Book: Мироход



Добрый Лич

Мироход

Пролог

Старая пятиэтажка на отшибе доживала последние дни. Стены обветшали, а в некоторых местах обвалились, перекрытия и балки превратились в труху, шифер на крыше давным-давно полопался. Здание зловеще смотрело на мир провалами разбитых окон, приобретая схожесть с древним раненым зверем, загнанным в угол и дожидающимся последнего удара охотников. Оно все еще скалило зубы, но скорее от безысходности и осознания своей участи. Развалина, а не дом. Внутри было грязно и темно, а о витающем запахе сырости и говорить не приходится. Стены в половине комнат прогнили, а на полу лежал слой мусора. Здесь витало ощущение запустения, а жуткие тени танцевали, сплетаясь в невиданных чудовищ, охраняющих покой умирающего сооружения. Единственной, сохранившейся в приличном состоянии комнатой, была квартира с номером 39 в южном крыле. И как раз в этот момент в ней, происходило кое-что интересное. Небольшое помещение утопало в полумраке. Десяток чадящих свечек мало помогал разогнать вечерние сумерки уже давненько окутавшие город. По сравнению с остальной частью дома комната была в просто идеальном состоянии. На стенах все еще держались почти чистые обои раньше в темно желтую полоску, потолок был цел и гордо удерживал остатки старой люстры, а на полу оставался чудом сохранившейся паркет. Окна были забиты снаружи досками, но это и не мудрено — третий этаж как-никак. Дверь выглядела просто апофеозом крепости — дубовая, сделанная на совесть еще черт знает когда, покрытая лишь немного облупившимся лаком, она совсем не соответствовала царящему здесь беспорядку и запустению. По комнате разливалось тихое бормотание восьмерых людей, удобно устроившихся на лучах вырезанной в полу октограммы. Здесь не было привычного зловония сырости, забирающегося в нос, и заставляющего морщится. В воздухе витали запахи полыни, озона и… Крови. Присутствующие носили темные мантии, руки их были сложены перед собой, а пальцы сплетались в замысловатые фигуры. Пламя полыхающих свечей время от времени освещало сосредоточенные лица, скрытые в глубине балахонов, но пляшущие тени тут же снова пожирали их, не давая возможности рассмотреть получше. Энергия, которую они истощали, наполняла комнату, что бы в следующую минуту исчезнуть без следа, впитавшись в стены, пол и потолок. Можно сказать, что собравшиеся были лучшими в своем деле. Колдуны, экстрасенсы, белые и черные маги они отличались от всех остальных шарлатанов тем, что у них и правда был Дар. Кто-то мог видеть прошлое или будущее, некоторые владели пирокинезом, другие могли наслать проклятия или благословения, изгонять злых духов и говорить с призраками. Разношерстная компания «специалистов» в своем деле.

— … ша-а гуарх нимас Тае арлаар тиноос нумолос! — в унисон закончила бормотать восьмерка. Каждый из колдунов извлек из своих одежд кривой нож. Переглянувшись, люди какое-то мгновение медлили. Кое-кто просто наслаждался моментом завершения ритуала, который тянулся уже несколько месяцев, другие уже не были уверены в том, хотят ли они увидеть конечный результат. Пауза затягивалась, но никто не мог решиться и первым пролить кровь.

— Давай-давайте! Не стоит ничего боятся! — раздался бодрый голос стоящего в дверном проеме человека. Присутствующие вздрогнули, поворачивая к нему скрытые в глубине балахонов лица. Невысокий молодой блондин с голубыми глазами и ободряющей улыбкой был облачен в пепельно-серый костюм и лучился веселым дружелюбием. Он как всегда появился, будто чертик из табакерки даже не скрипнув дверью, и молча контролировал ритуал, готовый в нужный момент напомнить о соглашении. Парень никому не нравился. Он всегда был вежливо-дружелюбным, но все подсознательно чувствовали, что под это маской скрывается стальная воля, немалая жестокость и еще что-то. Что-то темное и по-настоящему жуткое. А уж маги-то умели доверять набору своих высших чувств… Он сам нашел каждого из них и предложил работу. Работу, за которую был готов платить немалые деньги и кому, какое дело, что его «валютой» были золотые монеты неизвестной чеканки? Золото, всегда остается золотом.

Тем более, если им платят за помощь в вызове духа. Да-да, три последних месяца восемь колдунов, по праву считающих себя лучшими в этой области, помогали в вызове духа. Каждое полнолуние они собирались в этой развалине и отдавали накопленную силу с помощью сложного ритуала. Каждый из них гадал, насколько могущественным должен быть дух, если для проявления ему нужна такая прорва энергии? Гадать-гадали, но спрашивать не решались — звон золотых монет иногда напрочь лишает любопытства. Наконец, один из колдунов взмахнул кинжалом, делая надрез на ладони. Кровь медленно закапала внутрь фигуры, и это послужило знаком для остальных. Блондин удовлетворенно хмыкнул и поправил спадающие на лицо волосы, наблюдая за тем, как лезвия замелькали в воздухе, и на пол полилась алая, дарующая жизнь жидкость.

Результат не заставил себя ждать — с каждой новой порцией, октограмма все ярче светилась красным. Магия, замешанная на крови владеющих Даром высвобождала еще больше энергии. Те из колдунов, кто был наделен высшим зрением, застыли, с благоговением наблюдая за вихрями силы, кружащими в комнате. Темная, светлая, огненная, воздушная, человеческая и другие виды энергий сплелись в завораживающем танце. Это длилось не дольше десяти секунд, и закончилось неожиданно. С таким упорством скопленная каждым из колдунов энергия впиталась в стены, исчезая без следа. Во рту у присутствующих остался лишь неприятный привкус олова, а в нос ударил запах крови. Люди зашуршали, поправляя одежды и перевязывая раны загодя запасенными бинтами. Блондин втянул ноздрями воздух и, довольно причмокнув губами, зааплодировал.

Тихо, едва касаясь ладонями друг-друга, он будто вознаграждал детей, оценивая их первую роль в школьном театре.

— Браво! Вы хорошо поработали, господа! Я бы сказал — первоклассная работа!

— Это все? Мы можем идти? — осторожно уточнил один из колдунов, поднимаясь на ноги. Блондин в ответ шутливо раскинул руками и, склонив голову на бок, широко улыбнулся. Он не ожидал, что эти бездари в этот раз сработают так хорошо. Последний ритуал удался на славу, даже появились излишки! Они должны быть благодарны ему за этот шанс. Три месяца и увеличение потенциала в три, а у некоторых четыре раза! Нужно сделать им подарок, накопленной энергии должно хватить с лихвой. Парень улыбнулся еще шире.

— Да-да, конечно. Контракт выполнен первоклассно. Я не ошибся в вас и в благодарность, презентую маленький подарок. Кое-кто из колдунов расплылся в довольных улыбках. Сколь подозрительным бы не был этот тип, платил он щедро, в срок и никогда не торговался. Почему бы ненормальному богачу не выдать им по пол сотни золотых монет в качестве премиальных?..

— Да? — с алчной надеждой спросил ближайший к двери колдун.

— Я покажу вам настоящую магию. Недоступную для этой жалкой дыры, величественную и могущественную. И не стоит благодарности! Вы сами заработали себе на билет! До встречи, господа. — произнес блондин, делая шаг назад и легким взмахом ладони захлопывая за собой дверь. Колдуны в недоумении переглянулись.

— Что он имел ввиду?.. — нарушила молчание пожилая ведьма, снимая капюшон.

— Кто знает… Но ничего хорошего, это точно. — нервно ответил ей молодой колдун.

— Может, он просто хотел выиграть время, что бы незаметно скрыться? — предположила другая ведьма, так же снимая капюшон.

— И на кой ляд ему это? — ворчливо поинтересовался дряхлый старик, по примеру женщин открывая лицо и подступая к двери.

— Настоящую магию. Хм… Кто-то почувствовал, кого мы все же призвали? — задумчиво спросил высокий маг с унизанными кольцами пальцами.

— Ци ушло в стены как всегда. — пожал плечами толстоватый чародей, извлекая из кармана ониксовые четки.

— Ци, мицы… Хватит молоть языком! Этот подлец закрыл дверь! — взвыл дряхлый колдун.

— Интересно, каким образом? Тут же ни замка, ни ручки… — подала голос невысокая женщина, даже и не думая подходить к двери. Она намеренно сохранила немного энергии и теперь чувствовала странные волнения идущие с коридора.

— Да говорю же — ляд его знает! Невысокая колдунья только хмуро хмыкнула. Кажется, только одной ей пришло в голову поберечь силы. Все остальные выложились на полную и стали слепы, словно новорожденные котята. Астральные волнения из-за двери ее не сильно волновали, в них не было даже намека на опасность. Сила, порождающая их была… Иной. Совершенно другой уровень — эта энергия была могущественной, пугающей и спокойной одновременно. Она вызывала уважение и страх, хотя и не несла угрозы. Углубившись в свои мысли, колдунья пропустила момент, когда в комнате что-то неуловимо изменилось. Ее захлестнула волна страха остальных владеющих Даром.

— А, чтоб тебя! — испуганно отскочил от двери старик. Глаза колдуньи округлились. На гладкой, лакированной поверхности пошла рябь, будто от брошенного в воду камешка. А потом оттуда появилась серая, чешуйчатая лапа о трех когтистых пальцах и все присутствующие в дружном порыве отскочили к забитому досками окну. Уродливая конечность неизвестной твари ухватилась за левую сторону дверной коробки и на ней вздулись бугры мышц. С большим трудом из двери появилась вторая такая же лапа. Под пораженными взглядами восьми колдунов из колышущейся, будто-то водная гладь, поверхности двери появился торс неизвестного существа. Из-под серой чешуйчатой кожи выпирали ребра, на плечах торчала пара острых шипов. Голова существа была неправильной формы, сплюснутой по бокам, вытянутой вперед и абсолютно лысой. Лицо, по сути, представляло собой один большой, оскаленный в зловещей ухмылке и набитый острыми зубами рот. Пара глубоко посаженых зияющих чернотой дыр, заменяющих существу глаза и два коротких витых рога на лбу довершали картину. Ни носа, ни ушей у монстра не было.

— Демон! — тоненько вскрикнула молодая колдунья, извлекая из-под мантии увесистое серебряное распятие. Существо скользнуло по предмету ленивым взглядом и зевнуло. Со времени его появления в комнате прошло не больше десяти секунд.

— Аш сан, гун тарулорд. В путь. — произнес ритуальную фразу демон и хлопнул и сложил перед собой когтистые лапы. Комната ожила. Стены поплыли, а октограмма на полу закрутилось, словно колесо в рулетке. Колдуны еще не успели ничего сообразить, а магическая фигура уже остановилась. Ее лучи ярко полыхали красным, а в следующий момент ожили, засасывая ближайших людей, что бы перенести в недоступный ранее мир.

Под аккомпанемент криков напуганных колдунов чешуйчатый страж протяжно зевнул, думая о том, что такого массового перемещения не было уже многие годы…

Андрей Иванович остановился и подозрительно уставился на старую пятиэтажку. Сколько он себя помнил, эта развалина всегда была здесь. Старик даже не мог с уверенностью сказать жил ли в ней хоть кто-то или нет — кажется, что и пол века назад она простаивала. Вот только, тогда дом вроде бы был трехэтажным, да и выглядел иначе. Или это вовсе и не он был? Вот тут память пенсионера пасовала — все, связанное с этой развалиной было как в тумане. Мужчина искренне недоумевал, почему аварийную постройку все еще не снесли. Куда смотрят городские власти? Еще несколько лет и эдакая развалина будет посреди района стоять. Андрей Иванович задумчиво пригладил жиденькие волосы и на глаз прикинул расстояние к ближайшей жилой многоэтажке. Метров триста. Странно. Ему почему-то казалось, что строить эту самую многоэтажку начинали буквально в сотне метров от заброшенного дома-долгожителя И вообще, тут, куда ни ткни, все связанное с пятиэтажкой выглядело странно. Особенно подозрительные люди уже как второй год наведывающиеся туда незнамо зачем. Законопослушный пенсионер уже и в милицию звонил, да только это ничего не изменило. Приехал блондин при удостоверении, выслушал, сказал, что все под контролем, да так и уехал. Андрей Иванович ему тут же поверил, человек-то к себе располагающий, хоть ключи от квартиры доверяй, но сам приглядывать за домом не прекратил.

А люди-то и правда подозрительные — в плащах темных, да с капюшонами. Приходят восьмерками раз в месяц, уходят сразу после заката, а что они там делают и вовсе не понятно. Да вот еще какое дело — посетители-то каждых три месяца новые! Все это очень смахивало на собрания какой-то секты. Вот и сегодня восемь человек пришли как по часам, но выходить не спешили. Подобное случилось впервые за все время «слежки». И что их там задержало-то? Пенсионер уже несколько раз хотел уйти домой, время-то уже позднее, но что-то его удерживало. Будто кто-то нашептывал на ухо, убеждая подождать еще немного. И он дождался. Одно из окон третьего этажа вспыхнуло жутким красным сиянием. Андрей Иванович испуганно дернулся, а когда до него донеслись душераздирающие вопли, так и вовсе похолодел. В голове тут же всплыл номер светловолосого милиционера. Ну нет, это уже слишком! Поминутно оглядываясь, пенсионер побежал домой с намерением побыстрее вызвать милицию. Она-то в этом деле уж точно разберется!



Глава 1

Вам никогда не казалось, что жизнь — странная штука? Вот живешь себе спокойно, никого не трогаешь, ходишь на скучную работу, по выходным выпиваешь с друзьями, вечера «прожигаешь» в Интернете, читаешь книги, смотришь телевизор, раз-два в пол года наведываешься в театр или кино с девушкой… Всё спокойно, размерено, обычно. Но тут в какой-то момент где-то внутри начинает разгораться жажда чего-то большего, захватывающего, волшебного, чарующего. Того, чего так много в фэнтези книгах и фильмах. Вот ты обычный себе человек со скучной работой, вроде верными друзьями, размеренной и нудной жизнью и тут раз — ты попадаешь в водоворот удивительных событий, принимаешь участие в приключениях и всегда в первых рядах.

«Эх, как бы хотелось и, правда, поучаствовать в чем-то подобном» — наверное, именно так думаете вы, закрывая книгу. У вас такое бывает? Да? А вот у меня нет. Я не читаю фэнтези книг. Странно? Не то слово. Я вообще странный — мне нравится моя скучная работа, устраивают мои немногочисленные друзья, я довольствуюсь классической литературой, часто посещаю театр, не сижу в Интернете, не стремлюсь к славе и богатству… С девушкой правда не заладилось, но скорей всего следствие последнего пункта моей странности.

Меня устраивает моя скучная и размеренная жизнь. Точнее устраивала N-ное время назад. А что сейчас? Наверное, что бы понять это, стоит задать вопрос, с которого все началось — Вам не кажется, что жизнь — странная штука? Ну что ж, давайте я расскажу вам все по порядку, а потом вы уж сами для себя выведете ответ…

Зовут меня Алексей Андреевич Астахов. В узком кругу сослуживцев и друзей — Аскет. Почему Аскет? По ходу дела узнаете… А-то, мне рассказывать лень. Так вот, мне всего-то двадцать семь лет. Выгляжу я, по словам все тех же друзей, неплохо — метр семьдесят четыре ростом, не слишком широкоплеч, но и не дистрофик, волосы темные, короткие. Обычное, немного загорелое лицо — синие глаза, среднего размера нос, немного впалые щеки… Ничего необычного. Живу один в съемной квартире, работаю я… Кстати о работе. Чего это я задумался? Я ж как бы работаю.

— Стой сволочь! — это я вспомнил, что бегу за мелким воришкой, а не складываю краткую автобиографию. Толи кричал я слишком тихо, толи парень меня проигнорировал, но он довольно проворно перешмыгнул через небольшой забор и кажется, продолжил бежать. Вот гад. Драпает уже минут десять, на вполне приличной скорости. Не знал, что спринтеры уже мелкими кражами подрабатывают. Я конечно тоже не промах — отставать не отстаю, но и догнать этого быстроного не могу. Еще минут пять такой бешеной погони, и я лягу прямо там, где остановлюсь. Заправски перепрыгнув, через ни такой уж небольшой как показалось на первый взгляд забор, я с удивлением отметил, что попал на футбольное поле. Так, кажется, я погорячился. Единственными частями пейзажа, имеющими отношение к футболу, являются проржавевшие и покосившиеся ворота да трибуны — три ряда прогнивших лавочек по обе стороны поля. С позволения сказать «поле», было покрыто раскисшей грязью, с кое-где виднеющимся островками травки. Ранняя весна, а что ж вы хотели? О, а вон и наш воришка. Как раз посредине грязевого рая, с видным трудом, перебирает ногами, удерживая левой рукой красную женскую сумочку. Как же не хочется пачкать обувь, да и бегать я за ним порядком устал…

— Милиция, стой, стрелять буду! — громко крикнул я. Ноль внимания. Парень как боролся со ставшей на пути к свободе грязью, так и борется. Без видного успеха, правда. Нет, ну он меня определенно достал! Вытащив из кобуры под плащом почти родной «Макаров» и сняв его с предохранителя (это только в американских фильмах герой сразу стреляет) я прицелился и… выстрелил в воздух.

— Стоять, я сказал! — немного запоздало крикнул я, подбирая гильзу. А вы как думали? Учет он и Африке — учет. Спринтер с перепугу (А с перепугу ли?) заездил на раскисшей земле и к моей глубочайшей радости довольно комично шлепнулся лицом в «покрытие» стадиона.

— Так и лежи! — на всякий случай предупредил парня я, ставя на предохранитель свой «ствол» и пряча его под плащ. Как ни странно, парень послушался и остался отдыхать лицом в грязи. Так ему гаду и надо. Что не говорите, а бегающий за тобой и стреляющий в воздух, что бы тебя остановить, мент — это два разных представителя закона. Как бы мне не хотелось этого делать, но прогулка по «лужайке» должна состоятся. Не оставлять же уже почти задержанного вора посреди этого болота? Медленно, выбирая места почище, я двинулся в сторону лежащего лицом в грязи парня. Да, вот она моя работа — я мент. Да-да, именно мент, ибо это допотопное «милиционер» вгоняет меня в тоску и уныние. Не скажу, что бы я был особо крут, (к чему собственно никогда не и стремился) но звание лейтенанта я все же недавно получил. Чего-то я задумался, вот уже и воришка, еще каких-то пять шагов…

— Ты лежи и не… твою!.. — я немного поскользнулся. Немного, но фатально. Что я могу сказать? Теперь мы с воришкой как братья — оба лежим лицом в грязи в позе «ангелка». Какое же все-таки западло. О, тут уж и наш воришка засуетился, крутится, позлорадствовать хочет наверно, гаденыш. Ну, вообще-то оно и правильно — карма или как там его…

— Лежи не рыпайся. — Холодно предупредил воришку я, выплевывая не слишком приятную на вкус грязь. Знал бы, кто это поле запустил, ей Богу, заставил бы тут купаться. С третьей попытки, поднявшись на ноги и вытерев с лица вязкую грязь, я медленно осмотрел свой недавно купленный плащ, ранее чистые туфли и брюки. Из моего горла вырвался полувсхлип-полувздох, наполненный грустью. Это просто кошмар. Несмотря на то, что брюки, ботинки и плащ были черного цвета, они приобрели какой-то особенно извращенный оттенок черного. Сальвадор Дали просто бы обомлел от такой картины — я посреди грязевого моря, сзади — чистый, спереди — неотличим от окружающего пейзажа, возле моих ног лежит поверженный вор с женской сумочкой в руке.

— Вставай спринтер… — постарался поднять парня за шкирку я, походя, разыскивая в кармане наручники. Переполненный скорбью об испорченной одежде, я едва успел увернуться от удара в коленку. Парень оказался не из робкого десятка и решил еще раз попытать счастья. Шансы у него есть — несмотря на распространенное мнение, менты редко стреляют в безоружных, даже если дело доходит до драки. Приходится получать в морду и аккуратно, без лишнего членовредительства, «скручивать» самых бойких голыми руками. Это патрульным хорошо — у них дубинки есть, а следователь разве что рукоятью пистолета заехать может. Так или иначе, мне приходилось туго — грязь мешала развернуться, пистолет только мешал, а парень и вовсе не терял времени. Поняв, что первый удар не прошел, он постарался еще раз сбить меня с ног. Действовал он грамотно и в ближний бой не лез — а зачем? Все, что ему нужно, это сбить меня с ног и выиграть минуту-вторую для побега. И опять мне повезло, я вовремя отступил назад. Мне удалось избежать удара в нос и под дых, но вся эта возня в грязи начала порядком раздражать. Плюнув на все, я ловко скользнул в сторону и ударил локтем левой руки в голову. Бил я слабо и предсказуемо нарочно — шарахнувшись от моего локтя, бьющего в голову, вор прыгнул влево. Я лишь ухмыльнулся и со всего размаху заехал противнику правым локтем в открытый бок. Как на тренировке! Не зря я все же в академии тайским боксом маялся… Можно было свободно бить в висок, но это уж слишком — разозлить он меня разозлил, но ударить так ни разу не смог. Я ему ответил взаимностью и оставил в сознании. Болезненно крякнув, вор упал в грязь. Я решил не терять времени, поэтому быстро спрятал пистолет в кобуру и извлек браслеты.

— Бегать ты конечно горазд, но вот кулаками махаешь посредственно. — хмыкнул я, заломив руки парня за спину и защелкнув на них наручники.

— Больно, (цензура)!..

— Потерпишь. Удивленно хмыкнув, я забрал у парня украденную сумочку. Каким-то чудом, она осталась почти чистой. Хотя, это было целиком и полностью заслугой какого-то прорезиненного материала, из которого она была сделана. Вот бы мне такой поверх всей одежды пришить, тогда никакая грязь не страшна.

— Ты выход нормальный отсюда видишь? — задумчиво спросил у задержанного я.

— Там возле ворот есть проход…

Да, и правда, чуть слева от того места, где мы перебирались через забор, возле ржавых ворот виднеется проход в стене. Точнее просто отсутствующий бетонный блок, которые здесь и исполняют роль забора. И как это он знает интересно? Он же спиной к тому месту стоит. Такой внимательный? Или…

— Ты что, местный? — воспользовался внезапной сговорчивостью парня я.

— Типа того…

— Интересное кино. Ладно, пошли. Только без глупостей, понятно?

— Понятно. — смирившись с судьбой, ответил вор.

— Вот и славно.

Медленно-медленно, выбирая место для следующего шага, мы двигались к проходу в заборе. Вот интересно, с чего вдруг здоровый парень начал воровать женские сумки? Работы ему, что ли нет? Или я чего-то не понимаю? Как много вопросов и так мало ответов… Чего это я опять в облаках витаю и разбираю проблемы воришки? Видимо опять хочется поздороваться с полем. Лицом к лицу так сказать. Мы все же добрались до почти чистой и намного менее раскисшей земли без приключений. Задержанный больше не дергался, я больше не падал — идиллия.

— Все, потопали, отдадим сумочку. Надеюсь пострадавшая еще на месте… На мои слова парень промолчал, хмуро пробормотав что-то вроде «ну-ну…». Идти пришлось больше двадцати минут, причем, это полнейшая заслуга нашего вора. Если бы не он, я бы уж точно не вышел из этих дворов и за час. В отделении надо будет его просто припугнуть, штраф стянуть да на учет поставить. Так сказать, самый минимум, за помощь следствию. Хотя это уже не моя работа. Пусть из-за него теперь я спереди похож на героя дешевого фильма ужасов, но злопамятности среди моих достоинств не было. Хотел в морду дать, да свалить — так это дело житейское.

— Пришли. — хмуро сообщил парень.

— Вижу, что пришли. А вот, где пострадавшая?

— Ты меня спросил? — кисло уточнил парень.

— Себя я спросил, а когда тебя спрошу, тогда и будешь отвечать. Тебя кстати как зовут-то чудо-гонщик?

— Тимур.

— А меня Алексей. Вот и познакомились. О! А вон и наша пострадавшая! Женщина в шикарном пальто и с маской всеобщего презрения на лице величаво направлялась в нашу сторону. Н-да, судя по висящим на руках золотым браслетам, и таким же сережкам размером с куриное яйцо — пропажа сумки не сильно подкосила ее финансовое состояние. Подойдя, она окинула нас брезгливо-презрительным взглядом и молча протянула ко мне руку. Нет, ну брезгливость я еще понять могу, не чистые ведь, но презрение-то от куда взялось? Я ей сумку вернул, а она на меня смотрит, так, словно это моя вина, что ее украли. Не люблю я таких людей, можно было хоть для вида поблагодарить.

— Молодой человек, можно вернуть мою сумочку? — прервал мои мысли крайне неприятный голос пострадавшей. И, правда, задумался я чего-то. Я молча протянул даме сумочку. Она сначала посмотрела на сумочку, потом на запачканного грязью меня.

— А аккуратнее не могли нести? — дребезжащим от негодования голосом осведомилась тетка. Нет, ну она меня точно доведет. Так, спокойно. Вдох-выдох, вдох-выдох. Вора я сегодня ударом локтя в висок не вырубил и ее не трону. Да, точно.

— Понимаете, когда я преследовал во…

— Да-да, конечно. В нашей милиции я никогда не сомневалась. — прервала меня пострадавшая. Достав из кармана платочек, она осторожно забрала у меня отвоеванную с боем сумочку. И вот на кой черт она у меня тогда спрашивала, почему сумочка грязная? Нет, мне такие люди определенно не нравятся.

— Надеюсь, этого молодого человека на долго упекут за решетку. — кинула презрительный взгляд на воришку дама, и величаво удалилась, даже не удосужившись поблагодарить меня или просто попрощаться.

— Наша служба и опасна и трудна, и как бы никому и нахрен не нужна… — издевательски процитировал Тимур.

— Молчи, криминогенный элемент. И топай давай. — кисло ответил я, направляясь в сторону автобусной остановки.

Поездка к родному отделению милиции заняла часик, и только на месте, я понял, что мог просто завести Тимура в местное отделение и все объяснить дежурному. Но видимо до предела наглая тетка все же вывела меня из себя и я не думая, поехал туда, куда и собирался пока не стал свидетелем уличной кражи. И естественно потащил за собой закованного в наручники воришку.

Подойдя к зданию, я окинул его мимолетным взглядом. Обычное районное отделение милиции, правда, чуток побольше, при Союзе тут находилось что-то вроде райкома партии… Честно говоря не сильно этим интересовался, и своих проблем хватает. Так вот, шести этажное здание, с серым фасадом, большим гербом, по центру на уровне шестого этажа, допотопными кондиционерами, торчащими то там, то здесь и естественно крыльцом. Возле входа весит табличка гордо сообщающая, что вы сейчас находитесь перед входом в отделении милиции такого-то района, слева от этого чуда литературной письменности можно лицезреть родной флаг. О, а вот и вот и дежурка.

— Привет-привет, друг Аскет. — как никогда весело заметил дежурный — Александр Литин, в простонародье — Санек. Нормальный парень, мой сверстник, веселый, жизнерадостный, даже слишком.

Светлые волосы, хитрое и одновременно насмешливое лицо, голубые глаза, рост выше среднего и неизменная опрятность — вот то, что обеспечивало ему популярность у противоположного пола. Мне кажется, что если присмотреться к нему получше, то вокруг ауру позитива можно увидеть.

— И тебе не кашлять. Я вот…

— … в грязи купался? — еле сдерживая хохот, спросил дежурный.

— Нет. Я вот…

— … в грязи купался, да еще и не один! — наконец-то взорвался идиотским смехом он. И вот почему я раньше не замечал, какой у него идиотский смех, а? Может, потому что он раньше так надо мной не потешался? Возможно.

— Я задержанного привел, быстро определи его в камеру предварительного!

— Ой, вот умора-то… Ты себя в зеркале видел чудище ты подземное? И как ты только до отделения дошел — ведь на вилы поднять могли… Да и дружка твоего тоже. — наконец-то членораздельно заговорил парень косясь на Тимура. Угу. Ну, вили поднять, не подняли, но пялится, пялились. И чего спрашивается? Идут два человека, один в наручниках, спереди в грязи, сзади чистые, ну и пусть идут! Так нет, каждому надо повернуться и поглазеть. Прям, в город приехал цирк.

Пока жизнерадостный дежурный во всю надо мной потешался, один из постовых забрал Тимура и с безразличным лицом потащил его в камеру предварительного.

— Ладно, давай рассказывай чего хотел. — все еще улыбаясь предложил Санек.

— В общем, так, пусть Сергеевич с ним беседу проведет, он в плане убеждения спец, на учет его поставьте, штраф за мелкую кражу стянуть надо бы. Ну и пусть валит на все четыре. Нормальный пацан, в общем-то. Не знаю, чего его на кражу потянуло… Про оказанное при аресте сопротивление я решил умолчать. В отличие от кражи без заявления пострадавшей, это уже было делом серьезным. А бросать на зону за неудачную попытку сбежать, я как-то не привык.

— Жизнь зла. — что-то чиркая в журнале ответил дежурный и опять обратился ко мне:

— Он с нашего района? Ты где его сцапал-то?

— Да на окраине, завез документы, которые ты мне дал, еду назад и прикинь — заснул в автобусе и проснулся аж на конечной! Сам удивился, и как меня так угораздило-то? И водитель такой — «У нас обед, хочешь, жди, не хочешь — вали».

Вот я пошел погулять. И на пятьдесят метров отойти не успел, как бежит этот мимо меня, хватает у тетки какой-то сумку и драпать во двор, а я…

— … как герой-спаситель — за ним. Ясно-ясно. Тогда на кой черт ты его сюда-то притащил? В их районное сдать не мог? — ехидно уточнил Санёк.

— Ээээ… в общем так вышло. Оформишь его, и пусть гуляет, лады?

— Ладно-ладно, друг мой спаситель. А ты не теряй зря время! Человек в опасности! Его может убить извращенец с садистскими наклонностями! Беги быстрей на шестой этаж сего здания и может, еще успеешь спасти почти-что-невинную жизнь! — полным пафоса голосом закричал на всю приемную мой собеседник.

— Ты чего идиот? О чем вообще говоришь-то? И правда, чего он несет? Саня посмотрел на меня каким-то странным взглядом, определенно смакуя происходящее, словно дегустатор отличное вино.

— Скажу, что человек, которому угрожает опасность это ты. — уже довольно лыбясь прорек он и уставился на меня, явно чего-то ожидая. Я как часто бывает, не оправдал его ожиданий.

— Я все равно не въезжаю, о чем ты толкуешь.

— Ну, давай я дам подсказку. Где ты должен был быть сорок минут назад, то есть в… — он сверился с висящими в приемной часами… — девятнадцать тридцать по Московскому времени? Тут меня проняло. Шеф же должен меня с напарником познакомить! Сорок минут назад! Наверное, мои эмоции ясно отразились на моем же не слишком чистом лице потому что, Саня расплылся в такой довольной и радостной улыбке, что Чеширский Кот рядом с ним показался бы унылым меланхоликом.



— Гад ты! Я тебе это еще припомню! — на ходу бросил я, взлетая по лестнице на второй этаж. У нас лифты не предусмотрены и сейчас я искренне об этом жалел.

— Не беспокойтесь люди! Аскет спешит на помощь! — послышалось с первого этажа. Дальше был лишь сумасшедший смех.

Быстро пролетая этажи, я старался не смотреть на удивленные лица сослуживцев и не реагировать на сопровождающий мое появление хохот. Третий, четвертый, пятый, шестой… Наверное так быстро я не гнался даже за Тимуром. И ведь не зря же я так бегу! Анатолий Иванович Бич, наш непосредственный начальник, не зря носил свою фамилию — в обычное время добродушный толстячок, во всем, что касалось работы, он становился настоящим бичом. Лысина блестит особенно зловеще, в тон глазам, красное лицо можно спутать со светофором, пивной животик колышется так словно, вот-вот начнется буря. Скажу вам по правде, зрелище не для слабонервных.

Опять я задумался и отвлекся. А ведь как раз о том, что меня ждет и задумался. Так, вот уже кабинет Анатолия Ивановича. Сейчас начнется. Пробежав мимо застывшей в немом изумлении секретарши, я как можно приличнее постарался войти в кабинет. Вышло не очень.

— … и вот тут я достаю воот такенного карася! — рокочущим басом закончил начальник одну из своих историй и залился веселым смехом.

— Ээээ… Тут уж я не нашел чего сказать. Кабинет нашего дорого начальника по размерам легко давал фору всей моей квартире, а обставлен был как приемная не самого последнего депутата. На полу лежит шикарный ковер, стены украшают трофеи, принесенные шефом с охоты, у стены возле окна стоит огромный дубовый стол, два мягких дивана с журнальными столиками, минибар и широкая плазма в комплекте. И вот на фоне этого величия, на одном из диванов, попивали кофеек и над чем-то смеялись наш любимый шеф и незнакомая девушка. Я был готов ко многому — красной роже Анатолия Ивановича, брызганию слюней в мою сторону, крику о том, что пунктуальность — это все, и тд и тп. Но не к умиротворенной обстановке со смешными историями из богатого прошлого Анатолия Ивановича.

Признаться на девушку я даже не обратил внимания. Ну, девушка, и что? Может, к нему племянница приехала. Я вышел из состояния шока быстрее, чем шеф и его собеседница обратили на меня должное внимание.

— Здравия желаю Анатолий Иванович! Извините за опоздание, там…

— Ааа… Это ты. — странным тоном констатировал начальник, даже не посмотрев в мою сторону. Не нравится мне все это.

— Ах, да! Ты и, правда, опоздал, а я даже не заметил. Как же быстро летит время в приятной компании. — продолжил шеф, все еще не поворачивая головы.

— Да, что вы дядь Толь… — кажется, покраснела его собеседница. Я прям ясновидящий. Как в воду смотрел! Родственница значит, а где тогда напарничек будущий?

— Помните, вы меня вызывали, что бы нового с новым напарником познакомить?

— Помню, пом… Анатолий Иванович наконец-то повернулся ко мне. И что он увидел? Лицо серого цвета, плащ, покрытый засохшей грязью и такие же ботинки. И опять я дал маху. Надо было хоть плащ снять да умыться. Нет, я, видите ли, летел на встречу с высоким начальством… В таком-то виде!

— Ну, ты даешь. Где ж это тебя так, а Рембо? — только и смог сказать он, широко раскрытыми глазами рассматривая меня с ног до головы.

— Хи-хи… — выглянула из-за широкой фигуры Анатолия Ивановича темноволосая девичья голова.

— Ну, я там, это, задержание проводил. Шеф еще раз внимательно осмотрел меня и хмыкнул.

— Задержание кого? И где это?

— Да на окраине, воришка у женщины сумочку стащил, а я за ним…

— Герой. А дальше?

— … ну а потом поскользнулся и упал в грязь. Но вора задержал!

— Вдвойне герой. — еще раз похвалил шеф, с непроницаемым выражением лица, а потом повернулся к девушке:

— Вот видишь, Леночка, какого я тебе напарника подобрал? Герой, защитник несчастных, слуга Закона в самом, что ни есть натуральном виде! Несчастных? Это та тетка, обливающая всех ведрами презрения несчастная? Да на ней золота больше, чем на всех моих знакомых! И… Стоп! Чего это он только что сказал про напарника? Это вот это мой напарни… моя напарница?! Я поднял, было ногу, что бы сделать шаг вперед и получше рассмотреть девушку…

— Не-не, стой там, где стоишь. А-то ковер мне изгадишь, герой. — сурово сказал шеф, бросая нехорошие взгляды на мои ботинки.

— Да ладно вам дядь Толь! — весело отозвалась девушка, ставя кофейную кружечку на столик, поднимаясь с дивана и направляясь ко мне. Нда. Ничего так родственница. Девушка примерно моего возраста, лет эдак двадцать пять, чуть пониже меня, с темно-каштановыми волосами примерно до лопаток. Личико, еле тронутое загаром, милый вздёрнутый носик, пухленькие губки и карие глаза. Гм. Ну, все остальное, кстати, тоже выглядит нормал… Вот блин. Кажется, шеф поймал мой взгляд, когда я смотрел на «все остальное». Я прям таки, увидел в глубине его глаз, что он со мной сделает, случись что с его племянницей или кем там она ему приходится. Так быстро отводим взгляд и начинаем любоваться дорогими обоями и потолком.

— Елена Сергеевна Ромина, можно просто Лена. — улыбнувшись, подала мне руку девушка.

— Приятно познакомится. Алексей Андреевич Астахов. Можно просто Алексей.

— Вот и познакомились. Теперь к делу. Ты у меня как бы на хорошем счету… — все еще стараясь поймать мой блуждающий по комнате взгляд, сказал Анатолий Иванович. На хорошем счету? Хм… Может он мне и зарплату повысит?..

— … точнее не на слишком хорошем, но никого лучше тебя нет. Я хмуро кивнул. Анатолий Иванович умел разбивать хрупкие надежды подчиненных, между делом показывая, насколько они ему дороги.

— Так вот, Леночка недавно учебу закончила и сразу к нам пошла. Ей надо первое время освоиться, осмотреться, вписаться в коллектив и все такое…

— Но вы ж мне обещали напарника, а не стажера! — возмутился я, поняв, что меня хотят надуть, да к тому же использовать в качестве няньки. Шеф деланно удивился и продолжил невинным голосом.

— Когда это такое было? Не помню я такого. Наверное, тебе показалось. Значит так, будешь помогать Леночке, смотреть, за ней…

— Дядь Толь! Ну, я что ребенок маленький?! — возмутилась стоящая рядом девушка.

— Леночка, солнышко, не перебивай. Алексей, в общем, за Леночку отвечаешь головой.

— Но…

— Приказы начальства не обсуждаются.

— Но…

— А когда обсуждаются, то пора искать новую работу. Шо не ясно? Нет ну это вообще. Повесил мне на шею вместо нормально напарника стажера, пусть и девушку! Так мало того, еще и нянькой ей надо быть! Нет, поймите меня правильно, если бы он не была племянницей шефа — я бы с радостью! — а так, оно мне надо? Но как всегда бывает, у меня никто ничего спрашивать не будет.

— Все ясно.

— Молодец. Сделаешь Леночке экскурсию по отделению, а потом на пробный выезд свозишь.

— Эээ…

— С Петровичем поедите, если уж так далеко будет. Хм, видимо я погорячился. Раньше выехать куда-то на служебной машине — просто благодать Господняя. Видимо есть хорошие стороны у работы нянькой. Может еще прибавку попросить? Или отпуск? Может хоть премию? Ну, я все же возится, с его племянницей буду.

— А…

— Обойдешься.

— Тогда, может…

— Ты свой уже потратил.

— А вот…

— Не в этом месяце. Я состроил кислую физиономию. Телепат, блин. Как знал, что я просить буду и сразу — нет! Ну, это вообще, наш дорогой Анатолий Иванович меня все больше и больше удивляет.

— Ну, тогда мы пошли, дядь Толь? — прервала паузу Лена.

— Да-да, идите.

— До свидания Анатолий Иванович.

— Смотри мне за Леночкой! Даже не попрощался, нехороший человек. Мы прошли приемную, и вышли в коридор. Н-да, хорошенький денек — с самого утра по городу бегал, потом в неизвестном районе за воришкой гонялся, теперь вот ее на шею повесили. Что дальше?

— Вы не подумайте, я обузой не буду. Хотя я и после учебы, но у меня вон дядя Толя, папа и дедушка в милиции… Я не подведу!

Это она меня, что успокоить хотела? У них прям клан какой-то. Аж стремно, если с ней чего-то случится — мне работы в органах не видать как собственных ушей.

— Да все нормально, я вам верю и…

— Давайте перейдем на «ты»? Нам как бы еще работать вместе. — мило улыбнулась девушка.

— Ладно, как скажешь. Тогда я сейчас схожу в туалет, смою с лица гм… грязь, и пойдем на экскурсию!

— Ладно. — одарила меня еще одной милой улыбкой Лена.

Бодренько, что довольно странно, я дошел до уборной и, став возле умывальника, принялся смывать с лица грязь и чистить от нее же родимой плащ. Минут через пять я подошел к Лене уже умытый, в более или менее чистом плаще и уверенный, что все еще может быть неплохо.

— Ну что, пошли?

— Пошли. И мы пошли. Еще как пошли. Следующих два с половиной часа, куда бы я не водил Лену, везде нас встречали радостные лица сотрудником. Всех. Шесть этажей радостных лиц, каждый обладатель которых рвется познакомиться с тем, кому ты проводишь экскурсию. Нас затягивали в кабинеты, старались чем-то кормить, женщины быстро заваривали кофе, мужчины доставали вино…

К всеобщему сожалению, я начал героически отказывался от всего этого уже после третьей чашки кофе и постарался быстро дойти до первого этажа, нигде не задерживаясь. В памяти все еще висела картинка с лицом шефа, которое повторяло — «Алексей, в общем, за Леночку отвечаешь головой». Правда, эту картинку не видели родные сослуживцы, а мои попытки пересказать ее принимали скептически. Я не совсем уверен, но мне кажется, что после этой «экскурсии» отношение сослуживцев ко мне явно ухудшилось.

Вздохнуть с облегчением я смог, только когда мы наконец-то оказались на первом этаже. Санек все так же сидел на своем месте что-то отмечая журнале, вокруг было тихо и спокойно. Наконец-то.

— Ну, вот и вся экскурсия. Первый этаж, приемная, вон дежурный, зовут Саня.

— Неплохо тут у вас. Спасибо за экскурсию. — благодарно улыбнулась мне девушка.

— Ей, молодые люди, подойдите сюда, пожалуйста. — окликнул нас Саня скорчив серьезную мину. И чего ему надо? Хм… Точно, совсем меня эта экскурсия заморила, а ведь нам еще на пробный выезд ехать! Наверно Анатолий Иванович уже позвонил этому весельчаку…

— Это…

— Александр Литин, для прекрасной дамы, можно просто Александр. — перебил меня Санек. И он туда же. Моя «подопечная» просто-таки заставляет народ выворачиваться наизнанку.

— Елена Ромина, очень приятно.

— Взаимно. Как вам наше отделение?

— Очень хорошо, дядя успел много поведать, но с реальностью рассказу не сравнится.

— А как вам наши работники?… Так, это может затянуться надолго. «А как вам наши работники?» «А вам понравилось то?» «А заметили, как мы слажено работаем?» Знаем, уже десятка два раз слыхали. И еще раз услышать, вообще не тянет.

— Ты чего по делу сказать хотел? А-то мы спешим, нам на пробный выезд надо. — прервал цепочку вопросов Сани я. Парень наградил меня раздраженным взглядом, но его лицо тут же расплылось в широкой улыбке.

— Знаю-знаю, что спешите. Я вам и работенку подобрал прекрасную, в знакомом тебе районе. Чего-то мне его улыбка не нравится.

— Это, в каком же? — осторожно спросил я.

— В том, где ты геройничал. Разбойник, «прекрасная» дама, украденная сумочка, погоня, бой в грязи, славная победа. Помнишь? — ехидно осведомился Санек.

— Помню.

— Ну, тогда принимайте заявку. Машина на улице.

— Чего делать-то?

— Да пенсионер какой-то позвонил, говорит, в заброшенной пятиэтажке, на полнолуние сектанты собираются — огонь внутри разводят, чего-то там кричат… Ну все как всегда. Зайдешь, пугнешь и назад.

— Ааа… Ну это дело привычное… Бывай, Санек.

— До свидания, Александр. — попрощалась с ехидным дежурным девушка.

— До встречи. С нетерпением будем ждать, когда вы осветите наше хмурое общество своим ликом… — проигнорировал меня Саня. На улице нас встретили прохладный вечер, затянутое тучами небо и полная луна, которая еле-еле проглядывалась из-за этих самых туч. Я посильнее закутался в плащ и осмотрелся. Так и есть, вон стоит черная волга. Пережиток прошлого, старая железяка и все такое. Но, даже такая на первый вид непрезентабельная таратайка была для большинства наших сотрудников даром свыше. Нет, в отделении, конечно, были и другие машины — десяток «бобиков» (ужас на колесах), три лады девятки (на них каталось кабинетное начальство) и одна навороченная Хонда. Модель не знаю, ибо в машинах не разбираюсь. На Хонде ездит, конечно, самый достойный и важный работник. А кто это? Правильно, наш дорогой начальник — Анатолий Иванович. И так везде.

— А вот и наш транспорт. — нейтральным тоном, стараясь скрыть радость, что не придется ехать на место в автобусе, заметил я.

— Неплохо, у вас рядовые сотрудники ездят на машинах? Угу. Во сне. У нас рядовые сотрудники ездят на общественном транспорте, за свои кровные. А те, у кого этих самых кровных и так немного предпочитают пешие прогулки. Но не буду разбивать розовые мечты Лены, пусть мечтает.

— Типа того.

— Классно, а мне рассказывали, что в некоторых отделениях вообще пешком ходят. Представляете?

Я сделал вид, что сильно задумался и невнятно выдал что-то вроде «Ага». Усадив даму на заднее сидение, я уселся спереди.

Водитель — Петрович, весело мне подмигнул и, поздоровавшись с Леной, двинул на место вызова. Петрович был феноменом всего отделения. Все ныне работающие в один голос утверждали, что когда они приходили, он уже был тут. Имени или фамилии этого человека-загадки не знал, кажется, никто с нашей немаленькой организации.

Просто Петрович. Он, кажется, сам по себе был частью здания — начальство уходило и приходило, власть менялась, а Петрович оставался. Фантомас прям какой-то, право слово. Я устало потирал виски вспоминая «очень удачную экскурсию» и кинул взгляд на зеркало заднего вида, просто так, проверить на месте ли Лена. Хм, а чего это она читает? Последний вопрос я озвучил.

— Да так, кое-что с фантастики. Дмитрий Мансуров третья книга серии «Кащей». Не читал?

— Эээ… к сожалению, нет.

— Ой, зря, кстати, очень интересная книга! Я вообще фанат фэнтези. Это же так удивительно — другие миры, диковинные создания, маги, колдуны, чудовища, храбрые войны… Тебе никогда не хотелось оказаться в одном из сказочных миров? — с горящими каким-то странным огнем глазами сказала девушка.

— Да я как бы не слишком этим увлекаюсь. Пустая трата времени, по-моему. Сказал я это немного жестковато, с такой интонацией, будто презираю любителей всех этих книжек. Нет, ну действительно, сидишь, читаешь, ну и что? Ни культурного развития, ни какой-либо другой выгоды, только окунаешь себя в мир бессмысленных фантазий. Нет, свою точку зрения я никому не навязываю, упаси Господи, но в этот раз вышло как-то нехорошо. Ленина улыбка и огонь в глазах куда-то испарились, взамен появился разочарованный взгляд. Вот бывают же такие люди, ты говоришь им свое мнение, отличное от их собственного, а они сразу перестают на тебя обращать внимание и делают вид, что тебя вообще нет.

— Аааа… ясно. — неохотно ответила она, углубляясь в книжку.

Приехали мы в нужное место почти через час. По дороге Лена тихо читала книжку, и на все мои попытки разговорить ее отвечала коротко и по теме. Оказалось, что училась она в какой-то милицейский академии в центре города, а пол года назад проходила практику в нашем отделении. Странно, что я не разу ее не видел. Хотя почему это странно? Она ж наверно по блату эту самую практику проходила — пришла к дяде, он ей всё, что надо написал и домой отправил. Знаем, видывали и таких…

Вот поэтому я ей экскурсию и проводил — на практике-то, наверное, она у нас вообще не появлялась. Что еще? Живет с родителями, парня нет (не знаю, зачем я об этом спрашивал), планы на ближайшее будущее — поработать у нас, а дальше идти в прокуратуру. Правда, сейчас это не столь важно. Машина остановилась у старой пятиэтажки на отшибе. Тут же крутился вызвавший нас пенсионер. Видно, вышел ждать родную милицию сразу после вызова. Я только хмыкнул. Вот он — законопослушный гражданин с непоколебимой верой в родные «органы». И какого черта в наше отделение позвонил? Номером ошибся что ли… Да еще и Санек хорош — принял заказ с другого района!

Только мы выбрались из машины, богоподобный старичок сразу же прибежал к нам и быстро-быстро затараторил:

— Здравствуйте. Как я рад, что вы приехали! Эти антихристы совсем из ума выжили! Вот не ранее как два с половиной часа назад залезли в эту развалину! И началось! Свет в том окне горит, а дом-то старый, всё в труху уже лет так пять назад превратилось! — я даже удивляюсь, как не снесли его еще! Вы уж разберитесь, а? Через пару секунд меня вывела из ступора Лена, дерганувшая за рукав. Я удивленно посмотрел на нее, а она в ответ кивнула в сторону пенсионера, нервно косящегося на тот самый дом. Вы когда-нибудь видели человека, который выдает по два десятка слов на одном дыхании? Я вот только что видел. Удивительное зрелище, я даже сейчас заглядываю в рот этому человеку-автомату ожидая «продолжения банкета». Я кое-как сконцентрировался, и постарался членораздельно ответить.

— Да-да, мы разберемся.

— Того-этого, вам на третий этаж, в южное крыло, самая боковая комната. Там они поганцы засели!

— Спасибо вам, мы все сделаем. — Уже не ожидая от меня ни слова, ответила Лена.

— Петрович, ты нас подожди, ладно? — пришел в себя я.

— Конечно. — донесся из волги голос водителя. Мы неспешно двинулись в сторону дома провожаемые полным надежды взглядам старичка. Дома? Я ошибся, это не дом, а куча камней, что по какой-то счастливой случайности все еще держатся вместе. Старое развороченное здание, с дырявой крышей и обвалившимися стенами, определенно доживало свои последние дни.

— Бррр… Жутковато выглядит эта развалина, не удивлюсь, если тут и приведения есть. — постаралась пошутить девушка, явно воспринимая обстановку более серьезно чем я.

— Угу… Приведения. Конечно. Мы подошли вплотную к дому и я, кажется, проникся духом ситуации. Стоило нам приблизиться, и как по заказу тучи, с самого вечера надежно скрывающие небо, лениво расползлись в стороны. Перед нами открылась жутковатая картина — старая пятиэтажка, парочка деревьев, не обремененных листьями и на заднем фоне — полная луна, причем раза в три больше обычной! Честно сказать, мне стало немного не по себе.

— Хе-хе… — выдал нервный смешок я, косясь на побледневшее лицо Лены.

— Давай быстрее посмотрим, что там и поедем от сюда…

— Согласен. Войдя в дом, я сразу обрадовался, что всегда таскаю с собой небольшой фонарик — темнота, хоть глаз выколи. Изнутри здание оказалось еще более жутким, чем снаружи — прогнивший пол и потолок, голые стены, запачканные красной краской. Красной краской?! Я нервно потянулся за табельным оружием. Ну, а что я не человек?! Испугаться не могу?! Мои нехитрые манипуляции заметила Лена.

— Это зачем?.. — удивленно спросила она. Нет, пугать ее я не стану. Надо оно мне? Еще кричать начнет и кинется прочь, вон, как она на один вид этого «веселого дома» среагировала.

— На всякий случай.

— Ааа…

— Ага. Так, южное крыло, третий этаж, самая боковая комната. Ступеньки с первого на второй и со второго на третий этажи ничем не отличались — выбитые части, отсутствие перил… Ну, почти как у меня в подъезде! Правда, там перила все же присутствуют.

Заглядывая вверх, на следующий пролет лестницы, я в очередной раз опустил ногу и… Попал в пустоту. Дырка в лестнице, а я дурак ее не заметил. Едва не провалившись, я ухватился свободной рукой за перила и все-таки удержал равновесие.

— Все хорошо? — обеспокоено спросила Лена. Осветив фонариком небольшой провал в лестнице, я перевел луч света на ладонь. А, черт побери, эти ржавые перила и этот дом. Из нескольких не слишком глубоких ран на ладони сочилась кровь.

— Да, все нормально, только ладонь поцарапал. Будь осторожна, тут провал на лестнице.

— Может, давай я перевяжу тебе руку?.. — неуверенно предложила девушка.

— Нет, просто царапина — кровь сама свернется. Так быстрее. Давай, пошли дальше… Лена лишь согласно кивнула и осторожно обошла дырку, из-за которой я едва не навернулся. Осветив лестницу, я последовал за ней.

К моему великому удивлению, третий этаж отличался от остальной, увиденной нами части этого памятника досоветской эпохи. В лучшую сторону, естественно — пол и потолок были почти целыми, правда красная краска (дай Бог, что бы это была краска) все же кое-где встречалась, но намного реже, чем внизу. Добравшись до нужной двери, я удивленно хмыкнул.

— Странно… весь дом так запущен, а дверь целая. — разделила мое удивление Лена. Целая? Да, она просто отличная! Дубовая, крепкая даже на вид, петли сверкают начищенным металлом, словно только недавно купленные. Что-то тут не так. Не уж то сектанты занялись капремонтом аварийных зданий? Не верю, как говорил классик.

— У тебя табельное оружие-то есть? — запоздало поинтересовался я у девушки.

— Ну, я же пока на испытательном… — покраснела Лена и достала с сумочки небольшой газовый баллончик.

Нда, приплыли, суши весла. А если там, внутри, десяток вооруженных сектантов с каннибальскими наклонностями, а я один с табельным оружием?! Нет, отставить панику! Это обычные подростки, начитавшиеся каких-то глупых книжек. Я с силой толкнул дверь, которая к слову оказалась незапертой, и ввалился внутрь, уже приготовившись кричать что-то вроде так любимого американскими режиссерами — «Лицом к стене, руки за голову ноги на ширине плеч!», но как оказалось, кричать не было кому…

— Ух ты… — с удивлением провозгласила выглядывающая у меня из-за плеча девушка. Нашему взору представилась, наверное, самая лучшая комната этой развалюхи, по ошибке именуемой «домом». Стены и потолок были в хорошем состоянии, на последнем даже висела приличного вида люстра. Правда, без лампочки. Комнату освещали свечи. С десяток расставленных по углам, словно вырезанной на паркете звезды, свечей. А вот это уже интересно. Сектанты, они падки к всякого рода звездам и прочей чепухе оккультного вида…

— А где сами сектанты? — удивленно спросила Лена, заходя в комнату и двигаясь к окну.

— Мне-то откуда знать. Свечи сгорели наполовину… Значит они тут были недавно, а чего ушли? Да черт их знает…

Я уже совсем спокойно встряхнул правой рукой, царапины на которой резко начали чесаться. Всегда так с этими мелкими ранами — ущерба почти нет, а дискомфорт еще тот. Взгляд зацепился за пару капель крови, упавших на пол. Ха, я прям стал частью сектантского ритуала… Фух. Можно расслабиться, сектанты-каннибалы ушли, а красные кляксы на стенах, определенно краска, единственная настоящая кровь тут — это та, которая появилась из царапин у меня на руке! Правду говорят — у страха глаза велики! Я засунул пистолет в кобуру и начал понемногу отходить от двери и осматривать комнату. Странно, что бросается в глаза — так это идеальная чистота. Ни сатанинских штучек типа ножей, книг там всяких и прочей дребедени, ни запачканных кровью кошек (в лучшем случае) стен… Чисто. Мои размышления нарушил хлопок оставшейся позади двери. Лена оказалась быстрее меня и, отвернувшись от забитого досками окна, посмотрела на только что закрывшуюся дверь. Посмотрела, да так и застыла с раскрытым ртом. Я непонимающе уставился на девушку, которая медленно подняла руку и указала мне за спину. Очень картинно указала, ей бы в кино сниматься. Чего-то у меня крайне нехорошее предчувствие. Я медленно повернулся. Спина тут же покрылась липкой испариной, а кровь в жилах застыла от нахлынувшего страха. Гладкая поверхность двери пошла рябью и из нее, помогая себе парой трехпалых лап, показался торс жуткой твари. Покрытое серой чешуей существо, с двумя витыми рогами на лбу и клыкастой пастью, смотрело на мир зияющими чернотой глазами. Ни носа, ни ушей, шипы на плечах и выпирающие ребра. Кем бы не был монстр, мне он напомнил одну из горгулий, восседающих на некоторых католических храмах.

— Аш сан, гун тарулорд.

Главное не делать резких движений и искренне надеяться, что это плохой сон или не менее плохая шутка. К сожалению, не могу даже приблизительно представить, кто может так шутить, а на сон это не похоже. Слишком уж реально, да и не может мне подобная чушь присниться. Сновидения посещают меня крайне редко, а чтоб такой вот жуткий бред — исключено. Языка, на котором говорило существо, я не понял. Да и не слушал, если на то пошло — правая рука в это время метнулась к кобуре, выхватывая пистолет. Вот чего я сейчас делать точно не стану, так это разбираться, что появилось перед нами и чего оно хочет. Лучше выглядеть идиотом, сжимая пистолет, чем быть им, истекая кровью на полу. Когтистые лапы существа были опаснее иных ножей, а уж о пасти и говорить нечего. Я быстро повернулся к Лене, проверяя, как она. Девушка так и стояла с поднятой с широко раскрытыми глазами и показывала немного подрагивающей рукой на жуткое подобие горгульи. Ладно, истерики пока нет и то хорошо. Повернувшись обратно к двери, я встретился взглядом с монстром. Склонив голову набок, он внимательно меня рассматривал. У меня мурашки пробежали по коже, и я поднял пистолет, направив его в морду горгульи. Существо никак не прореагировало на мои действия. Говорить мне нечего, да и попробуй я что-то сказать — дрожь в голосе выдала бы пожирающий меня страх.

— Тарулорд?.. — щелкнув языком, осведомилась горгулья.

— Не понимаю. — через силу выдавил я, стараясь хоть что-то ответить.

До меня уже начало доходить, что сектантам, где бы они теперь не были, удалось таки что-то вызвать. Вот это самое, торчащее из двери «что-то». Верилось в это с трудом, но других версий объясняющих появление чешуйчатой твари не было. Горгулья внезапно выгнула руку под сумасшедшим углом и вставила ее в стену, будто в ведро с водой. Мгновением позже, трехпалая конечность вынырнула в метре от меня, заставив отпрыгнуть назад. Лена испугано вскрикнула, но к моему вящему изумлению, все так же не впадала в панику. Я в отличие от нее был на грани и едва не изрешетил проклятую лапу. Кажется, монстр, всё так же свободно управлял своей конечностью, пусть даже отделенной от тела. Тонкий палец дотронулся до капель крови, оставленных мною на полу и лапа тут же втянулась обратно, в тот же миг, появляясь из стены рядом с монстром. Я уже подозреваю, что сейчас произойдет. Горгулья слизала капельку крови с пальца длинным, змеиным языком. Прошло несколько секунд, и тварь улыбнулась, еще шире оскалив свою и без того немаленькую пасть.

— Ан! Добро пожаловать домой, несущий кровь. — без акцента произнесло существо склонив голову и хлопнуло в ладоши.

Что-то изменилось, и в один момент комната расплылась, визуально разрастаясь в тысячи раз до размеров величественного зала. Колдовская фигура на полу загорелась красным и ожила, закружившись, словно компас о восьми стрелках. Ее лучи двигались во все стороны, выходя за пределы круга и извиваясь щупальцами обезумевшего спрута. А я не мог оторвать глаз от горгульи. Оцепенел, не понимая, что происходит и все равно, смотрел на мифическую тварь. Из ступора меня вывела Лена. Девушка закричала, но до меня докатилось лишь эхо, словно она находилась на другом конце огромного помещения. Повернувшись, я успел увидеть, как ее тело засасывает в один из лучей колдовской фигуры. Раз — и девушки будто и не бывало. В один момент она просто исчезла. Нет, больше я играть в эту глупую игру не намерен. Повернувшись, я вскинул ладонь с зажатым пистолетом и нажал на курок, целясь между рогов горгульи. Выстрелить я не успел. По телу пронеслась волна жара, и оно рассыпалось на миллионы кусочков, а разум погрузился в безбрежную тьму…

Глава 2

На мгновение мне показалось, что это конец. Все. Финиш. Фенита ля комедия. Вот так вот жил себе спокойно, никого не трогал, ловил шпану, расследовал мелкие кражи, наслаждался унылыми буднями… Которые закончились очень необычно. В голове было на удивление пусто — все мысли словно улетучились сразу после того, как я попал в луч. А в луч ли? На одно единственно мгновение, я ослеп, оглох и лишился всех остальных чувств, но при этом, каким-то образом, ощущал, что происходит вокруг меня. Время остановилось, а я будто завис в бесконечном пространстве, даже не двигаясь с места. Мне показалось, что я все так же стою в той злополучной пятиэтажке, вот только кто-то спер пол у меня из-под ног. Так бывает, чувствуешь себя, оказавшись в совершенно темной комнате, когда не видно совсем ничего, но подсознательно ты знаешь — вот, вытяни руку и коснешься стены!

Здесь же стен не было. Ни стен, ни пола и, хотя с уверенностью сказать не могу — потолка тоже не было. Мир вокруг был просто… Пространством. Одновременно пустым и наполненным до краев чем-то, что сейчас было от меня на расстоянии вытянутой руки, но в обычном состоянии — так далеко, что и представить трудно. Что-то внимательно присматривалось ко мне, разглядывая и так и эдак. Под взглядом неизвестного «нечто» один единственный миг тянулся ужасающе долго. Враждебности не было, скорее легкое недоверие. Кажется, со мной общались. Нет, даже не со мной, а с чем-то, что живет во мне, с частью меня. Я попробовал запаниковать, но эти чувства тут же раздавили, смяли и вымели у меня из головы. Легко и непринужденно, без неприятных ощущений и дискомфорта. Скрывающееся во тьме «нечто» пришло к некоему решению и… Поглотило меня. Кровь в жилах закипела, и окружающий мир начал приобретать простейшие краски. Серый, белый и порядком приевшийся за бесконечное мгновение черный. Глаза никак не прореагировали на переход от абсолютной тьмы к мягкой серости. Все так же бессмысленно, я осмотрелся, стараясь понять, куда меня занесло. Вокруг бушует снежная буря из миллиардов мельчайших хлопьев серого пепла. Она поглощает все звуки, укутывая мир в абсолютную тишину. Эта тишина, наполненная обезумевшими хлопьями пепла, словно полотно, на которое тусклыми красками нанесли рисунок. Я частично пришел в себя и, наконец, смог рассмотреть, где нахожусь. Огромное помещение, чем-то напоминающее собор. Едва удается рассмотреть сводчатый потолок и прямую линию уходящих вдаль витражей, сквозь которые в исполинское помещение попадет солнечный свет. Причудливо переливаясь всеми оттенками серого, он пробивается через пепельную вьюгу и падает на пол, осветляя прямую дорожку в дальний конец зала. На полу сверкают украшенные резьбой плиты неизвестного камня. Я стою у самого входа в этот смазанный и лишенный красок храм, за моей спиной высоченная арка и громадные, искусно украшенные створки.

Мне не удается рассмотреть, куда именно ведет осветленная дорожка — кажется, что она уходит в бесконечность. У самого входа, в стенных нишах стоят статуи. Десять огромных статуй, окутанных тенями, по пять с каждой стороны. Нельзя рассмотреть ни лиц, одни лишь фигуры — человеческие и… Не совсем. Краем глаза я заметил какое-то движение и, забыв о статуях, повернулся к расползающимся в стороны створкам. Наверное, что бы открыть такие громадины нужно не меньше пяти десятков человек. Врата толщиной в три локтя еще не успели открыться, а в зал уже проскользнул человек.

Я окинул его изучающим взглядом, но даже не сделал попытки заговорить. Все это выглядело странным сном, которые редко посещают мою обремененную повседневными проблемами голову, и подыгрывать не имело смысла. Мужчина был высок и худощав, длинные волосы беспорядочно спадали на темную, украшенную пляшущими по ней языками пламени, мантию. Лицо украшала борода, а по виску стекала темная струйка крови, в этом черно-белом сне потерявшей алый цвет. Посмотрев в глаза незнакомцу, я вздрогнул. Скорее от неожиданности, чем от удивления. Его глаза пылали двумя одинокими цветными пятнами на этом празднике серости и были мне до боли знакомы. У человека были мои, синие глаза. Хотя, чему удивляться? Во сне и не такое увидишь… Пепел тут же закрутился вокруг незнакомца смерчем, но спустя мгновение, оставил в покое. Он остановился в нескольких метрах передо мной и обернулся, словно его окликнули. Я оторвал от него взгляд и увидел, как в храм вошла женщина. Высокая, безумно привлекательная. Ее платье, будто созданное из тысяч переплетающихся цветов, подчеркивало фигуру и не стесняло движений. Никаких украшений — любое украшение только испортило бы ее ослепительную красоту. Даже немного странные, заостренные уши, выглядывающие из-под длинных серебряных волос, смотрелись привлекательно, дополняя образ королевы красоты. Что меня немного удивило, так это трава, вырастающая прямо на мраморе после каждого шага ее босых ног и тут же истлевающая невесомой пылью. Женщина остановилась в нескольких шагах от синеглазого, и они начали спорить. Пепел пожирал слова, и мне оставалось лишь наблюдать, как они беззвучно шевелят губами, что-то доказывая друг-другу. Это длилось почти минуту, но вдруг оба резко посмотрели на уже распахнувшиеся настежь створки. Красавица повернулась и что-то беззвучно промолвив, махнула рукой. Мужчина осунулся, на его лице отразилась неуверенность, но он не посмел ослушаться, и в последний раз посмотрев на спутницу, бросился бежать, а следом за ним понесся настоящий шторм из кружащего в зале пепла. Я не успел отступить у него с дороги, и взволнованный человек пробежал прямо сквозь меня. Никаких ощущений. Задумчиво подняв руку на уровень глаз, я судорожно сглотнул и осмотрел себя. Так и есть. Я присутствую на этом празднике жизни в виде фигуры сплетенной с неугомонного пепла. Вот потеха-то…

Вдруг в зале что-то изменилось. Пепел закружился еще яростнее, из-за него было совсем плохо видно, но я отлично рассмотрел того, кто только что вошел в зал. Огромное, в два человеческих роста существо, с темной кожей уродливой мордой и витыми рогами. Чудовище передвигалось на двух ногах похожих на куриные лапы и заканчивающихся тремя когтистыми пальцами. Невероятно длинные шестипалые лапы едва не касались пола, а из одежды на монстре была лишь вычурная набедренная повязка. Кем бы не было это существо, мне на мгновение стало страшно, но я вовремя вспомнил, что могу в любой момент проснуться, и лишь хмыкнул, уже желая досмотреть сон до конца. Женщина окинула чудовище презрительным взглядом и что-то сказала. То в ответ так же беззвучно рассмеялось и попробовало просто отбросить хрупкую фигурку красавицы взмахом гигантской лапищи. И ничего. Женщина лишь еще раз улыбнулась и махнула рукой в сторону створок, но я заметил, как по ее лбу стекает капля пота. Тварь взметнулась и безумным тараном бросилась на преступившую ей путь женщину. Я хотел что-то сделать, ведь все было так реально! — но снова вспомнил, что это лишь сон и остался на месте. И снова у монстра ничего не вышло. Тут уже и я презрительно улыбнулся. Что это за чудовище, что не может женщину победить? Через мгновение я пожалел о своих мыслях.

Взгляд рогатого остановился на мне. Я вздрогнул, но было слишком поздно — лапа чудовища ударила, и шесть когтей впились мне в грудь. Открыв рот, я заорал, но в этом сне не были предусмотрены звуковые эффекты. Кровь вновь закипела у меня в жилах, а пепел закружил вокруг, словно сплетая невесомый саван. Я совсем забыл, что все это было сном и начал корчится от боли. Видение исполинского храма стерлось, исчезая в уже знакомой тьме, но жуткий страх и боль никуда не ушли. Меня захлестнул океан отчаяния, сминая все шансы на выживание. Лишь одна мысль успела проскользнуть в мой мозг за это краткое мгновение — наверно так себя чувствуешь, когда умираешь. Уже в следующую секунду, к своему огромнейшему облегчению, я понял, что ошибался. Ну, да, точно — ведь мертвых не может так тошнить! Внутренности словно выворачивало наружу, но как оказалось — это была не самая большая проблема. Я внезапно прозрел. Феномен отсутствия света, который я ощущал мгновение назад, закончился, и ему на смену пришла темнота. Это было очень неприятно и мне показалось, будто мои глаза кто-то посыпал песком. И я понял, что в этот раз уж точно проснулся. Обычная ночная темнота нахлынула, подобно потоку и ударила по глазам сильнее яркого света. И вот, после краткого мига неприятных ощущений, глаза явили мне Главную Проблему. Я висел в воздухе над верхушками деревьев. Глаза, к которым более или менее вернулась способность видеть, зрели лишь ночную темень, которую развеивал свет луны и звезд, почти полностью закрытых тучами. Что бы там со мной не произошло, я был не мертв — на мертвых не действует сила тяготения, а еще через мгновение эта самая сила опомнилась и взяла свое. И я упал. Марафон наполняющего меня ужаса продолжился. В следующие три секунды, я поклялся себе, что никогда в жизни не полезу ни в одно странного вида здание, поклялся Богу, что буду регулярно посещать церковь и давать милостыню нищим и все с одной целью — лишь бы не сломать шею при приземлении. Не знаю, помог мне Бог или кто другой, но приземлился я на разлогие и тонкие ветви дерева. Ладно, ветки были не такими уж и тонкими, но они были — и это главное! Приняв меня в свои объятия, дерево помогло моему бренному и покрытому ушибами телу преодолеть почти все расстояние к земле. По дороге вниз, я выдавал нечленораздельные выкрики и ругательства, каждый раз, когда на моем пути встречалась довольно крепкая ветка. Но, как бы там не было — мыслящий едва на двадцать процентов мозг радовался. Все же, падение с двух метров это не то же самое, что падение с десяти… Грузно плюхнувшись на землю и все так же сжимая в руке пистолет, я замер. Глаза были широко раскрыты, тело жутко болело, меня мутило, а из горла вырывалось тяжелое дыхание. Все, что было у меня в голове, сейчас пребывало в туманном безумстве из-за лошадиных доз адреналина блуждающих по венам. Хорошо, хоть это я понимаю. Тело не хотело двигаться, да я особо его и не винил — поднимись я сейчас на ноги, тут же упал бы. Прошло несколько минут, наполненных все успокаивающимся дыханием и непроизвольными подергиваниями моих конечностей. Широко раскрытые глаза сообщали мне, что я лежу в траве, среди кучи оборванных листьев и веток, перед спасшим мне жизнь деревом. Уши полностью игнорировали свои обязанности, передавая лишь монотонный звон церковных колоколов, а нос изрядно отвлекал мой завтрак, вырвавшийся наружу. Во рту был привкус крови и олова. Никогда не пробовал на вкус олово, но, черт побери, если бы пробовал — то это был бы его вкус. В голове у меня сейчас правил бал адреналин. Еще через несколько минут неподвижности, я набрался смелости, что бы отползти от места приземления. С трудом управляясь со своими конечностями, я все же откатился в сторону и — о чудо! — перевернулся на спину. Вот это ты попал, Аскет. Зря, что не знаешь как, куда, зачем и почему. Такое не скоро забудешь, если вообще забудешь. Сфокусировав взгляд, я уставился на ветви дерева, которое спасло мне жизнь. Решено! С этого дня я каждый месяц буду высаживать по дереву! И почему я раньше не замечал, насколько полезны деревья?! Особенно с такими разлогими ветвями и пышной листвой. Хм? С пышной листвой? Ничего себе — весна на дворе, а тут такое буйство зелени! Хотя, я этому только рад, если бы не ветки и листья — лежал бы на земле мешок костей, а не Аскет.

Кажется, мой организм благополучно перестал выбрасывать в кровь лошадиные дозы адреналина. Понял я это потому, что тело начало адски болеть. Какими бы тонкими не казались ветки — синяков и ссадин на мне хоть отбавляй, это уж точно. А еще и ладонь левой руки. Черт, очень неприятно ноет. И как это я умудрился ладонь поцарапать? Вроде за ветки не хватался. Я постарался сесть и левый бок тут же отозвался резкой болью, явно другого толка, чем обычный синяк. Неужели я ребро сломал? Осторожно, ощупав все еще трясущейся рукой ребра с левой стороны, я лишь горько скривился — да, так и есть. В медицине я не спец, но перелом распознать смогу уж точно — в детстве кости были хрупкие, вот и нараспознавался… Неспешна, стараясь игнорировать ноющую боль во всем теле, я все-таки приподнялся с земли и сел. Голова сразу же закружилась, а перед глазами заплясали разноцветные пятна. Оклемавшись, я тупо поднял голову вверх и уставился на просвет, проделанный мною в листве. О, черт. Метров пятнадцать как минимум. Никогда не думал, что я такой везучий… Опустив голову, я осмотрелся вокруг. Глаза с трудом различали что-либо в ночной мгле, но тут и различать-то было нечего — я оказался в лесу. Со всех сторон, куда ни глянь, меня окружали высокие деревья, между которыми наблюдалась еще более жуткая темень. Сердцебиение успокоилось, и меня перестала бить неприятная дрожь. Тело продолжало болеть, но тут уж я ничего поделать не мог и старался просто не обращать на это внимания. Что бы не произошло — мне стало намного легче. Как только меня посетила эта мысль, за ней последовали другие. Всегда так с людьми — попадая в опасную ситуацию, они редко задаются вопросами вроде — А как так вышло? Обычно, люди просто со всех сил стараются выжить и это очень благоразумно с их стороны. Но стоит человеку хотя бы на несколько минут оказаться в относительной безопасности, перевести дух и он тут же начинает задаваться вопросами. Вот так же и я — едва остался один на один с ноющим телом, сломанными ребрами и частичной глухотой, как в голову начали просачиваться лазутчики воспоминаний, сопровождаемые армадами вопросов. Перед моим внутренним взором появилась старая покосившаяся пятиэтажка. Это воспоминание обожгло сознание, словно огнем, но тут все и закончилось. Казалось, от событий минувших нескольких часов остался лишь один след — размытая картинка какого-то пятиэтажного здания, глубоко засевшая у меня в голове. Я вспомнил все или же почти все, кроме того, что застилала пелена непроницаемого тумана. А, вспомнив — тихо ругнулся. В появившихся воспоминаниях не было ничего приятного, но, что еще хуже, в них так же не было ничего понятного. Единственное, что я мог с уверенность утверждать — произошло что-то необычное и уж точно, труднообъяснимое. Ага, точно. Труднообъяснимое. Просто, последних несколько часов выпали у меня из памяти, мне приснился бессмысленный кошмар, а потом я упал с высоты в пятнадцать метров в незнакомом лесу. Ничего страшного. Труднообъяснимо, но не страшно. Ах, да — еще пропала моя напарница.

Последняя мысль протекла у меня в голове медленно, словно модель, дефилирующая подиумом сваливающегося в бездну безумия рассудка. Каким-то образом мне удалось удержать себя в руках и спокойно осмотреться. Да, признаю, последнее было лишним, потому как девушка, падающая с двадцатиметровой высоты, создает намного больше шума, чем средний мужик в той же ситуации и не услышать этого я точно не мог. Даже притом, что в ушах у меня сейчас звенело. Пусто. Никого и нечего кроме деревьев и ночной темени, на сколько видит глаз. Тааак. Я на время отбросим вопросы о том, где я и как сюда попал, но проблема с Леной это именно Проблема. С большой буквы, тяжело бьющая по все еще вспоминающему падение сознанию. Такие Проблемы сами привлекают ваше внимание, им не нужно никаких вспомогательных средств, вроде памяти или чувства долга. В голове всплыла картинка изображающая любимого начальника — Анатолия Ивановича Бича. В самой страшной его ипостаси — нависающим надо мной словно олицетворение праведного, но крайне безумного гнева. Нависать Анатолий Иванович умел, несмотря на то, что в отделение было мало людей, ниже его ростом. Когда начальник входил в стадию неконтролируемой ярости, его было трудно остановить. А теперь вот, я представил, что будет, если Лена не вернется к дяде в целости и сохранности. Шестеренки в моей несчастной голове закрутились, меняя местами картинки, и мне почему-то стало не по себе.

— Ха-ха-ха… — издал нервный и крайне тихий смешок я. Левый бок тут же отозвался осуждающей подобные действия болью. Попал я неслабо, тут даже думать нечего. Хотя, подумать как раз стоит. Преодолевая боль и тяжкие мысли о своей судьбе, я попробовал сложить в кучу воспоминания и понять — что же все-таки сегодня произошло? И как я оказался… Хм. Там, где оказался, в общем. Вообще, вспоминать что-то после падения с большой высоты, в темном и сыром лесу было довольно глупой затеей, но я резонно подумал, что чем быстрее составлю для себя картину минувшего дня, тем четче она будет. Мне удалось благополучно вспомнить весь прошедший день. Проснулся утром, приехал на работу, получил бумаги от Сани и унесся в другой конец города. Не пыльная работенка, как раз по мне. По пути назад ввязался в историю с вором, благополучно поймал его и… Дальше что было? А, точно. Дальше все как в тумане. Память похожа на вазу, которая вполне ожидаемо, проиграла противостояние с гранитной плитой. Одни разноцветные осколки — приехал, сдал вора, получил порцию насмешек от Сани. Потом поднялся к шефу, познакомился с напарницей, показал ей отделение и мы поехали… Куда? На вызов, это уж точно. Новеньким по традиции устраивают экскурсию и сразу на вызов кидают — посмотреть, как себя в реальной ситуации человек поведет. Но, это уже я сам знаю. А вот, куда конкретно мы поехали… Память сконфужено молчала. Последние несколько часов, будто корова слизала — ничего толком вспомнить не могу. Воспоминания вроде вот они, под носом, ведь я только что был в чертовой пятиэтажке и!.. Так, стоп. Это что за покемон?! Пятиэтажка. Воспоминание словно ошпаренная кошка опять пронеслось через сознание, прежде чем я успел обратить на него внимание. В голове на мгновение возникла расплывчатая картинка какого-то старого, полуразрушенного здания на отшибе и тут же исчезла, оставив после себя лишь слово «пятиэтажка», какое-то смутное ощущение тревоги и пульсирующие болью царапины на левой ладони. А дальше — глухо. Первое более или менее ясное воспоминание, после выезда из отделения — тьма и чувство, что за мной что-то наблюдает. И этот странный сон, будь он неладен. Когда монстр насадил меня на когтистую лапу, а кровь уже во второй раз вскипела в жилах, я грешным делом подумал, что все происходящее реально. Наверно, я даже обрадовался, оказавшись над верхушками деревьев. И что мы имеем? Предварительный диагноз — амнезия, вызванная сотрясением мозга. Точно, по-другому и быть не может. Как еще объяснить, что я не помню событий, которые произошли в течение последних нескольких часов? И прошло ли всего несколько часов с того момента, когда я выехал с отделения?.. Это интересный вопрос. С чего я собственно взял, что прошло несколько часов?

Задумавшись на мгновение, я сразу же ответил на свой же вопрос — темно вокруг, а выезжал я вечером. Хотя, если человек теряет память, время им «пропущенное» не имеет значения — это может быть час, день или месяц. О последнем думать было особенно неприятно, но ведь я-то уверен, что прошло всего пару часов! И не бывает таких совпадений, что последнее воспоминание о вечернем времени, а следующее уже о ночном и, черт побери, это все не в один день! Ладно. Вопросы со временем моей «забывчивости» не так важны. Пока главное узнать, как я сюда попал и собственно, куда это «сюда»? Если мне не изменяет память, до ближайшего леса от нашего славного города ехать километров тридцать-сорок. Или это какой-то парк? Я еще раз огляделся и задумчиво почесал зажатым в руке пистолетом висок. Момент задумчивости прошел, и я быстро убрал дуло подальше от головы, едва слышно чертыхнувшись. Нет, это не парк, тут я могу быть уверен — городские парки я все же немного знаю. Сам их в былые времена патрулировал. Да и не помню я ни парка одного с такими чертовски высокими деревьями и так плохо освещенного — даже в самых больших дорожки проходят достаточно близко друг к другу, а вместе с ними и фонари. К слову об освещении — нигде не видно огней родного города. Да и шума опять же не слышно, правда это то и не удивительно — в ушах все так же звенит.

Фух. И что же полезного мне удалось вспомнить? Да мало что, кроме самого факта своего существования и отсутствия поблизости Лены — гаранта моей благополучной карьеры в органах. Ни памяти, ни предположений, ни догадок. Ничего. Хорошо, хоть не нервничаю. Ведь всему можно найти какое-то объяснение. Пусть даже такой странной ситуации. Ко мне вдруг пришла здравая мысль — ты сидишь посреди темного, незнакомого леса, черт знает где, на тебе нет живого места, а что бы выстрелить из пистолета тебе нужно будет обхватить его двумя руками. Я угрюмо осмотрелся и сильнее сжал ладонь вокруг рукояти «Макарова». Нет, я конечно мент и в кое-каких переделках уже побывал, но именно поэтому и не выпячиваю грудь и не кричу об этом. Когда попадаешь в подобную ситуацию и главное выходишь из нее на своих ногах, понимаешь — лучше лишний раз быть осторожным, чем все время мертвым. А глухой лес, это как раз такая ситуация. Как раз в этот момент, где-то слева послышался скрип дерева и звук, который издает сухая ветка, на которую наступает тяжелый сапог. Я нервно вздрогнул и мысли у меня в голове сразу потекли намного бодрее. Даже слишком. Ну ладно, нечего рассиживаться, нужно двигаться хоть куда-нибудь! — нервно подумал я, всматриваясь в ночною мглу из которой был слышен хруст. Я ведь не самолет, потерпевший крушение, маячка у меня на заднице нет и искать меня в ближайшее время не будут. Хотя, кто знает, может, на протяжении пары последних часов случилось что-то экстраординарное?

Крякнув и пересилив боль, я попробовал встать на ноги. Вышло плохо — мышцы ног свело судорогой, и я тут же грохнулся на колени, издав жалобный стон. Жалобный, но тихий — ребра отвечали особенно сильными вспышками боли на любые резкие движения, не говоря уж о громких звуках. Видимо, отдохнул я не достаточно — от падения не отошел… Да и смогу ли я от него отойти? Если у меня сотрясение мозга или еще что похуже я ведь могу прямо в этом безымянном лесу загнуться! Чувствую я себя хреново, так что все может быть. Нет, сидеть тут и ждать непонятно чего я не собираюсь — нужно пересилить себя и идти хоть куда-то. Задумчиво подняв голову, я уставился на звездное небо. Жаль, что я по звездам ориентироваться не умею… Ладно, будем действовать по старинке — иди куда глаза глядят, небось, куда-то выйдешь. Собравшись с силами, и упираясь одной рукой о землю, я предпринял еще одну попытку встать на ноги. В этот раз все получилось, ведь двигался я медленно, стараясь не растревожить переломы и многочисленные ушибы. Выпрямившись во весь рост, я мгновение помедлил, пережидая краткий миг головокружения, и прижимая левую руку к ребрам, а в правой сжимая пистолет, сделал первый шаг. Совсем неплохо — все еще чувствуется слабость, да и боль досаждает, но идти можно.

Неспешно хромая по высокой траве, я задумался о том, не стоит ли позвать Лену?

Хм. Хорошая идея, вот только кричать мне сейчас противопоказано — тут же согнусь от боли и очень даже возможно, не разогнусь. И имеет ли это вообще смысл? Словно отвечая на мои мысли, где-то слева снова захрустела сухая ветка.

Вот черт. А ведь я еще на сухие ветки не наступал. Не знаю, что там, в темноте бродит, но еще парочка таких звуков и мое психическое состояние будет под угрозой. Точно так же, как и физическое того, кто к этому приведет — пистолет-то у меня. Ладно, это уже похоже на панику. А паниковать нельзя, надо просто подумать о чем-то, занять мозги, но не терять бдительность — ветки сами по себе не хрустят.

Ночь определенно наслаждалась своей ролью. Вокруг темно — хоть глаз выколи, ни зги не видно. В дерево я пока не врезался исключительно благодаря свету луны и звезд, который пробирается через густую листву деревьев и худо-бедно развеивает мрак. Или, по крайней мере, делает его не таким концентрированным. Хорошо, что иду я уже довольно долго и глаза приноровились к темноте Как назло, в следующий момент, я заметил слева какое-то движение. Длинная, едва различимая в ночных сумерках и высокой траве тень вдруг сорвалась с места. Пробирающийся через ветви деревьев свет ночного неба на мгновение осветил серую шерсть и во тьме блеснули звериные глаза. Животное зависло в воздухе, но уже через мгновение, двигаясь широкими прыжками, скрылось между деревьев. Запоздало вскинув пистолет и тут же поморщившись от боли, я напряженно всмотрелся в темень. Вот черт! Это же волк был! Видимо, поджидал в траве поздний ужин, а я ведь его не заметил, пока он двигаться не начал! Хорошо еще, что на меня не прыгнул — кто знает, он быстрее достал бы до моей шеи или я нажал на курок? Это он, наверное, вокруг меня бродил и на ветки наступал, ну точно. По крайней мере — мне хотелось бы на это надеяться, волки они как-то привычней.

Ну, зато теперь нет сомнений, что я в лесу. Вопрос как я сюда попал, остается, как и куча других, но сейчас на первом месте для меня признаки цивилизации в виде какого-то поселения и сопутствующей ему медицинской помощи. О! Я ведь совсем забыл про фонарик! Остановившись и обшарив карманы, я извлек маленькое чудо техники и нажал на кнопочку. Луч концентрированного света прорезал тьму. В первый момент, даже глаза заслезились, но все быстро прошло и я, преисполненный холодной уверенности, продолжил путь. Свет фонарика изрядно ускорил мое продвижение — теперь я хотя бы видел, куда ступаю. Минут через двадцать у меня окончательно промокли ноги. А что тут поделаешь? — я же не в сапогах по лесу гуляю, а в простых туфлях. Плюс ко всему — штанины брюк ниже колена так же промокли и мерзко липли к ногам. Чертова трава! И почему она такая высокая?! Только зима прошла, а тут уже заросли! Решительно продвигаясь в неизвестном направлении, я размышлял о том, что произошло. У меня никак не выходил из головы грандиозный храм со сводчатым потолком, с которого лился солнечный свет. Если отбросить в сторону пепельную бурю, все происходящее было таким… Реальным. Человек с моими глазами, странная женщина, за которой на голом мраморе вырастала и тут же превращалась в невесомую пыль трава, чудовище преследующее обоих… И десять громадных статуй, скрытых в нишах по обе стороны освещенной дорожки.

Я не рассмотрел их, но это не мешало мне испытывать необъяснимый трепет. Нет, не перед кусками камня или из чего там сделаны эти молчаливые стражи. Перед теми, кого они изображали. Кровь начинала стынуть в жилах, словно несла в себе воспоминание о загадочных существах.

Мне становилось не по себе от подобных мыслей. Я поежился и успокоил себя тем, что один и тот же бред дважды в голову не лезет. На мгновение отвлекаясь от размышлений и наблюдения за лучом фонарика, я медленно оглянулся. Темнота. Жуткая, окутывающая со всех сторон темнота, которую едва-едва рассеивает сияние звезд затерявшихся в ветвях деревьев.

Где-то вдалеке заухала сова, я по привычке повернулся на звук. Сова конечно не волк, но кто знает, с чего вдруг она ухает?

— Тьфу, на все это… — пробормотал я, поворачиваясь в сторону прежнего следования. Нормально повернутся, я не успел — моих ушей достиг странный звук, а в свете фонарика, который я все так же держал направленным вперед, что-то очень нехорошо блеснуло. Действуя рефлекторно, будем называть вещи своими именами, я упал на землю.

За моей спиной послышался звук «вуууж», который издала предположительно стрела с настоящим железным наконечником, попавшая в дерево. Самым неприятным было то, что стрела должна была попасть в меня. На мысли вроде — «Да что же такое творится?!» у меня времени не было. График моего сознания был забит кричащим о боли телом и стрелой, которая выглядела такой же опасной, как и пуля. К счастью, в падениях я знаю толк — ребра, конечно, отнеслись к этому маневру с большим неодобрением, но на этом все и закончилось. Когда служишь в милиции, основным фактором твоего выживания на заданиях является умение вовремя занять позицию, в которой тебя не смогут послать на встречу с Богом. Выкинув из головы все лишние мысли, я приподнялся на локте из травы и всмотрелся в область между деревьями, откуда в меня предположительно стреляли. Вроде бы никого нет, но… Мысли резко прервались, потому что где-то впереди послышался странный звук. С холодным оружием я знаком мало, но этот звук мне уже доводилось слышать меньше минуты назад — сразу за ним из темноты вынырнула стрела. Не обременяя себя длительными размышлениями, я снова грохнулся на землю. Где-то сзади послышалось «вуууж» издаваемое попавшей в дерево стрелой. В этот раз неизвестный стрелок целился значительно ниже. И как он меня видит-то в этой?!.. Я перевел взгляд и уставился на лежащий возле меня фонарик. Он все так же работал, благодаря чему я был отличной мишенью. В светлые пятна среди темного леса стрелять так же удобно, как и в темные силуэты на фоне освещенного переулка. Нервно схватив негнущимися пальцами свободной от оружия руки фонарик, я быстро нажал кнопочку. Вокруг стало значительно темнее. Миг, когда глаза привыкают к скудному освещению, прошел и я пополз к ближайшему дереву. Полтора метра разделяющих меня и стоящее впереди справа зеленое укрытие дались мне на удивление легко, наверно, организм снова взялся за поддержку меня адреналином. Или это так подействовали еще две стрелы, с чавкающим звуком вошедших в землю чуть ли не передо мной? Прижавшись к дереву спиной, я постарался отдышаться и придумать, что делать дальше. Так или иначе, теперь я мог быть в относительной безопасности. Начнем с того, что противник меня не видит из-за отсутствия выдающего местоположение света. И дерево конечно — с чего бы там не стреляли, стрела его ни за что не пробьет. Что у нас с ситуацией? Если откинуть мое стандартное положение (Где я, и как сюда попал?!) и думать исключительно с точки зрения обычного мента — в лесу посреди ночи в меня стреляли из, ну пусть будет, арбалета. Без предупреждения. Это уже на статью тянет!

— Ей там, это милиция! Прекращайте стрелять! — постарался выкрикнуть я. Вышло что-то вроде придушенного бульканья, у меня ведь пара ребер сломана! Позже я определенно пожалею о том, что это сказал. Люди, которые могут без вопросов выстрелить в незнакомого человека, понимают одну простую истину — если убрать у себя из головы созданного властями милиционера, заставляющего остальных граждан следовать законам, то можно так же легко поступить и с живым, стоящим прямо перед тобой. Когда человек понимает, что преграда, отделяющая его от желаемого действия это всего-навсего чьи-то слова и милиция, которая физически не может за всем уследить — вот именно в этот момент и рождается настоящий преступник. Ответом мне была тишина, которую время от времени нарушало уханье совы и… Хруст сухих листьев где-то впереди, сразу за моей спиной. Ага. Вот оно как. Преступник, не иначе. И кричал я, определенно зря — теперь эта сволочь знает, где примерно меня можно найти. С одной стороны, как мент я должен был предупредить нарушителя, но вот с другой стороны… С другой стороны, как человек, который ковыляет, поминутно морщась от боли, устал, хочет спать и вовсе не в состоянии для нормального противостояния даже какому-то отморозку с арбалетом я должен был молчать и молится, что бы меня не нашли. Да, у меня в руках пистолет, но много ли в нем толку, если я не знаю куда стрелять, а, даже узнав, с трудом прицелюсь? Черт, я ведь не какая-то сволочь, что сможет спокойно жить после того, как застрелит какого-то идиота! Шелест листьев затих. Вполне возможно, мне повезло — говорил я негромко, а определить в темноте, откуда исходил звук очень сложно. Кто бы там не крался, он остановился. Кажется, я даже слышал спокойное дыхание и шуршание одежды, когда человек водил из стороны в сторону арбалетом. Стоял он метрах в трех от дерева, за которым мне повезло укрыться. Почему я раньше так чутко не воспринимал звуки?

Потому что не слушал. — ответил внутренний голос. — Ты просто брел по незнакомому лесу, опасаясь диких животных, которых в любом случае не смог бы услышать. А опасаться нужно было людей. Да, правильно — животных легко понять и их поведение предсказуемо. С людьми никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Стараясь дышать через раз и не издавать шума, я легонько взмахнул рукой, бросая зажатый в руке фонарик к дереву слева и метрах в пяти перед собой. Меленький приборчик исчез из виду, как только покинул мою ладонь и через несколько секунд упал в сухие листья, возле дерева. Послышался шорох, издаваемый одеждами неизвестного стрелка. Двигался он поистине неслышно, и если бы не тот факт, что я находился в каких-то трех метрах от него — не уловил бы ни звука. Он не выстрелил. Любитель или же человек неуверенный в своих силах и навыках сразу же выпустил бы стрелу в сторону, откуда исходил звук. Это был точно не любитель. Затаив дыхание, я слышал, как он неспешно двигается, чуть ли не за моей спиной, обходя точку из которой послышался звук по дуге с правой стороны. Умно.

Мысли двигались медленно, словно завязшие в патоке многочасовой усталости, что на меня навалилась. Даже не смотря на дозу адреналина, позволяющую мне игнорировать ноющие ребра, размышлять было сложно. Я бросил фонарик, и это было хорошим ходом, но на нем все и заканчивалось. Я не продумывал, что делать дальше, а спасал свою шкуру, по той простой причине, что противнику стоило лишь обойти дерево, за которым я сижу по широкой дуге, как он делает это сейчас и застрелить меня из тени. Мне не задержать здорового вооруженного человека. Я могу направить на него пистолет и, если он будет умнее, то не попробует выстрелить быстрее, но что дальше? Двигаюсь я медленно, сильно устал и, в общем-то, валюсь с ног — ему стоит просто подгадать момент, свалить меня на землю и все. Незнакомая местность, отсутствие поддержки, плохое физическое и моральное состояние — как ни посмотри, задержание это определенно не то, что мне нужно. Вслушиваясь в легкое шуршание листьев и травы под ногами стрелка, я покрепче сжал пистолет, положив палец на предохранитель и курок. К черту! Я не собираюсь геройствовать! Все, что мне нужно — добраться до какого-то поселка! В этом плане нету места психам с арбалетами гуляющим по темным лесам! Лучше подождать, пока этот гад уберется подальше, а потом тихо свалить. Мне не нужны лишние проблемы, их и так по горло. В темноте было сложно что-либо разглядеть, но я все же уловил едва различимую тень, скользнувшую справа, метрах в пяти от меня. Даже если бы я хотел его подстрелить и смог удержать пистолет дрожащими руками, мне просто не хватило бы времени — слишком быстро и незаметно двигался противник. Это не какой-то там любитель, это охотник, убийца который знает, что значит двигаться бесшумно и скрываться в тенях. С такими ребятами не шутят, и дело тут даже не в вопросе — почему он на меня напал? Подобным людям причины не нужны, одно их желание — вот основная причина.

Вжавшись спиной в ствол дерева, я неподвижно сидел, уставившись в непроглядную тьму, в которой растворилась тень стрелка. Он не определил, откуда исходил голос и купился на трюк с фонариком, это меня спасло. Я просидел так еще минут с десять, наполненных гнетущей тишиной и уханьем чертовой совы. Шелеста сухих листьев больше слышно не было, что неимоверно радовало.

Еще через десять минут мир наполнился звуками падающих на листья капель дождя. Ну вот, вообще отлично. Дерево надежно защищало меня от разверзнувшихся небес, но вскоре дождь усилился и у меня по лицу побежали ручейки стекающей с листьев воды. Холодно, черт побери. Ребра все так же болят, как и все тело, да и в сон клонит. Нет, спать я тут не рискну. Сделав над собой усилие, я поднялся на ноги и осмотрелся. Темнота, наполненная очертаниями ближайших деревьев и звуками дождя. Что же, большого выбора у меня нет — лучше идти туда, откуда пришел этот ночной снайпер. Обогнув дерево, я получше закутался в плащ, что не слишком помогало — рубашка уже промокла и неприятно липла к телу, и зашагал по мокрой траве. В этот раз двигался я более осторожно, стараясь переходить от дерева к дереву и не выходить на освещенные звездами участки леса.

Монотонное движение вперед. Не так уж плохо, если не вспоминать про количество вопросов, на которые я хочу узнать ответ. События просто таки выстраивались в очередь, лишь бы я принял в них участие. Сумасшедший день, который все никак не может закончится. Тело все еще как-то держалось, но чувство, что скоро мне предстоит увидеть от него гигантский счет, ни на минуту не исчезало. Дождь монотонно заливал лес и меня заодно, земля под ногами размягчилась, и теперь я шел по лодыжку в траве, которая в свою очередь росла из грязи прикрытой мокрыми листьями. Я не мог даже сказать, сколько уже иду по этому чертову лесу — чувство времени атрофировалось под нажимом усталости. Я готов был уже просто присесть у ближайшего дерева и заснуть, а дальше — будь, что будет… Взгляд вдруг ухватился за далекий проблеск света, по левую сторону от пути моего следования. Едва-едва заметный, но все же свет!

— Наконец-то… — пробормотал я, поворачивая в сторону ночного светоча. Что бы это ни было, выбор у меня невелик — идти на призрачный свет или остаться здесь и дожидаться парня с арбалетом в кромешной тьме. Не о чем даже говорить — я предпочитаю призрак цивилизации. Окрыленный надеждой скорого отдыха, ужина и медицинской помощи, я зашагал намного быстрее, несмотря на жутко ноющие ребра. В мое уставшее сознание забралась гадкая мыслишка — а вдруг это тот стрелок? Или его дружки? Я лишь мысленно махнул рукой. Ну и наплевать. Я слишком устал, да и на свету у меня больше шансов прострелить какому-то ублюдку с арбалетом ногу быстрее, чем он мне голову. Как оказалось — до огонька путь был неблизкий. Понял я это через пятнадцать минут движения с приличной (насколько быстро может шагать человек с парой сломанных ребер) скорость, когда свет «в конце туннеля» едва-едва увеличился. Пока даже понять, что это такое нельзя — горит что-то вдалеке меж деревьями и все. А что горит — черт его знает. Одно ясно, это уж точно не свет фар проезжающей машины, хотя в самом начале этот вариант казался мне самым, что ни есть реальным. Если подумать логически — какие шансы, что я, оказавшись где-то посреди леса, выйду к поселку? Откоровенно мизерные. Скорее уж к трассе, какой выйду и то хлеб, а там уже можно машину остановить — благо, в кармане удостоверение… Нда, хотя огонек все так же далек, но есть какие-то признаки цивилизации — свет луны, невесть как пробившийся через ветви деревьев и завесу дождя, осветил лежащую в нескольких метрах передо мной колоду с явными признаками насильственной смерти. От топора. Я на минуту остановился и осмотрелся. То там, то здесь были следы человеческой деятельности. Сначала лишь отдельные спиленные и срубленные деревья, но чем больше я приближался к поселению, тем меньше становилось вокруг меня лесных великанов. Еще через десяток минут, лес незаметно перешел в подлесье, засаженное молодыми деревцами. Дождь теперь доставлял намного больше неудобств — даже застегнув плащ, я чувствовал, как вода затекает за шиворот. Свет стал намного яснее, из-за того, что деревьев значительно поубавилось и уже спустя несколько минут я вышел на разветвление тропы. Более широкая и истоптанная тропинка вела в сторону предполагаемого поселка, две других расходились — одна вела в лес, чуть левее от пути, которым я пришел, вторая уходила куда-то право. Поминутно осматриваясь в поисках затаившихся меж деревьев арбалетчиков, я заковылял к цивилизации. Тропинка была не слишком широкой, видно было, что пользуются ей регулярно, но толпой в лес никто не прет. Оно и правильно — чего лезть в эти заросли? Минут через пять, я наконец-то покинул зеленые своды и отодвинув рукой, сжимающей пистолет, ветку вышел… … к какой-то речушке, на другом берегу которой, в свете звездного неба по большей части затянутого тучами стояло какое-то сооружение. Теперь я хотя бы могу оценить окружающий пейзаж, изобилующий в основном холмом на том берегу реки, за которым предположительно что-то было. Ну и избу на вершине холма. Таких старых зданий я еще не видел, по крайней мере, в городе — полностью деревянное, крыша покрыта чем-то серым… Сощурившись, я всмотрелся через стену дождя на дом, но луну закрыло тучами и рассмотреть что-либо стало нереально. Тут до меня собственно дошло, что свет, по которому я ориентировался, как-то незаметно исчез и мне даже трудно сказать, когда это произошло. Когда я вышел к тропе? А может раньше, в момент, когда я отвлекся от него и начал осматривать срубленные деревья? Мистика.

К сожалению, мой уставший мозг сейчас был не способен к здравым размышлениям — все его силы уходили на концентрацию внимания, в ожидании летящей из темноты стрелы, поэтому такое объяснение меня устроило. Мистика так мистика.

— Ну, здравствуй «цивилизация». — угрюмо ухмыльнувшись произнес я, спускаясь по тропинке к берегу реки. Оказавшись внизу, я остановился перед мостом, который, к сожалению, почти скрылся под водной. Весна на дворе, да и дождь льет не прекращаясь. Вода покрыла мостик где-то сантиметров на тридцать. Сделан он был из дерева, что вселяло в меня дурные предчувствия — как городской житель, я искренне уверен, что подобные сооружения мастерят исключительно в глубинке и лишь люди, которые не смыслят в этом ровным счетом ничего. Да и выглядела переправа коряво — пара бревен, закрепленных на обоих берегах, да поручни по обе стороны, сбитые из подозрительного вида досок. Но сейчас мне было начхать на опасность этого моста. Бесстрашно, или точнее бездумно ступив на бревна моста, я лишь скривился и покрепче ухватился свободной рукой за поручень. Нога по щиколотку оказалась в холодной воде и, что самое плохое — я не видел куда ступаю. Двигаясь осторожно, я все же несколько раз поскользнулся на бревнах, покрытых илом или еще чем-то скользким, но к счастью удержался на ногах и главное — на мосту. Перебравшись на другой берег, я чувствовал себя еще хуже, чем раньше — обувь окончательно и бесповоротно промокла, как и почти вся одежда, меня бил очень неприятный озноб, хотя по всему телу чувствовался жар. Теперь я готов был застрелить первого же, кто встанет между мной и теплой батареей в купе с горячим обедом. Сознание помутилось, и к боли сломанных ребер добавилась боль головная. Меня накрыло волной дурной злости. Какого черта это происходит со мной?! Что я сделал-то, Господи?!

Как ни странно, ярость придала мне дополнительных сил. На негнущихся ногах я с трудом взобрался на холм, ведомый холодной ненавистью к такому несправедливому миру и горячкой, из-за которой кружилась голова. Несколько раз я едва не упал, поскользнувшись в вязкой грязи, в которую превратилось покрытие тропинки, но на ногах меня удержала вполне определенная мысль — если ты упадешь, то уже не поднимешься. Добравшись к дому, я осмотрел его мутным взглядом и выругался. Здание было заброшенным по одной простой причине — некогда в нем был пожар. Двигаясь словно в тумане, я обошел развалюху и уставился на долину, раскинувшуюся под защитой окружающих ее холмов.

Тучи словно ожидая этого драматического момента, расползлись в стороны, и свет луны упал на крыши сотен зданий, притаившихся в ночной мгле. Одно-двух этажные каменные дома, черепичные крыши, каменные дымоходы с вяло поднимающимися в небо струйками темного дыма, с десяток разнообразных сооружений, которые показались моему сползающему в бездну усталости сознанию городскими учреждениями и темные провалы узких улочек между всем этим разнообразием. По размерам поселение напоминало небольшой городок, но вот… Ни электрических столбов, ни горящих фонарей, ни машин видно не было. Я потер негнущимися пальцами висок, стараясь унять головную боль. Дождь начал затихать, но мне было уже все равно — свою дозу холода я получил и ее мне хватит с головой. Наплевать на отсутствие машин и всего остального — главное, что тут живут люди, а значит, мне помогут. Свет горел едва в двух-трех домах, но один из них находился у самого подножья холма, на котором я и стоял. Отлично. В который раз за последние несколько часов собрав остатки сил, я поплелся в сторону большого здания из дымохода, которого по полной валил дым. Где-то у меня за спиной, с другой стороны холма, послышался громкий «плюх». Странно, что я его вообще услышал на таком-то расстоянии. Хотя какая разница? Мне к дому надо идти… Здание оказалось большим каменным с черепичной крышей и открытым с одной стороны внушительным навесом, выходящим прямо на брусчатую улицу, которая тут собственно и начиналась. Когда я подошел поближе, оказалось, что дымоход находился как раз над навесом, где располагалась… Кузница. Да, наверно кузница. Я даже сначала немного растерялся, но тело быстро прогнало все мысли оставив только желание согреться и отдохнуть. Еще подходя к навесу, я увидел ярко пылающую в дальнем конце сооружения печь и человека, ворошащего железной палкой угли. Помещение было невероятно захламленным: везде валялись изделия из железа, возле стен стояли тяжелые, грубо сколоченные столы и шкафы, забитые разнообразными инструментами и все теми же изделиями, возле горна (это я так мысленно назвал печь) располагалось несколько наковален, а на стенах висели… Я все же выдавил из себя немного удивления, потому что на стенах висели мечи, сабли, странного вида топоры и прочие смертоубийственные предметы, что принято именовать «холодным оружием».

— Доброй ночи. — едва ворочая языком произнес я, упираясь на один из столбов, поддерживающих тяжелый навес. Человек у печи медленно повернулся. Ох, а я ведь раньше как-то не заметил, насколько он здоровый. Дядька был двухметрового росту, одетый в грубые и засаленные штаны и такой же фартук прямо на голове тело. На руках у него были здоровенные перчатки, а сами руки больше напоминали двух толстых удавов сожравших по паре кроликов — мышцы, покрытые копотью и потом сияли в свете пляшущих языков пламени. Лицо кузнеца было чисто выбрито и больше походило на грубо высеченную из камня маску — квадратный подбородок, большой нос, низко посаженные глаза и густые брови. Такие ребята обычно сопровождали приторно честных людей в дорогих костюмах, продвигающих свои интересы «законным» путем и ведущих то, что сами же называли «бизнесом».

— А ты что за один? — удивленно спросил детина. Тут я заметил зажатый в его правой руке прут. Конец железной палки все еще светился от жара печи.

— Милиция. Я… Эээ… Потерялся в лесу. Мне нужно… — начал было я, но лицо мужика вдруг изменилось.

— В каком лесу? — подозрительно спросил кузнец. Мышцы у него на шее заходили ходуном, а рука покрепче сжала железный прут. Черт, и как только я все это замечаю в таком-то состоянии?

— Какая разница? Я устал и у меня сломаны ребра! Где у вас тут?.. — опять попробовал перейти к главному я. Меня снова начала наполнять злость, та особая тупая злость, которую испытывают очень уставшие люди. Кузнец опять не дал мне договорить. Он сделал несколько шагов на встречу и ткнул в мою сторону раскаленным концом прута.

— Если не хочешь, что бы у тебя и шея была сломана — говори, откуда тебя принесло? Говорил он совсем не по-дружески. Когда вот такие люди говорят таким тоном, у вас остается очень ограниченный отрезок времени, что бы унести ноги или рассказать то, что они хотят услышать. Загнанное куда-то глубоко достоинство внезапно выбралось наружу. Ага, еще чего! Пусть чувствую я себя как утопленник, но тут теплее и светло, а в руках у меня пистолет! Тьфу. В кармане у меня удостоверение, а в руках пистолет — вот так правильно. Я как бы случайно засветил зажатый в руке пистолет. Кузнец бросил на оружие безразличный взгляд и опять посмотрел на меня. Странно. Ладно, попробуем по-другому. Засунув руку во внутренний карман плаща, я извлек ментовскую «корочку» и показал ее хозяину дома.

— Милиция или ты не слышал? Я вышел из леса за рекой. Говорю — мне нужна… — опять предпринял попытку установить «связь» я, но глаза кузнеца сузились, и он снова меня прервал.

— Стой на месте, милиция. Сейчас я скую тебя, а утром ты оправишься в ратушу, где и получишь свою «помощь». Стой и не двигайся и мне не придется делать тебе больно. — серьезно заметил мужик. Не спуская с меня глаз, он подошел к одному из столов и выудил из кучи железа… Кандалы. Что за черт? Он издевается, что ли? У меня в руках удостоверение работника органов и ствол, а он говорит, что бы я стоял и не двигался, иначе сделает мне больно. Злость и так уже достигшая уровня, на котором вопящее от усталости тело было всего-то мелкой неприятностью, буквально захлестнула меня с головой.

— Ты, что совсем спятил?! Я говорю — мне нужна помощь и, черт побери, ты мне поможешь! — злобно выкрикнул я. Все случившееся за день, все вопросы без ответов, вся мистика и странности навалились на меня, и я таки сорвался. Подняв пистолет, я снял его с предохранителя и выстрелил в потолок. Мне на голову посыпалась труха и еще какой-то мусор. Кузнец испугано отшатнулся. Казалось, он не ожидал, что сжимаемый мною пистолет может выстрелить. В его глазах появился страх, но уже через мгновение исчез. И смотрел он куда-то мне за спину. Вовсе не соображая из-за усталости, я повернулся и уставился на промокшую фигуру в серой одежде, стоящую у меня за спиной. Одежда на незнакомце была абсолютно мокрой, даже я, гуляющий под дождем, не настолько промок. Вода стекала с моего недавнего знакомого ручьями. Он сжимал в руках арбалет, приклад которого с большой скоростью приближался к моему затылку.

— Вот,… — в сердцах пробормотал я, перед тем как потерять сознание.

Глава 3

Кто-то грубо пнул меня в коленку. Сознание, словно закутанное в толстый слой ваты, с трудом вернулось и заставило глаза открыться. По ним тут же словно ножом резанул дневной свет. Ладно, это уже привычно — глаза у меня в последнее время нечеловечески страдают. Даже через несколько минут зрение не улучшилось — я смотрел на мир, словно через дно очень грязного бокала в очень дешевом баре. «Кем-то», пнувшим меня оказалась земля, потому что мое бренное тело тащили куда-то, взяв под руки. О ногах никто не позаботился. Правильно — кого волнуют ноги, если все остальное с трудом дышит? Если бы я мог ворочать языком — замычал от боли. Тело не просто болело, оно превратилось в один большой нерв, который какой-то псих бьет и бьет током. Голова монотонно гудела, перед глазами все плыло, а уши вообще не работали. Пообедай я, и меня бы стошнило. Я чувствовал себя очень плохо. Чувствовал, что если и не умру в ближайшее время, то сознание потеряю уж точно. Опять. Чертов арбалетчик, застал меня врасплох. И ведь пока стоял на холме, я ведь слышал, как что-то плюхнулось в реку. Видимо ему повезло меньше меня — поскользнулся на ушедшей под воду колоде. Но меня все же догнал…

Правда, шансов у меня было мало — кузнец тоже был настроен далеко не дружески.

Хорошо, хоть убить меня не хотел, только в ратушу отвести. Наверное, это было бы даже неплохо — до утра посидеть возле огня, согреться, а там уже и проблемы можно разгребать по мере их появления. Проблем у меня много, но сейчас большинство из них стоят где-то за «кажется, у меня внутреннее кровотечение» и «о, Господи, я не могу пошевелить ладонью левой руки». Интересно, сколько я был в отключке? Судя по тому, что сейчас довольно светло — до утра, уж точно. А, судя по общему состоянию организма, до утра того же дня, когда меня вырубили. Ценой огромных усилий, в ходе которых у меня появилось подозрение, что сломалась шея, я приподнял покоящуюся на груди голову. Все вокруг расплывалось, но перед тем как снова потерять сознание, я все же разглядел далеко впереди холм, на котором возвышалась угрюмая башня…

Первое, что я почувствовал, вновь очнувшись — отсутствие боли и усталости. Это было очень странно, ведь в прошлый раз я чувствовал себя отбивной. Да оно и немудрено — сначала грохнулся метров с пятнадцати, потом бродил по лесу под дождем и в заключение получил прикладом арбалета по шее. Странно. Ребра больше не болят, шея не ноет, в голове ясно и даже чертовы царапины на левой руке не тревожат. Может, вовсе и не было ничего? Ни новой напарницы, ни каких-то необъяснимых событий, ни прогулки по лесу — ничего не было? Просто очень долгий и сумасшедший сон. Будучи скептиком, по своей природе, я в это не поверил. Пусть даже все, что и произошло, казалось полным бредом, но… Но у меня никогда не было цветных и настолько безумных снов. Полежав еще немного, я медленно поднял руку и, прикрыв ей глаза, разомкнул веки. В последнее время глаза у меня болезненно реагируют на свет, поэтому лучше перестраховаться. К моему угрюмому удивлению, меня не ослепило ярким светом. Я лежал на полу, в какой-то комнате, окутанной приятным полумраком. Выглядит комната атмосферно — каменные стены и потолок, на стенах висят чадящие факелы, наверно качество освещения — это их заслуга. Комната донельзя захламлена разного рода вещами — старые шкафы, ломящиеся под весом неизвестного содержимого, столы, тумбы… в одном из двух углов, которые я могу видеть, так вообще свалена куча какого-то черного тряпья. И все это богатство покрывает многогодовой слой пыли. Удивляюсь, как хозяин еще звезду, в центре которой я лежу, не загадил. О, нет. У меня вдруг случился приступ де-жавю — где-то я совсем недавно видел подобную геометрическую фигуру, только не помню где. Эта же была нарисована на гладком гранитном полу мелом, вокруг нее был очерчен круг, с внешней стороны которого было что-то написано, точно так же как возле лучей звезды. Странно все это. Неужто я в руки какой-то коммуне сектантов попал? Это бы отлично объяснило поведение местного населения — где-то я читал, что у нас еще остались поселения старообрядцев. Вроде как они живут в лоне природы (в лесной чащобе), веруют в каких-то там богов, власть не признают. Что-то такое. Это конечно не снимает вопроса — как я попал сюда, но не все же сразу, а? Тяжело крякнув, я сел и осмотрел себя. Ага. Меня не раздели, символами мистическими кровью выведенными не покрыли — и то хорошо. Одежда уже успела просохнуть, значит, в отключке я был довольно долго, а если учесть, что и ребра меня не беспокоят, и усталость как рукой сняло — то очень долго. Или же меня чем-то накачали. Травами там лечебными или еще чем. Мои размышления прервала, со скрипом открывшаяся дверь. А я сначала ее даже и не заметил — того цвета, что и стены, то есть под камень, да еще и мелкая, даже мне что бы пройти, пригибаться придется. На пороге показался плюгавенький старичок в затасканной, мантии. Я окинул его быстрым взглядом. На вид, лет семьдесят-восемьдесят, да-да, именно так, выглядит он как-то странно, точно возраст определить не получается. Лысый, но зато с длиннющими усами и такой же бородой. Вся растительность на лице — седая, даже прозрачная… Лицо — сплошная морщина, на которой по случайности оказались длинный крючковатый нос, рот (что очень странно) сверкающий белыми зубами и глаза… вы когда-нибудь видели юношеские глаза на старческом лице? Живые, горящие молодым огнем, излучающие свежесть и силу голубые глаза, никак неприсущие старику. Я аж в ступор впал. Даже не знаю, почему, но глаза старичка меня очень удивили. Кстати, эти самые глаза сейчас насмешливо смотрят на меня.

— Молодой человек, а здороваться вас не учили? — вежливо спросил старичок.

— Здравствуйте. — на автомате выдал я. По опыту общения с жителями этого веселого местечка я как-то не ожидал, что со мной будут здороваться.

— Здравствуйте. А теперь, было бы неплохо, представится. В гостях так принято.

— В гостях?… У кого?

— У меня вестимо. — так же спокойно ответил незнакомец.

У него. Угу. Точно, с такой логикой и не поспоришь, особенно если в гости тебя притащили без сознания, а перед этим обстреляли с арбалета и угрожали стальным прутом. Тут и дурак поймет — либо ты играешь с этим дедом по его правилах, либо… Так, ладно. Кажется, я опять начинаю паниковать. Тут любой начнет паниковать. И ведь остается вечный вопрос — что делать-то?

— Для начала представиться. Ах да. Тут еще этот непонятный старик. Кто он вообще такой? Хотя, вот он же предлагает представиться. Может, если вести себя спокойно, то все еще обойдется.

— Алексей. А вы, простите, кто будете?

— Саяр Минар. Имя-то, какое странное — толи японское, толи китайское. Нет, ну точно — какая-то чертова коммуна сектантов где-то в лесах. И ведь здоровенная какая, помню ночью видел ее с холма — всю долину занимает. Где же такое чудо могло притаиться? И где вообще я?

— Я из Авары. Вы сейчас в самой северной провинции царства Авара.

Что за бред? Какое к черту царство Авара? Хотя да, чего я удивляюсь — если они тут законам не подчиняются, то почему бы и название для своей земли не придумать? На политической карте мира такого места точно нет.

— Поправка. На политической карте вашего мира. На политической карте нашего мира, она есть. Тут уж я не удержался и откровенно заржал. Нервное наверно. Нет, ну где это видано? Какой-то старик намекает мне, что я нахожусь в другом мире, а я развесил уши и слушаю. Так, ладно, успокоились — сектанты они нервные, в этом я еще ночью убедился. Нервные, но из арбалета отлично стреляют. Пока я напряженно боролся с нервным смехом и старался разложить в голове все по полочкам, старичок тактично молчал и только насмешливо на меня смотрел. Минуты через полторы он спокойно спросил:

— Молодой человек, не могли бы вы думать помедленнее? Это он о чем еще? Думать помедленнее, что это значит-то? Я немного успокоился и почти спокойно спросил:

— Чего?

— Эх какой же невнимательный. Последние свои ответы, я давал на ваши мысленные вопросы, а я знаете ли не слишком силен в магии разума и читать сплошной поток бредятины протекающий в вашей голове мне немного сложно… — с упреком отметил старичок. Я нервно улыбнулся. А ведь точно, я же у него ничего в голос и спросить-то не успел. Да что же это такое?! Сектанты, живущие по лесам и читающие мысли…

Неплохо вписывается в события прошедшего дня, но еще пара вот таких вот открытий и у меня сердечный приступ будет. Надо все прояснить. Кто может все прояснить? Давай подумаем — я был с новой напарницей в родном отделении милиции и таком же родном городе, потом мои воспоминания прерываются, а я внезапно обнаруживаю себя висящим в пятнадцати метрах над землей. Все, что было после этого еще можно назвать превратностями судьбы — бывает, людям не везет. Даже так сильно. А тут это дед, отвечающий на вопросы, которых я еще даже не задал. Думаю, это как раз тот человек, которого нужно спрашивать о странностях.

— Где я? — почти спокойно осведомился я.

— Вы сейчас в самой северной провинции царства Авара. — терпеливо повторил старичок. Меня начинает бесить это его спокойствие. Его дружки вырубили меня, притащили черт знает куда, а он играет в мирную беседу. Достал уже ей Богу. Смотрит как на потерявшееся диковинное животное, толи жалостливо, толи с интересом присущим фанатическим вивисекторам. Даже мороз по коже.

— Ну-ну, молодой человек, успокойтесь, ничего плохого я вам не сделаю… Или у меня все на лице написано, или он и правда читает мои мысли. Хе-хе… «Читает мои мысли…» — да еще вчера я бы рассмеялся сказавшему это человеку в лицо. А сейчас я вот так просто об этом думаю. Но не будем отклоняться от темы…

— А поточнее? Что это за здание?

— Сторожевая башня Ай-Тар. Лаборатория, дом, оборонительное сооружение и тюрьма по совместительству.

— А вы тогда кто? Тюремщик или заключенный?

— Я? Я хозяин этой башни и ее узник на три с половиной года. Но об этом потом… Как вы себя чувствуете? Никаких отклонений от прежнего состояния не наблюдается? Тошноты, боли и ломоты в теле нет?

— У меня вот недавно шея болела. Стою я себе спокойно, а тут вдруг мне на шею падает приклад арбалета. — съязвил я.

— Мне очень жаль. Народ у нас не любит тех, кто приходит с леса.

— Да что вы говорите. Удивительно. Но я еще не все спросил…

— Еще успеете, пройдемте со мной, нечего тут топтаться… — отмахнулся от меня старичок.

— Я никуда не пойду, пока вы не ответите на все мои вопросы и… Старичок устало вздохнул и, погладив бороду, продолжил:

— Юноша, я уже не так молод, что бы стоять на холодном каменном полу и не беспокоиться о последствиях. Радикулит, знаете ли, да и здоровье уже не то…

Я опустил взгляд на ноги дедка. О, да он же босой! А я и не заметил. Проследив за моим взглядом, старичок лишь безразлично пожал плечами, наступил на выведенный мелом на полу круг и одним движением стер часть рисунка. В комнате резко стало прохладней и я наконец почувствовал, что сижу на гранитном полу. Пока я удивлялся этому феномену, дедок молча повернулся и скользнул в дверной проем, исчезая из виду. Дверь осталась открытой. И чего мне теперь-то делать?! Идите за мной молодой человек. Это еще что за фигня?! Словно дедуля в моей голове говорит! И ведь я точно знаю, что это он! Голос совсем не похож, какой-то неживой и холодный, но я, черт побери, точно уверен, что это старик! Простейшая телепатия. Быстрее, пожалуйста, если вы не поторопитесь, то гостиную будете искать сами. Я вам уже говорил, что не слишком хорош в магии разума? Так, вот секунд через тридцать пять я уже не смогу с вами связаться. Выйдите из зала, и пойдете направо, потом ступеньками на два этажа наверх, третья дверь справа. — прозвучал в моей голове знакомый голос. Кажется, Господь Бог основательно занялся изменением моих взглядов на жизнь. Если бы раньше в моей голове появился инородный голос, я бы обратился к психиатру. А что я делаю сейчас? Сам не верю, но я следую указаниям этого голоса. Другого выхода из ситуации я не видел, поэтому, окинув прощальным взглядом комнату, переполненный противоречивых чувств я вышел в коридор. Такой, длинный и широкий коридор. На полу лежит шикарный ковер с непонятным узором, на стенах висят простенькие подсвечники, с такими же свечками. Комната, или точнее зал, как выразился старичок, из которого я вышел находиться где-то посередине коридора, справа, как он и сказал, наблюдалась лестница, а слева… тупик, с такой же, как и остальные дверью. О, точно, двери. Дверей тут штук двадцать и идут они лесенкой — дверь справа, промежуток слева. И в конце тоже дверь.

А из нее торчит хмурая, покрытая синей чешуей голова о трех рогах. Я уже начал было оценивать уровень неадекватности автора, создавшего подобное «украшение», как вдруг глаза головы открылись. На меня уставилась пара зияющих чернотой дыр.

— Добро пожаловать домой, несущий кровь. — растягивая слова, произнесла голова.

Я не побежал только потому, что меня вдруг накрыло чувством, будто что-то такое мне уже приходилось слышать. Простояв несколько секунд, так ничего и не вспомнив, а лишь порядком испугавшись, я ретировался. Пойду я от сюда, пока чего доброго не посидел. Коридор, винтовая лестница… Как и раньше, я не наблюдал ни одного окна. Не знаю, хорошо это или плохо, но мне, почему-то не по себе. И, правда, на тюрьму похоже. Я как-то сопровождал одного гада в колонию особо строгого, так там тоже не приветствовали окна. Их заменяли небольшие, зарешеченные бойницы… Поднявшись на два этажа наверх, я оказался в почти идентичном предыдущему коридоре. Правда, поменьше немного — всего-то семь дверей, все такие же небольшие, одинаковые и размещаются лесенкой. Я, уже ожидая увидеть что-то необычное, посмотрел конец коридора. Фуххх… Ничего подобного — обычная дверь. Молодой человек, вы таки не хотели бы поторопиться? — прозвучал не слишком приятный голос у меня в голове. Я ускорил шаг, и уже намериваясь стучать, подумал — а зачем собственно? Если старик и правда читает мои мысли, то, что ему стоит узнать, что я за дверью? В общем, в дверь я все же не постучал. Открыв вышеупомянутую, я оказался в уютной комнате. Почему-то, сразу в глаза бросился камин напротив двери и два мягких кресла возле него. В одном, прислонив босые ноги к огню, сидел Саяр Минар.

— Ну, наконец-то. Присаживайтесь, юноша. В ногах правды нет. — размеренно отозвался старик.

Оторвав взгляд от камина, и сидящего в кресле дедка, я закрыл за собой дверь и двинулся к мягкому креслу. Ничего так комнатка, уютная. Возле стен стоят книжные шкафы, на полу мягкий ковер, под потолком наблюдается странного вида люстра. Окон нет. Это уже начинает настораживать. Сколько времени я здесь нахожусь, не видел ни одного окна.

Зато меня по шее пока не били, тут тепло и я таинственным образом лишился всех ушибов, переломов, ссадин и усталости. Это хорошо. Без разницы, что я не могу это объяснить — но это хорошо. Добравшись таки до кресла, я уселся поудобней и выжидающе посмотрел на старичка. Все вопросы я ему уже задал, еще в предыдущем зале. Саяр, видимо не разделял моей уверенности — он задумчиво смотрел на меня, чему-то довольно кивал, поглаживал бороду и молчал. Склероз у него что ли? Смотрит еще так, будто в зоопарке. Нет, надо переходить к делу…

— Ах, да дела-дела! — вдруг вскричал Саяр, и ожидающе уставился на меня.

— Точно. Где я? — задал самый важный вопрос я. Наверное, лучше было бы спросить — как мне попасть домой, но это потом…

— Я, кажется, уже отвечал на ваш вопрос. Вы в самой северной провинции царства Авары — Сарго. Если еще точнее, то вы на самом севере этой провинции, в сторожевой башне Ай-Тар.

— Ладно… И где находится это ваше царство Авара? Материк, планета… — решил играть по правилам Саяра я. Если он считает себя волшебником, а это место — страной Оз, черт с ним. Главное, что в конце цепочки вопросов я буду знать больше, чем сейчас.

— Материк? Дасан. Царство Авара делит материк Дасан с тремя империями, десятками независимых королевств, пустынным царством, землями малых народов, ну и десятком-вторым независимых Гур. — Саяр поймал мой непонимающий взгляд и хмыкнув продолжил:

— Гуры — это территориальные единицы оркских племен. Ах, да… есть еще

Проклятое Кладбище, оно тянет примерно на полторы-две Гуры. И вам очень повезло, сейчас вы находитесь на границе с тремя Гурами, совсем недалеко от Проклятого Кладбища, ну а еще севернее находится Империя Листа.

— Оркских? — тупо переспросил я. Это уже немного странно. Больные люди редко продумывают свои фантазии до таких деталей. Саяр задумчиво посмотрел на меня.

— Вы мне не верите? — с улыбкой уточнил он.

— Ни единому слову. — почти не покривил душой я.

— Ладно, небольшая демонстрация… — спокойно промолвил старичок, выставив перед собой руку. Что-то пшикнуло и в его ладони зажегся огненный шар. Я вжался в кресло и постарался найти глазами проектор. Ничего не вышло. В комнате не было места, где можно было бы установить оборудование, способное создать нечто подобное.

— О, да. Судя по вашим мыслям, орки для вас что-то вроде мифических созданий. Да и остальные тоже… — как ни в чем не бывало, продолжил дедок. Я неотрывно следил за огнем в его руке.

— Но не будем отдаляться от темы. Наш мир, кстати, называется он Юрр, населен не только людьми. Как, я понял, в отличие от вашего. В нашем мире кроме людей живут орки, эльфы, гномы, гнолли, саары, тарды, в горах кое-где еще остались драконы, говорят, что на дне северного океана еще есть город атлантов, ну и еще под три десятка различных видов и рас. Уж извините, я маг, а не географ… Я во все глаза уставился на Саяра. Меня будто из брандспойта окатили. Орки, эльфы, гномы, гнолли… Да я даже не знаю, как они выглядят! Не читал я никогда этой фантастической бредятины! Про остальных я вообще ничего не слышал! А если добавить к этому горящий в его руке огонь — то можно совсем с катушек слететь. Ладно, ладно. Наплевать на все это. Я тут оставаться не собираюсь — на повестке дня несколько простых вопросов, на которые я надеюсь получить хоть какие-то ответы. Итак, что мы имеем? Я вроде как в другом мире, не знаю, как вернуться назад, да и кое-что потерял…

— Каким чертом я тут оказался, и где Лена? — начал задавать вопросы я.

— Кто такая Лена? — удивленно спросил старик.

— Моя напарница! Я не знаю, как я сюда попал, но мне почему-то кажется, что она к этому причастна! И что хуже всего — где-то в этом дурдоме. Старичок заинтересовано посмотрел на меня, бросил огненный шар в тут же вспыхнувший камин и, выпрыгнув из кресла, бодренько подбежал к одному из шкафов с книгами. Саяр какое-то время водил сухеньким пальцем по корешкам старых и истрепанных книг, а потом остановился на ничём не выделяющемся среди остальных томе. Вытащив его, он опять уселся в кресло и принялся задумчиво листать ветхие страницы.

— Интересно-интересно… Вы случаем не видели подобное совсем недавно? — старик повернул ко мне книгу, открытую на странице с иллюстрацией торса уродливого существа, покрытого чешуей и торчащего прямо из двери. Осколки воспоминаний медленно собрались, явив мне комнату с нарисованной на полу звездой и точно такой же дверью. Как же, как же. Помню я эту дверь вместе с горгульей и потихоньку начинаю вспоминать все остальное… Ой-ё. Воспоминания возвращались. Медленно, лениво и с неохотой, но возвращались. Я вспомнил, как покинул отделение и направился на вызов. Вспомнил все, что произошло в доме на окраине. Не знаю, кто нарисовал эту картинку, но она просто-таки вылечила мою амнезию, вызванную, скорее всего падением с большой высоты. Магия значит. Ну, хоть какое-то объяснение…

— Она, значит… — довольно заметил старичок и положил книгу на доселе не замеченный мною столик возле своего кресла.

— И? — осторожно спросил я.

— Я думаю…

— Да?

— Я говорю, что думаю, вы можете подождать? — хмыкнул Саяр, не отрывая взгляда от меня. Подождать, легко ему говорить. Я вот как, оказалось, сижу у мага, в другом мире, моя напарница где-то потерялась. И ведь я даже не знаю, что мне делать.

— Ага! — прервал мои меланхолические мысли старик, чем едва не заставил мое многострадальное сердце остановиться.

— Вы можете так не выкрикивать? А-то я с вами скоро сердечный приступ заработаю…

— Да ладно вам, юноша, вы слишком молоды, что бы заработать сердечный приступ. Тем более, я все понял!

— И?

— Что вы заладили, и да и? Хотя, Махур с ним. Так вот, вы хотите узнать, как вы сюда попали?

— Да. А вы знаете?

— Ну не все, но общий принцип могу попробовать изложить. Желаете слышать?

— Мне бы лучше услышать как отсюда выбраться… — начал было я, но мой ответ нагло проигнорировали.

— Судя по вашим воспоминаниям, точнее их частичному отсутствию… ах да, вы еще не заметили, что воспоминания связанные с местом из какого вы сюда попали, потихоньку выветриваются из вашей памяти? Я постарался вспомнить события не такого давнего прошлого, которые вот буквально только что восстановились у меня в памяти. Плохое утро, поездка на окраину, потом это вор, имя уже забыл… Дальше отделение, новая напарница, экскурсия и вызов на окраину города, где я, кстати, уже побывал еще с утра. Этот пенсионер, старая пятиэтажка и вроде бы сектанты, а дальше…

Пусто. Даже не пусто, а будто в тумане, который потихоньку распространяется по сознанию, закрывая все, что связано с моим «путешествием». Если сконцентрироваться на возвратившихся воспоминаниях, можно заметить, как они с каждой минутой утекают, оставляя меня с тем, с чем я появился в темном лесу — жалкими осколками собственной памяти, связанной с проклятой пятиэтажкой. Черт, но я ведь еще только пять минут назад вспомнил, что со мной случилось! Я даже помню, что вспомнил, все произошедшее до самой последней детали, но… Но самих воспоминаний уже нет.

— Вот-вот. Правда, не чертовщина, а очень хорошая магия.

— Ага. Магия. Саяр неодобрительно покачал головой.

— Все еще не верите мне? Я вспомнил огненный шар в его ладони, но из-за терзающих меня противоречий отрицательно мотнул головой. С одной стороны то, во что я верил всю свою жизнь. Магии нет, мир реален настолько, насколько и несправедлив, просто живи и не забивай себе голову глупостями — всегда думал я. С другой стороны, то, что я видел едва десять минут назад — горящий в руке какого-то старика огненный шар. Противоречия на лицо.

— Сомневаетесь, значит. Ну ладно, для второй демонстрации мне даже ману тратить не надо… Я заблаговременно вжался в кресло, ожидая чего-то вроде жонглирования огненными шарами, но…Старичок лишь довольно улыбнулся и, подняв лежащую на столике книгу, показал мне иллюстрацию. Дверь, а из нее торчит торс горгульи. У меня глаза на лоб полезли. Туманная дымка, закрывающая приличный кусок моих недавних воспоминаний исчезла, и я вспомнил старую пятиэтажку на окраине города, комнату, звезду и эту тварь с ее странными речами! Да это точно чертовщина какая-то!

— Значит по порядку. — поглаживая бороду начал Саяр. — Дом, а точнее комната, в которой вы оказались это Мироход. О подобных артефактах лично мне известно не слишком много, хоть я и живу уже десяток лет в башне с принимающим Мироходом. Вы должно быть видели его.

— Это где еще?

— Забыли что ли? На том же этаже, где я вас подлечил, только в конце коридора.

— Ааа, вы про дверь с головой… Стоп. Что значит, подлечили? — настороженно спросил я.

— Вас принесли в крайне плачевном состоянии — несколько опасных переломов, травма головы, куча ссадин и синяков, а в довесок — горячка. Пришлось кое-что быстро состряпать, что бы вернуть вас в нормальное состояние. Опять магия. Вот я и получил ответ на один из второстепенных вопросов. Только что-то слишком часто она служит всему объяснением… Не по душе мне это.

— Так вот, Мироходы это стационарные и жутко старые артефакты. — как ни в чем ни бывало, продолжал дедок. Я непонимающе уставился на него. Артефакты?

— Ладно, сделаем скидку на ваше образование. Магические вещи. Да-да, целая магическая комната. Но, мало того, что они старые, так они еще и очень сильные. Так вот, например эту башню почти невозможно уничтожить из-за того, что в ней есть Мироход. Пусть ее разнесут по камешку, пройдет пара-тройка дней и она снова станет как новенькая, пусть не точно такая же, но целая и невредимая. Пока все ясно?

— Эээ… типа того.

— Вот и ладненько. Такие комнаты-артефакты созданы для путешествий меж мирами. Кем и когда созданы, можете не спрашивать — они уже были, когда эльфы только пришли в наш мир. Собственно через Мироход они и пришли. Вы можете перенестись куда угодно, надо только знать название нужного мира. Все остальное сделает комната. Я кивнул, показывая, что пока все понятно. Так, стоп. Чего-то не сходится, мы же никакого названия не говорили! Зашли в комнату, и сразу все началось! Горгулья из двери говорить начал… А чего он говорить начал? Хм… кто, что начал говорить? Саяр, внимательно следивший за мной устало показал мне рисунок в книге.

— Я же вам говорил, что много о Мироходах не знаю. Но, судя по следам магии на вас — те, кто проходят через них со временем теряют воспоминая связанные с комнатами. К счастью, память возвращается, как только они увидят то, что выражает интеллектуальную составляющую для данного Мирохода. Вот горгулью, например. Взглянув на изображение, я снова вспомнил, что говорило то существо. Да и вообще все вспомнил. Опять. Нет, это не дело, что ж я так каждый раз должен зыркать на эту картинку, что бы разговор поддерживать? Ладно, об этом пока забудем, чего я там спросить хотел? Ах, да…

— Но мы ведь ничего не говорили!

— Судя по вашим воспоминаниям, Мироход отправил вас в место, выбранное по умолчанию. То есть, сюда. Очень кстати интересная тема для работы, не примите мои слова неправильно, но мне как магу очень повезло с вами, как со случайным путешественником меж мирами…

— А что, разве раньше никто не перемещался к вам? — удивленно спросил я. Конечно, комната-то в простой, хоть и старой пятиэтажке — заходи да и перемещайся на здоровье. Наши люди ведь не знают названия каких-либо миров, вот и кидало бы их сюда. Тех же сектантов, например. Саяр, видимо все это время читающий мои мысли задумчиво хмыкнул и небрежно ответил:

— Энергия. Я не уверен, но скорей всего дело в энергии. Судя по тому, что в вашем мире нет магов, то и заряжать Мироход у вас некому. Он конечно со временем накапливает энергию, но это может тянуться довольно долго, перемещения между мирами очень затратная магия… одновременно легкая и сложная, но все равно, очень затратная.

— Но тогда у меня еще один вопрос…

— Какой?

— Где моя напарница?! Старик задумчиво погладил бороду, еще раз показал мне страницу с рисунком двери и уставился на меня так, словно рассматривает что-то за моей спиной. Жутковато выглядит, кстати, и такое странное чувство, в голове, как ни странно, будто кто-то перебирает старые вещи и с них слетает пыль. Так, подождите-ка, это он что в голове моей копается?!

— Ага… — многозначительно прорек маг, откидываясь в кресле.

— Я опять же не уверен, но мне кажется, что у меня для вас две новости — хорошая и плохая. Начну с плохой…

— Эй-эй! Почему это с плохой?! Начинайте с хорошей!

— Ладно, как скажете. Ваша напарница, Лена кажется, в нашем мире…

— Ха-ха… Вы меня успокоили. А плохая новость?

— Она за пятьсот эквибов отсюда, в землях Империи Листа.

— А эквиб это?.. — уже подозревая недоброе, уточнил я.

— Эквиб это эквиб. Один эквиб это примерно три тысячи шагов. Мысленно прикинув расстояние, я ахнул. Примерно полторы тысячи километров — даже для моего родного мира это не шутки. А тут… Черт знает, сколько уйдет времени, прежде чем я покрою такое расстояние на своих двух.

— И как она там оказалась? — нервно спросил я.

— В гуще лесов расположен еще один Мироход. А теперь плохая новость…

— Плохая?! А то, что она черт знает где, это разве была не плохая новость?!

— Нет, это была часть хорошей. Так вот, плохая новость заключается в том, что в нашем мире несколько Мироходов. Точно сказать, сколько я не могу, но достаточно много. Разных видов, хотя точно в более или менее рабочем состоянии только три.

И один находится в Рунни — отдаленном материке, в который не будет соваться даже умалишенный.

— Почему это? — совсем упавшим голосом спросил я у старика.

— Ну, его населяют тарды. И хвала Махуру, что они не переносят воды. Саяр замолчал, судя по всему полагая, что все объяснил. Ну конечно, для него это как дважды два — там живут тарды. И все. А я-то не знаю, кто это!

— Гм…

— Ах, да… Все время забываю, что вы не разбираетесь в наших реалиях. Хотя в этом почти никто не разбирается — слишком уж специфическая тема. Тарды — это, как нам известно, полудемоны. Твари, не имеют единого вида, делятся на пожирателей и падальщиков. Намного больше человека, очень злобные, владеют каким-то подобием врожденной магии, яростны и жрут абсолютно все, что двигается. Достаточно красочное описание?

— Угу… Ничего себе плохая новость. Хотя, стоп. Даже если Лена в этой Империи Листа, то, как мы домой-то вернемся? Надо было задать этот вопрос с самого начала. Видимо я отупел от свалившихся мне на голову злоключений.

— Ну, если она все же у эльфов, тогда вам определенно повезло! Первое — она жива, второе Мироход, через который она прошла, универсален и вы сможете вернуться назад в свой мир. Если он еще корректно работает, конечно. Принимать-то он будет принимать, но вот отправка… Хотя это уже другой вопрос. Эльфы безразлично относятся к человеческой магии, но и делится тем, что находиться на их землях не станут.

Мне как всегда везет. Если даже моя подопечная все еще жива и здорова то, даже найдя ее нет уверенности, что мы сможем вернуться домой. Так и хочется заныть о своей несчастной судьбе, ей Богу.

— Успокойтесь молодой человек, ведь все еще хуже, чем кажется! — опять прочитав мои мысли «обрадовал» меня Саяр. Нет, у него точно какие-то психические проблемы. То он спокоен и доброжелателен, а то начинает прямо-таки наслаждаться чужим несчастьем.

— Выкладывайте… — хмуро обратился к старику я.

— Ну, я уже кажется, говорил, что путь к нужному вам Мироходу пролегает через земли орских Гур и Проклятое Кладбище. А это знаете ли путь не из легких.

— А что за Проклятое Кладбище? Что-то мне подсказывает, что ничего хорошего это название не сулит. Ну, вот какой нормальный человек назовет, к примеру, зеленую долину Проклятым Кладбищем? Да только псих полный.

— Проклятое Кладбище — это некая большая территория, принадлежащая братству некромантов и колдунов именуемому «Сверы». В принципе, это парочка болот, высохший лес, прилегающий к землям эльфов и само кладбище. Огромное кладбище в центре. Не совсем рукотворное, конечно. Кажется, там какая-то битва была, мертвых оставили, на поле боя, посреди болот. Ну а потом туда пришли некроманты, повоевали с орками, потом с эльфами и как ни странно остались на не нужной никому земле. Теперь там полно их башен. Ну вот, я так и думал. Просто супер, мало того, что мне нужно хрен знает, сколько пройти, так еще и идти мне придется по землям орков, хотя я даже не знаю, как они выглядят, и некромантов! А в магии я вообще ноль! Ничего не понимаю, ну некроманты и что? Кажется, они мертвецов поднимают, на этом мои знания заканчиваются. А кто знает, что здешние некроманты умеют?!

— Да тоже самое. — опять прочитал мои мысли маг. — Трупы поднимают, да тварей всяких мастерят. Некромантия ведь официально запрещена в нашем царстве, вот они все туда и свалили… Обрадовал он меня — всего-то трупы поднимают да тварей мастерят…

— Ну, вообще-то, не только это. Это я так, для вас все упростил, вообще они много чем занимаются — проклятия, эксперименты с разного рода нечистью и нежитью, призывы демонов и другие пакости.

— Ладно-ладно, хватит. Мне предыдущих их заслуг хватило. А что с орками? Как они выглядят? Дадут ли мирно пройти по своей территории? Старик весело улыбнулся и, погладив бороду, продолжил:

— Выглядят они обычно. Как еще орк может выглядеть? Под два с половиной метра, кожа грубая, иногда даже бугристая, цвет варьируется от зеленого до темно зеленого, иногда из пасти торчат клыки, волосы в большинстве случаев нет, бреются наголо, но некоторые носят «кобыльи хвосты» — пучок волос в центре головы. Женщины… Нет, не буду рассказывать про их женщин. Живут племенем, ну или кланом, если так удобней. В одной Гуре от десяти до тридцати кланов, в клане от пяти до двадцати тысяч орков, это вместе с женщинами и детьми. Хорошие войны, занимаются обработкой металлов, скотоводством и земледелием. Многие кланы живут на одном месте, но остались еще те, которые кочуют по территории Гуры. Кланами, состоящими в Гуре, управляет совет вождей, из которого выбирают Уркхая — если дословно, «вожака». Уркхай выбирается только в случае нужды и исполняет роль военного вождя и верховного правителя только во время войны. Ну и последнее — их отношение к людям и эльфам. Последних они ненавидят и убивают, а первых просто грабят, но по возможности не убивают. Хотя готовиться надо к худшему.

— И тут мне повезло. А что с эльфами?

— Эльфы как эльфы. Высокомерные длинноухие, со своей странной магией и ненормальной любовью к деревьям. Вся территория их Империи Листа — это лес. Огромный, старый лес населенный разного рода живностью. И не все из них милые и добрые. Точно так же эльфы — мало контактируют с людьми, считая их чем-то вроде низшей расы, очень недолюбливают орков. Ну, просто очень. Те регулярно жгут пограничные эльфийские города, вырубают их любимый лес и убивают ненаглядных животных. В общем, не ладят они с орками. Саяр замолчал, задумчиво буравя меня взглядом, а я погрузился в тяжкие думы. Итак, подведем итог. Я попал в другой мир — скорей всего этот факт неоспорим, доказательством тому служит сидящий напротив меня маг. Моя напарница, по совместительству племянница шефа, попала в другой мир вместе со мной. Правда «высадились» мы в разных местах.

И вот тут все более или менее хорошее заканчивается, потому что — первое, если бы я даже захотел свалить отсюда один, нужный мне Мироход находится в черта на куличках. Второе, эти самые «кулички» расположены недалеко от места «высадки» моей напарницы, что в принципе неплохо, если бы не толпа орков, некромантов и эльфов отделяющая меня и от девушки и от Мирохода. С помощью простой арифметики высчитываем мои шансы, выбраться из этой передряги живым и хотя бы отчасти здоровым. Что там у нас выходит? Где-то от нуля до одного процента. Я очень жалостливо вздохнул и поднял голову к потолку. Хотел, было попросить Бога мне помочь, но вспомнил, что «абонент может находиться вне зоны покрытия сети». Я вообще-то в этом не разбираюсь, но мне кажется, что Боженька вряд ли ответит на мой одинокий призыв черт знает откуда. Хотя, хотелось бы верить… Старый маг неожиданно сорвался с места и громко изрек:

— Я помогу вам, юноша!

— Что? — тупо спросил я. Старик устало вздохнул, потер виски и сел обратно в кресло.

— Молодой человек, вот скажите мне, вы вообще читали баллады о великих подвигах и смелых героях? Ну, хоть одну? А-то это ваше «Что» не очень вписывается в начатый мною разговор. Я тут распинаюсь, держу паузу, а вы что?

— Что я? Саяр угрюмо посмотрел на меня своими странно молодыми глазами и тяжело вздохнул. И, правда, что это меня так клинит-то? Словарный запас вроде нормальный и вообще… Споп-стоп-стоп! Чего это он только что сказал? Он мне поможет?! Может, я преждевременно ликую, но маг, согласившийся составить тебе компанию в таком, мягко говоря, не простом походе — это подарок Господа!

— Будь я лет на пятьдесят моложе, я бы еще подумал попутешествовать с вами… — видимо снова прочитал мои мысли маг. А говорил, что еще мысли читает плохо. Врал, наверно.

— А вам кстати сколько?

— Мне? Ну, я еще уже не молод, скоро стукнет сто девяносто третий годок. Ничего себе «уже не молод». Да, выглядит он на лет семьдесят-восемьдесят, но не на сто девяносто лет! Люди, которым стукнет почти двести лет, в лучшем случае похожи на мумию, а в худшем — на обычный такой скелет.

— Ну, для мага, это «уже не молод», мне осталось уже лет двадцать-тридцать и придется готовиться к встрече с Махуром. Или придумать что-то еще…

— Так об этом вашем Махуре мы еще при случае поговорим, а сейчас о главном — как вы мне поможете?

— Ну, во-первых, я отправлю с вами Джу. Потом познакомитесь.

— А во-вторых?

— Ась?

— Если есть, во-первых, значит должно быть и, во-вторых, нет?

— О, так вы еще не совсем потеряны для общества! А во-вторых, я обеспечу вас снаряжением, кое-какими бумагами и может даже парой артефактов. Вот это да! Нет, ну точно, если я выберусь отсюда, то обязательно наведаюсь в церковь! Тут без божьей помощи точно не обошлось. Правда есть еще один вопрос…

Как говорил один мой сержант еще в академии — ищи в чем навар!

— А зачем это вам?

— Хороший вопрос. Как я уже говорил, будь я помоложе, то отправился бы с вами… Я, знаете ли, в молодости очень любил приключения, а то, что у вас наклевывается, это и есть приключение. Да еще какое! Вот я и помогу вам, а заодно и сохраню для истории и себя лично все ваше путешествие…

— Это как еще?

— Одену на вас с Джу запоминающие браслеты, они все и запишут. Будет вполне недурственно холодными вечерами сидеть у камина и пересматривать такие записи…

Старик расплылся в довольной улыбке, видимо уже представляя такое «потешное» кино. Что я могу сказать? Очень странный мотив, но у всех свои причуды. Вот я, например, запросто поменялся с кем угодно, кто сейчас спокойно сидит в кресле и читает книгу. На земле естественно. Надо мне сейчас лезть черт знает куда, я ведь и так уже там.

— А еще, я бы хотел попросить вас об ответной услуге. — прервал мои мысли Саяр.

Вот, а я ведь чувствовал западло. Интересно, чего это он от меня хочет? Может, что бы я ему про наш мир рассказал? Про технологии и все такое. Правда, я в этом тоже не очень, конечно знаю, достаточно много, но чертеж двигателя внутреннего сгорания нарисовать не смогу. Принцип может, и объясню, но нарисовать — вряд ли.

— Вы почти угадали.

— Что?

— Я хотел бы, узнать побольше о мире, откуда вы прибыли — уровень развития, политическая ситуация, ландшафт, культура, языки…

— Так вы же один язык уже знаете.

— Это какой же? — искренне удивился Саяр. Чего это с ним? На русском говорит, а сам этого не знает? Нда, старческий маразм видимо — почти двести лет как-никак.

— Так вы ж на русском говорите. Русский, это язык моей страны. — медленно, будто разговаривая с маленьким ребенком, повторил я.

— Вы заблуждаетесь молодой человек. Я говорю на чистом аварском, как и вы впрочем. Что очень странно. Откуда вы, кстати, знаете аварский? Толи я чего-то не понимаю, толи у меня глюки. Хотя последнее и выглядит очень заманчиво в виду последних событий, но скорей всего все же я чего-то не понимаю.

— По-моему, заблуждаетесь именно вы. Я говорю на русском и что, как вы уже говорили, очень странно, вы говорите на русском. Саяр задумчиво посмотрел на меня, потом погладил бороду и начал листать книгу с рисунком трижды проклятой двери.

— Юноша, а вы читаете на том языке, на котором сейчас говорите?

— Конечно. Я даже не успел о чем-то подумать, как он протянул мне книгу, открытую все на той же странице.

— Тогда прочитайте в голос то, что написано под рисунком. Не очень понимаю, зачем это нужно, но мне и, правда, интересно, чего там написано. Я взял у старика книжку и уставился в немного пожелтевшую страницу с очень реалистичным рисунком уже знакомой мне двери и… непонятными каракулями под этим рисунком. И каково было мое удивление, когда я, через мгновение понял, что могу прочитать эти каракули! Таких букв я не знаю, это точно, но читаю все, будто написано на родном русском!

— «Мироход — крайне редкий и очень старый артефакт неизвестного происхождения. На протяжении последнего столетия маги занимались исследованием находящегося в нашем распоряжении принимающего Мирохода. К сожалению универсальный Мироход находится в землях эльфов, которые не слишком жалуют наших братьев по Искусству, да и людей, в общем. Из-за невозможности обследовать эльфийский Мироход и недоступности других, предположительно существующих в нашем мире артефактов данного типа, любые соискания в данной области признаны бесперспективными…»

— Вот, видите, читаете на аварском…

— Ага, читаю. Но вот одна проблема — буквы эти для меня каракули, а как я их понимаю, сам догнать не могу!

— Очень интересно. Над этим надо еще подумать… но сейчас, вернемся к тому, на чем мы закончили — услуга, о которой я хочу вас попросить.

— Да-да, конечно. Но это долго будет, а времени на записывание всего, что я знаю о своем мире, у меня нет…

— А кто сказал записывать? — хитро улыбнулся Саяр.

— А как тогда?

— Пока я буду собирать все нужное к походу, и искать Джу, вы будете спокойно спать, а все ваши знания переписываться на специальный кристалл.

— Ты смотри, куда техника дошла… — искренне удивился я.

— Да, в артефактах я кое-что смыслю. Это кстати моя главная специальность — артефакторика, а магия разума, это так, хобби. — скромно заметил старик.

— Ааа… — глубокомысленно ответил я.

— Ладно, давайте уже перейдем к делу. Вы ведь согласны?

— А у меня есть выбор?

— Выбор есть всегда юноша. Главное, хотеть выбирать. Так как?

— Согласен-согласен. Хм, смотри, как оно получилось — еще недавно за мной по мокрому лесу бегал какой-то отморозок, потом меня оглушили и притащили к этому вот деду и… Мы нашли с ним общий язык. Точнее, он просто был во мне заинтересован как в новой забаве и решил поиграть в какую-то странную игру с такими же правилами. Что мешало ему меня пришить или силой заставить сотрудничать? Да ничего. Я был без сознания в состоянии полутрупа, а на его стороне два здоровых вооруженных мужика. Сомневаюсь, что их помощь бы ему пригодилась, но все же… Но нет — он меня вылечил и предложил помощь. Жизнь непредсказуемая штука. Саяр довольно потер руки, поднялся с кресла и, подойдя ко мне, протянул свою морщинистую ладонь. Ну, мозги у меня в голове еще есть, и я сразу смекнул, что от меня требуется. Быстро поднявшись, я протянул старику руку, скрепляя нашу «сделку» рукопожатием. Не хватает только контракта, который я должен подписать кровью. Смешно, честное слово, но другого выхода у меня нет.

— Ну-с, приступим, юноша. — бодренько ответил Саяр и неспешна двинулся к выходу из комнаты. И мы приступили.

Рассказывать, как за пять минут мы дошли до нужной двери я не буду, ибо ничего интересного не произошло — обычный коридор, обычные двери. Все как всегда. Угу, как всегда, я так об этом думаю, вроде я всегда в параллельном мире хожу за волшебниками по их башням. Нет, определенно, если вернусь домой — навещу психолога. Хотя сначала схожу в церковь, а уж потом к психологу… Пришли мы в небольшую комнату с чем-то вроде кушетки посредине. Вокруг этой самой кушетки, прямо на земле, стояло с два десятка испускающих сладковатый дым свечек. Все свечки, вместе создавали что-то вроде треугольника. У изголовья этого скромного ложа, на небольшом столике стоял приличных размеров, с мою голову где-то, кристалл неизвестного мне минерала. Неизвестного, потому что, минералы, о которых я знаю, не светятся изнутри ярко черным светом. Думаете нонсенс? Ярко черного света не бывает? Скажите это стоящему передо мной чуду природы. Хм, все будто заранее приготовлено. Хотя, кто знает, сколько времени было у Саяра на подготовку? Я-то в отключке был.

— Ложитесь и расслабьтесь. Только, смотрите свечи не зацепите…

— А-то что, взорвется? — осторожно уточнил я.

— Нет, у меня просто радикулит, а ставить их надо именно мне.

— Ааа… Осторожно преступив через стоящие на полу свечи, я подошел к кушетке и с удивлением отметил, что и она сделана из какого-то минерала, а вмятина для головы, так вообще светится изнутри, как и странный кристалл. Я послушно улегся на свое «рабочее место» и постарался расслабиться. Вы когда-нибудь старались расслабиться лежа на жестком камне неизвестного происхождения, когда выемка, в которой почивает ваша голова еще и светится изнутри жутковатым черным светом? Нет? Тогда я вас не обрадую — расслабиться я не смог бы, даже если бы мне в этом помогали тайские девушки массажистки.

— Эээ… Саяр?

— Да? — спросил стоящий где-то за изголовьем маг.

— Тут такая проблема, я расслабиться не могу…

— Я говорил образно, главное — просто лечь, расслабитесь вы, даже если сами того не захотите.

— То есть? Вы о… Я вдруг почувствовал себя очень расслабленным. Таким расслабленным, что если бы хотел в туалет — описался бы, как пить дать. Тело словно расплылось по этому странному подобии кушетки, а сознание, так вообще начало потихоньку меня покидать.

— Приятных сновидений… — донеслись до меня слова Саяра и… Меня опять отрубило.

Глава 4

Яркое солнце ворвалось в комнату и бессовестно прервало мой сон. Глаза даже открывать неохота…

Меня на секунду посетило странное чувство дежавю, кажется, я это уже проходил, только солнца не было. Это чувство немного полетало в моей свободной от мыслей голове и испарилось. Вот и хорошо, мне ведь ночью странные сны снились. Никогда не думал, что у меня такая буйная фантазия, это ж надо, причудилось, будто я в другой мир попал, да еще с волшебником говорил…

— Эй-эй-эй… Аскет или как там тебя, вставай. — послышался на грани опять проваливающего в сон сознания мягкий женский голос. Люблю женские голоса, которые предлагают мне подняться с кровати утром. Правда, не помню ни голоса, ни того, что было вчера. Это уже не так хорошо. Вариантов много, но мое сонное сознание почему-то склоняется к самому нелицеприятному. Вчера была пьянка. Хотя с этим можно поспорить — голова у меня не болит, только спать очень хочется… Да и пью я редко.

— Ммм? — постарался связать пару слов я, все еще не открывая глаз. Судя результату, ничего не вышло.

— Вставай, говорю, Саяру уже не терпится начать разъяснительные работы. — отозвался, уже не настолько мягкий женский голос. Какой Саяр? О чем это… Ах черт бы побрал это чувство дежавю! Я вскочил на ноги, и начал судорожно оглядывать комнату слипающимися и страдающими от излишка солнечных лучей глазами. Увиденное меня не слишком порадовало. Эх, а я уж подумал, что все случившееся было плохим сном. Зря. Находился я в обычной комнате — каменные стены, огромное окно, в углу письменный стол, кровать (на которой я, кстати, и стоял), пара стульев, на одном из них сидела особа, которая меня и разбудила. К слову, очаровательная особа. На вид где-то моего возраста, очень похожа на латиноамериканку, такой же цвет кожи, волосы темные, очень приятное лицо — вздернутый носик, красивые губки и насмешливые зеленые глаза. Одета моя гостья в какое-то подобие штанов, заправленных в сапоги с высокими ботфортами и странного покроя рубашку. На шее висит элегантный кулон в виде какой-то буквы. Наверно. Черт его знает, буква это или нет.

— Где это я? — как всегда блеснул умом и сообразительностью я.

— Тут. — лаконично ответила девушка.

— Логично. А точнее?

— Наденешь штаны — узнаешь точнее.

Ах ты блин, а я ведь без штанов! Штаны, штаны, штаны! Быстро осмотрев комнату, я все же отыскал глазами нужный мне предмет одежды. Вот они родимые, висят на спинке стула… на котором сидит особа латиноамериканского вида. Ничего я загнул, а?

— Эээмм. А можно штаны? Девушка бросила на меня странный взгляд, встала со стула и взмахнула в мою сторону рукой. Брезгует, наверное, мои штаны трогать, ну что ж… Додумать я не успел. Мои ничем непримечательные брюки сорвались со спинки стула и полетели ко мне со скоростью футбольного мяча. Вот что бы вы сделали на моем месте? Вы стоите себе, никого не трогаете (без штанов на кровати) и тут раз! — и в вас летят ваши же брюки, причем сами по себе! Вот-вот… Я, не будь дурак, увернулся.

— Идиот или нервный? — приподняв бровь, спросила девушка.

— В последнее время, опасаюсь всего необъяснимого. — хмуро ответил я.

— Ну-ну… Одевайся. Саяр рвет и мечет, что бы мы побыстрее начали инструктаж. Это тот дедуля, что решил мне помогать? Рвет и мечет? У него же радикулит!

Таки не надо о грустном, молодой человек. Радикулит, не радикулит, но время не ждет! Чего вы там копаетесь? Это мне надо искать некую Лену?

Я чуть не грохнулся с кровати, едва ли начав с нее слезать. Вот ведь гад! Он и правда меня в могилу вогнать хочет! Хотя по делу наверно говорит… Вопрос «Где я?» уже был неактуален. Так, начинаем одеваться, пока в голове снова не заговорил голос со странным акцентом. К слову, только заметил — этот Саяр иногда говорит с одесским акцентом! И как я раньше-то не заметил? Все те же нервы. Раньше бы заметил сразу — не зря в милиции штаны протираю. Ладно, не отвлекаемся. Брюки, рубашка… А дальше? Где плащ и табельное оружие? Забрал его Саяр при последней встрече или нет? И было ли оно у меня тогда?.. Немного подумав, я задал девушке вопрос об одежде и оружии.

— Саяр их забрал, сказал, что-то про улучшение и подарок… Готов? Тогда пошли.

Пошли-пошли. Девушка быстро покинула комнату, а я вышел следом за ней. Как я и думал — все та же странная башня с кучей дверей. О, а я и не заметил — в той комнате, где я проснулся, было окно! Не совсем тюрьма, значит.

— Нам сюда. — обратилась ко мне девушка, исчезая за самой обычной дверью. А что делать? Заходим.

— Молодой человек, вам должно быть, по крайней мере, очень стыдно! — прям с порога, поприветствовал меня старый маг.

— Вы снова о радикулите? Саяр удивленно посмотрел на меня, прищурив глаза.

— Неожиданный талант к чтению мыслей?

— Вы просто предсказуемы.

— Разве? — перевел взгляд на сопровождающую меня девушку, старик. Мой светлый взор, по примеру Саяра, переместился на девушку. Она отрицательно покачала головой.

— Да, никогда такого не было! Вот уж… Может мне, конечно, могло показаться, но до этого она согласно кивала моим словам.

Маг задумчиво погладил длинную бороду и начал смотреть нам за спины, на вход в комнату. Хм, а что за комната-то? Войти — вошел, а осмотреть не успел. Комната оказалась… Странной. Признаюсь честно — это помещение напоминало что-то среднее между лабораторией криминалистов, в которой мне приходилось бывать по долгу службы, отделом конфискации и магазином приколов. Посещение последнего было прямо связано с отделом конфискации… Не хотят наши люди по закону жить, не хотят. Ах, да, комната. Так вот, помещение «стандартной», шестиугольной формы, у каждой стены стоит по шкафу. Судя по открытым дверцам и вываливающемуся содержимому — барахла у Саяра собралось много. Еще к моей радости в этой комнате тоже присутствовали окна, в количестве двух штук, поэтому помещение просто утопало в свете. На полу некая геометрическая фигура, в ее центре, а одновременно с этим и в центре комнаты, стоит стол. Большой такой стол в форме треугольника, два угла которого загибаются, внутрь образуя очень удобное рабочее место со странноватого вида стулом. Стол украшала еще одна звезда, вроде тех, что я видел раньше, куча всяких инструментов, подобие большой лампы на пластичной ножке и еще черте что. Это «черти что» скорее всего раньше ютилось в одном из шкафов… О, на краешке стола лежит две небольших сумки и мой родной плащ с пистолетом!

— Ах да, ах да… Джу уже рассказала вам про маршрут?… — вдруг встрепенулся волшебник.

— Джу?

— Так вы, что еще не познакомились? Не порядок! Что это вы, молодой человек, с девушками говорить не умеете? — удивленно спросил старичок.

— Да я…

— Да вы. Ладно, все самое тяжелое возьму на себя — она-то, вас уже знает, я ей кратенько объяснил суть задания, а вот вам… Слушал я не очень внимательно, ибо следил за настольной лампой мага. А последить было за чем — ни с того, ни с сего, она взяла и повернулась в другую сторону. Сама по себе. Да еще и мигнула. Несмотря на свою заинтересованность лампой, я кое-как вычленил из слов Саяра информацию про мою провожатую. И оторопело уставился на волшебника.

— Постойте-ка! Так это тот, то есть, как уже выяснилось, та ваша ученица? Джу — девушка?!

— А есть проблемы? — холодно поинтересовалась «латиноамериканка».

— Нет. Никаких проблем. Точно, вот только мне кажется, что это уже было. Еще одна напарница, если еще и эту где-то потеряю — буду знать, что меня кто-то проклял. Хотя меня и так прокляли, не иначе — столько проблем и все для заурядного мента.

— Ну, так вот, она будет сопровождать вас и в силу своих возможностей помогать.

— Это как? — я скептически посмотрел на девушку. А правда, чем это она мне помочь может? Девушка поймала мой скептический взгляд и только презрительно фыркнула, всем видом показывая, что это именно я не смогу ей ничем помочь. Какой я психолог, а?

— Для начала, Джу — моя ученица. Десятый год обучения! Еще лет пять-семь и она может обратиться в Совет с просьбой о звании мэтра! Хотя чего я распинаюсь? Джу, расскажи нашему другу о том, что ты можешь. На меня бросили раздраженный взгляд, но, несмотря на это, девушка начала говорить.

— Джу Ураш Триа. Можно просто Джу. Я…

— Джу, будь так добра сделай себе и Аску кресла? Сама понимаешь, воспитание не позволяет мне сесть, пока гость стоит, а у меня ревматизм, старость не радость. — перебил ученицу Саяр, бодреньким шагом двигаясь к столу и усаживаясь на рабочее место. Как я понял, это помещение что-то вроде мастерской и одновременно кабинета мага… А еще это лаборатория. Опять он лезет в мою голову. По мелочам, кстати! Я раздраженно повернулся к девушке, уже открывая рот, что предложить продолжать… И чуть так и не застыл. Сначала, я не обратил внимания на слова старого волшебника, когда он обращался к своей, как уже выяснилось, ученице, а зря. Не то что бы картина была уж совсем удивительной, после, понимая того, где я и кто меня окружает, это выглядело не слишком впечатляюще. Но все же весьма и весьма необычно. Волшебница (а теперь я точно уверен, что она волшебница), что-то перед этим усердно бормотавшая взмахнула руками и… Возле стола, напротив уже усевшегося в свое кресло Саяра, воздух закрутился двумя мелкими смерчами, которые в мгновение ока превратились в кресла. А может и не превратились вовсе, кресла вроде как появились из ниоткуда — заметить все я не успел.

— Материализация — вторая после телекинеза дисциплина Джу. — прокомментировал Саяр, внимательно следивший за девушкой.

— Материализация? — переспросил я, подходя к креслам и недоверчиво притрагиваясь к ним.

— Именно. Создание материальных предметов из множества свободных частичек. Нет смысла вдаваться в подробности, поэтому для вас я объясню просто — используя магическую энергию, ману, волшебник собирает свободные частички и лепит из них то, что ему нужно. Стул, кресло, нож, еду. Если достигнуть в этом деле определенных вершин, можно создавать из воздуха дома или целые замки… Да все, что угодно! Ничего себе! Я уже более уважительно посмотрел на девушку — а ведь, только недавно думал, что с нее проку не будет! Пока Саяр просвещал одного невежу на предмет магического искусства, его ученица, устало вздохнув, подошла к столу и плюхнулась в только что созданное кресло. Это я заметил не сразу, ибо все еще размышлял о том, какая все же полезная штука магия. Хотя, мне кажется, что тут не все так просто. Нет, в магии я профан, точнее полный ноль, но какой-то уж слишком уставшей сейчас выглядит Джу. Что-то тут определенно не так…

— Вы совершенно правы, молодой человек. — в который раз прочитал мои мысли старичок.

— В чем?

— Джу — лишь на пятой ступени в материализации. Для примера, что бы получить звание мэтра, нужно быть на пятнадцатой.

— Но я уже могу создавать предметы в размер человеческого тела! Это ты не хочешь переводить меня на более высокий уровень, просто потому что…

— Потому что эти твои предметы, точнее предмет забирает едва ли не половину твоего запаса маны. Да, согласен, созданные тобой стулья простоят где-то час, но! — ты потратила на них почти всю ману, да еще и устала, словно намотала вокруг морды Махура десяток кругов! А ведь они не идеальны — один магический всплеск в этой башне и ты будешь сидеть на полу. Это в лучшем случае, в худшем, увязнешь в размякшей материи. Можешь что-то на это ответить?

Девушка хотела, было что-то сказать, но в ответ лишь хмуро уставилась на мага.

Сам себе удивляюсь, но я был прав — все не так просто как кажется со стороны.

Точно не уверен, сколько этой маны у Джу, но думаю не мало — а тратить ее всю на два стула…

Нет, это расточительство. Тут правда еще стоит заметить, что я не представляю, откуда волшебники берут ману и где ее хранят. И хранят ли вообще. Да и вообще почти ничего не знаю о магии как таковой. Всё услышанное здесь — уже процентов восемьдесят всех познаний в этой области. Немного отойдя от раздумий над услышанным и увиденным, я заметил, что остался единственным стоящим. Придя к такому выводу, я не дожидаясь приглашения, уселся на свободный стул, предварительно удостоверившись в его реальности. Посмотрев на лампу, которая в ответ внимательно осмотрела меня большим глазным яблоком, заменяющим лампочку, я на минуту задумался, и мне вдруг пришла в голову странная мысль, что это наверно совсем не лампа. Мгновением позже, пришла другая мысль, которая вежливо напомнила, что я в первый раз в своей, отнюдь не самой короткой жизни, вижу живую настольную лампу. Я быстро перевел взгляд на Саяра и с деланным спокойствием заговорил.

— Мы, кажется, закончили на знакомстве.

— Ах да, да! Джу, продолжай, пожалуйста. Девушка, все еще хмуро сопящая и буравящая фигуру волшебника обиженным взглядом досадно вздохнула и постаралась вспомнить, на чем же она закончила.

Если честно, мне было все равно, на чем она закончила и о чем сейчас заговорит — главное, что бы она продолжила говорить. Меня по неизвестной причине очень напрягала лампа, от которой я благоразумно отвернулся. Что-то мне подсказывало, что она все так же буравит меня взглядом своего единственного ока. К моей величайшей радости, девушка все же собралась с мыслями и, заговорив, отвлекла меня от мрачных мыслей о нездоровом внимании ко мне осветительных приборов.

— Зовут меня Джу, родилась в городе Уму, провинция Сапеш. Учусь у Саяра десять лет. Дисциплины — телекинез, десятая ступень. Материализация — пятая ступень.

Еще есть целительство, но я всего лишь на третей ступени. Ну и куча общих знаний о магии и наших реалиях.

— Ничего не понял. — честно признался я. Девушка бросила на меня раздраженный взгляд.

— Что именно ты не понял?

— Ничего я не понял. Ты же должна была рассказать, чем можешь быть полезна? Или нет?

— А я что сказала? — приподняв бровь, ответила вопросом на вопрос девушка.

— Ты говорила про ступени. Мне это ничего не объясняет.

— Джу, делай скидку на происхождение нашего друга, я же тебе рассказывал, что узнал из кристалла памяти… — вставил своих пять копеек, внимательно следивший за разговором Саяр.

— Рассказывать — рассказывал, а показать не показал. — пробормотала ученица мага. Старичок как-то странно кашлянул и начал рассматривать прелести каменной стены, без единой неровности.

— Ну, там такое сама должна понимать, что Совет может заинтересовать это и вообще… — невнятно продолжил он. Девушка скептически окинула его взглядом зеленых глаз и неодобрительно засопела. Нет, мне это определенно не нравиться. Как только есть возможность, эти двое мгновенно меняют тему разговора и забывают, что в комнате присутствует еще одни человек, который спешит на встречу с неизвестностью в лице орков, некромантов, эльфов и еще Бог знает кого и чего…

— Гхм. — это я так напомнил, что представляю собой не деталь мебели, а вполне себе сносного собеседника. Пусть и не посвященного в магические штучки и реалии этого мира.

— Может, ты все же расскажешь, чего умеешь? Саяр наградил меня благодарным взглядом. Все это время он упорно избегал встречи этого самого взгляда с глазами своей ученицы, за короткое время, налюбовавшись стенами, потолком, окном… К слову об окне — не знаю почему, но как я в него не смотрел, ничего увидеть не удалось. Лишь падающий в комнату свет и какой-то неясный силуэт черти-чего. Странно.

— Ладно. Телекинез, это моя профилирующая дисциплина, то есть, я занимаюсь ей большинство времени и, скорее всего именно в ней получу звание мэтра. Чем, по сути, занимается телекинез ты, надеюсь, знаешь?

— Предметы двигает? В награду за свою сообразительность я получил снисходительный взгляд и еле слышное «пффф». А ведь это для меня не что-то там — о телекинезе я узнал, когда занимался делом кидалы из числа «магов». Парень предлагал научить телекинезу всего за семь занятий и триста зеленых. Жаль, он покидал город после третьего оплаченного занятия, иначе пол страны уже владело бы его силой.

— Если не вдаваться в детали — да, маг телекинетик двигает предметы силой мысли. Чем сильнее маг, тем лучше он это может. Точнее, тем более высок коэффициент полезного действия. Пока ясно?

— Ну, да. Но про свои возможности ты не сказала ничего.

— Сейчас всё будет. — заверила меня волшебница, мне кажется или ей просто нравится объяснять кому-то на пальцах прописные истины? Наверно, так и есть.

— Так вот, я на десятой ступени. Для получения звания мэтра нужно достичь пятнадцатой ступени. Как видишь — мне осталось немного…

— Лет пять-семь. — с ласковой улыбочкой продолжил Саяр. — Джу, будь так добра говори по сути.

— Ладно-ладно! Я могу поднять в воздух и двигать много средних предметов, вроде стула, поменьше больших предметов вроде шкафа, и один-два огромных!

— А мелких? Волшебница запнулась на полуслове и хмуро посмотрела мне в глаза. Я что-то не то сказал? Или может, попал в точку?

— Мне плохо дается управление мелкими предметами. С этим есть проблемы? — с вызовом осведомилась девушка.

— Из-за этого у Джу проблемы с переходом на следующую ступень, да и с предыдущими переходами тоже. Ей тяжело дается создание тонких ментальных щупов. К счастью, она проявляет немалый талант к работе с большими объектами, что и позволяет ей преодолевать новые ступени. Но сейчас разговор не об этом, продолжай, пожалуйста.

— Материализация — пятая ступень. Могу создавать еду и предметы, размером примерно с человека…

— Но… — начал было Саяр.

— Да-да, я сама знаю! Они отнюдь не идеальны, я трачу на них слишком много маны и сильно устаю! — выпалила, девушка, по-видимому, не желая еще раз слушать об изъянах своего волшебства из чужих уст.

— У меня вопрос. А то, что ты создаешь, оно таким и остается? Не исчезает и ничего такого? Угу. Было бы забавно — создает вот такой вот маг какие-то деликатесы, их с радостью съедают, а потом… Потом они исчезают прямо из желудка. Если честно — для меня странно звучит даже сама идея создания еды, да и всего остального. С другой стороны — я ведь сижу на только созданном стуле, чем не доказательство?

— Это зависит от количества затраченной маны и размеров предмета. Если что-то не слишком большое, вроде того же ножа — протянет месяцев семь, потом надо будет обновить чары. — все еще раздраженно поглядывая в сторону старого волшебника, ответила девушка.

Мне и правда кажется, что она принадлежит к тому типу людей, которые, объясняя что-либо, получают удовольствие и успокаиваются. Надо запомнить. Все же магия, когда ее творят перед тобой, а не бутафорские спецэффекты, это сила. Даже не смотря на ограничения и все такое. Это же просто с ума можно сойти — без особых усилий создать пару слитков золота. Единственной негативной стороной является то, что это золото исчезнет за пол года. Фальшивомонетчики были бы в экстазе от такой магии, а если бы ей еще и обучали… Страшно представить место, в котором так легко можно добыть целое состояние. Хотя перед этим надо учиться десять лет. Немало, но некоторые люди по пол жизни в университетах проводят, а тут всего десять лет… Сочувствую я милиции этого мира, не хотел бы я оказаться на их месте — это же только подумать, сколько путей для нарушения Закона! Хотя, это все с моей точки зрения, как человека, знания, по магии которого равны примерно нулю.

— Вот чем вы мне нравитесь, молодой человек. — прервал мои мысли Саяр.

— Вы о чем?

— О, том, что вы здраво оцениваете свои возможности! Это, кстати, одна из самых важных черт характера для мага. — старик еле заметно улыбнулся. На Джу намекает, наверно. Но это не главное. Главное — что он опять читал мои мысли. Сколько можно, в самом деле?! Не то, что бы я испытываю при этом какой-то дискомфорт или еще чего, если специально не сосредотачиваться, то даже в голову не придет, что тебя «читают»… Просто как-то неприятно, что кто-то посторонний роется у тебя в мозгах.

— Он будет читать тебя, пока не научишься ставить блок. — видимо поняла все по выражению моего лица, Джу. А может и она тоже… Нет, Джу не умеет читать мысли. Ей плохо дается работа с столь тонкими материями, я вообще удивляюсь, что она так продвинулась в телекинезе… Зато ему работа с «столь тонкими материями» дается хорошо, о чем почтенный волшебник не забывает мне напоминать, время от времени появляясь в моей голове. Что вы там говорили про возможности и трезвость? Как бы странно это не прозвучало, я постарался мысленно обратиться к Саяру. Кажется, раньше мы с ним уже обменивались парой фраз, но с моей стороны это скорее было несознательным рефлексом — говорят, надо отвечать. Говорил о том, что вы здраво оцениваете свои силы и познания, и это очень похвально. Ваши мысленные выводы принадлежат именно человеку, который почти ничего не смыслит в магии и связанных с ней областях общественной жизни. Сказал бы больше — на несколько частиц больше, чем ничего. А то, что вы это признаете — очень похвально, как я уже говорил. Были бы вы моим учеником, уже за десяток лет достигли бы звания мэтра, да… Я сделал над собой усилие и постарался понять, о чем собственно толкует маг. Это оказалось нелегко — его слова, кинутые мне прямиком в голову, были какими-то, прозрачными что ли? Трудно это объяснить, но воспринимал я «сказанное» не до конца, вроде бы и понимаю, о чем он говорит, но смысл словно выскальзывает. Да и голова болеть начинает. Такое чувство, будто сижу за компьютером часов десять…

Может, давайте будем говорить по-человечески, а-то у меня что-то голова болеть начинает…

— Так вот, — как ни в чем не бывало, перешел на нормальный разговор Саяр, — Джу забыла упомянуть о таких факторах как — масса и вес создаваемого вещества, его плотность, материал, сложность структуры, особенности металла и еще многих и многих других. Все они и делают материализацию очень сложной дисциплиной — ведь при создании чего-либо надо озаботиться кучей факторов, иначе предмет получится бракованным или вообще не получиться и мана будет развеяна впустую. Именно поэтому — количество мастеров, а тем более магистров и великих магистров, практикующих эту дисциплину на высоком уровне, выше двадцатой ступени, очень невелико. Точнее — мизерно. Некоторые практикуют ее на уровне мэтров, хотя таких тоже сравнительно немного.

— Может, вернемся к делу? — устало спросила волшебница, со скукой слушающая лекцию Саяра. Судя по всему — она слышала ее немало раз, да и выглядит для нее она уже как базовая истина. Тут я с ней согласен — кто-то должен еще спасать одну девушку по имени Лена и вернутся в свой мир… Жаль, что высоко почтенного мага в данный момент больше волнует лекция о магии.

— Минуточку, Джу, я все же хочу закончить. Итак, первая причина, почему империю еще не наводнило искусственное золото — это малое количество материализаторов, тех же алхимиков в разы больше. Еще одна причина — все созданное с помощью магии не имеет магических свойств. Созданное серебро не убьет упыря, созданный звир не остановит кровотечения, созданный обсидиановый нож не нанесет никакого вреда демону и так далее. Магия у нас распространена достаточно широко, поэтому существуют артефакты для проверки на подлинность. Причем всего. Не только золота или серебра. Третьей причиной является наказание за фальшивомонетчество — она достаточно экзотична. Экзекуцией занимаются трансформаторы, используя свое искусство, они превращают часть тела преступника в то, что он создал и старался сбыть, сверху ставится особенная печать, которая препятствует обратной трансформации до конца срока наказания. Как вы поняли, помилования это наказание не предусматривает. Ну и последнее — все маги состоят на учете, и за их деятельностью ведется наблюдение. Никто не захочет назвать на себя излишнее внимание ради куска золота. Вот так вот. Простите уж, за то, что отвлекся, я просто…

— … он просто очень любит читать нудные лекции типа «Это же очевидно!». Да и просто лекции тоже. — продолжила уж совсем заскучавшая волшебница.

Саяр, покаянно улыбнулся, мол «Знаю, виноват». Хотя в его глазах не отразилось и намека на раскаяние, они только хитренько блеснули, давая понять, что чтение подобных лекций приносит ему истинное наслаждение. Но как же все сложно, а? Магия конечно отличная вещь, но и ограничений достаточно, как я впрочем, и думал. Ну, с поправкой на то, что я сильно занижал эти «ограничения». Да еще и законы. Лично я как, как работник «органов» всеми конечностями «за», но как человек…

Как человек, я немного в шоке. Трудновато мне представить, какого оно ходить с золотой рукой или ногой, а уж если ты создавал и подсовывал людям слишком много драг металла… Тут мое воображение рисует мне очень натуральную статую человека, с очень грустным лицом и большой печатью на груди.

— Я все же продолжу. — заметила Джу, судя по всему уже немного отдохнувшая после создания кресел. На минуту задумавшись, она снова заговорила:

— Меня прервали на материализации. Или нет? Да, точно, про материализацию я рассказала, на очереди целительство. Третья ступень — могу затянуть несерьезные раны, сращиваю несложные переломы, лечу простенькие болезни и отравления… Но это все мелочи, основным навыком я выбрала балансировку. Объясняю для аборигенов, балансировка — это управление силами собственного организма, работа с ними и повышение характеристик тела. На некоторое время.

— Какие именно характеристики? — переспросил я, не слишком хорошо разобравшись с этой «балансировкой».

— Скорость, выносливость… — начала было перечислять девушка, но я уже и сам догадался. Ничего так умение. Кто бы отказался от возможности быстро и долго бегать, а, судя по словам Джу — быстро примерно равняется «очень быстро». Точно не я. Правда, тут еще вступает все тот же фактор сложности магии и моего нулевого познания в ней. К моей огромной радости (и с чего вдруг?) магия — это не глупое размахивание волшебной палочкой и распевание стишков, а сложная наука вроде физики или химии. Хотя размахивание и стишки, судя по всему, в ней тоже присутствуют.

— Ааа… Примерно понял. — понимающе протянул я, дабы прервать перечисление характеристик человеческого организма.

— Хорошо. Ну и в завершение — я все же живу тут! И знаю о наших реалиях побольше тебя.

— Трудно спорить.

— Так что, я участвую? — с нетерпением осведомилась девушка, ожидающе рассматривая меня зелеными глазами.

— То есть?

— Ну, я участвую в походе? — с все более нарастающим нетерпением спросила она. Мне кажется или я чего-то не понимаю? Это она у меня спрашивает?

— Да-да, молодой человек, именно вам предстоит решить, пригодится ли вам помощь Джу в этом мероприятии. — насмешливо блеснул глазами Саяр.

— А раньше сказать можно было?

— Это что-то изменило бы? — все так же осведомился маг.

— Не уверен, но обо всем лучше говорить сначала, что бы потом не было сюрпризов…

— Так я участвую? — напомнила о главной теме всей беседы девушка. А я знаю? Нет, конечно, помощь мне бы пригодилась. Но я-то надеялся на парня-ученика, все же не за грибами в лес идем… Несмотря на все магические (и не только) прелести такого «сопровождающего», она все равно остается девушкой. Хотя, можно поспорить о том, минус это или плюс. Хм. А если я скажу «нет», кто будет моим сопровождающим? Последний вопрос я успел озвучить, что меня не мало порадовало — Саяр, если и читал мои мысли, то хоть не лез с диалогами прямо в голову, а терпеливо дожидался начала нормального разговора.

— Тогда, Джу проведет вас до ближайшего представительства Совета и постарается подобрать вам достойного сопровождающего волшебника. Может быть даже мэтра. Но… Как я понял, мэтр — это один из уровней, который, между прочим, повыше уровня нашей волшебницы! А значит…

— …но любой волшебник потребует за свои услуги плату. — закончил маг. Я сразу приуныл. Плату… У меня в кармане плаща есть кошелек с десятком-вторым купюр, да вот только сомневаюсь, что тут они кому-то понадобятся, а о междумировых обменниках я пока не слышал. Ответ на так волнующий молодую волшебницу вопрос гаденько хихикал, уютно расположившись в центре моего внимания и давая понять, что выбора у меня как бы нет.

— Выбора у меня все равно нет. — наконец-то ответил я.

— Да! Джу радостно улыбнулась и подняла над собой сжатые в кулаки ладони. С чего такая радость? Не терпится побывать у орков, некромантов и еще черти кого?

Может, я зря преувеличиваю опасность этого путешествия, и в реальности все будет вполне приятной прогулкой в земли эльфов? Без опасностей и осложнений. Было бы неплохо. Но спросить, почему у нее такая сверх радостная реакция все же стоит…

— А с чего такая радость? Девушка, немного успокоившись, с улыбкой посмотрела на меня.

— Саяр заверил меня, что как бы все не закончилось, я, так или иначе, заслужу звания мэтра! Фух. Можно облегченно вздохнуть, я-то ведь уже заподозрил что-то неладное…

— И конечно это приключение! Мы ведь пройдем по землям орков, некромантов, а дальше наш путь будет лежать, чуть ли не в центр эльфийских земель! Это же такое настоящее путешествие! Столица Гуры Хур-Хар древний Харог, Орский Лес, равнина камней Куран-гул, Шпиль Колдовства, Великое Болото, а потом Великий Лес! О существах, которых мы можем повстречать я уже и не говорю! Орки, гнолли, выверны, тролли, эльфы, да мало еще кто! Это бесконечное количество незаменимого, практического опыта и знаний, да Совет будет рад меня принять, только за то, что я видела все это! Я представил свое лицо со стороны, и подумал, что оно сейчас похоже на погребальную маску какого-то правителя, отравившегося лимоном. Орки, гнолли, выверны… Я их с трудом представляю, а вчерашний рассказ Саяра об этом зверинце еще с самого утра набирается все более темными красками и скоро превратиться в очень хмурую картину, словно вырезанную из фильма ужасов. А Джу ликует. Может, я чего-то не догоняю или наш престарелый (очень сильно) маг просто чудесно умеет рассказывать страшные истории?

— Но ведь Саяр говорил… Старичок встрепенулся от каких-то своих мыслей и посмотрел на меня, его ученица отвлеклась от перечисления тех мест и тех существ, с которыми мы можем встретиться, и тоже ожидающе посмотрела на меня.

— Да-да?

— Так вот, Саяр там говорил про орков, некромантов и опасности, которые нас могут поджидать. В общих чертах, правда.

— Но ведь это и есть приключение! Погребальная маска треснула, а за ней открылось совсем странное выражение лица, которое совмещало целую гамму чувств, начиная с удивления и заканчивая легким шоком. Она мне кого-то напоминает. Одну мою новую знакомую, которая грезит книгами о магии и фэнтези и на данный момент (дай Бог) находится где-то в глубине земель эльфов — огромном лесу. Нет, даже так — Огромном Лесу. Слишком уж уважительно звучало название этого «насаждения» в устах такого человека, как Саяр. Приключения… Когда я все же употребляю это слово, в моих устах оно звучит жалко и угрюмо, словно что-то определенно неприятное и ненужное. Какая, однако, глупость — во всю радоваться возможности пожить в некомфортных условиях, добровольно поддаться риску покалечиться, да в конце-концов — просто рискнуть собственной жизнью! И ради чего? Сложный вопрос, ответ на который выглядит крайне неубедительно, как бы он не звучал. В моем представлении, приключение — это солянка из плохого питания, таких же условий передвижения, людей (и не только), что постоянно стараются сделать в тебе парочку лишних дырок, приправленная плохими погодными условиями и комарами. Или москитами. За что, скажите на милость любить подобное времяпрепровождение? Не вижу в этом ни капли смысла.

— Гм… Приключение? — справившись с лавиной мыслей, спросил я.

Кажется, девушку немного возмутил такой вопрос, она набрала побольше воздуха в грудь и начала говорить, очень горячо говорить, словно давно хотела рассказать кому-то о своих мыслях. Наверно, так и было, хотя, это просто мое предположение…

— Я просто всегда хотела поучаствовать в приключении, это же интересно! Представь себе, ведь сейчас осталось так мало магов, которых влекут приключения — большинство из них просиживают дни напролет в своих лабораториях, работая над проектами, которые теоретически могут принести какую-то пользу царству или же просто, напросто тренируются на бесчисленных Аренах Магического Огня, сражаясь друг с другом в бутафорских поединках для простонародья! Это скучно и совсем неинтересно! С образованием царства и Совета, все они получили стабильность, уверенность в том, что всегда будут обеспечены работой, но! — они потеряли кое-что важное! Джу сделала интригующую паузу, явно чего-то ожидая. Это подтверждалось ее пристальным взглядом прямо на меня. Я же в это время думал о том, что ни черта не понимаю в местных реалиях и пока в них не разберусь, эта пламенная речь останется для меня просто словами. Пауза затягивалась. Очевидно, Саяр не хотел вмешиваться в наш разговор. Хотя это скорее был монолог. Надо что-то сказать, а-то меня уже насквозь просверливают взглядом зеленых глаз, чего-то ожидая.

— Что же?

— Дух волшебника! — по-детски важно заявила девушка, тайком посматривая в сторону одобрительно кивающего Саяра. И довольная собой, продолжила:

— Нынешние маги это скучные лабораторные ученые, занимающиеся исследовательской деятельностью исключительно в стенах собственных домов, бесчисленные маги-служащие и простые вояки, проводящие всю жизнь в казармах! Последние хуже всех, они даже не понимают, в чем состоит истинная сущность магии — просто тупо используют набор боевых заклинаний, даже не стараясь разобрать механизмы их работы! Где маги, которые жили волшебством, творили волшебство и сами были частью волшебства? Волшебник набирается опыта только в приключениях, передрягах, в реальной жизни, ведь просиживая все время в лабораториях, нынешние маги уничтожают то, единственное, что отличает волшебство от всего обыденного и серого, что есть в этом мире! Не знаю, что даже и подумать. Если смотреть с моей профанской точки зрения — все эти рассуждения выглядят странно. Магия, как я уже успел усвоить — очень сложная штука. Так зачем искать еще какие-то пути ее осложнения, если можно просто заучить какой-то текст, не ударяясь в эту паутину философии «жить волшебством, творить волшебство, быть частью волшебства…»? Мне кажется, что если мент хорошо стреляет из пистолета, ему не обязательно знать, как этот пистолет устроен, ведь чинить оружие посреди перестрелки времени не будет. Если бы я выбирал между навыками «скорострельность плюс точность» и «знание об устройстве оружия», однозначно выбрал бы первое. Любому простому обывателю хватит мозгов и смекалки, что бы перезарядить оружие, а вот человеку просто знающему про то, как оно работает, пусть даже умеющему стрелять, ни за что не переплюнуть того, кто выбрал «скорострельность и точность» в ущерб остальному. Ситуации, естественно, бывают разными, но я придерживаюсь именно такой точки зрения… И по поводу магии тоже. Мои заумные мысли прервал голос Саяра, к счастью, не в моей голове…

— Вы не совсем правы, молодой человек, но я надеюсь, что со временем вы все же измените свою точку зрения… Я только пожал плечами, и поежился, поймав неодобрительный взгляд Джу. Эта-то меня уж точно не поймет — по себе знаю, молодые люди склонны не только до хрипоты, защищать свою точку зрения, но и с удвоенной энергией навязывать ее окружающим. А вот старый маг принадлежит к категории «умудренных годами» и предпочитает оставить выбор самому человеку. Вот она разница в жизненном опыте…

— А вы, к какой категории волшебников принадлежите? — с интересом обратился к Саяру я. Маг лишь улыбнулся улыбкой, отлично вписавшейся в учебник по актерскому мастерству, как пример объединения легкой насмешки и плохо скрываемой хитрости.

— Я-то? Тут запутанная история, но скорей всего, скажу без лишней скромности, я нашел золотую середину между лабораторной работой и приключениями. В молодости, когда кости мои были крепки и не ныли от магических всплесков, я немало попутешествовал по нашему материку и островам. Да, молодость — это отличное время для приключений, когда голову не утяжеляет груз заумных дум, а сердце бремя будничных обязанностей, вот именно тогда волшебник и живет! А к старости можно и в лаборатории посидеть, да новое поколение уму-разуму поучить. Понятно теперь, по какой причине Джу выдает такие пылающие речи — у нее отличный учитель. Чувствует мое сердце, что в молодости Саяр был еще тем «приключенцем», даже страшно представить, сколько из своих взглядов он мог передать ученице за десять лет… Устало оперев голову на ладонь я подвел итог. Итак, что мы имеем — одного старого мага, одну молодую волшебницу и одну дочку моего начальника. Все трое любят приключения, первый будет меня собирать в поход, вторая сопровождать в этом походе, а ради третей этот поход и затеян… Видимо, приключения отвечают чувствам этой троицы взаимностью и сами находят их. И меня заодно, я-то ведь в этой вакханалии принимаю непосредственное участие, играя роль главного героя. Одна небольшая проблема — я не переношу!

— Нашей любви к ним хватит на четверых! — радостно улыбнувшись, поведал Саяр, привычно читающий мои мысли. Я только тяжело вздохнул, окинув его соответствующим вздоху взглядом, и подумал о своей нелегкой доле. Надо будет при случае узнать об этом его «хобби» — чтении мыслей. Черт, да неужели это так просто? Мне в голову вдруг пришла интересная мысль, которую я сразу же озвучил:

— Хм, я тут подумал — раз вы так легко мысли читаете, может, вы сделаете что-то с моей амнезией? Мысли и память — есть ведь какая-то связь? Маг задумчиво посмотрел на меня, потом поджал губы и запрокинул голову назад. Размышляет он так, что ли? Прямо как Саня, ей Богу — у него такая же привычка «думать». Придумывает он в результате одни остроты и плоские шутки, но это не столь важно сейчас…

— Мысли читать нелегко, очень нелегко. Просто у меня к этому талант, так сказать. К сожалению, времени на всю магию разума не хватает, но в последнее время я уделяю ей все больше внимания. Магия разума — очень сложная дисциплина, собственно как и сам разум человеческий… — размеренно заговорил маг через несколько секунд.

— Амнезией? — недоуменно спросила Джу. Я в ответ лишь пожал плечами. Отвечать о том, что какой-то магический фокус заставляет мои воспоминания улетучиваться — слишком глупо даже для меня. Достало выглядеть глупо в глазах дикарей живущих, судя по виду ночного городка, в позднем средневековье.

— Кое-какой побочный эффект перемещения. — туманно ответил девушке Саяр, все так же пялясь в потолок.

— Побочный эффект в виде потери памяти? Это нормально? — вскинула брови волшебница.

Перед тем, как ответить, Саяр несколько секунд молча гладил бороду и беззвучно шевелил губами. Наверно, сам во всем этом сомневается.

— Нормально? Махур его знает. Наш дорогой Аскет один из немногих путешественников меж мирами, которых я видел. Или вообще единственный. Что нормально, а что нет — я судить не могу. Все, что знаю — в его ауре есть следы магического вмешательства. Очень тонкого и искусного заклинания или чего-то подобного. Если присмотришься, в районе головы можно увидеть едва заметную точку небесно-голубого, цвета магии разума… Джу повернулась ко мне и уставилась во все глаза. Я даже на стуле заерзал. Меня так только дорогой начальник рассматривает, когда отчет в конце месяца не успеваю сдать… Не люблю я подобных взглядов. Раздражает и смущает одновременно — сам того не подозревая, начинаешь искать, в чем же провинился, и придумывать оправдания.

— Не вижу я там ничего! — наконец изрекла волшебница, повернувшись обратно к Саяру и сложив руки на груди.

— А оно есть. Очень тонкая работа. Я склонен считать, что это именно заклинание, а не побочный эффект. Кажется, Мироход, через который вы сюда прошли, был настроен на подобное действие. И предупреждая все вопросы — я не знаю кем, как и зачем! Даже не спрашивайте — в этих скудных трудах, которыми располагают маги Авары, ничего об этом не было.

— Так в чем проблема — сними заклинание, да и все. — пожала плечами девушка. Саяр лишь фыркнул.

— Ты думаешь, что я смогу снять заклинание подобной силы? Да еще и наложенное посредством артефакта уровня Мирохода? Джу, не разочаровывай меня, иначе я подумаю, что зря учил тебя последних десять лет. — немного резко заметил маг. Девушка хотела было что-то сказать, но, открыв рот, остановилась и вжалась в кресло, поджав губы.

— По правде говоря — я уже пробовал снять это заклинание. Когда наш друг отдыхал, я постарался развеять его, но… Но у меня ничего не вышло. — немного помолчав, сознался Саяр. Ну, да, конечно. Зачем спрашивать у меня разрешения — просто залезь мне в голову и делай свои дела. Это конечно ради моего же блага, но спросить-то можно было?

— И что, сделать вообще ничего нельзя? Мне так и ходить с пропадающими воспоминаниями? — спросил я. Престарелый маг резко выпрямился и утомленно улыбнувшись, сложил перед собой руки. Додумался до чего-то?..

— Уже все улажено. Я поставил у вас в памяти еще один блок, и это заметьте — максимум моих возможностей. О Господи. Так вот, что он делал все это время!? Засовывал в мою голову еще один, черт побери! — блок! Я едва не ругнулся и сдержался лишь чудом, вспомнив где я, кто вокруг и в каком я… Гм. Тяжелом положении. Вместо этого, я просто сдержано спросил:

— И на кой черт мне ЕЩЕ один блок в памяти?

— Он окружил участок твоей памяти, пораженный заклинанием и… Эмм, блокировал его действие? — предположила Джу, посмотрев на меня с прищуром.

— Отлично, Джу. Я заблокировал, простите за тавтологию, блок. И даже это далось мне очень нелегко. Я едва ли остановил его больше чем на несколько недель, да и то в лучшем случае. Больше ничего сделать не могу. Проверьте — работает блок или нет. Я нерешительно обратился к своей памяти с просьбой предоставить мне отчет о вчерашних событиях и… К своему удивлению получил его. Воспоминания были немного затуманенными из-за того, что я все еще не до конца в них верил, но они были. Блок или что там сделал Саяр — действовал.

— Спасибо, работает. — уже намного спокойней поблагодарил мага я. Как бы там не было — я ведь ничем не рисковал… Наверно.

— Что дальше? — задумчиво спросила уже порядком заскучавшая волшебница у своего учителя.

— Дальше, дальше… Дальше у нас инструктаж.

Глава 5

Саяр задумчиво посмотрел на меня, после чего начал неторопливо говорить.

— Итак, я считаю, что инструктаж и подготовка — это четверть удачного исхода приключения или же похода. Хотя, эти два термина почти всегда означают одно и тоже.

— Значит, для начала я прочитаю небольшую лекцию, о тех землях, по которым вам предстоит пройти. — Как ни в чем не бывало, продолжал маг. Наверно, он на время перестал читать мои мысли, собирая свои. Да и после «блокировки» отдыхает.

— Сперва, вы будете двигаться по территории гуры Хур-Хар, точнее по ее южной части. Так сказать, автономной области, располагающейся в Орском Лесу. Аскет, надеюсь, вы все еще помните, что я рассказывал про орков? Смутно вспомнив что-то про здоровяков с зеленой кожей, я решил не разочаровывать в себе Саяра.

— Помню.

— Вот и хорошо, тогда добавим кое-что именно по лесу. Орский Лес — во-первых, он намного и еще раз намного меньше Великого Леса. Они не идут ни в какое сравнение. Впрочем, Орский достаточно велик и раскинулся на территории чуть ли не половины гур, десятка свободных королевств и тянется от Каменных Сводов на западе, до Серых гор на востоке. Так же через Орский Лес пролегает «Золотая Сеть» — торговый путь, созданный, что бы обойти наше царство с его налогами и «особенной» политикой. Совет уже многие годы исходит желчью, но существование «Сети» слишком выгодно как для восточных, так и для западных стран, в том числе и двух империй. Если затеять войну — выйдет себе дороже. Саяр хмыкнул, что-то вспоминая, но тут же продолжил:

— Что касается леса, там вам могут встретиться как обычные животные, так и кое-кто из магических существ. Тем более что из-за своего расположения, на границе Авары, лес очень популярен среди людей, попавших в немилость на нашей благословенной родине. Тут стоит внести ясность, поведав о политике царства, что с радостью сделает Джу. Не зря же я ей в свое время про это рассказывал… Все это время лениво слушавшая девушка, сразу же подхватила нить повествования, точнее, его побочную ветвь. Это только мне кажется, что в этом мире все (эти двое, по крайней мере) как-то странно ведут рассказ? Нет?

— Политика царства достаточно проста — минимум контактов с нечеловеческими расами. Почти все великие наместники, продолжают придерживаться ее. Как ты наверно понял, в нашем мире это выглядит, по меньшей мере, странно — ведь он густо населен нечеловеческими расами! Именно поэтому, со времен объединения всех провинций и до последнего времени, у нас есть существенные трения с нечеловеческими расами. Да и с человеческими тоже. С орками, ограми, троллями, гномами, цвергами… С ними всеми у нас напряженные отношения, в свое время Авара успела повоевать с каждым из этих народов по отдельности и со всеми вместе.

— Вы что сами на них нападали? — удивленно осведомился я.

— Прямо — нет. Авара, хотя и проводит политику закрытости и не контактирует с нечеловеческими расами, но эта политика не несет под собой ненависть к ним. Просто мы не желаем, что бы наши интересы пересекались. Тут царство чем-то похоже с эльфами.

— Тогда чего же вы воевали? — задал глупый вопрос я. Нет, правда — если страна достаточно велика и сильна, для начала войны ей не нужны причины. Она просто начинает войну, а уже потом… А уже потом пишет историю о том, как злые террористы что-то там сделали, чем и заставили Большого Брата принять меры. А еще есть ресурсы, земли, политические причины и прочая. Всегда и везде, что в нашем мире, что здесь причины одни и те же… Пока я размышлял об этом гнетущем сходстве миров, Джу начала отвечать:

— Если кратко — то раньше наша территория была заселена отнюдь не одними людьми. Тут вперемешку жили орки, люди, цверги и остальные. То есть, достаточно близко друг к другу. Когда началось объединение, и сформировалась единая официальная политика Авары, вспыхнули бунты. Великий наместник сначала ограничивал нечеловеческие расы, урезая их права и подталкивая к «выселению». Но кто захочет покидать родные места? Нет, конечно, многие согласились и ушли в земли, принадлежащие их народам, но отнюдь не все. И их тоже было много. Тогда наместник пошел на более жесткие меры и постарался выселить их силой. Так началась эпоха видовых войн, и если бы не сила Совета и железная длань тогдашних наместников — царство бы сровняли с землей. За какую-то сотню лет Авара повоевала с каждым соседним народом, представители которого жили на наших землях. После этого столетия отношения с соседями более или менее наладились и в последнее время мы не ведем таких серьезных войн, как в ту эпоху. Мелкие стычки за территорию и ресурсы можно не учитывать — они были, есть и будут всегда.

— А остальные человеческие государства как ладят с другими видами? — с интересом спросил я. И правда интересно — это у них только государство расистов… Или видистов? Ладно, название не имеет значения — суть-то одна.

— Население Империи Семи является многовидовым и ее это устраивает, остальные человеческие королевства придерживаются такой же политики. Могущество и богатство семинцев напрямую зависит от соседства с Каменными Сводами — третьей империей, населенной в основном гномами и цвергами. Ей не с руки портить отношения с ними. А королевства… Королевствам плевать. Да, конечно, те же гнолли, тролли и огры — это еще та проблема, но если они начнут против них какую-либо войну, то сами захлебнутся в крови. Не обращай внимания на то, что Авара носит титул царства, это всего лишь дань традиции. Если смотреть на вещи здраво — наше государство это четвертая империя, способная поспорить даже со Сводами и Листом.

Я устало помассировал висок, стараясь соединить все сказанное в одну более или менее понятную историю. Выходило не слишком хорошо, но все же с политической ситуацией этого материка я худо-бедно разобрался. Правда, Джу должна была рассказывать про политику Авары, которая как-то…

— Вернемся к главному — к Аваре. Итак, все довольно просто — на данный момент в государстве очень немного людей, пересекавших границу с другими нечеловеческими странами. В их числе и я. Саяр уже выбил для нас разрешение от Совета. — прервала мои мысли девушка. Ага, понятно. Прям тоталитаризм какой-то, честное слово. Если даже не национал-фашизм — с одной стороны всех своих под замком, с другой всех «других» за стеной. Хочешь за границу — получи разрешение. Зато теперь становится понятно, почему ученицу мага так тянет в это путешествие — еще бы, оказаться в числе избранных, которые могут похвастаться увиденным за границами родного царства. Не знает она жизни. Как-то раз я был зачислен в отряд для поисков группы сбежавших зеков. Три дня прочесывания окружающих местную колонию лесов и последующая перестрелка с, оказавшимися вооруженными, бандитами запомнились мне на всю жизнь. А если память вдруг сплошает и потеряет в своих глубинах эти воспоминания, то шрам от пулевого ранения на бедре левой ноги ей об этом напомнит. Тогда-то я думал, что опыт выживания в лесу мне больше не понадобиться, да и зарекся лезть в подобные дела, но вот оно как оказалось… Опять отвлекся. Хотя Джу вроде, только продолжила свою лекцию.

— На чем я закончила? Ах, да, людей побывавших за пределами царства немного. Это если не учитывать армию. Самовольное пересечение границы с гурами орков или еще кем-то из нелюдей карается Отлучением, как у нас говорят — раз уж смог выйти, так и новый дом найти сможешь. Для таких людей пути назад нет. Какие бы причины не заставили тебя покинуть Авару без разрешения, назад ты не вернешься, этому немало способствуют пограничные башни вроде нашей.

— То есть? Они что так близко друг к другу, что вы замечаете нарушителей? А если их будет много? У вас, что тут отряд пограничных войск расквартирован? Девушка понимающе улыбнулась и, дождавшись кивка Саяра, продолжила. Чую, она мне целый трактат готовит…

— Нет, в башне живет лишь Саяр, я живу в городе неподалеку. Но это не важно — сколько бы не было нарушителей, один или тысяча, они не смогут пройти. Как ты наверно догадался, это не обычная башня и в ней не случайно сидит волшебник высокого уровня. Это сторожевая башня, одна из десятков таких же, расположенных по всей границе Авары.

— И?

— Я рассказываю. Эта башня — артефакт сложного типа. Управлять такой штукой может лишь маг, причем достаточно сильный, не ниже магистра. Аккумулируя магическую энергию с окружающего пространства, башня собирает тучи маны, которые и использует маг, для нескольких целей — во-первых, между башнями стоит барьер, один из самых простых, но расстояние между ними огромное, поэтому он и так потребляет уйму маны. Любое мыслящее существо, постаравшееся вторгнутся в Авару, будет тут же замечено одним из волшебников, которые сидят в башнях. Ты замечал, что Саяр часто словно отвлекается и смотрит «в пространство»? Хм, а, правда — я уже несколько раз замечал за ним подобное, просто раньше думал о самой банально причине — старость. Старость, да. Почти двести лет — это даже не старость, это древность. Или то же ковыряние у меня в голове.

— Ну, вроде того…

— Так вот — следить за барьером совсем не легко, несмотря на его простоту, он все время требует концентрации и внимания мага, потому что, в сущности, и есть отражением его сознательного тела и духовной… Девушка вдруг прервалась и оценивающе на меня посмотрела, после чего тихонько что-то пробормотала. В бормотании промелькнуло слово «бесполезно», поэтому я сразу понял, о ком она говорила. Но все же, какие дела, а? Судя по словам Джу — старик еще тот маг. Я с новым уважением посмотрел на Саяра, мысленно отмечая, что он снова смотрит «в пространство», видно, во время этого занятия он все слышит, просто обрабатывает информацию медленнее. А может, и нет. Девушка, закончив с бормотанием, между делом продолжила выкладку данных.

— Во-вторых — башни имеют свой арсенал заклинаний, которые уже вплетены в их структуру. Это самые разные заклинания, от паралича до массового шока и ужаса. И это только те, которые не наносят вреда, остальные смертоносны и использовать их можно только после получения разрешения от Совета.

— Давайте ближе к теме, а? — решил подвести Джу к мысли, что ее лекция воспринимается мной едва на тридцать процентов. Может, если бы я немного разобрался во всей этой магической кухне — что-то и понял. Но я не разбираюсь, поэтому лучше вырезать ненужную информацию для более удобного времени. Жаль, что у меня духу сказать это не хватает. Дареному коню в зубы не смотрят — хочет поговорить, пусть говорит!

— Так вот, к чему я веду — вторгнуться в Авару очень сложно, я могу еще долго рассказывать о башнях, но раз ты спешишь — поверь на слово. — судя по всему, немного обиделась волшебница.

— Верю-верю… Вернемся к нашим баранам, то есть к нашему лесу и его особенностям. Все это время задумчиво вглядывающийся «в пространство» Саяр, встрепенулся и подхватил эстафету у Джу.

— Так вот, среди тех, кто по случайности, по надобности, принуждению или же еще как покидал Авару, были и есть и волшебники.

— И много таких? — с интересом спросил я.

— Не очень много, но со стари так повелось, что если маг практиковал темную магию — он находит приют на Проклятом Кладбище, а если же любую другую — в Орском Лесу. Не то что бы орки с распростертыми объятиями принимали чародея-неудачника или даже преступника, но… Их мнение можно всегда изменить туго набитым мешочком золотых монет или равноценной услугой. Правда, у границ Авары власть гур и вовсе ослаблена — слишком сильны и богаты тут чародеи и все деньги идут исключительно им. Это на востоке орки держат лес в кулаке, являясь его настоящими хозяевами. «Золотая Сеть» — очень большая и заманчивая кормушка и зеленокожие это понимают, да и магов на востоке совсем немного.

— С чего вдруг? Саяр хитро улыбнулся и погладил бороду.

— Авара далеко, а чародеям вольных королевств не тягаться с гурами востока. В общем, орские разбойничьи банды и другие любители быстрой наживы, несут прямую и косвенную опасность для путешественников. То есть, для вас. Как я «люблю» этот мир. Куда ни плюнь — везде опасность, мифические существа, волшебники, магия и снова волшебники. Нет, что бы все было как у людей — ничего сверхъестественного, голая логика и научная обоснованность всего вокруг. Видимо у Бога или Богов этого мира своеобразное чувство юмора. Или же просто дыра, на том месте, где оно должно быть, образно выражаясь.

— Какую именно опасность они представляют? — деловито уточнила Джу, она-то, кажется, ничуть не беспокоится, а просто делает вид, что подходит к делу серьезно. Что с нее взять — не нюхала она еще пороху, как говорится…

— Про банды и погранотряды я рассказывать не буду — в сущности это одно и тоже, за исключением пары деталей. — лекторским тоном продолжал маг.

— Это как? — решился вставить своих пять копеек я.

— Просто. Бандиты вас ограбят в любом случае, а вот погранотряд только в том случае, если у вас нет связей с кем-то из руководства Гуры или чародеев, а так же плотно набитого золотом мешочка, который вам совершенно не нужен. Несмотря на то, что Лес — территория Сети, там странное отношение к беженцам из Авары. А вы как раз и будете выглядеть как пара беженцев, что бы не привлекать к себе лишнего внимания.

— Не прав был широко известный бандит, отнюдь не мафия бессмертна… …а коррупция. — мысленно закончил я, отмечая, что между нашими мирами намного больше общего, чем кажется на первый взгляд. Джу, судя по всему совсем не пугали оравы двух метровых зеленокожих амбалов, что натолкнуло меня на одну мысль.

— А у нас есть связи с кем-то из вышеперечисленных?

— Именно. У меня есть достаточно много знакомых, среди которых и почтенный Зуркаб Алый Кулак — один из членов совета вождей Хур-Хар от клана Длинноухих.

— Орки длинноухие? Вы же вроде бы так эльфов называли, нет? — припомнил вчерашний рассказ мага я.

— Ну, судя по тому, что я знаю, орки и правда имеют немного вытянутые уши, но я бы не… — поделилась своими знаниями девушка и в ожидании объяснения посмотрела на Саяра.

— Да, у орков уши немного вытянутые кверху, но дело тут не в этом. Просто клан уважаемого Зуркаба славится своим обычаем носить ожерелья из отрезанных эльфийских ушей у себя на шее, а его вождь является гордым обладателем украшения из ста семи таких вот «бусинок». Хотя, это было десять лет назад и Зуркаб, наверно, уже перешагнул за две сотни. Так вот. Виду я не показал, но мне становилось не по себе только от вырисованных моей фантазией картинок — тысячи вооруженных орков с миленькими ожерельями из чьих-то ушей. То, что это были именно эльфийские уши, меня ничуть не успокаивало.

— Ладно, и что нам надо предъявить при встрече с отрядом? — победив таки свое воображение и спрятав поглубже жутковатую картинку, спросил я.

— Вам надо назвать имя вашего знакомого.

— И все? — удивилась Джу. Я мысленно с ней согласился. Что это за пароль такой? Судя по всему, имя одного из вождей должны знать и за границей, хотя…

— Имена вождей засекречены? — предположил я.

— С чего вы взяли? Имена вождей общеизвестны. — удивился Саяр.

— Тогда какой смысл в таком пароле? Ведь любой может сказать имя, даже если не знаком с вождем.

— Ооо, дело в том, что вас приведут к тому, кто является вашим покровителем или хотя бы свяжутся с ним посредством одного из шаманов. И в этом случае вы очень пожалеете, что вас не ограбили.

— Почему?

— Знаете, откуда берутся прозвища орских вождей? Единственной, кто мог это знать, была Джу, которая как оказалось, обладала довольно ограниченными знаниями о культуре окружающих Авару государств. Как и ожидалось, она молча помотала головой. Да и откуда ей знать? Ответа от меня не последовало, поэтому маг продолжил.

— Прозвище дается исходя из самого эффективного способа убивать, который использует орк. То есть, Зуркаб получил прозвище Алый Кулак, за то, что почти всех своих врагов, и бывших носителей ушей, составляющих его ожерелье, он убил голыми руками. Или почти голыми. После чего, естественно, его руки, да и все остальное тело, были обильно сдобрены кровью. Очень необычно, хочу я вам сказать — в большинстве своем орки предпочитают дробящее и рубящее оружие, отдавая предпочтение секирам и тяжелым булавам, в дальнем же бою они используют небольшие, тугие луки. Но, Зуркаб обладает немыслимой силой — удары его кулаков почти всегда смертоносны, как бы силен не был противник. В Хур-Хар он считается одним из самых уважаемых воинов, ходят слухи, что в его жилах течет кровь атлантов… Воображение опять подсунуло мне свинью в виде живописной картинки со здоровенным, звероподобным орком увешанным эльфийскими ушами, перепачканным в крови и на данный момент, проламывающий череп Майку Тайсону. С чего Тайсон должен драться с огромным орком из другого мира, да еще и в перчатках и красных шортах, я не знаю, но выглядела картинка жутко, особенно, когда рука орка застряла в недрах головы боксера… Меня в который раз передернуло.

— Так вот, если покровительство вам не подтвердят, будет плохо. Я мог бы долго рассказывать, что с вами сделают, но не буду испытывать на прочность ваши нервные системы и желудки, поэтому просто скажу, что ваши останки закончат свое существование в брюхе огромного вепря. Если пред этим меня передернуло мысленно, то теперь все произошло в реальности. Никогда не думал, что у меня такое хорошее воображение.

— Какие, однако, жестокие меры… — неуверенно выдавил я.

— Да, орки вообще довольно жестоки. А их традиции… Ооо, если вы не знаете о традициях орков, вы не знаете и трети о жизни. И я бы с радостью поменялся с вами местами.

Джу похоже разделяла мое мнение о таких наказаниях. Об этом ясно давала понять тень обеспокоенности, набежавшая (точнее, поглотившая без остатка) все ее лицо.

— Ладно, перейдем к волшебникам, контролирующим лес. За многие годы они неплохо обосновались — создали что-то вроде гильдии, построили себе сотни башен и заложили несколько небольших городков. Большинство же населения автономных областей это простые люди и орки. Ну и с десяток других видов, перебравшихся в города волшебников из-за «Сети». Впрочем, потомков аварских беженцев тоже хватает.

— Каких беженцев? — справившись с беспокойством по поводу орков, уточнила девушка. Странно слышать вопросы об окружающем мире от его жителя. И моего напарника по, не верю, что думаю об этом — приключении! Не нравится мне это.

— Да таких же, как везде. Обычные люди. Раньше в Аваре жилось совсем не весело, поэтому многие бежали в Орский Лес к чародеям. Да и сейчас кое-кто покидает страну ради этого… Всеми жителями автономий управляют волшебники. Они как мне помниться даже учувствовали в нескольких войнах между Гурами. Если коротко, граничащий с царством лес — это что-то вроде огромной сколоченной шайки наемников, грабителей, торговцев и воров одновременно. Гремучая смесь, которая к всеобщему удивлению спокойно кипит уже многие десятилетия и даже не думает взрываться, как этого хотелось бы многим в Аваре…

— А при чем тут Авара? — осведомился я.

— Ну, как же, лес-то у самих границ, даже их переходит, а деятельность его жителей распространяется отнюдь не на одних орков и некромантов.

— Но, Саяр, как же башни? — удивленно спросила волшебница.

— А что башни? Башни хороши против обычных людей, а, как и у нас, у жителей леса маги — сила, которая держит государство, ну или его подобие, на плаву. Даже мастер может закрыть от действия барьера довольно большую группу людей и перейти с ними границу. Что они естественно и делают, довольно часто. Вот оно значит как. Барьер барьером, а пограничные войска еще никому не мешали. И главное, какая перемена случилась с Джу, видно она и слышать не слышала о таких подробностях, куда уж ей…

— Но я ни разу не слышала об этом! — полностью подтвердила мои мысли девушка, всем своим видом выражая максимальное удивление вперемешку с возмущением.

— А то. Конечно, не слышала, зачем Совету или наместнику рассказывать о том, что добрая половина наемников, воров, убийц и торговцев редкими, и чаще всего запрещенными, вещицами даже не являются гражданами царства, а просто живет неподалеку и «гастролирует» по нашей территории? Не все прекрасно в заоблачной, магической стране. Дырявые границы, недоговоряващие-кое-чего-по-мелочам руководство… Думаю, тут и остальные прелести моей родной реальности присутствуют, только в искаженном виде. Лицо волшебницы теперь выражало лишь крайнюю степень возмущения, так наверно выглядит ребенок, который только-то узнал, что Дед Мороза нет и не было. Или наивный взрослый, которому сказали, что политики лгут и рвутся к власти лишь ради денег.

— Но-но… — начала девушка.

— Джу, давай я все вернусь к делу? Речь сейчас идет об опасностях леса, а не о политике Авары. Все еще возмущенно глядя на мага, Джу нехотя кивнула, одним этим движением показывая, что разговор на данную тему отнюдь не закончен и обязательно продолжиться. Саяр вроде как пропустил кивок мимо себя, вылавливая с него лишь предложение продолжить, что он собственно и сделал.

— Значит, в лесу вам могут встретиться банды, они же пограничные отряды, состоящие из людей, возможно с магом. Можете не волноваться — серьезные волшебники такими делами не занимаются, и отправляют в «дозор» лишь адептов и учеников. Я постараюсь проложить вам самый безопасный маршрут через лес, так что на поселения и башни магов вы натолкнуться не должны. Так же история с караванами с востока на запад и наоборот — сделаю все возможное, что бы вы с ними не столкнулись. Дорог в лесу много, но я что-то придумаю… Кроме того, вас могут поджидать отряды орских бандитов, они используют лес исключительно как место где можно спрятаться от совета вождей и враждуют с местными. Но они намного опасней.

— Почему? В них состоят шаманы? — спросила девушка, уже немного справившись с возмущением.

— Очень-очень редко. Даже самые жалкие шаманы могут найти более теплое местечко у себя в клане. Намного хуже то, что в таких отрядах состоят тролли…

— Тролли? — уточнил я. Внутри что-то заерзало, сначала я даже не обратил на это внимания, но потом понял, что это странное и бесформенное чувство — предчувствие. Причем, отнюдь не хорошее.

— Тролли. Я вам о них не говорил? Такие верзилы трех с половиной метров ростом, с темно-зеленой шкурой, грудами мышц и крайне компактным мозгом? Вот, я так и думал.

— Нет, как-то не удосужились… — вяло отозвался я.

— О, правда? Тогда кое-что скажу. Тролли живут в самых разных уголках нашего материка, они отличаются друг от друга цветом кожи, если так можно назвать то, что трудно пробить даже копьем, причем огненным, а так же размерами и естественно умственным развитием. Все в зависимости от расы. Все они обладают природной сопротивляемостью к магии, не полной естественно, но простые заклинания вроде огненных копей и солнечных вспышек оставляют на них столько же следа, сколько и стрелы. Про ментальную магию я вообще молчу — взять под контроль тролля решится разве что полный псих, лишь на мгновение расслабься, и он наброситься на тебя. Одинаковым остается одно — собственного государства у них нет и, насколько мне известно, никогда не было. Их поселения и их самих, где бы они не проживали, всегда используют. Для разных целей и с разным успехом — горные тролли работают на цвергов и гномов, лесные и степные служат самым разным хозяевам и для самых разных целей. Когда же тролли никому не служат…

— Что тогда? — наверно, уже что-то заподозрив, спросила девушка.

— …тогда все и всё вокруг об этом жалеют. Сильно. Ты, скорее всего не слышала, о том, как три десятка таких вот «диких» троллей перешли нашу границу и пока не подоспели войска, сровняли с землей семь сел и отправили на встречу с Махуром смотрителя одной из башен, а ведь он был магистром! Последние слова произвели на девушку впечатление. Судя по всему, маг уровня магистра считается тут чем-то вроде передвижной зенитно-ракетной установки, и то, что его растоптали какие-то полудикие великаны, выглядит для нее очень впечатляюще. И надеюсь хоть немного пугающе — иногда страх отрезвляет, давая возможность посмотреть на «волшебные приключения» без розовых очков. Между тем, старик продолжал рассказывать.

— По настоящему удачно используют их только орки и Своды. Служащие им тролли сравнительно умны и понятливы. Остальные же просто очень развитые животные, как бы неприятно это не звучало. Но они нас мало интересуют. Живущие на территории орков тролли несут службу в их войсках, занимая нишу тяжелой пехоты, и поверьте мне, что даже два десятка вооруженных дубинами, да еще закованных в латы! — троллей, это страшная сила. И частенько таких здоровяков можно встретить в разбойничьих шайках. Так вот, если вы их все же встретите, советую бежать. Быстро и время от времени оглядываясь, не зря же их иногда используют вместо катапульт… Я уже говорил, что у меня хорошее воображение? Кажется, да, и при том не раз. Так вот, в последнее время я бы хотел его кому-то одолжить. В дополнение ко всему, я еще и вспомнил один фильм, в котором были тролли — почти такие же, какими их описывал Саяр, только цвет кожи немного другой. Мое воображение сразу ухватилось за образ такой себе четырех метровой горы мышц, в латах и с огромной дубиной, одним махом превращающей три десятка людей в неприятного вида кровавую кашицу. Орки рядом с троллями показались мне эксцентричными модниками, отдающими предпочтение ушам в виде украшений.

— Как я уже говорил — я просканирую лес настолько внимательно, насколько мне это удастся, и выберу вам самый безопасный маршрут.

— Ну, вы там постарайтесь, что бы все было в лучшем виде… — просящим тоном отозвался я, отгоняя, прочь картинку с боем трех десятков Майков Тайсонов и тролля. Счет был тридцать ноль в пользу последнего.

— Это будет немного затруднительно даже при помощи башни, да. — задумчиво протянул маг, поглаживая длинную бороду.

— Точно, ты же довольно слаб в работе на растоянии… — начала было Джу, но волшебник отрицательно покачал головой.

— Дело не в этом. Башня многократно усиливает мои возможности. При желании я смогу дотянуться мыслью до столицы Хур-Хар, ведь это, по сути, будет просто сильно растянутым барьером.

— Да? Ты мне об этом не говорил. — как-то недобро прищурилась девушка, явно думая, что Саяр уж слишком много ей не говорит.

— Это элементарно и я удивлен, что ты сама этого не поняла.

— Так что ты там говорил о сложности? — немного покраснев, молниеносно сменила тему Джу.

— Все то же самое. Десять лет учишься, а логическое мышление не выработалось. В лесу достаточно много магов, многие из них — просто недоучки и слабосилки, но есть и более серьезные, если мне не подводит память, даже несколько магистров…

— Поняла-поняла! Даже переделанный барьер это достаточно простое заклинание, поэтому закрыться от него легко! — поспешила реабилитироваться девушка.

— Именно. От моего сканирования легко скрыться, но к счастью доступно это только магам уровнем не ниже мастера. — одобрительно кивнул ей маг.

— Вы намекаете на то, что если мы встретим мага, то он будет этим самым мастером? — предположил я.

— Может быть еще и подмастерьем или учеником — среди лесных братьев, как я слышал, есть очень талантливые маги. Или же магистром — но это почти нереально. — подтвердил волшебник.

— Они опасны? — как-то неуверенно и немного наивно спросил я. Сам же знаю ответ — да опасны, опасны настолько, насколько может быть опасен тот, кто кидает огненные копья и какие-то там лучи!

— Это плохо. — кратко высказала общее мнение девушка.

— Да, нехорошо. Но к счастью я использую не только силу башни, но и собственное Зеркало.

— Что за зеркало?

— Не зеркало, а Зеркало. Делай ударение на первую букву. — поправила меня Джу.

— На согласные ударение делать невозможно.

— То есть? — удивилась моя новая напарница.

— Это все особенности языков. Мы с Аскетом говорим на разных языках, просто нам кажется, что он говорит на аварском, а ему, что мы изъясняемся на русском. — объяснил Саяр.

— А откуда вы знаете, как называется мой…

— Кристалл памяти. У вас интересный мир. Не похож на наш. Настолько не похож на наш что… но у нас еще будет время об этом поговорить. Сейчас важнее обсудить предстоящее путешествие. Если будет. — хмуро подумал я.

Как-то не достаточно серьезно тут все воспринимают такое дело, как путешествие по землям орков и остальных обычных обитателей этого мира.

— Ладно, так, что за Зеркало? — постарался все же как-то выделить первую букву я. Вышло довольно странно, словно называешь имя.

— Я же говорил вам, что моя основная специальность — артефакторика? Если просто — создание магических предметов. А Зеркало, это артефакт, в вашей памяти я случайно наткнулся на нечто-то подобное в сказке про Белоснежку, кажется…

— Дайте угадаю, но ваше Зеркало не отвечает на вопрос «Кто на свете всех милее?» и дальше по тексту? — спросил я.

— Ну, оно может и ответить, но создано для других целей.

— Например — показывать магу то, что он хочет увидеть. Исходя из того, что Саяр все же магистр артефакторики, его Зеркало сможет показать магистров первой-второй ступени, если они не слишком искусны в плане маскировки. — подхватила Джу.

— А зачем тогда эти разговоры про башню? Вы же можете просто посмотреть все, что нужно в зеркале. — недоуменно спросил я.

— Тут все немного сложнее. Сделать Зеркало, которое бы показывало все что угодно очень трудно. Поэтому я в свое время пошел более легким путем и создал артефакт, который показывает источники магии, ибо это самое трудное и полезное умение. Всем остальным пришло пренебречь. Вот из-за этого я и буду использовать еще и силу башни. Точнее, я уже начал прокладывать вам маршрут через лес, прямиком к столице Хур-Хар. Что я могу сказать? Несмотря на все неприятности, которые могут встретиться нам в пути, организаторские способности Саяра производят хорошее впечатление. По крайней мере, пока я сижу в более или менее удобном кресле, стоящем в защищенной от всяких там троллей и орков башне.

— Продолжим. — спокойно привлек наше внимание маг. — Вы доберетесь до столицы Хур-Хар на лошадях, в столице вам предстоит сменить их и найти проводника.

— Проводника? — уточнила Джу.

— Да. Вообще, я постараюсь вывести вас на пограничный пост на опушке Орского леса, оттуда вас проведут к столице. Я уверен, Зуркаб позаботится о вашем эскорте. Так вот, в столице вам предстоит найти проводника, который проведет вас к землям эльфов.

— Эй! Но ведь самый короткий путь к границам Великого Леса лежит через Грарх! — почему-то возмутилась девушка. Видно, в ней снова играет эта наивная любовь к приключениям на свою… голову.

— Немного подумав, я все же решил, что в земли, вплотную граничащие с Кладбищем без крайней нужды лучше не лезть. Да, двигаясь напрямую, вы сэкономите несколько дней…

— Вот! Я о том же и гово… — начала волшебница.

— Но. Земли Грарх слишком близко к Кладбищу, которое настолько пропитано смертью и темной магией. Эманации Тьмы закрывают обзор, поэтому проложить безопасный маршрут даже к столице гуры мне будет очень сложно. А говоря начистоту — невозможно. Если смотреть через Зеркало, Кладбище выглядит одним большим пятном из красного, черного и зеленого. Над ним кружит столько колдовской силы, проклятий, не рассеявшихся ритуалов и прочей дряни, что мне будет легче найти в Великом Лесу друида. И эта пакость настолько сильна, что закрывает и часть гуры Грарх.

— Но ведь Шпиль Колдовства… — не сдавалась девушка.

Мне кажется, или она не слышала последних слов старичка о проклятиях, колдунах и ритуалах?! Нет, все же я рад, что Саяр оказался благоразумным человеком. Да, несколько дней это достаточно большой срок, ничего не попишешь, но с другой стороны, если меня убьют еще в пути, то у Лены не будет даже такого жалкого спасителя как я. Здравая оценка своих возможностей это всё!

— Я за обход! — бодренько высказал свое мнение ваш покорный слуга.

— Ладно-ладно… — пробормотала девушка. Быстро она смирилась, как-то странно. А! Точно, это же я принимал решение насчет того, брать ее или нет, значит — я как бы глава экспедиции. Или похода. В общем и целом, я главный! Звучит это непривычно, даже мысленно.

— Чудесно. Я думаю, вам не представит труда найти в городе неплохого проводника, а разрешение от одного из вождей обеспечит безопасную дорогу. Мой вам совет — возьмите с города запасных лошадей. — удовлетворенно улыбнулся волшебник –

— Почему именно с города? — спросила Джу.

— Ну, во-первых, только в городе вы и сможете купить лошадей. Видите ли, орки используют немного других гм… скакунов. На лошадях они ездят довольно редко и держат их для «младших народов». Во-вторых, когда вы пересечете реку Штарка, то окажетесь в степи. Огромные просторы открытой территории, покрытые лишь высокой травой и кустарниками. И так почти до самой границы с Листом. Нет, орки конечно населяют эту степь повсеместно, и их поселения будут встречаться вам очень часто, там вы сможете отдохнуть и пополнить запас провизии, но дело именно в территории. Ровная степь нам на руку — если возьмете с собой сменных лошадей, то сможете все же выиграть сутки из того времени, что вы теряете, совершая обход Грарх.

— Можно было ничего не обходить… — упрямо и разочарованно, но очень тихо пробормотала волшебница. Лошади. Что я знаю про лошадей? Не так уж и мало, для человека, который родился и безвылазно жил в городе. Лошади это такие парнокопытные, с хвостом, гривой и вложенным на уровне инстинктов желанием скинуть всадника, а-то и лягнуть его копытом. Я даже не знаю, что хуже. Но нет, худа без добра! Лошади это привычные, земные твари, с ними я как-то найду общий язык. Постараюсь, во всяком случае. Единственное, что меня смущает это мои познания о передвижении на лошади. Как мне известно, несколько дней верхом для человека, который это животное видел лишь на главной площади своего города, с плюгавеньким мужичком который предлагал на ней проехаться, это крайне неприятное времяпрепровождение. Особенно для филейной части. Да, я забочусь о своей заднице и ни капли этого не стесняюсь.

— Когда вы доберетесь до эльфийской границы, вам предстоит распрощаться с проводником орком и некоторое время двигаться самостоятельно. Как я уже говорил — у орков напряженные отношения с эльфами. Точнее, они как бы все время воюют. Но это к делу не относится. Саяр задумчиво погладил длиннющую бороду и снова посмотрел куда-то вдаль. Сложная это всё-таки работа — волшебник. Где-то, когда-то слышал — большая сила накладывает большие обязанности. По-моему, эти слова особенно справедливы в отношении разного рода чудотворцев, то есть волшебников и магов. К слову, я так и не понял разницы между «волшебник» и «маг», если она конечно есть. С колдунами все понятно — это те, кто занимаются запрещенной магией. Вроде. По крайней мере, Саяр колдунами называл именно тех чудотворцев (как-то странно звучит, даже мысленно), что «иммигрировали» на Проклятое Кладбище. Разница же между «маг» и «волшебник» для меня непонятна. Старик и его ученица называли всю свою братию по-разному, но какой-то системы или отличительных особенностей я не заметил. Опять не о том думаю. Даже Саяр уже вернулся к нормально состоянию и определенно хочет что-то вещать, своим любимым лекторским тоном.

— Я бы хотел внести кое-какую ясность и сразу предупредить о том, чего в Великом Лесу делать не стоит, даже если очень хочется. — размеренно и с изрядной долей скучности в голосе, начал волшебник.

— Для начала развею несколько мифов — не думайте, что эльфы это белые и пушистые садоводы. Все сказки об их доброте это только сказки, причем придумал их человек не знакомый с традициями эльфов. Правда, в том, что этот народ ничуть не добрее остальных, а их традиции не уступят традициям орков. Запомните главное правило выживания в великом Лесу — никогда, никогда и еще раз никогда не причиняйте вреда деревьям. Убийство лани или кабана вам простят, хотя и стребуют возмещение потери Матери Природе. «Убийство» дерева или кустика вам не простят никогда, даже если вам удастся сбежать из Леса, что очень и очень маловероятно, вас достанут даже в Сводах. Достанут и очень жестоко убьют. Хотя вам все же больше повезет, если вы убежите достаточно далеко — вас просто убьют, но если вас поймают в лесу…

— Что тогда? — затаив дыхание, спросила Джу. А она все туда же! Слушает так, будто старик сказку рассказывает. А ведь нам предстоит наведаться в этот Лес. Если нас по дороге не убьют волшебники-бандиты, бродячие тролли и орчьи банды… Довольно сумрачная перспектива, но я верю в лучшее.

— Тогда вы познакомитесь с традиционными наказаниями эльфов. И это будет последним, что вы узнаете в этой жизни.

— А точнее? Это я сказал? Нет, я не мог этого сказать, потому что я не хочу знать, каким извращенным образом эльфы убивают тех, кто вредит их любимым деревьям. Не мог, но сказал, это можно понять по удивленному взгляду Джу. Это ведь она все время задает такие вот вопросы. Странно. Мне кажется или мое воображение с нетерпением готовит огромное полотно и яркие краски, что бы порадовать меня новой картиной из местных реалий? Краски, почему-то только оттенка свежепролитой крови.

— Опять же не буду вас пугать особенно жестокими наказаниями, поэтому приведу маленький пример. — бросив на меня насмешливый взгляд, принялся объяснять маг:

— Общеизвестно, что все эльфы владеют врожденной магией, в отличие от тех же людей, орков, гномов, цвергов и большинства остальных. Даже если эльф никогда не учился магии, он может удивить вас десятком интересных трюков, но когда эльф все же становится на тропу искусства своего народа, он получает, будем называть это так — титул друида.

— А при чем здесь наказания? — уточнил я.

— Саяр любит начинать издалека, рассматривая все с самого начала, с истоков, так сказать. — понимающе улыбнувшись, пояснила девушка.

— Именно. Если объяснять все должным образом, понимание приходит быстрее и не только в отношении отдельно взятого фрагмента, а и всего рассказа. Так вот, друиды владеют особенной магией. У них очень необычное искусство, но его проявления есть и в нашей школе, например, так популярная в последнее время Флористика. Магия эльфов же совершенно на другом уровне и выращивание новых видов цветов и деревьев за короткие строки для них это базовое умение, лишь немного превышающие обычные силы, дарованные природой. Это очень интересная тема для разговора, на которую я мог говорить часами, потому что…

— Давайте вы просто расскажете о наказаниях, так, для общего впечатления? — взмолился я. Нет и, правда, начинать издалека, конечно, хорошо, но время, оно не резиновое.

— Про магию друидов вам знать тоже было бы не лишним, но раз нет, так нет. Я приведу вам маленький пример, по которому вы сами сделаете вывод, что трогать деревья, как и жечь костры в Великом Лесу не стоит. Наказание из разряда средних, за убийство дерева или нескольких деревьев — росток.

— Росток? — переспросила Джу.

— Да, примерно так это переводится с языка эльфов. Преступнику дают проглотить несколько семян одного особенного вида кустарника, который славится своим неудержимым желанием расти и пробивать любую преграду между собой и светом. Делает он это долгими годами и благодаря очень сильным росткам, но когда в дело вступает друид даже первого посвящения… Скажу еще, что пытка длится примерно час, после чего узнать в преступнике хотя бы человека очень сложно. Я не считаю брезгливым человеком, но после присутствия на одной такой экзекуции у меня появилась устойчивая неприязнь к эльфам. Мне, правда не хотел этого представлять, но мое воображение уже приготовило холст и красками, за мгновение состряпав (очень качественно) крайне тошнотворную картину, в ходе которой… Нет, я лучше не буду об этом даже думать. Сохраню нервные клетки и бледное выражение лица, а-то Джу вон уже пожалела, что услышала о наказаниях эльфов. Так пожалела, что изменила оттенок лица на зеленоватый. Сразу видно человека с хорошим воображением.

— Гм. Я, похоже, тоже заразился неприязнью к эльфам, хотя еще ни одного не видел.

— Не надо акцентировать на этом внимание, это всего лишь особенности другого народа. Неприятные, но вполне себе обычные особенности.

— Ничего себе особенности, это же варварство. — высказала свое мнение волшебница, справившись с воображением.

— Нууу… Тут можно довольно долго спорить, люди ведь ничем не лучше. О, я бы советовал вам встать. — улыбнувшись, посмотрел на нас с девушкой старый маг.

— Зачем? — удивленно спросил я, в то время как Джу вскочила на ноги. И не зря. Стул, так уверенно удерживающий мое тело в сидячем положении, вдруг стал напоминать желе. Длилось это долю секунды, поэтому я даже не успел посмотреть, что же с ним случилось, ведь уже в следующее мгновение он просто исчез. Ах да, исчезновению сопутствовал звук «Шмяк», который издала моя задница при встрече с каменным полом.

— Как я уже говорил, инструктаж или же полная осведомленность о предстоящем деле, это четверть благоприятного исхода приключения. Еще две четверти — это удача и подготовка. И последняя, это умение вовремя среагировать на команду мага. — улыбнувшись, поведал Саяр, взмахом руки создавая два новых кресла.

— Я запомню.

Глава 6

Прежде чем сесть в новое кресло я его внимательно осмотрел и пощупал. В общем — обычное глубокое мягкое кресло, обтянутое кожей. Никаких изысков — максимум функциональности и удобства. О, да, а еще оно было на редкость реальным, как и предыдущее, что нагло исчезло, уронив меня на пол.

— Садитесь-садитесь, мои материализации держатся намного дольше, чем те, что создает Джу. — доброжелательно обратился ко мне Саяр.

— Могли бы и раньше предупредить. Как-то слишком обижено я это сказал. Конечно, ничего страшного не произошло, но неприятный осадок остался…

— О, к сожалению, не мог. Я заметил диссонанс лишь в последнее мгновение, это не так-то легко, знаете ли. Я уже говорил, что в первую очередь артефактор. Все остальное — это лишь дополнительные знания. Если вам интересно, магистр это достаточно высокий уровень мастерства, что подразумевает одну профилирующую дисциплину и несколько, назовем их «побочными». Маг уровня магистра может использовать простейшие заклинания почти всех школ. Чисто теоретически. На практике же в дело вступает куча факторов вроде несовместимости вашей основной дисциплины с новой… Это довольно сложно.

— Да я уже понял.

— Давай продолжим, а? — нетерпеливо вмешалась Джу.

— Конечно-конечно. Я остановился на эльфах, не так ли?

— Именно. Но вы так и не сказали, как нам удастся добраться до того Мирохода, через который предположительно вышла Лена?

— Проводник доведет вас до одного из Зеленых Трактов. Он как раз идет от Хур-Хар к старой столице Листа. И даже так, дойти сразу к Мироходу не выйдет — это все же реликвия, чужакам туда нет входа.

— Что за Тракт? — поерзав в кресле, уточнил я.

— Эльфы не всегда враждовали с орками. Многие не верят, но на самом деле, они принадлежат к одному виду. Просто разные расы. А несколько тысяч лет назад произошел раскол. Началась кровавая вражда, а единственными напоминаниями о тех временах стали Зеленые Тракты — широкие дороги, проложенные шаманами орков и друидами эльфов. Вместе. После начала бесконечной грызни оказалось, что Тракты — уязвимое место Листа. При должной удаче орские войска моли пройти по ним в самое сердце Империи. Я бы даже сказал, при огромной удаче, но это не столь важно… Как бы эльфы не пытались их разрушить — без помощи шаманов у них ничего не выходит. То, что вобрало в себя магию и дух двух рас, одной не уничтожить. Сейчас Тракты используют редко — не многих тянет в Великий Лес, а тех, у кого есть право на проход и того меньше.

— А сами эльфы по деревьям лазают, что ли?

— Я слышала, что эльфы передвигаются меж деревьев настолько бесшумно и незаметно, что даже не прижимают травы, когда ступают. Это тоже врожденная магия, если не ошибаюсь. — задумчиво сказала Джу.

— Точно, молодец. Опять же, врожденная магия, ей владеют с рождения, сначала неуклюже, но с возрастом она становиться намного эффективнее. — кивнул ученице Саяр.

— А как тогда они, ну не знаю, товары возят? Животные тоже и всякое такое… — продолжал недоумевать я.

— Эльфы ничем не торгуют. Ну, почти ничем.

— Что, вообще? — еще более удивленно уточнил я.

Не знаю, как для жителей этого мира, но для меня такое выглядело дико — совсем не заниматься торговлей, это же странно. Нет, я, конечно, смутно представляю (то есть, вообще не представляю), что там может понадобиться лесному народу и, что они могут продавать, но ведь должны они хоть что-то продавать? Последний вопрос я озвучил. Саяр в ответ лишь хмыкнул и взялся объяснять:

— У эльфов закрытое общество. Всё, в чем они нуждаются, дает Лес, а ничего они не покупают, ибо уверены, будто люди, да и другие расы оскверняют любое изделие. Если честно, я сам до конца не понял, как именно мы оскверняем свои изделия, но многие ученые считают, что дело в отношениях людей, орков и остальных к Природе. Мы что-то вроде паразитов, по мнению эльфов. Как-то так. Они время от времени воют с другими народами, под предлогом особо сильного неуважения к Природе, но до по-настоящему большой войны дело не доходило. Пока. А эти Тракты — это официальные дороги к столице. Или что-то на подобие. В Великом Лесу комфортно только эльфам, для всех остальных — это смертельная ловушка. Чащоба, в которой легко заблудится и еще легче быть сожранным заживо. Эльфы не любят тех, кто считает себя умнее Народа и Леса. Говоря просто — они молча презирают остальные народы. Саяр углубился в свои мысли, давая нам возможность переварить полученную информацию. Эльфы, по крайней мере, со слов старого мага, виделись мне чем-то вроде нацистов. Может потому, что были самовлюбленными, высокомерными и считали себя венцом творения? А может, потому, что убивали людей за срубленные деревья и кусты? Нет, я, конечно, понимаю, что люди еще те сволочи, но позиция этих длинноухих слишком уж жесткая. Гринписовцы, черт бы их побрал… Так или иначе — эльфы мне уже не нравились. Или я просто их побаиваюсь?

— А что нам делать, когда мы доберемся до их столицы? — первой нарушила молчание Джу.

— Вы предъявите рекомендационные письма лично от меня и Совета. Думаю, этого будет достаточно, что бы убедить Их. Правда, я думаю, что письма вам все же не понадобятся… — ответил маг, хитро улыбнувшись.

— Ооо… Мы, что сможем увидеть Их?! — восхищенно протянула Джу.

— Сомневаюсь, Они редко выходят на публику. — покачал головой Саяр.

— Кто Они-то? — не понимая о чем, или о ком толкуют эти двое, спросил я.

— Они — это семь самых старых эльфов! Я читала, что Они были одними из первых эльфов, появившихся в нашем мире! Им многие тысячи лет, что уже удивительно ведь эльфы, как считают некоторые, не являются абсолютно бессмертной расой. И именно Они управляют всеми эльфами, живущими на Юрре. — довольно улыбаясь блеснула эрудицией девушка.

— Именно так. — подтвердил маг.

— А можно такой чисто гипотетический вопрос — а если Им будет недостаточно писем? — решил сразу всё уточнить я.

— Я уже думал на этот счет. Если так случиться, ваши с Джу дороги расходятся и дальше вам придется действовать одному. — серьёзно ответил Саяр, сложив перед собой руки.

— Но почему? — удивленно спросила волшебница.

— Ситуация довольно проста, как я понимаю, Аскету не терпится попасть домой и в нашем мире он задерживаться не собирается? — спокойно обратился ко мне старик.

— Ну, в принципе так оно и есть. — твердо ответил я.

Точно так. Как бы гадко это не звучало, я бы даже сейчас отсюда слинял. Самому противно, ведь знаю — у Лены тогда шансов на возвращение совсем нет, но… Не хочу я тут быть. А чего вы ждали? Мне и дома было хорошо — тихо, уютно и главное всё понятно. Это какому-то любителю фэнтези хотелось бы попасть в другой мир и геройствовать там во славу сил света и добра. Я-то понимаю — это всё не сказка и понять, кто тут представляет добро, а кто зло сложно. Да и не нужно мне оно, я просто хочу домой. Правда, по дороге было бы неплохо захватить еще свою новоиспеченную напарницу, и раз уж пошла такая пьянка, сувениров каких-то. Какая-никакая, а компенсация за потраченное время и сожженные нервные клетки. Я мысленно усмехнулся.

Ага. Вот уже и о сувенирах начал думать, а ведь еще даже с теплой и безопасной башни не вылез, орков и другого зверинца в глаза не видел. Не дели шкуру не убитого медведя. Тем более, если ни ружья, ни карты у тебя нет.

— Если вы твердо решили возвращаться в свой мир, вам придется идти на риск. Но только в том случае, если Они откажут. — прервал мои раздумья маг.

— И в чем заключается риск? — спокойно спросил я.

— И почему я не могу помочь? — присоединилась ко мне Джу.

— Я думаю, что ничего плохого вашей подруге эльфы не сделают, и даже если Они не разрешат вам приближаться к Мироходу, то уж точно отпустят девушку без проблем. Значит, одну из своих целей вы уже выполните. Так как вы готовы идти на риск, что бы попасть домой у вас есть только один путь — незаметно проникнуть к зданию, в котором находится Мироход. Оказавшись там, вы просто произнесете название своего мира и отправитесь домой. Уверен, накопленной им энергии хватит на тысячи переходов. Закончив, Саяр перевел взгляд на свою ученицу.

— И именно поэтому, тебе лучше убраться с территории Листа, до того, как Аск нарушит больше половины эльфийских законов, не касающихся деревьев. Если ты, конечно, не хочешь отправиться с нашим другом в его родной мир. Ты ведь не хочешь? Джу на несколько секунд задумалась, но всё же неохотно помотала головой. Судя по всему, ей не улыбалось оказаться на моем месте, но… Черт побери, она размышляла об этом! Я бы ни за что не думал над подобными вопросами!

Что тут можно сказать? Хочется верить, что Они всё же согласятся пустить нас к Мироходу, иначе мне светит Росток. А может и что-то похуже. И не только мне, что еще более прискорбно.

— Вы думаете, у меня есть шансы добраться до Мирохода? — осторожно уточнил я.

— Не переживайте, я существенно подниму ваши шансы не только добраться до Мирохода, но и вернутся домой, вдруг возникни такая потребность. За время пока вы отдыхали, я создал несколько интересных вещиц. Ну и немного поработал над вашими плащом, а также пистолетом, кажется? — немного неуверенно произнес последнее слово Саяр.

— Ага, пистолетом.

— Ладно, чем быстрее начнем, тем быстрее вы окажитесь дома! Берите сумки и следуйте за мной. А, да, Аскет, прихватите и свой плащ с пистолетом. — поднявшись с места, обратился к нам с Джу маг. Девушка быстро вскочила с кресла и, опередив меня, схватила одну из сумок. Я только и успел заметить, что сбоку сумки красовалось вышитое мелкими буквами имя «Джу». Неторопливо поднявшись с места, я лениво отметил, что как только моя задница оторвалась от кресла, оно благополучно растворилось в воздухе. Магия это всё же круто. Подойдя к краю стола, где собственно и лежала моя скромная экипировка, я подхватил плащ и начал внимательно его осматривать.

— Чего копаешься? Мы же тебя ждём! Еще успеешь на свои вещички насмотреться! — недовольно заметила волшебница уже покрывшая половину расстояния по направлению к двери.

— Ха-ха-ха… Джу, не торопи Аска, пусть спокойно оценит экипировку. — с улыбкой обратился к девушке маг, после чего подхватил книгу с изображением злополучной двери и ожидающе на меня посмотрел.

— Ага. Спасибо. — ответил я, возвращаясь к изучению плаща. Если в нем что-то и изменилось, я этого точно не заметил. На первый взгляд он остался точно таким же, как и раньше, длинный, ниже колена, плащ. Купил я его недавно и выложил чуть ли не половину зарплаты, зато вещь того стоила — черный, кожаный, с высоким воротником, удобным поясом, парой внутренних и внешних карманов и, что мне особенно нравилось, на пуговицах. Не люблю я молнии, ей Богу не люблю. Неопределенно хмыкнув, я оставил в покое плащ и взял со стола кобуру с пистолетом и парой запасных обойм. Кобура, к слову была сделана под заказ, так как в том, что выдали мне в комплекте со стволом, можно было носить что угодно, только не огнестрельное оружие. Да и удобные крепления для запасных обойм пришлись как нельзя кстати. Закрепив поверх рубашки ремни, я накинул плащ и медленно извлек из кобуры пистолет. Родной «Макаров» тоже не сильно изменился с последней встречи, разве что… Стал легче что ли? Может, Саяр патроны повытаскивал, да пороху для развития аварской цивилизации набрал?! Быстро достав обойму, я убедился, что все, кроме двух потраченных на предупредительные выстрелы патронов на месте.

— Саяр, а что с пистолетом-то? — неуверенно спросил я, так и не отыскав причину внезапного облегчения.

— Магия. — широко улыбнувшись, ответил старый волшебник.

— Это я уже понял, но суть ее в чем? Пистолет легче стал, круто, а практический толк? — не желал сдаваться я.

— А вот берите сумку, выйдем на улицу, там всё и поймете. — взяв подмышку книгу ответил маг, и направился к выходу.

— Ладно. — безропотно согласившись, я спрятал в кобуру пистолет и повесил на плечо сумку. Еще одним сюрпризом оказалось то, что пусть и не слишком большая на вид, она почти ничего не весила! Решив, что лучше задать все вопросы на свежем воздухе я тоже направился к выходу из комнаты, вслед за Саяром.

— Давно пора. — хмуро кивнул мне Джу, проскальзывая в дверной проем перед магом. Я вежливо улыбнулся и пропустил вперед старика, после чего, в последний раз осмотрев комнату, закрыл за собой дверь и направился вслед за остальными. Спускаясь вниз по лестнице, я заинтересованно рассматривал каждый этаж, коих оказалось ровно семь, не считая подвалов. Как я узнал? Да просто — на том этаже, где мы были, не было уходящей вверх лестницы, а на первом она наоборот присутствовала, только уходила вниз. Жилище мага было на удивление немагичным, по моим скромному мнению. Все этажи похожи между собой, разным было разве что количество дверей, да мелкие детали. Выбравшись на улицу, я сразу же закрылся от бьющего в глаза солнца. Ну вот, я и смогу насладится пейзажем, не рискуя получить стрелу в шею и не пребывая в полумертвом состоянии. Начнем с того, что снаружи башня представляла собой обычный каменный конус с парой десятков больших окон. Правда, я так и не понял, как и где в ней помещались длинные коридоры и куча комнат. Вокруг сего сооружения был разбит приличных размеров сад. Деревья в нем выглядели обычно, то есть ствол, ветки, листья… Я честно постарался вспомнить, есть деревья подобные этим в нашем мире или нет, но, к сожалению, единственным деревом которое я безошибочно узнавал, была ёлка. Ёе я тут точно не заметил. Слева от меня сад превращался в какие-то заросли разнообразных трав и совсем уж диковинных растений, а вдали, между ветвей я заметил живую изгородь, по-видимому, призванную лишить хозяина излишнего внимания зевак. Тот факт, что, несмотря на полное отсутствие ветра, образчик садового мастерства во всю шевелил листьями, меня почему-то совсем не удивил. Справа же размещалось что-то вроде беседки — довольно просторное сооружение, без крыши и защищенное по бокам чем-то вроде деревянных жалюзей. Последние, судя по всему, должны были защищать от солнца и ветра. Осмотрев все вокруг, я задался вопросом — а где собственно стоит эта башня?

Когда я торчал на холме возле реки, никакой башни не видел. Ручаться за точность своего восприятия в тот момент я не могу, да и ночью это было, но… Башня-то довольно большая — не увидеть ее было бы сложно.

— Ночью, когда я… Прибыл, я добрался до города…

— Нитур. Небольшой пограничный городок. Вокруг башен всегда появляются поселения — маги в них способствуют процветанию. Вы кстати появились со стороны провинции Шурк и Княжества Сурия… В Аварском или же Северном лесу, что очень кстати. Конечно. Просто очень хорошо. Будь я более уставшим и менее удачливым — получил бы стрелу в голову, и на том все закончилось. Судя по всему, Саяр уловил ход моих мыслей или же попросту прочитал их. Так или иначе, он неловко улыбнулся и похлопал меня по плечу.

— Приношу свои извинения за то, что произошло в лесу. Один из наших охотников принял вас за контрабандиста, вот и начал стрелять. Сами понимаете — Авара не любит незваных гостей, а человек посреди ночи блуждающий по пограничному лесу не может быть никем другим.

— То-то я думаю, чего это меня пришить хотели… Хотя ладно, забыли. Главное, что жив остался. — пожал плечами я.

— Да, тут мне повезло. Ну, как вам? — согласился Саяр, не сбавляя шагу и следуя за ученицей в сторону беседки.

— Ничего так.

— Это твое впечатление о новом мире?! — удивленно вскричала внимательно слушающая всё девушка.

— А что мне от радости прыгать? Небо как небо, солнце есть. Сад и сад, башня и башня, а то, что башня странная и изгородь подозрительная — так я привык. Это же ваша магия! — язвительно ответил ей я. Девушка громко фыркнула и ускорила шаг.

— Ей вас не понять, Аск. Она всю жизнь прожила в Аваре, да и тут видела далеко не всё, вот и восхищается по поводу новых стран, да и всего нового. — добродушно сообщил мне Саяр.

— Молодость глупа. — важно заметил я.

— Я всё слышала! — громко крикнула уже успевшая плюхнуться в удобное кресло посреди беседки девушка. Внутри ничего особенного не оказалось — большой круглый стол и пять мягких кресел. Саяр первым вошел внутрь и, последовав примеру ученицы, уселся в кресло.

— Аск, теперь можете спокойно изучить свое снаряжение. — обратился ко мне маг. Судя по всему, Джу содержимое своей сумки уже изучила, поэтому теперь с нетерпением смотрела на меня.

— Да уж, снаряжение… — начал было я, резонно рассудив, что в сумку таких размеров мало что может поместиться. Как оказалось минутой позже, я погорячился. Открыв сумку, я с интересом уставился на помещенные в специальные карманчики предметы. Точнее маленькие, аккуратные копии разнообразных предметов. Некоторые из них занимали свое место в карманах, некоторые висели в небольших петлях, приделанных к внутренним стенкам сумки.

— Очень точные, но очень маленькие копии. Смешно. — сухо констатировал я, переводя взгляд с Саяра на Джу.

— Просто извлеките что-нибудь из сумки. — улыбаясь предложил старый маг.

— Легко. Уже заподозрив что-то неладное, я осторожно засунул в сумку руку и двумя пальцами извлек из петли точную копию лопаты. Вот тут меня ожидал сюрприз, едва лопатка покинула пределы сумки, как мгновенно превратилась в свой прототип — обычную лопату. Следующих несколько минут я занимался тем, что поочередно извлекал из сумки всё ее содержимое и, наблюдая за тем, как оно приобретает истинный размер.

— Ничего себе сумочка! — восторженно заметил я, прикинув, насколько легче была бы жизнь, если бы у нас существовали такие вот сумки.

— Это еще что, ты палатку пока не видел. — интригующим тоном отозвалась волшебница, внимательно наблюдая за моей реакцией.

— Платку? — деловито уточнил я, уже намериваясь начать поиски в недрах сумки и узнать, что же такого особенного в этой самой палатке.

— Для нее нужно больше места, думаю, вы сможете оценить мое творение уже во время похода. — поспешил остановить меня Саяр.

— Как скажете. А в чем фокус сумки? — с интересом спросил я у мага, помещая на свое место в карманчике маленький мешочек, на проверку оказавшийся приличных размеров сумкой, набитой золотыми монетами.

— Магия Пространства. Очень сложная дисциплина, как и материализация, но без нее никуда. Вы заметили, что если вытащить предмет наполовину, то увеличится лишь та часть, что вне сумки? — спросил маг.

— Ага, точно. Так все эти вещи, они настоящие? Не созданные материализацией или как там ее?

— Да именно так, это обычные вещи, просто помещенные в область с искаженным пространством. Внутри этой сумки все тела многократно уменьшаются в размере, при этом, масса и вес так же уменьшаются!

— Подождите, а как же моя рука? Она-то осталась такой, как и раньше!

— Саяр забыл упомянуть, что искажение действует только на неживые, неодушевленные предметы. Это еще сложнее, чем стандартный уровень Магии Пространства — там такое поле уменьшает всё, что в него попадает. — объяснила девушка.

— Именно так. Это очень и очень сложные чары, и я без лишней скромности могу сказать, что являюсь одним из немногих, кто может их творить. — важно подтвердил маг.

— Круто, правда, круто. — я еще раз похвалил мага, осматривая чудо инопланетной техники.

То есть, магии. Мне в голову пришла интересная мысль и, набравшись наглости, я всё же спросил:

— А можно будет сумку себе оставить, если всё хорошо закончится? Очень полезная вещь, честно скажу.

— Конечно-конечно. Всё, что я вам выдам, кроме браслета можете оставить себе.

Этого будет даже мало, что бы отблагодарить вас за участие в испытании кристалла памяти и информацию, которую я получил, да еще и за запись предстоящего приключения! — широко улыбаясь, ответил маг.

— Испытание?! — в один голос вскричали я и Джу.

— Так ты уже прочитал кристалл памяти и ничего мне не сказал?!

— Это было испытание?! А если бы та штука не сработала?!

— Спокойно-спокойно. Джу, я просто-напросто забыл. Но раз до этого дошло — кристалл сработал, так как положено, всё записано и пригодно для прочтения! А там есть что прочитать, клянусь Семью Сферами Нуриса! — примирительно сообщил маг разбушевавшейся ученице, после чего повернулся ко мне.

— А вы молодой человек, разве вы бы отказались от такой платы за помощь?

Я для вида задумался, хотя уже давно знал ответ — согласился бы как миленький. Нет у меня другого шанса вернуться домой и знакомых волшебников, готовых почти забесплатно помочь, тоже нет! Хочешь, не хочешь, а соглашаться нужно — этот чертов мир, переполненный магией мне совсем не по душе. Хотя отдельные фокусы очень даже полезны…

— Нет, но вы могли хотя бы предупредить. — примирительно сказал я.

— И заставлять вас зря нервничать? Нет, увольте! То, что вы только перенесли Переход, одно это уже немного смазывает испытание, а если бы вы еще и нервничали, кто знает, что могло случиться? — рассудительно заметил Саяр.

— Да, ладно, чего ты перепугался? Кристалл памяти безопасен, максимум, что может случиться — начнешь страдать от раздвоения личности или потеряешь память! — порадовала меня ученица мага. Чуть не задохнувшись от возмущения, я уставился на нее полными негодования глазами. Вовремя вспомнив, что Джу как бы и не причастна к переписке моей памяти, я повернулся к Саяру. Маг встретил меня непроницаемым взглядом «я ни в чем не виноват». Возмущаться было бесполезно. Что сделано, то сделано. Остается только надеяться, что это испытание мне в будущем не вылезет боком…

— О, да, мы же еще не проверили всё ваше снаряжение, Аск! Достаньте-ка свое оружие. — попросил старик. Я послушно извлек из кобуры пистолет и в ожидании посмотрел на мага. Он обещал, что мои вещи тоже как-то изменились. Даже самому интересно, как именно?

— Отлично, теперь выстрелите в одно из деревьев. Стреляйте, пока не надоест, не меняя обоймы. — махнул рукой маг.

— Ага. В любое дерево, или какое-нибудь особенное? — как мне показалось, довольно удачно скрыл удивления я.

— Стреляй в любое, они всё равно за пол часика станут такими как были. — нетерпеливо постукивая по столу пальчиками, ответила Джу. Я так подозреваю, что она уже знает, что сделал с моим оружием Саяр, а так, как ничего нового увидеть не удастся, ей не терпится начать наше маленькое приключение. В принципе, я с ней согласен. Как говориться в определенных кругах

— «Раньше сядешь, раньше выйдешь».

— Ладно, как скажете. — улыбнулся я и, уже предвкушая что-то необычное, снял пистолет с предохранителя и передернул затвор. Через секунду тишину разорвал звук выстрела. Ничего не произошло. Всё было, как и раньше — отдача, звук, движение затвора. Даже дырка на выбранном мной в качестве мишени дереве была точно такой же. Разве что пороховых газов совсем не было.

— Стреляйте-стреляйте! — подбодрил меня маг. Обернувшись, я удивленно моргнул — они с Джу закрыли уши пальцами. Я неопределенно пожал плечами и нажал на курок, запуская в полет смертоносный кусочек свинца. На этот раз я не стал ждать подбадривающих криков публики и, удерживая пистолет в вытянутой руке, принялся палить в несчастное дерево. О том, что бы сэкономить пули я как-то не подумал. Саяр говорит — стреляй, я и стреляю.

Каждый выстрел отдавался в ушах гулом. Два, три, четыре, пять, шесть… С точно таким же звуком прозвучал последний, седьмой выстрел. Я нерешительно замер на месте. Кое-что было странно. Например, то, что затвор не отъехал назад, сообщая о пустоте магазина. Вспомнив слова Саяра, я преодолел удивление и выстрелил еще раз. Прозвучал седьмой выстрел, которого в принципе не должно быть — в магазине-то было шесть патронов! Вспомнив, что магия — это круто, я еще раз нажал на курок. После девятого нереального выстрела я начал нажимать курок всё быстрее и быстрее, вскоре украсив ствол дерева красивой, но немного неровной дыркой.

— Думаю, хватит! — крикнул маг, очевидно заметив, что я вошел в азарт и не собираюсь отступать, пока не повалю «мишень».

— Супер! — в восторге ответил я, про себя отмечая, что такой пистолет просто мечта любого военного. Патроны-то, судя по всему — бесконечные!

— Спасибо. А теперь попробуйте обойму с красной точкой. — скромно ответил Саяр.

— Зачем? Патроны же бесконечные, я так понимаю, обоймы мне вообще не нужны! — не понял я, на мгновение отвлекаясь от изучения своего сверхоружия.

— Ну, да, если вы собрались стрелять обычными пулями… — хитро улыбнулся маг.

— Давай-давай, тебе понравится. — судя по улыбке Джу, должно было случится что-то и правда невероятное. Не говоря ни слова, я сноровисто извлек всё так же почти заполненную обойму. На секунду замешкавшись, я задумчиво посмотрел на патроны в обойме, а потом перевел взгляд на то место, где должны были валяться вылетевшие гильзы. К моему удивлению, на земле было пусто. Я вопросительно посмотрел на Саяра, а он будто прочитав мои мысли (что вполне возможно), степенно ответил:

— В вашем оружии, я использовал принцип неразменных снарядов — покидая оружие, пуля существует еще две секунды, после чего возвращается в обойму в целости. К сожалению, пришлось отказаться от использования того взрывчатого порошка — он рассеивался без остатка, и пуля становилась непригодной. Я немного повозился и заменил его волшебством. К тому же, пистолет и обоймы — это разные артефакты, пришлось прибегнуть к этом, иначе чары бы мешали друг другу. — объяснил мне маг.

Тем временем, я уже извлек из кармана возле кобуры нужную обойму, и, поместив на ее место старую, зарядил пистолет.

— Я постарался не слишком изменять принцип работы вашего пистолета и использовал умеренные чары, да и вам так привычней. — продолжил Саяр.

— Он вроде бы стал легче, так и надо? — задумчиво спросил я, щелкая затвором.

— Это побочный эффект замены взрывчатого порошка — кое-какие детали мешали, пришлось их убрать. — ответил маг, внимательно наблюдая за моими действиями.

— Ясно. — коротко ответив, я вытянул руку, прицелился и нажал на курок. В следующее мгновение произошло несколько событий. Во-первых, выстрел прозвучал абсолютно бесшумно, легкий свист издала лишь пуля, улетевшая в сторону дерева. Во-вторых, эта самая пуля пробила немаленькое дерево насквозь и, судя по всему, понеслась дальше. Не собираясь останавливаться на достигнутом, я начал раз за разом нажимать на курок, но к моему глубочайшему удивлению, после восьмого выстрела пистолет замолчал.

— Сломался? — неуверенно спросил у мага я.

— Нет, что вы, просто в этой обойме более сложные заряды. Как вы могли заметить, выстрел был совершенно бесшумным, а пробивная сила пули намного больше, чем раньше, теперь вы сможете легко прострелить каменную стену примерно в локоть толщиной. Плюс ко всему, эти восемь пуль смогут пробить даже магический щит, правда не слишком сложный. — успокоил меня маг.

— Ага, только в магии за всё надо платить, поэтому перезарядки ждать почти час. Хотя я тебе предлагала установить чары седьмого уровня, тогда бы на это ушло всего-то минут десять! — фыркнула Джу.

— Это было бы рискованно, мы же не хочешь, что бы оружие взорвалось прямо в руках у Аска?

— Я — точно не хочу. — сразу высказался я.

— Зато стрелял бы быстрее! — не сдавалась девушка.

— Жизнь дороже!

— Вот и я о том же!

— Ладно-ладно, успокойтесь, так или иначе, времени, что бы что-то менять, у нас нет. У нас вообще немного времени, так что я постараюсь его сэкономить — третью обойму можете не проверять, пули из нее просто покрыты серебряным напылением.

— Серебряным напылением? А зачем? — спросил я, извлекая обойму с бесшумными пулями, как я успел их мысленно окрестить. Правда, пока без этих самых пуль, обойма оказалась пустой.

— Они появятся со временем. — успокоила меня Джу, заметив как я разглядываю обойму.

— Серебро разрывает нить, которая удерживает мертвецов в нашем мире. Пусть, через Проклятое Кладбище вы и не пойдете, но думаю, это будет не лишним. Тем более что иногда трупы некромантов выползают из болот и встречаются в степи орков. — ответил маг. Я с умным видом кивнул, для себя отметив, что на каждой обойме стоит метка. Кроме красной точки, на бесшумной обойме, имелись так же синий квадрат на обычной и белый треугольник, украшающий обойму с серебряными пулями. Быстро поменяв обойму с красной на синюю, я поместил пистолет в кобуру и ожидающе посмотрел на Саяра.

— Так, отлично. Теперь плащ. Тут всё довольно просто, я решил не перегружать вас артефактами во избежание пересечения астральных потоков и полей, поэтому просто немного его укрепил и сделал утепляющим.

— Укрепили? Насколько?

— Маленькая демонстрация. — сказал маг, вытягивая перед собой руку. Секундой позже в его ладони уже лежал нож.

— Джу?

— Да-да. — с ленцой ответила девушка, дернув рукой. Ножом словно выстрелили из пушки. Причем, выстрелил в мою сторону! Я даже не успел увернуться, как лезвие ударило мне в бок и… Ничего. Если не считать легкого тычка в области ребер, я не почувствовал абсолютно ничего. Легонько звякнув, оружие упало на пол. Не слишком задумываясь над своими действиями, я поднял железку и потрогал лезвие.

— Острое. — сухо констатировал я.

— Других не создаем. — ехидно ответила девушка, хотя ее заслуги в создании оружия не было.

— Теперь ваш плащ спокойно переносит удары стандартным оружием, плюс ко всему, он еще и гасит силу удара. Так же, его очень трудно прожечь или заморозить стандартными чарами, а еще он согревает в холод. Естественно, вечно защищать он вас не сможет, но минут десять-двадцать активной работы выдержит. Если не будут применены более серьезные чары. — объяснил маг, движением руки заставляя нож исчезнуть прямо у меня из руки. Усевшись наконец-то в кресло, я задумчиво посмотрел на Саяра. Если бы не он — мне бы пришел конец. Пусть, он меня использует, но ведь делает это на приемлемых для нас обоих условиях!

— Спасибо. — полностью серьезно и с глубоким чувством благодарности сказал я.

— Да что там, что там. Вы же еще не дома? Вот и не спешите благодарить! — с улыбкой ответил маг.

— Скоро полдень, а мы еще даже за территорию башни не вышли… С такими темпами, мы и за месяц до столицы Хур-Хар не доберемся. — хмуро напомнила Джу.

— Да, ты права, вы порядком задержались, но я уже подошел к концу. — Саяр взмахнул рукой и передо мной и Джу появились тяжелые медные браслеты, исписанные непонятными символами. Мой браслет был без каких-либо особенных деталей, выглядел старинным, если не сказать древним. Простенькая вязь — вот и все украшения. А вот браслет девушки был инкрустирован небольшим, темно-синим камнем.

— Ну наконец-то. — протянула Джу, быстро забрав свой браслет и тут же защелкнув его на запястье.

— Это те самые браслеты, которые запишут всё наше злоключение? — задумчиво покрутил в руках свою вещицу я. Браслет оказался удивительно легким и почему-то теплым.

— Точно, те самые. Я использовал медь и Глаз Чанга для браслета Джу, так как на золото падки всякого рода темные личности, а лишние проблемы вам ни к чему.

— А как узнать, что он работает? — продолжал расспросы я, аккуратно надев украшение на запястье правой руки. По телу словно пронесся легенький заряд тока, а глаза резко заслезились.

— Теперь, мы точно знаем, что он работает. — удовлетворенно ответил маг. Глаза-то неслабо слезятся, и браслет словно прилип к коже — совсем не двигается.

— Саяр, что за фигня? — вытирая слезы, спросил у мага я.

— О, просто артефакт присоединился к вашей нервной системе и настроился на астральную оболочку. Не беспокойтесь, небольшие побочные эффекты быстро пройдут, а через несколько часов вы вовсе не будете его замечать.

— Надеюсь. А сейчас что мне делать?

— Вот возьмите, самое лучшее средство. — протянул мне неведомо откуда взявшийся платок маг. К моей радости, глаза пришли в порядок уже спустя несколько минут, осталось только неприятное покалывание в том месте, где артефакт прилегал к коже.

— Ей, а почему Джу не лила слезы, словно на премьере мелодрамы? — вдруг сообразил я.

— Вот еще, зря я, что ли целительству обучалась? — лишь фыркнула в ответ девушка. В ответ я лишь неопределенно пожал плечами и понадеялся, что не зря.

— Итак, инструктаж я провел, снаряжение вам выдал, маршрут проложил… Думаю, нам пора прощаться. — задумчиво заметил маг.

— Про маршрут я ничего не слышал. — неуверенно заметил я.

— Всё в браслете Джу. — успокоил меня Саяр. Встрепенувшись, он протянул мне книгу с картинкой чертовой горгульи.

— Да, вот кстати книга. Мне она не слишком нужна, а вам может понадобиться. Хотя бы как интересное чтиво. Я принял протянутую магом книгу и спрятал ее в сумку. Саяр неторопливо поднявшись со своего кресла, он вышел из-за стола и остановился у выхода из беседки. Подхватив сумки, мы с Джу подошли к нему. Подсознательно я ожидал чего-то торжественного, длинной речи о том, что наше знакомство было недолгим, но очень продуктивным, крепких рукопожатий и мудрых напутственных слов. Не то что бы я хотел всё это слышать, но, по-моему, это как раз подходило к ситуации. Саяр же втиснул всю эту бутафорию в несколько слов. Очень точных слов.

— Ну, я буду молиться, что бы вас там не сожрали! Более подходящего к ситуации прощания я не слышал ни разу в своей жизни.

— Да, ты тоже береги себя! — похлопала старика по плечу Джу и зашагала по тропинке в сторону зеленого забора.

— Да, эм, спасибо. Было очень приятно познакомится. Спасибо за помощь. — немного сконфужено ответил я и быстро последовал за новой напарницей. А в сущности, что еще мог сказать Саяр? Он знает меня какой-то день-другой, и львиную долю этого времени я проспал. Я сделал услугу ему, он мне. Даже Джу и та ищет в этом деле выгоду для себя. Довольно сумасшедшую и малопонятную, но выгоду. Вот что такое деловой подход. Наверно, в каком бы мире ты не очутился, везде есть люди, которые реальны больше других. Трудно понять людей, отдающих свою жизнь служению в какой-то Богом забытой африканской стране, трудно понять тех, кто защищает права на самовыражение каннибалов и собирает деньги на кампанию против ядерного оружия. А вот людей, руководствующихся деловым подходом легко понять. Они предсказуемы, и от того менее опасны. Ученицу мага я нагнал уже у небольших ворот, с двух сторон подпираемых живой изгородью.

— Он не слишком сентиментален. — не оборачиваясь, заметила она.

— Ага. Можно сказать, вообще не сентиментален.

— Со временем все маги становятся такими. Знаешь, если ты всю свою взрослую жизнь пропускаешь через свое тело магию, она со временем вымывает из него всё, что делает тебя человеком. Остается лишь сама магия. — заметила девушка, открывая ворота Глубокомысленно кивнув, я в последний раз взглянул на башню, которая стала моим первым приютом в этом мире, и без сожаления поспешил следом за Джу. Пейзаж за воротами был довольно непривычен для меня как городского жителя, но в принципе вполне нормален. Башня Саяра находилась на холме, который возвышался над окрестностями. Просто отличное место для сторожевой вышки или небольшого форта. Наверно, поэтому тут и построили такое вот необычное оборонительное сооружение… Внизу раскинулся тот самый городок, с трех сторон зажатый меж такими, как и этот холмами. Если хорошенько присмотреться, можно заметить разоренную пожаром избу на одном из холмов. Странно, что я не увидел Ай-Тар, когда там топтался… С четвертой стороны поселение врезалось в лес, занимающий всё остальное видимое пространство до самого горизонта.

— Хороший город. Не самый большой, но хороший. Идем, лошади уже ждут. — кивнула в сторону долины девушка. Не дожидаясь моего ответа, волшебница уверенно зашагала вниз по тропинке.

Хорошенько осмотрев пейзаж, я последовал ее примеру, про себя отмечая, что, судя по всему, гости к Саяру наведываются редко. По крайней мере, не валят толпой. Солнце во всю пекло, двигаясь по странной траектории, поэтому мне быстро пришлось снять плащ — в такую жару он только мешал. Жаль, что маг не добавил к защите от холода и защиту от жары. Было бы как раз кстати. В воздухе витал пьянящий запах трав, одетая на плечо сумка почти ничего не весила, вокруг было тихо и спокойно. Мне определенно нравилась эта прогулка. Не хватало только солнцезащитных очков. Джу шагала молча и я, в общем, поддерживал это ее молчание — в голове было на удивление тихо и спокойно, будто все мысли веником вымели. Неплохо было просто так пройтись, вдыхая свежий воздух и любуясь видом…

Было бы вообще отлично, если бы прогулка проходила в родном мире, но чего нет, того нет. Я даже не заметил, как мы спустились к подножью холма. Дома сначала стояли наособицу, как это бывает на окраинах всех городов, но уже чуть дальше, все стало на круги своя — строения стояли стройными рядами, по обе стороны от брусчатых мостовых. Стиль, в котором построен город, напоминает средневековье, только какое-то зажиточное, что ли? Что меня сначала удивило — отсутствие каких-либо оборонительных сооружений. Ведь время и общий уровень развития обязывает, но нет, ничего подобного не было видно. Потом до меня дошло, что единственное защитное сооружение, заменяющее городу, да и всей округе стены и отряды солдат — это башня с сидящим внутри Саяром. Здания были добротными, построенными на совесть. Основные материалы камень и дерево, причем последнего значительно меньше, да и то используется оно в качестве скорее украшения. Крыши домов покрыты потемневшей от времени черепицей. Собственно, в ту ночь глаза меня не подвели — сплошь стояли двух-трех этажные здания и только изредка нам попадались более массивные постройки. Окна в домах застеклены и снабжены расписанными ставнями. Если бы не сточные канавы по обе стороны улиц, вполне даже чистый и приличный городок. Несмотря на то, что стояла середина дня, хотя я в этом не уверен, ибо солнце движется по какой-то странной орбите, людей на улицах было немного. Пару раз нам встретились праздношатающиеся, но в основном по улицам сейчас ходили лишь женщины и дети — да и то, только те, кто не работал. Собственно, все это мне сообщила Джу, добавив, что народ здесь живет за счет мелкого ремесленничества и окружающих город лесов. Все встреченные нами люди с ленивым интересом рассматривали меня, в обязательном порядке здоровались с волшебницей и неторопливо продолжали идти по своим делам. Нитур был словно сонным царством, одним из тех городов, что жили по давно устоявшейся схеме, где у каждого было свое место и занятие, а все про всех всё знали. Пусть у меня проблем по горло, но я не мог не признать, что это место подходит мне по духу. Люблю когда вокруг тихо, мирно и всё идет по давно проложенной колее.

— Неплохо тут у вас. — отметил я.

— Ага, только скучно. Вот в столице хорошо — один из самых больших городов на континенте! Но если хочешь войти в подчинение Совета, надо чем-то жертвовать. Быть магом почетно. — пожав плечами ответила девушка.

— Что за Совет, кстати?

— Объединение всех магов Авары. Хотя сам Совет, это самые сильные маги царства, а все остальные так, подчиненные. При случае расскажу подробнее. Вот собственно, мы и на месте! Завернув за угол очередной каменной коробки, мы оказались перед целым комплексом деревянных сооружений, которые уж точно не были предназначены для жилья. Из длинных сбитых из грубых досок сооружений доносилось ленивое ржание и очень неприятный запах конского навоза. А еще перед одной из конюшен, развалившись в деревянном кресле, дремал бочкоподобный мужичок. Одет он был по минимуму — грубые штаны, закачанные до колена да кожаная жилетка без единой пуговицы. Босой, с перепачканными в земле и еще кое-чем руками, с лицом, черты которого было сложно определить из-за темно-бурой растительности, он представлял собой что-то среднее между обычным бомжем и… необычным бомжем. Даже пах точно так же.

— Ей, Жако, где мои лошади? — громко осведомилась Джу, предусмотрительно не подходя к вышеназванному более чем на три шага. Мужик что-то вяло промямлил и открыл левый глаз. Я мысленно похвалил себя за сверхъестественную наблюдательность — цвет глаза мало отличался от цвета окружающих его волос.

— А, госпожа Триа. Еще раз здравствуйте. И тебе парень привет. — открыв второй глаз поздоровался мужик.

— Ага, привет.

— Ты небось из столицы? — с интересом спросил конюх.

— Ну, в какой-то степени да. — задумчиво ответил я.

— И как там в столице-то? У меня вот племянник в Суруле, это эквибах в шести от столицы, если знаешь, так вот…

— Лошади Жако! — нетерпеливо напомнила волшебница, прерывая словоохотливого мужика.

— Да-да, госпожа. Арми, маленький бездельник, приведи сюда лошадей госпожи Триа! — заорал во всю глотку Жако. В конюшне за его спиной что-то загрохотало и буквально через несколько минут оттуда прожогом выскочил мальчишка лет десяти, тянущий за собой пару лошадей. Как ему это удавалось, я представлял слабо — каждая из тварей была больше него раз эдак в шесть. Одет в одни штаны и темную (возможно, когда-то она была серой) рубаху, босой и перепачканный парень был уменьшенной копией Жако.

— Ваши кони, госпожа! — широко улыбаясь, мальчик передал поводья Джу.

— Спасибо, Арми. Держи, купишь себе что-нибудь. — доброжелательно улыбнувшись, волшебница сунула мне в руку поводья, а сама дала парню пару медных монет.

— Благослови вас Бог, госпожа! — радостно воскликнул пацан, принимая деньги. Я задумчиво перевел взгляд из поводьев в правой руке на лошадей. На меня уставились две громадные морды, выражения которых не предвещали ничего хорошего. Обе лошади мало отличались друг от друга и смотрели на мир с горящими в глубине глаза словами — ты едешь на мне до тех пор, пока я не захочу тебя скинуть.

— Эм. А какая из них моя? — решил уточнить я.

— Ваш жеребец, господин. — охотно объяснил Арми.

— Отлично. А кто из них жеребец?

— Тот, который слева, господин. — улыбнувшись ответил парень.

— О, спасибо. Джу тем временем рассчиталась с конюхом и, выхватив у меня из рук поводья своей лошади, сноровисто запрыгнула ей на спину, усаживаясь в седле.

— Ну, нас больше ничего не задерживает, сейчас только сумку устрою, и можем ехать! — обратилась она ко мне, и постаралась устроить снаряжение поудобней. Уже через несколько минут Джу занятая прилаживанием сумки у себя за спиной закончила это благое дело и повернулась ко мне, уже готовая ехать. Я все так же пялился на лошадь.

— Чего ты ждешь? Поехали!

— Ага. Сейчас, только один вопрос. — задумчиво промолвил я.

— Ладно, давай, только быстро! — нетерпеливо ответила девушка. Я посмотрел сначала на конюхов, потом на лошадей, потом на Джу и с непроницаемым лицом спросил:

— А как мне залезть на лошадь?

Минут чрез двадцать, крепко ухватившись руками за то единственное, что удерживало меня в седле и давало возможность управлять своим средством передвижения, я выехал к границе Орского Леса следом за Джу.

— Вот теперь начинается настоящее приключение! — жизнерадостно окликнула меня девушка. Ответа не последовало, потому что моя левая нога выскользнула из стремени и теперь я отчаянно пытался засунуть ее обратно, проклиная весь этот мир с его волшебством и ту чертову дверь в старой пятиэтажке…

Глава 7

Орский Лес. Как я успел уяснить, на Рунни это второй по известности лес, сразу после Великого. Он был не настолько огромен, как исполинский организм, который стал домом для эльфов и их зверинца, но всё же занимал немалую территорию, а его часть была чем-то вроде автономной области в составе нескольких орских Гур. Спустя несколько часов после того, как мы вошли под зеленые своды леса, я уже более или менее уверенно держался в седле. По словам же Джу, когда я совсем не двигаюсь и делаю серьезное лицо, меня можно принять за опытного наездника. Людей или кого-то мы пока не видели, к моей немалой радости. Ни разбойников, ни крестьян, ни волшебников. Вот мне интересно, чем именно кроме охоты можно заниматься в лесу? Вокруг одни деревья, места для посевов нет, очищать его долго и трудно, а одними желудями не прокормишься… Орский лес отличался от Северного, в котором мне и «посчастливилось» приземлится. Начнем с того, что деревья здесь были пониже и являлись представителями хвойных и листвяных пород, в отличие от Северного или же Аварского леса, где присутствовали исключительно лиственные. Кроме того, здесь было много кустарника, занимающего все свободное пространство между деревьями. Самую низкую нишу в растительном мире леса занимала обычная трава. Собственно, таким был Орский Лес несколько первых километров, а дальше… Дальше к обычным деревьям добавились необычные. Желуди — вот, что меня удивило. Нет, может, я ошибаюсь, но мне кажется, что это желуди — такая же форма, такая же скорлупа, ну может немного покрепче, словно ореховая. Единственная разница — размер, эти желуди с кулак величиной. Когда лошадь наступает на такой вот плод, слышится хруст и вот ты уже можешь лицезреть немного раздавленную сердцевину — темно-коричневый орешек. Джу рассказала, что эти орехи очень сытные, даже пары штук хватит, что бы наестся до-отвалу. Правда, тут есть одно но — долго на такой еде не протянешь. Всё дело в том, что в каждом орехе содержится небольшая доза некоего вещества,

концентрация которого в организме человека (или орка) в большом количестве ведет к серьезному несварению желудка.

Деревья, на которых растут эти чудо-плоды, не слишком похожи на родной дуб, но и на что-то экзотическое или сверхъестественное тоже не тянут — высокие, с темным толстым стволом и густой кроной из зеленых листьев. Они-то и составляют подавляющее большинство местной флоры. Вся растительность тут ведет жестокую борьбу: большие, средние и совсем маленькие деревья — все стоят сплошной стеной, соревнуясь за место под солнцем. То есть за него соревнуются только средние и маленькие, большие-то и так не обделены вниманием небесного светила. Я искренне недоумевал, стараясь придумать, как выживает трава и кустарники. Единственными представителями фауны, которых мы встретили, были птицы. Хотя тут еще стоит подумать, кто кого встретил — пернатые твари размером с воробья возникли, словно ниоткуда и принялись кружить вокруг нас будто сумасшедшие. Несмотря на мои опасения, гадить они не стали.

Нет, они выбрали другой подход — стая из нескольких десятков птиц наворачивала вокруг нас круги, определенно чего-то добиваясь. Вы думаете, это не большая проблема? Ха! Как бы не так — уже почти час вокруг нас кружат и чирикают сгилки, как назвала их Джу или сволочи, как называю их я. Как все же хорошо, что в Северном лесу их не было.

— Какого черта им от нас надо?! — не выдержав, осведомился я.

У меня уже голова начинала болеть. Я старался не смотреть по сторонам, поэтому сейчас уныло рассматривал лошадиную шею.

— Даже не знаю… — неуверенно ответила девушка, она явно испытывала намного меньше дискомфорта, чем я.

— Можно я припугну их немного? — вдруг возникла в у меня интересная идея.

— Как именно?

— Выстрелю в воздух пару раз. — не раздумывая ответил я, и уже тише добавил:

— А может и не в воздух…

— Пусть Саяр и проложил нам безопасный маршрут, но испытывать судьбу не стоит. Помни про орков и волшебников…

— Но ведь у меня есть бесшумная обойма! — вдруг всплыло в моей голове воспоминание, о еще одной фишке моего чудо-пистолета.

— Ага. Но выстрелов-то только восемь! А вдруг мы встретим…

— … волшебников, орков или троллей. — закончил я вместо Джу.

— Вот именно!

— Просто супер. И встретим мы их в ближайший час. Ну да, ну да… — я раздраженно посмотрел на едущую впереди волшебницу. Какой толк из волшебника, если он даже с кучей гадких птиц разобраться не может?! О, а ведь это мысль!

— Джу, может, ты просто откинешь их волшебством?! С брюками у тебя лихо вышло! Девушка повернулась и бросила на меня хмурый взгляд.

— Что бы я тратила силы на каких-то птиц, в лесу, где куча изгнанных аварцев, орков и троллей? Нет уж. Птицы — это не смертельно, просто игнорируй их. Она снова отвернулась и отмахнулась от одной особенно наглой пташки.

— Не смертельно? А вдруг кто-то услышит этот их писк? Может они в нормальном состоянии не пищат, будто анаболиков обожрались?! — не унимался я.

— Сомневаюсь. — кисло откликнулась девушка.

— Это почему вдруг? В фауне начала разбираться? — язвительно уточнил я.

— Просто подними голову и прислушайся. — всё так же кисло ответила девушка.

Я неохотно оторвался от подсчета волос в конской гриве и посмотрел вверх. Чуть впереди верхушки деревьев жили своей жизнью двигаясь, словно от порывов ветра, а между ветвей можно было различить какие-то круглые сооружения. Вокруг них кружили сотни мелких, гадко чирикающих птиц.

В первый момент я даже удивился — как это мы не услышали эту какофонию раньше, но тут возле моего уха гадко запищала еще одна сгилка, и вопрос отпал сам собой.

— Гнезда! Их же там тысячи! — в сердцах воскликнул я.

— Ага. Теперь я поняла, почему Саяр выбрал этот путь… Мне кажется, я тоже это понял. Находиться в непосредственной близости от сгилок больше двух часов это почти тоже, что час простоять у работающей турбины самолета без наушников. Так и спятить можно. Мы с Джу как-то неосознанно подстегнули лошадей и движение ускорилось, хотя темнеющим среди листьев гнездам сгилок не было видно конца и они упорно сопровождали нас. Даже после того, как я таки добился у моей напарницы разрешения на проведение пробного выстрела. Мелкие сволочи вроде бы даже испугались, и вроде бы даже отлетели на десяток метров. Но через пять секунд вернулись. Второй выстрел не принес совсем никакого результата. И третий. Джу остановила меня уже на втором десятке, после того как я перешел с бесшумной на обычную «безлимитную» обойму, отметив, что уменьшить популяцию сгилок мне не под силу, а вот привлечь пальбой местных жителей — вполне.

— Я что хотел спросить — а откуда здесь тропинка-то?! Вы же говорили, что всем, кто вышел без разрешения, назад дорога закрыта! Но ведь тропинка-то от самой деревни идет! — нарушил молчание я, задав уже довольно давно мучавший меня вопрос. Молчание, в том смысле, что мы оба молчали, а вот птицы чирикали во всю глотку.

— Эмм. Помнишь, Саяр говорил о контрабандистах? Может это они. — неуверенно ответила девушка.

— Тропинка к деревне, в которой живет пограничник? Они что, по-твоему, идиоты? — удивился я.

— Пограничник? — недоуменно переспросила волшебница.

— Ну, Саяр с башней. — объяснил я.

— Ааа…. А мне, откуда знать? Я до сегодняшнего дня вообще была уверена, что границы Авары неприступны! Наместник и Совет уверяют народ, что граница Авары защищена!

— Ага, и все верят? — недоверчиво перекричал чирикание я.

— Ты просто не понимаешь! Ты можешь не верить Совету, можешь думать, что это шарашка злобных стариков пропитанных магией до мозга костей — тебе никто ничего не сделает. Проблемы начнутся, если ты попробуешь поделиться своими сомнениями с кем-то еще или помешать исполнению их целей, то есть целей самой Авары. Поэтому, люди предпочитают верить Совету. Или просто делать вид, что верят — ведь все хорошо, к чему сомнения?

— Совет, совет, совет… Что за совет-то ты объяснишь мне наконец?

— Что?! Говори громче, я тебя не слышу! — крикнула в ответ девушка. Скрипнув зубами, я быстро вытащит пистолет, и пару раз пальнул в совсем обнаглевших птиц. На землю упала пара маленьких трупиков, но их место тут же заняли другие. Я даже не удивился своей меткости, ведь мишени летали сплошными тучами, не попасть — вот, что было бы удивительно. Чертовы птицы! Как люди… и орки их терпят?! Поняв, что мои старания тщетны, я кое-как заставил свою лошадь поравняться с лошадью Джу. Сделать это было довольно трудно потому что: первое — наездник из меня никакой, я только со стороны не выгляжу полным идиотом, вот и всё достижение. Второе — тропинка оказалась узкой, по ней спокойно могла скакать лишь одна лошадь, хотя лично я думаю, что тут ходили только пешком.

В общем и целом, с правой стороны меня то и дело задевало ветками деревьев, но зато слышимость невероятно улучшилась. Пусть даже ценой риска моего падения из седла.

— Я спрашивал про Совет. — уже более спокойно обратился к волшебнице я, пряча пистолет обратно в кобуру. Она наградила меня осуждающим взглядом, намекая, что поднимать стрельбу было не обязательно, но отозвалась:

— А что Совет?

— Ты вот говоришь — Совет то, Совет это, а мне казалось, страной управляет наместник! Саяр что-то такое говорил. Или ты сама, не помню точно. Да, с памятью у меня проблемы. Особенно в последнее время. А все почему? Потому, что все кому не лень (в том числе, проклятые пятиэтажки и престарелые маги) лезут ко мне в голову со своей собственной магией. А с этого ничего доброго не будет, несмотря на благие намерения.

— А ты не задумывался, почему наш верховный правитель носит титул Наместника?

— Честно говоря — нет. Но подозреваю, что раз он наместник, на троне должен сидеть кто-то другой? — логически рассудил я.

— Примерно так. Тут всё довольно сложно, ведь раньше страной правил Совет, точнее просто маги и волшебники. Было что-то вроде гильдии и сильнейший правил тем, что через многие годы стало сердцем Авары. Но потом, потом начались войны.

— Это те, в которых вы воевали против всех? Когда выгнали нелюдей? — припомнил я. Джу лишь отрицательно махнула головой. Или это она от птицы отмахнулась?

— Нет, это было еще раньше. Так сказать, древняя история. Случилось так, что после смерти очередного главы этой гильдии началась борьба за его место. Волшебники начали сражаться друг с другом. В ход пошли могущественные чары, могущественные и часто темные чары. Обычные люди гибли, словно мухи. К счастью, всё обошлось и вскоре самые благоразумные и могущественные маги объединились и создали Совет — нечто вроде высшего органа власти среди себе подобных. А к самым сильным быстро присоединились и кудесники послабее. Они поняли главную ошибку предшественников и для управления народом назначили наместника — простого человека, не обладающего даром.

— Ого, вот так просто взяли и отдали всю власть народу? — хмыкнул я.

— Ага. Главная ошибка их предшественников — они правили сами, а магам нельзя править. Маги должны заниматься магией, — совершенно серьезно ответила Джу.

Я хотел засмеяться, но, бросив взгляд на лицо девушки, понял, что она и правда верит в свои слова. Как бы там не было — переубеждать жителя этого мира, в чем-то не моя задача. Может оно и так, как говорит Джу, но…

Но что-то мне так не кажется. Будь то маги или простые люди, чем больше власти получаешь, тем больше хочешь. Так везде.

— Ну, ладно. Так что там про Совет и наместника? — продолжил расспросы я.

— Ммм? А, ну да. Самые благоразумные маги объединились, создав Совет. Они выбрали среди аристократии самого достойного человека и поставили его во главе Авары…

— И зажили все долго и счастливо аж до войны со всеми? — съязвил я. И что это на меня нашло? Так и хочется сказать, что все это звучит словно какая-то детская сказка.

— К сожалению нет. — хмуро ответила волшебница, похоже не заметив ядовитого сарказма в моем голосе. Помолчав несколько секунд, она продолжила:

— Как я уже говорила, все началось из-за колдовской войны, так вот, были и такие маги, которые противостояли Совету. Они не хотели терять власть и продолжали борьбу. Они и убили первого Наместника на второй день после его избрания, а вместе с ним пустили по ветру и часть аристократии…

— Террористы! Вот уж не думал, что у нас так много общего! Хотя, это и не удивительно — терроризм, он везде. — удивленно хмыкнул я.

— Ты о чем? — спросила волшебница.

— У нас такое тоже бывает. Идет война за власть, кто-то побеждает, но оппоненты убирают победителя. — важно объяснил я, отмахиваясь от очередной сгилки.

— У вас тоже три десятка темных колдунов создают Око Тьмы, которое скручивает пространство и людей, смешивая их воедино?! — пораженно воскликнула Джу. У меня даже челюсть отвисла.

— Что? А! Нет, конечно, нет! Ты же знаешь, у нас нет колдовства! И магии нет!

— Тогда как это делают у вас?

— Убийц там нанимают, а они уже по-разному — кто из снайперской винтовки снимает, кто взрывчатку в машину подкладывает… Всякое бывает.

— Из того, что ты сказал, я поняла только про убийц. — кисло улыбнулась девушка.

— Да ладно, ничего интересного, в самом деле — винтовки и взрывчатка это такое оружие. Первое, по сути просто… — я вдруг замолчал. А стоит ли вообще рассказывать в этом мире про наше оружие? Это же вмешательство в их жизнь. Сейчас у них, что правит бал? Магия. А если я расскажу про огнестрел, взрывчатку, паровой двигатель, да мало еще про что! Что случится с этим миром? На мгновение мне стало не по себе.

— Черт побери! — в сердцах воскликнул я. Идиот. Так ведь Саяр разбирал мой пистолет! И он же все мои воспоминания переписал на тот кристалл! Мне теперь и рассказывать ничего не надо, все и так известно. Вот так вот Аск, ты и изменил этот мир своей тупостью. — уныло подумал я. Нет, что бы раньше о последствиях своего появления для этого мира подумать, сразу договора заключать кинулся, свалить побыстрее захотел. Единственная надежда — если Саяр и поймет что-то в моих воспоминаниях, надеюсь, он это будет с умом использовать. Не хотелось бы стать причиной мировой технической революции. С другой же стороны — выбора у меня как бы не было. Если бы Саяр предложил мне ту же сделку еще раз я бы снова согласился.

— Что с тобой?! — перекрикивая сгилок, осведомилась Джу.

— Да так, ничего… Ты продолжай, продолжай. Интересно все же узнать чем вы тут дышите… — решил больше не поднимать тему техники своей Родины я. Девушка на минуту задумалась, мимоходом отгоняя от себя надоевших птиц. Я краем глаза заметил, что она все же использует магию — взмах рукой будто откинул большинство кружащих вокруг нее птиц.

— Ну, так вот… — начала было Джу, но заметила, что я наблюдал за ее руками. Посмотрев на меня, она лишь пожала плечами

— Не обращай внимания, иногда случайно высвобождаются излишки маны. Такое бывает. — объяснила волшебница.

— Как скажешь. — увернувшись от слишком большой ветки, ответил я.

— Значит, я закончила на первом наместнике? Точно. После его смерти по всей Аваре начались беспорядки, колдуны несогласные с Советом сколачивали собственные армии и сражались за власть. Каждый по отдельности, объединяясь группами, но все же не в таких масштабах, как маги Совета, что были абсолютным большинством владеющих Даром. Повстанцами были в основном темные колдуны не желающие расставаться со своей властью в том или ином регионе и подчинятся законам Совета. Раньше ведь они обладали абсолютной властью на своей земле и могли проводить, скажем, так — нелицеприятные эксперименты.

— Ага, могу себе представить. Большая страна где и раньше не было понятно кто правит, а тут вдруг номинальный и новоиспеченный правитель отдает Богу душу. Распространенная история. — хмыкнул я.

— Пригнись, ветка. — флегматично обратилась ко мне девушка.

Зазевавшись, я схлопотал той самой веткой по лицу и едва не свалился с лошади. А, чертов лес! Чертова лошадь, чертовы контрабандисты или кто там протоптал эту чертову узкую тропинку! Ну, вот почему нельзя было сделать нормальную дорогу? И что, если теоретически в Авару не зайти, ни выйти?! Кому-то же приспичило проложить тропу — так надо было уже и дорожку сделать! Крепко уцепившись обеими руками за поводья, мне все же удалось удержаться в седле. Снова почувствовав себя более или менее уверенно, я потер красный след на лице и прижался к лошадиной шее.

— Все нормально? — участливо спросила волшебница. Ага, конечно. Могла бы раньше предупредить. Или у магов это в крови? Я уже второй раз страдаю из-за медленно реакции, но чувствую — еще несколько таких происшествий и буду падать навзничь при первом же слове Джу.

— Да-да. Продолжай. — хмуро ответил я. Девушка пожала плечами и, как ни в чем не бывало, продолжила:

— Началась гражданская война. Воевали в основном маги, а обычные воины были чем-то вроде стражников на территориях их земель. Но это продолжалось недолго, потому что один маг, это все же один маг, пусть даже с несколькими учениками. Совет же объединял многих кудесников. Примерно за год, раздробленная Авара восстановилась, лишь немного потеряв в территории — соседи не упустили момента урвать себе кусочек. От мелких повстанцев и бунтарей осталось только воспоминание — многие были уничтожены, некоторые помилованы, а остальные до конца своей жизни гнили в темницах. Оставались только самые стойкие, многочисленные объедения. Их вытесняли, уничтожали и заставляли бежать, пока не осталось только одно — Сверы.

— Что-то такое слышал еще от Саяра. Некроманты, кажется? — припомнил я.

— Да, братство некромантов. Вообще, некроманты по своей природе не слишком склонны к объединению в какие-то организации, но уж слишком сильно их приперли. — девушка наморщила лоб, старательно что-то вспоминая. Неужто школьный урок истории? Или лекцию Саяра? Некроманты… Каждый раз, когда я представляю людей, поднимающих из могил мертвецов и заставляющих их выполнять свои приказы — у меня мурашки по коже. Я еще могу принять забавные и полезные умения вроде создания магических вещей или балансировки, которую использует Джу, но это… Нет, это уже совсем не весело. Все же хорошо, что в нашем мире нет магии — пусть мы не «вкушаем» ее блага, но и не страдаем от побочных эффектов.

— И что, сильное общество? — не слишком заинтересованно спросил я.

— По тогдашним меркам — владеющее третью мощи магов Совета. В Сверы тогда вступали многие… Это мое личное мнение, но наверно из-за запрета на темные искусства. — ответила волшебница.

— Запрет на темные искусства?

— Ага. Дело в том, что Совет, уже укрепившийся в стране, запретил открытую практику демонологии, некромантии и еще нескольких ветвей Искусства. Последние работали исключительно с темной энергией, а первые тащили в свои лаборатории всякую пакость и часто погибали из-за этого вместе с кучей мирных жителей. После выхода этого указа, каждый некромант или демонолог считался вне закона, если был замечен за своим ремеслом. Всем им оставили право на теоретические работы и некоторые практические изыскания, но лишь под контролем Совета. Но колдунов подобным не успокоить. Колдун живет, что бы использовать магию. Тем более, как мне рассказывали, темная магия затягивает. От нее трудно, а часто вовсе невозможно отказаться. Это как болото — если уж ступил в него, так затянет тебя по самые уши. Джу неодобрительно покачала головой, вспоминая о чем-то своем, и продолжила:

— Вот поэтому Сверы и были популярны как среди влиятельных противников Совета, из бывших правителей земель, так и среди обычных магов, практикующих подобную магию… Многие просто не хотели бросать дело всей жизни. Тут я с ними в некотором роде согласен. Если тратишь треть жизни на обучение какому-то делу, вкладываешь в это всю душу и все свободное время, а тебе говорят «Извини парень, власть сменилась и это делать больше нельзя» — уже не до разговоров. Нет, я понимаю, что некроманты и эти демонологи ничего хорошего делать не могут, но если смотреть на их деятельность как на просто работу или потраченное время — был у ребят повод для негодования. Вот такой вот я хороший парень — всех хочу понять, ко всем добр и отзывчив. А что получаю взамен? Опасное приключение и туманную возможность попасть домой. Но говорить вслух о своих умозаключениях я не буду. По волшебнице видно — пропаганда не проходит зря. Слова о том, что Совет тогда делал необдуманные поступки (как и любая молодая власть) звучат в ее устах как что-то постыдное. Вот она — жизнь в закрытой от остального (нечеловеческого) мира стране. А ведь Джу владеет магией, она принадлежит к тем, кто управляет страной!

— И как вышло, что Сверы теперь на Проклятом Кладбище? Они ведь были достаточно могущественны — могли выбить себе более лакомый кусочек. Может даже эту вашу провинцию… — стараясь поудобней устроится в седле и одновременно избежать удара веткой, спросил я.

— Совет окреп и заручился поддержкой народа. У Сверов ее не было — мало кто будет стоять стеной за темных колдунов использующих в качестве армии орду нежити и демонов. Было несколько больших битв, магических битв, заклинания некромантов загаживали все провинции, с которых их выбивали и… Всё.

— Что значит всё? — недоуменно спросил я.

— Всё. Примерно за год Сверов вытеснили за границу Авары. У них не было земли, у них не было башен и лабораторий, их осталось мало, и они были истощены непрекращающейся войной. Как только основные силы братства вытеснили за границы, Совет закрыл их и укрепил башнями. — ответила девушка.

— Так, стоп. И они сразу оказались на кладбище?

— Да нет же! Они сначала хотели отвоевать у орков одну из гур, но у них ничего не вышло — кланы Хур-Хар и остальных дали им отпор, загнав остатки колдунов в глубь болот. Да-да, именно болот. Проклятым Кладбищем это место начали называть уже потом, а раньше это были какие-то болота. Гиблые, кажется.

— Умеют у вас названия подбирать! — перекрикивая вдруг расчирикавшихся пуще прежнего птиц, заметил я.

— А то. — улыбнувшись подтвердила девушка.

— Так чем занимается Совет-то? — спросил я. Говорим мы с Джу уже долго, а узнал я только об истории этого славного государственного органа. Сразу видно — оно ученица Саяра! Каждый рассказ превращается в длинную лекцию. Девушка неопределенно помахала в воздухе рукой.

— Да много чем! Но в основном — всем, что связано с магами. Совет командует подразделениями боевых магов, обеспечивает работой магов не-боевых, контролирует мастерские артефакторов, следит за общей ситуацией в провинциях и при потребности отправляет в нужные области специалистов. Кроме того, все маги Авары состоят на службе у Совета и некоторое время после обучения выполняют государственные поручения, и… Тропинка петляла меж деревьев, а Джу все говорила и говорила. Даже не смотря на несмолкающих птиц (и когда они уже отстанут?) я отлично ее слышал и с каждым словом все больше удивлялся. Страной правит наместник? Ха-ха. Аварой управлял Совет, управлял абсолютно и полностью, по одной простой причине — маги были везде. В армии царства служили обычные солдаты. Из-за того, что Авара была по сути громадной империей, состоящей из многих провинций, обычных солдат в армии было много, но основной боевой мощью и высшим офицерским составом были маги. «Боевые», как их называла девушка, являлись машинами для убийства, владеющими исключительно разрушительными чарами. Их магия была годна лишь для одной цели — убивать быстро и много. Ими управлял Совет, а они в свою очередь управляли простыми солдатами. Все шахты в царстве были на попечении магов земли — геомантов. Кто бы не открыл месторождение, через какое-то время во главе разработки уже стоял геомант. Так же подчиняющийся Совету. И ведь это было правильно — такие маги делали шахты безопасными и очень эффективными. Смертность шахтеров из числа обделенных магическим даром, была очень низкой, а ведь их было так же много, как и в любых других шахтах. Среднее и тяжелое производство в Аваре было в руках магов — они сделали процесс создания товара быстрее и в каком-то смысле лучше. Товары созданные на мануфактурах и в цехах магических мастерских ценились за границей царства очень высоко. Обычные люди при производстве все так же присутствовали, выполняя подсобные работы. Сельские угодья Авары были защищены магами от любых вредителей и давали высокие урожаи по несколько раз в год. Но как вы думаете, кто работал на полях? Правильно — простые люди.

Маги управляли жизнью царства, они даже контролировали погоду, при потребности вызывая дожди и останавливая паводки! Это было больше чем просто властью — Совет держал жизни всего населения Авары в своих руках. В первозданном виде Совет представлял собой что-то вроде парламента, состоящего сплошь из магов, теперь же… Теперь в Совете было всего тридцать семь самых влиятельных и необязательно могущественных мага. Новых членов в Совет принимали большинством голосов уже состоящих членов. Все царство в руках тридцати семи людей. И это только исходя из общих сведений, которыми поделилась не слишком подкованная в этой области Джу. Она говорила обо всем этом спокойно, совершенно уверенная, что все так и должно быть, что все правильно и Совет заботится о народе Авары. В какой-то степени все так и было, но куда тогда годятся ее слова о том, что магам нельзя править? Куда приведут царство маги-видисты, установившие в стране мягкий тоталитарный режим?.. Я осекся, удивившись собственным мыслям. Вот чего от себя не ожидал, так это подобного интереса к политике какого-то сказочного королевства. Какое мне дело до чертовой Авары и ее проблем? Если все пройдет хорошо — я в конце-концов вернусь домой, на обычную работу и возможно в полном физическом и психическом здравии. А если нет… Об этом варианте развития событий лучше не думать. Да и шансы мои должно быть достаточно высоки. Нет, правда — стал бы Саяр отправлять свою ученицу (десять лет обучения) в заведомо безнадежное приключение? Стал бы он снабжать меня всякими дорогостоящими артефактами, зная, что они все канут в лету? Зачем ему тратить свое время на подготовку маршрута и всего остального для смертников? И выбивать для нас пропуски за границу, опять же. После рассказа волшебницы, я не удивлюсь, если эта часть подготовки была самой трудной — Совет не одобрял лишние связи с нечеловеческими видами. Мы-то по их землям и будем идти, а вдобавок — еще и по территории изгнанных колдунов. То есть, чародеев… Все указывало на то, что подготовка этого мероприятия и правда далась старому магу нелегко. Я задумчиво посмотрел на браслет, который все еще легонько пощипывал кожу. Подавив в себе желание, помахать перед ним, словно перед телевизионной камерой, рукой я просто еще раз мысленно поблагодарил Саяра. Нет, шансы у меня высокие! Все выйдет, все просто должно выйти! В который раз успокоив себя, я снова начал слушать Джу. Последние несколько минут она задумчиво рассуждала о том, насколько жалкими и примитивными были боевые маги.

— Ага, наверно. — ответил на всю тираду разом я. Девушка отвлеклась от своих рассуждений и удивленно посмотрела на меня, будто удивляясь, что ее кто-то слушает. Как я и думал — ученице Саяра достаточно, что бы рядом кто-то был и в нужное время кивал, выражая согласие со сказанным.

— Ну, про Совет ты понял? — наконец спросила она. Я хотел было ответить что-то вроде — «Ага. Шарашка могущественных магов, держащих в подчинении весь простой народ».

— Ага. Ясно… Более или менее. — натянуто улыбнувшись, сказал я, все же подавив в себе неожиданные порывы межмирового правозащитника.

— Ну и ладно. Если еще что-то захочешь узнать — спрашивай. — предложила волшебница.

— Только ведь твои знания ограничены Аварой. На черта мне что-то знать о царстве, которое осталось позади? Если бы ты могла рассказать что-то о обычаях орков или эльф, ну, знаешь, что бы ничего незаконного не сделать. И не остаться без ушей или того хуже — головы. — резонно заметил я.

— Нууу… Я не только про Авару знаю. Царство ведь контактирует с многими человеческими государствами. Кроме Империи Семи — слишком уж много там гномов, цвергов и… Гм. Остальных. И конечно королевства Союза Слорекса и Антала, мы расторгли с ними все отношения после того, как эти гады променяли нас на Своды! — возмущенно поделилась Джу.

— А Своды, это?.. — постарался вникнуть в суть проблемы я. А то ведь совсем ни черта не понятно — с кем дружат, с кем нет…

— Каменные Своды, государство гномов. Саяр должен был тебе рассказывать! — осуждающе посмотрела на меня девушка.

— Теперь вспомнил. И что они? — решил не тревожить тему своей памяти я.

— У них очень хорошие земли — королевства Антала снимают по несколько урожаев в год без какой-либо магической обработки, но вот руды металлов это их больное место. Раньше почти половина королевств Союза покупала у нас руду и металл — железо, олово, медь, бронзу, уже готовую сталь… Но год назад Своды каким-то образом добились от них подписания нового договора! И это притом, что договор с Аварой все еще действовал! Мы много потеряли из-за предательства этих пахарей! В народе были очень недовольны этим, аристократия даже предлагала пойти на Союз войной.

— Но войны не было? — хмыкнул я. Слушать Джу — словно сводки новостей по телику смотреть. Даже чертовы птицы уже не так мешают — монотонный голос девушки очень похож на голоса телеведущих, которые хочешь не хочешь, а услышишь. Голова, правда, потихоньку начинает ныть из-за «фонового» чирикания, а от новостей этого мира меня в сон клонит, но… Мы посреди леса, едем, и будем ехать верхом еще очень долго. Лишний раз останавливаться не стоит, как говорил какой-то полководец — «Скорость, скорость и еще раз скорость!». Других развлечений просто нет, и не предвидится до самого ночного привала. Так лучше уже хоть с миром познакомится — лишним не будет.

— Нет. Совет решил не раздувать из этого войну. Не то, что бы Авара боялась Союза, просто у нас нет с ними общих границ. А остальные королевства как-то не настроены открывать проход через свои земли для всей нашей рати. — пожав плечами ответила волшебница.

— Ну, еще бы. Кому такое надо-то? — усмехнулся я.

Вот оно значит как. Всесильный Совет даже внешнюю торговлю ведет, так же как и государством управляет — если не с нами, значит против нас. Не мне судить, но такая политика ни к чему хорошему не приводит.

— Тут ты прав. В общем — если возникнут какие-то вопросы о ситуации в нашем мире, ты спрашивай. Саяр не так давно взялся вталдычивать мне про политическую ситуацию в мире, про Авару и наших соседей. Даже кое-что про свои путешествия рассказывал, а он почти весь мир в свое время изъездил! Так что кое-чего я от него нахваталась. — заверила меня моя напарница.

— Вопросы? Хммм… Даже не знаю, что-то сейчас ничего на ум не приходит. — задумчиво протянул я.

— Ну, смотри. Придет что-то на ум, спрашивай. И то правда — седло уже натерло мне задницу, птицы потихоньку сводят с ума, а еще и пожевать чего-то было бы неплохо. А ведь точно — я не ел уже дня полтора… Саяр видимо меня чем-то накачал (переломы, ссадины, простуда и адская усталость так просто не исчезают), но чудотворное действие его магии потихоньку заканчивалось, и я все четче чувствовал всепоглощающий голод. Я будто месяц крошки во рту не держал.

— Джу, может, привал сделаем? — нарушил молчание я. Скорость-скоростью, а меня понемногу в узелок от неожиданно проявившегося голода скручивает. Девушка подняла голову и посмотрела в сторону солнца, лениво движущегося где-то за верхушками деревьев, усеянных гнездами сгилок. Из-за этих нагромождений веток, листьев и еще черт знает чего, мы могли видеть только узкую полоску неба у себя над головой и такую же впереди, до следующего поворота тропинки. Солнца я не видел, но могу сказать точно — движемся мы уже несколько часов, а если вспомнить, что выбралась наша импровизированная спасательная команда из города уже в послеобеднее время…

В общем, не удивительно, что уже потихоньку смеркается. Черт, меня ожидает еще одна ночь в лесу, наполненном кучей опасностей, да еще и в другом мире! Даже мысль том, что в этот раз со мной будет столь привлекательная особа женского пола, дела не меняет. Я больше рад, что у нас вроде как есть (я ее пока не видел) какая-то магически навороченная палатка. Даже если пойдет дождь и подует пробирающий до костей ветер, а вокруг будут орды кровожадных орков — я буду в тепле и (в качестве бонуса) в компании прекрасной дамы.

— Рано еще. Мы едва эквиб покрыли, а ты уже привал устроить предлагаешь. Такое чувство, что это мне нужно спасть прекрасную принцессу. — издевательски ухмыльнулась волшебница Хмуро на нее уставившись, я постарался придумать язвительный и остроумный ответ, но у меня в животе оглушительно заурчало. Нет, к черту словоблудие — оно отнимает время. Быстрее остановимся, я быстрее поем, чем быстрее я поем, тем быстрее мы продолжи путь. Эрго! Логика — хорошая штука. Надо почаще к ней прибегать.

— Во-первых — она моя напарница, я с ней знаком едва ли пол дня.

— Ладно-ладно, не оправдывайся — я не ревную. — засмеялась в ответ Джу. И как тут, скажите на милость, быстро справишься? Издевательства да шутки одни, даже слова сказать не дают! Мысленно пылая праведным гневом (размером с пламя спички), я все же продолжил, стараясь донести свою позицию до напарницы, несмотря на гадких птиц, нарастающую головную боль и явно неестественный голод.

— Во-вторых — я уже чуть ли не несколько дней ничего не ел. И меня вдруг накрыло очень неприятным желанием вцепится зубами в шею лошади. — с нажимом произнес я. В ответ меня наградили немного удивленным и сконфуженным взглядом, поэтому я сжалился, решив, что в следующий раз нужно подбирать менее безумные сравнения.

— Шутка. Но я правда очень хочу есть. — уже спокойно сообщил я.

— Ладно-ладно, я поняла. Это все из-за Саяра с его ритуалами исцеления. Видимо он опять экономил ману и повесил весь расход энергии на твой организм. Молодец, ничего не скажешь… — примирительно промолвила девушка.

— Так мы… — я вдруг прервался, осознав, что в окружающем мире за последние несколько минут произошли кардинальные перемены. Мне даже понадобилось несколько мгновений, что бы понять какие именно, но уже буквально через минуту до меня дошло.

— Эти сволочи заткнулись. — с блаженной улыбкой произнес я, задирая голову вверх. И правда, беседуя с Джу я совсем не заметил, что с каждым часом птиц вокруг нас становилось все меньше, кричали они все тише и летали все выше. Видимо, особенности суточного цикла — пока светит солнце они гиперактивны (и по какой-то причине достают всех своим чириканием), а как только небесное светило клонится к закату, прячутся по гнездам. Просто таки отличная новость — я бы не выдержал еще и ночную звуковую атаку. Волшебница тоже подняла голову вверх, после чего натянула поводья, останавливая лошадь, и насторожено оглянулась. Она сейчас похожа на какого-то лесного рейнджера из американских фильмов.

— Странно. Рано еще, сгилки поднимаются выше когда темнеет окончательно. — задумчиво промолвила она, обращаясь скорее к себе.

— Правда, что ли? А чего ты раньше не говорила? — удивился я, предпринимая первые попытки остановить лошадь тычками ногой под ребра.

— Они иногда встречаются в городах, на самых окраинах, правда. Есть даже примета — если сгилок не слышно, ночь уже переступает порог. — отстраненно ответила волшебница, вытянув перед собой руку, она задумчиво рассматривал камушек на браслете.

— Жутко интересно. Я прямо не знаю, как унять свой орнитологический пыл, но может мы все же остановимся на ужин? Хотя бы на небольшой перекус — я что-то пожую, и мы сможем ехать, пока окончательно не стемнеет. — кисло заметил я, стараясь остановить свою лошадь, которая уже опередила тварюгу Джу больше чем на десяток метров.

— До заката примерно час. А намеченная Саяром точка для ночлега еще далековато. Придется тебе пожевать на ходу — нам лучше поспешить. Очень важно оказаться в выбранной стариком точке до заката… Как он говорил — это только днем лес кажется шумным и безопасным, ночью им владеет удушающая тишина. — послышался у меня за спиной голос нагоняющей меня девушки. Я облегченно оставил в покое «тормозной механизм» лошади, решив разобраться с этим мудреным делом как-то в другой раз.

— Удушающая тишина, это да. Как раз оно. Только ее еще и крики чертовой совы нарушают, волки в засаде сидящие, да психи с арбалетами… — хмуро подтвердил я. Новость о том, что есть придется в седле меня совсем не вдохновила, но… Я был слишком голоден, что бы перебирать не то что харчами, а даже местом для ужина. Наверно, сейчас я бы согласился на обед даже верхом на несущейся галопом коняге.

— Да, с появлением тебе повезло. — хмуро улыбнулась Джу, уже успевшая меня нагнать и все так же зыркающая по сторонам в поисках неизвестной опасности. А вот я спокоен, как слон — мне бы сейчас покушать, вот тогда, уже будучи сытым я смогу и понервничать. Ради удовлетворения своего внутреннего эго и соответствия высокому статусу работника органов правопорядка, я бегло осмотрел окружающий нас пейзаж. Та же петляющая среди деревьев тропинка, те же кустарники окружающие ее с обеих сторон на манер живой изгороди… Разве что деревья немного поменялись — великанов засоряющих землю желудями стало поменьше, теперь их разбавляли… Гм. Другие деревья, не засоряющие все вокруг желудями. И, конечно же, темнеет потихоньку. Даже не потихоньку, ведь небо над головой приняло красно-желтый оттенок, что собственно значит одно — солнце, с какой бы стороны оно ни садилось, уже заходит за горизонт. А мы еще не там, где надо.

— Мне часто так везет. Особенно, в последнее время. То в дом магический залезу, но в лесу на психа какого наткнусь, то прикладом по шее отхвачу. — лениво ответил я, отвлекаясь от созерцания окружающей нас зелени.

— О да, ты счастливчик. Я даже задумалась, не бросить ли эту затею — вдруг твоя удача и на меня перекинется? — шутливо заметила девушка, все так же зорко осматривая окрестности.

— Ладно, это все лирика. Я чего спросить хотел — а где еда, собственно? — решил перейти к главному я. Шутки шутками, а голод на первом месте. Хм, а был ли я раньше таким чревоугодцем? Или это только из-за магического происхождения этого, отдельно взятого голода? Кто знает?..

— У тебя в сумке есть кое-что. — пожала плечами Джу.

— О, чудно. С моим умение управлять лошадью, я как раз способен достать что-то из сумки на скаку. — все же выдавил из себя несколько капель язвительности я.

— Нахлебник ты. А еще мужчина! Фе! — сузив глаза, посмотрела на меня волшебница, но в сумке шарить все же начала. Спустя несколько минут я с немалым удовольствием наминал пирог с яблоками, размером с наш родной батон и запивал это дело молоком (дай бог, коровьим) из небольшой походной фляжки. Молока во фляжке оказалось в несколько раз больше ее истинного объема и, собственно, веса. Это меня уже не удивило — магия, она и есть магия. Тем более, Джу на мое восхваление подобной тары благосклонно объяснила, что это еще один артефакт созданный Саяром. Старик в моих глазах все набирает и набирает авторитету, хотя, казалось бы — куда уж дальше? О том, как я ем прямо в седле движущегося на неплохой скорости коня, я говорить не могу — сам в это не верю. Точнее, не верю, что все еще в седле, а не тащусь по земле за своим скакуном, запутавшись ногой в сбруе. И даже не надо меня спрашивать, откуда я знаю, что такое сбруя. Я не знаю! Просто слышал где-то вот и все — полезно иногда смотреть «дискавери». По мере того, как мой желудок наполнялся, я стал замечать, что лес окружает тропинку не сплошной стеной из кустарника — время от времени, с обеих стороны от тропы отходили «побочные ветви». Куда они вели — загадка, но, судя по всему, появились эти ответвления недавно — раньше я их не замечал. Да и тропа стала, утоптанной, что ли? И более широкой — лошади теперь спокойно могли ехать поравнявшись друг с другом, а ветки уже не создавали никакого дискомфорта. Народ тут видно более охотно ходит, если не ездит…

Несмотря на параноидальный настрой Джу на нас никто не напал. Ни орские банды, ни изгнанные волшебники, ни тролли… Наверно, их распугало мое чавканье, хотя не факт, совсем не факт.

Чем больше лесом завладевала ночь, тем сильнее волшебница гнала лошадь. Ну и я вместе с ней, а что делать? Всю оставшуюся до места ночлега дорогу мы проделали молча (может быть потому, что трудно говорить с человеком, непрерывно что-то жующим), но девушка явно выглядела встревоженной и хотела во что бы то ни стало, добраться до помеченной учителем точки. Это меня даже в некоторой степени радовало — она начала воспринимать наше путешествие всерьез. В какой-то момент, Джу натянула поводья и остановила лошадь. Быстро проделать тот же фокус я не смог, поэтому обогнал ее и… Что-то произошло. Я будто прошел через мыльный пузырь — воздух на мгновение задрожал и блеснул. По коже пробежали мурашки и на этом, все закончилось.

— Это еще что было?.. — недоуменно пробормотал я, таки остановив коня. Рука уже тянулась к пистолету, когда меня окликнула отставшая Джу:

— Граница Авары, Аск. Ты уже в автономной области Хур-Хар.

Понимающе кивнув, я вспомнил про барьер, который создает башня Ай-Тар. Так или иначе, Саяр теперь знает, что мы немного отстаем от графика. Я повернулся к застрявшей перед незримой магической преградой Джу.

— Чего ты ждешь? Поехали.

— Я впервые покидаю Авару! Имей совесть и дай насладится моментом! Я угрюмо кивнул. К счастью, уже через минуту волшебница нагнала меня и мы продолжили движение. Так или иначе — когда солнце окончательно скрылось за горизонтом (где-то там, за стеной леса) мы свернули с «основного пути» и по совсем незаметной тропинке выехали на небольшую полянку.

— Вот мы и на месте. — заключила волшебница, спрыгивая с лошади и всматриваясь в кристалл на браслете. Я задумчиво посмотрел на землю и мысленно прогнал в памяти «механизм высадки из транспортного средства типа лошадь». В голове замелькали картинки с замедленной последовательностью действий совершенных только что Джу.

Естественно, у меня все вышло намного хуже и я, скорее упал с лошади, чем слез или даже спрыгнул. К счастью, обошлось без увечий и переломов.

— На месте, угу. — подслеповато прищурившись, постарался приноровиться к ночному освещению я. На небе уже во всю сияли звезды, и частично затянутая тучами луна. Вот чему я удивляюсь — луна тут почти такая же, как и у нас, разве что побольше. Ни за что не дал бы премию тому, кто занимался дизайном миров — креатива ноль. Это если условно считать, что наши миры создавал кто-то, а не они сами возникли в результате большого взрыва.

Отвлекаюсь, опять. Полянка была небольшой, со всех сторон окруженной зарослями кустарника и с одной стороны на ней имелись какие-то древние развалины, почти поглощенные разросшимся лесом. Сейчас уже было трудно определить, что именно это являлось раньше, но сооружение было каменным и стояло тут очень давно — из остатков крыши уже поднималось небольшое деревцо, пустившее корни где-то внутри здания.

— Интересно, что тут было?.. — задумчиво спросил я, прислушиваясь к далекому уханью совы. Они меня точно преследуют, эти совы. Надеюсь, следом за ними не ходят арбалетчики…

— Какая разница? Мы тут только на ночь остановимся, а ранним утром поедем дальше. — пожала плечами девушка, привязывая лошадей (спасибо ей большое, и моего тоже) к дереву.

— Да это я так, праздное любопытство. — ответил я, продолжая осмотр поляны.

— Не стой столбом, достань пока палатку! Или мне и это за тебя сделать? — ядовито уточнила Джу. Нет, все же умеет она быть злобной особой.

— Так точно! Будет сделано!

— И не кривляйся!

Довольно улыбнувшись (и что это я вдруг так повеселел?) я начал рыться в своей сверхнеобычной сумке. Жаль, я фонарик выбросил, было бы легче что-то найти в этом складе малюсеньких вещей. Хотя с другой стороны — не брось я фонарик, получил бы стрелу в шею и почувствовал все прелести бульканья с пробитым горлом.

Чрез несколько минут, в течении которых я честно старался найти в сумке хоть что-то похожее на палатку, ко мне подошла хмурая Джу. То, что она не в духе я почувствовал даже спиной.

— Ты все еще не достал палатку. — заметила она нарочно спокойным тоном, человека который вот-вот собирается на кого-то наорать.

— Я не могу ее найти! Тут все перемешалось из-за тряски, а я ничерта не вижу в темноте. И вообще — я ведь даже не знаю, какая она на ощупь! — сразу встал на позицию активной защиты я. Волшебница молча забрала у меня из рук сумку и тут же вытащила из нее приличных размеров матерчатый сверток. Если бы не было так темно, я бы удостоился самого уничтожающего взгляда в истории.

— Что, правда? — спокойно уточнила девушка, впихнув мне обратно в руки сумку.

— Тебе просто повезло. — хмуро заметил я.

— Слава Богам, это значит, на меня еще не перешла твоя «удача». Я уже хотел ответить что-то крайне остроумное (что пока не придумал), но Джу бросила неизвестный сверток на землю и приказным тоном промолвила:

— Ашрам! Сверток словно взорвался изнутри и видел я это даже в темноте. К счастью, к чему-то подобному я был готов, поэтому просто отшатнулся, когда бесформенная куча материи в мгновение ока собралась в довольно миленькое (но маленькое) подобие шатра. И тут нам придется спать вдвоем?

— Хо-хо! Тесновато будет. — озвучил свои мысли я, сально улыбнувшись. Хорошо, что в темноте моей улыбки не было видно — в приличном обществе я бы сам себе пощечину дал.

— Рано радуешься. — насмешливо произнесла Джу, проскальзывая внутрь. Я не раздумывая шагнул следом за ней и… …оказался в большой комнате. Первые несколько мгновений, я так и стоял, с открытым ртом, моргая и стараясь привыкнуть к яркому освещению. В шатре так же присутствовала мебель — два стола, стулья, несколько кресел, кровать, подобие диванчика, комод… Сбоку даже было что-то вроде небольшой кухни, а воле кровати стояла вычурная бронзовая ванна! Ничего же себе!

— Моя кровать. — сразу застолбила самое удобное место для сна Джу, уже успевшая бросить на одно из кресел свою сумку и теперь с придирчивым видом, проверяющая мягкость подушек на кровати. Я даже не сразу понял, о чем она — еще не отошел от удивления этой квартирой из кармана.

— Что? А, да, ладно, как скажешь, а что?.. — начал было я, но волшебница судя по всему уже все сказала.

— Вот и ладно. Спокойной ночи, Аскет. Это было неплохим началом. — улыбнулась она и устроившись на кровати хлопнула в ладоши. Свет в шатре (палаткой это чудо называть язык не поворачивается) исчез, и я остался стоять в темноте.

Глава 8

— Не дергайся! И наклони голову вперед! Я ведь ничего не вижу! — разражено прикрикнула на меня волшебница.

— Мне больно! Ты можешь покончить с этим быстрее!? — не менее раздраженно, ответил я, скривившись от боли и в который раз вскинув голову. Девушка перегнулась через мое плечо и, сузив глаза, ответила:

— Да, я могу создать топор и отрубить тебе голову! Хочешь!? Насупившись, я опустил взгляд в землю и невнятно пробормотал что-то про свою удачу и ее медицинские навыки.

— Так-то лучше. Сиди и не дергайся. — торжествующе отозвалась Джу, продолжая пытку, которая длилась вот уже десять минут. Мы покинули башню Ай-Тар и прилегающий к ней город пять дней назад. Все это время наша маленькая спасательная команда в быстром темпе пробираясь через Орский Лес по заранее проложенному маршруту. Три раза приходилось перебираться через небольшие ручейки и единожды вплавь пересекать лесную речушку.

Тропа, по которой мы двигались в начале, в какой-то момент начала превращаться в подобие грунтовой дороги, но насладится ею у нас не вышло — скоро мы опять свернули в узкий зажатый меж двух зеленых стен коридор. Собственно, по таким тропинкам мы и ехали все это время. Как бы там не было — за все время нам не встретилось ни одного разумного существа. Несколько раз по округе разносились отдаленные крики или гулкое эхо, издаваемое работой неизвестных лесорубов, но не больше. За раздающимися вдали ударами топоров, обычно следовал душераздирающий скрип и оглушительный грохот падающих деревьев, что заставлял нас постегивать лошадей и быстрее убраться подальше. Лес был… Лесом. Что тут еще скажешь? Это был обычный лес, которых и в моем родном мире хватает — те же деревья, стоящие сплошной стеной, те же кустарники, такие же насекомые, жужжащие днем и те же комары, неведомо как залетающие в палатку ночью. И какая в сущности разница, что деревья были в большинстве своем незнакомыми (особенно мне, человеку которому едва ли не ВСЕ деревья незнакомы), под копытами лошадей все еще изредка хрустели желуди размером с кулак, а над головой время от времени появлялись вопящие во всю глотку сгилки? К слову, на второй день пути мерзких чирикающих сволочей стало значительно меньше и они почти не доставляли дискомфорта. Уже к вечеру того же дня мы могли с облегчением о них забыть — верхушки деревьев были свободны от тяжелых гнезд, а вокруг впервые за долгое время стало по-настоящему тихо! Ничего необычного или магического нам на пути не попадалось. Тишь да гладь — прямо загородная прогулка на лошадях. Как резонно заметила Джу — Орский, это не Великий лес, где по рассказам Саяра деревья могут провожать тебя подозрительными взглядами, а трава неодобрительно бормотать, если ты по ней ходишь. Тут все было просто и ясно, ведь единственными магическими жителями леса были волшебники да несколько видов редких животных. Последнее меня заинтересовало, но девушка не смогла вспомнить, что же за магические твари тут обитают и опасны ли они. Первые несколько дней были для меня сущим адом — с непривычки седло натирало задницу, меня вдруг захлестнуло аллергией непонятно на что, я то и дело падал с лошади, а на вторую ночь так вообще подвергся нападению комаров. По крайней мере, я очень надеялся, что это были комары.

Вот теперь я все же порадовался, что Джу вызвалась меня сопровождать. Пусть по ее словам в целительстве она разбиралась не слишком хорошо, но именно благодаря ее стараниям моя аллергия сошла на нет, укусы насекомых бесследно исчезли, а ушибы и вывих остались в прошлом. Единственно — просить сделать что-то с моей задницей я не решился. Она могла это не так понять, да и вообще в последнее время смотрела на меня как на большого ребенка, сующего себе в рот всякую гадость в огромной песочнице. Вот и сейчас волшебнице выпала большая честь по освобождению моей шеи от клеща. Да-да, я подхватил клеща, а Джу мало того, что его заметила раньше меня, так еще и старалась удалить. Как оказалось, магией она этого паразита убрать не может, поэтому пришлось действовать так сказать ручками. Выходит у нее, честно скажу, хреново, но я самостоятельно удалить эту гадость уж точно не смогу. Клещ оказался еще той скотиной — даже нежные руки Джу (на несколько минут получившие силу боксера профессионала благодаря магии) не могли с ним справится. Кроме того, тварь почти не реагировала на соль и подсолнечное масло, которым мы старались его ослабить. Это, кстати, была моя идея — где-то я читал, что перед удалением подобного рода паразитов нужно смазать кожу вокруг их пасти подсолнечным маслом или солью, а уж потом удалять. Якобы, если этого не сделать, голова паразита останется в ране и со временем начнет гнить. Кроме того, мне вспомнилось, что некоторые виды клещей разносят всякую заразу, да к тому же — прямо в кровь ее впрыскивают! Именно благодаря таким неожиданно ярким познаниям в этой области, я и терпел истязания волшебницы… Я покрепче сжал зубы, стараясь не дергаться.

— Скажешь, когда будешь вытаскивать! — сквозь зубы проговорил я.

— Ага. — ответила девушка и меня тут же накрыло острой болью из области затылка. Словно гвозди кто-то в шею вгоняет, ей Богу. Я все понимаю, но почему же так больно-то!? Знаю, со стороны это выглядит совсем не страшно — вот уж, немного кожу сдавить, что тут такого? — но на самом-то деле очень даже! У меня даже на мгновение перед глазами все поплыло.

— Вот и все! — жизнерадостно сообщила девушка, перепрыгивая колоду, на которой я сидел.

— Я просил предупредить, когда ты давить будешь! — в порыве праведного гнева вскричал я.

— Да ладно, все ведь готово. Хватит дуться, не маленький уже — пора бы научится терпеть боль. На вот лучше рассмотри своего противника! — жизнерадостно протянула мне ладонь с едва подергивающим лапками паразитом Джу. Потирая затылок, я перевел негодующий взгляд на ладонь, что бы получше рассмотреть гадкую тварь.

— Вот бесово семя! — вырвалось у меня. И не зря — клещ раздулся едва ли не до размеров черничной ягоды! Вот сволочь, сколько он из меня кровушки выпил!

— Точно. И как ты умудрился его подцепить, ума не приложу. — протянула волшебница, положив клеща на колоду, слева от меня.

— Мой коэффициент невезения просто зашкаливает, ты же в курсе. Я удивляюсь, что ночью ко мне в постель еще змея не заползла. — проследил за действием девушки я, между делом доставая из кобуры пистолет. Как только паразит оказался на колоде, а в руке удобно расположилась рукоять «Макарова», я со всего маху врезал этой самой рукоятью, раздавливая гада. На побелевшем от времени дереве остался красочный кровавый след с останками клеща в центре.

— Да, я сама удивляюсь. И перестань расчесывать рану! — прикрикнула на меня Джу, заметив, чем занята моя вторая рука. Я молниеносно убрал руку от затылка и, вытерев рукоять пистолета от своей же крови, убрал его обратно в кобуру.

— Так-то лучше. Подожди, я сейчас залечу рану. — хмыкнула девушка, опять переступая чрез колоду и оказываясь у меня за спиной.

— Спасибо. — с искренней благодарностью отозвался я.

— Да нормально все, не заморачивайся. — беззаботно ответила волшебница, приложив к ранке ладонь. Она меня уже несколько раз исцеляла, поэтому я привык к этому процессу — тело словно окуналось в теплую воду, а уже через мгновение возвращалось к обычному состоянию, но без синяков, ссадин и других повреждений. По ее словам, целительство довольно легкая дисциплина — всего-то нужно, что дать астральному телу сил для возвращения в исходное положение физической оболочки. В тот раз, она ответила на мой недоумевающий взгляд долгой лекцией о человеческой душе и не только. Как объясняла мне волшебница — душа человека (а я ведь верил, что она у нас есть!) как и любого другого существа, состоит из нескольких оболочек. Осязаемой (по крайней мере, для обычных людей) есть только третья оболочка — телесная. Кроме нее есть первая оболочка — бессмертное начало, основа человеческой души, вторая оболочка — астральное тело, полностью копирующее физическое, четвертая оболочка — мысленный дух или просто разум, сознание человека. Это так сказать «эконом комплект» которым обладает большинство живых существ. Дальше уже идут «бонусные» оболочки, к примеру, пятая или магическое начало. Благодаря этой оболочке маги могут впитывать ману, творить заклинания и все остальные свои фокусы.

По слова Джу, пятая оболочка есть у всех людей, просто ее развитие находится в зачаточном состоянии, да и у каждого человека она индивидуальна.

Эта индивидуальность выражается в предрасположенности конкретно взятой души, а значит и человека, к магии. Что мне порадовало — у большинства людей предрасположенности к магии нет вообще или же она очень мала. То есть из всех и каждого магов не сделаешь. Обучение магии это и есть процесс пробуждения и тренировки магического начала, в конце которого мы имеем все того же человека, но «прокачавшего» свою душу до нового уровня — мага, волшебника, колдуна. Звучит забавно, но, черт побери, так оно и есть. Прямо РПГ игра какая-то… Кроме пятой оболочки, существуют и другие о которых Джу ничего дельного сказать не могла, по той причине, что благополучно забыла эту часть лекций Саяра. Зато она вспомнила про шестую оболочку, дарующую обладателю бессмертие. На этом моменте я слушал особенно внимательно — кому же такое не интересно будет!? К моему глубочайшему сожалению, много по этой теме волшебница не рассказала.

Все, что она вспомнила так это, что эта оболочка точно есть у эльфов и атлантов, эти без сомнения магические виды в теории могли жить вечно, но… Шестая оболочка души даровала возможность то ли стареть очень медленно, то ли достигая определенного возраста оставаться таким навсегда (тут Джу долго морщила лоб, но так и не смогла точно вспомнить) и на этом все. Если эльфу или атланту нанести достаточно серьезные раны он умирал точно так же как и любое живое существо. Доказательством этому служил тот факт, что орки в своих непрекращающихся войнах с Империей Листа вполне себе удачно вырезали эльфов, в свою очередь, не обладая никаким бессмертием. А возвращаясь к четвертой оболочке и целительству, волшебница поведала, что астральное тело во всем копирует физическое, оно и есть еще одним телом, только (тут я мало что понял, поэтому просто запомнил сказанное) в другом, астральном плане. В отличие же от физического — нанести урон астральному телу обычным, немагическим оружием невозможно, поэтому оно всегда выглядит соответственно возрасту владельца. Пример, который привела девушка для меня, все разъяснил — если человек каким-то образом, опять же немагическим, лишался пальца, то на его астральном теле палец оставался.

Да, со временем астральная копия потерянной или поврежденной части тела как бы «вяла», становясь все прозрачнее и прозрачнее, пока совсем не исчезала, но это происходило очень медленно и, если в дело вовремя вмешивался целитель — он легко залечивал любую рану и так же возвращал потерянные конечности. Признаться, из той лекции я почерпнул немало интересных знаний и много размышлял над тем, насколько же разным может выглядеть один и тот же мир с разных точек зрения. Да, в моем родном мире были компьютеры, высокотехнологичные приборы, такое же медицинское оборудование, армии ученых и исследователей, но они знали едва ли десятую долю из того, что поведала мне Джу. Не говоря уже о применении знаний на практике. Тут даже скептик вроде меня задумается — а не прихватить ли домой парочку магических учителей отсюда? Пока я придавался воспоминаниям о полученных знаниях, наступило то самое состояние окунания в теплую воду. Хотя в этот раз, все прошло намного быстрее и незаметнее — я даже не успел словить от процесса своеобразный кайф. Видимо, ощущения во время исцеления зависят от сложности увечья. Да, наверно — ведь в прошлый раз волшебница лечила меня от обширной аллергии вкупе с укусами комаров, а еще раньше от вывиха руки и десятка ссадин. Оказалось, падение с лошади, очень опасная штука, особенно для неудачника вроде меня. Все не было бы так плохо, если бы падая, я не запутался ногой в сбруе своего скакуна, и он не протащил меня за собой с десяток метров. Сволочь такая.

— Готово. — отрапортовала Джу, убирая руки.

— Магия — это круто. — в который раз заметил я, на всякий случай ощупывая место, где раньше была рана оставленная клещом.

Как и ожидалось — там была только здоровая кожа, немного перепачканная кровью.

— Ты уже говорил. — хмыкнула волшебница снова перепрыгивая колоду и направляясь к привязанным у дерева лошадям. Солнце еще было высоко, да что там — время едва перевалило за полдень. Климат на Рунни сравним с субтропическим, на грани умеренного — сейчас тут было начало сезона дождей, что совсем не мешало солнцу жечь во всю. Это было довольно странно — днем было солнечно и ясно, а ночью лил дождь. Благо, лес неплохо защищал и от палящего солнца и от проливного дождя, поэтому какого-либо дискомфорта я не испытывал. Прыгнул из русской весны в аварскую — и хоть бы хны!

Даже грязи как таковой не было — деревья и другая зелень так густо заполняли лес, что всасывали свежевыпавшие осадки без следа уже за несколько часов. Правда, это мне кажется, что сейчас весна. Я так и не разобрался в аварском календаре. Он скажем так, был очень сложным — год делился на семь или девять циклов, в зависимости от того, был он четным или нечетным. В одном цикле было два или три нура (соответственно году), каждый из которых был примерно равен нашему месяцу. В каждом нуре от двадцати до двадцати восьми дней (я даже удивился, что название одни и то же).

Жаль, у меня часов нет — не могу точно сказать, сколько длится здесь день. Джу говорит, что одни сутки длятся на семнадцать часов или по староаварски — скиль. Ну и скиль, соответственно, делится на минуты и секунды, количество которых не отложилось в моей памяти из-за и без того длиннющей лекции о календаре. Для меня все это было дико, хотя, что удивляться — другой мир, другие законы! Как оказалось — волшебница все же обладала многими полезными, но крайне занудными знаниями. Возвращаясь к нашей остановке — если бы не моя маленькая проблема, мы сейчас все так же уныло скакали бы по узкой тропе, потому что общим голосованием было принято решение двигаться без лишних задержек днем, а отдыхать ночью. На мое осторожное замечание о том, что ночью нас могут сцапать прямо во сне, Джу фыркнула и сказала, что палатка защищена кое-какими чарами, так сказать скрывающими ее от ненужных глаз. В общем и целом, остановились мы на рукотворной полянке метров двадцать-тридцать в диаметре. Все свободное пространство здесь занимали только побелевшие пни, да пара разбросанных колод. Судя по всему, поляна часто использовалась в качестве места для стоянки — молодые деревья безжалостно уничтожались, а прямо передо мной были следы от костра. Горел он, правда, очень давно, но все же…

Подобные «залысины» нам встречались довольно часто — местные жители рубили лес без какого-либо плана, просто там, где им нравилось. Лошадей мы привязали в тени, где они сейчас благополучно жевали свой корм из привязанных к мордам сумок. По той причине, что я даже не представлял, как с ними обращаться, кормежкой обоих зверюг занималась Джу. На меня пали обязанности по тасканию воды из ближайшего ручейка или же просто наполнение пары ведер, если приходилось делиться собственными запасами из безмерных фляг.

Зажмурив глаза, я поднял голову и попробовал насладиться солнечной ванной. Мой супер магический плащ не был снабжен функцией кондиционера, поэтому вышло не слишком. Снимать его я не хотел из-за простой человеческой паранойи — намного увереннее себя чувствуешь в защищенной от арбалетных стрел одежде, чем без нее. А вообще-то — идиллия. В меру жарко, где-то на границе слышимости жужжат насекомые и поют птицы (слава Богу, не сгилки). Сейчас бы вздремнуть пару часиков…

— Ну, что — поехали дальше? — через некоторое время пробился через захватившую меня врасплох дремоту голос Джу.

— Ммм? Уже, что ли? — прикрыв глаза ладонью, я посмотрел в сторону девушки и душераздирающе зевнул. Черт, а ведь я едва не заснул прямо сидя — вот что значит жара. Совсем я расклеился, а нам ведь сегодня еще ехать и ехать…

— Ну, да. Клеща я убрала, лошадей мы покормили и напоили — можно ехать. И хватит зевать, ты словно обретшее тело заклинание Пасти Бездны… У меня такое чувство, что сейчас все вокруг к тебе в рот засосет. — отозвалась волшебница, снимая мешки с кормом с лошадиных морд и пряча к себе в сумку. Выглядит забавно — мешки ничем не меньше самой сумки совсем не делают ее больше, да и тяжелее, если на то пошло.

— Может, перекусим перед дорогой? — лениво предложил я. Нет, как-то не в кайф сразу же запрыгивать в седло и трястись аж до вечера, ведь раньше этого времени Джу нормальную остановку сделать не разрешит. И это забавно, ведь главный во всей этой катавасии — я! С другой стороны, аргумент, что это все по плану Саяра, действует убойно. Как с таким можно спорить?

— Нууу… — неуверенно протянула девушка. Кажется, сейчас в ней борется два желания — немного передохнуть и в точности следовать плану учителя. Ага! Это хорошо, когда Джу разрывают сомнения главное не терять времени и подталкивать ее к выгодному тебе решению! Знаю, нам нужно спешить, Лена нужно вытаскивать от эльфов (если она жива, на что я очень надеюсь) и все такое, но часик времени ничего не меняет, ведь правда?

— Слушай, думаю это не проблема — немного отдохнем, перекусим и быстро нагоним график или что там у нас. Вряд ли Саяр не учел всяких дополнительных обстоятельств, вроде того же голода или усталости. — резонно заметил я, пересиливая себя и поднимаясь с колоды.

— Да мы и так уже отстаем от графика из-за этой остановки… Ты же понимаешь — Саяр не все время сканирует территорию, а только время от времени и исходя из расчета, что мы уже находимся в нужной точке. Это все адски сложно и я уверена — если бы магическая связь работала на такое расстояние, он бы уже брюзжал во всю. — ответила девушка. Я слабо представлял брюзжащего Саяра, но выглядело это наверно не очень впечатляюще — вот мой начальник, он умел брюзжать. Он был, можно сказать, чемпионом по брюзжанию, нависанию и пронзительным взглядам. И его племянницу я потерял в другом мире. Нет, если честно — я потерялся вместе с ней в другом мире, но кто мне поверит? Нужно найти виновного, так вот он! А вовсе не та сволочь, что построила Мироход в нашем мире, да еще и задумалась замаскировать его под чертову пятиэтажку. Ладно, не будем отходить от темы. Если я хочу немного передохнуть, нужно быстро заверить Джу, что ничего предосудительного в этом нет, и никуда мы не опоздаем. Ведь, так оно наверно и есть… Делаем беззаботное и уверенное лицо.

— Ладно-ладно, убедила! Остаемся здесь на пол часа, быстро перекусим и сразу в путь. И никаких остановок до самого вечера — будем скакать на всех парах. Как тебе такое? — предложил я, наконец, добравшись до лошадей и заодно блаженной тени.

Девушка неуверенно посмотрела на браслет, служащий как она объяснила не только камерой для записи наших довольно унылых приключений, но и универсальной картой, которую Саяр обновлял по мере достижения нами «ключевых точек». Джипиес магического мира, черт бы меня побрал!

— Ты заодно помедитировать сможешь. — решил я окончательно взять на себя роль демона-искусителя. Это было выстрелом в самое сердце — целительские заклинания тратили немного маны, но когда дело доходило до магии, Джу становилась занудной и скрупулезной до невозможности. Потратив на что-то ману, она предпочитала тут же провести медитацию — очень унылое занятие, что было просто-напросто сидением в определенной позе. Ну, волшебница еще говорила о полной концентрации, спокойствии и соединении с окружающим миром… Но в этом я не разбирался, никакого соединения с окружающим миром увидеть не мог, поэтому для меня медитация осталась просто сидением в определенной позе.

— Хорошо, но только пол часа! Я как раз все успею — помедитирую, перекушу и немного отдохну от этого треклятого седла… — все же поддалась на мои уговоры волшебница.

— Тебя тоже седло достает? — удивленно спросил я. Джу хмуро на меня посмотрела, и я запоздало понял, что задавать подобные вопросы девушкам — верх грубости. Но ведь натирает же!

— А ты думаешь, я раньше по пять дней из седла не слазила? — изогнув бровь, спросила она.

И то правда. Как это я не догадался? Пусть тут и используют в качестве средств передвижения лошадей, и даже волшебница очень хорошо держится в седле, но в столь долгой поездке умение держатся в седле фиг поможет. Тут бы больше подкладка какая пригодилась…

— О, пардон. Как-то не додумался. Что мне делать, кэп? — решил сменить тему на более насущную и менее неловкую я. Знаю, знаю — я главный и все такое, но у Джу какой-то необъяснимый талант к организации чего бы то ни было. Вот я и подумал: раз у нее так хорошо выходит и ей это нравится, пусть организовывает на здоровье. А я буду привычно выполнять приказы, и чувствовать себя как на долгожданном отпуске. Пусть даже таком адски странном.

— Кэп, кэп… Хорошее слово. Только вот, что оно значит? Надеюсь, это не ругательство какое? — прищурившись, спросила девушка.

— Не-а. С чего ты вообще взяла? Кэп и есть кэп — капитан, главный и все такое. Американщина, но у нас в ходу. Хотя у нас американщины и так по горло — сами свой язык загаживаем. Эххх… — тяжело вздохнул я, упираясь на седло своей лошади. Жеребец медленно повернул ко мне голову и пронзительно на меня посмотрел, словно намекая, что если кое-кто будет наглеть, то может получить и копытом по коленной чашечке. Быстро обдумав перспективу еще одного исцеления, я нехотя убрал руку.

— Ты иногда о чем-то как начнешь тараторить, так я тебя совсем перестаю понимать. Ладно, не важно. Достань из сумки какую-то скатерть и обед. Нормальный обед! — подчеркнула Джу.

— Что? А я разве я не нормальные обеды выбираю? — обиделся я, отпетый холостяк отлично умеющий готовить лапшу из пластиковых стаканчиков и мастерски разогревающий в микроволновке пиццу.

— Мы три дня подряд питаемся одними пирогами. Пироги с мясом, пироги с рисом, пироги с овощами, пироги с фруктами… Меня уже тошнит от пирогов. Зря я разрешила тебе выбирать еду, нельзя день за днем топтать одни пироги! — хмуро посмотрела на меня волшебница.

— Да они же безумно вкусные! Ты, что не… — начал было отстаивать честь кулинарных шедевров неизвестного маэстро я, но Джу меня жестко прервала:

— Нет. Никаких пирогов, по крайней мере, дня четыре. Я не хочу их даже видеть, поэтому и тебе их есть нельзя! Еще чего не хватало — отравишься или заработаешь несварение. Найди в сумке что-то мясное, — подчеркиваю — полностью мясное без малейшей доли теста.

— Как скажешь. Что будешь пить? — все же смирился с временной утратой любимого яства я.

— Достань мне какой-то сок. — пожала плечами девушка, пока я управлялся со скатертью.

Внутри моей сумки можно было разместить небольшой склад, и ее вес не изменился бы. Точно так же, как и размер. Некоторые артефакты вызывают во мне восторг, в их числе и наши сумки с палаткой. Если бы при мне всегда были такие вещицы я бы не был так радикально настроен ко всякого рода пикникам и поездкам на природу. С одной стороны — можно взять с собой все, что душе угодно, с другой жить в комфорте и уюте. Только спрей от комаров захватить. Как только я расстелил скатерть, волшебница сразу же заняла на ней место и приступила к медитации. Бухнувшись рядом с ней, я начал рыться в сумке в поисках чего с заданными Джу параметрами. Итак, мясо и сок. Саяр снабдил нас целой кучей съестных припасов, которые очень медленно портились, но при этом не теряли вкусовых качеств. Вот те же пироги — просто удивительно, но за пять дней они даже не зачерствели. Я как раз достал из сумки что-то вроде небольшого мешка с пирогами и заглянул внутрь. Ооо… Этот аромат! Они все такие же свежие и вкусные и…

— Никаких пирогов. — оборвала мои мысли волшебница, даже не открывая глаз. Ну и ладно. Бросив на нее хмурый взгляд, я засунул мешок обратно в сумку, где он тут же стал размером примерно с абрикос. Все же эта сумка не очень удобная, пока все лежит по карманам и отделениям — нет проблем! — особенно, если знаешь, что где. Но как только все смешается в кучу… Головная боль. Мне уже два раз пришлось раскладывать все по новой. Так, что тут у нас? Продолжая рыться в недрах сумки и проверяя содержимое маленьких карманов, я по очереди доставал из сумки разные мешки и тючки. Соль, сухари, какая-то сушеная рыба, странного вида сыр, вяленое мясо… О! То, что надо. Искать дальше у меня желания не было, поэтому я разложил на скатерти замотанный в грубую бумагу кусок вяленого мяса и уже одним движением извлек из сумки флягу с соком. Вот, над этим я не зря поработал, все напитки разложены по ближайшим карманам. Жарковато тут, а долго искать воду или сок, одновременно управляя лошадью не с руки. Решив не отвлекать девушку от медитации (а вдруг меня опять нужно будет исцелять?) я лег, подперев голову кулаком и попивая сок наслаждался умиротворенным пейзажем, время от времени пощипывая мясо. Не знаю, чем это было при жизни, но на вкус совсем недурственно. Я раньше почему-то считал вяленое мясо соленой гадостью — оказывается, ошибался. Место для «пикника» мы выбрали отличное — в тени деревьев, недалеко от привязанных лошадей. Лежишь себе, попиваешь прохладный сок (я без понятия, как он остается прохладным) тебя обдувает легкий ветерок, вокруг пахнет лесными травами, где-то поют птички и жужжат насекомые. Остался бы здесь на весь день…

Я сам себя одернул. Может мне еще в мире этом остаться? Ха-ха… Нет, хорошо здесь, но ведь все почему? Тут никто не хочет меня убить, нет ни орков, ни колдунов — никакой опасности, в общем. И то, это потому, что Саяр об этом позаботился. Сделай шаг в сторону, сойди с проложенного магом маршрута и встретишься с настоящим Орским Лесом и его еще более настоящими жителями. Нет-нет, в этом мире мне не место — я хочу домой и точка. Там все понят и просто, без магических чудес, но и без магических ужасов. И это к лучшему… Я перевел взгляд на Джу, все так же сидящую в позе для медитации, а проще говоря — по-турецки. Вот, только руки она себе на плечи положила — правую на левое плечо, левую на правое. За время нашего пока еще не слишком долгого знакомства, мы успели неплохо узнать друг-друга — да и что собственно в пути делать? Тем более, сидя в седле. Собственно, рассказ Джу о своей семье очень быстро перерос в небольшую лекцию посвященную «магическому образованию», которая основывалась на ее объяснениях о структуре души человека. Исходя из того, что не далеко не каждый человек имел перспективы стать даже заурядным подмастерьем (пятая оболочка души у большинства людей крайне слаба), поиск будущих магов был занятием трудоемким и чрезвычайно важным. В Аваре подготовка магов была в числе первоначальных обязанностей Совета. Я тогда еще хмыкнул — ну, да, нужно же ведь новых защитников режима отбирать.

Возвращаясь к рассказу волшебницы о себе — в шестнадцать лет она удачно прошла проверку на магические способности. В ее родном городе (Варра или Вурра, что-то такое), как и во всей Аваре, это мероприятие проводилось раз в год и учувствовали в нем все дети достигшие тех самых шестнадцати лет. Как объяснила девушка — в этом возрасте уже можно более или менее точно сказать есть ли у человека магический потенциал. На мой вопрос о том, как именно проверяют, она ответила, что специальный маг просто смотрит на ауру ребенка, пользуясь специальным артефактом. Вот так вот просто. Спрашивать у Джу есть ли у меня магический потенциал я не стал. Не хочу быть частью всего этого волшебного безумия, даже за плюшки в виде артефактов и всего прочего. Ну и не хочу жалеть в случае позитивного ответа о том, что не остался здесь на обучение… Зевнув, я посмотрел на волшебницу и еще раз приложился к фляжке с соком. Ее родители не были магами. Да что там, у нее в роду не было магов! Отец работал помощником в лавке местного артефактора, а мать была, кажется швеей. А вот дочь у них уродилась с магическим даром. Для всех родителей в Аваре — это едва ли не самая радостная весть. Если у твоего ребенка есть магический потенциал или же попросту дар, о его будущем не стоит и волноваться. Да и о благополучии всей семьи тоже — семьи, в которых кто-то из родственников владел магией, были высшим классом. Сразу же после обнаружения у ребенка магического дара, его отправляют в столицу. Вот и Джу собрала вещи, попрощалась с родителями и укатила самый большой город царства — Нит. Приехала, город и людей посмотрела, себя показала и получила в наставники нашего дорогого Саяра. Старичка как раз сумели поймать и заставить выполнить «конституционный долг» — принять участие в Распределении. Ничего сверхъестественного в Распределении не было. Рассказ об этом знаменательном для каждого будущего мага дне затянулся надолго (волшебница очень этим гордилась), но суть была проста — детей делили на группы, вводили в особый зал набитый магами, где в торжественной обстановке их строили в шеренгу и «распределяли». Каждый из будущих учителей смотрел на детишек, рассматривал ауру и выбирал себе ученика. Дело это было подневольным — одним из немногочисленных налогов, которыми Совет обкладывал магов, был налог на учеников. Звучит странно, а на проверку очень даже разумно. Совет имеет право требовать от каждого мага уровнем не ниже мастера раз в десять лет взять ученика. Точнее, требовал-то он явится на Распределение, а уж если ты являлся — без ученика уйти не удавалось. Все расходы на содержание ученика маг брал на себя, точно так же как и ответственность в случае получения им травм или (Всякое бывает! — ответила волшебница на мой офигевший взгляд) смерти. Лично мне Распределение напомнило покупку домашнего животного, но говорить об этом вслух я не решился — Джу бы мне череп проломила, как пить дать. А дальше жизнь моей напарницы потекла медленно и спокойно — Саяра, получив ученика, выбил себе место в Ай-Тар, начал обучение. Да-да, старый хитрец меня похоже надул — его туда не принудительно засунули или по крайней мере, он мог выбирать в какой башне сидеть. Джу сказала, что его с самого начала интересовал Мироход, вот он и выбрал эту башню. Погрузившись в воспоминания, я начал понемногу клевать носом. Дааа… Жизнь у моей волшебницы крайне интересная, меня даже от рассказов о ней в сон клонит. Погода опять же отличная так и подначивает заснуть. Поспать, что ли? Времени у меня еще минут пятнадцать, может… Задумавшись, я опять приложился к фляжке с соком, да так и застыл. В один момент всю идиллию нашего лесного пикничка, словно ураганом снесло. Слева от места, где мы остановились, кусты разлетелись сломанными ветками, и из них выпрыгнуло нечто огромное, одетое в кольчугу и донельзя заляпанное кровью. Мой мозг, все еще настроенный на ленивое созерцание умиротворенной природы, отметил, что существо несло кого-то на руках, из щита одетого ему на спину торчало несколько стрел, а кожа, не закрытая кольчугой и не заляпанная кровью была темно-зеленой.

Орк! — тут же пронеслось у меня в голове, но события на полянке явно опережали все еще ленивый ход моих мыслей. Все произошедшее после появления орка на полянке, уложись буквально в десяток секунд.

Воин (а это точно был воин) еще не успел добежать даже до середины поляны, как кусты, из которых он выпрыгнул, опять взорвались. Теперь уже по-настоящему. Молодые деревья разорвало в клочья чем-то невидимым, что спустя еще мгновение врезалось в спину убегающего зеленокожего, свалив его с ног и заставив перекувыркнутся через голову. Сделав умопомрачительный кувырок, орк каким-то непостижимым образом оказался лицом к месту, из которого его атаковали. Его движения были настолько быстрыми, что глаз не успевал за ними проследить. Мгновение и из-за спины появляется тяжелый щит…

… как раз вовремя, что бы принять на себя еще одну жуткую атаку — из леса по зеленокожему снова… Что? Выстрелили? Не знаю, но в этот раз я заметил, как воздух искажается, будто на автостраде в жаркий день. Вот такая искаженная область, размером с человеческую голову пронеслась к орку и прямо на моих глазах врезалась в его щит. Взрыв! По щиту словно с гранатомета попали! Эти снаряды, чем бы они не были, явно намного опасней в «компактной» форме. Зеленокожего, укрывшегося за щитом и в свою очередь прикрывающего собой еще кого-то накрыло взрывной волной. Никогда не видел, что бы взрывная волна появлялась из ниоткуда. Передо мной на скатерть упал маленький кусочек земли. Не очень хорошо соображая, я бросил на него безразличный взгляд и посмотрел на облако рассеивающейся пыли. Орк все так же сидел, закрывая своим немаленьким телом еще кого-то. Кольчуга на его спине была в нескольких местах разорвана, а из глубоких ран сочилась багровая кровь. Самым ужасным было то, что вместо левой руки, которой он удерживал щит, осталась обгорелая культя. Небольшая воронка в том месте, где неизвестный снаряд столкнулся с препятствием, была заляпана кровью и еще чем-то крайне напоминающим остатки орчьей руки…

— Гарраш сиганзаам! — донесся из кустов резкий мужской голос, а следом показался и хозяин.

Очень эффектно показался, надо сказать — он просто вылетел. Хотя нет, летают в горизонтально положении, а этот хмырь в темной мантии просто завис над землей сантиметрах в десяти, да так и двигался вперед. Как только маг (не знаю других людей, которые умеют летать) влетел в полянку, орк подпрыгнул, словно зеленый и крайне искалеченный мячик метая правой рукой топорик. Оружие просвистело в воздухе брошенное точно в голову. Казалось бы, еще мгновение, еще десять сантиметров и неизвестному магу нужно будет подыскивать гроб по размеру, но нет! — неуверенно дернувшись в первый момент, он сжал правую руку в кулак, заставляя воздух перед собой словно загустеть. Топорик с каким-то жалостливым «чавк» завис в воздухе перед самым лицом мага, а уже через мгновение просто упал на землю.

— Гарраш сиганзаам, гурга! — злобно выкрикнул маг, приземляясь. Орк, выглядевший спереди ничуть не лучше, чем сзади не менее злобно оскалил зубы, но было видно — делает он это только от бессильной злобы. Кровь хлестала из ран ручьем, а он при этом все еще стоял на ногах и старался закрыть собой что-то больше похожее на кучу дорогого тряпья ростом с подростка. Тут я наконец-то пришел в себя и сумел повернутся к Джу. О, черт… Отвисшая челюсть и широко раскрытые глаза. Она потрясена еще больше меня — да и неудивительно! Все произошло за считанные секунды, я даже толком ничего сообразить не успел! Послышался тяжелый топот и то, что еще несколько минут назад было зеленой стеной, а ныне представляло собой широкий проход, окончательно исчезло, и на полянку вывалился с десяток тяжело вооруженных мужиков. Все как один в потемневших железных кирасах и шлемах, закрывающих все лицо, на руках кольчужные перчатки. В руках мечи и топоры, пара арбалетов (о, нет…) и тяжелые булавы. Все тело закрыто броней, но ни у кого нет щитов… Вообще, если они бежали за орком по лесу — оно и понятно, щиты-то тяжелы, с ними не побегаешь. Новоприбывшие стали сразу за спиной у мага и уставились на орка, ожидая приказов. Тот в свою очередь так же уставился парня в черной мантии. На какое-то мгновение события притормозили, ожидая реакции мага, которого я наконец-то рассмотрел — невысокий, смуглый, как и Джу, с невыразительным лицом и короткими волосами. На нас никто просто не обращал внимания. Ошарашено разглядывая эту, мягко говоря, жуткую и очень удручающую картину я старался придумать — а что, собственно, нам делать!? Я уже было повернулся к Джу, что бы скинуть с себя принятие решения, как вдруг, одна из лошадей у нас за спиной заржала. Волшебница, все еще прибывая в глубоком ступоре, повернулась назад, а я в ужасе повернулся к застывшим неподвижно воинам и магу. Вот (цензура). — сокрушенно подумал я, встретившись с двумя дюжинами удивленных взглядов. Маг оказался самым расторопным. Промедлив буквально несколько секунд, он удивленно моргнул и не менее удивленно спросил:

— Варг гараз?.. После чего взмахнул в нашу сторону рукой. Количество адреналина в моем теле стало примерно равно количеству крови, а мысли засвистели быстрее пуль. Мысли-то свистели быстрее пуль, но тело всю работу сделало самостоятельно — я сорвался с места и прыгнул на Джу, стараясь убраться как можно дальше от места, куда должен был попасть снаряд, брошенный магом. Не знаю, как мне удалось настолько удачно прыгнуть и не менее удачно оттолкнуть волшебницу, закрыв ее своим телом, но мгновением позже у меня за спиной раздался уже знакомый звук взрыва, за которым последовало истошное ржание, так же быстро перешедшее в бульканье. Кажется, меня даже землей и еще чем-то липким присыпало… Приподнявшись на локте, я провел ладонью по голове, а затем посмотрел на нее. Кровь. Вот черт, вот черт, вот черт! Нет-нет-нет, я не ранен! Несмотря на лошадиную дозу адреналина — свое тело я еще чувствую. Я в ужасе перевел взгляд на закрываемую мной от атаки девушку и…

… встретился с очень серьезным и угрожающим выражением лица. Я даже на мгновение испугался.

— Ты в поряд… — начал было я.

— Слезь с меня. — холодно процедила волшебница.

— О. Как скажешь. — решил не спорить я. Быстро откатившись в сторону, я вскочил на ноги и осмотрелся. О, теперь ясно, чья это кровь. На месте, где были привязаны наши лошади, остались… Ну, скажем так, останки. Лошадей как таковых было немного, зато лошадиной крови вокруг — грубо говоря, дофига. Я бы сказал дофигища, все вокруг было забрызгано лошадиной кровью. И я. Господи, что-то меня подташнивает. Я перевел взгляд на волшебницу и едва не обомлел. С земли поднялось олицетворение ярости — заляпанная лошадиной кровью (крови вокруг было много), Джу представляла собой всю злобу и раздражение в радиусе нескольких сотен километров, которые вдруг собрались вместе и воплотились в женском теле. Ей бы еще две лишних руки и синюю кожу — вылитая богиня Кали.

— Аск? — промолвила волшебница.

— Да? — отшатнувшись, отозвался я.

— Стреляй. — медленно и по слогам отчеканила девушка. Подобным приказам (это был приказ, тут сомнений быть не может), произнесенным таким голосом невозможно не подчинятся. Даже если ты не хочешь этого делать — тело само исполнит то, что нужно послав подальше мозг и все размышления.

Одним быстрым движением достав из кобуры пистолет, я снял его с предохранителя (чисто по привычке, мне кажется, он не работает после «усовершенствования») и, прицелившись в удивленно уставившегося на нас мага, спустил курок. Колдун, теперь я эту сволочь даже мысленно магом не назову, испугано отшатнулся и проделал тот же фокус, что и с топориком орка. Первые несколько пуль «завязли» в воздухе прямо перед ним и… Тут же исчезли! Ха! Вот тебе наглядный пример работы супер-пистолета системы старичка Макарова, усовершенствованного одним крайне умелым магом! Покинув дуло пистолета пули «живут» еще несколько мгновений, а потом возвращаются в обойму в прежнем состоянии!

Примерно седьмая пуля «чавкнула» особенного громко и, пробив насквозь странную защиту колдуна, попала ему в плечо.

— Вот тебе, сволочь! Будешь знать, как чужих лошадей в фарш превращать! — набравшись смелости, выкрикнул я. Страх перед сверхъестественной силой этого парня испарился, во многом благодаря всё тому же адреналину, но не меньше — уверенности Джу, которая тем временем, спокойно вытирала лицо платочком… Колдун болезненно поморщился и отпрыгнул назад, укрываясь за одним из своих людей. Вот гад!

— Ушгар! Ушгар, наних! — донесся из-за спин солдат его голос, уже сорвавшийся на визг. Солдаты словно ожили. До этого они стояли неподвижно и тупо смотрели на меня из глубины своих шлемов, а теперь… Теперь они дружно повернулись в нашу сторону и вскинули весь набор смертоубийственного железа, что был у них в руках. Очень слажено действуют, кстати.

— Джу, что делать? — нерешительно уточнил я, нервно наблюдая за тем, как мужики в кирасах медленно подступают к нам эдаким полукольцом. Некоторые по ходу дела взводят арбалеты…

— Стреляй, что же еще! — хмуро отозвалась девушка, наконец спрятав платок обратно в карман.

— Черт, да это ведь люди! В колдуна, еще куда ни шло, но это ведь обычные люди! — уперся я.

И верно — убить простых людей я не собираюсь. Колдуны конечно тоже люди, он то ведь напал на милиционера при исполнении служебных обязанностей! И явно грохнуть нас хотел! Волшебница как-то незаметно подошла ко мне сбоку дала щелбан.

— Ай! Какого черта ты делаешь!? — непонимающе осведомился я. Не то, что бы было очень уж больно, но за что!?

— Это не люди. Точнее, это были люди, но когда-то. Это нежить. Не знаю какая, я раньше с ней не встречалась, но те, кто скрывается за этими доспехами — мертвы. — хмуро заметила девушка, легким движением руки отбивая несколько арбалетных болтов в сторону. Точнее, не движением руки, а этим ее телекинезом, но не суть важно… Я ошарашено посмотрел на медленно подступающих к нам солдат. Мертвецы. Вот черт. Когда Саяр говорил, что мы не пойдем через Кладбище, я и думать про них забыл. Да, он дал мне обойму с посеребренными пулями, но ведь это на всякий случай! Точно. Вот он, этот «всякий случай».

— Они точно мертвы? — сглотнув, уточнил у волшебницы я, отступая назад и меняя обычную обойму на «противо-мертвяцкую».

— Да. Аура не врет. — коротко ответила Джу, отбросив еще парочку болтов и взмахнув руками. Синхронно с взмахами в воздух поднялись несколько колод, лежащих недалеко от нас на полянке. Волшебница махнула руками в сторону противников, и колодами словно из пушки выстрелили. Пролетев десяток метров, отделяющих нас от нежити, тяжелые деревянные снаряды разбросали половину мертвецов, словно кегли. За спинами мертвых воинов, колдун водил рукой над своим плечом. Бросив испуганный взгляд на Джу, он опять закричал:

— Ушгар! Ушгар, наних! В мгновение ока воины поднялись с земли, и удобнее ухватив оружие, кинулись к нам. В этот раз на раздумья не было времени — возможно, в первый раз приказ колдуна не дошел до их мертвых мозгов, но сейчас они все поняли и уже не мешкали, подбираясь медленно и осторожно. Вскинув пистолет, заряженный серебряными пулями, я начал стрелять. Нажимая на курок без остановки, я переводил дуло с одного не-мертовго солдата на другого, отправляя их в небытие. Пули с трудом, но все же пробивали кирасы, оставляя в них аккуратные отверстия — каждому мертвецу хватало одного выстрела. Повторно умирая, они просто тяжело падали на землю и больше не поднимались. И все. Признаться, я ожидал каких-то спецэффектов вроде зеленого сияния (и почему оно ассоциируется у меня с мертвецами?..) или еще чего. Но нет — тела просто падали на землю, обретая покой. Сначала мне приходилось отступать назад — чисто инстинктивно. Когда на тебя бежит подобная толпа, да ты еще и знаешь, что за забралами шлемов скрываются остекленевшие глаза мертвецов, как-то невольно отступаешь назад. Но уже мгновением позже в дело вмешалась Джу — она прижала руки к груди и словно толкнула воздух перед нами. Это, казалось бы, забавное действие возымело впечатляющий эффект — оставшихся мертвецов сбило с ног и откинуло назад.

— Добивай их, а я займусь колдуном! — крикнула мне девушка, поднимаясь в воздух на несколько метров. Ого, я и не знал, что она летать умеет… Хотя, с другой стороны, Саяр ведь говорил, что тяжелые предметы Джу поднимает без проблем — так почему бы ей себя не поднять? Очень даже логично, по-моему. Волшебница отвлекла меня, и я упустил из виду нескольких последних мертвецов. Это было ошибкой, за которую я тут же поплатился — ближайший мертвец совершил гигантский прыжок и оказался возле меня. Он так близко, что я, кажется, могу видеть через прорези в шлеме его пустые глаза. Зажатый в руке топор описал кривую дугу. Не успевая отпрыгнуть, я закрылся левой рукой в надежде, что каким бы серьезным не было увечье, Джу его исцелит, а вот голову мою она к телу прикрепить точно не сможет. К моему глубочайшему изумлению, в следующее мгновение я почувствовал лишь легкий тычок в том месте, куда должен был попасть топор. Плащ! Точно ведь — ни стрелы и топоры, ни посредственное колдовство мне не страшны! Вот почему мне спину не искалечило, когда колдун атаковал нас в первый раз! К черту размышления! Ткнув дуло пистолета прямо в пузо мертвецу, я нажал на курок и тут же отпрыгнул назад — из-за спины павшего товарища уже надвигались двое последних трупов.

Слишком короткое расстояние, обоих никак не подстрелить! Дернувшись в сторону, я выстрелил в левого мертвеца. Краем глаза заметив, как пуля попадает ему в живот, а следом за этим нежить падает вперед словно подкошенная, я повернулся к следующему противнику. Да, уже никак не успеть, он слишком близко, нужно опять провернуть фокус с плащом иначе этот гад меня в капусту изрубит — плащ-то одет нараспашку, один удар в живот и конец игре. Уже уверенно махнув рукой я постарался защитится от атаки… … и сразу же едва не взвыл от боли — меч скользнул по рукаву плаща и рассек мне ладонь. По телу прошелся очень неприятный холодок и, поддавшись минутной слабости, я отступил назад. Чертов мертвец! Как же болит рука! Боль пульсирует по всему телу, отвлекая внимание! Сделав шаг назад, я вступил во что-то мокрое и липкое, а мгновением после поскользнулся и грохнулся на задницу, чудом избежав повторного удара мечом. Не-мертвый воин оказался чудовищно быстрым — он наносил стремительные и, я уверен, адски сильные удары. Еще секунда и мне бы вскрыли брюхо. Как же мне все-таки повезло, что я «убил» большинство мертвецов с большого расстояния… Стараясь игнорировать ноющую и кровоточащую руку, я поднял пистолет и выстрелил в нависшего надо мной мертвеца. Послышался мелодичный «дзинь!», сверкнули искры, и он отшатнулся назад. О, просто отлично. Из-за того, что стрелять с одной руки крайне неудобно, особенно, когда она так трясется, я попал в шлем…

Создавалось впечатление, будто мертвец закинул голову назад и любовался небом. Продолжалось это какое-то мгновение, а потом он посмотрел на меня. Я забыл о вопящей от боли руке. Мне стало по-настоящему страшно — выстрел каким-то образом открыл забрало шлема. Кожа мертвеца приобрела зеленоватый оттенок и туго обтягивала череп, словно резиновая маска из магазинчика ужасов. Ни ран, ни отваливающихся лоскутов — ничего. Создавалось впечатление, что тело мумифицировали, но глаза… О, черт, эти глаза. Я думаю, они будут сниться мне еще долго — на меня уставились два абсолютно белых шарика с крошечными точками в центре. Глаза словно гипнотизировали, а точки внутри затягивали. Казалось, это были зрачки, но зрачки просто физически не могут сужаться до размеров точки. Глаза мертвеца завораживали и пугали одновременно. Это словно заглянуть за черту жизни, словно увидеть то, что ждет тебя после смерти.

У меня по спине пробежали мурашки, а волосы на затылке встали дыбом. Одно дело знать, что где-то там, за шлемом, лицо мертвого человека — совсем другое, видеть его. Мертвец тем временем снова замахнулся, намереваясь добить меня.

— А вот (цензура) тебе… — хрипло, не узнавая своего голоса, выдавил я, нажимая на курок. В этот раз вышло без осечек — посеребренная пуля пробила кирасу и, покачнувшись, воин упал назад. Ничего себе приключенице… А как все начиналось!? Отдохнем на полянке пол часика, да и поедем себе дальше! Кому от этого плохо!? Ага, конечно… Боль снова вернулась, а вместе с ней и воспоминание о том, что Джу в одиночку сражается с колдуном. Повернувшись к поляне, я сразу же увидел сражающихся магов — колдун, как и девушка, поднялся в воздух, но его плечо все так же кровоточило. Что бы он там ни делал — целительство не было в числе его сильных сторон. А вот те фокусы с невидимыми атаками получались у противника Джу на ура — воздух то и дело искажался, а потом где-то сбоку деревья взрывались тучами щепок. Удивляюсь, что он меня еще не зацепил… Несмотря на то, что фокусы колдуна выглядели очень опасными моя напарницы успешно избегала атак. От большинства заклинаний Джу просто уворачивалась, очень удачно кувыркаясь и отлетая в сторону, когда же этого не получалось… Тут происходило что-то непонятное — волшебница резко махала рукой, будто нанося противнику пощечину и вражеское заклинание словно отбрасывало в сторону! Прямо как стрелы… Кроме того, Джу очень удачно атаковала — вокруг нее кружило с пол десятка колюще-режущих орудий уже окончательно покойных мертвецов и парочка больших колод, которыми она то и дело «бросалась» в соперника. Но, судя по всему, силы были равными, и колдуну пока удавалось не только защищаться, но и атаковать в ответ… Я вдруг себя одернул. Джу значит сражается, жизнью рискует, а я сижу и руку баюкаю? Это я-то после этого мужик? Нет, бросать даму в беде — это не по мне!

Поднявшись с земли, я, морщась от боли и забрызгивая плащ и рубашку кровью еще больше, снова поменял обойму. В этот раз на «бесшумную», кажись, она еще и слабенькие защитные поля пробивает… Ну-ка, проверим. Вытянув руку с зажатым в ней пистолетом, я нажал на курок. Сразу три раза.

Никакого шума. В воздухе просто пронеслось три пули, колдун слабо вскрикнул и, схватившись за горло, грохнулся на землю. Хотя бы одна из пуль попала, это точно. Джу развернулась в воздухе и, начиная медленно приземляться, выкрикнула:

— Где тебя носило!? Он меня едва не размазал своим кипящим потоком! Если бы не раненное плечо — я бы уже была мертва!

— Так какого черта ты полезла в драку!? — огрызнулся я.

— Он убил наших лошадей! НАШИХ лошадей! — возмущенно ответила девушка.

— И что!?

— Да ведь… А, ладно. Забудь! Ты молодец — с первого выстрела и сразу в шею! Не думала, что попадешь. — приземлившись рядом, похвалила меня волшебница.

— Спасибо, всегда знал, что ты обо мне высокого мнения. Помоги мне с рукой — я не могу остановить кровь… — хмуро ответил я. У меня перед глазами появилась пара красных пятен, все же мертвец рассек мне ладонь почти надвое — кровищи вытекло много. Еще бы чуть-чуть, и ходить мне без половины пальцев…

— О, Махур. Серьезно тебя. Извини, пока исцелять не буду — вдруг еще какие гости пожалуют, а у меня маны едва ли половина запаса. — взяв мою руку, девушка что-то пробормотала и кровотечение тут же остановилось. Боль при этом никуда не делась.

— И что это было? — осмотрев разнесенную в пух и прах полянку, спросил я. Джу пожала плечами.

— Не знаю, но нам лучше отсюда убираться, пока… Я вдруг заметил движение почти в центре всего этого побоища. Орк, о котором все благополучно забыли, был все еще жив. Но осталось ему недолго — он едва стоял на ногах, шатаясь из стороны в сторону весь залитый кровью. Я вообще удивляюсь, что он еще стоять может — в нем столько дырок, что впору вместо сита использовать.

— Посмотри туда. — прервал волшебницу я, кивнув в сторону израненного зеленокожего. Волшебница резко обернулась.

— О, а я о нем совсем забыла… Он ведь от них убегал. И… Договорить Джу не успела — орк еще раз качнулся и завалился на бок, издав приглушенный рев. Через мгновение он окончательно затих. За его спиной же, ощетинившись парой кривых кинжалов, стояло что-то больше всего похожее на кучу тряпья.

— (цензура)! Ургаш благосклонен ко мне! Как же вы вовремя! — оскалившись ртом полным черных зубов, воскликнула «куча».

Глава 9

Нахмурившись, я медленно поднял пистолет. Джу последовала моему примеру и начала разминать пальцы рук. Стоит ему только денутся — его тут же расплющит ближайшей колодой, которую поднимет в воздух волшебница и изрешетит шквалом посеребренных пуль, которые обеспечу я. Я присмотрелся к нашей новой головной боли. Так вот значит, кого нес орк на руках. Мало того, он закрывал это нечто своим телом и всячески старался защитить его. Ростом примерно с подростка (сантиметров сто шестьдесят), весь закутанный в дорогие, но изрядно испорченные кровью тряпки преимущественно ярких цветов, руки тонкие костлявые с небольшими когтями, на голове что-то вроде тюрбана, по бокам из-под которого торчат длинные заостренные уши. Лицо или лучше сказать морда существа была вытянутой вперед и вверх, с длинным острым носом и лохматыми бровями, подбородок украшала жиденькая бородка. Глаза темные, маленькие и глубоко посаженные, их совсем плохо видно за пышными бровями. Вся растительность на лице темного цвета, волос на макушке не видно, вполне возможно, что под тюрбаном у него лишь бритая черепушка. В руках два кривых кинжала — очень длинных и острых кинжала. В холодном оружии я мало что смыслю, но эти штуки явно делались не для шинковки овощей. Что было довольно неожиданно (и почему бы?) цвет кожи у этого карлика был темно зеленым. Нет, даже не темно зеленым, как у недавно отдавшего какому-то Богу душу орка, а болотно-зеленым! Болот вживую я не видел, но зато часто смотрел Дискавери. Это даже в каком-то смысле забавно — весь мир увидел, не выезжая за пределы Родины… Направив на зеленокожего пистолет я ожидал, что тот зажмется, начнет нервничать… Ну, то есть делать все то, что делают люди на которых направляют огнестрельное оружие, другие люди, несколько минут назад повторно отправившие на тот свет десяток мертвецов. Но коротышка даже не думал нервничать. Он все так же широко скалился, выставляя на обозрение ряды заостренных зубов. Поправка — очень темных и изъеденных кариесом и еще Бог знает чем клыков, зубами этот ужас стоматолога назвать нельзя. И что это за покемон?

— Гоблин! — словно отвечая моим мыслям, пораженно воскликнула Джу.

— Просто отлично. Гоблин. — хмуро повторил я. Конечно, как же без этого. Саяр рассказывал что-то про гоблинов, но вот проблемка — забыл упомянуть, как они выглядят и чего от них ожидать.

— Точно, госпожа! Я ваш должник, если бы не вы — эти куски гнилого мяса разорвали бы меня в клочья! — жизнерадостно сообщил гоблин, делая шаг вперед.

— Стой, где стоишь. — холодно предупредил я. У меня жутко болела рука, настроение отсутствовало как класс, а от былой сонной безмятежности не осталось и следа. За каких-то пять минут нам так испоганили день и, вполне возможно все последующие, что я даже не представляю, как мы вылезем из этого… Гм. Болота.

— Откуда в Орском Лесу нежить? И почему они за вами гнались? — в свою очередь спросила волшебница. Ох уж это ее любопытство! Мне кажется, лучшим выходом сейчас будет брать ноги в руки, и валить подальше отсюда, пока еще какая пакость не подтянулась на наш сабантуйчик. Хотя, кто меня послушает? Правильно — никто. Джу слишком упряма и будет гнуть свою линию, даже если я за руку ее с собой потащу. А если подумать — может и правда нужно хоть немного все разузнать? Тут же с первого взгляда ясно, что мертвецы просто так за каким-то плюгавым зеленокожим коротышкой бегать не будут. Тем более, вместе с колдуном.

— Ай-е, спокойно, маг-жа! Что я сделаю такому сильно чародею как ты? Тем более, видит Ургаш — ты мне жизнь спас! — примирительно выставил перед собой руки гоблин. Говорил он, будто кашлял — невнятно и хрипло, но зато на русском… Стоп, на каком русском!? Для всех окружающих, я ведь говорю на аварском — это мы с Саяром еще при первой встрече определили. А гоблина я понимаю без проблем. Джу его тоже понимает, значит, он говорит на все том же аварском! На языке страны, которая не хочет иметь ничего общего с нечеловеческими видами! Что-то тут не чисто…

— Откуда ты знаешь аварский? — подозрительно сощурившись, спросил я.

— А ведь точно… — запоздало сообразила волшебница.

— Аварский — язык торговцев леса и «пауков» темной земли. Многие знают аварский! — ответил гоблин, медленно пряча кинжалы куда-то за спину и показывая мне руки. Вот так-то лучше… Кинжалы мне конечно не страшны, но ведь я и про мечи так же думал, и что из этого вышло? Моя искалеченная ладонь, вот что.

— Темной земли? Кладбища, что ли? — удивленно вскинув бровь, спросила девушка. Не уверен, что она вообще видела в стальных игрушках гоблина какую-то угрозу. Ей-то хорошо, она рукой взмахнула, и враги рассыпались в разные стороны, не успев даже подойти, а мне еще прицелиться нужно, на курок нажать… И главное по ходу дела полосу стали в брюхо не схлопотать.

— Ага, так называют темную землю. А вы значит из Авары? Чискарг сам кааяргхра? — отозвался гоблин, переводя взгляд с меня на девушку.

— А ты, значит, не боишься, что за тобой вторая партия мертвецов придет? — язвительно огрызнулся я, проигнорировав его вопрос. И второй вопрос, что бы он там не спрашивал… Черта с два ему, а не ответы. Он вообще не в том положении, что бы что-то спрашивать — мало того, что жизнь ему спасли (хотя это еще не факт, ведь колдун как-то не очень рвался его убивать) так я его еще и на прицеле держу. Гоблин еще шире оскалился.

— Не-а. Эти (цензура) больше никого не пошлют, будут ждать, пока «паук» вернется. А если и придет кто — так вы их в миг порвете. Вот так удача — двое маг-жа, да еще тогда, когда они так нужны… — радостно прокаркал зеленокожий. Я повернулся к Джу и встретился с ее хмурым взглядом. Вот уж мелкий засранец, он хочет нас в свои проблемы ввязать! Мы и так уже вляпались по самое не балуй, дальше лезть как-то не охота. Волшебница вопросительно вскинула бровь, как бы спрашивая — так что делать? Я в ответ пожал плечами. А что делать? Моя гражданская половина подначивает быстрее бежать отсюда в прежнем направлении, но ментовская подсказывает, что разумнее будет разузнать все об этих живых мертвецах. Ведь, согласно информации Саяра, некромантов в Орском Лесу быть не должно. Прямо он это не говорил, но ясно дал понять — колдуны околачиваются на Кладбище, а беглые чародеи здесь, в Лесу. Что-то тут не чисто, если уж на нас один отряд нарвался, что помешает чему-то подобному снова случиться?

— Ты так и не ответил на вопрос моей прелестной напарницы. Откуда в Орском Лесу взялся отряд мертвецов во главе с колдуном? И почему они за вами гнались? — хмуро спросил я, между делом прислушиваясь. Лучше уж быть настороже — говорить-то он может что угодно, но мертвецов я опасаюсь. Вокруг опять было тихо и спокойно, прямо как перед началом нашей локальной войнушки с силами Тьмы. Птички поют, солнышко светит, разорванные в щепки деревья тихонько поскрипывают, конская кровь с листьев капает, трупы везде валяются. Идиллия, мать ее.

— И кто ты такой. Мы, кстати, сожалеем о смерти твоего друга. — проигнорировав «прелестную напарницу», заметила Джу.

Гоблин впервые посмотрел на погибшего орка. Казалось, он был не очень опечален его смертью. Это притом, что безымянный воин ему жизнь спас — на своих коротких и к слову кривых ногах он бы далеко не убежал от проворных мертвецов. Что-то невнятно пробормотав и сделав какой-то знак над телом, гоблин опять повернулся к нам.

— Ладно, не думаю, что у нас есть время на долгие разговоры. Меня зовут Хек Череб Рыбья Кость, я джункун младшего сына вождя Гхарха. Давайте вы немного успокоитесь, опустите свое оружие и мы поговорим спокойно? — в миг стал намного серьезней наш новый знакомый. Хм. Хек. Забавное имя, а если еще и на прозвище посмотреть… Родители этого зеленокожего явно были неравнодушны к рыбе. Но все же — в одно мгновение гоблин кардинально переменился. Он все так же скалился, но голос его теперь был серьезным, а глаза странно блестели.

— Что значит «джункун»? — спросил я, медленно опуская пистолет. Сомневаюсь, что он будет на нас нападать. Мы перед ним такое представление со спецэффектами разыграли, что у него должно быть одно желание — лишь бы не стать нашим врагом. Пистолет я прятать не стал. Паранойя сейчас самое то, может жизнь спасти.

— На аварском это будет примерно как «оруженосец». Дословно — «тот кто, подает топор». — ответил Хек. Он бросил взгляд на зажатый в моей ладони пистолет и неспешна подошел, остановившись в метре от нас.

— Насколько мне известно, Гхарха — это гура к западу отсюда. У Авары есть с ней общая граница, я еще со школы помню. А мы находимся недалеко от границы Хур-Хар. — заметила волшебница.

— Не совсем так. У Авары есть общая граница с нашей частью леса, но не с самой гурой. Гхарха так же название сильнейшего клана гуры. — кивнув, ответил гоблин.

— И что оруженосец сына вождя клана Гхарха делает здесь, на земле принадлежащей Хур-Хар? — прямо спросила Джу.

— Я сопровождаю своего хозяина, конечно. Оркхаю в любой момент может понадобиться его топор, поэтому я всегда подле него. — невозмутимо ответил Хек. Я задумчиво заглянул ему за спину и посмотрел на бездыханное тело убитого орка.

— Сомневаюсь, что ему еще пригодятся твои услуги. — заметил я. Гоблин повернулся и, проследив за моим взглядом, приглушенно хмыкнул.

— Это не мой хозяин. Всего лишь один из его воинов, не больше. Вечная ему слава в чертогах Ургаша — благодаря его храбрости и скорости нам и удалось сбежать. — повернувшись, ответил зеленокожий.

— Ты рассказывай-рассказывай, не тяни. Нам не с руки время на болтовню тратить — мы сейчас уходить отсюда будем. — поторопил гоблина я.

— И куда вы пойдете? Вы ведь ушли из Авары, так? Если мне не подводит память, тому, кто вышел за границу, назад войти можно только вместе с ближайшим «серым» караваном. При вас только сумки и лошади… Были лошади. Значит, вы спешили, покидая страну, но потрепанными вы не выглядите — значит уходили спокойно, припасы не брали с собой осознано, что бы не замедлять передвижение. Вы на земле Хур-Хар, значит, у вас есть связи с кем-то из этих гургов, а? — причмокнув губами, быстро затараторил гоблин. Я ничего не ответил, а когда Джу хотела что-то сказать, остановил ее, подняв руку. Гоблин оказался неглупым малым и в обычной ситуации оказался бы прав — мы и правда были похожи на простых беглецов. С моей точки зрения. Жаль, угадать, куда мы на самом деле собираемся ему не суждено — фантазии не хватит. Мое хваленое ментовское чутье вдруг проснулось и посоветовало мне не перебивать словоохотливого Хека. Пусть говорит, когда люди (надеюсь и нелюди) не слышат ничего в ответ они начинают говорить еще больше, стараясь заполнить вдруг возникшее молчание. А чем больше человек говорит, тем больше шанс, что он где-то проговорится. Или просто сообщит что-то интересное, что не сказал бы сразу при других обстоятельствах. Гоблин воспринял наше молчание как знак угрюмого согласия и, еще раз хмыкнув, продолжил:

— Вы спасли мне жизнь, маг-жа, поэтому я сделаю вам то же самое для вас. Не суйтесь в Хур-Хар — вот мой вам совет. Динь-дон. Кажется, вот оно. Что бы не имел ввиду этот коротышка, мне это уже не нравится. Попахивает неприятностями.

— Почему? — коротко спросил я.

— Хур-Хар и еще с десяток гур подняли Вааргх Темной Крови. Увидев наши ничего не выражающие лица, он сокрушенно помотал головой и объяснил:

— Они готовятся к войне. Большой войне. Мало того, кровь у них в жилах настолько застоялась, что они хотят объединиться с «пауками». Вааргх уже прошелся по остальным гурам, войны не избежать. Если она вообще уже не началась… Вы об этом наверняка не знали, а?

— А нам что с того? — в свою очередь пожала плечами Джу.

— Кха-кха, думаете, вас не касается большая война половины гур и всех «пауков» против остроухих и Авары, а? Я бы не был так уверен — эта война затронет всех, особенно беглых магов, вроде вас. — ухмыльнувшись, ответил Хек. Честно говоря, я насторожился еще когда Хек говорил о том, что Хур-Хар с кем-то там будет воевать. Двигаться по территории страны, которая находится в состоянии войны… Нет, это вовсе не похоже на то, что обещал нам Саяр. Никакого быстрого передвижения не выйдет — война всегда война. Да и времени у этого Кровавого Кулака на нас не будет. Но это я так думал до последних слов гоблина. Теперь же я окончательно упал духом. Ну все, приехали. Накрылась медным тазом наша более или менее спокойная поездочка до эльфийских границ. Мало того, что гура через которую мы хотели быстро проскакать, любуясь видами орской архитектуры и прочими достопримечательностями, на грани войны, так ведь мало того — войны с эльфами! С теми самыми, в землях которых стоит чертов артефакт, что должен отправить меня домой! И моя напарница, если она все еще жива…

Я растеряно посмотрел на Джу, которая была поражена не меньше меня. Нда, и что теперь делать? Двигать назад к башне Саяра и просить придумать другой план или все же рискнуть, направившись в Хур-Хар, а там…

А что там? Наш зеленокожий друг ясно сказал, что Хур-Хар хотят войны с Аварой. Саяр про это ничего не знал, а это притом, что его «старый знакомый» — вождь одного из кланов. Если подумать логически, есть только два варианта — либо этот «знакомый» кинул нашего старичка с нами заодно, либо его уже нет в живых, и его место занял кто-то не имеющих порочных связей с врагом. Простой расклад, который создает для нас еще больше проблем, ведь оба варианта чертовски неприемлемы.

— Мы в дерьме. — наконец высказал общую мысль я.

— Что будем делать? — хмуро спросила волшебница. Я задумчиво поднял голову к небу. Хороший вопрос. Жаль, я вижу из положения только один выход — собирать манатки и возвращаться к башне. Бегать по орской территории без поддержки и разрешения этих самых орков кажется мне довольно самоубийственным занятием. А в свете недавно полученных мною знаний о нравах зеленокожих — очень болезненным и длительным, но, в конце концов, все так же смертельным занятием. А, нет. Есть еще один выход — можно добраться до «ключевой точки», в которой браслет Джу должен принять сигнал с дальнейшим маршрутом, посмотреть на него и тогда уже что-то решать. Может до того времени Саяр все же узнает о маленьком препятствии на нашем пути? Тем более что до ключевой точки намного ближе, чем до башни. Все так же сжимая в руке пистолет, я тяжело вздохнул и вытер чистой частью рукава выступившую на лбу испарину. Жарко, я чувствую себя хреново из-за ноющей руки и из-за этого медленно соображаю.

— (цензура) все это. — окончательно опустившись в глубины уныния заключил я, поворачиваясь к месту, где мы еще совсем недавно отдыхали. А ведь еще совсем недавно все было так просто — дойти до границы, побрататься с орками и на всех парах долететь до границы Великого Леса. И почему ни в этом, ни в моем мире ничто и никогда не проходит по плану? Всегда какая-нибудь гадость да случится. Особенно, со мной.

— Эй, Аск, ты куда? — удивленно окликнула меня волшебница.

— Я не могу думать на этой жаре. Да и вещи надо собрать, так или иначе… — нехотя ответил я, скрываясь в блаженной тени деревьев.

— Хорошо, а я пойду, посмотрю на того колдуна. — откликнулась девушка.

— Без проблем. Только осторожней там. — не поворачиваясь пожал плечами я.

От места нашей стоянки осталось удручающе мало. Точно так же, как и от лошадей — на месте где они стояли, медленно исходили паром их разбросанные части, очень тошнотворные к слову. Оказавшись в пере метров от останков лошадей, я скривился — по носу сразу ударил запах крови и едкая вонь вареного мяса. Казалось, будто животных словно сварило заживо, одновременно разорвав на куски. А в них всего-то один раз какой-то невидимой фигней попало.

Вот они какие, колдуны. Попади такая штука в нас с Джу, слились бы мы навечно. И вовсе не в метафоричном смысле. Я осмотрелся в поисках наших сумок. Не видно их нигде — тут будто небольшой снаряд разорвался, вот и воронка осталась. Даже скорее не разорвался, а просто соприкоснулся с землей и отрикошетил в стоящих немного дальше лошадей. В кокой-то момент я подумал, что сумки постигла участь скатерти, от которой не осталось даже упоминания, но к счастью, ошибся. Моя сумка нашлась прямо тут, среди комьев земли, грязная, забрызганная кровью, но целая. Быстро заглянув внутрь, я тяжело вздохнул — все содержимое перемешалось в одном отделении. Ну, хорошо, хоть сама сумка цела осталась… Сзади едва слышно зашуршали трава, я медленно повернулся и посмотрел на гоблина. Он присел на корточки и с задумчивым видом ткнул пальцем в небольшую лужицу лошадиной крови, после чего облизал пальцы. Фе, ну и гадость.

— Что вы намерены делать, а маг-жа? — причмокнув губами и подняв на меня взгляд, спросил Хек.

— Не твое дело. — огрызнулся я.

— Ча-ча, не спорю. Но я могу вам помочь, если вы поможете мне. Где-то я такое уже слышал. Очень похоже на концепцию сотрудничества, которую предложил мне Саяр при нашей первой встрече. Весь прям таки хочет мне помочь, и почему бы?

Я тяжело вздохнул и, отвернувшись, начал искать сумку волшебницы. Надеюсь, Джу все же сняла ее с лошади перед тем, как остановились на привал. В противном случае — искать артефакт не имеет смысла. Занятый своими мыслями я проигнорировал слова гоблина, давая ему возможность объяснить, в чем суть предложения. Видимо, он правильно трактовал мое молчание, потому что вскоре продолжил:

— Вижу, ты мне не доверяешь, маг-жа. Хочешь правду? Я тебе тоже. В свете последних событий я уже никому не доверяю, но ты и твоя женщина — не злые сердцем. И вы новенькие в лесу, вы не в курсе местных дел. Не знаю, зачем вам нужно в Хур-Хар, но теперь вы туда точно не пойдете, а? Я неопределенно пожал плечами и брезгливо потыкал ногой часть конской ноги. Кажется, из-под нее уголок сумки торчит…

— А вдруг ты нам соврал? Вдруг нет никакой войны? — скривившись, убрал ногу он останков лошади я. Нет, так дело не пойдет — мне нужна какая-то палка. И побыстрее, вокруг уже начинают виться мухи, а из-за жары мясо начинает очень неприятно вонять. То есть, еще более неприятно, чем раньше.

— Ча-ча. Не считай меня за дурака, маг-жа. Я знаю, что чародеи, как и шаманы, видят правду и ложь. Вы знаете, что я не лгу. — хмыкнул Хек. Осмотревшись, я засунул пистолет в кобуру и поднял с земли чудом не залитый кровью сук, про себя удивленно присвистнув. Вот еще, считает он меня магом — пусть и дальше считает, мне оно только на руку. Интересно другое, как оказалось, маги могут сказать, когда человек лжет, а когда говорит правду. Джу вскользь что-то об этом упоминала, но я, признаться, как пропустил эту инфу мимо ушей.

Умение очень даже ничего, я только ради него магии научился бы. Иногда проводя допрос, столько времени теряешь, получая крохи информации, да и то не можешь быть уверен, правду тебе сказали или соврали. А тут просто послушал человека, посмотрел на него и опа! — уже знаешь, где он липу сует, а где дело говорит. Работу бы облегчило неслабо. Что-то меня уносит куда-то не туда. Работу облегчило бы… Ага, вернуться бы хоть к прежней работе целиком.

— Допустим. — не стал спорить я, продолжая поиски сумки с новоприобретенным орудием. Теперь хоть туфли портить не придется — они и так за последние несколько дней износились до неузнаваемости. Теперь вот еще в крови.

— Вот. В Хур-Хар вы не поедите, а если тут останетесь — обязательно лесным братьям попадетесь. И тогда все, конец. С ними вы так легко не разберетесь, тем более, сейчас, когда они к войне готовятся. Куда вы пойдете? Назад в Авару? Хе-хе… Сомневаюсь. Вот она, ваша проблема. — продолжал гоблин. Неплохо излагает, особенно, если учесть уровень его осведомленности о наших делах. Кстати о нас, где там моя напарница?

Я оглянулся посмотреть, чем там занята волшебница. Как оказалось, все тем же — Джу присела в высокой траве, на краю поляны, где упал подбитый мною колдун, и что-то разглядывала. Ну и ладно — чем бы дитё не маялось, главное, что бы в какую пакость не влезло.

— А в чем твоя проблема, джункун? — возвращаясь к поискам сумки, спросил я.

— Помнишь, ты спрашивал, что я делаю здесь?

— Ты ответил, что сопровождаешь сына вождя, кажется. Но так и не объяснил, почему за тобой гнались мертвецы. — заметил я.

— Это и есть моя проблема. Моего хозяина, взяли в плен, когда он приехал говорить с чародеями леса. Говоря по правде — Грарх потерял власть над своей частью Орского леса. Нас предали — приехав на встречу, мы угодили в засаду устроенную чародеями и воинами Хур-Хар. Почти всю дружину Оркхая вырезали, а всех оставшихся в живых переправили в один из приграничных селений. Оттуда я и сбежал при помощи одного из воинов хозяина. — отозвался гоблин.

— И как мы можем тебе помочь? Нет, подожди, главный вопрос — как ты можешь помочь нам? — хмыкнув, спросил я. Проблемы у этого зеленого карлика покруче наших, мы-то всегда можем просто повернуть назад и придумать новый план. Хотя, шанс того, что Лена переживет это время очень даже небольшой. А вот у Хека подобная возможность если и есть, то очень уж призрачная — ему нужно в одиночку доскакать до земель Грарха по вражеской территории и только потом на помощь его господину явится хорошо вооруженная толпа орков. И главное — за это время этого Оркхая не должны казнить. Нет, определенно, наши ситуации чем-то похожи. Вот только, у меня целью является красивая девушка, а у него здоровенный зеленокожий амбал.

— Хороший вопрос. Это зависит от того, зачем вы направлялись в Хур-Хар. Отбросив в сторону какой-то неаппетитный кусок лошадиного мяса, я облегченно вздохнул. Вот и вторая сумка — в крови даже пуще моей, пряжка разорвана, но в целом все так же цела. Выбросив ставший ненужным сук, я поднял сумку и повернулся к гоблину. А что собственно изменится, если я скажу ему правду? Или, по крайней мере, только часть правды. Думаю, знать причины, по которым мы направляемся в земли эльфов ему не нужно, а вот сам факт… Сомневаюсь, что от этого нам станет хуже.

— Мы направляемся в Великий Лес, а путь через Хур-Хар самый близкий. Теперь уже гоблин присвистнул.

— Ну ты даешь, маг-жа! И зачем вам к остроухим?

— Не твое дело. — уже выдал готовый ответ я.

— Как скажешь. И насколько сильно вам нужно туда? — хитро прищурившись, спросил Хек.

— К чему ты ведешь? — прямо спросил я. Гоблин еще раз облизнул испачканные тягучей конской кровью пальцы и поднял голову. Два уголька его темных глаз, скрытые за густыми бровями внимательно рассматривали меня, явно оценивая.

— Мой хозяин в плену и жив он исключительно до тех пор, пока это выгодно чародеям и гургам из Хур-Хара. Как ты понимаешь, сбежав, я надеялся прорваться к нашим границам, но мы напоролись на караван колдунов. Пришлось повернуть в другую сторону. Шансов дойти до границы в одиночку, без быстроногого воина у меня мало, я не скороход — либо попаду в лапы к лесным братьям, либо к чародеям. В обоих случаях, мне конец, а вместе со мной и Оркхаю. Но я встретил вас. Пока гоблин говорил, вдоволь налюбовавшаяся мертвецами Джу подошла к нам и остановилась сразу у него за спиной, прислушиваясь к разговору. На какой-то миг Хек скосил глаза в сторону и едва не повернулся, услышав за спиной ее шаги, но сдержал себя.

— Я пока не услышал ничего конкретного.

— Хай, вот тебе кое-что конкретное — вы помогаете мне вытащить Оркхая из плена и добраться до границ Грарх, а я организую вам свободный путь к остроухим. — почесав бородку, предложил зеленокожий.

Я вопросительно посмотрел на волшебницу, надеясь, что она поймет невысказанный в голос вопрос — Он лжет? Девушка, задумчиво буравящая спину гоблина тяжелым взглядом, посмотрела на меня и отрицательно мотнула головой. Не сказал бы, что это меня слишком уж порадовало — к немногочисленным вариантам выхода из сложившейся ситуации добавился еще один и всего-то. Тем более такой дрянной, что даже не зная подробностей я считаю его возможно самым ненадежным.

— Если я точно помню карту Дасана — у Грарх нет общей границы с Листом. — бросив на меня еще один настороженный взгляд, заметила волшебница.

— Да, от леса остроухих нас отделяет тонкая полоска земли Хур-Хар. По правде говоря, мы уже давно могли отвоевать тот регион у клана Туг, но вожди решили не искушать наших братьев. Рано или поздно нам пришлось бы ввязаться в большую войну с остроухими, а мы и так слишком часто с ними воюем, несмотря на отсутствие общей границы. Пусть это тебя не тревожит — если понадобится, я проведу вас куда надо. Но это только в том случае, если вы поможете мне.

— Нам надо туда быстро. Максимально быстро, а по твоим словам остальные гуры вот-вот начнут с эльфами войну. В том числе и Хур-Хар. Они обязательно стянут к приграничным землям много войск. — заметила Джу.

— Быстро? Это еще лучше. Считай, что чем быстрее мы доберемся до границы Грарх, тем быстрее и безопаснее вы попадете к эльфам. — широко оскалился гоблин.

— Ты знаешь, когда начнется война? — заподозрил неладное я.

— Скажем так, мы оказались на границе владей не только что бы потрещать о верности чародеев. — хитро блеснул глазами Хек.

Я понимающе хмыкнул. Видимо, выступая против эльфов, а позже и авары, желающие войны гуры не сдавались и все еще старались перетащить на свою сторону остальных. И сын вождя приехал сюда ради переговоров с орками из Хур-Хар, а когда им не понравился ответ, всех воинов перебили, а его взяли в плен. Заложник в виде сына вождя сильнейшего клана гуры очень неплохое подспорье для будущих переговоров. Политика — отвратная штука, а средневековая политика в магическом мире еще отвратней. Не говоря уже о том, что ведут ее здоровенные зеленокожие детины… Немного помолчав, я продолжил:

— Ладно, с этим все ясно. Если мы согласимся…

— Чисто гипотетически. — заметила волшебница.

— Да, если мы чисто гипотетически согласимся — что требуется от нас? Конкретно.

— Переходах в четырех отсюда, в долине есть постой Лугра. Не самый большой, но все же заметный — каждый день через него проходит несколько тысяч разного народу. Нас держали на окраине, подальше от любопытных глаз — здесь еще мало кто знает о войне, только верхушка чародейской братии, да прожиги самых больших городов. Не все будут рады этому известию. Но это не важно. Все что нам нужно сделать — вытащить оттуда Оркхая живым и здоровым и быстро уйти. — прокаркал Хек. Звучит не так плохо, как я ожидал. Чем-то похоже на операцию спецназа с поправками на суть ситуации и цели. Я ожидал чего-то более скверного, честно говоря. Посмотрев на солнце, пылающее огненной зарницей едва ли немного ниже чем раньше, я вдруг скривился, почувствовав сладковатый запах полежавшего на такой жаре мяса. Я повернулся назад и скривился, едва удерживая в себе обед — над останками лошадей беззвучно кружили тучи мух. А может и не мух вовсе, ведь никакого жужжания не слышал…

— Так что вы скажете? — спустя какое-то время подал голос гоблин.

— Лично я скажу, что нам стоит отойти в другое место, подальше от этого смрада, где мы с моей спутницей сможем обсудить твое предложение. А ты в это время сможешь похоронить своего спасителя. — сказал я посмотрев на задумчивое лицо девушки и двинулся к другой стороне поляны, почти не тронутой сражением и лишенной таких сомнительных достопримечательностей как разбросанные внутренности лошадей и закованные в металл трупы. И там определенно не было этого гадкого смрада…

— Отлично. Но вам лучше поторопится — если решитесь, нам лучше прибыть в Лугру до заката вместе с торговцами и наемниками, так соглядатаи чародеев не обратят на вас внимания. — выпрямившись, согласился гоблин.

— Хорошо. Нам бы тоже не хотелось тратить время впустую и оставаться здесь. — заметила Джу, брезгливо принимая назад свою сумку и следуя за мной.

— Еще одно — не одолжите огниво? Для погребального костра. — пояснил немного отставший от нас гоблин.

— Лучше не разводить тут огня — дым могут увидеть. — предостерегла меня девушка, когда я уже полез в свою сумку.

— Поэтому я достаю не огниво. — хмыкнул я, извлекая из сумки лопату. Найти ее было чертовски непросто, но эта крайне полезная штука все же отличается от остального содержимого. Явно удивленный зрелищем того, как я извлекаю из неприметной сумки большую лопату, которая никак не могла там поместится, Хек искоса посмотрел на меня.

— Это ведь не противоречит вашим традициям? — заметив удивление на лице гоблина, немного встревожено спросила волшебница.

— Ургаш благосклонен к огню, но как говорят шаманы — любая могила лучше голодного воронья. — поймав брошенную мной лопату, ответил он.

— Чудно. А мы пока обсудим твое предложение… — произнес я, и уже тише добавил, обращаясь к напарнице:

— А у вас, что делают с мертвецами?

— Как где. В южных провинциях закапывают в землю. В центральных — часть сжигают, остальных хоронят в земле. А на севере всегда сжигают.

— Чего так? — спросил я.

— Бывает, из Кладбища ветром пригоняет не развеявшиеся заклинания или того хуже — облака темной энергии. Они невидимы для обычных людей, а маги следят лишь за живыми нарушителями границы. Раньше, когда на севере все еще хоронили в земле, подобные чары оседали на землю кладбищ, поднимая из могил толпы мертвецов.

— (цензура). — высказал свое мнение я, покачав головой. Мертвецы и поднимающие их колдуны определенно на высочайшей строчке моего рейтинга ненависти…

Следующих пол часа мы с Джу напряженно сидели на траве, прислушиваясь к каждому шороху, и всесторонне рассматривали предложение зеленокожего, который тем временем монотонно работал лопатой немного в стороне. Собственно, главной проблемой был сам факт отхода от плана Саяра. Очень неслабого отхода — дай Бог, если старичка удар не хватит, когда он об этом узнает. Для начала мы оба согласились, что лезть в земли Хур-Хар, когда эти ребята готовятся к войне с эльфами (к которым нам и надо попасть) это довольно глупая затея. Причин для этого решения было хоть отбавляй, особенно в свете последних событий.

Дальше шел вариант с марш-броском к следующей точке приема координат от Саяра. Если учесть, что до точки было еще эквиба четыре, а времени до заката часов семь… В общем, даже если бы нам удалось успеть вовремя, всё бы прошло гладко только при том ничтожном шансе, что маг как-то узнает о наших неприятностях и сможет очень быстро предложить новый и не менее хороший план. Если же этого не происходило и Джу получала «на свой браслет» стандартный набор указаний, нам оставалось тяжело вздыхать и брести к башне Ай-Тар. Пешком. Мы единоголосно отвергли этот вариант. Мне показалось, Джу была против такого скорого возвращения еще больше меня — ей очень не хотелось разочаровывать Саяра и упускать подобную возможность. А мне не хотелось оставаться в этом мире ни одного лишнего дня, кроме того, промедление могло стоить моей напарнице (уже другой) жизни. И на этом все. Альтернативные планы закончились, и мы перешли к главному «блюду» — предложению Хека. Тут я собственно сообразил, что с самого начала его поддерживаю, выискивая каверзны в других варианта (хотя их и искать не надо было — и так все видно). Сам себе удивляюсь — никогда раньше я не поддерживал столь опасную и неопределенную затею вроде той, в которую нас хотел вовлечь зеленокожий, но идти на попятки было поздно — либо домой, либо в могилу. Как бы пафосно это ни звучало… Но Джу сомневалась, опять же по причине отхода от плана Саяра. Мне ничего не оставалось кроме как переубеждать ее, попутно морщась от медленно протекающего процесса исцеления руки… От былой уверенности и холодной ярости, которой плескала девушка во время нападения, не осталось и следа, поэтому я опять мог прибегнуть к грязным трюкам, не опасаясь за сохранность своего черепа. Припомнив, что еще в башне Джу едва ли не пищала от желания хоть одним глазком, хоть издалека взглянуть на какой-то там шпиль колдовства, я сразу же выдвинул аргумент, что из Грарх его точно будет видно лучше. Это при всем притом, что физических карт этого материка я в глаза не видел и представляю расположение известных мне стран только примерно. Вот даже с этим шпилем я не был точно уверен, но кто-то ведь говорил, что его можно увидеть из Хур-Хар? Вывод — он или чертовски огромный или стоит недалеко от границы в этом самой узкой полоске, что отделяет Грарх от земель эльфов. Последний вариант выглядит как-то более реально… Так или иначе, тут у меня было преимущество — Джу сама точно не знала, где именно стоит это примечательное сооружение. Мое замечание явно склонило чашу весов в сторону предложения гоблина, поэтому я бросил в бой тяжелую артиллерию — мои личные, ничем не подкрепленные, рассуждения о природе приключений.

Если кратко, я постарался убедить волшебницу, что приключение «по плану» — это не приключение. Где соль всей этой затеи, если все опасности остались за маршрутом нашего следования, все прошло, как запланировано, без проблем и опасностей? Я сам не верил в свои слова, мало того, они меня пугали и удивляли одновременно — во мне явно умер первоклассный лжец и манипулятор. Еще больше меня удивило (хотя, на это и был расчет), что Джу, сначала слушающая с недоверием, к концу моего геройско-пафосного выступа уже согласно кивала.

Вот собственно, почему я погрузился в анализ нашей беседы — нужно же понять, в какой момент разговора я стал такой убедительной сволочью. Вывел меня из задумчивости голос девушки и дико свербящая рука, которую я вот уже десять минут после исцеления неосознанно стараюсь разодрать. Слава Богу, это было единственным побочным эффектом — как только рана затянулась, рука начала дико чесаться.

— Ммм? — вопросительно промямлил я, благополучно пропустив мимо ушей последних несколько минут беседы. Кажется за время моего «отсутствия» волшебница ничего важного не сказала.

— Я говорю, что ты прав — стоит попробовать. — вздохнув, повторила Джу.

— Что попробовать? — на автомате спросил я.

— Согласится на условия гоблина. Ты вообще меня слушал? — нахмурившись, спросила девушка. Я сконцентрировал взгляд и посмотрел на нее.

— Да, конечно. Как я и говорил — это лучшее, что у нас есть. Либо он и вся эта история с освобождением заложника, либо долгая дорога к башне. О том, что бы лезть через Хур-Хар я и не говорю.

— Жаль, что мы потеряли лошадей, с ними каждый из вариантов был бы намного привлекательнее. — еще раз вздохнула напарница, вытирая мокрым платком кровь со своей одежды. Рубашка у нее почти чистая — парочка случайных капель, да и только. Я вдруг поймал себя на мысли, что ей это даже идет: смуглая кожа, одежда подобна мужской, чудная женская фигурка и кровь каким-то образом дополняющая образ. Странные у меня пристрастия, хотя раньше за собой подобного не замечал — все этот чертов мир и его бесшабашные отличия от реального. То есть, моего родного. Мой плащ очищался от крови на удивление легко — протри тряпкой и все, ни пятнышка! Он словно сделан из того же материала, что и костюмы работников морга. Очень удобно в подобных ситуациях, хотя и странно.

— Мы всегда можем взять их частичку с собой. — хмуро пошутил я, наблюдая за тем, как работает Хек. Вроде бы хилый с виду гоблин очень умело орудовал лопатой — пол часа за этим занятием не заставили его даже запыхаться. Мало того, наш новый друг самостоятельно перетащил тело погибшего орка к приличного размера яме и, разместив его на дне, принялся закапывать. Я много раз бывал на похоронах (вот так уж мне везло), хотя и считал то, что там происходит бессмысленным и глупым. На похороны всегда собираются все, от ближайших родственников, до соседей, с которыми покойный даже не говорил. Некоторые, что бы в последний раз простится, другие, что бы перекусить и выпить… Все выглядят огорченными или стараются такими казаться, но это никак не может изменить сути — покойному уже глубоко наплевать. Он мертв. Это были самые странные и возможно правильные похороны, на которых мне приходилось быть. Хек не кривил морду, придавая ей гримасу боли, не жаловался из-за непосильной и глупой работы — он просто зарыл в землю то, что когда-то было вместилищем безымянного орка. Кажется, гоблин молча положил на дно могилы один из своих кинжалов, вот и все. Вот так просто, без бессмысленных ритуалов (прости меня Господи) пустой болтовни и прочей мишуры. Мне даже понравилось, вот бы кто-то и остальных две дюжины трупов закопал, а-то попахивать начинают.

— Смешно. Ты прямо Ваг Ганн. — хмуро отозвалась девушка.

— Что за Ваг Ганн? — рассеяно спросил я.

— Да так, глава гильдии шутов. Я в жизни не была на более унылых представлениях… Я рассеяно почесал руку совсем недавно представляющую собой бесполезный окровавленный обрубок, стараясь вспомнить, кого же мне напоминает этот шут. А ладно, у меня и без него мороки хватает. Гоблин тем временем окончательно закончил возню с могилой и вопросительно посмотрел на меня. Я в ответ кивнул и поманил его к нам. И снова переломный момент в моей жизни. Каждый раз, когда я оказываюсь в сложном положении, из которого есть несколько выходов, чувствую, будто играю в какую-то замысловатую игру. И в последнее время играю по-крупному, только лишь на свою жизнь.

— Что скажете, маг-жа? — отряхнул припавшие пылью пестрые тряпки Хек, свободной рукой вогнав лопату в землю перед собой. Я вопросительно посмотрел на волшебницу, которая в ответ лишь хмуро кивнула, всем видом сообщая — ты босс и как только мы попадем в передрягу, я обвиню во всем случившемся тебя! А, к дьяволу все — мы и так уже приняли решение, чего теперь хвостом вилять?

— Мы согласны.

— Хороший выбор, маг-жа! Знал, что вы примите правильное решение! — оскалился Хек, потирая когтистые ладони.

— При одном условии. — как ни в чем не бывало, продолжил я. Гоблин даже ухом не повел, но его улыбка стала менее натуральной и самую малость застывшей. Словно маска очень хорошего актера.

— Что за условие, а? Мне показалось, будто его голос прозвучал странно. Как-то немного обреченно и расстроено, что ли? Он определенно знает, что придумала Джу — видимо работа лопатой никак не мешала прислушиваться к нашему разговору. Но выдавать свои длинные уши и казаться недоверчивым, хитрым гадом не хочет. И правильно — он делает вид, что ничего не знаем, мы делаем вид, что верим. Именно такие взаимоотношения — лучший фундамент длительного сотрудничества…

— Клятва. Сам понимаешь, мы не можем поверить тебе на слово. Пойдем, сделаем дело, а на границе, в окружении своих воинов ваша благодарность может куда-то испариться… — кажется, мысль о том, что она переиграла гоблина, приносила Джу удовольствие.

— Хай-ве, маг-жа, слово джункуна — крепче стали, моя клятва есть у тебя! — подняв руки, сообщил гоблин.

— Я говорю о магической клятве. И если ты хочешь, что бы мы сотрудничали — соглашайся. Иначе ничего не выйдет. Мы собираем вещи и уходим своей дорогой, ты своей. — скучающе продолжала девушка. Широкая улыбка гоблина стала еще более натянутой, а потом и вовсе пропала, сменившись хмурой задумчивостью. Да, подумать есть о чем. Магическая клятва, про которую так вовремя вспомнила волшебница, это очень полезная, но крайне непредсказуемая штука. Давая такую клятву нужно очень хорошо обдумать текст и даже после этого чертовски стараться не нарушать ее, иначе со временем придется платить по счетам. Магическая клятва или договор заключаются в присутствии волшебников, которые имеют силу, что бы «оформить» контракт правильно, а главное — отправить тому, кто будет следить за исполнением. Так сказать, арбитру — абсолютно неподкупному и, правду говоря слишком логичному. Джу не вдавалась в детали, но в общем-то, этот арбитр один из «духов цикла». Не знаю, кто это такие, но каждый из них занимается контролем за исполнением клятвы в своей, так сказать области. Для этих существ не важна суть клятвы, не важна мотивация сторон, причины заключения и все прочее. Все, что важно для них — буква клятвы, точное следование договору обеими сторонами. Если нарушил клятву, для этих тварей нет разницы по какой причине, им важен сам факт. Как только это случится, добра не жди. Тебя достанут из-под земли и предъявят «штрафные санкции» и лучше молится, что бы они были обусловлены в тексте договора. Вот такая вот суровая штука. Я даже как-то неловко себя чувствую, заставляя кого-то связывать себя подобными обязательствами, ведь во многих случаях нарушение клятвы заканчивается смертью.

— Так и знал, что вы захотите заключить дил. — наконец хмуро пробурчал Хек.

— Дил? Это так у вас называется магическая сделка? Значит, у вас про них тоже знают? Ну, то есть, ваши эти, шаманы… — с интересом уточнила волшебница.

— Да. Дил — сделка крови, сплетающая узами до смерти. Или до конца договора. По-разному бывает. Шаманы любят дил, за заключение гелд-дил — денежной сделки они берут десятину, за заключение сак-дил — супружеской сделки, тоже берут кое-чего. — ответил гоблин хмуро почесывая свою скудную бородку.

— Э? И сколько они берут за заключение супружеской сделки? — продолжала допрашиваться девушка.

— Три ночи. — нехотя ответил гоблин. Джу непонимающе нахмурилась, морща лоб, а я лишь хмыкнул. Ну конечно, такое, кажись, и в моем мире было — в глубокое средневековье феодал имел право «первой брачной ночи» или что-то такое. Варварский обычай, да и не обычай вообще, а грязные выходки владеющих абсолютной властью землевладельцев, но какие времена, такие и законы, ничего не поделаешь.

— Махур побери, ты намекаешь, что они берут налог… Этим!? — брезгливо поморщившись, спросила волшебница, до которой наконец дошло.

— Ага. Не каждый конечно заключает такую сделку, но бывает, всякие гуарды западают на одну женщину и чуть ли не рубят всех, кто на нее глянет. Тогда один путь — к шаману и плевать на три ночи, главное, что дальше она только твоя. — все так же хмуро ответил гоблин. Да, ревнивых мавров хватает во всех мирах. Странно другое, Хек очень не хочет давать магическую клятву. Ничего не говорит, но тут и слов не надо — зеленокожий задумался не на шутку. Это дает кое-какую пищу для размышлений.

— Ты уже заключал магические сделки? — спросил я. Гоблин хмыкнул и оттянул рукав своего наряда, показывая нанесенный на зеленую кожу предплечья правой руки красный рисунок — двух переплетающихся змей.

— Ран-дил — пожизненная служба, служба до смерти. — невесело ухмыльнулся он.

— Несложно догадаться, кому дана клятва. И понятно, почему ты не горишь желанием давать еще одну. — внимательно изучив знак, сказала волшебница.

— Но мы не хотим от тебя пожизненной клятвы. Всего-то до того момента, как доберемся к эльфам. Дальше всё — иди куда хочешь, нам твоя смерть ни к чему. — продолжил я.

— Хе-хе… Ясно. Раз так, то и вам придется принести мне клятву. Я рисковать не хочу, вы уж извините. — уже более жизнерадостно оскалился зеленокожий. Теперь пришла наша с Джу очередь хмуро морщиться — мы надеялись, что Хек не знает о возможности обоюдной клятвы. Как я и думал, он еще тот хитрый гад, своего не упустит. Хорошо, что и этот вариант развития событий мы учли, решив, что если все делать правильно и четко — наша часть договора быстро закончится.

— Ладно, давай говори текст, нам нужно услышать его до заключения клятвы. — помолчав, обратился к гоблину я. Тянуть время не было смысла, все равно это не изменит факта заключения клятвы, но вот резко понизить наши шансы на ее выполнение может порядочно. Кто знает в какой момент хозяин Хека потеряет для похитителей ценность?.. Кроме того, по полянке уже во всю стелиться очень неприятный запах человеческой плоти, почти час пролежавшей на солнышке. Нет, обычному трупу это мало бы повредило (час это все же не день, а жара тут не то, что в пустыне), но проблема в том, что трупы эти умерли давно, и как я понял, единственное, что удерживало их от разложения это магия. Та самая, которая благополучно улетучилась, как только я продырявил их серебром.

— Я все еще не знаю ваших имен. — напомнил зеленокожий.

— Мы не будем использовать имена, слишком… Рискованно. Мы обратимся к Духу Договора и скрепим сделку кровью. — осторожно ответила Джу. Как она мне объяснила, использование истинного имени в клятвах это очень серьезное занятие, которое может вылезти боком. Даже клятвы на крови более безопасны. Волшебница сказала, что объяснять все подробно времени не оберешься, но коротко ответила, что истинное имя, то есть, данное при рождении, имеет над любым существом огромную силу. Слишком большую, что бы вплетать его в клятвы с хладнокровными духами.

— Ну, как хотите. Я клянусь своей кровью и кровью своих предков сделать все возможное, что бы эти маг-жа добрались до эльфийских границ живыми, всячески помогать им и не делом, ни бездействием не причинить им вреда по мере своих сил. — хмыкнув, скороговоркой протараторил гоблин.

Я даже удивился такой прыти — видимо, он уже давно подготовил текст. По совету волшебницы, я мысленно покрутил в голове клятву и так и эдак, стараясь найти в ней какой-то подвох. Таковых на первый взгляд не было, вот только меня не порадовали слова о доставке к границам «живыми». А где же «здоровыми»? Видимо Джу этот момент тоже не понравился, но она меня опередила промолвив:

— Добавь к «живыми» еще «здоровыми и целыми».

— Не пойдет. Нести ответ перед духами из-за того, что вы соплями истекаете или еще чего я не буду. Сказал же, что буду следить, что бы вас не покромсали на куски. И все, большего не просите. Ваша очередь. — в каркающем голосе Хека проступила сталь, на уступки в этом вопросе он идти не хотел.

Джу вопросительно посмотрел на меня, я лишь пожал плечами и кивнул. По-моему — неплохая клятва. По крайней мере, если нас и убьют, то только доставив к границе Великого Леса.

— Клянусь своей кровью, что помогу вытащить из плена хозяина этого гоблина, некоего Оркхая и проследить, что бы он в безопасности добрался до границ гуры Грарх. — почти что нараспев произнес я. После продолжительного спора мне таки удалось уговорить волшебницу, что бы клятву заключал именно я. Знаю, это глупо и мне как пострадавшему из-за всей этой магической мути лучше не совершать подобных поступков, но… Но ведь ничто не меняет того фата, что Джу — девушка, пусть даже владеющая магией. Если я позволю ей лишний раз рисковать собой, какой из меня мужчина?

— Неплохо, давайте руки. — мгновение обдумав текст моей клятвы, протянул свою пятерню гоблин. Закатывая рукав, я лишь хмуро ему улыбнулся и сказал:

— Клятву приношу только один я. Гоблин опять задумался. Чем дальше, тем больше он меня удивляет — не нервничает, не спешит с решениями, все обдумывает. Другой бы на его месте сразу начал кричать, что так не пойдет, так не честно и все такое… Он хитрее и умнее некоторых людей, а это в некотором роде достойно уважения.

— Ладно, маг-жа. Мне без вас путь в могилу, некуда отступать, и нет времени хитрить. По рукам. — оскалившись, наконец произнес зеленокожий ухватив меня костлявой ладонью левой руки за предплечье.

Я немного опешил, от такого молниеносного захвата, но быстро пришел в себя и в ответ сомкнул ладонь вокруг его предплечья. Джу уже объяснила мне в чем суть ритуала и как все нужно дела, а то, что Хек с ним знаком еще больше облегчает дело.

— Готовы? — спросила девушка.

— Хай-йе. — ухмыльнулся гоблин, глядя мне в глаза.

— Типа того. Честно говоря, весь этот ритуал меня немного тревожит. Кровь, клятвы и все такое — сделкой с дьяволом отдает. Как-то неспокойно мне, но другого выхода я не вижу. Кроме того, попав в этот мир, я уже несколько раз подвергался смертельной опасности, но, несмотря на мою «дырявую удачу» — все еще был жив-здоров. Кивнув, волшебница сделала несколько мистических, но не вызвавших никакого эффекта пассов над нашими руками.

— Клятвы. — скомандовала Джу. Мы с Хеком по очереди произнесли все те же клятвы. Свою я говорил с каким-то трепетом, ожидая, что сейчас произойдет что-то магическое. Не то, что бы я хотел видеть еще какую-то магию кроме исцеления и телекинеза моей напарницы, особенно после встречи с живыми мертвецами, просто некая волшебность сего действа обязательна. Волшебница на мгновение прищурилась, потом шумно выдохнула и, хрустнув пальцами, произнесла:

— Всё. Можем приступать к исполнению нашей части.

И опять я попадаю впросак. Никакой тебе громов и молний — пара пассов, громкий выдох и все. Удручающе неэффектная магия. Хек отпустил мою руку и я, немного промедлив, сделал то же самое. О, вот и немного магии — у меня на предплечье, там, где лежала ладонь гоблина, остался темно-красный знак в виде рукопожатия. Совсем небольшой, размером с монету, он ничем не отличался от простой татуировки.

— Черт, никогда не любил татуировки… — с сожалением произнес я, скрывая знак под рукавом рубашки, а потом и плаща.

— Мне кажется, теперь это самая мелкая из твоих забот. — ухмыльнулся в ответ гоблин, скрывая точно такой же знак под рукавом своего пестрого наряда.

— До заката еще часов шесть, нам лучше поторопится. — заметила Джу, поправляя на плече сумку с привязанной на скорую руку лямкой и зашагала в сторону откуда прибежали мертвецы. Гоблин еще раз посмотрел на меня и подмигнув последовал за ней. Вот уж точно, нам нужно поторопится, что бы вызволить зеленокожего амбала из лап создавших альянс колдунов, чародеев и все тех же орков. Хотел бы я сказать пару ласковых сволочи виноватой во всем этом. Посмотрев на раскаленное око солнца, висящее над лесом, я распахнул плащ и, думая о своей нелегкой доле поспешил за остальными членами своего маленького отряда.

Глава 10

На лесную дорогу мы вышли сравнительно скоро — она была всего в километре хода от места нашего «знакомства» с колдуном и его свитой. Выбравшись вслед за гоблином из чащобы, я удивленно присвистнул — народу в глухом лесу оказалось действительно много. Запряженные лошадьми повозки, пешие и верховые путники… Как позже объяснил Хек — мы выбрались из леса как раз в тот момент, когда мимо проходил караван. Очень серьезные ребята в кольчугах и кирасах окинули нас испытующими взглядами, положив руки в кожаных перчатках на рукояти мечей. Другие, не менее грозные господа, удобно расположившиеся среди тюков с неизвестными товарами, смотрели на нас через прицелы арбалетов.

Едва шевеля губами, зеленокожий посоветовал не обращать на них внимания и, как ни в чем не бывало идти своей дорогой. Мы с Джу, нервно улыбаясь, последовали его примеру и присоединились к группе пеших путешественников. Как ни странно, больше охрана не тревожила нас чрезмерным вниманием. К долине, в которой уютно расположился постой Лугра, мы добрались уже ближе к вечеру. Где-то за верхушками деревьев вспыхнуло предзакатное зарево, и окружающий мир наполнился огненно-красным светом. В другое время я бы даже полюбовался такой красотой, но не сейчас. То, что Хек презрительно именовал «постоем», оказалось вовсе немаленьким городком, уютно расположившимся в долине окруженной со всех сторон сплошной зеленой стеной. Если сравнивать аварский город, покинутый мною меньше недели назад и Лугру — последний явно выигрывал как по занимаемой площади, так и по населению. Хотя, это все мои субъективные прикидки «на глаз»… Постой представлял собой что-то среднее между стихийным рынком и фестивалем под открытым небом — в глаз сразу бросалось изобилие шатров, а уже потом каменная «сердцевина» центра. Никаких крепостных стен, никаких оборонительных сооружений — вот ты идешь по лесной дороге, вокруг слышится лишь негромкий гомон едущих на повозках торговцев, а уже в следующий момент выходишь из-под зеленых сводов, и видишь перед собой долину, окутанную предзакатным заревом и вспыхнувшую множеством огней. Спуск вниз занял примерно пол часа, и мы оказались на «окраинах» — в гигантском палаточном городке, кольцом окружающем центральную часть постоя. Здесь были десятки огромных ярко раскрашенных шатров, не уступающих в размерах иным домам, сотни шатров поменьше из отверстий в навершие которых поднимался дым, и бесчисленное множество небольших палаток. Едва ступив на территорию Лугра, ты терялся и не слышал даже своих мыслей — в одно мгновение на посетителя наваливалась волна непрекращающегося гула вперемешку с острыми запахами и мельтешением пестрых одежд купцов со всего материка. Ржание лошадей, крики торговцев, музыка и пение сражались за превосходство с ароматами жареного мяса, печеных желудей с пряностями и человеческого пота. Гоблин назвал эту часть города «торговищем» — местом, где купцы из разных стран продавали и покупали все, что только можно себе представить, начиная со специй и заканчивая таким экзотичным товаром как рабы. О, да — в Лугре были очень либеральные законы, если дело касалось товара. В твоей стране можно продавать людей и нелюдей? Чудно, тогда ты можешь делать это и здесь! Услышав подобную правовую концепцию, Джу стала хмурее тучи и начала бормотать себе под нос про «нецивилизованных варваров». Я был с ней согласен, но руководствовался более циничной точкой зрения — в чужой монастырь со своей библией не лезут. По улицам между шатрами, что были одновременно и магазинами, бродило бесчисленное множество самого разного народу и люди составляли едва половину местного населения. К слову, в Лугре присутствовали чуть ли не все известные мне человеческие расы и парочка неизвестных. А вот нелюди… Зеленокожие орки, неизменно вооруженные до зубов и закутанные в кольчуги и кирасы, в сопровождении соплеменников Хека меня уже не удивляли, как и приземистые закованные в металл бородатые карлики в половину человеческого роста, в которых я без труда узнал гномов. Видовая и расовая принадлежность остальных прохожих поставила меня в тупик. Кроме орков, гоблинов и нескольких увиденных мною групп гномов, нам встретились странного вида люди, которых я сначала принял за каких-то магических существ. Кожа одних была темно-красной, словно свежепролитая кровь, а у других — мутно-голубого цвета на лбу и щеках были видны роговые наросты над скулами и вовсе переходящие в небольшие острые шипы. Руки у «краснокожих» необычно длинные и гибкие с желтыми ногтями, а «синекожие» вдобавок обладали перепонками между пальцев и двумя дыхательными щелями на шее, по обе стороны горла. Последние напомнили мне усовершенствованных ихтиандров из одного старого фильма…

— Гунг и чанг. Интересные люди… Первые — дети пустыни, приходят сюда из южных земель, вторые — прибережный народ, их поселения на восточных водах… Ненавидят друг друга, но тут ведут себя смирно. Не трогай их, и они не тронут тебя. И те и другие. — прокомментировал Хек, пробираясь через толпу у большого шатра принадлежащего торговцу тканями. Я лишь рассеяно кивнул. Кроме сине и краснокожих «людей» мной были замечены прямоходящие ящеры двух метров ростом, покрытые мелкой темной чешуей и облаченные в кожаные доспехи, что были занятые в основном торговлей живым товаром, невысокие мохнатые существа, очень похожие на гиен, ставших на задние лапы, мелкие уродцы, покрытые серой шерстью и обладающие огромными ушами в дополнение к такой же пасти, набитой острыми клыками… Теперь мне стало ясно, почему Хек не боялся, что на нас обратят внимание, и решил дойти до нужного места через Лугр — вокруг было столько разнообразного народу, что никому бы и в голову не пришло отвлекаться на трех путников в запыленной и кое-где окровавленной одежде.

Как ни странно, я все еще был спокоен и вполне себе нормально воспринимал весь этот зверинец. Сказал бы мне кто всего неделю назад, что я в сопровождении волшебницы и гоблина буду спешить через толпу магических существ на схватку с некромантами, ради спасения орка…

Так вот, если бы кто-то мне сказал подобное, следующих несколько лет он провел бы в уютной комнате с оббитыми мягкой тканью стенами. И даже, если бы этот несчастный и уточнил, что все это будет происходить в другом мире, исход бы не изменился. Пока мы спускались в долину и пробирались через торговище, солнце успело окончательно скрыться за горизонтом. Правда, я это заметил не сразу — в какой-то миг зарево заката сменилось пламенем бесчисленных костров, факелов и магических светильников внезапно вспыхнувших ярче прежнего. Постой окунулся в вечерние сумерки, но торговле это не мешало — купцов и покупателей стало даже больше, гул вокруг усилился, а острый запах жаренного на кострах мяса и съедобных желудей щекотал ноздри и вызывал обильное слюновыделение. Желуди, к слову, пахли словно немного подгорелый ржаной хлеб и использовались в местной кухне повсеместно — их запекали, жарили, варили, растирали, превращая в муку… В общем, совали куда только можно, несмотря на опасность отравится при переедании.

— Гашаре, гашаре нинва! Мясо, жареное мясо с пряностями! — заорал толстопузый мужик в засаленном фартуке, ловко орудующий кинжалом возле огромной бараньей туши. Мясо так завлекательно пахло, что я невольно остановился. Последний раз я кое-как перекусил еще во время нашего затянувшегося привала на той злополучной полянке и с того времени крошки во рту не держал.

— Чего встал, иди давай… — обернувшись, хмуро окликнула меня Джу. В отличие от меня, волшебнице тут не слишком нравилось — к ней уже несколько раз приставали гиенообразные типы, клокочущие на непонятном наречии. Девушка вежливо улыбалась им, не понимая ни слова, но ровно до того момента, когда гоблин соизволил перевести вопросы «гиен». Как оказало, все они спрашивали кто ее хозяин и как велика цена. После этого, смуглое лицо моей напарницы потемнело, она наорала на стоящего рядом «покупателя», потом на гоблина все это время молчавшего и в конце на меня. Просто так, что бы снять напряжение. А мне что, жалко?

— Подожди, я перекусить что-то возьму… — ответил я, роясь в сумке на предмет завалявшихся деньжат. Не русских, конечно. Уже на второй день меня одолела жадность, и я попросил волшебницу выделить мне хотя бы десяток аварских монет. На сувениры.

— Каждый раз, когда ты хочешь есть, с нами что-то случается… Достань и погрызи пирог! — отмахнувшись от приземистого гоблина, продающего костяные бусы, язвительно заметила девушка.

— Ага, это я во всем виноват. Сам знаю.

— И что мне с твоего знания? — вздохнула Джу. Словно по волшебству, между нами вынырнул что-то жующий Хек.

— Что у вас? — облизав пальцы, спросил он.

— Я иду покупать мясо. — безапелляционно заявил я.

— Окэ. Только давай быстрее — мы недалеко от ядра, тут могут шастать соглядатаи чародеев…

Для приличия спросив будет ли еще кто-то есть и, получив отрицательные ответы, я направился к шатру торговца жареной бараниной. Честно признаться, я опасался,

что аварские деньги не примут и меня пошлют куда подальше, но попробовать все же стоило. Торговец, увидев блестящую золотую монету с профилем хмурого старика с одной стороны и замысловатым гербом с другой, расплылся в благожелательной улыбке и буквально за несколько минут смастерил для меня… Шаурму. Или что-то очень на нее похожее. Мелко нашинковав мясо, он щедро сыпанул на него пряностей из нескольких плошек, перемешал и выложил на большую пшеничную лепешку. Полив мясо жиром из стоящего под вертелом поддона, он посыпал его мелко резаным луком и желудевой мукой, а потом завернул в лепешку.

— Да благословит ваш ужин Махур, господин. — на чистом аварском пожелал мне приятного аппетиту торговец, всучивая в одну руку заказ, а в другую отсыпая сдачу — целую кучу потемневших медных монет. Поблагодарив дядьку, я ссыпал деньги в сумку и с аппетитом чавкая, направился к ожидающим меня спутникам. Мясо оказалось очень сочным и прямо таяло во рту, хотя как по мне — со специями был явный перебор. Пережевывая истекающую жиром «шаурму» и осматривая местные достопримечательности, я двинулся вслед за Джу, замыкая наше шествие. Ближе к ядру Лугра, то есть его центральной части, шатры представляли собой искусно украшенные сооружения, явно стоящие тут постоянно. Здесь продавали уже более дорогие товары и предлагали широкий спектр самых разных услуг. Возле темно-синего шатра, разбитого вокруг высокого дерева были развешены разнообразные травы, коренья и плоды, за сохранностью которых следила пара высоких, закутанных в темную ткань существ с длинными ушами и легкими, короткими саблями. То и дело нам встречались шатры, привратниками возле которых были обнаженные до пояса девицы, самых разных видов. Джу приходилось несколько раз возвращаться и тащить меня за собой — уж очень сильно меня интересовало, что же там могут продавать… По пути нам посчастливилось наткнуться на небольшую площадь с импровизированной сценой, сколоченной из бревен. По сути, просто просвет между шатрами и палатками. Все свободное место здесь было заполнено народом, а на сцене пара молодых парней давала представление, проектируя «фильм» про сражающихся воинов прямо из рук. Воздух светился, то и дело искажаясь, но картинка у этого колдовского телика была намного реалистичнее, чем у тех, что повсеместно пожирали мозг обывателей в моем родном мире.

— Иллюзионисты… — фыркнула волшебница, заметив, как я с интересом наблюдаю за представлением. Кое-где вокруг костров сидели дюжие парни, облаченные в разнообразные доспехи и вооруженные до зубов. Одни весело смеялись, припадая к кружкам с чем-то определенно хмельным, другие, более серьезные негромко переговаривались, начищая и так блестящие в свете огня оружие. В первых я узнал охранников каравана, с которым мы добрались к постою, а вторые, скорей всего представляли братию наемников… Лугра — отличное место, что бы найти работу. Главное оставаться всегда трезвым. Буквально через час мы вышли к границам ядра — застроенного постоянными зданиями центра поселения. Здесь уже не было никаких шатров, одни только каменные и деревянные двух-трех этажные дома. Эта часть постоя явно была на уровень респектабельнее торговища — чистые брусчатые мостовые, никаких орущих торговцев, обнаженных дам и открытого пламени. Улицы освещали магические фонари, сияющие приятным бежевым светом, все дома были если не лавками торговцев, то трактирами, постоялыми дворами или публичными домами, уж точно. Возле входа во многие заведения стояли угрюмые, покрытые шрамами верзилы с тяжелыми дубинами наперевес. Туда вход был открыт далеко не каждому… Народу во «внутреннем» Лугре было меньше, а местные обитатели выглядели куда богаче и относились в основном к роду людскому или к виду зеленокожих. Тех же гоблинов было совсем мало, они в основном сопровождали облаченных в сверкающие доспехи орков, а «гиены» и «ящеры» так и вовсе не встречались. Тут уже никто не прыгал на тебя, стараясь всучить свой товар или предлагая сомнительные услуги. Это был, как бы парадоксально сие не звучало — деловой центр постоя Лугра. Лавки принадлежали серьезным купцам и торговцам с хорошей репутацией продающим товар высшего качества — будь то оружие, снедь, одежда, специи, драгоценные металлы или рабы. Куда ни глянь, везде сверкали сдержанные вывески, сообщающие на нескольких языках (из которых я понимал только аварский), что здесь торгует такой-то, продает то-то и находится под защитой Лугра Алмаза.

— А почему Алмаза-то? — спросил я, наконец, заметив эту странность.

— О, так вы не знаете о Лугре? — хмыкнул, шагающий впереди гоблин.

— Никогда не слышали. — подтвердила Джу, с которой я поравнялся, как только улицы стали шире, а народу на них меньше. Зеленокожий на мгновение обернулся и хитро прищурился.

— Что же вы за маг-жа беглые, что про Лугра не знаете?..

— Такие, какие есть. Рассказывай, не тяни резину. — беззлобно огрызнулся я. Недавно поглощенная мною гигантская шаурма, да еще и залитая прохладным светлым пивом из фляжки, выданной Саяром, настроили меня на доброжелательный лад. А что мне? Скоро нужно будет штурмовать базу злобных некромантов, зато сейчас можно расслабиться и порадоваться какой-никакой, а спокойной жизни. Джу согласно кивнула. Она вообще любила послушать что-нибудь интересное, да и сама была не прочь языком потрепать…

— А что рассказывать-то? По-вашему лет пятьсот назад в Аваре был такой маг-жа — Лугра завали его. Прозвище уже давно никто не помнит, а Алмазом его много позже прозвали. Так вот, он был искусным чародеем — со склянками все возился, да суть вещей менял. Опустит в отвар кусок железа, побормочет над ним несколько часов, ритуалы всякие проведет и вот уже не железо перед тобой, а злато!

— Алхимиком он был. — объяснила для меня волшебница, внимательно слушающая гоблина.

— Ага, может и так. Работал он со своими склянками, работал, да в какой-то день таких высот в своем деле достиг, что смог суть вещи уже и вовсе без ритуалов магических менять. Касанием одним. Хлопнет руками, коснется вещицы, тут она и изменится…

— Это трансформация… — снова влезла Джу, отвечая на мой вопросительный взгляд.

— Слуш, маг-жа, ты либо слушай и не перебивай, либо сама рассказывай! Какая мне разница, как ваш брат свое чародейство кличет? — раздраженно поморщился Хек, ошибочно посчитавший, что девушка ему справки выдает.

— Извини, больше не буду. — улыбнулась волшебница, бросив на меня хитрый взгляд. Хек все еще считает, что мы оба маги. Не знаю, хорошо это или плохо, но переубеждать я его до поры до времени не собираюсь. Обмануть он меня не обманет — татуировка на руке не даст, но уважение тоже штука важная.

— Ну, вот. Научился Лугра такие чары творить, но не сам он до этого дошел — у него напарник был. Так вот, когда пришла пора этому вашему Совету доклад о работе делать, да награды получать, друган кинул его, обвинил в использовании новых чар для обогащения. Совет его послушал, да и выкинул прочь из Авары, наказав в пример другим…

— Как его наказали-то? — с интересом спросила волшебница.

— Щас увидите. Это каждый должен увидеть, хотя бы раз в жизни. — ухмыльнулся гоблин, заворачивая за угол. Мы поспешили следом за ним, расталкивая прохожих и стараясь не отставать. За углом было большая круглая площадь, от которой в разные стороны расходилось четыре улицы. В центре площади плевался водой великолепный мраморный фонтан, а на возвышении, посреди него стояла статуя изображающая сложившего на груди руки старика. И все бы ничего, если бы через мгновение до меня не дошло, из чего была сделана статуя.

— Ни (цензура) себе… — восхищенно присвистнул я, жмуря глаза из-за бликов света отражающихся от алмазной поверхности. Джу так вообще потеряла дар речи и, разинув рот, рассматривала сие чудо.

— Точняк. Лугра обвинили в том, что он создавал и продавал магические алмазы. Его дружбан самолично наложил на него печать перед изгнанием и позаботился, что бы чародей не смог ему отомстить — печать была самой сложной и со временем пожирала тело владельца, превращая его в чистой воды алмаз. Ну, Лугра обосновался в лесной деревеньке, вскоре сделал ее богатой, сами понимаете как, а через год обратился алмазной статуей. Жители в благодарность хранят его как талисман, а лавочники продолжают использовать вывески старого образца с его именем. Есть поверье, что пока Лугра стоит здесь — постой будет процветать под защитой его алмазных дланей. — сложив руки на груди, поведал Хек.

— И его никто не пытался стырить? Или там, разобрать на сувениры… — охрипшим голосом уточнил я.

— Печать у него на груди проклята. Все живое, что его касается, на день обращается в алмаз, а потом чары слабеют и…

— … существо опять возвращается в прежнее состояние, но уже мертвым. — закончила вместо зеленокожего пришедшая в себя волшебница.

— Ага. Ворья-то хватает, но никто не хочет подыхать почем зря. Я молча любовался этой жуткой скульптурой, когда-то являющейся обычным, одаренным магическими талантами человеком. На площади кроме нас было много народу, здесь располагались самые дорогие лавки, торгующие магическими товарами. Люди и нелюди в большинстве своем даже не обращали на статую внимая и лишь изредка, кое-кто бросал в фонтан звонкую монету.

— Слуште, маг-жа, я конечно в ваших силах не сомневаюсь, но раз у вас монета водиться, может вы бы хоть волшебных бомб прикупили? Или еще каких штук? — нарушил молчание гоблин. Мне оставалось только хмыкнуть. Вот бы он поделился своей уверенностью! Между тем, Хек начал осторожничать — частично распустил свой тюрбан и закрыл им лицо так, что теперь из-под ткани сверкали одни только глаза. Кроме того, хитрый зеленокожий держался немного в стороне от нас, укрывшись в тени от любопытных глаз. В своих разноцветных одеждах он мало отличался от остальных гоблинов, снующих за богатыми орками, а теперь его и вовсе нельзя было узнать при всем желании.

— Тут продают алхимические гранаты!? — пораженно воскликнула Джу.

— На постоях леса продают все, что можно купить за деньги. — отозвался укутанный тенями гоблин. Если бы я его видел, наверняка бы обнаружил кривую ухмылочку на зеленой харе… Глаза волшебницы загорелись, и я почувствовал, что ничего хорошего это открытие мне не сулит. Так собственно и было. Мы с Джу зашагали к ближайшей магической лавке, оставив Хека все в тех же тенях. Он идти отказался, аргументируя это тем, что чародеи, гуляющие в центральной части могли его узнать и сцапать, несмотря на наше присутствие и вмешательство. Они были здесь верховной властью и не церемонились с теми, кто мешал торговле, а уж с защитниками сбежавшего пленника… Лавка оказалась просторным помещением, просто таки заваленным разнообразными вещами. Ступив внутрь, я сначала даже перепутал ее с лабораторией Саяра — тот же типаж, но наполнение заметно отличалось. На стеллажах были расставленных богато украшенные толстые тома в кожаных и серебряных обложках, на стенах висели разнообразные смертоубийственные приспособления, а за витринами из обычного стекла, украшенного какими-то геометрическими фигурами и символами, хранились самые разнообразные предметы.

В лавке почти не было народу, если не считать худого мужичка с востреньким как у крысы лицом и очень жалостливыми и уставшими глазами старого пса. Мне такое сочетание показалось очень странным — человек походил на «медвежатников», умелых и на первых парах, в общем-то, безобидных малых, поработавших с таким количеством мрази, что в какой-то момент их понятия хорошо/плохо смазывались до неузнаваемости, подарив миру людей, спокойно вскрывающего сейф в квартире с тремя трупами хозяев. Нет, господа с подобными лицами никого не убивали, они просто приходили в назначенный час, делали свою работу, забирали долю и уходили.

Но от этого не становились менее мерзкими и скользкими типами. Мужичок окинул нас деланно безразличным взглядом и вернулся к рассматриванию здоровенного меча, висящего на стене.

— Чего угодно господам? — окликнул нас стоящий за прилавком продавец. Невысокий, лысеющий мужичок чет пятидесяти с объемным брюшком, скрытым где-то под прилавком и добродушными лицом сельского доктора был облачен в темно-синюю мантию, а его пальцы были унизаны тяжелыми золотыми перстнями с немаленькими драгоценными камнями. На первый взгляд — простофиля-простофилей, но я присмотрелся к торговцу повнимательней и только хмыкнул. Серые цепкие глаза совсем не вязались с его образом добродушного лавочника, снимающего пол цены «для прекрасной дамы».

— Гранаты! У вас есть алхимические гранаты? — восторженно, совсем по-детски спросила Джу, целеустремленно шагая в сторону прилавка. Я лишь горестно вздохнул и, качая головой, направился следом. Ох уж эти ее замашки, ну чего спрашивается переть напролом? Я конечно не в курсе, что это за алхимические гранаты, но ведь не зря их именно «гранатами» обозвали? Значит, они вовсе не снопики искр пускают, радуя ребятню… А тут приперлись двое каких-то подозрительных человека и сразу в лоб — гранат нам, алхимических! Я бы на месте торговца местных ментов вызвал не раздумывая. Вот только торговец даже бровью не повел, деловито уточнив:

— Парализующие? Смертельные? Лед, огонь, ядовитые пары, усыпляющие газы, снопы молний, кислоты? У меня рот открылся от изумления, а волшебница восхищенно пискнула, словно маленькая девочка при виде розового пони. Я уже представил, как она едва сдерживаясь, шепчет — «Да, да продолжайте, это музыка для моих ушей!». Вот такой вот я фантазер. На самом же деле, девушка мгновенно пришла в себя, остановилась напротив продавца, и грозно упираясь на прилавок, изрекла:

— Показывайте все!

У меня никогда не было настолько серьезных отношений с девушкой, что бы ходить вместе по магазинам, наверно, поэтому последующий маленький эпизод стал для меня таким шоком. А может, еще потому, что нормальные девушки, в нормальном мире, покупают что угодно, но только не алхимические гранаты! Так или иначе, на некоторое время я увяз в безумной тяге моей напарницы к товару, запрещенному в Аваре к свободной продаже даже среди магов. Как и боевые артефакты, все остальные поделки чародеев светлого, но сурового царства, которые можно было использовать для умерщвления вида человеческого (то есть, единого и главного в Аваре) находились под полным контролем Совета. А здесь… В общем и целом, Хек был прав — если у тебя звенело золото в карманах, ты был королем Лугра и мог купить все. Вежливый толстячок, так же являющийся чародеем, с радостью показал нам весь широчайший выбор гранат, что так интересовали Джу. Быстренько смекнув, что дельце выпадает прибыльное, торговец смотался в подсобку скрытую у него за спиной и вернулся с несколькими ларцами, очень похожими на обычные бронированные кейсы. Оба «кейса» внутри были снабжены специальными пазами для десятков небольших, размером с мандарин, круглых склянок, закупоренных деревянными пробками. Это и были алхимические гранаты. Так как демонстрировать действие этих игрушек было негде, да и грозило серьезным риском для здоровья, а магическим зрением в отличие от восторженно ругнувшейся после открытия кейсов волшебницы, я не обладаю, для меня они и остались тем, чем были с виду — разноцветными жидкостями в склянках, покрытыми мелкими символами. Поправка — очень дорогими разноцветными жидкостями в склянках, покрытыми мелкими символами. Самые простые (и соответственно, дешевые), наполненные сизой жидкостью гранаты, стоили по семь золотых за штуку и являлись, по сути, просто дымовыми шашками. Ты бросаешь такую штуку на пол, она разбивается и за считанные секунды все вокруг тонет в дыму, обычном дыму. Весь остальной ассортимент алхимического добра стоил еще дороже, а самые экзотические гранаты, при взрыве превращающие все живое в радиусе двадцати шагов в аккуратные каменные статуи, тянули по пол сотни за штуку. От такого вооружения, у меня мурашки по спине галопом пронеслись. Мысленно прикинув курс аварской монеты, я присвистнул — даже если считать исходя из стоимости золота, самые дешевые гранаты тянули на кругленькие сумы в американской валюте. Как оказалось, нелегальная магия — штука очень дорогая. Не дай мне Бог задуматься и прикинуть, сколько будет стоить мой «Макаров», улучшенный Саяром — это ведь не одноразовая цацка, а полноценный боевой артефакт. И мне он достался на халяву, вот какой я везучий парень! Пока волшебница разбиралась с новыми игрушками, я лениво рассматривал сначала оружие на стенах (для меня большинство так и осталось просто острым металлом), потом витрины с всякими мелкими украшениями вроде колец и кулонов, а, совсем заскучав, переключился на книги. Книги тут были первоклассными, в основном за счет обложек на которые ушло немало драгоценного металла, а кое-где и самоцветов. Названия, написанные на аварском (таких имелось довольно много), были похожи на «Боевая магия: Основные Заклинания и Плетения», «Некромантия: Копать и подчинять» и не менее интересное «Демонология: Защитные круги». Истинная тарабарщина для «чужемирца» вроде меня. В конце концов, Джу все же немного затарилась, несмотря на заоблачные цены и мои вялые протесты на тему «зачем сливать такую кучу золота?». Переубедить девушку я не мог, как и помешать ей — почти все наши денежки хранились у нее в сумке. Пусть я и шеф нашей экспедиции, но она телохранитель, проводник и казначей одновременно — ей лучше знать, что может нам понадобиться.

Когда мы уже покидали лавку под добродушные приглашения хозяина приходить еще, крысоподобного мужичка и след простыл. Это бросилось мне в глаза, потому что другие клиенты в лавку не спешили, а тот, что уже был здесь, как-то незаметно растворился в промежутке между вываливанием кучи золота на прилавок в исполнении Джу и моим унылым нытьем о транжирстве.

— Ну, как? — донеслось из тени ленивое карканье Хека. Он, судя по всему, совсем не нервничал по поводу предстоящего мероприятия.

— Почти сотня золотых… — с кислой миной ответил я.

— Десять гранат! — одновременно со мной, не скрывая радости, возвестила волшебница. Мы посмотрели друг на друга, а гоблин противно гоготнул. Ага, вот такие вот разные у нас критерии оценки удачности закупки.

— Эт хорошо. Только когда использовать будете — предупреждайте. Я не шаман, меня и зацепить может…

— Да не вопрос. — пожал плечами я и покосился на серьезно кивнувшую Джу. Не только он один тут не шаман, я конечно в своем навороченном плаще не сомневаюсь, но вот в умении волшебницы обращаться с этими гранатами…

— Десять гранат! Алхимических! В Аваре бы меня понизили в ранге, заставили бы заплатить штраф и работать на копях минимум три нура! — все не унималась девушка, разглядывая мутно-оранжевую жидкость в круглой склянке.

— Ладно-ладно… Все поняли, как ты рада, но будь поосторожней с этими штуками. — нервно попросил я, наблюдая как подкидывает стеклянную гранату.

Вот еще не хватало мне оказаться в эпицентре огненного вихря, если эта игрушка разобьется. Оранжевая жидкость внутри, если я правильно расслышал, порождала неслабый взрыв… Джу лишь пренебрежительно фыркнула и с ехидным «Ой!» выронила склянку из рук. Мой мозг превратился в несущийся на всех парах паровоз с нецензурными выкриками вместо стандартного гудка. Мысли набирали скорость, варианты действий сменяли друг друга, но впереди уже не было рельс — склянка почти соприкоснулась с землей и все, что мне оставалось — это закрыть лицо руками, отпрыгнуть назад и начать молится.

— Пумп! — вместо рева разъяренного пламени, пробилось до моих ушей через монотонный гомон народа на площади. Я рискнул открыть глаза и убрать от лица руки. Волшебница, едва сдерживая хохот, нагнулась, что бы поднять прыгающую по булыжной мостовой гранату. Алхимическая дрянь подпрыгивала, словно резиновый мячик и даже не думала разбиваться. Гоблин издевательски хихикал в тени, а ближайшие прохожие с ленивым интересом разглядывали блаженного дурачка…

— Ты! — злобно сощурившись, я ткнул пальцев в спрятавшую гранату в недрах сумки волшебницу. У меня в висках пульсировала кровь, а сердце все еще колотилось, словно у беговой лошади сразу после скачек.

— Извини, не удержалась! Но ты бы себя видел! Это было незабываемо! — все еще улыбаясь, в примирительном жесте выставила перед собой руки девушка. Громко сопя, я взял себя в руки, и лишь скрип моих стираемых в крошку зубов мог выдать, насколько я расстроен это выходкой. Черт, да я ведь уже представлял себя в виде запеченного куска мяса!

— Забыли. Идемте, у нас дела. Хек, веди… — спрятав руки в карманы и демонстративно надувшись, процедил я. Зеленокожий выплыл из тени, вновь превратившись в кучу разноцветных тряпок и все еще булькая от смеха, двигался по окружности площади, к противоположной улице.

Мерно шагая по узким улицам Лугра и разглядывая бесчисленные лавки и магазины, в которых можно было купить все, что угодно — лишь бы были деньги, я первое время угрю молчал, игнорируя все попытки Джу извинится. Но уже минут через двадцать, когда она плюнула на извинения, меня все же достало любопытство.

— В чем фокус? — наконец спросил я, когда мы добрались до жилой части Лугра. Лавок тут было очень мало, как и прохожих — улицы были пустынны, если не учитывать господ, возвращающихся на постоялые дворы под тусклым светом немногочисленных магических фонарей. По сути, вся жилая часть была одним большим постоялым двором — каждый дом предлагал ночлег на ночь для купцов и их свиты.

— Мм? — повернулась ко мне шагающая впереди Джу. Я как обиженный на весь мир замыкал наше ночное шествие.

— Граната. Почему она не разбилась? — с плохо скрываемым интересом спросил я. Не то что бы мне было так уж интересно, просто дуться тоже не выход — нам с ней еще путешествовать и путешествовать, нечего портить отношения из-за каждой мелочи.

— О, это все из-за магического стекла. Если ты заметил, каждая граната покрыта магическими символами, составляющими заклинание. Очень упрощенный вариант целого комплекса полноценных заклинаний и… — поравнявшись со мной, начала воодушевленная моим вопросом девушка. Я лишь поморщился, показывая свое отношение к деталям изготовления и функционирования магических гранат. Это не укрылось от волшебницы, и она быстро исправилась:

— Это магическая склянка, и разбивается она только по желанию последнего, держащего ее в руках. Не слишком сложное волшебство для умелого мастера, Саяр, если бы что-то смыслил в алхимии, штамповал бы их ящиками. А так ему только склянки остается зачаровывать. Понятненько. Значит, мне ничего не грозило. Понял я это еще когда девушка «уронила» бомбочку (она все же своей магией ее влегкую поймать могла), но инстинкт самосохранения взял свое. Если бы не он родимый, меня бы уже на свете не было, в том числе и на этом.

— Так все нормально? — осторожно уточнила волшебница.

— Угу. Только больше так не шути — меня чуть удар не хватил. — хмуро улыбнувшись, ответил я. Джу облегченно вздохнула и принялась рассказывать, как же забавно я выглядел, в тот момент. В некоторой степени я даже оценил этот «взрывной» прикол и сдержано улыбнулся. Мы следовали по петляющим, слабо освещенным улицам следом за молчащим Хеком и негромко делились впечатлениями о постое Лугра. Гоблин был чем-то обеспокоен как собственно и я. Это Джу просто таки плескалась спокойствием и вела себя словно на экскурсии… Как оказалось, беспокойство зеленокожего было вызвано не только предстоящей схваткой с колдовской братией и очень скоро обрело форуму, воплотившись в десятке разномастных типов представших перед нами, как только мы сделали несколько шагов в глубь улицы после очередного поворота. Улица, на которую мы вышли, была довольно широкой, но пустынной и заброшенной — мы были уже в нескольких кварталах от места, где держали плененного хозяина Хека. Это была «темная сторона». В каждом достаточно большом городе любого нормального мира должен быть район вроде «темной стороны». Это клише, то, что обязательно сопутствует прогрессу и всем его благам, из города в город следуя за человеком (и не только), изменяя форму и специфику. «Темная сторона» была районом, где темные маги торговали самыми мерзкими, отвратительными и опасными товарами, даже по меркам либеральных купцов Лугра, продающими людей, словно скот и сбывающих алхимические гранаты первым встречным. Хек с радостью поделился с нами этой деталью, как только мы пересекли Грань — вырезанный прямо в камне магический круг, окружающий весь район. Что бы не вытащили из тьмы его обитатели — оно оставалось внутри, пока чародеи держащие город не разрешали его выпустить. Вход на «темную сторону» был делом опасным, поэтому некроманты и орки захватившие младшего сына вождя и залегли тут, подальше от любопытных глаз и ушей. И теперь я их понимал… К десятке появившихся из теней господ ножа и топора присоединилось несколько, грубо говоря, человек. Как я и ожидал — они вышли у нас из-за спины, шурша темными одеждами, звеня скрытым под ними оружием и доспехами. Скрытые в глубине капюшонов лица, несколько явно не простых арбалетов с мягко горящими в ночи наконечниками болтов, руки и когтистые лапы на рукоятях коротких мечей и кривых сабель, разлитые в воздухе холодная уверенность и предвкушение. Мы были в серьезной заднице, потому что я сразу узнал этот типаж. Это не какие-то уличные гопники, нет. Почти три дюжины хорошо вооруженных ребят представляли собой хорошо организованную банду и кроме денег, получали еще и немалое удовольствие от своей работы. Я незаметно потянулся к спрятанному под плащом пистолету, стараясь не выпускать из виду еще и стоящих сзади. Надеюсь, в случае чего Джу сможет выиграть для меня несколько секунд…

— Я бы на вашем месте этого не делал. — донесся из-за спин стоящих впереди бандитов вкрадчивый голос. Рука уже сомкнулась на рукояти «Макарова», но начинать пальбу я не спешил — пули в нем отнюдь не бесшумные, да и спешить не стоит. У противника численный перевес, при желании, эти господа могли прикончить нас, даже не показав носа из тени и со спокойным сердцем снять с трупов все ценное. Но они между тем так не поступили, значит преследуют какие-то иные цели. Вариант, что они просто не хотят марать руки кровью каких-то ночных прохожих вызывал панический смех — эти ребята были еще теми душегубами, вели себя уверенно и спокойно. Таки зарежут и даже не поморщатся. Тем временем из-за спин подельников вышел наш старый знакомый. Невысокий мужичок с крысиной мордой и скорбящими глазами престарелой дворняги. В отличии от своих дружков, оружия он не носили и это меня ни капли не удивило — такие типы редко делают грязную работу.

— Чего надо? — недоброжелательно каркнул гоблин. Его пятерня незаметно легла на рукоять кинжала.

— Лесные братья, достопочтенные. — грустно ответил мужичок, а потом смачно харкнул на правую ладонь и потер руки. Я было подумал, что это жест к началу атаки или знак вроде «ну-с, приступим», но бандиты даже не шелохнулись. Вместо этого, Крыса, как мысленно обозвал этого типа я, выставил перед собой правую ладонь с сияющим зеленоватым светом гербом — два скрещенных топора, листок над ними и какой-то знак внизу. Стоящая рядом волшебница прищурилась, разглядывая Крысу. Ауру рассматривает, не иначе. Видно Джу подумала то же, что и я — этот товарищ не кто иной, как колдун или чародей. Магия, однако, странная дама, если выбирает для себя подобных адептов… Ни мне, ни девушке знак не показался знакомым, а вот Хек, увидев его, немного расслабился, но все же негромко что-то каркнул на своем языке. Ругнулся, зуб даю.

— И чего тебе? — спросил гоблин, спустя несколько секунд после того, как сияние медленно потухло, а Крыса убрал руку в карман.

— Что за странные вопросы, господин? С нашей организацией вы, судя по всему знакомы и должны представлять, что нам нужно. — грустно продолжил мужичок. Из-за спин своих друзей он выйти так и не соизволил, оставаясь на почтительном расстоянии. Кем бы не был этот тип, дураком его назвать язык не поворачивался — пусть даже превосходство на стороне его людей, кто знает, чего ожидать от нас? Тем более, Крыса видел, как Джу затаривалась алхимическими гранатами.

— Хе?.. — обратился к гоблину я, но он тут же шикнул словно кошка, даже не соизволив повернуться. Тьфу, дурья моя башка. Хотел его по имени назвать да еще в таком месте и при таких слушателях! Забыл совсем, что слухи в городе, передаются словно чума. Вот так вот и имя зеленокожего могло всплыть не там, где надо еще до начала нашей спасательной операции. И тогда все — суши весла. Если заговорщики еще не были уверены, почему задерживается посланный в погоню колдун, то после известия о гоблине явившемся в Лугра, любые вопросы у них отпадут сами собой.

— Денег у нас нет. — холодно ответил Хек, взявший на себя роль переговорщика.

Мы с Джу были на подхвате в случае, если переговоры зайдут в тупик и нужно будет быстро делать ноги или, в крайнем случае, принимать бой.

Последний вариант мне совсем не нравился — рука все еще немного чесалась после исцеления, я немного устал после пешей прогулки до постоя и вообще был не настроен сегодня умирать.

— Может, у вас и нет, но у госпожи за вашей спиной их должно быть достаточно.

Ну, по крайней мере, еще сотня аварских сик у вас осталась после покупки гранат.

Неправда ли, госпожа? — грустно улыбнувшись, Крыса теперь внимательно смотрел на Джу, уже засунувшую руку в сумку. Надеюсь, она нащупает нужную гранату и нас не порвет на куски взрывом… В ответ на слова Крысы, гоблин опять что-то каркнул на своем языке и покачал головой. Как я и думал — не стоило нам светить такую прорву золота перед кем попало. Вопиющая беззаботность нашей волшебницы и привлекла нечистых на руку господ.

Вот, что самое плохое в напарнике — если он влезает в дерьмо, то ты в тот же миг оказываешься рядом.

— Если я отдам золото, вы отпустите нас? — колеблясь, спросила волшебница.

— «Не делайте глупостей, уплатите налог и идите своей дорогой» — вот девиз нашей организации. Мы же зверье какое, что бы убивать честных господ. — процитировал Крыса.

— Отлично, я заплачу налог, и мы уйдем…

— К сожалению, в этом месяце у нас изменились ставки, и вашего золота будет недостаточно, что бы заплатить за всех троих. — грустно улыбнувшись, пожал плечами бандит.

Стоящие вокруг него члены банды издали коллективный смешок. Несмотря ни на что они хватки не теряют — спокойны и готовы взять «свое» силой, если понадобится.

— Да ты ведь не знаешь, сколько у нее денег! — скрипнув зубами, процедил я, щелкнув предохранителем пистолета. Когда Крыса заговорил про налог, мне показалось, что эти «лесные братья», это что-то вроде пограничников, но теперь… Золота ему мало! Кучи золота, которую он видел, хватит, что бы треть лавки того алхимика скупить, а он владелец одного из лучших магазинов в постое Лугра! Он что, раздеть нас хочет!? Нет, эта встреча миром не закончится…

— Ему наплевать, сколько у нас золота — он заберет все, до чего сможет дотянуться. Это ведь еще одна часть девиза лесных братьев… — сухо каркнул Хек.

— Я пропущу эти обвинения мимо ушей и пойду вам на встречу. Остальную часть налога вы можете заплатить алхимическими гранатами. — вежливо улыбнулся Крыса. Кажется, Джу медленно закипает — меня на мгновение накрыло волной прохладного воздуха, исходящей от нее. Определенно, «случайная» магия, срабатывающая от избытка маны. Нужно приготовиться, как только волшебница подаст сигнал, я…

— Согласна. Я даже немного опешил. Слишком уж легко девушка согласилась расстаться со всеми нашими денежками, да еще и своими любимыми гранатами в придачу!

— Чудно, госпожа. Я рад, что вы проявили благоразумие. Передайте мне кошель. Крыса принял ответ Джу как должное, он явно был уверен, что другого выхода у нас нет — связываться с почти тремя дюжинами лесных братьев смертельное удовольствие. Под внимательными взглядами почти всей банды, волшебница извлекла из сумки сначала один, потом второй туго набитые золотом мешки и бросила их к ногам Крысы. Бандит нагнулся, открыл один кошель, потом второй, проверяя содержимое. Впервые я заметил в его глазах алчный блеск, благо, нагнувшись, он попал под скудный свет фонаря у нас за спиной. Как бы не хотел он скрыть свою радость, но получилось это у него плохо — сотня аварских золотых это большие деньги, очень большие. После такого улова банда сможет жить припеваючи несколько лет, не задумываясь о куске хлеба и кружке пива…

— Хорошо. Теперь гранаты. — наконец проверив деньги, выпрямился Крыса удерживая в обеих руках по тяжелому кошелю с золотом. Хек, стоящий впереди явственно напрягся, но никто из бандитов не обратил на это внимания — все они бросали ревностные взгляды на своего босса, а точнее, золото в его руках. По крайней мере, мне так показалось — капюшоны скрывали лица, но вот блеск разнообразных глаз в тусклом свете магического фонаря им скрыть не удавалось. Я еще раз прокрутил у себя в голове слова Крысы и ехидно оскалился. Зная Джу, могу с уверенностью сказать — сейчас что-то будет. Девушка, оправдывая мои надежды, достала из сумки склянку, наполненную молочной жидкостью, взвесила ее в руке.

— Как скажешь. — протянула волшебница и стеклянный шарик, наполненный алхимической смесью, сорвался из ее ладони. Джу бросила гранату, но бросила ее с помощью телекинеза, чего никто из бандитов не ожидал. Время для меня замедлилось, и последующие события мелькали неспешна, словно картинки в старом калейдоскопе. Вот граната с разгону ударяется в землю прямо перед не ожидающими такой подлянки лесными братьями. Слышится мелодичный звон стекла, испуганный вскрик Крысы, а уже в следующее мгновение улица впереди взрывается непроглядно сизым туманом, пожирающим любые звуки вместе с людьми. Хек, начавший движение еще до броска гранаты, дернул меня за рукав, разворачивая на сто восемьдесят градусов и возвращая к нормальному восприятию времени. Четверо зашедших со спины бандита пребывали в растерянности какое-то мгновение и уже начали поднимать арбалеты, но Джу было достаточно и такой форы — развернувшись на каблуках, она взмахнула руками, разбрасывая мужиков в разные стороны.

— Ходу! — гаркнул гоблин, вырываясь вперед и на ходу полоснув самого бойкого, уже начавшего подниматься бандита кинжалом по лицу. Волшебница от него не отставала, ловко увернувшись от пары случайных болтов, она еще раз шибанула по бандитам магией и кинулась следом. На мгновение застыв с уже вытащенным из кобуры пистолетом, я понял, что мои услуги здесь не нужны (да и убивать мне никого не хотелось, они нас ведь не убили?) и рванул сразу за Джу, в последний раз оглянувшись на туман заполонивший улицу. Мой не успевающий за столь стремительным ходом событий мозг с ленцой отметил, что арбалетные болты, от которых увернулась волшебница, застряли в сизой субстанции, теперь уже больше похожей на желе…

Гоблин, несмотря на короткие ноги, бежал, словно ошпаренная кошка, обгоняя нас на несколько метров. После пары поворотов, мы с Джу все же его нагнали, а минут через десять, он и вовсе остановился, скрывшись в тени переулка. Я тяжело дышал и мягко говоря, чувствовал себя уставшим. Слишком напряженным выдался денек, особенно, вторая его половина. Мы с девушкой забежали в переулок следом за зеленокожим и прислонились к стенам, но Джу в отличие от меня дышала нормально. Одно слово — магия.

— Неприятный инцидент. — прохрипел гоблин.

— У тебя талант преуменьшать проблемы, мой зеленокожий друг… — наконец отдышавшись, заметил я.

— Но в отличие от вас, у меня нет таланта их навлекать. — резонно заметил он.

— Это да. — согласился я и бросил ехидный взгляд на волшебницу. В этот-то раз она меня ни в чем обвинить не сможет! Не я деньгами светил!

— Не скалься, Аск! Это ты виноват! — каким-то образом заметив мой взгляд во тьме переулка, воскликнула девушка.

— Опа, приехали! А я тут при чем!? — возмутился я.

— Это все твое невезение! Из-за тебя они на нас напали! Ну ничего себе!? Шутит она, что ли?

— Да, конечно, и именно из-за моего невезения ты засветила кучу денег в той лавке! — ехидно заметил я.

— Именно! — выпалила девушка.

— Замолкните оба! Кричите как резаные, сейчас еще какую тварь из тьмы привлечете… — шикнул на нас Хек. На некоторое время в переулке воцарилось молчание, которое я рушил через несколько минут:

— Хорошо конечно, что гранаты сохранили, но денег жаль…

— Почему жаль? — не поняла Джу.

— Целая куча золота на ветер, вот почему. — объяснил я.

— Ну и ладно, мне жалко, что ли? Я бы им еще немного сотворила, если бы потребовалось. Опять воцарилась тишина, но, в конце концов, самым сообразительным оказался Хек, мерзко хихикнув. Спустя несколько секунд дошло и до меня, и я расплылся в довольной улыбке. Так вот, что это была за воздушная волна…

Вот весело будет лесным братьям, когда краденое золотишко исчезнет, словно тот злополучный стул в лаборатории Саяра, который сотворила Джу. Хотел бы я увидеть морду Крысы в этот момент.

— Ты как, сил много не потратила? — отсмеявшись, уточнил у волшебницы гоблин.

— Пф. Какие траты? Я самую слабую материализацию провела — ее едва на две минуты хватает! А телекинез и вовсе не в счет! Гранату правда жалко… Но ведь не зря я их купила! — со смесью гордости и сожаления ответила девушка.

— Ну, раз так — не будем терять времени. Логово гургов из Хур-Хар и колдунов уже близко. Пора вам уговор выполнять. — хмыкнул гоблин.

Я поморщился, но претензий не высказывал. Такой «веселый» день просто не может закончится иначе, кроме как штурмом логова спевшихся орков и колдунов. Вот это будет достойное окончание дня, но лишь бы только не окончание жизни.

Глава 11

Торговища, окружающего постой Лугра кольцом, с этой стороны не было — уже в десятке метров за домами начинался лес, а через несколько километров долина заканчивалась, уступая место глухим чащам. Купцы разумно смекнули, что темные колдуны и результаты их работы очень неприятные соседи и даже вырезанная в камне Грань не гарантировала, что какая-то особо прыткая тварь не вырвется, превращая в фарш все на своем пути. Сюда все еще доносился гул никогда не спящих ядра и торговища, но лишь в виде отдаленного эха. На Темной Стороне не любили чрезмерный шум, и десятки глушащих заклинаний в разное время активированных местными колдунами слились в одно, оберегающее спокойствие всех и каждого. Между тем, звуки, порожденные уже внутри района, глушились плохо и, прислушавшись, можно было разобрать леденящий душу скрежет когтей и рычание неизвестных тварей, хлюпанье и бульканье, отрывки колдовских заклинаний, шипение и отдаленные стоны.

Через шторы на окнах домов все время пробивались разноцветные сполохи, из нескольких дымоходов валил густой чернильный дым, в котором вспыхивали электрические заряды. Воздух здесь был спертый, наполненный неизвестными едкими запахами, щекочущими ноздри и, кое-где, тонкой, едва уловимой вонью сопутствующей разложению. Тот еще коктейль. Притаившись в тени и выслушав краткую сводку о местности от Хека, мы молча рассматривали слабо освещенное здание на другой стороне улицы. По крайней мере, пытались — из-за высокого каменного забора был виден только второй этаж и крыша логова заговорщиков. Домик, который колдуны и орки выбрали в качестве штаба, стоял уже на окраинах Темной Стороны. Здания здесь строились по иному принципу — крыльцо не выходило прямо на улицу, скрываясь за забором, во внутреннем дворике. При этом соседние дома точно так же упирались стенами друг в друга. Потемневший от времени камень, кое-где покрытый определенно колдовскими символами, серые черепичные крыши, узкие зашторенные окна и огромные дымоходы — именно так выглядело подавляющее большинство местных «коттеджей». Собственно, таким был и нужный нам дом. Каменная громада, окруженная двухметровым забором и защищенная тяжелыми, окованными стальными листами воротами казалась мне неприступной. Вдруг захотелось плюнуть на всю эту затею и свалить назад к Саяру, но татуировка на предплечье мистическим образом зачесалась, заставив меня нервно хихикнуть и выбросить из головы подобные мысли. Не хватало еще этот Договор нарушить и влезть в разборку с какой-то потусторонней тварью…

— Какой план? — отгоняя неприятные мысли, спросил я. Ага, плана у нас все еще нет. Мы пришли на постой, добрались до цели (не без приключений), но, как и раньше никто не знает, как конкретно мы будем вытаскивать оттуда этого Оркхая. Это уже немало говорит о нашей «профпригодности» для подобных мероприятий.

— А какой тут может быть план? Выносим ворота, врываемся внутрь, находим заложника, хватаем его в охапку и бежим. Все прям как по учебнику «Алого Батальона». — пожала плечами Джу. В ответ я лишь косо на нее посмотрел и мысленно сделал зарубку на память — не доверять волшебнице составление каких-либо планов. Ради всеобщего блага и сохранности.

— Не выйдет. Если мы снесем ворота и переполошим улицу, сюда мигом примчатся дружина прожига во главе с десятком чародеев. Он скорей всего еще не знает о войне, а если и знает — сохраняет нейтралитет. Война мешает торговле, мало кто из купцов захочет лезть в лес, рискуя схлопотать пару стрел или огненную вспышку от магов Авары… Так или иначе, воины и чародеи из дружины просто порубят нас в капусту, а уже потом начнут разбираться с колдунами. Дом-то ведь им принадлежит, они граждане Лугра и под его защитой. — покачал головой гоблин. Мы с Джу сильно призадумались. Не то, что бы мне нравился ее план «вломился, схватил, сбежал», но он был максимально прост, хоть и попахивал откровенным беспределом. С другой стороны, если к колдунам и оркам прибавить еще и местных ментов, наши шансы на успех стремились к нулю.

— Может, выйдет натравить на колдунов прожига? Думаю, если у вас узнают, что здесь держали сына вождя торговля тут надолго встанет. — подумав, спросила волшебница.

— Дельная мысль. Если для местного пахана главное денежки, он должен нам помочь ради своей же выгоды. — согласился я.

— Кто такой «пахан»? — уточнил зеленокожий. Я призадумался, стараясь сформулировать все в приемлемой для местного жителя форме, но быстро сдался и просто ответил:

— Ну, главный, тот, кто держит Лугра.

— Прожиг? Ха. Думаешь, если бы все было так просто, я бы обратился за помощью к вам? Сулим Рашгра" ха слишком хитер и осторожен, он будет опасаться мести Гхарха и просто избавится от проблемы, осторожно выпроводив орков и колдунов прочь. Лугра слишком далеко от наших границ и слишком близко к Хур-Хар — он не решится убивать их воинов и союзников. Скорее прикончит нас, а потом умоет руки и вернется к своему нейтралитету. — пренебрежительно каркнул Хек. Я в который раз удивился смекалке гоблина — это пройдоха рассчитывает все на несколько ходов вперед, при этом, продолжая корчить из себя простака. Не удивлюсь, если он уже придумал, как вытащить своего хозяина, не нарушая уговора с нами и без риска для своей задницы. Ладно, не о том думаю. Сейчас главное, это придумать, как провернуть наше маленькое дельце так, что бы не потревожить местного начальника с его воинами и не лишится головы по ходу дела. Прокрутив в голове все критерии, я удивленно хмыкнул. Меня посетила интересная, но очень уж странная мысль. План, который породило мое уставшее и переполненное магическими блоками сознание, был как раз в духе американских фильмов, и от него веяло явным идиотизмом, но…

Ну-ка друг Аскет, глянь на ситуацию в общем и скажи, где в этом мире ты видишь хоть что-то в былые дни не заслужившее подобного отзыва? Колдуны, орки, гоблины, магия и еще черт знает сколько всего.

— А где держат этого Оркхая? — осторожно, стараясь не спугнуть возникший у меня в голове план, спросил я.

— Его держали отдельно от нас, где-то в южном крыле второго этажа. Меня бросили в комнате на первом, вместе с несколькими выжившими воинами, поэтому мне и удалось сбежать. Сегодня утром они начали заварушку, вырезая гургхов, но нас вытеснили из дома, а на опушке появилась пара «пауков» со свитой. Они перебили всех, кроме меня и быстроного, но нам удалось сбежать. В погоню послали самого желторотого из колдунов вместе с мертвецами, а дальше вы уже знаете. Я уважительно присвистнул.

— Не слабые наверно воины с тобой были. Удивляюсь, что вас в плен взяли…

— Нас предали чародеи, но от них всего можно было ожидать. А вот воины Хур…

Зеленокожий что-то негромко пробормотал на непонятном языке и сплюнул прямо на землю, а потом продолжил:

— Это была засада не достойная сынов Ургаша. Орк воюет в открытую, орк убивает в открытую и орк умирает в открытую. Гургхи Хур-Хар заплатят за то, что пошли на поводу у чародеев и некромантов… Так или иначе, здесь у нас была небольшая охрана — отряд Хур участвовавший в засаде ушел с чародеями в сторону проклятой земли некромантов, оставив лишь десяток для охраны. Остаткам дружины Оркхая удалось убить где-то треть, вооружится и попробовать отбить командира, но вокруг него врагов было много больше да еще с чародеем… Теперь-то там еще и колдуны с своими прихвостнями. Все задумались, рассматривая каменную громаду дома. Да, работенка нам предстоит еще та — после побега прибывшее начальство начнет всех шманать, искать виновных и прочая. А это значит, что сегодня охрана будет особенно бдительна и осторожна — надо ведь показать свой профессионализм? Всё, что нам остается — это моя внезапно возникшая идея.

— А зачем ты спрашиваешь про место, где его держат? Есть идея? — мгновением позже спросила Джу.

— Я кое-что придумал. Вам это может, не понравится, звучит глупо и нереально, но больше идей у меня нет. Правда нет и…

— Ладно-ладно, я поняла. Ты сам не хочешь этого делать, но все же нужно и все такое. Говори уж, не томи. — поторопила меня волшебница. Голос у нее не предвещает ничего хорошего — у Джу нездоровая тяга ко всякого рода рискованным мероприятиям, она воспринимает их исключительно как повод развлечься! В то время как я рассматриваю приключение не иначе как билет в могилу.

— Слушайте… — тяжело вздохнув, начал я.

Я со всей дури забарабанил в небольшую дверцу расположенную сбоку окованных железом ворот. Сердце колотилось в такт ударам кулака, но я старался не обращать на него внимания — зачем изводить себя понапрасну? Ведь успех дела зависит от моей уверенности и капли удачи. Джу в отличие от меня совсем не нервничает, стоит и нетерпеливо барабанит пальцами по металлу. Тут одно из двух — либо она еще более безрассудна (а может, хладнокровна?) чем я думаю, либо не обошлось без магии, которая совсем недавно привела мое уставшее тело в боеспособное состояние. Джу выложилась на полную, что бы провернуть этот фокус — балансировка другого человека дело довольно сложное. Жаль только, что, по словам волшебницы, через несколько часов меня накроет откатом чар и вся усталость навалится, словно трехсоткилограммовая штанга… Но все это только через пару часов. А сейчас я чувствую себя бодрым, отдохнувшим и самую малость испуганным. С моим страхом девушка сделать ничего не смогла — она в магии разума не смыслит ровным счетом ничего, лишь один блок против чтения мыслей поставить может и на этом все. Хотя, не все так плохо, я просто дал себе установку, что это одна из немногочисленных ментовских операций в которых мне не повезло поучаствовать. Простое освобождение заложников, ага. Мне правда еще никогда не приходилось освобождать заложников, но все бывает в первый раз. Тем более, если все хорошенько обдумать — какая разница, убьет меня обдолбаный наркоман на Родине или злобный колдун? Да никакой. Главное, воспринимать это как работу, тогда и полегче будет.

— Оглохли они там, что ли? — недовольно пробормотала волшебница. В ответ я лишь поправил взваленное на плечо тело гоблина и опять ударил кулаком по двери. Где-то с той стороны послышался невнятный шум, после чего тихо щелкнули замки, и дверь отворилась. Я прикрыл лицо свободной рукой — в глаза ударил свет фонаря, развеивая ночной мрак и скрывая от наших глаз, как дворик, так и отворившего.

— Кто такие? Чего надо? — гортанным голосом осведомился у нас кто-то скрывающийся за линией света. Мне показалось или это и правда был отблеск острого наконечника арбалетного болта?..

— Уйди с дороги дылда, мы от Гостиуса. — надменно процедила волшебница, отпихивая меня в сторону и ныряя за ворота. На мгновение я затаил дыхание, ожидая, что привратник пошлет нас куда подальше, захлопнет дверь или того хуже — выпустит болт в ночных посетителей. К счастью, ничего подобного не произошло — уже за воротами Джу заставила охранника отойти с дороги, давая мне возможность войти, и прошипела:

— Чего застыл? Давай быстрее! Еще не хватало, что бы дружина прожига о нас пронюхала… Немного замешкавшись, я пригнулся и проскользнул в дверь, которая тут же закрылась за моей спиной. Послышался лязг запираемых замков. Ну все, поехали. Приноровившись к яркому освещению пары фонарей, я быстро осмотрелся. Двор был небольшим, выстеленным брусчаткой, по бокам росли невысокие деревца, обеспечивающие защиту от глаз любопытных соседей. От ворот до крыльца было метров двадцать, слева от входа в дом располагались еще одни ворота в какое-то подсобное помещение. Здесь было тихо и пусто, а часть свободного пространства занимала темная, закрытая карета. И еще конечно пятеро широкоплечих ящеров, нацеливших на нас странного вида арбалеты. По крайней мере, я думаю, что это арбалеты — небольшие коробки ремнями закреплены на предплечьях, из каждой по бокам торчит несколько маленьких стальных дуг с натянутой тетивой, а спереди наконечники маленьких болтов. Семи маленьких болтов. Как взводится и разряжается подобный механизм, я не знал и в ближайшее время определенно не хотел знакомиться с принципами его работы.

— Госсстиуссса? — прошипел один из привратников, осветив наши лица фонарем. Я прикрыл глаза ладонью и воспользовался возможностью рассмотреть ящеров получше — на торговище мне было как-то не до этого. Здоровые, крепкие существа, покрытые мелкой темной чешуей, они больше всего походили на многократно увеличенных комодских варанов, которых шутница эволюция скрестила с людьми и поставила на задние лапы, в придачу обрядив в легкие панцирные доспехи, стальные наручи и кожаные бриджи. Длинные подвижные хвосты (на кончиках хвостов у нескольких были закреплены легкие стальные лезвия), когти на подвижных руках — все это досталось этим ребятам от рептилий. Головы у них же были на подобие человеческих (если не считать мелкой чешуи), только вытянутыми вперед с двумя узкими щелями вместо носа, клыкастой пастью и глазами, обладающими вертикальными зрачками. Ушей не было — их заменяли небольшие слуховые отверстия. Ящеры отличались между собой — у одних чешуя была светлее и больше, у других затертая или поцарапанная. У говорившего с нами сшша чешуйку над глазом украшал какой-то замысловатый символ…

В общем, очень даже симпатичные существа, если не подходить близко и не совать пальцы в клетку. Кроме арбалетов я заметил рукояти мечей в ножнах за спиной и кривые кинжалы, точь-в-точь как те, что были при Хеке в момент нашей встречи. Так как ответственная миссия ведения любых переговоров легла на Джу, я даже и не думал открывать рот до крайней нужды, что бы не сболтнуть лишнего. Волшебнице играть переговорщика очень нравилась и направленное на нас оружие, ее нисколько не смущало, поэтому говорила она уверено, вела себя нагло и не проявляла ни тени страха.

— Да, тупица, Гостиуса. Отойдите, нам нужно внутрь… — девушка уже хотела просто пройти дальше точно так же, как мы вошли, но не тут-то было. Стоящий у нее на пути ящер сделал шаг вперед и, уперев семь острых болтов в шею волшебнице приблизил к ней свою морду.

— Ссстой на месссте. — угрожающе прошипел он. Не знаю уж зачем, но стоящий рядом со мной сшша почти в точности повторил маневр своего сородича, но арбалетные болты уперлись мне в щеку. Спина тут же покрылась холодной испариной, я постарался не дышать и нервно улыбнуться, но передумал — не стоит давать этим ребятам повод для создания в моем теле лишних дырок. Джу в отличие от меня даже глазом не моргнула и, с интересом заглянув в глаза рептилии, вздохнула.

— Какие же вы тупицы… Аск, покажи наш зеленый улов. — хищно улыбнувшись, обратилась ко мне девушка.

Осторожно, не делая резких движений, я поднял голову взваленного на плечо Хека и продемонстрировал охранникам его зеленую рожу. Надеюсь, это сработает.

— Это джанкун младшего сына вождя Гхарха. Того самого, что сидит в этой развалине, тупица. Того самого, из-за пропажи которого у господина Гостиуса, властвующего на западе леса, теперь серьезные проблемы с уруками Гхарха. — угрожающе медленно процедила волшебница. Ящер неуверенно посмотрел на гоблина, перевел взгляд на волшебницу и неохотно убрал оружие от ее горла, издав хриплое шипение. Мгновением позже арбалет убрали и от моего лица, что дало мне возможность снова дышать и немного меньше исходить потом.

— Просщения просшу. — помедлив, прошипел воин.

— Так-то лучше. Дайте нам пройти. — пропустив извинение мимо ушей, холодно приказала Джу.

— Мы проведем. Это было не предложение, поэтому волшебница даже не стала спорить — только пожала плечами. Я наконец отпустил многострадальную голову Хека и поудобней устроив тело на плече, последовал за волшебницей и ящерами к крыльцу. У меня за спиной шагал чешуйчатый воин, еще один остался у ворот. Пока мы шли к дому, я хмуро размышлял над тем, что в уставшую голову лезут странные идеи. Хотя, теперь поздно плакать — я сам предложил пробраться внутрь под видом дружинников прожига Лугра, но гоблин лишь покачал головой, сказав, что их внутрь вряд ли пустят, да и ему в этом случае с нами идти нельзя. Пара рук с кривым кинжалом, это конечно не маг и не орк-воин, но какая-никакая поддержка, а значит если идти, то только всем вместе.

Я уже было начал скисать, но моя идея натолкнула зеленокожего на кое-что более рискованное… В общем, план созданный общим разумом, был сумасшедшим и не сулил нам ничего кроме очень глупого провала при малейшей оплошности, но это было лучше, чем атаковать в лоб. Но это я придаюсь воспоминаниям, а это не к времени. Мы быстро пересекли двор и поднялись на крыльцо. Идущий впереди ящер толкнул дверь и, не останавливаясь, вошел в дом. Двое следующих по бокам воина остались на крыльце, пропуская нас внутрь, следом за мной вошел только один ящер. Перестраховываются, сволочи! Хотя с другой стороны, ящеры мне нравились больше мертвецов, с которыми я уже встречался — они были живыми, что несказанно радовало.

Некроманты все же старались не привлекать к себе внимание, и та группа оживших мертвецов, что я раскатал по полянке, была единственной. По крайней мере, так сказал гоблин. Основу прибывшего из Проклятого Кладбища отряда составляли сшша — вот эти самые ящеры, находящиеся в подчинении колдунов. Сколько их прибыло в Лугра, гоблин сказать не мог, но предположил, что около двух десятков. Как оказалось, темные маги властвовали не над безжизненной пустыней наводненной мертвецами (точнее, не только над ней), а над вполне себе сносными землями, на которые они позже привели сшша и гноллей. Последние были теми самыми гиеноподобными тварями, но к счастью тут я их не видел…

Хм. Что-то я задумался, а между делом мы уже вошли в то самое, угрюмое и вроде бы страшное логово колдунов и мне следовало немедленно осмотреться. Я был разочарован, но лишь самую малость — ни костей разбросанных тут и там, ни крови на стенах, ни мистических символов на полу (будь они неладны) пока видно не было. Длинный окутанный полумраком коридор, проходящий через весь первый этаж, лестница на пол пути к притаившемуся где-то в конце выходу на задний двор и несколько дверей с разных сторон. Конец коридора почти не видно, так одно очертание — дом все же довольно большой. Стены оббиты панелями темного дерева, пол выложен темно серой плиткой, высокие потолки, пара магических светильников на стенах… В воздухе витает едва ощутимый запах прелых листьев, каких-то острых пряностей и кунжута. Попал бы я в такой дом при других обстоятельствах — никогда бы не догадался, что тут проживает колдун. Если конечно снять со стен магические фонарики, являющиеся по сути небольшими, сияющими поярче иных ламп кристаллами. Уютненько, в общем. Ящер идущий вперед на несколько секунд замешкался, погасил свой масляный фонарь и поставил его на специальную подставку у правой стены. Не оборачиваясь, он пошел по коридору, минуя пару открытых дверей, и мы поспешили за ним.

Несмотря на холодный пот, что покрывал мою спину, я не удержался и, проходя мимо очередной двери, заглянул внутрь.

На краткий миг я встретился с взглядом пятерых ящеров, усевшихся прямо на полу и играющих в какую-то игру вроде костей. Комната была хорошо обставлена, в дальнем правом от входа углу горел камин, на полу были разбросаны какие-то мешки и связки с разнообразным оружием. Ага, вот значит где чуть менее четверти охраны. Надеюсь, Джу тоже запомнила, куда нам не следует соваться, если станет жарко — сшша конечно не колдуны, но по словам Хека воины не последние. Им только дай шанс, нарубят в капусту кривыми мечами… В других комнатах были свалены какие-то вещи, но больше воинов я не видел. Мы пошли дальше по коридору и уже через два десятка шагов Дежурный, как я про себя обозвал ведущего нас от самых ворот ящера, остановился перед очередной дверью. Не говоря ни слова, сшша постучал и, дождавшись только ему слышного ответа, вошел внутрь, поманив нас за собой. Джу без раздумий ступила в ярко освещенную комнату, и я проследовал за ней. Помещение оказалось не больше того, где расположились пятеро охранников, но было обставлено не в пример лучше — на полу пушистый ковер, стены отделаны красным (я говорю про цвет) деревом, мебель с искусной резьбой, вычурный камин, на окнах бархатные занавески… Возле камина, за небольшим столиком сидело двое парней, один из которых потягивал что-то алкогольное из пузатенького бокала. Сидящий в левом кресле человек был худым и бледным, он все время кутался в накинутый на плечи плащ и его резкое, костлявое лицо с выступающими скулами то и дело кривилось. Второй колдун (больше никем этот парень быть не мог) выглядел лет на пять старше меня, был довольно привлекательным и носил лишь белую рубаху, брюки и темную жилетку. На поясе брюк у парня висел короткий кинжал в богато украшенных ножнах. Сапоги его сияли в свете камина и уже через минуту, я понял почему — их носки были украшены небольшими стилизованными серебряными черепами. Таким сапогом при должной сноровке и голову пробить можно и плевать, что серебро мягкий металл! Впрочем, я отвлекся. До нашего прихода, оба колдуна занимались крайне важными делами — уткнувшись каждый в свою книгу, они читали. Как только мы вошли, оба парня отложили книги и поднялись на ноги.

— Так значит, вы от Гостиуса? — без приветствия начал бледный. Как он узнал, о причине нашего визита я старался не думать. Джу чтением мыслей не возьмешь, а я вмешательства не чувствую, значит, нас пока не раскрыли. Тем более, у меня в голове столько блоков, что черт ногу сломит!

— В точку. И как оказалось — мы как раз вовремя. Вы прошляпили зеленомордого! — не осталась в долгу волшебница, опять взяв ситуацию в свои руки.

— Мы не… — возмутился было бледный.

— Чшш! Где твои манеры, Ршаг? Перед нами магесса, нужно вести себя подобающе. — шикнул на своего напарника слащавый колдун, обворожительно улыбнувшись Джу. Мне вдруг стало не по себе из-за этой его улыбки — подвижное лицо на ура изобразило радость и благожелательность, а вот глаза остались холодными и внимательными, словно у рептилии, изучая нас с ног до головы. Бледный колдун недовольно насупился, но спорить не стал. Ага, теперь понятно, кто тут главный. На меня ни один из этих господ внимания не обратил — если бы не висящий на плече гоблин, они бы даже не заметили присутствующего тут Аскета! И это к лучшему — их недооценка мне на руку. Я конечно не козырный туз, но настроение в нужный момент кому угодно испорчу.

— Мое имя Орс Кусар, член братства «Сверы», крыло «Плетущих Сеть». Это Ршаг Русаг, мой брат по искусству, а вы?.. — представился высокий колдун.

— Джу, это Аск — мой должник. — сверкнула белозубой улыбкой волшебница.

Колдуны бросили на меня более заинтересованный взгляд. Я в ответ лишь сдержано кивнул, но этим все и закончилось. Должников, тех, кто заключил договор служения с колдуном, хватало. Я бы с радостью сыграл мага, но, увы — если не каждый маг может прочитать в ауре, лжешь ты или говоришь правду, откуда пришел и какое у тебя хобби, то уж точно любой может признать собрата по искусству. Так что я, по сути, играю раба. Джу веселится только от одной этой мысли, а мне вот без разницы — хоть навозного жука исполню, лишь бы дело выгорело!

— Рады. Поведайте же, как нам всем улыбнулась удача, столкнувшая вас с нашим зеленым другом. — улыбнулся Орс.

Сшша как-то незаметно оказались за нашими спина и не спешили никуда уходить, я спиной чувствовал их присутствие — двинься, и нашпигуют болтами, словно ёжа. Колдуны между тем даже присесть не предложили.

— Охотно. — пожала плечами девушка. Рассказ занял несколько минут. Он был максимально простым и не перегруженным подробностями. В нашем случае, чем меньше говоришь, тем больше шанс, что не ляпнешь глупость. Пока волшебница вешала нашим новым врагам лапшу на уши, я мысленно готовил себя к части нашего плана именуемой «импровизация». Если нам поверят, можно будет решить дело без крови и проблем, а если нет… В общем, лучше, что бы нам поверили. Слушать было лишним, я и так знал «легенду»: наш босс, товарищ Гостиус, благодаря которому Оркхай и его люди попали в руки к союзу Сверов и Хур-Хар, столкнулся с серьезной угрозой со стороны Гхарха и решил забрать пленников для обмена, поэтому и прислал нас. Мы шли-шли, а тут нам навстречу выбегает орк с гоблином на руках, а мгновением позже скрывается в зарослях. Через несколько минут мы встретили отряд некроманта и решили помочь в погоне, разделившись на две группы. Нам, конечно, несказанно повезло, мы нашли орка и гоблина, убили первого, оглушили второго и пришли сюда.

— А где Сджак? — в конце рассказа, подозрительно поинтересовался Ршаг. Парень вообще был очень подозрительным и в отличие от своего друга этого не скрывал.

— Мне-то откуда знать? Он ушел севернее и больше мы о нем не слышали. За этим гадом пришлось долго гнаться… — раздраженно бросила Джу, но я заметил тень облегчения на ее лице. Если эти ребята и уловили в ее словах ложь, то виду не показали. Мы ведь все еще живы.

— Хммм… Зеленокожие сбежали немного раньше обеда. Вы наверно очень выносливы если смогли догнать одного из дружины сына вождя. — прищурившись, спросил Орс.

— Сджак уже должен был вернутся… Он совсем плох в управлении умертвиями — тратит на это много маны и внимания, на что-то другое совсем не остается. Я боюсь как бы он не загубил моих воинов… — обеспокоено забормотал бледный.

— У всех свои умения. — сдержано улыбнулась волшебница, проигнорировав бормотание Ршага.

Теперь понятно, почему мертвяки не слишком слушались того колдуна, да и сам он звезд с неба не хватал. Нам опять невероятно повезло — если бы он бросился в погоню один, еще не известно смогли бы мы отделаться одной раненой рукой на двоих. Между тем, я заметил, что недоверия в глазах у колдунов стало поменьше. Ршаг просто начал что-то бормотать про мертвецов, совсем про нас позабыв, а Орс сосредоточил свое внимание на Джу. Кажется, девушка теперь интересовала его больше чем какой-то потерянный в лесу товарищ-некромант.

Я едва заметно вздохнул и пожалел, что не могу вытереть выступивший на лбу пот — это только лишнее внимание привлечет. Лучше уж подождать.

— Несомненно. Гоблин еще жив? — еще раз улыбнулся Орс, на секунду повернувшись ко мне. Помня, что рот лучше не открывать, я лишь кивнул.

— Хорошо! Джу, не согласитесь присоединиться к нам? У вас была долгая дорога и определенно не самая легкая погоня — отужинайте с нами! Наши благородные друзья из сшша готовят превосходное куну, а в погребе нашлась пара бутылок отличного вина! Я покосился на волшебницу. Она на мгновение стушевалась, но быстро нашла хорошую отмазку:

— При всем уважении — я бы хотела проверить состояние орка и побыстрее доставить его к Гостиусу. Орки на границе лютуют, вы же знаете этих зеленокожих — каждый день на счету. Хороший ход! Использовать имя все той же большой шишки, что бы прикрыть наш уход и спешку. Я, конечно, очень удивлен, что от нас не требуют никакого подтверждения связи с этим Гостиусом, но это только к лучшему. Сразу после просьбы доказать, что мы от Гостиуса начинался плохой план «импровизация», включающий в себя малую долю переговоров (бессмысленных, ибо доказательство у нас одно — «Мамой клянусь!») и отчаянную стычку с кучей сшша и колдунами.

— Часом больше, часом меньше — орки не будут ничего делать, пока Оркхай у нас. Ваш слуга занесет гоблина в комнату, проверит пленника, а мы тем временем отужинаем! Вы расскажете о своих талантах, мне признаться, безумно интересно! — ну, а потом мы вместе направимся к Гостиусу. Без пленника нам тут делать нечего. Как вам такой вариант? — не сводя с Джу глаз, предложил колдун. Волшебница опять растерялась, и это совсем не вязалось с той ролью, которую она до этого играла. Вот теперь началась импровизация. Черт бы побрал этого Орса — теперь понятно, почему он не слишком нас проверяет. На первый взгляд мы чисты, да еще и с пленником на руках, а если что — они пойдут с нами. Целый отряд ящеров и три колдуна (парни еще не знают, что их собрат почивает очень далеко отсюда), казалось бы, что мы можем им противопоставить?

— Мы все же спешим и Гостиус, он… — предприняла еще одну попытку ударить именем большой шишки девушка, но я понял — теперь все будет идти не так гладко, как хотелось бы.

— Да ладно, Джу! Я настаиваю! Отужинайте с нами, а воины тем временем соберутся в путь! На Оркхая сможете посмотреть перед выходом. Я еще не видел, что бы чародейка Леса так пеклась о каком-то орке, когда ее приглашает на обед они из наших братьев! Я уже не нервничал, это было бесполезно. Да, рубашка прилипла к спине из-за пота, и сердце колотилось быстрей, чем обычно, но я был спокоен. Орс загнал Джу в тупик и откажись она — вызовет много подозрений. Разделение нашей маленькой команды это конечно плохо, но бой прямо здесь и сейчас, когда за спиной арбалетчики — верная смерть. Видимо волшебница считала так же, поэтому, немного подумав и поджав губы, кинула.

— Ладно. Будь по-вашему. — не скрывая недовольства ответила она.

— Хорошо! Гассша проведи слугу госпожи на второй этаж к пленному, Шша прикажи накрыть на стол! Ршаг? — победоносно улыбнувшись и раздав приказания, обернулся к товарищу колдун.

— За мной. — коротко бросил ящер, когда я повернулся. Мгновением позже он скрылся в дверном проеме. Следом за ним последовал другой сшша, только ушел в сторону крыльца. Я не спешил за ящером, и мы остались наедине с колдунами, спорящими о том, кому идти в погреб за вином. Я посмотрел на волшебницу, ожидая сигнала к действию, но та лишь отрицательно мотнула головой. Хек на плече то же не дергался, значит еще и правда не время. Неужто мы попробуем сбежать по дороге к Гостиусу? В дверном проеме снова показался сшша и нетерпеливо что-то прошипел. Ладно, к чертям все — как-то само решится. Что я знаю точно — вытаскивать пушку и начинать пальбу значит заставить действовать Хека и Джу, а они-то этого как раз и не хотят. Нет, сейчас не время рыпаться. Кивнув волшебнице в ответ, я двинул на выход из комнаты. Уже в дверном проеме я услышал, как Орс таки заставил Ршага лезть в, цитирую «эту сырую яму, по ошибке именуемую погребом». Ну что ж, будем надеяться, в этом доме большой подвал и некромант задержится там надолго — минус один колдун, это всегда хорошо. В Джу я не сомневался — в случае чего, она сможет выкрутиться. Покинув комнату, я последовал за сшша почти в конец коридора к лестнице, ведущей на второй этаж. Остальные двери были закрыты, поэтому узнать, где расположилось еще почти полтора десятка ящеров, не было никакой возможности. Между тем, мой наметанный глаз заметил следы крови на полу возле лестницы и дальше аж до самого черного входа. Сощурив глаза, я нервно хмыкнул — дверь выходящую на задний двор «украшали» следы чьих-то окровавленных ладоней, да и самой крови было намазано не мало. Как ни странно, специфического запаха крови я не ощущал. Кто-то явно старался тут все немного прибрать, но тряпка с водой это не то средство, которым можно скрыть лужи крови на полу и такие же отпечатки на стенах. Я конечно не из убойного отдела, но в этой кухне кое-что смыслю — иные «гении» после кровавого праздника так квартиры «вылизывают», что эксперты даже следов не находят, а тут… Я еще раз осмотрелся. Насчет открытых дверей я поспешил — предпоследняя дверь возле лестницы разбита в щепки, но на петлях висит. Наверное хорошо, что я не вижу что там за ней из-за тусклого освещения. Здесь оставшиеся дружинники Оркхая вырвались на волю, и началась резня. Судя по оставшимся после уборки следам крови, тут полегло несколько человек, остальные, среди которых раненные, бросились к лестнице… Когда я поднимался на второй этаж, то старался ничего не трогать и поосторожнее ступать. Еще совсем недавно тут было много крови. Ее постарались убрать, как и внизу, но результат был не очень — кое-где перила и стены были запачканы, а лестницу и вовсе покрывали огромные темные пятна, оставшиеся после смытой крови. Если внизу была резня, то здесь началось побоище — прорваться на верх, когда против тебя превосходящие силы противника, о чем думали орки? Теперь понятно, почему у них ничего не вышло — большинство пленных перебили прямо тут, на лестнице.

Я скривился и едва удержался, что бы не пнуть Хека, да посильнее. Будь проклят этот гоблин! Он же хитрый гад, неужели не мог объяснить этим остолопам, что они идут на верную смерть!? Меня вдруг захлестнула обида за воинов, которых покрошили словно баранов прущих напролом. Наверняка они были чертовски храбрыми ребятами, но ослепленные успехом на первом этаже здесь нашли только смерть.

Мы поднялись наверх, и мне потребовалось несколько секунд, что бы привыкнуть к еще более скудному освещению. Тут работала всего пара магических светильников, освещающих почти идентичный предыдущему коридор. Кровь у самой лестницы, дальше ничего — воины Оркхая ранили или убили нескольких врагов, но на этом все. Почему остальные магические кристаллы взорвались прямо в пазах, я не знал, но, кажется, Хек говорил о каком-то чародее…

Неожиданно одна из дверей отворилась, и в коридор вышел мужчина лет тридцати в просторном халате нараспашку, светло-синих штанах и такой же рубашке. Из-за тусклого освещения я плохо рассмотрел его лицо, но все же отметил, что незнакомец носил бородку клинышком и был совершенно лыс. В руке он держал серый посох из неизвестного материала с небольшим шариком, парящим в нескольких сантиметрах над навершием…

Тьфу ты, помянул черта — вот и он. Мы уж грешным делом надеялись, что этот гад свалит, когда придут некроманты, а нет — остался!

— Что надо? — грубо осведомился у нас волшебник, но потом заметил гоблина у меня на плече. Удивленно вскинув брови, он пренеприятно оскалился и скомандовал:

— О! Так вы поймали этого зеленорожего? Хорошо-хорошо… Тащи его сюда, кинем в комнату к Оркхаю. Чешуйчатый, свободен! Я двинул к мужику, а сшша как-то незаметно удалился, только его когти заскрежетали на ступеньках. Видно, у некромантов и их свиты с чародеями не все гладко.

— Хм, а я тебя не видел. Откуда взялся? — рассмотрев гоблина, бросил на меня изучающий взгляд маг. Теперь я смог рассмотреть его холодные голубые глаза. Точь-в-точь два кусочка льда… Это было плохо. Точнее, уже то, что чародей был все еще здесь, было очень плохо. Живущие в Орском Лесу маги были дружны между собой и в отличие от некромантов, которые не лезли в дела своих «светлых» братьев, много знали о своих руководителях. Да мало того, могли быть лично с ними знакомы! Это было еще одним слабым местом нашего плана — едва ли не любой вопрос про Гостиуса и нам конец. Хек знал про него не слишком много, маг занял нынешнюю должность всего год назад и не светился на публике.

Я немного занервничал, но у меня хватило ума, не бросится в придумывание новой легенды. Нас бы подобный ход уж точно похоронил.

— Гостиус послал.

— Ха? Не знал, что он в провидцы записался. Отсюда до его земли почти четыре дня пути, вышли вы буквально через два дня после нас. Зачем он вас послал? — не двигаясь с места, спросил чародей.

— После исчезновения Оркхая поднялся шум и Гхарх как-то прознал про участие Гостиуса во всем этом. — почти дословно повторил я слова Джу.

Мужик прищурился и пристально посмотрел на меня. Хек у меня на плече явственно напрягся, но двигаться не двигался — наивный гоблин думает, что я маг и смогу защитить нас каким-то фокусом в случае чего. Ага, конечно, единственная моя защита — плащ да рефлексы и я очень сомневаюсь, что этого набора хватит в борьбе против этого товарища.

— У тебя на руке Печать. — после небольшой паузы заметил чародей.

— Договор с моей госпожой. Она внизу вместе с господами магами… — быстро нашелся я, внутренне ругнувшись — некроманты не заметили магическую печать. Это о многом говорило.

— Магами!? Пф! Ты делаешь этим червям большую честь, называя их магами!

Махуровы слабосилки! Зациклились на своем колдовстве и не хотят шагать в ногу со временем! Противно, что приходится работать с подобными «господами». — пренебрежительно фыркнул чародей, стукнув о пол наконечником посоха. В первый момент я даже подумал, что меня раскусили и сейчас как долбанут чем-то убойным! — но к счастью, все обошлось. Хорошо, что я вовремя остановил руку, рефлекторно дернувшуюся к рукояти пистолета в кобуре, а маг был слишком занят своей речью и не заметил этого порыва. Как я и думал, чародеи и колдуны пусть и не враждовали, но и друзьями-приятелями не были. Чародеи называли себя «серыми» магами, не принадлежащими ни свету, ни тьме, но между тем тяготели больше к первому и косо смотрели на адептов второго.

— Ладно, идем. — в последний раз фыркнув, обратился ко мне чародей. Когда он повернулся и зашагал в конец коридора, я облегченно вздохнул и зашагал следом. Коридор был точно таким же, как и на первом этаже, разве, что темнее. Двери в комнаты заперты, и никто не спешил выходить нам на встречу, что настораживало — раз здесь остался чародей, где-то рядом должны быть уцелевшие орки из охраны.

— Так ты с магессой пришел? И как она? Раз смогла поймать этого зеленого раньше колдунов, должна быть не слабой. Неужто, Гостиус послал кого-то стоящего? — нарушил молчание мужчина, мерно шагая по коридору. Его посох издавал гулкий «тук» в очередной раз ударяясь о пол.

— Да. — не нашел ничего лучше ответить я.

— Хорошо-хорошо. Эти недомерки из Сверов тут всего день, а уже успели достать меня. Еще немного и испепелю обоих… Теперь хоть будет кому меня сдержать! Хе-хе… Я поежился и немного замедлил шаг, стараясь идти минимум метрах в двух позади чародея. Этот дядька был еще тем фруктом — мне он показался намного более опасным, чем пара сидящих внизу колдунов. Подобная уверенность в себе на пустом месте не рождается. Между тем, чародей не спрашивал о том, как мы поймали гоблина. Это словно его и не интересовало совсем, а вот меня такое поведение порядком нервировало. Зыркая по сторонам в поисках других охранников второго этажа, я внезапно услышал, как мой проводник что-то мурлыкает себе под нос. У меня едва кровь в жилах не застыла. Еще перед встречей с Хеком волшебница просветила меня насчет того, как работает магия. Про ману я уже знал — маг поглощает эту энергию, благодаря одной из составляющих души и перерабатывает ее, приспосабливая для своих нужд. Можно конечно использовать и «сырую» ману, но за результат в этом случае нельзя ручаться. После поглощения и переработки, кудесник получает энергию, которую легко использовать, придавая ей форму с помощью слов, форм, желаний, плетений и многого другого. На мгновение мне показалось, что чародей «напевает» магический текст. Заклинания созданные подобным образом были особенно искусными и сложными, от таких плащ созданный Саяром защитить не сможет. Развеивая окутавший меня страх, чародей заговорил:

— Эта война принесет нам больше проблем, чем пользы, помяни мое слово. В лесу достаточно чародеев и волшебников, да и колдуны имеются, но маги в одиночку не воюют. Нужна армия! А что у нас есть? Толпы наемников и целая куча местных торговцев, которые мечи не держали с того времени, как поднакопили деньжат и научились покупать охрану. С такими не навоюешь, мало того, когда торговые старшины постоев узнают про войну они утопят прожигов в желчи! Хе-хе… Ирония судьбы, какие-то торгаши приказывают магам! А тут еще и колдуны со своими ордами да дружины орков… Похлебка из котла этой войны забрызгает всех вокруг, но пожри меня Махур, если это будет скучным зрелищем! У меня пересохло во рту, а все тело напряглось, словно натянутый лук. Я почти не слушал болтовню чародея, так запоминал на автомате на будущее. Мы приближались к концу коридора, а значит и к тому месту, где держат Оркхая. Нужно быть на чеку и если Хек подаст знак начинать действовать. Одна из дверей слева внезапно открылась, и в коридор выглянул орк в стальном нагруднике с внушительной двухголовой секирой в руке. Чародей лишь рассеянно махнул рукой в его сторону, и воин исчез за дверью так же быстро, как и появился. Все произошло очень быстро, и я не успел даже толком испугаться, но зеленокожего рассмотрел — воин Хур-Хар (других орков тут быть вроде не должно) был повыше своих братьев из Гхарха, кожа у него была светлее, лицо вытянутое, а голову украшал пучок темных, словно смоль волос. К сожалению, я не увидел, сколько орков сидит в той комнате. Чародей тем временем подошел к соседней двери и, остановившись, легонько стукнул по ней висящим над посохом набалдашником. Перед тем как щелкнул замок, я успел заметить, что нарисованный на двери замысловатый символ на мгновение вспыхнул синим и погас.

— Ну, все. Приплыли. Скидывай этот мешок с потрохами, и пойдем, посмотрим на твою госпожу. Я так понимаю, Гостиус хочет произвести обмен? — еще раз пнув посохом дверь, заговорил чародей.

— Да. Отправляемся через несколько часов. — бросив взгляд в темную комнату, я кивнул.

— Махур бы его побрал! Достал гонять туда-сюда. Надеюсь, ему удалось договориться с Гхархом. Где они встречались, кстати?

Я почти почувствовал, как у меня в черепе закипают мозги. Слава Богу, это была не магия, а самое обычное желание за доли секунд придумать убедительную ложь и выкрутится из этой передряги. У меня еще есть шанс, еще не все потеряно! За время службы мне не раз приходилось выслушивать придумываемые на ходу объяснения и версии событий, поэтому я вывел для себя некую формулу удачной лжи: Доля правды, плюс капля логики, умеренное количество выдумки и немного удачи.

— На границе. — коротко ответил я. Это было даже не ложью, а просто догадкой. Ну где еще могут проходить подобные переговоры? Да еще после того, как одна из сторон уже взяла кое-кого в плен на своей территории.

— Экий ты неразговорчивый. Где на границе-то? Зайна? — посетовав, уточнил чародей. Прилично переволновавшись, я согласно кивнул, прежде чем обдумать ответ. Мне повезло, и лысый сам назвал место! А какая разница, там проходила встреча или нет? Как оказалось через мгновение — большая. Света в коридоре было все так же мало, но я успел заметить ту самую неприятную улыбку, которой чародей встретил меня еще у лестницы. В его глазах что-то на мгновение сверкнуло, и я даже не заметил тычок гоблина, призванный о чем-то меня предупредить. А потом маг сделал в мою сторону выпад и легонько ткнул меня набалдашником посоха в грудь.

— Вот бл… Договорить я не успел, из легких вышибло воздух, в глазах потемнело и на мгновение мне показалось, что в грудь ударил таран. Меня отбросило назад по коридору метров на пять. В какой-то момент Хек соскользнул с моего плеча, и я забыл о нем на время. Гоблин не дурак, сам о себе может позаботиться, думаю, в бою с чародеем от него проку будет немного.

Я приземлился на спину, которая тут же отозвалась резкой болью. Мало того, еще и головой о пол ударился, пусть и не сильно. Ребра ныли еще сильнее, чем после моего первого приземления в этом мире, но я приподнялся на локте левой руки, а правой нащупал рукоять пистолета. Кобуру я благоразумно не застегивал — отлично знал, что в бою на возню с ней времени не будет. Чародей стоял все там же и с улыбкой за мной наблюдая, раскручивал посох в одной руке. Набалдашник в виде шара сиял синим. Хек прижался спиной к стене метрах в трех передо мной и неотрывно наблюдал за посохом. Единственными звуками в коридоре было мое хриплое дыхание и свист крутящейся палки — никто не спешил на нашу маленькую вечеринку, даже засевшие в соседней комнате орки.

— Тс. Было весело. Не слишком, но от обычных наемников я большего и не ждал.

Хотя легенда неплохая. Эти сосунки внизу наверняка купились, у них мозгов так же мало, как и сил. Знаете, как я вас раскусил? — широко улыбаясь, заговорил волшебник, все так же непринужденно раскручивая посох. Я встретился взглядом с гоблином и увидел, как он едва заметно кивнул. Голова все еще гудела после удара о пол, но Джу накачала меня знатно, и соображал все так же ясно. Все, тянуть дальше нельзя! Перекатившись поближе к стене, я вытащил пистолет и зажал курок, целясь в грудь чародею. Зеленокожий в свою очередь метнул в него свой кривой кинжал. Звуков выстрелов не последовало — я использовал «бесшумную» обойму, пули из которой могли пробить магические защиты. Точно так же, без единого звука пули и кинжал гоблина ударились о невидимую преграду перед лысым чародеем и первые тут же исчезли, а второй отскочил в сторону и застрял в стене недалеко от меня. Я едва не заскулил от досады и продолжил жать на курок, стараясь вновь и вновь пробить магическую защиту.

Тщетно. Последняя пуля ударилась о магический щит, который я уже заметил из-за тусклого фиолетового свечения, и пистолет замолчал. Чародей еще раз улыбнулся, перестал крутить посох и легонько повел им из стороны в сторону. Хека подняло в воздух и ударило о противоположную стену. Гоблин сполз на пол и застыл кучей тряпья.

К своему удивлению, я не услышал хруста костей или чего-то подобного. Надеюсь, зеленокожий жив и просто потерял сознание. Я облокотился на стену и, продолжая смотреть в глаза лысому чародею, начал нащупывать спрятанную в рукаве обойму с бесконечными пулями. Руки немного тряслись, на лбу выступил пот, а рубашка так и вовсе прилипла к спине. Меньше чем за минуту волшебник уделал нас и даже бровью не повел.

— Так вот. Зря вы заключали с этим зеленомордым Договор — печать совсем свежая, хороший маг сразу заметит. Ну а про Зайна я ради забавы спросил. Гостиус там разместил несколько отборных отрядов, зеленокожие туда ни за что не полезли бы. Да и далековато он от границы с Гхарх. — как ни в чем не бывало, продолжил он. Я наконец-то зарядил пистолет, но стрелять не спешил. Если его не взяли магические пули, то обычным это и подавно не удастся.

— Артефакты у тебя хорошие, никогда подобной работы не видел. Не расскажешь, где взял? — отметил чародей, от которого не укрылись мои манипуляции с оружием. Еще раз улыбнувшись, он сделал шаг вперед. Я презрительно скривился, давая понять, что говорить нам не о чем. Даже не знаю, зачем я это сделал. Больно он меня саданул, обида не прошла, наверно. Сам понимаю, что глупо это, но какая теперь разница?

— Жаль-жаль. Тогда пора умирать дружище. Мне еще нужно с твоей напарницей поговорить! Может, это она их создала, а? Хотя, зачем гадать — пойду и сам проверю! — маг понял, что я не настроен на милую беседу и поудобней перехватив посох. Двухметровая палка выглядела угрожающе даже без магического набалдашника.

— Благодари создателя своих игрушек, я тебя калечить не буду — вдруг еще плетения зацеплю? — без капли сожаления произнес чародей и, за мгновение, оказавшись в метре от меня, взмахнул посохом. Последний шаг он определенно проделал с помощью магии — я даже не заметил, как расстояние между нами сократилось. Вокруг шара увенчивающего магический инструмент загорелось синее пламя, не предвещающее мне ничего кроме скорой смерти. Чертов чародей! Чертов гоблин! Чертовы некроманты и орки! Чертов мир! Мной внезапно завладела нешуточная злость, и я решил, что раз суждено погибать, так лучше уж утащить в могилу и этого гада! Не выпрямляя правую руку, я зажал курок, выпуская в грудь лысому пулю за пулей. Тот лишь усмехнулся — магическая защита оберегала его от артефакта созданного Саяром. Горящий синим пламенем набалдашник посоха взметнулся над головой чародея и через мгновение полетел по направлению к моей голове. Мне не оставалось ничего другого, кроме как перестать стрелять и закрыться от удара правой рукой. Я сделал это чисто рефлекторно, потому что откатится в сторону не было времени, а принимать магическое оружие на свой многострадальный котелок я подсознательно опасался. И почему бы?.. Посох чародея ударил аккурат по созданному Саяром артефактному браслету. Удар я почувствовал, но хуже него была магия, бушующая вокруг набалдашника — она вмиг прожгла мой волшебный плащ, будто бумагу и остановилась, лишь встретившись с медным браслетом. Руку на мгновение обожгло нестерпимым жаром, кажется, даже кожа начала обугливаться, но вдруг что-то произошло. Прищурившись от яркого света магического оружия, я заметил, как недоуменно вытянулось лицо чародея. Огонь вокруг шара резко вспыхнул и со свистом всосался в какой-то символ на браслете. Я почувствовал тепло, зарождающееся в запястье под магическим украшением, но удивление быстро сменилось болью — мгновением позже тепло превратилось в обжигающий жар и хлынуло вверх по руке к плечу. Мне показалось, будто кто-то заливает внутрь костей раскаленный металл, и он бежит по ним, перебираясь с одной на другую и наполняя тело адской болью. Наверное, если бы не чары Джу я бы уже потерял сознание и почувствовал, как боль отступает, оставляя во рту вкус… Олова и озона? Да, наверно так. Чародей мгновенно отпрянул на шаг назад, все так же уставившись на меня с широко раскрытыми глазами. Он был шокирован произошедшим не меньше моего.

— Как ты поглотил мою?..

— Эй, держи-ка подарочек от сынов Гхарха! — крякнул у него за спиной знакомый голос. Совсем сбитый с толку лысый, повернулся и встретился взглядом с мерзко скалящимся Хеком. Несмотря на болевой шок, я заметил, что лицо его залито кровью, тюрбан сполз набок, а нос неестественно выгнут. Гоблин как раз замахнулся и бросил в лицо чародею круглую склянку с миленькой розовой смесью. Ай-яй-яй, зря ты оставил этого пакостника у себя за спиной, господин хороший. Магия, защищающая чародея, исчезла, и граната ударившись об лысую макушку, легко разбилась. Что-то чавкнуло, на лбу чародея вспыхнул электрический разряд и в тот же миг разнесся по телу волной искр. Не устояв на ногах, он повалился на пол, словно подкошенный и выронил посох. Если не считать громко кипящих у меня в голове мозгов и бьющую по ушам кровь, в коридоре наступила тишина. Я чувствовал себя странно — вроде бы тело нещадно болит, но сил полно, хоть кросс бегай! Мне казалось, что несколько секунд назад меня накачали лошадиной дозой анаболиков, а потом ударили током, что бы поубавить эффект.

— (цензура) — как-то отстраненно протянул я и, опираясь о стену, поднялся на ноги. Хек оказался тут как тут и, бросив на меня подозрительный взгляд, приложил палец к губам, после чего наклонил к себе мою голову.

— Молодец маг-жа. Хорошо сработал, но кричать не стоит — его чары тишины спали, нас теперь легко услышать. Пошли, нужно заняться делом… Я благоразумно промолчал, решив умолчать, что даже не представляю, почему все еще дышу, и кивнул в сторону чародея. Все его тело покрывала толстая розовая корка, а я ведь даже не заметил, когда она появилась. Интересное, однако, зелье… Гоблин проследил за моим взглядом и, вытащив из стены кинжал, подошел к застывшему лысому. Нагнувшись, он потыкал розовую корку острием и лишь кисло скривившись покачал головой. Удерживая пистолет в руке, я подошел к нему и проделал ту же процедуру носком туфли. Твердый! Если чародей и жив, то где-то глубоко внутри этой скорлупы, а разбивать ее — только шум лишний. Хек засунул кинжал за пояс, вытер лицо рукавом и, схватив чародея за ноги, потащил в темнеющий портал комнаты, где держали Оркхая. Несмотря на разные габариты и розовую скорлупу, делал он это легко и непринужденно. Мне не оставалось ничего другого кроме как поднять посох. Сделав это, я пораженно уставился на расплавленный набалдашник — теперь он не парил над навершием палки, а просто прилип к ней, деформировавшись до неузнаваемости. Посох был теплым, но я как-то не обратил на это внимания — в первый момент огнем не объяло, значит, опасности нет. Логика! Я тихо сплюнул и последовал за гоблином к комнате. Даже и не знаю, что думать по поводу своего чудесного спасения. Черти что происходит и час от часу не легче, ведь теперь-то уж точно началась чистая импровизация!


home | my bookshelf | | Мироход |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу