен террор не менее жестокий, чем при Сулле. (В ходе него был убит, между прочим, и Цицерон.)

Главная же военная победа была одержана, как и в гражданской войне Цезаря против Помпея, на Балканском полуострове. В 42 г. до н. э. в битве на Филиппских полях в Македонии войска Юния Брута и Кассия Лонгина были разбиты армией Антония и Октавиана. Брут и Кассий покончили с собой. Затем произошло разделение государства на сферы влияния: Антоний отправился на восток, Октавиан в Италию. Там наследнику Цезаря пришлось усмирять вооруженную оппозицию брата Марка Антония, бороться с разбойничьими шайками на дорогах, гасить солдатские мятежи, ликвидировать морскую блокаду полуострова, которую осуществлял со своим полупиратским флотом сын Помпея Секст, наказывать непокорных рабов. Октавиан показал себя гибким, но решительным политиком и неплохим администратором. Римляне постепенно привыкали к новому хозяину государства. Лепид был без особой борьбы отстранен от власти, весь Запад был в руках Цезаря.

Тем временем Антоний все глубже втягивался в восточные дела. В Тарсе он встретился с египетской царицей Клеопатрой, покорившей триумвира. Во второй половине 30-х годов до н. э. столкновение между двумя могущественнейшими правителями было уже неизбежно. Кто-то из них должен был наследовать всю Римскую державу. От того, кто это будет, вероятно, зависела форма правления (Антоний, наверное, должен был установить единоличное правление восточного, царского, образца) и местонахождение политического центра государства. Вряд ли стоит удивляться тому, что многие римляне не желали видеть во главе страны восточного деспота, да еще и подчиненного воле восточной же царицы. Октавиан больше походил на человека лояльного к римским государственным традициям (хотя и в его стремлении к единоличному правлению мало кто сомневался). Действия Антония раздражали жителей Рима: ради Клеопатры «влюбленный безумец» развелся с почтенной римлянкой Октавией (кстати, сестрой Октавиана), недовольство вызвала и раздача им земель Клеопатре и ее детям. С другой стороны, многие слишком близко видели наступавшего, как и покойный Цезарь, на права аристократии нового римского диктатора Октавиана и ожидали от правления Антония большей свободы для себя лично в далеком от Египта Риме.

В январе 32 г. до н. э. происходит конфликт в сенате, где речь против диктаторских устремлений младшего Цезаря произносит консул Сосий. В ответ вооруженные сторонники Октавиана появляются в здании сената, в ту же ночь к Антонию бегут оба консула и еще 300 сенаторов. Оба противника стягивают значительные силы к берегам Ионического моря (Антоний к греческому, Октавиан к итальянскому). Октавиану удалось представить дело, как внешнюю войну с египетской царицей, «посягнувшей на римское достояние». Это был удачный дипломатический ход, результатом которого стало совершенно невыгодное положение Антония, выступившего вроде против своей же страны.

Ранней весной 31 г. до н. э. «младшему Цезарю» (а точнее, его талантливому военачальнику Агриппе) удается высадить войска на Балканском полуострове. Лагерь Антония (в том числе многочисленный флот), расположенный у мыса Акций в Северо-Западной Греции, оказался в блокаде. 2 сентября флот Антония попытался прорвать эту блокаду. Вероятно, противник Октавиана намеревался уйти в Египет, где у него были еще преданные войска. Этот план сорвался. Агриппа уничтожил вражеский флот. В решающий момент сражения египетские корабли Клеопатры поставили паруса и, прорвавшись сквозь ряды своих и чужих, резко повернули на юг и ушли в сторону Пелопоннеса. Марк Антоний, бросив своих подданных на произвол судьбы, кинулся на двух кораблях вдогонку за возлюбленной — она для него была, по-видимому, важнее всех войн на свете. Битва при Акции («последнее большое морское сражение античности») считается началом новой эпохи в истории Рима — императорской. Гражданская война была завершена в пользу Октавиана, вскоре ставшего Августом и правившего еще несколько десятков лет.

Антоний же и Клеопатра укрылись в Александрии. 1 августа 30 г. до н. э. в гавани этого города появился флот Октавиана. Легионы и флот его противника перешли на сторону молодого Цезаря. Антоний закололся, Клеопатру взяли под стражу. Через несколько дней царицу нашли мертвой — она лежала на ложе в царском уборе, с диадемой на голове. По легенде, эта роковая женщина покончила с собой с помощью ядовитой змеи.

СОЗДАНИЕ ПРИНЦИПАТА АВГУСТА

Не обладая, по собственному признанию, гением Юлия Цезаря, его наследник, однако, обладал несомненными талантами государственного строителя. Многолетнее правление Октавиана Августа стало не только временем закладки фундамента для Римской империи и не только временем ее образования. Это был, вероятно, «золотой век» всего государства. Мир — вот слово, которое Октавиан сделал определяющим в своей внутренней и внешней политике, — мир между сословиями Римской державы, мир с политическими противниками, мир между провинцией и центром. Если в начале своей карьеры Август проявлял себя зачастую как жестокий, бескомпромиссный политик, то, укрепив свою власть, он выбрал иную линию поведения — мудрую, взвешенную и дальновидную.


500 знаменитых исторических событий

Октавиан Август в образе Юпитера


После победы над Антонием и Клеопатрой, аннексии Египта и замирения Иллирии власть Октавиана в государстве казалась уже неоспоримой. Оставалась под вопросом легальная сторона дела. Начиная с 31 г. до н. э. он ежегодно избирался на консульство, при этом превышал свои полномочия на основании народной клятвы в верности, вытребованной им перед походом на восток (в 32 г. до н. э.). Дальнейшее неоформленное единоличное правление грозило новыми восстаниями в республиканском духе. В 28 г. до н. э. Октавиан занялся отменой всех чрезвычайных и зачастую противозаконных актов триумвирата, одновременно он провел перепись и чистку сената, удалив из 1000 находившихся там человек 400 наименее благонадежных. Наконец, 13 января 27 г. до н. э. Октавиан явился в сенат и, к удивлению присутствующих, объявил, что гражданские войны закончены, и торжественно сложил с себя чрезвычайные полномочия, возвращая власть «народу и сенату». Расчет был точен. Боявшиеся его сенаторы начали наперебой убеждать его отказаться от своего намерения. Через три дня ему было присвоено почетное имя Август, подчеркивавшее священность его власти. К обожествленному Цезарю добавился еще один объект культового обожания.

Итак, Октавиан принял новое имя: император Цезарь Август, сын божественного. Титулом «император» («повелитель», «командующий») солдаты обычно награждали победоносного полководца. Предоставленный Октавиану в 29 г. до н. э. сенатом, он стал пожизненным и обозначал верховную власть, включавшую командование войсками, право взимать налоги, объявлять войну и заключать мир, управлять провинциями и осуществлять власть над гражданами вплоть до жизни и смерти сенатора и всадника. «Цезарь» — было до этого прозвищем одного из ответвлений патрицианского рода Юлиев; отныне же это слово превращалось в родовое имя властителя, что возвещало о создании династии наследников Цезаря.

Несмотря на официальное восстановление республиканских законов, все делалось для того, чтобы укрепить именно монархический строй правления. В рамках возвращения республиканских законов были возобновлены свободные выборы; магистраты под руководством сената исполняли свои обычные функции; проконсулы, получавшие власть над провинциями сроком на один год, более якобы не подчинялись Августу. Но одновременно Октавиан получал все новые полномочия и титулы, оформлявшие его статус. В течение ряда лет Август избирался консулом. Ежегодно он облекался трибунской властью. Был сформулирован тезис, согласно которому римский народ «перенес свою власть и величие» на императора. Как носитель власти народа Октавиан становился высшей судебной инстанцией. С 12 г. до н. э. Октавиан был верховным понтификом. Во 2 г. до н. э. он был назван «отцом отечества». Сенат назначил его принцепсом, т. е. первым сенатором. (Отсюда получила название и вся система государственного устройства, созданная Августом, — принципат.) Октавиан мог по своему усмотрению заключать любые союзы, созывать сенат, вносить и брать обратно любые предложения, ставить на голосование предложенные им законы, предлагать кандидатов в магистраты, голосование за которых проводилось вне очереди, поручать чиновникам любые дела; он не нес ответственности за свои действия; все, сделанное по приказу императора, считалось столь же незыблемым, как если бы это делалось по воле самого народа. В общем, «принцепс не подвластен законам».

Не все эти полномочия были оформлены должным образом, но дело, конечно, было не в формальной стороне дела, а в практическом неограниченном влиянии, которое имел Октавиан в государстве. Сам он любил подчеркивать, что имеет влияние лишь благодаря «авторитету» среди сограждан. Поскольку же его мероприятия были взвешенны, разумны и способствовали успокоению уставшего от беспрерывных войн общества, урегулированию всех процессов, со временем его власть только укреплялась. При Августе был создан четко работающий бюрократический аппарат, налажена система администрирования в провинциях (в частности ужесточено наказание за вымогательство, развита система фиксированных налогов вместо откупов), принят ряд важнейших мер по защите частной (в том числе и в первую очередь земельной) собственности как мелких, так и крупных собственников. Армия перестала быть дестабилизирующей силой, легионы превратились в постоянные воинские подразделения, многие из которых сохранялись на протяжении веков. Были усилены полицейские части, создана преторианская гвардия. Значительно расширились границы империи. Восточные походы Августа интересовали мало, а вот на севере достижения его полководцев были огромны. (И поражение от германцев легионов Вара в Тевтобургском лесу в 9 г. до н. э. не меняет этого вывода.) Северные границы государства продвинулись до Дуная, к империи были присоединены четыре провинции: Реция, Норик, Паннония и Мезия.

Принцепс стремился к тому, чтобы представители всех сословий, всех провинций ощутили себя жителями одного государства, осознали свое место в социальной иерархии, что при единоличной, абсолютной власти Августа было сделать проще, чем при старой олигархической, республиканской форме правления.

Октавиан также пытался реформировать религиозную, нравственную и социальную жизнь римского народа. Он восстанавливал заброшенные храмы, вышедшие из обихода ритуалы, поощрял деятельность жречества и в целом прилагал усилия, чтобы оживить старые религиозные традиции, проникнутые патриотическим духом. В сфере морали он пытался восстановить священное отношение к супружеству и стимулировать рождаемость. Супружеская измена была объявлена преступлением, за свою распущенность пострадали даже дочь и внучка самого принцепса, изгнанные им из Рима.

В правление Августа расцвела культура. Октавиан и Гай Меценат, остававшийся его другом до конца своей жизни, покровительствовали поэтам, а за это последние посвящали свои таланты воспеванию идей новой эпохи. Творили Вергилий, Гораций и Овидий, историк Тит Ливий оформлял миф о величии Рима; Витрувий создавал свой знаменитый труд об архитектуре. В столице и других крупных городах велось широкомасштабное строительство. Август мог гордиться тем, что принял Рим кирпичным, а оставил его мраморным.

Октавиан Август умер 19 августа 14 г. н. э. Созданная им государственная система просуществовала без особых изменений в течение еще трех веков.

ОТЪЕЗД ТИБЕРИЯ НА КАПРИ

500 знаменитых исторических событий

Тиберий


Преемник Августа Тиберий принадлежал к древнему патрицианскому роду Клавдиев. Его отец был человеком республиканских убеждений, воевал против Августа, и лишь милосердие последнего спасло ему жизнь. Правда, он вынужден был уступить принцепсу свою жену Ливию, ставшую верной соратницей нового мужа. Ее сына Тиберия Август приблизил к себе, позволив сделать карьеру.

Тиберий отличился в войнах в Испании и на Балканах, в Армении и Альпах. В 11 г. до н. э. Октавиан заставил его развестись с горячо любимой женой и взять в супруги свою дочь Юлию. Это был несчастливый брак. Юлия была честолюбива и не соблюдала обета верности мужу. К обиде на императорскую дочь добавилось и понимание того, что претендовать на пост Августа после его смерти Тиберий не может. Принцепс явно видел своих преемников во внуках. В 6 г. до н. э., преодолев сопротивление отчима и сената, Тиберий неожиданно для всех удалился на остров Родос, где прожил несколько лет в уединении. Однако в 4 г. до н. э. после смерти обоих внуков Августа Тиберий опять оказался главным претендентом на наследие стареющего императора. Его вызвали в Рим, он опять был приближен к Октавиану. Одновременно его вынудили усыновить племянника Германика. Таким образом принцепс обеспечивал преемственность поколений на посту руководителя государства. Усыновленный Августом Тиберий продолжил военную карьеру. В 14 г. Октавиан умер, недвусмысленно указав на Тиберия как на преемника.

Тиберию было в тот момент уже 56 лет. Создается впечатление, что власть, которую ему передал Август, казалась ему тяжелой обузой. В первые годы своего правления он старался советоваться с сенатом, опираться на республиканские обычаи. Сначала Тиберий раздраженно реагировал на всякое угодничество и лесть. Но его все глубже затягивали придворные интриги, борьба кланов. Ему приходилось принимать единоличные решения и, в конечном счете, охранять сложившуюся систему управления.

Наряду с культом «божественного Юлия» культ Августа стал религиозной основой государственного управления. Все чаще подвергались преследованиям и судам люди, каким-либо образом оскорбившие покойного принцепса или Гая Юлия Цезаря. Чем старше становился Тиберий, тем мрачнее, подозрительнее он делался. Так называемые дела об «оскорблении величества» во второй половине 20-х годов I в. стали главным инструментом политических репрессий.

Тогда же Тиберий стал планомерно расправляться со своими ближайшими родственниками, в которых мог видеть претендентов на власть. В Сирии умер Германик, удачливый полководец, любимец солдат, прославившийся в походах против германцев. Не исключено, что он был отравлен по приказу Тиберия. Затем началось преследование его жены и детей, закончившееся смертью последних. Из детей Германика в живых остался лишь Гай Цезарь — будущий император Калигула.

Достижения Тиберия во внешней политике были достаточно велики. Он вел успешную политическую игру на Востоке, удалось ему сохранить мир в Галлии. Император вовремя остановил пограничные войны в Германии. Здесь римляне перешли к оборонительным действиям. В провинциях по многу лет сидели одни и те же наместники, которым Тиберий не позволял создавать излишнее давление на местное население. Администрация Тиберия отличалась экономичностью. Он не вел широкого строительства, издавал законы против роскоши, не устраивал больших празднеств. С другой стороны, император выделил большую сумму денег на покрытие долгов крестьян, не поскупился, когда надо было преодолевать последствия пожара в Риме и землетрясения в Персии. Впрочем, Тиберию так и не удалось завоевать любовь своих подданных. Он был скрытен, молчалив, скептичен, не искал расположения плебса и был чужд всякому популизму. Недаром его фраза: «Пусть ненавидят, лишь бы соглашались» стала одной из знаменитых.

Ближайшим человеком к Тиберию в свое время стал префект преторианцев Сеян. Безграничное доверие опасливо относившегося ко всем окружающим императора Сеян получил после того, как своим телом закрыл Тиберия при обвале пещеры. В 23 г. префект перевел расквартированную вне стен Рима гвардию в составе 9 когорт по тысяче человек в закрытый лагерь на Виминале. Это было свидетельством усиления полицейской составляющей в государстве.

В 26 г. император поддался на уговоры Сеяна и покинул Рим. Замкнутому, удрученному своей огромной властью Тиберию на самом деле давно опротивело пребывание в Риме с его конфликтами, интригами, кривотолками и трениями с членами семьи, двором и сенатом. Он переселился на небольшой остров Капри, став «островным князем» (как его с насмешкой называли в Риме). Все сообщение с Тиберием теперь проходило через руки Сеяна, единолично управлявшего столицей. Отъезд принцепса значил очень много для истории императорской власти в Риме. Если раньше принцепс сохранял хотя бы внешние признаки коллегиального управления, то теперь, когда сенат получал распоряжения от находившегося далеко императора, ни о каких советах не было речи. Народное же собрание еще до этого перестало играть какую-либо роль, не избирались магистраты. А Тиберий все чаще проявлял медлительность и нежелание брать на себя ответственность, целый ряд насущных вопросов годами не находили решения. Зато о его жизни на Капри античные авторы рассказывают самые мерзкие подробности, якобы Тиберий дал волю всем своим гнусным порокам, среди которых наиболее известно его пагубное пристрастие к мальчикам.

Фигура фаворита Сеяна, чье влияние было безграничным, лишь подчеркивала абсолютистский характер императорской власти. В 29 г. умерла Ливия, которая до этого выступала определенным противовесом сыну и Сеяну. После этого префект стал действовать еще решительнее. В 31 г. он получил консульство, хотя и не был сенатором. Он готовил заговор для свержения своего покровителя, но тот оказался готов к этому. Узнав через доносчиков о предательстве префекта, Тиберий несколькими письмами и указами продемонстрировал, что главой государства остается все же он. Сеян был арестован и казнен. Римская толпа валила статуи префекта и в течение трех дней измывалась над лежащим в пыли трупом. Император же обрушил весь свой гнев на семью, соратников и просто знакомых Сеяна. Италию захлестнула волна казней, доносов и пыток.

Тиберий так и не вернулся в Рим. Незадолго до смерти он попытался это сделать, но, завидев издали его стены, приказал повернуть обратно, так и не заехав в город. Император торопился обратно на Капри, но по дороге заболел и умер в Мизенах 16 марта 37 г. на 78-м году жизни. Не исключено, что Тиберию помогли отойти в мир иной, когда увидели, что старик еще может поправиться. Покойного торжественно похоронили, но не возвысили до звания божественного.

Император Тиберий начал с просьбы не давать ему власть, вероятно, понимая, к чему она может привести. Сейчас считается, что именно Тиберий положил начало многолетнему правлению настоящих деспотов на римском троне. Его преемником стал знаменитый Калигула.

КАЗНЬ ИИСУСА ХРИСТА

500 знаменитых исторических событий

А. Мантенья. Голгофа


Рискуя вызвать недовольство и верующих, и атеистов, мы включаем в наш список важнейших исторических событий мученическую смерть Иисуса Христа[26] —легендарного основателя самой распространенной мировой религии — христианства. Атеисты могут обвинить нас в пересказывании мифов, верующие — возмущаться тем, что рассказывать о жизни Христа, не комментируя библейские предания с научно-исторической точки зрения, мы не имеем права. В любом случае, само по себе возникновение христианства, несомненно, имело огромное значение для всей мировой цивилизации. С этим трудно не согласиться ни одному лагерю, ни другому. Следовательно, и обойти стороной события, связанные с возникновением христианства, мы не можем.

Стоит ли подробно пересказывать новозаветную биографию Христа, если ее наизусть знают миллионы людей, даже те, кто не обучен элементарной грамоте? Итак, на стыке веков и эр в Палестине, а именно — области Галилея, где основную массу населения составляли евреи, хотя было немало представителей и других национальностей, у плотника Иосифа и жены его Марии родился мальчик, названный Иешуа, или в греческом варианте — Иисус. Мария родила его не от Иосифа, а путем непорочного зачатия, «от Духа Святого», и таким образом он был Сыном Божьим. Он был послан на землю как мессия, возвещающий начало новой эры и просвещающий людей, который должен был своей жизнью, а главное смертью искупить грехи всего человечества, дать пример истинной жертвенности, человечности, любви к Богу.

Его рождение и стало точкой отсчета новой эры (или н. э.)[27]. Семье практически сразу пришлось покинуть Вифлеем и отправиться в Египет. Дело в том, что напуганный предсказанием о рождении нового иудейского царя правивший тогда царь Ирод приказал уничтожить всех младенцев соответствующего возраста. Через несколько лет Иосиф и его родные вернулись в Галилею и поселились в небольшом городке Назарет. После того как Иисуса крестил в водах Иордана проповедник и провозвестник прихода мессии Иоанн Предтеча, тот принялся проповедовать и сам. Вокруг Христа собралось 12 учеников-апостолов, с которыми он исходил немало дорог, побывал во многих городах и селах, совершая чудеса и декларируя принципы новой религии. Главным призывом Иисуса было очищение от греха, скромная и смиренная жизнь, любовь к ближнему, благочестие. Он возвещал скорое наступление Царства Божьего на земле, возвышение праведников, их вечную загробную жизнь. В конце концов Иисус с апостолами объявился в главном иудейском городе — Иерусалиме.

Слава волшебника, умение влиять и вести за собой людей, выступления против богатства и явное презрение ко многим ритуальным, формальным сторонам ортодоксального иудаизма, проявляемое Христом и его сторонниками, привлекли внимание могущественных иудаистских священнослужителей. Они и выступили инициаторами ареста Иисуса. За 30 сребреников учителя предал один из апостолов — Иуда Искариот. Иисус подвергся суду и правителя Галилеи Ирода Антипы, и римского наместника, сурового Понтия Пилата. Последний, согласно Новому Завету, не видел в Иисусе, хоть того и называли поклонники «Царем Иудеи», серьезной опасности для римского владычества и вообще общественного порядка, но вынужден был уступить настояниям настроенной агрессивно с подачи первосвященника толпе и распять странствующего проповедника на Голгофе. На третий день Христос воскрес, тем самым подтвердив свое божественное происхождение и вдохновив последователей на продолжение своего дела. Иисус был казнен в возрасте 33 лет, следовательно, его смерть пришлась на 33 г. н. э.

По сути дела, даже в этом пересказе библейского текста мы не допустили слишком много волшебных подробностей, которые могли бы раздражать сторонников строгого научного подхода. Исследователи, основываясь на многочисленных источниках, пришли к выводу, что личность Иисуса вполне может быть исторична. По крайней мере, общая обстановка в Иудее, ее религиозная история позволяет говорить о том, что данные, изложенные в Завете, не только выдумка. Философ Цельс во II в. н. э. писал, что Иисус был сыном бедной пряхи Марии. Ее мужем был плотник, но она родила сына не от него, а от беглого римского солдата. Иисус стал поденщиком в Египте, научился там колдовству и, вернувшись, объявил себя богом… Впрочем, Цельс целенаправленно боролся с христианством и мог просто пытаться «опошлить» библейскую легенду. А вот что писал ортодоксальный иудей знаменитый историк Иосиф Флавий в своих «Иудейских древностях»: «В то время жил Иисус, мудрый человек… Он совершал вещи необыкновенные и был учителем людей… За ним пошло много иудеев, равно как и язычников. Когда по доносам Пилат казнил его, его приверженцы не отвернулись от него…»

Появление такого человека в Палестине в I в. н. э. не было чем-то неожиданным и необыкновенным. Тогда среди иудеев было немало странствующих проповедников, образовывались многочисленные секты. Важнейшими мотивами многих из этих религиозных групп было «духовное очищение» в преддверии конца света; ожидание мессии (характерное и для иудейской религии, и для любых сложных времен); проповедь аскетического образа жизни и особого уважения к бедности; смирения (что было немаловажно, учитывая все нарастающую зависимость от Рима); протест против всесильной касты иудейских священников, опутавших население многочисленными правилами и обрядами. Естественно, с такими речами и лозунгами проповедники обращались в первую очередь к беднейшим или презираемым слоям. Недаром среди сторонников Иисуса рыбаки, плотники, блудницы.

Нет ничего удивительного также в том, что руководитель одной из сект обладал особыми организаторскими, ораторскими и, возможно, экстрасенсорными способностями и завоевал большую популярность, чем его коллеги. Не исключено, что его ученики, для того чтобы не потерять своего влияния и веря в истинность положений учителя, объявили его воскресшим и продолжили распространять учение Христа. Этому учению суждено было стать одной из господствующих религий на земном шаре.

БОЛЕЗНЬ КАЛИГУЛЫ

500 знаменитых исторических событий

Калигула


Все правление этого одиозного императора сливается в один яркий эпизод в истории Рима. Всего четыре года Гай Юлий Цезарь Германик Калигула оставался у власти. Практически нет сомнений, что он был психически нездоров. Даже для свободных нравов римской знати поведение Калигулы было чем-то из ряда вон выходящим. Однако даже такой человек, как это часто бывает в истории, своей жизнью лишь отчетливо показал общие тенденции развития страны и общества. Только безграничная власть, подготовленная его предшественниками, сделала из него чудовище.

Гай Цезарь был третьим сыном в семье полководца Германика и Агриппины, внучки Августа. Все детство он провел в военных лагерях своего отца, где был всеобщим любимцем. Прозвище Калигула (что значит «сапожок») носившему военную обувь мальчику дали солдаты.

Германика по приказу Августа усыновил Тиберий. После смерти Октавиана солдаты предложили ему стать императором, но он отказался в пользу Тиберия. Это не спасло Германика от преследований со стороны последнего. Он умер в Сирии, Агриппина покончила с собой, из девяти ее сыновей Тиберий оставил в живых лишь Гая Цезаря Калигулу. Тот вначале жил у прабабки Ливии Августы, затем у бабушки Антонии. Наконец, когда Калигуле было 19 лет, Тиберий вызвал его на Капри и приблизил к себе.

На острове будущий деспот всячески старался угодить старику-императору. Он покорно выносил насмешки, ни разу не заикнувшись о своих погибших родителях и братьях. Казалось, он был вполне лоялен по отношению к Тиберию. Не исключено, что уже в это время проявилась порочная натура Калигулы. Он любил присутствовать при пытках и казнях, которые посещал и жестокий Тиберий, ходил по кабакам и притонам. Рассказывают, что еще будучи подростком, он пользовался услугами жриц любви и соблазнил собственную сестру Друзиллу. Тиберий якобы видел наклонности внучатого племянника и предупреждал, что готовит Риму в лице Калигулы настоящую ехидну, имея в виду мифическое чудовище.

Тиберий умер в 37 г., и существует версия, что его подтолкнули к могиле Калигула и его верный соратник Маркой — начальник преторианцев. Дружба Маркона и молодого императора продолжилась и в дальнейшем. Жена Маркона стала любовницей Калигулы чуть ли не по наущению мужа. Однако через некоторое время после прихода Калигулы к власти влиятельный преторианец по его приказу был убит.

Светоний пишет, что, пожалуй, ни одного императора не встречали так восторженно, как Калигулу — сына любимца римлян, мученика Германика; тем более идущего на смену жадному тирану Тиберию. Сенат немедленно вручил Калигуле самые широкие полномочия. Новый император делал все, чтобы понравиться публике. Он возобновил прекратившиеся при Тиберии игры, гладиаторские бои, травли зверей, раздачи еды и подарков; вернул и простил всех изгнанников. Народ обожал нового правителя, но и личные деньги Калигулы (за первый год он промотал двухмиллиардное наследство Тиберия!), и государственные подходили к концу. Мотовство императора привело Рим к финансовому краху. Денежные проблемы, впрочем, были не самым ужасным, с чем пришлось столкнуться римлянам уже на второй год правления Калигулы.

В октябре 37 г. принцепс заболел. В какой-то момент показалось, что императору уже не жить, но дела его пошли на поправку и с «больничной койки» встал уже другой Калигула — сумасшедший и кровавый тиран. Трудно рассказать в столь сжатом очерке обо всех «милых» чудачествах обезумевшего императора. Главным мотивом его поступков была, по-видимому, абсолютная уверенность во вседозволенности. Эта вседозволенность опьяняла Калигулу, развивала его пороки, он, казалось, сам себе и всем окружающим стремился показать всю глубину пропасти под названием «безграничная власть».

Проблему с налогами Калигула решал самым простым способом. Начались массовые репрессии по делам оскорбления величия с конфискацией имущества осужденных. Калигула силой заставлял богачей вносить себя в качестве сонаследника в завещание, а потом попросту приказывал убивать своих «благодетелей», одновременно были установлены тысячи новых поборов, налогов, пошлин практически на все виды деятельности. А были еще подарки Калигуле к новому году, подарки его родственникам, наконец, конфискации без каких-либо оснований. Над сенатом император откровенно издевался (лишь смерть помешала Калигуле осуществить свою идею и ввести в состав сената своего коня Инцитатуса), вопросы решались только по личному приказу императора.

В период правления Калигулы Рим был охвачен настоящим государственным террором. Судьба многих видных людей висела на волоске. Все отлично знали, что в любой момент палачи Калигулы могут взять любого, на кого он укажет в порыве ярости или «шаловливого» настроения. Он разослал солдат по островам с приказом уничтожить всех изгнанников. Одной из его страстей было уродование красивых людей. «Пусть ненавидят, лишь бы боялись», — говорил Калигула.

Отношения императора с женщинами уже не соответствовали ни малейшим моральным нормам. Он приказывал подчиненным развестись и брал себе их жен. Мог потребовать чужую супругу просто посреди трапезы и удалиться с ней. Калигула открыто сожительствовал со всеми тремя своими сестрами, двух из них он иногда отдавал для утех своим соратникам или гвардейцам, но одна — Друзилла — имела большое влияние на императора. Однако ее конец был плачевен: Калигула тоже отдал ее преторианцам, вскоре после чего она умерла. Император искренне тосковал, Друзилла была обожествлена. Дольше других супругой Калигулы оставалась Цезония. Ее деспот выводил с собой, одевая в военные доспехи и иногда показывая голой своим друзьям.

В отличие от предшественников Гай Цезарь Калигула объявил себя богом еще при жизни. У статуй богов, завезенных из Греции, отрубали головы и приделывали голову императора. Калигула становился между статуями других богов и здесь принимал жертвы, громко разговаривая с Юпитером. Ночью он призывал на свое ложе луну.

Слишком долго сумасбродное правление Калигулы продолжаться не могло. Если в 40 г. заговор против императора был раскрыт, то в 41-м уже ничто не помешало убийцам. 24 января этого года Калигула шел на дневной завтрак и театральное представление. В подземном переходе на него напали заговорщики во главе с Кассием Хереей, трибуном преторианской гвардии, не раз терпевшим насмешки императора. Калигуле было нанесено 30 ударов ножами и мечами. Вскоре были убиты его жена и дочь. Сенат принял известие о смерти державшего его в трепете императора с воодушевлением и даже принялся обсуждать возможность восстановления республики. Но в это время преторианцы уже провозгласили императором дядю покойного Калигулы — Клавдия.

УБИЙСТВО КЛАВДИЯ

500 знаменитых исторических событий

Клавдий в образе Юпитера


Император Клавдий был, казалось, прямой противоположностью своему неистовому племяннику. Однако и он не избежал той же печальной участи. Система была сильнее отдельных людей, пусть даже императоров. Они неизбежно втягивались в придворную борьбу, семейные интриги, преследовали «подозрительных» родственников и, наконец, все же оказывались жертвами очередного заговора. Правда, если Калигулу изрубили с не меньшей жестокостью, чем он пытал и казнил своих подданных, то для более скромного Клавдия хватило и отравленного обеда.

Тиберий Клавдий Нерон Германик, которого в исторической литературе принято называть только родовым именем Клавдий, был братом отца Калигулы Германика. Он был слаб физически и, казалось, умственно. Мальчик перенес паралич, у него была неуклюжая походка, тряслась голова, заплетался язык. С юных лет все родственники считали его недоразвитым.

Долгое время Клавдия держали в стороне от государственных дел. Его видимая безобидность и «недалекость» сослужила ему хорошую службу при Калигуле. В то время как летели головы многих родственников императора, «дядя Клавдий» счастливо избежал подобной участи. Калигула держал его при себе на положении шута — то заставлял подменять самого себя на торжественных мероприятиях, то вместе с собутыльниками кидал в заснувшего на пиру Клавдия кости. Вероятнее всего, Клавдий намеренно подчеркивал свое слабоумие, боясь безумно жестокого племянника. Когда же Калигула был убит (в 41 г.), оказалось, что Клавдий обладает несомненными преимуществами в качестве претендента на титул императора — ведь он был братом все еще не забытого Германика.

Впрочем, сам Клавдий, кажется, менее всего хотел этой власти. Когда в городе начался переполох из-за убийства императора, дядя покойного спрятался в одной из галерей за занавесом, полагая, что его жизнь как родственника деспота находится в опасности. Один из преторианцев, пробегая мимо, заметил выглядывавшие из-под портьеры ноги. Обнаружив там Клавдия, гвардеец по неожиданному наитию приветствовал его как императора. К нему присоединились и другие преторианцы, а затем и высыпавший на улицы народ. На следующий день Клавдий принял присягу у солдат. Сенаторы, которые начали было обсуждать, кому теперь должна принадлежать власть, вынуждены были лишь попросить стихийно избранного императора принять власть из рук сената. Так, во многом случайно, Клавдий стал наследником Калигулы.

Хотя римская знать продолжала относиться к Клавдию с изрядной долей презрения, он показал себя достаточно мудрым политиком и управленцем. Император планомерно восстанавливал жизнь Рима, разлаженную при его предшественнике. Процессы об оскорблении величия были прекращены, урегулирована финансовая политика, улучшено снабжение Рима продовольствием. Было также закончено строительство водопровода, построена гавань в Остии. Клавдий проявлял уважение к сенату, но параллельно строил новую внесенатскую императорскую бюрократию. Она создавалась на основе управления личным хозяйством императора. Почти ничего не меняя в этой системе, Клавдий возвел службу в хозяйстве императора на уровень государственной и стал награждать своих наиболее выдающихся вольноотпущенников знаками отличий магистратов. Бюрократами в новой системе стали и многие выдвинутые императором всадники. Клавдий решился продолжить политику Юлия Цезаря по распространению прав римского гражданства на жителей провинций и привлечению провинциальной знати к управлению империей. При нем очень интенсивно шел процесс романизации Галлии. В 48 г. знать Нарбоннской Галлии получила право добиваться сенаторского достоинства, что положило начало формированию общеимперской знати. В 43 г. была предпринята удачная экспедиция в Британию, которую превратили затем в римскую провинцию. В 44–45 гг. за Римом была закреплена Мавретания, разделенная на две провинции. Кстати, император был, если так можно выразиться, профессиональным историком. Увлекаясь историей и археологией, Клавдий написал два труда по истории этрусков и карфагенян.

Однако у Клавдия были и отрицательные черты, и свои слабости. Он был непостоянен и не всегда внимателен, азартен в игре, любил выпить и поесть. Роковую роль в его судьбе сыграло пристрастие к женщинам. Клавдий был женат четыре раза. Будучи императором, он взял себе в жены Валерию Мессалину, прославившуюся своим развратным поведением. Она имела большую власть над мужем, но когда попыталась составить вместе с любовником заговор против императора, тому удалось подавить его. Мессалина была казнена. Но уже очень скоро, в 49 г., Клавдий женился еще раз — на этот раз на еще более опасной женщине, Агриппине Младшей.

Она была сестрой Калигулы, а следовательно, племянницей Клавдия. Для такого брака императору понадобилось специальное разрешение сената. У Агриппины был сын от первого брака — Луций Домиций Агенобарб, которого, по ее настоянию, Клавдий усыновил. Агриппина также не была верна мужу и властна, как и Мессалина. Основной целью всей ее жизни было обеспечение императорского наследия своему сыну. Поэтому ее очень взволновало охлаждение к ней Клавдия, уставшего от постоянных просьб и догадывавшегося об изменах. Тем более опасным было открытое проявление отцовских чувств императора к его сыну от Мессалины Британику. Клавдий повторял, что ждет-не дождется совершеннолетия этого своего отпрыска, так как это будет «настоящий Цезарь».

Агриппина организовала заговор со всей возможной тщательностью, заручилась поддержкой все тех же преторианцев. 13 сентября 54 г. Клавдий был отравлен, по наиболее распространенной версии, блюдом из белых грибов, в которое был подсыпан яд, изготовленный знаменитой отравительницей Локустой. О смерти мужа Агриппина не спешила сообщать народу. Покойника, обложенного припарками и одеялами, развлекали актеры, произносились молитвы за здоровье императора, а его убийца тем временем металась между знатными людьми, гвардейцами и родственниками, надевая все новые маски. Британика соратники Агриппины не выпускали из покоев. Наконец префект преторианцев представил своим воинам нового императора — Луция Домиция Агенобарба, более известного как Нерон.

ПОЖАР В РИМЕ

500 знаменитых исторических событий

Нерон


Недолго Рим отдыхал от ужасов правления Калигулы. Уже через одного императора государство вновь возглавил жестокий правитель Нерон, славившийся собственными опасными причудами. Одним из самых запомнившихся римлянам событий его эпохи стал большой пожар, уничтоживший в 64 г. большую часть города.

Немного об истории правления этого императора, чье имя стало очередным синонимом деспота на троне. Итак, в 54 г. Агриппина привела своего сына к власти. Первые годы его правления иногда даже называют «золотым веком» династии Юлиев-Клавдиев. На самом деле следует говорить лишь об очередной оттепели перед наступлением традиционно суровых для этих императоров времен. Император находился под влиянием главным образом трех человек: жестокой интриганки-матери, своего давнего наставника философа-стоика Сенеки и преторианца Бурра. Последних двоих принято характеризовать как политиков умеренного, республиканского толка, которые пытались сблизить позиции императора и сената, направить Нерона на путь благочестивых и разумных деяний. Они боролись при этом с Агриппиной, которая сама рассчитывала на власть в государстве, первое время имела действительно большое влияние (благо, Нерону во время переворота еще не было и 17 лет) на решение любых государственных вопросов и была неразборчива в средствах. Однако Нерон постепенно освобождался от влияния матери. В конце концов ему удалось удалить ее из императорского дворца, отстранить от управления финансами ее любовника и перехватить управление государственными делами.

В первые годы правления Нерона было предпринято несколько шагов по разделению управления государственным имуществом и личным имуществом императора, дальнейшему реформированию налоговой системы (в частности снижению налогового гнета на провинции), судебного производства. Некоторое время Рим мог отдохнуть от политических репрессий. (Пострадал лишь сводный брат Нерона Британик, очевидный претендент на престол, к тому же не вполне справедливо его не получивший.) Нерон объявил о четком разделении функций сената и принцепса. Но с конца 50-х годов все, к сожалению, вернулось на круги своя. Обладавший огромными полномочиями император, как и его предшественники, не смог держать в узде свои желания и увлечения. Его страстью были театр, музыка, поэзия, скачки, зрелища, пиры и разнообразные сексуальные развлечения. Все чаще он отдавался этим занятиям. С группой молодых представителей «золотой молодежи» Нерон искал приключений на ночных улицах Рима, посещал кабаки, затевал драки. Деньги стали уходить на организацию боев, цирковых представлений, попоек с грандиозными спектаклями, в которых сам Нерон выступал в качестве актера; соревнований, в которых он же правил колесницами. Были учреждены новые праздничные игры: неронии и ювеналии (для молодежи). Император влез в долги и вынужден был восстанавливать систему экстраординарных поборов, дел об оскорблении величия с последующей конфискацией и т. д. Со временем он стал планомерно преследовать неугодных и раздражающих его людей.

В 59 г. Нерон организовал убийство собственной матери. Сбылось давнее предсказание, услышанное Агриппиной: «Твой сын будет царствовать, но убьет тебя». — «Пусть убивает, лишь бы царствовал», — якобы ответила тогда мать Нерона. Избавление от этой потакающей порокам самовлюбленного сына женщины должно было бы сыграть на руку умеренному кругу — Бурру, Сенеке и др. Но оказалось, что это преступление лишь свидетельствовало о том, что император более не желает подчиняться влиянию «старших». Бурр умер или был убит в 62 г. Префектом вместо него стал беспринципный Софоний Тигеллин, сосредоточивший в своих руках значительные полномочия. Сенека отстранился от политики, видя, что человек, который должен был воплотить идеал мудрого правителя, постепенно превращается в настоящее чудовище. Свою первую жену Октавию Нерон изгнал, а после приказал убить. Его любовницей стала Поппея Сабина, которую он отобрал у своего друга Отона, отправив того наместником в далекую Лузитанию (Португалию). Именно Поппея разжигала ненависть императора к первой жене и матери. Впрочем, ее он тоже убил, ударив ногой в живот, когда она была беременна.

Авторитету Нерона, которого и народ, и особенно знать уже обвиняли в излишней кровожадности, легкомысленности и нежелании заниматься государством, был нанесен очередной удар в 64 г. В ночь с 18 на 19 июля в Риме начался большой пожар, продолжавшийся 9 дней. 10 из 14 районов города превратились в пепел. Тесно расположенные деревянные многоэтажные дома на летней жаре загорались как факелы, порывы ветра препятствовали спасательным работам. Началось мародерство, волновались рабы, увидевшие прямую возможность получить свободу. Распространилось мнение о поджоге, поскольку дома загорались одновременно во многих местах. Это было самое большое бедствие, которое когда-либо пережил Рим.

В то время когда пожар начался, Нерон находился в Анции, откуда и поспешил в Рим и руководил там спасательными работами и лично заботился об обеспечении оставшихся без крова людей. Но, несмотря на всю эту помощь, быстро распространились слухи, что он сам приказал организовать пожар, поскольку — по одной версии — хотел заглушить зловоние, доносящееся к нему во дворец, или по другой — хотел освободить место под постройку нового дворца. Говорили, что на месте Рима любитель внешних эффектов хочет построить новый город — Нерополь. До сих пор известна легенда о том, что пожар был вызван для вдохновения императора и при виде пылающего Рима Нерон громко декламировал собственную поэму «Крушение Трои». Другие говорили, что бедствие наслали боги в наказание за то, что Нерон обесчестил весталку (был и такой прискорбный факт в его насыщенной событиями биографии). Римляне были явно недовольны императором, и это недовольство могло принять открытые формы.

Императору нужно было пресечь подобные слухи, и для этого он решил «перевести стрелки». Виновными в организации пожара были объявлены члены небольшой «еврейской» секты — христиане.[28] Дальнейшая история со всеми ужасающими подробностями описывается христианскими авторами, но не только ими. Помощь в поимке христиан государству оказывала разъяренная толпа. Расчет Нерона оказался верен — римляне излили всю злобу за потерю крова и имущества на «чужаков». Христиан хватали на улицах и избивали до смерти, тюрьмы были переполнены. Затем император устроил колоссальные цирковые «игры», в ходе которых «поджигатели» были брошены на растерзание собакам и львам. Часть арестованных христиан Нерон использовал в качестве живых светильников — их привязали к столбам в императорских садах и сожгли, устроив, таким образом, одну из самых ужасных иллюминаций в истории человечества.

Впрочем, как это ни цинично звучит, пожар 64 г. сослужил городу и хорошую службу. Была произведена правильная застройка сгоревшей части столицы. Возникли прямые улицы и огнеустойчивые дома с аркадами. Посреди города между Палатином и Эсквилином на освобожденном огнем участке в 50 га принцепс построил огромный роскошный дворец-виллу «Золотой дом».

ЗАГОВОР ПИЗОНА. ГРЕЧЕСКОЕ ТУРНЕ НЕРОНА

Еще Рим не оправился после страшного пожара лета 64 г., как осенью разразилась эпидемия чумы, а в следующем году общество было взбудоражено очередным витком политической борьбы. Наиболее влиятельными временщиками после убийства Агриппины, смерти Бурра и отстранения Сенеки стали преторианец Тигеллин, префект флота Аницет (лично умертвивший мать императора), вольноотпущенник Геллий. Им было передано управление всеми делами в государстве, пока Нерон занимался своими театральными представлениями и оргиями.

В 65 г. аристократическая и военная оппозиция попыталась устранить Нерона. Был организован заговор, в котором приняли участие представители сенаторского и всаднического сословий, в том числе преторианцы — неизменные участники всех последних переворотов. Во главе заговорщиков стоял Гай Кальпурний Пизон — молодой человек из знатной семьи, которого намеревались провозгласить императором. Среди главных участников заговора находился и второй префект преторианцев Фений Руф, завидовавший Тигеллину. Одним из главных обвинений в адрес Нерона было обвинение в «эллинистическом» управлении государством. (Нерон действительно был страстным поклонником греческой культуры.)

Медлительность участников предполагаемого переворота и плохая организация привели к тому, что заговор был раскрыт. Пойманные аристократы под пытками назвали имена всех участников. Последовали репрессии. Итогом заговора стало девятнадцать казней и самоубийств и тринадцать изгнаний. Погибли Руф, Пизон, консул Плавт Летан, дочь покойного императора Клавдия. Должен был покончить жизнь самоубийством Анней Лукан, племянник Сенеки, популярный поэт, которому Нерон завидовал до такой степени, что запретил ему публиковать свои стихи. Аналогичная судьба постигла Петрония, автора «Сатирикона». А ведь Петроний был одним из самых близких друзей Нерона, вкусу которого император безгранично доверял.

Наконец письмо императора с требованием покончить с собой получил и не имевший, вероятно, как и Лукан с Петронием, никакого отношения к заговору Сенека. Находясь долгое время в фаворе, философ успел скопить немалое состояние, которое теперь император не прочь был конфисковать. Кроме того, Луций Анней Сенека, вложивший столько сил, чтобы воспитать из Нерона высокоморальную личность, был неким живым упреком «меднобородому»[29] самодержцу. Получив своеобразную «черную метку», Сенека, сохраняя полное самообладание, вскрыл себе вены.

В 66 г. в Беневенте был раскрыт другой заговор, который возглавлял Анний Винициан. Правительство продолжало карать подозреваемых. Философ Тразея Пэт стал одним из них. Знаменитый полководец Корбулон и командующие Нижней и Верхней Германией также встретили свою смерть. Их убили по личному приказу Нерона. Но оппозиция императору продолжала возрастать (подключились провинции), и к началу 68 г. разразился кризис.

Хоть Нерон и был гневен и сладострастен, но не кровь и не женщины привлекали его более всего. Император обожал музыку, театр, поэзию. Роль аристократа, которому не пристало заниматься всем этим «недостойным» ремеслом, тяготила тирана. Он часто появлялся перед публикой в самом «непристойном» виде: с завитыми волосами, в застольном шелковом платье, шею повязывал платком, был распоясан и не обут. В соревнованиях возниц он и сам принимал участие и, по примеру Калигулы, заставлял управлять колесницами сенаторов. В императорском дворце постоянно проходили театральные представления. Нерон часто отправлялся на улицы, где заставлял подданных слушать свою декламацию и игру на кифаре. При императоре постоянно находилась клака, в задачу которой входила организация «бурных и продолжительных аплодисментов». Не чужд был Нерон и живописи со скульптурой, сам сочинял стихи.

Более всего императора привлекала греческая культура. Во всем, что касается изящных искусств, римляне брали пример со своих восточных соседей, так что в пристрастиях Нерона не было ничего удивительного. В 66 г. он отправился в большое путешествие по эллинской земле. Все государственные дела были забыты. Он был уверен, что ему как артисту будет оказан восторженный прием. Еще бы — ведь власть его была безгранична. За год своего путешествия он принял участие в бессчетном количестве музыкальных состязаний, соревнований поэтов и возничих, в Олимпии попробовал себя в десятиборье, принял участие в заложении Коринфского канала. Везде его чествовали как лучшего, даже когда он фальшивил во время исполнения песни или выпадал из колесницы на бегах. К концу этих карикатурных гастролей караван вез за императором около двух тысяч победных венков, а он все откладывал возвращение в Италию. В благодарность за хороший прием Нерон объявил «своих возлюбленных эллинов» свободными (подразумевалась свобода от налогов).

Путешествие императора стоило огромных денег и еще больше расстроило государственные финансы. Забрать увлекшегося императора в Элладу специально приехал Геллий, поскольку в Риме было неспокойно в связи с нехваткой продовольствия. Вернувшись из греческого путешествия, Нерон узнал о новой опасности. Наместник Лугдунской[30] Галлии Гай Юлий Виндекс, сговорившись с правителем Тарраконской Испании Сервием Сульпицием Гальбой, начал восстание под лозунгом восстановления республики. К восставшим легионам присоединились галльские племена, недовольные ростом налогов. И хотя легионы Верхней Германии под предводительством Вергиния Руфа выступили против галльского движения и Виндекс был разбит, зато германские войска потребовали от Вергиния, чтобы он провозгласил себя императором. Вергиний отказался сделать это.

Известие о восстании Виндекса послужило сигналом к усилению недовольства в Риме. Растерявшийся Нерон не предпринимал никаких серьезных мер и переходил от ребяческой самоуверенности к приступам полного отчаяния. Начались волнения в преторианской гвардии. Этим воспользовался новый префект претория Нимфидий Сабин и стал вести агитацию в пользу Гальбы. Колебаниям солдат положили конец обещания щедрых наград, данные Нимфидием от имени Гальбы. Сенат низложил Нерона и объявил его вне закона. Император бежал из Рима. Он должен был бы покончить с собой, если не хотел попасть в руки новых правителей, но не смог сделать этого собственноручно и приказал заколоть себя слуге за несколько минут до неминуемого ареста. Перед смертью Нерон произнес знаменитую фразу: «Какой артист умирает!» Еще долго в народе ходили легенды о том, что император жив, то там, то здесь появлялись лже-Нероны. Это говорит о том, что отношение к Нерону у простого люда было не таким уж однозначно плохим, как пишут более поздние римские авторы.

9 июня 68 г. со смертью Нерона завершилось правление династии Юлиев-Клавдиев. В первый раз принцепс был провозглашен не в Риме, а в другом месте. Эти события четко показали, что принципат опирается прежде всего на армию. Потеря ее доверия означала потерю власти.

ВОССТАНИЕ В ИУДЕЕ

В 63 г. до н. э. Гней Помпей, покорив Сирию, ввел свои войска в соседнюю Иудею. К I в. н. э. Палестина уже полностью была под властью Рима. Здесь правили наместники — прокураторы и одновременно ряд полномочий принадлежал местным священнослужителям. Римская политика, направленная на разжигание национальных противоречий; грубое игнорирование религиозных и бытовых особенностей иудеев и злоупотребления императорских прокураторов вызывали в Палестине почти непрерывную цепь волнений. В то время как высшее священство Иерусалимского храма и крупные землевладельцы, в общем, мирились с римским господством, народная масса, находившаяся под двойным гнетом, была главным рассадником недовольства. В народе жила твердая вера в скорое пришествие мессии, обещанного избавителя, который спасет народ от гнета чужеземцев и установит царство правды на земле.


500 знаменитых исторических событий

Римские солдаты с утварью из Храма. Рельеф на арке Тита


Вспышку антиримских настроений в Иудее принято связывать с персоной прокуратора Гессия Флора, который откровенно не уважал местные обычаи и допускал серьезные злоупотребления. Так, например, Флор вызвал ярость евреев тем, что под фальшивым предлогом изъял деньги из храмовой казны. Евреи громко заявляли свои протесты, а некоторые из жителей Иерусалима начали публично насмехаться над прокуратором, проходя по городу с мисками в руках и прося подать милостыню в пользу несчастного Флора. В ответ Флор послал солдат против толпы протестующих. Многие евреи были убиты и ранены в результате стычки. Сохранились свидетельства того, что Флор отклонил просьбы со стороны умеренных еврейских руководителей и сестры иудейского царя Агриппы II Береники о прекращении резни.

Еще одно кровавое столкновение произошло в 66 г. после того, как жители священного города откликнулись на просьбу руководства и вышли на улицы, чтобы приветствовать легионеров Флора, прибывших в город из Кесарии. Солдаты не отвечали на приветствия, чем вызвали гнев горожан. В легионеров полетели камни. Тогда римляне набросились на встречающих, и началась жестокая расправа. По некоторым данным, все это было результатом намеренной провокации Флора. Евреи взяли в руки оружие. Прокуратор покинул город, оставив здесь лишь одну когорту. Вскоре в Иерусалим прибыл Агриппа II. Было отменено ежедневное жертвоприношение за здоровье императора — шаг, равнозначный официальному объявлению войны. Еще до этого среди богословов, оказывавших огромное влияние на иудеев, взяло верх националистически настроенное крыло, представители которого вернули к жизни полузабытые законы о полном разделении между евреями и неевреями.

Восстанием в Иерусалиме руководила партия зелотов — радикальная религиозная группировка. Это было националистическое течение, стремившееся свергнуть не только господство римлян, но и гнет крупных землевладельцев, ростовщиков и богатого духовенства Иерусалимского храма. Крайнее крыло националистической партии римляне называли «сикариями» («кинжальщиками») за то, что они применяли террористические методы борьбы. Сикарии вербовались из рабов, крестьянской бедноты и низов городского населения. Восставшие осадили немногочисленный римский гарнизон в Иерусалиме, а когда он капитулировал, перебили его.

Римские власти проявили полную растерянность. Гессий Флор не принимал никаких мер, а легат Сирии Цестий Галл выступил из Антиохии, осадил Иерусалим, но, не сумев взять Храмовую гору, снял осаду и при отступлении был разбит. После этого восстание охватило всю Иудею, Самарию, Галилею и часть Трансиордании. В городах шла ожесточенная борьба между иудеями и «язычниками», а в Иерусалиме в первое время восстания умеренные и крайние националисты образовали правительство единого фронта, руководившее движением.

Для борьбы с восстанием Нерон отправил чуть ли не последнего своего крупного полководца — Тита Флавия Веспасиана, уцелевшего во время репрессий только потому, что он был незнатного происхождения. Веспасиан происходил из сабинского города Реате, из семьи откупщика налогов. Когда началось иудейское восстание, ему было уже 57 лет. При дворе его не любили, потому что он не отличался придворным лоском, но Веспасиан был единственным опытным полководцем, которому можно было доверить подавление опасного мятежа.

В 67 г. Веспасиан с войском в 50 тысяч человек начал операцию в Палестине. В следующем году восстание было подавлено всюду, кроме Иудеи. После захвата римлянами Галилеи вождь местных зелотов Иоанн из Гискалы со своим отрядом пробрался в Иерусалим. А вот другой лидер восстания Иосиф бен Маттитйаху, которому была поручена оборона Галилеи, попав в плен к римлянам, перешел на их сторону, стал приближенным Веспасиана и получил новое имя — Иосиф Флавий. Именно его книге «Иудейская война» мы обязаны большинством известных нам сведений об этом восстании.

Узнав о низложении Нерона, Веспасиан приостановил дальнейшие действия. После того как его провозгласили императором, во главе римской армии стал его сын Тит, который и осадил Иерусалим. В осажденном городе началась междоусобная борьба, вначале между зелотами и сторонниками синедриона (состоявшего из представителей высшего жречества и стремившегося сдать город римлянам), затем между группами зелотов и сикариями (последними руководил Симон бар Гиора, сторонник более решительной борьбы). После 5-месячной осады в августе 70 г. римляне захватили Иерусалим. Они разрушили город и Второй храм (от него остался до нынешнего времени только один фрагмент — знаменитая Стена Плача), обратили в рабство пленных, в том числе Иоанна из Гискалы. Симон бар Гиора был казнен в Риме. Сопротивление сикариев продолжалось до 73 г., когда пала их последняя твердыня — крепость Масада. Оказавшись в безнадежном положении, защитники Масады убили своих жен и детей, а затем друг друга.

Практически одновременно с Иудейской войной восстания произошли и в других римских провинциях — Галлии и Понте. Эти события заставили центральную власть пересмотреть свои отношения с периферией.

ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ ИМПЕРАТОРОМ ВЕСПАСИАНА

500 знаменитых исторических событий

«Иудея побеждена». Римская монета времен императора Веспасиана


Бурная эпоха Юлиев-Клавдиев с ее постоянными переворотами, сумасбродствами императоров и их фаворитов и фавориток, восстаниями в провинциях измучила страну. Риму был необходим сильный император — здравомыслящий и спокойный. Его он и получил в лице Тита Флавия Веспасиана, экономного, ироничного и трезвого человека, который, по признанию многих историков, был первым достойным преемником Августа в I веке.

Для того чтобы римляне в полной мере оценили достоинства нового императора, должен был сначала пройти так называемый «год четырех императоров» с его непрекращающейся гражданской войной. Итак, 9 июня 68 г. умер Нерон. В это время императором был уже провозглашен наместник Тарраконской Испании Гальба. А уже в январе 69 г. он был убит. Против него выступил наместник Лузитании Отон. Но и правление Отона продлилось недолго. Германские войска при поддержке провинций провозгласили императором своего легата Вителлия, двинулись на Италию, при Бетриаке разбили Отона и вошли в Рим. Разнузданную солдатчину поддержали деклассированные элементы и рабы. В Риме начались беспорядки и грабежи. Вот тогда-то свое веское слово и сказал Веспасиан.

Он родился в 9 г. в семье сборщика налогов из сословия всадников. Веспасиан никогда не скрывал своего «низкого» происхождения. В 40 г. он стал претором, а потом успешно продвигался по служебной лестнице, служил во Фракии и на Кипре, зарекомендовал себя как способный офицер. В 43–44 гг. он отличился во время покорения Британии, в 51 г. получил консульство, а в 63-м стал проконсулом Африки. Биографы Веспасиана утверждают, что на этом посту он отличался удивительным бескорыстием и не только не сколотил приличного состояния, но даже разорился. Затем он взялся за презренное занятие — продажу мулов, за что получил прозвище «ослятник». Веспасиан вечно попадал в какие-то смешные истории, которые не забывались очень долго и служили поводом для насмешек, причем сам Тит Флавий, кажется, и не стремился замалчивать их. Однако то, что могло поставить крест на репутации других сенаторов, не помешало Веспасиану подняться на вершину политического Олимпа.

Веспасиан находился в свите Нерона во время поездки последнего по Греции. Но поскольку он засыпал во время выступлений императора, то впал в опалу. Казалось, это-то должно было навсегда лишить незадачливого «ослятника» постов. Но на его счастье, в Иудее началось восстание. Нерон, зная о полководческих талантах Веспасиана, сделал его наместником Иудеи. Тот повел дело со всей решительностью и уже в 68 г. привел иудеев к покорности Риму во всей провинции, за исключением Иерусалима и еще нескольких крепостей.

Тем временем пришло известие о смерти Нерона. Веспасиан, всегда отличавшийся осмотрительностью, спокойно ждал, чем закончатся разборки между претендентами на императорский престол. Нельзя сказать определенно, что он хотел власти, он просто выжидал. Сначала он присягнул на верность Гальбе, не выступил против Отона, присягнул и на верность Вителлию. Но к этому моменту решение уже было принято. Соратниками Веспасиана стали наместник Сирии Муциан и Египта — Александр. Оба они тоже могли бы предъявить претензии на престол, но по разным причинам нашли более выгодным поддержать своего более опытного коллегу. Таким образом, Веспасиан мог сразу рассчитывать на поддержку девяти расположенных в Иудее, Сирии и Египте легионов. Первыми 1 июля 69 г. присягу Веспасиану как императору принесли войска, стоящие в Александрии, затем остальные восточные легионы. К концу августа ему присягнули и дунайские легионы, ревниво следившие за успехом своих германских братьев по оружию. Командир одного из дунайских легионов Антоний Прим по собственному почину двинулся из Паннонии в Италию, разгромил Вителлия и пошел на Рим.

В городе происходили беспорядки. На Капитолийском холме был убит брат Веспасиана Сабин, а 20 декабря — и Вителлий. Прим торжественно вошел в столицу. В город прибыл и Муциан. Он умело оттеснил Прима, который вскоре был вынужден отбыть на родину в Галлию, казнил сторонников Вителлия и сумел удержать от необдуманных поступков младшего сына Веспасиана Домициана. Только когда ситуация уже несколько успокоилась, Веспасиан, перепоручив окончательное подавление иудейского восстания сыну Титу, отправился в Рим и прибыл туда в октябре 70 г. Сенат вручил ему все полномочия, которыми обладали его предшественники.

Деятельность нового императора была направлена, прежде всего, на прекращение гражданской войны, и это ему вполне удалось. В Риме был воздвигнут Храм мира. Иудею усмирили, на севере решительно подавили мятеж самозваного императора Цивилиса. Веспасиану удалось выровнять северную границу империи, сократив тем самым расходы на ее оборону. Армией император управлял с редким сочетанием жесткости и такта. Он расположил легионы, поддержавшие в свое время Вителлия, не на ключевых позициях, разделил крупные легионы таким образом, чтобы они не представляли прямой угрозы для стабильности в стране. Кроме того, Веспасиан постарался укомплектовать воинские подразделения представителями разных народов, чтобы лишить их возможности объединяться по этническому принципу. Император был противником частого использования смертных приговоров. Конечно, преследования были: им подверглось несколько философов-диссидентов, а в конце 70-х годов были убиты заговорщики сенаторы. Но репрессии Веспасиана были несравнимы с ужасами правления Нерона или Калигулы.

Другой задачей императора было пополнение совершенно опустошенной государственной казны. Он увеличил общие налоги, ввел ряд новых[31] и заставил население неукоснительно платить их. Сам император проявлял неслыханную скромность в быту, за что его называли скрягой. Он даже резко сократил расходы на обеспечение собственной безопасности, что давало возможность «достучаться» до него многим просителям.

Веспасиан восстановил традицию советов с сенатом, посещал его заседания, но на самом деле властью делился не больше, чем предыдущие императоры. Он открыто заявил, что является основателем новой династии Флавиев, передаст престол сыну Титу, к помощи которого прибегал со временем все чаще. Император планомерно наступал на амбиции столицы, предоставляя «латинские права» провинциальным городам, вводя в должности провинциальную знать, переписывая списки сословий с тем, чтобы исключить из них недостойных и ввести достойных. Итогом его деятельности стало государство, менее ориентированное на столицу и знать, с более развитым самоуправлением. Веспасиан уже обладал широтой мышления главы большой державы.

Видимая бережливость императора не помешала ему начать строительство знаменитого Колизея, выделить средства на постройку библиотек в Риме, на широкомасштабное дорожное строительство.

Веспасиан умер 24 июня 79 г. «Кажется, я становлюсь Богом», — иронично проговорил умирающий император, самый «приземленный» из всех владык Рима.

ГИБЕЛЬ ПОМПЕЙ

500 знаменитых исторических событий

Помпеи. Аэрофотосъемка общего вида раскопок


Вероятно, самая известная катастрофа в истории человечества — та, что произошла в 79 г. в Италии. Нельзя сказать, что извержение Везувия было самым сильным извержением вулкана, когда-либо произошедшим на нашей планете. Вовсе нет. Но оно произошло в центре могущественной державы, на глазах людей, уверенных в исключительности своей страны, был разрушен большой процветающий город. Шок, который вызвала эта катастрофа, можно сравнить с тем эффектом, который имело разрушение башен-близнецов в Нью-Йорке через 1922 года.

Помпеи находились в окрестностях современного Неаполя. Город был основан приблизительно в IV в. до н. э. племенем осков. Около 290 г. до н. э. город попал под власть Рима, чьи войска уверенно продвигались на юг Апеннинского полуострова. Очень скоро Помпеи стали одним из наиболее развитых центров Римской державы. Во II в. до н. э. Помпеи вступили в период бурного экономического расцвета, в основном благодаря производству и продаже вина и масла. Следствием этого процветания стал заметный рост строительства общественных и частных зданий. Здесь было все, что характеризовало крупный мегаполис Римской эпохи, — храмы, бани, театры. Здесь же работали видные представители науки и культуры, регулярно бывали ведущие политические деятели того времени. Но здесь же находился и будущий убийца города — знаменитый вулкан Везувий.

Высота Везувия над уровнем моря — около 1300 м. Ученые полагают, что еще в IX в. до н. э. он был в два раза выше, но сильнейшее извержение в следующем столетии уничтожило большую его часть. С тех пор вулкан извергался еще более восьмидесяти раз. Впрочем, как это обычно и бывает, люди быстро забывали о катастрофе. Зато в окрестностях и на склонах вулкана была плодороднейшая почва, это притягивало сюда поселенцев. Вдоль побережья же располагались многочисленные рыбацкие поселки, здесь строили свои виллы богатые римляне. Благодатную природу окрестностей Везувия описывали Витрувий, Диодорус Сикулус и Страбон.

В 62 г. н. э. сильные подземные толчки потрясли города, расположившиеся вокруг Везувия, частично разрушив Помпеи, Геркуланум, Стабию, Неаполис, Нукерию. Землетрясения продолжались с нарастающей частотой и в последующие годы. Они, конечно, свидетельствовали о скором извержении. Но не так-то просто было поверить в то, что большой город может перестать существовать — жизнь в Помпеях и других близлежащих городах шла своим чередом.

Трагедия произошла (а точнее, началась) 24 августа 79 г. Мы знаем о ней довольно подробно не только благодаря археологическим раскопкам, но и письмам известного политического деятеля Плиния Младшего. Итак, около двух часов дня 24 августа над Везувием начало быстро расти гигантское облако белого цвета с бурыми пятнами. Оно поднималось в небо и на некоторой высоте растекалось в стороны, напоминая крону средиземноморской сосны. Вблизи вулкана слышался страшный грохот и происходили непрерывные подземные толчки, ощущавшиеся и в городе Мизено, находившемся примерно в 30 км от вулкана. Плиний Младший как раз находился в этом городе. Он писал, что тряска была настолько сильной, казалось, что все переворачивается, повозки кидало из стороны в сторону, с домов обваливалась черепица, рушились статуи и обелиски.

Рвущаяся из недр вулкана газовая струя выносила с собой огромное количество обломков пемзы. За 10–11 часов непрерывного извержения столб выброшенной пемзы достиг 20-километровой высоты, и каждый час на поверхность почвы выпадало 15–25 см «шариков» диаметром 1–3 см. Кстати, об этом не всегда вспоминают, но поскольку взрыв был «растянут» во времени, многие жители успели уйти из Помпей в более безопасное место. Остались рабы (охранять имущество хозяев) и наиболее упрямые помпеянцы, не желавшие уходить с насиженных мест. Ночью из Везувия в некоторых местах вырывались широкие языки пламени и поднимался огромный столб огня.

Утром 25 августа начался второй этап извержения. С вулкана сходили раскаленные тяжелые лавины. Насыщенная газами магма при выходе в верхнюю часть жерла была распылена и в виде палящих туч низвергнулась со склонов вулкана. Именно такая горячая туча и задушила еще оставшихся в городе жителей. Большая часть гипсовых слепков пустот в толще пепла, засыпавшего Помпеи, демонстрирует нам людей, страдающих от удушья. С 6 до 9 утра с неба падал пепел и «шарики» пемзы, которые окончательно погребли Помпеи и Стабию. (Города были засыпаны по самые крыши домов.) На западных склонах вулкана шли сильные ливни. Рыхлые пепловые и пемзовые скопления на склонах вулкана, насытившись водой, ринулись вниз горячими грязевыми потоками. Три таких потока накрыли город Геркуланум, располагавшийся на берегу моря, в мгновение ока уничтожив все живое. (По другим данным, жители в этом богатом рыбацком поселке также погибли от удушья.) Плиний Младший так описывает то, что происходило 25-го числа в Мизено. Утром на город стала надвигаться черная туча пепла. Жители в ужасе бежали из города к берегу моря (вероятно, так же пытались поступить и жители погибших городов). Бегущая по дороге толпа вскоре оказалась в полной темноте, слышались крики, плач детей. Упавших затаптывали идущие следом. Приходилось все время стряхивать с себя пепел, иначе человека моментально засыпало, и тем, кто присел отдохнуть, подняться уже не было никакой возможности. Так продолжалось несколько часов, но после полудня пепловая туча стала рассеиваться. Плиний вернулся в Мизено, хотя землетрясения продолжались. К вечеру извержение пошло на убыль, а 26-го к вечеру все стихло. Плинию Младшему повезло, а вот его дядя — выдающийся ученый, автор естественной истории Плиний Старший — погиб во время извержения в Помпеях. Рассказывают, что его подвела любознательность естествоиспытателя, он остался в городе для наблюдений. Солнце над мертвыми городами — Помпеями, Стабией, Геркуланумом и Октавианумом — показалось лишь 27 августа. Везувий извергался до наших дней еще, по крайней мере, восемь раз. Причем в 1631-м, 1794-м и 1944 годах извержение было довольно сильным.

На многие века на месте, где раньше росли маслины и зеленели виноградники, простерлись унылые серые равнины застывшей лавы. В конце XVI в. архитектор Фонтана, копая колодец около Сарно, случайно нашел остатки стены и обломки фресок. Но первые раскопки Помпей начались позже — в XVIII в. Для историков найденные Помпеи — настоящее сокровище. В городе, засыпанном пеплом и пемзой, сохранились дома, мозаики, посуда. Сейчас по расчищенным улицам Помпей ходят туристы, ощущая в полной мере атмосферу древнеримского мегаполиса и одновременно осознавая масштаб трагедии, случившейся здесь летом 79 г. н. э.

УБИЙСТВО ДОМИЦИАНА

Младший сын Веспасиана отличался тщеславием и крутым нравом, не обошлось и без политических репрессий и определенных излишеств в личной жизни. Но в то же время целый ряд мероприятий выдавал в нем достаточно мудрого, реалистично мыслящего политика.

На поведение Домициана на троне, вероятно, оказало непосредственное влияние его положение в семье. Слишком долго он наблюдал за успехами отца и старшего брата. Наверняка амбициозный Домициан страдал от того, что не имел возможности проявить себя ни на ратном поле, ни в административных делах. Именно это заставляло его уже в качестве принцепса с необыкновенной помпой отмечать самые незначительные свои успехи, горделиво отвергать любые реверансы в адрес сената, оформлять свою власть со всеми возможными церемониями; педантично требовать самого четкого, буквального и неукоснительного исполнения своих приказов.


500 знаменитых исторических событий

Домициан


Когда в 69 г. в Риме велась борьба между сторонниками Веспасиана и Вителлия, Домициан, в отличие от своего претендующего на власть отца, находился в городе. В определенный момент он, его дядя и группа сторонников были зажаты на Капитолийском холме. Брат Веспасиана погиб, а Домициан спасся. Вскоре взявшие город солдаты Прима признали Домициана цезарем, он получил должность городского претора и, по идее, должен был выполнять обязанности главы государства до прибытия Веспасиана. Домициан рьяно принялся за дело, издавал горы указов, но добиться их выполнения не смог. Реальную власть захватил прибывший в город Муциан, не давший развернуться молодому отпрыску нового императора. Это был первый удар по честолюбию Домициана, вскоре последовали и другие. Пока Веспасиан правил и привлекал к этому делу Тита, младший сын получал лишь почетные должности вроде «предводителя молодежи». Тит, став императором (и по одной из версий, подделав завещание отца, который передавал правление обоим сыновьям), также не стремился приблизить к себе брата и доверить ему что-либо серьезное. Обиженный Домициан, казалось, полностью посвятил себя поэзии. Впрочем, ему повезло — у Тита не было сыновей, и после его смерти в 81 г. императором стал Домициан.

Правление последнего из Флавиев запомнилось усилением абсолютистских тенденций. Домициан категорически не хотел общаться с сенатом и был вообще значительно менее доступен, чем его отец, для любых просителей. Зато в его одежде, церемониальном оформлении выходов и прочих ритуалах и атрибутах наблюдалась величественность, подчеркнутая важность, которая была чужда Веспасиану. Император повелел именовать себя «господин и бог», Рим украсили золотые статуи Домициана. Немало денег было также затрачено на строительство стадионов, дворцов, императорской виллы, на организацию массовых празднеств и раздач.

Домициан получил не только все полномочия предшественников, но и должность пожизненного цензора, подчеркнув свое право пересматривать состав сенаторского сословия. Гораздо больше он ориентировался на всадников, которых ставил на высшие должности, в том числе вводил в сенат. От Веспасиана Домициан унаследовал уважение к провинциалам, они также получали все новые права. Главным государственным органом стал императорский совет из людей, которых глава государства считал наиболее преданными соратниками.

Главной своей опорой Домициан считал армию. Он повысил жалованье солдатам и до конца жизни пользовался их особым расположением. В отношении внешних войн Домициан проводил разумную, осторожную политику укрепления границ, не стремясь к большим завоеваниям. Войска его военачальника Агриколы продвинулись далеко на север Британии, но были остановлены, а Агрикола отозван в Рим. Домициан лично провел операцию против хаттов за Рейном. Результатом стало присоединение к империи земель между Рейном и Дунаем, выравнивание северных границ государства. Впрочем, операции эти не носили боевого характера. Но Домициан оформил административно-строительные мероприятия как военный триумф и получил почести как «покоритель Германии». Эту слабость — желание прослыть крупным полководцем — Домициан в себе так и не поборол.

К достоинствам правления Домициана следует отнести его суровую борьбу против чиновничьих злоупотреблений. Историки утверждают, что при этом принцепсе должностные лица опасались обогащаться за счет своих постов, их могли наказать и просто за неуважительное отношение к подданным, будь то бедный провинциал или богатый римлянин. Еще одним характерным признаком правления младшего Флавия был строгий надзор за нравственностью. Так, были заживо погребены несколько весталок, нарушивших обет целомудрия. При этом сам принцепс, похоже, этим самым целомудрием не отличался, имея множество наложниц и любовницу — собственную племянницу Юлию.

Домициан не избежал участи многих самодержцев — не смог отказаться от преследований политических противников и просто неугодных ему людей. При загадочных обстоятельствах были убиты двоюродные братья императора, в разное время преследованиям подверглись философы (из страны были изгнаны, например, Эпиктет и Дион Хризостом), лица, исповедовавшие иудаизм. Начало репрессий Домициана относят к концу 80-х — началу 90-х годов. В 89 г. имели место выступления против императора, их возглавил Сатурнин, наместник Верхней Германии. Попытка переворота была подавлена, Домициан был в гневе. Впоследствии против принцепса организовывали еще несколько заговоров. Он имел основания стать подозрительным, репрессий стало еще больше. К этому прибавилось и истощение казны из-за расходов на армию, зрелища и подарки плебсу. Пополнять государственный кошелек Домициан принялся традиционно — конфискацией имущества, ужесточением налогового бремени (особенно в Иудее). В 92–96 гг. уже можно говорить о терроре, страну наводнили шпионы, участились суды и казни.

Среди кадровых изменений, проведенных патологически боявшимся переворота принцепсом, была замена командиров преторианской гвардии. Ее возглавили Петроний Секунд и Норбан. Этим он только приблизил свой конец. Узнав, что и на них Домициану уже поданы доносы, эти командиры стали организаторами очередного заговора.[32] Их поддерживали командиры германских легионов, управляющий императорским дворцом, один из секретарей принцепса, ряд сенаторов. Важнейшей фигурой в заговоре была жена императора Домиция Лонгина. Убил Домициана некто Стефан, управляющий Домиции, уже находившийся под угрозой обвинения в крупной растрате. Притворившись, будто у него болит левая рука, Стефан несколько дней ходил, обматывая ее шерстяным платком, а к назначенному сроку спрятал в ней кинжал. Пообещав раскрыть заговор, он был допущен к императору, и пока тот в недоумении читал его записку, нанес жертве удар в пах. Другие участники заговора, ворвавшись в спальню, добили Домициана. Убийство произошло 18 сентября 96 г. Новым принцепсом стал Марк Кокцей Нерва. Сенат объявил Домициана «тираном», его статуи подлежали уничтожению. Этим закончилось правление династии Флавиев.

ЗАВОЕВАНИЕ ДАКИИ ТРАЯНОМ

500 знаменитых исторических событий

Траян


Императоров, начиная с Нервы и заканчивая Коммодом, принято относить к династии Антонинов по имени одного из них — Антонина Пия. Каждый из императоров Антонинов усыновлял человека, которого считал достойным стать следующим принцепсом. Родственные связи при усыновлении не ставились во главу угла. Кандидат должен был избираться с учетом его работоспособности, душевных качеств и заслуг. Антонины всячески подчеркивали отличия нового принципата от принципата Юлиев-Клавдиев и Домициана, открещивались от тирании предшественников, хотя не отказывались в действительности от основ государственной системы, созданной в то время. Властители новой эпохи не позволяли себе такого разнузданного, сумасбродного поведения, как принцепсы Ib., не прибегали к массовому террору. Часто говорилось о скромности, уравновешенности, щедрости, умеренности, великодушии. Одним из наиболее выдающихся императоров Антонинов был Траян, в правление которого Римская империя достигла максимальных размеров. Крупнейшим достижением экспансионистской политики Траяна было покорение Дакии (на территории современной Румынии).

Траян был первым из «усыновленных» императоров новой эпохи. Его предшественник Нерва избирался как человек не очень претенциозный, к тому же на склоне лет. Правление его не должно было затянуться. Так и случилось. В какой-то момент Нерва, увидев возможность новой гражданской войны за власть, решился назвать преемника и выбрал для этой цели наместника Верхней Германии Марка Ульпия Траяна. Биография этого человека сама по себе свидетельствовала об изменениях, происходящих в империи под влиянием времени. Траян родился в 53 г. в испанском городе Италика и принадлежал к древнему, но не самому знатному роду. Его отец занимал видные военные посты при Веспасиане, был консулом и наместником Сирии. Сам Траян прошел путь от солдата до консула, служил в армии Веспасиана, был командиром легиона, свой первый консулат получил при Домициане в 91 г. Принцепсом он стал в 98 г., когда умер Нерва, но в Рим прибыл лишь осенью 99 г., когда уладил все дела на Рейне. Траян сразу продемонстрировал, что придерживается идеалов нового, гуманного принципата. Он был подчеркнуто вежлив с сенаторами, знал по именам чуть ли не всех римских всадников. Траян присягнул, что не тронет ни одного из сенаторов. Давая меч префекту претория, принцепс заявил, что этот меч можно использовать и против него самого, если он будет «плохо править». Не отдав ни одного из своих полномочий ни одному магистрату, подавив всяческую инициативу наместников, укрепив имперскую бюрократию, этот принцепс, тем не менее, оставил о себе добрую память как человек, уважающий традиции и сограждан. Его возвеличивание началось с его успехами на внешнем фронте (успехами поистине колоссальными). Траян добился того «авторитета», которым так гордился Август, и был, в конце концов, признан «лучшим принцепсом». При этом его одинаково уважали представители самых разных сословий.

К Дакии Траян присматривался уже давно. Усиление власти местного вождя Децебала угрожало римской дунайской границе. Кроме того, это была довольно богатая область, в том числе в смысле полезных ископаемых (в первую очередь золота). Наконец, в Риме были сильны реваншистские настроения, многие были крайне недовольны позорным договором Домициана.

Еще будучи наместником Верхней Германии, Траян уже произвел ряд подготовительных работ к захвату Дакии: шло строительство коммуникаций и путей подвоза на Нижнем Дунае, там были сконцентрированы войска и вспомогательные группы. Сооружался канал для более удобного плавания дунайской флотилии. Война с даками началась в 101 г. Из лагеря Вицимация в Верхней Мезии началось движение римских легионов. После переправы по понтонному мосту через Дунай у Ледераты римские войска сначала двинулись на север. Осенью того же года римляне атаковали стоянку Децебала в ущелье Железные Ворота. Даки были вынуждены отступить в глубь страны, в горы. Зато Децебалу удалось организовать второй фронт: из Валахии и Молдавии часть его войск вторглась в провинцию Нижняя Мезия. Траян с большой группой войск отправился вниз по течению Дуная. Выведенные из Дакии войска, прежде всего кавалерийские соединения, сумели своевременно вступить в бой. Пусть и со значительными потерями, но принцепсу все-таки удалось выиграть это сражение — одно из самых ожесточенных в дакской войне. В 102 г. военные действия в Дакии возобновились. На этот раз римляне действовали успешнее и принудили Децебала принять достаточно жесткие условия мира: он должен был уступить римлянам занятые ими земли, сдать оружие и воинское снаряжение и согласовать свою внешнюю политику с Римом.

Сразу же после окончания Первой Дакской войны римские войска начали укрепление лагерей и опорных пунктов вокруг значительно сократившегося Дакского царства и строительство коммуникаций в пограничной зоне на Нижнем Дунае. У Дробеты был возведен большой каменный мост через Дунай. В длину это колоссальное сооружение достигало 1,2 км. Новая война была не за горами. Она началась уже в 105 г. На Нижнем Дунае теперь стояло не менее 14 легионов и сильные вспомогательные формирования, т. е. почти половина всех римских войск. Децебал хотел внезапным нападением перехватить инициативу, вытеснить римлян с юго-запада Трансильвании и блокировать перевал Железные Ворота. С переменным успехом кровопролитные сражения длились до осени 106 г. Оба противника действовали на уничтожение. Отчаянное сопротивление даков в их горных укреплениях и в сожженной ими самими столице Сармизегетузе привело к жестокой резне и переселению больших групп населения. Один попавший в плен римский военачальник выбрал добровольную смерть[33], так же поступали и многочисленные дакские аристократы и, в конце концов, сам Децебал, отрубленная голова которого была отослана в Рим. Окончательно сопротивление даков было подавлено в Карпатах к концу 106 г. В руки римлян попало около пяти миллионов римских фунтов золота, в два раза больше серебра и около пятисот тысяч военнопленных. На завоеванных землях была организована новая провинция Дакия. Почти весь правящий слой даков был уничтожен, Траян переселил в основательно обезлюдевшие земли людей из самых разных уголков империи. В самом современном названии этой земли — Румыния — сохранено свидетельство о романизации.

По случаю победы в Риме было устроено грандиозное 100-дневное празднование. Популярность Траяна достигла апогея. Впереди было покорение Армении и Месопотамии. Никогда больше ни один римский император не добивался таких военных успехов. В Риме о выдающемся правителе до сих пор напоминает огромная колонна Траяна, украшенная барельефами, изображающими эпизоды войны с даками. Некоторые историки, впрочем, считают, что завоевание Дакии «надорвало силы империи», добыча не покрыла расходов, обеспечивать безопасность границ стало сложнее, и уже следующий император, Адриан, был готов оставить покоренную с таким трудом провинцию.

СООРУЖЕНИЕ АДРИАНОВА ВАЛА

500 знаменитых исторических событий

Адрианов вал


Достигнув максимальных размеров в правление Траяна, Римская империя вынуждена была перейти к обороне. Теперь именно защита завоеванных в течение веков рубежей становится главнейшей задачей прославленных легионов. До сих пор в Британии туристы могут видеть остатки знаменитого оборонительного сооружения, так называемого Адрианова вала.

Траян умер, возвращаясь из Парфии в Антиохию в 117 г. На следующий день после его смерти было объявлено, что он усыновил, а следовательно, назначил преемником своего племянника Публия Элия Адриана. Не исключено, что никакого усыновления Траян произвести не успел, и возведение на престол Адриана было делом рук вдовы покойного принцепса Плотины и префекта претория Аттиана. Впрочем, право Адриана стать наследником своего дяди особо никем и не оспаривалось. Родившийся в той же испанской Италике и воспитанный в семье Траяна, Адриан успел побывать на высших государственных постах, принять участие в военных кампаниях. Правда, было известно, что Траян не очень любил своего молодого родственника, но, по крайней мере, он покровительствовал ему и уж точно не преследовал.

Деятельность Адриана показала, что он во многом был антиподом своего предшественника. Новый принцепс отдавал себе отчет в том, что колоссальные завоевания Траяна, как это ни парадоксально, могут привести империю к краху, если за них держаться любой ценой. Требовались все новые и новые войска, все большие деньги, восток империи к моменту смерти Траяна уже охватили восстания. Адриан решился оставить Месопотамию и Армению, подумывал и об отказе от Дакии. Соратники Траяна, прославленные военачальники были крайне недовольны. Они полагали, что новый правитель предал дело «лучшего принцепса». Вскоре они составили заговор, который, однако, был раскрыт, а его участники казнены.

Правление Адриана было отмечено дальнейшей централизацией государственных учреждений и усилением императорской власти. В противовес сенату Адриан усилил роль Совета принцепса. Он так же, как и Траян, опирался на сословие всадников. По приказу Адриана была проведена кодификация римского права. Законодательная инициатива оказалась полностью в руках императора. Он оказывал поддержку жителям провинции, вел широкомасштабное строительство бытовых, культурных и технических сооружений. Адриан преклонялся перед греческой культурой и в духе эллинизма мечтал объединить в рамках своего государства представителей восточной и западной цивилизаций. В его правление художники, поэты, скульпторы и архитекторы стремились подчеркнуть многообразие империи, проявляя уважение к особенностям различных земель. Сам принцепс за 21 год своего правления лишь около 9 лет провел в Риме. Остальное время он находился в разъездах и побывал едва ли не во всех провинциях страны. Романтично настроенный Адриан, кажется, хотел как можно полнее представлять себе все величие, всю пестроту державы, во главе которой он находился. Он поднимался на Этну, плыл по Дунаю, пересекал Гибралтар. Но это не были лишь туристические поездки. Адриан лично контролировал провинциальное управление и инспектировал войска.

Важнейшей задачей войск стала охрана границ империи, а не продвижение на чужие территории. Империя со своими приблизительно 60 миллионами жителей была защищена теперь 30 легионами и 350 вспомогательными группами, боевая готовность этой армии постоянно повышалась Адрианом. Создавалась мощная система укреплений и оборонительных валов. «В тех местах, где варвары были от нас отделены не реками, а укрепленными пограничными дорогами, распорядился поставить изгородь из больших стволов деревьев, глубоко вкопать их в землю и соединить друг с другом, и таким образом между нами и варварами возникла преграда». Самое, пожалуй, знаменитое оборонительное сооружение появилось в Туманном Альбионе. В 122 г. Адриан отдал приказ о возведении грандиозной стены в Северной Британии, которая должна была очертить границы империи и уберечь ее от набегов варварских племен. Работами по строительству руководил наместник римской Британии Платорий Непот, а строили солдаты трех римских легионов.

Согласно одной из версий, план по сооружению вала принадлежал самому императору: предполагалось, что стена будет состоять из восточной каменной (длиной около 112 км и толщиной около 3 м) и западной земляной частей (толщиной около 6 м). При строительстве эти параметры были изменены: высота каменной стены 6 м, толщина — около 2,5 м. Участок земляного вала высотой был почти 4 м и толщиной (в основании) 6 м.

В 126 г. возведение так называемого Адрианова вала было завершено. Он простирался от моря до моря на 117 км (80 римских миль) от река Солуэй (на западе) до реки Тайн (на востоке). Через каждую милю возвышались мильные форты (16 фортов), где размещался гарнизон. Через 1300 м были построены сторожевые башни, а примерно через 500 м стояли вышки для сигнализации. С северной стороны вала (там, где не было естественных откосов) на расстоянии 6 м от него был выкопан ров глубиной около 8 м. С южной стороны вдоль вала проходила военная дорога.

В конце II в. значение Адрианова вала несколько уменьшилось, но уже в 205–207 гг. по приказу императора Септимия Севера стену восстановили, и она вновь являлась важным оборонительным сооружением вплоть до III в. На протяжении всего IV в. варварские племена теснили римлян на территории Британии. В 400 г. последний римский гарнизон покинул Адрианов вал. Это колоссальное оборонительное сооружение, остатки которого сохранились до сегодняшних дней, является одним из наиболее впечатляющих памятников римской цивилизации. Адрианов вал имел и символическое значение — показывая границы влияния Рима и одновременно символизируя окончание его экспансии.

ВОССТАНИЕ БАР-КОХБЫ

500 знаменитых исторических событий

Монета Бар-Кохбы с изображением фасада Храма


Самой ожесточенной войной, которую вел Адриан, была Вторая иудейская война. В 130 г. в разрушенном еще в Первую войну Иерусалиме рядом с лагерем легионеров римляне основали колонию Элиа Капитолина для эллинизированных поселенцев. Это, а также строгай запрет на обрезание под страхом смертной казни вызвало новую волну ненависти со стороны еврейского населения. Сигналом к восстанию послужил отъезд императора из Иудеи летом 132 г.

В отличие от почти стихийного восстания в конце правления Траяна этим восстанием руководил умелый предводитель Симон бен Косеба, принявший имя Бар-Кохба (в переводе — «Сын звезды») и выдававший себя за мессию. Говоря о себе, вождь повстанцев цитировал изречение из Ветхого Завета: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава…». Бар-Кохба представлен в Талмуде в виде необыкновенно сурового, авторитарного и нередко вспыльчивого человека.

Бар-Кохбу поддержала в основном палестинская беднота. Иудейское жречество не признало его и дало ему презрительную кличку Бар-Козба — Сын лжи. Зато огромное значение для восстания имел тот факт, что его поддержал повсеместно признанный духовный вождь еврейства рабби Акиба. Восстание превратилось в фанатичную религиозную войну. Она велась со стороны евреев партизанскими методами, волнения распространились и на Египет.

Сразу после того как уехал Адриан, повстанцы захватили несколько городов и укрепили их, возведя стены и прорыв подземные ходы. Им удалось взять Иерусалим, хотя центром восстания был не этот город, а Бетар. Легенда рассказывает о лидере восстания как о человеке, который управлял не только армией, но и всей экономикой захваченного региона, вникая в мельчайшие подробности управления. Для поддержания дисциплины он прибегал к наказаниям, не делая исключений даже для своих виднейших военачальников. Он чеканил свою монету, на которой титуловал себя князем Израиля.

Палестинские христиане на первых порах примкнули к восстанию: они поверили, что это и есть «конец света». Но они не пожелали называть Бар-Кохбу мессией и вскоре отошли от движения. А разгром восстания ускорил окончательный разрыв христиан с иудаизмом.

После тяжелых потерь с римской стороны подавление восстания было поручено наместнику Британии Юлию Северу. Римляне в ходе боев разрушили 50 крепостей, уничтожили 985 деревень и убили 580 тысяч человек, однако оккупанты то там, то здесь терпели тяжелые поражения. Так, был полностью уничтожен легион, подтянутый из Египта. И вот в 135 г. Адриан был вынужден сам отправиться в Палестину. Лишь в этом году закончились сражения, не прекращавшиеся с 132 г. Решающие сражения происходили в Иудее, на Прибрежной равнине, в горах и — в конце восстания — в Иудейской пустыне. Последним оплотом Бар-Кохбы стала крепость Бетар. Крепость стояла на хребте горы, возвышавшейся над долиной Сорек и господствовавшей над важной дорогой Иерусалим — Бет-Гуврин. Усиленную осаду Бетар римляне начали, очевидно, после того, как захватили Иерусалим. Но даже во время этой осады защитники Бетара поддерживали связь с лагерями повстанцев в Иудейской пустыне. В 135 г. Бетар был захвачен, а Бар-Кохба убит.

Израильские ученые последнего десятилетия в пещерах Нахаль Хебер недалеко от Мертвого моря, где прятались беглецы после восстания Бар-Кохбы, обнаружили письма великого предводителя к своим военачальникам Еонатану и Масабале, в которых содержится описание последней фазы восстания. В еврейской литературе гонения, связанные с восстанием Бар-Кохбы и последовавшие за ним, нашли отражение в сказаниях о десяти мудрецах-законоучителях во главе с рабби Акибой, преданных римлянами мученической смерти.

Это была, безусловно, война на уничтожение. Страна была разрушена. Иудея была преобразована в провинцию Сирия Палестина. Иудеи были выселены из Иерусалима и его окрестностей; им было запрещено под страхом смертной казни приближаться к городу чаще чем раз в год. Центр еврейской жизни переместился на север страны, главным образом в Галилею. На месте древнего храма Яхве построили храм Юпитера Капитолийского. Фактически эти события означали довершение иудейского рассеяния и преследование иудеев, исполнявших свои религиозные обряды по всей империи. Хотя преемник Адриана Антонин Пий смягчил религиозную политику предшественника и разрешил иудеям совершение этих обрядов, о возвращении на родину уже не было и речи.

НАЧАЛО МАРКОМАНСКИХ ВОЙН

500 знаменитых исторических событий

Марк Аврелий


Предпоследний император из династии Антонинов Марк Аврелий считается воплощением идеалов многих античных мыслителей — философ на троне, гуманист… Но, к несчастью, этот император вынужден был большую часть своего правления заниматься не внутренней политикой, а внешней — вести беспрерывные войны, пытаясь защитить территорию колоссальной державы. Свои знаменитые философские произведения он писал в походных лагерях.

Марк Аврелий пришел к власти в 161 г., а уже в следующем году он вел широкомасштабные военные действия на востоке. Они продолжались до 166 г. и были вполне успешны. Парфяне были разбиты, римский протекторат над Арменией и Месопотамией восстановлен, но буквально тут же начались тяжелейшие маркоманские войны в Европе. Маркоманы (то есть «люди с границ») были германским племенем, которые во второй половине I тысячелетия до н. э. обитали на территории современной Саксонии и Тюрингии. В конце II — начале I в. до н. э. они продвинулись в район Среднего и Верхнего Майна. В 8 г. до н. э. после захвата римлянами Северной Германии маркоманы переселились на территорию современной Чехии, где вошли в союз племен, возглавленный Марободом. После победы в 17 г. н. э. вождя херусков Арминия над Марободом они отступили к Дунаю. В I–II вв. н. э. маркоманы и другое племя — квады, зачастую выступая вместе, постоянно угрожали римлянам на дунайской границе. В 167 г. их натиск вылился в большую войну.

Маркоманы во главе со своим умным и сильным вождем Балламора были лишь наиболее активными участниками этой войны. Катастрофа для Рима заключалась в том, что в движение пришли одновременно несколько варварских племен. Под давлением переселяющихся народов с востока и с севера (это была первая волна великого переселения) соседи империи вторглись на территорию римских провинций почти одновременно и с разных сторон, что создало у современников стойкое ощущение заговора всей варварской Европы.

Итак, что касается маркоманов и квадов, то после глубокого прорыва на Среднем Дунае они продвинулись до Верхней Италии. Варвары осадили Аквилею, сожгли Опитергий (ныне Одерцо) и угрожали Вероне. Тем временем костобоки прошли через Дакию, вторглись в правобережные провинции и достигли Греции. В 167 г. лангобарды и убии прорвали границу Нижней Паннонии и далеко проникли в глубь провинции. Верхнепаннонское войско в количестве 20 тысяч человек было уничтожено в 170–171 гг. К северо-западной границе Дакии подошли племена вандалов — асдинги и лакринги. На римлян напали язиги и роксоланы. Северная граница Дакии подверглась нападениям буров. У западных границ Дакии варвары проникли в золоторудный район провинции. В 171 г. асдинги и лакринги вместе с женами и детьми подошли к границам Дакии и просили разрешения поселиться в ней. Вначале вандалам было в этом отказано. Тогда асдинги, поручив своих жен и детей наместнику Дакии, напали на костобоков и захватили их страну, так как большая часть костобоков находилась тогда в походе против римских провинций. В свою очередь, лакринги, боясь усиления асдингов, напали на них и разбили их. Тогда асдингов впустили в Дакию и поселили на северо-западе провинции. Одновременно выступили против римлян костобоки. В 171 г. они вторглись в Нижнюю Мезию и, сокрушая все на своем пути, прошли через эту провинцию, а также Фракию и Македонию и достигли Греции. Против костобоков была предпринята карательная экспедиция римлян за Дунай. Возможно, римские войска тогда достигли верхнего течения Днестра. В Риме в качестве пленных или заложников оказалась царская семья костобоков.

Марк Аврелий принимал экстренные и чрезвычайные меры. В глубоком тылу империи были сооружены военные укрепления для защиты Италии и альпийских проходов. Было предпринято строительство сети укреплений от предгорий Альп до Черного моря и обнесены стенами и башнями города внутренних провинций. В Италии сформировали два новых легиона, которые были отправлены на дунайский фронт, а по окончании войны размещены в Реции и Норике. В Риме даже набирали войска из рабов, гладиаторов и менее романизированных слоев населения провинций. В деньги были перелиты по распоряжению Марка Аврелия золотые сосуды императорского дворца, проданы на беспрецедентном аукционе картины, статуи и драгоценности императрицы. К бедствиям империи добавилась чума, занесенная римской армией с Востока.

В 171 г. маркоманы сожгли Венецию, однако опытные римские полководцы Тиберий Клавдий Помпеян и Публий Гельвий Пертинак смогли потеснить одновременно нападавших квадов и наристов, очистить Норик и Рецию и отнять у отхлынувших на Дунай германцев большую часть их добычи.

Главной базой римлян стала Паннония. Марк Аврелий провел здесь несколько лет, организовывая экспедиции против квадов и маркоманов из Карнунта, где он оставался два года (172–173) и где начал писать свое знаменитое философское сочинение «Размышления», и против сарматов — из Сирмия в 173–175 гг.

Успешные действия римской армии за Дунаем привели к заключению мира с квадами в 172 г. Зимой 173/74 г. произошла битва римлян и язигов на льду Дуная. Разбитые варвары бежали через Дунай, в 175 г. с ними был заключен мир. Язиги по условиям мирного договора вернули римлянам 100 тысяч пленных, что показывает масштабы бедствия, постигшего империю. Были заключены мирные соглашения и с другими племенами, что послужило знаком к окончанию Первой маркоманской войны. По условиям мирных договоров всем племенам было запрещено селиться в пограничной полосе вдоль левого берега Дуная, пасти здесь свой скот и обрабатывать землю. Варвары направляли в римскую армию свои отряды, признавали римский протекторат. В Дакии, Паннонии, Мезии, Германии, а также в Италии были поселены отдельные варварские племена.

Впрочем, это была лишь небольшая передышка. Уже в 177 г. нападения варваров возобновились, началась Вторая маркоманская война. Через два года Марк Аврелий умер, оставив задачу довершения войны своему сыну Коммоду. Тому удалось в том же году заключить с варварами мир на условии сохранения довоенных границ. Так Рим отстоял свои территории, но сделано это было огромной ценой. Народы Европы показали, что римский монолит может быть сдвинут с места.

ВОССТАНИЕ «ЖЕЛТЫХ ПОВЯЗОК»

Лю Бану, свергнувшему в 207 г. до н. э. династию Цинь, удалось создать достаточно сильное централизованное государство, решив попутно ряд важных проблем социального характера. Он освободил многих рабов-должников, отменил тяжелые налоги и повинности, передал управление местными делами в руки выборных старост. Но об изменении политического строя говорить, конечно, не приходится. Выходец из низов все же действовал традиционно, как император: раздавал земли соратникам, затем подтверждал привилегии старой знати, видел в ней свою опору, хотя и заботился об укреплении центральной власти. Наиболее сильные правители государства Хань и впоследствии действовали так же. Рабовладельческий строй в Китае постепенно расшатывался как снизу, так и сверху. Естественно, реформы прогрессивно мыслящих императоров казались населению неполными и недостаточно решительными. Активная завоевательная политика, которую вели императоры, требовала больших расходов и влекла за собой увеличение налогов, аристократы выходили из подчинения и устанавливали на своих территориях собственные порядки, и это тоже плохо отражалось на положении подневольного фактически и формально населения. Таким образом, народные волнения в Китае не прекращались, и их зачастую поддерживали те или иные обделенные центральной властью аристократы. Так, в 18 г. н. э. вспыхнуло так называемое «Восстание краснобровых». Оно было стихийным и начались в связи с недовольством крестьян и ремесленников повышением цен. Однако возглавили его представители самой династии Хань, незадолго до этого отстраненные от власти узурпатором Ван Маном. Повстанцы овладели столицей, а династия Хань вновь оказалась на троне (начался период Поздней, или Восточной, Хань).

Императоры Восточной Хань приняли ряд постановлений, направленных на дальнейшее преодоление рабовладельческих порядков, но одновременно возобновили и захватнические войны. Так, полководец Бань Чао в конце I в. до н. э. разгромил гуннов, затем нанес удар Кушанской империи в Средней Азии. Расширяются международные связи Китая. По Великому шелковому пути китайские товары через Среднюю Азию и Парфию попадали в Рим, а взамен Китай получал товары из Европы и Западной Азии; на юге купцы проникли в Индию, были установлены тесные отношения с Японией.

В первые века нашей эры в Китае наблюдался новый подъем производства. Появились довольно сложные механизмы: водоподъемные сооружения, водяные мельницы, кузнечные мехи и т. д. Спрос на рабский труд уменьшился, на смену подобным отношениям приходят отношения аренды.

Объективные перемены в социальном строе вступали в противоречия со старыми рабовладельческими порядками, в народе начали распространяться новые политические идеи, зачастую носившие революционный характер. Крестьянство по большей части оставалось обездоленным, и бороться ему было за что. Чаще всего политические идеи облекались в религиозную форму, как это бывает в переходные периоды в истории государств и цивилизаций. Одним из самых популярных религиозных течений был даосизм.

Даосизм возник как философское учение в V–IV вв. до н. э. Его основателем считается мыслитель Лао Цзы. В противовес учению Конфуция даосизм противопоставлял природу обществу и призывал человека стряхнуть оковы обязанностей и долга и вернуться к простой жизни, близкой к природе, воплощающей дао. Это понятие выражало целостность и первопричину жизни Вселенной, присутствующую во всем, но не исчерпывающуюся ничем единичным, не познаваемую разумом и не выразимую в словах. Для философии раннего даосизма характерно разочарование в возможностях политического и социального действия и анархический индивидуализм, а также мистицизм. Находясь под постоянным гнетом многочисленных обязанностей, крестьяне делали даосизм знаменем своей революционности, выводили из даосских положений необходимость тотального уничтожения культуры — в данном случае социальной, государственной структуры, «раздавившей» простого человека. Впрочем, в трактате «Дао-дэ-цзин» нет абсолютного отрицания политики и морали, там скорее присутствует призыв к недеянию, самоустранению, отказу от борьбы. Но эти положения революционеры, конечно, забывали. Во II в. н. э. даосизм из философии превращается в религию. Религиозную организацию на даосских началах основал Чжан Дао-лин.

В конце II в. династия Хань уже утратила в значительной степени контроль за происходящим в государстве. Политический кризис был усугублен стихийным бедствием — эпидемией, которая усилила беспокойство и брожение в народе. В это время приобретает популярность даосский маг Чжан Цзюэ. Столетия наблюдений за природой, которая была так мила сердцу даосских мудрецов, сделало из них ученых, занимавшихся алхимией, астрологией, врачеванием. Так и Чжан Цзюэ, пользуясь хорошим знанием особенностей человеческого организма и фармацеи, оказал помощь многим больным — якобы с помощью чар и заклинаний. Впрочем, он был не чужд и общественной деятельности, имел собственные амбиции. К проповеднику и магу потянулись толпы обезумевших от горя и бедствий людей, которых он организовал в могущественную даосскую секту с жесткой дисциплиной и собственным культом личности. Лидер секты перешел от философско-религиозных проповедей к составлению уже политической программы.

Секта Чжан Цзюэ ставила своей целью свержение существующего строя и замену его царством Великого Равенства (тайпин). Хотя конкретные очертания этого царства представлялись лидерам секты весьма смутно, требования обездоленного крестьянства были учтены ими в первую очередь. Чжан Цзюэ и его помощники провозгласили 184 год, год начала нового 60-летнего цикла, игравшего в Китае роль века, началом эпохи нового Желтого Неба, которое принесет миру радость, счастье и навсегда покончит с эрой Синего Неба, ставшего символом зла и несправедливости ханьского времени. В знак своей приверженности новым идеям повстанцы надевали на голову желтые повязки. Во главе движения помимо Чжан Цзюэ были двое его братьев.

Сторонникам Чжан Цзюэ удалось создать разветвленную организацию, построенную по военному принципу: в 8 округах империи были сформированы 36 больших и малых отрядов (фан). Большие фаны насчитывали свыше 10 тысяч человек, малые — по 6–7 тысяч. Восстание в короткий срок охватило значительную часть страны, однако правительственные войска медленно, но верно подавляли один очаг сопротивления за другим. Чжан Цзюэ пал в бою.

Оставшиеся в живых последователи погибшего Чжан Цзюэ бежали на запад, где в горных пограничных районах Китая Хэй-шань («Черные горы») действовала другая мощная даосская секта, Удоумидао, во главе с Чжан Лу, внуком знаменитого даосского мага Чжан Дао-лина. Отряды «Желтых повязок» объединились с повстанцами «Черных гор». Всего в восстании теперь участвовало около 2 миллионов человек, часть из них составляли рабы. Лишь к 205 г. восстание удалось окончательно подавить вооруженным силам крупных военачальников-феодалов Цао Цао, Лю Бэя и др. Впрочем, район влияния секты Чжан Лу превратился в автономное теократическое государство, с которым вынуждены были считаться официальные китайские власти.

Хотя восстание и было усмирено, оно до основания потрясло империю. В 220 г. династия Хань пала, а империя распалась на три царства.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА 193–197 гг. И ПРИХОД К ВЛАСТИ СЕПТИМИЯ СЕВЕРА

500 знаменитых исторических событий

Септимий Север


«Золотой век Антонинов» был завершен еще в правление императора Коммода. В отличие от своих мудрых предшественников, этот принцепс опять проявил неуважение к сенаторам, слишком много внимания уделял зрелищам, сам выступал на арене в качестве гладиатора, растратил казну, вынужден был прибегнуть к конфискациям и политическим преследованиям — в общем, все по заведенному образцу. И конец его оказался таким же, как и у других сторонников репрессий, — он был убит 31 декабря 192 г. После его смерти империя погрузилась в пучину кровавой гражданской войны, в которой пост императора едва не превратился в совершенную фикцию.

Сначала заговорщики, во главе которых стоял префект претория, склонили принять власть пожилого и заслуженного городского префекта Пертинакса. Он добился признания сената и раздал подарки преторианцам. Вскоре, правда, они обнаружили, что новый император не собирается становиться игрушкой в их руках. Он запретил гвардейцам заниматься грабежом, попытался установить строгую дисциплину. В результате уже 28 марта разъяренные преторианцы покончили и с Пертинаксом, после чего произошел один из наиболее позорных эпизодов во всей истории Римского государства. Обнаглевшие гвардейцы, считавшие себя всемогущими, объявили, что отдадут власть в государстве тому, кто им больше заплатит. Уникальный аукцион по продаже огромной державы закончился победой сенатора Дидия Юлиана.

Между тем легионы, расквартированные в провинциях, не приняли получившего таким образом императорскую мантию Юлиана и провозгласили своих императоров. (Действительно, чем регулярная армия в пограничных районах уступала преторианской гвардии в столице?) На Востоке императором был провозглашен Песценний Нигер, в Британии — Клодий Альбин, на Дунае и Рейне — легат Паннонии Септимий Север.

Боевые действия на первом этапе гражданской войны развернулись на территории Италии, где столкнулись римские войска, верные Дидию Юлиану, и легионы Септимия Севера. Именно последний, родом из Африки, был наиболее дальновидным и энергичным из всех противников. Объявив себя мстителем за Пертинакса, Север обеспечил себе поддержку сената. Не встречая серьезного сопротивления, он дошел до Рима, где при вести о его приближении Дидий Юлиан был убит своими же солдатами. (Кстати, когда-то именно Юлиан спас Севера от судебного преследования, за что тот теперь заплатил черной неблагодарностью.)

По прибытии в столицу Септимий Север распустил всю гвардию преторианцев, заменив ее вдвое большими силами, набранными из легионов, в частности из дунайских подразделений, которые сопровождали его в походе. Затем Север заключил союз с Клодием Альбином, которому даровал титул цезаря (подразумевавший будущее наследование им власти от Севера), и отправился сражаться против Нигера. Тот успел уже захватить не только восточную часть империи, но и Грецию с Македонией. Главной его опорой были жители восточных городов, вступившие в его войско. Особенно популярен Нигер был в Антиохии, также ему предложила помощь Парфия. Землевладельческая же знать была в основном враждебна ему. Ослабляло его и соперничество городов Азии, часть которых примкнула к Северу.

В 194 г. Север сокрушил Песценния Нигера в битве при Иссе. Многие солдаты последнего и городские ремесленники бежали в Парфию и впоследствии активно участвовали в войнах с Римом. В следующем году была предпринята карательная экспедиция против Осроены (в Месопотамии) и других парфянских вассалов, поддерживавших Нигера, и, чтобы будущие правители Сирии не смогли повторить попытки его поверженного соперника, провинция была разделена на две — на Келе-Сирию и Финикию. Север наложил на поддерживавшие Нигера города тяжелую контрибуцию. Византий (будущий Константинополь), сдавшийся после трехлетней осады, был лишен прав города. Та же кара постигла и Антиохию.

В это время поднял восстание Альбин, опять провозглашенный своими британскими легионами императором и поддержанный знатью Испании и Галлии. Но прирейнские области и армия были на стороне Севера. В битве при Лугдуне (Лионе) 19 февраля 197 г. Альбин был разбит и покончил с собой. Любопытно, что хронисты утверждают, что сам Север бежал с поля брани, а его полководец, который и решил исход битвы, сделал это, решив, что хозяин уже погиб и у него самого появился шанс.

Конфискованные земли казненных сторонников Альбина значительно увеличили императорские владения. Наследником Север теперь мог объявить своего сына Каракаллу. Британия, как и Сирия, была поделена на две провинции — Внешнюю и Внутреннюю Британии. После смерти Альбина Север продолжил войну с Парфией. Парфянская столица Ктесифон пала в 198 г., за что император получил прозвище Парфянский. Также Север овладел Месопотамией и вновь обратил ее в провинцию Рима.

Император Север сумел стабилизировать обстановку и восстановить сильно пошатнувшийся престиж центральной власти. Он полностью подчинил своему влиянию сенат. Ему удалось провести ряд успешных военных операций. Численность войск была серьезно увеличена, и Север был особо внимателен к проблемам армии. Этого императора отличали проницательность, беспощадность к врагам, личная непритязательность и корыстолюбие, которое, однако, не отражалось на щедрости раздач.

По легенде, этот победитель в жестокой междоусобной войне так и сказал сыновьям перед смертью: «Держитесь дружно, будьте щедры с солдатами и не обращайте внимания больше ни на кого!» Будучи уже глубоким стариком, император отправился в поход в Британию, чтобы, как он утверждал, оторвать своих распутных детей от столичной жизни. Там, в Альбионе, он и умер.

ЭДИКТ КАРАКАЛЛЫ

500 знаменитых исторических событий

Каракалла


Септимий Север умер в 211 г. во время похода против британских племен. Его преемником был уже давно назначен его сын Септимий Бассиан (императорское имя Марк Аврелий Антонин), более известный под прозвищем Каракалла. Таким образом, опять возрождалась политика Флавиев, делалась попытка закрепить династические основы власти, усилить монархические и даже теократические тенденции в ущерб сенату. Императорский дом стал называться «божественным домом».

В переводе имя Каракалла означало «плащ с капюшоном» — его император получил за то, что ввел в римской армии так называемый «кельтский плащ». Этого сына Севера отличал буйный нрав, подозрительность и жестокость. Правя первоначально с братом Гетой, Каракалла собственноручно убил его в 212 г. и стал единоличным правителем. Вскоре были перебиты все, кто был близок покойному Гете, все родственники, которые теоретически могли претендовать на императорский трон. Свою мачеху новый правитель взял себе в жены.

Как и отец, Каракалла был представителем «солдатского направления»: он удвоил жалованье солдатам, сделал их подсудными только императору. Земельную знать он преследовал, особенно в западных провинциях, где при нем продолжались земельные конфискации. Нуждаясь в деньгах для солдат, он увеличивал налоги и различные экстраординарные поборы и пожертвования. Не раз император прибегал к террору. Грандиозную резню Каракалла учинил в Александрии, жители которой противились очередному солдатскому набору. Проводились казни, был, в частности, убит известный юрист Папиниан.

А в 212 г. Каракалла, якобы в честь счастливого избавления от козней убитого им брата, провел реформу, представляющуюся сейчас очень важной вехой в истории Рима, но почему-то мало привлекшую внимание современников. Своим эдиктом (Constitutio Antoniniana) этот император даровал римское гражданство всем свободным жителям империи, кроме дедитициев. Кто в данном случае подразумевался под дедитициями, наукой точно не установлено, но первоначально к дедитициям причислялись народы, побежденные римлянами и сдавшиеся на милость победителя без какого-либо договора, обеспечивавшего им те или иные права. В разряд дедитициев поступали также те из отпущенных на волю рабов, которые были заклеймены хозяевами и лишены права получить римское или латинское гражданство. Таким образом, закончилась многолетняя борьба провинций и городов за свои права. Конечно, после правления императоров, выходцев из Испании и Африки, после того как их приводили к власти легионы, следовало ожидать лояльного отношения принцепсов к периферии в противовес все ослабевавшей римской сенаторской знати. Каракалла лишь довел до логического завершения реформы своих предшественников.

Объективности ради следует сказать, что римское гражданство было уже и так широко распространено и давно утратило многие связанные с ним привилегии. Права свободного гражданина определялись уже не столько в зависимости от его гражданской, сколько от социальной принадлежности. С другой стороны, и после появления эдикта в западных провинциях еще оставались люди, получавшие гражданство только за службу в армии. Вероятно, были и сельчане, не приписанные к городам, а следовательно, как и дедитиции, не входившие в состав общины. Они тоже не попали под действие нового закона.

Историки полагают, что на издание эдикта Каракаллу подвигли не только идеи уравнения в правах народов страны, но и более практические соображения. Не исключено, что император хотел лишь увеличить число налогоплательщиков, так как некоторые налоги — на наследство и другие — платили только римские граждане. Возможно также, что Каракалла стремился большее количество подданных сделать еще и военнообязанными. Появление в провинциях многочисленных Аврелиев, получивших имя императора вместе с гражданством, показывает, что реформой воспользовались многие.

Даже если закон 212 г. был лишь жестом, его появление кажется сейчас достаточно символичным. С этих пор можно говорить о пришедшей наконец даже в государственную, бюрократическую терминологию идее общечеловеческого равенства — по признаку пола, национального, религиозного; идее, о которой ранее серьезно могли говорить лишь философы. Впрочем, человечеству еще очень долго пришлось добиваться того, чтобы эта идея восторжествовала окончательно.

Еще в молодости будущий глава государства буквально влюбился в Александра Македонского и надеялся так же, как и он, отличиться на военном поприще. С 213 г. Каракалла вел войну на Рейне с германскими племенами хаттов и алеманнов, затем на Дунае — с языгами и карпами. В 215 г. предпринял успешный поход в Парфию. В Месопотамию он вступил беспрепятственно, предварительно посватавшись к дочери парфянского царя, а затем внезапно напал на тех, кто вышел его приветствовать. А через два года в той же Парфии Каракалла был убит заговорщиками во главе с префектом преторианцев Опеллием Макрином. Солдаты провозгласили Макрина новым императором.

Начался период междуцарствия. За короткий отрезок времени на троне сменилось несколько правителей. Маркин был убит уже в 218 г., а его сменил Диадумениан, затем в том же году — Гелиогабал, правивший до 222 г. Он запомнился тем, что утвердил в качестве основного и едва ли не единственного культ сирийского божества Эль-Габала, очевидной приверженностью к восточным обычаям и открытыми гомосексуальными связями, а также невиданной роскошью. В 222 г. он был жестоко убит преторианцами, которые возвели на трон Александра Севера — более взвешенного политика, последнего из династии Северов. С его гибелью в 235 г. она прервалась.

ОБРАЗОВАНИЕ ГАЛЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ

500 знаменитых исторических событий

Воины-галлы


В первой половине III в. н. э. политический кризис в Римской империи постоянно усугублялся. Умереть своей смертью большинству императоров не удавалось. Чередовались «солдатские» и «сенатские» принцепсы, ориентировавшиеся соответственно то на армию и города, то на землевладельческую знать и сенат. «Сенатским» императором был, например, последний представитель династии Северов Александр Север. Он лишил ветеранов ряда привилегий, раздавал землю «почтенным людям», всячески поощрял крупных собственников. В результате солдатского бунта, начавшегося на Рейне, Александр Север в 235 г. был убит, а на его место пришел выслужившийся в армии фракийский пастух Максимин, естественно, «солдатский» император. Он был низложен в ходе восстания крупных землевладельцев. После смерти Максимина императоры стали сменяться еще быстрее. Все это происходило на фоне смут в западных провинциях, все усиливающегося наступления германцев, сарматов, персов, пиратских рейдов саксов и франков. Кризис достиг кульминации в середине III в. Император Валериан попал в плен к персам и вынужден был держать стремя царю Canopy — неслыханный для римлян позор.

После пленения Валериана императором стал его сын Галлиен, которому удалось задержаться на престоле. Правил он в 253–268 гг. (будучи до 260 г. лишь соправителем отца на Западе) и ориентировался на армию и города. Он выступил против злоупотреблений чиновников, провел важные военные реформы, нанес ряд поражений германцам. Однако ненависть к нему старой земельной знати привела к появлению в разных частях империи «узурпаторов», отпадавших от Рима. В большинстве провинций они были разбиты преданными Галлиену войсками. Аравию и Сирию он передал в управление знатному пальмирцу Оденату. Но в Галлии усмирить мятеж крупных землевладельцев ему не удалось.

В 258 г. Галлия отделилась от Рима. Здесь была провозглашена Галльская империя, в состав которой в 260 г. вошли Испания и Британия. Многие считают отпадение западных провинций делом рук рейнской армии, недовольной неспособностью римского правительства оборонять эти территории. Однако скорее всего инициатором этого события стала галльская аристократия. Против галльских императоров постоянно бунтовали солдаты, и им приходилось почти постоянно пользоваться услугами германской конницы.

Возглавил новое государственное образование римский военачальник, любимец Валериана, наместник Галлии и обеих Германий Марк Постум. Вероятно, он стал мятежником поневоле. В его отсутствие взбунтовавшиеся солдаты осадили Колонию Агриппу (Кельн) и убили наследника престола. Опасаясь расправы Галлиена над легионами и жителями провинций, Постум и принял бремя императорской власти. Форма нового государства во всем соответствовала римскому образцу: Постум создал галльский сенат, назначил должностных лиц (консулов и др.) и сам принял полную титулатуру римских императоров. Армия состояла главным образом из галлов. Но наряду с ними Постум принимал туда алеманнов и франков. Это сразу же благоприятно отразилось на рейнской границе, нападения на которую со стороны германцев почти прекратились. Британия и почти вся Испания признали нового императора. Столицей государства был город Трир. Постум, по всей видимости, не хотел открыто враждовать с Римом, подчеркивал первенство римского императора, но не добился взаимной любви у Галлиена. Зато он надолго прекратил набеги германцев, отстроил много крепостей и дорог в Галлии. Говорят, что когда Галлиен, отчаявшись сломить военные силы Постума, предложил ему решить спор единоборством, тот ответил: «Я не гладиатор, я спас доверенные мне провинции и был избран императором самими галлами».

В 264 г. Галлиен послал против Постума своего лучшего полководца Авреола. Но тот действовал крайне вяло. Тогда в Галлию отправился сам император и, несмотря на то что на сторону Постума перешел один из римских полководцев Викторин, нанес галлам несколько поражений.

Военные неудачи обострили борьбу в армии Постума между римскими и галльскими элементами. Римские легионы под руководством Корнелия Ульпия Лелиана восстали. Постуму удалось подавить восстание, но вскоре он был убит своими же солдатами, раздраженными тем, что он запретил им грабить город Могонтиак (268 г.).

В том же 268 г. и Галлиен был убит в борьбе с восставшим против него начальником конницы Авреолом. Римским императором стал иллириец Клавдий II, а галльским осенью 269 г. — после непродолжительного правления некоего Мария — Марк Викторин, сделавший карьеру уже при императоре Постуме. Викторин был признан в Галлии и Британии, но Испания, где сильнее были муниципальные слои, вернулась под власть Рима. Столицей Викторина был Кельн. Большинство действий Викторина были направлены на воссоединение территорий Галльской империи. Неприятности Викторина, с которыми он столкнулся в Галлии, достигают своего пика во время восстания в крупнейшем центре Августодуне, жители которого объявили себя подданными Клавдия II Готского. Летом 270 г. после семимесячной осады солдаты Викторина взяли, разграбили и частично уничтожили город. После этого своего успеха Викторин с триумфом возвратился в Кельн, а несколько месяцев спустя, в начале 271 г., он был убит одним из своих подчиненных, провиантмейстером Аттитианом, очевидно, по причине личной мести. Мать погибшего императора Виктория располагала достаточной властью среди отрядов Галльской империи, чтобы обожествить его и решить вопрос наследования. Она подкупила армию, чтобы та поддержала ее кандидата, наместника Аквитании и крупнейшего ее землевладельца Гая Тетрика. Судя по всему, всего несколько недель до него на галльском троне в Трире находился некто Доминициан.

В правление Тетрика в Галлии началось мощное движение крестьян — багаудов (борцов), громивших имения и убивавших их собственников. Не в силах справиться с недовольными солдатами и багаудами, галльский император тайно снесся со своим римским коллегой Аврелианом (270–275 гг.), прося о помощи и обещая ему сдаться со всей армией. Помощь была получена, Галльская империя перестала существовать, вернувшись под власть Рима. Тетрик получил от Аврелиана звание сенатора и богатые имения.

УЧРЕЖДЕНИЕ ТЕТРАРХИИ

500 знаменитых исторических событий

Тетрархи. Порфир


Кризис III в. едва не развалил Римскую империю. Постоянные внутренние и внешние войны, девальвация императорской власти, сепаратизм, потрясение социальных и экономических основ — все эти явления и процессы стали признаками эпохи. Однако в конце века очередному правителю удалось удержать государство от падения в пропасть. Этим императором стал Диоклетиан.

Настоящее его имя было Диокл, он родился в 240 г. в бедной семье вольноотпущенника в Далмации, но сумел сделать карьеру на военной службе и при Нумериане стал командиром элитного офицерского полка, находившегося при императоре. В 284 г. в окрестностях города Никомедия (восточное побережье Мраморного моря) Нумериан был убит, и солдаты избрали императором Диокла. Тот тут же отомстил убийцам предшественника, собственноручно заколов их лидера. Новый император стал именовать себя Диоклетианом. В 285 г. он разбил старшего брата Нумериана, избавившись, таким образом, от главного конкурента в борьбе за власть и объединив разорванную было империю.

Диоклетиан показал себя мудрым, энергичным правителем, работавшим «с прицелом на будущее». Он искренне хотел стабилизации обстановки, возрождения великой державы. Все предпринятые им меры исходили, судя по всему, не столько от личных амбиций, сколько из желания действительно улучшить политическую, экономическую, культурную и религиозную ситуацию в империи. В годы правления Диоклетиана (284–305) на смену принципату пришла новая политическая система — доминат (от лат. «господин»). Императорская власть официально стала абсолютной и священной, что сопровождалось усложнением пышного церемониала, увеличением двора и созданием религиозного культа богочеловека — императора. Была создана стройная и необычайно разветвленная бюрократическая система, охватившая все стороны жизни римского населения. Диоклетиан провел административную реформу, увеличив количество провинций и нанеся, таким образом, удар по всевластию наместников.[34] Была проведена и военная реформа — увеличено количество легионов при уменьшении численности их состава (что опять же уменьшало опасность солдатских мятежей и гражданских войн); армию разделили на мобильные части и пограничные войска оседлых колонистов, куда в большом количестве набирались варвары. Приводилась в порядок налоговая система, хотя налоги и выросли, но были установлены строгие правила их сбора для всей империи, проведена дифференциация уровня сборов в зависимости от плодородия почвы, количества урожая и т. п. (При этом новая система привела к закреплению работников сельского хозяйства на одном месте.) Диоклетиан боролся с инфляцией, установил максимальные цены на все продаваемые товары и транспортные перевозки, а также единую по всей империи максимальную заработную плату для всех наемных работников. Он вел широкомасштабное строительство, не без успеха воевал с варварами в Мезии и Паннонии, подавлял восстание в Египте, отражал набеги сарматов.

Пытаясь определить политическую историю Римской империи на долгие годы вперед, Диоклетиан учредил так называемую тетрархию — правление четырех. Итак, наибольшим политическим злом эпохи, предшествовавшей правлению Диоклетиана, была узурпация власти, ставшая совершенно обычным явлением в III в. Императорский трон, казалось, перестал играть роль высшего поста в государстве: в течение полувека (с 235 по 284 г.) на нем успели побывать 29 «законных» императоров, а в разных частях империи в это же время приходили к власти десятки «незаконных» узурпаторов. Источником этого зла было то, что принципат не выработал четкой системы наследования власти. Для того чтобы покончить с этим неблаговидным наследием, Диоклетиан и ввел систему тетрархии. Помимо вопросов наследования для введения четырехвластия у него были и другие причины. Император понимал, что эффективно управлять огромной империей самостоятельно, даже разъезжая по ней, как в свое время Адриан, он не может.

Создание этой системы началось уже на второй год его правления, когда сначала цезарем, а затем в 286 г. августом был назначен Максимиан, ставший соправителем Диоклетиана и получивший в свое распоряжение Запад государства. Если сам Диоклетиан назывался Иовием (сыном Юпитера), то Максимиан получил титул Геркулия (сына Геркулеса).

Официального разделения империи при этом не было, хотя каждый август имел свою армию, своего преторианского префекта (управлявшего бюрократическим аппаратом) и свою резиденцию. Рим с этого времени утрачивает свое значение как столица: резиденцией Диоклетиана была Никомедия на востоке, а Максимиана — Медиолан (Милан) на западе. Эдикты и рескрипты издавались августами совместно, но инициатором всего законодательства оставался Диоклетиан.

Следующим шагом в создании новой политической системы стало назначение в 293 г. двух цезарей — помощников и заместителей каждого из августов — Гая Галерия (при Диоклетиане) и Констанция Хлора (при Максимиане). Оба цезаря были земляками Диоклетиана, все же четыре правителя были выходцами из низов. Констанций взял в жены Феодору, падчерицу Геркулия, а Галерий женился на дочери Диоклетиана Валерии. Новая система предусматривала переход всей полноты власти к цезарям в случае внезапной смерти или отречения августов. Предполагалось, что через 20 лет оба августа отрекутся от престола и возведут в этот сан своих цезарей, которые, в свою очередь, провозгласят цезарями двух своих полководцев.

Вся Римская империя была разделена на четыре части. «Все галльские земли, лежащие за Альпами, были поручены Констанцию, Африка и Италия — Геркулию, побережье Иллирии вплоть до Понтийского пролива — Галерию; все остальное удержал в своих руках Диоклетиан». Столицами тетрархов стали Медиолан (а затем Равенна) у Максимиана, Трир у Констанция, Сирмий (в Паннонии) — у Галерия и Никомедия — у Диоклетиана. Главными заместителями цезарей и августов по гражданским, финансовым и судебным делам стали префекты претория. (Уже при Константине было завершено оформление из четырех частей империи четырех префектур.) На всей территории империи продолжали действовать одни законы, издаваемые от имени всех четырех тетрархов. Надо отметить, что основание этой системы было весьма хрупким — в принципе она держалась лишь на взаимном согласии четырех правителей и авторитете ее создателя.

Диоклетиан оставался верховным главнокомандующим, хотя воинские контингенты, находящиеся на территориях, подконтрольных другим членам тетрархии, находились под их непосредственным командованием, что в последующем и стало фактором гражданской войны, разгоревшейся после попытки передачи власти по предложенной Диоклетианом схеме. Впрочем, поначалу идея тетрархии оправдала себя именно в военном отношении. Так, Констанций в Галлии нанес поражение лингонам и алеманнам, а в 296 г. его полководцы вновь овладели Британией. В 297–298 гг. Геркулий закончил войну в Африке. Не столь удачно, но, в общем, успешно закончил войну с персами и Галерий.

Диоклетиан впервые посетил Рим в 303 г., когда приехал на празднование двадцатой годовщины своего правления. На следующий год он тяжело заболел, после чего совершил небывалый поступок: 1 мая 305 г. он отказался от власти и заставил поступить так же Максимиана, который вовсе не хотел этого. Власть была передана «младшим тетрархам». Практически сразу между ними и родственниками удалившихся на покой «старших» правителей разгорелась борьба за власть. Системе, созданной Диоклетианом, не суждено было продержаться долго. Она противоречила одновременно созданной им же абсолютистской системе домината: «господин» должен быть один.

ГОНЕНИЯ НА ХРИСТИАН ПРИ ДИОКЛЕТИАНЕ

Суть созданной им монархии — домината — Диоклетиан стремился отразить в религии. Для этого он использовал утративший было во время смут свое значение культ императора. Еще Август в свое время объявил умершего Цезаря богом Юлиусом и посвятил ему особый храм. Затем после смерти был обожествлен и сам Октавиан, так же поступали с его преемниками. Богом называл себя невменяемый Калигула, соответствующих титулов добивались даже императоры III в., находившиеся на престоле всего по нескольку месяцев. Диоклетиану с его несгибаемой волей и энергией удалось добиться на этом поприще больших успехов.


500 знаменитых исторических событий

Суд над христианами. Рисунок по фреске из римских катакомб


В начале своего правления, летом 285 г., после назначения Максимиана цезарем, Диоклетиан присваивает себе титул Иовия — сына Юпитера и дает своему цезарю титул Геркулия — сына Геркулеса. Эта акция, с одной стороны, должна была ясно показать подчиненное положение цезаря августу, а с другой стороны — подчеркивала божественное происхождение императорской власти и ее высшее по отношению ко всем земным институтам положение. Бюст императора занял место под орлами легионов, и у алтаря его имени приводили воинов к присяге. Перед Диоклетианом, наряженным в золотые одежды, падали ниц и отдавали божеские почести. Связывая культ Юпитера с культом императора, Диоклетиан уже был близок к идее единобожия и к идее объединения власти государственной и церковной.

Установлению личного культа императора в качестве главной государственной религии, созданной на основе язычества, объективно мешало широкое распространение любых других культов, особенно монотеистического толка, приверженцы которых в принципе не могли признавать другого бога, кроме одного — своего. В конце III в. таким наиболее влиятельным течением было христианство. Из иудаистской секты, на которую мало кто из правителей обращал серьезное внимание, христианство превратилось в отдельную религию, имевшую разветвленную и достаточно сильную организацию и массу приверженцев. Население Римской империи приходило в христианские общины по разным причинам. Христианское учение обращалось к внутреннему, духовному миру человека, давало надежду на спасение, утверждало незыблемые моральные ценности, что во время постоянных войн, смут, общего упадка нравов, вероятно, должно было привлекать уставших людей. Немалую роль сыграла мода на восточные учения, объективное стремление людей к единобожию вместо почитания сказочных многочисленных богов из старых мифов. Важным фактором была атмосфера взаимовыручки, общности интересов, чувства локтя, которая царила в христианских общинах. Их церковная организация оказалась наиболее устойчивой в период всеобщего кризиса, она не знала границ, национальных и социальных ограничений.

Императора беспокоило нежелание христиан почитать Юпитера, они тем самым становились в открытую оппозицию по отношению к доминусу, который именно на санкции этого божества основывал свою власть, как и другие тетрархи основывали свою власть на санкции других римских богов. К тому же почитатели Христа часто отказывались проходить государственную службу, в том числе в армии; главы общин собирали значительные материальные средства, а их влияние на население сел и городов грозило разнообразными социальными выступлениями под религиозными лозунгами, епископы становились конкурентами императорской бюрократии; наконец, множество христиан было и среди солдат, что воспринималось Диоклетианом как прямая опасность антиправительственных выступлений с оружием в руках.

Гонения на христиан начались лишь в конце правления Диоклетиана. Их идейным вдохновителем, по мнению многих современников тех событий, был Галерий. В 302 г. Диоклетиан исключил из армии офицеров и солдат, исповедовавших христианство. В один «прекрасный» день 23 февраля 303 г. была разрушена христианская церковь в столичной Никомедии, а на следующий день последовал знаменитый эдикт, запрещающий христианские собрания. Было приказано разрушать христианские церкви, уничтожать богословские книги. Целый отряд философов, следовавших античной традиции, разрабатывал идеологические основы начавшейся репрессивной кампании. Церковное имущество делилось между государством, городами, корпорациями, сановниками.

Христиане в Никомедии отвечали на гонения диверсиями. Выставленный на всеобщее обозрение эдикт был разорван фанатиком, которого сожгли. Несколько раз горела спальня императора, в чем были обвинены, по современной терминологии, христианские террористы. Галерий спешно покинул город, опасаясь гнева христиан.

У христиан требовали отречения от их религии под страхом лишения гражданских прав. Когда в Сирии и Каппадокии в ответ на это начались вооруженные бунты, Диоклетиан приказал арестовать все духовенство и держать его закованным до тех пор, пока заключенные не принесут жертву Юпитеру и Геркулесу. В Египте, по свидетельствам некоторых источников, в один день погибло 17 тысяч христиан.

В 304 г. был издан уже четвертый по счету антихристианский эдикт, в силу которого все городское христианское население также должно было принести богам жертвы под угрозой длительного тюремного заключения, пыток и смертной казни. К такому жертвоприношению, кстати, была принуждена даже супруга императора Приска, сама сторонница христианства. Все судебные процедуры в отношении дел о христианах были отброшены. Тяжелые наказания ожидали и тех, кто укрывает религиозных диссидентов.

Жестокие меры Диоклетиана проводились далеко не по всей империи. Максимиан и Галерий проводили ту же политику гонений, но в Галлии, например, где цезарем был Констанций Хлор, а христианство не получило еще широкого распространения, они фактически не применялись. В целом же антихристианские мероприятия не принесли желаемого результата. Преследования со стороны всесильного императора вызывали сочувствие к христианам. Церковь спасала книги, обеспечивала убежище скрывшимся, оказывала помощь пострадавшим и их семьям, увеличивая, таким образом, как это ни парадоксально, свое влияние на умы адептов своей веры.

Гонения закончились в 311 г., когда сам Галерий опубликовал эдикт о веротерпимости, осознав бесперспективность религиозных репрессий против популярного течения. Вскоре имперская власть пошла по более разумному пути — стала сотрудничать с христианской церковью.

СЪЕЗД ШЕСТИ ИМПЕРАТОРОВ И БИТВА НА МУЛЬВИЙСКОМ МОСТУ

Вместо спокойной передачи власти согласно придуманному Диоклетианом механизму после его ухода на покой в империи началась ожесточенная борьба за власть, предпосылки которой были заложены этой самой тетрархической системой. Диоклетиан только благодаря личной энергии, авторитету, дипломатическому таланту держал ситуацию в своих руках. Без него система не работала.

1 мая 305 г. состоялось публичное отречение Диоклетиана и Максимиана от власти. Первый вскоре поселился на берегу моря в Салоне (сейчас Сплит, Хорватия), второй — в Медиолане. На специальной церемонии августами стали Констанций Хлор и Гай Галерий, а новыми цезарями были назначены Север и Максимин Даза. До нас дошло подробное описание этой церемонии. На ней все ожидали назначения Константина — сына Констанция Хлора. Но в нужный момент Галерий буквально оттолкнул Константина, представив пораженному войску Максимина Дазу. Вероятно, этими назначениями Диоклетиан и Галерий стремились показать, что доминат отказывается от наследования власти по родственному принципу. Ведь обойденным оказался не только Константин, но и Максенций — сын Максимиана.

Константину была отведена особая роль: он должен был служить залогом союза между Констанцием Хлором и Галерием, и восточный август продолжал удерживать его при своем дворе после отречения Диоклетиана. Именно обиженный Константин стал главным виновником разгоревшейся вскоре новой гражданской войны. Вырвавшись из почетного плена, он сумел благополучно добраться до отца, находившегося в Британии. В том же 306 г. Констанций Хлор умер и перед смертью передал власть сыну, что было подтверждено войсками, провозгласившими Константина августом. Галерий решил не идти на обострение конфликта и признал нового императора, хотя и не в ранге августа, а в ранге цезаря, так как августом должен был стать Север.

После этого уже и Максенций стал добиваться власти. 28 октября 306 г. с помощью солдат он провозгласил себя императором в Риме. Одновременно его отец Максимиан, уходивший только под давлением Диоклетиана, во второй раз стал августом и вернулся к политической деятельности.

Таким образом, в Римской империи оказалось сразу шесть правителей. Галерий, как старший по рангу август-доминус, попытался восстановить тетрархию силой и вторгся с войсками в Италию, однако был вынужден ни с чем вернуться в свои восточные владения. Затем он назначил вместо убитого Севера новым августом на западе Лициния и попытался еще раз восстановить тетрархию, организовав встречу всех правителей Римской империи. На съезд Галерием был приглашен и Диоклетиан. По преданию, бывший доминус сначала не хотел возвращаться в политику, отвечая прибывшим к нему послам: «Если бы вы видели, какие я тут овощи вырастил, вы не стали бы меня просить!»

Съезд состоялся в Карнунте на Дунае в конце 307 или в 308 г. и, судя по всему, не принес желаемого результата. У власти продолжали находиться шесть правителей: два старших августа, два августа и два цезаря. Вскоре Галерий вообще отменил ранг цезаря и назвал себя вместе с Лицинием августами, а Максимина Дазу и Константина — «сыновьями августов». Чуть позже Галерий постановил, чтобы все четверо назывались императорами.

Диоклетиан доживал свой век в Салоне, с грустью наблюдая развал столь старательно создававшейся им тетрархии. В 313 г. Константин и Лициний отправили Диоклетиану приглашение на свадебный пир. Он, подозревая, что рвущиеся к усилению своей власти преемники хотят устранить его, отказался. Вскоре последовало угрожающее письмо, в котором императоры обвиняли Диоклетиана в том, что он покровительствует Максимину Дазе. Понимая, что ему готовят позорную казнь, проницательнейший принцепс покончил с собой.

Системе тетрархии, которую попытался восстановить Галерий, явно мешало наличие находившегося в Риме Максенция. Он порвал с отцом — Максимианом, который воспользовался покровительством Константина и перебрался в Галлию.[35] Смерть Галерия, казалось, должна была ослабить напряженность, поскольку реальной властью опять обладали четыре человека: Лициний, Максимин Даза, Константин и Максенций, но началась новая гражданская война. Константин сблизился с Лицинием, а Максимин заключил тайное соглашение с Максенцием.

В открытых военных действиях участвовали Константин и Максенций, война между ними началась в 311 г. Значительное превосходство сил было в ней на стороне Максенция: 100 тысяч против 40 тысяч Константина. Но при этом именно последний атаковал. Его солдаты, в отличие от итальянских контингентов соперника, имели большой боевой опыт, поскольку постоянно воевали с варварами на рейнских границах. Начав наступление из подчиненной ему Галлии, он беспрепятственно перешел Альпы, разбил части противника у Турина и Вероны и подошел к стенам Рима. За Максенция сражения вели его полководцы, сам он не выезжал из Рима в связи с неблагоприятными предсказаниями гадателей. Решающая битва этой войны произошла в 312 г. на Мульвийском мосту через Тибр. Это сражение прославлено в работах христианских историков, ибо победу здесь Константин одержал якобы не без вмешательства самого Господа.

Константин подошел к Риму и разбил лагерь на равнине к северо-востоку от упомянутого моста. Максенций же приказал построить через Тибр мост-ловушку, который состоял из двух частей и в случае разъединения их должен был рухнуть в воду вместе со всеми находящимися на нем людьми. В Риме были проведены очередные гадания, в Сивиллиных книгах Максенций якобы вычитал, что поражение потерпит враг Рима. Он решил, что врагом Рима является пытающийся взять Вечный город Константин. Тот со своей стороны тоже не обошелся без мистики. У Константина случались видения и раньше, но тогда в решающие моменты он видел Аполлона и Геркулеса, а перед битвой у Мульвийского моста он уже имел дело с христианскими персонажами. Константин якобы увидел «составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста с надписью “Сим побеждай!”». На следующий день Константин приказал всем солдатам изобразить на своих щитах такой же крест (точнее, букву X), пересеченный чертой, превращавшей знак в монограмму Иисуса Христа. Судя по всему, император действительно приказал поместить на щиты некий знак. Возможно, это была монограмма самого Константина. Не исключено, что он и его солдаты могли видеть необычные пятна на солнце.

28 октября разыгралось сражение, в котором оба лидера приняли личное участие. Все началось с кавалерийской атаки Константина, затем в бой вступила пехота. Некоторое время Максенцию удавалось сдерживать натиск противника, но вскоре его войска обратились в бегство по мосту в город. Мост не выдержал напора и рухнул, став ловушкой для самого Максенция, который утонул. Чудо, произошедшее во время этой битвы, якобы окончательно убедило Константина принять христианство.

Константин вошел в Рим, наказал близких сторонников Максенция и распустил преторианскую гвардию. Сенат признал его старшим августом. Константин стал, по сути, единоличным правителем западной части империи. В руках Лициния осталась восточная часть.

МЕДИОЛАНСКИЙ (МИЛАНСКИЙ) ЭДИКТ

500 знаменитых исторических событий

Константин


Важнейшей вехой в истории христианства является эдикт, изданный победителями Максенция в Медиолане (Милане) в 313 г. Он свидетельствовал о том, что новая власть не только отменяет все оказавшиеся бессмысленными гонения на христиан, но и вступает на путь сотрудничества с этой церковью, более того — выводит ее на лидирующие позиции среди других религий.

Эдикт о веротерпимости, официально отменявший Диоклетиановы гонения, был издан бывшим вдохновителем антихристианской политики Галерием в Никомедии в 311 г. Этот акт позволял христианам «снова существовать» и устраивать собрания без нарушения общественного порядка. В эдикте не говорилось о возвращении конфискованного имущества. Из тюрем были выпущены многие христиане. Вероятно, безнадежно больной Галерий пытался заручиться перед смертью поддержкой еще одного бога. Вскоре после эдикта о веротерпимости он умер. Христианство было возвращено на легальное положение.

Следующие шаги навстречу христианской церкви сделали уже Лициний и Константин. Особенно высоко церковные историки ценят Константина, всю жизнь благоволившего христианам. Такое отношение к ним он унаследовал от отца Констанция Хлора, который даже во времена Диоклетиана не допустил у себя в Галлии серьезных репрессий. С христианством же будущего императора, вероятно, еще в юности познакомила его мать Елена, которая, возможно, сама была христианкой.

Константин, как и отец, действительно был склонен к монотеизму, к признанию одного всемогущего божества. Долгое время в империи был популярен культ такого рода, а именно культ «Непобедимого Солнца». Отдал дань этому увлечению и будущий император. Утверждается, что окончательно склонила Константина к христианству описанная нами в предыдущем очерке битва у Мульвийского моста, в котором император почувствовал силу заступничества христианского Бога. (По крайней мере, не исключено, что, не получив благожелательных прогнозов от языческих гадателей и прорицателей, Константин нашел других «жрецов», которые посулили ему победу, — христиан.) Вероятно, он хорошо видел все выгоды, которые может получить сильное централизованное государство, если поставить себе на службу сильную, организованную церковь, основанную, к тому же, на вере в единого Бога. При этом практически до конца жизни Константин сам не принимал крещения.

После поражения Максенция Константин торжественно вступил в Рим, а затем присоединил к своим владениям (т. е. к Галлии и Британии) бывшие владения Максенция — Италию, Африку и Испанию. Два соратника — Лициний и Константин — после победы последнего над Максенцием встретились в начале 313 г. в Медиолане. Здесь они подтвердили свой союз[36], подкрепленный женитьбой Лициния на сестре Константина, и приняли новый эдикт о веротерпимости. Справедливости ради надо отметить, что инициатива при составлении Медиоланского эдикта исходила, вероятно, от Лициния, а Константин лишь подписал этот указ. Этот акт был гораздо шире, чем эдикт Галерия 311 г.

Главным было то, что Миланский эдикт провозглашал веротерпимость, свободу вероисповедания, т. е. равноправие религий, отменял предыдущие дискриминативные распоряжения. Он был направлен на стабилизацию обстановки, умиротворение империи. Не вызывает сомнения, что религиозный мир в империи Константин и Лициний считали одним из непременных условий мира гражданского. Что же касается христиан, то эдикт, конечно, открыл перед ними широкие возможности, но пока лишь уравнивал их в правах с другими верующими. В нем опять было подтверждено прекращение гонений. Христианам было предоставлено право распространять свое учение. Им немедленно должны были быть возвращены церкви, кладбища и вообще все, что у них было отнято. Эдикт обещал возмещение ущерба из государственной казны через суд, если места собраний были уже куплены частными лицами.

Следует отметить, что впервые в эдикте был опущен термин «государственные боги». Авторы постоянно обращались к некоему абстрактному небесному божеству, что уже говорило о сочувствии христианству.

В дальнейшем Константин внимательно следил за тем, чтобы христианская церковь обладала всеми привилегиями, которыми пользовались и языческие жрецы. Эта политика в большей степени «открывала дорогу христианству», чем конкретные меры, прописанные в Миланском эдикте и осуществленные сразу после его опубликования.

Константин планомерно выдвигал христианство на первое место среди всех культов. Были отменены языческие игры, а частным лицам было запрещено приносить жертвы идолам на дому. Христианское духовенство было освобождено от гражданских повинностей, а церковные земли от общих налогов, рабы при церквях могли освобождаться без обычных формальностей. В 321 г. Константин повелел по всей империи праздновать воскресный день. Церкви было дано право получать имущества по завещаниям, христиане были допущены к занятию высших государственных должностей, строились христианские храмы, в которые было запрещено вносить императорские статуи и изображения. При этом Константин лично принимал самое активное участие в разрешении церковных споров, выделял войска для подавления сопротивления «еретиков» (донатистов, к примеру), инициировал созыв церковных соборов (на которых сам и председательствовал) и унификацию канонических установлений.

НИКЕЙСКИЙ СОБОР

Вряд ли стоит сомневаться в том, что Константин Великий видел в монотеистическом христианстве с его сложившейся прочной церковной организацией прообраз необходимой для поддержки сильной центральной государственной власти государственной религии. И хотя официально таковой христианство стало лишь в конце IV в., уже Константин показал, что включает его в структуру государственного управления. Он активно вмешивался в церковные дела, лично руководил многими процессами. Так, именно он собрал и провел Первый Вселенский церковный собор в городе Никее, который стал важнейшим этапом в развитии христианского учения.

Целью собора, в первую очередь, было решение сугубо богословского, казалось бы, спора между сторонниками египетского священника Ария и его противниками. Арий был пресвитером одной из церквей в Александрии и авторитетным теологом. Он, как и многие восточные духовники, был прекрасно знаком с логикой и философией, столь почитаемыми и культивируемыми веками в эллинистическом мире. Александрия была крупнейшим центром гуманитарной науки того времени. Здесь всегда было достаточно интеллигенции, среди представителей которой находили отклик самые замысловатые философские теории, совершенно недоступные большинству населения империи. Так что и проповеди Ария отличались остроумными логическими построениями, не всегда совпадающими с догматами, которых придерживалось большинство христиан. И все бы ничего, да только пресвитер начал конфликтовать с местным епископом Александром. В свое время тот победил Ария на выборах, и теперь «строгий старик» (так описывают Ария источники) использовал любой повод, чтобы перечить начальнику даже в мелочах. Тот отвечал взаимностью.

Одной из таких мелочей стал вопрос о сущности Иисуса Христа. Арий утверждал, что Христос не существовал изначально, как его всемогущий Отец, а был сотворен последним как человек и только через свою правильно выбранную линию поведения получил божественный статус. Вопрос о характере и природе членов Троицы не в первый раз становился предметом дискуссий в христианской церкви, но теперь он стал причиной настоящей войны, охватившей весь христианский мир, и в первую очередь Восток. Александр собрал Поместный собор, который осудил учение Ария. Его участники утверждали, что Христос существовал и до рождения, что он так же божественен и тождественен Отцу. Арий не сдался, а обратился за поддержкой к влиятельным епископам Востока, в том числе и за пределами Египта. Например, к авторитетному Евсевию Никомедийскому, который полностью поддержал его. На адрес Александра посыпались письма в поддержку его противника, в Александрии начались стычки между сторонниками епископа и пресвитера. Вероятно, Евсевий, организуя сторонников Ария, имел в виду и общее ослабление Александрийской епархии, претендовавшей на лидерство в регионе.

Волнения среди христиан Востока искренне огорчили Константина. Раздоры в поддерживаемой им церкви ему были не нужны. При этом его очень мало интересовала сущность спора. Он так и писал в письмах, отправленных лидерам обеих группировок, что те занимаются пустяками. Помирить соперников был призван близкий Константину кордовский епископ Осия. Он прибыл в Александрию, где через некоторое время стал на сторону Александра. Вместе с ним Осия разработал идеологическую основу борьбы с арианством, краеугольным камнем которой стал термин «единосущность» (homoousios). Именно единосущным своему Отцу был, по их мнению, Христос. Вероятно, поддержка была оказана епископу, во-первых, поскольку он все-таки представлял местную церковную власть, а среди сторонников Ария оказалось много ненадежных, радикальных элементов. Во-вторых, Осия правильно понимал, что изучение основ христианского вероучения с помощью рациональной логики греческого образца — это не совсем то, что требуется церкви для полного контроля над паствой.

На этом борьба, естественно, не закончилась. Константин с Осией решили провести Вселенский собор, чтобы покончить с разногласиями и унифицировать вероучение. Для императора важно было также продемонстрировать собственную власть над церковью. Первый Вселенский собор прошел в городе Никее в Вифинии (Малая Азия, сейчас турецкий город Изник) в 325 г. На него собралось около 300 епископов, преимущественно из восточных епархий. Многие из «делегатов» хранили на себе очевидные следы пыток, которым они подвергались в период гонений Диоклетианом, Максимином Дазой и Лицинием (после Миланского эдикта соправитель Константина в своей части империи возобновил антихристианские репрессии). Государство предоставило подводы и другой транспорт едущим в Никею духовникам, в городе они жили также за казенный счет. Собор проходил, вероятно, с мая по август, но основные решения были приняты на заседаниях в июне. Председательствовали Константин и Осия. Партию ариан представляли Евсевий Кесарийский (кстати, личный биограф и доверенное лицо императора), его тезка из Никомедии, двое наиболее верных соратников Ария (египтяне по происхождению) Секунд и Феона, местный епископ Никеи и ряд других. Лидерами антиарианской партии были Осия, молодой диакон Афанасий (будущий Афанасий Великий), который произнес пламенную программную обвинительную речь, Александр Александрийский. Константин старался быть нейтральным, пытался увещевать особенно горячих спорщиков. Но именно его кроткое замечание о необходимости признания термина «единосущность» решило дело. Так было показано, какое влияние имеет государь на церковь. На соборе был выработан антиарианский по духу знаменитый Символ веры: «Веруем во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца всего видимого и невидимого. И во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, рожденного от Отца, Единородного, т. е. из сущности Отца, Бога от Бога, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу, через Которого все произошло как на небе, так и на земле. Нас ради человеков и нашего ради спасения сошедшего и воплотившегося, вочеловечившегося, страдавшего и воскресшего в третий день, восшедшего на небеса и грядущего судить живых и мертвых. И в Святого Духа». Далее были преданы анафеме сторонники арианства. Большинство тех, кто представлял на соборе партию Ария, подписали этот документ. Арий, а также Секунд и Феона, отказавшиеся подписать Символ, были сосланы в Иллирию. Кроме того, на соборе был принят ряд других, менее важных постановлений. Например, было решено отмечать Пасху согласно александрийскому календарю.

Постановления собора были объявлены церквям в двух указах: от лица собора и от лица императора. Личное участие Константина делало отступников от принятого Символа веры государственными преступниками. Впрочем, уже очень скоро сам же Константин перевернул все с ног на голову, начав покровительствовать арианам, оперировавшим теперь термином «подобосущный»[37]. Им же благоволил и его сын Констанций. Окончательная победа над этими еретиками была одержана гораздо позже. Никейский же Символ веры был дополнен на соборе в Константинополе через 56 лет, после чего остается общепринятым и у православных, и у католиков.

ПЕРЕНОС СТОЛИЦЫ ИМПЕРИИ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ

Наверное, ни одному городу в мире не суждено стать тем, чем был Рим на протяжении нескольких веков. История покорения гражданами Рима огромных территорий в Европе, Азии и Африке полна величия. Но, в конце концов, подчиненные области и города победили свою столицу, сделать это изнутри оказалось проще, чем извне. В правление Диоклетиана и его соправителей уже никто из них не выбрал Рим в качестве своей резиденции. Некоторое время здесь правил Максенций, но победивший его Константин не желал оставаться в Вечном городе с его устаревшими традициями и духом прошлого. Доминус видел империю в целом, он чувствовал наступление новой эры и хотел приблизить ее.

Союз между Лицинием и Константином продержался недолго. Уже в 314 г. августы поссорились из-за границ своих владений и начали войну. Однако она не привела к решительным результатам. Соперники заключили мир, по которому за Лицинием остались Фракия, Египет и азиатские провинции. Все остальное должно было находиться под властью Константина. После небольшого перерыва начался новый конфликт, связанный, в частности, с тем, что Константин перенес свою ставку в Сердику, т. е. к границе между восточной и западной частями империи. Лициний воспринял это как вызов. Очередная вспышка столкновений состоялась в 323 г. Константин разбил противника в ряде крупных сражений на суше и на море: под Адрианополем и Хрисополем, а также у входа в Геллеспонт. Лициний сдался, получив клятвенное обещание Константина, что его жизнь будет сохранена. Но уже в следующем году Лициний, отправленный в Фессалонику, был убит. Константин стал единственным императором.

Внутренняя политика Константина Великого была направлена на укрепление созданной Диоклетианом системы домината. Так же безмерно возвеличивался божественный император и усложнялся на восточный манер церемониал; так же усиливалась бюрократия и увеличивались налоги; продолжалась реформа армии — опоры правящего режима. Окончательное оформление получило разделение страны на четыре префектуры. Была выпущена новая золотая монета.

Константин упразднил преторианскую гвардию, заменив ее корпусом дворцовой стражи. В связи с этим должность префекта претория окончательно потеряла свой военный характер. Варваризация армии ускорилась.

Император завершил бюрократическую реформу Диоклетиана. Было создано много новых должностей, объединенных в строгую иерархическую систему. При этом воля императора была единственным законом.

Константин справедливо полагал, что Рим не только с идеологической, но и с военной точки зрения уже не является самым подходящим для столицы местом. Константин перепробовал множество других городов, размещая резиденцию в Тревире, Медиолане, Сирмии и Сердике. Наконец ему показалось, что он нашел достойное место. Им оказался заштатный греческий городок Византий на берегу пролива Босфор.

Город этот был основан в 60-х годах VII в. до н. э. По преданию, его основателем был военачальник из города Мегары по имени Визант. Город этот до Константина не играл сколько-нибудь значительной роли, но после любых потрясений отстраивался или возникал заново, поскольку находился в очень выгодном географическом положении — на пересечении торговых путей из Европы в Азию и из Черного моря в Средиземное. Последняя перед правлением Константина катастрофа постигла жителей Византия, когда его в 196 г. в ходе очередной гражданской войны захватили войска Септимия Севера. Отстраивали его уже как будущую столицу в IV в.

8 ноября 324 г. Константин указал на место расположения Византия как на место Нового Рима. Он оценил удобство бухты Золотой Рог, защищенность с суши и моря, близость к производственным центрам в Малой Азии и Сирии и житнице империи — Египту. Отсюда можно было легко контролировать положение как на рейнско-дунайской, так и на восточной границах. Культурное значение восточных, греческих, районов Римской империи постоянно возрастало, и они богатели, меньше страдая от набегов варваров. Наконец, положение на стыке Европы и Азии было само по себе глубоко символично. По легенде (не очень правдоподобной), император сам, по примеру Ромула, копьем очертил границы будущего города.

«Открытие» Нового (или Второго) Рима состоялось 11 мая 330 г. По этому случаю прошли торжества по освящению города, который был переименован в Константинополь — по имени основателя города и главы государства. Новая столица была украшена великолепными зданиями и произведениями искусства, привезенными из Рима и Греции. Управление Константинополем император организовал по римскому типу: часть сенаторов, переехавшая из Рима, образовала особый сенат; во главе города был поставлен градоначальник (городской префект).

За старым Римом еще долго сохранялись определенные привилегии, но столицей вскоре стал именно Константинополь. Здесь, с одной стороны, подчеркивалась преемственность по отношению к Риму, а с другой — город стал конкурентом старому центру, символом новых культурных и исторических веяний, наконец, символом победы христианства над язычеством. Соперничество Константинополя с Римом ознаменовало начало серьезной борьбы Востока с Западом, вылившееся в свое время в разделение Римской империи. Основание Константинополя многие историки считают датой рождения великой Византийской державы. Более того, некоторые специалисты утверждают, что именно с этого времени следует вести отсчет хронологии новой эпохи — Средневековья.

ПОПЫТКА РЕСТАВРАЦИИ ЯЗЫЧЕСТВА ПРИ ЮЛИАНЕ ОТСТУПНИКЕ

Начиная с Константина, все императоры придерживались христианского вероучения. За одним исключением. Два года во главе империи стоял Юлиан, прозванный Отступником. Он сделал последнюю попытку противостоять христианству.

Юлиан был племянником Константина Великого, сыном Юлия Констанция. Уже на первом году жизни он лишился матери, а в возрасте шести лет он и его брат Галл остались без отца, убитого во время солдатского бунта, скорее всего по наущению пришедшего к власти сына Константина Констанция. Последний уничтожил немало родственников, и Юлиан имел все основания затаить ненависть к своему кузену. Его и Галла долго держали под строгим надзором. Юлиан воспитывался в христианском духе, вопросы его обучения курировал якобы Евсевий Никомедийский. Впоследствии в спорах с христианами Юлиан широко пользовался цитатами из Священного Писания. Некоторое время он даже был чтецом в церкви. С другой стороны, большое влияние на будущего императора оказал еще один воспитатель — евнух Мардоний, приобщивший мальчика к греческой культуре, в том числе — философии и религии. Романтически настроенный Юлиан восторженно воспринимал все, что касается древних богов, героев и пр.


500 знаменитых исторических событий

Юлиан Отступник


В 350 г. Констанций назначил Галла цезарем. Большую свободу в своих действиях получил и Юлиан. Юноша познакомился с двумя авторитетными учеными-язычниками: ритором Лабанием и философом Максимом из Эфеса. Впрочем, ходить на занятия к тому же Лабанию Юлиану было запрещено, он все еще был окружен многочисленными соглядатаями Констанция, а потому нанял человека, который пересказывал ему содержание лекций. Они произвели на Юлиана большое впечатление. Обладая пытливым умом, он не мог не восхищаться стройностью, логичностью, продуманностью теоретических построений греческих мыслителей. Если языческая религия отличалась от христианской «живым духом», то традиционная философия имела преимущество в рациональности, логичности, изящности, ведь христианство обращалось, скорее, не к уму, а к сердцу верующих.

В 354 г. по наущению императора был убит Галл. Это, естественно, не улучшило отношения Юлиана к сопернику. Не исключено, что его будущие действия по восстановлению язычества имели причиной и личную неприязнь ко всему, что делал христианин Констанций. А тот издавал законы против жертвоприношений, закрывал храмы, запрещал посещение языческих богослужений.

Под давлением своей милосердной жены Констанций перестал преследовать второго своего двоюродного брата, еще совсем юношу. Юлиану разрешили продолжать обучение в Афинах, где тяга ко всему эллинскому и языческому в нем только усилилась. При дворе на него не смотрели как на реального претендента на власть, считая рассеянным и увлеченным науками студентом. Но в 355 г. Констанций вызывает его к себе и неожиданно дает сложнейшее и ответственнейшее поручение — восстановить порядок в Галлии.

Здесь давно было неспокойно. В 350 г. Магненций, бывший наполовину франком, убил брата и соправителя Констанция Константа и провозгласил себя галльским императором. Ему удалось захватить и всю Италию. Констанций разбил узурпатора через три года, но уже в это время начались новые нашествия варваров на Галлию, где они захватили 40 городов. Назначение сюда неопытного в военных и гражданских делах мечтателя Юлиана выглядело как замаскированная смертная казнь. Тем более что Констанций не предоставил ему достаточных ресурсов и полномочий, хотя и дал ранг цезаря. Но молодой человек неожиданно проявил удивительные способности в администрировании и ратном деле. Галлия была очищена от неприятелей, пленные восстановили города, в битве при Страсбурге в 357 г. Юлиан победил войска союза семи германских королей. Армия была в восторге от молодого лидера. Когда Констанций попытался отозвать лучшие легионы становившегося опасным Юлиана на восток, тот воспротивился этому. В 360 г. в Лютеции (сейчас Париж) солдаты провозгласили его августом. Открытому конфликту кузенов помешала только смерть Констанция в ноябре 361 г. Единоличным правителем державы стал Юлиан, в декабре он вступил в Константинополь.

Император Юлиан правил всего два года, но благодаря своим энергичным мероприятиям и незаурядным личным качествам запомнился как одна из самых ярких и одновременно трагических фигур античной истории. Историки описывают его как человека скромного, ведущего едва ли не аскетический образ жизни: спал на соломенной подстилке, мало ел. Юлиан сократил дворцовый штат, отказался от роскошного, дорогостоящего двора. Им были поддержаны права муниципий и уменьшены налоги. Главные же его мероприятия были связаны с реставрацией языческой религии, за что христиане дали ему прозвище Отступник. Изначально речь не шла о гонениях на христиан. Юлиан просто отменял репрессивные постановления в отношении язычества, лично заботился о восстановлении «отеческой религии», правильном соблюдении обрядов в разных городах. Он подавал личный пример, принося жертвы в строгом соответствии с правилами каждый день. Юлиан написал несколько полемических произведений, в которых высмеивал религию «галилейской секты» с рационалистических позиций, называл христианство религией мертвецов и рабов, находил несуразности и несоответствия в Священном Писании. В рамках борьбы с монополизацией религиозной жизни страны со стороны христиан следует рассматривать и меры по восстановлению прав иудеев, принятые при Юлиане. Император вернул из ссылок всех опальных епископов, предписал восстановить в правах «еретиков», вернуть им храмы и имущество. Это, естественно, приводило к новым, еще более горячим раздорам в среде христиан и объективно способствовало ослаблению их церкви. А Юлиан едко критиковал своих идеологических противников за то, что они не в состоянии мирно сосуществовать.

С другой стороны, говорить о жестокости, настоящих гонениях на христиан при Юлиане Отступнике вряд ли стоит. Человек образованный и умеренный, он не стремился уничтожить противников, не отличался жестокостью. Так, когда в декабре 361 г. в Александрии взбунтовавшиеся против местного епископа язычники устроили погром и резню, император писал им, что епископ, конечно, не безгрешен, но в дальнейшем он требует, чтобы вопросы решались в законном порядке.

Раздражительность и нетерпимость стали появляться в действиях Юлиана во второй половине его правления, поскольку он видел, что христианская церковь все же достаточно укрепилась, а язычество, как и философское учение неоплатоников, не находят должного отклика в сердцах людей. Тогда и последовали отдельные случаи конфискации имущества, преследования виднейших христианских лидеров. 17 июня 362 г. был издан эдикт о запрещении учителям-христианам преподавать в школах.

Что бы предпринял Юлиан далее для реставрации древнего культа и ослабления влияния христиан, мы не знаем. Он возглавил давно и тщательно подготавливавшийся им поход против персов, и в битве при Маранге на реке Тигр 25 июня 363 г. был смертельно ранен копьем. Юлиан Отступник, которого христиане называли не иначе как чудовищем, умер на следующий день, якобы произнеся перед смертью: «Ты победил, галилеянин». Антихристианские постановления были сразу же отменены его преемником Иовианом.

АДРИАНОПОЛЬСКАЯ БИТВА

500 знаменитых исторических событий

Валент


В IV в. империя переживала непростые времена. Усилился натиск варварских племен на границы государства. Помимо уже привычных германских племен на западе империи, многие представители которых и сами уже были полноправными гражданами страны, появлялись и совсем новые — из восточных степей. Так, в период правления императора Валента (364–378) пришли кочевые монгольские племена гуннов и подчинили себе племя остготов в причерноморских степях. На запад от Днестра тогда обитало племя вестготов. Под натиском гуннов они отступили к Дунаю и с разрешения римского императора в 375–376 гг. поселились во Фракии. Вскоре вестготы восстали против римлян. К ним стали присоединяться рабы. Восстание быстро охватило большую территорию.

Валент выехал из Константинополя в Мелантиаду, где находились его главные силы. Ему на помощь из Галлии через Филиппополь (ныне Пловдив) на Адрианополь шел его племянник Грациан с легионами. Грациан в своем письме настойчиво просил Валента не вступать в бой без оглядки, а действовать осторожно.

Пехоту Валент поручил опытному военачальнику Себастиану, поставив ему задачу уничтожать отдельные отряды готов, которые сосредоточивались в районе Бероа и Никополя. Также Себастиан получил приказ отобрать из отдельных легионов по 300 человек и с отрядом в 2 тысячи воинов двинуться быстрым маршем к Адрианополю. Себастиан провел успешную операцию против передовых готских отрядов. Вестготов возглавлял Фритхигерн. Получив сведения об этом поражении, он приказал всем своим силам отступить в район Кабилэ. Позиция готов позволяла воспрепятствовать соединению войск Валента и Грациана, так как она занимала фланговое положение в отношении направления Адрианополь — Филиппополь. Но для того чтобы напасть на Валента, готы не располагали в данный момент достаточными силами конницы. Часть кавалерии находилась далеко; она была вызвана, но еще не прибыла. Надо было выиграть время и не допустить соединения сил римлян.

Армия Валента, состоявшая из пехоты (7 больших пехотных соединений — по 700–1000 человек в каждом) и конницы выступила из Мелантиады и двинулась навстречу Грациану. Когда она прошла Адрианополь, разведка выяснила, что готы собираются прервать коммуникацию римлян. Для устранения этой опасности был выделен отряд всадников и пеших стрелков, которому была поставлена задача удерживать ближайшие проходы. В это время готы стали медленно продвигаться в направлении укрепления Ника, восточнее Адрианополя. Передовые войска Валента ошибочно определили силы готов в 10 тысяч человек — на самом деле у Фритхигерна было гораздо больше людей. Готы вышли на коммуникацию римлян. Поэтому войско Валента повернуло обратно к Адрианополю, подошло к нему в боевом порядке и расположилось в укрепленном лагере, ожидая отряд Грациана.

Здесь император собрал военный совет, на котором обсуждалось два основных способа дальнейших действий — немедленная атака врага и остановка до прибытия легионов с запада. Многие, в том числе посланные Грацианом доверенные лица, убеждали Валента подождать, но победила иная точка зрения. Валент опасался за свои коммуникации, неправильно представлял себе силы противника и к тому же не хотел делить славу с племянником, и так достаточно авторитетным.

Оставив обоз у стен Адрианополя, на рассвете 9 августа 378 г. император двинул свою армию в направлении противника. Воины шли по каменистой неудобной для похода местности. Стояла страшная жара. Кроме того, готы, основной целью которых было замедлить движение римлян, подожгли окрестные поля. После семичасового перехода около двух часов дня римляне увидели расставленные в форме круга повозки варваров. За этим укреплением были скрыты семьи готских воинов. Пехота была построена перед повозками. Валент приказал строиться для боя, но армия не могла быстро выполнить этот приказ, так как приходилось перестраиваться из походного порядка в боевой.

Фритхигерн послал к Валенту послов договариваться о мире. Они предлагали отказаться от боя в обмен на значительную часть римских территорий на Балканах — условие, невыполнимое для Валента. Все эти переговоры преследовали ту же цель — оттянуть начало сражения, чтобы дать время готской коннице, которая вот-вот должна была появиться на поле боя.

Боевой порядок римлян состоял из двух линий: в первой — конница, во второй — пехота. Правое крыло конницы было выдвинуто вперед, а левое только выстраивалось из походной колонны. В резерве у Валента был отряд батавов. Пехота готов засела в укреплении из повозок, защищавших их от атак римской конницы. Готская же конница была уже недалеко от поля боя.

Бой самовольно завязали иберийские лучники Валента. Они увлекли за собой левое крыло римской армии, подступившей к самому готскому лагерю. В какой-то момент левый фланг римлян, казалось, возьмет верх и прорвется в самую сердцевину неприятельских войск. Но конница правого фланга не поддержала маневра. Готы отразили атаку и сами перешли в наступление. Манипулы пехотинцев были зажаты в такие тиски, что воины не могли пустить в ход свои мечи. Град стрел выкашивал римские легионы. Пыль, дым, слепящее солнце делали стрелы и копья невидимыми, войска охватила паника. В этот-то момент появилась долгожданная готская конница. Всадники спустились с горы «подобно грому, грянувшему с горных вершин». Конница варваров бросилась в атаку с фланга, взломала римские ряды, топча копытами поверженные тела. В тесноте было невозможно развернуться и отступить.

Удар готской конницы решил исход боя: началось беспорядочное бегство солдат римской армии и их уничтожение готами. Избиение прекратилось только ночью. По сообщениям хронистов, с поля боя удалось спастись лишь трети римской армии. Валент потерял контроль над ходом событий в самом начале битвы. Он бежал вместе со всеми под прикрытием своей гвардии. Что с ним произошло дальше, неизвестно.

События 9 августа 378 г. повергли римлян в «великий ужас». Многие восприняли поражение Валента как гибель старых порядков. Адрианополь, казалось, стал той каплей, которая переполнила кубок, наполненный до краев несчастьями клонящейся к закату Римской империи. Боеспособную армию для охраны балканских границ удалось собрать далеко не сразу.

Вскоре готы осадили Адрианополь, но взять его не смогли и отступили. Затем варвары подошли и к Константинополю, но от столицы их оттеснила армия под командованием нового императора Феодосия. Учитывая сложное военное и политическое положение империи, Феодосий пошел на соглашение с готами, предоставив им для поселения Иллирию. Феодосий усвоил и военный урок Адрианополя. В армии он усилил конницу и отряды лучников. Некоторые авторы полагали, что после 378 г. прекращается история тяжеловооруженной римской пехоты. Другие же идут еще дальше, называя Адрианопольскую катастрофу концом античной эпохи.

РАЗДЕЛЕНИЕ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ НА ЗАПАДНУЮ И ВОСТОЧНУЮ

Римская империя при своей огромной территории на самом деле лишь в отдельные периоды была по-настоящему едина. При уровне развития коммуникаций в то время долго контролировать столько стран и народов из одного центра было попросту немыслимо. То там, то здесь происходили восстания, появлялись узурпаторы, легионы выбирали своих командиров императорами… Диоклетиан официально признал существование проблемы, назначив сразу четырех правителей, из которых два старших делили империю на западную и восточную части. Но и после этого продолжалась борьба за титул доминуса, господина всей империи, старшего августа. Им, например, был Константин Великий, но после его смерти все началось по новой: социальные, культурные, экономические отличия Востока от Запада были уже очень велики, выстраивать административную систему и защищать внешние границы от постоянного натиска разнообразных варваров было легче в рамках одной части империи. Практически у каждого императора был соправитель, а то и не один. Но окончательное разделение империи принято относить к 395 г., когда умер Феодосий Великий.

Назначенный Грацианом августом Востока, Феодосий очень быстро почувствовал себя настоящим хозяином положения. Он сумел договориться с вестготами, сделав их союзниками империи, энергично взялся за христианизацию своей части государства, за укрепление императорской власти. Когда Грациана на Западе сверг британский узурпатор Максим, Феодосий почувствовал возможность усилить свои позиции и на Западе. Сначала он не мешал Максиму, но когда тот появился в Италии, восточный август начал открытые военные действия. В 388 г. Максим был убит, Феодосий передал власть на Западе Валентиниану II, оставив при нем (и, по сути, над ним) своего германского военачальника Арбогаста. Феодосий и сам пробыл на Западе до 391 г., будучи уже в это время реальным правителем всей империи.

Как только Феодосий отбыл к себе на Восток, в Италии тут же началась смута. Арбогаст решил получить еще больше власти и, убив Валентиниана, поспособствовал выдвижению в императоры некоего Евгения. В заговоре, вероятно, активно участвовали представители римской сенатской оппозиции, выступавшей за реставрацию язычества. Феодосий же, как мы знаем, наоборот, преследовал язычников. И в этом его единомышленником, а иногда и наставником, был выдающийся подвижник христианского дела, влиятельнейший священник Запада Медиоланский епископ Амвросий. Христианская церковь не спешила признавать Евгения, а это объективно подталкивало его к реставрации древних культов.

Феодосий понимал, что переворот в Италии направлен, конечно, против него и в политическом, и в религиозном, и в личном смысле. Нужно было бороться. Собрав большое войско, император повел его в Италию и в битве на реке Фригид 5 сентября 394 г. разгромил противника. Нового августа для Запада он не назначил, став официально единоличным правителем государства — в последний раз была объединена великая Римская империя…

Всего на пять месяцев, поскольку уже в январе 395 г. Феодосий умер в Медиолане, перед смертью пожелав, чтобы двумя частями империи управляли его сыновья: Аркадий — Востоком, а Гонорий — Западом. Оба сына Феодосия были еще очень молоды, Аркадию было лишь 18 лет, а Гонорию вообще 11. В свое время (в 383 и 393 гг.) они получили титулы августов, так что все знали о завещании Феодосия еще до его смерти и, вероятно, готовились к нему. Так, среди приближенных императора было два влиятельных фаворита, оба варварского происхождения — Руфин и Стилихон. Именно они захватили влияние при малолетних императорах. Жадный и честолюбивый Руфин был всесилен при дворе Аркадия; не менее честолюбивый, но значительно более способный Стилихон управлял Западом вместо Гонория.

Камнем преткновения, а вернее, предлогом для официального разрыва послужил вопрос о Восточном Иллирике — области, занимающей значительную часть Балканского полуострова. Феодосий, деля империю, отнес Иллирик к восточной части, отделив от западных провинций. Между западным и восточным дворами после смерти Феодосия началась оживленная переписка на тему этой провинции. Здесь продолжали оставаться войска Стилихона. Константинополь же требовал вернуть в распоряжение Аркадия (читай — Руфина) отряды, уведенные в свое время для решения дунайских проблем покойным императором. На эту ноту отвечал Стилихон, сообщая, что прибудет когда-нибудь в Константинополь, где лично даст отчет по любым делам Аркадию и предъявит данные ему завещанием Феодосия полномочия.

Чтобы подчинить себе Иллирик, Руфин пошел на откровенное предательство интересов империи, войдя в сговор с вождем вестготов, поселенных в Мезии и Фракии, Аларихом. Судя по всему, он подговорил готов отправиться искать новые места для проживания. Нашествие готов было настоящим бедствием для населения и восточной, и западной части державы. Аларих опустошил Македонию и Фессалию, в Греции дошел до Афин, затем вторгся на территорию Пелопоннеса. Стилихон провел против варваров успешную операцию, казалось, войску Алариха не избежать уничтожения, но в определенный момент Стилихон получил очередную ноту от восточного соперника, в которой сообщалось, что Аларих друг Константинополя, а Иллирик не имеет никакого отношения к Западу. Пришлось Стилихону отпустить уже запертых и готовых к сдаче вестготов. Есть и другие версии по поводу неожиданного прекращения Стилихоном военных действий. Дальнейшие события показывают, что он сам мог иметь на вестготов определенные планы. И правители Востока, и их коллеги с Запада, судя по всему, рассчитывали на Алариха. Аркадий назначил его в 397 г. магистром армии Иллирика.

Дальнейшие отношения Востока с Западом оставались натянутыми и портились от года к году. Объединить империю уже не удалось. Западной Римской империи суждено было пасть под ударами варваров, Восточная же сохранила имперские традиции и официальный статус, превратившись в могущественную Византию.

ЗАХВАТ АЛАРИХОМ РИМА

500 знаменитых исторических событий

Римский полководец вандальского происхождения Стилихон


С 390 г. до н. э., когда Рим захватывали галлы, улицы Вечного города не знали ноги оккупанта. С оружием в руках его брали участники гражданских войн, но не агрессоры со стороны. Поэтому захват уже не бывшего столицей империи (даже Западной) Рима в 410 г. произвел на население страны удручающее впечатление — рушились все основы, на которых зиждилось могущество великой некогда державы.

Со времен Адрианопольской битвы готы, вытесненные из более восточных земель гуннами и поселенные в римских провинциях на правах федератов, находились в тесном сотрудничестве с имперской властью. Без конфликтов, конечно, не обходилось, но в целом вестготское племя честно выполняло свои обязанности перед империей. В первую очередь, поставляло многочисленные вспомогательные части для ведения войн по всей территории страны. Многие готы дослужились до высоких чинов, заняли видное положение при дворе. В 395 г. конунгом (королем) вестготов был избран представитель знатного готского рода Балтов, молодой, но уже опытный воин Аларих. За год до этого он участвовал на стороне Феодосия в войне с узурпатором Евгением, а на обратном пути солдаты выдвинули его на роль лидера племени. Тогда же произошли описанные в очерке о разделении империи вероятные переговоры Алариха с Руфином. После них большая часть вестготов под предводительством Алариха начинает свой опустошительный поход на Балканах. Сначала вестготы подошли к Константинополю, но отступили от него, вероятно, после очередного раунда переговоров с правителем восточной части империи. Руфин направляет их агрессию на Иллирик. Здесь Аларих впервые столкнулся с талантливым полководцем Стилихоном и вынужден был отступить, впрочем, сохранив армию и добычу, в Эпир.

Став с легкой руки императора Аркадия магистром армии Иллирика, Аларих обрел возможность получать регулярное снабжение оружием и припасами. Любопытно, что вооружение вестготы, скорее всего, получали в это время и от Гонория со Стилихоном, рассчитывавшими с его помощью вернуть себе Иллирик. Наконец конунг выбрал направление своего похода. Его привлекала богатая Италия.

В октябре 401 г. вестготы перевалили через восточные Альпы. Захватив Аквилеи, они стали опустошать области Истрия и Венетия. Зимовали вестготы на равнинах Северной Италии, а с началом нового сезона осадили Милан, в котором находился двор Гонория.

Стилихон за зиму набрал большую армию из наемников-германцев, рейнских гарнизонов и галльских войск. Ему удалось снять осаду Милана и вынудить Алариха отступить. Последовало два крупных сражения. Сначала войска Алариха понесли тяжелые потери при попытке занять город Асти, затем 6 апреля 402 г. состоялась кровопролитная битва у Полленции, в которой победу опять праздновал Стилихон. Был захвачен готский лагерь, в том числе сестра Алариха. Вестготы по заключенному договору должны были покинуть Италию. Но уже в следующем году они предприняли вторую попытку захватить области на Апеннинском полуострове. И снова Стилихон разбил врага — на этот раз у Вероны, причем вестготское войско было окружено. Как и в 396 г., фактический правитель Западной Римской империи не воспользовался возможностью «добить» противника. Вестготы на правах федератов получили места для расселения на Саве. Вскоре Аларих по заданию Стилихона совершил поход в Восточный Иллирик с целью отнять его у Восточной империи. Соглашение это ни к чему не привело, поскольку римский полководец не выполнил в полной мере обещаний по денежным выплатам. Это вызвало новый бунт среди вестготов, союз был разорван, и Стилихону стоило немалых усилий умиротворить Алариха.

Очередное наступление Алариха на Италию было предпринято уже после смерти Стилихона. В результате придворной интриги, в которой активное участие принимал и повзрослевший император Гонорий, выдающийся полководец в 408 г. был отстранен от власти и казнен. Многие германцы, состоявшие в его армии, тут же перешли к Алариху, вновь наступавшему на Италию и требовавшему от императора новых выплат. На этот раз действия вестготского конунга были значительно успешнее. В октябре 408 г. он осадил Рим, жители которого смогли откупиться лишь исключительно богатыми дарами: золотом, серебром, шелком, перцем и шкурами. Сверх того римляне отдали Алариху рабов в количестве нескольких десятков тысяч человек. Правда, сам Гонорий находился с двором в Равенне. Он отклонил дерзкие требования Алариха, который хотел, чтобы его племени предоставили огромные территории в Венетии, Далмации и Норике, чтобы он сам получил высший полководческий пост и чтобы император ежегодно выплачивал вестготам дань деньгами и хлебом.

В конце следующего, 409 г. вестготы снова осадили Рим. Аларих вынудил сенат выбрать нового императора — префекта Рима Аттала. Новый император должен был согласиться со всеми требованиями оккупантов. Это отчетливо продемонстрировало, что конунг стремился придать законность своим действиям, не желал разрушения империи. Аттала ему пришлось сместить очень скоро, уже в феврале 410 г., поскольку тот не в состоянии был обеспечить выполнение своих указов. Необходимо было все же добиться положительного ответа от законного императора Гонория. Знаки императорского достоинства Аларих отослал в Равенну. Гонорий уже было склонялся к соглашению, но в какой-то момент в Равенну ворвались отряды подчиненных римлянам германцев во главе с Саром, которые прямо запретили императору поощрять вестготов.

Разгневанный Аларих предпринял третий поход на Рим. Осажденный город начал голодать, и, вероятно, руководствуясь милосердием, знатная римлянка Проба приказала своим рабам открыть городские ворота. Так 24 августа 410 г. Вечный город пал в результате предательства. Аларих подверг Рим трехдневному разграблению и разрушению, хотя и запретил своим воинам трогать церкви и их имущество. (Вестготы сами были христианами арианского толка.) Впрочем, захват древней столицы не принес Алариху никаких политических выгод, он переоценил значение Рима. Варварам нужно было в первую очередь зерно, и поэтому они покинули город и отправились на юг Италии. Отсюда Аларих намеревался осуществить экспедицию в Африку. Сделать это не удалось из-за бури в Мессинском проливе. Аларих опять повел воинов на север, но по дороге заболел и умер у города Козенцы в Калабрии. Труп был опущен на дно реки Бусенто, а рабов, которые точно знали местонахождение могилы, умертвили. Новым конунгом был избран родственник Алариха Атаульф. Он привел вестготов в Галлию, где в южной ее части племени были предоставлены новые земли.

ОБРАЗОВАНИЕ ВЕСТГОТСКОГО КОРОЛЕВСТВА

В V в. н. э. Западную Римскую империю буквально разрывали на части варварские племена. Из ненадежных римских союзников, так называемых федератов, германцы превращались в реальных претендентов на Римское наследство, они хотели быть повелителями Европы. С Римом они считались постольку, поскольку это было нужно для получения законной базы для своих завоеваний, для борьбы с другими племенами. При этом варвары быстро и охотно перенимали социальные, политические, юридические и культурные устои великой державы, признавая за римлянами несомненный авторитет во всех этих областях. Эпоха была так насыщена событиями, что сейчас ее история с трудом воспринимается даже знатоками прошлого. Слишком много имен, слишком запутанные отношения, и все это на фоне великого переселения народов… Новые государства со своими королями возникали то тут, то там, причем через некоторое время границы их меняли свои очертания до неузнаваемости.

Среди наиболее сильных игроков на геополитической арене того времени следует назвать вестготов. Всего за двадцать лет (с 395 г.) они преодолели огромное расстояние от Балканского до Пиренейского полуострова, захватили и разрушили Рим, расселились в Южной Франции, приняли непосредственное участие в испанских делах. Их было несколько десятков тысяч, но обладая высокой подвижностью и воинственностью, даже такое, по современным меркам незначительное, количество людей серьезно влияло на историю всего континента.

Итак, преемник Алариха Атаульф повел своих людей в Галлию. Он, в отличие от предшественника, смог договориться с римским императором Гонорием. Вестготам были переданы территории в Западной и Юго-Западной Галлии между Гаронной и Луарой с городами Бордо, Тулуза и Пуатье. При этом выход к Средиземному морю остался за Римом. Главной задачей для вестготов было своевременное получение хлеба. В долгих походах и войнах представители племени в значительной степени растеряли навыки земледелия, так что продовольственный вопрос стоял перед ними довольно остро. Римляне же обещали варварам регулярное снабжение зерном. Впрочем, через некоторое время эту часть договора им пришлось разорвать из-за мятежа в Африке. Вестготы вынуждены были двинуться из Галлии в Испанию. Через два года (в 415 г.) они возвращаются на галльские земли, заключив новый договор с Римом. Королем вестготов в этот момент является Валия.

Выполняя обязательства по этому договору, вестготы в 416 г. снова отправляются в Испанию, где успешно борются против вандалов и аланов. После завершения этой войны в 418 г. они возвращаются в Аквитанию Вторую (та самая провинция в Южной Галлии, которая была предназначена для них по условиям договора). Валия умирает еще до возвращения, и новым королем становится Теодорих I. Этот год и считается годом основания Вестготского королевства. Столицей государства становится богатая Тулуза.

Вестготы были расселены вперемежку с коренным романизированным населением. Поначалу аборигены должны были лишь снабжать стоявших как бы на военном постое федератов. Но с окончательным поселением здесь вестготов Рим предписывает провести раздел земель. По этому закону варвары отбирали у римлян две трети пахотных земель, половину лесов и лугов. Вестготы постепенно преодолевали остатки родового строя и традиционной военной демократии, переходя к более цивилизованным формам хозяйствования. Однако требования нового времени и смешение их обычаев с классическими римскими привели к развитию новых отношений богатых и бедных, колонов и землевладельцев, складывалось раннефеодальное государство. При этом с течением времени собственно готский национальный культурный элемент был явно побежден романским, что и неудивительно, учитывая, что в момент расселения в Галлии в начале V в. вестготов (среди которых было уже немало не только готов) было лишь около 60–80 тысяч человек. Государственной религией королевства было арианство, сменившееся ортодоксальным католицизмом лишь в конце VI в. При этом исследователи отмечают необыкновенно важную для ранних варварских королевств роль епископов в управлении государством. В целом же вестготы к моменту распада Римской империи гораздо дальше большинства других германцев продвинулись в своем политическом, социальном и культурном развитии.

Несколько следующих десятилетий вестготы старались расширить территорию своего королевства. В первую очередь им нужно было получить выход к Средиземному морю, что было связано с захватом городов Нарбонн и Арль. Римляне долго не давали этого сделать. Приходилось вестготам бороться и с другими пришлыми племенами. Например, с гуннами, которые в середине V в. предприняли попытку подчинить себе едва ли не всю Западную Европу. В этой войне Теодорих, не колеблясь, стал на сторону римлян и их полководца Аэция. В битве на Каталаунских полях в 451 г. вестготы составляли, вероятно, наиболее боеспособную часть войска антигуннской коалиции. Аттила, вождь гуннов, был разбит, но и вестготский король пал на поле брани.

Некоторое время после этого вестготские короли проводили проримскую политику, но с дальнейшим ослаблением империи возобновили экспансию как на юг, так и на север. В 470-е годы войска короля Евриха вышли к устью Роны и успешно действовали на Луаре, начала проводиться завоевательная политика в Испании. В 475 г. римский император заключил с Еврихом мирный договор, по которому признал последние завоевания вестготского короля и его полную независимость. В следующем году после свержения последнего императора Западной Римской империи Еврих ввел армию в Арль. Завоеванием Прованса закончилась вестготская экспансия в Галлии. Продолжать движение за Рону и Луару Еврих не захотел, да и не смог — здесь ему пришлось бы вести жестокие войны с франками, бургундами, римскими легионами Сиагрия. Кроме того, вестготы уже обладали плодороднейшими и самыми обжитыми территориями Галлии. Еврих умер в 484 г. К этому моменту площадь королевства вестготов составляла 700–750 тысяч км2, население — около 10 миллионов. Это было крупнейшее государство, образовавшееся на развалинах Рима.

Относительное спокойствие последнего десятилетия при Еврихе быстро сменилось новыми войнами и проблемами. Началась экспансия франков, вынашивал идеи общеготского государства могущественный король остготов Теодорих Великий (вестготы помогали ему завоевать Италию, а он активно вмешивался во внутренние вестготские дела, впрочем, помогая в борьбе с внешними врагами). В битве при Пуатье в 507 г. вестготы были наголову разбиты франкским королем Хлодвигом, им пришлось освободить большую часть территорий в Галлии вместе со столичной Тулузой, оставив за собой лишь узкую полоску средиземноморского побережья. Тогда началось массовое переселение в Испанию. Центр государства был перенесен на Пиренейский полуостров, где было создано, по сути, новое королевство, долгое время управляемое уполномоченными Теодориха Великого. Вскоре новому государству пришлось бороться с могущественными византийцами, подавлять сопротивление сохранявших независимость крупных испанских городов (например Кордовы), решать проблемы со свевами и договариваться с франками… Вестготское королевство просуществовало до завоевания его арабами в начале VIII века.

ВЫСАДКА ВАНДАЛОВ В АФРИКЕ И РАЗРУШЕНИЕ ИМИ РИМА

Масштабы Великого переселения народов хорошо видны на примере истории германского племени вандалов. Путь, проделанный целым народом — от суровых берегов Балтийского моря до жаркой Африки, — сам по себе должен был стать основой многочисленных легенд, романтических сказаний и сказок. И вероятно, стал бы нам известен если бы вандалы вместе со своим фольклором не сгинули на заре Средних веков.

Вандалы — народ германского происхождения — первоначально проживали, вероятно, на южном побережье Балтийского моря, в частности на полуострове Ютландия. В I в. до н. э. они перебрались в область среднего течения реки Одер, расселились между ней и Вислой, Судетами и Карпатами. Вандалы делились на два больших племени: асдинги и силинги, регулярно выступавших в союзе, но сохранявших собственное управление до полного слияния в V в. уже на территории Испании. Во II в. вандалы приняли участие в маркоманских войнах, после чего им были отведены земли в Дакии. Здесь они оставались до 30-х годов IV в., после чего, теснимые готами, получили от Константина Великого новые земли на правом берегу Дуная в Паннонии. В качестве федератов они поставляли в римскую армию вспомогательные войска, в первую очередь свою прославленную конницу. Некоторые из них делали неплохую военную карьеру, как, например, ставший фактическим правителем Западной Римской империи Стилихон. В начале V в. вандалы опять вынуждены были искать счастья в других местах, теперь их с востока теснили гунны. Под предводительством короля Годегизеля и асдинги, и силинги направились вверх по Дунаю к Рейну. По дороге к ним присоединились богемские свевы и часть тюрок-алан. Годегизель погиб в 406 г. в борьбе с франками на Рейне, но это не остановило прорывавшихся на запад вандалов и их союзников. Римская граница на Рейне была прорвана, опустошив Галлию, варварские полчища в 409 г. вторглись на Пиренейский полуостров.

К этому моменту Испания в очередной раз переживала административный кризис. Риму не удавалось эффективно управлять завоеванной давным-давно и с большим трудом страной. При этом здесь бурлила жизнь в крупных городах, всем заправляли крупные римские землевладельцы. Дать отпор воинственным германцам жители Испании не могли. Оккупанты разделили испанские земли по жребию. Асдингам и свевам досталась северо-западная часть полуострова (Галисия), аланам — средняя и юго-западная часть (Лузитания), силинги получили южную часть (Бетику). До сих пор одна из провинций Испании носит название Андалусия, в память о живших здесь вандалах.

Рим попытался вернуть себе испанские территории. В 416–418 гг. интересы римлян здесь защищали вестготы, которые победили силингов и уничтожили войска аланов. Это способствовало усилению короля асдингов, силинги добровольно подчинились ему, как и аланы. Асдингам удалось удержать свою часть полуострова. В 421 г. очередное нападение римлян было ими отражено, через три года они совершили успешный набег на Балеарские острова, разрушили Картахену и Гиспалис. Однако вандалы так и не закрепились в Испании, не создали здесь своего государства. Их наступательный, «походный» порыв еще не прошел. Поэтому они охотно согласились на предложение, поступившее им от командующего римского наместника в Африке Бонифация.

Бонифаций был одним из ведущих полководцев, а значит и самых значительных политических деятелей Западной империи той эпохи. Его соперником был небезызвестный Аэций, в будущем победитель гуннов. Преимущество Аэция состояло в том, что он находился при столичном дворе, в то время как Бонифаций занимался африканскими делами. Искусно интригуя, Аэций добился резкого охлаждения в отношениях влиятельной матери императора Галлы Плацидии и Бонифация. Когда Плацидия вызвала наместника в Рим, тот, опасаясь ареста и казни, отказался покинуть Африку и поднял открытый мятеж против Рима. В поисках военной и социальной опоры для своего режима Бонифаций в 427 г. предложил королю вандалов Гейзериху переправиться вместе со всем его народом в богатую Африку. В мае 429 г. около 80 тысяч человек во главе со своим королем переправились через Гибралтарский пролив.

Для Бонифация последствия этого оказались самыми трагическими. С императрицей он помирился, а вот справиться с «гостями» уже не смог. Гейзерих, не встретив достойного сопротивления и пользуясь поддержкой мятежных берберов, занял большую часть римских африканских владений. В 435 г. Рим был вынужден признать эти завоевания. Через пять лет вандалы заняли Карфаген, сделав его своей столицей. Ими был совершен набег на Сицилию. В 442 г. они заключили очередной договор с императором Валентинианом III. Рим признал образование независимого Королевства вандалов. Теперь Западной Римской империи в Африке принадлежала лишь часть Нумидии и Мавретании.

Когда вандалы находились в Испании, уровень их социально-политического развития был еще довольно низок. Знать только формировалась, соответственно, не были в достаточной степени разработаны право, структура управления. Осев на африканских территориях и захватив богатые обширные территории, вандалы быстро перенимали обычаи побежденных. Их лидеры занялись государственным строительством, происходило разделение на бедных и богатых, власть и народ. В королевстве были урегулированы налоговые вопросы, установлена система контроля над покоренным населением. Официальной религией вандалов было арианство, поэтому преследованиям подверглись христиане-тринитарии (т. е. те, кто придерживался ортодоксального мнения о Троице), было разрушено немало церквей. При Гейзерихе был создан мощный флот, вандалы стали единственным германским варварским народом, имевшим влияние и на море. Они захватили Балеарские острова, Сардинию и Корсику, могли совершать далекие походы в Средиземноморье, тем самым угрожая и Восточной, и Западной Римской империи.

16 марта 455 г. в результате переворота в Риме был убит император Валентиниан III. На трон был возведен сенатор Максим. Он тут же потребовал руки вдовы убитого — Евдоксии. Последняя была глубоко оскорблена таким предложением и вступила в сговор с королем вандалов. Она просила покарать убийц своего мужа, рассчитывая, вероятно, и на политические выгоды лично для себя. Гейзериха не пришлось долго упрашивать. Посадив на корабли многочисленное войско, король отплыл в Италию и 2 июня 455 г. взял Рим. События, последовавшие за этим, по сообщениям античных историков, нельзя сравнить даже с бесчинствами Алариха. Гейзерих перед захватом Рима обещал папе Льву I, что его воины не устроят поголовной резни и не сожгут столицу, зато город был подвергнут двухнедельному разграблению и разрушению. Гейзерих объявил, что мстит Риму за разрушение Карфагена много веков назад.

За 14 ужасных дней пострадали тысячи произведений искусства. То, что вандалы не могли взять с собой, они уничтожали. Именно события 455 г. стали причиной появления в нашем языке слова «вандализм», обозначающего, в частности, «бессмысленное уничтожение культурных ценностей». Впервые его использовали лишь в XVIII в. во Франции. Скорее всего, вандалы вовсе не заслуживают такого однобокого отношения к себе со стороны истории. В своем грабительском порыве они мало чем отличались от других варварских племен, да и от воинов обеих империй. Но историю писали придворные имперские и церковные историки.

Максим был убит воинами короля вандалов. Гейзерих забрал с собой в Африку и Евдоксию, и ее дочерей. Одну из них, тоже Евдоксию, он вскоре выдал за своего сына Гунариха. Вандалы захватили и еще остававшиеся римские владения в Африке. Впоследствии они совершили еще много грабительских набегов на острова и европейское побережье Средиземного моря. В 468 г. объединенный западно-восточный имперский флот попытался уничтожить флот вандалов, но потерпел сокрушительное поражение.

БИТВА НА КАТАЛАУНСКИХ ПОЛЯХ

500 знаменитых исторических событий

Аттила


Сражение, разыгравшееся в 451 г. на одной из равнин в Шампани, стало своеобразным концентрированным выражением всех европейских конфликтов эпохи Великого переселения. Это не была битва Востока с Западом или хаоса против порядка, это была битва всех против всех.

В 70-х годах IV в. на границах империи появились новые опасные соседи — гунны. Эти кочевники явились в Европу из Центральной Азии. В первой половине II в. началась миграция гуннских племен в Восточный Казахстан и Семиречье, а затем вместе с угорскими племенами Западной Сибири — в Приуралье, в прикаспийские и заволжские степи. В середине IV в. гунны вторглись в области между Волгой и Доном. Покорив аланов на Северном Кавказе, разгромив войска Боспорского царства, они перешли Дон, сокрушили многоплеменную державу остготского короля Германариха в Юго-Восточной Европе (375 г.). Теснимые гуннами вестготы перешли Дунай и поселились в провинции Мезия. Под давлением тех же гуннов ринулись на запад полчища вандалов и свевов. Так что население Римской империи, даже проживавшее на западе, быстро поняло, какая могучая сила пришла с востока. Гунны неоднократно нападали на балканские провинции, в 395–397 гг. они вторглись в Сирию, Каппадокию и Месопотамию, затем во Фракию и Иллирию. К 420 г. они обосновались в Паннонии.

Отношения гуннов с Западной Римской империей долго строились на вполне цивилизованной основе. С 20-х годов V в. гуннские отряды регулярно нанимаются для службы в римской армии. Главной силой кочевников была, конечно, конница, в искусстве верховой езды и ведения конного боя гуннам практически не было равных. А с 40-х годов вождь гуннов Аттила стал проводить фактически независимую политику по отношению к обеим частям Римской империи.

Аттила стал главой гуннов в 444 г. На самом деле он не был столь жестоким и диким азиатом, «бичом Божьим», как его называют средневековые хроники. Двор гуннских вождей уже перенял многие римские обычаи, Аттилу воспитывали греки и римляне. Это был энергичный и умный правитель, обладавший, к тому же, недюжинными полководческими талантами. Гуннское государство при нем достигло огромных размеров — от Сибири до Рейна. И Западная, и Восточная Римская империя искали союза с всесильным Аттилой, к нему за помощью обращались короли и вожди других народов.

В Риме же возвысился человек также незаурядный, хитрый политик и способный военачальник Аэций. Любопытно, что в молодости он несколько лет провел в свите тогда еще наследника престола Аттилы. Затем он часто принимал в свою армию гуннские отряды, гордился дружбой с гуннским вождем, но позже Аэций и Аттила оказались главами двух противоборствующих лагерей. Аттила к неудовольствию Рима вмешался во внутренние дела франков. Более того, в столице Западной империи появилась прогуннская партия во главе с сестрой императора Валентиниана Гонорией. Она претендовала на половину наследства их отца и видела возможного союзника в Аттиле. По этому поводу она сама предложила свою руку и сердце воинственному гунну. Тот начал активную подготовку к войне.

Гунны уже представляли собой многоплеменной союз. В ходе стремительного продвижения с востока на запад гунны оказались лишь немногочисленным ядром этого союза. Кроме того, в войне против Рима к Аттиле присоединились аланы, славяне, гепиды, остготы. Аэций также энергично сколачивал антигуннскую коалицию из народов Галлии и Испании. Главным было заключение политического союза с могущественным Вестготским королевством. Против гуннов выступили также бургунды, франки, саксы, арморики и др.

Переправившись через Рейн, 56-летний Аттила направился к Триру и далее двумя колоннами — на северо-восток Галлии. Его армия к этому моменту насчитывала около 120 тысяч человек. Приблизительно столько же было у римлян и их союзников. В апреле 451 г. под ударами гуннов пал Мец, горели Тонгерен и Реймс. Париж, по легенде, спасла некая Женевьева, убедившая население не покидать город и тем снискав уважение и снисхождение Аттилы.

Местом генерального сражения двух армий стали Каталаунские поля в Шампани. «Битва народов» (так ее называли в связи с упомянутым пестрым этническим составом обоих полчищ) началась в 20-х числах июня 451 г. У римлян вестготский король Теодорих командовал левым крылом, Аэций — правым, в середине находились аланы, бургунды и прочие союзники. В центре гуннской армии стоял Аттила с соплеменниками, на левом фланге расположились готы во главе с Валамиром, на правом — гепиды и другие народы. Сражение начали гунны. Между двумя армиями находилось возвышение, которым пытались в первую очередь овладеть обе стороны. Это удалось сделать вестготской коннице. Аттила поддержал действия своего авангарда атакой основных сил центра, лично бросившись в наступление с криком: «Смелые атакуют первыми!». Затем началась жестокая сеча по всему фронту, войска смешались, хронисты утверждают, что протекавший на поле боя ручей вышел из берегов от крови. Это действительно было крупнейшим сражением всей античной эпохи и долго оставалось крупнейшим и для Средних веков.

В ходе битвы был убит король Теодорих, хотя его вестготы одолели своих визави (тоже готов). Вестготам и римлянам Аэция с двух флангов удалось сжать гуннов в тиски и заставить их отступить. Аттила отвел войска в лагерь, а римскому полководцу пришлось отпустить вестготов, которые хотели похоронить своего вождя с подобающими почестями. Впрочем, есть версия, что сам Аэций убедил сына Теодориха, что тому следует спешить в свое королевство, чтобы никто не выхватил из его рук власть. Таким образом, Аэций, возможно, хотел дать возможность Аттиле отступить, чтобы использовать его в дальнейших политических играх и лавировании между варварскими королями. Если это так, то Аэцию вполне удалось реализовать данную идею. На следующий день гунны не продолжили сражения, а отступили в полном порядке. Так что в кровавой и многолюдной битве на Каталаунских полях ни одна из сторон не добилась решающей победы. Уже в следующем году Аттила вторгся в самое сердце Италии и только после загадочного разговора с Папой Римским Львом I повернул обратно.

Атилла умер в Паннонии в 453 г. Его держава ненадолго пережила своего известного правителя. Аэций же был убит в Риме заговорщиками. Есть подозрение, что прославленное в веках сражение на Каталаунских полях не принесло ни одному из противников ровным счетом никаких политических дивидендов. Оно лишь продемонстрировало сложнейшую геополитическую обстановку в Европе, где каждый старался урвать кусок от разваливающейся Римской империи.

ХАЛКИДОНСКИЙ СОБОР

Одним из наиболее важных Вселенских соборов церковные историки признают IV собор, созванный в 451 г. в Халкидоне. На нем была разгромлена одна из самых популярных ересей того времени. Настолько популярная, что ее до сих пор исповедуют миллионы людей. Речь идет о монофизитстве.

Христологические споры не утихали после Никейского и Константинопольского соборов. Церковники искали формулу для определения природы Христа. Они все глубже забирались в дебри богословия, которое было совершенно непонятно простым верующим. Широкая народная поддержка того или иного ересиарха зависела скорее от чувств населения той или иной области к императорской власти, опиралась на национальные противоречия и была связана с борьбой за власть крупнейших центров христианства: Рима, Константинополя, Александрии и Антиохии.

Низложенный Эфесским собором 431 г. патриарх Несторий утверждал, что в Христе наличествовало две природы — божественная и человеческая, что можно говорить о двух лицах в Иисусе. Такой разделенности, двойственности противостояли монофизиты, возглавляемые в первую очередь александрийскими священниками — например, всеми уважаемым Кириллом. Но в борьбе против Нестория они ударились в другую крайность, утверждая, что человеческая природа Христа полностью поглощается его божественной сущностью, является лишь иллюзорной оболочкой, земной тенью нематериального, божественного содержания. Таким образом, они выступали за единую природу (mone physis) Иисуса. Главными светочами монофизитства были александрийцы Евтихий и епископ Диоскор. На самом деле, «крайность монофизитства» вполне могла стать официальной точкой зрения католической церкви, но в спор снова вмешался политический фактор.

В 449 г. в городе Эфес с подачи императора Феодосия II и Диоскора был созван церковный собор для утверждения монофизитства. Против императора и александрийского епископа в данном случае выступал глава Константинопольской епархии Флавиан. Его поддержал энергично утверждавший собственную власть над всей церковью папа Лев I. Он отправил в адрес собора собственную формулу (томос), в которой говорил, что две природы Христа едины в одном лице. Диоскор отказался признать эту трактовку, он даже посмел отлучить самого папу от церкви. Собор в Эфесе получил наименование «разбойничьего» — вооруженные солдаты силой изгнали оттуда непокорных епископов. Диоскор осудил Флавиана и прилюдно избил его.

Некоторое время александрийский монофизит наслаждался триумфом, но в стране сменилась власть. После смерти Феодосия власть захватила его сестра Пульхерия с мужем Маркианом. Они справедливо беспокоились по поводу усиления Александрии, тем более что возгордившийся Диоскор открыто говорил о том, что его власть здесь больше, чем власть императора. Останки Флавиана были с почестями перенесены в Константинополь, началась антимонофизитская пропаганда, император заставлял епископов подписывать папский томос, на сторону государственной власти перешли ставленники Диоскора — антиохийский и константинопольский епископы. Для полной победы над монофизитством Маркиан решил собрать новый, «правильный» Вселенский собор. Сначала он должен был пройти в символической Никее, но позже Маркиан «подтянул» его еще ближе к столице — в ее пригород Халкидон на азиатском берегу Босфора (сейчас турецкий город Кадыкей). Открытие собора в церкви Св. Евфимии состоялось 8 октября 451 г. Это был самый многочисленный собор, на нем присутствовало около 600 епископов, в основном восточных епархий, но при этом председательствовал папский легат Пасхазин. Реально же управляли всеми делами собора высшие государственные чиновники Восточной Римской империи.

Для начала епископы осудили, изгнали с собора и лишили сана Диоскора и нескольких его сторонников — участников и организаторов «разбойничьего» съезда в Эфесе. Многие сторонники александрийца предательски перебежали в лагерь большинства. Затем начались долгие христологические споры. В конце концов, после нескольких дней высокоумных и глубокомысленных рассуждений, в которых запутывалось большинство делегатов, чиновники потребовали немедленно составить новую формулу, что и было сделано специальной комиссией за несколько часов в отдельной комнате. В основу формулы легла установка томоса Льва I. Христос объявлялся «совершенным по Божеству и… совершенным по человечеству… познаваемым в двух природах неслиянно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо», т. е. в нем две природы, божественная и человеческая, каждая — совершенная и особенная, соединены в одной ипостаси Слова, второго Лица Троицы. Заметим, что подписало это Халкидонское постановление лишь 355 участников собора; вероятно, несогласные постепенно изгонялись. Кстати, именно на Халкидонском соборе был оглашен тот Символ веры, который мы называем Никео-Цареградским.

Особую важность имел знаменитый 28-й канон Халкидона. Он был принят на отдельном заседании восточных отцов церкви в отсутствие римских легатов. В каноне говорилось о том, что Константинополь — второй по значению христианский центр после Рима, что местная кафедра заслуживает аналогичных римским почестей, что константинопольский епископ имеет право назначать глав ряда восточных епархий. Все это обосновывалось, в частности, присутствием в Константинополе высшей государственной императорской власти. Таким образом, складывалась идеология подчинения церковной власти светской, характерной именно для восточного православия в отличие от совмещения духовной и светской власти, к которой всегда стремилась Римская католическая церковь. Одновременно утверждались политические претензии Константинополя на все имперское наследство. Естественно, легаты Льва I, как и сам папа впоследствии, отказались признать этот канон. Эта дискуссия была этапом в борьбе, закончившейся через 600 лет окончательным разделением восточного и западного христианства.

Собор завершил свою работу 1 ноября 451 г. Его постановления через полгода Маркиан объявил обязательными для исполнения, подтвердив это рядом указов о преследовании монофизитов. Их храмы уничтожались, ересиархи подвергались арестам и казням, книги сжигались. Однако антихалкидонские настроения в ряде областей были очень сильны. Монофизитства придерживалась значительная часть населения Египта, недовольного императорской властью и засильем эллинской культуры (которую и представляли в большинстве своем священники — халкидонцы), что вылилось в результате в образование коптской церкви. Произошли серьезные волнения в Палестине и Сирии, и сейчас здесь тоже достаточно монофизитов. Эту же «ересь» приняла армянская церковь.

ПАДЕНИЕ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

500 знаменитых исторических событий

Монета с изображением последнего римского императора Ромула Августула


В рамках одного очерка мы не в состоянии подробно остановиться на причинах падения Западной Римской империи. Историки указывают на несоответствие новой системы производственных отношений, сменивших прежние рабовладельческие, старой политической системе, на губительные последствия варваризации государства и постоянные внешние войны, на национальные противоречия, на сепаратизм богатых областей (таких как Африка, мятежи в которой немедленно лишали Рим важнейших продовольственных поставок). В духе Льва Гумилева можно объяснять падение Римского государства и тем, что римский народ просто исчерпал свои возможности. Факторов было множество, выбрать один из них невозможно. Но рядом продолжила свое существование Восточная империя.

Во второй половине IV в. окончательно складывается своеобразная система натурально-замкнутых и крепостнических отношений поздней империи. Упадок торговли выразился в натурализации всех видов государственных платежей: налогов, военного жалованья и т. п. Торговля уже почти не выходила за рамки городского рынка. Сами города были уже не торгово-промышленными центрами, а скорее, крепостями, их территории сокращались.

В деревне быстро развивались крепостнические отношения в виде колоната. Большая текучесть населения заставляла государство прикреплять работников к земле, но они все равно убегали. И часто — к варварам. В последние два века в Римской империи, к тому же, наблюдался и упадок ремесла, которому не давали развиваться обнищание населения и постоянная политическая нестабильность. Государственные мастерские эту проблему решить не могли.

Нарушилось национальное единство страны. Как не парадоксально, уравнение в правах всех жителей провинции, распространение римской культуры не только не помогли создать единую нацию, но и превратили монолитное ядро страны в виде «исконных» римлян в рыхлый конгломерат, члены которого были чужды патриотическим идеям прошлой героической эпохи. Национальная идея, объединяющая государство, уступила место чисто бюрократическим, фискальным связям, процветала коррупция, вспыхивали бунты. Постоянное увеличение налогов и повинностей лишь накаляло обстановку. Попытки же сохранить неэффективную рабовладельческую систему были обречены на провал. Рабство отмирало, но в новых условиях бывшие и ранее свободными жители сохранили презрение к производительному труду, а традиции и законы их в этом поддерживали. В стране не возникло нового класса производителей.

К тому же напор варваров, которые прочно оседали на римской территории. Военные реформы IV в. почти стерли разницу между пограничными войсками и местным населением, а варваризация армии все более уничтожала противоположность между теми, кто защищал империю, и теми, кто нападал на нее.

Особенно тяжелым было положение западной части империи, которая постепенно испытывала опустошительные варварские набеги и чья столица была, по сути, низведена до статуса провинциального города.

События последних лет существования Западной Римской империи (после убийства Аэция и смерти Валентиниана III) развивались следующим образом. Императорский трон стал игрушкой в руках военных партий. Командиры варварских отрядов выдвигали то одного, то другого претендента, оставаясь самыми влиятельными людьми в государстве. После смерти Аэция наиболее могущественным временщиком был свев Рицимер. Точнее, временщиками были императоры, которых он возводил на престол, а он распоряжался всеми делами империи. При Рицимере сменилось пять императоров: Авит, Майориан, Либий Север, Анфемий и Олибрий. Каждое подобное назначение утверждал император Восточной империи, а Анфемий вообще стал императором по прямому указанию императора Восточной Римской империи Льва I.

Рицимер умер в 472 г. Новым фактическим главой государства стал Орест, бывший в свое время секретарем Аттилы, а затем членом советов при всех последних императорах Римского государства. Заведуя набором в императорское войско, он приобрел огромное влияние. Императором он в конце концов сделал своего сына Ромула Августула, не подозревая еще, насколько символичным окажется первое имя этого последнего императора. Женившись на дочери Анфемия, Рицимер, по-видимому, замышлял обеспечить восхождение на престол своих детей, но это ему не удалось.

В определенный момент варварские отряды, составленные из представителей разных племен, стоявшие в Лигурии, потребовали треть итальянских земель для поселения. Это стало последним ударом для державы. Земли на Апеннинах варварам пока что не раздавались, это ведь были не пограничные территории, это исконно римские владения, сердце империи. Орест отказался подчиниться, после чего начался открытый военный мятеж. Во главе его стоял некий Одоакр из племени скиров или ругиев. Орест был убит, затем в Равенне 23 августа был захвачен и низложен малолетний Ромул Августул, которому была назначена пенсия и небольшой замок в Кампании для проживания.

Союзное ополчение варваров провозгласило Одоакра «королем Италии». Знаки императорского достоинства были отосланы в Константинополь. Правитель Восточной Римской империи Зинон принял у себя и делегацию Одоакра, и изгнанного Одоакром Юлия Непота (бывшего императором до его свержения Орестом и воцарения Ромула). До сих пор не вполне ясно, какое решение принял восточный самодержец. С одной стороны, Одоакр вроде бы получил признание своей власти в Италии, но, вероятно, была удовлетворена и жалоба Непота. Формально Одоакр вынужден был признать его императорство. Правда, лишь формально — Непот был убит в Далмации в 480 г., так и не вернувшись в Италию.

Германские дружины заняли господствующее положение в стране, подчиняя своим порядкам жизнь на полученных территориях.

Так пала Западная Римская империя. По наиболее распространенному среди отечественных историков мнению, именно 476 г. можно считать концом истории Древнего мира и началом новой эпохи — Средневековья.

ОБРАЗОВАНИЕ ДЕРЖАВЫ ОСТГОТОВ В ИТАЛИИ

Отношения правителей Восточной Римской империи с готами складывались очень непросто. Спасающиеся от гуннов германские племена вынуждены были просить помощи у императора и получали ее в виде мест для поселения. Однако полученные блага не соответствовали потребностям готского народа, в результате чего вестготы и остготы время от времени поднимали восстания, пытались продвинуться в глубь империи, требовали денег и новых земель. Мы уже видели, к чему это привело вестготов, — Аларих с подачи Константинополя отправился на запад. То же самое произошло и с остготами. Не найдя достаточной для себя службы на императора, они во главе с талантливым предводителем Теодорихом также направились в Италию. Но в отличие от Алариха, этот король, прибыв уже после падения Западной Римской империи, сумел укрепиться на Апеннинском полуострове и стать, возможно, лучшим властителем итальянских земель за всю эпоху поздней античности и раннего Средневековья.


500 знаменитых исторических событий

Мавзолей Теодориха близ Равенны (Италия)


Теодорих родился в 454 г. в знатной остготской семье, принадлежавшей к роду Амалов. Его отец — Теодомер — был одним из предводителей восстания остготов против императора. Когда Теодориху было 10 лет, отец вынужден был отправить сына в качестве заложника в Константинополь. Там будущий король находился до 18 лет, получив таким образом классическое римское образование. После смерти отца в 475 г. он возглавил остготов, проживавших в Паннонии. В то время именно паннонских остготов император Зенон пытался использовать в качестве противовеса более беспокойным фракийским остготам. Особенно тесная связь между двумя правителями возникла, когда Зенон временно был отстранен от власти узурпатором Василиском. По возвращении законного императора в столицу значительный карьерный скачок сделал и его остготский союзник. Теодорих получил титул патриция и даже был усыновлен Зеноном. Несмотря на такую дружбу, между союзниками постоянно возникали недоразумения, народ Теодориха требовал больших привилегий, а главное — земель и продовольствия, что вынуждало их лидера снова и снова выступать против императора. В 487 г. остготы Теодориха едва не взяли штурмом Константинополь, что заставило Зенона всерьез задуматься о том, как решить остготскую проблему. Решение нашлось, конечно, традиционное. Император предложил Теодориху выступить против Одоакра, тем более что об этом же просил обиженный последним ругийский князь Фридрих.

Зимой 488/89 г. около 200 тысяч остготов (в том числе женщины, дети, старики) начинают движение к Апеннинскому полуострову, идя по северному берегу Ионического моря. Одоакр не смог противостоять этой новой волне германского переселения. Его войска потерпели поражение у Изонцо, Вероны и Адды в 489 и 490 гг. Наконец Одоакр с оставшейся у него армией был заперт в своей столице Равенне. Как ни старался Теодорих, эту сильную крепость он взять не мог (как в свое время и Аларих). Тогда между остготским вождем и королем Италии был заключен договор о том, что они оба будут находиться в Равенне и управлять совместно. В 493 г. Теодорих вошел в столицу Италии. Сколько времени продолжалось совместное правление Теодориха и Одоакра, точно неизвестно. По одним данным, Одоакр был убит уже через десять дней после появления в Равенне соперника. По другим — это произошло лишь в 497 г. В любом случае, не приходится сомневаться в вероломстве Теодориха, который собственноручно казнил соправителя.

Итак, 493 г. можно считать датой образования нового варварского королевства — Остготского. Во главе державы стоял Теодорих, с одной стороны провозглашенный королем остготами, с другой — имевший официальный статус представителя императора. Эта двойственность нашла отражение во всей политике Теодориха. Его 33-летнее правление было «золотым веком» Италии. Теодорих делал все для воплощения своей основной идеи — восстановления мира между гражданами Италии, бесконфликтного сосуществования готов и римлян с целью постепенного слияния этих наций. Действительно, Теодориху Великому удалось сохранить мир между этносами на долгое время, что позволило окрепнуть всему королевству. Остготы получили в свое распоряжение треть земель Италии, размежевание территорий провел крупнейший государственный деятель Остготского королевства Кассиодор, проявив при этом незаурядный талант администратора и дипломата. Готы оставались лишь военными поселенцами, ими управляла военная администрация, и поэтому они не нарушали никоим образом существовавшего порядка вещей, не раздражали коренных италийцев. Теодорих с исключительным уважением относился к римской государственной и правовой традиции, стремясь поддержать ее в своем королевстве. Будучи арианином, он проявил необычайную веротерпимость по отношению к католикам, а также к представителям других религий. Так, в свое время он жестоко наказал зачинщиков еврейских погромов.

При остготах в Италии были восстановлены дороги, сведена до минимума преступность, проведены масштабные строительные и ирригационные работы, налажено денежное обращение, кодифицировалось законодательство. Теодорих покровительствовал наукам и искусству, Равеннский двор восхищал современников и пышностью, и образованностью одновременно. Сама столица украсилась великолепными церквами и мозаиками. Во внешней политике Теодорих был последовательным сторонником укрепления готского союза. С помощью династических браков и успешной дипломатии он стал могущественнейшим государем Западной Европы. В свое время агрессивный франкский король Хлодвиг просто не решился продолжать наступление на юг, когда понял, насколько твердо намерен противостоять этому Теодорих Великий. Последний же распространил свою власть и на вестготское государство.

Теодорих подчеркнуто вежливо общался с византийскими императорами, признавая их приоритет, но чем дальше, тем больше он думал над тем, чтобы освободиться от этой зависимости. В качестве орудия борьбы была выбрана католическая церковь. Несмотря на собственное арианство, король регулярно вмешивался в дела папства. В какой-то момент он решил противопоставить папу Константинополю. Но игры с церковью оказались палкой о двух концах. В Риме росло недовольство по поводу активного вмешательства короля. После того как становившийся раздражительным старый монарх бросил в темницу неугодного ему папу, а потом еще и казнил двух уважаемых диссидентов из сената, в Риме начались волнения. Снова разгорелся конфликт между готами и италийцами. Вскоре после смерти Теодориха в 526 г. противостояние это приняло более открытые формы, что облегчило задачу завоевания Италии Византией.

КРЕЩЕНИЕ ХЛОДВИГА. ОБРАЗОВАНИЕ ФРАНКСКОГО КОРОЛЕВСТВА

500 знаменитых исторических событий

Хлодвиг


В год падения Западной Римской империи обширные территории в Галлии еще не имели одного хозяина. В свое время им станет правитель сильнейшего материкового европейского государства — Франции, получившей свое название от племени франков, которое именно в описываемый нами период выдвинулось в лидеры европейской политики. Объединителем франков, основателем нового государства стал Хлодвиг из рода Меровингов.

Франки делились на два племени: салические, или морские, и рипуарские, или речные. Салические франки проживали в конце V в. на территории современной Бельгии и северо-восточной Франции, рипуарские — по берегам Рейна (память о них сохранилась в виде названия германской области Франконии). Племенами управляли многочисленные конунги. Многие из них происходили из рода легендарного вождя Меровея, поэтому и назывались Меровингами. Одним из сильнейших Меровингов был Хильдерик, вождь салических франков. Вместе с римским полководцем Эгидием он в свое время отразил нашествие вестготов под Орлеаном, затем боролся уже с Эгидием за власть в северо-восточной Галлии. Судя по всему, на этой территории установилось некое двоевластие. Франкский конунг и командующий сильной римской армией не могли мирно поделить полномочия. Эти проблемы от своих отцов унаследовали сыновья: Сиагрий и Хлодвиг. Римлянин, в отличие от франка, не признавал власти сместившего последнего императора Одоакра и оставался представителем уже павшей империи в Галлии.

Хлодвиг, сын Хильдерика, родился в 466 г. А в 481 г. ему уже пришлось стать во главе салических франков. Он проявил себя как умный, энергичный и воинственный политик. Уже в 486 г. он сошелся с Сиагрием на поле боя. Это произошло под Суассоном. В результате ожесточенного сражения римляне были разбиты, Сиагрий бежал к вестготскому королю Алариху II, но по требованию Хлодвига был выдан, а затем казнен. К державе франков присоединилось междуречье Сены и Соммы. Хлодвиг перенес столицу в Суассон, тем самым сместив центр своего государства и обозначив дальнейшие приоритеты. С победой при Суассоне связана знаменитая легенда о чаше. В городе франки захватили имущество местной церкви, и епископ Реймсский в своем письме умолял короля вернуть ему хотя бы серебряную чашу. При разделе добычи Хлодвиг попросил своих воинов, чтобы вне жребия чашу отдали ему. Все согласились, но один воин разрубил сосуд со словами: «Получи только то, что положено тебе». Тогда Хлодвиг проглотил обиду и отослал епископу куски чаши, но через год на военном смотре он придрался к вооружению дерзкого солдата и собственноручно заколол его. Историки в этом эпизоде усматривают эволюцию королевской власти у франков. Мы же обратим внимание и на уважение, проявленное королем по отношению к католической церкви.

Переход франкского короля в католическую веру был мудрым политическим ходом. Таким образом Хлодвиг добился поддержки могущественной, богатой организации, идеологически обосновал необходимость борьбы против окружавших его арианских варварских королевств, завоевал симпатии галлоримского населения, недовольного «еретиками» готами. Впрочем, решение это он принял далеко не сразу. Большое влияние на него в этом смысле оказали христианка жена Клотильда и тот самый реймсский епископ Ремигий. По легенде, Клотильда настояла на том, чтобы крестили их первенца, но тот умер через несколько дней, и разгневанный на христианского бога Хлодвиг отказался креститься. Но как-то в ожесточенной стычке с алеманнами при Толбиаке (ныне Цульпих неподалеку от Кельна) король поклялся, что примет христианскую веру, если сумеет победить. Так и случилось — алеманны бежали, а Хлодвиг принял католическое вероисповедание. Торжественную клятву принять его Хлодвиг дал еще раз во время похода на Бордо, в городе Тур перед базиликой Св. Мартина. Пышная церемония состоялась на Рождество 498 г. в Реймсе, с королем в специально построенном баптистерии крестилось еще три тысячи франков. Незадолго до смерти в Орлеане он созвал первый общефранкский церковный собор.

Кроме алеманнов, Хлодвиг разбил тюрингов. Затем вмешался во внутренние дела бургундов, поддержав одного из претендентов в противовес дяде своей жены Гундобаду. Действия Хлодвига имели успех, хотя через некоторое время Гундобад все же возглавил Бургундское королевство, он вошел в союз с могущественным соседом. Мечтой Хлодвига был выход на юг, к Средиземному морю. Провозгласив борьбу с арианством, в 507 г. при Вуийе (близ Пуатье) он наголову разбил вестготов, Аларих погиб на поле сражения, а франкский король захватил Тулузу с королевской сокровищницей, оккупировал Аквитанию и двинулся в Прованс. Но его экспансия в этом направлении была остановлена могущественным Теодорихом, королем остготов. Несмотря на это, держава Хлодвига уже занимала обширные территории — от среднего течения Рейна до Пиренеев. От византийского императора франкский король получил консульский титул и право называться «достославнейшим королем». Столицу Хлодвиг перенес в Париж, где впоследствии и был похоронен в построенном им же соборе.

Несмотря на покровительство католической церкви, Хлодвиг так и не был признан святым (в отличие от многих других крестителей). Дело, вероятно, в том, что этот правитель был слишком известен своим коварством, жестокостью и вероломством. На пути к единоличной власти над франками он уничтожил практически всех — даже потенциальных — соперников, ближайших родственников, других знатных франкских вождей. Так, Харариха и его сына он лишил власти за то, что они не поддержали его в битве при Суассоне. Но правителя франков из Камбрэ Рагнахара Хлодвиг убил, несмотря на то, что он-то как раз при Суассоне сражался на стороне Хлодвига. Короля рипуарских франков Сигиберта Хлодвиг устранил руками его сына, пообещав ему поддержку, после чего подослал в Кельн своих людей убить сына и сам вступил в правление лишившейся короля области. В конце жизни Хлодвиг якобы жаловался на то, что у него не осталось родственников, и таким образом, по словам хронистов, искал других опасных претендентов на трон.

Хлодвиг умер в 511 г. Его обширное государство было разделено между четырьмя сыновьями и затем в течение еще двух веков то собиралось воедино, то вновь делилось между Меровингами и их соратниками. Впоследствии Карл Великий даст сыну имя Людовик именно в честь Хлодвига. Первый общефранкский король до сих пор остается одним из наиболее почитаемых исторических деятелей Франции.

ВОССТАНИЕ «НИКА»

Юстиниан, мечтавший о возрождении величия Римской империи, стремился, в первую очередь, к усилению в Византии своей единоличной власти. Это отразилось в создании централизованного бюрократического аппарата, строгой системы наказаний, давлении на сенат, подчинении армии. Много времени Юстиниан посвятил борьбе с язычеством и христианскими ересями. С другой стороны, он вел широкомасштабные войны, строил дороги, дворцы и укрепления, все это приводило к огромным расходам. Поэтому повышались налоги, под гнетом которых оказались и знать, и ремесленники, и крестьяне. В конечном счете, Юстиниан со своим всеобъемлющим контролем, фискальной и религиозной политикой хоть и укрепил государство, но задел интересы практически всех слоев населения. К императору у всех накопилось немало претензий.


500 знаменитых исторических событий

Император Юстиниан со своей свитой. Фрагмент мозаики церкви Сан-Витале в Равенне


Свою лепту в озлобление византийцев внесли некоторые высокопоставленные чиновники Юстиниана. Например Иоанн Каппадокийский, которого император поставил префектом претория Востока. В ведении Иоанна находился сбор налогов с провинций и столицы, что он и делал с удивительной изобретательностью. Ему удавалось своевременно собрать все и со всех, включая недоимки. Многие новые налоги придумывал он сам. Его подчиненные славились неумолимостью и даже жестокостью. Сам же Иоанн явно злоупотреблял своим положением, открыто обогащаясь, пьянствовал. Юстиниана он устраивал, а вот большинство византийцев ненавидели этого чиновника. Злоупотреблениями был известен и главный законовед государства — квестор Трибониан. Один из отцов «Кодекса Юстиниана» считал, что он сам выше любых законов.

Восстание, о котором пойдет речь, началось и закончилось на Константинопольском ипподроме. Здесь проводились конные состязания, собиравшие тысячи зрителей. Фанаты делились на четыре партии — дима, из которых главными антагонистами являлись две: прасины («зеленые» — по цвету их возниц) и венеты («голубые»). Как правило, говорят, что венетов возглавляла земледельческая знать, в этот дим входило и немало свободных земледельцев. Прасины же представляли торгово-ремесленные круги. Впрочем, состав партий был довольно пестрым. Димы имели свое выборное руководство, штат прислуги, возниц, артистов, а также дома, лошадей, денежные средства, которые каждая партия получала от своих сторонников. Первоначально это были чисто спортивные организации, но после закона императора Константина об «аккламациях» (праве городского населения выражать возгласами одобрение или неодобрение зачитываемым в цирке постановлениям властей) димы к концу IV в. стали превращаться в своеобразные политические партии. Венеты и прасины стали привлекаться к обороне города, получили право организовывать свою милицию и участвовать в самоуправлении. Наиболее активными членами димов были молодые стасиоты, устраивающие побоища. В 527 г. Юстиниан издал закон о запрете борьбы между партиями ипподрома. Будущее показало, что димы от этого не потеряли своего политического характера.

Восстание начали более радикальные прасины. В январский день 532 г. на ипподроме они пожаловались императору на притеснения со стороны его чиновников, безнаказанные убийства членов своей партии. Император осыпал их ругательствами и не хотел слушать жалоб. Венеты вели себя довольно пассивно. Обиженные главой государства прасины демонстративно покинули ипподром, оскорбив тем самым Юстиниана. В городе произошли кровопролитные стычки между венетами и прасинами. Префект города Евдемон арестовал зачинщиков с обеих сторон. Их приговорили к смерти. Во время казни виселицы сломались, и монахи укрыли осужденных в церкви. Солдаты префекта окружили место, где находились преступники.

13 января на ипподроме проводились очередные бега. Ни прасины, ни венеты не следили за ними, а скандировали требования, обращенные к императору, — отпустить своих избежавших смерти друзей. Юстиниан не удостаивал их ответом. В конце концов обозленные члены димов заявили о создании союза и уже вместе покинули ипподром. Мятежники использовали клич-пароль «Ника», что значит «Побеждай!». Вскоре события приняли необратимый характер. Вечером повстанцы подожгли резиденцию префекта города, захватили тюрьму, выпустив политических заключенных. Затем запылала вся центральная часть столицы. Толпа бушевала, обыватели спасались на азиатском берегу Босфора. Громили и дома богачей, поскольку к димам присоединилась значительная часть городской черни. Император попытался на следующий день вновь провести игры, но тем самым только еще больше обозлил народ. Толпа у Большого императорского дворца потребовала отстранить от должностей и казнить Иоанна Каппадокийского и Трибониана. Император пошел на уступки, обоих чиновников заменили. Но вскоре бунтари потребовали и нового императора. Так абстрактное требование справедливости приняло более конкретные политические очертания. В городе продолжались поджоги и убийства. Время от времени происходили потасовки и между самими димотами.

Император вызвал в город войска из окрестных городов, но и они не смогли погасить огонь восстания. 18 января Юстиниан явился на ипподром с Евангелием в руках и попытался умиротворить толпу. Он говорил о своей ошибке и своих грехах, обещал никого не казнить, если димы успокоятся. В ответ он услышал только проклятия и вынужден был опять укрыться во дворце. Тем временем к восстанию примкнула часть оппозиционно настроенной аристократии, которые дали восставшим нового императора — аристократа Ипатия. Огромная толпа на ипподроме обсуждала возможность штурма дворца.

Юстиниан совещался со своими сторонниками и уже был готов к бегству. Устыдила императора его жена Феодора, принимавшая активное участие в управлении государством. Евнух Нарсес провел переговоры с лидерами венетов, и ему удалось подкупить их. Лагерь мятежников снова раскололся надвое. Пока они спорили, на ипподром ворвались преданные императору солдаты Велизария и готский отряд Мунда. Они устроили жесточайшую резню, в которой погибло, по некоторым данным, более 30 тысяч человек. Ипатий был схвачен и казнен, многие сенаторы сосланы. Положение Юстиниана укрепилось.

ПОКОРЕНИЕ ИТАЛИИ ВИЗАНТИЕЙ

Вступивший в 527 г. на византийский престол Юстиниан был, вероятно, самым ярким представителем императорской власти в этой стране. При нем Византия стала великой державой, знаменитый Кодекс Юстиниана не только возродил авторитет римского права, но и приспособил его к новым условиям, в которых существовала Восточная Римская империя. Полвека прошло со времени падения Западной Римской империи, а Юстиниан уже мечтал о том, чтобы возродить всю Римскую державу в ее прежних границах, т. е. подчинить себе территории, которыми реально не управлял практически никто из его предшественников на Константинопольском троне. Византийские полководцы одновременно сражались на берегах Евфрата и у Гибралтара, под властью Юстиниана действительно оказалась колоссальная территория. Правда, продолжалось византийское владычество недолго, наверное, потому, что сама идея универсальной империи для того времени была уже утопией. Император сумел понять это в ходе своих завоеваний.

В Африке талантливым военачальником Велизарием и Иоанном Троглитой было сломлено сопротивление вандалов, чье королевство прекратило свое существование. А вот в Испании все было далеко не так благополучно. Вестготская крепость Септ (ныне Сеута) на африканском побережье была захвачена относительно легко, но на самом Пиренейском полуострове варвары оказали ожесточенное сопротивление, в результате чего у Византии осталась лишь юго-восточная часть полуострова. С огромным трудом проводилось и завоевание Апеннинского полуострова. Здесь остготы повели против ромеев (так называли себя византийцы) широкомасштабную народную войну. Держава, созданная Теодорихом Великим, имела большой ресурс прочности.

Итак, Теодорих Великий умирал, оставляя наследникам натянутые отношения с Константинополем и обострившиеся внутренние противоречия между римлянами и готами. Трон Теодориха наследовал его малолетний внук Аталарих, при котором фактической правительницей была его мать Амаласунта. Умная и образованная женщина, она пыталась восстановить доверие римского населения, наладила отношения с Юстинианом. Но именно на этом и сыграли политические противники. После неожиданной смерти Аталариха в 534 г. Амаласунта попыталась удержать за собой власть, выйдя замуж за племянника Теодориха Теодагата. Он же, пойдя на поводу у готской партии, арестовал и казнил супругу. В Константинополе эти действия сочли удобным предлогом, чтобы вмешаться в итальянские дела. Юстиниан выступил в защиту Амаласунты.

Военные действия в 535 г. начали сразу две византийские армии. Первая в Далмации обезоружила готские гарнизоны. Вторая под командованием Велизария легко покорила Сицилию, тем самым создав базу для вторжения на Апеннинский полуостров и перерезав важные пути снабжения Италии. Летом следующего года Велизарий был уже в Южной Италии. Ресурсов у византийского полководца было крайне мало, о чем он не переставал жаловаться императору на всем протяжении кампании. Юстиниан, вероятно, боялся излишнего усиления своего генерала. Зато на стороне Велизария было преимущество в технике и тактике и его выдающиеся способности полководца. В том же 536 г. византийцы захватили богатый Неаполь, а затем и Рим. Теодагат, показавший неспособность к организации сопротивления, был убит самими готами, а королем солдаты объявили Витигеса. Собрав огромную армию в 150 тысяч человек, новый остготский король поспешил к Вечному городу и осадил его. Эта осада сама по себе позволила бы Велизарию называться выдающимся полководцем. Имея мизерное по сравнению с врагом количество солдат, хитрый византиец не сдал город. Между противниками произошло около 70 больших и малых столкновений, и в конце концов осенью 538 г. измученные войска Витигеса отошли на север. Еще через некоторое время король был, по сути, заперт в столичной Равенне. Этот город был взят хитростью в результате сложной дипломатической игры. Юстиниан и Витигес вроде бы договорились, что остготам останется Северная Италия, а Византии — Средняя и Южная. Но радикально настроенный Велизарий отказался подписать этот договор и тем самым обнадежил некоторых готов, которые в непокорном императору генерале видели своего нового короля. Полководец не спешил отказываться от титула. В декабре 539 г. Равенна была сдана Велизарию, и тут он продемонстрировал, что его истинная цель — превращение всей Италии в византийскую провинцию. Пленного Витигеса он повез в Константинополь, где остготский король был радушно принят и получил привилегии византийского вельможи. Юстиниан полагал, что на этом покорение Италии закончено, но остготы считали иначе. В дальнейшей борьбе они могли пользоваться массовой поддержкой со стороны крестьянского населения. Установление суровой налоговой системы, произвол константинопольских чиновников настроили жителей Италии против византийцев.

Готами был избран новый король — Ильдебальд, который продолжил борьбу с имперцами. Через год он погиб, недолгим было царствование следующего короля — Эрариха. Наконец остготским монархом стал Тотила. Этот человек проявил себя как смелый и умный военный лидер. Собрав разрозненные готские отряды, он перешел Апеннины, взял Беневент, Кумы и Неаполь, занял всю Южную Италию. Тотила избрал новую тактику: не тратя времени на долгие осады крепостей, он занимал все открытые пространства, изолируя таким образом византийские гарнизоны, нарушая их снабжение. В занятых же крепостях он стремился в первую очередь разрушить стены, отдавая себе отчет в том, что его солдаты, в отличие от противника, не владеют искусством правильной осады и успешного штурма укреплений.

Остготы овладели Сицилией и Корсикой, совершали набеги на Эпир в Греции. В 546 г. Тотила взял Рим, но через год вынужден был отдать его вернувшемуся в Италию Велизарию. Впрочем, на этот раз дела у прославленного византийского генерала шли не очень хорошо, он все время требовал подкреплений и в итоге был замещен другим талантливым военачальником Юстиниана — евнухом Нарсесом. Это был не только хороший полководец, но и прекрасный администратор. Нарсесу император не отказывал в средствах, и ему выпала честь окончательного покорения Италии. В 552 г. в крупной битве при Тагинах в Этрурии остготы потерпели поражение, Тотила был убит. Собравшись в Павии, готские вожди выбрали нового короля Тейю. Он встретился с византийским генералом на берегу реки Сарно, впадающей в Неаполитанский залив. После ожесточенной трехдневной схватки остготы были снова разбиты, а Тейя убит. До 555 г. Нарсесу удалось погасить все очаги остготского сопротивления в разных частях страны. Королевство остготов пало, а Италия стала одной из провинций Византийской империи. В результате наступательных войн Юстиниана пространство его монархии удвоилось: Далмация, Италия, восточная часть Северной Африки (часть современного Алжира и Тунис), юго-восток Испании, Сицилия, Сардиния, Корсика и Балеарские острова вошли в состав его государства.

Двадцатилетняя война совершенно опустошила и разрушила Италию, многие города пришли в полное запустение, сельское хозяйство переживало страшный кризис, население голодало, по дорогам бродили тысячи нищих. Вскоре некогда главная часть великой Римской империи стала добычей новых варваров — лангобардов.

ВТОРЖЕНИЕ В ИТАЛИЮ ЛАНГОБАРДОВ

Родственное свевам германское племя лангобардов относительно поздно включилось в процесс Великого переселения народов, и, по мнению некоторых историков, именно они его и завершили.[38] Лангобарды в начале нашей эры проживали на левом берегу Эльбы в нижнем ее течении. В V в. они перебрались на Дунай, заселив Паннонию. Византийские императоры по римской традиции использовали их в качестве федератов, включая в свою армию их вспомогательные отряды. Лангобарды воевали с соседями — гепидами и объединились при этом с тюрками — аварами, появившимися в Европе относительно недавно. Авары были опасными союзниками, что и подтвердилось в 60-х годах VI в., когда они выступили против недавних друзей и вытеснили их с территории современной Венгрии. Этот натиск заставил лангобардов двинуться на ослабевшую в результате недавней войны Византии с остготами Италию.

Около 200 тысяч лангобардов (а с ними свевы, гепиды, саксы и др.) вторглось в долину реки По в 568 г. Их завоевания облегчались тем, что византийцы не смогли наладить административное управление этими территориями, местное население было озлоблено против бюрократии (особенно налоговой) императора. Очень быстро в руках вождя лангобардов Альбоина оказался весь север Апеннинского полуострова. Здесь было создано Лангобардское королевство. Память о пребывании на североиталийских землях этих варваров сохранилась в названии провинции Ломбардия.

Лангобарды были одним из наиболее диких германских племен. Своим видом они ужасали современников: лица они татуировали и красили в зеленый цвет, носили длинные волосы, свисающие по щекам и сплетающиеся с бородой (лангобарды в переводе и значит «длиннобородые»). Эти варвары в отличие, например, от готов и бургундов были слабо романизированы, сохраняли многочисленные пережитки родоплеменных отношений, от которых постепенно избавлялись на протяжении всей двухвековой истории своего королевства. Лишь в VII в. они стали усваивать латинский язык, обычаи и манеру одеваться местного населения и, в конечном счете, ассимилировались итальянской средой.

По отношению к покоряемому населению они, в отличие от остготов, не церемонились — разрушали дома, сжигали поля, отбирали имущество. Если вестготы взяли у местного населения две трети земель, а остготы одну треть, то лангобарды отобрали все. Значительная часть местных жителей была обращена в рабов и трибутариев, которые должны были отдавать покорителям большой оброк с урожая. Сильно пострадали крупные землевладельцы, они уничтожались физически, а их латифундии дробились и передавались в собственность лангобардам. Имела основания сопротивляться варварам и католическая церковь, поскольку лангобарды были арианами. Позже они перешли в ортодоксальное католичество, но не перестали от этого угрожать светской власти пап. Прежняя административная система на захваченных территориях перестала существовать.

При втором вожде лангобардов Клефе репрессии обрушились уже не только на крупных землевладельцев, но и на людей среднего достатка. Эдикт короля Ротари (643), являющийся кодификацией лангобардского права на латинском языке, еще много внимания уделял родовым институтам: кровной мести, соприсяжничеству, наследованию родичами имущества и т. д. Однако соседская община — марка — уже вытесняла родовые союзы. Пахотная земля находилась в индивидуальном пользовании у членов общины, а леса, луга, пастбища были общими.

Столицей королевства стал город Павия, занятый лангобардами после длительной осады в 572 г. Король, избираемый знатью, обладал высшей военной и судебной властью, а также правом чеканки монеты. Но при этом сохранялась и власть лангобардских герцогов, из которых наиболее сильные правили в Сполето и Беневенте. С 574 по 584 г. у лангобардов вообще не было короля, и только угроза военного вторжения со стороны византийцев и франков заставила герцогов вновь выбрать короля и даже передать ему половину своих земель.

Ряд территорий на Апеннинском полуострове остались за византийцами: Римская область и Равеннский экзархат с соединяющим их коридором, Апулия, Бруттий, Неаполь. В отличие от лангобардских областей здесь в VI–VII вв. почти не было свободного населения и свободных, независимых общин.

В VII в. при королях Агилульфе (590–616), Ротари (636–652) и Гримоальде (662–671) лангобарды в борьбе с византийцами подчинили себе земли в среднем течении реки По, овладели Лигурией, а также Апулией и Тарентом; в первой половине VIII в. они аннексировали области Эмилия и Романья, остров Корсику и ряд других территорий. Первое столкновение лангобардов с франками произошло в 575 г., когда последние заняли некоторые районы в Савойских Альпах, до этого отвоеванные лангобардами у византийцев. В 584 г. меровингский король Хильдеберт II (575–595), выступавший в союзе с Византией, впервые пересек Альпы, продемонстрировав лангобардским герцогам, в то время управлявшим без короля, военную мощь франков. В дальнейшем между лангобардами и франками установились дружественные отношения, особенно укрепившиеся перед лицом арабской экспансии в Европе. Практически с того самого времени, как лангобарды обосновались в Италии, они поддерживали тесную политическую связь и с южногерманским племенем баваров, признававшим франкскую власть. Брак лангобардского короля Аутари (584–590) с Теоделиндой, дочерью баварского герцога, положил начало династии Теоделинды, принадлежность к которой более века определяла преимущественное право на наследование престола в Павии. Со времени правления Агилульфа ортодоксальное (католическое) учение стало господствующим религиозным направлением в Лангобардском королевстве, постепенно вытесняя арианство.

Наибольшего могущества королевская власть у лангобардов достигла при Лиутпранде (712–744). Ему удалось подчинить герцогов Сполето и Беневенто. В 751 г. король лангобардов Айстульф взял Равенну и уничтожил экзархат. Вскоре он начал угрожать и Римской области. Однако в конечном счете королевство лангобардов в конце VIII в. было покорено франками, которых призвал в Италию глава католической церкви.

СВЕРЖЕНИЕ ИМПЕРАТОРА МАВРИКИЯ В ВИЗАНТИИ

500 знаменитых исторических событий

Монета с изображением Маврикия


Ни один византийский политик, вероятно, не согласился бы с утверждением, что в 476 г. пала Римская империя. Пала только Западная Римская империя, а еще вернее — наконец остался только один, правильный римский император. Византия — одно из самых своеобразных государств в истории человечества, здесь пытались законсервировать античные порядки в то время, когда вся Европа быстро двигалась по пути феодального развития. Впрочем, в Константинополе унаследовали в полном объеме и проблемы, которые несколько последних веков волновали Рим. Например, невозможность строгого контроля над всеми обширными территориями и многочисленными народами. Как и в Риме, в Византии особую роль получали командующие войсками в отдаленных провинциях, как и в Риме, они рвались к верховной власти, поддерживаемые своими солдатами. Византийская история — это история постоянных кризисов. Удивительно, что эта страна просуществовала до XV века.

Уже в правление Юстиниана, когда территория Византии постоянно увеличивалась, ее войскам одновременно пришлось вести и оборонительные войны, причем далеко не всегда удачные. Так, например, постоянно велись бои с могущественной Персией. Во второй половине VI в. Византия, наконец, добилась в этой войне определенных успехов, которые многие справедливо связывали с именем талантливого военного тактика и реформатора армии Маврикия. Его достижения на восточном фронте были столь велики, что предыдущий византийский император перед смертью именно ему завещал престол. Придя к власти как полководец, Маврикий вынужден был и все свое правление заниматься в первую очередь изнурительной борьбой с внешними врагами. До 591 г. продолжалась война с Персией. В Европе же (на Дунае) границы страны тревожили наводившие ужас на всю Европу авары и продолжавшие переселение славяне. В 599 г. авары, разбив главного военачальника Маврикия Коментиола, подошли к Константинополю и были остановлены только начавшейся в их войске эпидемией.

Это война и подорвала авторитет Маврикия, на него возлагали ответственность за все проблемы, с которыми сталкивалось постоянно воюющее государство. Попытка ввести в армии более жесткую дисциплину отталкивала от императоров солдатскую массу, экономность императора вызывала неудовольствие столичного населения. На главу государства обрушилось еще одно несчастье — засуха, из-за которой в 601 г. в Константинополе ощущались серьезные перебои с хлебом. Бурю возмущения вызвал отказ Маврикия выкупить из аварского плена 12 тысяч византийцев. После непродолжительных торгов из-за суммы выкупа разгневанный аварский каган приказал казнить всех пленных. Император стал объектом постоянных нападок со стороны сограждан. Осенью 601 г. во время религиозной процессии чернь начала забрасывать императора камнями, так что ему пришлось укрыться в одной из уединенных церквей.

Не очень успешная война, перебои со снабжением и явно подмоченная репутация императора вызвали волнения в дунайской армии. Там все большее значение приобретали солдатские сходки. В Константинополь направляется делегация воинов во главе с сотником Фокой, которая жалуется Маврикию на своего командующего Коментиола. Он якобы предал армию, так как вывел солдат, не готовых к битве, на поле боя, из-за чего они и потерпели поражение. Во время разговора с Маврикием Фока вел себя вызывающе. Император отказал депутатам в их просьбе отозвать Коментиола, но при этом отпустил солдат без наказания. Вскоре в армии распространился слух, что император приказал Коментиолу сдать все непокорное войско неприятелю. Последней каплей, переполнившей чашу терпения солдат, стал приказ Маврикия, согласно которому армия должна была переправиться через Дунай и расквартироваться на зиму там, добывая себе продовольствие самостоятельно, а не получая его централизованно от империи. Мятежное войско не приняло этого указа, провозгласило своим командующим Фоку и направилось к Константинополю.

В то же самое время был организован заговор и в самой столице. Заговорщики предлагали сыну императора Феодосию и его тестю Герману захватить трон. Маврикий вовремя узнал об этом, сына приказал высечь розгами, а Германа казнить, но восставший народ не допустил исполнения приговора. Переодевшись в простую одежду, Маврикий вынужден был бежать на азиатский берег с женой и детьми, но был задержан в Халкидоне. Тем временем, не встретив никакого сопротивления, центурион Фока вошел в предместье Константинополя Евдом и после притворного отказа все-таки принял от патриарха и сената императорскую корону. Маврикий был казнен, причем для начала на его глазах обезглавили пятерых его сыновей.

Итак, в 602 г. Византию возглавил узурпатор Фока, чье происхождение и биография (до избрания императором) нам неизвестны. Это были ужасные восемь лет. Фока запомнился современникам прежде всего необычайной жестокостью. Он расправился со всеми родственниками Маврикия, а затем с теми, кто привел его к власти. Не могли чувствовать себя в безопасности ни политики, ни церковники, ни военачальники.

При этом создается ощущение, что главными проблемами внутренней и внешней политики узурпатор не занимался. В 603 г. началась очередная война с Персией, в которой Византии не удалось сделать ровным счетом ничего. Персы ограбили Сирию, Палестину и Финикию, завладели Арменией. В народе вечно пьяный и жестокий тиран вызывал к концу своего правления искреннее отвращение. Фока не успевал карать мятежников. Наконец в 610 г. против Фоки восстал египетский экзарх Ираклий. Он прекратил поставки хлеба, еще более подорвав авторитет императора, а затем сын экзарха — тоже Ираклий — во главе африканского флота подступил к столице. 4 октября Фока был схвачен одним из своих приближенных и доставлен к Ираклию. «Так-то ты управлял государством?» — спросил его молодой человек. «А ты намереваешься управлять лучше?» — огрызнулся Фока. Тирану отрубили голову, отсекли конечности, а тело протащили по форуму Быка и там предали сожжению, все это при полном ликовании столичного населения. Новым императором стал молодой Ираклий. После тяжелой двадцатилетней войны он одержал победу над персами, но буквально тут же Византия была атакована новой грозной силой — арабами.

ОБЪЕДИНЕНИЕ ФРАНКСКОГО КОРОЛЕВСТВА ХЛОТАРЕМ II

Франкское королевство охватывало обширные территории в Галлии и Германии, но в VI и большей части VII в. об этом государстве можно говорить лишь условно. На самом деле единого короля у франков практически не было. Вражда потомков Хлодвига была такой ожесточенной, что история франков в этот период представляет собой некий калейдоскоп событий: битв, убийств, браков, восстаний. Недаром раннее Средневековье историки часто называют темными веками. Постоянные войны «добивали» остатки античного наследия — опустошали целые города и области, разрушали коммуникации, уничтожали культуру, которую спасала только церковь, но лишь в том виде, который ей был нужен. По стране прокатилось несколько ужасных эпидемий, то там, то тут поднимались восстания крупных и мелких землевладельцев. Складывались новые феодальные отношения, но до их окончательного утверждения было еще очень далеко.

В 511 г. Хлодвиг разделил земли Франкского королевства между своими четырьмя сыновьями. Согласно франкскому обычаю, старший сын не имел приоритетных прав, даже незаконнорожденный ребенок получил свою долю. Это сыграло роковую роль в истории франков. Потомки могущественного короля довольно быстро перешли к междоусобицам. Особенно когда власть отцов попытались унаследовать внуки Хлодвига — как часто бывает, их интересы столкнулись с интересами дядьев. В долгой борьбе, изобиловавшей страшными убийствами и коварством, выиграл наиболее кровожадный из сыновей Хлодвига Хлотарь I, который в 50–60-х годах VI в. объединил под своей властью большую часть франкского государства. К этому моменту Меровингами уже были покорены Бургундия и Прованс. Умирая, Хлотарь допустил ту же оплошность, что и Хлодвиг, — разделил земли между сыновьями.

Произошло это в 561 г., когда в державе франков уже определились приблизительные границы трех основных королевств. Земли в бассейне рек Мозель и Маас, а также ряд территорий на восточном берегу Рейна получили название Австразия. Здесь был силен германский элемент и более развито мелкое и среднее землевладение. Главными городами Австразии были Мец и Кельн. В противовес этой территории, королевство на северо-западе (совр. Бельгия, Сев. Франция), традиционная северная земля салических франков, было названо Нейстрией (в переводе — «не-восток»). Главным городом в Нейстрии стал Суассон. Наконец третье крупное королевство — Бургундия, наиболее романизированное, со столицей в Орлеане. Центральные и юго-западные территории регулярно переходили из рук в руки, владения королей здесь часто размещались вперемежку. Париж, признаваемый важнейшим центром страны, иногда получал возможность сохранять нейтралитет.

Наиболее острая борьба завязалась после смерти Хлотаря между двумя его сыновьями: Хильпериком, правившим в Нейстрии, и Сигибертом — королем Австразии. Войну эту чаще называют войной Фредегонды и Брунгильды — жен упомянутых монархов, чье неуемное властолюбие, коварство, политические и военные таланты сделали их ярчайшими представительницами той смутной эпохи. Трудно подсчитать, сколько людей (в том числе совершенно невинных младенцев) было погублено по приказу королев. Сигиберт и Хильперик были убиты (последний — собственной супругой Фредегондой). В определенный момент победителем вышел долго соблюдавший нейтралитет третий брат — бургундский король Гонтран. Он взял под свою опеку двух племянников — Хильдеберта II в Австразии и Хлотаря II в Нейстрии. После его смерти власть захватила Брунгильда. Сыновья Хильдеберта — ее внуки — правят в Австразии и Бургундии, а потом один из них — Теодорих II, полностью покорный бабке, — в 612 г. объединяет два королевства под своей властью.

Хлотарь II был последним сыном Хильперика и Фредегонды. Его старшие братья умерли в младенчестве, а дети Хильперика от других жен методично уничтожались Фредегондой. Поэтому родившийся в 584 г. (в год смерти отца) Хлотарь остался единственным наследником нейстрийских земель. Гонтран, в свое время взяв его под опеку, удалил от него мать, но когда Гонтран умер, Фредегонда вернулась и помогла сыну справиться с притязаниями на его земли Хильдеберта II. Умерла она в почете в 597 г.

После ее смерти Хлотарь не смог так же успешно противостоять Брунгильде и ее внукам. В 600 г. его войска потерпели поражение в битве при Дормеле. Ему удалось добиться мира только ценой огромных территориальных уступок. Во власти Хлотаря осталось всего лишь несколько округов, ограниченных реками Уазой, Сеной и районом Ла-Манша. Но пришел праздник и на его улицу. Начались раздоры между победителями, в результате которых австразийский правитель Теодеберт был убит. А в 613 г. от дизентерии умирает и король Бургундии и Австразии Теодорих II. Брунгильде нужно было срочно искать новую опору для своей власти. Она возводит на австразийско-бургундский престол сына покойного Теодориха Сигиберта II. Его власть не была долгой. Сказались старые противоречия между Брунгильдой и усилившейся за последние десятилетия знатью Австразии, стремившейся к большей самостоятельности. Они «поставили» на Хлотаря Нейстрийского. В том же году Хлотарь начинает войну и легко побеждает давнюю соперницу своей матери. Брунгильда была обвинена во всех смертных грехах и предана ужасной казни — ее привязали к хвосту необъезженной лошади, которую пустили вскачь по полям.

Так в 613 г. королевство франков наконец было объединено Хлотарем II. Он правил до 629 г., и за это время успели появиться признаки будущей раздробленности и упадка королевской власти. Хлотарь, обязанный магнатам, вынужден был в 614 г. издать эдикт, в котором признавал все земельные пожалования и судебно-административные привилегии, полученные крупными землевладельцами от его предшественников. Согласно постановлению Хлотаря, графы-наместники назначались из числа местной знати. Все это усиливало магнатов. Одновременно король объявлял о строгом преследовании за хищения и злоупотребления со стороны чиновников, признавал независимость церкви. Указы Хлотаря свидетельствовали о слабости королевской власти. Во главе крупнейших областей государства ему пришлось поставить управителей — майордомов. В первую очередь это касалось Австразии, где майордомом был назначен руководитель недавнего мятежа Пипин Ланденский. В 623 г., уступая требованиям местной знати, Хлотарь ставит королем Австразии 14-летнего сына Дагоберта, который уже очень сильно зависит от майордома.

Хлотарь II умер в 629 г. Дагоберта тоже еще можно считать единым франкским королем, но реальная власть в 30-е годы концентрировалась в руках майордомов. В 639 г. Дагоберт разделил королевство между малолетними сыновьями. Новые междоусобицы потрясали Францию. Теперь майордомы уже ничем не ограничены в своих действиях. Начиналась эпоха «ленивых королей», Меровинги стали уже только формальными правителями.

БЕГСТВО МУХАММЕДА ИЗ МЕККИ В МЕДИНУ

500 знаменитых исторических событий

Мухаммед


Из всех основателей мировых религий только существование Мухаммеда не подвергается сомнению большинством историков. Возможно, потому, что он жил во времена более близкие к нам, ведь ислам — самая молодая мировая религия.

Родилась она среди арабского населения Аравийского полуострова. Арабские племена были известны уже в глубокой древности, но они играли в основном подчиненную роль по отношению к соседям. В VI — первой половине VII в. наибольшее влияние на арабов имели могущественные Персия и Византия.

Только в VI в. н. э. из арабских родов и племен складываются более прочные союзы и объединения, у них начинают развиваться государственные формы пока что на основе отдельных центров — Мекки, Ясриба и др. Арабы были язычниками, поклонялись многочисленным идолам, зачастую это были обычные камни. Среди таких святынь наибольшее значение в арабском мире играла знаменитая Кааба в Мекке. Здесь проводились ежегодные ярмарки, совпадавшие по времени со священными празднествами, посвященными поклонению Каабе. Племя курайшитов, наиболее сильное в Мекке, претендовало на роль гегемона для всего арабского мира, по крайней мере в отношении к западной части Аравийского полуострова — Хиджазу. Курайшитский род Хашимов держал в своих руках ключи от храма Каабы, следовательно, пользовался наибольшим влиянием в городе.

Аравийский полуостров кроме арабов населяли представители и других этнических, соответственно и религиозных, групп — евреи, иранцы и пр. Среди них были иудеи, зороастрийцы, христиане, в том числе многочисленные сторонники еретических учений: арианства, несторианства, монофизитства. Такое количество монотеистов не могло не влиять на развитие религиозных представлений арабов. Повышение культурного уровня приводило к увеличению скептицизма населения по отношению к старым идолам. Арабы в VII в., безусловно, не были фанатично преданны своим идолам. Все большее значение приобретает культ одного из многочисленных богов — Аллаха, чей приоритет признавался уже многими жителями полуострова. Наконец постоянные междоусобные войны, конфликты с сильными соседями, экономические и социальные неурядицы объективно вели арабов к мысли о необходимости объединения, что требовало и духовного обновления, и новой, единой идеологии.

В арабской среде появляются, как в свое время в еврейской, многочисленные проповедники и пророки — ханифы, которые возвещают приход мессии, скорый божий суд и выступают против идолопоклонничества. Одним из таких ханифов был и родившийся в 571 г. Мухаммед. Он происходил из упомянутого рода Хашимов, но из бедной семьи, поэтому вынужден был заниматься «презренными» занятиями, например пастушеством. Положение его изменилось, когда он женился на богатой вдове Хадидже. Где-то в возрасте 40 лет Мухаммед почувствовал потребность начать проповедовать среди мекканцев. Историки полагают, что основатель ислама обладал рядом свойств, которые позволили ему завоевать авторитет среди арабов. Это был человек, умевший убеждать, увлеченный и мечтательный. Его подверженность эпилептическим припадкам, во время которых к нему приходили видения, вероятно, поражала впечатлительных последователей Мухаммеда.

Мухаммед объявил себя новым пророком и начал проповедовать религиозные истины в духе ханифов. Он явно воспринял ряд положений как иудаизма, так и христианства, но полагал, что истинное учение искажено этими религиями. Мусульманство стало строгой монотеистической религией Аллаха. Учение ислама было изложено в Коране. Первыми последователями пророка стали его ближайшие родственники и друзья. Среди них стоит выделить практичного купца Абу-Бекра и энергичного воина Омара, которые сделали для распространения ислама едва ли не больше, чем их экстатический друг.

Конечно, новое учение было направлено против родоплеменной знати, державшей в руках и религиозные дела. Недаром Мухаммед часто обращался к беднякам и рабам. Хранители культа Каабы и многие влиятельные в Мекке лица подвергли нового пророка насмешкам и издевательствам. Физически воздействовать на него они долгое время не могли, опасаясь оскорбить родовую честь могущественных Хашимов. Наконец в 617 г. представители этого рода были отстранены от караванной торговли, что говорит о том, что мекканская аристократия уже всерьез опасалась боговдохновенного пророка. Позже вместо поддерживавшего племянника главы рода Абу-Талиба во главе Хашимов был поставлен Абу-Лехеб, ненавистник мусульман. По легенде, он задал пророку провокационный вопрос, где окажутся после смерти «язычники», на что Мухаммед не мог ответить ничего, кроме как «в аду». Это послужило решающим доводом в пользу устранения неугодного проповедника. Гонения на мусульман в Мекке усилились.

Мухаммед же решил искать поддержки за пределами Мекки. Часть его последователей переселилась в Северную Эфиопию. В 620 г. он попытался обратить в свою веру жителей города Таиф, но безуспешно. Наконец он обратил внимание на земледельческий город Ясриб, давно соперничавший с Меккой. В Ясрибе уже много лет продолжалась распря между арабскими племенами аусов и хезреджей. За время междоусобицы опасно усилилось религиозное влияние проживавших там же иудеев. Вероятно, вражда с Меккой, а также необходимость объединить арабов вокруг общей идеи повлияла на решение ясрибской знати пригласить к себе в качестве своеобразного третейского судьи популярного пророка из Мекки — Мухаммеда. Переговоры состоялись в 622 г., весной в Ясриб стали отбывать небольшие группы мусульман. Мекканские аристократы не могли остановить этого исхода. Они уже договорились убить пророка, но тот ускользнул от них, перебравшись в Ясриб 16 июля 622 г.

С того времени Ясриб стал носить имя Медина («город пророка»). Бегство Мухаммеда стало ключевым эпизодом в истории ислама и называется «хиджрой», от него ведется отсчет в мусульманском лунном календаре. Соответственно, 16 июля стало считаться и первым днем нового года.

Медина встретила Мухаммеда и его сторонников торжественно и со всем возможным гостеприимством. Пророк вскоре сосредоточил в руках не только судебную, но и, конечно, вероучительную, а также политическую власть. Раздоры между арабами здесь прекратились, все они были поделены на две категории: ансаров (живших здесь и прежде) и мухаджиров (переселенцев Мухаммеда). Мухаджиры долгое время не имели земельной собственности и жили на иждивении у ансаров. Но именно они были главными сподвижниками Мухаммеда в экспансии, которую начала его религия. Постепенно в Хиджазе создается мощный союз городов и племен, объединенный на базе ислама вокруг Медины. Вводится невиданная дотоле у арабов религиозная дисциплина, уплата десятины. Разрабатываются культ и вероучение мусульманства, причем Мухаммед делает явные уступки прежним верованиям в виде установления священных месяцев, признания священности Мекки и Каабы. С 623 г. он ведет открытые военные действия против Мекки, нападая на идущие туда и оттуда караваны даже в священные месяцы (отсюда берет начало идея священной войны, которую можно вести в любое время). После многолетних военных действий в 630 г. Медина одержала верх.

ПРИХОД К ВЛАСТИ ОМЕЙЯДОВ

Пророк Мухаммед умер в 632 г. в Мекке. Наверное, он и не подозревал о том, какую популярность приобретет созданная им религия и какого могущества достигнет созданное им государство. Уже через каких-то 80 лет Аравийский полуостров составлял лишь незначительный процент от территории всего арабского мира. Арабы завоевали земли от Инда до Атлантического океана, став ведущей политической силой и в Азии, и в Европе, ислам победно шагал по городам и весям.

После смерти пророка арабское государство возглавили «заместители» Мухаммеда — халифы, сосредоточившие у себя и религиозную, и политическую верховную власть. Первым халифом стал уже упоминавшийся Абу-Бекр, который вел успешные войны за объединение под властью Мекки всех аравийских государств. Его преемником стал также уже упоминавшийся Омар. Он правил с 634 по 644 г., и держава за это время увеличилась в несколько раз. Дело было не только в удачно найденных идеологических постулатах и пассионарности, которой достиг арабский народ. Как раз в это время были совершенно истощены два государства, чье соперничество определяло геополитическое положение на Ближнем Востоке, — Сасанидская Персия и Византия. Годы войны сделали этих противников неспособными к отражению мощного неожиданного удара из Аравии, население, покоренное в свое время византийцами или персами, не хотело поддерживать измучивших их вооруженной борьбой и поборами хозяев. В результате в руках активных арабов быстро оказались обширные территории: сначала Сирия и Палестина, затем Египет (в 639 г.) и сама Персия со своей столицей Ктесифона. Был завоеван Кипр, большая часть всей Северной Африки. Армии Сасанидов и византийского императора ничего не могли поделать с технически отсталым, но хорошо мотивированным и быстро обучающимся войском халифов. На покоренных землях арабы поначалу вели умеренную политику, соблюдали терпимость по отношению к другим вероисповеданиям. Их налоги на крестьян и ремесленников были зачастую значительно более мягкими, чем предыдущие.

Однако по мере строительства сильного многонационального государства появлялось все больше противоречий в правящей верхушке. Естественно, противоречия эти облекались и в религиозную форму, поскольку до окончательного формирования вероучения, несмотря на кодификацию права, запись Корана ит. д., было еще далеко. Перед своей смертью Омар успел назначить коллегию, которая должна была выбрать ему преемника. Коллегия отвергла кандидатуру известного своей жесткостью зятя Мухаммеда Али и отдала предпочтение Осману. Али же повел борьбу за собственное утверждение. Он выдвинул лозунг очищения власти в связи с тем, что разложение элиты в ходе увеличения ее полномочий действительно достигло небывалых размеров. Ортодоксальные приверженцы пророка вспоминали о суровых временах и благородных нравах. Приверженцы Али твердили, что власть должна передаваться исключительно потомкам духовного лидера нации, отвергая таким образом право на избрание халифа общиной. Тем более что в общине этой оказывалось все больше обратившихся в ислам чужеземцев не из Медины и Мекки.

В конце концов партия Али в 656 г. совершила вооруженный переворот. Осман был убит, Али стал халифом. С самого начала у него было много противников — тех, кто считал, что назначение правителя — право общины. В лагере оппозиции оказались как представители разбогатевшей в походах знати, так и радикальные мусульмане, члены секты хариджитов, выступавших за восстановление «былого равноправия» мусульман и по этому поводу также имевших к Али массу претензий. Лидером оппозиции стал наместник Сирии Муавия, происходивший из знатного мекканского рода Омейя, сын главы мекканских курейшитов Абу-Суфьяна. Это был хороший администратор и талантливый полководец. Именно ему приписывается заслуга создания сильного арабского флота, который захватил Кипр, успешно действовал у египетских берегов и т. п. Война началась уже в 657 г., Муавия провозгласил, что мстит за Османа. Его поддержал завоеватель Египта Амр Ибн аль-Ас. В 660 г. он объявил себя в Иерусалиме халифом, и Али вынужден был признать за противником этот титул. А в следующем году хариджигы убили Али на пороге мечети в тогдашней столице халифата — Куфе. Сын Али Хасан был отстранен от власти. Единственным правителем остался Муавия.

Столица была перенесена в сирийский город Дамаск, отчего халифат Омейядов часто называют Дамасским халифатом. Он просуществовал около ста лет. Омейяды продолжали территориальную экспанию. Их войско, в авангарде которого шла берберская армия под командованием Тарика, покорило всю Северную Африку и Испанию. На востоке арабы не встретили сопротивления, пока не дошли до Индии. Под их властью оказалась Средняя Азия. Несколько раз был осажден Константинополь (дважды еще при Муавии). Первый омейядский халиф создал административную систему по образцу Византийской империи, ввел принцип престолонаследия вместо предыдущего избрания халифа — его сын Язид был признан наследником еще при жизни Муавии (в 680 г.). В этом случае, естественно, и речи не было об особом отношении к потомкам Мухаммеда. События того времени положили начало расколу мусульманского мира на суннитов и шиитов, последние чтили Али и его потомков.

При Омейядах власть находилась в руках нескольких арабских семей из Мекки и Медины, что вызывало растущее недовольство мусульманского населения, которое значительно увеличивалось по мере разрастания империи. После смерти последнего омейядского халифа из Суфьянидов Язида I (правил в 680–683 гг.) халифат фактически распался. Его восстановили в конце VII в. Мерваниды, халифы ветви Омейядов, начало которой положил Мерван I (683–685). В халифате в государственных учреждениях вместо греческих и других местных языков был введен арабский язык. Сасанидские и византийские монеты, находившиеся до того в обращении, заменены золотым динаром и серебряным дирхемом арабской чеканки. Значительного развития достигли торговля и ремесло.

ПЕРЕХОД АСПАРУХА ЧЕРЕЗ ДУНАЙ И ОБРАЗОВАНИЕ БОЛГАРСКОГО ЦАРСТВА

VII век в Европе — одна из наименее изученных страниц в ее истории. Ломка античных традиций оказала пагубное влияние на культуру, об этом времени сохранилось явно недостаточное количество источников. Теперь мы с некоторым трудом представляем себе политическую карту того времени, как происходило становление новых государств, мы, к сожалению, не всегда можем судить об их устройстве и границах достаточно определенно. Исключение составляют византийские хроники, составители которых продолжали добросовестно выполнять свои обязанности. Их интересовали, конечно, в первую очередь отношения с соседями, в частности с появившимися на севере империи в 70-х годах VII в. болгарами.

Болгары (точнее, протоболгары) — народ тюркского происхождения, представители которого еще в IV в. кочевали в степях Юго-Восточной Европы, будучи союзниками византийцев. После поражения в битве с готами в 480 г. они прекратили союзнические отношения с Византией, в 499 г. опустошили Фракию, в VI в. нападали на Византию. В первой половине VII в. в Приазовье и Нижнем Поволжье сложился союз протоболгарских племен (Великая Булгария) во главе с Кубратом. Здесь, в бескрайних и плодородных степях они занимались в первую очередь скотоводством. Булгария рассматривалась Византией как заслон против вторжения на европейские территории новых полчищ с востока, поэтому император вошел в союз с ханом Кубратом и пожаловал ему титул патрикия. В 642 г. (по другим данным — лишь в 660) Кубрат умер, что послужило началом распада ханства.

Одному сыну хана — Батбаю — досталась восточная часть страны, второму — Испериху (он же Аспарух) — западная. В это время булгары вступили в борьбу с другим быстро развивающимся народом — хазарами, которые оказались сильнее. Под их натиском Аспарух повел своих людей (оногуров) дальше на запад, дошел до Дуная и около 670 г. поселился с ними в местности «Онгл» (угол) — междуречье Дуная, Днестра и Прута, откуда булгары вытеснили аваров. К булгарам присоединились и представители ряда других народов, покидавших свои земли, спасаясь от хазар, и переселявшихся в это же время на запад угров.

Здесь, на северных границах Византии, сложилась тогда благоприятная для нового народа ситуация. Авары, разбитые в нескольких крупных сражениях еще в первой половине века, уже не представляли столь грозной силы. Сама Византия не успела оправиться от войны с Персией и продолжала изнурительную борьбу с надвигающимися арабами. Аспарух располагал армией в 100 тысяч человек, которая могла в любой момент нанести сокрушительный удар по Константинополю. Его подданные уже совершали набеги на близлежащие территории. В 679 г. они снова вторглись во Фракию. Император Константин IV решил нанести ответный удар.

Византийская экспедиция 679 г. (или 680) к устью Дуная была тщательно подготовлена. Булгары отступили, частью на остров Пеус, частью к болотам в районе нижнего Дуная, и там ожидали нападения византийцев. Стесненная неудобством местности, византийская армия приготовилась к систематической осаде булгарских укрытий. Казалось, булгарам придет конец, но в этот момент император, мучавшийся от подагры, решил оставить армию и уехал на минеральные воды. Это один из самых странных эпизодов всей византийской истории. Солдаты же решили, что василевс покидает их, потому что начались серьезные проблемы с противником, и бросились в беспорядочное отступление! Аспарух воспользовался этим и разгромил врага. Его воины пересекли Дунай и, не встречая сопротивления, захватили две византийские провинции: Скифию (Добруджу) и Нижнюю Мезию. После этого булгары обосновались в местности, защищенной сзади Дунаем, спереди и с боков горными ущельями и Черным морем. Здесь они подчинили себе славянский союз «Семь родов» и племя северов. В последующем происходило дальнейшее смешение славянских и тюркских элементов, которое и превратило булгар в болгар. Аспарух перенес свою ставку с острова Пеус в Абоба-Плиску, на полпути между современными Варной и Тутраканом. В 681 г. Византия вынуждена была признать независимость его государства и даже обязалась выплачивать ему ежегодную дань. Так возникло Первое Болгарское царство со столицей в районе Преславы. Аспарух правил им до 700 г., когда в возрасте 56 лет погиб во время похода на хазар. Территория Первого Болгарского царства охватывала нынешнюю северо-восточную часть страны. На востоке она выходила к Черному морю, на юге — к горной цепи Стара Планина, на западе — к реке Искыр, а позднее к реке Тимок, на севере ее границей служил Дунай. Преемник Константина IV Юстиниан II (685–695 и 705–711) вновь попытался навязать болгарам византийское господство, но эти попытки не имели успеха. Болгары продолжали некоторое время играть важную роль в регионе, в том числе в политической истории Византии. Так Юстиниан вернул себе потерянную было власть в Константинополе при помощи преемника Аспаруха Тервеля.

В первой четверти VIII в. между болгарскими князьями возникли раздоры. В результате некоторое время о болгарах не было слышно, но в начале IX в. они снова заявили о себе после вступления на престол (около 802–807 гг.) князя Крума, неутомимого воина, который прославился успешными войнами и опустошительными набегами, в особенности против Византии. Крум нанес жесточайшее поражение императору Никифору I, предпринявшему против него поход. Сначала император взял и сжег болгарский город, где находилась резиденция князя. Но Крум, загородив засеками балканские проходы, окружил византийское войско в горах и уничтожил его 25 июля 811 г. Сам император пал в бою. Пользуясь победой, Крум опустошил Фракию и Македонию, а в следующем году разбил императора Михаила под Адрианополем, подошел к столице Византии, но, убедившись в безуспешности осады Константинополя, предложил мир при условии выплаты ежегодной дани.

ПРИХОД К ВЛАСТИ КАРЛА МАРТЕЛЛА И БИТВА