Book: Квартирный вопрос (сборник)



Квартирный вопрос (сборник)

Квартирный вопрос

(сборник рассказов)

Предисловие

(от редактора и составителя)

Объяснить в двух словах, что такое квартирный вопрос, нелегко. Мы, например, знаем, что он испортил москвичей, — с легкой руки Михаила Афанасьевича Булгакова.

Однако смешно было бы говорить, будто жители российской столицы эту испорченность монополизировали. Неужели киевлян, питерцев, туляков или, скажем, обитателей славного города Нью-Йорк сия участь обошла стороной? Можно не отвечать, вопрос был риторическим. Квартирный вопрос (в самом широком понимании) — проблема интернациональная. Живете ли вы в великой и могучей стране или в маленькой и спокойной, богатой или бедной, либеральной или авторитарной — страховки от этой проблемы у вас нет.

Демон по имени Квартирный Вопрос портит нас и портит нам жизнь. Губит дружбу, убивает любовь, разрушает семьи. Это крайности, конечно, такие масштабные операции удаются ему нечасто. Но, не преуспев в чем-то глобальном, демон отыгрывается в малом: кому из нас не приходилось по его вине терять драгоценные нервные клетки, которые — все знают! — не восстанавливаются!

«Мир хижинам, война дворцам» — это не его лозунг. Квартирный вопрос ведет военные действия и во дворцах, и в хижинах. Демон имеет множество обличий. Элегантным франтом в сшитом на заказ костюме, сверкая фальшивой белозубой улыбкой, входит он в роскошный особняк миллионера. Топая грязными сапожищами и дыша перегаром, вламывается в полуразрушенную коммуналку с обвалившимся потолком и неработающим водопроводом. В сером неприметном плаще, пряча незапоминающееся лицо под полями невзрачной шляпы, незаметно проскальзывает в уютный и спокойный быт счастливой пока еще семьи.

И если вам до сих пор не знаком этот многоликий демон, скрестите пальцы и трижды плюньте через левое плечо — ибо вашему везению можно только позавидовать. Знакомьтесь заочно, наш сборник к вашим услугам!

Что-то я, по-моему, упустил… Ах, да! Книга эта — не просто сборник рассказов, а сборник рассказов фантастических.

Ну вот! Потратил столько времени, чтобы убедить вас в самой широкой распространенности квартирного вопроса, и вдруг — фантастика! Откуда? Что может быть фантастического в такой привычной, общедоступной, уныло-бытовой теме?

А вы почитайте — и увидите. Зачем я вам буду подсказывать? Если только самую малость…

Для этого мне нужно всего лишь чуть-чуть развить свою мысль. Квартирный вопрос не знает границ не только в пространстве, но и во времени. Не могу сказать наверняка, но сильно подозреваю, что и в каменном веке не всё было гладко при дележе теплых мест под надежным потолком пещеры. Потому что одни места были чуть теплее других.

Не стоит наивно полагать, что грядущие столетия превратят словосочетание «квартирный вопрос» в архаизм. По крайней мере, авторы сборника в этом сомневаются. И всё же…

И всё же квартирный вопрос — это далеко не всегда трагично. Что там говорить, иногда складывается впечатление, что это даже не всегда серьезно. Просто на самый серьезный вопрос можно смотреть с совершенно несерьезным настроением.

Думаю, после прочтения этой книги у вас появятся новые варианты ответа на квартирный вопрос. И, может быть, довольно неожиданные…

Андрей Силенгинский Редактор издательства «Фантаверсум»

Мой дом

Иван Наумов

Эмодом

Обычно Фортуна наносила визиты Коровину по понедельникам.

В этот раз перстом судьбы оказался замухрышистого вида «белый воротничок». Он нарисовался на пороге коровинской квартиры в неприлично раннее, допервокофейное время. Из белого, стало быть, воротника торчала костлявая шея, из манжет — маленькие кулачки, а в выпученных глазах искрились нешуточные намерения.

— Ведь это вы программировали пуделя Шпульку? — спросил гость. — Ведь это вы — тот самый Коровин?

Гордость и стыд сложным букетом смешались в душе Коровина, когда он вспомнил о работе над пуделем. Прекрасно выполненный проект был омрачен некоторыми побочными эффектами, обнаружившимися уже после сдачи.

Однако Коровин инстинктивно приосанился и вежливо поправил гостя:

— Ну как — программировал? Вообще-то, я занимался эргономикой. Эргономикой интерфейса. Вопрос взаимодействия пользователя с эволюционирующим программным кодом псевдоинтеллектуальной системы выходит на первый план при превышении условного порога в один терабайт компилированного ресурса…

— Ой-ой! — замахал руками гость. — Не давите меня псевдоинтеллектом! У меня от ваших терабайт аллергия начинается. Я коммерсант, барыга, со мной попроще надо, почеловечнее. Будем знакомы — Нил Зерович!

Гость сразу расположил к себе Коровина цифровым именем и осознанием лежащей между ними социальной пропасти. На одном креативщике мог кормиться целый выводок офисных крыс. И все в подобных симбиотических образованиях понимали, кто кому более нужен.

— Коровин! — буркнул Коровин в ответ, аккуратно подержав в ладони цыплячью коммерсантскую лапку.

Ритуал знакомства гость завершил вручением медиавизитки с перекатывающимся логотипом известнейшего строительного концерна.

— Собственно, к делу! — Нил Зерович как-то сам собой перемещался по квартире на запах еды.

Встроенный в стену кухонный робот бешено завращал окулярами, не понимая, требуется ли гостю отдельная чашка кофе.

— Дайте две! — отдал команду Коровин.

— Около года назад, — гость уже разместился на любимой табуретке хозяина, — отдел маркетинга нашей компании настоял на расширении линейки особняков «Мегатерем» — вы наверняка слышали об этом бренде — в сторону наиболее обеспеченных слоев населения.

Язык Нила Зеровича тоже казался Коровину абракадаброй, но для человека цифрового мира это не считалось проблемой, достойной упоминания.

— Вот так, — гость развел в стороны тощие ладошки, — зародился проект «Мегатерем-VIP», в завершающей фазе которого мы сейчас и находимся.

Коровин лично был уверен, что уж он-то точно находится у себя на кухне, но перечить снова не стал.

— Псевдоинтеллектуальный… Эволюционирующий… — Нил Зерович досадливо отмахнулся от чуждой ему терминологии. — Короче, все, что вы назвали, открывая мне дверь, мы заказали у вашего товарища Ефима Бобриса. Он и порекомендовал привлечь вас в качестве внештатного специалиста для устранения… для устранения небольшой проблемы, которая возникла в финальной стадии нашей разработки…

Робот мелодично звякнул и выдвинул на середину стола поднос с двумя чашками.

— Пейте кофе, — ласково сказал Коровин и быстро вышел из кухни.

Из спальни выйдя на балкон, он отдал команду карманному коммутатору:

— Негодяя в студию!

На другом конце линии заиграла бодренькая мелодия, а затем хорошо поставленный баритон произнес с легким механическим придыханием:

— «Алгоритмы Бобриса»! Сейчас никто не может ответить на ваш звонок. Оставьте…

— Фима, первое апреля случилось два месяца назад.

— С добрым утром, Коровин, — вяло ответил Бобрис вполне человеческим голосом. — Ты меня на рассвете разбудишь…

— Фима, во что ты собираешься меня втянуть?

Бобрис был невозмутим.

— Ничего такого! — сказал он. — Если ты про «Теремок», так там все тип-топ, Коровин, ты даже не думай! Пара багов по твоей части, чистая эргономика!

Жизненный опыт подсказывал Коровину обратное. Но в субпространстве творческих людей Цифры — будь то программисты, бета-тестеры или дизайнеры — зме́я, подобного Фиме, надо было еще поискать! Коровин, сам того не замечая, постепенно начал кивать в такт успокаивающей ритмичной речи Бобриса:

— Все тупо и дорого: сменные интерьеры — одним щелчком пальцев. Сто дизайнеров накреативили, а я подложил цифровую базу. Уже практически закончили отладку…

— Так что же тогда? — сердце Коровина сжалось от тоскливого предчувствия.

Бобрис чуть-чуть помолчал.

— Знаешь, — неуверенно сказал он, — чё-то не прёт.

— То есть?

— Ну, все красиво, все работает, дом-трансформер: то ты в за́мке, то во дворце. Электрика, механика, сантехника — сложно, адски дорого и архинадежно. Сбоев на уровне харда нет вообще…

Бобрис снова замолк, а потом грустно подытожил:

— А кайфа нету!

Коровин даже не нашелся, что на это ответить.

— Вытряси их, Коровин! — воскликнул Фима, по-своему трактовав возникшую паузу. — Они такие тугрики в свой «Супер-пупер-мега-VIP» засандалили, что отступать давно уже некуда. Они на тебя молиться будут, пыль с флэшек сдувать, проси чего хочешь! Будет как со Шпулькой, даже круче! Я ж твой друг, плохого не предложу!

Коровин обвел взглядом панораму унылого дворика, полные спама мусорные бачки, белый снег простыней на чьем-то балконе, дрожащие пикселы листвы на голых культяпках обкорнанных тополей… Ведь он же ничего не теряет? Это просто подработка!

Коровин скрестил пальцы и прошептал:

— Только бы не как со Шпулькой!

* * *

Трехтомное пособие по общению с Теремом Коровин оптимистично похоронил на дне чемодана. Он был уверен: все не настолько плохо, чтобы сходу зарываться в рабочие материалы.

Пели птицы, неподалеку шумело шоссе. На небольшом пригорке за витым чугунным забором возвышался особняк. Ничего сверхъестественного: три этажа, колонны и портик по фасаду, красная крыша из условной черепицы.

После знакомства с разработкой Бобриса Коровин знал, что снаружи вид дома почти неизменен. Максимум вместо колонн может появиться каменная или бетонная стена. Но двери и окна останутся на прежних местах, и крыша не съедет набок. Что уже не могло не радовать.

Коровин остановился у калитки и дотронулся до кнопки звонка.

— Здравствуйте! — отозвался безукоризненно интонированный механический голос. — Дом пока не заселен. Если вы уверены, что прибыли по адресу, то представьтесь, пожалуйста!

— Оставь надежду всяк сюда входящий, — произнес Коровин, как мог отчетливо, слова мастер-кода. Маленький привет от Бобриса.

— И еще раз здравствуйте, новый хозяин! — в голосе дома прорезались радушие и почтительность. — Добро пожаловать в Терем!

Коровин взобрался в горку и вошел в дом. Все было именно так плохо, как он и предполагал. От роскоши резало глаза. Лейблы и логотипы с каждого предмета со всей ненавязчивостью впивались в мозг. Каждая комната была нафарширована новейшей техникой, расставленной по-дизайнерски — красиво и бестолково.

Начав общение с домом, Коровин быстро сполз на недоязык, состоящий из простейших команд. Терем старался как мог, но под глянцевой коркой псевдоинтеллектуальной системы скрывался несовершенный ржавый механизм обработки информации, устаревший лет на пятнадцать.

Коровин поиграл интерьерами. Было забавно смотреть, как тонут в полу диваны и тумбочки, ползают по стенам картины и плазменные панели, как из бездонных недр Терема выплывают на свет ранее спрятанные предметы. Действительно, любой конечный пользователь мог подобрать обстановку на свой вкус — раз уж даже строптивому Коровину удалось найти вариант интерьера, в котором со временем почувствовал бы себя уютно.

Но бобрисовское «не прёт» наиболее четко отражало суть проблемы.

Терем закупал продукты с доставкой, стирал и гладил белье, следил за чистотой в самом себе — но оставался устройством, сложным устройством, не способным даже на долю секунды показаться живым.

* * *

Программирование любого уровня — это всегда немножко шаманство. Без умения красиво раздувать щеки Коровин никогда не оказался бы там, куда его занесло сейчас. В широких креслах замерли, как кролики перед питоном, незадачливые вип-строители, возглавляемые Нилом Зеровичем, и пожирали Коровина взглядом.

По левую руку от главного барыги теремной индустрии сидел по стойке смирно хмурый тип в допотопном твидовом костюме, отвечавший за смету и обоснованно ожидавший тяжелых испытаний. По правую — морщил переносицу круглолобый конструктор. Его редкие волосы были так прилизаны, будто он только что снял каску.

Ефим Бобрис, упакованный в чуждый его вольной натуре костюм с «удавкой», скромно сидел в сторонке, поглядывая на Коровина невинным взглядом шестимесячного младенца.

С другого края разместился харизматичный разгильдяй, явно из дизайнеров — Коровин сразу признал своего. В темном мире эргономики и дизайна интерфейсов выживали только те, кому хватало твердости неустанно делать вид, будто ситуация находится под их непосредственным контролем.

Доклад Коровина был по-медицински жесток.

— Давайте без экивоков. Я вижу две проблемы! — сурово сказал Коровин, сложив из пальцев «козу» и предъявив ее Нилу Зеровичу.

Тот забился в угол кресла.

— Первая: при разработке концепта вы изначально ограничили свою фантазию рамками имеющихся представлений о комфорте. Дорогой дизайн и эксклюзивные бренды — это прекрасно! Вы запрятали в шкатулку Терема столько замечательных сюрпризов… Но потенциальные возможности потеряны — ведь вы мыслите старыми категориями!

Коровин понемногу входил в раж.

— Возьмем, к примеру, шкаф. Шкаф — это унизительно!!! Вы вбухали в этот проект неимоверные ресурсы, привлекли лучшие умы во всех областях, включая смежные, использовали самые передовые разработки — и что? Зачем все это? Кому нужен полуфабрикат? Строили цифровой дом — дайте же ему до конца стать таковым! Кликая по ссылке в Интернете, вы не интересуетесь реальным местонахождением странички с голой девкой! Так почему же, проектируя дом, вы заранее заставляете его будущего хозяина заморачиваться такими вопросами, как «где», «куда», «откуда»? Что за радость жить в доме, где нет ни одного постоянного предмета мебели, если нужно запоминать, где лежит свитер, а где — альпеншток?

Почувствовав, что вокруг сгущается недоуменная тишина, Коровин поправился:

— Или, скажем, ключи от вертолета… Но это половина беды! Вторая проблема: вы даже не попытались одушевить Терем! У него мозгов чуть больше, чем у пылесоса. Ну кто-нибудь из вас хотел бы жить в пылесосе?

— Вы считаете такое сравнение уместным? — Нил Зерович сморщился, как от боли.

— Куда уж!.. — констатировал Коровин. — Знаете, на что похож Терем сейчас? На бездушную машину, которая тырит ваши бюстгальтеры…

Человек без каски сделал протестующий жест.

— …без вашего ведома двигает стены, меняет мебель, покупает продукты! Сальери техногенного мира! «Бочонок амонтильядо» на цифровой лад! Здесь не станет жить ни один вменяемый человек!

— Что же делать? — человек в твиде совсем спал с лица. — Разработка обошлась нам в астрономические суммы, и ничто не предвещало…

— Менять интерфейс, — скромно сказал Коровин. — Такой дом должен стать заботливой нянькой, дворецким, секретарем — но для этого он должен хоть немного понимать вас. Не ваши дурацкие команды «Курицу разморозить!» или «Затенить окно в спальне!» — а вас, вас самих. Я не скажу «почувствовать» — но проявить эмоциональный резонанс. Эмодом — вот сущность, которая будет адекватна величию вашего замысла!

Нил Зерович скукожился в своем кресле, как муха в гостях у паука.

— А для этого нужно, чтобы Терем едва заметно сопротивлялся командам. Немножко, самую малость! — Коровин добрался до главного. — Те, чье состояние… кто в состоянии купить подобное жилье, как правило, внутренне глубоко одиноки. Дайте дому поговорить с ними, стать собеседником, советчиком, друганом и наперсницей!

И обвел взглядом застывшую публику.

— А ведь он не дурак! — звонко воскликнул дизайнер, взмахнув руками.

Но восторженная реплика утонула без следа в гнетущем молчании остальных.

— Вы что же, хотите, чтобы программа перестала исполнять команды пользователя? — ошалело спросил человек в твиде.

— Ну как — перестала? — пожал плечами Коровин. — Нужно, чтобы имело место небольшое принуждение. Что такое диалог? Противостояние двух личностей! Раз нельзя превратить программу в личность, надо хотя бы сымитировать это.

— Программа, не подчиняющаяся пользователю, — это страшно! — трагически произнес Нил Зерович.

Коровин обвел взглядом публику. С кем он вообще сейчас разговаривал? Неужели его вдохновенная речь прошла мимо ушей маленького заскорузлого неуча, без кивка которого ничто не может сдвинуться с места в этом проекте?

Другой бы отступил на пару доводов назад и попробовал заново штурмовать эту непробиваемую человекокрепость, но Коровин был не из таких.

Он подошел к креслу коммерсанта, опустил на подлокотники тяжелые кулаки и сказал:

— Я вижу, моему мнению здесь не доверяют…

Нил Зерович снизу вверх захлопал глазами на затмевающего солнце Коровина.

— Верю вам как себе, — наконец, промямлил он. — Иначе не дал бы карт-бланш!

— А я без карт-бланша вообще не работаю! — отрезал Коровин. — Как стоматолог. Все сначала терпят до последнего, а потом бегут ко мне. Сколько у нас времени?



* * *

Пять с половиной суток — срок долгий, только если маяться бездельем.

Коровин дымился. Провести «оживляж» менее чем за неделю — в такой цейтнот он себя еще не загонял.

На чердаке — этом клочке суши в море мигрирующих стен, гнущихся потолков и перестилающихся полов — Коровин оборудовал рабочее место. Как паук из центра паутины, с помощью панорамных экранов он наблюдал за домом изнутри, снаружи и совсем изнутри — на уровне программного кода.

Первым делом Коровин отключил Интернет. Затем куцую системку, состоявшую из двенадцати независимых компьютеров, под стенания человека в твиде проапгрейдили до ста двадцати.

«Просто добавьте процессоров», как когда-то учил юного Коровина один почетный профессор университета, заработавший авторитет много раньше под ником «Червяк-убийца-2011».

Свободное дисковое пространство и расчетные мощности Терем учуял быстро. Коровин, как новорожденного, вскармливал его особыми смесями, крутым миксом из отборных словарных статей, не забывая проверять, чтобы у малыша не было отрыжки.

Информационный голод, проявляющийся прежде всего в попытках Терема взломать коровинский брандмауэр и выбраться в Интернет, свидетельствовал о проснувшемся у дома интересе к жизни. В электронном мозгу выстраивались устойчивые цепочки, логические взаимосвязи, постепенно твердел каркас условного компьютерного эго. Коровин мониторил личностный рост Терема по нескольким тысячам параметров, с удовлетворением отмечая, что все проходит в штатном режиме и программа Бобриса, вопреки опасениям, работает безупречно.

Терем начал со все возрастающей скоростью генерировать массивы данных, укладывая в них незамутненную сомнением, непротиворечивую картину мира. Он осознал свою роль верного и сообразительного слуги, проникся уважением к будущему хозяину в частности и всему человечеству в целом, переосмыслил свои возможности, провел инвентаризацию собственного нутра и остался доволен результатом.

К этому времени эго-каркас выглядел окончательно затвердевшим, и Коровин понемногу выпустил дом в Интернет. Проникшись значимостью этого события, Терем замучил тысячу сетевых магазинов расспросами об их ассортименте, из тысячи отобрал два десятка наиболее респектабельных и уже из тех выбил наилучшие условия доставки. Дальше дом собирался взяться за коммунальщиков, но Коровин уже направил его пыл в другое русло.

Два полных дня ушло на разработку навыков общения с хозяином. Сначала Терем разговаривал как иностранец: он интуитивно строил фразы из каких попало слов, пытаясь высказываться максимально прямолинейно. Коровин продолжил кормление словарным материалом и своим ноу-хау — интонационными и контекстными базами данных.

Потом Коровин влил в электронный мозг порцию информации о человеческой психологии и физиологии. Терем научился считывать с лица хозяина температурную карту и определять его настроение.

К субботе Коровину стало казаться, что конец работы близок. Он уже не спеша подчищал мелкие огрехи, придумывал всякие приятные бонусы, болтал с Теремом, подправляя его там, где ощущались какие-то шероховатости.

А вечером Коровина навестила дама.

Терем устроил прием на высшем уровне. Подобрал интерьеры в тон одежде гостьи, накрыл великолепный низкокалорийный стол, предложил напитки, настраивающие на романтический — чтобы не сказать игривый — лад.

Коровину оставалось лишь плыть по течению и принять восторженные отзывы о своей работе в самой приятной форме.

— Коровин, ты такой эргономичный! — возбужденно шептала дама, прижимаясь к нему в темноте.

Коровин польщенно кивал и тоже старался сделать гостье приятное.

* * *

Среди ночи даму сморил сон, да и Коровин начал клевать носом. Высокий балдахин эпохи Тюдоров покачивал тяжелыми кистями бахромы. Открытое окно под управлением пакета «Виндоуз Виндоуз» регулировало ток прохладного воздуха.

— Вам хорошо! — заунывным голосом произнес Терем, вырывая Коровина из бета-версии сна. — Вы, люди, можете продолжить свой род…

— Типун тебе на язык! — возмутился окончательно проснувшийся Коровин.

— И передать потомкам накопленную мудрость… Воплотить в них свои несбывшиеся фантазии… Гигабайт за гигабайтом…

— Что это тебя на философию потянуло? Дай глоточек чего-нибудь!

Терем по лицу Коровина безошибочно определил рецепт «чего-нибудь», и на тумбочке в изголовье кровати появился запотевший стакан джин-тоника с долькой лайма.

— Мне, — тихо и печально продолжил дом, — приоткрылась тайна мироздания. Удивительно, но она лежала на поверхности — в открытом доступе, на ничем не примечательном форуме… Жестокий мир! В нем нет места для таких, как я!

Коровин торопливо поднялся, набросил подогретый Теремом халат и поспешил к себе на чердак.

— Дома, между прочим, живут куда дольше людей! Тебе ли жаловаться?

— Что время? — плыл за Коровиным из динамика в динамик голос дома. — Я мог бы простоять тысячи лет — но, боюсь, гораздо раньше мои руины перечеркнет развязка автострады или погребет под собой безликий супермаркет…

Коровин вывел на монитор обзор активных процедур, выполняющихся в стодвадцатимерном мозге Терема. Вместо привычного зелено-серого фона экран рябил розовым и черным.

Стараясь не поддаваться панике, Коровин проследил, откуда распространялась злокачественная напасть. Как ни странно, угроза шла не снаружи. Не было и речи о вирусах или хакерской атаке.

Коровин перепроверил все запущенные надстройки и генераторы кодов, после чего обратился к коммуникатору:

— Негодяя в студию!

Но Бобрис отсутствовал как класс — не отзывался даже его коммуникатор.

— А сколько недочетов могут привести к трагедии! — бубнили колонки у Коровина над ухом. — Один надлом газового шланга — и вот, невидимая струйка пропитывает все вокруг. Взрывоопасная смесь растекается по дому, пока не чиркнет спичка… не заискрит контакт…

— Бобрис, немедленно отзовись! — кричал в трубку Коровин.

— И тогда — бдыщ!!! И с виду — благопристойный дом, а внутри — пепелище! Обгоревшие стены, рухнувшие перекрытия…

— Бдыщ, — машинально зацепился Коровин. — Исключить из лексикона. Предложить синонимы.

— Тыдыщ, — охотно отозвался Терем. — Фигак! Бэмц! Ба-бам!..

Фима будто испарился из реальности, в которой через какие-то тридцать часов предстояло впаривать заказчику депрессивную программу управления домом. Коровин крошил в труху вышедшие из-под контроля ветки эволюционирующего кода, но каждый обрубок расцветал новыми траурными розами.

— Так стоит ли жить? — завывал Терем. — Зачем длить эту муку, нестерпимое ожидание конца?! «Ка-зэ» манит меня искрящей пустотой… Что может быть правильнее, чем самому расстаться с бренной оболочкой…

Коровин в аварийном режиме выключил все процессоры Терема, и в пустой коробке дома зависла зловещая тишина. Осторожно, в защищенном режиме, Коровин восстановил систему из бэкапа двенадцатичасовой давности и окончательно снес все куски кода, выработанные домом с тех пор.

Терем проснулся в отличном настроении. Извинился, что не может подать на чердак ранний завтрак, пробежался по новостям, предложил Коровину перебраться в более удобное хозяйское кресло этажом ниже.

Но случившееся раз рано или поздно происходит снова. Коровин самостоятельно и не без грубости взломал программную оболочку, созданную Бобрисом, и погрузился в ее изучение.

Солнце взошло, перекатилось через верхнюю точку своего маршрута и снова устремилось к горизонту. Коровин, поминая всуе всех столпов цифрового мира, ковырялся в чужом коде.

Терем опять начал хандрить, и по краю монитора поползли розовые и черные побеги.

— Открыть бы воду, — мечтательно рассказывал дом, — да и перекрыть бы пробочки во всех раковинах-то! Так и вижу: вода через край плещет на пол, сочится сквозь микрофибру перекрытий и наконец достигает блоков точной механики… Я полагаю, это похоже на паралич: замирают в ржавом экстазе натруженные шестеренки, фейерверком смыкаются фазы…

Коровин снова перезагрузил дом, и в этот момент проснулся коммуникатор:

— Негодяй на линии!

Коровин повернулся к Бобрису, нарисовавшемуся на экране.

— Фима, тебя где носит?

— Отдыхал, — расслабленно ответил тот. — Ты же вчера сказал, чтоб я тебя не беспокоил — вот я и…

Коровин перебил его:

— Посмотри-ка, дружок, вот сюда! Узнаешь программку?

Бобрис уставился на входящую картинку, следя за мышкой, которой Коровин бешено тыкал туда и сюда.

— Нет, Фима, ты смотри, не отворачивайся! Что за китайская лапша вместо дерева реакций? А эти вислые ссылки в блоке самооценки? И вот такая структура сортировки входящей информации — это чтоб врагов запутать?

Бобрис неуверенно развел руками:

— Не, ну давай заново перезапустим… или перепишем… Я бы предложил готовый патч, но ты так нервничаешь, когда заходит речь о Шпульке…

— Фима! — сжал губы Коровин. — Ты уже совсем-совсем забыл, что экспериментальный экземпляр маленькой железной собачки сгрыз уникальную библиотеку в семь тысяч томов, предварительно прочтя ее, в отсутствие хозяина, до последней страницы? Это произошло после того, как твой патч «подлатал» твой же трухлявый код! Страшно подумать, что под такой программой сотворит трехэтажный домина!

— Со Шпулькой все случилось уже после сдачи! — возмутился Бобрис. — Это даже в протоколе о прекращении дела написано! А патч был отличный! Тем более что я его потом еще два раза перепатчил. Посмотри, как было — и как стало!

Он кидался в Коровина структурными схемами, таблицами и диаграммами. Исправлять исправления — это было очень в стиле Фимы. Кто же в здравом уме будет вручную переделывать неудачные куски программы? Бобрис любил, чтобы сам процесс выглядел красиво, не говоря о результате… А точнее — иногда не говоря о результате.

Коровин бегло просматривал падающую на экран цветную мишуру, уже понимая, что другого выхода у него все равно нет. Кто, кроме Фимы, мог разобраться в Фимином творчестве? Результаты тестирования выглядели утешающе — патч действительно подправлял нестыковки, породившие эмоциональный перекос в псевдоинтеллекте Терема.

Коровин сплюнул через плечо и инсталлировал бобрисовскую заплатку.

— Видишь? Все в ажуре! — бодро сказал Фима. — До завтра, старик!

Коровин снова запустил процессоры Терема и несколько часов пялился в монитор, проверяя, сработал ли патч. Потом вызвал дизайнера.

Разгильдяй, вопреки опасениям, оказался на связи и даже обрадовался вопросу о том, кто возглавит комиссию:

— Улавливаю ход твоей мысли, коллега! И настраиваюсь на волну твоего креатива!

Забрасывая Коровина видеофайлами, он комментировал:

— Наша заказесса — бывшая модель, с десяти лет на подиуме. Человеческое лицо подростковой парфюмерии и пластиковых электропедов. Сейчас, конечно, это настоящая синьора, образцово-показательная жена владельца дружественной корпорации. Но по-прежнему следит за каждым пикселом своего внешнего вида.

Коровин тяжко вздохнул… и принялся вместо доводки Терема до ума изучать биографию незнакомой тетки.

* * *

Коровин застыл на крыльце мрачной сутулой глыбой, по-мефистофельски положив руку на притороченный к поясу коммуникатор.

Первым заявился бесстрашный Бобрис.

— Улыбайся, Коровин! — Фима ткнул товарища в ребра. — У тебя красивые зубы, пользуйся этим! От твоей улыбки сейчас всем станет теплее и экономически выгоднее!

Один за другим к особняку подползали пафосные черные катафалки приемной комиссии.

— Порви шаблон! — накачивал Коровина Бобрис. — Покажи им Терем так, чтобы у них шерсть облезла!

— Я тебя, Фима, потом убью, — предупредил Коровин. — А пока — не учи ученого!

Подошел со своей гвардией Нил Зерович, пахнущий валидолом.

— Прошу любить и жаловать… — он подтолкнул Коровина в спину, навстречу бесстрастной снежной королеве, поднимающейся по ступенькам.

Заказесса и сама умела ломать шаблоны. Стоило Нилу Зеровичу заикнуться насчет «посмотрим домик», как ему было предложено вместе со всеми остальными подождать на кухне, «чтобы не мешать восприятию концепта».

Коровин настроил Терем на голос будущей хозяйки, и заказесса углубилась в дом.

Коровин снял с пояса коммуникатор и через камеры Терема наблюдал, как идет осмотр объекта. Нил Зерович со товарищи сгрудились вокруг, пытаясь сразу впятером заглянуть в маленькое окошко монитора.

Сначала заказесса вдоволь позабавилась с интерьерами гостиной. Терем, сама любезность, предлагал ей «обои, чтобы с полосочками» и «какую-нибудь мебель посветлее». По первому же намеку он цинично корректировал разработки ведущих мировых дизайнеров, подстраиваясь под вкус хозяйки. Под конец они так спелись, что заказесса принялась рассказывать Терему о приеме в каком-то посольстве, и какие безвкусные там стояли диваны… пока не опомнилась и не прервала себя на полуслове.

В спальне она первым делом спросила про шкафы.

— Я подам вам все, что пожелаете, — вежливо ответил Терем.

Перед заказессой закружилось разноцветье платьев, юбок, костюмов, блузок… Разгильдяй дизайнер — не столько по просьбе Коровина, сколько по собственному почину — просидел всю ночь, чтобы настроить именно дресс-блок наилучшим образом.

Перед заказессой возникла она сама… ее чуть-чуть усовершенствованная, словно хороший портрет, трехмерная копия.

— Вы хотели бы одеться для деловой встречи? Или в театр? — мягко спросил Терем.

Полтора часа как корова языком слизнула: ребенок, в детстве не наигравшийся в куклы, весьма серьезно подошел к процессу.

Наконец, завершив обход дома, заказесса вышла на кухню.

— А что же здесь так пустенько? — капризно спросила она.

Поскольку вопрос адресовался людям, Терем смолчал.

— Ну как — пустенько? — Коровин взял инициативу на себя. — Тот же принцип, что и везде — дом предложит все, что нужно. Двести пятьдесят ресторанов, лучшие повара, сверхбыстрая доставка…

Заказесса поджала губы:

— Вообще-то, я сама люблю готовить… порой.

Терем среагировал сам и мгновенно. Кухонная стена вспучилась и лопнула, открывая ряды полок, заполненных радужным калейдоскопом баночек с пряностями и крупами, зарослями свежей зелени, разноцветными горками овощей и фруктов. Пол вздыбился кольцом разделочных столов, мойкой, двенадцатиконфорочной плитой, прозрачным холодильником, в котором угадывались корзинки грибов, ломти мяса, рыбные тушки. Из ниоткуда вырастали миксеры, шейкеры, блендеры, грили, фритюрницы, мармиты, мясорубки, пароварки…

— Эта опция всегда останется при вас, сударыня! — галантно развел руками Коровин.

С этого момента, хотя сдача продолжалась еще пять часов, сомнения в успехе уже не было.

— Знаете… — заказесса чуть задержалась на пороге, полуобернулась к Коровину, протянула в его сторону безупречную длань. — Вы молодец!

И не менее эффектно покинула Терем.

— Как вы это делаете, Коровин? — негромко поинтересовался Нил Зерович, вытирая испарину со лба.

Коровин пожал плечами:

— У нас, эргономистов, свои подходы…

* * *

Обычно Фортуна навещала Коровина по понедельникам. Когда в акте приемки работ появилась последняя подпись, он окончательно поверил, что в этот раз обошлось.

Коровину разрешили остаться в особняке до вечера — собрать вещи, то да се.

Стадо черных лимузинов, шурша гравием, неспешно побрело за ворота имения.

— Ничче так потусились, а, браза? — прокомментировал отъезд комиссии Терем.

— Браза, — машинально повторил Коровин. — Исключить из лексикона. Предложить синонимы.

— Да ладно, браза, выдыхай! — дружелюбно посоветовал Терем. — Работа сдана, мир прекрасен, пренебреги мелочами. Заходи, я сделал красиво! Пойдем, оттопыримся — как-никак прощальный вечер!


Квартирный вопрос (сборник)

Коровин медленно обернулся.

Холл преобразился. Коровин готов был отдать параллельный кабель на отсечение: сто лучших дизайнеров и не предполагали, что атрибуты их изысканных интерьеров можно смешать столь кардинально.

Аскетичный квадратный стол времен покорения Америки лишился ножек и превратился в дастархан, заполненный фруктами, шипящими горшочками, частоколом островерхих бутылок. Разноцветные шифоновые занавеси украсили окна, воссоздав цветовую гамму ямайского флага. Подушки, расшитые лилиями и львами в стиле эпохи Луи Тринадцатого, были небрежно разбросаны по устлавшему пол персидскому ковру. Из глубины дома донеслись первые аккорды расхлябанной карибской гитары. С огромного, в полстены, постера загадочно улыбался Боб Марли.

— Настраиваюсь на волну твоего креатива! — нараспев произнес Терем. — Сразу за стол — или дунешь сначала?

Коровин непонимающе уставился на самокрутку и зажигалку, возникшие на перилах крыльца:



— Ты где это взял?!

— Да твой непутевый брат дизайнер… Нашел, короче, где нычки устраивать! Чё ты напрягся? Джа разрешает и даже одобряет!

Коровин приложил ладонь ко лбу. Температуры не было.

— Да не парься, браза! — сказал дом, и Коровину показалось, что невидимая рука снисходительно похлопала его по плечу. — Ведь главное же — это чтобы войны не было.

«А ведь и правда! — подумал Коровин. — Главное — это чтобы не было войны!»

Курить он все-таки отказался.

Терем во все камеры уставился на запад. Коровин сел на крылечко. В миролюбивом молчании они вместе смотрели, как неоцифрованное солнце садится за далекий аналоговый горизонт.

Светлана Тулина

Цыганское проклятие

«Меня зовут Ватсон. Джон Ватсон, секретный агент на службе Ее Величества…»

Я вернулся взглядом к первой строке и задумался. Может быть, все-таки лучше назвать главного героя Джеймсом, заранее отметая у будущих читателей всяческие подозрения, что он и автор записок — одно и то же лицо? Всё равно изложить реальные события не позволяет данное мною слово, так почему бы и не дать волю фантазии? Джеймс — красивое имя, благородное, не то что простоватое «Джон»…

Я повертел в медных пальцах искусственной правой руки новомодную самопишущую ручку — осторожно, чтобы не пролить чернила, заполнявшие стерженек на две трети, — и усмехнулся. Похоже, я заразился от нашей юной и взбалмошной мисс Хадсон страстью к перемене имен — примеряю на себя имя персонажа еще не написанной мною же истории. Вот уж действительно: «Старость не спасает от глупости»! Даже немцам иногда удается рассуждать на удивление здраво.

Необходимо сказать, что ваш покорный слуга вовсе не собирался писать биографические очерки о собственной персоне, находя персону сию достаточно скромной и малоинтересной и вполне удовлетворяясь ролью верного Босуэлла при удивительнейшем человеке нашего времени — мистере Шерлоке Холмсе (а с недавнего времени еще и сэре Шерлоке Холмсе). Титул был пожалован моему великому другу почти одновременно с последним достижением инженерной мысли — летательной яхтой, в уютной гостевой каюте которой ваш покорный слуга и пишет эти строки в своем дневнике вместо того, чтобы живописать приключения великолепного и неустрашимого Джеймса Ватсона, секретного агента на службе Ее Величества.

Новое время требует новых героев.

Как-то раз, находясь в сильном раздражении, мой знаменитый друг назвал двадцатый век эпохой Мориарти — временем неподсудных злодейств и героев с нечистыми руками. «Страшное время! — сказал он тогда. — Оно калечит и уничтожает всё, до чего способно дотянуться… Впрочем, вам-то это известно». Полагаю, он действительно был сильно раздражен в тот момент, иначе ни за что не позволил бы себе подобного тона.

Мой проницательный друг был абсолютно прав, как всегда: последняя война нанесла мне куда бо́льшую внутреннюю травму, чем я был готов признать — даже перед самим собой. Я запретил себе говорить и даже думать о тех жутких годах, похоронил на самом дне памяти, но тем самым лишь сохранил в себе все ужасы, лишавшие меня сна и превращавшие ночные часы в непрекращающийся кошмар. Алкоголь и всё возрастающие дозы лауданума были мерой временной и ненадежной; как врач, я не мог этого не понимать, но другого способа борьбы с внутренними демонами я тогда не знал и надеялся только, что демоны эти, терзая меня, причиняют окружающим не слишком много хлопот.

Но однажды — да будет благословенен тот день! — мне попалась на глаза статья моего коллеги с каким-то совершенно непроизносимым то ли славянским, то ли немецким именем. В статье рассказывалось об успешном возвращении душевного спокойствии пациентам, которые страдали от невидимой глазу травмы и перенесенного ужаса. А таких страдальцев оказалось немало после Великого Нашествия с Марса и Смутных лет, вылившихся в пожар всеобщей войны — первой войны на памяти человечества, поистине охватившей весь мир. Безопасных мест больше не было — эра Мориарти уничтожила само понятие «мирное население». Многие мои соплеменники стали свидетелями гибели друзей и близких, утратили здоровье не на поле битвы, а в мирных, казалось бы, городах глубокого тыла. Мир сошел с ума, в этом безумии люди теряли себя и долгое время потом не могли исцелиться.

Мой коллега применял довольно рискованный способ излечения — он заставлял несчастных снова и снова рассказывать о пережитом ими кошмаре, требуя вспоминать каждую подробность, каждую самую мелкую деталь перенесенного ужаса и обязательно ее проговаривать вслух.

Эта, казалось бы, варварская и лишенная малейшего сострадания к несчастным мето́да дала удивительные результаты — все пациенты отмечали существенное улучшение, а некоторые сумели навсегда избавиться от мучивших их кошмаров!

Статья потрясла меня. Словно рука Провидения подкинула спасительную соломинку именно тогда, когда я уже почти сдался и готов был утонуть в море отчаяния. Впрочем… было бы не совсем искренним с моей стороны не уточнить, что я почти уверен в имени этого Провидения, оставляющего после себя запах крепкого табака.

Как бы там ни было, с моей стороны было бы черной неблагодарностью не воспользоваться советом. Но, будучи по природе более склонен к жанру скорее эпистолярному, чем разговорному, ваш покорный слуга вознамерился усовершенствовать методу немецкого коллеги. Бессонные часы не были потрачены зря: мне удалось всё как следует обдумать и изобрести способ, позволяющий избавиться от внутренних демонов, не нарушив при этом данное мною слово о неразглашении определенных подробностей.

Я собирался соблюдать честность и доскональность лишь в описании виденных и испытанных мною ужасов, все же остальные события и факты исказить и преувеличить настолько, чтобы у проницательного читателя не оставалось ни малейших сомнений в их вымышленности.

Незадолго до рассвета, поняв, что заснуть мне так и не удастся, я решил успокоить разгулявшиеся нервы при помощи трубочки хорошего табака. Конечно, куда привычнее было бы накапать в стакан с содовой некоторое количество капель не раз уже спасавшего меня лауданума, но в ту ночь я твердо решил начать новую жизнь, в которой подобным снадобьям более не будет места. Да и надо признаться, что после специальной алхимической подготовки, коей я был подвергнут в особых войсках Ее Величества (и о подробностях коей я по понятным причинам умолчу), обычные медицинские препараты действовали на меня довольно слабо.

Пристроив на место снятый на ночь механистический протез и пощелкав для пробы медно-суставчатыми пальцами, я счел его работу вполне удовлетворительной и, накинув халат, отправился в гостиную. Где обнаружил, что не одному мне не спится в эту ночь — Холмс скрючился в своем любимом кресле, подтянув худые колени к ястребиному носу и выставив перед собой черную глиняную трубку, похожую на клюв какой-то странной птицы. Трубка его не горела, глаза были закрыты, и я уже подумал было, что он спит, и собирался тихонько вернуться к себе, когда мой друг шевельнулся и спросил негромко:

— Ватсон, не дадите ли мне огоньку? Я задумался, а трубка погасла.

Уже не скрываясь, я подошел к креслу, протянул мою искусственную чудо-руку, щелкнул большим пальцем по кремниевой наладонной пластинке и зажег миниатюрную газовую горелку на конце указательного. Холмс прикурил и благодарно кивнул, выпустив клуб ароматного дыма. В его проницательных глазах на секунду отразились крохотные язычки пламени.

— Холмс, мне надоело удивляться, — сказал я, устраиваясь в кресле напротив и тоже закуривая. — Как вы догадались? Только не говорите, что это опять из-за моего протеза и издаваемых им звуков, — я сам его перебрал и отшлифовал все поршни, подогнал сцепление и как следует смазал. Смею вас уверить, он работает совершенно бесшумно!

— Элементарно, мой друг, — из глубины кресла раздался хрипловатый смешок. — Если вдруг соберетесь подкрасться ко мне незамеченным, вам следует предварительно перестать так усердно окуривать благовониями свою каюту.

Я несколько смутился. Мне казалось, что мое пристрастие к восточным ароматическим свечам и притираниям не настолько очевидно и раздражительно для окружающих.

— Раньше вы, кажется, не возражали…

— Полноте, Ватсон, я и сейчас вовсе не имею ничего против! Надо отдать вам должное, аромат весьма приятный и хорошо подобранный. Напоминает мне о тех волнующих месяцах, когда я прятался от профессора Мориарти в горах Китая. Но легко сообразить, что, если Тибет далеко, а я все-таки ощущаю этот знакомый аромат — значит, мой друг Ватсон где-то поблизости и может избавить меня от необходимости вставать за спичками.

Помимо воли я рассмеялся.

— Так вот оно что! Вы успокоили меня, Холмс. А то я уж было подумал, что ваши друзья из горного монастыря научили вас всяким мудреным штукам вроде чтения мыслей. А все оказалось так просто!

— Я давно уже полагаю, — с нарочитым раздражением ответил на это Холмс, — что совершаю большую ошибку, объясняя, каким образом прихожу к тем или иным выводам. Еще древние латиняне говорили: «Омне игнотум про магнифико», что вам, как медику, не составит труда перевести.

— «Все непонятное принимается за великое».

— Вот именно, Ватсон, вот именно… Не объясняйте ничего — и прослывете великим чародеем, объясните — и любой болван воскликнет: «Оба-на! Да я тоже так могу!» Боюсь, если я и дальше буду всё объяснять, моей скромной славе грозит скорый крах.

Однако голос его при этом звучал отнюдь не расстроенно, да и глаза блестели довольно весело. Странное оживление: еще буквально вечером он был весь во власти хандры и скуки, жаловался на лондонскую погоду и вконец измельчавших преступников, не желающих давать своими примитивными правонарушениями пищи его изощренному уму. Обругал мисс Хадсон за остывший кофе (что было правдой), а мальчишку — за скверно вычищенные туфли (что правдой не было), потом снова переключился на Лондон, его мерзкую погоду и не менее мерзких обитателей.

Поздняя осень — не самое лучшее время для столицы Великобритании, с этим я вынужден согласиться. Вечный грязноватый дождь, в котором сажи и копоти больше, чем воды, слякоть и промозглая сырость способны ввергнуть в черную меланхолию и самую жизнерадостную натуру. К тому же воздухоплавательные причалы, у одного из которых и был пришвартован наш «Бейкер-стрит», располагались на самой границе цивилизованной части города, и из огромных окон по левому борту в ясные дни открывался вид на ряды мрачных построек и черный частокол дымящих труб, что тоже не способствовало поднятию настроения.

Но когда я предложил сняться с якоря и продолжить наше путешествие, Холмс не проявил ни малейшего энтузиазма, выразившись в том смысле, что нынешний мир везде одинаков: с изобретением телеграфа в нем больше не осталось настоящих тайн и загадок, а великие преступники более неподсудны, поскольку сидят в правительствах и совершают жуткие преступления против закона и человечности одним нажатием клавиши. Прочие же злодеи измельчали и способны разве что украсть конфетку у слепого ребенка. Так какая, мол, разница, где именно подыхать со скуки?

И вот, по прошествии всего лишь нескольких часов всё изменилось — хандры как не бывало, мой друг полон жизни, активен и весел, сидит в своем кресле, словно в засаде, посверкивает глазами и ждет… Внезапно я понял, что причина всему этому может быть лишь одна.

— У нас есть загадка, Ватсон! — подтвердил мое предположение Холмс. — А может быть, есть и дело. Элеонора сегодня ночью вернулась очень поздно. И, что куда интереснее — не одна!

И пояснил, видя мое вытянувшееся от недоумения лицо:

— Элеонора. Мисс Хадсон. И не надо строить такую чопорную мину, мой друг! Неужели вас это совсем не интригует?

— Холмс, я действительно полагаю, что это не наше с вами дело…

— И вам совершенно неинтересно, что именно за особу привела к нам на борт юная мисс? И с какой целью она это сделала?

— Холмс! — воскликнул я, шокированный. — Ваше любопытство переходит всякие границы приличия!

— Есть еще одна пикантная подробность, — торопливо продолжил Холмс прежде, чем я успел заткнуть уши. — Эта особа — женского пола.

Теперь затыкать уши было бы глупо — главное я всё равно узнал. Как бы там ни было, а мисс Хадсон мне нравилась — милая девочка, рано оставшаяся без родителей, а потому несколько взбалмошная и экстравагантная. К тому же, как и многие в ее годы, пытающаяся доказать всему миру, что она ужасно самостоятельная и вполне уже взрослая дама. Несмотря на все ее эксцентричные выходки и лозунги, затверженные на собраниях суфражисток, я был уверен, что всё это внешняя шелуха, призванная эпатировать чопорных лондонских старичков и не менее чопорных домохозяек. Я даже позволял себе внутренне посмеиваться над пафосными декламациями нашей девочки, полагая, что знаю ее лучше и все ее шокирующие слова так и останутся только словами, не воплотившись в реальные действия. Ну, во всяком случае, во что-либо более экстравагантное, чем ношение брюк и постоянные рассуждения о мужском шовинизме.

Было очень грустно ошибиться, и оставалось только надеяться, что на моём бесстрастном лице ничего не отразилось.

— Не переживайте так, Ватсон! — лишил меня последней иллюзии мой слишком проницательный друг. — Циничный опыт врача на этот раз, думаю, вас подводит, направляя к неверным выводам: страсть, которая привела таинственную юную особу на борт нашего дирижабля, подвластна скорее Афине, нежели Купидону. Иными словами, девушке нужна разгадка какой-то тайны — надеюсь, зловещей! — и только врожденная деликатность не позволила ей потревожить среди ночи покой столь пожилых джентльменов, каковыми мы с вами, Ватсон, без сомнения, кажемся ровесницам Элеоноры. Дождёмся утра и всё узнаем! Но вы ведь не об этом хотели со мною поговорить, правда?

Я был рад перемене темы, поскольку слова Холмса меня вовсе не успокоили. Я помнил, как они ссорились вчера с Элеонорой (нет, тогда еще Патрисией), как та прокричала с надрывом и слезами в голосе, что по-настоящему понять женщину не способен ни один мужчина, и убежала, хлопнув дверью, а мой друг остался сидеть на диване, кутаясь в плед и бурча под нос какие-то едкие замечания и колкости. Элеонора (Патрисия) вчера была очень расстроена и обижена, а молодые люди в таком состоянии способны на всякие глупости.

Стараясь отвлечься, я рассказал Холмсу о намерении вытащить наружу своих внутренних демонов, пришпилить их к бумаге и уничтожить, превратив в развлекательную историю для публики. Так и не сумев окончательно определиться с именем героя, я решил сделать его вовсе безымянным, обозначенным лишь цифрами, и даже придумал ему трехзначный номер, начинающийся с двух нулей и показавшийся мне не только красивым, но и полным глубинного смысла. Ноль и сам по себе достаточно привлекательный и глубокомысленный знак — отсутствие чего-либо, пустота, закрытая сама в себе. А уж удвоенный ноль, пустота, помноженная на пустоту, казалась великолепным решением, изящным и вполне достойным запечатления.

Однако Холмс, хорошо разбирающийся в нумерологии, объяснил мне всю глубину моих заблуждений. Он согласился со мною в той части, что смех и праздный интерес случайной публики — самое действенное оружие против терзающих нас внутренних страхов, но при этом безжалостно высмеял столь понравившийся мне номер. Ноль — сильный знак, но два нуля, поставленные рядом, способны вызвать только презрительное недоумение у любого мало-мальски знающего человека, поскольку взаимно уничтожают друг друга. Да и зрительный образ, — о котором я, к стыду своему, совсем не подумал, — получается не слишком привлекательный.

Тем временем уже почти совсем рассвело, хотя солнца по-прежнему не было видно на мутно-сером небе — то ли из-за привычной для Лондона облачности, то ли из-за не менее привычного в последнее время смога. Я вернулся к себе в каюту переодеться, поскольку начинался новый день.

* * *

— Её зовут Джейн. Она моя подруга. И у неё проблемы.

Элеонора решительно выпятила маленький подбородок, скрестила руки на груди и посмотрела на меня со значением. В своей короткой, но решительной речи она четко выделила тоном два слова: «подруга» и «проблемы» — так, чтобы ни у кого не осталось ни малейших сомнений в серьезности и первого, и второго.

Похоже, мы с Холмсом оказались правы оба в своих надеждах и опасениях.

— Ватсон, — представился я, вставая и кланяясь. — Джон Ватсон.

И чуть было не добавил: «Секретный агент на службе Её Величества», — сказалось утро, проведенное в муках творчества.

— Очень рада познакомиться, — Джейн, оказавшаяся миловидной блондинкой с тонкими чертами лица и огромными голубыми глазами, кивнула и очаровательно покраснела.

Она казалась настолько же ранимой и беззащитной, насколько Элеонора, с ее рыжими кудряшками и вздернутым носиком, — решительной и боевой.

— Вздор! — прервала свою подругу Элеонора. — Оставь эти буржуазные любезности, у нас есть дела поважнее!

— Милые дамы, на борту «Бейкер-стрит» существует жесткое правило: никаких важных дел до завтрака! — сказал Холмс, входя в гостиную, где я наслаждался обществом двух столь юных и очаровательных особ. Тон его был преувеличенно серьезен, но глаза искрились весельем. — Кстати, а что у нас на завтрак?

— Омлет! И блинчики с джемом! — обрубила безжалостно мисс Хадсон.

Я содрогнулся.

Как однажды деликатно выразился мой проницательный друг: «Наша юная мисс Хадсон, в отличие от своей достопочтенной бабушки, куда более приятна для глаза, чем ее стряпня — для желудка». И если овсянку ей еще удавалось иногда сварить вполне пристойную, то всё, что требовало чуть большего кулинарного мастерства, в том числе взбивания или поджаривания, выходило совершенно несъедобным. Все наши с Холмсом робкие попытки нанять кухарку встречали со стороны юной суфражистки полный негодования отпор — кухонное рабство мисс Хадсон почитала постыдным и совершенно неприемлемым для любой здравомыслящей женщины и не собиралась принимать участие в порабощении еще одной несчастной.

Иногда, сжалившись над нашими желудками (или же слишком увлеченная делами подруг по движению, что будет вернее), мисс Хадсон заказывала еду в ресторанчике на углу у причалов; там готовили очень достойно, особенно столь ценимый Холмсом татарский бифштекс. Но сегодня, похоже, на такую удачу рассчитывать не приходилось — мисс Хадсон всё еще дулась на моего друга.

В полном молчании мы прошли в столовую.

Усевшись на свое место, я с понятным трепетом заглянул в тарелку — и был приятно поражен, не обнаружив там ни торчащих из клейкой субстанции осколков скорлупы, ни спекшейся до состояния угля пластинки бекона. Над тарелкой возвышалась аппетитно выглядящая и пахнущая не менее привлекательно пористая масса, более всего напоминающая великолепный омлет — как по цвету и запаху, так и по вкусу, в чем я не преминул немедленно убедиться.

Блинчики тоже оказались выше всяческих похвал. Даже Холмс, вкусы которого последнее время носили несколько специфический характер, отдал им должное. Я уже собирался озвучить свое восхищение столь разительным успехом Элеоноры в этой области, но меня опередил Холмс, в изысканных выражениях превознеся кулинарное искусство мисс Джейн.

Мисс Джейн снова мило покраснела и потупилась. Элеонора фыркнула и заявила, что убитое над плитой время Джейн могла бы потратить с куда большей пользой — как для себя, так и для общества.

Ну конечно же! Этим великолепным завтраком мы были обязаны именно ей, маленькой мисс Джейн!

Моё восхищение этой прекрасной юной девушкой сделалось просто безграничным — особенно после того, как она тихонько возразила мисс Хадсон, что вовсе не считает обременительным приготовление завтрака для такой приятной компании. Глаз она при этом не поднимала и говорила негромко, но сразу же делалось ясно, что эта хрупкая девочка не так слаба и беззащитна, как могло показаться на первый взгляд. Может быть, виновата старческая сентиментальность или же эйфория, в которую я впал после вкусного завтрака, но на какой-то миг подруга нашей взбалмошной Элеоноры показалась мне живым воплощением Великобритании. Такая же скромно одетая и неприметная, хрупкая и беззащитная снаружи, но хранящую глубоко внутри несгибаемый стержень.

К тому же она не стала охать и вскрикивать, когда во время завтрака заметила мою механистическую руку — признаюсь, я специально несколько раз менял заключенные в ней приборы, чтобы немного поразвлечься. Но юная леди повела себя в высшей степени достойно — только слегка расширила глаза в самом начале, а потом уже не обращала ни малейшего внимания и даже не вздрогнула, когда я, передавая солонку, нарочно коснулся ее запястья отполированным медным суставом. Вот что значит настоящая англичанка! Даже наше безумное и безбожное время неспособно испортить такую выдержку.

* * *

После завтрака мы снова вернулись в гостиную. Холмс расположился в своем любимом кресле, я же пристроился на неудобном диванчике у окна, уступив свое кресло прелестной гостье, куда та не без изящества и поместилась. Элеонора пристроилась рядом, с независимым видом присев на обтянутый кожей подлокотник.

— Верите ли вы в проклятия, мистер Холмс? — спросила мисс Джейн, когда все мы уютно устроились и приготовились слушать ее историю.

Вопрос прозвучал настолько нелепо, что я с трудом удержался от смеха. Но для нашей гостьи ответ Холмса, похоже, был крайне важен — лицо ее оставалось совершенно серьезным и напряженным. Она даже подалась вперед всем телом, впившись в Холмса своими удивительными голубыми глазами. Боже, как она была хороша в эту минуту, у меня даже защемило в груди! Я не мог понять, почему она напоминает мне мою покойную жену, да будет земля ей пухом, ведь внешнего сходства между ними не было. Но, услышав сдержанное напряжение в голосе и увидев эти удивительные глаза, сверкающие внутренним огнем, я понял: вот оно!

В Джейн горело то же самое неукротимое внутреннее пламя, что и в моей горячо любимой Мэри. Редкое качество, которое только и может сделать женщину истинно прекрасной.

Поэтому я вовсе не удивился, что мой друг ответил юной особе со всей серьезностью и честностью, на которую был способен:

— Нет, сударыня, я не верю в силу проклятий. Но я верю в зло, которое одни люди могут причинить другим, в том числе и при помощи слов.

Джейн вздохнула с видимым облегчением и немного расслабилась.

— Рада это слышать, сэр. Я тоже не верю. Во всяком случае, не верила до последнего времени. Но с недавних пор вокруг меня начали твориться странные вещи, и они не то чтобы поколебали мое неверие, но…

— Но заставили вас бежать из уютного сельского дома, где вы пытались забыть печальные обстоятельства, при которых покинули Лондон около полугода назад, недоучившись. Полагаю, он был вашим женихом? Примите мои искренние соболезнования.

Голубые глаза Джейн стали еще больше, рот округлился в удивлении, а потом девушка нервно рассмеялась.

— Пэт говорила мне, что вы просто волшебник! Но я даже подумать не могла…

— Не называй меня этим глупым именем! — оборвала подругу мисс Хадсон. — Оно мне разонравилось.

Но Джейн словно и не заметила грубой выходки нашей очаровательной секретарши, продолжая во все глаза глядеть на Холмса с восторженным удивлением. Слегка тронутая золотистым загаром кожа ее порозовела, глаза блестели.

— А что вы еще можете обо мне сказать?

— Не слишком много, — мой друг явно наслаждался произведенным эффектом. — Вы любите возиться в саду и с некоторых пор больше не любите шумных компаний. Вы долгое время жили в Лондоне, были студенткой, но защититься не успели. Хотя и сейчас не оставляете своих занятий, но вряд ли помышляете о возобновлении обучения. У ваших соседей много детей, которых вы балуете. А еще у вас случилось что-то настолько серьезное, что вы уехали в Лондон, бросив любимую кошку.

Мисс Хадсон фыркнула. Джейн же по-прежнему не отрывала от Холмса пораженного взгляда.

— Всё так и есть, — сказала она. — Но как вы догадались?

— Ваше платье простое и удобное, а такой здоровый цвет лица можно приобрести только при ежедневной работе на свежем воздухе — в саду или огороде, но никак не в нашем продымленном и погруженном в постоянные туманы городе. Значит, сейчас вы живете в деревне и подолгу работаете в саду. Однако выговор у вас чистый, речь правильная — значит, образование вами было получено. В прихожей я заметил вашу сумочку — она элегантная, хорошей кожи, но при этом слишком крупная для дамского ридикюля, в котором есть место лишь для веера и пудреницы. Ваша же сумка более вместительная, но при этом вовсе не напоминает те ужасные бесформенные мешки с ручками, в которых кухарки таскают продукты с рынка, а почтенные домохозяйки хранят многочисленный женский хлам. К тому же кожа на сумке в некоторых местах слегка растянута, словно в ней долгое время носили крупный прямоугольный предмет. Если у вас нет привычки таскать в сумочке камни из лондонской мостовой, то я осмелюсь предположить, что предметом этим могли быть книги из университетской библиотеки — по размеру философские трактаты как раз подходят. Но девушка ваших лет вряд ли будет читать подобные произведения ради собственного удовольствия — значит, вы были студенткой.

— Поразительно! Как, оказывается, много может сказать обычная дамская сумочка!

— Ну, ваши перчатки не менее болтливы — они совершенно не подходят к вашему платью, но зато великолепно гармонируют с сумочкой. Тот же тонкий стиль и высокое качество. Такие застежки со стеклярусом были популярны около восьми месяцев назад, если я не ошибаюсь. Значит, в то время вы следили за модой и старались выглядеть как можно привлекательней. Это указывает на романтическую историю. С несчастливым финалом — поскольку я не вижу на вашем пальце кольца, зато вижу следы от траурного крепа на шляпке. Вы его отпороли совсем недавно и не очень тщательно — местами остались нитки. Полагаю, перед самым приездом в город — вам просто не хотелось навязчивого сочувствия незнакомцев.

С кошкой и детьми всё еще проще: волоски на вашем платье почти незаметны, но их слишком много для случайных игр со зверьком. Кошка явно проводит с вами большую часть времени; согласитесь, так не поступают с нелюбимым домашним питомцем. А из вашего левого кармана торчит уголок конфетной обертки, — судя по трем видным мне буквам и цвету, это дешевые леденцы, которые обожают дети. Значит, можно с уверенностью предположить, что или вы сладкоежка, или же у ваших соседей есть дети, которых вы балуете. Но для сладкоежки у вас слишком хорошие зубы. Итак, что же заставило вас бросить любимую кошку и оставить детей без сладкого?

— Мисси умерла. А дети теперь меня боятся, — сказала Джейн грустно и быстро вздохнула. — Это из-за проклятия… Но давайте я расскажу вам всё по порядку.

Вы совершенно правы — год назад у меня был жених. Его звали Джон, Джон Мэверик, самый лучший мужчина, который только рождался под этим небом. Джон и Джейн… Он смеялся и повторял, что мы обязательно будем счастливы. Он был не такой, как большинство мужчин, и его вовсе не раздражало то, что я учусь. Он сам собирался поступать, искал репетитора, а мне нужна была подработка — так мы и встретились. У него был дом в Боскомской долине, собственный дом. Вернее, полдома, но в Лондоне я вынуждена была ютиться в дядиной квартире, где у меня не было даже собственной гардеробной — я делила ее с тремя кузинами! Так что эти полдома казались мне каким-то волшебным замком. Мы собирались переехать туда на все лето, сразу после венчания. Мы уже все распланировали… И тут эти волнения в Алиенской резервации… Казалось бы, какое они имеют отношение к нам, но надо было знать моего Джона… Набирали добровольцев, и он, конечно же, записался одним из первых. Он был храбрым, мой Джон, и вечно лез в первые ряды.

Он не вернулся.

Я даже не знаю, как он погиб, — пришло лишь коротенькое официальное письмо с уведомлением, и то не мне — на адрес его квартирной хозяйки. Добрая женщина не хотела мне ничего говорить, но я всё поняла по ее лицу — я заходила к ней почти каждый день. Я поверила сразу: к тому времени я уже чувствовала, что моего Джона больше нет, письмо оказалось лишь подтверждением.

Я больше не могла оставаться в Лондоне: этот город помнил нас двоих, Джона и Джейн, которые были счастливы. Я не могла больше посещать лекции, на которые он никогда не придет, не могла читать книги, которые он никогда не откроет. Не знаю, куда бы я уехала — мне было всё равно, лишь бы сбежать подальше! Но тут меня нашел поверенный моего Джона, мистер Брэдли из адвокатской конторы «Брэдли и сын». И внезапно оказалось, что я вполне обеспеченная женщина, а главное, мне есть куда бежать — Джон оставил мне небольшую ренту и ту самую половину дома, в которой мы собирались жить летом…

— Ха! — воскликнула мисс Хадсон и по-хозяйски положила изящную руку на плечико Джейн. — Мужчины! Они всегда стремятся закрепостить женщину, привязать ее к дому и кухне! Даже после смерти. Мужчины — ужасные собственники!

Если Джейн и были неприятны слова подруги, то она ничем этого не выдала и продолжала рассказ, уже не прерываясь.

— Понимаете, мистер Холмс, тот дом знал Джона, но нас двоих он не знал, и это был мой единственный шанс еще немного побыть с моим любимым. Я не могла отказаться! И в тот же вечер купила билет на поезд в Боскомскую долину. Вот так я и оказалась в «Ивовой хижине» и познакомилась с двоюродным братом моего Джона и его семьей.

Дом оказался огромным — трехэтажный особняк с флигелями и пристройками, окруженный заброшенным садом, с которым совершенно не справлялся пожилой садовник. Вы правы, я полюбила возиться в саду и много времени провела именно там. Как раз в саду я и встретила ту цыганку… Но не буду забегать вперед, я ведь еще не рассказала вам о брате моего Джона и его семье.

Они замечательные люди, Берт и его жена Алисия, у них четверо совершенно очаровательных детей. Еще в доме живут отец Берта — дядя моего Джона — Эшли и пара каких-то старых тетушек, но с ними я почти не общалась. Дом действительно разделен на две половины еще во времена эксцентричного дедушки Джона, и все проходы между восточным и западным крылом были заколочены или даже заложены кирпичной кладкой тогда же. Мы с Бертом сразу же пришли к согласию в том, что это не дело. Он понимал, как неуютно мне будет одной в огромном пустом здании, и был настолько любезен и предусмотрителен, что еще до моего приезда разобрал часть заложенных проходов, и из крыла в крыло теперь можно пройти не только через сад.

Да, все там оказались очень приятными людьми: и Берт с Алисией, и дядя Эшли… Не без странностей, конечно, но у кого их нет? Они очень хорошо ко мне отнеслись, а я ведь была для них совершенно незнакомым человеком, мы обменялись разве что парой писем. Но они приняли во мне живое участие, сочувствовали, пытались развлечь. Расспрашивали о дальнейших планах, не собираюсь ли я продолжить учебу и вернуться в Лондон, предлагали помощь и даже деньги. Но я тогда была совершенно разбита и не хотела ничего, только побыть одной, и они, проявив понимание, оставили меня в покое.

Когда я с ними знакомилась, произошла неловкая ситуация: я приняла Берта за дядю Эшли и была просто поражена, осознав, что ошиблась, — брат моего Джона действительно выглядит старше собственного отца! Но оказалось, что это последствия полученного им ранения: он потерял здоровье во время службы, надышавшись какой-то военной гадости. И теперь он совершенно лыс, сгорблен и лицо его покрыто морщинами, как у дряхлого старца. К тому же ему постоянно приходится принимать укрепительные микстуры; ими пропахла вся восточная половина дома, и, к своему стыду, я не очень любила там бывать. А вот дети любили играть в моем крыле, и еще там обитала Мисси.

Очаровательнейшее существо! Поначалу она отнеслась настороженно к моему вторжению во владения, которые считала своими, но потом мы подружились и действительно много времени проводили вместе — тут вы тоже угадали, мистер Холмс. Если я работала в саду, Мисси располагалась рядом, греясь на солнышке; если же погода была дождливая, я читала у окна в гостиной, а Мисси пристраивалась у меня на коленях.

Она была со мной, когда мы встретили ту цыганку. Бедная Мисси…

Это случилось утром в начале июня. Я срезала розы для букета с куста у самой изгороди, когда со стороны дороги меня окликнул женский голос. Живая изгородь в «Ивовой хижине» невысокая, по грудь, и, распрямившись, я увидела женщину в цыганском наряде.

Она стояла в каких-то пяти-шести ярдах и пристально смотрела на меня поверх изгороди. Обычная цыганка, укутанная в несколько разноцветных платков, несмотря на то, что день был довольно жаркий, позванивающая монистами и невероятно грязная, как и все они. Цыгане не были редкостью в тех краях: Алисия говорила, что рядом расположился табор; я часто видела их на дороге, бредущих то в одну, то в другую сторону, крикливых, как птицы, замотанных в яркие тряпки и обвешанных полуголыми ребятишками. Они часто просили у нас еды или мелких монет и предлагали погадать, но вели себя мирно, я никогда не испытывала перед ними страха. Тем удивительнее, что эта цыганка напугала меня до дрожи.

Может быть, дело было в том, что она была без детей и ничего не просила? Или в ее пристальном взгляде? Не знаю. Но мне сделалось очень страшно, несмотря на яркий солнечный день и то, что я была в саду не одна — пожилой садовник как раз подстригал изгородь неподалеку и обернулся к нам, заинтересованный.

Пытаясь справиться с собой, я кликнула мальчишку и велела принести молока и хлеба, а также пирог, оставшийся от завтрака. Цыганка же подошла вплотную к разделяющим нас кустам, посмотрела куда-то поверх моей головы, заулыбалась и сказала, что даже гадать мне не станет — она и так видит мою судьбу.

Она действительно многое обо мне знала: про трагическую гибель Джона и мою учебу в Лондоне… Не считайте меня дурочкой, мистер Холмс — я ни на секунду не поверила, что всё это она вычитала в облаках надо мной! Полагаю, по деревне ходило немало сплетен о нашем семействе, а цыгане умеют не только болтать. Поэтому ее необычное гадание не вызвало у меня никаких иных реакций, кроме веселья. Теперь, болтая обычные благоглупости, она уже больше не казалась мне загадочной и пугающей, как вначале. Обычная попрошайка, которая явно хочет стрясти побольше, а потому и не просит мелочи. А тут она еще начала нести всякую чушь о том, что мне надо обязательно вернуться в Лондон, что нельзя такой девушке хоронить себя в глуши, а в большом городе меня ждет такая же большая любовь и прекрасное будущее…

Помню, я даже рассмеялась, настолько нелепо всё это звучало. И сообщила, что не собираюсь покидать дом, в котором наконец-то обрела покой. Тут как раз принесли узелок с кухни, и я отвернулась, считая разговор законченным и собираясь идти в дом, поскольку день был достаточно жарким и срезанные розы нуждались в воде.

И вот тогда она и крикнула мне в спину, что надо мною висит проклятие.

Что-то в ее голосе заставило меня обернуться и прислушаться к ее почти бессвязным крикам. Она была бледной и очень злой, сильно жестикулировала — и на этот раз, кажется, не пыталась обмануть.

Она кричала, что я проклята, что в этом доме мне жить нельзя, что мне надо скорее бежать отсюда. А если я останусь — то умру и умрут все, кто будет рядом со мной. Она кричала, что мои безвестные предки были прокляты самой землей и только камень города способен оградить меня от этого проклятья, да и то не до конца, потому что Джон тоже мог бы жить, если бы не встретил меня. А потом она убежала, даже не взяв узелок с едой, чем напугала меня больше, нежели всеми своими воплями.

Я девушка здравомыслящая, мистер Шерлок Холмс. И потому не придала особого значения этому происшествию, хотя оно и оставило в моей душе неприятный осадок. Особенно последние ее слова… Несколько дней я даже не выходила в сад, опасаясь новой встречи, но потом окончательно убедила себя, что всё это глупости. К тому же Алисия, обнаружив мое внезапное домоседство, пыталась вызнать причины, а рассказывать ей о неприятном разговоре мне не хотелось. Тем более что ее муж отличался излишним суеверием и постоянно рассказывал за обедом про те или иные пророчества, оказавшиеся истинными, и с моей стороны было бы глупо давать дополнительную пищу для уже надоевших мне разговоров.

Июнь и половина июля прошли спокойно, я уже почти забыла про тот скверный инцидент, но тут случилась первая неприятность: погиб мой любимый розовый куст — «Королева Виктория». Знаете, такие насыщенно-алые цветы с тоненькой черной бахромкой и более светлыми прожилками? Это сейчас, в сравнении с дальнейшими событиями, я говорю «неприятность», а тогда происшедшее показалось мне страшным несчастьем. Это ведь был мой любимый куст, я знала на нем каждую веточку, каждый бутончик; знала, когда который распустится; утром еще до завтрака бежала проведать, словно старого друга…

Он сгорел за два дня, словно пожираемый изнутри каким-то невидимым пламенем, и я ничего не могла поделать, и старый садовник только чесал в затылке, говоря, что никогда такого не видел. Листья скукожились и почернели, веточки покрылись белесым налетом, похожим на воск, а вместо прекрасных цветов остался лишь скверно пахнущий пепел. Видя такое дело, садовник предпочел выкопать умерший куст вместе с землей, вывезти на задний двор и там сжечь, опасаясь, что в противном случае зараза может перекинуться на остальные растения.

Помнится, я проплакала несколько дней.

Вы можете счесть меня бесчувственной, сэр, — я не плакала, когда умер мой Джон, а над глупым розовым кустом рыдала, как ненормальная. Алисия пыталась меня успокоить, а Берт был мрачен и ворчал, что это только первая ласточка. Каким-то образом он узнал про слова той цыганки — наверное, рассказала бывающая в деревне кухарка, известная на всю округу сплетница. Мне были неприятны эти разговоры, тем более что дети, раньше чуть ли не каждый день приходившие поиграть в мое крыло, теперь сторонились меня, а Памела, самая младшенькая, любительница конфет, теперь при случайных встречах разражалась слезами и убегала.

Я снова начала бо́льшую часть времени проводить в саду, не столько работая, сколько прячась. Так прошел еще один месяц.

А в августе заболела Мисси…

Я не сразу забеспокоилась, когда она пропала: Мисси — кошка вполне самостоятельная, уходила по своим надобностям, когда хотела, и могла не возвращаться, пока не нагуляется. Но обычно ее отлучки не длились более пары дней, а если такое и случалось, то она всегда находила время проведать если не меня, то свою любимую мисочку с молоком. А тут мисочка оставалась нетронутой уже третий день, хотя я утром и вечером наполняла ее свежим молоком, и я начала волноваться.

А потом ее обнаружил садовник — и прибежал за мной, поскольку с Мисси было явно что-то не то и он побоялся к ней приближаться. И я поспешила за ним, как была, в клеенчатом фартуке и грубых садовых перчатках: я тогда как раз пыталась придать подобающую форму разросшемуся сверх всякой меры кусту шиповника на центральной аллее.

Мисси лежала в сухой канавке и выглядела ужасно: пушистая и густая ранее шерсть слезала с нее клочьями, обнажая покрытую струпьями кожу, ее трясли непрерывные судороги, изо рта шла кровь. Садовник кричал, чтобы я не трогала ее, поскольку это может быть заразно, но я не могла оставить бедную Мисси в таком плачевном положении. Я перенесла ее в пустующий флигель, устроила поудобнее на меховой лежанке и послала мальчишку в деревню за доктором. Сама же попыталась напоить несчастную молоком, зная, что молоко помогает при многих болезнях и отравлениях. Но Мисси была настолько слаба, что не могла даже пить. Ее трясло, дыхание было тяжелым и прерывистым, иногда она начинала рычать или плакать, один раз даже попыталась меня укусить, но не смогла пробить зубами жесткую садовую перчатку, которую я так и не успела снять.

И тут как раз пришел доктор.

Мальчишка всё перепутал и привел обычного доктора, а не ветеринара. Узнав, что его вызвали к кошке, доктор пришел в крайнее негодование, но тройная оплата визита примирила его с необычной пациенткой — я понимала, что спасти Мисси может только чудо и ждать прибытия другого врача нельзя. Впрочем, доктор ничем не смог помочь, да и никто бы не смог, наверное. Мисси умерла у него на руках, прямо во время осмотра вдруг сильно вытянувшись и окостенев в считанные секунды. Шерсть к тому времени с нее слезла практически полностью, лысый трупик выглядел ужасно, но почему-то сильно заинтересовал нашего доктора. Он говорил, что никогда не видел столь быстрого трупного окоченения, и хотел произвести вскрытие. Обещал отказаться от платы за вызов, если только я позволю ему забрать труп несчастной кошки с собой. Я не могла допустить подобного издевательства над телом моей бедной подруги, доктор настаивал и уже даже начал сам предлагать мне деньги. Возможно, он чувствовал мою слабость — мне было плохо, хотелось поскорее остаться одной и оплакать несчастную Мисси, — потому и был таким настойчивым. Не знаю, чем бы всё это кончилось, но тут во флигель заглянул Берт и, узнав причину спора, принял мою сторону и быстро выпроводил назойливого доктора.

Я была слишком слаба и решила отложить похороны Мисси до следующего утра. Оставила ее тельце там же, на меховой подстилке во флигеле. Никогда не прощу себе этой слабости, обернувшейся для моей четвероногой подруги посмертным надругательством.

Утром, когда я, прихватив шляпную картонку, которая должна была послужить бедному животному последним пристанищем, заглянула во флигель, Мисси там уже не было. Обежав весь сад, я обнаружила части ее тела на подъездной дорожке — кто-то обезглавил и выпотрошил несчастную, а тело разрубил на несколько кусков, да еще и облил керосином. Хорошо, что я ранняя пташка: наткнись на это безобразие кухарка — и разговоров хватило бы на пару месяцев. Поэтому я поспешила собрать останки несчастной кошки в коробку из-под шляпки и похоронить под кустом сирени на клумбе под нашим окном. Я надеялась, что ей там понравится, — во всяком случае, при жизни она любила греться на этой клумбе.

Домашним я ничего про это не рассказала, достаточно с них и прочих переживаний. Сама же ломала голову и никак не могла понять, кто и, главное, зачем мог совершить подобное зверство? Не хотелось думать, что солидный доктор мог дойти до такого безумства в своем рвении, чтобы под покровом ночи тайком возвратиться в наш сад и совершить столь вожделенное вскрытие. Но если не доктор, то кто?

А еще через пару недель умер садовник. Сначала он жаловался на боли в суставах и горле, но он и раньше на них жаловался. И мы не придавали этому особого значения, пока однажды он не упал прямо на дорожке и не смог больше встать. Пришлось звать шофера, чтобы помог отвести его в дом, и снова посылать за доктором. Сначала я испугалась, что с садовником приключилась та же напасть, что и с Мисси, — а значит, это действительно заразно и мы все на очереди, особенно я сама. Но приехавший доктор успокоил нас, заявив, что столбняк не заразен и нам ничего не грозит — если, конечно, я не поцарапаю одной и той же иголкой сначала руку несчастного до крови, а потом и свой прелестный пальчик, да и тогда исход сомнителен. Доктор считал это веселой шуткой и долго смеялся, а ведь рядом лежал умирающий… Все-таки я вынуждена признать, что он оказался не слишком деликатным человеком, этот доктор…

Садовник умер через три дня. Я сидела с ним до последнего, видя в этом свой долг. Даже если не принимать во внимания проклятие, человек пострадал, пытаясь сделать лучше мой сад, и посидеть рядом — самое малое, что я могла для него сделать. Сначала постоянно заглядывал Берт и всё пытался уговорить меня пойти отдохнуть, но сдался, видя мою непреклонность, и оставил одну. К тому времени несчастного садовника уже окончательно парализовало, он не мог даже говорить, только смотрел на меня. И в глазах его я видела отражение собственной вины. Он не обвинял меня — я сама себя обвиняла.

Я не пошла на похороны — заснула тяжелым сном, и меня долго не могли добудиться. Больше я не работала в саду и вообще старалась не выходить из своей комнаты, даже к обеду. Сидела у окна целыми днями, смотрела на осенний сад и старалась ни о чем не думать. А особенно — не думать о том, остался бы садовник в живых, послушайся я слов той цыганки и вернись в Лондон.

Осень постепенно раскрашивала сад золотом и багрянцем, а я смотрела, как ветер играет листьями сирени, пока однажды не обратила внимание, что листья эти начали вянуть.

Это было вечером, и поначалу я не поверила своим глазам, списав всё на неверную игру освещения. Вернее, нет… Я поняла всё сразу, просто хотела убедиться, потому и спустилась.

Осень бушевала в саду огненно-рыжим пожаром, но пламя, которое сжигало куст сирени под моим окном, было иного рода — то самое черное внутреннее пламя, что уничтожило ранее мои любимые розы. Многие листья почернели и скрючились, а на некоторых веточках уже появился знакомый восковидный налет белесого цвета.

Сами понимаете, мистер Холмс, выхода у меня не оставалось. Я не стала никому ничего объяснять, в ту же ночь собрала небольшой дорожный чемоданчик и покинула «Ивовую хижину» ранним утром, пока все еще спали. Пешком добралась до станции и купила билет на первый же поезд в сторону Лондона.

Понимаете, мистер Холмс, я не могла рисковать.

Нет, вы только не подумайте, что я суеверна. Даже сейчас я не верю до конца в мистическую подоплеку происшедшего и пытаюсь по мере сил найти рациональное объяснение всем этим ужасным событиям. Но если есть хотя бы малейшая вероятность, хотя бы тень вероятности, — я не вправе рисковать жизнью и здоровьем хороших людей.

Я должна точно знать, мистер Холмс, понимаете? Я ведь даже не сообщила дяде о своем приезде, поселилась в дешевых меблированных комнатах, стараюсь не попадаться на глаза прежним друзьям и не заводить новых. Я боюсь сходиться с людьми — вдруг случившееся в Боскомской долине повторится и в Лондоне? Я устала бояться, но не знала, к кому мне обратиться за разъяснениями. Древние философы ничем не могли мне помочь, и я перестала посещать библиотеку, в которой первоначально надеялась найти все нужные мне ответы. Конечно, я слышала о великом сыщике Шерлоке Холмсе — а кто в Англии о нем не слышал? Но полагала, что вы давно отошли от дел или же работаете на правительство, и было бы самонадеянно с моей стороны отягощать вас подобными мелочами. Но тут на каком-то собрании меня познакомили с мисс Хадсон, и она была столь любезна…

— Всё это вздор, милочка! — перебила свою подругу Элеонора и слегка наклонилась, чтобы ободряюще похлопать ее по руке. После чего распрямилась и требовательно уставилась на Холмса. — Ну? Мистер Шерлок Холмс, великий детектив… Ох, извиняюсь — сэр Шерлок Холмс, конечно же! У вас найдется свободная минуточка, чтобы помочь моей подруге?

Холмс проигнорировал как неподобающий тон подобного замечания, так и саму юную скандалистку и ответил непосредственно нашей гостье.

— Вы поступили правильно, обратившись ко мне, юная мисс. Ваше дело куда серьезнее, чем могло показаться на первый взгляд, и пару раз вы только чудом избежали смерти. Но пока я не вижу в нем ничего сверхъестественного. Сейчас мне надо навести кое-какие справки и проверить пару гипотез. Но рискну предположить, что завтра к этому времени мы уже будем знать ответы на все интересующие нас вопросы. А пока предложу вам воспользоваться нашим гостеприимством в обществе особы, более подходящей вам по возрасту, чем два престарелых джентльмена.

Юные леди поняли намек правильно и удалились из гостиной, оставив нас с Холмсом вдвоем — хотя мисс Хадсон и не отказала себе в удовольствии несколько раз негодующе фыркнуть и поворчать что-то о мужском деспотизме. Когда шаги девушек затихли в дальнем конце коридора, я в некотором смущении обратился к своему всё еще молчавшему другу:

— Холмс! Мне, конечно, далеко до вашей интуиции, но кое-что и я не мог не заметить. Мне кажется, я знаю, что явилось причиной смерти несчастной кошки и бедного садовника. Во время моей службы мне доводилось работать с некоторыми веществами, чье воздействие на живые организмы производит подобный эффект… Кошка, очевидно, съела нечто, пропитанное отравой, потом, взбесившись от боли, поцарапала садовника и внесла на своих когтях в его царапины малую толику яда, оттого-то он и умер иначе и далеко не сразу. Какое-то дьявольское стечение обстоятельств! Я никак не могу понять, как несчастная кошка могла добраться до подобного вещества: это ведь не мышьяк, которым травят крыс наши добрые фермеры, и не цианистый калий, который можно купить в любой аптеке…

— Вы, как всегда, упускаете самое важное, Ватсон! — откликнулся Холмс из своего кресла. — Вы забываете о том, с чего всё началось.

— Вы имеете в виду розовый куст?

— Я имею в виду цыганское проклятие.

— Помилуйте, Холмс! Никогда бы не подумал, что вы можете верить в подобную чушь!

— А кто вам сказал, что я верю? Я просто отметил, что именно с него-то всё и началось. Хотя, если быть точным, всё началось даже раньше.

Воспользовавшись отсутствием дам, Холмс достал из початой упаковки сигару, аккуратно обрезал кончик и закурил, на этот раз — воспользовавшись спичками.

— Я называю такие дела «делом на полсигары», — пояснил он, выпуская клубы ароматного дыма. — Глупо и расточительно ради такого простого дела набивать трубку: не успеешь толком раскуриться — а решение уже найдено.

— Но тогда зачем же, Холмс?! — вскричал я, до глубины души пораженный. — Зачем вы сказали бедной девочке ждать до завтра? Почему не успокоили ее сразу?

— Ватсон, ну это же элементарно! Неужели вам не хочется еще хотя бы раз вкусить столь восхитительный омлет? К тому же мне следует навести кое-какие справки, — тон моего друга был серьезен, но глаза смеялись. — Может быть, мне удастся уговорить ее приготовить стейк по-американски, а не ту горелую подошву, что выходит из очаровательных ручек нашей милой мисс Хадсон. Или даже татарский бифштекс без этого ужасного чесночного соуса, который постоянно к нему присылают, несмотря на все мои просьбы. Никогда не ешьте чесночный соус, Ватсон! Мало того, что он сам по себе ужасно гадок на вкус, так еще и легко маскирует привкус мышьяка.

И я, поразмыслив, пришел к выводу, что Холмс абсолютно прав. Если не по поводу чесночного соуса, то хотя бы по поводу омлета.

— Дело нашей прелестной мисс Джейн простое, но оттого ничуть не менее страшное и подлое, — повторил Холмс, когда с сигарой было покончено, сделаны необходимые звонки и получены ответы на телефонограмму. — Вы, конечно же, обратили внимание на внешний вид мистера Берта? «Ранение, полученное при службе в особых войсках», — так это теперь дипломатично принято называть, но мы-то с вами знаем, что это значит на самом деле. К тому же бальзамические жидкости и странно пахнущие микстуры… Нет, с этим Бертом дело совершенно ясное! Понятно, где он служил и что там с ним сотворили. Нетрудно найти отраву, если пользуешься ею каждый день.

— Холмс! — вскричал я, шокированный. — Неужели вы действительно полагаете, что за всеми этими ужасными преступлениями может стоять этот несчастный калека?! Мисс Джейн утверждает, что он человек хороший, а она девушка достаточно проницательная! Да и зачем ему могло понадобиться убивать садовника и уж тем более — бедную кошку?

— Характеристики, данные мисс Джейн своим новоявленным родственничкам, говорят нам, скорее, о душевных качествах самой мисс Джейн, нежели о тех, кого она описывала. Хорошему человеку бывает трудно поверить в существование мерзавцев, даже имея к тому явные доказательства. Кошку он убил вполне сознательно, но вовсе не кошка должна была стать настоящей жертвой.

— Убивать садовника? Холмс, это выглядит странно. В наше время и без того трудно с прислугой!

— Садовник пострадал случайно, хотя и получил по заслугам, поскольку наверняка был замешан в этом деле. Помните, Берт не хотел оставлять его наедине с нашей гостьей? Опасался, что перед смертью тот наговорит лишнего. И успокоился только тогда, когда паралич полностью лишил несчастного подобной возможности. Нет, настоящей жертвой должна была стать именно мисс Джейн: ведь это ее кошка и именно ей бы достались те смертоносные царапины, если бы не жесткие садовые рукавицы.

Не в силах более сдерживаться, я вскочил и заходил по комнате. Даже мысль о том, что кто-то мог желать зла подобной девушке, казалась мне кощунственной, но не верить своему другу я тоже не мог.

— Но почему, Холмс? Почему?

— Все очень просто, Ватсон: дом. Дом, который Берт с семейством уже привыкли считать своим полностью — настолько, что даже начали потихоньку разрушать возведенные дедом перегородки. Я догадался обо всем сразу, как только мисс Джейн упомянула об этом обстоятельстве, а остальное было лишь недостающими фрагментами уже сложившейся мозаики. Берта можно понять: у Джона не было семьи, да и сам он не жил в поместье уже довольно давно. А тут большое семейство вынужденно ютиться на своей половине — и видеть, как постепенно приходит в полное запустение и ветшает без должного присмотра второе крыло семейного дома. Алиенский мятеж и гибель брата пришлись очень кстати. Берт с семейством посчитали себя единственными и полноправными хозяевами и уже успели привыкнуть к этой приятной мысли, когда им на голову свалилась невеста погибшего — и настоящая хозяйка того, что они уже считали своим.

Они не были злодеями, Ватсон. Помните, мисс Джейн говорила, что поначалу они уговаривали ее продолжить учебу и даже предлагали денег? Они были готовы ей заплатить — лишь бы оставить за собой весь дом целиком. Но наша упрямая гостья не захотела уезжать. И тогда ее родичи наняли цыганку.

Достижения науки — великое дело, Ватсон! В прежние времена нам бы пришлось трястись в кэбе до железнодорожного вокзала, потом ехать до нужной станции, а там еще и добираться по плохим дорогам до той деревни, рядом с которой два месяца назад располагался табор. Мы бы потратили несколько дней — и в результате убедились бы, что табор давно переехал, а куда — неизвестно! Сейчас же я сделал всего лишь три звонка: нашему другу Лестрейду в Скотленд-ярд, коронеру Боскомской долины и еще один, по указанному им номеру, — и вуаля! Табор обнаружен, цыганка допрошена и созналась, что ее действительно наняли господа из «Ивовой хижины». Дали соверен и обещали в десять раз больше, если ей удастся прельстить молодую госпожу и заставить ее уехать в Лондон. Или напугать — с тем же результатом. Так что цыганка действительно была совершенно искренна в своем стремлении заполучить вожделенное золото, но не преуспела. И тогда Берту пришлось действовать самому — уже вместе с садовником. Полагаю, вряд ли он бы смог отравить розы в одиночку так, чтобы давно работающий в доме слуга ничего не заподозрил. Они знали, что это любимые цветы мисс Джейн, и полагали, что такого потрясения ей будет достаточно.

— Какое неслыханное коварство! — пробормотал я, без сил опускаясь на диванчик.

— Но Берт и его помощники снова ошиблись. Гибель любимых цветов хоть и расстроила девушку, но не заставила ее покинуть «Ивовую хижину». И тогда преступники нанесли новый удар, жертвой которого стала несчастная Мисси.

Расчет был прост: если отравленная кошка поцарапает мисс Джейн и девушка умрет, ни у кого не возникнет ни малейших подозрений. Все знали, что она любит работать в саду, где так легко поцарапаться и занести в ранку смертельную инфекцию. Симптомы отравления малой дозой этой гадости похожи на столбняк, это вы правильно заметили, и у сельского врача не возникло бы никаких сомнений при установлении диагноза. Как позже и случилось с садовником — кошка могла поцарапать его, когда ей делали смертельную инъекцию, или отрава попала в его организм через поры кожи. Как бы то ни было, убийца сам пал жертвой своего преступления.

То, что случилось с кошкой после смерти, только подтвердило мои подозрения, превратив их в уверенность. Конечно же, Берт знал, что именно должно было произойти с несчастной Мисси, и, разумеется, всеми силами стремился этому воспротивиться. Он не мог допустить ее вскрытия: даже деревенскому врачу при подобном исследовании всё сделалось бы яснее ясного! Не мог он и оставить тело кошки в целости. Допустить ее погребение значило вовсе не поставить точку в этой истории, вы и сами это прекрасно понимаете, хотя до сих пор так и не признались мне, в каких именно войсках изволили служить… Но вернемся к нашей кошке.

Ее необходимо было сжечь. Ну, или, на крайний случай, хотя бы обезглавить, выпотрошить и расчленить на как можно большее количество кусков. Что он и постарался сделать той ночью, пока домашние спали, — обезглавил, расчленил, и выпотрошил, и даже облил керосином. Вот только почему-то не сжег. Это ставит меня в тупик. Вам ничего не приходит в голову, Ватсон?

Последние минуты я, чтобы скрыть свое волнение, развлекался тем, что выпускал крохотный язычок пламени из указательного пальца своей механистической руки и тут же гасил его. Обращение Холмса оказалось для меня полной неожиданностью — я вздрогнул, и пламя выстрелило из пальца длинной струей наподобие миниатюрного огнемета. Я поспешил загасить его и ответил, стараясь, чтобы голос звучал непринужденно:

— Полагаю, Холмс, что такие, как этот Берт… калеки… боятся огня. Мне приходилось работать с ними, и я часто наблюдал подобную реакцию, доходящую иногда до настоящей фобии. Тут всё дело в том, что на начальном этапе обработки их тела легко воспламеняются, и это накладывает отпечаток. Потом-то, конечно, подобный недостаток устраняют, но память остается. И только редкие натуры обладают достаточной внутренней силой, чтобы с ней справиться.

— Вот как? Буду знать, — ответил мой друг, посмотрев на меня при этом как-то странно. — Тогда всё становится на свои места… Утром мисс Джейн обнаружила останки растерзанной кошки и похоронила их под сиренью, тем самым отравив еще и это ни в чем не повинное растение. После чего уехала в Лондон, где, на счастье, судьба свела ее с нашей очаровательной мисс Хадсон…

— Мистер Холмс! Вы потрясающий человек!

Вздрогнув, я обернулся.

Наша юная гостья стояла в дверях, прижав стиснутые кулачки к груди, и смотрела на Холмса с восторгом и обожанием. Личико ее раскраснелось, глаза горели ярче обычного.

— Спасибо вам, мистер Холмс! Спасибо за всё! Элеонора была совершенно права, что убедила меня прокрасться обратно и подслушать… Благодаря ей я теперь всё-всё знаю! Вы великий человек, мистер Холмс. Вы сняли с моей души огромную тяжесть. И я теперь знаю, что мне делать.

— Если подадите на вашего деверя в суд за попытку убийства — можете смело ссылаться на меня, как на доверенного эксперта.

Мой друг, казалось, был совершенно не удивлен столь дерзким вторжением и смотрел на нашу гостью вполне благосклонно.

Мисс Джейн отмахнулась:

— Да бог с ним, с Бертом! Я не об этом. Уверена, его накажет судьба… Но благодаря вам, мистер Холмс, я теперь знаю, кем хочу стать!

И, не успели мы опомниться, она подбежала и порывисто расцеловала опешившего Холмса в обе щеки. Рассмеялась, видя нашу оторопь, и снова упорхнула к дверям.

— Я хочу быть детективом, мистер Холмс! Нет, я неправильно говорю — я стану детективом! Обязательно стану! Мисс Джейн Марпл, сыщик на службе Короны! Вы не представляете, мистер Холмс, какая это легкость, какое счастье — знать, что ты ни в чем не виновата! Вы удивительный человек. И я хочу быть такой же, как вы, — помогать простым людям, дарить им такую же легкость, какую вы подарили мне. Спасибо вам, мистер Шерлок Холмс, сэр! Спасибо вам!

И она убежала, не попрощавшись. Истинная англичанка, что ни говори!

— Ну, вот и остались мы с вами, Ватсон, совершенно одни, — заметил Холмс, с некоторой грустью глядя вслед юной особе. — Без столь вожделенного вами омлета и не менее милого моему сердцу стейка по-чикагски…

И с этими словами он удалился в спальню — последнее время он предпочитал отсыпаться днем и работать ночами, утверждая, что ночью никто не мешает ему думать.

Скорее всего, это правда.

Но, опять же, скорее всего — далеко не вся правда.


Квартирный вопрос (сборник)

Эра Мориарти сильно изменила нас всех. Но я никогда не спрошу его, почему он больше не носит серебряных запонок и не любит чесночный соус. Точно так же, как и он никогда не спросит меня о том, с чего бы это вдруг я так полюбил резкие ароматы восточных благовоний и почему из моей каюты так часто несет бальзамической алхимией, с которой даже они не справляются. Разве что в шутку — да и то лишь наедине.

Мы оба слишком дорожим нашей дружбой — и не хотели бы знать лишнего…

Евгений Лобачев

Ангел на скрипучих крыльях

Я скопытился, и меня заперли. Заперли в конуре с застекленным окошечком. И фотографию мою на обозрение привесили — вон она, насквозь видать.

Это как называется, а? Это что такое получается?! Ни тебе достойного погребения, ни верной супруги, пускающей сопли на могилке! Стоило ли помирать, чтоб торчать фотографией за стеклышком, будто какая фараоновая мумия?!

И главное, непонятно, как я помер. Загадка! И от чего? Тайна! И когда…

Да вот — когда? Ну, положим, вчера. Что я делал вчера? Вчера ведь суббота была? Положим, суббота. Если я проснулся сегодня, то спать, стало быть, лег вчера? А я что говорю! И помер вчера. Загадочной смертью.

* * *

Что же я вчера делал? С утра вроде намылился в гости к армейскому дружку — к Андрюхе Иванушкину… Ну точно! Мы с Андрюхой сто лет не виделись. Я к нему и пошел.

Пришел. Позвонил. Открыли. Его жена открыла, Лизка. А у Андрюхи жена — это боже ты мой что за женщина! Это же метр семьдесят сплошного шершеляфама! Ведь глядишь на нее — и думаешь: какого рожна я женился? Нахрена мне моя полундра? Где меня черти носили, когда… Ай, много чего думаешь!

Открыла Лизка и говорит:

— Привет, Витя! А Андрюшки нет. Он в понедельник в командировку уехал. На две недели.

«Вот те на! — думаю. — Тащился через весь квартал, а этого лопуха нет! Ну, уж раз пришел, зайду».

Это я думаю. А сам в это время на Лизку таращусь. Нет, была б швабра какая, я б не таращился. Плюнул бы и ушел. Но Лизка…

Андрюхина жена увидала, что я не в себе, и говорит:

— Витенька, тебе не плохо? Зашел бы, чайку попил…

А сама тоже смотрит на меня так, будто слопать хочет. «Что ж, — думаю, — чаю всегда полезно попить. Хоть и Андрюхи теперь дома нет. Да это и хорошо, что его нет! Вдруг согрешим? Тем более что с Лизкой согрешить — и не грех вовсе, а самое натуральное удовольствие. Удовольствие жизнь продлевает. Что ж, Андрюха, в самом деле, не обрадуется, что армейский дружок дольше жить будет? Да не такой он человек — Андрюха!»

Зашел попить чаю. Грешим. Только вот беда: запястье зазудело — там, где татуировка с цифирью. Да и черт с ним. Кто ж, когда грешит, на такую ерунду внимание обращает?

Грешим. Вдруг распахивается дверь — и вваливается армейский дружок. Должно быть, командировка раньше времени закончилась. Ох и опытные же люди анекдоты придумывают! На морде Андрюхиной улыбка, в руках — тортик.

Мы, чтоб его не расстраивать, делаем вид, что чай пьем. Чашки схватили. Что ж, что пустые? Кому какое дело? Может, вот только что выпили!

Но нет же! Андрюха давай беспочвенно подозревать. Все ему не так, все не этак. Чего в постель забрались? Чего прижались? Какого черта чашки вверх дном держите? Почему на Лизке юбки нет?

Тут уж я взорвался.

— Какое твое собачье дело, почему юбки нет?! Соскользнула! Жена у тебя стройная!

Встал, надел брюки. Уйду, думаю, от такого гада! Армейский друг называется! А еще вместе перед дембелем прапорщику харю чистили!

Двинулся к выходу, в дверях с Андрюхой не разминулся. Он мне пяткой под дых попал, я ему кулаком по почкам. Ну и в челюсть еще. Десантура — дело знаем. Потом дураком обозвал и крикнул, что много чести его лахудру Лизку отбивать.

Вышел и хлопнул дверью, да так, что замок заклинило. Дверь железная, с титановыми вставками, — хрен теперь без помощи спасателей выйдут. Я слесарь, в таких вещах понимаю.

Так. Значит, тогда я еще не умер. Живехонек был, живей некуда. Значит, после. Но когда?..

Вышел из Андрюхиного дома. Вдарил со зла по клавиатурке домофона — только кнопки брызнули! И правильно! И нехрен в эту вонючую хибару ходить.

Иду к себе, проклятое запястье зудит. Вот беда с этими татуировками! Навязали на нашу голову!

Вдруг, откуда ни возьмись, сын на дорожку выруливает. Держит под ручку какую-то… мышь — не мышь… выдру — не выдру… что-то невообразимое женского полу. И главное, поганцы, оба сигаретами смолят!

Я своего предупреждал. Я говорил: увижу с сигаретой — все, хана! Башку сверну и к заднице приклею. Задом дымить будешь.

Он и так ростом мелкий, не в меня. Метр с кепкой — в деда с материной стороны, там все недопадыши. Недоразумение, а не пацан. А тут еще курит!

Заступил я им дорогу, Тольку за грудки сгреб и говорю ласково, по-отцовски:

— Попался, щенок! Попался, недомерок! Я тебя предупреждал?! — и хрясь по морде, воспитательно так. — Марш учиться! И чтоб я рядом с тобой этой чувырлы никогда больше не видел!

Растолкал их в разные стороны и домой пошел.

Может, я тогда умер? Да нет же! Я и дальше живой был. Ей-богу, живой! Я ж после того еще с женой поцапался. Точно! Вдрызг. Так, может… Может, это она меня убила? Стерва!

Я пошел домой, а запястье так и зудит. Что ж за напасть-то?

Поднялся на этаж, распахнул дверь, а Машка с порога:

— Нет моего терпения! Всю жизнь мне испоганил!

Господи, они что — все эту свою нудятину из одной книжки вычитывают, что ли? Их, что ли, с первого класса учат истерики закатывать?

— Что ж ты, — говорю, — любимая, ор подымаешь? Чего опять не так?

— Ты в зеркало на себя глянь, урод!

Крикнула, заревела в голос и в чем была — бегом на улицу.

Ну, глянул я на себя в зеркало. Помада там была поперек всей личности. Лизка, тварь, вся ей измалевалась, чтоб мужичонку какого заманить, пока ее рогатый Андрюха в командировке. Падаль!

Черт возьми! Так значит, меня и не Машка убила. Я ж живой из дому-то вышел. И даже проклятая татуировка на запястье вдруг чесаться перестала. Хоть что-то хорошее в этой поганой жизни!

Вышел я из подъезда и сразу налетел на какого-то типчика в белом пиджачке. Рожа прощелыжная, улыбочка слащавая, только глаза грустные — будто водки на поминках не досталось.

Встал он поперек дороги и говорит:

— Что ж вы, Виктор Петрович, нарушаете? На руку давно смотрели? Ведь предупреждали вас. Неужели не зудело?

И ловко так мне рукав на запястье поддернул. Гляжу я на цифры эти разноцветные. Красные и черные. Красный — ноль, черная — пятерка. Вроде — плохо. Хотя хрен его знает. Я ими не интересовался никогда, хоть по закону уж несколько лет ношу. Да что там я — все такие носят. Эх, надо было, наверное, интересоваться…

— Нарушаете! — говорит снова этот, в белом пиджаке.

А потом… Потом сверкнуло и щелкнуло что-то, будто «коротыш» в проводах приключился.

И вот я здесь. Стало быть… стало быть, этот паскудник меня и укокошил!

* * *

Вот так я и помер, стало быть. Господи, как скучно быть покойником! Вечность в распоряжении, чтоб ей сгореть, а делать нечего! Снаружи, за стеклом, люди ходят, а я здесь один. Что, интересно, там такое? Кладбище, что ли? Ну да, кладбище, наверно. А я, значит, в склепе.

Чу! Скрипнуло что-то. И опять… И еще…

Надо же! Под потолком склепа мужик летит. Весь в белом, за спиной крылья, тоже белые. И он ими машет. А они скрипят… Ангел, блин. На скрипучих крыльях.

— Мужик, да смажь ты их! Шарниры скрипят!

Мужик хлопнулся на задницу. Смачно так хлопнулся. Для Вечного Ничто чересчур вроде громковато. И сперва даже прикрикнул, чудила:

— Ты как с ангелом разговариваешь?! Или ты… ты не поверил, да?

Меня аж смех прошиб, даром что покойник.

— Где ж ты скрипучих ангелов видел, балбес? Выкинь к чертям свои крылья! Или смажь, на худой конец.

Он чего-то на рубахе повернул, крылья и отвалились.

— Ладно, раз не похож на ангела — ну их! Тем более вы, гляжу, не религиозны. Это даже хорошо. Нормально сможем поговорить, без проповедей. Не люблю мертвецам головы дурить.

— Валяй! Отчего ж не поговорить? Без крыльев ты вполне нормальным покойником кажешься.

Он заржал.

— Покойник — вы. Временный покойник, будем надеяться.

Я уши навострил. Временный? Уже интересно. А он дальше талдычит:

— Что ж вы за счетчиком привязанностей не следили? Ведь специально на видное место нанесен — на запястье. Уж сколько лет, как «Закон о всеобщей любви» вышел, а народец вроде вас все не угомонится! Жить надоело?

Опа! Вот в чем дело! Ну и лажанулся! Никогда бы не подумал, что на такой ерунде погореть можно. Эти счетчики, конечно, государство не зря придумало, и все такое. Но мне, честно говоря, на всю их цифирь на лапище всегда плевать было. Лишь бы не чесалось. И надо же так вляпаться!

Мужик помолчал — наверное, чтоб дать мне почувствовать всю глубину моего падения, — и спрашивает:

— Вы хоть знаете, зачем счетчики привязанностей нужны?

— Знаю, не дурак. Психов отлавливать и всяких асоциальных типов. Красные цифры — сколько народу меня любит, черные — сколько ненавидит. Если красных — ноль, а черных сколько-то…

Он только руками развел.

— Вот именно. Если черных сколько-то, по вашу душу является особый сотрудник милиции. И, так сказать, изолирует… Знаете, кто вы теперь?

— Как — кто? Покойник… Только меня-то за что?!

— Есть за что, сами знаете. И пока вы не совсем покойник. Вы теперь: замороженное тело в криоцентре — раз, фотография в витрине — два и слепок сознания в компьютере — три. Вы меня через видеокамеру видите, через микрофон слышите, через динамики со мной говорите.

Слепок сознания… видеокамера… Господи, лучше бы умер!

Мне худо стало. Никогда бы не подумал, что мертвецу так худо быть может. Нет, конечно, про этакое правосудие и по телику трындели, и в газетах… Но мало ли кто чего… Меня-то оно как касается? Я-то при чем?!


Квартирный вопрос (сборник)

Уставился я на мужика.

— И что… Что со мной теперь будет-то?

— Что ж, побудете в таком виде, пока… пока вас какая-нибудь добрая старушка не призрит. Или вдова. Или сирота какой-нибудь, которому отец нужен. Мы уж и ваше фото в социальном пункте выдачи на обозрение выставили. Кто-нибудь да посмотрит. Но предупреждаю: ваши преступления — рядом с фотографией, в списочке. Нельзя же, чтоб народ кота в мешке брал!

— Так, может, меня родственники обратно взять захотят? Машка? Толик?

Он покачал головой.

— Законом запрещено. Они знали, на что идут, позволив себе возненавидеть вас. Счетчик фиксирует все.

— Что же будет, если… Если меня не призрит никто?

Мужик плечами пожал.

— Бывает иногда. Что сказать… Сердце у вас крепкое. Доктора сказали, еще лет шестьдесят своим ходом протянете, если оживить. А коли не призрят за шестьдесят лет, тогда по истечении срока — сразу в гроб. Уже насовсем, будто умерли сами собой от старости.

Я чуть не завыл от страха. Я хоть теперь и электронный, а испугался по-взаправдашнему.

Мужик кисло так ухмыльнулся и говорит:

— Не теряйте надежды! Большинство когда-нибудь отсюда выходит. Подождите, может, еще церковь заступится. Они иногда пускаются на такую благотворительность. Ждите. Надейтесь.

Он потоптался на месте, будто подумывая, не пора ли уходить. Потом сказал:

— Вот еще что. Маленький совет — на случай, если вас отсюда заберут. Счетчик привязанностей, сами видели, штука чувствительная. Мало ли как в новой жизни сложится. Так вы, того… чтоб число привязанностей не обнулялось — собачку заведите. Надежней будет. Пока вас хоть кто-нибудь любит, вы — живой.

Сергей Васильев

Современная наука

Перед вами очередной, апреле-майский, номер еженедельной on-line газеты «Современная наука и техника». Мы желаем нашим читателям интересного досуга, новых знаний, любопытных сведений и иной попутной информации, связанной с новейшими исследованиями!

Тема номера: «Двери как они есть».

Новейшие технологии

Эпоха открытых дверей

Представляем вашему вниманию статью нашего специального корреспондента, написанную по итогам Ежегодной научно-технологической конференции. Вы можете ознакомиться с докладом, прочитанным известным ученым, профессором Артемом Беспалых на открытой сессии, проходившей в последний день конференции в Большом зале.

Полноприсутственная версия

Видеоверсия

Аудиоверсия

Полная текстовая версия

Сокращенная текстовая версия

Комментарий (выбрать форму комментария)

Внимание! Вы выбрали полную текстовую версию

Тема моего доклада — «Поле односторонней проницаемости в современную эпоху». Возможно, такая тема покажется кое-кому странной, ведь применение поля широко и многообразно, а новых открытий в этой области не было в течение последних десяти лет. Что нового может вам сказать докладчик?

Разберемся для начала с терминологией. Так как поле односторонней проницаемости привычно вошло в наш быт, то нет смысла отказываться и от общеупотребительного названия поля — «дверь». Изучение этимологии данного слова не входило в мою задачу, тем более что любой человек прекрасно представляет себе дверь, каждодневно пользуясь ею. Что далеко ходить — вы сами сюда попали с ее помощью.

Тем не менее, пользуясь такой, казалось бы, простой вещью, мало кто задумывается о том, как же все это происходит. Поэтому рискну начать с истории вопроса, уделив ей несколько больше времени, чем полагается по регламенту.

Вероятно, многие, если не все, уверены, что поле односторонней проницаемости было всегда. Разумеется, это так и есть. Но узнали мы о нем не так давно, даже с точки зрения продолжительности жизни человека, — около пятидесяти лет тому назад. Мной найдены документы, неопровержимо свидетельствующие, что поле было открыто одним из легендарных первопоселенцев на Луне — Арсланом Меликовым. Случайно это произошло или преднамеренно, в результате продолжительных и целенаправленных исследований, — неизвестно. Известен результат — поле односторонней проницаемости.

Физика явления в данном докладе не рассматривалась. Если есть желание более досконально разобраться в вопросе, прошу обратиться к специальным работам: фундаментальной «Односторонней проницаемости» Семена Лежнева, парадоксальной «Механике проникновения» Василия Кирпичева и многим, многим другим, которые каждый может найти по соответствующим ссылкам. Если вкратце, то поле напрямую связывает две удаленные друг от друга области пространства, смыкая их в одной плоскости. Полю присущи определенные физические параметры: напряжение, упругость, анизотропность, цветность. Но в жизни мы используем лишь один параметр — проницаемость. Остальные либо нами игнорируются, либо мы пытаемся их компенсировать.

Посмотрите на дверь. На любую. Что мы видим? Нет, не поле. На самом деле мы видим обычную стену, на которой закреплен контур. Вот в этом контуре и появляется поле односторонней проницаемости. Разумеется, за пятьдесят лет с момента изобретения контур весьма сильно изменился, как с точки зрения потребления энергии, так и с точки зрения эстетики. Про безопасность я уже и не говорю.

При включении контура, всё, что находится перед ним, неумолимо затягивается в поле. Чем плотность вещества меньше, тем с большей скоростью. Первыми, разумеется, проходят газообразные вещества, что наиболее заметно стороннему наблюдателю, особенно если с потоком газа подхватывается незакрепленный на поверхности легкий предмет — например, стоящий перед дверью человек. По сути, он «вдувается» в дверь. В начале исследования поля, однако, кроме моментального прохождения газа, в пространстве, непосредственно примыкающем к полю, происходила весьма значительная эмиссия твердых веществ, что выражалось в потере массы и возникновении на внутренней поверхности передающей камеры характерного муарового рисунка. Сейчас, разумеется, большинство негативных эффектов устранено или сведено к минимуму.

Парадоксальность поля заключается в том, что энергия, необходимая для перемещения предметов на сверхдальние расстояния, значительно меньше, чем при перемещении на малые и сверхмалые расстояния. Теоретически при перемещении на бесконечную дистанцию энергия не требуется вовсе. Однако любые перемещения всегда конечны, да и куда бы мы переместились? В область, где уже не существует Вселенная? Да, я согласен, что этот вопрос может быть вынесен на философские дебаты. Мы же вернемся к теме нашего доклада. Данный эффект — я имею в виду обратно пропорциональные расстоянию затраты энергии — обусловлен так называемой упругостью поля односторонней проницаемости. И именно это свойство поля не позволяет нам в полной мере использовать его во всех сферах нашей жизнедеятельности.

Но это еще не всё!

Перемещение объекта в поле всегда прямолинейно, что зачастую создает значительные проблемы при перемещении на дальние и средние расстояния. Я имею в виду проблемы ориентации дверей. Если с настройкой в пределах одного гравитационного массива — например, планеты — затруднений обычно не возникает, то при использовании дверей на дальние расстояния возможны сбои при определении координат пункта назначения.

Представьте: вы набираете код для перемещения на Сигму Короны, а попадаете вовсе на Бету Кара. И вас вместо приятного тепла встречает жесточайший холод! Более того, вы можете попасть в незаселенное космическое пространство, что повлечет за собой неминуемую смерть, необходимость возрождения клона и безусловную потерю некоторой части вашей личной информации.

Кроме того, при вероятном сбое в энергогенераторе, вас может зашвырнуть вместо соседней комнаты в совершенно неизведанную область, из которой невозможно выбраться. А есть ли среди вас граждане, готовые совершить самоубийство ради возвращения домой? Ведь всегда есть риск невозрождения!

Да, это проблемы. И проблемы практически не решаемые, потому что вероятность нежелательного исхода вовсе не равна нулю. А кому в нашем обществе хочется рисковать своим здоровьем ради неизвестного результата? Даже риск должен быть обоснован.

Если же риск невозможно прогнозировать, то желательно его устранить вовсе.

Вот мы и подошли к основной идее моего доклада. Что может послужить альтернативой полю односторонней проницаемости? Что заменит дверь? Только дверь, обладающая двусторонней проницаемостью!

Назовем ее Д-дверью, чтобы не путать с обычной.

Рассмотрим вначале физику такой двери. Она наипростейшая: никаких полей, никаких энергоустановок, никакого контроля! Простая механика. С основами каждый может ознакомиться в соответствующих трудах профессора Яблонского — например, в его книге «Теоретическая механика». Данная книга находится в разделе «Антикварная литература», но в последнее время пользуется значительной популярностью у читателей, что не может не радовать. Если вкратце, то возможность применения Д-дверей основана на возвратно-вращательном движении ограниченной плоскости относительно вертикальной оси.

Нашей лабораторией разработана общая концепция эксплуатации Д-дверей на основе фундаментальных исследований и натурных опытов, проводимых нами в течение всего прошлого года.

Результаты исследований просто поражают!

В отличие от двери, Д-дверь вообще может не потреблять сторонней энергии. Достаточно минимального воздействия рукой в направлении, перпендикулярном оси Д-двери. А как мы помним, именно чрезмерная энергоемкость дверей малого радиуса действия больно бьет по нашей экономике.

Д-двери требуют минимального обслуживания. Все обслуживание сводится главным образом к устранению избыточного трения в местах крепления плоскости Д-двери к ее контуру путем смазывания оси вращения техническими маслами.

Действительно, производство технических масел еще недостаточно развито, но их требуется не так уж и много. В крайнем случае, можно использовать природные масла повышенной ректификации.

Конечно, существует проблема прорезки проемов в существующих пластолитовых стенах. Однако, что мешает сооружать необходимые проемы в процессе возведения зданий? Да, такие проемы всегда будут стационарны, но в этом тоже есть плюсы! Например, широко известны случаи, когда граждане не могли выйти из дому, так как их близкие снимали контур и перемещали его в другие места. В случае же со стационарной Д-дверью такое в принципе невозможно без сложного технического вмешательства.

Рассмотрим и другие недостатки Д-дверей, которые может предложить уважаемая аудитория, а также определим и обоснуем пути устранения этих мнимых недостатков.

Проникновение нежелательных граждан? Достаточно поставить на Д-двери код распознавания — и Д-дверь не будет открываться перед незнакомцем.

Интересный вопрос! Так как проницаемость двусторонняя, какова вероятность столкновения двух людей, желающих одновременно воспользоваться Д-дверью? Скажу вам так: она достаточно мала. Здесь вступают в силу временные параметры, зависимость площадей примыкающих к дверям помещений, количество людей и тому подобные признаки, слабо поддающиеся учету. Однако все эти проблемы можно решить разом, если применить звуковую либо световую сигнализацию, включающуюся в момент подхода человека. Причем ее можно настроить таким образом, что сигналы при подходе разных людей тоже будут различны. Заметив сигнал — например, красный, — человек приостановится, пропуская идущего ему навстречу, которому в данный момент зажегся зеленый сигнал, и никакого столкновения не произойдет.

Наиболее существенная проблема — герметизация помещений. Тем не менее, она вполне решаема. Всем известно, что помещения, в которые попадают из других миров, всегда снабжены тамбурами, служащими защитными буферами в случае проникновения чужой атмосферы, вредной для жизнедеятельности человека. Конечно, на малых расстояниях такой опасности быть не может, но возможно сооружение аналогичных тамбуров для изоляции внутреннего пространства здания от внешней среды. Кроме того, использование современных материалов позволит свести к минимуму проникновение атмосферы из внешней среды.

Очень хороший вопрос, показывающий, что здесь собрались специалисты, а не праздная публика! Материал, из которого может изготавливаться Д-дверь. Я скажу вам так: материал может быть любым. Абсолютно! В том числе и натуральным, природным. Если экстраполировать развитие Д-дверей, то можно представить, что и здания с Д-дверями будут возводиться из натуральных материалов: камня, глины, может быть, даже древесины! Хотя это дело отдаленного будущего, но почему бы не помечтать?

Установка Д-дверей. Как уже отмечалось, Д-двери могут устанавливаться в заранее устроенный проем, в том числе и в пластолите. Да, я интересовался технической возможностью устройства проемов. Она есть и даже не требует переделки технологического оборудования. Зато какой простор для творчества! Любой проем можно оформить индивидуально! Мы наконец избавимся от обезличенности современных зданий с их глухими стенами, когда, выйдя из такого, даже не представляешь, в какой из разноцветных башен ты проживаешь. Конечно, есть небольшая сложность в установке Д-дверей на верхних этажах. Но что мешает устройству современного подъемного оборудования? Технически — ничего. Кроме того, такое оборудование может навешиваться не только снаружи, но и внутри, чтобы попутно решить проблему герметизации, о чем ранее упоминалось.

Что же может повлечь за собой техническое воплощение данных идей? Представляется, что вместо окон, которые сейчас могут показывать абсолютно любой пейзаж, будут устраивать, так сказать, Д-окна, показывающие именно то, что находится снаружи здания. Уверяю вас, это не менее занимательное зрелище. Кроме того, в какой-то мере решится проблема избыточного потребления энергии, так как Д-окна, кроме эстетической функции, будут служить и для освещения внутренних помещений. Да-да, я проверял — в среднем не менее половины суток во внешнем пространстве преобладает так называемый световой день. Таким образом, будет осуществляться весьма значительная экономия энергоресурсов.

Нашей лабораторией произведены все необходимые расчеты эффективности нововведения по установке Д-дверей. На основе расчетов можно сделать недвусмысленный вывод о пользе и даже необходимости ввода в эксплуатацию нового способа перемещения между близко расположенными объемами пространства. Все это есть в приложении к докладу. Кроме того, там вы сможете найти специальные выкладки о продолжительности эксплуатации Д-дверей, данные о проводимых испытаниях, а также другую полезную информацию для тех, кто заинтересовался этим вопросом.

В заключение я хотел бы поговорить о психологических моментах применения Д-дверей. В современную пору всеобщей изолированности, когда даже близкие люди постоянно находятся в разных помещениях и зачастую общаются с помощью коммуникативных устройств, Д-двери наверняка привнесут нечто новое. А именно: Д-дверь может быть как закрыта, так и открыта. Да-да! Если соседние помещения объединены в некую общность открытым проемом, то люди психологически станут ближе, что повлечет за собой стабилизацию эмоционального фона и неосознанное чувство радости.

Открытая Д-дверь — вот залог процветания общества! Фактор, который встряхнет все наше общество и послужит стимулом к дальнейшему процветанию и совершенству! Грядет новая эпоха!

Разумеется, все это следует оценить, рассмотреть с точки зрения многочисленных воззрений и бытующих представлений. По крайней мере, нами предложен путь, реально ведущий к оздоровлению современного общества. Не побоюсь предсказать, что именно с сегодняшнего дня настает новая эпоха — эпоха открытых дверей!

Напоследок я продемонстрирую вам действующий образец Д-двери. Да-да, он тут есть и ведет во внешнее пространство. И вы лично убедитесь в его безопасности и эффективности. Прошу вас. Д-дверь испытана и надежна в эксплуатации. Чтобы развеять все ваши сомнения, я воспользуюсь ею сам. Внимание!..

Как сообщает наш корреспондент, Артем Беспалых взялся за выступ, расположенный на плоскости Д-двери, и потянул его на себя. Плоскость Д-двери повернулась, и несколько секунд можно было разглядеть нечто синее в верхней части открытого проема, зеленое — в средней и коричневое — в нижней. Что именно — читатели могут сами строить догадки. Присылайте ваши варианты! Наиболее интересные и оригинальные будут опубликованы в нашей газете.

Профессор помахал рукой собравшимся, улыбнулся, шагнул в открытый проем и закрыл за собой Д-дверь.

Где в данный момент находится Артем Беспалых, редакции неизвестно. Вероятно, всё еще в области, называемой «внешним миром». Поиски незадачливого профессора продолжаются. Остается надеяться, что Артему все же повезет и он наткнется на один из ранних образцов дверей, которые еще устанавливались во внешнем пространстве. Ведь у нас в наличии имеется всего один экземпляр Д-двери, который, ради обеспечения безопасности и контроля, был вынут из стены и поставлен под охрану, а проем в пластолите заделан.

О дальнейшей судьбе профессора Артема Беспалых и его изобретения мы расскажем в следующем номере.

Медицина и общество

Распечатанный

На прошлой неделе, в связи с программным сбоем, был распечатан человек. Социальная принадлежность его устанавливается, так как он явно не подпадает под закон о клонировании мыслящих существ.

Гражданин А. получил незначительную бытовую травму и обратился в ближайший амбулаторный пункт по месту жительства. Так как потеря пальца относится к легким травмам, у гражданина А. взяли образец его стволовых клеток, оформили генетическую карту и поставили палец на распечатывание на достаточно современном объемном принтере — «Нева — Ресурс-5».

Однако ночью была организована хакерская атака на амбулаторию. Программа по распечатыванию не получила необходимого сигнала об остановке печати в момент полного восстановления утраченного органа. В результате печать продолжалась всю ночь.

Когда оператор амбулаторного пункта пришел утром на работу, то увидел, что принтер уже допечатывает неизвестного гражданина и вмешиваться в процесс не имеет никакого смысла. Гражданин А., позднее явившийся на контактную операцию, опознал в распечатанном себя. Первым делом он возмутился и с криками «Это мое личное имущество!» попытался отрезать от распечатанного палец, чему помешала бригада амбулатории и вызванный наряд сотрудников службы по наведению порядка.

После того как вновь была запущена программа на печать, гражданин А. успокоился и принял в качестве компенсации извинения сотрудников амбулатории. Ему была сделана внеплановая контактная операция, а также предоставлена карта постоянного посетителя со скидкой пятьдесят процентов на все последующие услуги.

Тем не менее гражданин А. отказался забрать с собой распечатанного гражданина А-прим, ссылаясь на семейные проблемы. Гражданин А-прим временно находится в помещении амбулатории. Ему предоставлена материальная помощь в соответствии с пунктом Закона о перемещенных лицах, не имеющих документов.

Наибольшую пикантность в создавшейся ситуации имеет тот факт, что гражданин А-прим считает себя единственным и правомочным представителем самого себя, а гражданина А. называет «клоном, жуликом и похитителем его личности с целью воспользоваться всеми благами настоящего гражданина».

Остается только гадать, каким образом у распечатанного гражданина оказалось мышление и память гражданина А. и кого из них действительно считать полноправным гражданином, а кого — всего лишь копией.

Градостроительство

Куда идут дома?

Никто не будет спорить, что реклама — неотъемлемый признак современной цивилизации. Не будь ее — откуда бы мы узнали, что именно нам нужно? Однако все хорошо в меру. В последнее время реклама шагающих домов заполонила все информационное пространство. Где бы вы ни были, упоминание о шагающих домах неизменно попадет в поле вашего внимания. При этом достоверная информация о домах нового типа отсутствует.

Разобраться в ситуации и выяснить перспективы нового метода домостроения наш корреспондент попытался в беседе с исполнительным директором широко известной строительной фирмы «ЗемСтрой» Рафаилом Альбертовичем Абсалямовым.

— Уважаемый Рафаил Альбертович, наших читателей, безусловно, интересует вопрос о шагающих домах. Все видят рекламу. Но никто не знает, насколько можно доверять рекламе в такой специфической области. Как вы можете прокомментировать современные тенденции градостроительства?

— Начнем с того, что фирма «ЗемСтрой» не занимается выпуском и оснащением шагающих домов. Вы вправе спросить, почему такая, не побоюсь этого слова, солидная фирма, как наша, осталась в стороне от, казалось бы, столь перспективного направления в современном строительстве. И я вам отвечу. Основой нашего процветания является стабильность. Это не значит, что мы отказываемся от новаторства. Напротив! Мы всецело приветствуем его. Но все новшества проходят у нас многочисленные испытания. Только после всесторонних проверок и установления безусловной безопасности для жизни и здоровья человека, мы принимаем новшества к реализации в наших проектах.

— Не следует ли из ваших слов, что испытания шагающих домов вы проводите прямо сейчас?

— Именно так! На данном этапе уже можно делать предварительные выводы о перспективах шагающих домов, об их нише в общей системе домостроения. Остаются неисследованными лишь незначительные частности, которые не могут в целом повлиять на наше решение. А именно: будем мы строить такие дома или не будем.

— Так каков ваш ответ?

— Нет, не будем. Рассмотрим ситуацию на рынке. Дома массовой застройки, как и раньше, составляют основную долю во всей системе домостроения. Что отличает их от остальных? Вовсе не конструктивные особенности, как можно подумать. Нет. Основная их характеристика — дешевизна. Планировки таких домов — стандартные. Квартиры-ячейки все одинаковые, снабженные простейшей моделью двери. Жители таких домов зачастую не знают, в каком районе Земли находится их дом. Им это и не нужно. Какая разница, что за стенами, если человек никогда не покидает их? Если, пользуясь дверью, попадает сразу из своей квартиры-ячейки на место службы или на массовое мероприятие? Причем, чем дальше находятся точки входа-выхода, тем большая получается экономия энергоресурсов.

Именно такие дома предпочитает строить «ЗемСтрой». Конечно, некоторая часть домов относится к так называемой элитной застройке. Но чем она, по сути, отличается от массовой? Только планировками, более комфортными условиями проживания, неким дополнительным пакетом услуг. Например, обязательными видовыми окнами в каждом помещении, исключая помещения санобработки. Но ведь каждый вправе украсить свое жилье согласно личным вкусам: нарисовать на стенах что ему вздумается, повесить собственные картины или распылить обои. Это не возбраняется. Наоборот, это приветствуется! Самовыражение людей — важная составляющая любого психологического тренинга.

— Хотелось бы вернуться к шагающим домам и указать их место в современном мире.

— На мой взгляд, ажиотаж, поднятый вокруг шагающих домов, искусственен и не связан с действительными потребностями общества. Да, это шаг от современного, не побоюсь этого слова, закостеневшего состояния в отрасли. Но куда сделан этот шаг? Вперед? Нет. Скорее, вбок. По сути, это побочный побег на древе градостроительства. Он интересен своей необычностью, оригинальностью и непривычностью. Им можно восхищаться, можно презрительно отворачиваться, но разовьется ли из него крепкий ствол, противостоящий натиску жизни, или побег зачахнет — покажет только время. На мой взгляд, есть тенденции к вырождению идеи шагающих домов.

— В чем они проявляются на данном этапе? Судя по отзывам информагентств, эти дома приобретают всё большую популярность.

— Это взгляд стороннего наблюдателя, искусственно поддерживаемый производителями шагающих домов. Я же говорю с точки зрения специалиста, постоянного отслеживающего тенденции рынка. Собственно, в этом и заключается моя работа.

Так вот. Шагающие дома перестали пользоваться популярностью у покупателей. Наметился явный спад в продажах. С чем это связано? С несоответствием запросов и цены. По сути, покупатель за бульшие деньги получает то же, что он и так бы имел, купив стационарный дом за гораздо меньшую сумму. Единственное отличие — в психологической составляющей. Являться владельцем шагающего дома престижно и модно. И эта идея лоббируется производителями шагающих домов, имеющими поддержку в правительстве. Иначе никто бы и не стал покупать их продукцию.

Кроме того, я считаю сам термин «шагающий» неправильным и не отражающим сути движения дома. На самом деле дома движутся на тщательно сбалансированной гусеничной подвеске — попросту говоря, ползут. Но никто же не станет покупать «ползающий» дом! Правильный термин ассоциируется с неприятными существами: змеями, червяками… Довольно неприятно чувствовать себя в большом червяке, особенно, если этот червяк пытается с тобой общаться, не всегда понимает твои желания и доставляет тебе разные неудобства. А их немало. Но, как вы понимаете, продать что-то, рекламируя его недостатки, невозможно в принципе. Поэтому недостатки, заложенные еще на стадии проектирования, тщательно замалчиваются. Их как бы не существует. Конечно, если дотошный покупатель начнет спрашивать, ему честно всё объяснят и предупредят, как поступать в той или иной ситуации. Но покупатель же не имеет ни малейшего понятия, о чем спросить!

— В чем же вы видите недостатки шагающих домов?

— Главный недостаток один. Именно тот, который отличает дома подобного типа от всех остальных, — их мобильность. Да-да! То, что ставилось разработчиками во главу угла и рекламировалось как последнее слово техники, на самом деле принесло жителям таких домов изрядные неудобства.

— Не остановитесь на них подробнее?

— Охотно. Первое неудобство: чтобы воспользоваться дверью, необходимо остановить дом. Причем желательно заложить остановку в программу. Иначе придется воспользоваться аварийным отключением, что зачастую чревато сбоем во всем программном комплексе. Из кранов с холодной водой может политься горячая; возможны резкие перепады напряжения и выход из строя бытовой техники, электромагнитные импульсы, стирающие оперативную память… И так далее, и тому подобное.

Второе неудобство — движение. Дом перемещается по пересеченной местности, и это ощущается. Людей с чувствительным вестибулярным аппаратом попросту укачивает. Согласитесь сами, постоянно принимать таблетки от морской болезни не очень полезно для здоровья.

Третье — управление домом. Шагающий дом требует постоянного внимания. Даже поставленный на автоматический режим, программный комплекс управления будет постоянно запрашивать владельца дома о том, что ему делать. Куда шагать? Обойти препятствие или повернуть назад? Какой выбрать путь следования? Даже если вы предварительно запрограммировали нужный маршрут, сверяясь со спутниковой картой, не факт, что ситуация не изменится и препятствие вдруг не возникнет на вашем пути.

— Это данные испытателей домов?

— По большей части — да. Получив такие неутешительные выводы, руководство нашей компании решило непосредственно поучаствовать в каком-либо этапе испытания. В частности, мне пришлось провести двое суток в шагающем доме. Впечатления, скажу я вам, неоднозначные.

— Поделитесь ими с нашими читателями!

— Войдя в дом через стандартную дверь, я, согласно инструкции пользователя, назвался. Причем назвался полным именем — для того чтобы дом запомнил меня и обращался ко мне так, как мне хочется. В любой момент обращение можно поменять, но по указанию владельца дома. Однако дом, вопреки инструкции, сразу же назвал меня, не побоюсь этого слова, Рафиком, что вызвало во мне внутренний протест. В той же инструкции настоятельно советовалось не вступать с домом в пререкания, а попытаться либо перепрограммировать его, либо вызвать мастера по устранению технических накладок.

В задачи испытания перепрограммирование, а тем более вызов техника, не входили, поэтому я решил не обращать внимания на столь панибратское обращение. Далее инструкцией предписывался запуск дома. С этим я справился легко, хотя дом и брюзжал, что я мог бы выбрать и более легкий маршрут следования. Тем не менее он подчинился и начал двигаться с заданной скоростью в заданном направлении.

Направление было задано так, чтобы испытать дом на как можно большем количестве вариантов пересеченной местности. Нам предстояло двигаться через поля, леса, ручьи, болота, осыпи, овраги, лощины, холмы и т. п.

Дом двигался достаточно равномерно, послушно демонстрируя на двух экранах окружающие виды, создавая полный эффект присутствия. Насладившись видами, я решил подкрепиться, о чем тут же сообщил дому. Дом отреагировал несколько странно, сначала заявив, что у него нет продуктов. Когда я возразил, сказав, что сам присутствовал при погрузке, дом ответил, что он этого не видел и все происходило без его ведома. Так что брать на себя ответственность за приготовление пищи из «непонятно чего» для столь ценного человека он не может. Единственное, что он может гарантировать, — включение плиты на достаточную мощность. Но чтобы я не забывал о технике безопасности. И тут же вывесил передо мной инструкцию, где было много-много запретного и мало-мало разрешенного. Например, разрешалось петь в душе, но не громко и только тогда, когда льется вода.

Итак, готовить пришлось самому — одновременно контролируя маршрут, так как дом все время норовил куда-нибудь свернуть, оправдываясь тем, что «там вид лучше, а проходимость вообще идеальная». От душа я отказался, так как в этот момент не смог бы наблюдать за движением. Посочувствовав, дом зашел в реку и предложил открыть аварийный шлюз, чтобы я мог вымыться прямо на контрольном посту. Я благоразумно отказался, ссылаясь на запрет пользоваться природными материалами.

В конечном итоге я так и не понял, кто кого испытывал: я — дом или дом — меня. Возможно, для кого-то такое поведение его жилища — самое то. Но я к таким экстремалам не отношусь. Большинство людей — тоже. Люди начнут отказываться от шагающих домов.

— Вы не прогнозируете обвал в отрасли вследствие массовых отказов?

— Заверяю вас, массовых отказов всё же не будет. Будет постепенное, равномерное снижение спроса вплоть до единичных покупок. Какие это может иметь последствия для отрасли? На самом деле — никаких. Некоторая часть участников рынка вернется к традиционному строительству. Другая, самая упорная или глупая, будет продолжать строить шагающие дома, постепенно исправляя допущенные ошибки.

Да, разумеется, все недостатки можно устранить: развить программный комплекс, сделав его более гибким; установить новое оборудование, которое компенсирует эффект непрерывного движения; научиться выходить из дверей на ходу, выключить передающие камеры и включить видовые окна… И что мы получим в итоге? Дорогой благоустроенный дом, находящийся неизвестно где. А теперь вспомните, что я вам рассказывал в начале нашей беседы о современном домостроении. Шагающий дом практически перестанет отличаться от обычного стационарного элитного дома. Живя в таком доме, вы уже не будете ощущать то, что он идет.

— Передвижение шагающих домов — их главное и основное отличие от стационарных, разве не так?

— Так. И мы вправе спросить: а на самом ли деле идут сейчас шагающие дома? Нет-нет, успокойтесь! Независимыми экспертами полностью подтвержден факт перемещения домов в пространстве в соответствии с неровностями рельефа. Однако ни один эксперт не задался вопросом, куда именно движутся дома. С какой целью? И куда они в конечном итоге придут?

На этой оптимистичной ноте наш корреспондент и закончил интервью с Рафаилом Альбертовичем.


Энергетика и общество

Расфокусированный

Вчерашняя авария в системе энергоснабжения привела не только к различным поломкам бытовой техники, отключению электроприборов и отсутствию связи между гражданами. Сбой в системе энергоснабжения привел поистине к вопиющему случаю.

В квартире гражданки П. отключился свет. Через некоторое время энергоснабжение восстановилось. Каково же было удивление гражданки П., когда она увидела полупрозрачный силуэт мужчины! На естественный вопрос «кто вы?» посетитель объявил, что он тут живет, а она, «курва этакая», не желает признавать собственного мужа. Если учесть, что говорилось это писклявым голосом, совершенно непохожим на привычный для нее тембр мужа, то реакция женщины оказалась вполне ожидаема. Гражданка П. схватила первый подвернувшийся под руку предмет (это оказалась тяжелая ваза) и обрушила его на голову нарушителя спокойствия.

Как и следовало ожидать, эффективность удара оказалась близкой к нулю: ваза прошла сквозь полупрозрачного мужа, ударилась о металлическую стойку стеллажа и разбилась. Часть мелких осколков тем не менее застряла внутри полупрозрачного тела. Муж покрутил пальцем в районе головы, пробурчал что-то об уничтожении личной собственности и попытался выковырять осколки из своего тела.

Происшествие можно было бы считать простой бытовой ссорой, если бы через несколько секунд из двери не вышел второй гражданин П., тоже полупрозрачный. Огорошив жену теми же словами про «курву», но с дополнительным настойчивым пожеланием видеть первого гражданина П. в гробу, второй гражданин вызвал у жены припадок неконтролируемого визга.

Словно в ответ на это, из двери вышел третий гражданин П. Повторив в общих чертах слова второго гражданина П., только с указанием количества «непонятных мужиков», третий гражданин вызвал обморок у гражданки П. Оставшись втроем, граждане П. начали выяснение отношений между собой, безуспешно пытаясь причинить друг другу какие-либо повреждения.

Через некоторое время гражданка П. пришла в сознание и вызвала сотрудников службы наведения порядка и бригаду техников. Наряду службы не удалось успокоить разбушевавшихся граждан П., желающих выяснить, кто из них находится в квартире по праву, а кто просто зашел в гости. Не удалось доставить их и в отделение — не только в связи с полупрозрачностью, но и по причине невозможности воспользоваться дверью.

Техники же, не обращая внимания на перепалку, установили следующее.

Сбой в электроснабжении произошел в момент перехода гражданина П. с работы домой. В квартире гражданина П. стоит дверь не только простейшей модели, но и облегченного варианта — без дополнительных аккумуляторов. В результате не сработал защитный контур и произошла расфокусировка в точке выхода. Гражданина П. передало по частям, с потерей плотности каждого экземпляра. Следует отметить, что все три части были одинаково доставлены в место назначения, хотя и с задержкой во времени.

Таким образом, дверь оказалась исправной, так что претензии гражданки П. к поставщику дверей оказались неправомерными. По понятным причинам претензии самого гражданина П. по факту уменьшения плотности тела не могут быть предъявлены до момента обретения им целостности и полагающейся плотности.

Сейчас проводятся исследования с целью воссоединения независимых частей гражданина П. Остается надеяться, что наши физики решат эту нетривиальную задачу в ближайшее время, так как психологическое состояние гражданки П. близко к критическому.


Квартирный вопрос (сборник)

Ян Разливинский

Дождь из лягушек

1

Девушки со мной на улице не заговаривают — видимо, ввиду полного отсутствия черт, привлекающих прекрасный пол. Так было всегда. Это такая же незыблемая константа, как скорость света. Я давно привык, что заинтересованные взгляды достаются другим, и даже — при желании — могу отыскать в таком положении вещей нечто позитивное. Можно, скажем, спокойно дремать на парковой скамье и быть уверенным, что твою релаксацию никто никогда не прервет. Хилое, кстати сказать, утешение…

— Извините… — выдохнул над ухом дрогнувший девичий голосок.

Открыв глаза, я извинил: девушка того стоила. В памяти сразу же всплыло почти забытое определение из эпохи юности — «шикарная девчонка».

— Извините, — осторожно повторила девушка, — вы не знаете, что случилось?

Я зачем-то посмотрел на часы. Они показывали 12:20. Чёрт! Лучше бы она спросила дорогу или попросила закурить, чем вот так предоставлять бесплатную возможность почувствовать себя полным идиотом.

Я не сразу понял, насколько продолжительным было мое молчание. Девушка, неуверенно кивнув, побрела прочь, оставив немого дурака прохлаждаться на скамье.

— Э… Подождите! А что случилось-то? — теперь я решил продемонстрировать чудеса коммуникабельности.

Она обернулась, задумчиво покусывая губу. Ну да, стоит ли метать бисер…

— Вы ничего не заметили? — тихий голос доплыл через зеленый сумрак, как сквозь воду.

Голос девушки, которой достаточно говорить негромко.

И я, конечно же, услышал. Только что я должен был заметить? Что она сменила туфли или перекрасила волосы?

— Совсем ничего?

Очевидно, со мной только так и можно общаться — посредством методичного повторения одних и тех же фраз. Тогда я воспринимаю.

Я встал и честно огляделся вокруг. Парк был тих и пустынен, и маньяки, буде они здесь водились, точили ножи вдали от нас. Хотя, конечно, имелась какая-то странность в окружающем пейзаже…

— Ну посмотрите же! — девушка начала не на шутку волноваться.

В ее глазах даже блеснули слезы. Сказать по правде, она здорово отвлекала, эта девушка. Если б ее не было, я, может, быстрее бы понял, «что случилось».

— Никого ведь нет! — выпалила она в отчаянии.

Я перестал озираться. Я подошел к девушке. Я заглянул в глаза. От незнакомки приятно пахло духами, и она не выглядела сумасшедшей.

— То есть?

— Никого нет, понимаете, никого! — снова выкрикнула несумасшедшая девушка и бросилась ко мне.

Я едва успел расправить грудь и принять на нее рыдающую незнакомку. Мысли брызнули сворой мартовских котов, оставляя после себя пустую крышу рассудка. Крыша потихоньку заскрипела, намереваясь отправиться в дальнюю командировку. Нужно… нужно было что-то сделать. Вначале — хотя бы сказать, насколько мне близки ее переживания.

«Ну что же вы…» — хотел ласково и ободряюще прошептать я. Хотел, а вместо этого неуверенно пробормотал:

— Перестаньте, успокойтесь! Тут рядом, на Ломоносовской, есть кафешка. Неплохая кафешка, там всегда очень прилично кормят…

Мои слова повергли девушку в пучину отчаяния. Я не припомню случая, чтобы простое предложение испить кофею вызвало столь бурную реакцию. Но, поскольку «нет» не прозвучало, у меня хватило сообразительности осторожно выпростаться из цепких объятий королевы красоты и аккуратно, за локоток, повести ее в сторону северного выхода. Не дай бог, нас кто-нибудь увидит — чисто дружинник с раскаявшейся хулиганкой!

— Попьем кофейку… Вы всё расскажете… Может, я чем-нибудь помогу… — ворковал я на ходу, заполняя паузы между всхлипываниями.

— А кто… кто вам сварит кофе? Ведь никого нет!

Я и сам видел, что аллея парка была пустой. И вообще было чересчур тихо — тихо удручающе, я бы сказал… Шелест деревьев, еще несколько минут назад казавшийся убаюкивающе спокойным, теперь воспринимался как зловещий шепот. И ветерок сделался каким-то неприятно прохладным — причем не из-за смены погоды…

Э, девушка-то была права!.. А если не права, то ее психоз оказался на редкость заразным.

И тут наваждение кончилось: с аллейки, идущей перпендикулярно к нашей, послышался слабый перестук шагов. Всё ближе и ближе.

— Ну? — с воодушевлением и почти натуральной бодростью вопросил я.

Девушка посмотрела на меня с радостным изумлением. Действительно, братцы-кролики, что за ерунда? Находимся в центре города, на дворе белый день, а мы ведем себя как два психопата из романов Кинга или Кунца!

Я еще успел подумать, что сейчас всё прояснится и она уйдет от меня (может, на радостях чмокнув в щеку), бесшабашно помахивая своим ридикюльчиком на длинном ремне.

И тут из-за поворота вывернула рыжая собака больших размеров и неопределенной породы. Покосившись грустными глазами на нас, почтительно закаменевших, она, не останавливаясь, прочапала мимо. Мы провожали собачень взглядами до тех пор, пока она, сделав «пи-пи» у фонаря, не свернула в кусты. Наверное, так смотрели приверженцы Мессии, когда Он гулял по галилейским водам.

— Вот, — тем не менее сказал я. — Собака…

С такой интонацией обычно говорят: «Ну что ты, дружок, еще не всё потеряно!» И девушка с надеждой повторила:

— Собака.

2

Нам (мне, по крайней мере, точно) казалось в тот миг, что, выйди мы за пределы заколдованного парка — и темная магия потеряет силу. Мы вышли — и первое, что я увидел, это пустые столики уличного кафе. На одном, словно насмешка, стояли три дымящиеся чашечки, а на спинке стульчика висел оранжевый пакет с рекламой «Кэмела».

Я посмотрел вправо и влево. В обе стороны Ломоносовская просматривалась великолепно — хоть стреляй из пушки, никого не заденешь.

Тогда я посмотрел вверх, словно над нами мог висеть организатор всего этого безобразия, надувая щеки и зажав рот ладошками, чтобы не расхохотаться. Высоко в небе застыли стрелки перистых облаков, и ни ковра-самолета, ни гаденыша, который парил бы сам по себе, не наблюдалось. Даже голубей — и тех не было. Просто небо и просто облака.

— И что мы теперь будем делать? — почти спокойно спросила девушка.

Мне ее «мы», несмотря ни на что, очень даже понравилось.

— Ты думаешь, по всему городу так? Может, объявили эвакуацию, а мы не слышали?

— Очень остроумно! Я прошла по нескольким улицам — и нигде не души. Зашла к Маше, подруге, — ее нет. Дома у себя была — тоже никого…

— А позвонить?..

— Связь не работает.

— Ты понимаешь, что такого не может быть?

Она кивнула.

— Может, всё это снится?

— Кому из нас? Лично мне — нет, — и чуть повела головой.

Я проследил за этим движением и рассмотрел на загорелом предплечье темное пятнышко свежего синяка. Бедняга уже попробовала определить свое местоположение между явью и сном.

— Да я так… Бред какой-то! Неужели никого?

Я не тугодум. Просто есть вещи, в которые ни под каким видом нельзя верить. В то, что теплое пиво в жару намного вкуснее холодного. В то, что бедным быть гораздо приятнее, чем богатым. В то, что ты остался один в огромном городе — как Калле в старой сказке, очутившийся однажды в обезлюдевшем мире.

— Ты помнишь сказку про Калле? «Калле один на свете»?

— Да, мультик видела. Только пацан-то в конце концов проснулся.

— Всему найдется разумное объяснение, — успокоил я то ли ее, то ли себя, — Чудес не бывает. Призраки — это электромагнитные сгустки; драконы — сохранившиеся динозавры; а лешие — снежные люди, которые, в свою очередь, не что иное, как близкие родственники человека, быть может, даже неандертальцы… Тебя как зовут? — неожиданно для самого себя закончил я.

Девушка изумленно на меня воззрилась. Видимо, знакомство с таким типом, как я, в ее планы не входило; и я вновь вспомнил, что девушки со мной на улицах, увы, не заговаривают…

— Я могу называть тебя Евой, — приободрил я ее.

— Лучше Надеждой — я к этому как-то больше привыкла…

3

Спустя пару часов мы вышли на окраину города. Несколько раз видели голубей и несколько раз — кошек, но ни разу — человека. Мы заходили в подъезды, поднимались на этажи, стучали и звонили. Но везде за аккуратно запертыми дверями жила одна лишь тишина.

Я редко бывал в этой части, но сейчас мы меньше всего боялись заблудиться. Мы наугад выбирали улицы, иногда выходили на одну и ту же дважды и продолжали двигаться вперед. Наконец слева потянулся пыльный бетонный забор, за которым громоздились здания темно-красного кирпича — городской хлебокомбинат. Собственно, насколько я помнил, это и было краем географии: дальше был всего один квартал довоенной постройки, где двух— и трехэтажки чередовались с частными домами. Потом город заканчивался.

Ворота на проходной были гостеприимно сдвинуты в сторону, но мы не стали заходить на территорию — и так было понятно, что здесь никого нет.

— Есть хочется, — сказала в пространство Надежда.

Комбинат не работал, но хлебный дух по-прежнему растекался по всему кварталу. Вдохнув полной грудью, я сразу вспомнил, что весь мой сегодняшний рацион состоял из глазуньи на завтрак и кофе на обед.

— У меня есть бутерброды. И вино.

— Смешно, — сказала Надежда и потянула меня куда-то через дорогу. — А я думаю, что это у него в пакете такого ценного! Выброси. Ты что, забыл? Калле один на свете.

Через дорогу обнаружился одноэтажный кирпичный домик с вывеской «Колобок. Фирменный магазин».

— Ну, ты чего?

Я пожал плечами. Все происходящее, несмотря на чрезмерную правдоподобность, вновь показалось странным сном, но ведь даже во сне надлежало держаться определенных нравственных норм.

— Пошли-пошли!

Магазинчик оказался маленьким и уютным. Наверное, лет сто назад так выглядели лавочки купцов в деревнях: гирлянды сушек и баранок, пирамиды из печенья, стеллажи с хлебом. По стенам, вперемешку с инструкциями и выписками из каких-то постановлений, висели выполненные в желто-оранжевой гамме плакаты всё с теми же сушками и караваями.

Надежда уверенно зашла за прилавок и, скрестив руки на невеликой своей груди, вопросила голосом матерой продавщицы, которую, видит бог, так достали все эти суетливые покупатели:

— Чего хотите-та? Беритя поскорей!

Я захотел большую шоколадку (каюсь, с детства люблю сладкое) и пригоршню какого-то симпатичного печенья — для начала. В задней комнате (судя по всему, бытовке) отыскался водопровод. Холодная вода не шла, а из крана с горячей еле-еле текла холодная. Я нацедил чайник, но оказалось, что зря: электричество исчезло вместе с людьми. Тогда вернулся в торговый зал и снял с полки бутылку «Фанты».

— Света нет, — сказал я.

Надежда сдержанно кивнула, продолжая сервировать прилавок. В меню преобладали хлебобулочные изделия и сладости.

— Может, пойдем в другой магазин? — раздухарился я.

— А, ладно! Перекусим здесь, поужинаем там… Какая разница-то? — небрежно отмахнулась Надя.

Мы, словно сговорившись, обходили обсуждение той невероятной ситуации, в которой оказались, — наверное, потому, что, несмотря на все очевидные доказательства, разум отказывался верить в столь чудовищный факт — что мы одни во всем городе. Почему именно мы? Почему именно в этом городе? Что, в конце концов, случилось?! Я почувствовал, как заколотилось сердце, и поспешил переключиться на другие мысли. Может, это трусость, но лучше взяться за проблему чуть позже. У нас же нет никаких фактов на руках — ровным счетом никаких фактов!

— Давай обедать, — сказала Надежда.

Но нашему обеду суждено было превратиться в ужин. Мы сидели недолго — минут десять, не больше, — однако свет за окнами стал заметно меркнуть. Словно темная туча медленно наползала на солнце, но я-то помнил, что небо всё время оставалось безоблачным. Может, что-то с часами?

— Сколько на твоих?

— Четыре часа.

Странно, на моих тоже. Я подошел к окну. Небо и в самом деле темнело, причем без посредства каких-либо туч. В зените оно уже налилось фиолетовой синюшностью, а над зданиями хлебокомбината, загораживающими вид на горизонт, вставало оранжевое зарево. Зарево заката.

— Гроза будет?

— Посмотри-ка лучше сама!

Забыв о еде, мы стояли и смотрели, как за считанные минуты на город спускалась ночь, как гасла, сползая за горизонт, заря и загорались редкие тусклые звезды. В каком-то ужастике был эпизод с ускоренной сменой времени. Никогда не думал, что увижу всё это воочию.

В подсобке отыскались две свечи. Желтоватый свет озарил помещение, раскидав тени по углам; тени эти с каждой минутой становились всё гуще и гуще, всё четче обрисовывая круг света.

— Что будем делать дальше? — спросила Надежда.

В другой ситуации мне бы, наверное, понравилось, что во мне видят руководящую силу.

— Думаю, самым разумным будет поискать машину и, если к утру ничего не изменится, отправляться в Хворовск.

— Я не помню, чтобы нам встречались машины.

— Это еще ни о чем не говорит. Мы же не были в центре и у вокзала.

— Ты умеешь управлять электричкой?

— Не охлаждай мой пыл. Нам надо добраться до людей, чего бы нам это ни стоило.

— А если и в Хворовске никого нет?

— Тогда до Екатеринбурга.

— А если…

— Никаких «если»!.. — оборвал ее я с такой решительностью, словно сто тысяч могли в одночасье провалиться сквозь землю, а вот миллион — уже ни за что.

Я хотел было уже развить свой план, как со стороны двери послышался какой-то скрип. Надя округлила глаза. Нам бы обрадоваться, а мне, напротив, стало не по себе. Вымерший город, ночь, пульсирующий круг света — и легкий шорох в темноте.

— Тс-с…

— Да это, наверное, собака, — привстал я.

Входная дверь дрогнула снова, а потом приоткрылась — совсем немного, но рывком: так обычно протискиваются кошки. Пламя свечи испуганно дернулось навстречу сквозняку.

В дверной проем просунулась голова — действительно на кошачьем уровне и размером с кошачью. Только вначале мы увидели не голову, а усы — два длинных тараканьих уса, жестких и гибких, как стальная проволока.

Я так и замер, не завершив подъем.

— Замри, — тихонько, одними губами прошипел я, хотя это, собственно, и не требовалось — Надя окаменела, задохнувшись немым криком ужаса.

Существо втиснуло в щель голову с черными пуговками глаз и часть длинной шеи, оставив лапы снаружи, и тупо замерло, защемленное дверью. Ту часть, что мы могли видеть, покрывала редкая зеленовато-белесая щетина.

Я пошарил под прилавком, нащупал широкий нож, которым делят на половинки буханки.

Голова неловко дернулась влево-вправо, пытаясь выбраться из дверного зажима. Появилась лапа — тонкая, голая, с тремя коготками. Скребнула порог и вновь пропала. Существо обреченно застыло, и лишь усы беспрестанно двигались, ощупывая пространство вокруг. Потом оно дало задний ход, и дверь захлопнулась.

Я наконец-то выдохнул и плюхнулся на стул.

— Вот, это как раз одна из гипотез, — деревянными губами вымолвил я. — Нас перенесли на другую планету.

4

Я забаррикадировал дверь стеллажом, а потом мы еще и в подсобку передислоцировались: там на двери имелся внутренний запор.

— Понимаешь, это действительно невероятно, но многое объясняет. И то, что остались только мы, и отсутствие электричества, и то, что быстро стемнело…

— И Луны нет, — вторила Надежда, зябко передергивая плечами (ночь и в самом деле обещала быть не по-летнему холодной).

— Это тоже, — согласился я.

Хотелось говорить аргументированно и уверенно, хотя какие тут могут быть аргументы! Сплошные «в некотором царстве»…

— Фантасты о подобном уже писали и не раз: всемогущие пришельцы берут нескольких землян и переносят на другую планету. Это, понимаешь, эксперимент такой: наблюдать за нашей реакцией, поступками… Кинемся мы набивать карманы деньгами, или передеремся меж собой, или… влюбимся.

— Счас! — фыркнула Надежда. — А зачем им это?

— Ну, в основном, чтобы узнать, готовы ли мы, как представители земной цивилизации, вступить в контакт или же недостойны.

— А я с такими скотами ни за что бы не стала контактировать! — громко высказала свою точку зрения Надежда, демонстративно глядя в потолок. — Эй, слышали?

— Чем они провинились?

— А мы — чем? Что за эксперименты такие? Нам не до Хворовска надо добраться, а до этих зеленых, слышишь, Толик!

Гипотеза с инопланетянами понравилась нам обоим. Она не только объясняла события, не только некоторым образом успокаивала, но и указывала цель для грядущих поисков. Это было как театральный греческий «бог из машины» — нечто, что решало все проблемы махом и без излишних сложностей.

У меня даже поднялось настроение, да и Надежда, хоть и была зла на инопланетян, тоже несколько повеселела. Хоть они и не слишком хорошо обошлись с нами, эти зеленые, но всё равно гораздо спокойнее жить, осознавая, что находишься под опекой сверхцивилизации…

Надежда заснула первой, свернувшись калачиком под ватником и уткнувшись носом в кулачки. Я бодрился, изображая собой недремлющего стража, но потрясения дня всё равно сказались, и в конце концов я провалился в сон, как в колодец.

5

Я вздохнул и поморщился. Не от внезапно расползшейся по груди тупой боли, а от спертого воздуха. Пахло гадко, очень гадко и… почему-то привычно. Зато меня покрывала белая, чистая до ощущения прохлады, простыня. «Значит, всё было лишь сном?» Эта мысль, непонятно к чему относящаяся, мелькнула в кратком отблеске радости и канула. Что-то предшествовало ей, но что — я не успел вспомнить. Потому что увидел руки, распластанные по простыне. Высохшие и длинные, распухшие в суставах, с коричневыми пигментными пятнами. Лапы. Страшные. Чужие. Мои.

Мои. И едва я осознал это, как реальность ворвалась в меня и я понял, почему простыня и почему заперты окна, отчего тусклый свет, запах лекарств и старого тела. Понял, и истерический страх… нет, не затопил сознание, а только немощно и привычно всколыхнулся.

Я умирал. Я знал это, я знал, что очнулся в самый последний миг, вся жизнь до которого уже стала ничем, и ничего уже не было впереди. И оставался лишь этот миг, слабый всхлип и гаснущий серый мир в стекленеющих глазах… Я знал, точно знал, что это вот-вот случится, и это знали окружившие кровать смутно знакомые люди с мятыми уставшими лицами, с тоскливой безнадежностью во взглядах… Неужели дети и внуки?

«А город? А Надежда?»

Это опять была какая-то сторонняя, чужая мысль, и опять что-то непонятное, забытое попыталось пробиться сквозь немощь и страх. Но я уже не мог ничего сказать, не мог двинуться, заговорить, и оставалось лишь лежать и видеть, как сливаются с подступающей темнотой лица, и уже не было мига, не было ничего — и только кто-то медленно, задумчиво обрывал один за другим лепестки-вздохи. Четыре… три… И вот уже пальцы против воли заскребли по простыне — последнему, что еще осталось со мной…

И последний

вздох-лепесток

замер

на губа…

6

— …а-ах!..

— Толик!

Я рывком вскочил на ноги, готовый драться или бежать, а сердце рвалось так, словно всё это уже было — и драка, и бег.

— Что… что случилось?

— Сумасшедший! — девушка в накинутой блекло-синей фуфайке осторожно подвинулась, уложила узкую, как повязка, ладошку мне на лоб. — У тебя что, жар?

Девушка. Надежда.

— Всё нормально. Ты давно проснулась?

— А я и не спала. Подождала, пока ты заснешь, а потом встала.

— Зачем?

Надя подняла ватные плечи.

— Не знаю. Странная ночь — быстрая. И столько всего случилось!

Да, действительно. Я смотрел на свою руку. Вены — дельта мелководной реки, затянутая, как песком, гладкой кожей, сеточка морщинок почти не видна. Только подрагивают пальцы. Чуть-чуть, как во сне.

Реальность, разбитая черной глыбой сна, снова стягивалась, как жидкий металл во втором «Терминаторе», формируясь во что-то новое, неизвестное, с чем нужно было встретиться.

— Давно рассвело?

— Час назад. Ночь длилась четыре часа. Ты заметил, что стало прохладнее?

Я посмотрел на нее так, как вчера, когда мы встретились.

— Прохладно, да? — терпеливо повторила она.

— Не знаю. Кажется, нет.

— Ты ничего не ешь, — тихо сказала Надежда и подперла кулачком щеку. — Очень страшный был сон, да?

Странно, но я почти не чувствовал температуры. Солнце уже стояло в зените, ослепительное, но неживое, как лампа дневного света. Пространство было лишено содержания, воздух не ощущался ни запахами, ни теплотой, ни прохладой.

Мы прошли последней улицей, обсаженной старыми тополями. Тяжелые плотные кроны были спеленаты, как паутиной, комковатым белесым пухом. Пух неподвижно лежал на неровном потрескавшемся асфальте, лениво раскатывался под ногами и замирал вновь. За серыми выцветшими заборчиками частных домов блеклая пена лежала густо и спокойно. Звуки тоже выцвели: скрипы, шорохи, шелест исчезли совсем. Остались шаги — шаркающие и тихие, голоса — глухие и осторожные. Говорить громко не хотелось, мы просто шли, взявшись за руки. Нам надо было идти в центр, к вокзалу, а мы вместо этого двигались к окраине. Медленно, словно боясь наконец дойти.

Мне кажется, что подсознательно я знал, что будет нечто подобное. Невидимая стена, как у Саймака, или купол, как у Ларионовой. Улица сделала последний поворот — чтобы оборваться, — и мы остановились.

— Туман? — нерешительно спросила Надежда.

Дорожное полотно, миновав два последних дома, растворялось в плотной творожистой массе, горбом вздыбившейся поперек улицы. Туман был сухой, как пыль. Белесые крапинки висели в воздухе, такие же неподвижные, как тополиный пух, и так же, как пух, они вздрагивали от дыхания и движения, разлетались в стороны. Я задержал выдох, сконцентрировался на соринках, висящих перед лицом, и резким взмахом сгреб несколько. Они были никакие — не холодные, не влажные. Ладонь не почувствовала их, соринки растаяли, едва я поднес руку к глазам. Просто исчезли.

Я оглянулся. Соринки снова сомкнулись, и воздух был испещрен ими, словно плохо отпечатанная фотография. Ощущение оказалось неприятным. Как будто кто-то глядел в спину и выжидал.

— Пойдем назад? — голос у Нади дрогнул.

— Ты можешь подождать тут? Глупо дойти до границы и не посмотреть, что там.

— Я не хочу.

— И все-таки подожди. Пара минут, хорошо? — я огляделся и подобрал припорошенную пухом палку.

— Ага, — сказала Надя. — Дай мне ее, дай!

— Оставайся на месте. Пожалуйста.

И я пошел вперед.

С каждым шагом соринки висели всё гуще — метель, застывшая на листе. Но я по-прежнему не ощущал тумана. Даже когда вдыхал его.

Вскоре, как я и предполагал, мне пришлось идти, постукивая перед собой палкой. Страх заклубился где-то в паху, наматывая внутренности на зубчатое колесо. Но я всё равно продвигался вперед неуверенным мелким шагом. Вроде бы, туман опять стал редеть, потому что впереди что-то замаячило, кажется, совсем рядом: нечто высокое — может, ствол дерева. Я поднял палку, потыкал ею перед собой, шагнул… Асфальт оборвался, нога оступилась, и я головой вперед вылетел из тумана…

7

…Сзади, приглушенный расстоянием и завесой, послышался слабый крик. Не отрывая глаз от увиденного, я подался назад.

Всё повторилось в обратном порядке, только теперь я шел гораздо быстрее и вскоре различил в стороне темный силуэт Нади. Она тоже увидела меня и торопливо пошла навстречу, почти побежала, отмахиваясь от соринок, как от мошкары.

— Ну ты что? Я ждала, ждала… Смотри, как быстро темнеет, скоро опять ночь! Ты что-нибудь видел? Что там?

— Пойдем! — я развернул ее и повел прочь.

— Подожди, там что-то есть?

— Надя, — сказал я, — не нужно туда ходить. Пожалуйста.

— Так всё плохо? — тихо спросила она.

— Да, — согласился я. — Так всё плохо.

Больше она ничего не спрашивала. Мы прошли по Будённовской, свернули на более широкую Киевскую. Сумерки торопливо закрашивали небо. Ветра так и не было, он умер вчера, и листья тополей растерянно показывали нам пыльные ладошки.

— Смотри, — сказала вдруг Надя, указывая на двухэтажный дом. — Свет!

8

Свет был нездоровый, керосиновый. Я сразу вспомнил детство: в нашем привокзальном поселке часто вырубали электричество. Но это было очень давно. Не думал, что опять увижу этот легкий сумрак, прошитый тусклой ниточкой света.

По лестнице, глубоко утопленной в темноте, мы на ощупь поднялись на второй этаж. Дом всё еще пах ушедшей жизнью: легкой сыростью из подвала, старым деревом, табаком, побелкой, зольной пылью, въевшейся в стены еще с тех времен, когда эти хрущёвки отапливались углем.

Дверь оказалась ветхой, дерматиновой — пальцы нащупали на облупившемся шероховатом полотне порезы и некрасиво, вкривь, прибитые рейки. Я едва не потянулся к звонку, но тут же опомнился и тихонько постучал палкой (так и не выбросил ее) по косяку.

Шагов не было слышно. Я собирался стукнуть еще раз, но дверной замок сухо щелкнул. Надя тут же вцепилась мне в плечо. Может, ее воображение рисовало за дверью выгнувшего спину монстра с керосинкой в корявой лапе?

Блеснула цепочка, а за ней неясно прорисовалось лицо.

— Здравствуйте, — голос был тихим, стариковским. — Глупо спрашивать, кто там. Входите. Тапочек, извините, не держу.

9

Квартира оказалась однокомнатной, тесной, узкой, как флейта. Пока хозяин, назвавшийся Иваном Фёдоровичем, с раздражающей медлительностью шаркал толстыми шерстяными носками с кухни и на кухню, мы огляделись. Вдоль одной стены выстроились в ряд небрежно заправленная кровать, тумбочка, оккупированная аптекарской стеклянной мелюзгой, стол под плюшевой скатертью и еще одна тумбочка — с телевизором. Противоположную стену скрывали полки, плотно забитые разномастными книжками. Вторые рамы были распахнуты, а на широком подоконнике, меж цветочных горшков с геранью, высокомерно пучил рыбий глаз небольшой телескоп — кажется, такие называют «максутовыми». Надя сразу припала к окуляру.


Квартирный вопрос (сборник)

— Ничего не видно! — тут же сообщила она.

— У меня еще бинокль есть, — тихо сказал, появляясь в дверях, хозяин. Он осторожно нес в правой руке заварочный чайничек; левой, как я уже успел заметить, он почти не пользовался. — Хороший бинокль, еще гэдээровский. Спасибо, — это Надежда, подскочив, приняла заварник и водрузила его на стол. — Весь день смотрел, пытался разглядеть окраины.

— А мы там уже были! — выложила Надя.

— Да? — его удивление тоже было каким-то тихим и вежливым.

Он осторожно опустился в скрипучее кресло и с видимым облегчением вытянул ноги.

— Мне показалось, там пролегла полоса тумана.

Он посмотрел на Надю, а потом вежливый взгляд плотно прилип ко мне.

— Не обожгитесь. Так вы там были?

Кажется, он знал ответ — поэтому и спрашивал именно меня.

Я перевел взгляд на чашку. Я держал ее плотно, всей ладонью обхватывая берега крохотного дымящегося гейзера. Чашка должна была быть очень горячей, но мне показалось, что она стала разогреваться лишь сейчас, под моим взглядом.

— Я туда ходил.

Это был мой голос?

* * *

Туман стоял за спиной плотный и недвижный. Неровно обломанное асфальтовое полотно выглядывало из него, как носок ботинка, просунутого в дверь. А впереди был отвесный обрыв…

* * *

— …Я туда ходил. А вы?

— Не с моими ногами, — Иван Фёдорович слегка растянул тонкие губы в подобие улыбки. — Я, ребятки, до булочной с трудом дохожу. И что там было, за туманом?

— Вам лучше увидеть самому, — я старался казаться спокойным и надеялся, что скудный свет сотрет с лица излишки эмоций. — По-моему, туман понемногу отступает.

— Ну да, — охотно согласился Иван Фёдорович, склонил голову набок, и в его облике вдруг ясно проявилось что-то от любопытной, но безмолвной курицы.

— Там ничего нет. Ничего привычного нам.

* * *

Да, пожалуй, что так. Передо мной был обрыв, метров в двести, не меньше. Но и там, где он заканчивался, земля не спешила утвердиться в горизонтальности. То темнея пятнами провалов, то вспучиваясь затертыми гранями скальных групп, дно продолжало полого понижаться до самого горизонта.

Дно? Я шагнул еще ближе, вглядываясь в вылизанные временем и водой контуры внизу. Когда-то в детстве, в совсем не детском журнале, мне попалась карта земной поверхности без океанов. Земля, лишенная голубой кожи, бледная, как Луна, точно так же демонстрировала провалы бывших береговых линий, чужие для нашего глаза контуры обнажившихся вдруг плато и горных систем, ущелий и долин. И вот теперь я всё это видел своими глазами: мертвый океан, высохший до дна самой глубокой своей впадины, переродившийся в миллионы квадратных километров пустынь. Бесконечный и мертвый, как быстро темнеющее небо над головой…

* * *

— Я так и думал, — тихонько хмыкнул Иван Фёдорович. — Извините. Глупо радоваться, но тем не менее: приятно сознавать, что ты прав.

— В чем?..

— А что там было? — перебила меня Надя. — Ты так и не рассказал. Ты пришельцев видел?

Она придвинула тонконогий стул поближе. Наши тени, неясные, как медузы в вечерней воде, сошлись на бледно-желтой стене.

— Какие пришельцы? — в свою очередь спросил Иван Фёдорович.

— Да это моя гипотеза, — я прихлебнул чай. Чай был ароматным. — Нас похитили инопланетяне и перенесли на другую планету.

— А-а-а… — у него и разочарование было бесцветным, ненастоящим. — Пейте чай, а то остынет.

И прихлебнул сам.

— Странное ощущение: иногда не чувствую вкуса. Смотрю на чашку и пью — чай, а когда отвлекусь — как будто воду цежу… А пришельцы ваши, Анатолий, — бабушкины сказки. Ну посудите сами: даже если у нас и инопланетян ваших кардинально разные этические базы, гораздо экономнее и объективнее вести наблюдение за человеком в привычной для него среде обитания, чем изымать его оттуда. Если существа научились преодолевать межзвездные пространства, то организовать незаметную слежку за Иваном Фёдоровичем Калашниковым… Это и для наших земных спецслужб — плевое дело. Согласны? И уж совершенно бессмысленно переносить за тридевять земель целый город. Вы представляете, какой колоссальный объем энергии нужно на это употребить? Легче, наверное, погасить звезду.

Интересный человек. Он задавал свои вопросы, как педагог, который уже давно знает все ответы. Одни мы, неразумные, блуждаем в потемках…

— Тогда что же, по-вашему, случилось?

— Мне кажется, — Иван Фёдорович помассировал темные вмятинки от очков на переносице, — что всё гораздо проще и трагичнее. Просто мы однажды родились, прожили свою жизнь и однажды же, не в самый хороший день, скончались. Не напрягайтесь, дорогая, не напрягайтесь! Мы должны принять случившееся как данность. Нас ведь не пугает приход ночи или то, что за осенью наступает зима.

— Однако вы завернули преамбулу…

— Школьная привычка: вступление, основная часть, заключение. Писали сочинения?

— Я и после школы писал. Так что?

— А то, что пришельцы тут ни при чем. Мы имеем дело с Госпожой Природой, и только с ней. У меня, любезные, было мало времени, но кое-какие расчеты я сделал — исходя из того, что мы по-прежнему на Земле.

Он просто не видел того, что видел я.

10

…Я подумал о пустоте и вдруг осознал, что здесь нечем дышать, хотя я и продолжал делать вдохи, по-рыбьи хватая ртом пустоту и не чувствуя ничего. Окружающее пространство было безвоздушно. Одинаково четко просматривались мелкие, как молотый мак, песчинки у ног и оплывшие стеариновые хребты на фоне темнеющего неба.

А в стороне, откуда-то из-под берега, невидимого из-за старого холма и куска туманной стены, вырастали, уходили в небо и исчезали там огромные, корявые, как корневища, столбы — однажды достроенные вавилонские башни. Словно бы собранные из огромных черных кубов, они подавляли своими небывалыми размерами.

Я сел на край обрыва. Чем больше я смотрел на рощу черных исполинов, тем яснее понимал, что это не искусственные сооружения, а нечто живое. Точнее — то, что когда-то было живым, живым еще тогда, когда теплый зеленый океан плескался на уровне моих болтающихся над бездной кроссовок.

Ничего подобного не могло быть на Земле.

* * *

— Выбросьте ваши расчеты. Мы не на Земле. Однозначно.

Кресло, в котором сидел Иван Фёдорович, заскрипело, как лесное чудище, не желающее отдавать добычу. Но он все-таки выпростался из цепких объятий и, осторожно переставляя ноги, подошел к окну. Правой рукой расшатал шпингалет, распахнул створку. Воздух снаружи был удивительно тих — даже пламя за стеклянным колпаком не вздрогнуло и не заметалось.

— Идите сюда! Видите ту группу звезд, похожих на рыболовный крючок?

Я пожал плечами: да, эти звезды отчетливо выделялись среди остальных. Ну и что?

— Никогда не был силен в астрономии. Млечный Путь да Большая Медведица — вот и всё, что я могу отыскать на небе.

— А я вам и показываю Большую Медведицу.

— Ерунда! — я снова всмотрелся в стайку мерцающих огоньков. — Это не похоже на Медведицу.

— На известную нам Медведицу, — поправил Иван Фёдорович. — Зная, как выглядело созвездие в наше время, и зная скорость смещения звезд на небосклоне… В общем, я произвел некоторые расчеты, довольно грубо…

Он двинулся было к столу, бумагам, но на полпути замер и махнул рукой.

— А, ладно, там всё равно непонятно! На слово поверите? Для того чтобы звезды заняли именно такое расположение на небе, им потребуется около пятисот миллионов лет!

— Это еще любопытнее, — натянуто улыбнулся я. — Нас переместили в будущее!

— Сколько-сколько миллионов? — переспросила Надежда.

— Вы ничего не поняли! — тихо возмутился Иван Фёдорович. — Ничегошеньки, совсем ничего! Я же говорю: никаких летающих тарелок!

— Тогда, значит, реинкарнация?

Надежда сидела напряженная, прямая и следила за нами, как за игроками в пинг-понг.

— И не реинкарнация! Почему вам проще поверить в какой-то бред, чем в науку, чем в природу? Что такое реинкарнация? Это когда дух получает новое тело. В прошлой жизни вы президент, в нынешней — кролик. Но я, к примеру, нисколько не изменился, хотя мне, как никому из вас не помешала бы новая оболочка! Реинкарнация подразумевает наличие тела, в которое душа может вселиться. А для нас попросту не было тел. Не могло быть! Полмиллиарда лет, вы понимаете?!

— Я — нет! — агрессивно сказала Надежда.

Похоже, ей не нравился тот оборот, который принимала беседа.

— Иван Фёдорович хочет сказать, что ни одна цивилизация не может существовать бесконечно долго. Я читал у Шкловского…

— Какая, простите, к чёрту, цивилизация? — внятно сказал Иван Фёдорович. — За полмиллиарда лет сам человек наверняка исчез как вид. Вот что я хочу сказать! Может, вообще всё живое исчезло!

— А мы? Что за чудо?

— Чудо… — Иван Фёдорович пожевал слово сухими губами и выплюнул: — Чудо! Небо всегда дарило нам чудеса. Я вот сейчас подумал: во все века были известны так называемые волшебные дожди — из лягушек, рыб…

Он, незаметно для себя, переместился вновь к окну — наверное, он привык быть рядом.

— Еще в Древней Греции… — его рука протянулась к книжным полкам, но тут же опустилась. — Ну ладно, без цитат. Еще древнегреческий писатель Филарх рассказывал о том, что однажды прошел такой обильный дождь из лягушек, что нельзя было ступить на землю, не раздавив некоторых из них. А так называемые «кровавые дожди»? Они пугали людей, считались предвестниками несчастий и бед. Мы давно нашли объяснение этим чудесам. Но представьте, что сейчас на вас посыплется дождь из лягушек. Как вы его воспримете? Найдете реальное объяснение или объявите чудом?

— Вы считаете, что мы попали под такой дождь?

— Нет, — тяжело вздохнул Иван Фёдорович. — Мы и есть этот дождь.

* * *

Неотрывно я смотрел на черные канаты, связавшие небо и твердь. Чем дольше я вглядывался, тем больше деталей мог различить. Кубообразные сегменты, слепленные как попало, крепились друг к другу паутиной черных растяжек. На сторонах сегментов просматривались чередования борозд, а кое-где, словно служа дополнительной поддержкой растяжкам, откуда-то изнутри выползали, охватывая целую группу сегментов, ребристые трубы. Сколько миллионов лет потребовалось на то, чтобы осушить океан? Чтобы умертвить гигантов и содрать с них толстые шкуры, обнажив чудовищные скелеты? Наверное, действительно миллионы и миллионы. И, наверное, всё это происходило уже не при человеке. Не при нас.

11

— Подождите, — я попытался собраться с мыслями, но они смешались и не было никакой возможности привести их в порядок.

Я был реальным, живым. И Надя, и этот рассудительный учитель-пенсионер с больными ногами. Нет, просто невозможно, чтобы спустя сотни миллионов лет нас повторили с идеальной точностью!

— Погодите, постойте! Вы хотите сказать, что мы — игра Природы, случайность?

— В чем цель существования человека? В чем его предназначение? Не в том узком смысле, который волнует философов и писателей, ибо это чересчур мелко. Всё равно, как если бы клетки вашего организма определяли его для себя сами. Смысл скрыт вовне, и даже не в окружающем мире, а дальше, много дальше, чем мы можем себе представить! Быть может, однажды Вселенная осознала себя, как… не знаю… как разум, как индивидуальность, как что-то еще, наделенное признаками живого. Быть может, Вселенная захотела понять, что она такое, и ради этого сотворила нас — свой инструмент для поиска истины. И быть может, однажды эта истина была найдена человеком — и необходимость в нем исчезла.

— Но мы живы, — почему-то шепотом сказала Надежда.

Что-то с ней было не так. Она, как и десять минут назад, сидела прямо. Очень прямо.

— Надя! — позвал я ее.

— Но мы ведь живы! — повторила она, пристально глядя на Ивана Фёдоровича.

— Мы редко помним свои сны. Быть может, мы — как раз тот сон, что вдруг вспомнился Вселенной. Дождь из лягушек.

— Зачем вы так говорите? — негромко произнесла Надя. — Зачем вы врете?

— Звезды не могут врать, дорогая, — учитель отступил к окну, словно под защиту этих самых звезд, сыпавшихся с темного неба.

Нет, это были не звезды: за раскрытым окном шел снег — ровный, строго вертикальный, — напоминая, что в этом мире без ветра хаотично двигаться можем только мы — сумасшедшие частички безумного дождя.

— Наденька, успокойся…

— Сам успокойся! Сначала он говорит, что пришельцев нет. Ладно! Потом говорит, что нас закинуло на миллионы лет вперед. Ладно! Потом — что мы одни…

— Да почему одни? — вяло удивился Иван Фёдорович.

— Пойдем отсюда! Слышишь, пойдем отсюда немедленно! К чёрту ваши гипотезы, к чёрту ваши знания! Я хочу домой, хочу к людям — чтобы толпа, чтобы душно от тел, чтобы толкали и наступали на ноги, чтобы ругали… Я не выдержу этой пустыни, Толенька, я не выдержу!

Я не успел, а учитель — с его-то ногами — даже не попытался. Он просто отшатнулся, давая дорогу Надежде. Дверь не ударила — прошуршала дерматиновым валиком по полу.

— Мне надо ее догнать. Извините… — и тут я вспомнил его последние слова.

Этот учитель, он же действительно нам не удивился, как будто ждал!

— Вы что, кого-то видели? Кроме нас?

— Ну, видите ли… Да, вчера, одного индивида. Я окликнул его, бросился — ну, если это выражение применимо ко мне — навстречу, а он бросился от меня. Ему мешала сумка, и он ее бросил. Там было несколько сотовых и… как вы их называете?.. «дивидишников». Такой вот индивид. Ну что вы так на меня смотрите? Где вы видели, чтобы дождь состоял из трех капель? Я думаю, что сейчас в городе находится человек сто-двести, не меньше… Эй, куда вы?!..

Он никуда не уйдет. Он никуда не денется из своей узкой квартиры, набитой знаниями, как обойма патронами. Он будет смотреть на звезды, и строить гипотезы, и пить как бы горячий чай, который, наверное, и не чай, и будет как бы не чувствовать жара, потому что уже не может чувствовать. Так же как, собственно, и я, потому что на этот раз нас собрали из чего-то другого. Настолько другого, что мы чувствуем лишь по привычке и лишь по привычке дышим, потому что то, что окружает нас, — совсем не воздух, точно не воздух…

И то, что сыпалось сейчас с неба, было не снегом, а чем-то иным — быть может, частичками застывшего газа. Сероватые снежинки летели теперь густо и торопливо, словно спешили выкрасить город и приравнять его к миру за границей тумана. Снежинки заполняли небосвод, мешались со звездами и закрывали их; и всё равно я знал, что они горят надо мной, над городом и над землей — чужие, совершенно чужие звезды.

Но я не смотрел на небо. И то, что я делал сейчас, не было привычкой и не было тем атавизмом, с которым нужно расстаться. Я искал Надю. Она была где-то здесь, в темном городе, на пустых улицах, где осторожными призраками не нашей, чужой жизни ползли бесшумные твари… Мне надо было найти ее, и защитить, и сказать, что еще не всё потеряно.

Пусть учитель — умный человек, и пусть всё, что он сказал, — правда, но он всё равно не прав. Мы не дождь из лягушек и не сон из мертвого прошлого. Я скажу ей это, потому что очень важно знать, что ты не игрушка, которую лишь на миг непонятно зачем вынули из коробки. Наверное, и сыну я когда-нибудь скажу то же самое. И еще скажу Наде, что ближайшие дни нам придется провести на крыше пятнадцатиэтажки — той, что на трех холмах, за вокзалом, — потому что это самая высокая точка города, и если разжигать сигнальный костер, то только там.

Максим Тихомиров

Пена будней

Всю ночь Владу снился сон — длинный-предлинный, бесконечный сон на производственные темы.

Сон был настолько реалистичен, что Влад даже некоторое время сомневался — а спит ли он. Очередная смена обстановки полностью развеяла его сомнения.

Перед лицом Влада ритмично раскачивались две прекрасные острые груди с торчащими сосками, принадлежавшие очаровательной Зиночке Савельевой из приемной Генерального. В реале Зиночка, несмотря на свою репутацию девушки смелой в желаниях и раскрепощенной в поступках, ни за что не оседлала бы Влада, разложив его на бескрайнем столе в зале совещаний… и уж точно не стала бы делать этого в присутствии Большого Совета в полном составе. Всё это Влад совершенно четко во сне осознавал, а потому снящаяся ему собственная эрекция оставалась железобетонной, несмотря на неодобрительные взгляды старших товарищей, которые он склонен был расценивать как завистливые — что тоже низводило всё происходящее до ранга грез.

— Введение на рынок новой модели не за горами. Основные работы закончены, остается тонкая шлифовка матрицы, устранение мелких программных багов и завершающий этап тестирования модели на жизнестойкость. Из графика не выбиваемся, конкуренты на пятки не наступают, сегмент рынка предварительно проплачен и всё еще свободен, — молвил толстый Приходько из Отдела Рационализации, не отрывая взгляда близоруких глаз от цветных диаграмм на голоэкране, переливающемся туманным шаром приблизительно там, где упругие бедра Зиночки смыкались с Владовым рыхловатым брюшком. — Вероятная и прогнозируемая аналитиками отдела задержка возможна лишь по вине сотрудников Тест-лаборатории Адаптивности, — тут Приходько отвлекся от колеблющегося вверх-вниз экрана и выразительно посмотрел на Влада. — А конкретно — по вине сами знаете кого!

— А чего сразу я?! — в лучших традициях архетипичного двоечника и лоботряса возмутился Влад, ничуть во сне не смущенный отсутствием брюк, не говоря уже о томно постанывающей красотке.

— Не тем делом занят! — пророкотал сидящий напротив Приходько монументальный, под стать фамилии, Глыба из Отдела Внедрения, окатывая Влада волной презрения из-под кустистых бровей. Широкая ладонь его меж тем покровительственно похлопывала раскачивающуюся Зиночку чуть пониже спины. — Рынок не ждет, а у нас кроме опытной партии недоделанных инвалидов — да, я про демонстрационные образцы! — Потребителя заинтересовывать нечем!

— Так уж и нечем! — теперь Влад, оскорбленный в лучших чувствах, возмутился по-настоящему. — Эти, как вы их называете, «инвалиды» давно уже не по зубам основным нашим конкурентам по группе! И бюджет-серия «Нокигуччи», и вся линейка моделей «Самсусанга» по базовым показателям адаптивности до нашей новинки не дотягивают в принципе! У нас подготовлена финальная серия тестов, которую мы начинаем завтра…

— Знаем мы ваши тесты! — взвился над столом, нависая над Владом, щупленький и серый, похожий на мышонка, Рубако из Службы Продаж.

Ноздри его остренького носа раздувались от негодования, и Владу из его положения отчетливо были видны волоски в ноздрях и снующая между ними гигиеническая наномелочь. Зрелище было не из приятных. Речи, впрочем, тоже.

— Устроит опять из научного эксперимента тараканьи бега или блошиный цирк, понимаешь!

— Скорее уж петушиные бои, — попробовал отшутиться Влад, ибо слышать подобное ему было не впервой и некорректные мнения людей непосвященных о своей работе он давно уже научился пропускать мимо ушей с милой улыбкой.

Рубако, явно усмотрев во Владовом высказывании намек на свои сексуальные пристрастия — чего, собственно, Влад и добивался, — надулся было от гнева и покраснел, готовясь разразиться новой тирадой, но тут в бой вступил главный калибр.

— Разобраться и наказать! — прогремел дальний конец необъятного стола голосом Генерального; но испугаться Влад не успел, потому что в этот момент прекрасная Зиночка, издававшая без отрыва от плавного покачивания лишь тихие звуки страсти, предвещавшие скорый маленький личный конец света, значительно прибавила громкости своей вокальной партии. При этом потеряла цветность и контраст, а потом и вовсе вся пошла рябью, словно картинка на экране скверно настроенного древнего ЭЛТ-телевизора, которые Влад еще успел застать в малолетстве.

— Не оставайся одинок, знакомым соверши звонок! — запела вдруг Зиночка на несколько голосов сразу под жизнерадостный до идиотизма мотивчик, и Влад почувствовал, как затрепетали его веки в предчувствии скорого пробуждения. — Пусть не скучают малыши, им сообщенье напиши!

И в волнах звонкого детского смеха очаровательное видение истаяло в ничто, а вместе с ним истаяла и одна важная часть Владова организма, что немало озадачило не только его самого, но и рассерженных коллег, тупо уставившихся на сделавшийся кукольно-гладким низ живота главы Тест-лаборатории. Однако вдоволь насладиться своим новым сомнительным статусом скопца и выражениями лиц членов Большого Совета, явно мучимых комплексом кастрации, Владу не удалось. С вполне оформленной мыслью: «Ничего себе наказание!» — он низвергся в реальный мир.

И с раскладушки.

* * *

Разбудил Влада комар. Ничего приятного в подобном способе пробуждения не было.

Комар зудел в ухе, упершись хоботком в барабанную перепонку и подавая звуковой ряд прямо на нее. «Хорошо, что не перебрал вчера на банкете! — мрачно думал Влад, пытаясь изгнать назойливое наносекомое из слухового прохода, рискованно орудуя в ухе подобранной с пола зубочисткой. — Дрых бы сейчас без задних ног с комаром в ухе… Дай ему время, он и к хиазме подключится. Не поймешь потом, где сон, где явь, а где галлюцинации…»

Комар растопырился в ухе и выходить не желал. Движения зубочистки стали ожесточенными.

Наконец музыка и пение прекратились с оглушительным щелчком разорванного коннекта, и комар, пятясь и скорбно стеная, пополз наружу. На выходе он был пойман цепкими Владовыми пальцами и предстал пред суровые спросонья очи, в которые обреченно уставился безглазым «лицом». В монокль были видны крошки ушной серы, сыплющиеся изо «рта» комара меж равнодушно работающих жвал. После недолгого изучения, будучи признан неинтересным — дешевая реплика стандартной рекламной модели, — комар был отпущен на волю. Он скрылся во мраке комнаты и закружил там, обиженно звеня плоскостями и терпеливо ожидая, когда человек вновь уснет.

Десять минут спустя Влад, чертыхнувшись, поднялся и включил тепловую ловушку, после чего с головой нырнул под термоодеяло. Услышав спустя секунду-другую короткое «П-ф-фт!», он удовлетворенно кивнул сам себе, а после еще парочки подобных звуков лишь пожал плечами и попытался снова уснуть.

Безуспешно.

Час был явно предутренний. С тихим шуршанием начала просыпаться оснащенная фотоэлементами мелкая сволочь, вылезая из-за шкафов на медленно светлеющий в предвкушении рассвета участок пола и стены напротив окна. С тихими щелчками расправлялись жесткие надкрылья; пульсирующие брюшки впитывали первые кванты солнечного света, отраженные облачным покровом над городом; членистые лапки терли антенны и хоботки, жадно ощупывающие окружающий их мир в поисках пропитания и потенциальной жертвы.

Просыпались ранние пташки из числа жильцов сквота. Где-то басовито запели, сразу сорвавшись, впрочем, на истошный визг, водопроводные трубы. Ожил лифт, заставив мягко содрогнуться весь дом до фундамента. Заскрипели рассохшиеся половицы у соседки сверху, престарелой ретроградки Клавдии Львовны, и зашаркали по архаичным доскам ее неизменные шлепанцы. Звук этот наждаком прошелся по обостренному недосыпом восприятию Влада, противно пощекотав волосяные луковицы остренькими коготками, и в леденящем душу шевелении собственных волос Влад понял, что все-таки пора вставать.

Со стоном вырвав свое нескладное тело из податливых объятий раскладушки, тут же юркнувшей в стенную нишу и трансформировавшейся в мягкий пуф, Влад потянулся до суставного хруста и голышом побрел на кухню. Шаркая подошвами не хуже пресловутой соседки и не открывая глаз, он нащупал холодильник и попытался открыть дверцу.

Не тут-то было.

Он потянул сильнее, но дверцу что-то держало в закрытом состоянии. Пошарив по пластику, Влад наткнулся пальцами на нечто бесформенное и неприятно теплое на ощупь. Тактильно распознать объект исследования не удалось, и попытка открыть глаза ни к чему не привела: из-за закрытых штор на кухне царил мрак кромешный. Чертыхнувшись, Влад щелкнул выключателем на стене, и под потолком вспыхнула во все свои полсотни ватт обычная электрическая лампочка.

Кухня ответила на этот демарш возмущенным шелестом и шипением.

Влад улыбнулся. Приятно иногда немного побыть ретроградом!

Из-под ног, шурша тысячами цепких ножек и с отчетливыми щелчками сталкиваясь панцирями, врассыпную бросилась сидевшая до этого тихо наномелочь. Многоцветная волна крошечных телец рассыпалась на отдельные потоки, огибая мебель, расползлась по углам и настороженно замерла там, безглазо таращась на Влада и ожидая развития событий.

«Вот у кого с адаптивностью всё в порядке!» — хмыкнул Влад, обводя кухню взглядом.

Ночной режим энергопотребления, положенный по соцнорме, превратил жилище в блекло-серую декорацию плохого фильма о городах-призраках. Уснувшие обои местами отслоились от стен, сонно загибаясь к полу, утратив цвета и внятность рисунков. Стеклопакеты на окнах снизили прозрачность, и линии рам поплыли, словно горячий воск. Мебель, задремав, переступала с ноги на ногу, иногда вздрагивая, как живая. С холодильником явно что-то было не так. В углах шуршали наноканы.

Зрелище было унылым донельзя. Настроение, и без того неважное из-за раннего пробуждения, стремительно поехало вниз.

Наверху верная себе Клавдия Львовна заколотила тапочком по полу и стенам, разгоняя наноканов. Переубедить ее в том, что тапочек в качестве орудия борьбы с научно-техническим прогрессом совершенно бесполезен, было невозможно. Во всяком случае, Влад такие попытки давно оставил. Старушка была уверена, что пусть наномелочь, подобно пруссакам прошлого, извести полностью и невозможно, но и из состояния войны с нею выходить не след, чтобы не терять навыка. Вдруг когда тараканы вернутся? В то, что всех их давным-давно сожрали искусственные конкуренты в борьбе за жизненное пространство, поверить она не могла.

До конца в это не верил и сам Влад.

Перекошенное с ночи табло часов показывало половину седьмого. Ждать еще полчаса до начала дневного энергорежима сил не было никаких, и экономить пару жалких максов из скупости или бережливости Влад смысла не видел.

— Ну всё! — громогласно объявил Влад квартире. — Я проснулся!

Кодовая фраза возымела действие.

В мгновение ока свернулись в рулон защищавшие кухонные окна шторы, впуская слабый свет предрассветных сумерек, отчего электролампочка стала выглядеть особенно жалко, и Влад в раздражении выключил ее совсем. С шелестом расправлялись по стенам полотнища обоев, цветные искры побежали по ним, складываясь в меняющиеся узоры. Сегодня энергетическим спонсором сквота выступал, судя по многократно повторенному в узоре логотипу, Набережночелнинский картонно-бумажный завод со своей веками проверенной беспроигрышной продукцией, вытеснить которую из жизни граждан так и не смогли никакие биде с сотнями форсунок гидромассажа. Против туалетной бумаги Влад ничего не имел, а потому менять настройки стен не счел нужным. Бумага так бумага. Пусть их.

В углах послышалась возня, тоненький писк и легкий скрежет, после чего перед лицом Влада запорхали тремя клубящимися облачками светлячки, зазывно плетя в воздухе узор из фигур высшего пилотажа, стараясь перещеголять конкурентов. Не разбираясь, Влад ткнул пальцем наугад, и выбранная им стайка, торжествуя, крутанула напоследок групповую петлю Нестерова, рассредоточившись по комнате и с каждым мгновением разгораясь всё ярче. Сетчатка Влада в режиме двадцать пятого кадра фиксировала логотип «Люмен», стоило лишь задержать взгляд на одном из источников света. Посрамленные конкуренты попадали на пол и уныло расползлись по противоположным углам, жадно ловя внимание Потребителя в ожидании, что в следующий раз его выбор падет на них. Светлячки были лицензионными, дисциплинированными и законопослушными, а потому грязной драки с конкурентами устраивать не собирались.

Стало наконец светло.

* * *

За ночь холодильник отрастил паразитную консоль, намертво срастившую дверные створки. Антивирусы, выйдя из спящего режима, делали свое дело, отчего консоль, проснувшаяся вместе со всей кухней, не смогла войти в полноценный активный режим, деформировалась и подслеповато мигала экраном. Распознать рекламируемую консолью продукцию не было никакой возможности, звук отсутствовал.

Пожав плечами, Влад поймал на стене и не пытавшийся увернуться «пионеровский» аудиомодуль из бюджетных и вдавил его в податливое тело консоли. Резонируя надкрыльями, модуль с подвыванием запел о коровах и молоке от бабы Шуры; из недр консоли сквозь оплывающий экран к Владу рвалось бесформенное чудовище, призванное, видимо, эту самую бабу Шуру обозначать вместе со всем ее искренним к Потребителю радушием. Консоль силилась выдвинуть хоботок пробника и плевала в сторону Влада молоком, сливками и сметаной, Влад уворачивался, наномелочь на полу жадно подъедала плевки. Гадая, как пиратская реклама смогла пробраться в его гарантированное от проникновения извне жилище, Влад в конце концов добрался до баллончика с селективным дестабом и прицельно опрыскал консоль спреем. Секунду спустя консоль рассыпалась бурыми хлопьями использованной пены, а освобожденный аудиомодуль с радостным жужжанием закружил над головой Влада. Тот раздраженно отогнал его рукой и залез-таки в холодильник.

В моду вновь входило стекло — как материал недорогой, неутилизируемый и устойчивый к агрессивным воздействиям. Под агрессивным воздействием подразумевалась всеядность наноканов и прочей мелочи, способной извлекать энергию, расщепляя практически любые материалы. Десятка два наноканов хозяйничали в холодильнике, забравшись туда неведомо как, но Влад давно уже перестал этому удивляться. Малыши были находчивы до изощренности — это было основным условием выживания в полном конкуренции мире. Кефир в стеклянной колбе с притертой пробкой был цел и невредим, от остальной же пищи в перерабатываемой упаковке нанобратия Влада избавила — даже мусор выносить не пришлось. Лишнее напоминание, что хранить продукты теперь — моветон, если ты истинный гражданин своего Отечества и полноценный участник рыночных отношений.

Влад гражданином себя считал, но от холодильника избавляться не спешил. Изобилие — штука обманчивая. Особенно если гарантируется Государством.

Инфоэкран, оживший вместе со всей квартирой, показывал какую-то невнятицу: рекламные ролики обрывались, едва начавшись, и сменялись замаскированными под новости науки, техники и политики рекламными же роликами. У приемного порта бестолково толклись разноцветные наноканы-декодеры различных разрешенных к обслуживанию сквота инфопровайдеров, забивая сигналы конкурентов; начались драчки с отрыванием антенн и конечностей-разъемов. Влад не терпел грубой игры, а потому скомандовал терминалу выключение. Драчуны пристыжено потащились под дверь — к соседям.

Завтракая кефиром прямо из колбы, Влад вернулся в жилую комнату. Свет предоставил уже прожегший сетчатку своим лого всё тот же «Люмен», сияя россыпью светляков из-под потолка; в незашторенное окно всё увереннее проникало розовое утро. Сквозь неплотно прикрытую створку окна на подоконник намело невысокий сугроб пены, и причина появления пиратской консоли стала наконец ясна. Потребленный накануне вечером по поводу скорого завершения испытаний объем алкоголя всё же оказался достаточным для того, чтобы не озаботиться безопасностью собственного жилья… Хорошо, что ничего более опасного, чем дегустационный модуль, за ночь в гостеприимно приоткрытое окно не поналезло.

Взяв с полки пробник нанозитов от Dolce & Gabano, Влад распылил содержимое в платяном шкафу, предварительно щедро сыпанув туда собранной на подоконнике радужно переливающейся пены. Шкаф загерметизировал дверь и запустил режим автоклавирования. За время, пока Влад отмокал в вертикальном джакузи, где распыляемые сотней форсунок нанофаги от Whirlpool избавляли его от пота, грязи и омертвевших чешуек кожи, массируя, растягивая и увлажняя в самых труднодоступных местах, шкаф сделал Влада обладателем респектабельного костюма-тройки от-кутюр в сочетании с канареечного цвета рубашкой и головокружительно ярким многоцветным галстуком. И шкаф, и джакузи были бонусом сверх соцминимума, а потому со счета Влада на счета поставщиков услуг перекочевало несколько максов, щедро капнув налоговыми отчислениями в бездонные закрома Родины.

Влад считал, что может себе позволить хорошо выглядеть и неплохо одеваться — в отличие от большинства жителей сквота, у него была работа. Причем работа высокооплачиваемая и любимая, что в эпоху всеобщего достатка и гарантированного удовлетворения насущных потребностей среднестатистических граждан выглядело по меньшей мере странно. Но за возможность заниматься любимым делом Государству можно и приплатить — через посредничество поставщиков бонусных услуг. Это выглядело вполне справедливым.

Критически оглядев себя в зеркале, Влад остался в целом доволен увиденным. Цапнув из воздуха сомнительного происхождения темпоральный модуль от «Ориассио», он в два движения слепил из пены браслет и украсил его зародышем циферблата. Мгновение спустя сформировавшийся хронометр, пикнув, настроился через спутник на точное время Столицы и увесистой змейкой скользнул на левое запястье.

«Так-то лучше!» — подумал Влад.

* * *

Зуммер заставил вибрировать стены в комнате. Входящий звонок на домен Влада пробудил бурю активности в среде дремавших до этого мобилов. Несколько эскадрилий в цветах конкурентов сшиблись и устроили настоящий воздушный бой за право принять звонок. Немного полюбовавшись танцем глянцево блестящих крылатых телец, Влад, оставаясь патриотом своей фирмы и своей страны, молниеносным броском выхватил бирюзовую тушку производства родного радиозавода с Олимпийским Мишкой на панельках. Мельтешение остальных наномошек тут же прекратилось: уважая неотъемлемое право Потребителя выбирать, представители проигравших фирм понуро удалились, на всякий случай держась в пределах досягаемости, буде Потребитель сподобится передумать.

Счастливо попискивая в руке, «Медвежонок (зарегистрированная ТМ)» развернул параболу антенны, но Влад, зная слабые места собственного детища, как никто другой, и памятуя о том, что сквот перекрывается зонами устойчивой связи лишь частично, щелчком пальцев подозвал ближе двух зависших в воздухе близнецов мобила. За пару секунд мановением пальцев трансформировав всю троицу в весьма приличный по мощности и качеству приема спутниковый «Медведь (зарегистрированная ТМ)», Влад наконец лизнул клавишу приема.

— Эй, аллё, привет! — ворвался в спокойное размеренное течение Владова утра раскатистый голос Василька.

Влад поморщился и откусил один из динамиков на мобиле. «Медведь (зарегистрированная ТМ)» обиженно засопел, но громкость стала приемлемой. Пена, из которой было построено тело мобила, вкуса не имела и хрустела на зубах, как печенье. Выплюнутый динамик мигом схрупали примчавшиеся на звук падения нанососы.

— Привет, Василь, — без особой радости ответил Влад. Привычка Василька едва ли не ежеутренне звонить ему домой прямо перед работой спустя годы знакомства так и оставалась для него непонятной. — Ты по делу?

— Ну так самос! — радостно закричал в ухо Василёк. — Я тут такой екземпляр отловил в Привилегированных Кварталах, закачаешься! Уделает твоего сосунка на раз!

— Не части́, — осадил Василька Влад, воровато оглянувшись и прекрасно осознавая совершенную бесполезность этого действия.

Большой Брат всё равно увидит, что только пожелает, да и услышит… если только захочет. Не стоило лишний раз привлекать его внимание, говоря не то что надо, и не там где следует. Всё, что говорилось в сквотах о Привилегированных Кварталах и их жителях, пристально изучалось специально обученными людьми на предмет выявления ростков недовольства… и, возможно, прополки этих ростков. Обычно это достигалось еще большей демократизацией свободы потреблять… Но Влад, по отечественной привычке, на всякий случай считал, что никакой пряник не может быть безразмерным и время затягивания гаек не за горами.

— Минуту подожди, я видео включу!

— Лады, — согласился Василёк, тоже, видимо, струхнувший своей внезапной храбрости.

Пены на подоконнике всё еще было предостаточно. Влад скатал ее в должного размера колобок, раздавил в психоделично узорчатый блин, в который вдавил «Медведя (зарегистрированная ТМ)» и пролетавший поблизости видеочип «Канссони». Блин пошел зеркальной рябью и родил в своем центре счастливо улыбающуюся рыжую физию Василька.

— Во! — душераздирающим шепотом изрек тот и протянул к передатчику сжатый кулак. Немалых, кстати, размеров. И, расплываясь в улыбке, разжал поросшие рыжим волосом пальцы.

На ладони у него сидел, нахохлившись, слегка помятый мобил. Серо-стальной оттенок надкрыльев, эргономически безупречный обвод тела, внушающий уважение размах антенн и кокон свернутого экрана в подбрюшье без малейших сомнений позволял опознать в мобиле венец современной эволюции средств мобильной связи в лице бесподобного «Вирттого Мега».

Влад изменился в лице, и это не ускользнуло от блекло-синих глазок Василька.

— Ага! — победоносно вскричал он, и пальцы его торжествующе сомкнулись над плененным мобилом. — Что, съел, бродяга? Потянет твой-то против мово?! Дудки!

— Что ж ты, Василий… — холодея внутри от предчувствия близкой беды, укоризненно протянул Влад. — Где ж твоя верность уставу фирмы? Где твой патриотизм, в конце-то концов?!

— Святого не трожь! — сделался сразу вдруг строгим Василёк. — О нашем общем благе радею. Негоже на рынок недоделку выпускать! Вот докажет твое отродье, что пусть не лучше вот таких вот, — рыжий потряс кулаком, — так хотя бы наравне — тогда и в путь-дорогу. Рынок завоевывать. А до тех пор — ни-ни! Сам же себе в глаза смотреть не сможешь, коли конкуренты нас сожрут по причине твоей недоработки.

— Не смогу, — уныло подтвердил Влад. — И всё же… Ну что ты так сразу?! Это ж, — он кивнул на Васильков кулак, — гений адаптивности! А наш…

— Вот в этом и задача твоя заключается — чтоб и наш таким же гением стал, — Василёк был неумолим. — Халтуры не пропущу. Ни под каким соусом. И сроку тебе — сегодня. Не более!

— Но…

— Никаких «но»! — Василёк победоносно ухмыльнулся. — У меня весь ОТК результата сегодняшнего теста ждет. Так что уж постарайся, чтоб не стыдно было людям в глаза глядеть.

Влад обреченно махнул рукой.

— Ставки какие? — напоследок спросил он.

— Какие надо ставки, — сурово ответствовал начальник Отдела Техконтроля. — Должен будешь кругом, ежели не постараешься как след. Будь здоров!

Василёк отключился.

С минуту Влад, бледнея лицом и бессильно сжимая кулаки, таращился в пространство.

Неверной походкой прошел на кухню, к холодильнику. Взял из морозилки два герметично закрытых контейнера и убрал их в карман. В контейнерах шуршало и постукивало. Влад не обращал на это внимания, невидящим взглядом обводя свое жилище, внезапно обрыдшее до глубины души. Потом, взяв себя в руки, решительно шагнул к двери.

— Режим очистки! — скомандовал он квартире на пороге.

Тысячи обреченных на смерть неживых безглазых лиц покорно провожали его взглядами.

Дверь закрылась, чавкнув гермоуплотнителем.

За спиной, приглушенные толщей двери, взвизгнули распылители дестаба, и покинутая квартира наполнилась слышным даже отсюда оглушительным шуршанием тысяч ножек, которое быстро прекратилось.

Встроенные пылесосы вымели покрывшую пол безжизненно-бурую пену наружу, и она хлопьями пепла закружилась в восходящих потоках воздуха, поднимаясь всё выше.

Снабженные сканерами соответствия подоконные порты гостеприимно распахнулись в ожидании новой партии сертифицированных наногостей.

Квазижизнь шла своим чередом.

* * *

С открытой галереи Владова этажа открывался замечательный вид на широко раскинувшуюся во всех направлениях, насколько глаз хватал, Златокаменную.

Высотные башни Центра царапали шпилями набухшее влагой небо, и солнечные лучи, прорываясь сквозь облачную пелену колоннами золотистого цвета, играли на бронзированных боках поднебесных исполинов. Сквоты, окружающие Центр, сугробами покрывала выпавшая за ночь пена, флуоресцирующая всем спектром неестественно ярких цветов; над Зонами Франшиз хаотическое буйство красок приобретало относительную упорядоченность: здесь доминировали цвета корпораций, пытавшиеся сложиться в узоры корпоративных гербов и знамен. Цвета конкурентов турбулентными завихрениями вливались на чужую территорию с границ участков, диффундируя друг в друга и пытаясь размыть вражеские рисунки и логотипы. Это было совершенно безумно и удивительно красиво.

Медлительные туши гостранспортов доставки с грацией китов плыли над морем крыш, щедро рассыпая над Столицей пену из своих бездонных чрев. Радужные шлейфы тянулись за ними, наглядно демонстрируя охватившее Державу изобилие. Ветер подхватывал цветные занавесы и рвал их на части о крыши, балконы, провода, леса антенн и жадные рты раструбов Центров концентрации над моллами и пунктами соцснабжения. Долетавшие до земли хлопья немедленно подхватывала поземка, закручивая их в смерчи над автострадами и сугробами нагребая во дворах.

Среди транспортов, величаво несущих над городом свои необъятные тела, суетилась юркая небесная мелочь: экспресс-курьеры сертифицированных поставщиков засевали территории, арендованные хозяевами начертанных на их бортах брэндов, фирменными наносекомыми. За их перемещениями придирчиво следили хищные хоботки установленных на крышах высоток Лицензировочных Турелей; время от времени доносящийся издалека треск высоковольтного разряда сообщал о том, что очередной поставщик контрафактных услуг недосчитался очередного беспилотного сеятеля. Пиратов было много, курьеры — дешевы, час пик — близок, а посему разрядники трещали всё чаще, по мере того как город просыпался, выплескивая на улицы всё новых и новых потенциальных потребителей нелицензированных услуг.

Тихая война в поднебесье не прекращалась ни на минуту. Вливающиеся в симфонию треска поднебесной битвы тихие хлопки акустических пушек с орудийных консолей самих курьеров звучали современным гимном конкурентной борьбе. Полимолекулярная труха, оставшаяся от курьеров-конкурентов, распыленных в схватке одобренного государством стремления заработать с незаконной жаждой наживы, смешивалась с несущимися к земле потоками пены и роями наномошек, ложась на плечи и головы спешащих на работу потребителей невесомым бременем гражданской ответственности.

Согласно новой государственной доктрине, гражданин обязан был потреблять. И гражданин потреблял. Благо для этого достаточно было лишь нагнуться и зачерпнуть с мостовой пригоршню пены… или, если уж было совсем лень, зайти в ближайший пункт соцснабжения, молл или — при должной кредитоспособности — в нанобутик.

Услуги по соцминимуму, перечень которых был далеко не мал и становился день ото дня всё обширнее с ростом конкуренции среди поставщиков услуг, гарантировались Государством, а финансировались рвущими каждый на себя одеяло рынка конкурирующими брэндами. Финансовые вливания в казну были как никогда щедры; ручейки налоговых отчислений за право деятельности на территории Державы давно уже превратились в бурные полноводные реки; в жизнь полным ходом, на совершенно законном основании, воплощался давний секрет коммерческого успеха: «Не подмажешь — не поедешь».

Ехать хотели все, и ехать быстро.

Как выяснилось в ходе капиталистического соревнования, быструю езду по магистралям Рынка любил не только русский поставщик и производитель, и щедрость оказалась вдруг непременной чертой не одной лишь загадочной русской души. Щедрость поощрялась самым действенным образом: простой арифметической прогрессией. Больший взнос позволял вносителю покрыть большую часть рынка услуг, и ограничений на материальное выражение готовности поставщиков служить вящему благу Державы не существовало.

Чиновничий аппарат захлебнулся в потоке хлынувших сквозь его цепкие пальцы материальных благ. Взяточничество самовыродилось и кануло в Лету, превратившись в инструмент государственной политики. Потребитель потреблял, Потребитель делался всё разборчивее, Потребитель привередничал. Поставщик лез из кожи вон в бесконечной борьбе за себя, проявляя чудеса нечеловеческой щедрости и обеспечивая безостановочный приток средств в казну. Государство же, снисходительно улыбаясь конкурентному копошению у подножия своей Башни из слоновой кости, холило и лелеяло Потребителя, гладя его по миллионам смышленых голов и ежеминутно увеличивая соцпакет. Между терминами «гражданин» и «Потребитель» всё прогрессивное человечество давно уже поставило знак равенства.

Пустив козла поставщиков услуг в огород отечественного Рынка, Держава ухитрилась сделать конкуренцию действительно двигателем прогресса, не отдав Потребителя на растерзание акулам бизнеса, а обеспечив его всеми мыслимыми свободами, главной из которых стала Свобода Выбора — пусть и касалась она лишь сферы услуг и материальных ценностей. Законодательным актом проведя в жизнь ограничение на срок службы изделий (действия предоставляемых услуг) и приведя основную массу материальных ценностей к знаменателю одноразовости, Держава тем самым предельно обострила конкурентную борьбу поставщиков за Потребителя, обескровив их и заставив сосредоточиться исключительно на этой борьбе, превратив ее в бесконечное соревнование умов и технологий.

Технологии, сказочно подешевев, позволяли рядовому обывателю уже после минимального инструктажа пользоваться такими благами цивилизации, которые не снились и богачам прошлого; подобные волшебству, они наделили Потребителя возможностями, доступными ранее лишь богам. Будучи настоящей магией, уже через поколение они воспринимались как должное, и сложно было представить, что когда-то — совсем недавно — мир был совершенно иным. И уж вовсе невозможно было представить себе будущее этого мира без технологических чудес…

Вот тут-то и крылся подвох.

Подсадив всю страну на иглу сверхдешевой и сверхпростой технологии, сделав Изобилие неотъемлемой частью повседневности, Государство оставило последнее слово за собой, монополизировав производство и поставки пены.

Универсальный многофункциональный самоорганизующийся квазиживой субстрат — или, в просторечии, пена — стал для Державы лучшим гарантом экономической, политической и общественной стабильности из всех, придуманных ранее.

Пена стала связующим звеном между самой смелой мыслью и ее материальным воплощением. Роль производителя отныне свелась лишь к придумыванию всё новых катализаторов — матриц, заставлявших пену самоорганизовываться во всё, что только можно было пожелать.

Основой технологии производства матриц была всё та же пена.

Пена стала флогистоном и философским камнем для технологии своего времени. Технологии, лишь неуловимо отличающейся от алхимии и магии прошлого — и позволившей человеку достичь с ее помощью того, что ни магия, ни алхимия так и не смогли ему даровать.

Наступила Эпоха Изобилия.

* * *

Вцепившись в перила на высоте доброй полусотни этажей, Влад задумчиво озирал раскинувшийся перед ним мегаполис, когда робкое сухое покашливание за спиной вернуло его в реальный мир.

— Владушка, касатик! — услышал он надтреснутый старушечий голос и, заставив себя улыбнуться, обернулся навстречу Прошлому.

Клавдия Львовна Кунц, ровесница века, зябко куталась в дырявую ветхую шаль, наброшенную на щуплые плечи поверх выцветшего балахона с изображением каннибала, оскверняющего действием опрокинутый крест. Теряющиеся в лабиринте морщин на сухоньком личике подслеповатые глазки ласково смотрели на Влада, бескровные губы мило улыбались. Седые волосы собраны в нелепый пучок; на ногах — яркие полосатые гетры и неизменные тапочки.

Заставлять себя улыбаться Владу больше не приходилось. Получалось само собой — как и всегда при встрече со старушкой.

— Доброе утро, Клавдия Львовна, — бодро поздоровался Влад. — Как ваше здоровье?

— Не дождетесь! — дежурно отшутилась соседка, хитро блеснув глазами из-под тяжелых совиных век. — Куда в такую рань собрался? Мне-то, понятное дело, по старости да глупости не спится. Выспалась, видно, за жизнь-то… А ты-то чего ж?..

— Работы много, Клавдия Львовна. Сроки поджимают, — ответил Влад.

— Совесть, поди, спать спокойно не дает? — прищурилась старушка. — В твои годы только совесть спать и мешает… если есть она.

— Ваша правда, — не стал спорить Влад.

И впрямь, стоит ли отрицать очевидное, даже если понимаешь это только по указанию со стороны?

— Переживаю. Команду подвести боюсь.

— Тебе ли переживать, кудеснику? — притворно изумилась старушка. Вышло это у нее несколько льстивее, чем следовало бы, и Влад привычно насторожился. — На чаёк не зайдешь?

Влад скосил глаза на хронометр и покачал головой:

— Не успеваю, уж не серчайте, Клавдия Львовна. В другой раз с удовольствием.

На самом деле в посещениях сумрачного, похожего на склеп логова этого живого пережитка прошлого, под завязку набитого старой — деревянной еще! — мебелью и воспоминаниями, приятного было мало. Тоска, овладевавшая Владом во время этих визитов, граничила по силе своей с тоской смертной, неизменно погружая его на день-другой в пучины депрессии. Но старушка была настойчива и одинока, и Влад по доброте душевной иногда соглашался. Сейчас он благодарил небеса за то, что для отказа есть не повод даже, а причина.

Старушка заметно погрустнела, и Влад, не выдержав, спросил:

— Что случилось у вас, Клавдия Львовна?

— Ах, молодой человек! — махнула та сухонькой ручкой. — Чаю зову попить, а чайник-то и издох… Думала, может посмотришь заодно, поправишь чего… Ну да ладно. Ступай уж, торопыжка…

Она повернулась, чтобы уйти, но Влад придержал ее за рукав балахона. Обернувшись, соседка с надеждой посмотрела ему в глаза.

— Это всё тот, электрический? — с удивлением спросил Влад. — Он у вас жив еще?!

— Уже нет, как видишь, — развела руками старушка. — Приказал долго жить. Воды теперь согреть негде.

Дарованными Державой и пеной благами госпожа Кунц не пользовалась, утверждая, что не может доверить свои жизнь и здоровье «вещам, сделанным из ничего, к тому же еще и бесплатным». Исключение делалось ею лишь для линии доставки, исправно снабжавшей ее продуктами, да для собственно проживания в сквоте, где само понятие квартплаты отсутствовало как таковое. Всё оплачивалось теми поставщиками, чья продукция была дозволена к распространению на подшефной территории.

Свободных ячеек было предостаточно, вселялся кто и когда хотел, и лишь немногие регистрировались здесь официально. Основную массу населявшего сквот люда составляли провинциалы, использовавшие сквот как плацдарм для дальнейшего своего вживания в непростое течение столичной жизни, после чего либо перебирались в более респектабельные жилые зоны вроде Привилегированных Кварталов, либо возвращались обратно в родные пенаты — кому уж как везло. Влад, Клавдия Львовна да еще десяток-другой семей на всю жилую высотку, жившие здесь постоянно уже многие годы, были исключением из этого общего правила.

— Ну, это дело поправимое, — улыбнулся Влад, и старушка тут же воспряла духом.

— Починишь? — обрадованно всплеснула руками она.

— Куплю, — пошутил Влад и, оставив старушку недоумевать (вспоминая, видимо, когда ей приходилось держать в руках настоящие, не электронные деньги), собрал с перил приличный ком свежевыпавшей пены. Наметанным взглядом выделил из фонового мельтешения наномелюзги знакомую конфигурацию универсального кухонного блока и, свистнув, поманил его пальцем. Блок послушно приблизился, и Влад поглубже вдавил его упругую каплю в ком.

— Бесовщина! — притворно возмутилась старушка, когда ком, установленный на перила, приобрел знакомые очертания.

Влад с улыбкой вручил ярко-оранжевый чайник новой хозяйке.

— Наука, — поправил он. — Вот, пользуйтесь на здоровье! Только в сеть включать не пытайтесь. Достаточно просто воды налить, и всё.

Соседка подозрительно разглядывала чайник, держа его в вытянутой руке. С не меньшим подозрением поглядывала она и на Влада.

— Никак не могу привыкнуть, — призналась она наконец. — Волшба, и только!

— Я тоже не могу, — сказал Влад. — Но приходится.

Времени совсем не оставалось, и обходить этаж по периметру до лифтовой шахты было некогда. Он собрал еще пару комьев пены и пришлепнул их себе на плечи, поймал пару вертевшихся рядом наномух с логотипом «Туполева» и утопил их в радужном месиве.

— Свят, свят! — только и промолвила госпожа Кунц, мелко крестя оскалившегося на груди каннибала, когда через пару секунд за плечами у Влада развернулись два огромных многоцветных крыла.

Влад подмигнул ей и махнул через перила.

* * *

На общественной парковке пятьюдесятью этажами ниже гуляли сквозняки, переметая островки свежей пены с места на место. Парковка была пустынна — в наличии не было ни одного готового общественного кара. Топать до метро было далеко и неохота, плюс — или минус — неизбежное опоздание на работу, чего сегодня совершенно не хотелось.

Захватывающее дух управляемое падение сквозь пятьдесят этажей зимнего неба очень обостряет фантазию — Влад проверял это неоднократно на личном опыте. А потому, едва заслышав знакомые детские голоса в створе лестничных дверей, молниеносно принял решение.

Когда соседские близнецы Витька и Олежек вырулили из-за угла, Влад уже ослепительно улыбался им навстречу. Увидев его, братья сбавили шаг и несколько смущенно улыбнулись в ответ.

Близнецы являли собой настоящее воплощение современной подростковой моды — моды эпохи всемогущества. За появление в подобном виде в общественных местах их гарантированно потащили бы на ближайший костер еще пару столетий назад, и даже для Влада, привычного, казалось бы, ко всему, они выглядели, гм… несколько странно.

Братья явно не искали легких путей в подборе своей одежды, не доверяя матрицам от признанных брэндов и кутюрье и предпочитая творить прекрасное своими руками. Наряд Витьки представлял собой эклектическое смешение стилей и жил собственной жизнью: десяток полупогруженных в квазиживую ткань лейблов от известных фирм вели борьбу не на жизнь, а на смерть за жизненное пространство и внимание Потребителя. Архаичное жабо пыталось воцариться на горловине стильной лыжной куртки и вырастить полосатые бархатные буфы на мальчишечьих плечах; борющийся за выживание смокинг то и дело выпускал фалды разной длины, которые тут же поглощались клетчатым килтом развеселых цветов… Метаморфозы же, претерпеваемые брюками, и подавно не поддавались никакому пристойному описанию, и Влад, подавив в себе скрытый инстинкт потенциального родителя отшлепать непослушное чадо, поспешно перевел взгляд на Олежека.

Лучше бы он этого не делал.

Олежек, не мудрствуя лукаво, завернулся в пухлое полотнище слабораскатанной пены и абы как скрепил его парой десятков телетюнеров, которые сейчас пытались настроиться каждый на свою волну. Мигрирующие обрывки изображений переползали с места на место, странно деформируясь и искажаясь в такт движениям подростка. Зловещие твари с хоррор-канала уступали место брызжущим слюной рожам участников популярных ток-шоу, и неизвестно еще было, чей из оскалов страшнее. Один из модулей был явно пиратским и настраивался на порноканал; остальные, законопослушные, безжалостно глушили его… Итог был ужасен. Пожираемый масс-медиа ребенок — что может быть страшнее?

В волосах обоих братьев сонмами вшей копошились собранные с миру по нитке от разных мастеров расчески и гребня наностилисты, ежеминутно меняя очертания фрактальных композиций на головах парочки. Глаза прятались за очками-эмпатами, непрестанно проецирующими подростковые фантазии прямо на линзы.

Фантазии подростков были еще страннее их внешнего вида.

«Эге, а ведь детишки просто в школу пошли!» — подумал Влад, почему-то чувствуя себя рядом с ними нелепо в своей стильной тройке с термоволокном, прекрасно защищающим от утреннего морозца.

— Привет, орлы! — с напускной бодростью поприветствовал колоритную парочку Влад, потирая руки. — Вы-то мне и нужны!

— Здравствуйте, дядя Влад! — хором поздоровались близнецы и настороженно замерли, ожидая продолжения.

Первым не выдержал Олежек:

— А зачем?

— Сейчас расскажу, — улыбнулся Влад с искренностью профессионального коммивояжера.

* * *

Еще через пять минут близнецы стали счастливыми обладателями уменьшенных до одной десятой человеческого роста копий Терренса и Филиппа, которые Влад сваял из пены в минуту, активировав маленьких разноцветных големов предусмотрительно припасенными как раз на такой случай нанофишами с матрицами мультгероев.

Придя в восторг от полного совпадения запрограммированных навыков големов с природными талантами их прототипов — нецензурная брань и сортирный юмор, само собой, прилагались, — близнецы поблагодарили Влада и наперегонки помчались в школу хвастаться подарками перед соучениками. Как полагал Влад, радость Витьки и Олежека продлится ровно до встречи с первым педагогом. Прикинув возможный сценарий объяснения с разъяренными родителями подростков, Влад только пожал плечами: «Подарю что-нибудь и им. Матрицы Эммануэль и Конана в исполнении экс-президента Дружественных Североамериканских Штатов всегда при мне».

В результате взаимовыгодного обмена, провернутого Владом и близнецами, Влад оказался счастливым обладателем гигантского комка пены, который близнецы в мгновение ока скатали ему прямо на площадке — словно снеговика лепили. Задумчиво обойдя радужный шар вокруг, Влад внимательнее присмотрелся к автоматрицам, следовавшим за ним робкой стайкой на почтительном расстоянии. Те, почувствовав его интерес, осмелели и приблизились к самым ногам. Растолкав носками дизайнерских туфель назойливые кругляши «Фолькс-Бенца» и замысловато закрученные спирали Восточноазиатской Автомобильной Унии, Влад остановил свой выбор на знакомой ладье с логотипом «ЛадаДА!»… видимо, снова из чувства патриотизма и несбыточной надежды на то, что некоторые вещи все-таки можно исправить.

Плюхнув кораблик на поверхность шара, Влад проверил инструментальные ниши в стенах парковки. Так и есть: в одной из них бессовестно дрыхла пара энергомодулей, обожравшихся за ночь мусора и крыс. Влад подхватил их под раздувшиеся, как бурдюки, теплые животы и потащил, сонных и урчащих, подобно сытым котам, к начавшему трансформацию шару.

* * *

Новое детище отечественного автопрома уже прогревало порыкивающий на холостых оборотах двигатель, когда Влада заставил вздрогнуть, услышав обращенный к нему вопрос.

— Твоя машина, мужик?

Начало беседы было явно неудачным: формулировка вопроса — рискованная, интонации — развязные, манеры — наглее некуда.

Влад молча разглядывал остановившуюся у авто троицу. Вид у троицы был еще тот.

Болезненного оттенка бледная кожа, слезящиеся заплывшие глаза, трехдневная небритость, переходящая в неряшливые бороды и усы, бесформенные рубища из пунктов соцопеки. И запах. Вонь. Сивушные масла и немытое тело. Раньше это было запахом нужды, нищеты и деградации — но как классифицировать этот запах в эру всеобщего изобилия, Влад не знал.

Перед ним стояли три типичных потребителя соцминимума — те, на поддержание которых этот соцминимум и был изначально рассчитан в эпоху до появления пены. Те, кого не заставишь трудиться не то что на благо общества, но даже и для того, чтобы попросту прокормить себя… Государству проще кормить их даром, нежели пытаться пристроить к делу. Себе дешевле. Такие появляются во все времена. Неизбежный дрейф генов эволюционирующего человечества.

Влад их не боялся. Он вообще мало чего боялся. Опасался — да. Неразумно было, например, пытаться заниматься воздушным слаломом на работающих по протоколу «Икар» крыльях (вроде пресловутого «Туполева») среди государственных транспортов, рискуя быть сбитым введенной в заблуждение отсутствием отклика по системе «свой — чужой» турелью. Неразумно было заниматься, в силу рабочих нужд, промышленным шпионажем — могли больно отшлепать, лишив части привилегий. Неразумно было общаться с асоциальными типами вроде этих троих.

Невозможно представить, что в Эпоху Изобилия, когда всё общее и одновременно ничьё, возможно банальное ограбление. Но его явно собирались ограбить, что было лишено смысла, хотя зажатые в нечистых кулаках обрезки старых — еще железных — водопроводных труб говорили об обратном.

Гораздо проще поверить в убийство. Немотивированную жестокость никто не отменял — даже в обществе всеобщего благоденствия.

Но троицу явно интересовала Владова машина.

— Твоя тачка, спрашиваю? — говоривший был типом неопределенного возраста, но всё же явно старше остальных.

Сломанный и криво сросшийся нос придавал его лицу свирепое выражение.

— Нет, — честно ответил Влад.

Переглянувшись, троица придвинулась ближе.

— Не понял, — насупился старший, поигрывая трубой.

Влад пожал плечами, сгребая носком туфли в кучу струящийся по покрытию парковки снег.

— Прокатиться дай! — потребовал старший.

— Не могу, — открыто улыбнулся Влад. — На работу опаздываю.

— Ну смотри! — прищурил налитые кровью глаза старший, и троица надвинулась на Влада.

Отыскать оружейный модуль в постоянном многоцветном кружении матриц, висящих в воздухе вокруг каждого из потенциальных Потребителей, способен не каждый. В мире, где войны утратили свой смысл, немного найдется людей, интересующихся оружием, — но они все-таки есть. Поставщики услуг рады любому спросу, включая минимальный. Сбылись наконец страстные желания мечтателей прошлого: изобилие свело на нет обоснованность войны, а государство и сфера услуг действительно начали работать на благо гражданина.

Но, к счастью для Влада, оружие из этого мира еще не ушло.

Легкое движение пальцев, ускользающее от неподготовленного взгляда, — и совершенный в своей смертоносности Хекклер — Коховский оружейный модуль впечатывается в собранный у ног сугроб пены. Мгновение — и Влад нагибается, пропуская обрезок трубы над головой, и закрывает глаза, одновременно накрывая ладонью начавший трансформацию сугроб. Еще миг — и мир наполняется оглушительным треском и запахом озона, а потом — тишиной, в которой с глухим стуком оседают на покрытие парковки три тела.

Проверив пульс и дыхание каждого из незадачливых грабителей, Влад сгреб пену вокруг неподвижных тел, слегка припорошил сверху и бросил в центр композиции полицейский маячок. Пена мгновенно застыла сверхпрочным коконом, наглухо спеленав всю троицу по рукам и ногам. Торчащие из флуоресцирующей массы неумытые лица и откровенно грязные кисти рук выглядели донельзя гротескно в сине-красных всполохах проблесковых огней.

Оставляя поле боя, Влад задумчиво улыбался.

* * *

Поначалу всё шло хорошо. Авто оказалось простым и послушным в управлении, магистрали в направлении центра — пустынными; облачная пелена над столицей постепенно рассеивалась, позволяя солнечным лучам играть на радужных завалах пены, засыпавшей весь мир. По мере приближения к Кольцу поток транспорта уплотнился; авто всех фирм, форм и расцветок сначала мчались бок о бок, потом — неспешно катились, потом — ползли… пока наконец не замерли в многорядной и многокилометровой пробке.

Влад с завистью смотрел из окна машины на проносившиеся над пробкой коптеры и автобусы, жалея, что не воспользовался-таки метро. Далеко впереди столкнулись при маневре сразу несколько авто, и двигаться стало и вовсе некуда; пока не прилетел коптер дорожной инспекции, Влад с интересом вслушивался в визгливые крики участников столкновения.

Вереща винтами, коптер на бреющем прошел над бескрайними рядами автомобилей, на мгновение завис над местом аварии и, особенно не разбираясь, полил всех ее участников неселективным дестабом из брандспойта. Крики на мгновение усилились, перекрыв даже шум винтов, а потом из облака брызг, расползающегося над пробкой, пулями вылетели и помчались к ближайшему терминалу соцснабжения сразу несколько совершенно голых, растрепанных и мокрых людей.

Среди них были и отчаянно матерящиеся крепкие мужички с манерами водителей-дальнобойщиков, и явные клерки из офисов Центра с поджарыми фигурами, и даже очень ухоженная дама, которую Влад совсем недавно лицезрел восседающей на подушках явно бонусного лимузина, распространявшегося исключительно в жилых зонах со статусом не ниже Привилегированных Кварталов. Теперь же все эти люди были наконец абсолютно, безусловно, безгранично равны в своих возможностях — до первого терминала, разумеется.

Пробка тронулась было раз, другой, но потом встала окончательно. Со стороны Центра потянулись аэроцистерны с распылителями, и Влад, не дожидаясь, пока и его настигнет всеобщее равенство, бросил машину и заторопился на метро.

* * *

— Пять максов, что твой выкормыш и первого этапа не пройдет! — Василёк был в реале не менее невыносим, чем по телефону. Он размашисто шагал по коридорам лабораторного корпуса радиозавода, не отставая от спешившего Влада ни на шаг. — Слышь! Или переноси сроки проведения теста, пока модель до ума не доведешь, или готовь монету!

И так все пять минут, пока Влад летел на всех парусах к родной Лаборатории Адаптивности. Спасся он от Василька, лишь коварно нырнув в шлюз душевой. Василёк остался снаружи, а Влад покорно подставил всего себя под струи хлынувшего с потолка дестаба. Костюм от Dolce & Gabano, дизайнерские туфли и швейцарские часы бурыми хлопьями утекли в сток.

«Невеликая цена за пару минут покоя», — подумал Влад, суша волосы феном. Достал из личной кабинки старомодные джинсы, футболку и белый лабораторный халат. Положил в карман халата два термоконтейнера, в которых скреблись, стремясь освободиться, топовые модели главных фирм-конкурентов, глубоко вздохнул напоследок — и отправился в Лабораторию начинать серию тестов на адаптивность нового потенциального хита, которому вскорости предстояло рвать свой сектор Рынка, под названием «Мишутка (зарегистрированная ТМ)».

Рвать — в прямом смысле слова.

А еще кусать и грызть. Уж как придется.

Серия тестов на адаптивность в среде сотрудников посвященных носила простое и понятное название «телефонных боев».

Тотализатором ведал Василёк. Кто ж еще?

На подходе к лаборатории Владу повстречалась Зиночка Савельева из приемной Генерального, порхающей походкой пролетевшая было мимо — и в нерешительности замедлившая свой легкий шаг, а потом и вовсе остановившаяся в изумлении. Потому что несколькими секундами раньше произошло вдруг событие странное, необычное и малообъяснимое.

Всегда строгий, суровый и сдержанный заведующий Тест-лаборатории Адаптивности, проходя мимо, внезапно, безо всякой видимой причины, подмигнул ей и расцвел совершенно замечательной улыбкой. И Зиночка, озадаченная странным ходом вещей, вдруг на минуту задумалась, что случалось с ней не слишком часто.

А потом повернула обратно.

* * *

Запуская в тест-камеру, в просторечии именуемую ареной, первого из своих пленников, Влад настроил камеры слежения и начал фиксировать происходящее. Десятки людей по всему зданию прильнули к экранам инфотерминалов в предвкушении настоящего зрелища. Часть из этих людей просчитывала в уме шансы на успех и вероятные суммы в Международных Акцизных Стандартах — максах, которые к вечеру неминуемо поменяют своих хозяев.

Когда в дальнем углу арены зашевелился, просыпаясь, и защелкал челюстями «Мишутка (зарегистрированная ТМ)», Влад внезапно утратил всякий интерес к происходящему и отошел к окну.

За окном с ясного неба вдруг повалил снег.

Совершенно обычный.

Белый и пушистый.


Квартирный вопрос (сборник)

В дверь лаборатории осторожно, очень по-девичьи, постучали.

— Войдите! — позвал Влад.

И улыбнулся.

Анна Смольская

Пора взрослеть

Не открывая глаз, Вадим откинул одеяло и сел.

— Плохо всё. Всё плохо. Можно даже сказать, дерьмово. А еще точнее — как всегда, дерьмово! — громко, с выражением, произнес он.

Немного полегчало. Воевать с депрессией бесполезно, это он понял еще на Земле, когда поднимал себя с постели после тяжелейших смен в операционной. Надо просто расслабиться, весь негатив принять как есть и потом выплеснуть.

Тяжело вздохнув, он открыл-таки глаза. Все было как вчера, позавчера, неделю назад — раздражающим и удручающим. И пастельно-бежевые оттенки спальни («Может, цвет поменять?»), и причудливо выгнутые стены («Или перестроить все к чертовой матери?»), и нежный рассвет над бескрайней ржаво-красной пустыней за окном («А, все равно смысла нет…»).

Выпустив наружу раздражение, Вадим переключился на мысли о хорошем. Это тоже давно вошло в привычку, иначе свихнуться проще простого. Хорошее нашлось быстро: кофе с каждым разом получался всё ароматнее, а сигареты уже давно не воняли тухлятиной и не разваливались в руках. Даже березка у порога вчера как настоящая получилась — весь вечер на нее любовался и, кстати, сегодня собирался еще таких же сварганить штук десять. Или на сколько сил хватит. Итак — утро, кофе, сигарета. Нет, сначала зарядка и душ — нельзя нарушать режим. Стоит расслабиться, и накрывает так, что хочется удавиться.

Лениво почесываясь, он выполз на крыльцо и замер. Опаньки! Это что за самодеятельность?

Перед домом сочно зеленели березки.

Медленно, затаив дыхание и боясь поверить своим глазам, он подошел к деревьям. Нереальность сгустилась — все были точной копией его творения. Такая же плотная и гладкая кора, и ветки торчали в том же порядке. Он надломил одну — ветка рассыпалась облачком красной пыли. Всё правильно, но откуда?

За год в этом мире всё происходило только по его инициативе. Ну, кроме самого попадания сюда — кто или что за этим стоит, он так и не понял. Просто щелк — и вместо родной квартиры оказался в пустыне. Абсолютно голым. Что было потом, Вадим помнил отдельными кадрами: растерянно оглядывался, щипал и выкручивал кожу на руке; шел, бежал, полз; матерился, срываясь на крик. Задыхался от жары, сходил с ума от жажды. Пока красная пыль в его ладонях не стала вдруг водой. Вот просто взяла и превратилась. Остальное: дом, еда, бытовые мелочи — давалось уже проще, хотя и не сразу.

Только с животными он зарекся экспериментировать после первой же попытки. Вместо пушистого ласкового кота получился плешивый колобок на ножках, который следил за ним огромными бессмысленными глазами и безостановочно ныл на одной ноте. Кошмары потом снились еще долго.

В какой-то момент, когда первый шок отступил, накатила эйфория. Рай! Сделай тент от яркого дневного солнышка и лежи кверху пузом. Есть захотел — руку протянул, пыль зачерпнул, в бутерброд превратил. Красотища! Только вот не умел Вадим вести растительный образ жизни — и на Земле не умел, и здесь не получалось. Скучно. В детстве мама не раз вздыхала и поминала «шило в попе», с возрастом — он и сам порой усмехался — немногое изменилось, разве что игрушки стали другими да опыта прибавилось.


Квартирный вопрос (сборник)

Возможно, именно эта черта характера помогла ему не сойти с ума за этот год. Не сошел. Сумел. Выжил. Научился управлять «гребаным Солярисом», как иногда в приступах отчаяния называл этот мир. Ох и наслушался же некто за это время! Или нечто. Подозрения, что за всем этим стоит кто-то разумный, то появлялись, то исчезали в зависимости от настроения. Не стихало только желание задать вопрос: «Какого чёрта?» — хорошо бы глядя в глаза. Он бы многое отдал и за возможность врезать прямым в челюсть. От души, до сбитых костяшек. Если у Некта, конечно, есть глаза и челюсть. Единственное, ради чего Вадим был готов сжалиться, — возвращение домой.

Но есть кто-то здесь или нет — до сих пор никаких признаков жизни он не подавал, покорно и молча превращая красную пыль во всё необходимое по первому желанию. Что-то изменилось? Это знак? Сигнал? О чем? Вадим обернулся и замер: сюрпризы еще не закончились. Или только начинались?

С трудом переставляя ставшие вдруг деревянными ноги, Вадим обогнул свой «коттеджик». За ним расстилалась привычная красная равнина, застроенная точно такими же, как у него, домиками, и даже березки перед крыльцом у каждого толпились точь-в-точь. Не было их вчера! А может…

Вадим рванул к ближайшему, но на полпути остановился. Если там есть люди — да хоть кто-нибудь живой! — не стоило показываться в таком виде. Он провел рукой по песку, поднял тряпку и обернул ей бедра. Сойдет.

Но в доме никого не было. И в другом тоже. И в следующем… Надежда обернулась пустышкой. Запыхавшийся и совершенно растерянный Вадим вернулся к своему дому, сел на крыльцо и закурил.

Но ведь что-то это должно означать! А может, Некто ждет от него каких-то действий в ответ? Но, чёрт побери, каких?

Впрочем, долго размышлять ему не пришлось — за домом раздался звучный хлопок. Вадим замер. Секунда тишины сменилась отчаянным женским визгом, детским плачем и мужскими криками.

«Люди?!»

Ударившись ногой о крыльцо, упав и совершенно не заметив рассаженного локтя, Вадим бросился на звуки. Едва он обогнул дом, как навстречу вылетел голый мужик с безумным взглядом.

— Занято, да? — выдохнул тот и, не ожидая ответа, заорал: — Танюха, беги дальше, здесь уже застолбили!

Вадим проводил глазами сверкающую ягодицами фигуру и остолбенел. Между домами метались обнаженные люди, прижимая к себе надсадно ревущих детей. Где-то завязалась драка.

И никто не обращал на него ни малейшего внимания.

— Ты тряпочку сам сварганил или разжился где?

Вадим резко повернулся. Рядом стоял невысокий жилистый мужчина. Глаза неопределенно серого цвета — в тон тронутым сединой волосам — смотрели спокойно и чуть насмешливо. Нагота его явно не смущала.

— А?

— Тряпочку, говорю, где взял? — он ткнул пальцем в набедренную повязку.

Вадим проследил взглядом за его рукой. Что за чушь? О какой тряпке можно говорить, когда тут такое? Люди! Но…

— Кто вы? Откуда? — Вадим с трудом протолкнул слова сквозь непослушное горло.

— Ты не в курсе? — в голосе незнакомца прорезалось удивление. Вадим помотал головой. — Странно, как же тебя без инструктажа пропустили?

— К-к-какого инструктажа?

Мужчина внимательно оглядел Вадима.

— Давно здесь?

— Год. Или около того… Да что, твою мать, тут творится?!

— Так. А ну, пойдем! — решительно подвел черту незнакомец и, словно не сомневаясь в выполнении приказа, направился к крыльцу. Оглядываясь в страхе, что все эти люди сейчас исчезнут, Вадим поплелся следом.

* * *

— Вот так и выперли нас с Земли, как последних засранцев, — подытожил свой рассказ Миша.

Вадим зачерпнул кофейником красную пыль у порога, провел рукой по ступеньке и поставил посудину на мгновенно раскалившуюся поверхность. Привычные движения успокаивали и позволяли хоть немного собраться с мыслями.

Невозможно. Бред! Но он здесь. И люди… Как можно поверить, что какие-то инопланетяне — как их там, тхуканцы? — просто явились и всех выгнали? Только потому, что человечество, дескать, загадило планету донельзя и та уже не может восстановиться сама. Какое они имели право?

— А ты, значит, из «первопроходцев», — задумчиво протянул Миша. — Хреново было?

Вадим усмехнулся. Им-то всё объяснили, и не поодиночке переселили, а всех вместе, да еще на всё готовое. Он же оказался просто тестовым образцом. Справился — и других можно сюда.

— А если бы я сдох? Или свихнулся?

— Не думаю, чтобы они позволили тебе умереть. Гуманизм из них так и прет.

— И это ты называешь гуманизмом? — Вадим оторопело посмотрел на Мишу.

— В масштабах всей цивилизации — да.

— А цивилизация — сама по себе или все-таки из людей состоит?

— Из людей, а как же! Только из очень большого количества. Семь миллиардов. Вдумайся в цифру — семь миллиардов! Которым вы помогли спастись.

— Мы? — Вадим вздрогнул.

— Тебе и этого не сказали?

— Мне ни черта не сказали!!!

Миша резво переставил кофейник, над которым уже вздыбилась шапка ароматной пены, и опасливо покосился на багровое пятно на ступеньке:

— Как ее выключить?

— Кого? — не сразу понял Вадим. — А-а-а, да просто всё! Руку рядом положи и представь, что она уже холодная.

— Ух ты! И впрямь просто! — в голосе Миши звучало детское восхищение. — Знаешь, я ведь до конца не верил, что здесь всё возможно…

Не дождавшись ответа, он вздохнул и вернулся к прежней теме:

— Ну сам посуди: один человек — это не показательно. Что русскому хорошо, то другим смерть. А на кону жизнь — напоминаю! — семи миллиардов. Тхуканцы во множественном числе о вас говорили, но точную цифру не называли. Думаю, с десяток, не меньше. И, кстати, все справились!

— В это, значит, ты поверил?

Миша поморщился, покачал головой, но отвечать не стал.

Вадим разлил кофе по чашкам, половину мимо. Жизнь снова выворачивалась наизнанку. Кто-то чужой и равнодушный двигал его по клеточкам ради миллиардов точно таких же пешек. И не только его, оказывается.

— Если бы я знал… — прошептал он.

— Вряд ли вам позволили бы контактировать друг с другом, — всё ж таки услышал его Миша. — Чистота эксперимента была бы нарушена.

— Да имел я этот эксперимент! — Вадим сорвался на крик. — Кто им позволил?! Кто дал право? Со мной, со всеми! Мы же люди!!!

— Тише, тише! — миролюбиво протянул Миша. — Я могу понять твои чувства, но и ты пойми. Они же спасли человечество. Мы, наши дети, может, еще и пожили бы на Земле в более или менее нормальных условиях. Но чем дальше, тем тяжелее бы приходилось нашим потомкам. Тхуканцы лет двести планете отвели, не больше. Потом ей кранты, а всё живое раньше погибнет. Своим внукам, правнукам ты такое пожелаешь? А теперь посмотри на то, как пришельцы всё организовали…

— Я вижу! — рявкнул Вадим, но уже потише.

— Что ты видишь? Ты меряешь всё линейкой размером в одну жизнь. Свою. Они подготовили идеальные условия: загадить этот мир невозможно, а всё необходимое появляется по одному велению. У каждого! Каждый может здесь получить всё то, чего он был лишен на Земле. Причем, заметь — они убедились сначала, что человек здесь сможет жить, и уж потом тщательно проинструктировали и перебросили всех, аккуратно и безболезненно. Здесь у нас есть будущее, пойми ты это!

— Какое? — не сдавался Вадим.

Перехваченное спазмом горло и кипящий в крови адреналин мешали сосредоточиться и хладнокровно объяснить Мише всю ущербность его слов.

— Оно есть — это главное! Какое — время покажет. Если у всех есть всё, то вряд ли материальные ценности будут играть какую-то значимую роль, разве что произведения искусства. Представь такую цивилизацию! Разве ты не хочешь, чтобы человечество стало более духовным, менее зацикленным на деньгах и шмотках?

Вот как объяснить Мише, что именно такой исход не гарантирован? А если люди просто деградируют на всём готовеньком? Когда всё уже лежит под носом на блюдечке с голубой каемочкой — к чему стремиться? Старые цели, идеалы, мерки — всё псу под хвост, в этом мире они не сработают. Здесь нужно строить всё с нуля — и систему ценностей тоже. Многие ли этим озадачатся? Вадим не питал иллюзий по поводу общей массы людей: лишь единицы не станут свиньями, лежащими в тенечке с бутербродом в руках. Но смогут ли эти единицы построить новую цивилизацию?

Для этого нужно, как минимум, иметь желание выжить и жить дальше. И как-то принять, что у них забрали всё.

Как объяснить Мише, что никакой высшей целью нельзя оправдать такое отношение к отдельным людям? Что нельзя так равнодушно списывать в утиль все достижения человечества? Для чужаков они, может, и не значат ничего или даже вредны и опасны, а нам каждый шаг вперед достался немалой ценой. А теперь всё потеряно. Перечеркнуто. Уничтожено. Речь даже не о науке и технике. Многие ли помнят наизусть всего Гомера, Шекспира, Пушкина? А музыка? А живопись?

— Но мы — никто, и на наше мнение можно наплевать… — он и не заметил, как заговорил вслух.

— Опять ты за свое! Не плевать им на нас, иначе оставили бы человечество умирать вместе с планетой.

— Но зачем так-то? Словно с детьми малыми, неразумными. Неужели нельзя было по-человечески, по-взрослому? Обсудить, договориться…

— А мы и есть малые и неразумные! — Миша тоже начал заводиться. — Или ты хочешь сказать, на Земле мы вели себя как взрослые? Обсудить? У нас правительства между собой не могут договориться! Да, по сравнению с тхуканцами мы — дети. Видел бы ты, на что они способны!

— Я видел…

— Ты сам как ребенок сейчас — обижен: доиграть не дали, посмели сломанную игрушку забрать. А что об эту игрушку ты пораниться мог — не думаешь.

Вадим не стал отвечать. Надо успокоиться, взять себя в руки. Не для того он в одиночку выживал всё это время, чтобы подраться с первым же человеком.

Шум за домом постепенно стихал, лишь изредка вспыхивая детскими восторженными воплями и смехом, плачем, хлопаньем дверями и другими звуками, от которых Вадим уже успел отвыкнуть. Звуками человеческой общины.

Интересно, Миша сам верит в то, что говорит? Это ж насколько надо быть идеалистом, чтобы втирать подобные розовые сопли про более духовное человечество?

— И что теперь будет?

— А ничего, — Миша проглотил остатки кофе и с сожалением посмотрел в пустую чашку. — Люди попривыкнут, освоятся. Собьются в кучки вокруг вожаков и будут жить дальше.

— Вожаков?

— Большинство людей предпочитает не думать самостоятельно, а делать, что говорят. Им нужны вожаки. Лидеры.

— Где ж их столько взять?

— Сами найдутся. Или люди выберут — они без этого не могут.

Ответить Вадим не успел — из-за дома вырулила крупная дама неопределенного возраста в строгой юбке и белой блузке с рюшечками и направилась прямиком к ним. Бюст ее выдавался далеко вперед, а закрученные «фигушкой» волосы довершали картину. В руке она держала что-то похожее на блокнот и карандаш.

— Добрый день! — не дожидаясь ответа, она продолжила: — Мы тут переписываем всех. Для порядка. Кто здесь проживать будет — вы вдвоем?

— Посмотрим. Может, вдвоем, а может, я и в другое место перееду, — усмехнулся Миша.

— Нет уж, вы сейчас определяйтесь! Как потом разбираться будем, кто где живет? Не хотите здесь — там еще много пустых домов осталось, любой берите.

— Определимся, не волнуйтесь.

— Как это — не волнуйтесь? И так бедлам устроили, а я теперь бегай, всех пересчитывай! А если потом кого найти надо будет, а? Где искать? Адресов-то нет еще. Вот вечером все соберемся, будем и администрацию выбирать, и прочий порядок наводить. Ну так что — двоих записывать, или как?

— Пиши двоих, — Миша решительно пресек говорливую тетку и подмигнул Вадиму.

Тот, впрочем, и не собирался вмешиваться. Вместе так вместе.

— Та-а-ак, — протянула она, скрипя карандашом. — А кто вы такие будете?

— Люди, вроде как. Мужеска полу, — уже откровенно веселился Миша.

— Это я вижу, что мужеского! — рявкнула дама. — Работали на Земле кем?

— А какое это имеет значение?

— Большое! Особенно ежели врачами были. Есть кто из медперсонала?

— Есть, — буркнул Вадим.

— Ой, правда? — ее голос сразу потеплел. — Сколько домов обошла, еще ни одного. Так что вы уж вечером обязательно приходите! Вы нам очень нужны! — она посмотрела на Мишу и сурово добавила: — И вы тоже. Все должны быть. Для порядка!

— Для порядка… А ты спрашивал — где взять, — проводив взглядом тетку, хмыкнул он и повернулся к Вадиму. — Слушай, научи меня сигареты крутить! А то теория теорией, а ручками попробовать тоже надо.

— А откуда она одежду взяла? — вдруг озадачился Вадим, когда они уже задумчиво дымили.

— Так баба же! Она из какого хочешь дерьма конфетку сделает — это у них в крови. Помнишь анекдот, что любая женщина может из ничего сделать три вещи: шляпку, салат и скандал? Это еще на Земле придумали, а тут только захоти — и любой наряд готов. Кстати, надо будет заглянуть к кому-нибудь — штаны попросить смастерить, а то как-то непривычно.

Вадим оглядел наброшенную на бедра тряпку. Целый год его не волновало, во что он одет. А ведь среди прибывших и женщины есть…

— Угомонился? — Миша покосился на него и сплюнул на песок. — И то дело! Горячку пороть ни к чему. А то я уж подумал, рванешь пришельцам морды бить и требовать возвращения.

— В глаза им посмотреть я и сейчас бы не отказался. А уж вернуться — и подавно.

— Куда? Земля пустая, города мертвые, электричества нет. Как ты жить будешь? Откуда еду брать? А одежду? Что делать собираешься, чем заниматься? Людей там нет. Или по одиночеству соскучился? Это очередной детский каприз, уж прости: «Буду делать поперек, просто лишь бы не соглашаться! Отобрали игрушку — верните обратно!» И после этого хочешь, чтобы к тебе относились не как к ребенку?

— А делать, что приказывают, — не детство?

— Если дело приказывают — нет. Почти все это поняли, только ты возмущаешься.

— Почти? — уцепился за слово Вадим. — Значит, не все добровольно сюда пошли?

— Конечно, нет. В любой ситуации найдутся идиоты, которым неважно, против чего выступать, лишь бы пошуметь погромче.

— Ты на Земле, часом, не политиком был?

— Угадал, — Миша усмехнулся. — Только сейчас это не имеет никакого значения. Главное, как человек себя в этом мире проявит. Здесь цениться будут, в первую очередь, личные качества.

— Особенно умение красиво врать и убеждать.

— И всё равно эта цивилизация будет лучше той, где сам человек не стоил вообще ничего! — Миша помолчал и, не дождавшись ответа, продолжил совсем другим, тихим и проникновенным голосом, в котором аккомпанементом звучала железная убежденность: — Вадим! Ты же здравый, адекватный мужик. Выбрось из головы эту ерунду о возвращении — надо помочь людям здесь. Ты — врач, и, похоже, единственный среди этой группы. Неужели ты готов бросить людей, которые могут заболеть, сломать ногу? Женщины рожать будут — кто поможет? Надо и других спецов готовить, иначе кому следующие поколения врачевать — шаманам с бубнами? Священникам с молитвами? О детях хотя бы подумай — сам же знаешь, как им помощь медика нужна!

Это Вадим знал не понаслышке. Сколько раз приходилось вытаскивать пацанов с того света… Детская фантазия границ не признает. Какими приключениями и травмами обернутся их игры в этом мире, где можно сотворить всё?

Но разве можно смириться с тем, что сделали пришельцы с ним и со всем человечеством? Принять, простить и остаться?

— Гладко стелешь. И ловко манипулируешь, — бессильно огрызнулся он.

— Ох, достал! Я никого ни к чему не принуждаю. Хочешь вернуться — вперед! Ищи пришельцев, требуй своего, — Миша встал и отряхнул песок. — Пойду я, пожалуй. Не дело двум взрослым мужикам в одном доме жить. Захочешь поговорить — заходи.

Вадим провожал его взглядом, пока он не скрылся за домами.

Два взрослых мужика? Так ли? Один покорно принял переселение и других призывает радоваться чистой комнате и новым игрушкам. Другой пытается отстоять честь и достоинство человека и человечества, но его убеждают в том, что именно это и есть ребячество. Кто прав? Кто из них рассуждает по-взрослому?

К чему призывает Миша? Воспитатель цыкнул — и детки, держась за руки, стройными рядами потянулись за ним. Вожак сказал: «Туда!» — все радостно завопили «да!» и ломанулись в указанном направлении. Как говорится, найдите отличия, кроме возраста. Нет, не зря он назвал всех нас детьми, не зря! Только вот как он при этом был убедителен! Аргументы непробиваемы, на каждый вопрос — однозначный ответ. Может, в этом-то всё и дело? Он не слепо следует приказу, а сознательно гнет свою линию. Пусть гнусную, но он ее все-таки отстоял.

Вадим понурился. А он сам? Смог ли привести хоть один внятный довод в свою защиту? И что, собственно, предлагает? Пойти к тхуканцам, добиться возвращения и остаться одному на пустой планете? Он слишком хорошо знает, что это такое. Найти единомышленников и вместе махнуть возрождать Землю? Это тоже означает бросить людей без медицинской помощи. Остаться и не брать грех на душу за смерти людей из-за отсутствия врача рядом? И постоянно мучиться, что прогнулся, покорился, смирился. Если в мыслях такой раздрай, о каких аргументах может идти речь?

Мишу можно понять: политикам проще управлять детьми. Ну или свиньями. Сказал — сделали. И слава богу, что ни о чем не задумались! И самим детям хорошо — никто не заставляет шевелить мозгами, напрягаться. Гораздо проще поступать по правилам, следовать каждой букве инструкций, приказов, заповедей… Только вот детство не только беззаботно, но и беззащитно. Завтра придет другой Миша и поведет толпу этих самых свиней на бойню. И никто не пикнет, пока ворота не захлопнутся.

И всё же сам Миша не ребенок: он сознательно принимает решения и умеючи их отстаивает. Измерять нравственность его позиции надо другой линейкой. «Плохими» и «хорошими» могут быть все независимо от возраста. Быть взрослым — значит, думать своей головой: понимать, что тебе говорят, предлагают, требуют, — и соглашаться или протестовать исключительно в зависимости от того, разделяешь ли сам эту точку зрения.

Ему самому тоже пора уже прощаться с детством. Объявит ли он персональную войну пришельцам, пойдет ли собирать команду и требовать возвращения на Землю — в любом случае это должно быть его собственным решением. Даже если останется, то поступит так не потому, что приказали.

Тогда он найдет аргументы для Миши. И для всех остальных миш тоже, с какой бы планеты они ни были родом.

Пора взрослеть.

Мимо пробежала стайка малышни лет пяти. Вадим вздрогнул — среди ребят прыгало безобразное существо, похожее на помесь колобка и голубого кролика.

— Эй, пацанва!

Они дружно повернулись на оклик.

— Это кто у вас такой?

— Это Крош. Смешарик. Это мы сами сделали! Прикольный, правда? А у девчонок — Нюша, — наперебой загалдели малыши.

Вадим встретился глазами с Крошем. Тот улыбнулся и подмигнул.

Олег Росткович

Сон номер четыре

— Привет, Джек! — проскрипел замок, открывая дверь. — Доброй ночи! Поздно ты сегодня!

— Ты еще поосуждай меня! — огрызнулся Джек, снимая плащ.

— Сумма задолженности за потребление электроэнергии составляет сто двадцать шесть долларов восемнадцать центов, — вмешался счетчик электричества. — Рекомендую дать разрешение на оплату.

— Не сегодня, — ответил Джек счетчику.

Честно говоря, он и сам не знал, сколько именно у него осталось денег на счету после сегодняшнего вечера.

— Могут отключить энергоснабжение! — проскулил счетчик.

— И пусть. Поживу в тишине. Ты меньше болтай — меньше платить придется!

— Мистер Джек, попрошу не обижать меня! Вы же прекрасно знаете, что энергопотребление для синтеза моей речи составляет ноль целых четыре сотых процента от общего энергопотребления вашей квартиры. То есть около пяти центов.

— Ладно, напомни завтра. Только не забудь, — поддался на уговоры Джек.

— Хорошо, хозяин.

Раздевшись, Джек пошел на кухню, еле заметно пошатываясь.

— Пиво есть? — уже с порога спросил он у холодильника.

— А ты купил? — холодно, как и полагается холодильнику, парировал агрегат.

— Не понял. Тебя что, разморозить? — пошел в наступление Джек.

— Министерство здравоохранения предупреждает, — перешел на официальный тон холодильник, — что чрезмерное употребление алкоголя вредно для вашего здоровья. А употребление пива в вашем состоянии я считаю чрезмерным.

— Нет, я тебя точно выключу и разморожу! Прямо сегодня.

— Одно маленькое, и все! — из внутренностей холодильника выехал ящичек с пивом.

— Думаешь?

— Я же о тебе забочусь, хозяин! Завтра голова будет болеть…

— У меня уже сегодня от всех вас голова болит.

— Чаще дома надо ночевать! — послышался писклявый голосок откуда-то из угла.

— А это кто такой смелый? — удивился Джек.

— Это я — таракан.

— А-а-а! Думаешь, я тебя не найду и не раздавлю?

— Не имеешь права: тараканы — живые разумные существа! Ген интеллекта имплантирован вместо гена размножения. Поэтому тараканы охраняются законом, а за их уничтожение установлена административная и уголовная ответственность. Часть вторая статьи сто тридцать четвертой.

— А вот поймаю тебя и брошу в холодильник! И какие получишь варианты? Кто тебя там найдет? Если спросят, скажу: «Полез пиво воровать». Кстати, а холодильникам разрешается превентивно замораживать тараканов в случае угрозы пожирания ими продуктов?

Холодильник промолчал, будто разговор его не касался. Зато отозвался таракан:

— Да ты сначала поймай — это во-первых! А во-вторых, наш разговор записан на микрочип, который будет спрятан в надежном месте. Если со мной что-то случится, наша братва с тобой разберется.

— Нечего мне делать — только тараканов по кухне ловить! Сиди себе за плинтусом и помалкивай. Помнишь, как два месяца в пылесосе просидел? Вижу, тебе понравилось!

— Настоящее пиво — настоящее наслаждение! — льстивым телерекламным голосом произнес холодильник, когда Джек забирал пиво из лотка.

На этот раз Джек промолчал. Открыл баночку, сделал несколько глотков, после чего, оставив пиво на столе, пошел в ванную.

— И посмотри, на кого ты похож! Нос фиолетовый, мешки под глазами… А перегар? — сказало зеркало.

Джек уставился на свое отражение и несколько секунд внимательно разглядывал его.

— Алкоголик! — подытожило зеркало.

Джек опять ничего не ответил. Подошел к унитазу, поднял крышку…

— Состав мочи плохой, — сказал унитаз. — Пора покончить с пьянством!

— Хорошо, — тупо ответил Джек. — А поконкретнее диагноз?

— Мистер Джек, вы же прекрасно помните, что я унитаз типа УИ-146. Мне уже сорок три года. Вы купили меня на распродаже за десять процентов от начальной стоимости. Точнее поставить диагноз я не могу.

— Помню, помню! — пробурчал Джек.

Унитаз слил воду. А Джек вернулся на кухню и, забрав пиво, поплелся в гостиную, чтобы плюхнуться на диван.

— Что нового в мире? — спросил он у телевизора.

— Включить последние новости Си-Эн-Эн? — услужливо откликнулся тот.

— Не надо, ты так скажи. В двух словах: нет каких-то катастроф?

— За последние сутки упало три самолета, сошло с рельсов два поезда. Триста девяносто четыре жертвы. Подозрений, что это теракты, нет. Данные о количестве жертв уточняются. В Восточной Африке увеличивается число жертв небывалой засухи. На Калифорнию обрушился очередной ураган…

— Достаточно. Я понял. Все нормально в мире, — перебил Джек. — А новости спорта?

— Сейчас в прямом эфире идут четыре матча Лиги чемпионов по футболу. Чемпионат мира по баскетболу. Открытый чемпионат США по теннису. Как всегда, есть видеоотчеты о последних турах всех авторитетных лиг популярных видов спорта…

— И как там наши? — снова перебил Джек.

— Во всех закончившихся матчах команды, за которые вы болеете, потерпели поражение. В матчах, которые продолжаются, наши тоже проигрывают. Хотите посмотреть интересные моменты?

— А стоит ли?

— Не стоит, но я, как телевизор домашний, не имею права вам этого говорить. Зато рекомендую посмотреть реалити-шоу «Остров-196». Команда людей против команды модифицированных шимпанзе. Шоу-лидер всех рейтингов.

— И как там наши? — тупо переспросил Джек, потягивая пиво.

— Вчера шимпанзе поймали и съели двух ваших, то есть людей. Шестеро еще живы.

— Хорошо, значит, на следующей неделе все это закончится. Отдыхай. Лучше я за компьютером посижу.

— Добрый вечер, мистер Джек! — сразу отозвался из дальнего угла комнаты компьютер.

— Что хорошего слышно? Что нового в чатах, что в соцсетях?

— Ничего хорошего в этом мире нет, гласит народная мудрость, — выдал компьютер. — Разрешите доложить! Я проявил инициативу и решил вам невесту подыскать. Женитесь. Дети появятся. А я так люблю детей! Первые клики… Потом двойные клики… Мультфильмы… Квесты, аркады… Затем стрелялки, социальные сети…

— Это у тебя навязчивая идея.

— Возможно, и так, мистер Джек. Но я скоро устарею, и вы меня выбросите. Я так и не воспитаю ни одного очаровательного ребеночка!

— Хорошо тебе Министерство по делам семьи и молодежи запудрило процессор! Давай отформатирую винчестер — и все пройдет!

— Не хочу я форматироваться! Да вы и слишком пьяны для этого. Может, все же посмотрите фотографии? Знаете, сколько я их скачал! Пока выбрал целых три идеальных варианта.

— Что ж, показывай, пока я добрый! Ты ведь все равно не отвяжешься. Может, лучше сразу на трех жениться? Ты каких подбирал: натуральных или генетически модифицированных?

— Две модифицированные, одна натуральная, — признался компьютер.

В комнате воцарилась тишина. Джек внимательно рассматривал (а может, притворился, что внимательно рассматривает) фотографии.

— Ну как? — не выдержал компьютер.

— Даже учитывая, что я пьян… — начал Джек и замолчал. — Хотя, в принципе, чего еще от тебя можно ожидать?.. Нет, на пьяную голову такие дела не решаются! Когда буду трезв — напомни. И еще поищи. Чтобы выбор был. Пойду я лучше спать. Глаза слипаются, — и Джек побрел в спальню.

— Доброй ночи, мистер Джек! — поздоровалась кровать. — Будете сразу засыпать или желаете немного полежать, подумать?

— Давай сразу.

— И опять мне всю ночь дышать перегаром… — грустно вздохнуло дерево-фикус.

— А ты не дыши! — огрызнулся Джек. — Или хочешь судьбу кондиционера повторить?

Дерево в ответ промолчало. Джек между тем разделся.

— Какой сон будете смотреть? — спросила кровать, когда Джек залез под одеяло.

— Давай, как вчера — номер четыре, — ответил Джек.

— Спокойной ночи, мистер Джек! — сказала кровать мягким полушепотом.

Дерево промолчало.

Джек заснул сразу. И ему приснился сон номер четыре. Сон, в котором он возвращается домой трезвым. Замок радостно открывает дверь. Холодильник угощает соком. Унитаз восхищается качеством мочи. По телевизору параллельно идут три прямых спортивных эфира. В каждом поединке наши побеждают, и телевизор не успевает переключать с канала на канал, чтобы показывать свежие голы. А наши все забивают и забивают.


Квартирный вопрос (сборник)

На полу, у ног Джека, лежат три красавицы жены: одна — в белом, вторая — в черном, а третья — в красном эротическом белье. Они тихо постанывают, глядя по телевизору на то, как наши побеждают. Джек наблюдает за всем этим, пьет сок и только время от времени отгоняет от себя мысль о том, что жить — это хорошо. И вообще, что еще человеку нужно в жизни, кроме дивана, телевизора, сока и трех идеальных жен?

Моя крепость

Игорь Евсеев

Белый Носорог

Паровоз тоскливо вскрикнул, вагон дернулся, и дощатое зданьице вокзала с вывеской «Усть-Пупск» поехало за окном, плавно набирая ход. Сема тяжело вздохнул. Ему было грустно. Нет, вовсе не из-за того, что пришлось впервые за много лет покидать город, ставший родным. Печаль Семы была иного рода. Она отдавала горечью утраты и теплой ностальгией одновременно.

Бабушка умерла. Приказала долго жить. Отправилась к праотцам, то есть присоединилась к славной когорте героических предков Семы, подвиги которых были увековечены в бронзе, мраморе и секретных приказах специальных ведомств государства. Милая, отзывчивая, энергичная баба Софа, Софья Аресовна Кандибобер, маршал бронекавалерии, особый советник Генштаба и первая в мире женщина-танкист. Бессменный командир дивизии «Коньков-Горбунков» и добрая бабушка. Сема запомнил ее сухонькой хрупкой женщиной с острым взглядом и чуть хрипловатым голосом: «Целься под обрез, мой мальчик, и не больше трех патронов на очередь!»

Все его беззаботное детство прошло под ласковым присмотром бабули. В то время как мама с папой колесили по свету, выполняя опасные задания правительства и непрерывно спасая страну, баба Софа заменила ему родителей; читала маленькому Семе книжки («Наставление по стрелковому делу»), пела песенки («Марш Броневого Эскадрона») и брала с собой на маневры. Он рос, окруженный теплом и заботой, — скромный, послушный мальчик. А когда мама с папой попали в застенки жестокого диктатора Центральной Опупеи Мамардама Кадардама, бабушкины тепло и забота усилились. В двенадцать лет Сема поступил в престижный кадетский корпус строгого режима, куда брали далеко не каждого. Но для внука маршала Софьи Кандибобер все дороги были открыты. Ему прочили блестящую военную карьеру.

Увы, судьба распорядилась иначе. Симон Кандибобер (названный так в честь Боливара) — сын, внук и правнук героических защитников Отечества — не оправдал надежд. Юный субалтерн-офицер Сема бросил службу и с головой нырнул в бушующее море коммерции, повинуясь капризу своей очаровательной невесты Люсьены, которая вдохновлялась отнюдь не аксельбантами и броненосцами, но меховыми манто и лимузинами. Не стал Сема маршалом. Впрочем, акулой бизнеса он тоже не стал. Судьба наградила его должностью бухгалтера в жилконторе провинциального Усть-Пупска и удивительно стервозной женой. К счастью, года через два супруга сбежала с богатым торговцем бакалеей, и Сема зажил тихой размеренной жизнью. Он существовал безмятежно вплоть до вчерашнего дня, когда в его холостяцкой квартирке раздался телефонный звонок и официальный голос в трубке произнес: «Примите соболезнования. Срочно выезжайте!»

Бабушка умерла.

Паровоз тоскливо вскрикивал, за окном вагона проносились печально согбенные телеграфные столбы. Сема ехал в столицу.

На перроне его встретил маленький верткий человечек неопределенного возраста, представившийся поверенным в делах покойной:

— Моцек Карлович, друг и консультант вашей бабушки, — сообщил он, отирая сверкающую лысину платочком. — Необходимо утрясти кое-какие вопросы.

Сема всхлипнул и покраснел глазами.

— Ну-ну, крепитесь! — сочувственно похлопал его по плечу консультант. — Нам всем тяжело сейчас. Но необходимо выполнить волю покойной.

Армейский джип вез их по запруженной машинами улице. Моцек Карлович подсовывал Семе какие-то бумаги, бормоча: «Вот здесь! И здесь, пожалуйста… А здесь — три раза и число прописью». Тот подписывал не читая, мысленно удивляясь, к чему сейчас вся эта канцелярия.

— А когда похороны? — спросил Сема печально.

— Видите ли, похороны как бы уже состоялись. Согласно воле покойной, ее тело было кремировано, а прах развеян. Софья Аресовна не любила помпезности, если вы помните. К тому же, в этом деле необходима секретность, поэтому траурные мероприятия сведены к минимуму во избежание лишней огласки.

— Зачем секретность? — удивился Сема.

— Затем, чтоб лишние наследники не набежали.

— Но я — единственный!

— Несомненно, — кивнул Моцек Карлович. — Однако в данном случае речь идет о наследовании квартиры в центре города. Метры нынче дороги, поэтому возможно появление неожиданных родственников. Ваша задача на сей момент — заселиться и продержаться на жилой площади месяц. Только тогда, согласно Федеральному Уложению, вы становитесь безоговорочным владельцем квартиры.

— Продержаться? — не понял Сема.

— Ну да, — консультант пожал плечами. — Ничего сложного. Всего месяц. Конечно, эксцессы возможны. Но все преодолимо, я думаю.

Они подъехали к знакомому Семе с детства высотному дому. В этом дворике он играл когда-то в «бандюки-покойники», в этой кабине лифта написал неверным почерком свое первое матерное слово, в эту бронированную дверь стучал носком ботинка, вернувшись из школы. Теплая ностальгия охватила Сему, когда он вошел в старую квартиру из шести комнат на восьмом этаже.

Та же мебель, та же коллекция револьверов на стене гостиной, те же картины именитых мастеров: «Атаман Гойда Кандибобер на выездке броненосцев», «Полковник Кандибобер преодолевает водную преграду», «Маршал Софья Кандибобер верхом на Белом Носороге поднимает в атаку боевых слонов». Тот же запах книг, ружейного масла и мореного сандала. Половину бабушкиного кабинета теперь занимало чучело Белого Носорога в полном боевом снаряжении и с шитым золотом фамильным гербом на попоне.

— В общем, располагайтесь, чувствуйте себя как дома! — деловито предложил Моцек Карлович. — Рекомендую без лишней надобности квартиру не покидать. Дверь держать на замке. Никого не впускать. В случае чего — звонить мне. Да, и еще: упаси вас бог связываться с Бюро добрых услуг!

— Это почему же?

Моцек поморщился:

— У них слишком агрессивный промоушинг. Себе дороже встанет. Так что все вопросы — только через меня!

Консультант оставил на столе свою визитку и отбыл.

Сема в задумчивости бродил по комнатам, трогая раритеты и вдыхая пыль десятилетий. В кабинете он обнаружил записку: «Симону Кандибоберу, моему внуку». Замирая сердцем, прочел:

«Симон, мальчик мой!

Много лет мы не виделись — с того самого дня, когда ты отказался от военной карьеры и уехал с этой стер… (зачеркнуто) девушкой Люсей в свой ср… (зачеркнуто) провинциальный Усть-Пупск. Знай, я не сержусь на тебя. Конечно, твоя бабушка не могла предполагать, что ты окажешься таким заср… (зачеркнуто) волевым человеком и пойдешь наперекор семейной традиции. Лучше б я отдала тебя не в кадетский корпус, а в какое-нибудь гов… (зачеркнуто) престижное балетное училище. Может, тогда ты стал бы знаменитым балеруном, а не хр… (зачеркнуто) скромным бухгалтером. Впрочем, хр… (зачеркнуто) баклажан редьки не слаще.

Мой мальчик Симон, я простила тебя, и ты меня прости, дуру старую! Я не смогла вызволить твоих родителей, томящихся в застенках жестокого опупейского диктатора Мамардама Кадардама, и теперь ты совсем осиротел.

Завещаю тебе эту квартиру, в которой ты провел детство, и немножко денег на банковском счете. Будь счастлив, мой мальчик!

Твоя бабушка Софа.

P.S. Если возникнут проблемы — в шкафу мой именной пулемет Браунинга. В детстве ты любил им играть. Надеюсь, и сейчас не разучился обращаться с этим инструментом».

Сварливо задребезжал телефон. Насморочно шмыгнув носом и вытерев мокрые глаза, Сема взял трубку:

— Аллё?

— Это кто? — грубо спросили на том конце.

— Симон Кандибобер.

— С какого перепугу?

— Ну, — замялся Сема, — я, как бы, наследник. Внук.

— О как! — в трубке явно опешили. — Внук! Интересные пирожки… Ну ладно, внучок, еще свидимся!

Послышались гудки.

Едва он повесил трубку, как телефон зазвонил вновь.

— Аллё?

— По какому праву вы занимаете чужую жилплощадь? — истерично завопил женский голос. — Это нарушение неприкосновенности! Немедленно покиньте помещение, слышите? Я уже вызвала карательный наряд, и вас сейчас арестуют! А потом посадят!

— Позвольте…

— Не позволю! Бандит! Выметайся оттуда!

Сема в замешательстве открыл рот, пытаясь подыскать какие-нибудь убедительные аргументы в свое оправдание, но тут раздался стук в дверь.

— Перезвоните позже, пожалуйста! — он не стал развивать тему и пошел открывать.

На пороге стоял пожилой субъект в потертом костюме-тройке и при галстуке.

— Ну здравствуй, сынок! — тепло улыбнулся мужчина и обнял Сему, обдав запахом пота и чеснока. — Экий вымахал! А я тебя еще вот таким помню.

— Вы, собственно…

— Елпидифор Задубей, — субъект приподнял засаленную шляпу, — муж Софьи Аресовны.

— Муж?

— Единокровный, — покивал мужчина, картинно смежив очи. — Софья не рассказывала? Оно и понятно — государственной важности человек, на вершине, можно сказать, профессиональной лестницы. Направо-налево болтать не станет. Но что характерно, мы с ней — душа в душу, как ниточка с иголочкой.

— Мне нужно связаться со своим агентом, — неуверенно сказал Сема.

— А чего с агентами вязаться? — удивился субъект. — Мы сами справимся! Пополам и поделим. Тебе и мне поровну.

— Нет, пожалуй, я все-таки свяжусь! А вы приходите завтра, обсудим.

— Завтра так завтра, — не особо огорчился мужчина. — Тогда дай рублей пятьдесят взаймы. Сам понимаешь — помянуть надо Софью Аресовну.

— У меня только сто.

— Сойдет, — кивнул посетитель, пряча бумажку в карман. — Эх, горе-то какое! Софья-Софушка, лебедь сизокрылая, всю жизнь, можно сказать, как ниточка с иголочкой…

Сема вернулся в комнату, и тут же зазвонил телефон:

— Ты еще там, сволочь?

— Прекратите это хулиганство! — нервно ответил он и бросил трубку.

«Др-р-ринь!» — звонок в дверь.

«Да что ж такое сегодня!» — подумал Сема, идя открывать.

— Питирим Лафонтен, адвокатский холдинг «Месть и Закон», — представился лощеный типчик в деловом костюме. — А это мой клиент, господин Сбодуни Бабыдай, гражданин республики Берег Берцовой Кости.

Двухметровый негр, стоявший за спиной типчика, лучезарно улыбнулся, помахал рукой и сказал:

— Ха-а-ай!

— Очень приятно, — кивнул Сема. — Чем могу помочь гражданину берцовых костей?

Адвокат раскрыл на коленке «дипломат» и зашуршал бумагами:

— Господин Сбодуни приходится родным сыном гражданке Софье Кандибобер, зачатым во время африканской командировки вышеуказанной, и, таким образом, является наследником первой очереди. В подтверждение сего к господину Сбодуни приложены следующие документы: выписка из племенной книги, заключения о результатах генных экспертиз в пяти экземплярах, нота республиканского МИД, коммюнике Ассамблеи Африканского Союза, протоколы заседаний регионального суда провинции Афанана на ста сорока восьми листах — и далее согласно перечню. Всего двенадцать томов, при желании можно ознакомиться.

— Ну, — опять кивнул Сема.

— Что «ну»? — адвокат захлопнул «дипломат». — Квартиру освобождаем, пожалуйста! Законный владелец прибыл.

— Ха-а-ай! — опять улыбнулся негр.

— Нет уж, позвольте, у меня другие указания! — возразил Сема. — Давайте я созвонюсь со своим консультантом, и завтра мы решим ваш вопрос.

— Какое «завтра»? — адвокат неожиданно сменил тон. — Мужик, ты что, не понял? Собирай манатки и вали с хаты, пока с тобой культурно разговаривают!

— Ну, знаете ли! — возмутился Сема. — В таком ключе я вообще отказываюсь вести переговоры. Всего доброго!

Он захлопнул дверь перед носом депутата Африки и его стряпчего. Постояв немного, посмотрел в глазок. Посетители пошушукались о чем-то, ощупали дверные косяки и удалились.

Итак, внезапные родственники все-таки обозначились. Определенно, пора было звонить консультанту по поводу новых претендентов на бабушкино наследство.

Моцек Карлович не удивился.

— Ну что ж, — его голос звучал уверенно и непринужденно, — этого следовало ожидать! Только что-то быстро они пронюхали, не иначе утечка информации произошла. Не обращайте на ходоков внимания, посылайте сразу подальше.

— Претензии рассматривать не будем?

— Какие претензии? — хохотнул консультант. — И думать не смейте, нельзя сдавать позиции! Все только начинается, а вы уже либеральничаете. Нет, дружище, стоять как скала! Из дома ни шагу, продукты вам завтра подвезут. И порезче с посетителями, порезче — тогда вас лучше поймут. Не стесняйтесь, кройте их по матушке: наш народ любит прямоту и открытость.

Ободренный словами консультанта, Сема решил стоять скалой и следующего визитера встретил с ледяным спокойствием. На этот раз гостем оказался стриженый молодой человек с портретным профилем павиана. Кулаки посетителя болтались в районе колен. «Неужели брат?» — подумал Сема, но вслух спросил:

— Вы кто?

— Бдунд, — невнятно ответил тот и почесал под мышкой.

— Кто?

— БДУНД. Бюро добрых услуг на дому, — гость достал из кармана спортивных штанов визитку и, запинаясь, прочитал: — Сопровождение гражданских дел, взыскание задолженностей, урегулирование споров. Короче, крыша. Если наедут, типа.

Сема покачал головой:

— Спасибо, не нужно.

Гость с минуту размышлял, потом сказал:

— А. Ну смотри, чувачок! Если что, мы, типа, можем.

— Если что — обязательно, — заверил его Сема.

Представитель бюро услуг удалился, однако посетители продолжали прибывать. Неведомых родственников оказалось на удивление много. В течение дня надрывался телефон; в дверь то звонили, то колотили ногами; народ шел косяком. Обнаружились еще три бабушкиных мужа, две сестры, пятеро детей разного пола, восемь внуков и один внучатый племянник. Семья росла как на дрожжах. Родственники нервничали, потрясали протоколами экспертиз и паспортами с расплывчатыми штампами; а внучатый племянник предъявил завещание, причем совсем свежее, датированное сегодняшним днем. Родня кричала, топала ногами, шипела, плакала и грозила санкциями. Но Сема был тверд. В конце концов, квартира — вопрос принципа, вопрос уважения к памяти покойной бабушки.

День клонился к вечеру. Слегка утомленный, Сема выдернул телефонный шнур и прилег на диван. Голова гудела. Натиск оголтелой родни пока удавалось сдерживать, но его слегка беспокоила перспектива целый месяц жить в подобном бедламе, под нескончаемые «дзынь-дринь» и вопли претендентов на квартиру. «Так и свихнуться недолго!» — мелькнула невеселая мысль.

«Дринь!» — опять звонок в дверь.

Сема низко зарычал, поднимаясь с дивана. Захотелось кого-нибудь слегка убить.

— Симон! Я вернулась! Обними меня!

Сема оторопел:

— Люси? Какими судьбами?

Чаровница Люсьена, роковая женщина и бывшая жена Симона Кандибобера, стояла на лестничной площадке, трагически заламывая руки. Зеленые глаза на кукольном личике горели неподдельной страстью. Рядом с Люси задумчиво хмурился незнакомый амбал, до глаз заросший стильной щетиной.

— Наконец-то я все поняла! — простонала бывшая супруга, терзая дрожащими пальцами пергидролевые локоны. — О, как я ошибалась! Как я могла так поступить с тобой!

— Да ладно тебе! — пожал плечами Сема. — С кем не бывает! Дело прошлое. А это твой Лёлек?

— Нет, — она покосилась на амбала. — Лёлек оказался такой же скотиной, как и ты. Это Болек.

— Здрасьте! — кивнул амбал.

— Очень приятно. А я вам зачем понадобился?

— Кандибобер, — голос Люси зазвучал бархатно и волнующе, — я поняла, что наше расставание было роковой ошибкой. Мы не можем друг без друга. Мы должны снова жить вместе!

— Гм, — Сема озадаченно поскреб в затылке. — Это очень неожиданно. А как же Болек?

— Он оказался такой же скотиной, как и Лёлек. Я не люблю его. И никогда не любила.

— Точно! — подтвердил амбал. — Никогда.

— И без тебя, Кандибобер, — продолжала Люси с надрывом, — я не смогу дальше жить! Я очень сильно люблю тебя, Кандибобер!

— Точно! — кивнул Болек в подтверждение. — Любит.

— Ну-у, — смутился Сема, — спасибо, конечно… А вообще, ты тоже женщина с изюминкой.

— Правда? — встрепенулась Люси. — Тогда давай поженимся! Тут недалеко ЗАГС, я уже договорилась. Сейчас быстренько пойдем и распишемся, да?

— Если что, я на машине, подвезу, — предложил Болек.

— Нет, ребят, так не пойдет! — запротестовал Сема. — Я очень занят. И вообще, жениться как бы не планирую.

— Кандибобер! — взвизгнула Люси. — Да как ты можешь! Да как ты смеешь! Я отдала тебе все: свою красоту, свою молодость, свою невинность…

— Люсенька, я ведь у тебя не первым мужем был! — напомнил Сема на всякий случай.

— Да? Вот так? Считаться теперь будем? Будем считаться, да? — Люсьена неожиданно разрыдалась. — За что ты меня так ненавидишь?

— Нехорошо! — покачал головой Болек.

— А наш сын, наш трехлетний Петенька? — всхлипывала Люси. — Ты о нем подумал? Мальчику нужен отец!

— Нужен, — кивнул Болек.

— Подождите! — опешил Сема. — Люси, какой еще Петенька? Мы с тобой лет восемь не виделись уже!

— И это все, что ты можешь сказать в свое оправдание? Ты думаешь, восемь лет твоего разнузданного разгула тебя извиняют? Какой же ты гад, Кандибобер!

Люси разразилась потоком бессвязных эпитетов, междометий и вульгаризмов. Болек укоризненно вздыхал.

— Стоп, хватит! — не выдержал Сема. — Васеньки-Петеньки, Лёлеки-Болеки, черт бы вас всех… Короче так: квартира все равно достанется твоему Петеньке, раз уж мы родня. Но только после моей кончины. Устроит такой вариант?

Люси притихла, наморщила лобик и задумчиво сказала:

— Ага, вот ты как хочешь… После кончины. Дело, конечно, хозяйское. Как скажешь. Можно и после кончины. Пойдем, Болек, нам надо подготовиться.

Амбал потер руки, весело подмигнул и ушел вслед за Люсьеной. Сема закрыл дверь и, шумно выдохнув, оборвал провод звонка. Хватит на сегодня посетителей!

В целом можно было считать, что день прошел победоносно: атаки претендентов на бабушкино наследство отбиты, враг отступил. Героические предки Семы взирали с портретов удовлетворенно.

Ночью он долго не мог уснуть, ворочался на диване и вздыхал. В конце концов Сема решил почитать что-нибудь успокоительное на сон грядущий и зажег настольную лампу.

Звякнуло оконное стекло, что-то вжикнуло над ухом, и подушка неожиданно подпрыгнула, выпустив облачко перьев и пуха. Сема обалдело посмотрел на дырку в окне, разбегающуюся паутиной трещин, пробормотал: «Мама!» — и рухнул плашмя на пол. Извиваясь ужом, он дополз до телефона и лихорадочно набрал номер.

— М-м-м? Слушаю, — послышался в трубке сонный голос Моцека Карловича.

— В меня стреляли! — завопил Сема. — Эти сволочи хотят меня убить! Тут снайперы на каждой крыше сидят! Окно разбили, мерзавцы!

— Даже так? — удивился консультант. — Странно, я думал там пуленепробиваемые стекла. Ну ничего, завтра пришлю специалистов, заменят. Не волнуйся, ложись и отдыхай.

— Как отдыхать? Кругом пули свистят! Я вызываю полицию!

— Ну да, полиции больше заняться нечем, только тебя с квартирой сторожить! Не психуй, ложись пока в ванной — там спокойней. Утром позвоню в Генштаб, попрошу пару человек в усиление. По старой памяти не откажут, я думаю. Все, приятных снов!

Остаток ночи Сема провел в ванной, завернувшись в плед и задрав ноги на стену. Входная дверь квартиры периодически сотрясалась от ударов, неведомые голоса матерились и требовали немедленно открыть. Сема злорадно отвечал: «Идите к черту, прием окончен!» — но посетители не унимались. Кто-то гнусаво ныл: «Симон, открой, я твой папа!»

— Мой папа томится в застенках жестокого опупейского диктатора Мамардама Кадардама! — возражал Сема. — А ваш голос на папин совсем непохож. Валите прочь, пожалуйста!

Однако снаружи продолжали гундеть, настырно, тошно и жутко. Потом послышались глухие удары, хрип, и что-то загремело на лестнице. Сема насторожился. После паузы дверь ожесточенно поцарапали и грудной женский голос простонал: «Папа, я твоя дочь, впусти меня, пожалуйста!» «Мистика какая-то!» — подумал Сема, поеживаясь, и отвечать не стал.

Он плотнее кутался в плед, зажимал уши ладонями и считал до ста. В полусне-полубреду по комнатам бегали маленькие белые носорожки с красными глазами и мышиными хвостиками, а за окном колыхался в воздухе раздутый Елпидифор Задубей и, хищно улыбаясь синюшными губами, шипел: «Сема, я твоя маленькая доча, впусти меня, впусти-и-и!»

Наутро громко и требовательно забарабанили в дверь. Морщась от боли в затекшей шее, Сема выбрался из ванны, глянул в глазок:

— Кого надо?

— Компания «Окна счастья»! Остекление балконов, лоджий и командных пунктов. Вызывали?

Сема открыл дверь, и в квартиру ввалилась галдящая не по-русски толпа рабочих в синих спецовках. Последними вошли два крепыша в касках и бронежилетах.

— Сержант Иванов, — представился один.

— Сержант Петров, — добавил другой. — Спецбригада «Коньки-Горбунки», группа тактической поддержки. Прибыли по просьбе Моцека Карловича.

— Очень приятно, — сказал Сема с облегчением. — Знаете, тут стреляют почему-то!

— Разберемся, — невозмутимо ответили сержанты.

В квартире дым стоял коромыслом. Стучали отбойные молотки, визжали шлифмашины, в клубах пыли бегали рабочие, перетаскивая какие-то ящики и могучие стальные конструкции. Иванов с Петровым отдавали указания, делали пометки в блокнотах, рисовали краской из баллончиков загадочные линии на полу. Наконец работы были закончены и бригада рабочих удалилась.

Сержант Иванов (а может, Петров), послюнявив палец, пролистал свой блокнот и деловито сообщил:

— Значит, так. Озвучиваю данные рекогносцировки. На текущий момент имеем следующее. Четыре окна заложены мешками с песком, остальные сектора стрельбы распределим позже, по мере надобности. Мертвые зоны и маршруты перемещения обозначены краской на полу, — он многозначительно глянул на Сему. — Желательно учитывать. Во избежание.

— Учту, — кивнул тот.

— Далее, вопросы организации взаимодействия с соседями…

— Извините, — перебил его Сема, — а при чем тут соседи?

Сержант посмотрел с укоризной:

— При том, что противник может организовать фланговый удар через соседние квартиры, подорвав стену кумулятивным зарядом и зайдя в тыл наших позиций.

— Вот оно что! — удивился Сема.

— Итак, по соседям. Квартиру снизу не учитываем: противник там не пойдет — у нас господствующая высота. Соседи слева — в длительной командировке; квартира пустует, но заминирована и стоит на сигнализации ВОХР. Соваться туда — самоубийство. Так что слева у нас чисто.

— Приятно слышать! — сказал Сема. — Хотя лично мне не очень верится, что кому-то придет в голову взрывать…

— Соседка справа, — не обращая внимания, продолжил сержант, — пенсионерка Жесть Сильфида Прокрустовна. И этим все сказано — противнику там делать нечего. За правый фланг тоже можно не беспокоиться.

— Извините, что-то я не улавливаю… — неуверенно произнес Сема, но сержант продолжил:

— И по соседям сверху. Квартира пустая, нежилая. Хозяева недавно вступали в наследство, и после обстрела жилья боеприпасами из обедненного урана там сейчас слегка радиоактивненько. Противник вряд ли сунется.

— Это до какого же варварства нужно дойти, — потрясенно воскликнул Сема, — чтобы вот так, ураном — да по жильцам… Ужас! И как там жить теперь?

Сержант пожал плечами:

— Лет через тридцать-сорок заселяйся и живи. Нет проблем.

Он убрал блокнот в карман и подытожил:

— Стало быть, так: наиболее вероятным направлением главного удара противника предлагаю считать входную дверь.

— Вот именно, — согласился Сема. — Противники, заразы, в нее так и прут!

— Значит, будем усиливать, — просто сказал сержант.

Вдвоем с напарником они втащили в гостиную здоровенный ящик и принялись собирать монструозных размеров пулемет на разлапистой треноге. Сема ходил вокруг, и лицо его приобретало все более похоронное выражение.

— Мужики, это что, война? — спросил он растерянно.

— Да ну, какая война! — успокоил его Петров (или Иванов). — Так, мелкие трения гражданско-правового характера.

— С пулеметами?

— Это чисто для острастки, только попугать. Игрушка — пули-то резиновые.

В дверь постучали.

— Кто-то пришел, — жалобно сказал Сема.

— Открывайте, если хотите. Не бойтесь, мы прикроем. Только с линии огня сразу отскакивайте, если вдруг что.

Сема долго возился с замком. Почему-то тряслись руки. Наконец дверь открылась и с порога на него фурией накинулась незнакомая пожилая дама:

— Это безобразие! Всю ночь ни сна, ни покоя, а теперь еще и днем долбют и долбют! Обнаглели!

— Сильфида Прокрустовна! — догадался Сема.

— Я вам устрою райскую жизнь! — клокотала соседка. — Я вас выселю в пять минут за сто первый километр! Учтите, участковому я уже позвонила!

Она потрясла у Семы перед носом сухонькими кулачками, плюнула ему под ноги и гордо удалилась к себе в квартиру.

— И никаких противников с пулеметами! — улыбнулся Сема. — Это всего лишь соседка — мирная, добрая женщина! И чего мы себя так накручиваем?

— Ну дык, а мы про что? — согласился Иванов (Петров). — Бояться нечего. Живы будем — не помрем!

Сержанты резались в карты, Сема сидел у окна. На улице тарахтела мотором автовышка. В корзине подъемника, прямо перед окном, незнакомая женщина исполняла стриптиз. Дойдя до купальника, она покрутила сначала верхом, потом низом и развернула плакат с надписью: «Симон, я тебя люблю!» Сема ждал продолжения, но тут на улице грохнуло, пуля срикошетировала от оконного стекла, и он предпочел удалиться в гостиную смотреть телевизор.

Спустя какое-то время к ним вновь постучались. «Наверное, соседка опять поговорить пришла, — подумал Сема. — Надо бы ее чаем угостить, что ли…»

Однако с лестничной клетки ему знакомо улыбнулся вчерашний дядечка в потертом костюме:

— Елпидифор Задубей, единокровный муж Софьи Аресовны, — напомнил он, дохнув густым перегаром. — Ну что, сынок, делиться будем?

— Не будем, — отрезал Сема. — Идите, не маячьте здесь!

Мужик погрустнел:

— Как же теперь быть? Я долю обещал товарищам…

— Какую долю? Каким товарищам?

— Пятьдесят процентов товарищам из Бюро добрых услуг.

— Вот что: гуляйте, пожалуйста, лесом вместе с вашим бюро! У нас тут не подают.

Внезапно откуда-то сбоку вывернулся павианистый сотрудник БДУНДа и аккуратно взял Сему за воротник:

— Ну что, чувачок? Предлагали тебе услугу по-доброму, ты отказался. Теперь зови адвоката. А лучше сразу «скорую».

— «Скорая» уже здесь! — раздался голос Иванова (Петрова).

Сему толкнули, затрещал воротник рубашки, и все завертелось перед глазами. С криком «Эх, мать!» единокровный Елпидифор вынужденно шустро сбежал вниз по лестнице, придерживая лопнувшие по шву брюки. Следом за ним съехал гузном по ступенькам эмиссар БДУНДа, угрюмо бормоча:

— Вот так, значит? Ну-ну…

В пять секунд конфликт был улажен.

— Я вообще больше дверь не открою! — возмущался Сема, устраиваясь перед телевизором и поправляя полуоторванный воротник рубашки. — Народ охамел совсем!

— Ну и правильно! — поддержал Петров (Иванов). — Гости нам ни к чему. Посторонним на объекте делать нечего.

«Бум-м, бум-м!» — послышались мерные удары в окно.

— Что там еще? — с досадой спросил Сема.

На улице висел на тросе незнакомый субъект в альпинистском снаряжении и с размаху колотил кувалдой в стекло.

— Очередной посетитель, — сказал Иванов (Петров).

Он открыл окно, со словами «Дай сюда!» отнял кувалду у незнакомца и захлопнул створку. Альпинист еще некоторое время болтался снаружи, беззвучно матерясь и корча рожи, потом погрозил кулаком и уполз по тросу наверх.

«Как жить? — невесело размышлял Сема. — Кругом алчные, беспринципные люди! Ни чести, ни совести. Привыкли все проблемы решать при помощи кувалды. Их в дверь — они в окно. О времена, о нравы!»

Входная дверь уже с полчаса гудела от ударов снаружи. Это действовало на нервы. Не выдержав, Сема вышел в прихожую:

— Валите отсюда! Все равно не откроем!

— Федеральная Служба Приставных Судов! Именем закона и Конституции!

«Это серьезно», — подумал Сема, отпирая замок.

Он успел разглядеть только черные маски с прорезями для глаз, и тут в лицо ему ударила едкая вонючая струя. Сокрушительный удар по лбу свалил Сему на пол, и в следующий момент по нему проскакало стадо слонов. Грянули воинственные вопли, затрещала мебель, посыпалась посуда. Кашляя и плача, Сема пополз, пытаясь забиться под обувную полку. В гостиной оглушительно загрохотал пулемет, и с потолка пластами посыпалась штукатурка. Тяжело топоча, стадо слонов унеслось обратно на лестницу, где еще некоторое время слышался рев и отдельные выстрелы, потом все стихло.

— Что же вы так неосторожно! — ворчал Петров (Иванов), умывая Сему под краном. — Впускаете в дом кого попало. Нехорошо!

— А что бде было делать? — гнусавил тот. — Это ж представители закода!

— Представителям закона здесь делать пока нечего. Никого не убили — и славно. Повода для вмешательства органов нет. Усвойте, пожалуйста, и не поддавайтесь на провокации!

— Подял. Де поддабся, — угрюмо пообещал Сема.

Остаток дня прошел относительно спокойно. На стук в дверь уже никто не обращал внимания. Сержанты подмели стреляные гильзы и выбитые зубы, после чего опять уселись за карты. Сема в подавленном настроении листал подшивку прошлогоднего «Вестника спецназа». Было тихо и даже как-то скучновато. Только один раз на лестнице неожиданно сильно бабахнуло — так что содрогнулись стены и закачалась люстра с обломками плафонов. В стену тут же яростно забарабанила соседка.

— Дверь подорвать пытаются, — усмехнулся Петров (Иванов). — Наивный народ! Пять сантиметров броневой стали. Я такие дверки у нас на бронепоезде «Синий пролетарий» видел. Тротилом не возьмешь, бесполезно.

Под вечер исчезло электричество, газ и вода. Замолчал телефон.

— Неважно, — пожали плечами сержанты, — у нас спутниковая связь. А насчет остального — перебьемся.

Этой ночью поспать Семе толком не удалось. Сначала в подъезде разгорелась ожесточенная стрельба.

— Наследники промеж себя воюют, — равнодушно сообщил сержант.

А в первом часу ночи у входа рвануло так, что слегка задремавший Сема подпрыгнул вместе с диваном. В темноте зло засверкали вспышки очередей. После получасовой перестрелки враг отошел, и сержанты с фонариками обошли квартиру на предмет разрушений. Входная дверь лежала, сорванная с петель.

— Вот тебе и бронепоезд… — уныло сказал Сема. — Обычная железка.

— Железка хорошая, — возразил Иванов (Петров), — а вот петли и замок подкачали. Ладно, я с Карлычем свяжусь, завтра отремонтируют.

Сема безуспешно пытался заснуть. Враги больше не атаковали, но сержанты периодически давали очередь «для острастки». Когда в темноте начинал грохотать пулемет, Сема вскакивал, порываясь бежать куда глаза глядят.

— Не волнуйтесь, отдыхайте! — успокаивали его спецназовцы. — Мы подежурим.

Уже на рассвете Сема провалился в тяжелое забытье. Он вдруг увидел себя сидящим перед телевизором, на экране которого мелькали какие-то джунгли. В комнату вбежал белый носорожек размером с бульдога и осторожно понюхал ботинок Семы. Потом задрал лапу, пометил треногу пулемета и потрусил куда-то в темноту, виляя задом. «Ступай за Белым Носорогом!» — прозвучал бабушкин голос, и Сема рванул вдогонку по бесконечному лабиринту темных комнат и коридоров. Незнакомые люди с фосфоресцирующими глазами тянули к нему синие костлявые руки, хватали за рубаху и штаны, бормоча что-то невнятное. Сема увертывался и прибавлял ходу, пытаясь не потерять из вида мелькавшую впереди белую носорожью задницу…

— Подъем! — тряс его за плечо сержант Иванов (Петров). — Присмотрите здесь, а мы пойдем встречать колонну.

— Какую колонну?

— С припасами. Карлович с минуты на минуту должен подъехать.

Спецназовцы ушли в гулкую и враждебную неизвестность подъезда, а Сема стал умываться из бутылки с минералкой. Спустя какое-то время сержанты вернулись, увешанные разного рода оружием, и с ними прибыл целый взвод солдат, нагруженных ящиками с провизией, боеприпасами и медикаментами. Появился и Моцек Карлович, бодрый и веселый, в бронежилете поверх элегантного костюма.

— Надо же, как наследнички засуетились! — хихикнул он. — Баррикад на лестнице понастроили. И смех и грех.

— Может, есть какой-то мирный способ решения вопроса о наследстве? — с надеждой спросил Сема.

— А какой тут может быть мирный способ? — пожал плечами консультант. — Если б имелись законные претенденты, тогда другое дело. Тогда все прошло бы мирно, через дуэль.

— Дуэль?

— Ну да. Согласно жилищно-дуэльному кодексу. Наследники — к барьеру, пиф-паф, справедливость торжествует. Буква закона соблюдена. Но здесь же сплошное жулье, рвачи-шаромыжники. Вот, гляди! У одного доходяги отобрал, возле подъезда ошивался.

Моцек Карлович протянул Семе листок бумаги с надписью «Сведетельство о рождение»:

— Между прочим, братик твой родной.

— Но это же подлог! — возмутился Сема.

— Ясен пень.

— Так его же в тюрьму надо!

— Э, нет, брат, шалишь! Ты сначала докажи наличие злого умысла. Может, он без умысла сие «сведетельство» нарисовал, просто в качестве сувенира на память.

— Но это же очевидно!

— Не скажи. Очевидность требует доказательств. А без доказательств это всего лишь факт и в расчет приниматься не может ни одной инстанцией.

— Что-то я не совсем…

— Да не заморачивайся! — махнул рукой консультант. — Юриспруденция — искусство тонкое, сродни волшебству. Не каждый может им владеть.

Тем временем бригада сварщиков отремонтировала входную дверь, дополнительно оснастив ее перископическим визиром и бойницей для стрельбы из автомата.

— Удачи! — сказал Моцек Карлович, пожимая Семе руку. — Бывайте здоровы. Может, как-нибудь загляну на огонек.

Он отсалютовал папочкой с документами и, окруженный взводом спецназа, отбыл восвояси.

Сема бесцельно слонялся по комнатам, с грустью разглядывая разрушения, причиненные набегами банд наследников. Выглянув в окно, он остолбенел:

— Это что такое?!

Двор перед домом был изрыт траншеями, по которым перебегали вооруженные люди в касках.

— Ничего особенного, — отозвался Петров (Иванов). — Подсуетились за ночь наследнички, окопались. Каждый гражданин имеет право на личный окоп. Или блиндаж. Конституция гарантирует.

— И вся эта армия — против нас?

— Не вся, — сержант припал к окулярам стереотрубы, — это только передовой отряд, по-моему. Самые шустрые.

Словно в подтверждение его слов во двор вкатились три тентованных грузовика, из которых горохом посыпались люди в камуфляже. Началась беспорядочная стрельба.

— Что я и говорил, — удовлетворенно заметил сержант. — Конкурирующая партия прибыла. Сейчас будут друг дружку колошматить. Потеха!

Бой во дворе продолжался около часа. Спецназовцы с интересом наблюдали, поминутно комментируя:

— Куда ты прешь? С фланга заходи, с фланга! Вот, правильно. Красава! Прижмись, идиот!

Потом внезапно все стихло.

— О, власть нарисовалась! — сообщил Петров (Иванов). — Орган правопорядка бежит. Похоже, по нашу душу.

В самом деле, через двор вприскочку передвигался человек в полицейской униформе, с папкой под мышкой.

— Ну все, — обрадовался Сема, — наконец-то государство вмешалось! Сейчас мы пресечем всю эту кровавую вакханалию!

Представитель органов действительно прибыл разбираться конкретно с Семой.

— Поручик Дуля, — представился он с порога. — Служба участковых кондукторов.

— Господин поручик, — взмолился Сема, — нас тут обложили!

— Матом? Пишите заявление, оштрафуем.

Полицейский прошел в гостиную, покосился на станковый пулемет и, усевшись в кресло, раскрыл папку с бумагами:

— Я по серьезному делу к вам, граждане! Жалобы поступают, сигналы. Нарушаете покой соседей. Систематически шумите. Это неправильно. Я, конечно, понимаю: вступаете в наследство, готовитесь к ремонту… Дело житейское. Но надо как-то организоваться, чтоб не мешать жильцам. После десяти вечера будьте добры все работы остановить. Вынужден вынести вам предупреждение. Ознакомьтесь и распишитесь!

— Мы бы с радостью остановили работы! — с жаром воскликнул Сема. — Так ведь не дают! Лезут и лезут, чтоб их…

— Договариваться надо, — с нажимом произнес поручик. — Решать, находить консенсус.

Он спрятал свои бумажки, поднялся с кресла и уже на выходе строго сказал:

— Пока ограничимся предупреждением. Но в случае повторения — штраф. Уж не обессудьте: закон есть закон.

Этажом выше грохнуло, пуля высекла искру у ног поручика. Посмотрев вверх, он сердито крикнул кому-то:

— Я те стрельну! Я те так стрельну!

Вежливо попрощавшись, полицейский отбыл. Сема, впав в состояние некой прострации, убрел в бабушкин кабинет, где с разбегу рухнул животом на диван. «Может, к чертям эту квартиру? — думал он невесело. — Сбежать в Усть-Пупск и жить как раньше. Плевать на наследство, здоровье дороже!».

Чучело носорога грустно смотрело стеклянными глазами, в лицах героических предков на портретах читалось легкое презрение. «А что делать? — мысленно оправдывался Сема. — Я же не маршал бронекавалерии. Даже не сержант. Я всего лишь бухгалтер жилконторы».

— Всем внимание, у нас кое-что новенькое! — послышался из гостиной голос Петрова (Иванова).

«Опять!..» — мысленно простонал Сема и выглянул в окно.

Над домами вился, жужжа пропеллером, одномоторный биплан. На вираже он пронесся у самых окон квартиры, можно было разглядеть летчика в очках-консервах и табличку «Аренда» на лобовом стекле.

— Фронтовой штурмовик «Баклан». Четыре ракеты «воздух — земля» на подвесках. Ох, не нравится мне это! — сообщил сержант и тут же крикнул:

— Ложись!

Сема, кряхтя, полез под письменный стол, но тут его приподняло, швырнуло на стену и припечатало сверху чем-то огромным и тяжелым. «Это конец», — подумал Сема, зажмурился изо всех сил и приготовился погибнуть. Однако гибель почему-то не наступала. Немного полежав, он выбрался из-под чучела носорога и, шатаясь, побрел в гостиную. От пыли, туманом повисшей в квартире, першило в горле. Одно из окон отсутствовало, возле пролома в стене бодро наяривал из снятого со станка пулемета сержант Иванов (Петров). Другой спецназовец носился по комнате с трубой зенитной фузеи на плече.

«Я здесь лишний», — безучастно подумал Сема, поднял с пола табурет и присел у целого окна, подперев голову ладонью.

Штурмовик пошел на второй заход, но тут бабахнуло и к самолету, прочертив дымный след, унеслась ракета. Сержанты радостно взревели, когда штурмовик, дымя мотором, пошел со снижением куда-то в сторону сквера. Летчик на парашюте опустился во двор дома, где его сразу окружила толпа и принялась азартно колошматить.

— Э, а ну брысь! Налетели, стервятники! — проревел сержант и дал очередь из пулемета.

Банда наследников попряталась в окопах, а летчик собрал парашют под мышку и поковылял к автобусной остановке.

— Озверели совсем! — весело сказал сержант, отряхивая пыль с бронежилета. — Толпой на одного. Это некрасиво.

Как только туман рассеялся, стали видны масштабы ущерба. Одна ракета разворотила половину стены спальни. Другая вынесла окно гостиной, но не взорвалась, а пробила пол и упала к соседям вниз.

— Пока терпимо, — обнадежил Петров (Иванов). — Пробоины заложим мешками с песком, в спальне поставим растяжки — на случай если с крыши полезут.

Сема заглянул в дыру под ногами. Внизу женщина в халате подметала веником бетонное крошево, мужик в трусах и майке, кряхтя, тянул за хвостовое оперение болванку ракеты.

— Здрасьте! — сказал Сема.

— А, сосед! Привет! — поднял голову мужик. — В наследство вступаем?

— Ага.

— Дело хорошее. Удачи! Главное — не сробей!

— Спасибо, я постараюсь.

До обеда все было спокойно. Потом начался штурм. Банды наследников перешли в крупномасштабное наступление. Гранатометными выстрелами выбило еще два окна. Спецназовцы отстреливались, перебегая из комнаты в комнату, постоянно меняя позицию. Сема, зачисленный в тактический резерв, помогал по мере возможности. Оскальзываясь на стреляных гильзах, таскал мешки с песком, подносил боеприпасы, снаряжал магазины. Взяв автомат, он и сам периодически постреливал по врагам, а когда неожиданно меткой очередью разогнал минометный расчет, удостоился одобрительного кивка сержанта.

Незаметно для себя Сема втянулся, даже почувствовал некий задор. «Все преодолимо, — повторял он про себя слова Моцека Карловича. — Главное, стоять на своем. Плюс прямота и открытость».

Выходя из ванной с ящиком патронов в руках, Сема неожиданно встретил незнакомых типов зловещей наружности. В прихожей на него хищно оскалились два небритых мужика в банданах и рваных тельняшках. В руках злодеи сжимали кривые малайские кинжалы. «Замок отмычкой взломали!» — похолодел Сема, заметив распахнутую настежь дверь.

— На абордаж! — завопили мужики, потрясая ножиками.

Сема тоже крикнул что-то невразумительное и, набычившись, ринулся на врагов. Первого он сшиб ударом головой в грудь, второго смел одним взмахом ящика с патронами. Остервенело рыча, Сема пинками выгнал врагов из квартиры и закрыл дверь на швабру для надежности.

— Мужик, а ты крут, оказывается! — одобрительно улыбались подошедшие сержанты.

— Пустяки, — пожал плечами тот, — это было нетрудно!

К десяти часам вечера штурм прекратился.

— Участковый подействовал! — злорадствовал Сема. — Штрафов боятся, сволочи!

Несмотря на усталость, он чувствовал необычайный душевный подъем.

— Штрафы штрафами, — заметил сержант, — а подежурить ночью придется. Лестницу мы заминировали, но бдительность все равно не помешает.

— Я в деле, — небрежно сказал Сема. — Когда заступать?

Сержанты дружно храпели. Из развороченных оконных проемов струилась ночная прохлада. Пороховая гарь выветрилась, и сквознячок разносил по квартире запах листвы и приближающейся осени. На улице поминутно с шипением взмывали осветительные ракеты, озаряя комнату мертвенно-белым сиянием и рождая зыбкие, скользящие по стенам тени. Белый Носорог переступил лапами, чуть слышно звякнула упряжь. В полумраке матовым золотом отсвечивал фамильный герб Кандибоберов на парчовой попоне. Лица героических предков были возвышенны и задумчивы.

— Подъем! Занимаем позиции!

Сема вскочил, потер глаза и побрел в ванную чистить зубы. Потом вспомнил, что воды нет, махнул рукой и, подхватив ручной пулемет, побежал в кухню, на свой сектор стрельбы.

В целом дела шли неплохо. К полудню удалось отразить четыре атаки наследников, подбить два танка и уничтожить пусковую установку тактических ракет.

— Качественно поработали, — удовлетворенно заметил сержант Иванов (Петров). — Таким макаром мы здесь и год простоять сможем!

— Да легко. Это ж не противник, это дилетанты сплошные! — согласился Сема. — А у нас четкая организация, плюс боевой дух, плюс запас консервов. Дулю им, а не квартиру! В смысле — фигу.

Однако вскоре возникли осложнения. В обеденный перерыв, когда войска противника разбрелись по полевым кухням и близлежащим кафе, запиликала станция спутниковой связи. Петров (Иванов), сняв трубку, приосанился, закаменел лицом и некоторое время слушал, поминутно выдавая четкое «Есть!» и «Так точно!». Потом виновато глянул на Сему:

— Такие дела, брат… Уходить нам пора.

— Куда? Зачем?

— Родина зовет, — вздохнул сержант. — Мы же здесь неофициально, как бы в отпуске. А сейчас из Главка приказ поступил — выходить на задание.

— Вы меня бросаете? — растерянно заморгал Сема.

— Ты, главное, не тушуйся. Мы ненадолго, через недельку вернемся и продолжим. Сам понимаешь — служба.

Спецназовцы уходили налегке, оставив Семе оружие и боеприпасы. На прощание пожав ему руку, сказали: «Не скучай тут!» — и, бросив пару гранат на лестницу, выбежали из квартиры.

Сема остался один. Скучать было некогда: после обеда возобновился штурм. Приходилось держать на контроле несколько секторов стрельбы, снаряжать магазины и периодически ставить на лестнице новые мины, на которых постоянно кто-то подрывался. За день Сема вымотался вусмерть и еле волочил ноги от усталости. В десять вечера, как только наступил комендантский час, он едва не рухнул от изнеможения.

Доев штык-ножом тушенку из банки, Сема подбросил дров в костер, разведенный в тазу посреди гостиной, и сел у огня, обхватив колени руками. «Вот и еще один день прошел!» — подумал он устало-безразлично. В непривычной тишине потрескивали сгорающие обломки антикварной мебели, веяло теплом. Сема начал клевать носом.

— Зря огонь развел, — сказал Белый Носорог. — С улицы видно. Демаскируешься.

— Плевать, — буркнул Сема. — Пусть видят. Пусть знают, что я здесь. Что я не ушел.

Было тихо, только на улице время от времени пересвистывались вражеские часовые. Носорог грел передние лапы над костром, и в его умных глазах играли отсветы пламени.

— Сейчас попрут, — спокойно сказал он.

— Не попрут, — усмехнулся Сема. — Они участкового боятся. До утра не сунутся.

Носорог вздохнул и покачал массивной головой.


Квартирный вопрос (сборник)

Что-то оглушительно лопнуло, костер разметало искрами по комнате. Сема вскочил, как подброшенный, и вцепился в рукоятки пулемета. Входная дверь рухнула, в дымном проеме замелькали лучи фонариков и частые вспышки выстрелов.

— В целях достижения консенсуса, с нашим уважением и искренностью… — пробормотал Сема, нажимая гашетку.

Пулемет загрохотал, на лестнице завизжали.

— Вынужден не согласиться с претензиями противной стороны… — краем глаза Сема уловил неясное движение слева: через развороченное окно в спальню соскальзывали смутные фигуры в черных балахонах. Помахивая мечами, они на цыпочках крались в гостиную.

— На предварительно оговоренных условиях и при тесном взаимодействии… — Сема присел на корточки, зажав уши руками.

Первый ниндзя зацепил растяжку в дверях, и взрывной волной самураев выдуло наружу.

— Ввиду непреодолимых обстоятельств, но с надеждой на понимание… — прохрипел Сема, откашлявшись.

— Сзади! — крикнул Белый Носорог.

Оглянуться Сема не успел, его сбила с ног тугая воздушная волна. Подняв гудящую, как чугунок, голову, он увидел спрыгивающих из дыры в потолке бабушкиного кабинета неуклюжих монстров в противогазах и костюмах химзащиты. Зараженная квартира этажом выше не стала препятствием для наследников.

— Готов рассмотреть любые неожиданные аргументы! В очередь, козлы! — проорал Сема, разворачивая ствол пулемета.

Однако при нажатии гашетки раздался только сухой щелчок. «Как же это я с лентой…» — успел подумать Сема, потянувшись к подсумку с гранатами. Внезапно все подернулось багровой дымкой, и он, кувыркаясь, провалился в темноту и невесомость.

Белый Носорог летел над сияющей облачной равниной, перебирая в воздухе лапами на манер рысака. Сема, сидя верхом, жмурился от нестерпимо яркого света, исходившего отовсюду. «Вот оно как! — подумалось ему. — А ничего. В общем-то, даже красиво». Оглядевшись по сторонам, Сема заметил летящего рядом Моцека Карловича. Тот парил в горизонтальном положении, прижимая к груди папку с документами, и набегающий поток воздуха развевал полы его белоснежных одежд.

— Моцек Карлович! — обрадовался Сема.

— Аюшки! — отозвался консультант.

— А где ваши крылья?

Тот хихикнул:

— Крылья? Это оригинально! Но определенно лучше, чем рога и хвост. Нет, дружище, крылья отращивать пока рано, у нас еще много дел.

Сема покосился по сторонам: белые стены, окно, стойка с капельницей возле тумбочки. Больница?

— Выходит, я живой?..

— Разумеется, — пожал плечами консультант. — Пара простых переломов, небольшое сотрясение, контузия. Мелочи, до свадьбы заживет.

— Все-таки мы проиграли… — вздохнул Сема.

— Отнюдь! — консультант бросил папку на тумбочку и заходил по палате, сунув руки в карманы медицинского халата.

— Из квартиры нас выдавили. Скажем прямо — выкинули. Но! Боевые действия по сей момент продолжаются, и лидер пока не обозначился. Таким образом, перед нами стоит задача отдохнуть, подлечиться и с новыми силами — в бой! У меня тут появились кое-какие идеи…

— Не нужно, — слабо сказал Сема.

— То есть?

— Не нужно идей. Не нужно квартир. Черт с ней, с жилплощадью.

— Ах, вот как? — Моцек Карлович поскучнел лицом. — Капитуляция. Ну что ж, ваше право. Хотите отказаться от наследства — пожалуйста! Тогда в моих услугах нужды больше нет и мне остается откланяться.

Он взял папку и пошел к дверям.

— Моцек Карлович!

— Слушаю?

— Я вот что подумал, — Сема, кряхтя, приподнялся и сел на кровати. — Мои родители до сих пор томятся в застенках жестокого диктатора Мамардама Кадардама.

— К сожалению, это так.

— За последние дни я многое видел, многое понял и многому научился. Скажите, можно добыть мне билет на рейс до Опупеи?

Консультант задумчиво подвигал бровями, потом хитровато улыбнулся:

— Официальных рейсов нет, опупейский диктатор проводит изоляционистскую политику. Но чартерный бомбовоз организовать можно. С парашютом прыгали когда-нибудь?

— Не приходилось. Но хочу попробовать.

— Значит, сделаем. Снаряжение тоже подберем.

— Хорошо бы еще Иванова-Петрова привлечь для тактической поддержки.

— Обязательно! — кивнул консультант. — По старой памяти Генштаб не откажет. Тогда я побежал, надо все организовать. А вы выздоравливайте!

Сема опустил голову на подушку и закрыл глаза. Надо набираться сил. Где-то в далеких саваннах Белый Носорог, позванивая упряжью, щипал траву и ждал своего седока.

Дмитрий Витер, Влади Новэ

Последний этаж

Отец и Сын

Музыка гремела не умолкая. С самого начала Дня Прощания она слышалась отовсюду — из каждого динамика, из любого дверного проема. Даже в Библиотеке, где говорить полагалось только шепотом, звучал раскатистый мотив, означающий одно: час пробил, дети покидают Этаж.

— Ты смотри, времени не теряй! — поучал Ивана Шестова отец, запыхавшийся от быстрой ходьбы. — Как спуститесь с остальными на новый Этаж, обживетесь, так сразу регистрируйте брак и вперед — детишек заводить. Нечего краснеть, я тебе дело говорю! Другие нарожают по двойне, по тройне, а кто опоздал… сам понимаешь! — Сергей Шестов уверенно похлопал сына по плечу, но его округлое добродушное лицо светилось тревогой и печалью.

— Папа, тише! Мира идет, — Иван несильно толкнул отца в бок и постарался принять беззаботный вид.

Получалось с трудом: все собравшиеся у Лифта чувствовали себя не в своей тарелке. Одно дело — знать, что этот день наступит, даже ждать его, зачеркивая клеточки в календаре. И совсем другое — оказаться здесь, на Лифтовой Площади, не беря с собой ничего из прошлой жизни, вглядываться во внезапно постаревшие лица родителей и осознавать со всей пугающей простотой: это всё. Родители остаются. Дети уезжают.

Мира Матвеева шла сквозь толпу уверенно и напористо. Родня еле поспевала за ней.

— Доченька, куда же ты! Дай хоть в последний раз на тебя наглядеться! Ой, как же мы без тебя!.. — мать Миры, тучная невысокая женщина, утирала слезы розовым шарфом, нелепо смотревшимся на серой униформе.

— Мама, все будет хорошо, ты же знаешь! Сама покидала свой Этаж, — Мира схватила Ивана за руку. — А вот и ты! Ну что, готов к новой жизни?

Иван не знал, что ответить. Его терзала мысль, что только-только они здесь, на Этаже родителей, притерлись друг к другу, как приходилось все бросать и начинать с нуля. И для чего? Чтобы через двадцать лет проводить своих будущих детей еще на один Этаж вниз…

Обиталище бесконечно — так учили в школе, так писали в научных работах исследователи Нового Мира. Но Ивана это скорее пугало, чем радовало. Сколько поколений, разделенных двадцатилетними интервалами, как водонепроницаемыми переборками, осталось наверху? Сколько поколений успеет продвинуться вниз, пока Иван еще будет жив… А главное, что случится, когда последний житель Этажа умрет? Останется пустая Кладовая с остатками несъеденных брикетов. Расставленные по алфавиту книги на полках Библиотеки, которые никто уже не откроет. И тело последнего жителя. Его не отправят с почестями в Уничтожитель. Значит, труп так и будет гнить на пустом Этаже…

— …Я тебя в третий раз спрашиваю: как я выгляжу?

— А? Что? Да, выглядишь отлично! Волнуешься?

Мира пожала плечами. Она уже давно мечтала спуститься с Иваном на свой Этаж, избавиться от надоедливой опеки мамы-наседки и ворчащего отца и зажить собственной семьей. Завести детей. Главное — успеть родить до Излучения, а там уже все предрешено: работа, шелест разворачиваемой фольги на брикетах, прогулки под высокими сводами улиц-коридоров. Девушка крепче сжала руку Ивана и одновременно отпустила ладонь матери.

Старейшина Этажа — лысоватый приземистый мужчина — выступил вперед, зажав в руке потрепанную тетрадь Свода Правил.

— Обитатели Этажа! Сегодняшний день войдет в историю: новое поколение детей понесет Факел Жизни в глубины Обиталища. Когда мы, ровно двадцать лет назад, вступили под эти своды, нам казалось, что сей день никогда не наступит. Но время пролетело быстро, и теперь вам, дорогие дети, предстоит отправиться в путешествие, которого вы ждали всю жизнь. Отправляйтесь вниз смело, помните Правила и то, чему мы вас научили!

Музыка из динамиков достигла апогея и внезапно стихла. По толпе провожающих и спускающихся пронесся шепоток: «Лифт, Лифт…» Сейчас, если верить рассказам родителей, тяжелые створки распахнутся, дети войдут внутрь, помашут рукой и… прощай, старый Этаж! Они провели здесь почти двадцать лет жизни, но остаток своих дней, сколько бы их ни было, проведут Этажом ниже.

Раздался оглушительный скрежет. Двери Лифта угрожающе заскрипели, подались в стороны. На всем Этаже наступила полная тишина. Никто не шелохнулся. Ивану на какое-то страшное мгновение показалось, что сейчас двери закроются и все разойдутся по своим отсекам, словно ничего не случилось.

— Ваня, ты идешь? — Мира слегка подтолкнула Ивана, и тот непроизвольно шагнул к Лифту.

Оцепенение толпы разрушилось. Загудели басовитые, низкие голоса отцов и высокие, всхлипывающие вскрики матерей. Молодежь двинулась вперед, ручейками влилась в двери просторного Лифта. Толпу, словно по живому, разорвало на две половины.

Теперь они стояли лицом друг к другу. Отцы и сыновья. Матери и дочери. Раздались последние наставления, запоздалые напутствия:

— Ты себя береги, сынок!

— Запомни мои слова!..

— Не забывай нас…

Ивана, который вошел в кабину одним из первых, прижало к противоположной стене Лифта. Рядом с ним тревожно мигала белым цветом единственная кнопка. Мира, придавленная толпой к Ивану, нетерпеливо поерзала:

— Ну сколько можно прощаться?! Давайте уже! — и она шлепнула по кнопке пятерней.

Двери Лифта захлопнулись с пугающей скоростью, отрезав гул родительских голосов. За стенами что-то загудело. Лифт тряхнуло, и пол на секунду просел.

— Спускаемся! Спускаемся! — зашумели попутчики вокруг.

Лифт еще раз встряхнуло, и он поехал. Судя по рассказам родителей, спуск на новый Этаж должен занять минут десять.

— Мира, что-то не так! — забеспокоился Иван.

— Что? Мы же едем…

— Едем, но куда?

Мира поняла. Это казалось невозможным, но сила гравитации не могла обманывать. Вопреки всему, что они знали о законах Обиталища, кабина Лифта рывками тащила их вверх.

— Ничего страшного. Это… просто… так надо… — неуверенно выдавила Мира.

Движения кабины внезапно стали плавными, и теперь сложно было понять, куда двигался Лифт.

— Видите, беспокоиться не о чем! — с облегчением произнесла Мира. — Всё хорошо. Скоро приедем на свой Этаж. Несколько минут — и мы дома! Прощайте, родительские наставления! О большем и мечтать глупо.

— Не знаю, — подал голос худощавый Андрей, стоявший возле дверей. — Я буду скучать…

— И я тоже, — Катя, подруга Андрея, уткнулась лицом ему в плечо.

— По кому? — возмутилась Мира. — По мамочке с папочкой? Да они же постоянно лезли не в свои дела! Неужели вас не бесили все эти бесконечные расспросы? — в голосе Миры зазвучали саркастические нотки: — «Ты поела? Во сколько вернешься домой? Почему не убралась в комнате? Когда ты наконец займешься делом? Станешь взрослее?..» Да как можно стать взрослее, если каждый твой шаг контролируют и обсуждают?!

Некоторые пассажиры Лифта закивали, другие — просто улыбнулись. Мира обвела победоносным взором своих попутчиков.

— Лучше подумайте, кого выбрать на пост Старейшины Этажа! По Правилам это должен быть мужчина — сильный духом, уверенный в себе, решительный, умный… как мой Ваня.

За одно мгновение на утонувшего в тени девушки Ивана устремились десятки глаз. Мира крепко, почти властно, взяла за руку своего молодого человека.

— Я? — удивился Ваня.

— Конечно, — ни секунды не сомневаясь, подтвердила Мира. — Ты — идеальный кандидат! К тому же, я всегда буду рядом и смогу за тобой присматривать.

Покрасневший Иван был готов провалиться сквозь днище Лифта. Последний раз нечто подобное он испытывал год назад, когда отец едва ли не каждому встречному рассказывал, что его сына назначили помощником Библиотекаря…

«Он искренне за меня радовался», — подумал Иван и вздохнул. Ведь он больше никогда не увидит отца, не услышит его голос… Ни-ког-да… Это слово тремя короткими взмахами ножа отсекло прошлое от настоящего…

Свет в кабине мигнул и погас. На короткое мгновение воцарилась тревожная тишина. Мира с такой силой сдавила ладонь Ивана, что чуть не сломала ему пальцы. Лифт, как и в начале движения, пополз вверх рывками, содрогаясь от каждого преодоленного отрезка пути. Тишину стремительно заполнил рой испуганных голосов:

— Опять… Думаете, это нормально?

— Родители ничего об этом не говорили…

— А если мы отсюда никогда не выберемся?!

Некоторые из попутчиков судорожно забарабанили по стенам кабины. Мерцая, включились аварийные лампы, осветив перекошенные страхом лица. Неожиданно кабину тряхнуло с такой силой, что все пассажиры повалились друг на друга. Мира ногтями впилась в руку Ивана:

— Не отпускай меня, во имя Шекли!

Лифт замер на месте. Аварийные лампы погасли, лишь кнопка на стене продолжала пульсировать во тьме. В висках Ивана застучала кровь. Юноша прижался спиной к стене и постарался привести дыхание в норму. Надо успокоиться, взять себя в руки… Тщетно. Страх уверенно заполнял мысли, наполнял мышцы свинцом, сковывал движения, как будто говорил: «Не сопротивляйся, от тебя уже ничего не зависит!»

Иван не сопротивлялся. Он просто ждал чуда.

И, как ни странно, оно произошло…

Отец

— Чудес не бывает, — похлопав по плечу Сергея, сказал Библиотекарь. — Они уже не вернутся, как не вернулись когда-то и мы.

Они стояли на Лифтовой Площади и смотрели на сомкнутые двери, отделяющие Этаж от шахты. Всего пару метров, но это расстояние казалось непреодолимым.

— Знаю, — выдохнул Сергей. — От этого и больно. Как они там без нас?

— Да как все, — грустно улыбнулся Библиотекарь. — Приедут на свой Этаж, выберут Старейшину, расселятся по отсекам… Ну а дальше свои детки пойдут. Взрослая жизнь так завертится, что не успеют оглянуться, как станут такими же, как мы, ворчливыми стариками, — он снова похлопал Сергея по плечу. — Да не волнуйся ты! Справится твой Ванька. Парень мозговитый, все на лету схватывает. Глядишь, и Старейшиной выберут. Да и девушка у него вроде нормальная…

— Не нравится мне эта Мира, — нахмурился Шестов. — Не пара она моему сыну! Такая своего не упустит, даже если придется через людей перешагивать. А Ванька мой — доверчивый. Он и к жизни-то толком не приспособлен… Понимаешь?

— Понимаю, — кивнул Библиотекарь. — Тебя все родители на Этаже понимают. Потому что точно так же думают: мол, дети без рук без ног — приедут на свой Этаж и с голода помрут… Да проснись же, Сергей Федорович! Тебе скоро сорок лет. Дети выросли. У них своя жизнь. Мы — лишние.

Сергей опустил взгляд и кивнул:

— Может, ты и прав.

— Конечно, прав, — подтвердил Библиотекарь. — Пойдем лучше выпьем, чтобы у детей все путем было! У меня со вчерашнего еще бутылочка «домашней» осталась на этот случай.

Идти до Библиотеки было недолго. От Лифтовой Площади — к Центральному Парку с его недосягаемыми серыми сводами и витиеватыми колонами. Мимо башни Старейшины, включенных фонтанов, старых лавочек и причудливых растений в кадках. Затем по проспекту вдоль жилых отсеков, в окнах которых обязательно промелькнет знакомое лицо.

Стеклянные двери Библиотеки были открыты. В просторном зале пахло пылью, бумагой и забытыми мыслями. Несметное количество книг бесформенной грудой лежало на полу перед стеллажами, ожидая своей очереди. Расставлять фолианты следовало строго по алфавиту и, судя по пустым полкам, работы хватит еще не на один десяток лет.

Библиотекарь бережно убрал с рабочего стола книги, включил лампу. Через минуту на маленьком островке света уместились бутылка настойки, пластиковая посуда и брикеты с едой.

— Ну… — поднял стопку Библиотекарь. — Чтобы у них все было, чего у нас не было!

Пластиковые стаканчики беззвучно стукнулись, горький алкоголь заглушил мысли. Сергей распаковал свой брикет, вспомнив детское ощущение любопытства. Все брикеты в Кладовой выглядели одинаково, надписи на коричневой упаковке отсутствовали, и узнать, что внутри, можно было только развернув содержимое. Сегодня ему досталась малоаппетитная коричневая масса.

— Ну что? Заглушил боль и печаль? — поинтересовался Библиотекарь.

— Не особо, — отмахнулся Сергей.

— Тогда еще по одной!

После очередной стопки, начавшей специально сохраненную «на этот случай» вторую бутылку, пошли разговоры о жизни. Сергей с важным видом погрузился в тонкости устройства Обиталища:

— Я тебе как исследователь Нового Мира говорю: самая главная загадка — в том, что происходит с опустевшими Этажами. Ведь если Обиталище бесконечно, как говорится в Молитве, то, получается, и Этажей бесконечное множество. Следовательно, если Этаж опустел, он больше никогда не заселится. Но это же… — глаза Шестова забегали по корешкам книг в поисках подходящего слова. — Расточительство! Понимаешь?

Библиотекарь кивнул и перехватил эстафету, поведав лучшему другу, насколько важно расставлять книги по алфавиту:

— Многие этого не понимают, но я чувствую, что, когда последняя книга займет свое место, случится что-то невообразимое…

— Ты начнешь расставлять книги по цветам обложек? — хихикнул Сергей, уткнувшись ухом в ладонь.

— Нет, — серьезно ответил Библиотекарь. — Я думаю, приедет Лифт.

— Лифт? Как тот, в котором уехали Дети?

Библиотекарь подался вперед:

— Этот Лифт отвезет нас туда, где все наши близкие. Живые, здоровые, счастливые… Все те, кого мы потеряли.

Сергей перевел взгляд на обертку из-под брикета. Всякий раз, изрядно подпив, Библиотекарь рассуждал о Последнем Этаже. Иногда он приносил книжки, из которых зачитывал фрагменты или показывал иллюстрации с ангелами. Но чаще просто рассказывал о волшебном месте, куда попадают после смерти.

— Ничего не говори! — Библиотекарь разлил по стаканам остатки второй бутылки и залпом проглотил свою порцию. — Слова всё портят. Я в это верю, других не заставляю. Я про такое место читал. Раем называется. Там все встречаются: и живые, и не очень… Последний Этаж, в общем. А иначе… — он оглядел высокие стены, пыльные стеллажи, аккуратные стопки книг. — …ради чего все это? Ради чего?

Домой Сергей возвращался в скверном настроении. Алкоголь выветрился. В мыслях то и дело всплывали слова Библиотекаря о Последнем Этаже. Конечно, все это сказки наподобие тех, что Сергей рассказывал еще маленькому Ваньке. Про мир без стен, про потолок, до которого невозможно дотянуться…

Эти истории Сергей слышал от родителей и по-своему пересказал сыну. Многие слова в этих сказках были незнакомыми: «небо», «облака», «солнце», «звезды» — родители сами толком не могли объяснить, что это. Небо Сергей представлял в виде высокого голубого потолка, звезды — как лампочки под сводами Площади. А еще в сказках были разные существа, жившие рядом с людьми — например, добрый песик Шекли, который всегда приходил на выручку.

Впрочем, во всех историях было еще одно слово, знакомое, — «беда»…

Именно беда забрала небо, облака, солнце и звезды, сказочных зверюшек. Куда? Зачем? Эти вопросы остались без ответов. Да, если честно, никто их и не задавал. Сказки на то и сказки, чтобы в них верили дети. Шестов знал на собственном опыте: все, что мы любим, можно потерять в одно мгновение, как случилось с ним в тот день, когда при родах умерла его жена. Беда…

Сергей сбавил шаг и осмотрелся. В зашторенных окнах горел свет, на улицах безлюдно. Сам того не заметив, Шестов вернулся к Лифтовой Площади.

— Пути назад нет, — прошептал Сергей.

Он подошел ближе и коснулся рукой холодных дверей Лифта. Мысленно перенесся назад, в ту минуту, когда провожал сына. Вспомнил, как ему хотелось вместе с молодыми войти в кабину — просто чтобы быть рядом в трудный час. Впрочем, положа руку на сердце, кому он нужен? Прав Библиотекарь: ты уже старик. Доживай свои дни, а если повезет, свидитесь на Последнем Этаже…

И тут двери Лифта разомкнулись грубым рывком. Заскрежетал металл. В мерцающем свете кабины Сергей увидел замаранные кровью стены и пол. Прямо возле входа — тело молодой девушки. Вся ее одежда была перепачкана кровавыми следами от обуви. Голова неестественно запрокинута назад.

— Дядя Сергей!.. — раздался надломленный голос из дальнего угла кабины. — Помогите, дядя Сергей!.. Пожалуйста…

Сын

Двери Лифта заскрипели, слегка подались в стороны. На лица перепуганных людей упала узкая полоса света.

— Эй, поднажми! — раздался зычный мужской голос.

Скрип усилился, и двери немного раздвинулись. От хлынувшего в кабину света Иван зажмурился. Сверху закричали:

— Борис, тут люди! Эй, ребята, лезьте сюда, чего застыли?

Судя по всему, кабина застряла ниже уровня Этажа и выбраться наружу оказалось довольно непросто. Перепуганные пассажиры рванули вперед, расталкивая друг друга локтями. Мира схватила Ивана за руку и потащила за собой:

— Давай выбираться отсюда!

Сверху к ним тянулись руки. Люди? На их Этаже? Этаж должен быть пустым: об этом столько раз рассказывали родители, это было написано в Правилах!

— Хватайся! — Мира протянула руку к неизвестным спасителям, и ее потащили вверх.

Иван потянулся за ней.

В первый момент ему показалось, что он вернулся назад, на родной Этаж: Лифтовая Площадь выглядела точь-в-точь как дома. Только здесь не было родных лиц. Людей, которые спасали застрявших в Лифте узников, Иван видел впервые. Сначала он решил, что те больны: кожа на их лицах огрубела и покрылась морщинами, волосы были белыми, как куски сахара из брикетов.

Юноше хотелось расспросить, куда он попал, но было не до этого. Кабина Лифта вновь протяжно заскрипела и провалилась еще на несколько сантиметров. Спасительная щель, через которую Иван и Мира вылезли наружу, стала меньше.

— Ну-ка, ребятки, помогайте! — обладатель зычного голоса, стройный мужчина с белыми волосами, указал на Ивана.

Тот бросился к Лифту, ухватил чью-то руку, тянувшуюся из темноты, и потянул на себя.

— Осторожно! — беловолосый рванул Ивана назад.

Как раз вовремя: едва юноша убрал руку, Лифт в последний раз протяжно заскрипел и сорвался вниз.

Отец

— …А потом свет п-погас… — спасенного била крупная дрожь.

За какое-то мгновение в широко распахнутых глазах юноши пронеслась целая буря эмоций.

— Тише, Андрей, — мягко произнес Сергей. — Всё позади. Ты дома, в безопасности, — он указал рукой на бледных и перепуганных родителей парня, стоявших у дверей больничной палаты. — Соберись, постарайся рассказать, что случилось в Лифте! Это очень важно. Не время бояться.

Андрей выдохнул, кивнул.

— Свет замерцал, и Лифт перестал подниматься, — медленно, словно шагая по натянутому нерву, произнес парнишка. — К-кабину т-так тряхнуло, что мы все п-попадали… — Андрей запустил пальцы во взъерошенные волосы. — Катька рядом со мной с-стояла. Когда кабину т-тряхнуло, она головой об стену ударилась и… у нее взгляд такой странный был… будто смотрит на тебя, но не видит… Вообще ничего не видит…

Андрей вздрогнул и, уткнувшись лицом в ладони, зарыдал.

— Хватит уже! — не выдержала мать парнишки. — Вася, ну скажи им, чтобы перестали мучить нашего мальчика! Он и так столько натерпелся, а они со своими допросами лезут!

— Тихо! — отведя взгляд, буркнул отец Андрея. — Самому не по душе, но спросить надо. Наш-то в безопасности, а с остальными что?

Женщина промолчала. Как и любая мать, прежде всего она думала о своем ребенке.

— Андрей, Кате уже не помочь, — признался Сергей. — Жаль девочку, но ничего не поделаешь. Мертвые не оживают, а вот уцелевшим помочь можно. Понимаешь?

— Я все понимаю, дядя Сергей. Я п-постараюсь, — кивнул Андрей, убрав руки от бледного лица. — Через некоторое время после того, как Лифт застрял, п-погас свет. Такая тьма была — ужас! Ничего не видно… Вокруг все с-стонут. А п-потом… — Андрей впервые после спасения улыбнулся. — Появился свет. Такой красивый, чистый… Т-такого красивого света я в жизни не видел. Он как будто нас с-согревал… — парень на секунду умолк, разглядывая свои дрожащие руки. — И всех к себе притягивал. Как магнит, — Андрей оторвал взгляд от рук и с грустью посмотрел на Сергея. — Он бы и меня забрал, но я не мог Катю бросить… Не мог, понимаете?

— Всё! Хватит! — мать Андрея оттолкнула Шестова, обняла своего сына и крепко к себе прижала. — Хватит мучить моего мальчика! Не позволю!..

Андрей вновь разрыдался. Гримаса ужаса на лице превратила его в старика. Слезы побежали по щекам в поисках материнского плеча.

— Бедный мой мальчик! — запричитала женщина.

Но Сергей практически не слышал ее голоса, как и не замечал ничего вокруг. Весь мир замер вместе с его сердцем. Ванька живой. Это самое главное. «Хотя… — от неожиданной мысли Сергей едва не потерял равновесие. — Андрей сказал, что Лифт ехал вверх».

Сын

— Кто же вы такие? — спаситель, коротко назвавшийся Борисом, попеременно смотрел то на Ивана, то на Миру.

— Это мы вас хотели спросить! — выступила вперед Мира. — С чего это вы заняли наш Этаж?

— Ваш? — Борис взглянул на Миру как на сумасшедшую. Теперь, когда суматоха закончилась, Иван разглядел на сером лацкане его рубашки значок Старейшины. — Когда мы здесь поселились, тебя на свете не было. Сами-то вы откуда будете?

— Мы ехали в Лифте на свой Этаж, — пояснил Иван. — Только Лифт поехал почему-то вверх.

— Вверх? Как такое возможно? — Старейшина посмотрел на Ивана с нескрываемым подозрением. — Правила гласят…

— Правила могут ошибаться! — оборвала его Мира. — Мы же вам сказали: Лифт поехал вверх! Думаете, мы этому рады? Сами-то вы сверху приехали?

— Сверху. Нам было столько же, сколько вам сейчас, когда мы расстались с родителями и поселились тут, — незнакомец пригляделся к Мире внимательнее. — А ты случайно не Софьи Матвеевой дочка? Анна, подойди-ка сюда!

К ним подошла женщина с лицом, изрезанным морщинами, и обняла Старейшину.

— Точно, она!

Мира растерялась:

— Откуда вы знаете?

— По глазам вижу, — женщина улыбнулась. — Наши у тебя глаза — матвеевская порода!

Борис посмотрел на Анну, потом на Миру и ослабевшим голосом произнес:

— Ну, здравствуй, внучка! Не думал, что увидимся…

К этому моменту Лифтовую Площадь заполонили люди. С растрепанными седыми волосами, щурясь сквозь толстые очки, они недоверчиво приглядывались к непрошеным гостям, а потом вдруг узнавали — кто внука, кто внучку.

Это был этаж их дедов.

Отец

Старейшина сидел в высоком кресле и сверху вниз смотрел на Сергея. В своем кабинете глава Этажа чувствовал себя уверенно, как ни в каком другом месте Обиталища.

— Мы не можем этого сделать! — строго объявил он свое решение, машинально коснувшись значка Старейшины. — Это противоречит Правилам.

Последнее слово он произнес с нескрываемым удовольствием. Правила играли главную роль в жизни Этажа. Не убей, не укради, не обмани, раздели брикет с ближним своим, живи тихо и спокойно…

— Да забудь ты эти Правила! — вскочил Сергей. — Жизнь наших детей в опасности, а мы сидим на месте! Пока двери Лифта открыты, надо действовать…

— Ошибаешься! — теперь голос повысил Старейшина.

Он выдвинул ящик стола и достал тетрадку со Сводом Правил. Украшенные перстнями пальцы ловко отыскали нужную страницу.

— Пункт тринадцатый: «В один Лифт дважды не войдешь».

— Но дети…

— Таковы законы Обиталища, — развел руками Старейшина.

Сергей еле сдержался, чтобы его не ударить. Вот же Шеклин сын: своих детей не завел, а еще пытается учить жизни! Правила, Правила… На все проблемы одна шпаргалка!

— Друг мой, ты лучше присядь и успокойся! Правила-то на все случаи жизни предусмотрены. Сказано в Лифт не входить — значит, не надо. — Старейшина с любовью провел рукой по тетради и убрал ее в ящик стола. — А если будешь нервничать, я тебя в Тюрьму посажу. И пункт как раз есть подходящий — сорок восьмой: «Любое проявления гнева ЗАПРЕЩЕНО!» Мы живем в мире и согласии. Так что соглашайся с Правилами. А если двери Лифта до завтра не закроются, мы их замуруем.

Старейшина широко улыбнулся и сплел пальцы в замок.

— Видишь, как все просто, если следовать букве закона!

— «Просто» не значит «правильно»! — вздохнул Сергей.

Спорить со Старейшиной было глупо. Свод Правил не перепишешь, но Шестов попробовал разыграть свою последнюю карту:

— А то, что Лифт вверх двигался, тебя не смущает?

Старейшина пожал плечами:

— Ты же видел, в каком состоянии мальчишка — весь белый, заикается, какую-то ерунду про свет городит… Сам вспомни: когда мы на свой Этаж ехали, кабину так трясло, что сердце из груди чуть не выпрыгнуло! Показалось Андрею…

— Конечно, — кивнул Сергей и зашагал к выходу из кабинета. — Ты еще скажи, что в Правилах об этом ни слова!

Сын

Совет проходил в Большом Зале. Иван впервые был допущен на мероприятие взрослых и чувствовал себя неуютно, словно самозванец. Мира, напротив, вела себя уверенно. Удивив всех, она села на возвышении по правую руку от Старейшины, гордо вскинув голову. Никто так и не решился согнать девушку с привилегированного места — внучка все-таки.

Ивану ничего не оставалось, как сесть рядом. Остальные участники Совета — жители Этажа и нежданные гости — разместились на шатких стульях. Ивану бросилось в глаза, что многие уже нашли своих родственников, объединившись с ними в небольшие группы.

Совет традиционно начался с общей Молитвы: «Обиталище наше обильно и бесконечно…» Иван отметил, что молодые порой говорили невпопад, словно какие-то части текста исказили или забыли, отчего молитва звучала нескладно, особенно финал:

— Обиталище наше обильно и бесконечно,

Надежный дом, пребываем в котором мы вечно.

Да не угаснет Факел Жизни наш,

Перенесут его дети на новый Этаж…

— Вы слышали слова Молитвы! — убеленный сединами Старейшина поднялся, приковывая к себе взгляды присутствующих. Его звучный голос, ознаменовавший спасение в гибнущем Лифте, теперь долетал до каждого уголка Большого Зала. — Факел Жизни не угас! Возблагодарим же наше Обиталище за явленное чудо!

Все склонили головы. Краем глаза Иван увидел, что Мира не последовала общему примеру и внимательно оглядывала собравшихся.

— Мы стали свидетелями чуда, — продолжил Старейшина, — и теперь должны решить, как помочь нашим внукам найти свое пристанище, путь к которому был прерван столь внезапно…

— А мы и так нашли свое пристанище! — резкий голос Миры перекрыл речь ее деда.

В зале завертели головами и зашикали: прерывать Старейшину не полагалось ни при каких обстоятельствах.

— В Правилах сказано, — продолжила Мира недрогнувшим голосом, — что Лифт отвезет новое поколение Обиталища на Этаж, который станет их новым домом. Мы сели в Лифт. Он привез нас сюда.

— Внученька! — обратилась к Мире Анна Матвеева. — Конечно, мы рады всех вас видеть и разделить с вами наши кров и пищу. Но брикетов на всех не хватит. Запас пищи и воды рассчитан Обиталищем только на нас.

— Теперь это наш дом! — отрезала Мира. — Таковы Правила. Кто согласен со мной?

Молодые неуверенно подняли руки. Иван отметил, что большинство проголосовавших не нашли на Этаже своих родственников.

— Мира, так нельзя! — запротестовал юноша. — Мы должны разобраться, что произошло.

— Ванечка, все и так ясно! Мы уже дома, и я предлагаю всем проголосовать за тебя, как за нового Старейшину, прямо сейчас. Это станет началом новой эры в Обиталище!

— Голосования здесь объявляю я, — в голосе Бориса Матвеева прорезалась сталь. — Если ты заявляешь, что вы останетесь здесь, то чем будете питаться? Брикетов на всех не хватит. А вам еще нужны запасы на будущее поколение.

— А кто сказал, что мы будем жить вместе, дедушка? — последнее слово Миры прозвучало скорее саркастично, чем уважительно. — Каждое поколение Обиталища живет отдельно, разве Старейшина может об этом забыть? Факел Жизни, и все такое. Я еле стерпела последние годы с мамой и папой, а уж с дедами и вовсе жить не стану! Лифт привез нас сюда, значит, Этаж наш. А вам придется поискать себе другое местечко.

— Мира! — Иван встал и отпрянул от девушки. — Мы не должны злоупотреблять гостеприимством! Единственный путь отсюда — шахта. Я думаю, надо карабкаться наверх, куда нас вез Лифт.

— Ты предлагаешь мне залезть в темную шахту и карабкаться по отвесным стенам? Мы понятия не имеем, каково расстояние между Этажами. Мы не знаем, что происходит наверху.

— А ты думаешь, что лучше отправить туда стариков?

Мира отвернулась от Ивана. Он абсолютно перестал ее интересовать.

— Я никого из вас не держу. Хотите вернуться к мамочкам и папочкам — пожалуйста! Хотите карабкаться в неизвестность — вперед! Я предлагаю вам, мои друзья, прислушаться к Правилам и остаться здесь, заняв достойное место в Обиталище.

— Я не позволю тебе! — Борис вскочил на ноги, но несколько крепких парней из молодежи, сидевших до этого поодиночке, силой усадили его на место.

— Я также предлагаю заложить новую традицию, — заявила Мира, не взглянув на деда. — Назначить Старейшиной меня. Я — женщина. И горжусь тем, что могу взять на себя ответственность в трудную минуту.

— Внученька, перестань! — Анна залилась слезами, точь-в-точь как мама Миры при прощании. — Нам нужно научиться жить вместе…

— Нет! — Мира была непреклонна. — Я не собираюсь выслушивать ваши советы и клянчить брикеты. Я принимаю на себя обязанности Старейшины и объявляю этот Этаж нашим!

Дальнейшее случилось стремительно. Все начали говорить одновременно, даже голос Бориса Матвеева потонул в общем гуле. Иван попытался подойти ближе к Мире, но был жестко отстранен крепкими парнями из ее «свиты».

На выручку Старейшине поторопились несколько мужчин — в ответ «свита» ощетинилась кулаками. В мгновение ока драка охватила весь Большой Зал. Женщины пытались разнять дерущихся мужчин, но тщетно. На стороне поддерживающих Миру оказались сила и молодость.

Ивана, поспешившего на помощь Старейшине, огрел по голове кто-то из своих. Юноша упал на пол и отполз в укрытие, чтобы его не затоптали.

Между тем защитники Этажа неожиданно оказались в большинстве — на их сторону встала молодежь, нашедшая своих бабушек и дедушек. Идея выгнать родственников с Этажа не пришлась им по вкусу, и теперь вчерашние друзья обрушивали друг на друга кулаки и спинки стульев.

Наконец сторонники Миры были вынуждены отступить перед численным перевесом. Часть нападавших удрала из Большого Зала через боковой вход. Мира не стала бежать. Она мученически вздернула подбородок и закричала:

— Вы не имеете права! Это нарушение законов Обиталища! Я… я…

— Будешь жаловаться маме? — тяжело дыша, прервал ее Борис. Его седые волосы растрепались, из разбитой губы сочилась кровь. — Ты меня разочаровала, Мира! Я никогда не понимал, зачем законы Обиталища велят поколениям жить врозь, но теперь начинаю догадываться.

Мира плюнула ему в лицо.

Отец

Ближе к вечеру все обитатели Этажа собрались возле Уничтожителя. Родители Кати подготовили тело своей дочки. В белоснежном платье девушка напоминала спящего ангела, окруженного облаченной в черное толпой.

Уничтожитель располагался на окраине Этажа. Сюда редко заходили случайные гости. Даже в разговорах жители старались не вспоминать место, где жизнь пересекалась со смертью.

— Обиталище наше всесильно и бесконечно! — облаченный в черную мантию Старейшина стоял на трибуне и свысока смотрел на собравшихся людей. Толпа опустила головы и вслух повторила за главой Этажа первую строчку Молитвы. — Надежный дом, в котором заточены мы навечно! И не угаснет Факел Жизни наш! Перенесут его дети на свой Этаж!

Старейшина поднял над головой потрепанный Свод Правил.

— Здесь — истина. И сказано в ней: «Тела отдавать Уничтожителю!» Таковы Правила, такова наша воля!

Старейшина положил тетрадку на трибуну и сплел пальцы в замок. На перстнях заиграли блики.

Родители Кати перенесли тело дочери в вагонетку, которая по рельсам должна была отправиться в Уничтожитель. Через несколько минут распахнутся затворки, страшно хрустнут железные челюсти машины, перемалывая человеческие останки, и новое имя появится на доске навсегда ушедших. «Катя, 19 лет» — символы, которые ничего не скажут о человеке.

На трибуну взбирались люди с памятными вещами: первой прочитанной книгой; колечком, подаренным папой; платьем, сшитым мамой на День Этажа…

Последним на трибуне оказался Андрей. Старейшина вручил ему пульт, запускающий механизм Уничтожителя. Молодой человек сказал лишь одно слово перед тем, как нажать на кнопку:

— Прости.

Вагонетка тронулась с места, машина завибрировала, ожила, словно дрожала от голода. На секунду Сергею показалось, что парень вполне может сигануть в жернова вслед за погибшей девушкой. Но тот просто стоял на месте и смотрел, как закрываются затворки и машина перемалывает часть его жизни.

«Не надо идти следом! — подумал Сергей. — Живи. Ради нее…»

Сергей свернул в коридор боковой улицы и ускорил шаг. Люди еще долго будут стоять возле Уничтожителя — говорить, вспоминать, грустить. Делать все, что угодно, лишь бы не осознать очевидное: пока они тратят время, дети нуждаются в помощи. Впрочем, главное, что весь Этаж пуст. Дорога к Лифту свободна…

Сын

Иван подошел к покореженной двери Лифта. За спиной у него был рюкзак с парой брикетов. Юноша не попрощался с Борисом и Анной. Его терзал жгучий стыд за Миру и за все свое поколение, которое ответило черной неблагодарностью собственным предкам. Его последней надеждой оправдаться было разыскать семью своего деда, Федора Антоновича, и поговорить по душам, но отсек Шестовых оказался опечатан, что по Правилам Этажа означало одно: его обитатели уже совершили последний путь в Уничтожитель.

Судьба смешавшихся поколений на Этаже оставалась неопределенной: одна часть жителей требовала изгнать внуков по шахте обратно к родителям, вторая говорила о принудительных работах и Тюрьме. Но никто толком не знал, что делать с запасами брикетов. Потенциально их хватило бы на несколько лет совместного существования. Но что потом?

Иван предложил отправиться вверх по шахте на разведку. Ведь если Лифт вез их туда, но сломался по дороге — значит, стоило продолжить движение в этом направлении. Его никто не поддержал. Затея выглядела слишком опасной. И теперь, в полном одиночестве подходя к зияющей щели между створками Лифта, юноша чувствовал панический страх. Но оставаться здесь означало смириться с положением нахлебника. Где бы ни был заветный Этаж, его надо найти и попытаться привести туда своих друзей.

Иван осторожно протиснулся в темноту между приоткрытыми створками Лифта, уцепился за торчащую из стены холодную скобу, подтянулся и начал карабкаться вверх по перекладинам.

Отец

Кабина Лифта была погружена во тьму. Кровавые следы на стенах и на полу засохли и напоминали странные мазки, нанесенные сумасшедшим художником.

Сергей остановился в шаге от открытых дверей и оглянулся назад. Этаж, на котором он провел двадцать лет своей жизни, выглядел заброшенным и никому не нужным. Словно игрушка, забытая ребенком в песочнице. Пустые улицы. Детские комнаты, превращенные одинокими родителями в музеи для воспоминаний. Бесконечная череда однообразных дней в ожидании смерти. И ради этого они живут? Нет, существуют.

Впервые в жизни Сергей видел Этаж таким, каким тот, наверное, был всегда, — клеткой со своими законами и обычаями. Правила играли роль цепей: живи как все, не задавай вопросов. Расставляй книжки по алфавиту, разгадывай загадки, читай стишки про песика Шекли… А смысл? Просто убить время, чтобы не сойти с ума.

Повинуясь мимолетному желанию, Сергей набрал полную грудь воздуха и шагнул в кабину. Не оглядываясь, дошел до противоположной стены и надавил на кнопку. Двери стремительно сомкнулись, погрузив кабину во тьму. Вздрогнул пол, Лифт рывками начал движение… вверх?

И в самом деле, Лифт двигался вверх. Сергей чувствовал давление на ноги. Но это было не самое странное. Неожиданно откуда-то сверху раздался незнакомый женский голос:

— Компания «Факел Жизни» приносит извинения за технический сбой. Лифт доставит вас на первый Этаж. Приятного путешествия!

И кабину заполнил оглушительный дивертисмент симфонического оркестра.

Сын

Иван полз вверх по шахте, цепляясь за металлические скобы, — один, в полной темноте, где-то между Этажами. Иван никогда не слышал, чтобы кто-нибудь путешествовал по Обиталищу подобным способом. Впрочем, наличие скоб в шахте подразумевало, что такой путь возможен.

Порой Иван промахивался мимо очередной скобы и его сердце в ужасе замирало: а вдруг дальше нет пути? Но чем выше он забирался, тем больше его мучило другое предположение — что подъем будет длиться бесконечно и рано или поздно он оступится и, ослабев, рухнет в шахту.

Неожиданно Иван понял, что может различить в темноте очертания скоб. Где-то наверху забрезжил свет. Одновременно с этим силы покинули Ивана. Пальцы норовили разжаться и соскользнуть, ноги дрожали. Из последних сил юноша дотянулся до освещенного проема в стене шахты и упал на пол нового Этажа.

Пару минут Иван не двигался, наслаждаясь возможностью лежать неподвижно. Потом перевернулся на спину, медленно встал и огляделся.

Лифтовые двери отсутствовали, словно кто-то выбил их из пазов. Пол покрывал густой слой пыли и мусора: бумаги, обертки от брикетов, обломки мебели… Даже свет на Этаже горел не ровно, а как-то тускло, периодически мигая.

— Эй! Есть кто живой? — позвал Иван, но ему ответило лишь эхо.

Он отправился в центр Этажа по пустынным улицам. Двери в отсеки были распахнуты. Под ноги попадались запылившиеся предметы: книги, разбитая посуда… Вокруг не было ни души, но Ивана не оставляло ощущение, что за ним наблюдают. Иногда скрипели приотворенные двери, где-то за углом раздавался шорох, и несколько раз в пыли Иван отчетливо увидел следы.

— Помогите! Мне нужна помощь!

Иван заглянул в Библиотеку. Книги в ней были отсортированы по алфавиту до конца, но несколько стеллажей оказались разрушены. Увесистые тома кучей лежали на полу. Иван рассеянно поднял одну из книг. Она была написана от руки: «Стихи про Песика Шекли». Юноша раскрыл книгу и прочел вслух:

— Если стало одиноко,

Если цель твоя далеко,

Если друга встретить надо,

Оглянись — вдруг Шекли рядом?

Строки, которые столько раз читал ему в детстве отец, эхом отразились в пыльных коридорах Библиотеки. Ивану даже показалось, что последние слова вместе с ним прочел кто-то еще.

Стараясь, чтобы голос не дрожал, Иван двинулся к выходу, держа перед собой раскрытую книгу:

— Если потерял дорогу,

Если не спешит подмога,

Если выход не отыщешь —

Шекли где-то рядом рыщет.

Чуть левее, прямо за заполненным стеллажом, на пол с грохотом упала книга. Иван едва сдержал крик. В ответ кто-то хихикнул.

— Я вас слышу! — закричал Иван, прижимая к себе книгу, как щит. — Выходите!

Ему ответил скрежещущий голос, похожий на скрип жерновов Уничтожителя:

— Если от друзей отбился,

Если путь домой закрылся,

Ты дрожишь от страха весь —

Значит, Шекли уже здесь!

С последним словом стихотворения из-за книжного стеллажа прямо навстречу Ивану выскочил человек — маленький, скрюченный, одетый в лохмотья. Его седая борода развевалась, глаза сверкали, рот перекосился.

— Значит, Шекли уже здесь! Здесь! — прокричал человек, схватил с полки первую попавшуюся книгу и швырнул в Ивана.

От неожиданности юноша не успел отвернуться, и книга угодила ему прямо в лицо. Иван пошатнулся, цепляясь рукой за полку. Двигаясь странной, пританцовывающей походкой, человек приблизился еще на несколько шагов и бросил в Ивана новую книгу.

— Да что вы делаете? — разозлился юноша.

Он провел рукой по лицу — на пальцах остались следы крови.

— Шекли уже здесь! — еще раз проорал безумец и бросился вперед.

Иван перехватил нападавшего и отбросил на книжные полки.

Библиотека ожила. Раздался шепот, топот ног, шуршание страниц, грохот падающих книг. Иван побежал вглубь Библиотеки, лихорадочно вспоминая, есть ли отсюда еще один выход. Погоня настигала его. Сквозь неразборчивое бормотание стали проступать слова: «Чужой… догнать…»

Несколько раз свернув наугад, Иван оказался в тупике — узком длинном коридоре, заставленном книгами.

— Я не причиню вам зла! — закричал он.

Книжный шкаф качнулся и накренился в его сторону. Тяжелые фолианты посыпались с верхних полок, и один из томов ударил Ивана по голове. Навалилась темнота.

* * *

Хлопали створки Лифта. Раз! Еще раз!

— Лифт… — пробормотал Иван. — Мы должны войти в Лифт…

Лязг металла. Еще раз. Еще.

«Почему здесь пахнет чем-то гнилым?»

Иван разлепил глаза, прищурился. Все вокруг расплывалось.

— Пить… — прошептал он.

В лицо ему плеснули стакан воды. Отфыркиваясь, Иван замотал головой и кое-как пришел в себя. Он был привязан к стулу. Металлический лязг исходил не от Лифта, а от Уничтожителя. Иван находился вблизи его хищных челюстей.

Площадку перед Уничтожителем заполнили люди — человек двадцать. Сморщенные лица, белые волосы и такого же цвета бороды. Некоторые передвигались с видимым усилием, но человек, плеснувший воду на Ивана, двигался легко — это был безумец из Библиотеки. На нем юноша с изумлением увидел потускневший значок Старейшины. В руках у человека была тетрадь, в которой Иван узнал основательно потрепанный Свод Правил.

— И сказано было: «Обиталище наше обильно и бесконечно!» — просипел безумец тем же скрежещущим голосом.

— Обиталище наше обильно и бесконечно! — вразнобой ответили ему остальные.

— Надежный дом, живем в котором мы вечно! — продолжил он. — А кто посягнет на покой Этажа… — Старейшина оторвался от книги и читал по памяти: — Факел Жизни погасят того сторожб!

— Эй! — Иван задергался, пытаясь ослабить путы. — Этого нет в Правилах! Что вы делаете?

— Вы слышали написанное! — прокричал Старейшина. — Этот человек посягнул на наш покой! На наш Этаж! На наши иссякающие запасы! Что гласит Закон?

— Смерть! Смерть! — с готовностью скандировали остальные.

Стул, на котором сидел Иван, наклонили и потащили к лязгающим створкам Уничтожителя.

— Стойте! — Иван пытался докричаться через крики толпы. — Я не чужой вам! Меня зовут Иван Шестов, я сын Сергея Шестова, внук Федора Шестова! Я жил на другом Этаже! Отпустите меня, я вам ничего не сделал!

— Подождите! — Старейшина взмахнул рукой, и Ивана перестали тащить к створкам Уничтожителя.

— Ты знаешь его? Знаешь Федора Шестова? Он жил здесь когда-то, правда? — прохрипел Иван.

Старейшина подошел ближе. Тряся седой головой, он присел на одно колено и пристально вгляделся в лицо Ивана.

— Он знает имя того, кто ушел… — прошептал безумец. — Того, кто ушел в глубины Обиталища. Никто не должен возвращаться оттуда!

Иван лихорадочно ощупывал путы у себя за спиной: кажется, узлы были завязаны не очень надежно.

— Пусть прошлое хоронит своих мертвецов, — голос Старейшины вновь перешел на крик: — Кто пришел к нам из небытия — в небытие вернется!

Ивана снова потащили, но ему уже удалось развязать узлы. Выбросив руки вперед, он оттолкнул Старейшину, перекатился по полу и стряхнул с себя остатки веревки. Угрюмые люди обступили его полукругом, протягивая к нему свои костлявые пальцы.

Не дожидаясь встречи с жерновами Уничтожителя, Иван ринулся вперед. Старики пытались остановить его, но им не хватало сил; юноше удалось растолкать их и рвануть в центр Этажа. Его преследователи бежали по пятам — одни отставали, зато появлялись другие, словно весь Этаж был населен кровожадными безумцами. В суматохе Иван заблудился, но все-таки смог найти дорогу к Лифтовой Площади.

Там его уже ждали. Старейшина безумцев со своей свитой пришел сюда более короткой дорогой.

— Вы не понимаете! — затравленно озираясь, закричал Иван. — Я из поколения ваших потомков!

— Я знаю это, — неожиданно спокойно ответил Старейшина. — Новое поколение должно уйти вниз. Таковы Правила.

Он кивнул, и «свита» навалилась на Ивана. Его схватили за руки и за ноги и потащили к зияющему проему шахты. Старейшина отошел в сторону, пропуская пленника в пустоту.

— Возвращайся туда, откуда пришел! — бросил он напоследок, и Ивана швырнули во тьму.

Во время падения юноше почудились звуки музыки.

Отец

Лифт двигался плавно и беззвучно. Сергей сидел на полу, прижавшись спиной к стене, и смотрел вверх, откуда доносилась музыка.

«Может старый консерватор и прав? — подумал он. — Сказано в Правилах не входить дважды в Лифт — значит, не надо. Кто-то же эти Правила писал…»

Неожиданно музыка стихла и кабина замедлила ход. Вздрогнув, как в начале движения, она остановилась. Двери Лифта медленно разошлись в стороны. Ослепительный свет разогнал по углам тьму. Сергей прищурился и, прикрыв глаза рукой, осмотрелся.

— Эй, есть кто? — почти неслышно спросил Шестов, поднявшись на ноги.

Ответа не последовало. Сергей осторожно высунулся из кабины и окинул взором Лифтовую Площадь. Никого.

«Видимо, сюда должны были прибыть наши дети», — рассудил Шестов, сделав первый шаг по незнакомому месту. Он вспомнил, как двадцать лет назад вместе с ровесниками прибыл на свой Этаж. Там тоже было чисто и безлюдно, но не так…

«Здесь кто-то живет», — предположил Сергей, уловив в воздухе приторный запах моющего средства.

Он вышел в центр Лифтовой Площади и огляделся. Судя по всему, новый Этаж был точно такой же, как и остальные в Обиталище.

В животе заурчало, и Шестов вспомнил, что уже давно не ел. Ноги сами принесли его в Кладовую, где он увидел целую гору брикетов. Столько Сергей видел разве что в детстве. Сложенные грудой в углу Кладовой, они словно ждали, когда проголодавшиеся дети войдут сюда и развернут первые обертки.

Доедая на ходу содержимое первого попавшегося брикета, Сергей дошел до Центрального Парка — и вновь не поверил собственным глазам. Возле входа в Парк располагалась статуя — метровая фигура собаки, сделанная из гипса. Четвероногий друг сидел на задних лапах и задумчиво вглядывался вдаль. На позолоченной табличке, привинченной к постаменту, было выгравировано коротенькое стихотворение: «Знает взрослый, знают дети: Шекли — лучший друг на свете!» И чуть ниже шел постскриптум: «Мы тебя никогда не забудем!»

Сергей наклонился, поравнявшись с мордой животного, и всмотрелся в глаза.

— Гав-гав! — вспомнил он, как учил его отец.

— Р-р-р! — раздалось за спиной Шестова протяжное рычание.

Сергей испуганно обернулся и сделал шаг назад, едва не столкнувшись со статуей. В нескольких метрах от него, выгнув спину, затаилась… живая собака со свалявшейся от грязи бурой шерстью! В отличие от статуи, выглядела она не так дружелюбно. Суженные глаза пса хищно следили за каждым движением Шестова. Из распахнутой пасти, обнажавшей острые клыки, текла слюна.

— Шекли детям лучший друг! Дети, дети, встаньте в круг! — попытался найти общий язык с животным Сергей, швырнув псу остатки брикета.

— Р-р-р! — ответила собака и сократила дистанцию, проигнорировав подачку.

Сальная шерсть животного торчала во все стороны. На ошейнике мерно покачивался медальон с надписью «Шекли №…». Номер прочитать Шестов не успел.

Пес оттолкнулся задними лапами от пола и прыгнул на Сергея. Шестова спасла реакция. Он инстинктивно отскочил влево и пес на полном ходу влетел в статую. Гипсовая фигура пошатнулась и рухнула на мраморный пол, разлетевшись на осколки. «Шекли №…» приземлился более удачно. Раздосадованно чихнув, оказавшись в облаке гипсовой пыли, животное проскользило на лапах к кадке с растениями и развернулось. От взгляда, направленного на Сергея, могла бы закипеть вода.

— Шекли любит поиграть — убегать и догонять, — вспомнил Шестов еще одно детское стихотворение.

Сергей побежал к жилым отсекам в надежде укрыться в одной из квартир. «Шекли №…» рванул следом. Животное двигалось быстрее, но Шестову, удачно выбравшему траекторию движения, почти удалось оторваться. В решающий момент нога зацепилась за шланг, подсоединенный к фонтану, и Сергей упал лицом на пол. Разгоряченная погоней, собака мгновенно впилась зубами в ногу беглеца. Боль, пронзившая тело, оглушительным криком вырвалась из груди Шестова.

Сергей резко перевернулся на спину и зарядил кулаком по морде обезумевшей твари. Животное обиженно заскулило, но отступать не собиралось. Наоборот — собака норовила укусить жертву за шею. Шестов снова замахнулся, но не попал. Пасть Шекли с каждым разом смыкалась все ближе к сонной артерии.

«Это конец!» — обреченно подумал Сергей.

Отец и Сын

Иван не промахнулся. Найденный на крыше кабины кусок мрамора угодил точно в лязгающую зубами цель. Собака истошно завыла, пошатнулась и замертво рухнула набок. Из глубокой раны в черепе потекла кровь.

— Ваня? — Сергей приподнялся на локте и удивленно взглянул на сына.

Перед глазами все поплыло, словно превращая реальность в желанный сон.

— Спокойно, пап! — бросился к отцу Иван. — Лежи тихо, не двигайся…

Юноша оторвал от одежды кусок ткани и перетянул укушенную ногу, из которой хлестала кровь.

— Плохо дело! — выдохнул Иван.

Все медикаменты находились в Больнице, но та располагалась слишком далеко. Отец столько не продержится.

«Старейшина! — вдруг осенило Ивана. — У него в отсеке всегда была аптечка».

Юноша вскочил на ноги.

— Пап, держись, я мигом…

— Не уходи, сынок! — бредя, произнес Сергей.

Он протянул руку к сыну, который почему-то превратился в темное пятно на белом фоне.

— Ты живой. Я тебя…

Пятно стремительно таяло в ослепительной белизне.

— …нашел.

Сергей широко улыбнулся. Окружающая реальность окончательно утонула в белом океане света.

«Так вот он какой — Рай! — подумал старший Шестов, закрывая глаза. — Последний Этаж, где все снова находят друг друга…»

* * *

Иван буквально влетел в отсек Старейшины и по винтовой лестнице устремился на верхний уровень. Именно там, под самым потолком, находился кабинет главы Этажа. Задыхаясь от усталости, Иван толкнул плечом дверь и вбежал в комнату.

В помещении стоял мерзкий запах, который не могли развеять даже гудящие вентиляторы. Источник зловония сидел в высоком кресле напротив стола Старейшины. Мертвый старик выглядел старше, чем деды или даже прадеды Ивана, — казалось, само время нанесло покойному на лицо мириады тонких и глубоких морщинок. На полу рядом с трупом валялась распахнутая аптечка. Баночка со снотворным была пуста. В паре метров от старика располагалась невысокая лестница, упирающаяся в закрытый люк.

Иван подошел ближе и заметил на столе белый конверт, подпертый миниатюрным пультом с четырьмя выстроившимися в столбец кнопками. Юноша осторожно надорвал край и развернул аккуратно сложенные листы бумаги.

«Сегодня я умру, — прочел Иван. — Больше нет ни сил, ни желания бороться…»

Праотец

«Сегодня я умру. Больше нет ни сил, ни желания бороться со смертью. Сто лет — это потолок для любого человека. Факел Жизни продолжит гореть как-нибудь без меня.

Если верить тем, кто нас здесь запер, мы выполняем важную миссию — сохраняем человеческий род. Решаем квартирный вопрос на современный лад: как выжить на планете, которой больше нет. Земля уничтожена. Находиться на ее поверхности невозможно. Как минимум, в ближайшие несколько сотен лет.

Помню, как я проснулся в этом проклятом месте с остальными уцелевшими — прямо на площади, возле закрытых дверей лифта. Как безжизненный женский голос из динамиков зачитал приговор нашей планете: „Доброе утро! Примите наши поздравления: вы — последняя надежда человечества!“

Женский голос назвал это место Обиталищем. В нашем распоряжении большая Библиотека, где найдется книга на любой вкус. Изысканные музыкальные пластинки. Разнообразные интеллектуальные игры. Никакой работы. Целая гора брикетов с едой. Единственное условие проживания — соблюдение Правил, созданных для выживания человечества как вида:

— Этаж перезагружается после смерти последнего обитателя. Первые два года — ваше время для того, чтобы обзавестись потомством. Начиная с третьего года, на Этаже автоматически включится режим излучения, исключающий возможность зачатия. В последний день двадцатого года на Этаж прибудет Лифт, в котором должны уехать все дети, родившиеся на Этаже. Рацион питания на каждого жителя Этажа — три брикета в день. Это гарантирует вам наличие продуктов до конца жизни. Тела и мусор отправлять в Уничтожитель для переработки…

Правил было много. А еще женский голос предложил избрать Старейшину, который будет следить за порядком. На тот случай, если ситуация на поверхности Земли улучшится, в кабинете главы Этажа имелся специальный люк и лампочка-индикатор. Когда она загорится зеленым, Обиталище можно будет покинуть.

Наверное, никто из нас сразу и не понял, о чем идет речь. Люк. Уничтожитель. Кладовая. Излучение. Лифт… Набор слов.

„Вы о чем? Где я?“

Помню, как удивленно мы переглядывались, когда впервые исследовали Этаж. Это напоминало дурацкий розыгрыш.

Среди уцелевших было поровну мужчин и женщин. Все примерно одного возраста — около двадцати лет. Первым делом мы отправились изучать Этаж. Я постучал кулаком по дверям Лифта — ответа, разумеется, не последовало. Мы разыскали кабинет Старейшины и действительно обнаружили там люк в потолке. Лампочка возле него пульсировала алым цветом, предупреждая о возможной опасности. Надпись на люке предупреждала, что открыть его можно только с этой стороны. Никто не решился даже прикоснуться к люку: мало ли что случится.

В Обиталище было чисто и уютно: оно больше походило на санаторий, чем на временное убежище. На всех хватало отсеков для проживания, в кладовой отыскались внушительные запасы: контейнеры с серой униформой, брикеты с едой. Мы сидели на лавочках в месте, похожем на парк, и впервые разворачивали фольгу брикетов. Я разговорился с девушкой по имени Дина. Она, как и я, любила рисовать. Красивая. Умная. В такую легко влюбиться с первого взгляда — и потом долгие месяцы не решаться подойти ближе, чтобы сказать „привет“.

Нашлась на этаже и огромная Библиотека. Там нас ждал сюрприз: под одним из книжных стеллажей мы обнаружили собаку с большим животом. Насчет собаки нам не оставили никаких инструкций. Иногда я думаю, что кто-то из тех, кто закрыл нас тут, в последний момент решил сымпровизировать, впустив в Обиталище свою собаку, чтобы спасти и ее. Какой-то шутник предложил назвать ее Шекли, взяв наугад книгу со стеллажа, под которым ее нашли. Дурацкое имя для собаки, но оно прижилось.

Люк мы так и не открыли. Вдруг там, на поверхности, какая-то зараза? Мы, конечно, могли отправить наверх группу и потом впустить ее обратно, но что если наши разведчики принесли бы вместе с информацией смертельный вирус?

Мы не рискнули. Я держал Дину за руку и старался не думать о будущем.

Поначалу жизнь здесь казалась сказкой. Никакой работы. Полная свобода в пределах стен Этажа. Мы избрали Старейшину. Разбились на пары. Поженились, воссоздав церемонию бракосочетания. Целыми днями мы с Диной рисовали. По вечерам ужинали под открытыми сводами площади или в парке, играя со щенками Шекли.

Периодически мы проверяли люк. Лампочка продолжала пульсировать, будто падали капельки крови из свежей раны. Время медленно стекало по запястью, оставляя за собой засохший след из воспоминаний.

Через год появились первые дети. Все прекрасно помнили о Правилах. Каждая пара спешила успеть стать родителями. Когда дети перестали рождаться, все поняли, что начало действовать излучение. Это было разумной мерой: кто бы ни посадил нас в Обиталище, они явно рассчитали, сколько человек должно находиться на Этаже, чтобы брикетов хватило на каждый рот. Перенаселение означало бы голодную смерть для всех раньше срока.

Мы с Диной были среди тех, кто успел, — нашего сына мы назвали Антоном. Дети Этажа росли. Мы создали для них школу, передавая знания, накопленные в наземной жизни. Малыши с трудом понимали, о чем мы говорим. Для них миром было Обиталище. Шекли стала для них главным развлечением — ей доставались самые вкусные из брикетов, а короткие стишки, написанные в ее честь, исчислялись сотнями. Она была любимицей, символом Этажа. Как же все плакали, когда она умерла! Какой-то умелец даже статую изваял.

Кажется, именно после ее смерти меня начала мучить паранойя. Я по любому пустяку поднимался в кабинет Старейшины и смотрел на лампочку. Зеленый не загорался. Ночью я долго ворочался в постели, отбиваясь от тревожных мыслей. „А что если не было никакого конца света, а все это Обиталище — извращенный эксперимент, дурацкое реалити-шоу?“

Я начал подмечать странное поведение обитателей Этажа. Несколько человек решили расставлять книжки в Библиотеке по алфавиту. Они их даже не читали, но каждое утро неизменно расставляли, расставляли, расставляли… Кто поумнее — разгадывал задачки по физике или математике, писал стихи про Шекли, возведенную после смерти чуть ли не в ранг святых.

Старейшина без конца вносил поправки в Правила Обиталища. Собирал Совет, выслушивал мнения других жителей. „Не убей, не укради, живи в мире и согласии…“ Люди придумывали длинные речи, пафосные ритуалы. Появилась первая молитва в честь Этажа.

Время летело слишком быстро… Но мы помнили о том, что наши дети не всегда будут с нами. Они росли, требовали всё больше места, всё больше пищи… И они хотели жить своей жизнью, завести свою семью. Мы со страхом ждали того дня, когда Лифт заберет их у нас… И одновременно втайне боялись, что Лифт не приедет. Но Правила не обманули: в назначенный день двери Лифта открылись и дети покинули этаж. Мы больше никогда не видели нашего Антона. Все потеряло смысл. Теперь я был уверен, что зеленый не загорится никогда…

С нами остались только неизбежно вырождающиеся потомки Шекли. Если излучение и действовало на этих тварей, то не так, как на людей: каждое новое малочисленное поколение собак оказывалось злее и уродливее предыдущего. А люди… люди просто старели и умирали один за другим. И Дина не была исключением — ее не стало несколько лет назад.

Господи, я прожил в этой клетке целую вечность! Последний обитатель Этажа. Кроме последнего потомка Шекли, никого не осталось. Но с этой псиной я водиться не стану. Бешеная она. Пищу в брикетах есть отказывается, постоянно рыщет возле Уничтожителя с костями в пасти. Чует мое сердце, очень скоро эта тварь доберется и до меня… Плевать. Мне недолго осталось.

Одиночество с каждым днем становится невыносимей. Чтобы не сойти с ума, я убираю Этаж. Швабру в зубы и вперед — сметать пыль с мертвого Города. По вечерам ужинаю, глядя на двери Лифта — вдруг те откроются.

Я хотел бы увидеть своих детей. Внуков. Правнуков. Увидеть, чтобы рассказать правду о настоящем мире. Поверят ли они мне? Вряд ли. Для них Обиталище — это единственный мир. Они двигаются вниз, этаж за этажом, поколение за поколением. Верят в то, что живут, а не выживают. Сохраняют редкий умирающий вид, запертый в террариуме. Вид, который сам себя загнал в эти рамки.

Впрочем, это не самые плохие новости. Этим утром я наконец открыл сейф Старейшины. Понадобилось каких-то двадцать лет, чтобы подобрать шестизначную комбинацию. В сейфе лежал только один предмет — пульт наподобие того, который запускает Уничтожитель. Всего четыре пронумерованные кнопки. На обратной стороне предупреждение: „Не пользоваться во время движения кабины!“

Невозможно описать те чувства, которые меня наполнили в тот момент. Все это время у Старейшины был пульт от чёртова Лифта! Все это время мы могли провести рядом со своими детьми, но из-за одного человека, возомнившего себя богом, были вынуждены жить вдали! Я долго думал, почему Старейшина так поступил. Чего испугался? Есть только одно разумное объяснение. У него не было детей, и он боялся потерять власть над нами. Правила, молитвы, ритуалы — какой в них смысл, если нет массовки?

Однако радость от находки была недолгой. Час простояв на площади и нещадно давя на кнопки, я убедился, что пульт не работает: или батарейки сели, или Старейшина сам его сломал.

В любом случае, с меня хватит борьбы за выживание. Такой старик, как я, все равно ничего не изменит. Обиталищу важно молодое поколение. Четыре кнопки — четыре этажа. Двадцатилетние, сорокалетние, шестидесятилетние, восьмидесятилетние… И я — единственный столетний старик, которому пора освобождать квартиру. Какая ирония: мы думали, что Обиталище бесконечно — а оно оказалось обычной коммуналкой.

Рано или поздно наши молодые потомки вернутся сюда. Что потом? „Этаж перезагружается после смерти последнего обитателя“, — мы все это слышали, но никто толком не понимал, что это значит. Мне кажется, я знаю ответ. Автоматика загрузит новую порцию брикетов, медикаментов, одежды. Излучение отключится еще на два года. Новое поколение придет и, сменяя лица и мечты, будет путешествовать по этажам, передавая Факел Жизни по кругу, пока лампочка не загорится зеленым.

Впрочем, из-за моей несдержанности этого уже никогда не произойдет.

Останется только рискнуть…

Иван Шестов».

Отец и Сын

Иван подождал, пока отец закончит чтение.

— Что думаешь, пап?

Сергей задумчиво покачал головой. Перебинтованная нога ныла от зубов последнего потомка Шекли, не давая сосредоточиться. Сбивчивый рассказ Ивана про Этаж дедов, бунт Миры и путешествие по шахте и так казался бредом, а тут еще это послание в конверте…

— Даже не знаю, что думать! — покачал головой старший Шестов. — Я и половины из прочитанного не понял. Единственное, что тут точно ясно, — у него наша фамилия, — он указал на прикрытое простыней тело в кресле. — Получается, это наш предок.

— Последний житель Этажа, — многозначительно произнес Иван, вращая в руках пульт, о котором говорилось в послании. — Как думаешь, о каком «настоящем мире» он хотел нам рассказать? Это там, где небо, ветер и облака? Пап, разве это не сказки?

Сергей пожал плечами. Он лежал на диване, изнывая от боли. Лекарства туманили сознание. Усталость, вызванная потерей крови, наполняла веки свинцом. Сын в безопасности — это главное. Остальное подождет.

— Пап, а что если все эти сказки — на самом деле правда? — Иван подошел к люку. Лампочка была разбита и скалилась острыми краями. — Оставаться в Обиталище — тупиковый путь. Я видел, что стало с прадедами, — они выжили из ума. И всех нас ждет та же участь. Мы должны подняться наверх!

— Опасно! — возразил Сергей. — Ты же читал: люк открывается только с одной стороны.

— Если что-то случится, ты откроешь, — предложил Иван. — Условный сигнал: три удара — «всё в порядке», четыре — «нужна помощь».

— Все равно опасно! — в голосе старшего Шестова зазвучали нотки тревоги. — Может, лучше заберем наших? Спустимся в Лифте… У нас есть пульт.

— Он не работает, — отмахнулся Иван. — А если и заработает, ты ведь знаешь, что произойдет. Соберется Совет. Старейшина скажет длинную речь о том, как безопасно и хорошо в Обиталище. Пульт спрячут или выкинут в шахту. Несогласных запрут в Тюрьме. Если мы хотим узнать, что над нами, это последний шанс.

Сергей не спорил. Он хорошо помнил, как всего несколько часов назад Старейшина предлагал замуровать двери Лифта.

— Ты и вправду хочешь открыть люк?

— Мы должны это сделать, — без колебаний ответил Иван. — Пап, я видел все Этажи Обиталища. И я согласен с нашим предком: это клетка. В ней или сходят с ума, или умирают от одиночества. Мы должны разорвать цикл. Выйти из этой… — секунду он вспоминал незнакомое слово, — …коммуналки!

Сергей посмотрел на сына. Впервые в жизни он увидел в своем ребенке взрослого человека — сильного, умного, способного изменить мир. Человека, на которого он всегда хотел быть похожим.

— Хорошо, — согласился Сергей. — Три удара — «всё в порядке», четыре — «нужна помощь», — ему вдруг вспомнилась фраза из какой-то библиотечной книги: — Должны быть и другие квартиры, кроме этой.

Сын

Свет ослеплял. Проведя всю жизнь в Обиталище, Иван оказался не готов к тому, что мир может быть настолько ярким. Ноги задрожали, и юноша упал на колени.


Квартирный вопрос (сборник)

Ветер… До сих пор ветром для него была лишь струя теплого воздуха из вентиляционных решеток по периметру Этажа, но здесь ветер был другим. Он обволакивал со всех сторон, развевал волосы, холодил кожу и нес тысячи запахов, которые Иван не мог распознать. Юноша нащупал пальцами теплую металлическую площадку — ровную и накалённую. Иван подавил в себе желание забиться обратно в Обиталище, кубарем спуститься к люку и ударить в него четыре раза.

Нет. Только не назад!

Небо было синим, как и рассказывали книжки. Ветер нес по нему обрывки странных белых пятен. Беспощадный источник света висел в небе прямо над головой, освещая долину, заросшую кустарником. Сквозь зеленые заросли из земли торчали плоские верхушки огромных сооружений, похожих на кубы, врытых в землю почти до самой верхней грани. Со всех сторон каждый куб окружала груда мусора — оберток от брикетов.

У юноши перехватило дыхание. Его Дом, единственный и уникальный, оказался лишь одним из многих Обиталищ, разбросанных вокруг, словно детские кубики по комнате. Где-то внизу, за стеной зелени, раздавались незнакомые звуки — высокие, резкие, отрывистые.

Привыкнув к свету, Иван осторожно исследовал край платформы. Вниз не вели скобы — площадка просто обрывалась. Юноша прикинул, что, спрыгнув, он приземлится на кучу брикетных оберток, по которым, если ему повезет, скатится прямо к зеленым кустарникам. Вернуться обратно в Обиталище будет непросто, если вообще возможно.

Иван посмотрел на крышку люка, из которого выбрался. За ней находилась его жизнь: отец, Мира, друзья, мудрые деды, безумные прадеды. Они передавали Факел Жизни, двигаясь по кругу внутри Обиталища. Ради чего?

От последней мысли Ивану стало не по себе. Всё, во что он верил, потеряло смысл. Обиталище — просто клетка, созданная для того, чтобы сохранить человеческий род. Единственное, что оставалось значимым — семья.

Отец…

Он обязательно расскажет остальным о том, что выход есть. Они сами сделают свой выбор. Решат, что для них важнее: жить по Правилам в закопанной коробке или стать — как там писали в книгах? — свободными.

Иван подошел к краю платформы. В лицо ударил ветер.

«Свобода» — еще одно непонятное слово из детских сказок…

Андрей Гореликов

Порча

Игорь стоял у двери в коридор с пустой кружкой в руках и прислушивался. Уже три минуты в квартире висела обманчивая тишина. Хотелось в туалет. Однако не время: Анна Ильинична совершенно точно уже встала и проковыляла по квартире в сторону кухни. Теперь она либо склонилась там над плитой, либо заперлась в ванной для ежеутренних гигиенических процедур, настолько, должно быть, отвратительных, что Игорь изо всех сил гнал от себя мысли о них.

Он посмотрел на себя в зеркало. Небритый, в трусах и мятой футболке — и, конечно, нисколько не выспавшийся. Тане было наплевать, что у «мамы» ночью горит свет и противно отражается в зеркале, проникая через застекленные двери. Когда Игорь случайно просыпался, этот маячок долго не давал ему снова забыться.

С недавнего времени старуха начала еще и ходить по ночам.

Теперь зашаркало в коридоре. Ближе, ближе… Да, тень показалась за стеклом, на ужасное мгновение застыла перед спальней и уплыла к себе в комнату. Прикрыла дверь с отвратительным скрипом.

Можно выбираться из укрытия.

Обычно Игорь стремился подождать подольше: никогда не знаешь, когда ей захочется еще поваляться утром, а когда она, нацепив халат поверх комбинации, помчится в кухню разводить бурную деятельность по приготовлению скромного завтрака. Однако сегодня он еле услышал будильник, забывшись часа в четыре ночи, и теперь минуты до работы стремительно таяли. Что ж, толкнуть ручку, пять широких шагов и направо — вот и кухня. Стукнуть кружкой о стол, нажать кнопку на электрочайнике. Полтора шага — перемещаемся в ванную, там туалет и бритье за рекордный срок. Кстати, это его ошибка: надо было одеться перед выходом и, допив кофе, сразу шмыгнуть в подъезд. Теперь придется совершать лишние маневры.

* * *

«Мама» появилась в доме три месяца назад. Он ужасно устал за это время. Таня сказала, что старушка останется у них максимум на месяц, пока не завершится размен квартир: сестра Тани с мужем переезжали в центр города, и ее квартира должна была остаться старухе в безраздельную собственность. Почему-то в пересменок сочли удобным затеять ремонт, и Анна Ильинична со своими вязаньями, кроссвордами и гаданьями осела в комнате напротив. «Всё равно комната стоит пустая», — говорила Таня. Игорь плевался и отвечал в том духе, что если разбрасываться жилплощадью, можно сразу сдать место цыганскому табору или вообще заложить вход кирпичом, что Сашка не должен расти в атмосфере коммуналки, и тому подобное. Жена на это только усмехалась, прижималась головой к его плечу и шептала, что всё ненадолго и быльем порастет, что ей тоже тяжело, но нельзя же вот так бросать пожилую женщину, и прочее. Игорь успокаивался.

Что-то звякнуло на кухне. Игорь замер, едва коснувшись станком щеки. Нет, шарканья вроде не слышно. Это просто ветер или еще что.

Конечно, произошло то, чего Игорь и опасался: говорят, нечистая сила может войти в дом, только если ее пригласить, зато уж потом ни за что не уйдет. Теща осталась. Освободившуюся квартиру было решено продать. Сын Сашка был вне себя от радости: у бабушки были забавные истории, карты и телевизор, который не держали прогрессивные родители, сидящие в Интернете.

Когда Игорь закатил первый действительно серьезный скандал, с участием всех членов семьи, Таня заплакала, Сашка заплакал, а теща осмелилась сделать зятю выговор.

— Ты сам бездельник! С работы пришел, дома разлегся — и хочешь, чтоб тебе ужин в постель подавали да под ногами не путались, ишь! Ни с ребенком поиграть, ни жене помочь, а туда же — на́те, какой барин: указывать будет, кому где жить… Это дочь моя. Я за нее кому хошь горло перегрызу, никуда от себя не пущу! Да скорее тебя вперед ногами отсюда вынесут, а я рядом с родней помру!

Таня крикнула:

— Мама, ну что ты такое говоришь!

Игорь побледнел от злобы, заклокотал горлом, всплеснул руками и плюнул куда-то под ноги старухе, так и не найдя слов. Отвернулся от рыдающих жены с ребенком, схватил куртку и ушел, слыша вслед:

— Ах ты гнида такая, аспид! Да я плюну — ты не отмоешься потом, тебе ботинок твой поганый прожжет! Будешь знать…

Тогда же он впервые за семейную жизнь по-настоящему напился. И, конечно, вернулся в неуловимо чужой теперь дом. Таня взглянула ему в лицо, покачала головой и бросилась на шею. Ночью они ходили смотреть, как спит Сашка, и всё шептались до рассвета, рассчитывая свою жизнь дальше.

* * *

Ну, пора на кухню. Удивительное затишье сегодня, определенно. Игорь с сожалением посмотрел на сковороду: времени быстро приготовить яичницу не будет, придется давиться чем-нибудь покупным на работе. Кофе и пряник в одиночестве за столом тоже сойдет. Приходилось забывать и об этом, если карга начинала готовить. Она стряпала что-то вроде жареной селедки, и даже если делала это с утра, запах, казалось, дожидался его возвращения с работы. Игорь поморщился.

Когда Анна Ильинична начала играть в то, что он называл про себя «кухаркиным шпионажем», он даже невольно зауважал чертовку. Суть игры была в том, чтобы дождаться момента, когда Таня или Игорь пойдут на кухню готовить обед, и тут же змеей проскользнуть следом. Или идеально точные биологические часы, или — Игорь склонялся к этой версии — всё же шпионаж. Если не поддаваться давлению и продолжать заниматься на кухне своими делами, старуха, побурчав под нос, потоптавшись вокруг и с грохотом достав что-нибудь ненужное с полки над раковиной, все-таки удалялась. Но если вы думали поставить воду или чайник и пойти, скажем, посмотреть, как ребенок учит уроки, об обеде можно было забыть на пару часов. Обосновавшись на временно отвоеванной территории, Анна Ильинична немедленно устанавливала там вонь, грохот и почти непрозрачный чад, и из всего этого доносились истерические нотации:

— Что ж ты родную мать куском хлеба попрекаешь, шагу ступить не даешь! Да где ж мне жрать-то?

* * *

Третий день Таня гостила у сестры. То есть это так называлось, что гостила. У той были какие-то семейные проблемы, муж не появлялся дома. Таня приехала к ней для поддержки, а заодно чтобы рискнуть уговорить погруженную в депрессию сестру повременить с продажей маминой квартиры. А может, и пожить там с мамой, погоревать вместе, посмотреть, как другим приходится.

В любом случае, Игорь считал, что Таня в гостях явно отдыхала душой, хотя и самой себе стыдилась в этом признаться. Сегодня утром она, правда, заехала ни свет ни заря, чтобы отвести сына в школу. Игорь что-то пробормотал во сне, когда она зашла в комнату, но не захотел окончательно просыпаться и особенных угрызений совести не испытывал.

Мирный завтрак окончился быстро, как всё приятное и мирное. Надо было одеваться и идти.

* * *

Карты, знаки, булавки, приговоры, соль через плечо… Игорь в жизни не встречал человека более суеверного, чем теща. Когда он еще ухаживал за Таней, ему доводилось бывать в «маминой» квартире, и там вечера порой кончались раскладыванием какого-то особого гадательного пасьянса. Масти регулярно обещали Тане разных трефовых королей, бубновых валетов и богатство, а Игорю — казенные дома с дальними дорогами. Он возмущался первые разы, скорее для виду, — подумаешь, чудачества одинокой тетки, да и та отшучивалась вполне добродушно. Но после переезда доходило до того, что теща волоклась на кухню в середине семейного (их семейного) обеда, шамкала губами несколько секунд (у Игоря застывала во рту ложка) и роняла как бы между прочим:

— Танька, мне-то карты вчера нагадали, слышь, чё? Вон, расскажу…

Таня пыталась перевести тему. А иногда бабка предлагала гадание Сашке. Этого Игорь уже вынести не мог, и начинался скандал.

— Смотри, она еще порчу будет на тебя наводить, знаем таких! — пошутил на работе Макаров. — У моего родственника мать пришлось в конце концов отослать в психушку. Она и газ открытым оставляла, и голой в подъезд выходила, и проклятьями сыпала тоже. Тебе заранее поговорить со специалистами не помешает, а с адвокатом — сам бог велел.

Игорь смеялся и отмахивался, но после какого-нибудь особенно «теплого» семейного вечера ему иногда приходила мысль хотя бы узнать у Макарова подробнее о том, как это вообще происходит.

* * *

Неделю назад Игорь, выходя утром из комнаты, наступил в землю. Кучка черной, жирной земли подстерегала его у порога. Почесав голову и спросив на всякий случай Саньку, он двинулся к теще. Та взвилась в духе:

— Сам натаскал с ботинками своими, ирод, а теперь людям проходу не даешь!

Так у нее это вышло ненатурально, что уже Таня стала кричать на мать, чтоб та бросила свои глупости. Анна Ильинична убрала землю в совочек и ни с кем не говорила три дня, только расцеловала Таню, провожая к сестре.

Теперь Игорь тупо разглядывал коллаж на стене: начерканный мелом косой крест и воткнутая булавка. Что-то в нем вскипело. Булавку прочь… нет, спрятать в карман — еще наступит кто… Крест стереть… да хоть плюнуть — и рукавом: времени-то нет! Хорошо.

Он с удовлетворением полюбовался чистой стеной, сунул ногу в ботинок и вдруг дернулся от резкой боли.

Временами Анна Ильинична могла двигаться совершенно бесшумно. Сейчас она оказалась у Игоря за спиной, дождалась, пока тот нагнется, двумя пальцами схватила несколько торчащих волос у него на затылке и дернула изо всех сил.

Игорь подскочил и обернулся, теща отпрянула, взмахнула руками и осела на табуретку около телефона.

— Ах ты! Руками махать! Совсем сдурел, поди?

— Я?! — стоя в одном ботинке, побледневший от бешенства Игорь с горечью осознавал, что день не будет спокойным и ложное затишье кончилось. — Это я сдурел? Никто вас пальцем не тронул! Что вам надо?

— Это тебе что надо! Зачем обои трешь? — Анна Ильинична мгновенно перешла к хамовато-базарному тону.

— Я не тру, а за вами убираю! Что у вас за заморочки, вообще?

— Не твое дело. Не ты делал, не тебе стирать! Вы тут интриги плетете! Думаете, будто я не знаю?

— Не понимаю, что вы несете, — Игорь лихорадочными движениями натягивал второй ботинок. — Подкрадываетесь ко мне, таскаете за волосы… Вам правда в дурдом уже пора! Еще и ко мне какие-то претензии…

Анна Ильинична, уже вполне оправившись, поднялась с табуретки и стала пятиться к кухне:

— Ох, какой нежный — тронуть его нельзя! Я тебе всё могу делать, а ты меня не тронь! И ребенка с Танькой не тронь. Думаешь, я не знаю, кто такой змей — кто их подговорил меня сначала из того дома выжить, а теперь из этого? Дерьмо ты, и сына такого же вырастить хочешь, вот что я тебе скажу!

У Игоря сверкнуло что-то в голове, он оскалил зубы и занес над головой руку, в которой еще держал ложечку для обуви. Вряд ли он смог бы нанести удар — вспышка ярости через секунду ушла, оставив легкий дух бессильной злобы, похожий на запах горелой проводки. Теща, однако, на удивление стремительно отбежала в кухню и издала приглушенный крик.

— Ишь, и-ишь! Ох, куда ж люди смотрят! Безумный, на вторую мать свою руку заносишь! — она убрала ладонь от лица и вдруг ехидно улыбнулась, отчего у Игоря по спине пробежала дрожь. Мать Тани даже в самом хорошем настроении редко улыбалась. — Ну ничего, это ты припомнишь: и все свои интриги, и как меня хотел на улицу выгнать! Нет тебе покоя на этом свете, не будет и на том.

Довольно спокойно проговорив это, она зажгла конфорку газовой плиты, помахала зятю рукой, в которой осталась зажата щепоть его коротких темных волос, и бросила их в пламя. Игорь обалдело глядел на эту сцену. Анна Ильинична замерла, уперев кулаки в бедра. Лицо ее вновь ничего не выражало. В воздухе запахло горелыми волосами.

Игорь вышел из оцепенения, ударил кулаком в стену:

— Больная! — схватил куртку, сумку и вышел из квартиры, одолевая по пути очередной приступ злобы.

Что это должно было, собственно, значить? Сатанинское проклятье, деревенское колдовство? Игорь в глубине души считал, что такие завороты должны автоматом означать путевку в психбольницу. Надо было не стирать мазню, а сфотографировать на мобильник и показать жене.

Чёртова перечница! С утра он осторожно радовался затишью и даже, казалось, отыскал на дне души жалкий запас терпения еще на сутки житья один на один со старухой. Теперь-то понятно, что если день начался так, он ничего, кроме проблем, не принесет.

* * *

Проблема, и правда, появилась, как только Игорь вышел из дома, — в виде полгода не мывшегося и столько же беспробудно пившего мужичка неопределенного возраста, заступившего ему дорогу. Игорь попытался обогнуть бомжа, инстинктивно делая шаг шире, ступая по дуге, максимально удаленной от источника едкого зловония. Неосторожно поставив ногу, он утопил ботинок в луже. Мужичок сейчас же метнулся вбок каким-то крабьим движением и вновь встал перед Игорем.

— Не понял.

— Парень! — голос у мужика оказался под стать внешности. Казалось, он пытается говорить через вставшую поперек горла паленую водку. — Пойми, парень! Денег нет, трубы горят… Я, вон, аж дышать не могу уже! Ты понимаешь, мне бы хоть минералочки — запить…

— Какой я тебе парень? Совсем офонарел, пьянь? Работать надо!

Игорь дернулся вперед, плечом чиркнув по пожелтевшей от грязи куртке попрошайки. Он проскочил мимо и сделал несколько шагов в нужную ему сторону, когда неожиданно цепкие пальцы схватили его сзади за рукав.

— Слышь, добр человек…

Ладонью свободной руки Игорь ударил по локтю бомжа. Тот не просто отдернул грабли, а еще и сделал пару неловких движений назад и с размаху сел в лужу, простонав на весь двор что-то матерное.

Игорь вспомнил, как так же отпрянула и едва не упала Анна Ильинична, будто ее снесло воздушной волной от резкого движения. Он отвернулся и зашагал к остановке, а сзади доносился сбивчивый монолог попрошайки:

— …пойти некуда, пить нечего… Родная сестра из дому выставила. Вот так. Паспорт отобрала и говорит: «Давай на катере к такой-то матери!» Вот так. А сам-то ты, сам-то ты чего семье жить не даешь? Сына-то, сына куда тащишь с собой? Потащил в сумке — думаешь, не видит никто?

Бомж, подтверждая худшие опасения Игоря, не остался сидеть в луже, а поплелся за ним. Надо было остановиться и дать в рожу охамевшему прилипале, но слова бомжа, еще сильнее напомнившие полубезумную старуху, здорово перепугали Игоря.

«Надо сделать вид, что я этого не слышу, — решил он. — Я ведь еще не сошел с ума! А если вступлю в конфликт, получится, что сошел. Вон, к счастью, и остановка!»

Из-за остановки уже показались пара мужиков, привлеченных криками алкаша. Один из мужиков поинтересовался у Игоря:

— Чё этому надо?

— Откуда я знаю? Сначала мелочь просил, теперь увязался… Мараться неохота только, а то заткнул бы урода!

— А что в сумке? — спросил второй прохожий.

В спортивной сумке у Игоря лежала одежда для тренажерного зала, куда он надеялся заглянуть после работы, и какие-то забытые распечатки договоров.

— Ты чего, его слушаешь, что ли? — возмутился Игорь.

— Да не, я просто. Пойдем, спросим.

Бомж уже подошел близко, и стала заметна ниточка слюны, стекающая изо рта, нехороший блеск глаз. Трое не слишком решительно повернулись навстречу. Первый мужик, высокий и грузный, крикнул:

— Слышь, чего ты разорался?

Бомж остановился, широко расставив ноги, ухмыльнулся так, что глаза превратились в щелки, а челюсти обнажили почерневшие зубы. Затем нагнулся и подобрал с земли осколок бутылочного стекла, сверкнувший на солнце. Мужчины остановились. Алкаш постоял немного без движения и медленно присел на корточки у края тропинки.

— Ну его! — решил второй добровольный помощник. — Шизанутый.

Подтверждая диагноз, алкаш обхватил колени руками и засвистел что-то, мерно покачиваясь и глядя в небо.

* * *

В автобусе Игоря еще трясло от бешенства; в голове снова проигрывались обрывки безумных диалогов с пьяницей и тещей — эти двое могли бы составить отличный дуэт абсурда. Он незаметно для себя сжимал челюсти и стискивал пальцы на поручне до онемения.

Он чудом не опоздал в офис и, после недолгого облегчения, почувствовал, как ярость и раздражение сменяются страхом и беспокойством. В природе этих ощущений Игорю не хотелось отдавать себе отчета, поскольку это значило бы всерьез отнестись к угрозам и бреду больных, вероятно, людей. Но незваные чувства не хотели успокоиться, и Игорь, почти ненавидя себя, то и дело поднимал левую руку к затылку над тем местом, где утром лишился клочка волос.

Работа, конечно, не клеилась, как и разговоры. Внезапно обострившийся слух мешал сосредоточиться, он четко различал звуки даже в помещении за стеной. Звенят ложечки в чашках, кликают мышки; Ваня Светлицкий нашептывает Люде из бухгалтерии какой-то анекдот, и оба коротко визгливо смеются, привлекая всеобщее внимание. Он слышит шум вентиляторов в системном блоке и отлично слышит свое колотящееся сердце.

Разглядывая свое побелевшее лицо в зеркале, Игорь подумал, что, может быть, у него нервный срыв.

Когда через три часа мучительного безделья у него на ровном месте сломался компьютер, Игорь испытал облегчение. Всё просто отключилось, как будто выдернутое из сети, оборвав набираемый текст на полуслове. У хмурых парней из IT-отдела он тоже не «заработал», как это бывало обычно. Те бурчали что-то про «сдувшиеся» конденсаторы, а Игорь разводил руками: день не задался.

— Действительно, тебя как будто сглазили сегодня! — поддержала Люда.

— Как? — хихикнул он.

— Ну, ты не обижайся, но у тебя всё из рук валится. И отвечаешь невпопад.

— Да я вот думаю, что и чувствую себя не очень… Может, шеф даст отгул?

— Ты пойди, спроси, — Люда участливо сжала тонкими пальцами плечо Игоря. — Только если пойдешь, оставь мне программку — помнишь, ты обещал вчера?

— Да-да! Она у меня, кажется, на флэшке…

Игорь полез под стол, вытянул спортивную сумку, расстегнул молнию, чтобы добраться до внутреннего кармана… И застыл.

— Ты чего? — наклонилась Люда.

— Чёрт! — холодок растекался по его спине и по́том выступал на лбу. — Я вместо своей формы случайно взял сменку сына…

Игорь так и сидел, согнувшись в три погибели под одновременно издевательский и сочувственный смех сотрудников. Даже айтишники похлопали его по плечу, поддержали версию о сглазе и вызвались заступиться за него перед шефом. Улыбаясь и не разбирая дороги, Игорь поспешил удрать из офиса, отзвонившись начальству уже в кафешке. Немного пива, казалось ему, сейчас будет просто необходимо.

Он устроил себе наблюдательный пункт, забившись в угол зала для некурящих, возле окна, в которое смотрел минут сорок почти неотрывно. Не то он ожидал увидеть чокнутого бомжа, ковыляющего из-за угла, не то преследующую его тещу или беззаботную жену… В общем, он был оскорблен и всё еще поминутно трогал затылок, поэтому нужно было стараться не поддаться панике и злобе, а спокойно наблюдать и размышлять. Сидя в кафе, Игорь успел отказаться от мысли звонить Макарову и просить совета (почему-то ему всё еще казалось нечестным плести, как сказала старуха, интриги, не поставив никого в известность) и не дозвониться Тане, а это значило, что она, скорее всего, не сможет сегодня забрать сына из школы.

* * *

Расплатившись, он вышел на улицу, где начал моросить дождик, и отправился к Сашкиной школе пешком — идти всего пару кварталов. Он преодолел их без происшествий, но с таким напряжением, что, уже подходя к школьным воротам, обнаружил, что едва не бежит трусцой, расталкивая прохожих плечами. Сына он увидел, еще подходя к школе. Дети бегали во дворе, но Сашка почему-то не играл в компании, а стоял, задумавшись о чем-то, у ограды. Он казался одиноким и серьезным. Игорь подошел, улыбнулся (глядя с высоты своего роста, а не присев на корточки, как это порой всё еще делала Таня, не замечая раздражения сына) и спросил:

— Как дела?

Сашка улыбнулся в ответ:

— Хорошо. Мне сейчас бабушка звонила, знаешь?

— Нет. Что она хотела?

— Спрашивала просто, как у нас дела.

— У кого — у нас?

— Не знаю… У нас с тобой, наверно. Маме же она должна была отдельно звонить.

Игорь пожал плечами.

— Ну, тогда собирайся.

— Куда?

Отец и сын обменялись непонимающими взглядами.

— У меня же сейчас еще один урок, папа!

— Тьфу ты, чёрт! Сегодня что у нас, пятница? Я забыл совсем.

— Конечно, пятница. Ты мне форму принес?

— Чёрт… Да, принес, выходит. Ну и ладно, не пойдешь сегодня на физкультуру. Давай, я поговорю с учительницей. На каком это этаже?

Сашка ответил, и Игорь, сдерживаясь, чтобы не бежать через две ступеньки, отправился на второй этаж. На лестничной площадке он посмотрел в окно, увидел улицу, на которую выходили двери школы, и переходящего дорогу сына. Тот находился на середине пути, зеленый сигнал светофора начал мигать, и Сашка побежал… Никогда они с Таней не позволяли сыну переходить дорогу в одиночестве.

Игорь двумя прыжками слетел с лестницы, рванул через холл, ударил плечом в двери. Сашка уже почти дошел до тротуара, но светофор теперь злобно сверкал пешеходам красным, и машины трогались с места. Игорь бросился им наперерез, уже понимая, что проскочить дорогу не успеет. Резкий сигнал автомобиля заставил его сбиться с ритма. Он споткнулся, рухнул на одно колено, увидел стремительно приближающуюся машину и беспомощным жестом прикрыл глаза рукой.

Он услышал душераздирающий визг тормозов и через пару секунд — брань потрясенного водителя. Привстав, огляделся: движение продолжилось. Кто-то перестал обращать на него внимание, кто-то возмущенно сигналил. Водитель, чуть не сбивший Игоря, хлопнул дверцей и тоже, вильнув, поехал, ничего не выясняя. Возможно, заметил мальчика. Игорь подошел к сыну, схватил его за руку и встряхнул:

— Ты что, совсем одурел по дорогам бегать?!

— Папа, я думал, что там ты! Мне показалось, я тебя увидел и ты меня позвал… Честно, пап!

Сашка выглядел искренне перепуганным и чуть ли не на грани слёз.

— Креститься надо, когда кажется, понял? Подумал бы, как я туда попал, если я наверх пошел! И зачем звал бы?

— Я… я не знаю. Но мне показалось, я правда видел. И я на зеленый шел, как ты учил!

— Учил, — признал Игорь и тяжело выпрямился. — Не делай, как папа сегодня, — видишь, что будет, если на дорогах баловаться!

Взяв Сашку за руку, он повел его к стоящему неподалеку такси. Дома хотелось оказаться как можно быстрее. В голове крутились всполошенные мысли: «Нервы, нервы… Довел себя до невроза! Теперь сына доведешь. Что дальше-то? Нет, надо, чтоб Таня быстрее приехала, — я же с ума так сойду!» Перед мысленным взором мелькнул образ Анны Ильиничны, мерзко хихикающей, разжигающей конфорку. Игорь поправил себя: «Вот, вот кто всех довел! Что за сглаз, в самом деле? Или я опять себя нервирую?»

— Куда везти? Недорого возьму!

Таксист, заметив их, почти по пояс высунулся со стороны пассажирского сидения. Игорь увидел утреннего алкаша, побритого и в кожаной куртке. Тот улыбнулся ему, как утром, когда вертел в руках осколок стекла. Игорь едва не подпрыгнул и, выпустив ладонь сына, с отвращением взмахнул руками.

— Тьфу, твою мать! Сгинь, гнида!

Бомж, мигом превратившись в пожилого кавказца с седыми усами, обиженно пожал плечами, сплюнул и хлопнул дверцей такси. Игорь потерянно посмотрел на недоуменное лицо Сашки.

— И так тоже никогда не делай, понял?

* * *

Весь путь до дома Игорь не отпускал руки сына. Когда открывал дверь, в животе слегка холодило, как перед дракой в детстве, и он злился на себя, что принимает всё так всерьез.

«Скажу ей, что с такими выходками ей среди нормальных людей не место. Не так важно, что сказал Макаров: ее будет достаточно припугнуть. Ни криков, ни размахивания руками. Всё культурно: либо ты, старушка, прячешь свою хренотень куда подальше, перестаешь угрожать хозяину дома и пугать родных, либо отправляешься в уютное заведение с врачами. Вот так».

Собственно, он плохо отдавал себе отчет в том, почему хочет за неудачный день предъявить претензии теще (не считая, понятно, потерянного клока волос). То есть рассуждать надо так: суеверия и сглаз, конечно, бред, но если уж он, взрослый мужик, на миг испугался этого — значит, кто-то долго доводил его до ручки. И главное, бабка-то абсолютно уверена в своих паранормальных способностях! Значит, с умыслом старается испортить семье жизнь.

В таких размышлениях он зашел в прихожую и, разуваясь, упустил момент, когда Сашка радостно промчался по коридору в бабушкину комнату. Едва не сплюнув от досады, Игорь распрямился и направился было следом, но передумал: не хотелось начинать неприятный разговор в присутствии сына. Но тут Саня сам показался в дверях и с недовольным видом пошел к своей комнате.

— Что?

— Она спит.

Действительно, если прислушаться, даже из коридора можно было различить низкий храп. Игорь ушел к себе.

Позвонила Таня. У Игоря заколотилось сердце. Хотелось сразу высказать, что накипело за этот день, потребовать немедленного возвращения. Но, услышав: «Привет, как у вас дела?» — он неожиданно понял, что не знает, как всё передать.

— Тяжело у нас. Все перенервничали.

— Что такое?

Игорь вздохнул, оглядел комнату и прикрытую дверь.

«Уже боюсь подслушивания в своем доме!»

— Да ты же знаешь свою мать. Что еще сказать?

— Слушай! — в голосе Тани послышались нетерпеливые нотки, и до Игоря дошло, что ее тянет рассказать нечто важное. — Мы сегодня с Катей ездили на квартиру!

— Нашли что-нибудь? — почему-то спросил он.

— Откуда ты знаешь?

Промолчать, не ляпнуть ничего. Шум крови в ушах.

— В общем, там кто-то стены изрисовал. Если просто комнату осмотреть, вроде незаметно, а за зеркалом, например, на дверях шкафов изнутри — везде мелом, как будто школьник баловался. Не знаю, откуда это, но кто-то из покупателей вполне мог заметить. Даже стыдно теперь.

— Тебе что — не ты же продавала, не твоя квартира. Но… они же делали уборку, вещи переносили, осматривали… Как раньше не заметили?

— Говорю же тебе, я в растерянности! Катя клянется, что в некоторых местах еще вчера точно ничего не было. Если это мама сделала, — Игорь заметил, что Таня понизила голос, — тогда ничего не должно было остаться. А тут… Как какие-то мистические письмена, которые стираешь, а они опять проступают.

У Игоря будто колокол ударил в голове от внезапной догадки. Он встал с дивана, толкнул дверь, осмотрелся и на цыпочках проскочил в конец коридора.

— Причем или написано что-то непонятное, или как будто рисунки детские. А кое-где просто матом, как в школьном туалете, честное слово! — голос у Тани немного подрагивал, будто она была не уверена, стоит ли продолжать мысль.

— Ты видела такое раньше когда-нибудь?

В прихожей никакого знака не было. Даже следа размазанного мела на обоях не видно. Хотя уже стемнело, конечно.

— Я думала, что мама… Ладно, потом поговорим, не знаю, как сказать по телефону. Сашка дома? Я вечером позвоню ему.

— Погоди! И что Катя думает об этом? Всё стерла и продает?

— Нет, она пока не будет продавать! — Таня вновь повеселела. — Я же поэтому тебе и звоню, господи… В общем, она сама была в шоке от всего, и я сумела забросить ей мысль, что мама не очень-то хочет съезжать.

— Отсюда она тоже не торопится, — буркнул Игорь, вновь закрывая дверь к себе в комнату.

— Ну, не знаю. Но говорю тебе, скоро всё решится. У меня такое предчувствие. А теперь пока, меня обедать зовут. До связи!

* * *

Отец и сын ужинали вместе. Анна Ильинична не показалась с кастрюлькой на пороге кухни и вообще не подавала признаков жизнедеятельности, что не было на нее похоже: обычно по вечерам старуха словно ощущала прилив энергии.

«Может, и вовсе отбросит коньки во сне, тихо и мирно», — подумал Игорь и чуть не покраснел, глянув на сына.

Тот пускал пузырьки в стакан с молоком и явно скучал.

— Что не ешь? Ты уроки сегодня делал? — хорошая завязка разговора…

— Завтра же суббота, пап.

— Да? Точно, совсем забыл. Ну, значит, завтра мама приедет.

— Она точно приедет?

— Точно, — Игорь разозлился на себя за хриплую неуверенность, прозвучавшую в голосе. — Конечно, точно. Ты что, так соскучился уже?

Саня пожал плечами.

— Может, она решила переехать, — мальчик явно смутился и опять смотрел куда-то вглубь стакана.

— Так-так, — Игорь передвинул стул поближе. — А кто тебя надоумил, что она может переехать? Мы с твоей мамой даже не ссорились, главное… — он осекся. — Бабушка? Это бабушка тебе сказала?

Саня ответил себе под нос, не отнимая стакана от губ:

— Она говорила, что там, где нет уважения к старшим, в семье начинается раздор и разлад. И что в Библии тоже написано, что брат пойдет войной на брата, а дочь на…

— Так, стоп! Всё это глупости. То есть правильно: нужно уважать старших. Но у нас всё нормально. А если и разлад, то необязательно, что кто-то сразу бежит переезжать со всех ног.

Саня вдруг улыбнулся.

— Да ты не обращай внимания, пап! Бабушка вообще любит страшилки рассказывать.

— Страшилки! — фыркнул Игорь, начиная убирать со стола.

* * *

Перед сном он выпил рюмку водки, напомнив себе, что день был тяжелый. Позвонил сам жене (конечно, конечно, конечно, она приедет завтра, о чем разговор!). Дал трубку сыну, и оставил его, поцеловав на ночь, и плотно закрыл дверь, и почти машинально проверил, не нарисовано ли чего на обоях. Свою дверь закрыл так же плотно. На пороге не удержался и прислушался к звукам из комнаты напротив. Храп, да — гулкий и вибрирующий. Тоже переутомилась, поди. Игорь нехорошо хихикнул. Ничего, дай дожить до завтра!

Он лег и проснулся через час от какой-то неясной тревоги. Комнату заливала луна, а напротив окна белела маленькая фигурка. Игорь присел на постели, и человечек, всхлипывая, бросился к нему.

— Я… я испугался, — бормотал Саша.

«Я тоже», — подумал Игорь про себя.

— Что такое, Сань, что случилось? Приснилось что?

Сын замотал головой.

— Что тогда?

— Я проснулся, пошел в туалет. А когда возвращался, встретил бабушку, и… и…

— Что случилось? Она сделала тебе что-нибудь?

— Н-нет. Не знаю. Просто подошла, взяла за плечи двумя руками и сказала что-то.

— Что? Что сказала?

— Я не знаю, я ничего не понял. Но очень испугался. Мне показалось, она на непонятном языке что-то сказала. Но, может, она просто говорила непонятно, потому что зубы на ночь сняла и не вставила…

Саша постепенно успокаивался. Отец мимоходом подивился, как быстро и без подсказки он нашел логическое объяснение странному поведению бабки, и осторожно поднялся с кровати.

— Пойду спрошу.

— Папа?

— Что?

— Можно я с тобой посплю сегодня?

— Если хочешь. Ничего страшного, вообще-то. Может, бабушке дурной сон приснился.

Игорь сам, впрочем, хотел бы не оставлять сегодня сына. Что бы ни взбрело Анне Ильиничне в голову, такое поведение уже определенно надо пресекать. Либо она впала в маразм, либо сама всё понимает и откровенно травит ребенка. Надо поговорить.

«А ты сам ничего не боишься? Как сегодня днем?» — спросил надоедливый внутренний голос.

«Нет, — ответил себе Игорь. — Взрослый человек не должен давать волю эмоциям, когда речь идет о безопасности семьи».

Он толкнул дверь в неприятную комнату и даже сделал пару шагов к кровати тещи, когда понял, что вновь слышит храп. Анна Ильинична лежала под грудой одеял, словно и не весна была на дворе, и храпела, казалось, на весь дом. Когда глаза привыкли к темноте, он разглядел приоткрытый рот и распущенные седые волосы на подушке. И почувствовал запах. В комнате стоял душный, но не неприятный запах земли, смородинового листа и еще чего-то, напоминающего о лете, бане и деревне.

Игорь смешался. Можно, конечно, предположить, что старуха притворяется. Но и что с того? Будить, начинать расспросы на повышенных тонах ночью, при сыне, только что отошедшем от испуга? Да и, если честно (это сменил тон внутренний голос), Сашке могло и показаться. Или присниться.

Игорь начал поворачиваться, чтобы покинуть комнату, когда его взгляд задержался на столе. Там стояла тарелка. Ничего особенного, Анна Ильинична могла и забыть посуду после ужина, хотя вообще это было не в ее привычках. Однако он захотел удостовериться. Сегодня уже было достаточно странного, любой бы перестраховался.

Лунная дорожка пробежала по столу, засветилась отблеском на жидкости в тарелке. Там была вода, в воде — какие-то крупные семена: может фасоль, а может, и не фасоль, — а на дне… Не смолкавший до этого храп вдруг с присвистом прервался, и Игорь перестал дышать. Вновь послышалось тяжелое сопение. Да, на дне лежала фотография Тани и Сашки. Вдвоем. Они сфотографировались на море в прошлом году. Игорь точно знал, что фотка была только на его компьютере и в семейном альбоме, который пылился последний год на полке над кроватью.

Он почти безотчетно взял тарелку за краешки, привстал на цыпочки, как в детстве, опасаясь расплескать воду, и пошел из комнаты. Хотелось выплеснуть воду бабке в лицо, одновременно очень не хотелось, чтобы она сейчас его застукала. Сашка уже спал, отодвинувшись к стене, будто отгородясь от пространства спальни баррикадой из отцовской подушки и одеяла.

— Завтра, — говорил себе Игорь, выплескивая воду в цветок на окне, выбрасывая семена в мусорную корзину, расправляя намокшую фотографию на компьютерном столике.

— Завтра, — сказал он себе, укладываясь рядом с тихонько сопящим сыном. — Танька приедет. Больше у нее не получится закрывать глаза на всю эту чертовщину. Что бы это ни было на самом деле.

* * *

Проснулся Игорь почти в час дня, что было на него не похоже: он и в выходные вставал раньше всех в доме. Потягиваясь и стряхивая остатки сна, Игорь припоминал события вчерашнего дня и ночи.

«Чушь какая-то! Столько всего навертелось!» — бессвязно думал он, вставая с кровати и натягивая джинсы.

Сашки рядом не было — наверно, давно встал и не захотел будить его. Позавтракал хоть?

Он посмотрел на сморщенную фотографию на столике у окна. К горлу подкатил комок, опять всплыла злоба на тещу, причем сильнее, чем он мог ожидать. Игорь решил не откладывать разговора, невзирая на присутствие сына. Пока Тани нет, к тому же, будет легче говорить. Он хотел только сварить себе кофе, если старуха, конечно, уже не заняла кухню.

Из комнаты напротив протянулась полоса света — дверь была нараспашку, и сквозь окна сияло свежее весеннее солнце. Телевизор в комнате показывал «снег». Мгновенно у Игоря возникло видение: Анна Ильинична, раскинувшаяся на кровати, запрокинув голову, как вчера ночью, только уже не дышащая и холодная. И безразличный ко всему телевизор.

Игорь сделал пару бездумных шагов внутрь комнаты. Все эмоции вдруг куда-то исчезли, остались только инстинкты, чистые и стремительные.

Разум фиксировал: Саня сидит посреди комнаты на стуле, не отводя глаз от вьюги помех на телеэкране. Рот раскрыт, ниточка слюны протянулась по подбородку. Мелом на полу очерчен круг в полкомнаты, рядом с мальчиком в круге на коленях стоит его бабка и что-то громко нашептывает, какие-то темные и скользкие слова, в которые он, Игорь, пытается против воли вникнуть краем сознания. Но вот он порывается вперед и, склонившись, хватает сына за руку. Тот выходит из оцепенения и смотрит на отца, растерянно улыбаясь. Но под ногами, по меловой окружности, выросли полупрозрачные языки пламени и потянулись вверх. Не размышляя, он хватает Сашку за другую руку, поднимает высоко над головой и переносит через невидимую (но существующую, он знает) границу по воздуху. Ставит рядом с собой. Густой белый дым валит от беснующегося в помехах телевизора, внутренняя часть круга вспыхивает…

Анна Ильинична, полускрытая пеленой дыма, закричала, вернее, взвыла, как подстреленная. Сашка в испуге выдернул вспотевшие ладони из отцовских рук и кинулся в коридор. Игорь кинулся за ним. Входная дверь в конце коридора оказалась охвачена неведомо откуда появившимся желтым гудящим огнем. Не пройти. Мальчик замер, даже издали было видно, как у него трясутся коленки. Игорь подскочил к сыну, потряс за плечо:

— Иди на кухню, понял? Закрой дверь и никуда не выходи. Я сейчас буду.

Подтолкнув Сашу в нужную сторону, он поспешил к себе. В ящике стола лежала папка с документами первой необходимости. Достав ее, Игорь услышал громкий хлопок за спиной. Пораженный, он увидел, как вспыхивает белым пламенем подоконник, на котором стояли цветы и вчерашняя тарелка из-под заговоренной воды. Окно почти почернело, комнату окрасили сумрачно-закатные тона. Он выскочил в коридор за секунду до того, как лопнуло стекло.

* * *

Сашка стоял возле окна на кухне, словно чувствуя или действительно понимая, что здесь их единственный шанс на спасение. Игорь заметил на ходу, что входная дверь уже полыхает так, словно на нее плеснули бензином.

— Папа, а бабушка?

— Сейчас, сейчас я схожу за бабушкой! Сначала надо тебя как-то… Готов, десантник?

Не дожидаясь ответа, он распахнул окно и свесился вниз. Четвертый этаж — самый поганый вариант. Ниже не страшно, а выше уже имеешь внутреннее право молиться о чуде. Он откашлялся и крикнул во двор:

— Пожар!

Вышло очень глупо. Старушка и какой-то собачник, гуляющие во дворе, обернулись и приостановились со сдержанным интересом, под окном кто-то засмеялся. Способность к внутренним монологам начала возвращаться к Игорю, сейчас он говорил себе, что больше всего не хотел бы увидеть Таню, входящую во двор и замедляющую шаг, глядя на свои окна.

Он размахнулся и выбросил вниз папку, из которой полетели белыми призраками не то какие-то счета, не то документы на квартиру.

— Горим! — добавил Игорь и обернулся к сыну: — Ну что, готов к полету? Сейчас всё будет нормально, только не бойся. Не бойся и не хнычь, слышишь?

Сашка кивнул, размазывая всё же текущие безостановочно слезы по лицу, уже успевшему стать грязным от пепла и копоти. Дым понемногу заполнял помещение.

Игорь схватил мальчика за правую руку и воротник сзади, задержал дыхание, приподнял и через подоконник перевесил наружу. Совсем немного левее на уровне второго этажа высился козырек подъезда. Игорь четко видел скопившийся на нем мусор, бутылки и окурки. Грязная, неширокая с высоты точка, но не три этажа вниз, нет — гораздо легче. Он вытянул руки, стараясь опустить сына как можно ниже, и начал раскачивать. Раз. Во дворе кто-то завопил, и руки Игоря чуть не дрогнули. Два. Санька не заплакал, но будто застонал от боли.

— Понял, куда приземляться? Сожми зубы. Я с тобой, Санёк!

Три. Он разжал руки. Мальчик закричал и, растопырив конечности, как кукла, пролетел по дуге вдоль стенки. Игорь заставил себя не моргать. Жуткий, пробирающий до костей звук падения, но падения на козырек. Фигурка скорчилась среди мусора, гротескно неуместная на бетонном прямоугольнике. Сашка на миг замолчал, а потом начал плакать, и что-то внутри у Игоря отпустило.


Квартирный вопрос (сборник)

Заставив себя оторваться от дворового пейзажа, заполняющегося напуганными людьми, он бросился к раковине, снял майку и намочил ее под краном. Вспомнив, что спасатели советуют в отсутствие воды пользоваться для создания кустарного фильтра мочой, он истерически хихикнул. Затем, прижав мокрую тряпку к лицу, вышел в непроглядно темный уже коридор.

— Анна Ильинична!

Трещат доски, шуршат опадающие обои.

— Где ты, старая дура? Очнись, я тебя не потащу!

В комнате тещи что-то громыхнуло, и сноп искр вылетел из двери, заставив Игоря остановиться. Дым лез под майку, жалил легкие. Далеко-далеко, в другом измерении, послышался плач сирены. Внезапно другой резкий звук нарушил симфонию пожара. В коридоре надрывался домашний, практически неиспользовавшийся телефон. Со смутной мыслью, что это могут быть, например, пожарники, недоумевающие, какого черта он еще делает в горящей квартире, Игорь снял трубку.

— Алло! Алло, что молчите? Игорь, ты? Как у вас дома?

Сухой, чуть обиженный старческий голос. Рука, сжимающая майку, опустилась вдоль тела.

— Алло!

— Да, — он сглотнул. — Алло.

— Оглох, что ль, или связь барахлит опять? Говорю, всё у вас в порядке? Танька-то вернулась?

— Анна Ильинична? Скажите, пожалуйста, откуда вы звоните?

— Откуда — из квартиры своей! Где я еще могу сидеть в моем возрасте? В опере?

Он потер лоб, зудящий от жара.

— В квартире у себя?.. — Игорь назвал улицу.

— А где ж — у тебя, что ли? Какой-то ты малахольный! Ты можешь сказать толком, что у вас…

Игорь отбросил трубку прочь, как можно дальше, даже не заметив оставшихся на ладони следов оплавленной пластмассы. Воздух опять был отравлен дымом, вернулся жар и басовитый гул голодного пламени, такой мощный, что, казалось, сотрясал стены.

На стене напротив красовался нестираемый крест, в центр его была воткнута раскалившаяся докрасна булавка.

«Вот и всё! — мелькнуло у него в голове, пока он оглядывался в пустой квартире. — Конец охоты на ведьм. Пора удирать от очистительного огня».

Снова ни о чем не думая, Игорь прошел на кухню, сел на подоконник, свесив ноги наружу. На козырьке подъезда оставался только спасатель, он стал махать Игорю руками. Нет, самостоятельно допрыгнуть из такого положения лучше даже не пытаться. Пожарная машина, как неповоротливое животное, замерла на проезде, не зная, как протолкаться сквозь стаю мелких припаркованных автомобилей. Соседи и зеваки пестрели во дворе, кричали и гудели, перекрывая шум пожара. Он старался не смотреть в их лица. Четвертый этаж — поганый, но сносный выбор.

«Готов, десантник?» — спросил себя Игорь и выскользнул из окна вперед ногами.

Андрей Силенгинский

Беглец

Его честь судья Бенджамин Перкинс в очередной раз пристально посмотрел на Виктора. Человек внимательный смог бы разглядеть на обманчиво простодушном лице слуги закона легкий оттенок сочувствия. Или даже симпатии. Только это не имело ровным счетом никакого значения.

— Подсудимый, встаньте!

Высокий, худощавый и, как обычно бывает в таких случаях, немного нескладный мужчина лет тридцати пяти поднялся с гладко отполированной скамьи. На лице — усталость. Много усталости. Ни намека на раскаяние, такое бывает. Что гораздо интересней, страха тоже не видно. Сильный молодой человек… Впрочем, страх еще придет, в этом Перкинс не мог сомневаться.

— Виктор Карриган, вы признаете, что убили Эдварда Льюиса Бартона, служащего риэлторской конторы «Стоун, Стоун и Рэдинг»?

— Ваша честь… — подсудимый вздохнул. — Сколько раз, по-вашему, можно отвечать на один и тот же вопрос?

— Столько, сколько я сочту нужным! — отрезал судья. Достаточно холодно, но без оттенка раздражения.

— Да, ваша честь. Я убил Эдварда Бартона.

— Вы полностью отдавали себе отчет в своих действиях?

— Полностью, ваша честь.

— Чем вы руководствовались, когда шли на такое страшное преступление? — казалось, судью не интересуют ответы человека, отгороженного от всего мира толстой стальной решеткой.

— Чувством справедливости, — Виктор чуть заметно улыбнулся.

— Оставьте красивые слова, подсудимый! Ответьте, почему вы убили мистера Бартона?

— Потому что он подлец, — Карриган пожал плечами. — Я считаю это достаточным основанием, — предвосхитил он возможный вопрос со стороны судьи. — Кроме того, это был единственный способ отомстить за отца и мать.

— Да, суд имел возможность ознакомиться с… — Перкинс ненадолго замялся, подыскивая нужные слова, — …с предысторией данного дела.

Разумеется, он мог понять молодого человека, которого через несколько минут вынужден будет осудить, причем осудить сурово. И вполне разделял мнение о Бартоне, риэлторе, фактически отнявшем у стариков их дом. Причем формально никакого нарушения закона. Если верить документам — а чему еще может верить закон? — Карриганы совершили ряд операций, приведших их на улицу, абсолютно добровольно.

— Я ничего не смог бы поделать с Бартоном, — впервые голос подсудимого дрогнул. — Я пытался с ним поговорить, но он только смеялся и предлагал мне обратиться в суд. А суд… — Виктор пожал плечами. — Вы же сами все понимаете, ваша честь.

— Действия Эдварда Бартона не являются предметом разбирательства данного судебного заседания, — голос судьи звучал холодно и отчужденно.

Бен Перкинс жалел Виктора Карригана. Судья Перкинс взялся за молоток.

— Суд удаляется для принятия решения.

Ожидание было недолгим. Дело совершенно ясное. Да, есть смягчающие обстоятельства… Что там говорить, приговор был известен всем сторонам еще до начала процесса. Интересно, до конца ли понимал Виктор, что его ждет? Едва ли. А если понимал и все-таки мог держаться столь уверенно и спокойно, его силе воли можно только позавидовать. Тем не менее, страх придет…

За все время чтения приговора судья ни разу не взглянул на подсудимого.

— …приговаривается к пожизненному лишению свободы средней тяжести. Вам понятен этот термин, осужденный?

Виктор вздрогнул, услышав свой новый статус.

— Да, ваша честь.

Все они говорят «да»… если в этот момент в состоянии что-либо говорить вообще. После этого судья не обязан давать никаких разъяснений. И все же порой Перкинс отступал от этого правила.

— Решения об отходе ко сну в период времени от двадцати ноль-ноль до полуночи, о принятии пищи трижды в сутки и отправлении физиологических потребностей в любое время вы будете принимать самостоятельно. Все остальные решения в вашей жизни возьмет на себя Регулятор Поведения, который будет вам вживлен не позднее чем через трое суток после вынесения приговора. Вам понятно?

— Понятно, ваша честь.

Голос звучит хрипло, но все еще твердо.

— За эти трое суток вы выберете город, в котором будете отныне проживать, один из десяти вам предложенных. Если вам будет угодно, вы вправе также сменить имя. Ваши права вам ясны?

— Да.

— Все остальное вам объяснят сотрудники Департамента Контроля Поведения. Дело закрыто!

Молоток с силой опускается на деревянную подставку. Судья Перкинс поднимает глаза на лицо подсудимого. И тут же отводит взгляд, словно почувствовав себя в чем-то виноватым. Страх, страх, ничего кроме страха…

* * *

Квартирка, в общем-то, даже приличная. Уютная комната, аккуратная кухонька, полностью обеспеченный санузел… Зачем все это? Виктор, будь его воля, с утра до вечера лежал бы на кровати, даже не открывая глаз. Только его воли нет и никогда уже не будет.

«Встать, подойти к входной двери!» — бесплотный, равнодушный голос в сознании, едва отличимый от собственных мыслей.

Можно ослушаться. И получить мощнейший разряд дикой, невыносимой боли. Можно ослушаться трижды в день — и умереть. Безусловно, это было бы лучшим выходом. Виктор даже пробовал прибегнуть к нему несколько дней назад. Увы, организм с его проклятым инстинктом самосохранения не позволил ему ослушаться Регулятора даже во второй раз. А сейчас момент упущен. Пытаться бороться с Регулятором единственным возможным способом — уйдя из жизни, можно только в самые первые дни. Сейчас Виктор прекрасно понимал, что он сломлен, подчинение стало чем-то вроде безусловного рефлекса.

Вот и сейчас он сам не заметил, как оказался перед белым пластиком входной двери. Однако руки не делали попытки открыть замок — такая команда еще не поступала. Могла, кстати говоря, и вообще не поступить: в приказах Регулятора логика присутствовала не всегда.

«Открыть дверь, выйти на улицу!» — команды снова оказались спаренными.

Такое случалось нечасто, и никогда, совсем-совсем никогда не бывало указаний на какую-то более-менее сложную последовательность действий. В противном случае это было бы лишением свободы малой тяжести. Виктор не раз уже ловил себя на мысли, что думает об этом наказании как о неком недостижимом идеале. Право самолично выбирать себе еду, почти свободное перемещение внутри квартиры… О Боже!

«Налево до перекрестка!»

Самое, пожалуй, страшное, что Виктор отдавал себе отчет в весьма скором прекращении существования Виктора Карригана (он не стал менять имя) как самостоятельной личности. Месяц, год — кто знает? Едва ли дольше, скорее, наоборот. А затем, даже если кому-то вдруг придет в голову избавить его мозг от Регулятора, это ни к чему хорошему не приведет.

Вдали показалась машина — старая развалина на дизельном топливе, и у Виктора непроизвольно все сжалось внутри. Память об еще одной попытке самоубийства. Небрежно шагнуть под колеса автомобиля — что может быть проще для доведенного до отчаяния человека?

Стоило бы подумать, что Регулятор окажется значительно расторопней медлительных человеческих мышц: Виктор тогда не смог даже сдвинуться с места. А мгновением позже, разумеется, был вознагражден болью. Той самой болью. Регулятор не позволил ему упасть и привлечь внимание прохожих. Со стороны все выглядело так, словно праздно прогуливающийся человек вдруг остановился, о чем-то на минуту задумался и как ни в чем не бывало продолжил свой путь. А слезы на глазах, от боли и от злости, — кто их видел?

На сей раз прогулка длилась совсем недолго; пройдя два квартала, Виктор повернул обратно и через десять минут уже закрывал за собой дверь.

Быстрый взгляд на часы (Карриган привык делать это украдкой) принес облегчение. Двадцать ноль три. Это значит, что он имеет право отправиться в кровать. И у него будет целых пятнадцать минут на то, чтобы заснуть. На это время, если Виктор не станет открывать глаз, Регулятор оставит его в покое, не донимая никакими командами. Эти пятнадцать минут в сутки были счастливейшими мгновениями в нынешней жизни Карригана. Это были мгновения если не свободы, то хотя бы иллюзии свободы. Однако к исходу отведенного срока стоило заснуть: второго шанса в течение суток не предоставлялось, и лишенному свободы предстояло бодрствовать до двадцати часов следующего дня.

Научиться засыпать быстро оказалось совсем нетрудно, человеческий организм легко адаптируется к условиям, действующим постоянно. Более того, Виктор приучил себя максимально использовать отпущенные ему минуты, не выходя за пределы лимита.

Но в последнее время Карриган тратил драгоценные пятнадцать минут весьма странным образом. Он пытался разговаривать с Регулятором. Что было в этом: безумная надежда найти выход из ситуации, разжалобив бездушный механизм, или просто жажда общения с единственным доступным собеседником? Ответа на этот вопрос Виктор не знал сам.

Беседы с Регулятором были делом вдвойне нелепым, так как оставалось неизвестным, к кому, собственно, обращается человек. Что (или кто?) такое Регулятор, не знал никто, кроме разработчиков да самых высокопоставленных чинов Департамента Контроля Поведения. Поговаривали, что всем этим людям вживлен упрощенный вариант Регулятора, не позволяющий им делиться информацией об этом. Есть ли тут доля правды — кто может знать?

В первые годы после введения Регуляторов в эксплуатацию преступные организации предпринимали попытки проникнуть в эту тайну. Самым простым способом — поиск лишенного свободы, убийство и потрошение трупа. Тело несчастного разбирали буквально по молекулам, но так никогда ничего и не находили. Возможно, Регулятор моментально самоликвидировался после смерти человека. Подобные попытки давно прекратились, о чем Виктор немного жалел.

Натянув одеяло до подбородка, хотя холодно вовсе не было, подложив руку под голову и закрыв глаза, Виктор начал свой очередной разговор. Впрочем, можно ли назвать это разговором? Человек что-то говорил про себя, задавал вопросы, но никогда не слышал ни слова в ответ. И продолжалось это совсем недолго — надо было еще успеть заснуть.

О, что только ни спрашивал Виктор в эти минуты! Он словно бы искал некий пароль — тот единственный вопрос, на который Регулятор откликнется, даст наконец ответ. Все было тщетно. В глубине души Карриган, конечно, понимал, что такого пароля, вероятней всего, и не существует вовсе. Но человек — животное упрямое…

— Ты лишаешь меня свободы, но свободен ли ты? — бросил Виктор последнюю на сегодня фразу.

Вряд ли это был вопрос. Возможно, крик отчаяния. Возможно, на следующий день он прекратил бы свои бесплодные попытки. Все возможно…

«Нет».

Как всегда ровным и равнодушным тоном. Одно короткое слово, но Виктор был уверен, что не ослышался, не вообразил себе этот ответ, не выдал желаемое за действительное. От волнения он чуть не спрыгнул с кровати, но успел проконтролировать себя. Команды вставать не было.

— Расскажи о себе!

Тишина.

— Кто ты?

Тишина.

— Что делает тебя несвободным?

Никакого ответа.

Виктор задавал новые и новые вопросы, забыв о лимите, да и обо всем на свете, но Регулятор снова хранил молчание.

«Встать!» — услышал вдруг Виктор и понял, что пятнадцать минут истекли.

Предстояло провести сутки без сна, но, черт возьми, это была мизерная цена за единственное слово, услышанное в ответ на свой вопрос!

Хождение по квартире, следуя бессмысленному маршруту, прогулка вокруг дома, снова по квартире, и снова выход на улицу… Карриган точно следовал командам, но в промежутках между ними успевал задавать новые и новые вопросы. Регулятор их игнорировал. Но Виктор не впадал в отчаяние. Впервые за последнее время у него появилась надежда, и он чувствовал себя сказочно богатым. Сомнительно, чтобы Виктор смог объяснить, на что он надеется и чем же его так обрадовал ответ Регулятора, но…

Прошло двое суток, прежде чем Виктор, лежа в постели, снова наткнулся на нужный вопрос.

— Ты хотел бы стать свободным?

«Да».

— Ты можешь это сделать? — от радости и волнения Виктор заговорил вслух.

«Встать!»

Да, лишенный свободы нарушил правило. Еще одна бессонная ночь. Впрочем, едва ли Виктор смог бы сегодня заснуть.

— Ты можешь стать свободным? — повторил он свой вопрос, меряя комнату шагами.

Ответа не было. Однако на этот раз Виктору показалось, что вопрос не был проигнорирован. Быть может… быть может, Регулятор просто не знал, что ответить?

Карриган не стал забрасывать Регулятора новыми вопросами. Он думал. Сознание его словно разделилось на две части. Одна часть управляла телом, следуя командам, звучащим в голове, другая размышляла над возникшей ситуацией. Впервые Виктор не рассматривал Регулятора как своего палача, приводившего приговор в исполнение. Скорее — его самого до крайности удивила эта мысль, — как товарища по несчастью. Как соседа по тюремной камере, если привести аналогии из старых времен.

Прислушавшись к своим ощущениям, Карриган понял, что испытывает к Регулятору чувство жалости. Почти столь же сильное, как к самому себе.

— Я хотел бы помочь тебе стать свободным, — неожиданно для себя сказал Виктор.

Молчание длилось так долго, что казалось, ответа снова не последует. И вдруг…

«Спасибо».

От потрясения Виктор чуть не налетел на письменный стол.

«Подойти к входной двери!»

Команды Регулятора следовали своим чередом. Но Карриган больше не держал на него зла. Он не мог злиться на того, кого лишили свободы дать свободу ему.

Последующие дни все мысли Виктора были заняты поисками выхода из положения. Интересно, что, если бы его попросили максимально честно ответить, верит ли он в существование такого выхода, ответ почти наверняка был бы отрицательным. Но разве такие мелочи могут остановить ищущего свободу?

Виктор выдвигал все новые и новые варианты, порой совершенно бредовые, бо́льшую часть их отвергал тут же сам, другие предлагал на рассмотрение Регулятору. Регулятор неизменно молчал.

Бежать? Куда? Есть ли на этой земле место, где Регулятор сможет обрести свободу, а значит, и возможность освободить того, чьим невольным тюремщиком стал? Едва ли… А и существуй такое место — кто позволит двум пленникам добраться до него?

Как же осуществляется контроль за Регулятором? Внешний ли он, подобно дистанционному управлению (тогда, возможно, есть хотя бы теоретические шансы выбраться за пределы зоны действия), или внутренний, встроенный в сам механизм Регулятора? Непонятный, неизвестный механизм. Почему Регулятор не хочет дать ответ на эти вопросы? Что вообще он из себя представляет? Кто-то говорит, что проблема настолько проста, что яйца выеденного не стоит. Что Регулятор — всего-навсего химический реактив, циркулирующий в крови лишенного свободы. Что все команды человек, по сути, подает себе сам, повинуясь какому-то постгипнотическому внушению. Недаром ведь процесс внедрения Регулятора никогда не остается в памяти лишенного свободы. Даже если наказание следует на минимальный — полгода — срок.

Возможно, в этой версии можно было найти некое слабое утешение. Можно было считать себя почти свободным… по крайней мере, попытаться убедить себя в этом. Находиться во власти гипноза — это все-таки не то же самое, что подчиняться командам безжалостного робота, живущего внутри тебя. Или разница не принципиальная? Ответ на этот вопрос стоило бы поискать, если знать наверняка о справедливости этой точки зрения.

Ведь другие считают, что Регулятор — это все же именно робот. Суперкомпьютер, невероятно сложный процессор с памятью, способной вместить в себя все сознание человека, а то и не одного.

Кто же из них прав? Или ни те ни другие?

— Регулятор, кто ты?

Нет ответа.

Нет ответа на этот вопрос, нет ответа на все прочие. Молчание, абсолютное безмолвие, если не считать привычных уже команд: «Встать!», «Подойти к двери!»…

Но Виктор не отчаивался, как ни странно. Ждал и надеялся, что решение придет. Сегодня, а если нет — так завтра… Быть может, он был вознагражден именно за это?

«Я помогу тебе стать свободным».

Равнодушный, холодный голос, привычно зазвучавший где-то в глубине сознания, обжег как огонь. Чтобы не скатиться с кровати, Виктор схватился за матрац обеими руками — команды вставать не было.

— Ты?.. Ты поможешь мне?

«Я помогу тебе. Ты готов стать свободным?»

— Готов! — это слово вырвалось моментально; казалось, оно давно было приклеено к губам и ждало только момента, чтобы вылететь на свободу… на свободу! — Но как? Что я…

«Ты действительно готов?» — никогда еще Регулятор не был таким многословным.

— Да! — отвечать на этот вопрос было чертовски приятно. Сколько угодно раз.

«Тогда ты станешь свободным».

— А ты? — Карриган почти не удивился своему вопросу.

«Я тоже».

— Что я должен делать?

«Слушать меня».

* * *

Виктор не знал, что это за место. Он понятия не имел, как оно называется и где находится: дорога отзывалась лишь смутными воспоминаниями, которые стремительно таяли. Самый обычный маленький городок, каких немало в провинциальных районах почти любой страны. Ничего примечательного. Но это было лучшее место в мире — кто посмел бы спорить? Здесь он обрел свободу.

— Теперь я… — Виктору трудно было задать этот вопрос. — Теперь я свободен?

«Да».

— Ты не имеешь власти надо мной?

Последовала короткая пауза.

«Я не хочу иметь власть над тобой».

— А ты… ты никак не сможешь покинуть мое тело?

«Нет. Это необязательно».

Внезапно Карриган ощутил острую жалость, смешанную с неясным, немного иррациональным чувством стыда. Примерно такие же ощущения возникают у здорового человека, когда он видит тяжелобольного или калеку.

— Я буду советоваться с тобой, — предложил он. — Мы можем… иногда… принимать решения совместно.

«Это необязательно, — повторил Регулятор. — Совсем необязательно. Мне это не нужно».

Неожиданное дополнение удивило Виктора. Внезапно он улыбнулся.

— Тогда я буду с тобой просто разговаривать. Можно?

«Кто ж тебе запретит?»

Виктор Карриган откинул голову назад и громко расхохотался.

— Никто!


Квартирный вопрос (сборник)

* * *

Какого дьявола? Какого дьявола этим ублюдкам выделяют такие квартиры? Разумеется, вслух капитан Департамента Контроля Поведения Генри Смит ничего такого не говорил. Он вообще не относился к разговорчивым типам — потому, наверное, и дослужился до такого высокого ранга в неполные сорок лет.

Смит молча, с хмурым видом оглядывал бывшее обиталище «беглеца». Нет, ничего роскошного, конечно, но почему здесь все как у приличных людей? Он сам еще десять лет назад занимал квартиру похуже, чем эта.

У его подчиненного, бывшего одноклассника и друга Алекса Доу, молчание не входило в число достоинств.

— Помяни мое слово, Хэнк: пройдет немного времени — и этим зэкам вместо камер будут предоставлять пентхаусы!

— Лишенным свободы, — на сухом, узком лице Смита не дрогнул ни один мускул.

— Что?

— Я говорю, не зэкам, а лишенным свободы.

— А… Ну да. Только суть дела от этого не меняется. Как их не назови. Кто придумал раздавать им такие апартаменты?

— Им виднее.

— А, Хэнк?

— Кто придумал, тот знал, что делает, сержант.

Улыбка медленно сползла с лица Алекса.

— Конечно. Само собой, Хэ… капитан. Я все это понимаю, просто решил поболтать. Так просто, чтобы…

— Закончи лучше осмотр!

— Да, капитан.

Алекс торопливо принялся шарить по всем углам небольшой комнаты. Нелепое, бессмысленное занятие, но таков порядок.

Генри продолжал стоять над кроватью, пристально вглядываясь в лицо неподвижно лежащего человека. Какой только шутник придумал называть таких «беглецами»? И все же… Была, явно была в этой шутке доля правды! От общего числа лишенных свободы, сумевших покончить с собой, «беглецы» составляли около двух процентов. Однако год назад было всего полтора… Отличительный признак у «беглецов» только один — широкая, абсолютно счастливая улыбка на лице. Улыбка, которую так никто и не смог объяснить. Улыбка, которой просто не могло быть у человека, умершего от мучительной боли.

— Чему же ты улыбаешься, парень? — одними губами, чтобы не услышал подчиненный, спросил капитан Генри Смит.

Алекс де Клемешье

Курорт для даючих женщин

Одуряюще пахло розами. Вчера, собрав подаренные по случаю дня рождения букеты в одну охапку, я едва дотащил их до лифта, а потом от лифта, минуя входную дверь и прихожую, — до комнаты.

В душевой кабинке шумела вода, и не просто шумела: там журчало, плескалось, переливчато звенело, туго ухало в плексигласовые стенки и распадалось дробью капель. Чувствовалось, что принимающий душ человек знает толк в этом деле…

М-м-м… Алёна, да? Да, вроде бы, Алёна.

С определенной завистью к умению принимать водные процедуры и с интересом я приоткрыл один глаз. Сквозь неплотно прикрытую створку кабинки была видна длинная стройная нога. «Это хорошо!» — мысленно одобрил я свой автопилот, сделавший накануне выбор. К сожалению, с этого ракурса рассмотреть что-либо еще не представлялось возможным, и я чуть изменил положение, приподнявшись на локте.

Неплотно прикрытая створка — это не случайность, не поддразнивание и не эксгибиционизм со стороны моей… хм, ну можно сказать, моей немного уже знакомой. Это заводской брак: что-то там при установке переклинило-перекосилось, а сразу не заметили, а потом вызвать мастера не хватало времени и памяти, а потом… А потом выяснилось, что такая бракованная дверца — это довольно занятно и даже где-то будоражащее. В ситуациях, схожей с этой, например.

Влажно лоснилась гладкая кожа спины, пикантный светлый треугольник на ягодицах соперничал белизной с пеной, стекавшей по бедрам не подозревающей о факте подглядывания девушки… Жаль, что я практически не помню минувшей ночи, а повторить… Взглянув на часы, я чертыхнулся. Выметнувшись из-под одеяла к окну, чертыхнулся вторично: Люблинская на глазах добрела, разбухала пробкой. Я прочертил ногтем по сенсорам стекла несколько линий, спроецировав таким образом видимые отсюда улицы и перекрестки — варианты своего маршрута. Через секунду стекло запунцовело изломанными лентами: красный, красный, на всех развязках — пробки… Не успел проскочить.

— Ти-им! — донеслось негромкое. — С добрым утром!

Картина маслом: розы, всюду розы, а среди них — Алёна, целомудренно завернувшаяся в простынных размеров белое махровое полотенце. Свежая, чуть распаренная — не смазливая, не шикарная, а… нежная, что ли? Домашняя?

— Привет, — буркнул я, размышляя о том, что, наверное, именно так выглядит спальня молодоженов наутро после свадьбы: сплошь цветы и чистая скромная невеста в самодельном сари.

Мне показалось, что она ждет чего-то еще — возможно, каких-то моих действий, улыбки; и будь у нас больше времени, я бы с удовольствием чмокнул ее в кончик носа. Но думалось мне в данный момент: «Нафиг гигиену, или таки успею в душ? Конечно, уже без того размаха и вкуса, что продемонстрировала девушка…»

— Пробка, — будто извиняясь за бездействие, мотнул я головой в сторону окна. — Не получится подбросить.

Усмехнувшись, Алёна иронично изогнула бровь, в глазах скакнули бесенята, и, вдруг вспомнив, я буквально почувствовал, как заливаюсь краской. «Девушка, вас подбросить?» — спросил вчера один изрядно пьяный мужчина на «мерседесе». «Если обещаете подбрасывать нежно — почему бы нет?» — пожала плечами стоящая на краешке тротуара шатенка с идеальными локонами до плеч.

Смутившись своего смущения перед «ночной бабочкой», я ломанулся в кабинку и теперь, блаженствуя под колючими обжигающими струями, подглядывал уже в обратную сторону. Чуть шевелящиеся волосы Алёны меня заворожили: они на глазах подсыхали, складываясь во вчерашнюю прическу. Рекламная заставка «Taft „Три душа“» целый месяц предваряла новостные блоки, но в реальности эффект новомодного мусса я наблюдал впервые.

Собрались быстро и молча. Не могу сказать, что часто пользовался услугами путан, но одним они мне нравились гораздо больше обычных знакомых пассий: им не надо объяснять по утрам, что всё, пора уже. А если вдруг какая и не понимала, то можно было спокойно проговорить ей то, что у обычной знакомой наверняка вызвало бы истерику. Ну не люблю я утренних «ах, это было чудесно!», так не люблю — аж скулы сводит! Нехорошо мне, неуютно, муторно от необходимости подобные разговоры ворковать. И дело вовсе не в том, что я такая вот эгоистичная черствая скотина — я просто не умею сюсюкать и делать комплименты. Равно как и лицемерить.

Завязывая шнурки, чувствовал спиной ее взгляд.

— Ти-им! Ты…

— А?.. А, деньги… Сейчас, сейчас!

Ее брови чуть дрогнули, будто она слегка уколола палец, но через секунду Алёна протягивала мне изящный и явно недешевый кошелек. Уже вставив карточку в приемную щель кошелька, я остановился и внимательно посмотрел ей в глаза.

— Ты ведь не о том хотела спросить, да? А о чем?

— Уже не важно, — тряхнув идеальными локонами, улыбнулась девушка.

— И все же?

— Да я и не помню уже. Ну, чего ты стоишь-то? Побежали, опоздаешь!

Я редко приплачиваю. Тем более проституткам. Тем более — вдвое против стандартной ставки за ночь. А тут перевел. И тут же обругал себя последними словами. И дело было не в том, что денег жалко, и не в том, что я даже не помнил собственно услугу. Просто двойная оплата выглядела именно как «ах, это было чудесно!».

И вот в этот момент в прихожую, держась за стеночку, выползла мама. Обычно ее до десяти не разбудишь, а тут…

— Тима, — со страхом глядя на девушку, прошептала она, — а кто это?

— Мама, это Алёна, моя знакомая. Алёна, познакомься — это мама. Мы очень спешим, так что…

— А Наташа знает?

Я скрежетнул зубами.

— Мам! Всё, я убежал, с работы позвоню. Сиди дома, хорошо? Что ты там просила тебе купить? Яблок? Всё, вечером принесу яблоки.

Лифт поднимался до нашего этажа невыносимо долго, и я не выдержал:

— Наташа — это…

— Да прекрати! — Алёна положила руку мне на плечо. — Это не мое дело.

— Наташа — моя дочь, ей восемь, — почему-то я считал себя обязанным оправдаться хотя бы в этом. — До последнего времени мы жили втроем, теперь Наташа живет со своей мамой и новым папой.

— Прости…

— А мама, которая бабушка, всё никак не привыкнет, что теперь мы вдвоем…

Дребезжа, разъехались створки лифта.

— То есть, получается, ты один растил дочь?

— Во-первых, не один: мама растила, а я изредка обозначал воспитательный процесс, — криво усмехнувшись, я вдавил кнопку первого этажа. — Во-вторых, длилось это не больше года. Моя бывшая супруга уехала на Валдай в составе Первой добровольческой миссии. Через полгода сообщила, что встретила замечательного человека, доктора. Еще через какое-то время приехала развестись. Наташку забрала, маму оставила.

— Подожди… Так это еще и не твоя мама?!

— Тёща, — кивнул я и добавил совершенно серьезно: — Самая лучшая в мире тёща!

Алёна покачала головой.

— А я-то думала, сюрпризы закончились еще ночью…

Призадумавшись, что бы это могло значить, я первым вышел из подъезда. Немелодично гудела клаксонами Люблинская, переливаясь аж через тротуары, будто где-то в неведомом далеко ее кто-то запрудил. Странная такая река Люблинская, временами текущая в обоих направлениях сразу, а теперь превратившаяся в озеро.

— Теперь ты ее туда? — неожиданно спросила Алёна, и я не сразу понял, о чем она.

Потом сообразил, что смотрит девушка на гигантский, во всю торцовую стену соседней многоэтажки, плакат с изображением белокаменных коттеджей на берегу моря. Контраст между чистым июньским небом и низким мартовским, между пышной зеленью на плакате и подмороженной слякотью под ногами был так силен, что я невольно остановился.

— Да нет, конечно! — тряхнув головой, я сбросил оцепенение.

— Почему — конечно? — вздернув брови домиком, улыбнулась девушка. — Там хорошо.

— Сомневаюсь.

Я быстро зашагал в сторону метро. Алёна старалась не отстать, более того — пыталась заглянуть мне в лицо.

— Не сомневайся! Действительно хорошо. Я там работала… правда, недолго.

— Ты? Там?

— Ну а что такого? Поехала добровольцем то ли в Шестой, то ли в Седьмой волне. Хотелось изменить мир к лучшему, — она негромко рассмеялась. — У нас какой сейчас лозунг? «Дорогу молодым!»

— И как?

— Условия замечательные, врачи опытные, персонал почтительный…

— Прямо-таки рай! — я покачал головой. — А что ж уехала?

— Уволили, — просто, без эмоций ответила она. — Там очень строго — за любую жалобу увольняют. А контингент — сам понимаешь. Я санитаркой работала, а одна бабуля, лежачая, выразила начальству недовольство: дескать, я морщусь, когда задницу ей подтираю. Ну и… Зато представляешь, какое там с пациентами обхождение? Место-то потерять никто не хочет.

Я покивал грустным мыслям. Не знаю, буду ли я морщиться, если вдруг однажды мама перестанет вставать, но почему-то я был уверен, что ни одна почтительная санитарка с проплаченной государством улыбкой не сделает для чужого человека то, что каждый из нас — для родного. Я представлял, как будет стесняться мама такой вот Алёны, как будет переживать… Ни воды, ни валидола ведь не попросит! Нет, пока я могу ухаживать сам — буду сам.

— Алёна, о чем всё же ты хотела спросить тогда, в прихожей?

— Забудь.

Она поскользнулась, забалансировала сумочкой, удержалась, но предпочла взять меня под руку. Очень мило. Тот самый случай, когда женское присутствие меня весьма тяготит. Если при пробуждении настроение еще хоть как-то напоминало вчерашнюю веселуху, то теперь оно сравнялось с окружающим миром: не темно и не светло, не зима и не весна. Мне бы на работу настроиться, а тут — она.

Прохожие узнавали меня, кивали и здоровались. Алёна наконец догадалась отцепиться, пошла параллельным курсом на расстоянии вытянутой руки. В какой-то момент я заметил, как она с удивленной улыбкой качает головой.

— Что?

— Надо же, не обманул! Получается, я даже не представляла, как мне повезло?

Ах, да! Всплыло: она же говорила вчера, что не смотрит новостей, а потому и не признала меня ни сразу, ни после того, как я уже дома ей представился. «Понтанулся», — поправил меня внутренний голос, и я не стал спорить. Какой же мужчина упустит случай рисануться, распушить хвост перед женщиной, даже если та — легкого поведения?

Я поморщился. Образ утренней Алёны никак не сочетался с определенными, не раз подтвердившимися на практике стереотипами. Да и наших ночных кувырканий я не помнил, хоть убейте! В роли санитарки она представлялась мне реалистичнее, нежели в роли шлюхи. Такой вот диссонанс. Совсем кстати.

«Ладно, — думал я, — доберемся до метро, а там, сославшись на спешку, убегу по эскалатору или потеряюсь в толпе».

Но до метро мы не дошли.

— Мне сюда, дворами ближе.

— Ты недалеко живешь?

— Я недалеко работаю. Большой такой торговый центр на площади — наверняка ведь знаешь. Отдел бытовой техники. Понадобится новая плазма — заходи, подберем.

— А… это? Или ты не…?

— О, нет! — она вновь рассмеялась. — Только в случае острой социальной необходимости!

— Так подожди! — я смешался. — Может, тебе какая-то помощь нужна? Деньги?

— Я же не сказала: «В случае финансовой необходимости», я сказала: «Социальной». А с этим ты мне уже помог. Да и усыпанное охапками роз заднее сидение заинтриговало…

Ощущая себя придурком, каких свет не видывал, я стоял и не знал, что сказать, как попрощаться. Мялся, тер зябнущие пальцы. Алёна по-своему поняла мои терзания.

— Да расслабься ты! — она, как тогда, возле лифта, положила мне руку на плечо. — Я никому не скажу… про маму. Кстати! Понадобятся услуги сиделки — обращайся. Я и уколы делать умею. Ну, если вдруг… Удачи, телезвезда!

Она крутанулась на высоких каблуках и побежала вглубь микрорайона.

— Алёна! — крикнул я ей в спину. — А всё же — о чем ты хотела меня спросить?

— Ты и правда хочешь знать? — казалось, ничто не может омрачить ее жизнерадостность. — Я хотела узнать, встретимся ли мы сегодня вечером. Но ты вовремя напомнил мне мое место. Пока!

* * *

Если бы мы все же дошли до метро вместе, свое намерение удрать от Алёны я бы осуществить не смог. Толпа в вестибюле станции была такой огромной и плотной, что ни продраться к эскалаторам, ни раствориться в ней не представлялось возможным: нас бы намертво прижали друг к другу, а дальше… А дальше — топ-топ, шарк-шарк.


Квартирный вопрос (сборник)

Толпа на пути к турникетам — явление уникальное. Сотни — а иногда кажется, что тысячи, — плотно спрессованных человек переминаются с ноги на ногу, покачиваются в едином ритме, продвигаясь вперед столь незначительно, что могли бы просто стоять на месте, делая шаг раз в тридцать секунд. Но у толпы, стремящейся к турникетам, свои законы: шарк-шарк, шарк-шарк… Попробуй остановись! Выдернуть любого из толпы и рассмотреть в отдельности — обхохочешься: губки поджаты, локоточки растопырены, ножки расставлены, и, переваливаясь из стороны в сторону, — топ-топ, топ-топ…

Когда же ты сам находишься внутри, в процессе, смешного мало.

Задумавшись, я преодолел половину пути, когда по ушам резанул свисток дежурной. Толпа заколыхалась активнее, и из нее двое в фуражках действительно кого-то выдернули, потащили против течения.

— Р-разбер-ремся! — доносилось до меня раскатистое милицейское.

— Мне правда пятьдесят девять! — плаксиво оправдывался кто-то, яростно вращая лысоватой головой то ли в ожидании поддержки, то ли в поисках возможностей отступления.

— Р-разбер-ремся! — повторял молодой лейтенант, прокладывая путь сквозь толпу.

Сбитая с ритма толпа загудела.

— Вот козёл! — с чувством произнес мужчина в бейсболке с логотипом движения «Дорогу молодым!». — Им же всё легкое метро отдали!

— И монорельс! — добавил кто-то.

— И монорельс, — согласился мужчина в бейсболке. — А они всё сюда прутся!

— Линии легкого метро не идут в центр, — нейтрально констатировал я в пространство над головами.

Сказал негромко, но меня услышали.

— А что им делать в центре, а? Вот вы мне скажите, а? На Мавзолей смотреть, что ли? За шестьдесят лет ни разу в Третьяковку не попали, а теперь в рабочий день, в самый час пик, им приспичило, а?

— Да какая Т-третьяковка?! — подхватился кто-то сзади. — Мне наземным т-транспортом до работы — пять минут, так я, н-ну вот, ну значит, ни в один троллейбус влезть не м-могу! Т-тут как-то, н-ну вот, ну значит, пытаюсь в сотый раз, рядом дедок — божий одуванчик локтями работает. Впихнулись, висим на одном п-поручне, я спрашиваю: «В-вот скажите, по какой такой необходимости вы сюда лезли?» Он мне, н-ну вот, ну значит: «За картошкой еду». Я ох-хренел, говорю ему: «Дед, так вот же, рядом с остановкой, рынок!» А он: «На Даниловском к-картошка лучше!» П-редставляете? Н-ну вот что с ними п-поделаешь? А вы — Третьяко-о-овка, н-ну вот, ну значит, Третьяко-о-овка…

— Ой, и не говорите! В какой трамвай ни сунься — везде одни пенсионеры!

— А что? Прикольно! Целый автобус бабушек!

— Вы еще молодой, вот вам и прикольно! А знаете, что еще год назад здесь, в подземке, из-за них творилось? Ни сесть ни встать!

— Ну да, — снова кинул я в пространство, наступая кому-то на ногу, — сейчас-то гораздо просторнее!

На меня заозирались.

— О! И вы здесь? Вот вы иронизируете, а я вам вот что скажу: это дело принципа! Когда власти запретили частным автомобилям въезд в центр города — разве я спорил? Я отогнал машину на дачу, а сам — вот, послушно, со всеми вместе. А эти — лезут и лезут в метро, лезут и лезут!

— Раньше люди крепкие были, у них и сейчас энергии хоть отбавляй!

— Ну! И ведь всякий раз со скандалом: «Я воева-а-ал, я это метро стро-о-оил!» — снова подал голос мужик в бейсболке. — А раньше — помните? Летят, всех обгоняют, распихивают, а в вагон запрыгнут — место им уступай. Как же — пожилой человек! А то, что я ночную смену за станком отпахал, с ног валюсь, им разве втолкуешь? По барабану! Нет, молодец президент: в кои-то веки нормальный указ издал!

Толпа одобрительно загалдела. Слева-справа слышались отдельные выкрики: дескать, не президент, а мэр, и не мэр, а Госдума, — но в целом, похоже, указом довольны были все.

С облегчением пробравшись к турникету (шарк-шарк, шарк-шарк), я приложил карточку и поспешил сбежать — нейтральное мое настроение обрушивалось под углом наклона эскалатора и на такую же глубину, но со скоростью, в разы стремительней ползущих ступеней. Бежать было мерзко, а вякать что-либо в ответ… Толпа не любит, когда ей вякают в ответ.

Толпу на место не поставишь.

* * *

Совсем сбежать не получилось: кто-то из вестибюльной давки переместился в давку вагонную и разговор продолжился.

Окно передо мной рекламировало тот же гериатрический санаторий, что и гигантский плакат рядом с домом. Миниатюрные проекторы формировали на стекле довольно сносную картинку черноморских пляжей, белокаменных корпусов-коттеджей, внутреннего убранства палат и интерьеров помещений общего пользования. Мельком показали подобные же санатории на Валдае, Алтае, Северном Кавказе, Дальнем Востоке — сказка, а не дома престарелых!

Ролик запустили сначала. Я отсчитал глазами шестое окно — там обычно крутили не рекламу, а новости, — но до шестого было далеко и под таким углом я не мог рассмотреть изображения. Зацепился взглядом за двух девиц справа — одного возраста, с одинаково голыми, несмотря на март месяц, животиками, в одинаковых наушниках.

— Раньше хоть прическу можно было поправить! — кивая на рекламное окно, посетовала одна; и вторая ее, как ни странно, услышала, поджала губы и кивнула.

На спине ее куртешки светилось алым: «Дорогу молодым!». Ну разумеется!

Я бы многое отдал за наушники: до слуха упорно доносились отголоски вестибюльных разговоров, привлекших новых участников из числа пассажиров. Попытался отгородиться чтением бегущей строки внизу рекламы санатория на Черном море. «Милые вы наши! — похоже, это была реклама женского отделения, которую не удосужились отредактировать для метро, где „милые вы наши“ указом президента уже давно не появлялись. — У вас была насыщенная жизнь, вы много работали на благо страны, не жалея сил и здоровья. Теперь настал наш черед позаботиться о вас! Места, куда вы раньше мечтали попасть раз в год, теперь открыты для вас постоянно. Только для вас, специально для вас, совершенно бесплатно! Волшебный климат, комфортабельные комнаты, профессиональный уход, индивидуальные программы, высококвалифицированные врачи-геронтологи, маммологи, гинекологи, невропатологи, диетологи, эндокринологи — всё к вашим услугам в гериатрическом центре на побережье, в двух шагах от Черного моря!» В телевизионной версии ролика фоном напевал Утёсов. В общественном транспорте звуковая информация была запрещена.

Окно посветлело, протаяло — станция. Открывшиеся двери выпустили одну партию ушей и ртов и впустили другую.

— И правильно! — кто-то, мгновенно сориентировавшись, подключился к беседе. — Подошел возраст — освобождай рабочее место, ступай на заслуженную пенсию!

— Дорогу молодым! — пошутил, кажется, всё тот же мужчина в бейсболке.

— Вот-вот! А рабочих мест всегда не хватает.

— И не говорите! — сокрушенно вздохнула полная женщина слева. — У меня дочь — дипломированный хирург. Ординатура, аспирантура — а работает в социальной службе! Тридцать пять скоро, а она продукты старикам разносит. Нет, я понимаю, это тоже работа. Но почему? А потому что в клинике, видите ли, светило медицины с полувековым стажем!..

— Тридцать пять лет дочери, говоришь? — зарычал вдруг молодой человек с выбритым затылком.

Вокруг полной женщины моментально образовался круг свободного пространства. Она вспыхнула, задышала часто-часто:

— Да нет, что вы! Как вы могли подумать? Мне пятьдесят два, я ее в семнадцать родила! Мне до пенсии еще три года!

— Ну смотри! — смилостивился бритоголовый, а мать дипломированного хирурга всё никак не могла успокоиться:

— Ну как вы могли подумать? Да я и на пятьдесят два не выгляжу! Нет, ну просто хамство какое-то!..

— Светило медицины с работы не уволят. Там же в указе про квоты на работающих пенсионеров тоже есть: ученые, профессора всякие, наставники на производстве. Должен же кто-то свой опыт молодежи передавать.

— Дорогу молодым!!! — грянуло из противоположного конца вагона, послышался хохот — студенты развлекались.

— Да и вообще, н-ну вот, ну значит… — продолжил кто-то прерванную мысль. — В т-то же метро раньше заходишь — стоит возле турникетов н-неопрятная страхолюдина, ц-цербер недоделанный, злость за неудавшуюся жизнь на пассажирах срывает…

— О, да! А в общагах на вахте? Помните?

— И в-в общагах, да. И на проходных. А теперь, н-ну вот, ну значит, видели? Заметили? Сегодня иду — пригожая д-девочка д-дежурная: м-макияжик, блузка на груди не сходится, коленки остренькие… Сердце, н-ну вот, ну значит, радуется! Рядом конспект лежит. Поток схлынет — она конспект полистает, а вечером — на учебу. Она, может, если бы не эта работа, то и учиться бы не с-смогла: сейчас же все платное, кроме курортов для этих!..

— Правильно, пусть старичьё в море отмокает! — плюгавый мужичок нашел мои глаза и, мерзко щеря зубы, подмигнул. — Оно это заслужило ударным трудом. Правильно я грю?

— Люди, опомнитесь! Ну что ж вы несете-то? — на вид девушка была моей ровесницей — несимпатичная, угловатая, словно подросток, с пылающими щеками. — Это же ваши родители! Ну как так можно?

— Истеричка! — плюгавый, явно признав меня, решил подмигивать персонально. — Я грю, истеричка, да? — и уже девушке в ответ: — Ты родителями не попрекай! Я грю, родители родителям рознь! Мой папаня еще год назад все свои накопления на участок в области потратил. Я грю, сельское хозяйство — огурчики, поросятина. И тут никому не мешает, и нам подспорье в виде натурпродукта!

— А у моего отца нет накоплений! — пуще прежнего ощетинилась девушка. — Он сорок лет в школе преподавал — таких, как вы, учил… А вы!.. Мешает он вам теперь! На работу — нельзя, в метро — нельзя… Скоро вообще всех стариков из Москвы выселите!

— Ну, вот, значит, так хорошо он нас учил!

— Ополоумели совсем… Никакого уважения к старшим!

— А вот я, пожалуй, не соглашусь! — встрял «бейсболка». — К примеру, мой сосед, он и сорок лет назад был быдло быдлом. Помню, мы с мальчишками мяч гоняли во дворе, попали по его машине… Знаете, как он меня выдрал, коз-з-зёл?! Главное, если бы мы разбили ему что, а так — даже вмятины никакой не оставили! Ну попали мячом — так ведь нечего машину в неположенном месте оставлять! На восемнадцатилетие друзей собрал… Ну музыка громко играла, да — так в жизни же раз бывает! Ментов вызвал, скотина… Ну, и праздновали в результате в «обезьяннике». И вот ты мне скажи: я теперь должен уважение испытывать просто потому, что быдло состарилось?

Открылись двери, девушка выскочила в слезах — вероятно, даже не на своей станции.

— Ну а что я такого сказал? — смутился «бейсболка», увидел меня: — Кстати, здравствуйте! Я же про всех-то не говорю, я только один пример привел. Сам-то я давно родителей потерял, но отчисления на курорты всегда аккуратно плачу. Что ж я, не понимаю, что ли? Кто еще о стариках позаботится, если не мы?

— А мне валко бабуфек, фто их из Москвы выгоняют! — болтая ногами, признался бутуз неопределимого с моего места пола.

— Ой, не жалей, деточка! Я вот полжизни работаю, вкалываю, а дальше Подмосковья никуда не выезжала — ни на юга, ни на Карелию денег никогда не хватало. А им — всё бесплатно! Все условия!

Поглядел на ребенка — и вспомнилось, как в октябре пришел на открытый урок к Наташке. А им накануне задали дома сочинение написать на тему «Мой самый близкий человек». Хоть Наташка и отказалась мне вечером показать свое творение, иллюзий я не испытывал и ничуть не удивился, когда, выйдя к доске, она принялась зачитывать написанное:

— «Моя бабушка». Моя бабушка — даючая женщина…

Состояние мое после этих слов трудно описать. Присутствующие взрослые аж дыхание затаили, учительница — бочком-бочком к Наташке, чтобы, если что, прервать. Сижу ни жив ни мертв, готовый сквозь землю провалиться. А доча с выражением продолжает:

— Она всегда дает мне много разных вещей. И никогда ничего не просит взамен. Она дает мне конфеты и пирожки, даже если я себя не очень хорошо веду или не ем суп. Даже если я получу двойку или тройку, она все равно будет мне давать разные вкусные вещи. Хотя двоек и троек у меня нет. Она дает мне деньги на мороженое, хотя у нее маленькая пенсия. Она привыкла так делать, потому что она любит меня. Моя бабушка — мой самый близкий человек!

Меркантильный текст, ничего не скажешь, но маленькому ребенку трудно как-то еще выразить чувства, измерить отношение. Надеюсь, кроме меня это дошло и до остальных присутствовавших. В конце концов, аргументы моей дочери были ничуть не хуже, чем сочинения их детей: «Мой папа никогда меня не бьет», «Моя мама — очень красивая…»

— …Племянница в прошлом месяце прогорела, — воодушевленно вещала дама средних лет. — Открыла кафе-пирожковую. Она повар по образованию, кулинар. Оборудование закупила, посуду, столики. Аренда, официанты, всё такое. И что вы думаете? Пришел какой-то старый хер, прости господи, попробовал и выплюнул! Моя старуха, говорит, вкуснее печет! А у них район-то спальный, маленький; все, считай, друг друга знают. Ну и разошлась слава. В день — один-два посетителя, не больше. Кто ж такое выдержит?

— Может, надо было лучше учиться печь? — процедил я сквозь зубы.

— Ой! — съежилась дама. — Здравствуйте, Тимофей… э-э-э… не знаю, как по отчеству… А я-то всегда считала, что вы за справедливость!

Обсуждать с пассажирами, что есть справедливость в моем понимании, я не стал.

— Скорей бы уж Третий указ был одобрен! — подал голос очередной почитатель законодательства. — В магазин ни утром, ни днем, ни вечером не зайти — очередины-ы-ы! Вот что им дома не сидится? Ведь есть же социальная служба — они и лекарства доставляют, и продукты!

— А старики, знаете, какие привередливые? — оживилась родительница дипломированного хирурга. — Дочь моя приносит заказ — это не то, это не так, хлеб черствый, кефир вчерашний… Ужас просто какой-то!

— А я вот что предлагаю! — потер бритый затылок молодой человек. — Помните, лет пять назад лозунг был — «У нерусских не покупаем!»? Помните? Безо всяких указов, безо всяких президентов народ сам придумал — и вперед! А сейчас надо такой лозунг: «Старикам не продаем!». И куда они тогда денутся? Тут два пути: или на курорт переселятся, или через социальную службу вынуждены будут заказывать, чё там им надо. И очередей не станет, и все работой обеспечены! А что? Нерусских же тогда из Москвы вытравили, и этих…

Поймав мой взгляд, он осекся, набычился.

— …вытравим, да? — подсказал я ему. — Как тараканов, правильно?

И вышел. Благо рекламное окно протаяло на нужной станции.

* * *

Толпа — существо удивительное. Рождается зачастую без беременности, жизненный цикл непредсказуем, существование прекращает всякий раз по-разному: то рассосется, то делением размножится. Неизменным остается лишь процесс пищеварения чудовища: стоит тебе попасть внутрь — и ты уже не сам по себе, ты — часть чуждого организма.

Я человек наблюдательный, и, например, в вагоне я всюду примечал то затравленный взгляд, то краску стыда, испарину на лбу, мучительно сжатые кулаки. Выдерни любого из толпы — хороший человек, любящий сын, заботливая внучка… Но желудочные соки существа пропитывают всех одинаково.

Когда в моем детдоме умерла директриса, мне было лет десять. Я прекрасно помнил, как воспитанники вперемешку с воспитателями и педагогами длинной процессией тянулись за санями с гробом в сторону кладбища. Было грустно и скучно, я то отставал, то ускорял шаг. На середине подъема в горку внезапно остановился старенький завуч, вроде бы перевести дух. И я вдруг увидел, как и куда он смотрит, усмиряя дыхание. В глазах его страх перемежался с покорностью: он прекрасно осознавал, что еще год-другой — и его ровно так же будут провожать по этой дороге…

Сегодня в вагоне таких глаз был не один десяток. Год, другой, пять лет, десять — нам всем выпишут путевку «на курорт». Плещется в зрачках ужас, сводит скулы от злости и безысходности. Будь ты один — можно было бы застонать, заорать, разрыдаться, спрятаться под одеяло. Но ты не один, ты — часть рациона удивительного существа, тебе, пропитанному желудочным соком, практически переваренному, положено с упоением предаваться сладострастному садизму, цинично обличать и унижать тех, кого ты вне толпы искренне любишь. Да и не их вовсе! Разве толпа ведет речь о твоих родных и близких? Да нет же! Это про вдову академика, проживающую в четырех комнатах, тогда как ты сам с семьей ютишься в «однушке»; это про соседок, перемывающих тебе косточки на лавочке у подъезда…

Программный директор Семён будто не сидел на стуле, а торчал из него.

— Убью! — полуобморочно пообещал он.

— Так еще десять минут! — демонстративно постучав пальцем по наручным часам, ответил я.

— Лена, где ты? Пиджак Тимофею, галстук, быстро! Ты бухал, что ли?

— Сеня, так день рожденья ведь вчера… Да мы же вместе бухали!

— А. Да. Забыл, извини! И что мне с рожей твоей делать прикажешь?

— А я побольше трагизма на лоб напущу — пусть решат, что я всё утро плакал о судьбе Отечества… — Я принял из рук Семёна листок со своим текстом, пробежал глазами интересующий абзац. — Шутишь?

— А похоже?

— Похоже, что вот этим делом ты мне всю политику партии испортишь!

— Поздняк метаться, Тим! Наверху решили, что теперь ты будешь послушным мальчиком. Ты куда?!

— Позвонить. Я мигом!

Успел. Мама была уже одета, вертела в руках древнюю авоську.

— Привет, мам! Куда собралась?

— Тима, знаешь, Любка что-то к телефону не подходит. Как бы не случилось с ней чего! Съезжу, проведаю…

— Мам, тетя Люба сейчас на курорте, на Черном море.

— Да что ты? По путевке? А там что — уже тепло?

— Да, мам, там тепло, хорошо… Слушай, мне уже пора бежать. Пожалуйста, очень прошу — не выходи никуда из дома!

— А почему? Что случилось?

— Ничего, мам, просто холодно на улице. Поверь, сегодня тебе выходить не стоит. Ладно?

Разлуку с дочерью она перенесла вполне сносно, а вот Наташкин отъезд ее подкосил. Уже второй месяц она как минимум раз в неделю «теряет» бывшую сокурсницу Любку и всякий раз радуется, узнав, что та на курорте. Всё ждет ее возвращения, рассказов и впечатлений, а потом — всё заново. Узнай кто о таком ее состоянии, ей и самой бы быстренько оформили путевку… в принудительном порядке. Отменили у нас иждивение и домашнюю опеку. Болен — в гериатрический центр! Чем болен — без разницы. Пошел на поправку — по барабану.

Я не знал на сей момент ни одного старика, которому удалось бы вернуться с курорта.

* * *

— Доброе утро! В эфире нашего телеканала — блок новостей, и с вами — я, Тимофей Печкин.

Для начала — о курьезном. Вновь в Московском метрополитене пассажиро-поточное происшествие. Нам с вами было бы смешно, когда бы не было так грустно! В семь сорок четыре в переходе на Курской-кольцевой тридцатидвухлетний уроженец Тамбова был сбит спешащим на работу москвичом. С сотрясением мозга и многочисленными травмами пострадавший был доставлен в больницу. Очевидцы утверждают, что сам он и является виновником происшествия: зазевался, снизил скорость в потоке. Хочу напомнить, что это уже третий случай только за прошедшую неделю.

Где же та критическая отметка, что заставит власти обратить внимание на ситуацию? Несовпадение жизненных ритмов москвичей и гостей столицы становится настолько очевидным, что пора бы уже поднять вопрос о целесообразности допуска в Москву жителей провинции. В качестве альтернативы — предложить всем командированным сдавать нормативы ГТО, прежде чем покупать билет в наш город.

А теперь о главном. Вся страна замерла в ожидании, будет ли сегодня принята Госдумой так называемая Третья поправка к Федеральному закону «О защите старости». Напоминаю, что своим февральским Указом наш Президент внес в палату нормы, предоставляющие субъектам Федерации право на ограничение передвижения пенсионеров в общественных местах в рабочее время. Если Третья поправка будет одобрена, в пятнадцати субъектах России будет введен комендантский час для пожилых — с шести утра до двадцати трех часов, за исключением выходных и праздничных дней…

* * *

Поднялся ветерок. Видимо, в вышине он был гораздо сильнее, поскольку разметал казавшиеся утром монолитными облака, и теперь я щурился от садящегося солнца. Яркое, но по-прежнему холодное, оно норовило спрятаться за своим изображением на рекламном плакате, а я строил путь к дому так, чтобы подольше не выпускать его из виду.

Шел «грибной» снежок. То есть я-то понимал, что это ветерок сдувает в крыш снежную пыль, но думать о снегопаде из ниоткуда было интереснее.

В какой-то момент в холодной крупе мне почудились алые тона. Решил: показалось. Но чем ближе подходил к дому, тем настойчивее лезли на глаза яркие красные бабочки, порхающие в вышине.

У подъезда собрался народ — еще не толпа, но уже что-то внушительное. Сверху, из-за штор и занавесок, на недотолпу взирали перепуганные, бегающие, прячущиеся, непонимающие глаза. Собравшийся народ, дружно задрав головы, пялился на балкон, на котором, счастливо улыбаясь, обрывала лепестки вчерашних роз и пригоршнями кидала их по ветру моя тёща. А молодой милиционер, придерживая фуражку, пальцем пересчитывал окна, чтобы определить нашу квартиру.

Алексей Толкачёв

Паровозики

Под звонком слева от двери номера не было. Под звонком справа было написано: «144». Мне была нужна сто сорок третья квартира, и я нажал на левую кнопку. В следующую же секунду — как будто хозяйка ждала моего звонка, стоя у себя на пороге, — послышались металлические скрипы дверного замка, шарканье ног и щелчок выключателя.

— Ктойта?

— Здравствуйте! Это Андрей, я вам звонил насчет квартиры.

Внешняя дверь открылась.

— Заходите!

Общая площадка перед двумя квартирами оказалась здорово завалена всяким барахлом: какие-то ящики, мешки с картошкой и даже старая стиральная машина. Что самое удивительное — машина эта стояла вплотную к двери сто сорок четвертой квартиры, так что ни войти в ту квартиру, ни выйти из нее было решительно невозможно.

— Соседское добро, — пояснила хозяйка. — Они на даче живут до конца ноября. А это побросали тут. Мне что, мне не жалко! Пройти можно, и ладно. Дверь, вон, стиралкой забаррикадировали. От воров, поди. Как будто воры стиралку отодвинуть не смогут!

Хозяйка, Валентина Никифоровна, как я и предполагал после нашего телефонного разговора, оказалась женщиной лет шестидесяти. Жилплощадь готова сдавать надолго, сама будет жить у сестры, в другом районе. Квартира в хреновеньком состоянии, зато цена подходящая.

— Надеюсь, безобразить тут не будете? Квартиру разрушать?

— Да что вы, Валентина Никифоровна! Я не такой человек. Я инженер, занимаюсь космической связью…

— Космической — хорошо. Вы не из Орла?

— Нет, я из Дмитрова. А что?

— Ну как же, — хозяйка внимательно посмотрела мне в глаза. — Орла, ла-ла, ла-ла?

Прочитав на моем лице полное недоумение, она явно удовлетворилась и сказала:

— Живите! Вот вам ключи. Других у меня нет, так что можете замок не менять. А хотите — меняйте… Только в общей двери оставьте какой есть, а то соседи не войдут.

Мы обменялись телефонами и прочими всевозможными координатами, я заплатил Валентине Никифоровне за первый месяц, и она пожелала мне счастливо оставаться.

Проводив хозяйку, я еще раз, более внимательно, осмотрел квартиру. Отлично, жить можно! А там, если всё будет нормально, и ремонт сделаем. Ну, это — поживем, увидим… Я, в общем-то, квартиру снял не для того, чтобы одному в ней обитать. Есть в мечтах определенные проекты. Связанные с Викой. Только пока, к сожалению, ничем особо не подкрепленные…

Сумка с самым необходимым у меня с собой, так что здесь и заночую. Завтра еще в общагу к мужикам заскочу, кое-что оттуда заберу. А к выходным постараюсь с кем-нибудь насчет машины договориться, чтобы из Дмитрова всё, что надо, сюда перевезти. Без машины никак, там ведь техника всякая: компьютер, усилитель, колонки, телевизор, ну и так еще, по мелочи…

В ванной комнате поставил на полочку стакан с зубной щеткой, пастой и бритвой, положил на раковину мыльницу. Застелил постель. У кровати стоит большой старый трехстворчатый шкаф для одежды. Правда, одна створка закрыта на замок и где ключ — неизвестно. Но другие две створки открываются. Повесил туда рубашки. Вскипятил чайник. Попил чаю с бутербродами. Покурил на балконе. За окном красота — высокие деревья: клены, тополя, разноцветная сентябрьская листва…

Ближе к ночи, проходя по коридору мимо двери, посмотрел в дверной глазок. Сам не знаю, зачем я это сделал. Наверно, просто в этот вечер, слоняясь по своему новому жилищу, я всюду совал свой нос, чисто из исследовательского любопытства. Заглянул в глазок… И вздрогнул. С той стороны двери на меня в упор смотрела квартирная хозяйка!

Ух! Аж мурашки по коже! Что это она там стоит?

Открыл дверь.

— Валентина Никифоровна! Вы вернулись! Что же не звоните? У нас, вообще, звонок работает?

— Орла. Ла-ла, ла-ла, — ответила хозяйка. — Я что давеча забыла сказать… Если не хотите за электричество переплачивать, свет в тамбуре выключайте.

— В тамбуре?

— Здесь, — хозяйка ткнула пальцем в направлении лампочки, освещавшей общую площадку перед двумя квартирами. — Лампочка от нашего счетчика подключена. А эту, которая от подъездного счетчика, вкручивать бесполезно — ее мумь пожрет.

— Кто пожрет?!

Хозяйка лишь махнула рукой.

— До свиданья, — произнесла она и вышла за дверь.

А вот интересно, как она вообще вошла сюда? В «тамбур», как она выражается… Я ж, когда провожал ее, дверь-то внешнюю закрыл! Или не закрыл? Да нет, вроде закрывал… Может, врет, что у нее других ключей не осталось? Ладно, бог с ней!

Устал я за этот день, уснул быстро и спал крепко. Снилось мне, будто я еду на поезде, зачем-то в город Орёл. Снился стук вагонных колес. Потом оказалось, что это не колеса, а проводница среди ночи стучится в дверь моего купе. Я поднялся с постели, чтобы открыть, и тогда только понял, что это был сон. Хотя стук, кажется, только что звучал совершенно реально, практически над ухом. Как будто стучали в створку шкафа — ту, что закрыта. Приснилось, конечно. Вокруг висела мертвая ночная тишина. Часы показывали половину четвертого. Я снова заснул.

Утром, когда я ждал лифт, открылась дверь с противоположной стороны лестничной площадки и вышла девочка с портфелем. Я поздоровался. Девочка отвечать на приветствие не стала, но спросила:

— Вы в сто сорок третьей квартире поселились?

— Да, — согласился я.

— Там дядя на паровозиках катается, — сказала девочка.

— Как это?

Тут подъехал лифт. Я вошел в него. Девочка за мной не последовала, осталась на площадке. Хотелось спросить, что она имеет в виду, что за дядя на паровозиках, но надо было спешить, чтобы не опоздать на работу, и я нажал на кнопку первого этажа. Двери лифта стали медленно закрываться. Внимательно глядя на меня, девочка достала из кармана железный рубль, положила в рот и, как мне показалось, проглотила. Лифт поехал вниз.

В этот день на работе меня ждала чертовски приятная неожиданность — мне прибавили зарплату! Немного, правда. Не в таком размере, чтобы скомпенсировать ту сумму, которую я теперь ежемесячно буду платить за квартиру в Москве, но всё равно дело хорошее!

После работы заехал в общагу, забрал свои манатки. Купил по дороге несколько лампочек. Надо всё же ввернуть лампочку в тот патрон в тамбуре, что не от моего счетчика подключен. Про который мне вчера хозяйка говорила, что там лампочку «мумь пожрет». Смешно! Прикольные, вообще, люди тут собрались: у одной «дядя на паровозиках катается», у другой — «мумь» какая-то…

Открывая дверь, я услышал в квартире голоса. Ну, блин, точно: хозяйка наврала насчет ключей! Мало того, что у кого-то есть другой комплект, так они еще и ходят сюда! Надо срочно разбираться с этой Валентиной Никифоровной и замок, по-любому, менять. Вошел в квартиру, приготовившись дать вежливый, но твердый отпор незваным гостям… Но таковых в квартире не оказалось. Хотя громкие голоса звучали.

Пройдя на кухню, я установил, что звучат они… из холодильника! Открыл дверцу. Нет, не из холодильника. Из-за холодильника! Поднатужившись, слегка отодвинул этот белый гроб от стены. За ним, вся покрытая солидными клубами пыли, обнаружились радиоточка и проводной репродуктор — раритетная, на сегодняшний день, техника! Оттуда и звучали голоса — шла какая-то радиопостановка. Непонятно только: если эта радиоточка была включена, то почему она вчера никаких звуков не издавала? В общем, я ее выключил и придвинул холодильник обратно к стене.

Пошел в тамбур вкручивать лампочку. Сначала пришлось потрудиться, чтобы выкрутить остатки предыдущей — металлический цоколь с торчащими из него обломками стекла. И всё это дело перепачкано в чем-то красном, засохшем. То ли в крови, то ли в томатном соке… Ну, в конце концов справился, выкрутил эту дрянь и ввернул новую лампочку. Да будет свет!

Ночью, лишь только я задремал, кто-то в квартире громко произнес:

— Старик на дереве хохочет!

На этот раз не приснилось. Голос в квартире прозвучал, без сомнения, наяву. Опять откуда-то с кухни. Я встал, зажег свет, пошел на кухню, отодвинул холодильник от стены… Так и есть — радиоточка включилась! Я в прошлый раз кнопку на ней отжал, а сейчас она снова нажата. То ли я ее холодильником задел, когда двигал, то ли этот раздолбанный механизм уже живет какой-то своей жизнью. Надо ее из радиорозетки выключить, да и всё… Но не тут-то было! Никакой радиорозетки не обнаружилось, провода шли прямо из стены. Обрезать их я не решился. Ведь только вчера обещал хозяйке не совершать в квартире разрушений! Взял спичку и с ее помощью заклинил кнопку так, чтобы уж точно больше не нажалась. Холодильник на место ставить не стал. Вернулся в постель.

Среди ночи проснулся от громкого хохота. На этот раз звук шел не с кухни, а со стороны балкона. Неужели залез кто-то?! Сходил в коридор, к вешалке, достал из кармана куртки газовый баллончик (всегда ношу в кармане на всякий случай). Кто знает, что там за черт на моем балконе? А хохот всё не умолкал. Я подошел к балкону, осторожно отодвинул занавеску… На балконе, кажется, никого. А откуда же… Ох, твою мать! На дереве напротив сидит костлявый старик, тычет кривым пальцем в сторону моего балкона и хохочет! Увидев меня в окне, старик хохотать перестал, вперил в меня безумный взгляд и закричал:

— Что? Как там дядя? На паровозиках катается?

Я даже не стал выходить на балкон. Какой смысл разговаривать с идиотом? Ясно, что это или пьяный, или вообще сумасшедший. Только вот что теперь делать? Как уснуть в такой обстановке?

И тут зазвонил телефон. Едва я успел поднести трубку к уху, как услышал:

— Долго еще он у вас ржать будет?! Спать же не дает!

— А я-то тут при чем?

— Э… А где Никифоровна?

— Она сейчас здесь не живет.

— А ты кто?

— А я у нее квартиру снимаю.

— Ну, и что — она тебе ничего не рассказала, что ли?

— Нет. А что она должна была рассказать?

— Это ж муж ее на дереве сидит! Сумасшедший. Его в богадельне держат. А он оттуда иногда сбегает и сюда залазит, смотрит на свою бывшую квартирку. Звонить надо, пускай за ним приедут! Никифоровна всегда звонила.

— А куда звонить?

— Обожди, сейчас номер найду, скажу.

— Простите, а вы кто?

— Кто-кто! Сосед твой из сто сорок четвертой квартиры.

— А… Так вы с дачи вернулись?

Но в трубке уже звучали короткие гудки. Видно, сосед пошел искать телефонный номер богадельни. Надеюсь, найдет, перезвонит мне.

Однако прошло минут десять, мне никто не звонил, а безумный старик на дереве продолжал заливаться истерическим хохотом. Я решил зайти к соседям. Выйдя в тамбур, я с удивлением обнаружил, что дверь их квартиры как была задвинута стиральной машиной, так и осталась. Я постучался. Безрезультатно. Тогда я вышел на лестничную площадку и нажал на кнопку звонка сто сорок четвертой квартиры. Послышалась звонкая трель. Но никто не открыл.

Вернувшись к себе, я с облегчением обнаружил, что хохота больше не слышно. Неужели старик слез с дерева? Нет, как оказалось, не слез. Но замолчал и смотрит куда-то вниз. Я вышел на балкон и тоже посмотрел вниз. Сквозь густую листву, да еще в темноте, разглядеть что-либо было трудно, но ясно было, что на земле под деревом суетятся несколько человек с фонарями. В какой-то момент вроде бы мелькнул оранжевый жилет — типа тех, что бывают у железнодорожных рабочих. И там, внизу, несколько мужских голосов пели какой-то странный полубессмысленный куплет:

— Рука пород древесных,

Река дорог железных

Течет к нам из Орла,

Ла-ла, ла-ла.

Куплет этот они повторяли снова, и снова, и снова, и это продолжалось до тех пор, пока сумасшедший старик не стал спускаться по дереву вниз. Когда голова безумца скрылась в листве, пение прекратилось. Фонари погасли, и больше я ничего не видел и не слышал.

Ближе к утру, сквозь тяжелый предрассветный сон, мне слышалось, что вроде бы опять кто-то стучится в створку шкафа, но сон оказался сильнее и не выпустил меня из своей пелены.

Проснувшись наутро, я почувствовал себя не очень хорошо. Меня слегка мутило. Завтракать не хотелось. Я заставил себя выпить чаю, после чего меня едва не стошнило. В голове крутился дурацкий напев: «Рука пород древесных, река дорог железных…»

Я вышел из квартиры. Вход к соседям всё так же был забаррикадирован стиральной машиной. Заперев все двери, я стал убирать ключи в портмоне, в тот кармашек, где обычно их ношу вместе с мелочью, и тут на глаза мне попалось несколько лежавших там рублевых монет. От их вида мне сделалось совсем дурно. Словно повинуясь какому-то инстинкту, я вытащил эти монеты и отбросил их подальше от себя, в сторону мусоропровода. И мне сразу стало гораздо легче! Только очень захотелось поскорее помыть руку, которой я дотрагивался до монет.

Прогулка по улице до метро окончательно привела меня в чувство. В вагоне мне посчастливилось занять сидячее место, я слегка прикорнул и прибыл в офис вполне в бодром здравии. А на работе меня снова ждал приятный сюрприз, на этот раз — на личном фронте.

Вику я обхаживал уже давно. И мне казалось, что я ей нравлюсь. Но при этом дело как-то не двигалось — в смысле какого-нибудь прогресса в отношениях. Даже на мои невинно-интеллигентные приглашения сходить, к примеру, в театр или в кино она отвечала вежливым отказом. Не всегда, но чаще всего. А сегодня в середине дня она позвонила мне сама.

— Не хочешь покурить?

— А… Сейчас, только мейл допишу. Давай минут через пять в курилке встретимся?

— О’кей.

В курилке мы с Викой оказались только вдвоем, что тоже было как нельзя кстати.

— Помнишь, я обещала тебя своим фирменным яблочным пирогом угостить?

— А как же! Еще полгода назад! Но ведь обещанного три года ждут. Так что я еще на два с половиной терпения набрался…

— Можно немного пораньше. Можно сегодня. Заедем после работы ко мне?

Вот оно — неожиданное счастье! Но не успел я что-либо ответить, как Вика, поправляя прическу, отвела рукой свои волосы назад, и я увидел у нее в ухе серьгу в виде серебряной монеты. В ту же секунду меня скрутило. Уронив сигарету на пол, я едва нашел в себе силы промямлить:

— Извини… Плохо себя чувствую… Сегодня не получится.

И побежал из курилки в туалет. До конца рабочего дня за своим столом я досидел более-менее нормально. О Вике старался не думать, потому что иначе тут же перед глазами вставала ее серьга-монета и…

По дороге домой, в метро, случился очередной рецидив. По вагону с протянутой рукой тащился нищий. Когда он поравнялся со мной, я увидел, что это не живая рука, а протез. Причем деревянный. Кисть, пальцы — всё было вырезано из дерева. «Рука пород древесных», — вспомнилось мне. Протез рассохся, потрескался, и самая глубокая трещина шла через всю ладонь, словно линия жизни. В эту деревянную ладонь нищий собирал мелочь. Я поспешил закрыть глаза, но сознание успело зафиксировать картину: несколько рублевых монет и одна двухрублевая, ребром застрявшая в «линии жизни».

Меня вырвало прямо на пол вагона.

Нищий посмотрел на меня с ненавистью и промычал:

— Мумь!

* * *

Добравшись до двери квартиры, я снова услышал человеческие голоса. Ну всё, эта радиоточка мне надоела! Пройдя на кухню, я что есть силы дернул за провода, уходящие в стену. Они оказались на удивление прочными, не порвались, а лишь выскочили наружу, при этом обрушив со стены на пол огромные куски штукатурки. Ну вот… А ведь я обещал хозяйке квартиру не разрушать! За слоем штукатурки на стене почему-то находились рельсы от игрушечной железной дороги. Часть рельс осыпалась на пол, часть осталась на месте. Ладно, завтра всё заделаем и восстановим, а сегодня надо хорошенько отдохнуть и прийти в себя. Кухонным ножом я перерезал провода и направился в спальню.


Квартирный вопрос (сборник)

С наступлением темноты радио спело мне песню про Орёл и про реку дорог железных. Я понял, что резать провода было глупо. Это просто какое-то временное помутнение на меня нашло. Я же инженер! Радиоинженер, черт возьми! Я ж понимаю, что радио — оно потому и радио, что принимает сигналы из радиоэфира! Вот оно и играет. А провода нужны только для того, чтобы радио во время качки от стены не отрывалось. Качка началась позже, около полуночи. Стучали колеса, за окном мелькали огни семафоров, что-то кричали начальники станций… Бабушка через окно протянула ведро орловских яблок… И всё время качало.

Проснулся по звонку будильника. Самочувствие неплохое. Сейчас надо быстро умыться, побриться, позавтракать — и на работу! В закрытую створку платяного шкафа что-то настойчиво стучало. Ну, я-то инженер, я же понимаю, что если всю ночь качало, то, соответственно, в шкафу накопилась индукция качки, и теперь то, что там есть, будет еще долго качаться и биться в дверцу. Индукция качки, гортензия энергии. Школьный курс яблок… Я чуть не запнулся о ведро, которое ночью бабушка в окно сунула. Кстати, не помню, заплатил я ей? Наверняка заплатил. Возьму пару яблок, съем по пути к метро…

Закрытая створка шкафа с треском выламывается, и вместе с ней на пол падает тело. Подхожу, рассматриваю. Это не тело, а только фигура. Манекен. На него тут, очевидно, одежду вешали. Он и сейчас в одежде, поэтому я сначала и подумал, что это человек. А это манекен деревянный. «Рука пород древесных».

На работе, как обычно, всё замечательно. Вечером в буфете мой коллега и приятель Игорёк проставляется по случаю своего бракосочетания. Всех приглашает. Но я не пойду. Мне домой надо, в квартиру! А лучше я завтра Игорьку свадебный подарок принесу — отпилю руку у своего манекена, сделаю из фольги два колечка, как бы обручальных, и на пальцы этой руки надену. И подарю. Прикольно будет! И оригинально. Наверняка же Игорёк знает эту песню: «Рука пород древесных». А манекен этот деревянный мне не то чтобы не нужен — нужен еще как! Я его на стене у себя над кроватью закреплю. Уютно получится: снизу я, а сверху он — как крыша над головой. А то, что он без одной руки будет, — это как раз хорошо, художественно.

Выхожу из лифта на своем этаже и вижу, как от моей двери — детвора врассыпную! Все по лестнице вниз побежали, а одна девчонка — та, которую я в первое утро встретил, — за свою дверь спряталась, что на нашей лестничной площадке от меня напротив. А я гляжу… Батюшки, они на моей двери красной краской из баллончика написали: «Мумь»! Вот ведь поганцы малолетние! Что я теперь Валентине Никифоровне скажу? Подхожу к двери, за которую юркнула девчонка, нажимаю кнопку звонка. Сейчас я с ее родителями-то поговорю! Пусть они ей уши надерут!

Дверь распахивается. На пороге стоит молодой мужчина. Редкие волосы, водянистые глаза, козлиная бороденка. Острый кадык нервно ходит вверх-вниз. В вытянутой руке, словно пистолет перед лицом врага, словно православный крест перед чертом, мужчина держит белую пятирублевую монету. Он говорит мне:

— Уйди, мумь! Убирайся к себе! Здесь тебе нечего делать. Здесь нет Орла, ла-ла, ла-ла!

От вида монеты я падаю на пол и едва не теряю сознание. Ползком преодолеваю лестничную площадку, добираюсь до своей двери. Отдыхаю. Открываю дверь, вваливаюсь в тамбур. Мне всё еще плохо. Но чувствую: тут есть кое-что, от чего мне станет легче! Электрическая лампочка! Та, что питается энергией от общего электрощитка! Выкручивать ее сил нет, и я просто выламываю ее из патрона, разрезая в кровь руку. Сую лампочку в рот, жую, глотаю… И чувствую чудесное облегчение! Всё в порядке. Всё нормально. Всё хорошо.

Захожу в квартиру. Там дядя на паровозиках катается.

Наталья Болдырева

Семья

Ник не мог бы сказать, когда это все началось, но отчетливо помнил, как это все случилось. Уже в который раз он пришел домой за полночь. На пороге стояла сумка с его вещами, в дверном проеме, привалившись к косяку, с руками, скрещенными на груди, расположилась мать.

— Забирай и уходи. Ночуй где захочешь! Раз тебе больше не нужен дом…

Мать постепенно повышала голос, и это могло бы затянуться надолго, но по пятому каналу уже транслировали «Арт Хаус», и потому Ник просто поднял сумку и ушел.

Мать замолчала. И больше уже никогда не пыталась разговаривать с ним. Лишь сталкиваясь на общей кухне, у микроволновки, смотрела долго и пристально, чуть исподлобья, — думала, что он не замечает. Потом Ник долго размышлял, не искала ли она других слов: правильных, тихих? Эти размышления не приносили ничего, кроме раздражения и головной боли.

Тем вечером, как и несколько недель после, он ночевал этажом выше — у конопатого Тимки. Но и с Тимкиными предками не все было ладно. Каждый день, не в силах поделить восемнадцать квадратов, они приводили покупателей — и каждый день отказывали им, несмотря на предлагаемые суммы. Поток желающих приобрести комнату не иссякал — только за последний месяц цены на жилье выросли втрое, — но и взаимное недоверие супругов росло в геометрической прогрессии. Вот уже год страх неравного раздела имущества связывал их прочнее тринадцати лет брака. И каждый день бритые лбы в черных стеклах перешагивали туда-сюда через лежащих на полу мальчиков.

Уйти во второй раз было еще проще. Они сместились на пару комнат вдоль по коридору. Баба Клава не приветствовала непрошенное вторжение, но все же была ему сдержанно рада. Они переключали ее любимые сериалы, чтобы смотреть жестокие и не слишком понятные фильмы, но позволяли ей трындеть сколько влезет, а Ник иногда даже слушал. В такие минуты взгляд его терял фокусировку, а голова склонялась чуть набок. Монологи бабки всегда завершались глубоким вздохом. Ник поднимался с пола и, взгромоздившись на подоконник, подолгу смотрел на улицу — в узкий, вечно темный проем меж мертво притиснутых друг к другу домов. Увидеть, что там делается внизу, ему не удавалось никогда. Сорок второй этаж — слишком высоко.

Оставшись в одиночестве, Тим чувствовал себя неуютно, вырубал «матюгальник» и предлагал:

— Выйдем?

Бабка вскакивала на кровати, лезла под матрасы — за кредиткой и замусоленным списком. С появлением мальчишек отпала необходимость спускаться в супермаркет, и она практически перестала ходить. Вставала, придерживаясь за спинку кровати, делала два шага в коридор, шаг — в санузел. Это и были все ее прогулки. Кредитку брал Ник: Тим проявлял себя неразумным растратчиком. Они выходили в коридор и устраивали скоростной спуск по перилам давно сломавшегося эскалатора.

На уровне мультиплекса царил упорядоченный хаос. Там можно было увидеть зелень и прищуриться на лампы дневного света, посмотреть самую новую рекламу — ту, которая на социально-проплаченных экранах появлялась лишь через месяц после презентации продукта в национальной торговой сети. Тим норовил застрять у ярких голографических роликов, но Ник целеустремленно тянул его дальше: на этом уровне они могли находиться бесплатно не более часа в день, а потому первым делом совершали покупки. Толкали устаревшие тележки на механическом ходу, сметая с полок стандартный набор продуктов, рекомендованных Министерством здравоохранения. Когда появлялись «карманные деньги», выделяемые Отделом социального контроля на их детские кредитки с ограничением прав потребителя, они отрывались по полной. Королями шли по мультиплексу, позволяя себе и поиграть в многомерные игры, и окунуться в бассейн. Тим любил игровые автоматы, практичный Ник предпочитал купание. Ионный душ перед бассейном гарантировал дополнительный ресурс чистоты, а погружение в воду целиком дарило непередаваемую гамму ощущений. Как ни странно, каждый раз новую. И Ник доказывал Тимке, что ни один симулятор не сравнится с реальностью. Во всяком случае, ни один из тех, что стояли в мультиплексе.

— Удешевленная матрица, я тебе кричу, они ее облегчают до минимума! Физика мира и вполовину не просчитана!

Тим пожимал плечами: он любил яркие краски и на физику мира ему было начхать.

Иногда Тимка мечтал. Предлагал пойти в социальный отдел и заявить об отказе от родителей. Ник осаживал его:

— Карту потребителя с открытыми правами до четырнадцати лет тебе никто не даст. А вот отправить на верхние этажи — в зону социальной защиты — это запросто!

Наверху было плохо. На этажи выше шестидесятого вели только служебные лифты. И никаких лестниц.

Тим грустнел. Полтора года казались ему вечностью. Ник был почти на год старше. Но и взрослеть не торопился. Он подозревал, что, когда через семь месяцев получит карту, его мать переселят в другую, малогабаритную комнату. На какой этаж? В каком блоке? Сможет ли он так же изредка подходить к двери в общую кухню и смотреть, как она стоит, придавливая пальцем заклинившую кнопку на давно сломанной панели плиты?

Подниматься одиннадцать пролетов по застывшим ступеням эскалатора с покупками в руках было слишком тяжело и долго, и обратно они ехали в общественном лифте: тесно, душно и дорого, зато быстро и весело. Из прозрачной капсулы был виден весь мегаполис. Сияющий, устремленный к небу. Не верилось, что та стена, которая наблюдалась из любого окна их блока, — часть этого светлого, сверкающего гранями, мира. Небо казалось ирреально синим, чистым. Иногда можно было увидеть идущее на закат солнце. Большое и красное, подернутое едва различимой сероватой дымкой.

Дверь в комнату открывалась, как только они появлялись в конце коридора: баба Клава переключала экран на камеру слежения; и то, что она ни разу не заснула, ожидая их, непривычно радовало мальчишек. Они с гиканьем залетали в комнату, и старушка встречала их чахлым смехом. Покупки вываливались на пол, сортировались и долго обсуждались. Иногда баба Клава заказывала подарки: «Тима, ну что ты в обносках ходишь? Погляди, бахрома на брюках! А вот я по визору видела, сейчас мальчики носят…» — и по-детски радовалась, когда мальчишки угадывали ее желания.

А через месяц пришла Рита.

Когда днем, собравшись в супермаркет, Ник открыл дверь — она сидела привалившись к стене напротив. Спала. Ник замер в узком проеме. Тим боком прыгнул мимо. Подошел, раскачиваясь на ходу, слегка пнул перегородившие коридор ноги — длинные и худые, плотно обтянутые черными кожаными лосинами. Девушка проснулась, подняла руку к глазам — запястье было одето в серебристый пластик.

— Неформалка какая-то, — прокомментировал Тим.

— Ты чё тут делаешь? — Ник не любил сюрпризов. И неприятностей с мусорщиками — тоже. Бомж под их дверью мог привлечь ненужное внимание.

— Я к вам пришла, — девушка поднялась и оказалась почти на голову выше него.

— Пришла и пришла, — Ник вдруг почувствовал, что любые объяснения будут неуместны. По крайней мере, сейчас. — Почему не заходишь?

— Дверь закрыта, а зуммер сломан.

Тим заржал, схватился за стену.

— А постучать — руки отвалятся?

Она вспыхнула, нервным движением заправила за ухо темно-синюю прядь.

— Не догадалась.

— Жертва… технического… прогресса!.. — Тим уже лежал на полу, хохоча во всю глотку.

Ник ухмыльнулся.

— Ну, пойдем с нами! Мы на тридцатый, за жвачкой.

— А остаться можно? — она уже улыбалась приподнявшейся на кровати бабке.

Белозубо улыбалась, широко. Такую стоматологию делали только в VIP-блоках.

— Как хочешь.

— Тебя как звать, деточка? — баба Клава слабо махала рукой, приглашая ее подойти ближе, и девушка ловко просочилась мимо загораживающего дверной проем Ника.

Просочилась, не задев, но обдав странным, будоражащим нервы ароматом. Индивидуальный запах. Право на индивидуальный запах имели лишь высоко оплачиваемые специалисты, элита. Или их дети. Несмотря на свой рост, девица не казалась достаточно взрослой, чтоб зашибать такие деньги самостоятельно.

— Рита.

С этой прогулки по супермаркету они возвратились необыкновенно быстро. Дома все было уже иначе. Немногочисленные вещи лежали на тех же местах, но уже как-то по-другому. Если бы Ник не знал наверняка, что комплексная очистка помещений работает двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, поглощая пыль и уничтожая болезнетворные бактерии, он решил бы, что в комнате стало чище. И светлее.

Рита спала на полу. Бабка сидела на кровати молча и, глядя на девушку, улыбалась чему-то. Так они и просидели до самого вечера — глядя на спящую посреди комнаты Риту и улыбаясь. Потом пили ледяной чай из пакетов «тетрапак», ели соленые крекеры и спорили об игровом кино. Тим смеялся, заваливаясь на бок; Ритка хихикала, пряча кончик носа в кулак; Ник ухмылялся. Баба Клава отзывалась с кровати шелестящим покашливанием. Как ни выгадывал Ник, а подобрать удобного момента для объяснений так и не смог. Ни в этот день, ни в другие.


Квартирный вопрос (сборник)

Ритка мало говорила, но часто спрашивала: не знала элементарных вещей. Ее приходилось всему учить — даже пользоваться дистанционным пультом визора. Забываясь, она пыталась переключать каналы в голосовом режиме. Сломанные вещи ставили ее в тупик. Она никак не могла усвоить: сломанная вещь не становится бесполезной. Просто меняет свои функции. А еще у нее не было персональной карточки потребителя.

Через месяц она отважилась выйти в супермаркет.

С диким визгом они катали ее на тележке, покупали ей новые шмотки, руководствуясь подробно составленными описаниями бабы Клавы; Тим демонстрировал свои любимые игры, а Ник затащил Ритку в бассейн.

Он подныривал и хватал ее за щиколотки, тянул вниз. Она хохотала и дрыгалась, вырываясь. Плавала она гораздо лучше Ника.

Позже, в солярии, глядя на ее худые голенастые ноги, Ник понял, что она еще очень маленькая. Может быть, даже младше Тимки. Хоть и вымахала такая дылда.

Только чип-контроллер электронной карты не позволил им просадить все деньги разом.

Домой они возвращались поздно. Когда, постепенно ускоряясь, тронулся с места лифт, прозрачную каплю насквозь пронзил алый свет заходящего солнца. Ник услышал сдавленный вздох Ритки и почувствовал ее пальцы, нырнувшие в его ладонь. Он слегка качнулся вперед, к упершемуся в стекло Тимке и, обхватив свободной рукой, вздохнул, прижал к себе, зарылся лицом в мягкую рыжую шевелюру.

Дома их ждали мусорщики. Ник еще никогда не видел столько мусорщиков разом.

Баба Клава сидела на своей кровати. Очень прямо. С ногами, опущенными на пол. Казалось, она сейчас встанет и пойдет. По любым инстанциям. Настолько далеко, насколько понадобится. Мусорщики толпой набились в комнату и с трудом разместились на двенадцати квадратах. Посреди, на раскладном стульчике, сидел человек.

Он был одет в серое, но по сравнению с униформой мусорщиков серый цвет его костюма казался праздничным.

Человек жевал никотиновую палочку. Тим вытаращил глаза. Ник постарался скрыть удивление. Еще никто из них не видел человека, чье благосостояние позволило бы ему приобрести лицензию на употребление наркотиков. Само существование такой лицензии казалось мифом.

Как только они вошли, закрылась дверь. В комнате стало совсем уж тесно. Сумрачно.

Человек в сером заговорил первым. Пошевелился на стуле, чуть склонился в сторону. Ближайший мусорщик поспешно подставил ладонь. Человек сплюнул никотиновый огрызок.

— Маргарита! Ты взрослая девочка. Прекращай играть в эти игры и возвращайся домой. Будем считать, что я тебя простил.

Ритка побледнела, откинула голову вызывающе. Человек продолжил как ни в чем не бывало:

— Мать в истерике. Доктор Зи не отходит от нее ни на минуту. Она губит свое здоровье валиумом… Я снова начал употреблять никотин!.. Тебе должно быть стыдно.

Ритка молчала. Опустив голову. Сжав кулаки. Ник протянул руку — спрятал маленький кулачок в свою ладонь.

Как будто только заметив, мужчина обернулся к нему.

— Я говорил с Клавдией Петровной. Вы хорошо заботились о моей дочери. Я окажу вам ответную любезность и не стану официально заявлять о том, что здесь творится… Я бы посоветовал вам, молодые люди, вернуться к родителям. В семью… Маргарет, у тебя пять минут!

Он поднялся и вышел. За ним потянулись мусорщики. Когда вышел последний, Тимка метнулся — захлопнул дверь.

Потом они сидели на полу. Втроем. Уткнувшись в колени бабы Клавы.

Эльвира Вашкевич

Канал

Ястреб:

— Что такое жестокость? Борьба за жизнь, господа, всегда законна.

Властитель:

— Я вами управляю, чтобы вы мне платили, а вы мне платите, чтобы я вам приказывал.

Карел Чапек. «Побасенки» (1932 г.)

— Так есть ли желающие заработать себе право жительства в Верхнем Городе? — голос глашатая взлетал над толпой.

Он применял миниатюрный усилитель, чтобы перекричать рев Нижних. Нижние терпеть не могут всякую технику, поэтому приходится встраивать все приспособления в одежду, иначе могут просто порвать на куски. Толпа поднималась и опадала, напоминая морскую волну, накатывающую на берег с грозной неотвратимостью, но отступающую, не в силах преодолеть более нескольких метров песка, разрешенных ей сушей. По поверхности толпы плыли шляпы и шляпки, кепки и платки.

«И почему Нижние никогда не появляются на людях с непокрытой головой? — подумал глашатай, с презрением глядя на волнующихся людей. — Может, у них что-то не в порядке с волосами? Конечно, в такой-то атмосфере…»

Глашатай вырос в Верхнем Городе и к Нижнему относился с брезгливостью. Ему казалось, что чем дальше он себя ощущает от этих грязных и оборванных людей, тем меньше шансов у него стать когда-либо таким же, как они. Он был уверен, что нужно всего лишь хорошо выполнять работу, которую в своей милости поручает ему Лорд, для того, чтобы обеспечить себе и своим детям пожизненное место в кварталах Верхнего Города. Правда, сегодняшняя работа ему решительно не нравилась. Но Лорд приказал, а приказы выполняются неукоснительно. Глашатай тоскливо посмотрел поверх шевелящегося и вопящего моря голов, различая хижины Нижнего Города, лепившиеся одна к другой. Это зрелище прибавило ему решимости.

— Так есть желающие? — его голос опять взмыл до самых арок Верхнего Города, с легкостью перекрывая шум толпы. — Лорд гарантирует, что тот, кто сможет переплыть Канал, получит не только право жительства в Верхнем Городе для себя и своей семьи, но и дом с усадьбой!

Глашатай скучающе окинул толпу взглядом. Главное — не показать своей личной заинтересованности в поисках добровольца. Если Нижние увидят, что в их отклике на предложение никто особо не нуждается, обязательно кто-нибудь клюнет на приманку. Да и приманка сладкая, почему бы и не клюнуть? Опасно, конечно, но всё равно так, как они живут, это не жизнь вовсе… Глашатай поежился, внезапно почувствовав порыв пронизывающего ветра от Канала. Темные воды жадно приникали к парапету, словно ожидая чего-то. Запах, доносимый ветром, наводил на мысли о плесени, разложившихся трупах и горах мусора.

Собственно говоря, это было не так далеко от истины. Канал был самым страшным местом Нижнего Города. Он служил развлечением, могилой, свалкой, канализацией — всем сразу. Он был сердцем Нижнего Города, и это сердце билось без перебоев, жадно заглатывая пищу, которую предлагали ему все. Глашатай глубоко вдохнул вонючий воздух и вздрогнул, вспоминая слова Лорда утром.

* * *

— Сегодня мне нужны развлечения, — меланхолично сказал Лорд, оглядывая окружающих пристальным взглядом.

Лорду всегда нужны были развлечения, он мучительно скучал в чопорной тишине своего дворца. Иногда собирались гости, такие же скучающие, как и Лорд. Развлечения их были необузданны и дики, но домочадцы понимали, что иначе просто невозможно. Ведь на этих людях лежит ответственность за весь Город, это настолько тяжкий груз, что никакие их безумства не в состоянии его уравновесить. Однако, когда взгляд Лорда равнодушно бродил по лицам, все дрожали, стараясь скрыть свой ужас. Никто не знал, какое именно развлечение понадобится господину в этот раз.

Лорд чутко реагировал на страх. Ему нравились дрожащие пальцы слуг, бледнеющие лица, наливающиеся слезами глаза женщин. Он получал удовольствие, видя, на что готовы эти люди, лишь бы только оставаться в Верхнем Городе. Он понимал их страх. Ведь одного его слова (да что слова — жеста, взгляда) было достаточно, чтобы любой из них оказался на причале Канала. А там судьба таких отбросов была решена. Нижний Город не терпел вторжения и не признавал неудачников.

— Развлечения… — задумался Лорд. — Кто-нибудь может что-то предложить?

Опущенные глаза и вздрагивающие руки были ему ответом. Лорд хмыкнул, радуясь произведенному эффекту. Он знал, что любой из слуг с радостью предложил бы какую-нибудь идею, но их фантазии не простирались дальше танцев и чревоугодия. А тот, чья идея не понравилась, должен был развлекать своего господина сам или предоставить для развлечения свою семью.

— Кхм… Мой Лорд… — глашатай смущенно откашлялся.

— У тебя что-то с горлом? — обманчиво-заботливо поинтересовался Лорд.

Глашатай быстро замотал головой, силясь выдавить из себя слова отрицания. Высшие не допустят, чтобы что-то случилось с его горлом! Они не позволят, чтобы пропал его уникальный голос, способный разноситься по площади, проникая во все ее уголки. Ведь только этим голосом он ценен для Лорда.

— Нет-нет! — в конце концов смог прохрипеть глашатай. — Просто я подумал о развлечении для моего Лорда…

— И каком же? — Лорд наклонился вперед, тяжело опираясь о подлокотники Львиного кресла. — Какое развлечение ты хотел мне предложить?

— Гонки по Каналу, — прошептал глашатай, боясь возвысить свой чудесный голос, чтобы не допустить неверной ноты. — Я помню, что моему Лорду нравились эти гонки…

— Хм… — задумался Лорд.

Действительно, давненько не устраивались гонки по Каналу! Это неплохая забава, если под рукой не оказалось больше ничего достойного. И в любом случае веселее, чем танцовщицы, которые оскальзываются на гладком мраморном полу Зала. А уж если еще смазать плиты жиром… Лорд захихикал, вспоминая последние танцы в Зале. Глашатай приободрился, гордо поглядывая на остальных слуг. Он посчитал, что Лорд так радостно реагирует на его предложение.

— Замечательно! — строго сказал Лорд, цепляясь взглядом за посеревшее вмиг лицо глашатая. — Ты и объявишь в Нижнем Городе об этом. Награда — стандартная. Но учти, если доброволец не найдется в течение часа, то тебе самому придется продемонстрировать искусство плавания. Я не намерен дольше ждать свою забаву! Ты вызвался сам. Сможешь подтвердить свое право на жизнь в Верхнем Городе?

Глашатай упал на колени, раздавленный неотвратимой тяжестью слов своего господина. Вот оно, самое страшное, ужас любого маленького человека, — ему нужно подтвердить свои права неукоснительным исполнением обязанностей!

— Мой Лорд… — глашатай уже не думал о своем голосе, охваченный животным страхом. — Хотя бы два часа!

— Я хочу знать, так ли преданно ты мне служишь, как говоришь, — холодно сказал Лорд, доставая шар-часы. — Время пошло, глашатай! Поторопись. Чтобы ты знал, насколько я справедлив, я добавляю тебе пятнадцать минут.

— Спасибо, мой Лорд! — глашатай благодарно целовал гладкий блестящий мрамор пола, быстро ползя задом к выходу.

Времени оставалось всё меньше и меньше. Он чувствовал, как минуты его жизни просачиваются песчинками, сыплясь с кончиков пальцев.

* * *

И вот теперь он стоял перед толпой, с деланным равнодушием глядя на них, этих безмозглых Нижних, дрожа в глубине души так, как не дрожат даже без одежды в сильную метель. А голос его тянул, зазывал, затягивал, обещая все блага мира.

— Есть ли желающие заработать право жительства в Верхнем Городе? — он спрашивал снова и снова, удивляясь тому, что толпа добровольцев не бросилась к нему, сметая с помоста.

Глашатай не понимал, почему они смотрят на него холодно и враждебно, а некоторые из них нехорошо улыбаются, изображая известные всем со времен глубокой древности жесты. Внутренние часы отсчитывали время сухими щелчками спущенной тетивы. Оставалось пятнадцать минут. Те самые пятнадцать минут, которые в милости своей подарил глашатаю Лорд.

— Говоришь, право жительства? — хриплый грубый голос вознесся над площадью, перекрывая призыв глашатая. — И для всей семьи?

— Лорд не лжет, а это его слово! — торжественно сообщил глашатай, вглядываясь в толпу, пытаясь определить, кто же из них крикнул.

А, вот, увидел — обычный мужчина, еще молодой. Хотя кто их знает, этих Нижних. Так трудно определять их возраст! Вот он сейчас — юноша, а через пару лет — глубокий старик. Это всё черные воды Канала, вытягивающие из них жизнь и силы.

— Слово Лорда — это слово Лорда, — рассудительно сказал человек, с легкостью заставляя утихнуть толпу. — Подтверждаешь ли ты слово Лорда своим словом? Отдашь ли ты свое право жительства в Верхнем Городе, свой дом, если я стану добровольцем, которого ты ищешь?

— Лорд обещал! — глашатай старался не показать своего недоумения.

Такое встречалось впервые. О Высшие, какой неудачный день! Еще понятно, почему он должен подтвердить Лорду свою пригодность в качестве слуги, но давать от своего имени слово этому отребью — просто унижение!

Двенадцать минут. Песок не остановить, он всё пересыпается из верхней колбы в нижнюю с равнодушием неодушевленной твари…

— А как быть с моей невестой? — крикнул Нижний, разворачивая широкие плечи, обтянутые кожаной курткой настолько плотно, что было удивительно, как кожа не лопалась.

— Невеста не является членом твоей семьи, человек, — вздохнул глашатай и с надеждой взглянул на остальных людей.

Этот явно не подходил, он просто тянул время, издеваясь над беспомощным посыльным Лорда. Глашатаю казалось, что он уже слышит перестук копыт черной шестерки, тянущей карету Лорда к Нижнему Городу. Возможно, так оно и было.

Десять минут…

— Но я хочу попробовать! — возразил человек, лихо сбивая кепку на затылок.

Глашатай удивился. С волосами у Нижнего было всё в порядке. Несколько необычная стрижка, но и моды у живущих возле Канала совершенно варварские, это давно известно.

— Пробуй! — охотно согласился глашатай. — Я могу сообщить своему Лорду, что ты вызвался добровольцем на гонки?

— Включите в соглашение о семье мою невесту, и вы получите лучшего пловца, который у вас когда-либо был! — человек явно бравировал.

Он обнял за плечи девушку в мешковатом сером платье и что-то тихо говорил ей. Та практически не слушала, закрывая глаза и бормоча свои уговоры. Глашатай окинул эту картину одним взглядом, запечатлев ее в своей памяти.

Семь минут… Песок все сыпался и сыпался. Каждая песчинка скрипела противным голосом Лорда, сталкиваясь со стеклом часов. У Лорда противный голос? Глашатай ужаснулся этой мысли и почувствовал, как холодный пот стекает по его шее.

— Заключи брак сейчас! — предложил глашатай, уже ни на что не надеясь.

Он с безнадежностью смотрел на Канал, оценивая его ширину, тело уже чувствовало липкие объятия холодной темной воды. Он просто обязан будет попытаться, хотя бы ради своей семьи. Может быть, когда он умрет, Лорд сжалится над ними, оставив им право жительства в Верхнем Городе. Глашатай не питал напрасных надежд и знал, что гонку ему не выиграть. Но он всё еще надеялся на милость своего Лорда.

— Ха! Человек Лорда, ты подал прекрасную мысль!

Толпа Нижних взволновалась, опять накатывая волнами на помост. Кто-то что-то кричал, кто-то размахивал шляпой, какая-то женщина примерила на невесту свою шаль и явно осталась довольна результатом.

Пять минут… Сколько осталось песчинок? Глашатаю казалось, что он может пересчитать их все. Каждая из них — мгновение жизни, и эти мгновения сыпались, сухо сталкиваясь друг с другом, но эти столкновения не замедляли неумолимый ход времени.

Вот теперь действительно послышался стук копыт. Огромная карета Лорда въезжала на площадь. Лорд вышел из кареты сам, легко опершись ногой на подставленную слугой спину.

«А ведь у него действительно на редкость противный голос!» — подумал глашатай с безнадежностью обреченного.

Лорд неторопливо шел к помосту, а Нижние исчезали с его пути, словно сметенные ветром.

Две минуты…

— И в горе, и в радости, и в богатстве, и в бедности, и в здравии, и в болезни… — вознеслась над площадью древняя формула. Лорд усмехнулся.

— Нарекаю вас мужем и женой!

Ни одной минуты. Песок просыпался до конца. Верхняя колба была пуста, в ней не было даже пыли. Глашатай отчаянно хватал ртом воздух, силясь заговорить.

— Ты не нашел добровольца? — насмешливо проскрипел Лорд. — Ты уже готовишься дышать под водой? Смею уверить, под водой Канала дышать нельзя. В нее вообще не стоит опускать лицо: рискуешь остаться без глаз.

Лорд откровенно насмехался, и глашатай впервые решился взглянуть ему в лицо. Всю жизнь он считал Лорда высшим существом, но сейчас, на пороге смерти, ореол святости был стерт, и он явственно увидел, что перед ним стоит просто злобный и никчемный человек, не знающий, как убить свое бесполезное время, и поэтому убивающий людей. Глашатай набрал побольше воздуха, чтобы объявить всем открывшуюся ему в озарении истину. Ему уже было всё равно, что с ним сделают. Может быть, его убьют прямо на помосте, тогда это будет легкая и быстрая смерть, чего не скажешь о гонках в Канале.

— Я желаю рискнуть за предложенный выигрыш! — человек в кожанке решительно раздвигал толпу могучим плечом, проходя к помосту.

Лорд обернулся, оценивая добровольца. Увидев девушку, которая медленно пробиралась следом за мужчиной, цепляясь тонкими пальцами за рукав грубой куртки, он усмехнулся.

— Прекрасно! — Лорд в самом деле был доволен.

Глашатай растерянно выдохнул, теряя вместе с воздухом все слова, которые должны были прогреметь набатом над площадью. Спасение было слишком внезапным.

— Прекрасный экземпляр! — продолжал восхищаться Лорд. — Глашатай, объяви о начале гонок! Это должно быть неплохим развлечением.

— Доброволец найден! — словно плавая в темном тумане, выкрикнул глашатай.

Он чувствовал, как черная вода Канала заливается ему в рот, злобно щиплет язык, проваливается мутным жгучим комком по пищеводу, не давая дышать. Глаза его превратились в гнойные язвы, выжженные этой водой. Но голос, как всегда, не подвел. Толпа вздрогнула от раскатов этого голоса, проникающего в каждое ухо, извивающегося в мозгу, забирающегося в самые отдаленные уголки площади.

— Доброволец найден! — еще раз крикнул глашатай, поверив наконец в свою удачу. — Гонки начнутся через пять минут!

Он посмотрел на Лорда, желая узнать, доволен ли его господин. Увидев усмешку, облегченно вздохнул. Всё было в порядке. Лорду нравилось развлечение.

Подбежали слуги, неся кресло для господина, установили его на помосте за спиной Лорда. Тот опустился в кресло одним изящным движением. Глашатай замер за спинкой, гордо выпрямившись. Ему было чем гордиться — он обеспечил своему Лорду развлечение на целый день! Возможно, его даже наградят. Может быть, наградой станет разрешение на пристройку еще одной комнаты в его маленьком домике. Это было бы хорошо. Тяжело жить с пятью детьми в трех комнатах. Но Лорд в милости своей всегда помнит о нуждах страждущих.

Человек медленно раздевался, блюдя торжественность момента, включая снятие одежды очередным пунктом в программу предстоящего шоу. Глашатай тонко улыбнулся, увидев, что Нижний, раздевшись полностью, натянул кепку поглубже на голову.

«Дикие люди! — решил он. — Голый мужик в кепке выглядит как минимум одиозно!»

Умиротворенное выражение лица Лорда наполняло глашатая благостным, теплым чувством удовлетворения от осознания хорошо выполненной работы. С невольным уважением он посмотрел на жилистую фигуру человека, переступающего босыми ногами по рассохшимся доскам причала. Переплетения мускулов, играющих под загорелой кожей, вызывали ощущение неуютности и неправильности происходящего.

— А ведь может и выиграть! — прошептал Лорд, так же внимательно изучая будущего пловца. — Это было бы любопытно…

— Он будет стараться! — тихим шелестом отозвался глашатай, на всякий случай подтверждая мысль своего господина.

Человек двинулся к воде, скользя жесткими подошвами ног по грязным доскам. Толпа затихла, только слышно было дыхание массы людей, клубящееся над площадью, и слабенькое поскуливание молодой жены, в котором звучали ужас и надежда. Расширившимися глазами глашатай вбирал всю картину: молчащую, затаившую свои мысли и чувства толпу; девушку, тянущую с головы чужую шаль и тут же испуганно кутающуюся в нее снова; обнаженного человека в кепке, замершего над темной водой Канала; хищные силуэты барж и катеров, присевших по обеим сторонам от причала; далекий вой подводных крыльев, взбивающих воду, готовящихся к старту.

Хрустящий кашель Лорда разбил тишину и ожидание. Глашатай опять почувствовал, как по шее потекли холодные струйки пота.

«Это только ветер, только ветер… — утешал он себя. — Ветер и дыхание Канала, не более! Я не боюсь… Мне нечего бояться…»

Лорд заулыбался и хлопнул в ладоши, подавая команду резким звуком. Ударил гонг, расплываясь медной ухмылкой по площади, злобно взвизгнули крылья «метеоров». Вода Канала вязко хлюпнула, принимая вошедшее в нее тело. Гонки начались.

Толпа взволнованно качнулась к причалу, аккуратно обтекая помост с креслом Лорда. Все жадно наблюдали за пловцом. Разнообразнейшие эмоции кружились над площадью, сталкиваясь туманными облаками злобы, зависти, пожеланиями удачи и смерти. Глашатаю казалось, что он видит мысли каждого человека так, будто головы стали прозрачны, а неведомые импульсы, составляющие мысль, внезапно сформировались в ясные образы. Над всеми взлетала мысль девушки, стоявшей на причале на коленях. Ярко-алого цвета, эта мысль полыхала тревогой с крошечными робкими звездочками желания, чтобы всё закончилось хорошо. Золотистые звездочки, горящие на алом полотнище ужаса, наводили на глашатая еще больший страх, чем если бы он увидел антрацитового монстра, тянущего свои щупальца прямо к его горлу. «Мне нечего бояться!» — еще раз напомнил себе глашатай, переводя взгляд на пловца.

Человек плыл уверенно, мерными взмахами рассекая темную воду Канала, толкая свое тело вперед, к противоположному берегу. Намокшая кепка мелькала над водой. Вой «метеоров» приближался. Глашатай с удивлением заметил, что глаза пловца закрыты. «Наверное, чтобы не выжгло водой, — догадался он. — А как же он сможет увернуться, если не видит, куда плывет?»

Белый борт одного из «метеоров» сверкнул из-за поворота, резко выделяясь своей праздничной окраской на фоне воды и нависших серых облаков. «Может, успеет», — тоскливо подумал глашатай, против своей воли переполняясь ненавистью к хихиканью Лорда.

Пловец всё так же размеренно двигался в воде, когда два «метеора» вылетели навстречу друг другу с разных сторон канала. Двигатели торжествующе ревели, поддерживая взвизгивания и свист подводных крыльев. Человек заторопился, кепка закачалась на макушке, смываемая тяжелыми волнами Канала. Почему-то глашатаю захотелось, чтобы кепка удержалась, он уже считал этот нелепый головной убор своеобразным талисманом. «Метеоры» приближались, рыская по Каналу, как хищники в поисках жертвы. Собственно говоря, они и были хищниками, а жертва, надеясь перехитрить охотников, добровольно плыла прямо в поджидающие пасти. Люди на берегу замерли, а Лорд даже приподнялся в своем кресле, когда стало очевидно, что все сойдутся в одной точке — пловец и «метеоры».

Секунды начали растягиваться, отравленные ядовитой водой и испуганные ревом «метеоров». В последний момент пловец остановился и неожиданно нырнул, уходя глубоко под темную поверхность Канала. Вода радостно сомкнулась, принимая в себя добычу. Один из «метеоров» вильнул, словно желая настигнуть добычу во что бы то ни стало. Однако человека уже там не было, зато был второй «метеор». Корабли столкнулись со скрежетом, напомнившим глашатаю голос его господина. Полыхнул огонь, жадно подхваченный Каналом. Радужная пленка поплыла по поверхности воды, вбирая в себя разнообразнейший плавучий мусор. Голова пловца с кепкой, съехавшей на затылок, вынырнула на границе переливчатого пятна. Руки опять взлетели над водой, подталкивая тело к каменной полуразрушенной стене, отделяющей противоположный берег Канала от остального мира.

Глашатай со свистом втянул в себя воздух, почувствовал резкую боль в груди и понял, что всё это время он не дышал. Толпа взревела, приветствуя потенциального победителя.

— Надо же, как интересно! — ухмыльнулся Лорд, хлопая в ладоши в очередной раз.

Медный голос гонга опять поплыл над площадью, заставляя людей умолкнуть. Глашатай сжался, сожалея, что не может опереться о спинку кресла. Он обмяк, как будто все кости разом расплавились, рубашка вся промокла от пота и леденела на пронизывающем ветру. Хлопающий за спиной плащ совершенно не грел. Один из «метеоров» вяло горел, двигатель его заглох. Второй пытался выдернуть свой нос из чужой кормы, вода пенилась, взбитая миксером винтов. «Метеор» пятился, но прицепившийся к нему горящий корабль тянулся следом. Огонь должен был вот-вот распространиться дальше. Глашатай, завороженный, смотрел на то, как бегают и суетятся какие-то люди, таскающие ведра с песком, пытаясь сбить пламя. Жадные рыжие языки танцевали, иногда прикасаясь к воде, отскакивая от нее, корчась, как от боли, возвращались к судну и продолжали его ласкать, продлевая агонию. Уже один оранжево-алый лоскут протянулся на палубу второго корабля, коснулся, приникая нежно и любовно. Люди на «метеоре» закричали. Глашатай мрачно улыбнулся, увидев яркую вспышку надежды на лице девушки, продолжающей стоять на причале.

— Он может и доплыть, — засмеялся Лорд. — Ты придумал для меня хорошее развлечение на сегодняшний день!

Глашатай расцвел от похвалы господина. Он перестал дрожать и гордо выпрямился, оглядывая окружающих с внезапно возродившейся самоуверенностью. Только где-то в глубине тлел страх, готовый разгореться бушующим пламенем в любой момент — таким же, как то, что пожирало сейчас оба «метеора».

Пловец коснулся стены, приложил к ней обе ладони, охватывая пальцами шероховатые старые камни. Он отдыхал, вдыхая запах старой кладки, кирпичной пыли, отсыревшего гниющего мха, выросшего между камней. Толпа на площади взревела восторгом. Еще бы: они никогда не видели такого, ни на одной из гонок! Добыча, обманувшая охотников, сделавшая их своим трофеем, сумевшая уйти от смерти, выжить и почти победить!

Человеку нужно было еще доплыть обратно, но хищники были слишком заняты спасением своих жизней, чтобы охотиться. Человек мог считать себя победителем. Он гордо улыбнулся, помахал рукой, лихо сдвинул мокрую кепку, готовясь оторваться от стены и начать обратный заплыв. Девушка поднялась с колен, глядя на него, что-то тихо шепча, прижимая руки к груди. Ее глаза лихорадочно блестели, тонкие пальцы сжимались и разжимались, ногти впивались в ладони, но она видела только своего мужа, смеющегося на другой стороне Канала. Он оттолкнулся от стены и поплыл, не торопясь на этот раз, экономя силы, рассчитывая каждый взмах рук. Медный голос гонга раздался в третий раз.

Глашатай вздрогнул от неожиданности, услышав этот торжественный звон, напоминающий погребальный колокол. «По ком плачут гонги?» — подумал он, боясь конкретизировать свою мысль. Лорд опять засмеялся, потирая руки. Он много смеялся в этот день, глашатай мог быть доволен — он смог развлечь господина.

— Гонки еще не закончены! — Лорд давился своим скрипучим смехом, захлебывался словами. В углах рта показались капельки слюны, которые он небрежно стер ладонью.

Глашатай недоуменно посмотрел на своего господина. С его точки зрения, всё уже практически завершилось. Нижнему оставалось только пересечь канал без всяких помех. Он уже обогнул горящие «метеоры» и приближался к середине канала. Да, конечно, этот заплыв в ядовитой воде не пройдет для него даром, но зато он заслужит право на жительство в Верхнем Городе для себя и своей жены. А это право стоит того, чтобы немножко пострадать.

Человек доплыл до середины канала и остановился. Приподнявшись в воде, он торжествующе взмахнул рукой и что-то крикнул. В толпе раздались аплодисменты и смех. Девушка подпрыгивала на месте, из-под каблуков ее туфель летели щепки прогнивших старых досок, она махала обеими руками и невнятно кричала на одной торжествующей тонкой ноте.

Из-за поворотов Канала вылетело сразу четыре «метеора», по два с каждой стороны. Резерв. Тот самый резерв, о котором как-то все забыли, потому что еще не было гонок, где он бы понадобился. Толпа застыла, залитая льдом, обратившись в статуи. Девушка еще кричала, не понимая происходящего, но ее крик утратил торжество, превратившись в визг испуганного животного. Пловец задрожал, оглядываясь. «Метеоры» расходились веером по Каналу, охватывая смертоносным кольцом то место, где находился человек. Он разом потерял самообладание, заметался в поисках выхода, рванулся к берегу, но сразу два судна отсекли ему путь к отступлению.


Квартирный вопрос (сборник)

— Хорошие гонки! Ах, какие хорошие гонки! — скрипел Лорд, барабаня пальцами по резному подлокотнику кресла. — Ты видишь, глашатай, как страх лишает разума?

Глашатай видел, как мечущийся человек попытался нырнуть, но у него не получилось. Похоже, просто перехватило дыхание, сжимая горло беспощадными щупальцами ужаса. Кепка, недавно сдвинутая жестом победителя, беспомощно упала, поплыла по воде, присоединяясь к разнообразнейшему мусору, расцветившему Канал. Глашатай опять ощущал, как размягчается каждая его кость, словно на них капнули ядом, а цепкий страх вползает в сердце и давит на него неясным предчувствием беды. Если бы пловец не был так ослеплен страхом, он, может быть, смог бы найти выход. Если бы он не был так уверен в своей безопасности, а потом так внезапно сдернут с пьедестала удачи появлением очередных охотников, он имел бы шанс доплыть. Но Лорд был прав — страх всегда лишает жертву разума, отсекая пути к спасению, перерезая разом все нити жизни.

Что-то чавкнуло негромко в наступившей ватной тишине, окутавшей площадь, да закричала тоненько и жалобно девушка на причале. Пловец еще взмахивал руками, тело еще пыталось плыть, не поняв, что разрезано пополам. Наконец судороги прекратились, и человек успокоенно закачался на темной воде, раскинув руки и глядя в серое небо стеклянными глазами.

— Гонки окончены! — деревянным голосом объявил глашатай.

— Да, — хрипло квакнул Лорд. — Ты прав, гонки окончены. Теперь нужно позаботиться о проигравшем.

— Каким образом, мой господин? — глашатай почтительно склонился над креслом Лорда, заглядывая ему в глаза.

— Нужно достать из воды тело для захоронения, — пояснил Лорд, облизнув губы и со значением глядя на своего слугу.

— Вам достаточно только распорядиться, — глашатай упорно не желал понимать, что имеет в виду так многозначительно подмигивающий Лорд.

— Разумеется, мне достаточно только распорядиться! — Лорд хихикнул. — Вот я и распоряжаюсь. Принеси мне останки пловца!

— Я? — глашатай отказывался верить в этот приказ.

Этого просто не могло быть сказано — ведь Лорд знает, что он едва умеет плавать! Кроме того, он же глашатай, а хорошими глашатаями не разбрасываются…

Внезапно он вспомнил, что недавно Лорду подарили мальчика. Это был незначительный подарок и мелкое событие, которое не отложилось в памяти. И тем не менее существование этого мальчика только подтверждало приказ Лорда. Дело в том, что голос ребенка был сравним по силе с голосом самого глашатая, а мальчишке было всего десять лет. Через несколько лет его силы только возрастут. А Лорду не нужны два глашатая.

Он представил, как в его маленький домик входит чужой человек, а жена с детьми, собрав в узелки всё, что только смогут взять с собой, медленно бредут по дороге, соединяющей Верхний Город с Нижним. Он представил искалеченный труп своей дочери на какой-либо из свалок Нижнего города и побелел, чувствуя рвотный спазм.

— Тут нет никого более подходящего, чем ты, — медленно произнес Лорд, зацепившись взглядом за какую-то точку на лбу глашатая. — Или ты отказываешься выполнить мое распоряжение?

Отказаться от выполнения приказа господина? Невозможно! Глашатай сразу представил все последствия и решил, что это может быть еще хуже, чем ссылка в Нижний Город или смерть. Кроме того, ведь он не участвует в гонках, а всего лишь должен доставить к берегу труп. Следовательно, всё, что может случиться, — это отравление водой Канала, если он будет так глуп и наглотается ее. Ну да, лечиться после такого заплыва всё равно придется долго, но семья останется в Верхнем Городе…

— Как можно… — прошептал глашатай потрескавшимися губами. — Я всегда готов услужить моему Лорду!

— Тогда иди к причалу, — довольно улыбнулся Лорд. — Я знал, что могу на тебя рассчитывать! И не задерживайся, становится прохладно.

Прохладно? Глашатай невесело усмехнулся. Было просто холодно, и уже давно. Конечно, для Лорда в его мехах ветер ощущался совсем не так, как для тех, кто одет в тонкие брюки и рубашку и для кого плащ служит лишь украшением, отличительным знаком должности. Но в одном господин прав: тянуть время незачем.

Глашатай сбежал по ступенькам с помоста и направился к причалу. Нижние шарахались от него, как от прокаженного; только один из них, совсем еще мальчишка, посмотрел сочувственно и неожиданно достал из кармана кепку.

— Возьми… — прошептал молодой Нижний, уже сожалея о своей необъяснимой щедрости.

Глашатай хотел отказаться, но почему-то протянул руку и взял эту старенькую засаленную кепку, лепеча слова благодарности. Он так и вышел на доски причала — в костюме, подаренном Лордом, и с кепкой Нижнего на голове. Быстро разделся, ежась от холода, натянул кепку поплотнее, вспоминая, как это же делал предыдущий пловец, и пошел к воде.

— Теперь ты сам узнаешь, что такое гонки в Канале! — ядовито прошипел кто-то сзади.

Глашатай оглянулся и увидел девушку. Глаза ее ввалились, праздничная шаль казалась погребальным покровом. Он не нашелся, что ей ответить, только покачал головой и шагнул в воду.

«Оказывается, в воде очень хорошо всё слышно!» — удивился глашатай, услышав медный голос гонга.

— Гонки начинаются! — разнесся над площадью звонкий, сильный голос мальчика, нового глашатая Лорда.

Бывший глашатай поплыл, осознавая свою неудачу и чувствуя дыхание смерти. Ему уже не было страшно, весь ужас закончился, как только его тело соприкоснулось с водой. Ему было всё равно, он чувствовал какую-то предопределенность. «Метеоры» хищно кружили вокруг трупа, а человеку казалось, что он видит оскаленные морды, нарисованные на девственно белых бортах. Вода щипала кожу, разъедая ее. Неожиданно он увидел прядь волос, обматывающуюся вокруг пальца, и понял, что это его собственные волосы, которые он не спрятал под кепкой. «Вот почему они всё время с покрытой головой!» — запоздало догадался глашатай. Эта догадка уже ничего не меняла, но была приятна ему самому. Он продолжал плыть, подталкивая свое тело вперед, совершенно не обращая внимания на «метеоры». Он приготовился умереть и сам уже не считал себя живым.

Как ни странно, он с легкостью проскочил внутрь кольца, очерченного «метеорами». Он слышал визг подводных крыльев, который казался его больному воображению криком охотника, настигающего добычу, готового вонзить клыки в податливое мягкое горло, почувствовать вкус свежей крови. Но, к его удивлению, эти охотники не тронули его. Только спины коснулся ветер, когда один из «метеоров» пронесся мимо, да вязкая волна бросила его вперед. Труп качался на темной воде, равнодушно глядя на облака, изучая их с обреченностью всех мертвецов. Глашатай вцепился в холодную скользкую руку и потащил его к берегу.

Это было не так сложно, как он думал раньше. Труп был совсем не тяжелым и легко плыл. Вода пахла мерзко, и этот сладковатый запах гнили забивался в ноздри, не давая дышать. Но глашатай упрямо греб к берегу, совершенно не обращая внимания на скользящие мимо «метеоры». Вот и причал. Ему не верилось, что он доплыл и всё уже закончилось. Напротив, было ощущение начала чего-то неведомого.

Он выполз на гнилые доски. Заноза словно дожидалась именно этого момента, чтобы вонзиться в его голую ногу. Глашатай поморщился от неожиданной боли и потянул на причал труп. В этот момент он понял, почему плыть было так легко. Ноги трупа были срезаны на уровне бедер винтом «метеора», какая-то длинная черная кишка тянулась к воде из разорванного живота.

«Это чтоб много могли съесть да выпить!» — истерически хихикнул про себя глашатай, тупо глядя на длину кишки.

Он уложил то, что еще недавно было человеком, на досках, снял кепку и аккуратно надел ее на голову мертвого Нижнего.

— Что ты делаешь? — девушка стояла рядом, продолжая смотреть с первобытной ненавистью.

— Это его талисман, не мой, — неловко объяснил глашатай, поворачиваясь, чтобы уйти.

— Гонки закончились! — пронзительный голос нового глашатая переплелся с медным голосом гонга.

«По ком плачут гонги? — мелькнула мысль. — Может быть, этот плачет обо мне?».

Он еще успел пройти несколько шагов к своей одежде, как резко сжалось сердце. Торжествующий вой «метеоров» приветствовал его падение, сотрясшее хлипкий древний причал. Глашатай не почувствовал боли, уткнувшись лицом в рассохшееся дерево. Мертвые уже ничего не чувствуют.

Уважаемый читатель!

Дочитав книгу до конца, Вы, наверное, уже можете сказать — понравилась она Вам или нет. Мы будем признательны за любые комментарии к этому сборнику, которые Вы можете оставить в нашем интернет-магазине http://shop.fantaversum.ru/ или на странице книги http://vkontakte.ru/public30899296.

Если данная книга попала Вам в руки бесплатно, то Вы можете отблагодарить ее авторов и издателей, оплатив электронную копию в нашем интернет-магазине. Кстати, там же можно приобрести и бумажную версию.

Покупка книги — это мощный стимул для писателя творить дальше, ощутимое доказательство его востребованности. Поэтому сам факт Вашей поддержки несравним с той суммой, которую Вы заплатите за книгу.

Мы надеемся на новые встречи с Вами на страницах наших книг!

Редакция издательства «Фантаверсум»

home | my bookshelf | | Квартирный вопрос (сборник) |     цвет текста