Book: Подарок к юбилею



Подарок к юбилею

Золотая комната Британского музея известна, наверное, любому, особенно путешествующим иностранцам. Но я, коренной житель Лондона, никогда и не слышал о ней, пока Раффлс как бы между прочим не предложил туда заглянуть.

— Чем старше я становлюсь, Кролик, тем меньше меня интересуют твои, как ты их называешь, драгоценные камни. Что-то не помню, чтобы они когда-либо приносили хоть половину своей рыночной стоимости в фунтах стерлингов. Ну, вскрыли мы с тобой наш первый сейф, ты и не видел ничего — стоял с закрытыми глазами. Украли на тысячу фунтов, а сколько сотен получили? Ничуть не лучше было с ардагскими изумрудами, а уж с ожерельем леди Мелроуз совсем плохо, однако последнее наше дельце меня просто доконало! Всего одна сотня фунтов за товар, который стоит больше четырех, да еще тридцать пять фунтов отдали просто так, потому что за кольцо, которое я купил, оплатив, как дурак, наличными, я получил только десятку. Да пусть меня застрелят, если я еще раз когда-нибудь притронусь к бриллианту! Пусть он будет хоть Кохинор[1], эти огромные камни слишком хорошо известны, а резать их — значит уменьшать стоимость камней в геометрической прогрессии. Ну и, кроме того, опять эти барыги-скупщики, с ними я завязал, хватит. Ты говоришь об издателях, редакторах. Варавва[2] у Марло не был ни редактором, ни издателем, он был самым настоящим, прожженным скупщиком краденого, представителем подпольного воровского притона. Нам просто нужно организовать что-то вроде официально зарегистрированной артели воров, которую возглавил бы какой-нибудь старый фальшивомонетчик, радеющий за общее дело и взявший бы на себя всю коммерческую сторону.

Все это Раффлс пробормотал торопливо, с трудом, боюсь, не из опаски спугнуть проснувшееся во мне желание вернуться к прежней профессии, а потому, что мы, измученные июньской жарой, просидевшие в квартирке целый день, наконец-то в полночь поднимались на крышу дома немного проветриться. Над головой сияли звезды, внизу — огни Лондона, во рту у Раффлса попыхивала сигарета единственной любимой им старой марки. Я накануне тайком послал за коробкой таких сигарет, они прибыли как раз вечером, и вот — первым результатом была эта тирада. Я позволил себе опустить кое-что из его презрительных замечаний по причине их явно недостаточной обоснованности.

— И как же ты собираешься сплавлять свое золото? — спросил я по ходу дела.

— Да ничего нет легче, милый Кролик.

— А твоя эта Золотая комната, она что, так и набита золотыми монетами?

Раффлс только ухмыльнулся в ответ на мою насмешку.

— Да нет, Кролик, оно там в основном в старинных украшениях, и их ценность к делу не относится. Но золото есть золото во все времена: от Финикии до Клондайка; и если бы нам удалось очистить эту комнату, мы бы весьма неплохо заработали в конечном итоге.

— Как?

— Я бы переплавил золото в слиток и, не мешкая, ввез бы его на родину из США.

— А потом?

— Заставил бы Английский банк оплатить стоимость слитка в твердой валюте. Да и ты мог бы сделать то же самое.

Разумеется, поэтому я и помалкивал, оставаясь в роли отрицательно настроенного оппонента, придерживающего свое мнение при себе. Мы тихо, как кошки, босиком разгуливали по прохладной черной плоской крыше.

— А как ты надеешься вынести столько золота, — спросил я наконец, — чтобы действительно все окупилось?

— Вот это уже серьезно! — с чувством произнес Раффлс. — Поэтому предлагаю пока только отправиться на разведку, только посмотреть, что там есть. Может, найдем местечко, где можно спрятаться на ночь, боюсь, это для нас единственный шанс.

— Ты там был когда-нибудь раньше?

— Нет, по крайней мере с тех пор, как они приобрели один стоящий предмет, который легко унести и который, как я понимаю, должен быть там выставлен. Я как-то читал о нем; не помню где, но точно знаю, что это большая золотая чаша стоимостью в несколько тысяч. Несколько очень бессовестно богатых людей собрались вместе и подарили стране эту чашу, а два просто бессовестных типа намерены заполучить ее для себя. Кролик, мы ведь можем сходить и взглянуть на нее, как ты думаешь?

Думаю?! Я схватил его за рукав.

— Когда? Когда? — затараторил я.

— Чем скорее, тем лучше, пока дорогой Теобальд не вернулся из свадебного путешествия.

Наш специалист по медицине неделю назад женился, его не было в городе, и, к счастью, никто из коллег не заменял его — по крайней мере в той существенной части его практики, которую составлял Раффлс. Мы прекрасно понимали, почему, по мнению доктора Теобальда, такое решение было бы совершенно неприемлемым. Я, со своей стороны, ежедневно отправлял ему скучнейшие отчеты, а также телеграммы — утром и вечером, — в оттачивании текста которых немалое участие принимал и Раффлс.

— Ну так когда же, когда? — Я, кажется, уже повторялся.

— Завтра, если хочешь.

— Только посмотреть?

Остальное меня не смущало.

— Конечно, Кролик. Семь раз отмерь, а один…

— Хорошо, — вздохнул я. — Но уж завтра точно!

Именно завтра все и произошло.

Вечером я встретил привратника, и думаю, мне вполне удалось за одну дополнительную монету английского королевства купить его абсолютную лояльность. Мой рассказ, который, правда, сочинил Раффлс, был вполне правдоподобен. Моему больному джентльмену, мистеру Мэтьюрину (не забыть бы, как его зовут), явно нужен свежий воздух. Доктор Теобальд ему этого никак не позволяет. Больной извел меня своими просьбами хоть на денек съездить за город, пока стоит великолепная погода. Я сам совершенно убежден, что от такого эксперимента никакого вреда не будет. Не согласится ли привратник любезно помочь мне в этом невинном и даже похвальном предприятии? Он колебался. Я вытащил полсоверена. И дело было решено. На следующее утро в половине девятого — пока еще было не жарко — мы с Раффлсом отправились в Кью-Гарденз[3] в нанятом ландо, которое должно было вернуться за нами в полдень и подождать, пока мы не соберемся обратно. Привратник помог мне снести вниз моего подопечного в инвалидном кресле, взятом по этому случаю напрокат (как и ландо) в «Хэрродзе»[4].

Мы вошли в сад чуть позже девяти, и уже в половине десятого наш больной был хорош — повиснув у меня на руке, он нетвердо направился к выходу. Мы взяли кеб, оставили записку для кучера ландо, вовремя успели на поезд в сторону Бейкер-стрит, взяли еше раз кеб — и вот мы уже в Британском музее, всего через десять минут после его открытия.

На этот раз мы ничем не отличались от других оживленных посетителей. Это был один из тех прекрасных дней, запомнившихся многим, кто был тогда в городе. Приближалось шестидесятилетие царствования королевы Виктории, бриллиантовый юбилей, ради которого, похоже, установилась великолепная погода. Раффлс, правда, заявил, что жара стоит как в Италии и Австралии, вместе взятых, и действительно, летние ночи были слишком коротки, чтобы охладить эти океаны асфальта и дерева и континенты кирпича и известки. В тени покрытых сажей колонн Британского музея ворковали голуби, а доблестная стража выглядела не такой уж и доблестной — казалось, что украшавшие их медали были для них тяжеловаты.

— Вот эта комната. — Раффлс ткнул пальцем в путеводитель, который мы купили за два пенни и теперь изучали, усевшись на ближайшую скамью. — Номер сорок три, вверх по лестнице и сразу направо. Пошли, Кролик!

И он молча повел меня, методически отмеривая шаги. Я никак не мог понять, для чего он это делает, пока мы не дошли до коридора, ведущего в Золотую комнату.

— Отсюда до улицы сто тридцать девять ярдов, — Раффлс обернулся ко мне, — не считая лестницы. Я думаю, мы бы их пробежали за двадцать секунд, но тогда нам пришлось бы перелезать через ворота. Нет, Кролик, запомни: нравится тебе это или нет, но к выходу надо идти медленно, не торопясь.

— Так ведь ты, кажется, говорил что-то о том, чтобы спрятаться на ночь?..

— Ты прав — на всю ночь. И на следующий день, после того как дело будет сделано, спокойно выйти, смешавшись с толпой посетителей.

— Как! С золотом в карманах?

— Не только в карманах, но и в ботинках, и в рукавах, и в брючинах. Это уж ты оставь мне, Кролик, и посмотрим, что ты скажешь, когда примеришь две пары брюк, сшитых вместе понизу! Сегодня только предварительная рекогносцировка. Ну, вот мы и пришли.

Не мое дело описывать так называемую Золотую комнату, но меня она разочаровала. Стеклянные витрины, которые заполняют ее вдоль и поперек, возможно, хранят уникальные образцы искусства золотых дел мастеров тех времен и стран, о которых мы все достаточно много слышали в курсе нашего классического образования, но с профессиональной точки зрения я бы предпочел ограбить скорее одну-единственную витрину где-нибудь в районе Уэст-Энда, чем коллекцию этих трофеев из Древней Греции и Этрурии. Золото в них, может, и не очень мягкое, но на вид так и кажется, что не составит особого труда откусить кусок выставленной ложки да еще попутно запломбировать себе зубы. И кольцо такое я бы не стал носить; но уж сплошным надувательством (в свете вышесказанного), несомненно, была та самая чаша, о которой говорил Раффлс. Он, между прочим, и сам это почувствовал.

— Да она же не толще бумаги, — фыркнул он, — а уж эмали-то на ней — как на престарелой даме из высшего общества. Но что правда, то правда: я за всю свою жизнь не видел ничего красивее, Кролик! Честное слово, я бы с удовольствием взял ее себе, просто ради красоты.

Для чаши отвели отдельную небольшую витрину в конце комнаты. Возможно, она и была прекрасным произведением искусства, как считал Раффлс, но я со своей стороны был совершенно не склонен рассматривать ее с этой точки зрения. Внизу были написаны имена богачей, которые пожертвовали восемь тысяч фунтов на эту безделицу, и, пока Раффлс поглощал свой двухпенсовый путеводитель с жадностью школьницы, помешанной на истории культуры, я стал размышлять, на что бы пошли все эти деньги.

— На ней сцены мученичества святой Агнессы, — сообщил мне Раффлс, — рельеф полупрозрачный… один из самых прекрасных образцов такого типа. Еще бы не так! Кролик, ты замшелый обыватель, почему ты не можешь просто восхищаться какой-то вещью? Ради таких вещей стоит жить! Такой богатой эмали на такой тонкой золотой пластинке еще никогда не было, и какая прекрасная идея подвесить крышку над чашей, чтобы сразу бросалось в глаза, как она тонка. Да, Кролик, что-то я не уверен, что нам когда-нибудь удастся завладеть ею.

— А вы бы попробовали, сэр, — прозвучал рядом с Раффлсом невыразительный голос.

Ненормальный, он что, думал, что он один в комнате?! Я-то, конечно, понимал, что это не так, но тоже, как еще один ненормальный, позволил ему бесконтрольно нести этот бред. И вот — перед нами стоит совершенно бесстрастный констебль в коротком мундире, они носят такие летом, со свистком на цепочке, но, правда, без дубинки на боку. Боже! Он до сих пор у меня перед глазами: среднего роста, с широким добродушным лицом, покрытым потом, у него даже усы вспотели. Констебль строго смотрит на Раффлса, а тот в ответ смеется.

— Собираетесь меня арестовать? — спокойно спрашивает чуть позже. — Вот это была бы шуточка, черт возьми.

— Я этого не сказал, сэр, — ответил полицейский. — Но такой джентльмен, как вы, и ведете такие странные речи, да еще в Британском музее! — И он приподнял шлем, приветствуя моего подопечного, который по случаю прогулки был в сюртуке и цилиндре, что прекрасно подходило для его нынешней роли.

— Что ж, получается, уж и нельзя просто так сказать приятелю, что я не прочь завладеть этой золотой чашей? — возмутился Раффлс. — Но я действительно не прочь. И мне все равно, слышат ли меня, когда я это говорю, или нет. Да я в жизни не видел ничего красивее!

Лицо констебля подобрело, под мокрыми усами обозначилась добродушная ухмылка.

— Осмелюсь сказать, что вы не единственный, кто бы от нее не отказался, сэр, — сказал он.

— Конечно, и я говорю то, что думаю, вот и все, — беззлобно проговорил Раффлс. — Но если серьезно, констебль, неужели небезопасно хранить такую ценную вещь в такой витрине?

— Пока я здесь — безопасно, — ответил тот то ли в шутку, то ли всерьез.

Раффлс внимательно изучал констебля, а он в свою очередь — Раффлса, ну а я во все глаза глядел на них обоих, не говоря ни слова.

— Но вы вроде здесь один, — заметил Раффлс.

В его голосе прозвучало беспокойство, это было беспокойство человека и гражданина, беспокойство ученого-энтузиаста, опасающегося за национальное сокровище, которое он, как никто другой, мог оценить по достоинству. И, несомненно, в эту минуту нас троих переполняла национальная гордость.

— Я не один, — спокойно сказал констебль. — Видите стул около двери? Один из служителей музея сидит там целый день.

— А где же он сейчас?

— Разговаривает с другим служителем у самого входа в коридоре. Если вы прислушаетесь, то услышите их голоса.

Мы прислушались и действительно услышали их, но не у самого входа. Мне показалось, что они разговаривают где-то в другом конце коридора.

— Вы имеете в виду того парня с бильярдным кием, который стоял здесь, когда мы вошли? — продолжил Раффлс.

— Помилуйте, это не кий, это указка! — объяснил образованный полицейский.

— Лучше бы это было копье, — не на шутку разнервничался Раффлс. — Или секира! Надо лучше охранять национальное достояние! Я напишу о вас в «Тайме» — вот увидите!

Совершенно неожиданно, но не так уж и внезапно, чтобы это вызвало подозрение, Раффлс превратился в нервного старика, который всюду сует свой нос; зачем ему это понадобилось, ума не приложу, да и полицейский тоже был сбит с толку.

— Побойтесь Бога, сэр! — говорит он. — Со мной все в порядке, и в голову не берите беспокоиться обо мне.

— Но у вас даже дубинки нет!

— Вряд ли она мне нужна. Видите ли, сэр, сейчас еще рано, однако днем здесь будет полно народу, и чем больше людей, тем безопаснее.

— А, так скоро здесь будет много посетителей?

— Да, сэр.

— Ага.

— Очень редко в этой комнате бывает так пусто, как сегодня. Это, наверное, из-за юбилея королевы.

— Ну хорошо, а если бы мы с моим приятелем были профессиональными ворами? Да мы бы с вами в минуту разделались, дорогой мой!

— Ничего бы у вас не вышло, сюда бы весь музей сбежался, и вас бы схватили.

— Все равно напишу в «Тайме»! Я не позволю впредь рисковать национальным достоянием. Вы говорите, что служитель где-то рядом с дверью, а мне кажется, он где-то в другом конце коридора. Нет, сегодня же напишу!

На какой-то миг мы все трое прислушались — Раффлс был прав: разговаривали далеко от двери. И тут Раффлс слегка отступил на несколько дюймов, встал на пятки, расставил руки, в глазах у него сверкнул огонек. Но и в других глазах сверкнул огонек — на глупой физиономии нашего приятеля, констебля.

— Да ты знаешь, что я сейчас сделаю? — закричал он, схватив вдруг свисток на груди.

Но в рот ему свисток так и не попал. Послышалась пара резких хлопков, как будто выстрелили из двустволки, и полицейский, пошатнувшись, повалился прямо на меня, да так, что я не мог не подхватить его.

— Неплохо, Кролик, неплохо! Я его нокаутировал, я его нокаутировал! Выгляни-ка за дверь, посмотри, не услышал ли чего служитель, и если услышал, придержи его немного.

Совершенно автоматически я сделал все, что требовалось. Раздумывать было некогда, а тем более протестовать или возражать, хотя я, наверное, был удивлен даже больше, чем констебль перед тем, как Раффлс отправил его в нокаут. Но как бы ни был я удивлен, инстинктивная осторожность настоящего преступника меня не покинула. Я мигом подбежал к двери, но вышел из нее не спеша и остановился перед фресками Помпеи в коридоре. А два служителя все стояли и сплетничали у двери в дальнем конце коридора; не слышали они и глухого треска, который вдруг раздался, когда я уголком глаза наблюдал за ними.

Я уже говорил, что погода в тот день была жаркая, но пот у меня на теле, казалось, превратился в корку льда. Я так испугался, что, когда Раффлс подходил ко мне, держа руки в карманах, мне пришлось приложить немало усилий, чтобы хоть как-то прийти в себя. Взглянув на него, я еще больше ужаснулся и возмутился, потому что сразу было ясно, что у него ни в руках, ни в карманах ничего нет и его дерзкая возня в комнате была самым бессмысленным и опрометчивым поступком за всю его карьеру.

— Очень, очень интересно, но не сравнить с музеем в Неаполе или в самой Помпее. Тебе, Кролик, надо туда как-нибудь съездить. Я намерен сам тебя туда свозить. А пока — никакой спешки! Бедняга еще и глаз не открыл. Если мы начнем торопиться, нас за него и повесить могут!

— Нас! — зашипел я. — Нас!

У меня даже ноги подкосились, когда мы подходили к болтавшим служителям. Но Раффлсу непременно нужно было их прервать и спросить, как пройти в античный зал.

— Вверх по лестнице.

— Спасибо. Тогда мы сначала пройдем вот сюда, в египетский зал.



И мы пошли дальше, а они продолжили свою невинную болтовню.

— Ты просто сумасшедший, — горько посетовал я, когда мы вышли.

— Может быть, и был когда-то, — признал Раффлс, — но только не сейчас, и я тебя отсюда выведу. Сто тридцать девять ярдов было, не так ли? Ну, теперь осталось не больше ста двадцати — никак не больше. Не торопись, Кролик, ради Бога, не торопись! Медленнее, медленнее, от этого зависит наша жизнь.

Вот и весь трюк. Остальное — наше везение. Кто-то как раз расплачивался за экипаж у выхода из музея, мы быстро вскочили внутрь, и Раффлс на весь Блумсбери[5] закричал: «Чэринг-Кросс!»

Мы повернули на Блумсбери-стрит и ехали молча. Спустя какое-то время Раффлс постучал кулаком в окошечко кучеру.

— Куда ты нас везешь?

— Чэринг-Кросс, сэр.

— Я сказал — Кингс-Кросс[6]. Разворачивай быстрее и гони, а то мы опоздаем на поезд. В десять тридцать пять есть поезд в Йорк, — добавил Раффлс, когда окошко захлопнулось, — мы купим билеты, Кролик, а потом на метро улизнем домой через Бейкер-стрит и Эрлз-Корт.

И точно, через полчаса он уже сидел в инвалидном кресле, взятом напрокат, а мы с привратником втаскивали вверх по лестнице моего обессилевшего подопечного, для чьего пошатнувшегося здоровья даже один час в Кью-Гарденз был чересчур большой нагрузкой! Ну, и потом, но ничуть не раньше, чем мы отделались от привратника и наконец остались одни, я сказал Раффлсу на самом выразительном английском, каким владел, прямо и откровенно все, что я думаю о нем и его последнем достижении. А начав, я и продолжил — причем так, как никогда ни с одним человеком не говорил; и Раффлс, ни звука не издав в ответ на мои оскорбления, молча выслушал их, от удивления не успев даже и цилиндр снять, хотя мне подумалось, что брови, поползшие вверх от изумления, вполне могут его сбросить.

— Эта твоя обычная проклятая манера! — Я окончательно потерял над собой контроль. — Задумываешь одно, мне говоришь совершенно другое.

— Но только не сегодня, Кролик, клянусь!

— Ты хочешь сказать, что в самом деле думал просто поискать место, где спрятаться ночью?

— Конечно.

— Да ты притворялся, что это рекогносцировка!

— Я совсем не притворялся.

— Так зачем же мы туда ходили?

— Это любому понятно, кроме тебя, конечно. — Раффлс отвечал пока еще довольно добродушно. — А потом уже был какой-то порыв — в самую последнюю долю секунды, когда констебль сообразил, что я действительно хочу украсть чашу, и я понял, что он это понял. Я вовсе не любитель таких приключений и не успокоюсь, пока не прочту в газетах, что бедняга в безопасности. Но в тот момент нокаут был для нас единственным выходом.

— Почему? За то, что ты хочешь украсть, не арестовывают, даже если ты подозрительно себя ведешь.

— Да меня нужно было бы арестовать, если бы я устоял перед таким соблазном, как этот, Кролик. Это был один шанс из ста тысяч! Мы могли всю жизнь ходить туда каждый день и никогда не оказаться единственными посетителями в комнате, при том что этот бильярдист с указкой ничего не слышал с того места, где он стоял. Это же был подарок богов, не воспользоваться им значило бы зря искушать судьбу.

— Но так получилось, — сказал я. — Ты ведь ушел, ничего не взяв.

Жаль, у меня не было фотоаппарата, чтобы зафиксировать ту легкую улыбку, с которой Раффлс покачал головою. Подобные улыбки он приберегал для самых торжественных моментов, которых не лишена бывает и наша профессия. Все это время он не снимал цилиндра, немного надвинутого на лоб. И тут наконец-то я увидел, где была золотая чаша.

Много дней простояла она у нас на камине, этот дорогой трофей, чья судьба — небезынтересная история появления в музее и такое неожиданное исчезновение — не осталась без внимания газетных полос даже в дни юбилея. Весь цвет Скотленд-Ярда искал золотую чашу, где только можно. Наш констебль, как стало известно, был только оглушен, и настроение Раффлса с того момента, как я принес ему вечернюю газету с этим известием, сразу подскочило, что было для его уравновешенного характера так же необычно, как и тот внезапный порыв, который заставил его так поступить.

Сама чаша нравилась мне не больше, чем раньше. Она могла быть прекрасной, изысканной, но она была такой легкой на вес, что все ее золото, расплавленное в тигле, вряд ли потянуло бы на трехзначную цифру. Но Раффлс сказал, что он вообще не собирается ее плавить!

— Украсть эту чашу значило нарушить законы страны, Кролик. Это ерунда. Но уничтожить ее было бы преступлением против Бога и против Искусства; да пусть меня посадят на шпиль больницы «Сент-Мэри абботс», если я пойду на это!

Ну что на это скажешь! Нормальному человеку оставалось только пожать плечами и похвалить такую шуточку. А она казалась все остроумнее из-за газетных сообщений, в которых Раффлса описывали как красивого молодого человека, а его сообщника — как человека постарше, с внешностью порядочного мерзавца и вообще проходимца.

— Довольно точно нас характеризуют, а, Кролик? — ликовал Раффлс. — Но чему никто из них не отдает должное, так это моей дорогой чаше. Взгляни на нее, нет, ты только взгляни! Видел ли ты когда-нибудь такое богатство и такую чистоту линий? Святая Агнесса, должно быть, здорово страдала, но может, это и стоило того, чтобы войти в века в обрамлении великолепной эмали на таком золоте?! А история этой чаши? Подумать только, ей ведь почти пятьсот лет, она принадлежала Генриху VIII, Елизавете и многим другим! Кролик, пожалуйста, когда меня кремируют, помести мой пепел в эту чашу и закопай нас вместе глубоко в землю!

— Ну а до того?

— Она — радость моего сердца, свет моей жизни, восторг моих очей.

— Но если ее заметят другие очи?

— Этого не должно быть, и этого не будет!

Раффлс выглядел бы совершенно нелепо, если бы не был так искренен. Он искренне ценил красоту в любом ее проявлении, и ни о какой нелепости в его поведении не могло быть и речи. К тому же восхищение Раффлса этою чашей было, как он сам заявлял, совершенно бескорыстным, поскольку обстоятельства не позволяли ему испытать радость даже заурядного коллекционера: продемонстрировать свое сокровище друзьям. Однако в самый разгар этого помешательства здравый смысл вдруг вернулся к Раффлсу — так же внезапно, как покинул его в Золотой комнате.

— Кролик! — воскликнул он, отшвыривая газету. — У меня есть идея, которая придется тебе по сердцу. Я знаю, куда ее деть.

— Ты имеешь в виду чашу?

— Да.

— Поздравляю в таком случае.

— Благодарю.

— С выздоровлением.

— Премного благодарен. Но тебе все это так не нравится, Кролик, что я, пожалуй, не скажу тебе до тех пор, пока не сделаю то, что задумал.

— Как раз будет вовремя, — сказал я.

— В таком случае тебе придется отпустить меня на часок-другой погулять под покровом сегодняшней ночи. Завтра воскресенье, во вторник юбилей, и старина Теобальд возвратится как раз накануне.

— Возвратится он или нет, значения не имеет, если ты собираешься гулять так поздно.

— Не очень-то поздно. А то они закроются. Нет-нет, никаких вопросов. Иди и купи мне большую коробку печенья у «Хантли и Палмер». Любой сорт, какой тебе понравится, но это должно быть их производство и самая большая из имеющихся у них коробок.

— Но Раффлс?..

— Никаких вопросов, Кролик, делай свое дело, а я буду делать свое.

Ловкость и удача всегда с нами — вот все, что я мог прочесть на его лице. Этого мне было достаточно, и за четверть часа я справился с его необычным поручением. Раффлс сразу же открыл коробку и высыпал на ближайший стул все печенье.

— Теперь газеты!

Я подал ему кипу газет. Он как-то смешно попрощался с чашей, завернул ее в одну газету, потом еще в одну и проделывал эту операцию до полного заполнения коробки.

— Теперь оберточную бумагу. Совсем не хочу, чтобы меня приняли за рассыльного из бакалеи.

Когда мы завязали шпагат и обрезали концы, сверток оказался достаточно аккуратным; труднее было экипировать самого Раффлса так, чтобы даже привратник не узнал его, если вдруг столкнется с ним. Солнце еще не село, но Раффлс должен был идти; узнать его было невозможно.

Он отсутствовал, наверное, с час. Вернулся уже почти в сумерках, и мой первый вопрос был о привратнике. Уходя, Раффлс не вызвал у того никаких подозрений, а когда возвращался, сумел и вовсе его избежать, так как вошел через другой вход и прошел по крыше. Можно было вздохнуть с облегчением.

— А что ты сделал с чашей?

— Сдал ее.

— За сколько?

— За сколько? Дай подумать. Так, я пару раз брал кеб, шестипенсовик заплатил за посылку, еще двушку — за уведомление. Да, она стоила мне ровно пять фунтов восемь пенсов.

— Стоила тебе? А что ты за нее получил, Раффлс?

— Ничего, старина.

— Ничего?!

— Ни цента.

— Неудивительно. Я никогда не думал, что за нее можно что-то получить. Я тебе сразу так и говорил, — раздраженно сказал я. — Но что же ты, черт возьми, с ней сделал?

— Отправил королеве.

— Да ну!

Жуликом можно быть разным. Раффлс, с тех пор как я с ним познакомился, всегда был вполне определенного типа жуликом, но сейчас передо мною стоял просто какой-то шалун, великовозрастный шалун, полный озорства и проделок.

— Да, я отправил ее сэру Артуру Виггу для передачи Ее Величеству с уважением от верноподданного вора, если уж тебе так хочется, — сказал Раффлс. — Я побоялся, что Главное почтовое управление слишком высоко оценит посылку, если я адресую ее прямо королеве. Ну вот я и поехал с ней на почту и отправил посылку, к тому же с объявленной ценностью и с уведомлением. Если уж что делать, так делать как следует.

— Да какого черта тебе понадобилось вообще это делать? — простонал я.

— Дорогой Кролик, нами уже шесть десятилетий правит королева, самая лучшая из возможных монархов. Сегодня весь мир использует возможность, чтобы еще раз засвидетельствовать этот факт. Каждая нация преподносит ей лучшее, что у них есть, каждый общественный класс как-то отмечает это — кроме нашего. Все, что я сделал, — это снял хоть один упрек в адрес нашей братии.

Тут я, проникнувшись настроением Раффлса, встал, поблагодарил его за то, что он всегда был и будет истинным джентльменом, и пожал его мужественную руку; правда, кое-какие сомнения у меня все еще оставались.

— А если они нас выследят? — спросил я.

— Да не много-то выследишь по коробке для печенья от «Хантли и Палмер», — ответил Раффлс. — Поэтому я и послал тебя за ней. И потом, я ни слова не написал ни на каком листке бумаги, по которому нас могли бы вычислить. Я просто напечатал пару-тройку слов на чистой открытке (еще полпенни), которую можно купить в любом почтовом отделении нашего королевства. Нет, старина, единственной реальной опасностью было Главное почтовое управление, я там даже сам засек одного детектива, и у меня сразу во рту пересохло. Итак, Кролик, если ты не возражаешь, — виски и сигареты для двоих!

Спустя минуту мы уже чокались.

— За королеву, — сказал Раффлс, — и да хранит ее Господь!

Примечания

1

Кохинор — индийский бриллиант, собственность британской короны, весом в 106 ¼ карат.

2

Варавва — герой пьесы английского драматурга Кристофера Марло (1564—1593) «Мальтийский еврей».

3

Кью-Гарденз — большой ботанический сад в западной части Лондона.

4

«Хэрродз» — один из самых фешенебельных и дорогах универсальных магазинов Лондона.

5

Район в центральной части Лондона, где находится Британский музей.

6

Кингс-Кросс — большой вокзал в восточной части Лондона.




home | my bookshelf | | Подарок к юбилею |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу