Book: Германская готика



Германская готика

Павел Горьковский

Германская готика

Германская готика

Павел Горьковский

Германская готика

Название: Германская готика

Автор: Павел Горьковский

Год издания: 2012

Издательство: Самиздат

Страниц: 211

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Повседневная жизнь советского разведчика разворачивается перед читателем во всей полноте и нюансах: Карл Кольбах (он же тов. К. К. Кротов) перегружен рутинной работой, вовлечен в карьерные интриги по месту обеих служб, всеми способами зарабатывает деньги, и воспитывает достойную смену в лице личного помощника, пока встреча со старыми коллегой по Коминтерну и ряд мистических событий не вторгаются в привычную рутину…

Что русскому – здорово,

то немцу – смерть.

Народная мудрость.

Часть 1

1

Начало мая 1939 года.

Германия, Nбург – старинный город вблизи швейцарской границы.

Дверь за спиной хлопнула так громко и неожиданно, что гауптштурмфюрер Ратт пролил воду и едва не выронил лейку! Он поспешно смахнул с цветочного горшка случайную капельку воды, спрятал носовой платок и аккуратно постаивал лейку на полку. Матушкину лейку, между прочим! Сам Пауль Ратт не большой любитель цветов и легко обходится без лейки. А что он действительно любит – так это порядок! Так же как его новый Шеф – штандартенфюрер Карл Август Кольбах. Именно поэтому Пауль взялся полить цветочки в канцелярии собственными руками – единственный способ быть уверенным, что вода из цветочных горшков не прольется, и – чего уж хуже! – не попадет на паркетный пол, и достойный Шефа порядок будет сохранен!

Разумеется, циничные коллеги считают, что Пауль выслуживается перед влиятельным начальником в надежде занять место главы Nбургского гестапо, когда сам штандартенфюрер Кольбах вернется в Берлин. В том, что герр Кольбах вернется в Берлин и очень скоро – сказать точнее – как только в Nбурге триумфально завершится «Паневропейский фестиваль оперной музыки», убеждены даже самые злобные завистники. Только, что за радость Паулю – образцовому офицеру, награжденному золотым значком «За достижения в спорте» терять лучшие годы в провинциальном городишке вроде Nбурга? Практически всех евреев тут перебили еще во времена тридцатилетней войны, а живого коммуниста местные граждане видели исключительно в кинохронике. Приграничная Швейцария страна нейтральная – так что шпионов тоже маловато, даже на англичан, теоретически способных высадить парашютный десант где угодно, надежда слабая… Выходит, что местный шеф гестапо застрянет в этой дыре на веки вечные и в лучшем случае дослужится до штурмбанфюрера – и то к самой пенсии! А Пауль уже сейчас гауптштурмфюрер. Конечно, это совсем неплохо для парня, которому едва сравнялось двадцать четыре. Даже хорошо, но не настолько, чтобы удовлетворится этим жалким статусом в качестве венца карьеры…

Поэтому все оптимистические виды на будущее Пауль связывал с новым Шефом.

Это вам не прежний шеф!

Прежний – дядюшка Корст – в старое доброе время возглавлял Nбургскую полицию. И пребывал на своем почтенном посту долгие годы – еще с тех славных денечков, когда Пауль пешком под стол ходил. В те давние года полицмейстер Корст частенько драл мальчугану уши за разные проказы. И конечно, приняв Пауля на службу, прежний шеф поминутно поминал старое да ворчал: мол, в достопамятное время – при Кайзере, молодому полицаю до капитана надо было служить лет сто. Именно служить! – вещал добрый дядюшка Корст, смачно пристукивая пивной кружкой. Служить, то есть выполнять должностные обязанности – а не пугать кур добрых горожан мотоциклетным шумом, горлопанить на партийных митингах или пинать мяч в футбольной команде среди таких же лоботрясов! Словом, понять что Гестапо – это серьезный политический институт, оказалось сверх скромных сил дядюшки Корста, вот он и загремел на почетную пенсию раньше положенного.

Так у Пауля появился новый начальник.

Штандартенфюрер Карл Август Кольбах. Шеф с большой буквы.

Человек, абсолютно лишенный недостатков!

Карл Кольбах – истинный ариец. Чего стоит его крупный волевой подбородок, мужественные скулы, нос достойный резца скульптора! Да еще в сочетании с эталонной формой черепа, правильным прикусом и прекрасной спортивной формой. Именно так должны были выглядеть легендарные герои из старинных северных саг. Герои, которые бросали вызов богам с той же легкостью, с какой герр Кольбах повышает голос на чиновников из городского магистрата, и даже самого Берлина.

Глаза Шефа серого цвета и сверкают как сталь, отражая волю и интеллект. Под таким проницательным взглядом просто невозможно солгать! Ну, почти невозможно…

Вот прекрасный пример для всякого молодого офицера, мечтающего о блестящей карьере. Безусловно – герр Кольбах станет группенфюрером или даже рейхсмаршалом – ведь сейчас Шефу всего лишь тридцать восемь лет!

Какие тайные пружины аппаратных интриг вынудили штандартенфюрера Карла Кольбаха – компетентного профессионала, специалиста в области контрразведки, спортивного чемпиона, партийного ветерана, участника испанских событий, человека близкого к Рейхсфюреру, а значит посвященного в самые глубокие секреты нации – оказаться вместо престижного кабинета в новеньком здании на Тиргартенштрассе в потертом кресле шефа провинциального гестапо – Пауль даже предположить затруднялся…

Неисповедима воля светлых арийских богов!

Твердой поступью нового руководителя в Nбург пришли перемены.

Едва успели закончить ремонт в пыльном кабинете прежнего шефа и расставить прибывшую из Берлина массивную антикварную мебель, как в Nбурге затеяли масштабный оперный фестиваль. Конечно – международный. Разумеется, посвященный романтизму в европейской музыке. С непременным Вагнером в программе и приглашением прославленных музыкальных звезд в качестве исполнителей, а еще более ярких дипломатических светил в качестве искушенных слушателей.

В сонный городок тут же налетели журналисты со всего света, и в ожидании главного события расхваливали местные достопримечательности – старинный Nбургский За мок, давший название их городишке еще в феодальные века, разбитый рядом с ним значительно позже классический парк, уникальный летний театр в виде морской раковины, здешний готический собор и даже аляповатую ратушу городского магистрата… У гестапо прибавилось работы по проверкам визового режима и наблюдению за иностранцами. Сердце Пауля преисполнилось надеждой – ведь под личиной любого журналиста или дипломата мог скрываться злокозненный шпион!

Хотя и без всякой газетной трескотни ясно – мероприятие готовится эпохальное, раз Фестиваль будет проистекать под патронатом самого рейхсфюрера – как почетного председателя фонда развития оперного искусства! А скромная должность председателя организационного комитета фестиваля досталась Карлу Кольбаху. Новому Шефу. Да и кто иной может справиться лучше?

Так что Паулю – скромному гауптштурмфюреру Ратту, просто повезло – он превратился во вполне официального «личного помощника Председателя Организационного Комитета Фестиваля», и был абсолютно уверен – шеф Кольбах оценит его служебное рвение и после фестиваля заберет с собой в Берлин! Уж там для парня вроде Пауля полнымполно перспективных дел. Так что пять – шесть лет, и он приедет домой погостить с шевронами группенфюрера! Или через годдругой станет гауляйтером в новых землях? Да мало ли что может произойти с добросовестным офицером за ближайшую тысячу лет процветания Рейха?

– Хайль Гитлер! – крикнули прямо у самого уха Пауля, настолько громко, как будто он был самым настоящим гауляйтером прямо сейчас. Гауптштурмфюрер Ратт степенно обернулся, щелкнул каблуками – красиво и четко – как на параде, вытянул руку в ответном приветствии, и…

Совершенно опешил.

Оказалось, приветственные крики издавала белокурая фройлян, застегнутая в строгий черный костюм с аскетичной белой блузкой.

Пауль был крайне раздосадован визитом молодой дамы. Хотя сама девушка была прехорошенькой – голубоглазой, с нежной розовой кожей, тонкой, подчеркнутой ремнем талией и очень пышным бюстом. Даже слишком пышным для блузки такого размера…

Понятно, что Пауль лично не имеет ничего против симпатичных блондинок с большущей грудью – но сейчас имеет место вопиющее нарушение порядка!

В утвержденном списке членов подготовительного комитета Фестиваля числилась всего одна дама – доктор Агата Шталь. И прибыть она должна была только завтра вечером!

– Доктор Шталь? – удивленно уточнил Пауль, прежде чем приступить к выяснению – каким именно путем Хаос возобладал над Порядком.

– Именно так, – резко кивнула фройлян, и тут же раздраженно продолжила, подтверждая худшие опасения Пауля, – Могу я узнать, по какой причине меня не встретили? Я ждала больше часа! Мне пришлось добираться сюда на такси и самой тащить багаж! – действительно рядом с девушкой стоял внушительных размеров серый клетчатый чемодан. Он так же мало соответствовал пышной внешности молоденькой фройлян, как черный костюм и старомодное имя «Агата».

Пауль вытащил из стола аккуратную папочку с почасовым графиком подготовительных мероприятий и попытался прояснить неприятный инцидент:

– Фройлян Шталь – у меня указана другая дата вашего прибытия – 10 мая, девятнадцать тридцать. Это завтра…

– Вы предлагаете мне стоять здесь до завтра? Даже стул не предложите?

– Фройлян всегда изъясняется так громко или для этого есть объективные причины? – шеф Кольбах вошел в канцелярию демонстрируя прекрасное расположение духа.

Шеф отличный спортсмен!

Он всегда бодр и весел после обязательной утренней пробежки.

Только долго ли сохранит хорошее настроение человек, приверженный порядку, споткнувшись о посторонний чемодан и обнаружив скандальную девицу прямо у двери рабочего кабинета? Кивнув на чемодан, герр Кольбах нейтрально уточнил:

– Фройлян собралась в отпуск? Что скажете – Пауль?

А что может сказать Пауль в такой ситуации. Да он вообще и рта открыть не успел, как снова раздались назойливые возгласы докторши:

– Герр Кольбах! Поведение ваших сотрудников просто возмутительно! Я ждала на вокзале больше часа, потом сама тащила этот тяжелый чемодан, я так устала… – грудастая фройлян сменила тактику, и вместо крика стала жалобно хныкать – Хотелось бы принять душ с дороги, вздремнуть, а мне даже не предложили стул!

По едва заметно побледневшим скулам начальника Пауль понял, что барометр настроения Шефа неумолимо смещается от «ясно» к «облачно». Безусловно – герр Кольбах очень выдержанный человек – как и подобает истинному арийцу – он своего раздражения никогда не демонстрирует. Просто его улыбка становится совсем формальной, а речь едкой и ироничной – вот как сейчас.

Кольбах скупым жестом указал на стул в самом дальнем углу комнаты:

– Присаживайтесь, доктор! Приятно удивлен своей популярностью у милых дам. К сожалению не припоминаю когда мы были представлены… Офицер Ратт – подскажите, – Карл Кольбах демонстративно потер виски, украшенные ранней сединой, длинным пальцами с безупречным маникюром. Шеф чрезвычайно аккуратен, и не выносит неухоженных рук, – Возможно у меня наблюдается настолько быстропрогрессирующий склероз, что я даже о нем уже успел позабыть? Нет?

– Доктор Агата Шталь. Член организационного комитета, рекомендована попечительским советом, – выпалил Пауль скороговоркой, пытаясь подавить смех – он вообщето и по менее значительным поводам, чем шуточки Шефа может хохотать совершенно искренне и долго. Такой уж у Пауля характер – что поделать. Бывало, прежний шеф – дядюшка Корст – Пауля частенько стыдил – мол, не красит улыбка полицейского офицера – в ответ Пауль только плечами пожимал. Каждый знает – гестапо это вам не какаято там замшелая полиция времен Веймарской республики, способная разве что мелких воришек по ярмаркам ловить, да драть ребятишкам уши за каждое случайно выбитое стекло!

Зато шеф Кольбах говорит, что человеку с такой улыбкой как у Пауля, люди должны доверять на интуитивном уровне, что смех – серьезный эмоциональный ресурс, которым следует пользоваться рационально. На этот раз Пауль счел разумным «эмоциональный ресурс» поберечь и со всей возможной серьезностью зачитал из папочки:

– Доктор Шталь подтвердила участие в работе организационного комитета с 17 мая. У меня имеется копия письма с приглашением, ответ и телеграмма о дате прибытия…

Шеф Кольбах чуть заметно приподнял бровь – явный знак, что крикливая фройлян ему изрядно докучает, и ответил уже обычным суховатоусталым голосом:

– Вот видите – сегодня только шестнадцатое. Нет повода драматизировать. Конечно, Доктор, коллеги вам помогут доставить багаж в гостиницу и разместиться, но оплачивать проживание за эти сутки вы будите самостоятельно. Бюджет подготовительных мероприятий рассчитан очень жестко…

– Я не имею средств оплачивать чужие ошибки, – фройлян Доктор надула пухленькие губки и расположилась на стуле поудобнее, как будто собиралась провести на нем все последующие двадцать четыре часа, и сурово добавила, – Это возмутительно! Я подам жалобу рейхсфюреру!

– Если речь идет об официальной жалобе ее следует направить в организационный комитет – Председателю, то есть присутствующему здесь штандартенфюреру Кольбаху! Для Рейхсфюрера этот фестиваль лишь малая толика бремени забот о расцвете германской культуры! Избавьте Генриха от таких мелочей! – пропетый мягким, богато окрашенным баритоном бюрократический спич привел Шефа в настоящее бешенство! Если бы ктото спросил мнения офицера Ратта в этой связи, то Пауль сказал бы – такая реакция вполне обоснованна. Потому что младший по званию офицер обязан по форме доложить о прибытии вышестоящему лицу, и ждать дальнейших распоряжений, а не указывать штандартенфюреру как поступить! А ведь раздражение, тем более гнев, может губительно сказаться на здоровье Шефа – у герр Кольбаха язва желудка в состоянии устойчивой ремиссии! Пауль осуждающе воззрился на дерзкого нарушителя.

– Штурмбанфюрер фон Клейст, личный помощник вицепрезидента фонда развития оперного искусства профессора Вейстхора, прибыл для участия в работе организационного комитета музыкального фестиваля, – запоздало исправил свою оплошность молодой человек.



Аристократ духа.

Вот он оказывается каков – любимец рейхсфюрера!

Барон фон Клейст – последний отпрыск древнего дворянского рода спокон веку владевшего Nбургским Замком и окрестными землями.

Молодого человека звали Зигфридом.

Разве могли назвать иначе своего златокудрого первенца покойный барон Отто фон Клейст – один из первых германских летчиков, гроза англичан в хмуром небе и на зеленых спортивных площадках и его супруга баронесса Ута? Ради брака с героическим аристократом австрийская красавица Ута Раушен, подающая надежды пианистка, даже отказалась от музыкальной карьеры, отдав дань музыке в имени очаровательного сынишки…

Нынешняя внешность Зигфрида вполне оправдывала его гордое, дышащее тысячелетней мифической силой имя. Сомневаться не приходилось – парень принадлежит к чисто нордической группе. То есть у него был такой же выступающий подбородок, высокий лоб, мужественно тонкие губы, скрывающие здоровые, ровные и абсолютно белые зубы, уши правильной формы и размера, прямой классический нос, как и у самого Пауля. И совершенно такие же глубокие, синие как вода в местном озере глаза. Зато в отличие от пушистых, но белесых ресниц гауптштурмфюрера Ратта, фрау Природа, благоволившая к аристократам, как всякая дама преклонных лет, одарила Зигфрида черными стрелами ресниц и породистыми высокими бровями. Совершенно темными, пожалуй, даже слишком темными, для человека с золотыми локонами и безупречной, мраморно бледной кожей. Темными настолько, что они придавали официальному лицу штурмбанфюрера совершенно неуместный драматизм – как у загримированного мима.

Хотя артистизм этот мог быть следствием хорошего академического образования. Барон фон Клейст блестяще окончил Венскую консерваторию. Он мог бы стяжать славу как теоретик музыки или оперный режиссер, но предпочел вернуться в Берлин и вступить в СС, где с шумным успехом проявлял себя как постановщик менее художественных, зато куда как более масштабных и впечатляющих мероприятий – шествий, митингов, парадов и съездов. Его редкое организаторское дарование, помноженное на музыкальные таланты, ценили знатоки пропаганды на самом высоком уровне. Но барон фон Клейст был не только мастером создавать впечатляющие зрелища. Он еще и чудесно пел…

Профессионально поставленный голос Зигфрида взлетал в оперных ариях и партийных гимнах над стадионами и площадями – к самому небу! И томно спускался вниз туманом из хрустальных ноток, оседал прямо на непокрытые головы новых бонз возрожденного Рейха. Он взывал к самым глубоким и темных струнам их арийских душ, так трепетно, что даже сам Рейхсфюрер называл талантливого юношу не иначе как – «Наш златокудрый соловей». Понятно, что «Зиги – соловей» очень скоро стал одним из самых молодых штурмбанфюреров в СС. Даже его утомительная привычка закатывать многочасовые истерики и постоянно изрекать мрачнейшие прогнозы на будущее, была объявлена уникальным, ниспосланным свыше, пророческим даром.

Растущее влияние музыкального дарования многим высшим чинам СС показалось тревожным симптомом. Умелыми стараниями недоброжелателей из архивных глубин всплыли пыльные призраки семейного прошлого молодого аристократа. Полная тайн история, маячившая за безупречно прямой спиной каждого отпрыска достаточно древней фамилии – с кровавыми преступлениями, внезапными смертями, многочисленными блаженными, колдунами, сумасшедшими и мучениками. То есть прошлое, совершенно неприемлемое для образцового арийского офицера! Хотя достоверно о семействе фон Клейстов известно мало – волею обстоятельств сынишка барона Отто фон Клейст остался круглым сиротой в возрасте четырех лет. Так что «до выяснения» биографических подробностей «Зиги – соловья», в целях профилактики, отодвинули от высокой руководящей трибуны в помощники ко вздорному старику – мистику и историку – профессору Вейстхору.

Не то чтобы Пауль никогда прежде не видел штурмбанфюрера фон Клейста. Видел, конечно – но мельком, и очень издалека. Пока парни попроще – вроде самого Пауля – обжигали пальцы о факелы во время бесконечных репетиций и подготовительных прогонов шествий, или таскали тяжеленные штандарты на парадах, фон Клейст либо орал в мегафон, разъезжая вокруг в открытом автомобиле, или нервно грыз носовой платочек и недоверчиво разглядывал очередное монументальное детище, забившись в дальний угол трибуны.

Пауль парень без претензий – носить штандарт на парадах тоже очень почетно! И вообще – как человек открытый и общительный он парады, как и любые массовые гулянья или спортивные соревнования искренне любит. Вот и сейчас, прямо на его глазах, как раз происходила небольшая словесная дуэль.

– Фон Клейст, дружище, вы практически вовремя, – с подчеркнутым дружелюбием поприветствовал потомственного аристократа шеф Кольбах, предварительно взглянув на наручные часы.

Зиги выпрямился, откинул голову, сложил руки на груди, наподобие Наполеона с фарфоровой статуэтки, и возмущено изогнул бровь. Получилось очень эффектно, потому что бровь, ровно посередине перекала тоненькая, но заметная ниточка шрама. И этот шрам придавал излишне салонной внешности «любимца рейхсфюрера» ту самую солоноватую мужественность, присущую исключительно арийцам.

– Штандартенфюрер Кольбах! Я убедительно прошу вас обращаться ко мне в соответствии с уставом! По моему воинскому званию! – Зиги говорил прямо как античный герой в театральной постановке – то есть излишне громко для помещения такого скромного размера, и с совершенно искусственной интонацией. В его приподнятой до уровня подбородка руке сам собой – эффектно, словно у фокусника – появился изумительной белизны носовой платок, которым молодой барон очень величаво смахнул с собственного шеврона воображаемую пылинку, и с придыханием поставил последний акцент, – Называйте меня просто – штурмбанфюрер фон Клейст.

Мизансцена вышла эффектная. Не будь Пауль личным помощником Карла Кольбаха, он бы зааплодировал. Хотя с Шефом Паулю на самом деле повезло – настоящий профессионал разведки в дешевых трюках, наподобие фокуса с платочком, не нуждается!

– Приятно впечатлен Вашим деловым настроем, штурмбанфюрер!  – совершенно естественно улыбнулся герр Кольбах, и продолжал, абсолютно нейтральным тоном, кивнув в сторону насупленной девушки, – Давайте до начала совещания покончим с этим небольшим инцидентом. Я уверен, что вы – как потомственный рыцарь, предоставите этой милой даме крышу над головой. То есть позволите доктору Шталь разделить с вами ночлег в Замке…

– Что значит разделить? – Зиги снова дернул живописной бровью, но его голос уже не был таким громким и победоносным, – Я не планирую жить в Замке!

– Странно! Рейхсфюрер рекомендовал разместить вас в родовом гнезде, – удивился Шеф, – Поэтому организационный комитет не предусмотрел для вас другого жилья… К моему сожалению, штурмбанфюрер .

Фехтовальщики называют это «туше» – укол, нанесенный по всем правилам. Пауль незаметно хихикнул – похоже, «любимиц рейхсфюрера» Зиги панически боится ночевать в Замке собственных предков! Надменный штурмбанфюрер с минуту был белее личного носового платка. А затем пошел на тактическую уступку, следуя безотказному правилу – отступать еще не значит проигрывать. Он тоже изобразил улыбку. Вышло натянуто и нервозно.

– Замок давно перестал быть собственностью семьи фон Клейст, я не чувствую себя в праве жить там даже временно, – взгляд Зиги затуманила сентиментальная слеза и думы о былом величии собственного благородного рода. Он вдохнул, словно набираясь мужества, и продолжал, – Но утрата поместья совсем не значит, что я беден. Я все еще кредитоспособен распалиться за гостиничный номер, даже если это люкс. А фройлян… – Зиги с едва заметной брезгливостью поморщил нос, переместив платок от горестных очей к тонким ноздрям, словно боялся осквернить свой безупречной формы нос запахом сладковатых духов молодой дамы, – Доктор Шталь, кажется? Доктор может жить в помещениях Замка забронированных для меня. Это будет достаточно порыцарски?

– Меня вполне устроит, – пожал плечами Шеф. Фройлян снова протестующе залепетала и ухватилась за чемодан, но ее мнение уже мало интересовало присутствующих. За пару минут скандальная толстушка и ее клетчатый чемодан были водворены двумя крепкими парнями в машину Шефа, и с почетом отправлены в Замок.

– Гауптштурмфюрер Ратт, доложите – в каком состоянии находится телефонная связь с так называемым Замком? – официально обратился к Паулю герр Кольбах, провожая взглядом удаляющийся автомобиль.

– Телефонная связь отключена на двенадцать часов по согласованию с телефонной станцией. В настоящее время связисты проводят профилактические работы на линии, – бодро отрапортовал Пауль. Проще говоря – телефоны будущих гостей Замка ставил на прослушивание технический отдел гестапо.

– Замечательно, – герр Кольбах отвернулся от окна и направился в кабинет, – Значит, существует надежда, что мы проведем совещание сугубо помужски, в деловой атмосфере!

2

– Приступим, наконец, прошу вас, Профессор! – Шеф занял место председателя и сделал оратору короткий приглашающий жест.

В организационном совещании помимо герр Кольбаха, самого Пауля и «соловушки» Зиги фон Клейста участвовал еще один солидный ученый. Судя по записи в деле – профессор Гейттингенского университета Михаэль Меркаев. Хотя профессор и слыл антропологом и специалистом по расовой гигиене с мировым именем, Пауль напрасно старался обнаружить в научном авторитете монголоидного типа хоть какието остаточные следы нордических корней! Он наблюдал только смуглую огрубевшую кожу, раскосые карие глаза, узкую ротовую щель, стертые зубы, крупные залысины на лбу. Некогда дорогой костюм герр Меркаева давно приобрел засаленный вид и истрепался. А рубашку стоило отдать в стирку. К тому же понемецки герр Профессор говорил так же неопрятно – с сильным иностранным акцентом, длинными паузами, вставлял невразумительные ученые словечки, с каждым предложением уклонялся от темы все больше и больше, нагнетая справедливое раздражение Шефа.

Пауль аккуратным школьным почерком принялся записывать в блокнот ключевые тезисы выступления, имена и даты – которые смог разобрать. Но, совсем не для того, чтобы лишний раз блеснуть перед начальством служебным рвением. Просто выступление герр Профессора оказалось таким сугубо научным, а местами просто нудным, что не будь у Пауля железной воли настоящего арийца, он сладко задремал бы уже в первые пять минут! А записи помогал ему сохранить некоторую ясность сознания, пока оратор тыкал пальцем с обкушенным ногтем в большой глобус, стоявший на столе и рассуждал об историческом генезисе панъевропейской идеи.

… Идеи уникальной и совершенно отличной от того, что понимают под термином «Соединенные Штаты Европы» или «Европейской интеграцией» нынешние буржуазные демагоги от демократии и даже приверженцы коммунистического интернационала.

Панъевропейская идея.

– Всемирный коммунистический интернационал и по сию пору не более чем умозрительная геополитическая абстракция! – торжественно поднял вверх указательный палец профессор. Пауль послушно занес в конспект слово «абстракция», – А панъевропейская идея уже доказала свою практическую состоятельность, когда в Европу победной поступью вступили войска Темучина! Еще тогда, в невообразимо далеком прошлом – в тринадцатом веке… Всего за тридцать с небольшим лет легкая конница великого монгола приобщила к этой идее коварных китайских управителей, суровых русских князей и изощренных в дипломатии арабских эмиров. Мобильные отряды лучников Темучина сокрушили рыцарские панцири тевтонов и разнесла в пух пестрые отряды ландскнехтов.

– Легко! – подчеркнул герр Профессор. Говорил он так быстро и сбивчиво, что Пауль вынужден был оставить идею конспектирования, и теперь только слушал, да с серьезным видом выводил в блокноте слово «Темучин» готическим шрифтом. Профессор продолжал:

– Коротко оперенные прочные и смертоносные стрелы, пущенные ханскими передовыми отрядами, сеяли панику перелетая чрез городские стены Генуи и Венеции…

Там, в другой исторической реальности – а исторических реальностей так же бесконечно много как звезд во вселенной – Европа превращалась в Азию неотвратимо и быстро, прирастая огромным пространством, находящимся под единым административным управлением. Мистический порядок. Порядок абсолютной тибетской религии бон водворился на сотни, на тысячи лет в той абсолютной реальности утратившей границы пространства и времени!

Но, увы – в «здесь и сейчас», в этом душном историческом моменте, где по несчастью воплотились души ныне живущих участников совещания и прочего народонаселения – конечно, задолго до их земного рождения, круг сансары утратил идеальный ритм, а всепобедительные отряды Темучина сперва откатились в Азию, а потом и вовсе растаяли в степной пыли и горнем прахе… Лишь единицам из преждерожденных и ныне живущих хватало мужества даже на попытку возродить безграничное царство. Как, например, русскому поданному с арийскими корнями – барону Унгерну фон Штернбернгу.

Потомок крестоносцев, он был рожден на земле Германии – в Гарце. И это весьма символично, потому что Роман Федорович был истовым практиком панъевропейской идеи! – профессор продолжал увлеченно тараторить на своем скверном немецком, и поднял уже не палец, а всю ладонь, будто это лично он, а не герой его рассказа, колошматил с переменным успехом японцев, большевиков, и китайских гаминов, окопавшихся в столице невообразимо далекой Монголии, почти что двадцать лет назад.

– За военную доблесть верховные ламы религии бон признали барона Унгерна воплощением божества войны «Хан Чан Чун» и даровали ему некий предмет. Предмет, украшенный знаками силы, которые принесли победу самому Темучину!

– Какой предмет? – уточнил герр Кольбах. Шеф – практик всегда и во всем, даже когда речь идет об абстрактной панъевропейской идее.

– Это второстепенно! Какой предмет использовать не имеет значения, – уклонился от ответа герр Меркаев, – Главное сами знаки – сила заклинания боннских лам! Они способны вызывать духов умерших и превращать их в несокрушимых воинов. Воинов, способных принести решающую военную победу!

Пафосная речь профессора Меркаева мало тронула шефа Кольбаха. Он меланхолично откинулся в кожаном кресле и окатил научный авторитет взглядом ледяным, как ведро зимней речной воды. Вот это да! Пауль испытал очередной приступ уважения к Шефу.

– Отчего же воинственные призраки так мало помогли упомянутому барону Унгерну? Его панъевропейская империя почила в границах внутренней Монголии. Да и он сам кончил воинскую карьеру весьма плачевно – был взят в плен и расстрелян коммунистами в 1921 году… Если не ошибаюсь… Только ошибаюсь я редко!

– Ошибаетесь! – почти завизжал профессор, – Ошибаетесь! Враги похитили у него древний символ, а вместе с ним победу… Расстрел барона Унгерна не более чем большевистская пропаганда! Роман Федорович жив! Жив – как и наш государь император!

Лед во взгляде штандартенфюрера Кольбаха сменился брезгливым сочувствием:

– Ваш государь император? Профессор – вы много лет живете в Германии. В тысячелетнем Рейхе. Здесь единственный государь – Фюрер. И ему нет необходимости ставить под ружье призраки. Армия Рейха непобедима благодаря прекрасной воинской подготовке вот таких офицеров, – шеф слегка развел руки и повернул ладони, указывая на Пауля и фон Клейста, как живую иллюстрацию своего тезиса.

– Хайль Гитлер! Зиг Хайль! – молодые люди подскочили и синхронно взмахнули руками в уставном приветствии.

– Присаживайтесь, коллеги, – Шеф механически перевел взгляд на глобус, потом на облака за окном, и вернулся к профессору, – Надеюсь, у вас все герр Меркаев?

Профессор оттопырил губу как обиженный ребенок и продолжил бубнить:

– Барон Унгерн предпочел лучам земной славы радость слиться с незримым воинством огненовласого покровителя оружия – грозного бога Махакалы. Сам барон, подобно Темучину, имел верную отметину благорасположения этого гневливого божества войны – медный цвет волос и веснушки, – профессор бесцеремонно ткнул пальцем в Пауля, – совершенно как у молодого человека!

Давненько Пауля публично не обзывали рыжим, да еще и конопатым! Пожалуй, еще со школы. Многие остряки подобного рода приобрели благородную арийскую горбинку на переносице или престижный шрам на губе, после драк с негодующим Паулем! Тогда, в сопливом детстве, будущий офицер Ратт даже предположить не мог, что веснушки сыграют в его воинской карьере весьма благоприятную роль.

Эффективная пропаганда.

Пауль никогда не хотел быть артистом – особенно после того, как сестры увешали все стены уютной спаленки киноафишами, запечатлевшими слащавых молодых людей в смокингах, с подкрашенными глазами и прилизанными бриолином волосам.



Вот кинохроника совсем другое дело! Пауль всякий раз испытывал законное чувство гордости когда шествия и митинги, где он участвовал, снимали на пленку что называется «для истории». Ему даже хотелось разделить избыток этой гордости с потомками. С этой благородной целью, во время очередной съемки Пауль набрался мужества и в подходящий момент попросил оператора снять его поближе, чтобы у него осталась пленка или хотя бы фотоснимок с собственным героическим портретом – таким, что не стыдно будет показать будущим внучатам…

Такая просьба в устах неприлично молодого человека, да еще в сочетании с парой кружек дармового пива, растрогала сентиментального Оператора, и он согласился. Во время съемки оба повеселились от души. Проснулся Пауль как водится – знаменитым…

Слава пришла к нему в образе фройлян Режиссер – красивой и строгой дамы, снимавшей фильм о партийном съезде, во время которого Пауль удостоился стоять в оцеплении.

– Вот тот – рыжий хохотунчик, – кивком указал на Пауля герр Оператор.

– Офицер Ратт – вы умеете кататься на лыжах? – резко спросила фройлян Режиссер.

Пауль радостно кивнул:

– Я получил золотой значок за победы в состязаниях военных патрулей!

– Скверно, – нахмурилась фройлян Лени, – так звали Режиссера, – но все равно попробуем, и добавила, обращаясь к Оператору, – у него такая киногеничная улыбка!

Так офицер Ратт был обречен на две недели сущего кошмара. Во время непривычных кульбитов, изображая начинающего лыжника, он сломал лыжу и растянул запястье, едва не отморозил уши, чуть не вывихнул челюсть, хохоча над неиссякаемыми анекдотами Оператора, а в заключение был укушен огромной лохматой собакой…

Зато теперь Пауль знал, в каких муках рождается настоящее документальное кино!

Результатом его страданий, усилий фройлян Режиссера, трех операторов, осветителей, реквизиторов, гримеров, костюмеров, еще доброго десятка человек, включая даже психолога, стал немудреный ролик, следовавший за подкупающе сентиментальной заставкой:

«Солдатский отпуск».

… Молодой офицер в парадной темной форме СС входит в запорошенный снегом деревенский домик, затем выходит из него в потрепанном домашнем свитере, с лыжами и собакой, неумело пытается прокатится с горки и заразительно хохочет…

Сам Пауль был просто в ужасе от этого жалкого зрелища, и ждал, что его как минимум вышвырнут из лыжной сборной, а в худшем случае – вообще из рядов СС. Но, видать, герр Психолог не зря получал свои очень приличные деньги – ролик был рекомендован к показу отделом пропаганды, а публика и журналисты просто пришли в восторг! Улыбающаяся веснушчатая физиономия Пауля, с крупного плана в ролике, больше недели украшала газетные передовицы по обе стороны Атлантики с оптимистической подписью «Дружелюбное лицо новой Германии». Наконец, об успехе ролика доложили самому рейхсфюреру, и он признал этот маленький фильм «достойным подражания образцом эффективной пропаганды». Пауля, за участие в съемке, наградили кольцом «Мертвая голова» и досрочно произвели в гауптштурмфюреры…

Поэтому, услыхав сейчас про рыжего бога войны, Пауль ничуть не расстроился, и даже улыбнулся, – может статься суровый бог Махакала поможет ему поскорее стать группенфюрером…

Как на вкус Пауля, так история у профессора получилась нудная и нескладная. И то сказать, родной дед Пауля – отец его матушки – герр Клаус, если выставить ему три – четыре добрые кружки темного пива, может с десяток историй куда как более жутковатых порассказать, и все про горожан, что жили в Nбурге прежде или еще продолжают топтать грешную землю. А ведь дед Клаус не профессор, а самый обыкновенный пьянчуга!

А тут – подумаешь, большое дело – военный неудачник среди азиатской глухомани волков кормил трупами. Причем вся эта история к фестивалю?

Но впечатлительному Зиги ученой саги герр Профессора вполне хватило – он во всю шмыгал покрасневшим безупречно арийским носом в крахмальный платок.

– Какая глубокая трагедия! Какой мощный образ! Это была бы великолепная опера… Я слышу мощные аккорды поступи воинства Махакалы… Я вижу фиолетовые молнии, что прорезают тяжелые тучи… Гремят громы небесные и земные доспехи… Я чувствую тяжелые капли кровавого ливня… – речитативом пропел фон Клейст.

– Пока опера о бароне Унгерне еще не написана, прошу продолжать в боле конструктивном ключе! – Шеф призывно постучал остро заточенным карандашом по стакану с водой, – Обсудим репертуар. Напомню, что нашими гостями будут очень разные, но одинаково почтенные люди. Англичане, испанцы, итальянцы, представители Ватикана, группа японских военных, а так же господин Деканозов – русский…

– Советский! Он не господин, а «товарищ»… – угрюмо уточнил профессор Меркаев.

– Благодарю за уточнение, герр Меркаев. Прошу простить. Уточню – товарищ Деканозов, представитель наркомата иностранных дел Советской России, будет присутствовать здесь с неофициальным визитом. Итак, штурмбанфюрер, что вы преложите в качестве репертуара для фестиваля?

– Оперу «Волшебная флейта» Моцарта, в качестве основного мероприятия… – с энтузиазмом начал фон Клейст, но тут же был прерван скрипучим голосом профессора:

– Вы полагаете, что балаганное представление на тему масонских ритуалов, составляющее суть этого музыкальное произведения, способно внести радость в сердца представителей Святейшего Престола и вернуть гармонию в отношения Германии и Ватикана? – профессор Меркаев с сомнением потряхивал лысой головой.

– Профессор – держите себя в границах рационального – масоны такой же миф, как и призрачное воинство вашего бога Махакалы! – раздраженно прервал дотошного ученого Шеф, а Зиги отчеканил с авторитетностью именитого дирижера:

– Моцарт – слишком гениально для пошлости и выше частных политических амбиций! Поэтому я лично гарантировал Рейхсфюреру, что представители Понтифика останутся довольны музыкальной программой! – он извлек из изящной кожаной папочки несколько отпечатанных страничек и протянул штандартенфюреру Кольбаху, – Здесь перечень приглашенных исполнителей, названия произведений, программа открытия, заключительного концерта и трех фестивальных дней… Немного Шопена – слышал, он пользуется популярностью у русских, подборка Вагнера тоже вполне соответствует хорошему вкусу и финансовым возможностям Оргкомитета, а главное – все это одобрено Рейхсфюрером! По рекомендации профессора Вейстхора открытие Фестиваля будет назначено на день летнего солнцестояния – 22 июня! – Шеф Кольбах верноподданнически кивнул, с откровенно скучающим видом прошуршал листками, переложил их в собственную папку, и, наконец, обратился к Паулю:

– Поскольку наука и культура себя исчерпали – следует предоставить слово Армии! Офицер Ратт доложите о дислокации Nбургского Замка и прилегающих сооружений!

Польщенный Пауль взлетел со стула, помчался к планшету с топографической картой территории парка и планом Замка – раздвинул атласные шторки, вооружился складной указкой, и почувствовал себя настоящим генералом, делающим доклад на заседании генерального штаба. Он подробно изложил все, что знал о Замке – большей частью сведения были почерпнуты из учетных книг, хранившихся в городской Ратуше.

Замок.

Изначально, Nбургский Замок был построен более пятисот лет назад рыцарями Тевтонского Ордена, а затем пожалован Орденом предкам семейства фон Клейст за воинскую доблесть…

За долгие века Замок многократно горел, разрушался под действием стихий и войн, а затем перестаивался в разных архитектурных стилях. В результате на сегодняшний день нет единого абсолютно достоверного архитектурного плана знаменитого сооружения. Самый новый, который удалось разыскать – составлен в начале девятнадцатого века, когда на территории Замка возводился известный памятник эпохи неоромантизма – летний театр с особыми акустическими свойствами, специально предназначенный для оперных представлений. Театр можно видеть на представленном плане вот здесь, – Пауль отрепетированным жестом упер кончик указки в нужное место плана и продолжал:

Согласно завещанию последнего частного лица, владевшего Замком, «старого барона» Фридриха фон Клейста – дедушки присутствующего здесь штурмбанфюрера фон Клейст – сооружение перешло в собственность Благотворительного Фонда Охраны Архитектурных Памятников, а затем было сдано Фондом в аренду городскому магистрату Nбурга. Председатель указанного Фонда – глава городского суда герр Ворст, а также городской бургомистр герр Штрокс подписали договор о передаче Замка в субаренду уполномоченным лицам организационного комитета Фестиваля, сроком на пять календарных месяцев. Копия договора субаренды в рабочих папках членов комитета… Пауль перевернул страничку и облизнул губы:

Постоянно в сооружении Замка проживают управляющий, библиотекарь, штат из десяти слуг. Их личные дела подготовлены и могут быть представлены для ознакомления… Далее офицер Ратт с удовольствием проинформировал присутствующих о целесообразном расположении постов охраны, маршрутах патрулирования, периодах активации охранной сигнализации и прослушивающих устройств, дополнительном освещении парка, прочих мерах безопасности, основанных на графике въезд и выезда гостей. А затем передал эти ценные сведения Шефу в виде аккуратно отпечатанной служебной записки, добавив, что для окончательного утверждения мероприятий по обеспечению безопасности требуется уточнить поэтажный план строения.

– Что же, завтра с десяти утра, проведем инвентаризацию помещений. Прошу подготовить для нас три экземпляра плана в его нынешнем виде. Прихватите рулетки, карандаши и планшеты, господа офицеры. В случае необходимости нам поможет в изысканиях хранитель библиотеки – некто профессор фон Штерн. Вы не знакомы с ним – герр Меркаев? Он – этнический немец, но ранее проживал в России, а затем эмигрировал от большевиков… Нет? – уточнил штандартенфюрер Кольбах, Меркаев отрицательно покачал головой, – Тогда, можете завтра посвятить ваше время работе в местном архиве – поискать нечто полезное об акустике летнего театра… – Пауль хмыкнул – видать неуместные тирады бедолаги Меркаев здорово раздраконили Шефа, – На сегодня все свободны!

Присутствующие направились к выходу.

– А вас, гауптштурмфюрер Ратт, я попрошу остаться…

3

– Пауль, дружище – это вашу лейку я обнаружил на подоконнике в канцелярии? – полюбопытствовал Шеф, когда присутствующие вышли.

– Ну что вы штандартенфюрер Кольбах! Для чего мне лейка? Вообщето, это лейка – моей мамы… Я использовал ее чтобы полить цветы в канцелярии…

– Избыток служебного рвения, дружище? Вы бы еще ведерко для песка и лопатку своей малютки – сестрицы притащили в мой кабинет! – укоризненно покачал головой герр Кольбах, и торжественным жестом возвратил злополучную лейку Паулю.

Это была последняя капля – Пауль и так терпел достаточно долго – но сейчас так живо представил себя плетущимся по строгим коридорам гестапо с лейкой, детским песочным ведром и совочком, что сразу же рассмеялся. Заливисто и заразительно. Про совок у него был припасен чудесный анекдот:

– У сестры давно уже нет лопатки для песка… Она подарила ее офицеру Норману, когда он собирался стать археологом… Странный народ эти ученые! Представляете – Герман натурально рыл крошечным детским совочком землю на какомто кургане в экспедиции… Даже фотографии сестре прислал! – Пауль едва успокоился, а Шеф живо заинтересовался.

– Пауль, так вы знакомы с гауптштурмфюрером Германом Норманом? Тем, что служит в центральном архиве?

Пауль кивнул. Когдато именно он надоумил своего одноклассника и давнишнего приятеля бросить рутину исторического факультета и вступить в СС… Только начальство отрядило недоучившегося археолога Нормана вместо армейского плаца дышать архивной пылью. Как хороший товарищ Пауль при любой возможности навещал дружка в этом безрадостном месте, когда ему случалось бывать в Берлине…

– Тем лучше, – заметил герр Кольбах, и возвратился к своему всегдашнему суховатоциничному тону, – Очень хочется узнать кто рекомендовал включить в состав организационного комитета этого кретина – профессора Меркаева… А нам до сих пор не предоставили личных дел коллег! Это серьезное препятствие для дальнейшей эффективной работы! Пауль, возьмите на себя труд подготовить повторный запрос, и письмо на имя начальника архива – я хотел бы знать, кто персонально ответственен за такую досадную задержку…

Пауль кивнул и сделал пометку в блокноте.

– Опять эта волокита, – Шеф коснулся виска нервными пальцами, словно пытаясь спастись от царящей вокруг людской лени и неорганизованности, – Пауль, дружище – прежде чем затевать эту бумажную карусель – позвоните Норману и выясните – где сейчас эти чертовы бумаги и кто их готовил… Вы ведь с ним в достаточно хороших отношениях?

– Более чем, – довольно улыбнулся Пауль, – мы почти родня! Герман собирается женится на моей сестре…

Шеф сменил положение тела в кресле, демонстрируя возросший интерес к дружному семейству Пауля:

– Я полагал, что ваша сестра совсем крошка…

– Да он же сватается к Лоре – ей уже девятнадцать… А крошка – моя самая младшая сестричка – Жени, ей только осенью исполнится семь…

– Понятно. Сколько же вас всего у родителей?

– Пятеро. Мой старший брат Клаус, я и наши сестры. Целых трое сестер! – безрадостно констатировал Пауль. Конечно, он не вынашивал намерения усомниться в способности Шефа без ошибки вычесть из пяти два. Нет – он просто с детства мечтал обменять всех трех плаксивых сестренок оптом на одного, пусть даже и самого завалящего братца. Кто не знает – иметь сестер ужасно хлопотное дело!

Штандартенфюрер сочувственно качнулся вместе с кожаным креслом, извлек из серебряной коробочки визитную карточку, потом купюру из бумажника и протянул Паулю:

– Бедная ваша матушка! Купите ей букет – в подарок от меня… Можете быть свободны. Да – Пауль! Не забудьте про теннис – в шестнадцать часов….

– Что, красавчик, собрался наконецто женится?

– Ято может, и собрался, да только ведь вы, тятя Хильда, за меня не пойдете, – весело ответил Пауль полненькой цветочнице, годившейся ему разве что в матери, полюбовался букетом и отодвинул руку с мелочью, – Не нужно сдачи! – как вообще приятно быть щедрым, особенно когда деньги, в сущности, не твои.

– Ох, Пауль – ты вылитый отец! Что лицом, что манерами… Такой же повеса и транжира, – формально пожурила его добрая фрау Хильда.

Папаши.

Когда Пауля сравнивают с отцом, ему бывает затруднительно понять, кого именно имеют ввиду – его родного отца – армейского интенданта Ратта, погибшего за несколько месяцев до рождения Пауля, еще в снежном девятьсот семнадцатом году гдето в России, или же отчима – нынешнего супруга его доброй матушки – Георга Грюнвальда.

Само собой, что собственного родителя – Хайнца Ратта – Пауль знает только по фотографиям да по колоритным рассказам дедули Клауса. Даже его брат – хоть и старше на три года, их родного отца помнит очень смутно…

Совсем другое дело папаша Грюнвальд – с отчимом Паулю крупно повезло!

В достопамятные времена Георг Грюнвальд был известным боксерам. Чемпионом. Его будущий папашка просто купался в лучах славы. Но изза травмы и любви к спиртному был вынужден оставить спорт, потом устроился работать кельнером в мюнхенской пивной. То были легендарные денечки, про которые теперь пишут в школьных учебниках. Когда Партия Фюрера только готовилась к великим свершения, а герр Грюнвальд крутил пивные краны, отпуская в долг парням в коричневых рубашках. Как высоко взлетел бы этот мужественный человек с крепкой рукой и верным глазом, всем сердцем сочувствовавший делу нации, не повстречай он на пивном фестивале симпатичную провинциальной вдовушку, державшую кабачок в Nбурге?

Паулю всегда казалось вопиющей несправедливостью, что у такого железного мужика, как папаша Грюнвальд родились одни только дочки… Понятно, что общительного Пауля он любит как родного! И в Гитлерюгенд его надоумил вступить, и исходатайствовал у строгой матушки для Пауля освобождение от всяких домашних повинностей, чтобы мальчуган мог серьезно заниматься спортом, и деньжат на карманные расходы подкидывает. Даже в престижную офицерскую школу Пауль попал с легкой руки папаши Грюнвальда – тот сохранил со времен бурной мюнхенской молодости массу влиятельных знакомых – и в армии, и среди видных партийных деятелей, и в мрачноватом здании Рейхсканцелярии…

Да, что и говорить – даже в теннис с шефом Кольбахом Пауль играет исключительно благодаря папаше Георгу.

Надо признаться, его отчим – как всякий настоящий немец – человек сентиментальный. После пресловутого киноролика он смахнул скупую слезу:

– Помяни мое слово, Марта, – так зовут матушку Пауля, – не пройдет и десяти лет, как наш парень будет группенфюрерм! Я всегда это знал! Мы еще не одну чарку выпьем за его доброе здоровье в высоком звании… Пауль, бедный мальчик – разве можно так экономить на себе! Группенфюрер не должен носить тряпья – что за ужасный свитер на тебе в этом фильме! Возьми, купи себе чтото из одежды… – добрый папаша Георг поставил широкий росчерк на чеке с довольно солидной суммой.

Но Пауль совершенно не нуждался в улучшении гардероба – растянутый свитер ручной вязки он аккуратно сложил и вернул костюмеру сразу после съемки, а вместе с новым званием получил полный комплект такой же замечательно новенькой формы. Так что папашиным денежкам нашлось куда более полезное применение – они пошли на оплату уроков тенниса и бензина для мотоцикла. К инструктору Паулю пришлось ездить на лыжный курорт – а это почти в 40 километрах от Nбурга.

Дело в том, что любознательный Пауль, едва пронюхав, кто назначен новым начальником в их захудалое гестапо, прибег к помощи офицера Нормана – и без стеснения сунул нос в личное дело нового Шефа – благо в архиве хранятся дела всех офицеров СС… И узнал много поучительного – про залеченную язву желудка, героические подвиги в Испании, дипломатическую работу, и даже про то, что Карл Кольбах дважды завоевывал титул чемпиона Берлина по большому теннису. Конечно, десяток уроков вряд ли сделают Пауля достойным соперником для спортсмена такого уровня как герр Кольбах, но и других партнеров для игры, даже ради простого сохранения спортивной формы, в Nбурге новому Шефу сыскать будет затруднительно. План удался на все сто процентов – теперь Пауль неформально общался с Шефом трижды в неделю во время тренировок.

Пауль с трудом отбил мастерскую подачу герр Кольбаха и сообщил:

– Личные дела членов комитета еще и не думали отправлять! Герман сам видел – они даже не упакованные для отправки!

– Недопустимая халатность! – вознегодовал герр Кольбах, а Пауль совершенно искренне поддакнул:

– Просто счастье, что Рейхсфюрер доверил организационные вопросы Фестиваля такому ответственного человеку как Вы, герр Кольбах!

– Действительно, хочешь сделать дело хорошо – делай его сам! – Шеф поощрительно улыбнулся льстивым словам Пауля, – Я сам с утра позвоню начальнику канцелярии Лепске, он мой добрый знакомый, и попрошу отправить документы с нарочным!

– А возможно попросить откомандировать офицера Нормана с этими документами лично? Правду сказать, герр Кольбах, наша Лора настоящая красавица – и Герман здорово переживает, что сестра когонибудь себе найдет, пока он чахнет в архиве… Он давно подал официальное прошение о браке! К тому же папаша Грюнвальд дает за сестренкой хорошее приданное. Только… – «Лорхен – глупая гусыня неделю назад познакомилась с какимто ирландским журналистом, который приехал кропать статейки про фестиваль, и теперь даже слышать не хочет про бедолагу Германа! А мне – как помощнику руководителя оргкомитета этого самого фестиваля – лично отлупцевать иностранного щелкопера както несподручно. В конце концов, Лора мне сестра, а не невеста…» – чуть не ляпнул Пауль в спортивном пылу истинную правду, но вовремя прикусил язык, и закончил вполне сентиментально, – Только бедолаге Норману начальство не дает отпуска…

– Очень романтическая история! – герр Кольбах сдержано улыбнулся, – Святая обязанность каждого офицера СС создать крепкую арийскую семью… – Пауль согласно хрюкнул и потупился – самто штандартенфюрер Кольбах с исполнением этой обязанности не слишком торопится – в свои тридцать девять женат он ни разу не был! Хотя с другой стороны – Пауль как ни старался, но так и не смог представить какая дама была бы уместна рядом с человеком, обремененным такими количеством достоинств как герр Кольбах. Разве что фройлян Режиссер… Тем временем Шеф продолжал:

– Наш долг помочь молодому человеку, – и тут же иронично добавил, – Офицер Ратт – я вижу в вашей характеристике совершенно справедливо указанно, что вы не только отличный спортсмен, но и надежный товарищ. Должно быть, приятели тоже частенько прикрывают ваши проделки. Теперь мне ясно, как вы – с таким бойким темпераментом – умудрились окончить офицерскую школу без дисциплинарных взысканий!

Пауль с искренним возмущением развел руками, снова пропустил мяч, но вместо того, чтобы подавать, принялся оправдываться:

– Какие проделки? Как можно – штандартенфюрер! Я вполне дисциплинированный! А весь мой весь темперамент сублимируется в спорт…

– Сублимируется? Вы знакомы с трудами доктора Фрейда? – Шеф удивленно поднял бровь, и ловко отбил еще один мяч. В конце концов, выигрывать у начальства дурной тон – частенько витийствует папаша Грюнвальд. Утешив себя этим силлогизмом, Пауль пожал плечами:

– Зачем бы я читал труды какогото еврейского доктора? Здесь, в Nбурге свой доктор есть! Вполне немецкий. Доктор Норман – папаша Германа. Он всегда Герману говорит – бери пример с Пауля, он избыток энергии сублимирует в спорт, поэтому не имеет проблем в личной жизни…

– Значит, отец гауптштурмфюрера Нормана – доктор медицины? Примечательно – я был информирован, что здешний врач – человек либеральных взглядов…

– Ну, оно конечно так – только что такое либеральные взгляды? – заговорщицки пояснил Пауль, – Вот, к примеру, герр Доктор ездит практиковать на лыжный курорт – какой даме вывих вправит, другой – массаж сделает и все такое. А что остается его супруге? Еще хорошо, что фрау Нора женщина образованная и не скандалит изза таких мелочей – говорит только, мол, герр Норман человек либеральных взглядов…

– Ох, Пауль, вы вернули мне доброе расположение духа, – улыбнулся шеф Кольбах, на этот раз совершенно искренне, – Хотелось бы мне, чтобы весь либерализм в Германии исчерпывался подобными проделками! После этого разговора, я полагаю, дружище, вам вполне можно доверить некоторую конфиденциальную информацию…

Пауль насторожился и пододвинулся поближе к Шефу:

– Дело в том, что старина Вейстхор советует рейхсфюреру арендовать Замок на продолжительное время, усматривая в этом сооружении некие мистические свойства… Но аренда обойдется в огромные деньги – и рейхсфюрер склоняется к мысли попросту национализировать этот архитектурный памятник, а сделать это пока Замок находится в собственности у международного фонда достаточно сложно…

Пауль вспомнил жутковатые истории, которые слышал о Замке и перешел на шепот:

– Мой дедушка, Клаус, тоже частенько рассказывает, что Замок проклятое Богом место! А мой крестный – епископ Павел даже мессу в часовне Замка служить отказывается…

Гер Кольбах скептически прищурился:

– Пауль, я старый циник и материалист! И давным – давно не верю в мистику и прочий фольклор! Просто хочу разобраться – как вышло, что фамильный куш вроде Замка проплыл мимо законного наследника – Зиги фон Клейста?

Пауль порылся в извилинах памяти, заполненных городскими сплетнями, и представил вниманию Шефа гипотезу, наиболее соответствующую его материалистическим взглядам:

– Вы еще не знакомы со здешним банкиром – герр Шильманом? Он тоже известный циник… Так вот, герр Шильман полагает, что барон Фридрих предал дорогостоящую недвижимость фонду, который сам же и учредил – поскольку хотел снизить налоги! А когда владелец Замка скоропостижно скончался, дошлые юристы просто обошли маленького внука старого барона с наследством, и много лет стригут прибыли с арендных платежей…

– Логично… – герр Кольбах задумался, и со всегдашним педантизмом уточнил, – А по какой причине покойного Фридриха фон Клейст среди горожан принято называть «старым бароном»?

– Потому что он и был старый барон – тогда еще был жив молодой барон, отец штурмбанфюрера Зигфрида, его звали барон Отто, – объяснил Пауль.

– Тогда? То есть, старый барон пережил своего сына – если я вас правильно понял?

– Да, именно так. Старый барон пережил сына на пять лет. Он даже был опекуном маленького Зиги…

– Занятно… Как же будут называть Зигфрида – уже есть и старый барон и молодой?

– Новый. Новый барон, так про него говорят – хотя какой он барон? Он же не живет в Замке, и вообще в Nбург первый раз приехал с самого детства!

– И что гласит здешняя молва о детстве нашего «нового барона»? В Берлине его ранние годы породили массу слухов и недомолвок… – продолжал выказывать живой интерес к местной истории Кольбах.

«Говорят, что его мать – ненормальная. Фрау Ута сбежала из психиатрички, схватила револьвер супруга и всадила своему мужу – бедному молодому барону Отто – в лоб целую обойму, а потом бросилась вниз головой с галереи Замка. Ее мозги с трудом отскоблили с брусчатки мавританского дворика…» Впрочем, Пауль вовремя опомнился и не стал тревожить язву шефа Кольбаха историей кровавой мелодрамы, совершенно неподтвержденной достоверными фактами. А вместо нее рассказал другую – малость повеселее, и совершенно реальную.

– Говорят, что история шрама над бровью герр Барона никакого геройского подвига за собой не таит – несмышленым крошкой Зигфрид сверзился в колодец в парке, неподалеку от Замка. Мой дедуля – Клаус, как раз зашел к тамошнему садовнику, – «Пропустить рюмашку – другую», хотел добавить Пауль, но, убоявшись, что пьянчуга – дедуля мало украсит блестящую биографию офицера СС, употребил более корректную формулировку, – Хотел помочь по хозяйству. Так вот, они вдвоем с садовником вытащили будущего штурмбанфюрера с расшибленным лбом и отвезли в город…

– Довольно странно, что мальчик из такой родовитой и состоятельной семьи играл в парке без присмотра. Это обстоятельство настораживает. Надо полагать в этот момент в Замке произошло нечто такое, что оправдывало длительное отсутствие его няни или гувернантки?

Именно изза таких высказываний штандартенфюрер Кольбах слывет человеком сухим и жестким. Люди, которые так характеризуют Шефа, просто завидуют его уму, который не нуждается в эмоциональном киселе, а всегда остр и точен, как охотничий нож в руках опытного егеря. Кто еще кроме Карла Кольбаха смог бы так, по одной случайной детали, безошибочно определить то, что в полицейских протоколах именуют «обстоятельствами происшествия»?

Пауль закивал головой как китайский болванчик и жизнерадостно сообщил:

– Его нянька в тот день как раз свалилась в реку и утопла! Она была француженка! – иностранное происхождение исчерпывающе объясняло безответственное поведение наставницы юного барона.

– А вам известно, где именно дитя стало жертвой несчастного случая? – теннисисты для небольшого отдыха между сэтами, расположились на скамейке в уютной тени заплетенного виноградом и побегами вьющейся розы забора. Высокая живая изгородь не только создавала приятную прохладу, но и надежно укрывала корт от посторонних глаз, гарантируя приватность беседы коллег.

Шеф Кольбах извлек из папки и развернул план парка и Замка.

– Известно, – Пауль отыскал в своем планшете карандаш и сделал легкую пометку над кружком, обозначавшим колодец, – вот тут.

– Действительно странная история. Если я правильно понял, присутствие вашего пожилого родственника и садовника в Замке, и их вмешательство в ход событий носило случайный характер? При других условиях ребенок мог погибнуть?

– Абсолютно верно. Дед с садовником находились здесь – в кухне, – Пауль поставил крестик на крыле Замка, подбиравшемся к самому колодцу, следовало бы сказать «и втихомолку пили господское вино», но Пауль ограничился эвфемизмом, – по какимто хозяйственным надобностям. Они услыхали, как вопит Зиги, через открытое окно, взяли стремянку, веревку, и выволокли его из колодца. Мальчик был весь в крови – с перепугу они сами повезли малыша в город – потому что шофер, да и вся остальная прислуга побежала к реке – смотреть на утопленницу… – тут Пауль внутренне насторожился – вполне естественно, если Шеф попытается выяснить, где именно выловили из реки безмозглую няньку. Река на план Замка уже не попадала, а подробной карты N бурга и окрестностей у Пауля при себе не было. Эта досадная мелочь могла легко испортить толькотолько начавшее улучшаться настроение Шефа. Поэтому Пауль, следуя мудрому совету своего прежнего начальника – дядюшки Корста – утверждавшего, что в разговоре всегда запоминается только последняя фраза, затараторил:

– Будь доктор на месте, он бы обработал ссадину, и никакого шрама у штурмбанфюрера сейчас не было бы!

Надо признаться со всей откровенностью – хотя зависть скверное чувство, но Пауль испытывал его всякий раз, когда сталкивался со счастливыми обладателями шрамов. Хотя он и дрался с самых пеленок, никаких отметин на его внешности от этого не прибавилось! Так что хвалится перед девчонками или начальством ему нечем! Пауль грустно вздохнул и завершил рассказ, – Но доктор тоже уехал к реке. На месте был только герр Аптекарь – он попросту залепил наследному барону лоб пластырем. И вот – готов красавец!

С этими словами Пауль кивнул в направлении забора – по противоположной стороне улицы, будто по заказу, насвистывая оперную арию, шествовал штурмбанфюрер фон Клейст. Хотя похож он был скорее на картинку, вывалившуюся из французского модного журнала, по которым сестры Пауля делают выкройки для платьев, чем на германского офицера. Вырядился в очень дорогой гражданский костюм – темносиний, в тоненькую светлую полоску, бежевые кожаные ботинки – тоже очень шикарные, шелковую рубашку цвета сливок и трогательный шейный платочек в мелкую крапинку. Пауль приподнялся на цыпочки, чтобы лучше разглядеть «нового барона» поверх забора и захихикал:

– Только посмотрите, что у него на шее, герр Кольбах! Парень в таком артистическом аксессуаре даже в большом городе – вроде Берлина или Гамбурга может запросто схлопотать по физиономии! А про консервативный городишко вроде Nбурга и говорить нечего!

Но Зигфрид совершенно не осознавая потенциальной угрозы, обыденно нес букет из доброй дюжины кремовых роз, обернутых в нотную бумагу.

4

Умопомрачительное зрелище, которое являл собой борон фон Клейст, поставило крест на умиротворенном расположении духа шефа Кольбаха. Правый уголок его рта нервно дернулся:

– Сущее наказание… Вы правы, дружище, этот парень может запросто угодить в скверную передрягу, и огорчить рейхсфюрера… Почему я не был информирован о его перемещениях? – вообщето, никто не давал указания шпионить за Зиги, подумал Пауль, но вслух казенным тоном констатировал:

– Потому что в его номере не были установлены прослушивающие устройства.

– Кто персонально ответственен за это? – резко спросил Кольбах, и извлек из нарядного серебренного портсигара третью сигарету. Изза язвы Шеф никогда не курит больше трех сигарет в сутки, и, как правило, последнюю – третью – закуривает не раньше ужина. А сейчас до ужина еще часа три…

– Гауптштурмфюрер Бойхе – начальник технического отдела, – отрапортовал Пауль и щелкнул зажигалкой. Сам Пауль не курит – но, как образцовый офицер, всегда имеет при себе зажигалку, входящую в стандартный комплект обмундирования. Иногда этот предмет бывает очень кстати.

Шеф затянулся, а Пауль, самым что ни на есть безразличным тоном, вставил:

– Герр Бойхе – родной кузен бургомистра Штрокса, – по этой прозаической причине упомянутый Бойхе был главным претендентом на кресло руководителя Nбургского гестапо, как только таковое освободится. Другим претендентом был, конечно, сам Пауль – несмотря на юный возраст, он имел точно такое же звание, как и почтенный герр Бойхе.

– Пауль, дружище – усвойте, пожалуйста, одну простую вещь, – Шеф продолжал краем глаза устало следить за Зигфридом, – Кузен – по определению – двоюродный, то есть представитель второй степени родства! Характеризовать двоюродного брата словом «родной» – юридически неправомерно…

– Прошу простить… – Пауль вскочил и попытался щелкнуть каблуками. Поверьте, сделать это совсем не легко, если на вас надеты тенистые туфли, – Возьму на себя смелость информировать вас, герр Кольбах, что бургомистр, Вильгельм Штрокс находится во второй степени родства, то есть является племянником, генерала полевой жандармерии, – он понизил голос и назвал очень известную фамилию.

– Признателен, – лицо Кольбаха вдруг стало серьезным, почти скорбным, – Мы, все – офицеры СС, призваны Фюрером выполнять свой долг. Я, черт возьми, делаю это хорошо! И того же буду требовать от коллег, – Шеф очень демократичный человек и всегда, даже в частной беседе, называет младших по званию и должности словом «коллеги», – Я не потерплю разгильдяйства, независимо от общественного резонанса, который мои действия произведут в этом кумовском городишке! – Кольбах отбросил окурок щелчком такой силы, что тот взмыл как истребитель и шлепнулся в траву гдето за теннисной сеткой.

«Прощай добрый кузен Бойхе! – подумал Пауль, – Можешь забыть про повышение, собирать вещички, освободить кабинет и отправляться обратно – на телефонную станцию – протирать штаны до почетной пенсии…»

Тем временем Зиги благополучно свернул на улочку, ведущую к Ратушной площади, и почти скрылся из виду. Кольбах тоже встал, повернулся к Паулю и дотронулся холодными кончиками пальцев до его голого локтя:

– Послушайте, Пауль – у меня к вам почти личная просьба… Прогуляйтесь, и взгляните – куда направился этот Лоэнгрин. Если возникнут какието непредвиденные затруднения, – тотчас без стеснения звоните мне – я буду на службе, – Шеф сделал рукой неопределенный жест, – Только, дружище, сделайте это тактично…

Памятник садовопарковой архитектуры.

Сомневаться не приходилось – барон фон Клейст направлялся в сторону Замка!

Любовь сильнее страха!

Даже без всякого доктора Фрейда с заумным психоанализом, можно догадаться, куда именно направляется экипированный цветами Зиги. Конечно же, он спешит в Замок – полюбопытствовать, как устроилась пышногрудая фройлян Шталь. Если бы Пауль не связал себя обязательствами играть в теннис с Шефом трижды в неделю, он и сам бегом помчался бы туда же – позаботится об обустройстве фройлян, а если повезет, то и пожелать ей доброй ночи! Только Пауль, как человек практического склада, прихватил бы с собой коробку пирожных и бутылочку винца.

Поэтому офицер Ратт преспокойно переоделся из теннисного костюма в форму, взял казенный мотоцикл – сколько кружек ему пришлось бы перемыть у матушки в кабачке, чтобы купить такой? – и отправился к Замку. Прибыл он весьма своевременно – подошвы шикарных штиблет фон Клейста уже бодро поскрипывали о гравий парковых тропок. Стараясь не терять нарядного барона из виду, Паулю пришлось быстренько припарковать мотоцикл у затейливой кованой ограды с фамильным гербом семейства фон Клейстов, протиснуться между прутьями и споро двинулся следом за родовитым штурмбанфюрером, укрываясь в тени вековых вязов. Надо заметить, направлялся Зигфрид совсем не к боковому входу левого крыла Замка, где должны были разместить фройлян Шталь, а кудато в глубь парка.

Отверженный наследник уверенно петляя по заросшим тропинкам родового гнезда, время от времени останавливался, любуясь миниатюрными живописными водопадами, цветущими кустами роз и жасмина, птичками, искусственными гротами и статуями.

Может, сентиментальный парень просто соскучился по парку? – уныло думал Пауль, пробираясь среди густой травы и запущенных кустарников – ему было чертовски жаль прерванной теннисной партии, и вообще – испорченного на безрезультатную слежку вечера. Хотя…

Судя по тому, что фон Клейст выбирал дорожки в наиболее глухой части парка, держался в тени и перестал свистеть – некая цель у него всетаки была, и визит свой он старался не афишировать. Пауль мысленно воспроизвел карту Замка, и сердце у него неприятно екнуло – он понял, что Зигфрид направляется к родовой часовне фон Клейстов, где в фамильных склепах покоятся благородные останки прежних баронов.

Разумеется, Пауль – как офицер СС – не верит в чертовщину, и не боится ни церквей, ни кладбищ! Но место, в котором цивилизованный парк граничит через заболоченное озерко с самым настоящим диким лесом, заставляет испуганно притихнуть даже такого бравого вояку как Пауль. Уже сейчас по ногам тянуло сырой прохладой, пушистый мох доверчиво вылезал на выложенную тесаным камнем тропинку, а чистое предзакатное небо то и дело перечеркивали лохмотья тяжелого влажного тумана. Пауль смотрел во все глаза, пытаясь удержать фон Клейста в поле зрения, опасаясь остаться в этом жутковатом уголке садовопарковой архитектуры в полном одиночестве, когда сделал очередное наблюдение. Он не один сопровождает Зиги в странной сентиментальной прогулке по парку.

За спиной Пауля нестройно покачивались ветки, вспархивали уставшие за день пташки, равномерно, в такт неслышным шагам шуршала трава, на дорожку падали смутные тени, ветер доносил шелест ткани и чужеродный запах – совсем не принадлежащий природе – ибо природа еще не научилась синтезировать сандаловых духов, которые так любят некоторые чувственные дамы. Пауль улыбнулся, остановился и резко обернулся:

– Фройлян Шталь?

У Пауля отличная реакция профессионального спортсмена – он сделал попытку отпрянуть… Но удар всетаки был достаточно сильным, чтобы в глазах засияли искры а в ушах противно зазвенело! Когда Пауль снова обрел нормальное зрение, узкий и длинный женский силуэт уже сливался со сгущающимся в сумерках туманом…

Пауль прибавил шагу – он чувствовал себя вправе продолжить знакомство с худой и высокой особой – даже если для этого придется совершить вечернюю пробежку!

Кроме лыжного спорта Пауль еще и первоклассный футболист, полузащитник. Так что бегает он отменно – во всяком случае, достаточно хорошо, чтобы догнать какуюто бродяжку! Пауль уже нагонял обидчицу и мог хорошо видеть ее растрепанные свалявшиеся волосы, старомодный перепачканный плащ и даже выбивавшиеся изпод него лохмотья некогда нарядного шелкового платья, грязные босые ступни опустившейся женщины. Да, незнакомка была именно таковой – еще молодая, но с совершенно изможденным, заострившимся лицом, блеклой болезненной кожей и остекленевшими взглядом наркоманки или сумасшедшей…

Бог мой, для того, чтобы разглядеть все это Паулю пришлось изрядно вспотеть! Зато он был настолько близок к своей жертве, что даже с силой ухватил социально опасную фрау за плечо, попытался развернуть к себе, и заорал:

– Стоять!

Фрау резко остановилась, как оказалось только затем, чтобы вульгарным образом вцепилась ему в волосы с криком:

– Пауль Ратт – сын паскудной шлюхи!

Никогда прежде офицеру Ратту не приходилось драться с дамами! Он с трудом вырвался из фантастически цепких пальцев, завершавшихся отточенными лезвиями ногтей. Чтобы вернуть свободу движений, он вынужден был выпустить агрессивную беглянку! Разве он мог предположить, что возобновить преследование окажется совершенно невозможным! Небо, словно приняв враждебную сторону, опрокинуло на землю слепящегустой и холодный ливень. Пауль сделал несколько шагов, и совершенно потерял ориентиры среди слепящих дождевых струй. Он не знал, где находится, его били мокрые, тяжелые и голые – как глубокой осенью – ветви, он споткнулся, упал, ушибся ногой, потерял равновесие, съехал в какуюто мерзкую, жидкую грязь, которая стала засасывать его быстрее, чем болотная трясина. Он попытался выбраться, пошарил в смрадной жиже рукой, натолкнулся на каменную кладку, ухватился за холодную шершавую плиту, и больно треснувшись плечом, на ощупь вполз в узкий каменный проем. Он просидел в полной темноте довольно долго, пытаясь отдышался. Наконец, достаточно пришел в себя и щелкнул карманным фонариком.

«Отто фон Клейст – чистая душа в чреде предков и потомков » – прочитал Пауль ледяные и вязкие как струи ливня готические литеры. Прозрачные струи сквозняка шуршали нотным листом и опавшими розовыми лепестками…

Значит, его приютил склеп молодого барона Отто! Пауль прислонился лбом к могильному камню, надеясь унять тупую боль в виске, оглядел разбитое колено, просвечивавшее сквозь порванную штанину, попытался остановить озноб – стряхнул холодную воду с волос, сделал попытку выжать китель – и тяжело вздохнул. Форма была безвозвратно загублена! И, с ужасом осознал – там – под проливным дождем – остался мотоцикл. Без гаража. Без навеса – даже неприкрытый чехлом! Тут же вскочил и пулей вылетел наружу – теплый майский ветерок дружелюбно потрепал его по пылающим щекам, в кобальтовой чашке ночного неба буднично мерцали звезды, уютно стрекотала ночная пичуга. Кругом не было ни малейшего следа разбушевавшейся стихии – ни сломанной ветром ветки, ни влажной грязи, ни лужицы…

Мотоцикл благополучно дожидался его у ограды – целехонький и сухой. Когда Пауль наконецто добрался до города, часы на Ратуше как раз били два часа ночи!

Несмотря на поздний час в кабинете Шефа горел свет – даже сейчас штандартенфюрер Кольбах безукоризненно выполняет служебный долг – восхитился Пауль, и свернул к зданию гестапо.

– Бог мой, Пауль! Что с вами стряслось?

Синяк на лбу, несколько глубоких царапин на щеке, вода, стекающая с пропитавшегося жидкой грязью подобия форменной одежды, потерянный сапог, саднящее плечо, разорванные штаны и разбитое колено – вот что с ним, мысленно подытожил Пауль.

– Чем вы занимались? – даже всегда сдержанный Шеф не мог скрыть удивления, и заботливо протянул Паулю свое личное хрустящее – белое полотенце.

– Я – волочился за женщинами, – честно признался Пауль.

Пауль в который раз убеждал себя – то, что красавицасупруга в приступе помешательства застрелила молодого Барона Отто – не более чем городская легенда. Миф. Вымысел. Популярная злая сплетня, пущенная недоброжелателями, изводившимися от зависти к богатству, славе и семейному счастью родителей Зигфрида – четы фон Клейст.

В официальных летописях Nбурга значится, что молодой барон – Отто фон Клейст – погиб в автомобильной катастрофе вместе с супругой Утой. Не справился с управлением на горной дороге в дождливый и ветреный вечер. А пронзительно холодным утром осколки четы, перемешавшиеся с деталями гоночного «Бентли», извлекли из ущелья. С тех пор в парадном зале Замка в траурных рамах стоят портреты трагически почившей пары.

Пауль множество раз видел изображения Молодого Барона. У них в кабачке висит большой написанный маслом портрет – авиатор Отто фон Клейст экипированный летным шлемом и большущими круглыми очками на фоне допотопного фанерного самолетика. Дома, у матушки в спальне, на туалетном столике в серебряной рамке стоит фотоснимок молодого барона – Отто при полном параде кавалерийского офицера гарцует на коне.

Но здесь, в Замке, фотография воспроизводила лицо барона Отто совсем близко – твердый подбородок, прямой нос, заразительную улыбку, ямочки на щеках, веснушки, умеренно оттопыренные уши классической формы, пушистые светлые ресницы, и взъерошенные волосы – Паулю на минуту показалось, что он смотрится в зеркало, перевязанное широкой траурной лентой.

Видимо, он просто еще не пришел в себя после вчерашней ночи!

Пауль украдкой зевнул, и перевел взгляд на портрет баронессы Уты – ее аристократичное личико пряталось среди сложной композиции из цветов, мехов, шелков и украшений. Безусловно, баронесса была красива – но не живой человеческой красотой, а усталой красотой профессиональной актрисы, еще не успевшей снять грим после изнурительного спектакля. «Штурмбанфюрер Зиги» больше напоминает молодого Барона, и мало похож на мать – ему достались только ее золотые локоны, высокий, как у греческих статуй, лоб, тонкие, поженски изящные кисти, нервные ноздри, черные перья жестких ресниц и глаза. Точнее – их блеск. Даже на фото зрачки фрау Уты плавали в прозрачном море влажного, нездорового, потустороннего блеска.

– Сколько? – вопрос Карла Кольбаха рассек грезы, навеянные портретом баронессы, как кавалерийский клинок:

– Шесть целых две десятых метра… – ответил Пауль, сверившись с планом.

– Правое крыло второго этажа включает парадный зал общей площадью шестьдесят два квадратных метра, – продиктовал Шеф Зигфриду.

Вчера, переодетый в новую форму и напоенный кофе, Пауль, после составления служебной записки о неотложных мерах по предотвращению бродяжничества на территории Nбурга в период проведения Фестиваля – уже около четырех часов ночи – был отпущен заботливым шефом домой. Отдыхать. Сказать, что Пауль за несчастные четыре часа выспался, было бы значительным преувеличением. Зато сам герр Кольбах, хоть и корпел над бумагами всю ночь – сейчас свеж, бодр и почти что весел. Иногда Паулю кажется, что Карл Кольбах ест и спит не потому, что испытывает в этом потребность, а только затем, что так принято в цивилизованном обществе!

– Здесь все, можем подниматься наверх, – Пауль с громким щелчком свернул рулетку, снова сверился с планом Замка, и кивнул на узкую винтовую лестницу, терявшуюся гдето под потолком.

– Там ничего нет – только чердак! Служебное помещение! Его осмотр не целесообразен… – насупился управляющий Замка – герр Зальц, загородив собой подступы к лестнице.

Кольбах резким движением взял герр Управляющего за плечи, пододвинул к окну, стал брезгливо всматриваться в крупные черты этого утомленного высокой должностью субъекта, и, наконец, счел нужным уточнить:

– Зальц, вы что – еврей?

– Нет – ну что вы, герр Кольбах! Как можно?… Мой паспорт… Я – германский подданный, венгр по происхождению… – неуверенно проблеял управляющий.

– Герр Зальц! Национальность нельзя выбрать как девку в борделе! Коль вы намерены и впредь оставаться германским подданным, ведите себя как подобает немцу! – Кольбах точным движением раскрыл перед самым носом жертвы имперской национальной политики облитую перчаткой ладонь, а герр Управляющий был вынужден выудить из внутреннего кармана и безропотно опустил в нее ржавый ключик, и мелко семеня, выбежал из комнаты.

Представители подготовительного комитета дружно застучали каблуками по узкой лестнице. Механизм замка натужно лязгнул после долгих лет бездействия, а проржавевшая дверь распахнулась только после доброго пинка, открыв проход в полутемную галерею, заполненную застоявшимся воздухом, пылью и былым величием.

Узкую полосу пустого пространства обрамляли ниши, в которых бесславно томились рыцарские доспехи, с развешенных по стенам щитов безжизненно смотрели вниз гербы поверженных династий. Сквозь витражные стекла узких готических окон просачивались вязкие полосы цветного света, в них обретали краткую жизнь и исполняли бесконечный ритуальный танец в память о древних проигранных битвах тысячи пылинок. Затхлый полумрак коридора упирался в стену, прикрытую мрачных тонов гобеленом с изображением мертвого рыцаря. Разбухшая, темная, словно живая кровь несчастного год за годом струилась из отверстых ран на жухлую траву, смешивалась с пролившимся из оброненной чаши вином, но так и не могла выплеснуться за пределы скорбной картины, запятнав неуместно жизнерадостной цветочный орнамент, бегущий по краю.

Впечатлительный потомок убиенного – Зиги фон Клейст – вздрогнул и попятился назад, в результате, устремившийся разглядеть гобелен поближе Пауль ткнулся в его спину, а штандартенфюрер Кольбах, в свою очередь, налетел на Пауля.

– Что за чертовщина? – демонстративно громко, пытаясь скрыть испуг, начал Зигфрид, – Судя по плану, тут должно быть еще одно помещение – рабочий кабинет. Общая площадь – 18 – целых и 6 десятых квадратных метров….

– Пораскиньте мозгами об этом мистическом феномене штурмбанфюрер!  – раздраженно отряхнул пыль с кителя шеф Кольбах, – а после принесите стремянку, и снимите это произведение искусства – уверен, за ним вы обнаружите вход в указанное на плане помещение! Офицер Ратт, возьмите на себя труд помочь коллеге… Я пока спущусь вниз – оценить состояние хозяйственных построек – кладовых и кухни!

Пауль приволок со двора стремянку, устойчиво поставил у самой стены, и благородно предоставил фон Клейсту, как старшему по званию, взобраться наверх и отковыривать со стены гобелен, поминутно чихая от древнего праха. Пока герр Барон возился в облаке пыли, сам Пауль из познавательного интереса снял с подставки тяжеленный рогатый шлем, взгромоздил на голову и отошел посмотреться в потускневшее зеркало у входа. Что и говорить – в рыцарских доспехах вид у него был почти такой же величественный как у барона Отто в летном шлеме или даже как у шефа Кольбаха, когда он говорит по телефону с Берлином…

Пауль состроил устрашающую гримасу и для верности пригрозил зеркалу кулаком.

– Гауптштурмфюрер Ратт! Прекратите паясничать и помогите мне с ковром! – ревниво завопил наследный рыцарь с вершины стремянки. Пауль скоренько стащил увесистый головной убор, шагнул в центр галереи и, чтобы не возвращаться к нише, плюхнул шлем на деревянную конструкцию, напоминавшую то ли кафедру, то ли алтарь. Как только Пауль совершил этот опрометчивый поступок, стена пришла в движение и стала крениться с угрожающим лязгом. Зигфрид успел соскочить на землю, а Пауль – напротив – пододвинулся достаточно близко чтобы перепачкать новенькую, только со склада, форму в клубах тяжелой, многовековой пыли, поднятой рухнувшим на пол гобеленом. К счастью для обоих, стена не обвалилась – а только лишь отодвинулась и обнажила проход в соседнее помещение.

После пыльного коридора в комнате, напоминающей кабинет химика, царила пугающая чистота – как будто тут убрали самым добросовестным образом всего полчаса назад! Старинные дубовые панели были натерты, паркет сверкал, а на многочисленных полках таинственно поблескивали чистенькие колбы, пробирки, фарфоровые ступки, змеевики, лейки, перегонные кубы и прочие принадлежности столь необходимые как ученому – химику, так и мистику – алхимику или даже злокозненному колдуну. Именно колдуну! Ничем, кроме волшебства объяснить царивший в комнате порядок Пауль просто не мог. Наверняка подвластная тайному знанию властелина адская прислуга влетала сюда через окно, и тем же путем оставляла комнату…

Хотя следы летающей горничной на подоконнике отсутствовали, как человек ответственный, для проверки гипотезы, Пауль поднял раму, свесился вниз. И обнаружил, что окно располагается как раз над колодцем – тем самым, где мальчуганом Зигфрид расшиб лоб. А на нижнем этаже – под тайным кабинетом, находится кухня Замка. Паулю было прекрасно видно, как штандартенфюрер Кольбах измерял рулеткой расстояние от окна кухни до колодца, потом чтото черкнул в блокнот, а затем принялся замерять высоту бортика и диаметр отверстия самого колодца. Видать, история про шрам бедняги Зиги здорово заинтриговала Шефа. Наблюдая эту сцену, Пауль наконецто уразумел, почему в личном деле герр Кольбаха записано – «Имеет аналитический склад ума. Охотно уделяет время для решения абстрактных логических задач». Насколько корректно называть еще живого отпрыска династии фон Клейстов «абстрактной задачей»? Пауль ехидно ухмыльнулся и скосил глаза на штурмбанфюрера.

Зиги, с лихорадочным энтузиазмом, выдвигал и задвигал ящики, открывал дверцы полок, переставлял посуду и приборы, заглядывал за шкафы, тщательно перелистывал книги – словом производил в помещении форменный обыск и мало интересовался происходящим во дворе. Пауль беззаботно предоставил коллеге полную свободу действий, и направил свое неуемное любопытство прямехонько в окуляр имевшейся в комнате старомодной подзорной трубы. Он покрутил регулировочные колесики, с усилием повернул тяжелый прибор, установленный на декорированном затейливыми финтифлюшками стиля барокко медном треножнике.

Здорово…

То есть, оптические качества прибора не выдерживают никакой критики – дальше противоположного крыла Замка отчетливо видно не было. А вот там за окнами расположенной напротив комнаты происходила в высшей степени поучительная сцена! Самому Паулю ни до чего подобного никогда не додуматься!

Хорошенькая фройлян Шталь играла с герр Библиотекарем в шахматы. На раздевание. А поскольку герр Библиотекарь, понятно, поумнее пухленькой белокурой дамочки, вполне естественно, что на низеньком столике, разграфленном на строгие чернобелые квадраты, резные шахматные фигуры соседствовали с живописной грудой предметов гардероба наивной дамы. На фройлян остались всего лишь лакированные туфли, чулочки, прямая черная юбка, кружевной бюстгальтер и нитка бус. С кемнибудь из ребят попроще, можно было бы заключить пари – на подвязках у фройлян чулки или на поясе, и досмотреть увлекательный турнир до конца. А как отреагирует на подобное предложение надменный тип вроде барона фон Клейста, Пауль даже предположить затруднялся. Поэтому кашлянул, привлекая внимание штурмбанфюрера, и кивком предложил ему заглянуть в окуляр.

Одно дело слышать, что барон фон Клейст любитель закатывает истерики по любому поводу, совсем другое его истерику наблюдать! Зиги сперва покраснел, потом побледнел как полотно, прикусил чуть не до крови губу, и принялся орать так громко, что на полках зазвенела лабораторная посуда:

– Похотливая тварь! Гнусный мерзавец! Вытворять такое! В МОЕМ Замке! Когда Я здесь! Кто? Кто – он такой? Как он смеет! Ему платят не за эти грязные выходки… Нужно указать, где его место… Он здесь – прислуга! – Зиги внезапно перестал орать, в мгновенье ока превратился в алебастровое изваяние – бледное и непреклонное – ухватил Пауля за запястье и потащил вниз, через зеленую лужайку к соседнему крылу. Излишний натиск, фыркнул Пауль, Он был только рад принять участие в пикантной истории и раскрыть маленькую тайну библиотекаря фон Штерна!

Пауля всегда удивляло как герр Библиотекарю – человеку более чем почтенного возраста – удается слыть в городе первостатейным жуиром. Дамы, которых почтенный герр Библиотекарь обошел вниманием, даже насочиняли, что его чары носят демонический характер и вполне серьезно требовали от здешнего Епископа, произвести обряд экзорсизма в давно закрытой часовне Замка.

Под воздействием благородного гнева Зигфрид развил совершенно невозможную скорость, проскочил больше половины узкой винтовой лестницы в левом крыле, споткнулся о высокую ступеньку, сделал несколько сложных кульбитов в надежде сохранить равновесие, но в итоге упал, растянулся, стал съезжать вниз, и успел стукнуться лбом о несколько крутых ступеней – прежде чем Пауль исхитрился ухватить его и уберечь от неминуемых множественных переломов…

Охота на ведьм.

Ужас! Хотя голова Зиги не была разбита, но из аристократично вырезанной ноздри стекала тоненькая струйка крови, он перестал дышать, а его шея – на которой офицер Ратт неумело попытался отыскать пульс, была холодной как кусок мрамора! Сопоставив все эти безрадостные факты, Пауль завопил на весь Замок не хуже оперного премьера:

– Фройлян Доктор! Герр Библиотекарь! Штандартенфюрер! Ктонибудь!!!

– Что стряслось? – из дверей кабинета высунулось недовольное лицо Библиотекаря, а снизу по лестнице спешил шеф Кольбах.

– Штурмбанфюрер фон Клейст убился! Он поскользнулся на лестнице, упал и расшиб голову! – Пауль перепугано перевернул холодное бездыханное тело.

– Полагаете, это веская причина, чтобы нарушать тишину в частных владениях? – возмутился герр Библиотекарь, – Вы еще ответите за несанкционированное вторжение!

Шеф умело провел рукой по виску Зиги и, оттянув веко, заглянул в глаз.

– Он жив, но боюсь, ему потребуется доктор…

– Доктор – наверху… Я там видел доктора Шталь, – с надеждой сообщил Пауль.

Вместе с Шефом он втащили травмированного Зиги наверх и уложили на кожаный диван, напрочь игнорируя бурные протесты Библиотекаря.

– А где же фройлян Доктор? – Пауль недоуменно обвел взглядом совершенно пустую комнату, остановившись на слишком неуместной в классическом интерьере горке дамской одежды, увенчанной кружевным бельем.

– Милое дитя, – снисходительнопрезрительным тоном обратился к Паулю герр фон Штерн, и принялся разглядывать его, вооружившись золотым пенсне на черном шнурке. Серые острые глаза впились в Пауля как глаза коллекционера в редкую марку или засушенную бабочку. Герр Библиотекарь смотрел сверху вниз – высокий и сухопарый, с прямым, украшенным благородной горбинкой носом, седыми, но все еще густыми волосами и профессорской бородкой клинышком, отчасти скрывающей глубокие морщины. Несмотря на все свое показное величие, библиотекарь все же был человеком очень и очень преклонного возраста, и в силу этого имел полное моральное право использовать обращение «дитя» по отношению к гауптштурмфюреру СС…

– Бедное дитя, – повторил Библиотекарь, – Кто внушил вам странную мысль считать эту молодую даму доктором медицины?

– Действительно – уважаемый библиотекарь фон Штерн – куда вы спрятали от нас ЭТУ молодую даму? – сухо поинтересовался Кольбах, сохраняя незаинтересованное выражение лица, двумя пальцами высоко поднял лежавший на полу черный кружевной пояс от чулок, качнул на уровне пенсне библиотекаря и отшвырнул в горку прочей женской одежды.

– Спрятал? – Библиотекарь недоуменно оглянулся, видимо только сейчас обратил внимание на отсутствие фройлян в комнате, нетерпеливо заглянул за громоздкий шкаф, потом подошел к окну – убедился, что оно заперто, удивленно поднял брови и хотел чтото сказать – но не успел…

Зигфрид несколько раз конвульсивно вздрогнул на диване, открыл глаза, уперся стеклянным, потусторонним взглядом в потолок и заговорил:

– Я там и тогда – среди мрака и ужаса, грохота и хаоса… У моих ног лежит прах Рейха… Я вижу, как стынут трупы солдат Фюрера, заметенные снегом… Я слышу, как бомбы падают на Дрезден… – лицо Зиги было неподвижным и бесстрастным. Он почти не открывал рта, но его богато окрашенный оперный голос раздавался со всех сторон, окутывая комнату вязким коконом. С каждой фразой голос становился все громче и уверенней, а звуки внешнего мира стихали, уступая дорогу его мощи. Скованные ужасом от картин, что рисовал голос, замолкли птицы, не шуршала трава, испуганно стих ветер – у Пауля волосы встали дыбом, холодок побежал за ворот, парализуя сознание, а в кончики пальцев впилось множество ледяных игл, – Я слышу, как русские танки грохочут по нашим столетним мостовым… Я ощущаю, как арийская кровь струится по ступеням Рейхстага… Я вижу – над ним красное русское знамя… Я наблюдаю тот страшный суд… Я знаю, как каменная стена разрежет Германию надвое – на многие годы… Но когда она упадет – останется только прах… Прах тысячелетнего Рейха! – Зигфрид замолчал, несколько раз моргнул, его взгляд стал чутьчуть более осмысленным. Он усталым шепотом добавил, – Я не хочу видеть этого снова – я не хочу дожить до этого кошмара… Я хочу умереть прямо сейчас… Здесь, в родовом Замке… – и в подтверждение серьезности своего намерения снова закрыл глаза. Если хоть треть из видений штурмбанфюрера когданибудь осуществится, Пауль тоже предпочел бы улечься рядом – пусть даже просто на пол – и умереть прямо сейчас!

Бедный Рейхсфюрер – если ему довелось быть очевидцем подобной удручающей сцены хотя бы раз! Бедный шеф Кольбах, на чьи мужественные плечи пала ответственность за жизнь ясновидящего любимца Рейхсфюрера!

– Карл!!! Почему вы бездействуете, – завопил теперь уже герр Библиотекарь, невесть как узнавший имя Шефа, – Вы же видите – девка удрала! Вместе с халатом! Нужно чтото предпринять! СРОЧНО!!!!

На самом деле Шеф вовсе не бездействовал – штандартенфюрер Кольбах не из тех людей, которых можно пронять истерикой! Он стащил перчатку, смочил руки водой из графина и буднично побрызгал Зиги – так хозяйки брызгают на выстиранное белье, прежде чем погладить утюгом. Потом тыльной стороной кисти похлопал родовитого медиума по щеке, и, вытянув над его лицом ладонь с темя выброшенными пальцами, спросил:

– Сколько пальцев – штурмбанфюрер?

Зигфрид неохотно открыл глаза – уже совершенно обыкновенные, тоскливо – голубые и переполненные слезами:

– Вальтер меня ненавидит – строит мне козни… Генрих меня ненавидит – отправил в эту дыру… Якоб меня ненавидит изза оперы… Все меня ненавидят! Даже проклятый Замок! Каждый камень здесь меня ненавидит! Замок меня убьет… Убьет, как убил маму… Мою бедную маму… Лучше я умру сразу! Прямо сейчас! – глаза снова закрылись.

– Мать этого неуравновешенного юноши убил вовсе не Замок, а кокаин и морфий, – раздраженно вставил герр Библиотекарь, и добавил приказным тоном, – Карл – немедленно! Слышите – немедленно! Бросьте этого потомственного юродивого и догоните чертову суку!

Никто не может приказывать Шефу. Конечно – никто из гражданских лиц! Именно поэтому герр Кольбах преспокойно, не спрашивая позволения, взял из пачки на столе сигарету, прикурил и удобно расположился на стуле, закинув ногу за ногу так, что колено верхней ноги сложилось строго под углом в сорок пять градусов, и ее щиколотка оказалась четко на колене другой ноги. Выглядит очень эффектно – правда, когда сам Пауль попытался так сесть, то с непривычки чуть – чуть не грохнулся со стула.

Шеф отрешенно любовался колечками сигаретного дыма:

– Герр фон Штерн, вы продолжаете утверждать, что в помещении находилась дама? Будете настаивать – даже для протокола?

Невозмутимость Шефа окончательно вывела почтенного Библиотекаря из состояния внутреннего равновесия, и он разразился грязной русской бранью:

– Svoloch, prekraschay balagan! Zabil kto sdelal iz tebya idealnogo nemtza? Tak ya tebe napomnu! Nemedlenno verni etu blad' I moi veshi!

Конечно – Пауль не понял ни единого слова, а вывод о том, что Библиотекарь ругается именно порусски, сделал исходя из эмоциональной окрашенности воплей на чужом наречии, мало подобающих сединам почтенного старца, и следующего логического построения. Этнический немец, библиотекарь профессор Александр фон Штерн, был «фольксдойч» – репатриант из России, и вполне естественно, что он предпочитает бранится порусски, избегая осквернять совершенную гармонию немецкого языка. Жалкое зрелище!

Шеф загасил сигарету, и рассмеялся…

Пауль понял, как должен смеяться офицер СС. Так и никак иначе.

Сухо и холодно – как строчит пулемет. На одной ноте, с равными паузами, не меняя ни позы, ни выражения лица. Так, что каждый звук проникал в район печени слушателя и оставался там как маленький кусочек свинца.

Он смеялся долго. Жутко, нескончаемо долго…

Под воздействием этого циничного смеха герр Библиотекарь перестал ругаться, упал в свободное кресло, снял пенсне, положил руки на колени и зло сказал уже на вполне академическом немецком:

– Молодая дама назвалась Катя Гинзбург, она известная русская пианистка… Пассия господина Деканозов. Вам это о чемто говорит – штандартенфюрер Кольбах ?

– Только о том, что у товарища Деканозова попрежнему дурной вкус! Его так и тянет к пошлости, – Кольбах перестал смеяться, но сохранил на губах саркастично – снисходительную гримасу, отдаленно похожую на улыбку, и прикурил новую сигарету.

Смех Шефа обладал поистине магическими свойствами – он даже привел в чувства барона фон Клейста. Пока Кольбах смеялся, Зиги, тихонько подвывая, сел на кушетке, притянул к себе графин и стал пить большими глотками прямо оттуда. Потом вылил остатки воды на руки и принялся тереть сперва виски, затем щеки, постепенно возвращая мертвенно бледному лицу полноценный цвет.

– Мне жаль, герр Кольбах, если это ваш единственный вывод, – библиотекарь решительно поднялся, – Я буду вынужден подать на вас жалобу вышестоящему лицу!

– Пожалуетесь Рейхсфюреру, что молоденькая фройлян сбежала от вас нагишом? – продолжал иронизировать герр Кольбах. Он подобрал на полу женскую лайковую туфлю с высоким каблуком, и демонстративно притушил окурок о подошву, – Нет?

Фон Штерн проигнорировал оскорбительный тон Шефа, еще раз разочарованно оглядел комнату, безуспешно попытался открыть окно и досадливо поморщился:

– Карл – достаточно! Давайте выясним что произошло. Она не могла проскользнуть в двери – вы бы ее заметили! Другого выхода здесь нет. Окно завинчено, полагаю еще со времен Габсбургской династии… Так куда девчонка могла деться?

Зигфрид отрешенно посмотрел сперва на раздосадованного библиотекаря, потом на туфлю в руках Кольбаха, наконец, с видом обреченного, поднял за лямку и понюхал кружевной бюстгальтер:

– Она вылетела в каминную трубу… Это была ведьма…

– На чем основан такой радикальный вывод – штандартенфюрер? – скептически поинтересовался Кольбах.

– Мы в Замке… А у Замка своя логика… Это место силы. Другой силы. Понимаете?

Сейчас Пауль высказался против обыкновения единодушно с бароном фон Клейстом:

– И мой дедуша Клаус – отец матушки – так говорит, мол, Замок место темной силы. А еще говорит, что ведьмы всегда вылетают в каминную трубу! Их полно сожгли в городской ратуше, в те времена, когда Римский Папа воевал с протестантами. Для этого в ратуше даже специальный камин устроили – просто громадный – ведьм и прочих колдунов жечь. Вот они в трубу и вылетали – вместе с дымом!

– Надо же, сколько достопримечательностей в таком скромном городишке! Пауль – надеюсь, доктор Лютер не принадлежит к вашей многочисленной родне? – иронично ухмыльнулся Кольбах.

– Нет, ну что вы – вся моя родня – добрые католики! – запротестовал Пауль.

Шеф потер переносицу, отобрал у Зиги белый носовой платок, которым тот осторожно прикасался к мокрым щекам, направился к камину, заглянул в трубу, провел по ее внутренней стороне, затем продемонстрировал присутствующим безупречно чистый лоскут:

– Никогда не видел такого чистого дымохода… Пауль, дружище, попробуйте пролезть по нему наверх. А я поднимусь на крышу и подам вам руку. Штурмбанфюрер – извольте засечь по часам – сколько все это займет времени! – скомандовал Кольбах.

Путешествие по просторному и короткому дымоходу заняло у Пауля около минуты.

Гораздо больше времени отняли поиски лестницы, по которой шеф Кольбах смог взобраться на крышу. Наконец лестница отыскалась – в дальнем углу у парковой ограды. И следственный эксперимент был успешно произведен.

– Должно быть, у бедной фройлян такое упражнение заняло больше времени. Лезть через трубу голышом не слишкомто комфортно, – философски заметил Пауль, располагаясь рядом с Шефом на разогретой весенним солнышком черепице. Герр Кольбах любовался открывшейся сверху панорамой парка, но его острый ум не терял не секунды:

– Полагаю, дружище, вы напрасно сочувствуете фройлян. Конечно, толстушке сложно было бы выбраться из трубы самостоятельно. Поэтому на крыше ее ждали помощники. Они просто вытащили девчонку за руки – как пробку из бутылки с вином! Кроме того, фройлян не была голой – она успела нацепить халат старой библиотечной ветоши! И теперь занудный сморчок без остановки бубнит, что его обокрали!

У Шефа такой богатый словарный запас! – восхитился Пауль и бесхитростно спросил:

– Но зачем фройлян понадобилось сбегать из Замка через дымоход?

– Что ей вообще понадобилось в клятом Замке? – Шеф погрузился в размышления.

Увы, Паулю не дано было наслаждаться, наблюдая дальнейшие логические построения герр Кольбаха – на крыльце Замка, подобно злому року в античных театральных действах, появился Зигфрид фон Клейст и призывно воздел руки:

– Штандартенфюрер Кольбах – вы просили доложить без промедления – из Берлина прибыл нарочный с документами!

Удивительно как легко и быстро разрешаются некоторые загадки – особенно когда за разгадку принимается такой мастер своего дела как шеф Кольбах!

– Агата Шталь, 1891 года рождения. Это значит что… – Кольбах страница за страницей просматривал полученные дела.

– Значит, что фрау Шталь сорок восемь лет! Больше, чем моей матушке! – мгновенно сосчитал в уме Пауль.

– Тссс… – герр Кольбах с притворным ужасом приложил палец к губам, – Пауль, дружище, не стоит так громко возвещать о возрасте вашей любезной мамы! Полагаю, она сильно огорчится, если ее года станут известны широкой публике, – и продолжил своим всегдашним устало – ироничным тоном, – Уверен, почтенная коллега – фрау Шталь – всего лишь хотела сохранить в тайне свой возраст. А отдельные недостаточно дисциплинированные коллеги, – мне печально – но я вынужден констатировать, что таковые существуют, содействовали фрау Шталь и устроили эту непростительную проволочку с отправкой дел…

– Что вредней и разрушительней для цивилизации, чем женское кокетство? – задал риторический вопрос фон Клейст и брезгливо поморщился.

Офицеры сидели у плетеного летнего столика на лужайке перед Замком и запивали неприятности сегодняшнего дня кофе с сахарными крендельками. Почти летний ветерок торопливо шевелил изысканную гобеленовую скатерть, казалось, что сам ее таинственный шорох объединяет их – всех троих – маленьким секретом довольно неприятного свойства…

Некоторое время назад представители организационного комитета фестиваля пришли к солидарному выводу – обременять руководство упоминанием о белокурой толстушке в официальных документах не стоит. Ведь молодую даму видели только они трое…

Существовал, разумеется, еще библиотекарь фон Штерн – но ученый старец знал фройлян под совсем другим именем! Тем более никакого материального подтверждения своего существования, кроме груды одежды в кабинете герр Библиотекаря, девушка по себе не оставила – постель в предназначенной ей комнате была не тронута, в ванной не витало запаха духов или мыла, водитель с трудом вспомнил, как высадила фройлян у входа в парк. Даже объемистый клетчатый чемодан испарился вместе с хозяйкой.

– ПОКА не стоит, – подчеркнул шеф Кольбах. Зигфрид меланхолически взглянул на собственные, безукоризненным образом отполированные ногти – и промурлыкал:

– А о чем собственно упоминать? Что какаято упитанная молодая женщина – по наивности – просто ошиблась дверью и случайно вошла в здание гестапо? – Пауль не выдержал и засмеялся. Вероятно, способность представлять реальные события таким парадоксальным образом и сделала Зиги любимцем Рейхсфюрера. Шеф утвердительно кивнул:

– Штурмбанфюрер – прошу вас, как известного интеллектуала – поговорите с уважаемым профессором Меркаевым об этом старом пне… О библиотекаре фон Штерне… Мне хочется уяснить – что он так усердно изучает в ВАШЕМ чертовом Замке? А офицер Ратт примет на себя приятную обязанность встретить нашу дорогую гостью – мадам Шталь на железнодорожном вокзале…

5

– Пауль, дружище, – шеф Кольбах осторожно поправил воротник белоснежной рубашки Пауля как заботливая мать перед первым причастием – офицеру Ратту пришлось отдать пыльную форму в чистку, а самому принарядится в парадный комплект – и проникновенно заглянул Паулю в глаза, – Надеюсь, в вашей вихрастой голове не зародилась прогрессивная мысль, доставить далеко не юную фрау Шталь от вокзала в гостиницу на мотоцикле?

Признаться, такая мысль не просто родилась в голове у Пауля, а взросла и достигла достаточной зрелости, чтобы заставить его, весело насвистывая марш, идти в гараж за мотоциклетной коляской, когда Карл Кольбах выглянул из кабинета и поманил его пальцем. Теперь Пауль был вынужден убить эту нежно взлелеянную мысль собственными руками:

– Как можно – штандартенфюрер! – Пауль возмущенно округлил синие глаза, – в нашей семье все вменяемые! Я как раз шел в гараж – за ключами от машины…

– Чудесно! Не забудьте купить для любезной Агаты цветы. Бордовые розы. Семь штук. Получите в бухгалтерии деньги на представительские нужды и выберите самые темные и загадочные – потому что вас ждет встреча с доктором астрологии! – Шеф улыбнулся, словно речь шла о Бог весть какой радости для Пауля, и продолжил инструктаж, – Вам следует обращаться к фрау Шталь – «Медам » – последнее слово Кольбах произнес с бесподобным французским прононсом, – Пожалуй, я напишу ей записку… Пофранцузски… – Левой рукой! – подумал Пауль – Шеф всегда пишет пофранцузски левой рукой, впрочем, как и на всех других языках, кроме немецкого, – Хотя… это слишком навязчиво – просто положите в букет мою визитную карточку… – Кольбах протянул ему визитку выполненную на роскошного качества бумаге с золотым обрезом, – И вот еще что… Пауль, прошу вас – поберегите слух нашей гостьи…

– В каком смысле? Я не понял… – честно признался Пауль.

– Не нужно кричать «Хай Гитлер!» с таким первозданным энтузиазмом и пугающей громкостью! Сейчас не двадцать третий год и мы не в Мюнхене… Фюреру нужны наши реальные дела, а не крики!

– Зиг Хайль! – Пауль произнес эти привычные слова как можно более сдержанно и торжественно – как тайный пароль.

Шеф удовлетворенно кивнул:

– Ступайте, возьмите МОЮ машину, и проследите, чтобы ее как следует вымыли, – он легким движением перебросил Паулю ключи от автомобиля, и с деланной суровостью добавил, – Вымыли, как если бы она была вашей собственной!

Пауль поторопился в гараж и в несколько резковатой, зато эффективной и доходчивой манере донес пожелание Шефа до механиков – уж поверьте, машина не была такой чистой, даже когда впервые выкатилась из заводских ворот на новенький автобан! Пока авто приводили в надлежащее состояние, он успел заглянуть за деньгами в бухгалтерию, потом купить розы и, наконец, забежал домой.

Семилетняя сестренка Жени усердно долбила на пианино гаммы:

– Жени – дай мне большой лист с нотами! Только быстро!

– Герр Норман! Мама! Лорхен!!! – заорала голосистая сестрица, – Спускайтесь быстрее! Пауль собрался женится на пианистке – даже цветы купил!

– Вот соломенная голова – с чего мне вдруг женится? – Пауль, для профилактики, легонько, треснул сестру по затылку, – Мне для работы нужно! Неси быстрее – я опаздываю!

– Ноты наверху – а там сестра ругается с Германом… Подумают, что я опять подслушивать пришла… Лорхен мне уже дала ложкой по лбу за это…

– Женни, у тебя в голове тыквенные семена вместо мозгов – нас всех нашли в капусте, одну тебя на тыквенной грядке! – просветил Пауль сестренку и продолжал тоном, которым прежний шеф – старик Корст – повествовал о счастливых годах правления Кайзера, – В прежние времена девчонок не принимали в Гитлерюгенд! И это было правильно – тогда все умели подслушивать! И никого при этом не ловили… Вот посмотришь – Фюрер скоро снова запретит принимать в армию глупых гусынь…

Чтобы отвратить такую безрадостную перспективу, малолетняя Жени, мечтавшая о кожаных шортах, как сам Пауль о шевронах группенфюрера, опрометью побежала наверх и вернулась с большим нотным листом, как раз когда ее братец доедал яблоко – даже перекусывать в роскошной машине Шефа офицер Ратт счел бы настоящим кощунством.

– Давай машинка, поехали, – процитировал Пауль подходящие к случаю слова то ли из фильма, то ли из радиопостановки, повернул ключ с нарядным серебреным брелоком в виде свастики, и погрузился в счастливые грезы.

Информация к размышлению.

Вместе с шефом Кольбахом в Nбург прибыли его автомобили. Прикомандированный служебный «Мерседес» и личное авто Шефа – «Майбах». Если «Мерседес» был черным, вальяжным, неприступным как чиновник высокого ранга, и совершенно не мог взволновать, то с «Майбахом» у Пауля с первого взгляда завязался роман. То есть романом это чувство можно было назвать в такой же степени, как отношения между влюбленным гимназистом и обожаемой им в тайне матушкой школьного приятеля.

Непередаваемый черный цвет с темновишневой ноткой, затемненные бронированные стекла. Новейшие галогенные фары дальнего света. Усиленная задняя подвеска, форсированный двигатель, колесные диски из редкого сплава. Роскошный салон, отделанный красным деревом, обтянутые натуральной телячьей кожей сиденья, самолетный штурвал заменяющий руль и невероятно мощный радиоприемник…

Каждый раз, оказываясь за рулем этого порождения германского технического гения, Пауль погружался в счастливую эйфорию. И сейчас он в полузабытьи включил приемник:

– Moskovskoe vremya semnadcat' chasov. Vy slushaete radio Kominterna. Proslushayte noviye zadaniya konkursa dlya lubiteley shahmat. 3 tochka d4 cxd4 4 tochka Nxd4 Nf6 5 tochka Nc3 a6 6 tochka Be3 Ng4 7 tochka Bg5 h6 8 tochka Bh4 g5 9 tochka Bg3 Bg7 10 tochka h3 Ne5… – незнакомый язык в сочетании с резким женским голосом и четкими паузами сперва неприятно резанул по ушам, а потом превратился в монотонный фон, который скоро сменился чужим бодреньким маршем…

Какие всетаки неблагозвучные языки у славянских народов, – подумал Пауль и осторожно повертел ручку приемника – салон затопил чуть надтреснутый и очень приятный женский голос, исполнявший французскую шансонетку. Под такую легкую музыку думается особенно хорошо – шеф Кольбах, как человек предусмотрительный и истый сибарит, видимо записывал любимую музыку со своего мощного приемника на диктофон – во всяком случае, Пауль не видел другой причины, по которой на заднем сиденье «Майбаха» мог бы лежать миниатюрный диктофон, вмонтированный в почтенную кожаную папку. Да, с таким приемником можно слушать хоть французские, хоть американские, хоть британские радиостанции, – беззлобно позавидовал он.

Вообще машина просто роскошная!

Такую не купишь, экономя на пиве или запихивая по пятьдесят марок с жалования в свиньюкопилку. Пауль хмыкнул – если разделить стоимость самого обычного, серийного «Майбаха» – сколько стоит чудо, изготовленное по спецзаказу для Шефа, он не мог даже предположить – на сумму ежемесячного денежного довольствия такого же среднестатистического штандартенфюрера СС, выходило, что шеф Кольбах несколько лет не только не приобретал себе ни единой вещи – даже новых носков, но и питался исключительно живительной энергией ЧИ, про которую любит рассказывать профессор Меркаев, – поскольку у него просто не осталось бы средств на продукты питания…

По счастью Пауль никогда не был излишне наивным и давно не верил в то, что ребята из аппарата внешней разведки, в котором до назначения в Nбург служил Карл Кольбах, на смерть бьются за новые звания и должности из одной только любви к Фюреру. Как не верил он даже в то, что его прежний шеф – герр Корст – прикупил скромный трактир с маленькой гостиницей у самого горнолыжного курорта на деньги, полученные в наследство от неведомой швейцарской тетушки. О некоторых источниках так вовремя подвернувшегося отставнику «наследства» Пауль догадывался, а о других знал наверняка. Дядюшка Корст далеко не всегда выписывал местным пьянчужкам и дебоширам квитанции о взысканных штрафах, закрывал глаза на неблаговидные делишки герр Аптекаря, за изрядную мзду помог еврейскому приятелю герр Банкира перебраться с многочисленным семейством через границу в Швейцарию, имел целую картотеку из фотографий любителей горных лыж, опровергавших мнение об их супружеской верности… Словом, мыслил дядюшка Корст мелко и пошло. Оттого и ездил на подержанном «Хорьхе», и на пенсию загудел раньше срока, подытожил Пауль.

А вот как зарабатывают звонкую монету угрюмые парни из Абвера?

Тайну чиновных доходов Пауль приоткрыл благодаря своему старшему братцу. Клаус Йозеф Ратт благополучно выучился на факультете права и теперь работал юристом в солидной аудиторской фирме в Бонне. И ездил на Фольксвагене. Не Бог весть, какая машина – но все же получше студенческого велосипеда, хмыкнул Пауль. Так вот, средства на автомобиль братец заработал, играя на бирже. Коммерция у Клауса в крови – счастливое наследство от армейского интенданта – покойного папаши Ратта.

Итак, для успешной игры на бирже нужны три вещи: информация, аналитический ум и изначальный капитал – то есть все те же деньги.

С информацией понятно – свое скудное жалование канцелярские крысы, которые вьются около статссекретарей имперских министерств, получают как раз за то, что работают с информацией самого разного рода.

Насчет аналитического ума тоже все хорошо – голова у Шефа светлая, как двухсотваттная лампочка. К тому же, Пауль регулярно производил неофициальные инспекции рабочего стола и мусорной корзины начальника, и частенько обнаруживал там газеты с отчеркнутыми ногтем финансовыми сводками, и даже собственными глазами выдел в руках у Шефа маленький кожаный блокнотик со столбиками цифр, очень похожими на биржевые котировки. Но поразмыслить насчет начального капитала он уже не успевал!

До вокзала оставались считанные метры.

Уф! Пауль удовлетворенно вздохнул, и, паркуя машину на специальной стоянке для почетных гостей, решил отложить размышления о таком непростом предмете как финансовый успех шефа Кольбаха до следующего раза. Встряхнул цветочки и отправился искать фрау Мадам.

6

Пауль сразу определил Мадам Шталь среди прибывших. И вовсе не по огромному количеству дорогих кожаных чемоданов и шляпных картонок с затейливыми вензелями модных магазинов…

Спутать мадам Шталь с другой дамой было просто невозможно!

Мадам Шталь не была красива. Она не была ни высокой, ни стройной. Она не была модной – то есть увитой перьями и мехом как опереточная примадонна. Она не была роскошной – то есть, увешанной ювелирными украшениями, от которых рябит в глазах. Она не была моложавой или молодящейся. Весь этот дешевый декор не требовался такой гранд – даме как нештатный советник рейхсфюрера по вопросам астрологии доктор Агата Шталь.

Даже без упомянутых дешевых уловок фрау Шталь была просто безупречной!

От кончиков волос, уложенных в простую, но идеальную прическу до круглых носков лайковый серых туфель и похожих на стилеты каблуков, поддерживавших легкое, хрупкое тело с отменной осанкой. Такой же безупречной, как огромный, удивительно чистый, бриллиант в безыскусной платиновой оправе у нее на пальце. Даже в свете мутных вокзальных фонарей, при малейшем движении перстень рассыпал искры. Их яркие огоньки падали на изысканной простоты маленькое черное шелковое платье, такой же черный кружевной кардиган и ласково спрыгивали с открытого, без единой морщинки лба мадам на тронутые пудрой щеки и ровный носик. Никогда, ни за что Пауль не решился бы приблизиться к такой аристократичной и состоятельной даме, даже зная, что она на годдругой старше его собственной матушки!

Но сейчас его призывал служебный долг, и он решительно ступил в круг золотого света и волшебного запаха обвивавшего гостью:

– Мадам Шталь, от лица Рейхсфюрера, штандартенфюрера Кольбаха, всего подготовительного комитета Фестиваля, и нас – скромных ценителей панъевропейской идеи, разрешите поприветствовать Вас в N – бугре… – Пауль щелкнул каблуками и с поклоном вручил Мадам букет, после чего церемонно облобызал ароматную замшевую печатку телесного цвета, туго облегавшую женскую кисть. В первую секунду большие и ясные как предутреннее небо – глаза Мадам показались ему удивленными и даже настороженными, а потом она рассмеялась:

– Бог мой… Я едва не приняла вас за призрак… Так смешно – принять за тень из прошлого такого жизнерадостного и симпатичного молодого человека, – Мадам Шталь смеялась звонко – с детской наивностью, и даже морщинки, появившиеся вокруг ее ясных глаз и тонких губ от смеха, были ей удивительно к лицу. Шею Мадам скрывал лепесток розового шифонового платочка, а затем обнимали две лаконичные нитки бус – из розового и серого жемчуга. Мадам, понюхала букет, мельком взглянула на карточку Шефа и принялась изучать ноты:

– Как мило, Моцарт…

– Это от меня лично, – не преминул вставить Пауль. Мадам вернулась к карточке:

– Карл Кольбах? Даже в имени такие сильные энергетические вибрации. Что же – поехали! – она прикрыла глаза, словно прислушиваясь, махнула рукой в такт своей внутренней музыке и решительно направилась к машине. Но перед этим вынула из груды багажа и передала Паулю большущую и очень тяжелую клетку, прикрытую персидской шалю. Заглядывать под покров, чтобы определить содержимое любознательному гауптштурмфюреру не потребовалось. Едва он принял ценный груз, как между прутьев у самого пола возникла полоса рыжего меха, пять стальных безумно острых игл впились в рукав его парадного кителя и молниеносно скрылись за платком вместе с трофеем – куском отменной ткани, из которой шьют офицерскую форму! Ну вот – теперь придется вписывать еще и новый парадный комплект! – досадливо подумал Пауль, взвешивая клетку на руке, и представляя, как этот тяжеловесный объект мог бы скрыться в пучине ближайшего водоема с такой скоростью, что подлючный котяра даже мявкнуть не успел бы. К счастью, у Пауля нордический характер и долг для него превыше эмоций.

– Какое очаровательное животное!

– Мой Паштет! – гордо сообщила Мадам, – Он скверно переносит поездки… Что у вас с рукой? Покажите…

– Пострадал только текстиль! Паштет. Прелестное имя для котика, – улыбнулся Пауль как можно искреннее, с силой зашвырнул клетку на заднее сиденье, так что кот совершил внутри нее сальто и гаркнул «Хай Гитлер» на ожидавших чаевых носильщиков необъятного багажа Мадам.

Сама же Мадам все время сборов держала Пауля за руку – развернув ладонь к себе, сперва поднесла к самым глазам, потом провела замшевым пальчиком по центральной линии, и наконец отпустила, а по дороге поведала о результатах таинственных изысканий:

– Вы счастливый человек, – улыбнулась она, – Судя по линиям на руке, судьба подарит вам все. Абсолютно все. И даже больше. Хотите вы или нет, но это случится. А вот ваш брат… У вас ведь есть брат?

Пауль заинтриговано кивнул:

– Он потеряет ровно столько, сколько вы получите… И все изза…

– Изза того, что он влюбился не в ту женщину, – грустно констатировал Пауль. Действительно – его умный, ученый, сделавший образцовую карьеру старший братец – Клаус Ратт – влюбился в замужнюю даму, да такую, что добром история навряд ли закончится.

– У вас есть пророческий дар! – снова рассмеялась Мадам и деловито уточнила – Скажите мне – когда вы родились, я хочу составить вашу нотальную карту…

– Десятого февраля 1916 года, – ответил Пауль и тоже едва не рассмеялся. Хотя объективно ничего смешного в фигуре фон Клейст, маячившей у входя в гостиничный ресторан, не было. Зато была парадная форма, и букет в руках – белоснежные розы. Семь штук. Зиги открыл дверцу машины, поставленным голосом консерваторского выпускника произнес прочувствованные слова приветствия и со светским безразличием поднес перчатку с рукой Мадам к губам. Фрау Шталь обернулась к Паулю и тихонечко спросила:

– Как зовут вашего брата?

– Моего?!? Клаус, – сообщил Пауль, несколько смущенный несвоевременным частным вопросом.

Мадам понюхала цветы, поблагодарила, и зачемто назвала фон Клейста – Клаусом.

– Прошу простить, меня зовут Зигфрид. Зигфрид Отто, барон фон Клейст, – мягко уточнил Зиги и еще раз поцеловал Мадам руку.

Но фрау Шталь вряд ли его слышала – за спиной фон Клейста на высоких ступенях гостиницы, весьма эффектно освещенный сзади появился Карл Кольбах, приветственно протянув к Мадам обе руки. Высокий и подтянутый как технический прогресс, ироничный и галантный как сам грех, прямой и несгибаемый как германская нация – в штатском Шеф выглядит даже привлекательнее чем в форме!

– Мадам Шталь, Агата – наконец! Наконец я получу счастливую возможность прикоснуться к этому таинству – вашей бесподобной, уникальной ауре…

Мадам сгрузила Зигфриду оба букета, какуюто картонку, и, позабыв про кота и багаж, зацокала каблуками вверх по лестнице, словно завороженная.

– Карл, дорогой… Как это все мило – я тронута… – миниатюрная Мадам коснулась перчаткой плеча Шефа, а тот взял ее под кружевной локоток… Но перед тем как скрыться за тяжелыми дверями ресторана торопливо оглянулась, – Ой, я чуть не забыла поблагодарила ваших милых мальчиков… Спасибо, Пауль. Спасибо… Как зовут того, второго, блондина? – уточнила она чуть понизив голос.

Карл Кольбах изогнул одну бровь, совершенно так же, как это делал Зигфрид:

– Белобрысого? Его зовут – Штурмбанфюрер… – дверь поглотила эффектную пару.

Пауль был безмерно рад такому стечению обстоятельств – теперь у него свободен остаток вечера. Он как раз успевает сыграть в футбол с командой городского магистрата. Надо только забежать домой переодеться!

Но, именно сегодня подвластные мадам Шталь звезды стояли на небе настолько неудачно, что планы Пауля оказались разрушены. Дома его поджидал рассерженный и расстроенный Генрих Норман. Про Генриха в личном деле совершенно справедливо написано – Характер приближающийся к нордическому, вспыльчивый . Такому выйти из себя – пара пустяков!

– Пауль! Я не понимаю – почему ваша семья закрывает на это безобразие глаза? Куда смотрит герр Грюнвальд? Почему ты лично ничего не предпринимаешь в отношении этого ирландского хлюста, который нагло увивается за моей Лорхен! Между прочим – она не только моя невеста – а еще и твоя сестра! – начал орать Генрих едва Пауль порог переступил. Вот она – справедливость! Он срочно вытащил Генриха из Берлина сюда – спасать ситуацию, и теперь он же виноват! Тут у Пауля объявился неожиданный союзник:

– Герман, – ты знаешь английский? – Жени выбралась изза шторы, где как обычно подслушивала старших, и бесцеремонно влезла в разговор, – Смотри, что у меня есть – это паспорт Ирвина…

– Это еще что такое? – очередь орать дошла, наконец, и до Пауля. И как не заорать – он только что отнял у Жени британский паспорт сестриного нового поклонника – журналиста Ирвина Пенслоу, – Ты где это взяла?

– В пиджаке у него… Вот посмотри – там написано что он женат, – состроила хитрую рожицу Жени.

– Как раз написано – холост! – Герман разочаровано вернул паспорт Паулю, и со вздохом спросил, – Что нам делать с его документом?

Пауль ласково погладил расстроенную малышку по голове – ее идея вполне подходящая. Ведь Лорхенто английского языка не знает, и в библиотеку топать, в словаре смотреть не станет. Не такая уж Лорхен настырная девица, чтобы не верить родному брату!

– Видишь, Герман вся наша семья из кожи вон лезет, чтобы тебе помочь, а ты орешь как еврейский лавочник во время погрома! Завтра просто покажем ей паспорт и скажем, что он женат!

– Вряд ли поможет… Поздно! Он сделал Лорхен официальное предложение и поклялся обвенчаться с ней в городском соборе – представляешь! Он, видите ли, готов усыновить нашего будущего ребенка и будет любить как родного – все чин чином, сегодня вечером ирландский щелкопер пойдет договариваться с пастором… Пауль – надо чтото срочно предпринимать! Давай пролезем в собор по катакомбам и хотя бы послушаем, что он замышляет? А??

– Ты что! Я же помощник председателя оргкомитета! То о чем, ты говоришь – серьезное должностное нарушение, ограничение свободы прессы, несанкционированный сбор информации… За такое по головке не погладят… – слабо пытался сопротивляться образцовый офицер Ратт.

– Пауль – как ты думаешь, светит стать группенфюрером человеку, у которого родная сестра замужем за англичанином? За левым журналистом! Да может – он вообще коммунист! Мы же не знаем! – прищурил глаз Герман. Пауль с тяжким вздохом полез в шкаф – за гражданским свитером…

Приятели сидели пригнувшись на холодном каменном полу, скрываясь между двумя древними усыпальницами. Находившиеся в них мощи имели в округе славу чудотворных, но, несмотря на это, оба офицера жутко замерзли – ведь им пришлось торчать среди камней уже несколько часов!

Беседа между пастором и англичанином была долгой и эмоциональной. Акустика в Соборе великолепная, так что слышно прекрасно – каждое слово, каждый звук, каждый вздох! Да что толку? Ирвин и герр Пастор говорят на загадочном наречии, которого не знает даже полиглот с университетским дипломом Норман!

Вблизи мистер Пенслоу был похож скорее на деревенского работника с фермы или армейского сержанта, чем на признанную акулу пера – красная обветренная физиономия, белесые волосы, большой нос, крупные, мускулистые руки и желтоватые, позаячьи глупые глаза. Да и одет Мистеравторучка с британской спортивной эксцентричностью – высокие горные ботинки, бордовый свитер, бежевые клетчатые бриджи и кепка – зато при галстуке с золотой булавкой! Ну что сестра в этом мерзком типе нашла – в который раз задавал себе вопрос Пауль.

Разве женщин поймешь?

Единственное, что внушало оптимизм, так то, что разговор у герр Пастора с заезжим прихожанином никак не клеился. Герр Пенслоу краснел и нервозно махал руками, а пастор Грегори прижав бледные кисти рук к нагрудному кресту, причитал себе под нос монотонным речитативом и отрешенно смотрел в невидимую Паулю с Норманом точку на полу. Наконец, герр Журналист не выдержал, резко встал и широким, совершенно строевым шагом, направился к выходу. Пастор крикнул ему вдогонку, подхватил нечто с пола, быстро семеня, догнал Пенслоу, ткнул ношу журналисту в руки и отпрянул. У Пауля радостно екнуло сердце – его святой покровитель – апостол Павел заботится о нем даже сейчас, хотя он – как офицер СС – давно не ходит в церковь! Спасибо матушке – ведь только благодаря ее молитвам Пауль крестник самого Епископа!

Офицер Ратт резко выпрямился, потащил за собой Нормана, и бросился к англичанину. Скороговоркой отсчитывая положенные при задержании слова, от души двинул журналиста под дых, потом еще врезал локтем по носу, и победно защелкнул наручники, не дав противнику опомниться – еще хорошо, что под цивильное платье Пауль догадался запихнул и оружие, и документы, и прочие положенные уставом сотруднику гестапо принадлежности!

На такие радикальные действия гауптштурмфюрер Ратт имел полное право – в руках у английского журналиста Пенслоу был клетчатый чемодан фройлян Ведьмы – той самой грудастой толстушки, вылетевшей утром в каминную трубу Замка!

Часть 2

7

– Здесь Кольбах, – несмотря на поздний час, Шеф откликнулся после второго сигнала телефона, и тут же пригласил Пауля с чемоданом немедленно ехать к нему на квартиру, а офицера Нормана оставить в канцелярии – зарегистрировать задержанного как неизвестного, и подготовить соответствующие документы.

Пауль поведал о случившемся насколько возможно честно. Ониде с офицером Норманом, бежали на футбол, когда увидали типа с чемоданом – и сразу же последовали за ним. Тип усердно пытался сбагрить чемодан пастору, но отец Грегори отказывался, как мог. Безусловно, суть беседы могла быть и иной – ибо содержание ее так и осталось тайной для Пауля и Нормана. Пауль завершил отчет на героической ноте:

– В соборе такой холод! Едва туберкулез не заработали пока сидели среди мощей…

– Почему ваш прежний шеф – герр Корст – не распорядился поставить в исповедальнях микрофоны? Был слишком добрым католиком или боялся обременять себя чужими грехами? – раздосадованный Шеф потянулся за непредусмотренной режимом сигаретой, – Изза его халатности мы утратили возможность установить содержание беседы подозреваемых!

– Герр Корст был лютеранин. Потому и не придавал большого значения исповеди… – предположил Пауль.

– Пометьте – оборудовать Собор прослушивающими устройствами в количестве шести штук – в кратчайшие сроки! Нус – что тут за сувенир? – Кольбах с видимым удовольствием натянул на руки хирургические перчатки, и, придерживая чемодан, стал аккуратно ковырять в замочках пилкой для ногтей. Замочки хрустнули, и Шеф победно поднял крышку. Пауль нетерпеливо заглянул и со сдерживаемым ужасом спросил:

– Это что – взрыватель нового типа? – в темной шелковистой пасти чемодана зловеще поблескивал таинственный прибор: его техническую суть от неискушенного глаза прикрывала эбонитовая коробка с измерительной шкалой и лампочками, а пучки электрических проводов присоединяли к коробке несколько медных пластин и предмет похожий на толстую авторучку.

Кольбах озабоченно покачал головой, без всякого трепета взял прибор, постучал ногтем по стеклышку над градуированной шкалой, подмигнул качнувшейся стрелке, пересчитал пластины с электрошнурами – их было ровно 4 штуки, повертел в руках, продемонстрировал Паулю толстый щуп, отодвинул заднюю крышку, проверил наличие аккумулятора и вынес вердикт:

– Если не ошибаюсь, – «Это фигура речи, потому что шеф Кольбах, никогда не ошибается» – про себя отметил Пауль, а непогрешимый Шеф тем временем продолжал, – Перед нами – новейшее достижение современной медицинской мысли в духе исследований старины Вейстхора! Приспособление для электропунктурой диагностики. Это чудо возникло в результате скрещивания германского инженерного гения и древнейших традиций китайской медицины. Хотя, вы дружище, вряд ли слыхали про систему энергетических меридианов, пронизывающих человеческое тело… Так вот, механическое воздействие на ключевые точки таких меридианов может существенно влиять на здоровье и даже психику! Наибольшего эффекта можно достичь, если воздействовать на биологически активные точки меридианов посредством слабого электрического тока. Такие изыскания ведутся уже давно, но готовый прибор я лично вижу впервые, и сильно сомневаюсь, что эта штуковина работает! Придется просить мадам Шталь просветить нас об этом прогрессивном методе более компетентно, – Кольбах извлек прибор из чемодана, споро переложил в пакет для вещественных доказательств, – Потрудитесь завтра заехать в магазин подарков и приобрести нарядную коробку для хранения аппарата.

– Угу, – удручено кивнул Пауль, скрыть разочарование было сверх его скромных сил!

– Пауль, дружище, неужели вас огорчают передовые успехи немецкой медицины? Или вы действительно рассчитывали обнаружить в чемодане бомбу?

– Нет, – Пуаль мечтательно подпер взъерошенную голову рукой и признался с неподобающей младшему офицеру откровенностью, – Я был уверен, что там шпионский передатчик…

Шеф рассмеялся – совершенно иначе, чем утром в Замке – очень естественно, помальчишески заливисто и искренне. Пауль даже предположить не мог что штандартенфюрер Кольбах – признанный буквоед и зануда – может быть таким. Этот смех стал для Пауля самой большой неожиданность за богатый событиями день!

Шеф успокоился и с отеческой укоризной попенял Паулю:

– Пауль – неужели вы настолько инфантильны, что верите в пропагандистские россказни о злобных шпионах, которые спускаются с небес на парашютах и пытаются собственноручно пристрелить несчастного Фюрера из наградного армейского пистолета?

Пауль действительно верил в такую возможность, поэтому виновато повесил голову.

– Дружище, – вынужден вас разочаровать! – герр Кольбах снова рассмеялся и ободряюще хлопнул Пауля по плечу, – У офицера СС в заштатном городишке вроде вашего Nбурга существует всего однаединственная возможность обнаружить радиопередатчик потенциального противника!

– Правда существует? КАКАЯ?

Он нетерпеливо заерзал на стуле в ожидании начальственного откровения.

– Пауль, у вас пытливый ум, за что я вас ценю как перспективный кадр! Такая возможность – повторюсь, всего одна – самому положить передатчик в случайный багаж – наподобие вот этого клетчатого чемодана! – у Шефа отменное чувство юмора! Пауль вяло хихикнул и попытался отшутиться:

– Но герр Кольбах, где же среди ночи можно раздобыть вражеский передатчик?

Шеф посерьезнел и ответил строго, даже назидательно:

– Гауптштурмфюрер Ратт! Офицер СС должен обладать интуицией. Полагаю, вам известно, что такое интуиция?

– Способность предвидеть возможное развитие ситуации, – пролепетал Пауль как двоечник на экзамене.

– Не вполне, – тактично поправил его шеф Кольбах, – это способность организовать развитие событий в желательном ключе. Поясню на примере с передатчиком – передатчик можно собрать самому из приобретенных в разных местах деталей, отобрать у радиолюбителя – еврея или гомосексуалиста, но при этом не оформлять изъятие официально, наконец – просто купить за неучтенные средства через подставное лицо…

Пауль едва рот не открыл от изумления – действительно существует множество вполне доступных возможностей раздобыть чертов передатчик – а он зря протирал штаны в этом мерзостном городишке ожидая чуда уже около года! Вот что значит профессионализм – ему не учат ни в образцовой офицерской школе, ни в передовом университете. Подлинное знание веками передается от мастера к ученику, исключительно при непосредственном общении!

– Но, спаси вас арийские боги, дружище, обзавестись настоящим советским передатчиком, можете поверить мне на слово, он удручающе тяжелый, – Шеф предостерегающе поднял вверх палец, – и требует специального аккумулятора. В результате зарядки этого устройства ваши счета за электричество станут просто безумными, зато идиотский источник питания равно подведет в самый ответственный момент… – Пауль мысленно порадовался, что он офицер СС, а не советский шпион. Шеф резюмировал, сухо хлопнув ладонью по столу, – В целях практических наиболее безопасно приобрести мощный передатчик для гражданских радиолюбителей, произведенный в нейтральной стране! – тут же, не снимая хирургических перчаток, герр Кольбах вытащил из стенного шкафа замечательный переносной передатчик, достаточно компактный, чтобы уместиться в клетчатом чемодане. Затем вооружился оточенным карандашом и как лектор указкой ткнул в клеймо на приборе, – Но, примите во внимание, если передатчик необходимо в дальнейшем изъять для оперативных нужд, странапроизводитель имеет существенное значение! Например, этот произведен для нужд Британской армии…

Шеф с присущим ему педантизмом упаковал передатчик в чемодан, наконец, стащил хирургические перчатки, запихнул их в измельчитель для бумаги, протер вспотевшие ладони носовым платком – как всегда крахмальночистым – и деловито потребовал:

– Поедемте, осмотрим гостиничный номер этого британского щелкопера. Хочу удостовериться в правильности своих выводов, – Шеф чрезвычайно предусмотрителен в стратегических вопросах.

Герр Кольбах сделал широкий приглашающий жест рукой – как артист у края рампы, перед началом спектакля. Разделенное твердой рукой Шефа на равные порции содержимое бутылки виски «Шиваз Регаль», обнаруженной во время обыска, уже мягко плескалось в скромных гостиничных бокалах. Алкоголь – скверная замена ужину, вздохнул Пауль, отхлебнул крепкую янтарную жидкость и поморщился:

– Жаль, что в номере мистера Пенслоу нет льда…

Шеф Кольбах еще раз обвел помещение цепким взглядом, и уточнил:

– Вы не находите, дружище, что в этой комнате еще коечего НЕТ?

Пауль поскорее отставил стакан и с готовностью затараторил:

– Отсутствует огнестрельное оружие! Герр Пенслоу заявил на таможне находящийся в его законном владении револьвер системы «Кольт» и получил разрешение на ввоз. В момент задержания револьвера при нем обнаружено не было! Куда же он мог подеваться?

– Отличная работа, вы наблюдательный человек и ответственный офицер, Пауль! Хотя я говорил о пишущей машинке, карандашах, блокнотах, фотоаппарате и прочей атрибутике необходимой журналисту. Согласитесь – кропать статейки при помощи одного только револьвера, даже такой достойной уважения системы как «Кольт» довольно странно! – Шеф поставил опустевший бокал, присел на кровать, выудил из обнаруженной здесь же, в номере, желтой пачки с изображением верблюда сигарету и с явным удовольствием закурил, – Сегодня мы утрем нос некоторым умникам из Берлина! А комуто может статься и расшибем… Поедемте, побеседуем с этим горе – писакой в соответствии с китайской мудростью – извлечь нечто из ничего – и порадуем рейхсфюрера! Хай Гитлер!

– Зиг Хайль! – с воодушевлением откликнулся Пауль, и со служебным рвением распахнул дверь перед стремительным Шефом. Он целиком разделял оптимизм начальника!

Стратагема.

Пауль никогда не был интеллектуалом. Его собственные аналитические способности весьма скромны. Да они и не требуются, когда речь идет об очевидных фактах!

Даже самому мелкому из унтершарфюреров СС известно, что «Тень Фюрера» – это партайгеноссе Рудольф Рихард Вернер Гесс.

А что происходит с тенью, когда убирают сам предмет? Тень тоже исчезает!

Хвала древним арийским богам, Фюрер здоров, силен духом, преисполнен мужества и достаточно мудр, чтобы руководить нацией еще многие десятилетия, и нуждается для этого в услугах толкового секретаря, каковым для него еще с далеких двадцатых годов остается обергруппенфюрер Гесс! Только этим и можно объяснить то, что Рейхсканцлер доверил герр Гессу стратегически важный участок партийного строительства, и даже иногда называет его своим возможным преемником…

Разумеется, вопрос о том, кто станет единственным преемником Рейхсканцлера в туманном будущем, относится к категории философских абстракций, но все же многие высокие армейские чины и офицеры поскромнее, которых приходилось знавать Паулю, придерживаются мнения, что многолетний глава СС Рейхсфюрер Генрих Гиммлер выглядел бы в этом качестве куда как более солидно, чем герр Гесс – известный нытик и англофил.

Впрочем, последнее качество делало партайгеноссе Гесса весьма уязвимым.

Всякий, даже небольшой камушек, брошенный в сторону Соединенного Королевства Великой Британии болезненным рикошетом бил по обергруппенфюреру Гессу, и в то же время укреплял базальтовый постамент с убедительной фигурой Рейхсфюрера Гиммлера на вершине…

Именно поэтому Пауль был уверен – обнаруженный в канун международного фестиваля английский передатчик позволит команде Рейхсфюрера заработать дополнительные очки в жестокой битве за благорасположение самого Рейхсканцлера, а значит, принесет шефу Кольбаху, и ему самому искреннюю признательность руководства!

Карл Кольбах деловито разбирал документы, накопившиеся за день на столе, и строго отчитывал молодых коллег:

– Служители правопорядка должны воздерживаться от безосновательных формулировок! Допрос – элемент оперативно – розыскных мероприятий. Таковые пока не проводятся. Следует озаглавить документ «Протокол предварительного опроса с целью установления личности» – гауптштурмфюрер Норман бойко застрекотал на пишущей машинке, а сам герр Кольбах задымил еще одной сигаретой – пятой за день! Шеф так беспощаден к врагам Рейха, что в пылу борьбы забывает о собственном здоровье! Пауль тихонько вышел, и лично приготовил кофе с молоком, в надежде умилостивить язву Шефа.

– Фамилия, имя, адрес проживания, национальность… – скороговоркой зачитывал стандартный вопросник Герман.

Кольбах жестом остановил ретивого офицера, и обратился к журналисту:

– Герр Пенслоу, вы понимаете понемецки?

– Да! – кивнул мистер – авторучка.

– Вы понимаете немецкий язык достаточно хорошо, чтобы отвечать на вопросы?

– Да, я понимать понемецкий достаточно хорошо. Я изучать немецкий, – медленно и старательно – как на занятии по иностранному языку – отвечал журналист.

– Занесите в протокол, – кивнул Шеф, – «Задержанный добровольно отказался от услуг переводчика» и продолжайте, только помедленнее.

– Фамилия, имя, адрес… – снова зачастил Герман.

– Пенслоу. Я имею имя Ирвин. Я имею журналист. Я имею английский журналист, – кивая в такт словам, отвечал Пенслоу. У него отвратительный немецкий! Может, сестра просто ошиблась, приняв невнятное бормотание герр Журналиста за предложение руки и сердца? – с надеждой подумал Пауль.

– Уточните, – прервал англичанина Шеф, – что значит «имею журналиста»? Означает ли это, что вы связали и силой удерживаете английского журналиста против его воли?

– Нет – нет. Нет! – отрицательно замотал белесой головой Пенслоу, – Я имею журналист. Я!

– Побей меня град, если я понимаю хоть тридцать процентов из того, что говорит задержанный. Как можно ТАК уродовать немецкий язык! Язык классической философии и литературы! Язык Канта, Гегеля, Шиллера и Гете! – Шеф был настолько раздражен, что принялся ходить по кабинету, снял китель, повесил его на тремпель, тщательно расправил и убрал в шкаф. Шеф чрезвычайно опрятен. Потом расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, – Язык Ницше и Вагнера! Язык Фюрера в конце концов!

– Хайль Гитлер!

– Зиг Хайль! – с дружным энтузиазмом заорали младшие офицеры.

– Коллеги, сейчас третий час ночи! Прежде чем выражать верность нации в столь категорической форме, представьте себе, что за соседней дверью, – герр Кольбах торжественным жестом указал на дверь кабинета, – наш Фюрер отдыхает от забот о благе Рейха…. он замолчал и, выдержал театральной длительности паузу, во время которой голосистые гауптштурмфюреры были готовы сами себя отправить на гауптвахту за нарушение августейшего покоя, – А ведь каждый немец имеет не меньшее право на полноценный отдых! В том числе и мы с вами…

Он вернулся к столу, устало потер переносицу, такую же классическую как немецкий язык и уточнил:

– Офицер Норман, не забудьте указать в протоколе который сейчас час, а офицер Ратт возьмет на себя труд заполнить для бухгалтерии форму о начислении сверхурочных за работу в ночное время… – шеф Кольбах неустанно заботится о персонале! Еще не было случая, чтобы он позабыл начислить сверхурочные, положенную доплату или надбавку даже самому мелкому из сотрудников! Это вам не прежний шеф – герр Корст – при котором Пауль и еще один парень из дорожного патруля, чуть зады не отморозили, вылавливая в самый сочельник подвыпивших водителей, а в награду получили поучительный рождественский рассказ дядюшки Корста о временах Кайзера, когда в полиции про надбавки слыхом не слыхивали! Вот, что значит руководитель нового поколения, – повеселел Пауль.

– Безусловно – деньги не искупят моральных издержек гауптштурмфюрера Нормана – ведь его сейчас ждет невеста… – сочувственно вздохнул Шеф, а Генрих Норман кивнул и победоносно подтвердил:

– Да, это действительно так… Я женюсь на Лоре Грюнвальд – на днях получил официальное разрешение на брак, – герр Журналист заерзал на стуле, и снова чтото невразумительно забормотал.

– Как романтично! – сентиментально улыбнулся Кольбах, – Однако, вернемся к работе. Снимите с задержанного наручники и вставьте чистый листок в пишущую машинку – возможно, он пишет понемецки лучше, чем говорит!

Узловатые лапищи журналиста на удивление споро защелкали по клавишам пишущей машинки и через несколько мгновений в руках Кольбаха оказался листок следующего содержания:

«Ирвин Пенслоу. Журналист. Великобритания. Проживать – Nбург, Отель „Лесная корона“, номер 213, Звонить 287.»

Шеф прочитал листок и обратился к бедолаге Пенслоу нарочито громко:

– Вы настаиваете, чтобы я позвонил по указанному телефону господину Пенслоу, проживающему в гостинице «Лесная корона», в номере 213?

– Да, да – да, – радостно закивал наивный журналист, – Я – Пенслоу. Звонить!!!

– Кошмар, – поморщился от такой грамматики Шеф, и с видом первохристианского мученика, шествующего на арену со львами, снял трубку:

– Коммутатор – гостиница «Лесная корона», два восемьдесят семь, пожалуйста, Ирвина Пенслоу. Штандартенфюрер Карл Кольбах, – подождал соединения и вступил в диалог с невидимым собеседником: – Герр Пенслоу, прошу простить за поздний звонок. Штандартенфюрер СС Карл Кольбах. Могу я пригласить вас прибыть в местное отделение гестапо для опознания неизвестного? По моему мнению для этого есть срочные основания… Да, я разделяю вашу озабоченность… Нет – я осведомлен который час. Германия – вполне демократическое государство… Да – подавать жалобу ваше законное право… Да – безусловно, будет рассмотрена. Я лично гарантирую… Уведомлять или приглашать представителя посольства так же ваше законное право. Еще раз прошу простить! – с кислой миной повесил трубку и сообщил недоуменным очевидцам разговора: – Мне очень жаль – герр Пенслоу уверил меня, что не имеет знакомых в Nбурге. А так же сообщил о своем намерении подать жалобу на действия гестапо, которые он считает неправомерными. Мой звонок нарушили его приватность в ночное время…

Красная рожа журналиста вдруг стала белее стенки. Пауль с Генрихом тоже обменялись недоуменными взглядами – что весь этот телефонный разговор с воображаемым Пенслоу, по сути, был мастерски сыгранным монологом Карла Кольбаха, они догадались уже значительно позже.

– Офицер Норман – откройте чемодан, изъятый у задержанного! – Герман с большими предосторожностями поставил чемодан на стол, щелкнул замками, откинул крышку и радостно завопил:

– Рация – посмотрите штандартенфюрер Кольбах! Там же лежит рация – настоящая! – нам показывали такую точно в офицерской школе!

– Только этого не хватало, – мрачно пробурчал Шеф, тоже заглянув вовнутрь, – Я так надеялся выспаться нынешней ночью… Норман, дружище, – занесите факт обнаружения рации в протокол. На завтра пригласите экспертов для фотосъемки и дактилоскопии. Пауль, будьте любезны – принесите мне еще кофе – только без молока, и воды для этого загадочного господина… – пока Шеф пил кофе и закатывал рукава рубашки выше локтя, Пауль устойчиво расположил оцинкованное ведерко с водой на большой табуретке. Ничего нового в происходящем не было – дядюшка Корст, случалось, тоже тыкал несговорчивых туристов или местных пьянчуг башкой в воду. Но у такого грамотного специалиста как герр Кольбах наверняка более совершенная методология даже для такого нехитрого действа – обрадовался возможности повысить квалификацию Пауль.

Содержимое чемодана и последующие мрачные приготовления совершенно выбили крепкого с виду герр Журналиста из колеи, он принялся топать, раскачиваться на стуле и, собрав все свои скудные познания в немецком, выкрикнул:

– Нельзя ночью допрос! Нельзя пытать – нельзя! Конвенция запрещать! Женевский конвенция! Один тысяча двадцать девять! Запрещать совсем! Иначе – суд…

Кольбах сурово сдвинул брови:

– Вы имеете ввиду Женевскую Конвенцию «Об обращении с военнопленными»?

– Да, да – именно так… – часто и безнадежно закивал Журналист.

– Настаиваете?

– Да – настаивать. Я настаивать.

– Норман, будьте добры, занесите в протокол: «После предъявления вещественных доказательств, признал себя офицером военной разведки, осуществлявшим сбор стратегических данных на территории Германии. Потребовал рассматривать его как военнопленного, согласно положений Женевской Конвенции „Об обращении с военнопленными“ 1929 года» Точка. Моя подпись. Теперь возьмите в папке номер десять на второй полке рекомендованный вопросник для военнопленных.

Норман запихнул в каретку пишущего агрегата новую страничку и стал громогласно читать вопросник:

– Фамилия! Национальная принадлежность! Воинское звание!

– Пенслоу! Журналист! Я журналист! – вопил англичанин.

– Что он там опять бубнит? – Кольбах досадливо поморщился, закрепляя манжеты рукавов тяжелыми серебряными запонками с серым опалом. Рукава даже не успели измяться, поскольку изобличение иностранного шпиона заняло у Шефа ровно две с половиной минуты!

– Что он – коммунист, – с мстительной радостью расшифровал Норман.

– Нет, не похоже, – покачал головою штандартенфюрер Кольбах, – Так сложно разобрать – то ли атеист, то ли идеалист… Герр офицер! В настоящий момент нас не интересуют ни ваши философские, ни ваши религиозные убеждения. Мы хотим услышать ваше воинское звание! Воинское звание! – Шеф резко сменил манеру говорить и произнес последнюю фразу так грозно, для доступности постучав ногтем по собственному шеврону, что даже Пауль с Норманом невольно подпрыгнули на стульях от неожиданности.

– Ошибка! Это ошибка. Нет! Я – нет звания. НЕТ! Я имею журналист! – завопил Пенслоу, ритмично топая ногами.

– Мой Бог! Где этот горемычный изучал немецкий? Господа офицеры, давайте оканчивать этот бессмысленный диалог – занесите в протокол: «Отказался отвечать на какиелибо вопросы, как не относящиеся к компетенции гестапо, потребовал передать его для проведения дознания и следствия представителям военной разведки – Абвера». Давайте – я подпишу оба протокола, завтра с утра готовьте документы на его передачу. Уведите задержанного! – и пока журналист еще был в кабинете добавил, – пусть им занимаются умники адмирала Канариса или наш гений контрразведки Вальтер Шелленберг… Впрочем, какая разница? Я лично не намерен и дальше выполнять чужую работу! Поскольку рассчитывать на сверхурочные за нее не приходится… – Пауль и Норман сдержано захихикали, оценив шутку начальника, и зашуршали, распихивая документы по папкам.

8

Стоило Паулю прикрыть хотя бы один глаз, как под веком сразу же начинали бежать протяжные и липкие кадры сна, который он так и не успел досмотреть. Поэтому недоспавший офицер Ратт часто моргал, и усердно сопел подавляя желание зевнуть. Однако, не следует думать, что его мало занимало происходящее в кабинете шефа Кольбаха.

Операция «Возмездие».

Перед сонными глазами Пауля разворачивалось драматическое действо – утреннее оперативное совещание. Шеф строг, но справедлив. Сегодня жертвой справедливости должен был пасть начальник технического департамента гауптштурмфюрер Бойхе.

– Что это – как вы полагаете? – с ленты записи прослушивающего устройства, установленного в гостиничном номере Зигфрида фон Клейста, вместо информативных разговоров или хотя бы бытового шума лились сладкие трели – единственное, что четко зафиксировала запись – как в номере звучала музыка.

– Умею птичек я ловить,

На дудочку их приманить…

– пропел в полголоса, вторя записи, герр Бойхе, потер жирные складки выбритого затылка, и ответил:

– Возьму на себя смелость предположить, что это Моцарт. «Волшебная флейта». Затрудняюсь предположить, кто исполняет арию… Я никогда не слышал как поет штурмбанфюрер фон Клейст – говорят прелестно… Вынужден признаться, герр Кольбах, я не был в опере уже лет пять…

– Герр Бойхе – могу я попросить вас о личном одолжении? – уголок рта Шефа раздраженно дергался, хотя сам он простотаки излучал спокойствие и доброжелательность.

– Что угодно – герр Кольбах, – без колебаний ответил Бойхе. Родственник Бургомистра был жизнерадостным туповатым толстячком.

– Будьте добры, выйдите из моего кабинета и прочитайте табличку на двери.

– С удовольствием, – Бойхе потопал в приемную и прочитал:

«Штандартенфюрер СС Карл Август Кольбах».

– Погромче, пожалуйста, мне плохо слышно! – попросил Шеф не меняя позы и выражения лица, однако глумливо прищурил один глаз. Паулю еще надо долго практиковаться до железной выдержки шефа Кольбаха – поэтому он прикрылся папкой и стал тихонечко хихикать.

– «Штандартенфюрер СС Карл Август Кольбах», – стекла в шкафах и кофейная посуда на подносе задрожали под напором басовитого голоса любителя оперы.

– Я уже начал беспокоиться, что там написано – «Филиал берлинского филармонического общества»! Возвращайтесь и прикройте дверь, – рявкнул Шеф, и продолжал с металлом в голосе, – Не удивительно, что при таком отношении к делу отдельных сотрудников гестапо в этом мирном городе свила гнездо шпионская сеть!

– Шпионская сеть? В Nбурге? Абсурд! – снова почесал затылок Бойхе, и уточнил, – Что им тут разведывать? Здесь нет ни военных заводов, ни полезных ископаемых. Даже аэродромом после смерти молодого барона Отто используют только как футбольное поле!

– Ну разумеется… Как я мог забыть! Визит Рейхсфюрера в местном магистрате не принято рассматривать как достаточно значимое мероприятие для вражеской активности, – герр Кольбах многозначительно барабанил по крышке стола сухими длинными пальцами, как будто ожидал от Бойхе еще какихто слов, а потом не выдержал, – Вам подсказать правильную последовательность действий после всего случившегося, герр Бойхе?

Бойхе пожал плечами, не понимая что, всетаки случилось, и снова кивнул.

– Возьмите листок, ручку и воспроизведите на нем то, что прочитали на двери кабинета – далее можете в простой письменной форме изложить ваше желание получить отставку. Поверьте – оно будет удовлетворено незамедлительно. Сдайте дела офицеру Норману. Временно – до появления ДОСТОЙНОЙ кандидатуры. Можете быть свободны.

– Хочешь, чтобы дело было сделано хорошо – делай его сам! – меланхолически вздохнул Кольбах, едва за нерадивым работником захлопнулась деверь, – К сожалению, я не могу оставить руководящий пост и устанавливать микрофоны лично…. Так что – коллеги, быть моими глазами, ушами и даже руками придется вам! Герр Норман отправится устанавливать микрофоны в Собор на ратушной площади – а вы, Пауль, возьмете на себя почетную миссию переоборудовать жилище штурмбанфюрера . Я хочу слышать, как он поет, говорит, дышит… Черт возьми – даже как он воду в толчке спускает! Полагаю, вы как раз успеете – пока я проведу рабочее совещание с уважаемыми коллегами, не являющимися сотрудниками гестапо – герр фон Клейстом, профессором Меркаевым и фрау Шталь. Из типографии доставили образцы программок и билетов – их обсуждение будет проходить с 10 до 12 часов…

В люксе барона фон Клейста – полутемном, пропитанном запахом вычурного одеколона, увядших цветов и дорогого табака было три комнаты – гостиная, спальня, кабинет, а также огромная ванная и туалетная комнаты. Как человек дисциплинированный, Пауль решил установить пару микрофонов даже в этих служебных помещениях – просто на всякий случай. Тем более, здесь размещалось столько необходимого для жизни изнеженного типа вроде Зигфрида фон Клейста! И собственно бронзовая ванна на львиных лапах, размером с хороший катер, и бесконечные зеркала – даже на потолке, и трельяж, достойный будуара светской дамы, и пуфик…. Кто мог подумать, что в этой утилитарной комнате таятся поистине шокирующие открытия!

Наш «дружище штурмбанфюрер» оказывается подделка, хмыкнул Пауль, обнаружив на мраморной крышке туалетного столика плоскую коробочку с прессованным черным порошком, тоненькую, но жесткую кисточку и игрушечных размеров серебреную расческу на длинной ручке. Все эти декадентского вида приспособления нужны, чтобы красить брови и ресницы в черный цвет! У сестренок Пауля имеются аналогичные причиндалы – только попроще. Хотя ресницы гусыни красят больше из девичьей глупости – у них они и так темные. А вот Зиги – Соловей, вероятно, вынужден красить реснички, поскольку они такие же белесые как у Пауля…

Помимо краски в трельяже размещалась такая груда косметического мусора, какой позавидует любая фройлян! Ага – вот, пожалуйста – крем в фарфоровой баночке со слабым аптечным запахом – штурмбанфюрер еще и отбеливает физиономию от веснушек! Пауль открыл следующую дверку и просто хрюкнул от злорадного удовольствия – даже прозвище борона – «Золотая голова» совершенно безосновательно! Золотой эту голову делает патентованная французская краска для волос! Интересно, локоны какого цвета подарили Зиги феи при рождении?

Пауль умостился на хрупкого вида пуфик и стал разглядывать в огромном отделенном от стены барочной рамой зеркале свою физиономию, расчесал непослушные волосы серебренной щеткой с перламутровой ручкой, потом показал нагловатому рыжему парню из зазеркалья язык. Он не зря протирал штаны в офицерской школе и старательно конспектировал лекции о расовой чистоте, наследственности и этнических типах – раз у них с Зиги, как выяснилось, один тип внешности, то и волосы у барона фон Клейста тоже должны быть рыжими! И тут же сообразил – никаких волнистых локонов у Зиги никогда не было… Ради эдакого эффекта красавчик – штурмбанфюрер укладывает волосы плойкой. Есть такие специальные щипцы – молодые дамы греют их на огне и завивают волосы. Правда, существует еще дорогостоящее электрическое приспособление для аналогичных целей. Пауль на такие щипцы насмотрелся, когда встречался с одной симпатичной парикмахершей…

Электрическая плойка действительно скоро обнаружилась – но в совершенно неподобающем месте – прямо над головой у Пауля, неестественно пристроенной на стенной полочке около душа. Электроприбор мог свалится оттуда в любую минуту! Из опасения заронить лишние подозрения в легкоранимую душу фон Клейста, Пауль не ухватился за щипцы сразу, а принялся разглядывать странную дислокацию электроприбора вблизи. От зыбко пристроенных на полке щипцов к розетке убегал спутавшийся несуразно длинный электропровод. Пауль решился поправить щипцы и сразу одернул руку – он едва не обжегся! Щипцы были горячими! Какая непростительная беспечность – даже для артистической натуры вроде Зиги фон Клейста!

Предусмотрительный офицер Ратт решил отключить электроприбор от источника питания как можно скорее, провел рукой по шнуру – отыскивая путь к розетке и обмер от неожиданного открытия. Провод щипцов вовсе не был спутан случайно – он вполне целенаправленно и очень плотно, несколько раз обвивал цепочку от пробки, заботливо вставленной в слив ванны. Чтобы проверить шокирующую догадку, Пауль потянул за цепочку, крепящуюся к пробке… Опасливо приглядывать за щипцами даже не пришлось – они сразу с бойким грохотом свалились в пустую емкость ванны.

Получается, что стоит поклоннику гигиенических водных процедур наполнить ванну водой, погрузится в ароматную пену, разнежится и попытаться открыть слив – включенные щипцы упадут прямо в воду! В результате незадачливый купальщик испытает сильный удар током, превратится в бездыханное тело, потом – в мало аппетитный суп, а суп – в мерзкую студенистую массу…

Офицер Ратт нахмурился – не такой уж Зиги дурак, чтобы заживо сварится как бульонная курица. Если кто в этой истории и свалял дурака – так это как раз он – Пауль, потому что терпеливо пялился на синее небо и мечтал об английском десанте, пока парни поумнее ковали карьеру своими собственными руками. Теперь Пауль прекрасно понимал – крашенные ресницы не помеха для интригана, который решил инсценировать покушение на самого себя! Герр фон Барон либо не полезет в ванну вообще, либо сперва пробки вывернет… Но, в любом случае, потом Зиги поднимет страшный скандал, начнет хныкать и рыдать, жаловаться своими могущественным покровителями, что его – любимца Рейхсфюрера! – хотят подло убить при полном попустительстве местного гестапо и штандартенфюрера Кольбаха лично!

Нет – дружище Штурмбанфюрер – на это раз твой бенефис не состоится!

Пауль без колебаний вытащил вилку из розетки, и спрятал щипцы в собственный несессер для инструментов, а выходя – просто для профилактики, вывернул пробки…

Теперь он мог уверенно сказать – штурмбанфюрер фон Клейст находится в полной электротехнической безопасности! И радостно насвистывая, отправился на теннисный корт – поскорее доложить Шефу о подлых ухищрениях «златокудрого соловья»…

Разве он мог предположить, что сегодня теннис принесет одни хлопоты?

Приблизившись к корту, Пауль испытал скребущее чувство, похожее на густую смесь зависти и ревности, которое он испытывал во времена отрочества, когда родители уезжали по делам и брали с собой только старшего брата, а Пауля – не спрашивая согласия – оставляли присматривать за малолетними сестрицами.

Корт был пуст – герр Кольбах в идеально чистой теннисной экипировке отдыхал на скамейке в тени увитого зеленью забора, а рядом с ним – на той же самой скамейке расположился… Штурмбанфюрер фон Клейст!

Зиги тоже разыгрывал из себя теннисиста, и был облачен в спортивный пуловер с короткими рукавами. Как всетаки судьба неравномерно распределяет свои подарки – завистливо подумал Пауль, разглядывая крупный шрам от рваной раны, взбиравшийся по предплечью Зиги вверх под рукав с небесноголубой каемкой. Каемка удачно оттеняла цвет глаз фон Клейста. Сами же глаза казались поособенному большими и яркими, потому что их наполняли совершенно неподдельные слезы!

Хотя волосы и ресницы у герр Барона крашенные, зато голос самый настоящий и действительно очень красивый – горемычно констатировал Пауль. Наверное, когдато Зиги разучивал рыдания, как пианисты музыкальные гаммы – он то причитал трогательным речитативом, то добавлял истеричные фразы, напоминающие тирольское пение – и все это звучало драматично, но в то же время настолько естественно, что Пауль даже не сразу стал прислушиваться к словам:

– Наградой клеветникам и завистникам послужит моя ранняя смерть… Ах, Карл – это так несправедливо! Так жестоко… Все, все меня ненавидят… Даже Вальтер… Ну почему, за что… – Зиги в эмоциональном порыве ухватил Шефа за руку чуть выше ремешка часов. Ничего себе! – возмутился Пауль – так вцепиться в ЕГО Шефа! – Но никак не проявил нахлынувших чувств, а, повинуясь требовательному кивку начальника, снизошедшего наконец до «личного помощника», понуро взял ракетку и стал постукивать желтым мячиком о стену, безучастно наблюдая за происходящим.

– Зиги, дружище – ведь это вы наябедничали рейхсфюреру, что теща Шеленберга по национальности полька? Разве нет?

– Нет! – тихо, но твердо ответствовал штурмбанфюрер, пододвинулся к Кольбаху и перешел на таинственный полушепот, – Мне было видение… Из глубин озера явилось древнее водное божество…

– Которое предусмотрительно раздобыло для вас копию метрики почтенной матроны… – иронично скривил губы шеф Кольбах, отсев подальше от барона – духовидца.

– Никто не смеет лгать Рейхсфюреру! Никто – даже Вальтер! – Зиги тут же неестественно выпрямился, побледнел так, что действительно стал похож на хорошо ухоженный труп, и пафосно заключил, – Обещайте мне, Карл, что когда я умру, мое тело передадут профессору Розенбергу, дабы оно продолжило служить нации…

Паулю пришлось приложить изрядное усилие, чтобы подавить смех.

Но самое забавное было еще впереди!

Зиги переломился пополам и принялся натуральным образом плакать навзрыд, уткнувшись в белоснежную тенниску шефа Кольбаха и непрестанно повторяя:

– Я умру, умру… Уже совсем скоро – я это знаю! Я ВИДЕЛ! Горы трупов арийских воинов… Их невозможно сосчитать… Они лежат в каменных штольнях, в холодных пещерах… Они повсюду… Когда я понес цветы в склеп, я видел там маму! Она звала меня, манила за собой… Я сделал к ней шаг и понял, что мое место там – среди трупов! Я скоро умру… Лучше сразу умереть, чем жить среди кошмаров и призраков…

Чего и следовало ожидать! Пауль удовлетворенно хрястнул по подвернувшемуся теннисному мячику как по футбольному – ногой.

Ну что же, любезный певец, давай – плачь, реви громче! – искренне пожелал он барону. Надо признаться – Пауль уже разбил достаточно женских сердец и знал доподлинно – если особа с накрашенными ресницами затеет плакать, вокруг глаз очень быстро образуются некрасивые черные круги… Интересно, что скажет Шеф, когда увидит такие на бледном лике у штурмбанфюрера ?

– Дружище, вам следует умыться, – сказал герр Кольбах с почти торжественной серьезность, наконец, оторвав Зиги от своего мужественного плеча и встряхнул так крепко, что зубы зареванного фон Клейста несколько раз лязгнули, подтверждая наличие правильного прикуса, а сам слабонервный барон от неожиданности, наконец, перестал мелодично поскуливать и скорбно уточнил:

– Полагаете, мне станет от этого легче? – изза черных кругов на бледном лице он казался похожим на безутешного Пьеро из ярмарочного балагана. Пауль прикусил губу, пряча довольную улыбку.

– Ну конечно! Объективный мир – всего лишь зеркало сознания! – Шеф назидательно постучал косточкой согнутого указательного пальца по лбу Зиги, – Вам следует прекратить смотреть мрачные видения о покойной матушке, препарированных трупах доктора Розенберга и советских танках, а направить свой внутренний взор на более умиротворяющие картины… Оглянитесь вокруг – поют птички, солнышко пригревает, пчелки переносят пыльцу, а рейхсфюрер скоро приедет слушать вашу оперу… Жизнь прекрасна и удивительна! Больше оптимизма – штурмбанфюрер! И просто в качестве первого шага к позитивному мышлению – соединитесь с живительной влагой! Вода – основа жизни! – Кольбах решительно повесил на шею пригорюнившегося барона свое белоснежное полотенце, – Пойдите и умойтесь! Прямо сейчас!

Фон Клейст, вздыхая и шаркая, поплелся в раздевалку, где имелась душевая. И пока он отсутствовал, Шеф, с явным неудовольствием обнаружил темные след от туши Зиги на собственной теннисной рубашке, и без предисловий, ввел Пауля в курс текущих событий:

– Эта библиотечная падаль – господинчик фон Штерн – настрочил кляузу рейхсфюреру! Настоящую жалобу по всей форме! И, что самое поразительно – она уже сегодня попала в утреннюю почту, и даже была рассмотрена… Я, час назад, получил вполне официальную телеграмму, с текстом жалобы и предписанием принять срочные меры к разысканию имущества хранителя библиотеки, заслуженного ученого Александра фон Штерна, а наш бедный барон – как в некотором роде доверенное лицо Генриха – удостоился изрядной выволочки от САМОГО прямо по телефону… – экономным жестом Шеф протянул Паулю открытый спортивный журнал, между страниц которого затаилась телеграмма с текстом жалобы.

Пасквиль.

Похоже, почтенный герр Библиотекарь профессиональный кляузник – текст написан сухим аргументированным юридическим языком. В жалобе говорилось о том, что господин фон Штерн – истинный ариец, дворянин, гражданин Германии, автор классических трудов и член разнообразных научных обществ, удостоенный массы наград и премий, почетный академик и прочая, прочая… С утра такого – то числа мая 1939 года поднялся в рабочий кабинет, где обнаружил факт хищения ценных экспонатов его личной коллекции (список в приложении один) и обратился в этой связи с устным заявлением к находившемуся по служебным нуждам в здании Nбургского Замка штурмбанфюреру СС фон Клейсту. Однако упомянутый офицер отказался зафиксировать заявление господина фон Штерна на бумаге и принять надлежащие меры, а более того – в оскорбительной форме усомнился в арийском происхождении уважаемого научного авторитета, а также учинил несанкционированный обыск в его частных апартаментах. Все эти разнузданные действия офицер фон Клейст совершал при полном попустительстве и даже с молчаливого одобрения присутствовавшего при безобразии штандартенфюрера СС Карла Августа Кольбаха. До настоящего времени никакие меры по заявлению господина фон Штерна не приняты, хотя аргументированного письменного отказа в возбуждении дела от уполномоченных лиц ему так же не поступало. Ну и дальше в стандартных фразах и выражениях герр Библиотекарь требовал скорейшего торжества справедливости в виде возвращения значащихся в списке похищенного предметов коллекции, означенных в приложении один – а именно – халата шелкового с этнической вышивкой – одна штука, туфель домашних с парчовым верхом – две штуки…

От возмущения такой вопиющей ложью у Пауля просто не было слов!

– Подлючная тварь, – едва сдерживая эмоции, скрипнул зубами Шеф, – Я – штандартенфюрер СС, глава местного гестапо – должен бросить ВСЕ и срочно искать засаленный халат со стоптанными тапками! Хоть бы он сдох – этот похотливый маразматик!

– Напрасные надежды – герр Кольбах! Эта остзейская скотина здоровее нас всех вместе взятых, и обладает трезвым изворотливым умом! – горько выдохнул Зигфрид – после похода в душ его ресницы изрядно посветлели. Он снова устроился на скамейке, опасливо спрятал лицо от чреватых веснушками солнечных лучей в кружевной тени, и продолжал, – Скорее он убьет меня…

– Неужели этот ученыйфанатик охотится за вашим совершенным арийским телом? – сохраняя абсолютную серьезность на лице, уточни Шеф. От природы смешливый Пауль тут же вынужден был изобразить, что подвязывает шнурок на спортивных туфлях, чтобы скрыть глумливую ухмылку.

– Нет, – Зиги был так расстроен, что утратил способность воспринимать шутки, – Он охотится только за моей жизнью, точнее – за бессмертной душей…

Фон Клейст примирительно протянул герр Кольбаху свой поблескивающий золотом портсигар и щелкнул сверкающим кирпичиком зажигалки, офицеры закурили, синхронно затягиваясь и выдыхая прозрачный дымок. Наблюдая эту сцену высшего единения в порочном удовольствии, Пауль впервые в жизни пожалел о том, что не курит! Когда обе бесконечно длинные сигареты наконецто истлели, Шеф привычно приказал:

– Зигфрид – поскольку речь сейчас идет о вашей жизни – я убедительно просил бы вас подробно изложить обстоятельства дела – на этот раз – без эвфемизмов!

9

К своему стыду Пауль довольно туманно представлял смысл, который имеет мудреное словечко «эвфемизмы». Если под ним подразумеваются двусмысленности, недомолвки и иносказания – значит, Зиги фон Клейст полностью проигнорировал предостережение Карла Кольбаха, когда начал искренний и правдивый рассказ о своих злоключениях.

Семейные тайны.

Зигфрид покинул родовое гнездо пяти лет отроду и в силу своего юного возраста о содержании научных изысканий своего дедушки – экстравагантного ученого – естественника, преуспевшего в археологии, химии и медицине – находился в полном неведении. И счастлив был бы сохранить его по сию зрелую пору…

Но, увы, его затянувшуюся интеллектуальную невинность разрушил некий Александр фон Штерн – нанятый нынешними владельцами Замка на должность хранителя библиотеки. Этот субъект сделал Зигфриду недвусмысленное предложение: онде готов предоставить молодому человеку документы имущественного характера, обнаруженные им лично в книгохранилище Замка в обмен на… ученые записки его дедушки – Фридриха фон Клейст, ныне осевшие в закрытых научных архивах подведомственных профессору Вейстхору. Зигфрид пришел в полное замешательство – вопервых, он впервые слышал о дедушкиных научных трудах, находящехся за приделами Замка, а вовторых, сильно сомневался в существовании якобы обнаруженных Библиотекарем документов, предлагаемых в качестве альтернативы.

Прежде чем приступить к изысканиям в наукоемком наследии предка, Зигфрид решил выяснить – повинуясь исключительно внутреннему голосу, разумеется – какие опасные тайны имеются у самого профессора фон Штерна. Иными словами – как почтенному старцу удалось, едва прибыв из большевистской России в 1935 году, молниеносно получить немецкое гражданство? Натурализация заняла у пожилого научного авторитета всегото двадцать один день – сакральное число! За разъяснением чудесного феномена Зигфрид отправился к своему доброму знакомому – Вальтеру Шелленбергу. Подобные чудеса как раз по его ведомству. Но Вальтер, – ах наш милейший Вальтер! – ведь герр Кольбах достаточно хорошо знает Вальтера? Так вот, Вальтер, за которым числился изрядный должок, объявил, что не станет терять драгоценного времени на подобные мелочи и бегать по поручениям Зиги! Между нами говоря, этот вундеркинд от контрразведки страдает прогрессирующей манией величия, возомнил себя новым адмиралом Канарисом – и целиком погрузился в интриги, связанные с объединением управлений…

– Объединением управлений? – с интересом уточнил Кольбах.

– Именно так, – уверенно кивнул Зигфрид, – Я сам помогал Генриху разбирать документы… К осени планируют объединить СД и зипо в единую секретную службу… Рейхсфюрера изрядно раздражают свары, которые ребята постоянно затевают между собой. Единое руководство приведет к большей эффективности работы – так он считает…

– Значит в августе? – уточнил Кольбах.

– Скорее в сентябре, еще не все назначения согласованы… – продемонстрировал полную осведомленность фон Клейст.

– Своевременное решение! – на минуту задумавшись, одобрил шеф Кольбах.

– И, безусловно, мудрое! – кивнул Зигфрид. Именно судьбоносные административные новшества, которые готовились в руководстве СС, побудили его обременить рейхсфюрера информацией о расовой неполноценности польской родни Вальтера. Единственный результат – у многострадального барона фон Клейста стало одним ненавистником больше!

– Вы избрали неверную стратегию, штурмбанфюрер, – цинично ухмыльнулся Карл Кольбах, наскоро сделав запись в блокноте, – Зачем было тревожить Генриха, когда вы могли просто пойти поболтать об опере со стариной Мюллером!

– Об опере?!? С баварским боровом Мюллером? Если вы, Карл, действительно намекаете на своего шефа Генриха Мюллера – так это же настоящее бревно в мундире! У него ни культуры, ни слуха – да он просто на дух не выносит оперу! – возопил музыкально одаренный штурмбанфюрер.

– Да, дружище, вы совершенно правы – папашаМюллер не выносит оперу! Зато он любит СС, рейхсфюрера и особенно националсоциалистическую партию… Мечтает наконецто вступить в ее ряды, и не жалует тех, кто ему препятствует… – Кольбах многозначительно огляделся, счел обстановку безопасной, но все же существенно понизил голос, – Например, музыкантов – аматоров. И всегда готов подстроить каверзу одному из них. Особенно, когда разгорается драка за новые должности в административном аппарате… А Вальтеру протежирует талантливый скрипач – любитель, шеф службы безопасности герр Гейдрих? Если не ошибаюсь…

Пока старшие офицеры обсуждали далекие и незнакомые Паулю политические перипетии, офицер Ратт успел сделать немудреные, зато вполне практические выводы из туманной истории Зиги фон Клейста. Все очень просто!

Каждый старожил Nбурга доподлинно знает – матушка барона Зиги – долгие месяцы коротала в психиатрической лечебнице. Логично предположить, что герр Библиотекарь отыскал неоспоримое подтверждение этого взрывоопасного для карьеры штурмбанфюрера фон Клейста биографического факта. В кипе старых счетов и прочих хозяйственных бумаг, которые ученый библиотекарь разгребал в Замке, вполне мог обнаружится документ, подтверждающий психическую болезнь фрау Уты фон Клейст. Даже счет на оплату из специализированной психиатрической клиники или запись в старых амбарных книгах о расходах на лечение скорбной рассудком дамы вполне могли поставить жирный крест на блестящем офицерском будущем штурмбанфюрера . Логично предположить, что в качестве оплаты за находку старый интриган библиотекарь требовал от Зиги стащить из служебного архива СС компрометирующие документы, благодаря которым он получил германское гражданство. Жаль, что сообщить шефу Кольбаху о своих выводах и находках сделанных в гостиничном номере борона, Пауль может исключительно с глазу на глаз. Так что придется ему безмятежно участвовать в светской болтовне и ждать удобного момента! Пауль вытянул шею, демонстрируя интерес к разговору, а Зиги даже прижал ладони к бледным щекам, словно сдерживая восторг:

– Карл, вы – вероятно, прекрасный шахматист!

– Скорее, просто талантливый стратег, – скромно улыбнулся Шеф.

– Безусловно, обратится за информационной поддержкой к герр Мюллеру – плодотворная идея, но ее реализация потребует времени… А рейхсфюрер ждет от нас срочных мер! Возможно вы, Карл, с вашими аналитическими способностями, можете объяснить, зачем той упитанной фройлян понадобился халат профессора фон Штерна?

– У меня нет непосредственного опыта лазанья нагишом по дымоходам, но полагаю это крайне неудобно. Да и шлепать босиком чрез весь парк – малоприятно… Поэтому фройлян просто набросила одежду, которая попалась под руку… Меня беспокоит, ЗАЧЕМ девчонку вообще послали в Замок, и КТО мог это сделать?

Догадка пронзила Пауля внезапно и точно как стрела:

– Фройлян назвалась библиотекарю фон Штерну приятельницей советского посла Деканозова! Значит она русская шпионка!

Шеф Кольбах побледнел и прошипел с плохо скрываемым гневом:

– Черт подери, если эта стерва действительно имеет отношение к Деканозову – я найду способ узнать об этом первым!  – тут он стукнул кулаком о спинку скамейки с такой убедительностью, что с досок посыпалась краска. Но сразу же взял себя в руки, отряхнул крошки краски тыльной стороной ладони и успокаивающе покачал головой, – Хотя такое объяснение маловероятно. Ее мог проинструктировать только немец! Причем весьма рачительный немец…

– Немец? – дружно удивились Пауль и Зигфрид.

– Безусловно! Теперь очевидно, что главной задачей фройлян было легально проникнуть в Замок. Тот, кто готовил легенду для девушки, был хорошо информирован. Он знал график прибытия членов организационного комитета фестиваля, был уверен, что местное гестапо не располагает их личными делами, а также – что часть помещений Замка уже забронированы для нужд организаторов Фестиваля. И самое главное он точно знал, что смета рассчитана до последнего пфеннига и без дополнительной оплаты фройлян, прибывшую на сутки раньше положенного, БЕСПЛАТНО можно поселить только в уже арендованном и оплаченном помещении в Замке! Так и вышло – девушку официально разместили там представители гестапо, и поэтому она легко вошла в доверие к сластолюбивому библиотекарю. Даже то, что она торчала в каминном зале нагишом, когда мы прибыли для инвентаризации помещений – часть плана. Девчонка успела узнать или стащить, то за чем ее посылали, прежде чем раздеться догола. И собиралась выбраться через каминную трубу, пока старый хрыч, разыгрывая из себя джентльмена, будет давать ей время одеться и ради этого станет припираться с нашей маленькой комиссией у входа в каминный зал! Как видите – план рассчитан с немецкой точностью!

– Но зачем же тогда герр Библиотекарь назвал ее русской пианисткой? – расстроено поинтересовался Пауль.

– Не берите в голову, дружище – старый сморчок всего лишь хотел подстегнуть наше служебное рвение…

Конечно, Шеф прав! Как Пауль сам не догадался – фройлян взяла халат и шлепанцы для утилитарных нужд, а сутяга – библиотекарь просто воспользовался фактом хищения, чтобы раздуть скандал, обвинить несговорчивого барона фон Клейста в небрежении служебными обязанностями, и продемонстрировать ему высокие связи в руководстве СС! То есть весь скандал изза пропавшего хлама – это предупреждающий знак для бедняги Зиги. Знак поторопиться с обменом документами!

В такт собственным размышлениям Пауль почти неосознанно пробормотал:

– Халат – это ЗНАК! Знак барону фон Клейсту и нам всем…

Герр Кольбах озабочено взглянул на Пауля, и заботливо пощупал холодной сухой ладонью его лоб:

– Пауль, дружище, я бы настоятельно советовал вам переместиться в тень. Боюсь – вы перегрелись на солнце, и у вас активизировалась фамильная склонность к пророческим видениям…

– Фамильная?!? Это досужие сельские сплетни… Он мне НЕ РОДНЯ! Мой папа – потомственный аристократ, он никогда бы не стал крутить романов с деревенским бабам… – фон Клейст возмущенно разгладил искусно вышитый родовой герб в уголке белоснежного носового платка. Если говорить непредвзято – Пауль с этим «бароном Зиги» действительно внешне похожи, даже очень – но Пауль Ратт – прежде всего хороший сын, а не поклонник оперных талантов, поэтому он тоже возмущенно замотал головой:

– Моя матушка – порядочная женщина! Она не стала бы встречаться с женатым мужчиной, будь он сам кайзер! У нас сходство исключительно расовое – типологическое…

Герр Кольбах отодвинулся назад, чтобы одновременно видеть обоих молодых людей и сличить их еще раз, затем ухмыльнулся со знакомым скептическим выражением:

– Прошу простить, я выразил свою мысль некорректно… Сходство… действительно сугубо типологическое… Итак, вернемся к нашей проблеме! К халату – надеюсь, коллеги, вы запомнили, как выглядел этот пресловутый халат?

Пауль сосредоточено наморщил лоб, силясь вспомнить халат, но перед его мысленным взором навязчиво всплывал исключительно украшенный кружевной лентой бюстгальтер пухленькой фройлян – но даже очень подробное описание этого пикантного предмета сейчас вряд ли порадует герр Кольбаха…

Зато Зигфрид вместо ответа вытащил из планшета большой блокнот для рисования, отрешенно прикрыл глаза, и принялся лихорадочно черкать, почти не глядя на бумагу…

Все понятно – обречено вздохнул Пауль.

Понятно, что пока он – деревенский простофиля – пялился на пышный бюст фройлян, дальновидный штурмбанфюрер разглядывал обстановку комнаты и прекрасно запомнил чертовый халат, и теперь легко посрамит Пауля в глазах Шефа…

Тем временем фон Клейст представил немногочисленной аудитории рисунок – сделанный, нужно признать с большим мастерством. Халат был изображен в двух ракурсах – спереди и сзади. Острое перо Зигфрида тщательно воспроизвело и сложный восточный узор на передних полах, и симметричный орнамент на обшлагах рукавов и три одинаковых круга на спине. Круги были расположены в форме маленькой пирамиды – один сверху, два пониже… Такое обилие деталей заставило Пауля засомневаться – да будь хитроумный герр Барон хоть семи пядей во лбу, даже тогда он не смог бы разглядеть брошенный на стул халат так точно и подробно! Кроме того, на рисунке рядом с халатом был намалеван орнамент из закорюк и старомодный военный шлем с пятиконечной звездой.

– Чудесно! У вас редкий художественный талант, – сдержанно похвалил фон Клейста Кольбах, – С халатом ясно, а вот в чем смысл остальных изображений?

– Откуда мне знать, – вздернул бровь строптивый ясновидец, – Мне было ДАНО знание! А раз Я ВИЖУ именно так – значит, между предметами есть связь…

Что и говорить – исчерпывающее пояснение – Пауль уже был готов рассмеяться, но не успел, поскольку Шеф обратился к нему с вопросом:

– Пауль, дружище, вы кажется, прилично успевали в офицерской школе – потрудитесь НАПОМНИТЬ нам со штурмбанфюрером,  – что это за воинский атрибут? – Кольбах постучал ногтем по звезде на изображении.

Пауль отлично знает, что это за «атрибут» без всякой офицерской школы!

– Это головной убор – их носили русские кавалеристы во время последней войны! А потом русские коммунисты стали пришивать к ним красную звезду и называть «budenovka»! Однополчанин моего покойного папы – интенданта Ратта – прислал нам с братом такой трофей из Польши в двадцатом году!

Хотя Пауль отрапортовал самым достойным образом, похвала снова досталась барону фон Клейсту:

– Зигфрид, я вынужден просить у вас прощения… – лицо Шефа посерьезнело, – Я много слышал о ваших экстраординарных способностях, но относился к ним с некоторым недоверием… Только сейчас я понял сколь вы ценны для Рейха и нации! – Шеф торжественно выпрямился, похлопал по плечу польщенного фон Клейста и продолжал с нотками озабоченности, – Вчера вечером здесь – в Nбурге был изъят радиопередатчик и задержано лицо, подозреваемое в шпионаже…

– Какой ужас! Перед самым визитом рейхсфюрера… – вскрикнул мнительный барон и испугано прижал ладонь к губам. А герр Кольбах продолжал с непроницаемым выражением лица:

– Следствие будут вести в Берлине, это компетенция СД или армейской разведки, – но могу уверенно предположить, что иностранный агент готовил покушение на самого главного гостя фестиваля! Скажу прямо – штурмбанфюрер, поскольку вы мужественный человек! Сейчас опасности подвергаетесь именно вы – как лицо, особенно близкое, к… – Шеф многозначительно посмотрел вверх – а Зигфрид, следуя за его взглядом, закатил глаза и стал белее собственного носового платка.

– Взбодритесь, дружище! – Кольбах опять встряхнул полумертвого от надвигающихся ужасов барона за плечи, – Гестапо предпримет все надлежащие меры для вашей охраны! Мы поставим ваш телефон на прослушивание, посадим двух офицеров СС в штатском у вашей двери в гостинице, еще двое будут нести круглосуточное наблюдение на месте кельнера и регистратора, как только прибудут дополнительные части – когда они прибудут Пауль?

– Завтра к девятнадцати часам, – сверился с паном Пауль.

– После девятнадцати часов завтра два снайпера будут попеременно дежурить на крыше соседнего дома, и держать под прицелом ваши окна и балконную дверь… Но, штурмбанфюрер фон Клейст! Подчеркиваю – ваша жизнь в ваших собственных руках! Я убедительно прошу вас до завтрашнего вечера не покидать гостиницу! – Предписанный Зиги режим здорово смахивал на домашний арест, хотя сам герр Барон не замечал этого и с энтузиазмом кивал головой после каждой фразы:

– И еще – ваше отсутствие на публике никак не означает бездействия! Я просил бы Вас принять на себя хлопоты с поисками халата, – Зиги снова вскинул бровь – на этот раз выражая готовность к действию, а Шеф продолжал, – Вы, под предлогом подготовки к фестивалю обзвоните антикваров, костюмеров, коллекционеров восточных редкостей – возможно, похожий халат предлагался к продаже или его уже разыскивают посторонние силы… Уверяю вас, Зигфрид, о ваших мужестве и усилиях в самое ближайшее время будет известно руководству! – Еще бы, ухмыльнулся Пауль – ведь телефон на просушке! Шеф настоящий гений – теперь им самим нет необходимости тратить время на поиски дурацкого халата или следить за непредсказуемым бароном.

С таким оптимистичным напутствием полумертвый от страха Зиги был загружен в служебный автомобиль и оправлен в гостиницу под эскортом штатного водителя, а Пауль наконецто получил возможность без сторонних ушей поделиться с Шефом своими многочисленными открытиями. Герр Кольбах выслушал добросовестного подчиненного с большим вниманием, задумался, затем с животной грацией потянулся, щелкнув над головой суставами сцепленных пальцев:

– Знаете, Пауль, ваш мерзкий городишко с каждым днем мне нравится все больше… Я даже подумываю осесть здесь навсегда, – Только этого не хватает! – ужаснулся Пауль, но, заметив ироничную улыбку начальника, успокоился, и сделал гостеприимный жест рукой, – И трудился на посту долгие годы – как ваш прежний шеф! Дружище, давайте поразмышляем, – это тоже фигура речи догадался Пауль, герр Кольбах просто нуждается в слушателе, – Установим круг лиц, имевших доступ к информации, которой воспользовалась неизвестная фройлян, чтобы попасть в Замок?

Пауль перечислил, добросовестно загибая пальцы:

– Офицеры гестапо, служебный персонал Замка, гостиницы и самого гестапо, члены организационного комитета – здесь и в Берлине – и сотрудники муниципалитета Nбурга – им всем рассылаются копии организационных документов по подготовке фестиваля…

– Верно! Те же лица, что знают о передвижениях Зигфрида, и могли подготовить ему несчастный случай… Полагаю, «наш Соловей » имеет законные основания претендовать на живописные развалины, именуемые Замком. И это главная причина, по которой почтенные горожане не любят нового барона – я даже догадываюсь кто персонально!

Пауль открыл служебный блокнот и приготовился записать фамилии подозреваемых.

– Владельцы Замка. Благотворительный Фонд или как он правильно называется? Возможно, вам попадался на глаза поименный список членов этого фонда?

Пауль ответил виноватой скороговоркой:

– Нет, к сожалению, нет – фонд считается международным и зарегистрирован в Швейцарии – поэтому здесь, в Nбурге документов нету почти никаких… Я везде искал – сперва у нас в полицейском архиве, потом в городском архиве – который хранится в ратуше, и даже дома у герр Корста – у него имеется личный архив… Но ничего не нашел…

Карл Кольбах наклонил голову вправо и изучающе разглядывал бойкого помощника:

– Пауль, вы толковый парень! Я даже готов признать профессионально полезной вашу отвратительную привычку подслушивать частные телефонные разговоры и рыться в мусорных корзинах руководства, – Шеф жестом отклонил протесты Пауля, – Но я не могу понять – по какой причине образцовый немецкий офицер вроде вас за все время службы не подал ни одной официальной жалобы на действия вышестоящих лиц?

Пауль удивленно передернул плечами:

– Я еще не полный дурак! – и пояснил, – Мой дедушка – Клаус, он хоть и простой солдат, и то на пенсии, но частенько говорит толковые вещи! Так он говорит, что только полный дурак будет жаловаться одному начальнику на другого! Мол, так только наживешь себе двух врагов! Понятно – тебя будет сживать со свету тот, на кого ты пожаловался. Но и другой, тот, кто получил жалобу, тоже будет сперва чувствовать себя кретином, а потом станет опасаться, что в следующий раз ты накропаешь кляузу уже на него…

– Ваш дедушка – мудрый человек, надо с ним будет какнибудь выпить для знакомства, – улыбнулся Шеф. Ох – знал бы герр Кольбах сколько может выпить дедуля, и какие ужасные истории он рассказывает в подпитии! Пауль счел за лучшее сменить тему:

– Вот – барон фон Клейст пожаловался на вышестоящее лицо – и что хорошего? Герр Шелленберг все равно получил повышение, а Зиги упрятали в нашу дыру! Всегда лучше договорится – даже с начальником…

– Полагаю, вы рассчитывали договориться со стариной Корстом о переводе?

Пауль кивнул и залепетал с как можно более виноватым видом.

– Я ведь всю жизнь знаю дядюшку Корста! Он мне уши драл, раньше чем я на велосипеде научился кататься! И все это время он был человеком среднего достатка. А тут – перед самым Рождеством – взял да купил целую гостиницу, еще и земельные угодья с лесом, где проходит лыжная трасса… В банке он займа не брал. Зато перед покупкой герр Корст стал частенько наведываться то в Замок, то в муниципалитет. Я подумал – может, он член этого Фонда и Фонд его ссудил деньгами?

– Если мой уважаемый предшественник герр Корст официально входил в какиелибо иностранные фонды или организации, этот факт должен быть зафиксирован в его личном деле! Полагаю, он был добропорядочный гражданин и полицейский офицер и не пытался скрыть указанный факт? – Кольбах заговорщицки прищурил глаз и выжидательно посмотрел на Пауля. Тот, со вздохом, признался:

– Когда старый полицейский архив передавали в центральный архив СС, я просто хотел помочь ребятам – взять и отвезти личное дело герр Корста… Оказалось, что в полицейском архиве дела уже нет…

– Но, в архив СС оно, разумеется, не попало… – саркастически скривился прозорливый Шеф, – Старина Корст отправился на пенсию, и вы, дружище, окончательно застряли в этом замечательном старинном городишке! Хотя, признайтесь, Пауль, вы наверное здорово соскучились по доброму дядюшке Корсту? – интересно, а сам герр Кольбах сильно скучает о людях, которые сперва лупцевали его почем зря, а потом лишили карьеры? Тактичный офицер Ратт воздержался от такого интимного вопроса, сентиментально вздохнул и кивнул:

– Герр Корст многому меня научил…

– Чудесно… Я завтра дам вам выходной – поезжайте, навестите старика… Уверен, это именно он, хитрая лиса – герр Корст, оформлял документы на германское гражданство для библиотекаря фон Штерна, – Кольбах, поотечески застегнул верхнюю пуговичку на тенниске Пауля, и задушевным голосом добавил, – Не мне, Пауль, учить вас как разговаривать с прежним шефом… Пожалуйтесь ему со всей откровенностью, что я – циничный буквоед, уже вышвырнул со службы бедолагу Бойхе, и теперь изза жалобы старого сквалыги – герр Библиотекаря взялся за вас всерьез… Но сам – жестокий я – готов поспорить на пару кружек доброго здешнего пива – такого пива уже давно не найти в Берлине! – почтенный пенсионер утешит вас, дружище, сообщив, что в жалобе, написанной фон Штерном, НЕТ вашего имени!

Пауль только сейчас понял очевидный факт – ну конечно, жалоба фон Штерна была так похожа на образцы крючкотворства его прежнего шефа – герр Корста! Как он сам не догадался! Значит, прежний шеф – дядюшка Корст – хорошо знаком с Библиотекарем! Пауль поднялся, чтобы удалиться и основательно отоспаться перед завтрашним путешествием:

– Я могу идти?

– Конечно, идите… Переоденетесь… Мы сегодня вечером проведем выездное совещание оргкомитета в ресторане «Лесной Короны» – с нашей милой мадам Шталь и профессором Меркаевым… Я вас жду у гостиницы в 19–15. Потрудитесь заехать в гестапо и прихватите коробку с аппаратом для электропунктуры… – Ну вот, разочарованно подумал Пауль – до 19–15 он не то что поспать, но даже перекусить не успеет…

10

– Какая прелесть! – Пауль восторженно хвалил туалет мадам Шталь, состоящий из однотонного прямого платья и кардигана отороченного изящной тесьмой. Малюсенький моток такой тесемки стоит ровно столько, сколько составляет жалование Пауля за неделю – он точно знает, потому что братец Клаус имел глупость купить сестрам такую тесьму в Берлине, а потом ему здорово нагорело от матушки за бессмысленную растрату денег… Единственное достоинство дорогостоящей тесемки в том, что ее придумала знаменитая французская портниха! Сколько же может стоить целое платье, сшитое самой знаменитой Коко Шанель – подумал Пауль и с благоговением спросил:

– Неужели это платье от самой мадам Шанель?

– О! Вы угадали, – мадам Шталь зарделась как юная девица от первого поцелуя, – Коко сшила его специально под мои жемчуга… Пауль, вы такой славный! В вас нет ничего от Водолея… – она снова взяла ладонь Пуля и решительно поднесла к самому носу герр Кольбаха, – взгляните Карл, как у него проходит линия Сатурна… И этот знак на линии Меркурия… Нет, он ни при каких обстоятельствах не мог родится в високосном году! Пауль, признайтесь – когда ваш настоящий день рожденья? – Мадам нетерпеливо притопнула ножкой в туфельке с точеным каблучком.

Пауль оказался в совершенном тупике и собрался еще раз честно огласить дату своего рождения, но герр Кольбах ощутимо пнул его под столом:

– Агата, дорогая, возможно дело во времени – я слышал время рождения, при ошибке даже в несколько минут, может сыграть роковую роль при составлении гороскопа… Пауль непременно уточнит у своей доброй матушки, в котором часу он родился… – Пауль послушно кивнул.

– Ах, Карл – мне кажется, вы специалист во всех существующих областях знаний! – Мадам отпустила руку Пауля и он, наконец, получил возможность отправить в рот еще кусочек ростбифа.

Шеф скромно покачал головой:

– Я совершенно ничего не смыслю в женских нарядах… И в медицине…

– В медицине? – почемуто переспросил профессор Меркаев, до этого молчаливо поглощавший блюдо за блюдом.

– Представьте себе, – продолжал Шеф, устанавливая на стул рядом с мадам Шталь нарядную коробку с полосатым бантом, – друзья презентовали мне модный терапевтический прибор – опасаются, что изза хлопот с фестивалем, у меня снова разыграется язва… Я – старый скептик и материалист, поэтому хочу сперва услышать мнение эксперта – ваше мнение милая Агата…

Мадам Шталь опасливо заглянула за край коробки и тут же мелодично рассмеялась:

– Электропунктура! Очень современно направление – должно быть профессору Меркаеву будет забавно – объединить традиционную восточную акупунктуру и прибор, генерирующий слабые электрические поля… Если описывать работу такого устройства максимально упрощенно, она будет выглядеть так – при помощи диагностического щупа выявляете поврежденный энергетический меридиан пациента, а затем – посредством того же щупа, или через медные пластины, на которых стоят ступни и лежат ладони пациента – транслируете на поврежденный меридиан корректирующую электромагнитную частоту, восстанавливаете норму – и таким образом устраняете болезнь… Правда, прибор такой модификации как у вас, Карл, я вижу впервые… Тут введены очень странные частоты – слишком низкие для телесных хворей… – миниатюрная Мадам почти наполовину погрузилась в объемную коробку и ее голос звучал оттуда завораживающе глуховато – как голос чревовещателя или древней прорицательницы:

– Такие частоты могут быть пригодны только при лечении неврозов, психических заболеваний, навязчивых страхов, патологических пристрастий – например алкоголизма, маний… – она вынырнула, и встряхнула головой, осыпав окружающих дождем искорок от брильянтовых серег.

– Агата, вы меня просто напугали! Я никогда не решусь воспользоваться этим новшеством! – шеф Кольбах с деланным ужасом захлопнул коробку, прежде чем герр Меркаев обогнул стол, и успел заглянуть в нее, – Как я понял, с этой штуковиной существует возможность, транслируя на меридиан находящийся в норме частоту, характерную для патологии, вызвать психическое расстройство у здорового человека!

– Теоретически – вполне возможно… Но я затрудняюсь предположить, как оператор аппарата сможет контролировать поведение такого искусственно созданного сумасшедшего, – мадам Шталь задумалась, разглядывая кубик льда в минеральной воде, и эффектными жестами стряхивала пепел с цветной сигаретки в длинном мундштуке.

Сигаретный дым туманил сознание Пауля. Еще немного – и он уснет прямо за столом!

Чтобы скрыть неуместный зевок, ему пришлось наклонился и с шутливым восторгом понюхать искусственную камелию на плече Мадам. Фрау Доктор Астрологии рассмеялась и похлопала его по щеке. Пауль расценил ее материнский жест, как добрый знак и с галантным поклоном пригласил Мадам на танец. Раньше, чем это успел сделать шеф Кольбах.

Но слишком скоро Паулю пришлось пожалеть об этом опрометчивом поступке.

Вопервых – Мадам танцевала просто чудесно, но прижималась к нему слишком тесно и обнимала совсем не поматерински. Во – вторых – Карл Кольбах не тот человек, на которого можно произвести впечатление подобными мальчишескими выходками.

Шеф высечен из кремня и стали – даже если ему будут ломать кости, он останется сдержан и сосредоточен, и более того – продолжит образцово исполнять профессиональный долг! Пока Пауль скользил с неотразимой фрау Шталь по сияющему паркету, его руководитель строго беседовал с профессором Меркаевым. Чтобы расслышать хоть часть, Паулю вместе с партнершей, пришлось переместиться к огромному окну. Тут их элегантная пара сразу же попала в оптический прицел глаз тетушки Хильды – торговавший цветами в магазинчике напротив! Теперь у Nбургских кумушек будет повод чесать языками целую неделю, огорчился Пауль…

Зато слышно было отчетливо!

Шеф резко задавал вопросы профессору Меркаеву:

– … каким образом остались живы? Отделались легким испугом? Или кончиком уха? – Пауль краем глаза увидал, как Шеф брезгливо приподнял липкую прядь с виска Меркаева. Обнажилось ухо герр Ученого, верхняя часть которого действительно была ровно срезана.

– Безобразно! – поморщился Кольбах, – Немцы… То есть – мы, немцы – сделали бы это – симметрично! – он многообещающе провел пальцем по еще целому уху собеседника.

– По счастью в ГПУ больше не служит немцев, – пробурчал Меркаев.

– ГПУ давно нет. Его функции выполняет народный комиссариат внутренних дел – НКВД! Скоро вы познакомитесь с его сотрудниками лично, – сурово поправил Кольбах.

Меркаев нервно отхлебнув абсент:

– Герр Кольбах, я не могу отделаться от чувства, что уже видел вас прежде…

– Ну конечно, – интригующе улыбнулся Шеф, и принялся иронизировать, – Еще скажите, что именно мне в Туркестане, в забытом двадцатом году вы проигрались в карты и рассчитались, продемонстрировав штабные карты атамана Семенова? Или в Урге, в 1921, именно я вас арестовал и допрашивал – когда большевики в дым разнесли кукольные тибетские дивизии вашего великого гуру барона Унгерна?

Меркаев слушал молча, уткнув глаза в перепачканную соусом пустую тарелку.

– Или вам кажется, что мы сталкивались в Испании в 1933? Какой черт толкнул вас, маститого теоретика, на раскопки? В разгар гражданской войны, на подконтрольные анархистам территории? Только ли бескорыстная любовь к древним черепкам?

– Достаточно, герр Кольбах! – не выдержал профессор, – Вы достойно отрабатываете свое жалование! Ах, как это должно быть мерзко, постоянно рыться в чужих секретах подобного сорта… ДА! Я низкий, скверный человечишка – но я не буду фискалить! Никогда. Честь возбраняет мне доносить даже на такого трижды порочного человека как Александр фон Штерн! Честь и гордость русского дворянина!

– Как я устал слушать ваше интеллигентское нытье! Beliye okzii – zvety emigrazii! Русские – нация неврастеников! То их мучит гипертрофированное чувство вины, потом ностальгия, затем одолевает алкоголизм, а, бросив пить, они погрязают в самобичевании и богоискательстве! С русскими немыслимо работать эффективно! Ейбогу – доктор Фрейд должен был появиться в России!

– Никогда! Появление русского доктора Фрейда невозможно, уже потому что мы, русские, совершенно не хотим меняться… Мы живем собственным страданием… Но вам, штандартенфюрер этого не понять… Для этого вы слишком немец!

Шеф покачал головой, принялся ловкими, почти артистичными движениями нарезать кусок мяса в тарелке, и продолжал запугивать профессора:

– Бедная Россия! Одна надежда на коммунистов… Коммунисты теперь не те, что в двадцатом. Они уже многому научились! Вы убедитесь лично, когда на фестиваль приедет заместитель министра внутренних дел Советского Союза герр Деканозов. Его наверняка заинтригуют ваши ратные подвиги в контрразведке атамана Семенова… Хочу напомнить – герр Меркаев, вы не являетесь гражданином Германии и ваши взаимоотношения с бывшими соотечественниками за приделами моей юрисдикции! Поверьте на слово – вторым ухом tovarishi не ограничатся… Но, у вас еще есть время подумать над моими предложением. Серьезно подумать…

– Герр Кольбах – вы настоящий тевтон – холодный и расчетливый как жаба! – гордо объявил профессор Меркаев, и натянуто улыбнулся, – Знаете, в России есть такая поговорка – что русскому здорово – то немцу – смерть…

– Мне следует понимать ваши слова как угрозу? – Шеф взвешивал на ладони серебряный нож от ресторанного прибора и, примериваясь, посмотрел на целое ухо Меркаева. Пауль из опасения, что философская беседа получит логическое завершение в виде отрезанного уха научного авторитета, потащил разгоряченную даму к столику…

Пока офицер Ратт придвигал стульчик запыхавшейся Мадам и подзывал официанта с шампанским, Кольбах глухо прошипел профессору Меркаеву:

– Благодарите своего слюнявого русского Боженьку, что с вами беседовал – немец! Русский вывел бы вас в вестибюль и избил как собаку прямо сейчас…

Меркаев демонстративно отвернулся, стал разглядывать публику за соседними столиками, затем устало вытер вспотевший лоб салфеткой:

– Прошу меня простить герр Кольбах, если я был неучтив. Боюсь, у меня пошаливают нервы. Мне всюду чудятся призраки… Химеры из моей молодости. Офицер Ратт – вы здешний житель, подскажите, кто эта дама? – он едва заметно кивнул в направлении сухопарой брюнетки, кокетливо кутавшейся в несуразно пышное боа из перьев страуса.

Пауль ответил в тон ученому – с ноткой меланхолии в голосе:

– Фрау Эмилия Штрокс. Супруга бургомистра нашего скромного N бурга…

В дальнем конце столика, за которым ужинала фрау Бургомистр, отчетливо просматривался силуэт долговязого молодого человека в деловом костюме. И Пауль совершенно точно идентифицировал в нем непутевого старшего братишку – Клауса. Надо признать, его родной брат Клаус Ратт хваткий в делах молодой адвокат, совершенно потерял голову именно изза фрау Штрокс! Увядающей замужней дамы! Возможные опасные последствия любовной интрижки брата очень беспокоили Пауля.

Меркаев нацепил старомодное пенсне, снова оглядел даму и уточнил:

– Фрау Бургомистр поет?

– Прескверно, – пробурчал Пауль, хотя сам он слышал как поет Эмма Штрокс только один раз, – скорее танцует… Говорят, в молодости она плясала в парижском варьете…

– Супруга бургомистра Штрокса не является этнической немкой? – удивился Кольбах.

– Увы! – погрустнел Пауль, – Утверждают, что она француженка!

Мадам Шталь отхлебнула золотистый вихрь шампанского, и вынесла решительный женский вердикт в отношении фрау Бургомистр.

– У фрау Штрокс отвратительное, аляповатое платье – настоящая француженка не унизит себя таким! Пауль, милый, вам нужно посетить Париж, чтобы в этом убедиться! Только у парижанок есть настоящий европейский стиль, они не ошибаются в одежде… Никогда… А вот я… – Мадам смеясь запрокинула голову, оценила собственное отражение в зеркале на потолке, и начала новый бокал. Если бы спросили мнение Пауля – бокал уже совершенно лишний! Мадам и так изрядно перебрала… И как всегда бывает с дамами в подобном состоянии, ее речь стала быстрой и утратила логику.

– Я совершила в жизни всего две ошибки! Зато какие! Ах – я отказалась от шляпки у Эльзы Скьяпарели и отказала известному авиатору – Отто фон Клейсту, когда он просил моей руки… Как глупо… – она тихо постучала розовым ноготком по опустевшему бокалу, и снова выпила, – Ведь я отказала Отто изза его отца! Жуткий человек был этот старый барон Фридрих! Не давал сыну даже горсти медяков, но сам был богат как Крез, финансировал массу безумных, бессмысленных проектов, – аккуратный носик Мадам покраснел, и она принялась рыться в сумочке из змеиной кожи, разыскивая носовой платочек.

– Вполне авторитетные издания писали, что покойный барон Фридрих работал над созданием эликсира вечной молодости? И финансировал с этой целью научные экспедиции в Китай и Монголию? – оживился профессор Меркаев.

– Зачем вечная молодость человеку, который уже давно мертв? – Мадам принялась ловить слезинки в кружевной лоскуток, – Он был настоящим вурдалаком! Преисподняя поглотила его…

– Я читал в газетах, что он погиб во время археологических раскопок, изза обрушения свода в пещере… – не унимался ученый муж. Но вместо ответа Мадам разрыдалась, склонившись на плечо к Паулю. Дисциплинированный офицеру Ратт был вынужден последовать указанию шефа Кольбаха – отвести Мадам в номер, напоить там каплями, и успокоить…

11

Липкий утренний туман был похож на боевое отравляющее вещество. Он цепким холодом забирался под одежду и даже форменная, пропитанная влагостойким воском накидка для мотоциклетной езды, не была для него преградой. Пауль в который раз поежился и с облегчением толкнул дверь ресторанчика «Косуля».

После выхода на пенсию прежний шеф – дядюшка Корст – приобрел миниатюрный отель с рестораном под названием «Косуля» для любителей дикой природы и скоростных лыжных трасс. Недвижимость располагались на живописной полянке у самого подножья горнолыжного подъемника.

Атакующий маркетинг.

«Косуля» – затрапезное заведение.

Процветанием деловое начинание прежнего шефа обязано исключительно своему уникальному географическому положению. Любителям неразбавленного пива или крахмальных скатертей пришлось бы топать как минимум сорок километров, чтобы удовлетворить высокие гастрономические потребности у ближайших конкурентов «Косули». Конечно, хозяева заведения могли порадовать заезжих лыжников и нанять симпатичную кельнершу или умелого повара…

Но, пользуясь преимуществами монопольного положения, прижимистый герр Корст объединил обе функции и доверил хлопотам своей племянницы – Берты.

Уже много лет Пауль и Берта не выносят друг друга.

Хотя по совершенно разным причинам.

Добрейший прежний шеф – герр Корст – неоднократно намекал Паулю, что курносая Берта – завидная невеста уже потому, что приходится племянницей одновременно и ему самому и состоятельному аптекарю Шпееру. Значит в один скорбный день, когда бездетные герр Корст и герр Аптекарь с миром отдадут Богу души, Берта станет счастливой наследницей всех их прибыльных деловых начинаний.

Но Пауль был стоек – вопервых, он не любил курносых девиц с глупыми бесцветными глазами, а вовторых, совершенно не представлял, кого из старших офицеров он сможет пригласить на свадьбу с Бертой? Что он напишет в прошении о браке? Что хочет женится на фройлян Кельнерше? Или на фройлян Аптекарше?

Нет – как будущей группенфюрер – Пауль обязан выбрать в супруги даму более утонченной красоты и высокого ума. Какуюнибудь актрису… Или журналистку… Или… Или, например – фройлян Режиссер! В таком случае и шефа Кольбаха будет не стыдно пригласить, да хоть самого Рейхсфюрера! Пауль подумал о такой лучезарной перспективе и совершенно искренне улыбнулся:

– Привет, Берта, – и, не дожидаясь приглашения, уселся на замусоленный табурет у стойки, – Могу я увидеть герра Корста?

– Не можешь, – Берта едва взглянула на Пауля и продолжала механически вытирать пивные кружки, – Он ушел охотится. На вальдшнепов.

Мало того, что Берта редкая неряха, так у нее еще и мозги размером с куриные! Кому придет в голову охотится на вальдшнепов в середине мая? Уж во всяком случае, не такому опытному охотнику как герр Корст – онто не такой кретин как Берта, и знает – сезон охоты на вальдшнепов начнется только осенью! Самое время покрутить пальцем у виска и сообщил племяннице прежнего шефа о ее девическом скудоумии! Но, учитывая, что он пришел в ресторанчик «Косуля» не с санитарной инспекцией, а с порученной шефом Кольбахом миссией, Пауль нейтрально улыбнулся:

– Не возражаешь, если я его подожду здесь?

– Закажи чтонибудь и сиди хоть целый день, – курносая Берта вытерла руки о передник и смилостивилась, – Хочешь, налью тебе кофе? А то у тебя такой вид, словно на тебе всю ночь воду возили!

Пауль устало вздохнул – лучше бы на нем действительно воду возили – он сбежал от неугомонной Мадам только когда она, наконец, уснула – уже ранним утром… И практически сразу – заскочив домой за накидкой и мотоциклом – отправился сюда. Так что пожаловаться ему было на что:

– Ох, Берта, да я уже не помню когда спал нормально последний раз… Наш новый шеф просто зверь – заставляет работать и днем и ночью. Настоящий садист! Старину Бойхе вышвырнул только за то, что тот фальшиво спел арию из «Волшебной флейты»! – Пауль поморщился, отхлебывая тепловатое пойло из большой глиняной чашки, – Не знаю чего мне ждать…

Берта поставила локти на стойку:

– Что нового пишет Клаус? – девушка в свою очередь не выносила Пауля потому, что была уверена – именно Пауль настраивает против нее старшего брата. Да – эта глупая курносая индюшка по уши влюблена в умненького адвоката Клауса Ратта!

– Чего ему писать? – делано удивился Пауль, – Он сейчас в Nбурге. Мы только вчера вместе ужинали в «Лесной короне»…

– Надо же, – сразу надулась Берта, и добавила, – С тебя пятьдесят марок!

Пятьдесят марок?!? За такую сумму можно плотно пообедать!

Неужели он похож на английского миллионера Романа Абрамовича, который прошлой зимой швырял деньгами на соседнем горнолыжном курорте в Швейцарии?

Пятьдесят марок – за жидкое пойло из толченого цикория, ячменя и желудей? К тому же остывшее! Неудивительно, что бедные туристы плетутся на лыжах многие километры или жгут дорогой бензин, чтобы только нормально поесть в кабачке у его матушки! Пауль медленно вытащил, затем расстегнул бумажник и посмотрел на Берту:

– Берта, будь добра, выпиши мне счет!

Берта вынула из кармана на переднике блокнот, чиркнула карандашиком и через стойку протянула бумажку Паулю:

– Так я и знал, – разочарованно покачал головой Пауль, отправляя счет в бумажник, – Ни печати, ни даты – подарю парням из ведомства налогов и сборов! – Берта ухватилась за край листка и потянула к себе:

– Ладно, считай – тебя угостили за счет заведения… Дядюшка Корст не будет против – ты же без пяти минут шеф гестапо! Бойхе выперли, этот заезжий хлюст вот – вот вернется в Берлин, а тебя назначат начальником, как единственного оставшегося гауптштурмфюрера! – счет разорвался ровно по середине и Пауль чуть не шлепнулся с табурета:

– Что мне тут высиживать? Я тоже уеду в Берлин! Клаус вчера рассказывал – там масса симпатичных девчонок! И все они прекрасно умеют готовить кофе!

– Знаешь что, офицер Ратт, отправляйся ждать дядю во дворе! Я буду мыть пол! – Берта решительно взялась за швабру.

Пауль, зевая, пошел во двор. К нему тут же с приветственным лаем бросился Кайзер – доберманпинчер герр Корста. Еще одно подтверждение того, что прежний шеф и не думал охотится! На охоту он всегда берет с собой пса. Пришлось угостить собаку половинкой прихваченного из дома бутерброда. В благодарность Кайзер потащил Пауля к задней двери жилища прежнего шефа. Странно, но дверь оказалась всего лишь прикрыта, а не заперта!

Пауль вошел и с удовольствием растянулся на жестком кожаном диване, уютно завернулся в мотоциклетную накидку, и мгновенно погрузился в мир сновидений – он знал, как только герр Корст вернется, пес начнет лаять и разбудит его.

Кайзер действительно его разбудил – голодное животное преданно лизало руку. Пауль взглянул на часы и присвистнул – оказалось, уже около двух часов дня! Прежний шеф так и не вернулся, зато Пауль прекрасно выспался – впервые на этой неделе! От радости он скормил преданному четвероногому другу остатки завтрака и насвистывая пошел к мотоциклу – неизвестно как долго еще может отсутствовать герр Корст, а ему уже пора возвращаться… И по дороге придумать, как половчее доложить герр Кольбаху об отсутствующих результатах экспедиции…

По счастью докладывать незамедлительно Паулю не потребовалось – в кабинете Шефа его ждала встреча с новой проблемой!

В роскошном кожаном кресле герр Кольбаха восседала девчушка лет семи, и горестно утирала вышитым шелковым платочком барона Зигфрида прозрачные горошины слез.

– Что стряслось, Жени? – встревожено спросил Пауль, обескураженный встречей с младшей сестренкой в таком малоприспособленном для воспитательных целей месте.

– Ваша сестра сломала ключ и не может попасть домой. Девочка рассчитывает, что у вас имеется исправный ключ, – сообщил герр Кольбах, а примостившийся в самом конце стола Зигфрид отдал Паулю ушко от переломанного посередине ключа и тяжело вздохнул.

Пауль внимательно осмотрел обломок, и у него отлегло от сердца:

– Жени, ты, что не можешь зайти через кухню?

– Кухня закрыта, прислуга пошла смотреть на свадебное платье Лорхен… Знаете, герр Кольбах, – добавила Жени, внезапно повеселев, – у нашей Лорхен будет ребеночек, поэтому она выходит замуж за Генриха, сына доктора Нормана!

– Не она выходит замуж, а офицер Норман на ней женится… И ребеночек у них будет ПОТОМ! – Пауль ощутимо ущипнул сестренку, притворившись что поправляет ей рукавчик.

Шеф покорно кивнул.

Жени пихнула Пауля в ответ и мстительно спросила:

– Как вы думаете герр Кольбах, наш Пауль тоже собрался жениться?

– Я?? Жениться? – Пауль оторопел от такого заявления.

– На той богатой фрау, с которой его вчера видела тетя Хильда… – Жени спрятала платочек барона фон Клейст в кармашек своего клетчатого фартучка, и продолжала рассуждать совершенно серьезно:

– Я думаю, что нет…

– Почему же? – устало удивился герр Кольбах.

– Он же не покупал той фрау шоколадки, или торт… Пауль всегда дарит подружкам сладости, когда у него серьезно… Даме, которая сняла про него кино, он купил большого шоколадного зайца, и прятал в буфете… Зря я его не съела сразу, когда нашла… Думала Пауль мне его подарит на Пасху, – погрустнела Жени, – А он отослал его с цветами этой фрау… В Бальбе… ой – ну я же спрашивала у почтальона, как город называется… Да – в Бабельсберг… – Пауль готов был закопать сверх меры любознательную и болтливую малявку своими руками! Он действительно послал фройлян Режиссер в Бабельсберг на Пасху замечательного зайчика из бельгийского шоколада и получил в ответ открытку с удручающе формальной благодарностью.

– Жени, ты мешаешь работать штандартенфюреру Кольбаху! – Пауль решительно вытряхнул сестрицу из руководящего кресла и поволок за обе руки к выходу – как погонщик упрямого мула, – Вообще прекрати жаловаться – тебе на Пасху подарили двух прекрасных пуховых кроликов! Живых!

– И теперь я должна чистить за ними клетку, – хныкала и упиралась Жени, – А ведь я еще совсем маленькая девочка!

Пауль хмыкнул и призвал сестренку проявить находчивость:

– Жени – если ты совсем маленькая девочка – могла бы пролезть через дверку для собаки – раз тебе так срочно понадобилось в дом!

– Дверка закрыта на защелку… – очень жалобно пискнула Жени.

– Что – дедушка забрал собаку? – удивился Пауль, – С чего вдруг?

– Он пошел с ней охотится… на вальдшнепов…

Опять эти вальдшнепы! Неужели за ночь перенесли охотничий сезон? Или внесли изменения в календарь? На этот раз сестре удалось всерьез вывести Пауля из себя:

– Жени ты в своем уме? Дурья башка – выйди на улицу! Сейчас май месяц! Вальдшнепы еще не вылупились!!! На них охотятся в октябре!!! Поняла?

– Герр Кольбах, – снова расплакалась Жени, – Посмотрите, как он орет! Мой брат просто зверь! Он лупцует всех ребят в округе, и взорвал гауптвахту в офицерской школе! – и этому подлому ребенку Пауль отдал все лучшее что имел – хромированный самокат, свисток, заводную железную дорогу, и даже замечательные роликовые коньки, которые достались ему от Клауса практически новыми! – не говоря уже о времени, затраченном на воспитание этой маленькой дряни! Пауль выпустил руки Жени и ощутимо шлепнул сестренку:

– Хватит болтать о том, чего ты не знаешь! Я просто написал на стене гауптвахты руну мелом – а старая, гнилая стенка взяла и упала – сама по себе… Я ее и пальцем не тронул! Идем домой!

В этот момент Жени как раз поравнялась с Зигфридом и ее ладошка намертво – как наручник – защелкнулась вокруг запястья барона фон Клейста:

– Пусть лучше герр фон Клейст меня отведет домой! – завопила она, – Пауль, хотя и брат, а мне все уши оторвет, как только мы отсюда выйдем!

Пауль оправдываясь замотал головой, но Карл Кольбах снова безропотно кивнул:

– Возьмите служебную машину с водителем штурмбанфюрер , и отвезите дитя…

Герр Кольбах с теплой улыбкой наблюдал в окно, как Жени деловито руководит водителем и бедолагой Зиги, а когда машина тронулась, обратился к Паулю:

– Пауль, дружище, неужели вы действительно способны надрать уши такой очаровательной девочке? Я рекомендовал бы вам, в воспитательных целях, воспользоваться ремнем! – герр Кольбах звонко щелкнул офицера Ратта по пряжке форменного ремня.

Пауль недоуменно развел руками:

– Да за что же наказывать малышку? Она не виновата. У нее не хватило бы сил перепилить ключ, и она побоялась бы идти через лес – даже с собакой! Наш дедуля живет далековато – в егерском домике…

– Так что же произошло с этим ключом? – на лице шефа Кольбаха отразился живейший интерес.


home | my bookshelf | | Германская готика |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу