Book: Священная Римская империя германской нации: от Оттона Великого до Карла V



Священная Римская империя германской нации: от Оттона Великого до Карла V

Франсис Рапп

«Священная Римская империя германской нации: от Оттона Великого до Карла V»

В память о моем наставнике Робере Фольце

Введение

Представляя на суд читателя эти страницы, я испытываю некоторое волнение. Освещаемая в книге тема настолько сложна, что кое-кому она может показаться даже скучной. Но как можно ее представить ясно, не вдаваясь в излишества и не искажая действительности? Чтобы проложить в лесу аллеи французского сада, придется вырубить столько прекрасных деревьев!

Действительно, история Германской Священной Римской империи соткана из парадоксов. Была ли эта империя действительно Священной? Она стала считаться таковой с момента, когда ее правители приняли папство. Была ли эта империя Римской, если Вечный город считался ее столицей в строгом смысле этого слова лишь непродолжительное время, к несчастью тех, кто сделал такую попытку? И наконец, эта империя не могла считаться чисто Германской. По своему определению она должна была быть всеобъемлющей, стоять над всеми подвластными ей народами. Конечно, связь империи с Германией была очень прочной. Германцы воспринимали себя как единую нацию, потому как, давно покинув свои земли в погоне за идеей создания великой империи, они осознали свою общность. Однако избираемый ими король именовался не королем германских народов, а Римским королем, поскольку ему надлежало быть императором, подобно тому, как сыну французского императора Наполеона однажды предстояло стать правителем Рима. Германское королевство и наднациональная империя настолько тесно между собой связаны, что в немецком языке существует лишь одно слово — Рейх — для обозначения обоих этих понятий, в латинском же, напротив, различают королевство и империю.

Если логика исторических событий кажется нам противоречивой, то это происходит потому, что мы не воспринимаем историю как нечто целостное, а скорее ищем в ней те связи с некоей основной, стрежневой идеей, «одной из господствующих тем становления человечества».[1] Стержневой идеей, унаследованной римской интеллигенцией у греческих философов, была общность людей в универсальном смысле, общность, единство и защиту которой обеспечивало государство, созданное римлянами. После принятия Константином христианства Римская империя (orbis romanus) превратилась в империю христианскую (orbis christianus), покровителем которой был Бог, а наместником на земле — император, совмещающий политическую и религиозную власть. Когда полчища варваров разрушили Западную Римскую империю, ее идеализированный образ стал еще более ярким. В мире, где необузданная сила и жестокость диктовали свои законы, память о правопорядке поддерживалась как залог лучшего будущего. Так рождался «миф о римской христианской общине, которая обрела территорию, о которой давно мечтала, и единую веру».[2] Духовенство всецело поддерживало эту идею, поскольку его учение было обращено к прошлому, которое представлялось им особенно прекрасным по той причине, что оружие в те времена, как они считали, служило лишь правому делу. В обществе, где теперь правила военная сила, они чувствовали себя беззащитными. Не в их власти было возродить империю. И лишь активные, властные, проницательные и амбициозные правители могли проникнуться этим мифом и воплотить его в жизнь. Или правильнее сказать, попытаться это сделать, так как задача была не из легких. Сложные политические условия не позволяли действовать свободно, строя государство, лишь отдаленно напоминавшее империю, всегда нуждавшуюся в сильных, сведущих людях, обладавших исключительными способностями. Эти качества, к сожалению, были присущи далеко не всем и проявлялись у каждого по-разному. Некоторые правители, поддавшись порыву, доходили до крайностей в своем стремлении воплотить эту утопию. Для других, более прагматичных, более важен был не размер империи, а ее мощь. Деяния каждого из них несли на себе отпечаток их личности. История империи становилась, таким образом, и историей ее императоров.

Самый прославленный из них, Карл Великий, казалось бы, не должен фигурировать в галерее портретов, которые мы собираемся вам представить. Священная Империя была основана в 962 г., примерно через полтора века после его смерти. Однако и Оттон, и все его преемники стремились идти по его стопам. Все они желали взойти на трон в придворной церкви в Ахене и быть коронованными в соборе Святого Петра в Риме, как Карл Великий, чья коронация состоялась на Рождество 800 года. Воспоминания о нем превратились в легенду, придав мечте о великой империи еще одну черту, прошедшую сквозь века, — идею избранности народа, которому Провидением предназначено обрести единство. После римлян это предназначение перешло к франкам. Более того, стало невозможным претендовать на империю, не будучи потомком самых знатных франкских родов. Империя почти неизбежно разделилась на две части. Два города воплощали ее двойственность — прежде всего Рим, но в той же степени и Ахен.

И хотя память о Карле Великом пережила столетия, сотворенная им империя оказалось недолговечной. В 843 г. она распалась. Более никогда земли восточных франков, нынешняя Германия, и западных франков, нынешняя Франция, не объединятся. За короткое время то, что прежде было единой общностью Запада, распалось на бесчисленное множество княжеств и королевств. В начале X века имперская корона была лишь украшением, выставляемым напоказ мелкопоместными князьками. В последний раз ее скинули в 924 г. Оттон подхватил ее 2 февраля 962 г. Ему, правителю Восточной Франкии, были также подчинены Ломбардия и Лотарингия, земли которых тянулись до Мааса. Победа над венгерскими завоевателями значительно укрепила его влияние, и он счел, что именно он достоин возродить империю. Его владения были весьма обширные, однако средства, позволявшие их удержать в повиновении, оставались довольно средними. Власть Каролингов к востоку от Рейна была ограничена, и к тому же во всех других землях ее механизм был плохо налажен. Герцоги, которые возвели Оттона на престол, отнюдь не являлись безропотными исполнителями его воли. Этническая пестрота народов, входящих в состав империи, затрудняла управление ею, и даже народы, говорившие на одном германском языке, не составляли единую нацию. Чтобы пополнять свою казну, Оттон пользовался своей властью императора. Как Карл Великий и все христианские императоры, он считался наместником Бога на земле. В его руках была сосредоточена как духовная, так и светская власть, поэтому он мог рассчитывать на полную поддержку Церкви. Духовенство же составляло некий каркас общества, более походившее на организм, лишенный нервов и костей. Множество проблем и драматических ситуаций препятствовало развитию этой структуры, которой еще предстояло пережить жестокие испытания, однако симбиоз религии и политики оказался жизнеспособным. Преемники Оттона делали все возможное для сохранения такой системы. Она способствовала быстрому развитию империи и позволила ей достигнуть пика своего развития в середине X века.

Позднее эта великолепная конструкция пошатнулась. Папы осознали, что они несли ответственность перед всем христианским миром и что серьезные злоупотребления его подтачивали. Чтобы изменить ситуацию требовалась полная свобода действий. Недостаточно было поставить во главе империи некоего светского правителя, который постоянно вмешивался бы в дела церкви. Ситуация, при которой император претендовал бы на роль нового Мессии и назначал епископов по своему смотрению, была абсолютно неприемлемой. Больше всего досаждало папе, что император обладал незыблемой властью. Конфликт был неизбежен; борьба стала беспощадной. Нездоровая ситуация, сложившаяся в государстве, грозила ему гибелью. После полувековой ожесточенной борьбы было достигнуто согласие. Империя вышла из кризиса значительно ослабленной. Прелаты перестали быть должностными лицами, превратившись в вассалов. Государство больше не в праве было требовать от них абсолютного подчинения. Фридрих Гогенштауфен, прозванный Барбароссой, извлек урок из этих перемен и ввел четко организованную феодальную систему, ставшую одним из столпов, на которых покоилась монархия. Духовенство заняло в ней свою нишу, а империя стала называться Священной. Но Барбаросса желал воспользоваться богатствами, которыми изобиловала Италия. Брак его сына Генриха VI с наследницей нормандцев на Сицилии должен был обеспечить Гогенштауфену власть на полуострове. Это решение было принято, невзирая на стремление ломбардских городов к независимости, с которыми папы, не желавшие попасть в стальные клещи, заключили прочный союз. Преждевременная смерть Генриха VI и последовавшие за ней смутные времена позволили Святому престолу добиться невиданных ранее возможностей, оставив императору лишь права наследника Петра. Взяв за основу сицилийское государство, доставшееся ему в наследство от матери, внук Барбароссы Фридрих II, напротив, объявил себя полноправным властителем, «воплощением закона на земле». Жестокое противоборство возобновилось с новой силой, но, несмотря на взаимные усилия, оно ни к чему не привело. Фридрих II остался непобедимым, но и он в 1250 г. был сражен болезнью. Новость о его кончине послужила сигналом к смуте. Все было разрушено практически в один момент, и наступила полная анархия, длившаяся чуть ли не двадцать лет. Императоры-марионетки не имели достаточно сил, чтобы положить этому конец.

Империя была настолько истощена, что вплоть до нашего времени историки продолжают считать, что она погибла. Такая точка зрения возможна только в том случае, если единственной формой жизнеспособного государства признается централизованное государство, как это было в конце эпохи Средневековья, форма политического правления королевств, ставших впоследствии действительно великими державами, такими, как Франция. Ничего подобного не могло возникнуть в империи. Увлеченные борьбой с папской властью, императоры не имели возможности развивать те властные институты, которые позволили бы им жестко править государством. Маленькие княжества, напротив, обладали подобными структурами. Отказ от них казался немыслимым. Но следует понимать, что ни одно из этих образований не стремилось к самостоятельному развитию. Они не требовали независимости и не собирались отделяться от империи, которая могла исчезнуть, рассыпавшись на куски. Князья хотели быть частью большего государства, обеспечивающего единство их судьбы. В сражениях за независимость германцы осознали свое единство. Создание и поддержка империи стали миссией германской нации, которая не мыслила себя отдельно от империи. Таким образом обеспечивалась ее преемственность. Пространство, на котором столкнулись два претендента на мировое господство, оказалось опустошено и со стороны папской власти, ослабленной Авиньонским пленением, и со стороны империи, отказавшейся с провозглашением Золотой буллы (1356 г.) от управления Церковью. Постепенно были введены новые элементы федеративной политической организации. Император обеспечивал некое верховное управление; механизмы власти были достаточной сложными и развивались настолько медленно, что некоторые считают это развитие весьма условным.

Эта система, зарождение которой шло исключительно медленно и, зачастую, мучительно, тем не менее уже обладала к началу XVI века всеми необходимыми атрибутами государства. Несмотря ни на что, она была достаточно стабильной. Испытания, которые пришлось ей пережить впоследствии, не позволили превратиться ей в единое государство. Мы же ограничимся перечислением тех конфессиональных разногласий, которые возникли с развитием протестантизма, с одной стороны, и сопротивлением католицизма, с другой; Тридцатилетней войной и противоборством Австрии и Пруссии. Империя погибла отнюдь не сама; Наполеон завоевал ее, чтобы присоединить к собственной империи, которую он намеревался создать во Франции.

Прежде чем приступить к теме, которую я только что представил, следует сказать хотя бы несколько слов о литературе, использованной мною при написании этой работы. Исчерпать ее полностью не представляется возможным, так как все время появляются новые исследования. Совершенно естественно, что большинство книг, посвященных этому вопросу, было написано немецкими исследователями. Их историческая школа по праву может гордиться обращением к самим истокам проблем и вниманием ко всем аспектам. Передо мной стояла невероятно сложная задача обобщить многочисленные и совершенно различные работы, содержащие в себе факты и идеи. Эта задача могла бы оказаться мне не по силам, если бы не мои учителя, Филипп Доллинье, Робер Фольц и г-н декан Жан Шнайдер, — внимательное чтение их трудов помогало мне постоянно. Именно им я обязан всем, что есть в этой книге правильного и разумного.

Благодарность

В 1999 г. Исторический институт Макса Планка пригласил меня к себе на месяц. Профессор Эксле, директор института, дал мне, таким образом, возможность разобраться в моих записях и пополнить мои заметки. Моя супруга, которая напечатала мою рукопись, стала ее первым читателем и критиком. Г-жа А. Обермюллер потратила массу времени, чтобы внимательно вычитать мое произведение, внося в него массу исправлений и дополнений. Выражаю всем мою глубочайшую благодарность.



Пролог

Империя Карла Великого и ее крах

Созданная Карлом Великим империя была необъятна, а потому вполне понятны и то восхищение, которое она вызывала в душах современников, и та память, которую так долго хранил Запад. Земли, на которые распространялось могущество империи и которыми она с гордостью управляла, занимали большую часть христианской Европы, от Северного до Адриатического моря и от Эльбы до Эбро. И именно по этой причине империя стремилась распространить свое влияние практически на весь христианским миром, а Карла Великого стали называть «правителем Римской империи» и увенчали имперской короной. Ему удавалось не только сохранять за собой этот титул, но и выполнять те функции, которые требовало его положение — обеспечение порядка, справедливости и мира в стране. Взяв за образец, насколько это было возможно, структуру, воплощенную в Риме, он приложил все усилия, чтобы возродить Государство. Отвергнув кочевой образ жизни, который вели его предшественники, он предпочел устроить свою столицу в Ахене, в самом центре империи, и построить там дворец, ставший воплощением государственной мощи. Поскольку он не мог лично присутствовать в подвластных ему странах, он поставил во главе каждой из них графа. Таким образом, возникло около 700 территориальных округов, объединенных в целостную административную структуру. Знаменитые «государевы послы» позволяли приводить в действие этот аппарат там, где это было особенно необходимо. Не отменяя этнических обычаев, присущих данным народам, капитулярии (королевские указы) дополняли их, устанавливая правила управления королевскими владениями или статус только что присоединенного к империи населения. Армия, значительно усиленная тяжелой кавалерией, обеспечивала не только защиту, но и единство государства, так как каждый свободный человек занимал в ней свое место, участвуя в походах, которые случались довольно часто.

Для того чтобы эта система работала, требовались люди, способные управлять ею. Церковь занимала в системе управления не последнее место, осознавая, что Карл Великий мог с одинаковым успехом обогатить ее или разрушить. Император считал, что его миссия заключается в духовном управлении государством, и, решая эту задачу, он мог прибегать к помощи церкви, которая оставалась под его контролем. Ему были также необходимы и светские помощники. Самые могущественные собирались вокруг него на «майские поля», круг лиц, занимавшихся не только подготовкой военных операций, но и принятием решений по важным вопросам управления империей. Карл Великий делал ставку не только на эту высшую знать, способную управлять войском, но и на личную преданность своих подчиненных, которых он сделал «вассалами короля», доверив им управление королевским имуществом, что позволяло им снаряжаться и упражняться в военном искусстве. Кроме того, влияние императора распространялось и на общественные структуры, которые до этого времени затрагивали лишь частные стороны человеческих взаимоотношений. Он полагал, что подобным образом зарождающееся доверие укрепит политические структуры, в уязвимости которых он отдавал себе отчет.

А уязвимых мест у империи было много. Ее громадные размеры усложняли управление. Чтобы пересечь страну из конца в конец, гонцу требовался по крайней мере месяц, а армии, направленной на сражение с неприятелем, и того больше. Помимо этого, неприкосновенность границ неоднократно нарушалась — на юге сарацинами, на востоке — славянами, на севере — датчанами. В Саксонии постоянно вспыхивали восстания, для подавления которых требовался не один десяток лет. К угрозе внешних вторжений добавлялись различные внутренние волнения, возникавшие на недавно завоеванных территориях, что, естественно, затрудняло управление государством. Империя объединяла совершенно различные этносы, и представители закона считали вполне правомерным требование судить преступников по законам его народа. Между странами, где оставила свой след латинская культура, и землями, где превалировала германская, различие было довольно ощутимым.

Взаимное неприятие народов еще более усиливало противоречия: франки, которые славились своим стальным характером, считали уэльсцев слишком легкомысленными, а римлян хитрыми и неискренними. Однако и германские племена не были однородными. Баварцы, к примеру, не ощущали своего родства с аллеманами. Христианство не везде достаточно прочно прижилось; в Саксонии процветало язычество. Практически каждый регион обладал своими особенностями. В Аквитании франки быстро приспособились к обычаям этого благодатного края.

Связи, установившиеся между императором и vassi dominici, не способствовали их превращению в покорных и верных слуг. Высшая знать имела огромные владения, разбросанные на бескрайних просторах от Рейна до Луары и от Дуная до По. Вассальная система, которую Карл Великий мечтал включить в свою систему государственного управления, зародилась изначально в лоне аристократии, которая использовала подобную иерархическую систему для подчинения подвластных. Кому в случае конфликта некоего вельможи с королем оставались верны его вассалы, своему непосредственному сеньору или его суверену? Кроме того, притязания этих вельмож бывали порой просто безмерны. Император, в ореоле славы, был вынужден постоянно держать их в рамках, но что могло произойти, если бы власть утратила свою жесткость?

Наконец, необходимо вспомнить главное уязвимое место империи Карла Великого, сразу же поставившее под угрозу ее существование. Обычаи франков не разделяли понятия государства, возглавляемого правителем, и владений, составлявших его собственность. Со смертью правителя и то, и другое должно было перейти к его сыновьям и, быть поделенным как обычное наследство. В 806 г. divisio regnorum (раздел королевств) распределило наследство между тремя сыновьями Карла Великого — Карлом, Пепином и Людовиком. Каждый получил по королевству (regnum); таким образом, старый обычай был соблюден. Все три короля были тесно связаны между собой в целях сохранения статуса империи, несмотря на различие политических систем в их королевствах. Такое положение позволяло обратиться к образу трех ипостасей Троицы — догмату, в котором душа франков искала решение. Тройственность не противоречила единству Бога, однако оказалось гораздо проще соединить противоположности в теологии, нежели сочетать их длительное время в политической реальности. Сохранение единства империи зависело в большей степени от усилий и от обстоятельств, которые сопутствовали правлению наследников Карла Великого. Возможно ли было контролировать ту центробежную силу, стремившуюся разорвать единство, созданное ценой неимоверных усилий? В 814 г., после смерти Карла Великого, преждевременный уход двух его сыновей, Карла и Пепина, намного упростил проблему наследования империи. Людовик Благочестивый унаследовал, таким образом, все состояние своего отца. У него уже был некоторый опыт управления государством, так как с 813 г. он был привлечен к управлению. Он получил серьезное образование, как того требовала его глубоко религиозная натура, направлявшая его на выполнение высокой миссии. Общество, которым он должен был управлять, составляли христиане, «мирская оболочка института церкви», или даже мирская прослойка Церкви.[3] Поэтому у него была четкая цель — сохранить в целостности этот организм. Для этого он предпринял целый ряд мер, самой значительной из которых стало введенное в 817 г. ordinatio imperii (уложение империи), призванное защитить империю от возможного раскола. Того же взгляда придерживался император Лотарь, старший сын Людовика. Один из двух его братьев, Пипин, был королем Аквитании, Людовик считался королем Баварии. Италия же досталась Бернарду, племяннику Людовика Благочестивого. В 806 г. идея государственного единства получила еще большую поддержку. Королевства, отошедшие наследникам, представляли собой не что иное, как автономные области в составе великого государства, что было сделано, с одной стороны, для упрощения административного управления империей, а с другой — для поддержания атавистического стремления к самостоятельности. Принципы Ordinatio были восприняты неоднозначно, однако Людовик Благочестивый сломил сопротивление и постарался укрепить все, что обеспечивало единство res publica.

Внутреннее недоразумение одним махом изменило ход событий. В 823 г. вторая жена Людовика Юдифь родила сына Карла, и этому позднему ребенку император также назначил свой удел. Такой передел имущества возмутил Лотаря, который очень быстро собрал вокруг себя ожесточенных сторонников единой империи, обладавших безупречной репутацией, — духовенство, представителей крупной знати, жаждущих новых титулов и состояния. Пипин и Людовик Младший, будущий Людовик Немецкий, присоединились к старшему брату, восстав против отцовской воли. Они сломили сопротивление правителя, который не отличался сильным характером (его иногда называют Благодушным) и постоянно балансировал между упорством и беспомощностью. Покинутый всеми на поле Менсонжа в 833 г., он был вынужден отречься от престола и был подвергнут унизительной церемонии. Победители тут же перессорились между собой. Пипин и Людовик перешли на сторону отца, чтобы иметь возможность восстановить свои права. Затянувшиеся переговоры были завершены к 839 г., когда, уже после смерти Пипина, было подписано соглашение, признанное в том числе и Лотарем. Людовику досталась только одна Бавария; остальные владения были разделены на две больших части по течению рек Мёз, Саоны и Роны. Все земли к востоку от этой границы отошли к Лотарю, Карлу же достались западные земли. В следующем году Людовик Благочестивый пал в битве с Людовиком Немецким, который был обижен таким переделом земель. Конечно, сыну Карла Великого нельзя было отказать в добрых намерениях, но судьба оказалась к нему неблагосклонна. Из-за недостатка сил он не смог отменить принятые решения, и единство империи было утрачено.

Лотарь постарался вернуть ей былую мощь. Он настаивал на соблюдении ordinatio, установленного его отцом в 817 г. Его братья не желали признавать подобный порядок. Объединившись против Лотаря, они разбили его войска при Фонтенуа-ан-Пюизе, а затем в 842 г. в Страсбурге принесли клятву, обязуясь помогать друг другу и не заключать никаких соглашений с противниками. Клятва, естественно, была принесена публично. Чтобы все воины могли понять ее слова, Людовик произнес клятву на романском языке, о чем свидетельствует первый дошедший до нас документ той эпохи, а Карл, сделал свое заявление на одном из германских диалектов, чья письменная традиция является более древней. Лотарь, вновь обретя свои права, решил, что лучше вести переговоры, нежели вновь затевать сражения. Его братья полностью разделяли его точку зрения. Переговоры, которые должны были завершиться подписанием мирного договора, длились долго, посредники собирали всю возможную информацию. Был составлен подробный перечень того, что подлежало разделу, было определено и перечислено все королевское имущество, имущество графств и их отчисления в их казну, а также епископства, аббатства и коллегии. Переговоры велись по четырем пунктам: равноценность трех частей, территориальное единство каждой, сохранение трех существующих королевств — Аквитании, Баварии и Италии, и, наконец, взаимное уважение между различными ветвями потомков Карла Великого ради сохранения крупных родов знати. Следовало также принять во внимание политические договоренности, заключенные тем или иным правителем: графство Шалон-сюр-Сон, правитель которого остался верен Карлу, не должен быть лишен своего надела. Очертания границ также были очень сложны; они не соответствовали течению рек, будь то Шельда, Саона или Рона, которые тем не менее служили главными разделяющими линиями этих земель. Языковые различия, похоже, вовсе не принимались во внимание.

В августе 843 г. в Вердене договор был подписан всеми тремя участниками переговоров. Карлу отошли земли к западу от рек, упомянутых выше, за исключением нескольких укреплений, доставшихся Лотарю, который получил в свои владения земли, простиравшиеся от Северного до Средиземного моря, включая две столицы, Ахен и Рим, но разделенные на две части Альпами. Людовик получил в придачу к Баварии все земли к востоку от Рейна, за исключением Фрисландии, которая отошла к Лотарю. Таким образом, возникли три франкских государства, восточное, срединное и западное. Однако им было еще далеко до вице-королевств недавнего прошлого. Лотарь, Людовик и Карл получили во владения не только практически одинаковые земельные наделы, но и обладали примерно одинаковой политической властью. Конечно, Лотарь был единственным императором, но этот титул был скорее номинальным и не давал ему особых полномочий.

Вскоре его престиж стал неумолимо падать. Имперское государство основной своей задачей считало сохранение единства «христианской республики». Передел земель, закончившийся договором 843 г., стал всего лишь очередным этапом в процессе дробления империи, доставшейся в наследство от Карла Великого, на различные земельные наделы, становившиеся частью достаточно неустойчивых государств. По смерти Лотаря, случившейся в 855 г., каждый из его сыновей получил по большому земельному наделу, доставшемуся им по Верденскому договору. Людовику кроме императорского титула досталась Италия; Карлу — Прованс; Лотарю отошли земли, простиравшиеся от Вогез вплоть до Северного моря, названные в честь их правителя Лотарингией. Восточную Франкию ждала примерно та же участь, что, срединное королевство; после смерти Людовика Немецкого его земли, расположенные вдоль долины Рейна, были поделены между тремя его сыновьями; Карломан унаследовал Баварию, Людовик Дитятя — Саксонию, Турингию и Франконию, Карл Толстый — Алеманию. Судьба Западной Франкии была не лучшей; передел владений там обернулся вооруженными конфликтами, наступила анархия, при которой бесконтрольно росла и укреплялась власть отдельных графов, а централизованная власть становилась слабой и ничтожной. Аквитания практически вышла из-под власти Карла Лысого. Мятежи вспыхивали постоянно, вызывая ответные акции их подавления. Конфликты повсюду сеяли разрушение и смерть. Аристократия не считала нужным соблюдать клятвы, данные своим королям. В последующие пятнадцать лет земли Карла Великого еще раз пять претерпевали различного рода переделы, каждый раз со сменой правителя. Высшая знать, почувствовав в 843 г. свою силу, потребовала от короля, чтобы он не принимал никаких решений без учета ее мнения.

А что уж говорить о тех ужасных напастях, которые несли с собой внешние враги, разрушавшие все, что осталось от былого порядка и процветания. Суверены обладали минимумом возможностей, а непослушание их более могущественных вассалов полностью парализовало их действия. Западным землям с трех сторон не давали покоя опасные грабительские набеги. Норманны, напав сначала на Англию и Ирландию, начиная с 840 г. стали наносить огромный ущерб богатейшей части империи Каролингов. Они захватывали порты и поднимались в глубь стран по течению рек Луары, Сены и Рейна, основывали там свои укрепленные поселения, в конце концов распространив свое влияние в пределах всего герцогства. Эти поселения впоследствии превратились в Нормандию, которую Карл Простой передал в их полное владение. Сарацины были столь же ужасны, как и викинги. Они полностью завоевали Сицилию, вошли в пролив Массины, продвинулись до горы Кассен, сметая все на своем пути, и в 846 г. полностью разграбили Рим. Не избежал той же участи и Прованс; Гард-Френе служил убежищем для кавалерии, которая могла там получить передышку, и плацдармом для последующих набегов на савойские Альпы, вплоть до Вогского массива. Самые ужасные набеги совершались на Востоке, в придунайских лесах, где практически не было защиты от тюркских племен, пришедших из Центральной Азии в Европу. Их вторжения напоминали жестокие набеги гуннов и аваров, разбитых Карлом Великим. Их сменили мадьяры, племя тюрко-монгольского происхождения. Их набеги на империю Каролингов начались примерно с 899 г. и отличались беспрецедентной дерзостью — даже Ним видел под своими крепостными стенами отряды мадьярских всадников, чья жестокость могла сравниться только с их отвагой. Они не удовлетворялись разграблением земель и угоном в плен местного населения. Они с удовольствием разрушали города, убивали и мучили людей.

Как бы то ни было, им было трудно сопротивляться прежде всего потому, что невозможно было предвидеть, куда или когда они нападут в следующий раз. Военная удача на долгое время переметнулась в чужой лагерь, она оставалась верна завоевателям вплоть до начала X в., как на юге, так и на востоке. Чуть меньше времени для возрождения земель потребовалось на западе. Такой знаменитые военачальник, как Роберт Сильный, родоначальник Капетингов, принес себе в боях невиданную славу, которой пользовались впоследствии все его потомки. Однако возрастающая угроза все больше вынуждала наследников Карла Великого сплотиться. Действительно, было даже два момента, когда обозначилось стремление к воссозданию империи, но эти веяния быстро закончились. Карл Лысый после смерти Лотаря в 870 г. устремил свой взор на Лотарингию, а затем, когда умер Людовик прибрал к рукам и Италию. В 875 г. римский папа, нуждавшийся в поддержке в борьбе с мусульманами, короновал его императором. Бесспорной ошибкой Карла Лысого было стремление полностью захватить Лотарингию, тогда как по Мерсенскому договору с Людовиком Немецким ему полагалась лишь половина земель. Он был наголову разбит, и итальянцы отреклись от своего поверженного императора. Карл умер в 877 г., так и не вернув себе власть. Четыре года спустя Карл Толстый, последний сын Людовика Немецкого, у которого после смерти его братьев была возможность восстановить единую Восточную Франкию, вновь завладел Италией и тоже был коронован папой. Ему предстояло также унаследовать трон Людовика и принять под свое владычество в 885 г. Восточную Франкию. Но эти обязанности были слишком обременительны для не вполне здорового человека. Его попытка возглавить борьбу с норманнами оказалась тщетной. Что же до Италии, то он даже не пытался бороться с сарацинами. Его промахи были столь очевидны, что в 887 г. он сложил с себя полномочия императора.



С тех пор имперская корона стала не более чем игрушкой, за которою продолжали бороться лишь мелкие царьки, не обладавшие подлинной властью. Ги де Сполето носил ее с 891 по 896 гг.; затем она перешла к племяннику Карла Толстого — Арнульфу; после его смерти в 901 г. ее унаследовал один из его дальних родственников Людовик, король Прованский; и наконец последний из рода Каролингов, внук Людовика Благочестивого, Беренгарий Фриульский, король Италии, получил ее в 915 г. После его кончины в 924 г., больше не нашлось желающих занять императорский престол, который был дискредитирован бездарным правлением своих последних монархов. На сей раз империя Карла Великого действительно погибла.

Возрождение идеи империи

Если идея империи как политического образования и изжила себя, то идея империи как таковой продолжала жить. Ее истоки уходят глубоко в историю, историю сложную и насыщенную событиями. Она пережила все кризисы и не исчезла. И хотя испытания порой придавали ей новый облик, ее цели оставались прежними. Она зародилась в Риме и вплоть до начала Нового времени, когда Священная Римская империя рухнула, она сохраняла признаки своего происхождения. Прежде чем стать синонимом государства слово imperium обозначало власть, которой обладал правитель государства при монархической форме правления или же административные структуры в период республиканского правления. Воины победившей армии также провозглашали своего военачальника императором. Начиная с императора Августа, все последующие престолонаследники назывались императорами, поскольку в их обязанности входило руководство Империей. Поскольку влияние Рима распространялось на территории, которые в те времена считались цивилизованным миром, эти обширные земли (так называемый orbis romanus) были названы империей. За ее пределами жили только варвары. Стремление объединить народы, воспитанные в лоне греко-римской цивилизации, в какой-то мере оправдывало завоевания легионеров. Управление столь обширными территориями было тяжелейшей задачей. Институты государства, стремясь к совершенству, не оставляли императору сколько-нибудь эффективного механизма управления. Религия же использовалась для усиления власти. На заре имперской эпохи сакральная сущность правителя все более подчеркивалась. Государь становился предметом поклонения, сопровождаемого некими ритуальными действиями, например «проскинезой» — битием поклонов. Уклониться от этой церемонии означало поставить себя вне закона. Гонения на христиан изначально были вызваны их неподчинением закону, что ставило под угрозу целостность империи. Сопротивление Церкви было настолько сильным, число ее сторонников росло с невероятной быстротой, и в начале IV в. Константин позволил ей развиваться самостоятельно. Все закончилось тем, что он сам принял христианство, а при правлении последующих императоров даже начались гонения на язычников. Бесспорно, религиозные воззрения императоров изменились, однако природа имперской власти по-прежнему осталась религиозной по своей сути. Конечно, император больше не был божественной сущностью, однако он становился наместником Бога на земле. В храмах происходили церемонии, в которых участвовал как сам Господь, так и его наместник. Одежда и атрибуты императора, возгласы приветствия при его появлении, коленопреклонение, обязательное даже для высших государственных чинов, изображения, почитаемые народом, — для сакрализации образа императора использовались все возможные средства. Восточная империя сохраняла все эти ритуалы вплоть до своего падения в 1453 г. А Запад поддерживал с ней достаточно тесные связи, чтобы знать, какое великолепие окружало basileus. Идея империи сохранила все вышеперечисленные черты. Она по-прежнему была идейно связана с Римом, и поскольку все претенденты на место императора не всегда являлись правителями Вечного града, свои столицы они также называли Римом, например Константинополь — Второй Рим, Москва — Третий Рим. Один поэт даже назвал Ахен Roma ventura — Будущим Римом. С другой стороны, императору для поддержания престижа была необходима слава, добытая на поле брани, а чтобы его авторитет был общепризнан, требовались также средства для удержания власти. И наконец, он должен был иметь неприступный вид, подобающий наместнику Бога.

На Западе образ императора обрастал своими специфическими чертами. Римская церковь более, чем греческая, была озабочена проблемой обретения и сохранения независимости от государства. Вечное духовное требовало отделения от преходящего, временного, и прямые связи между двумя этими сферами просто отвергались. Вслед за Амвросием Августин еще более решительно заявил об опасности слишком тесного контакта между ними. Его «Божий град», влияние которого на средневековое мышление должно было быть сильным, показывал, что интересы империи и церкви могли не пересекаться в социальной плоскости, но каждый их этих институтов играл самостоятельную роль, и развитие каждого из них шло независимым путем. Сфера сакрального, представленная Церковью, по мнению епископа Гиппона, стремилась впитать в себя природную сферу, гарантом которой выступало государство. Превосходство Церкви более четко было выражено при папе Льве Великом, который в середине V века очертил первые контуры доктрины, провозглашавшей главенство римской церкви. В 494 г. папа Геласий, в своем знаменитом трактате, противопоставлял две власти — власть понтификов и императоров; каждой их них были присущи свои атрибуты, но власть понтификов значила больше, поскольку на нее возлагались заботы о спасении душ государей. Эту теорию сложно встроить в рамки империи, осознающей свои права и обладающей достаточной силой, чтобы обеспечить к себе уважение. Григорий Великий через сто лет после Геласия испытал на себе всю тяжесть имперского правления, усилившегося при Юстиниане, но не отрекся от высказанных его предшественниками принципов, которые он выражал хоть и осторожно, но твердо. Однако возрождение Византийской империи было недолгим, а ее влияние на Запад недостаточным. Государства варваров заполонили большую часть Европы. С их точки зрения, почести, оказываемые римлянами императору, были неприемлемы. Папы были обязаны улавливать новые веяния, чувствовать напасти, постигшие цивилизацию, и знать, как вести себя в той или иной ситуации. В сложившихся обстоятельствах размышления о взаимоотношениях Церкви и Государства принимали совсем другой оборот, отодвигая на задний план вопрос о престиже империи. Взгляды, выраженные в «Божьем Граде», были упрощены настолько, что исказили саму суть вопроса. Государство оказалось безусловно подчинено Церкви, которая определяла путь его развития, оставив на его усмотрение решение тех вопросов, которыми не могла заниматься самостоятельно. Это «политическое противостояние» предоставляло государю исполнение неких «министерских» функций. Подобная «министерская» концепция царствования была принята вестготскими королями Испании, пока нашествие арабов в 711 г. не положило конец их государству. Франки же отказывались воспринимать идеи, провозглашаемые Церковью. Они подчинили себе епископаты, без зазрения совести облагали их налогами и другими обязанностями, распространив на них свою тираническую власть, так что к концу эпохи Меровингов, в начале VIII в., епископат находился в столь затруднительном положении, что почти превратился в светскую организацию, оставив свою паству ради амбиций отдельных личностей.

Союз Церкви и королевства стал еще более тесным, когда династию Меровингов сменила прославившаяся впоследствии династия Каролингов. Чтобы оправдать свершенный им государственный переворот, Пипин сначала был коронован епископами, потом, чтобы соблюсти все формальности, — папой Стефаном II, настойчиво добивавшимся помощи франков в борьбе против лангобардов в 754 г. Папство было более заинтересовано в Каролингах, чем они в нем. Отказавшись от утверждения превосходстве вечного над преходящим, они умерили свои притязания. Франкские короли становились понтификами и получали от пап всевозможные титулы, звания и эпитеты вроде «Нового Моисея» или «Нового Давида». В Laudes regiae, королевскую церковную службу, было введено множество элементов и словесных формул, заимствованных из культа императора, существовавшего в Восточно-Римской империи после принятия там христианства. Правитель там расценивался как живое воплощение Христа. Чрезмерный культ был перенесен на всех франков. «Да здравствует Христос, любящий франков», — восклицал автор пролога к Саллической правде. Следует полагать, что Карл Великий совершенно серьезно принимал эти титулы и знания, а потому стал оказывать на Церковь сильное влияние. Безусловно, он считал себя покровителем церкви, и, по его мнению, ответственность, возлагавшаяся на него при этом, обязывала его осуществлять жесткое руководство духовенством. Он даже считал себя pontifex in praedicatione, у которого должны учиться епископы. «Покровительство в Церкви и порядок в Государстве стремились… соединиться в одном духовном интересе».[4] Адриан I в самом конце VIII в. заметил, что должность короля является низшей по отношению к должности папы и епископов. Сегодня, разумеется, его замечание кажется некоторым преувеличением. Оно относилось лишь к королевской власти, поскольку на Западе империя так и не была возрождена. И даже если простой король особо не прислушивался к советам папы, то что говорить о правителе, возглавлявшем империю? И в Риме, и при дворе франкских королей в последние годы VIII в. возможность восстановления империи рассматривалась все более серьезно.

Карл Великий, чья власть распространялась на большую часть христианского Запада, обладал возможностями, позволявшими считать его imperatori similis, т. е. подобным императору. В противоположность учениям Запада и Востока, иконоборчество и Filioque предоставляли королю франков возможность стать «рупором» латинской церкви, единство которой только крепло под его руководством. В практике церковных учреждений имитация имперских обычаев становилась все более очевидной. Наконец, придворная часовня в Эксе представляет собой архитектурное воплощение имперской политики. В ней хранился трон — точная копия трона царя Соломона, а ее восьмиугольная форма являлась прообразом нового Иерусалимского храма. «Самый влиятельный из царей правит миром», — этими словами Карл, уже будучи Августом, определял свою империю, которую еще до начала IX в. уже называли христианской. Возможно ли было пойти еще дальше и чисто формально восстановить империю на Западе? Это было возможно сделать только в Риме, городе пап, но идея создания империи во главе с правителем-понтификом противоречила представлениям Карла Великого.

Институт папства был не безболезненно оторван от императорской власти Восточной империи, тогда как его поддержка, особенно в эпоху великих христианских завоеваний, была очень существенна. Было необходимо закрепить этот разрыв, провозгласив, по возможности однозначно, независимость папы. С этой целью был постепенно разработан документ, последняя редакция которого датируется приблизительно первыми годами IX в., но его изначальные варианты восходят, безусловно, ко временам правления Стефана. Речь идет об одной из самых знаменитых исторических мистификаций, Константиновом даре, Constitution Constantini. Мы часто встречаемся с описанием этого факта, и думаю, что будет полезно кратко осветить этот вопрос в данной книге. Согласно этому документу, император Константин, покидая Рим, чтобы занять Византийский престол (так как он не считал приемлемым находиться в том же городе, что и наместник небесной империи), якобы оставил «западные провинции» папе и в знак уважения к нему передал символы власти, уподоблявшие его императору, imperatori similis, — праздничную одежду, царский венец, phrygium (высокий белый колпак), заменявший папскую корону, пурпурную мантию, державу и скипетр. Таким образом, римский папа, в то же самое время, что и король франков, обладал всеми признаками власти императора. Вместе с тем документ рекомендовал королям Запада вести себя, как «хорошие императоры», то есть относиться с уважением к институту папства, как это делал Константин. Мозаика Латрана, созданная во времена правления Льва III представляет Константина в образе Христа, а короля франков — в образе Святого Петра, его наследника. Иными словами, в римской церкви возобладало политическое начало. Таким образом, Constitutum не только не отрывал церковь от Восточной империи, он и позволял на Западе утверждать, что церковная власть имеет светское происхождение. Константин предоставил церкви эту власть. В свою очередь, церковь могла передать полномочия правителю, которого она сочла бы достойным и способным найти этой власти правильное применение.

Лев III, чье положение было сложным даже в Риме, остро нуждался в помощи, которую ему мог оказать Карл Великий. Он передал королю франков все титулы и все привилегии, которыми еще в недавнем прошлом обладал византийский император. Воспользовавшись присутствием Карла в Риме, куда он приехал для восстановления правопорядка после одного из восстаний, на собрании высших церковных и светских чинов он изъявил желание видеть короля франков во главе империи и через два дня, 25 декабря 800 г., короновал его в соборе Св. Петра. Жители Рима устроили ему радушный прием и падали ниц при виде его, выражая почтение, достойное басилевса. Благодаря этой церемонии в глазах как папы, так и простых римлян империя вернулась в свою прежнюю столицу. По свидетельству Эйнхарда, которое не вызывает ни малейших сомнений, сам король не был удовлетворен оказанными ему почестями, ведь значимость фигуры папы была неоспорима, и однажды он мог заявить свои права на светскую власть. С другой стороны, вопрос о ритуале коронации скорее касался римлян, чем франков. Но будучи поставленным перед свершившимся фактом, Карл Великий постарался смягчить нежелательные последствия. Сначала он внес поправки, изменявшие имперский титул. Разумеется, он продолжал лелеять мечту о возрождении империи. В изданной им булле сохранилась формулировка, унаследованная со времен античности, Renovatio Romani imperii. Однако намного больше, чем город Рим, короля интересовала империя. Карл стал именовать себя «Август, великий и миролюбивый император», настаивая на том, что коронован самим «Богом» и управляет империей как «король франков и ломбардцев». Он пошел еще дальше и заключил мир с Византией. Демонстрируя, что универсализм басилевсов его не интересует, он отказался от своего римского титула. Таким образом, империя Карла Великого, равно как и ее столица, оказались отделены от Рима. Франки занимали в этой империи главенствующие позиции. Чтобы придать своей идее еще более явную форму, Карл Великий в 813 г. передал корону своему сыну Людовику. Никто из духовенства не принял участия в этой церемонии. Таким образом, недостатки, которые, по мнению Карла Великого, имела церемония 800 г., были исправлены.

Для сохранения этих изменений необходимо было, чтобы империя оставалась сильной, чтобы она пустила корни на франкской земле, и чтобы Ахен действительно стал ее столицей. Как известно, ничего из перечисленного не было осуществлено, и государственная структура, созданная Карлом Великим, быстро распалась, а последние претенденты на имперскую власть правили на юге Альп.

Противоречие между церковным и светским взглядом на идею империи усилилось. Папство вновь заявило свои претензии на имперскую власть. Стефан IV уже смог одержать верх над монархией Людовика Благочестивого, коронованного его отцом в 813 г., с помощью новой церемонии: в 816 г. папа прибыл в Реймс, чтобы благословить короля и даже, если верить свидетельству, короновать его в честь св. Петра короной императора Константина. Эту церемонию, принимая во внимание знаменитый Constitutum, невозможно было истолковать иначе, как претензии на приоритет. С тех пор всех императоров непременно короновал и посвящал римский папа. Обычно церемония коронации происходила в соборе Св. Петра в Ватикане. Николай I (858–868) настаивал на том, что роль Церкви должна быть всеобъемлющей, а он, как глава Церкви и блюститель единой христианской морали, обязан контролировать и направлять действия королей. Император — это всего лишь самый авторитетный из правителей, потому что он является наследником Константина. У него было свое церковное предназначение; он должен обеспечивать защиту «матери всех Церквей», т. е. папской власти. Таким образом, стала признаваться лишь империи, берущая начало из Рима, от Св. Петра. Ахен, соответственно, терял всякую значимость по сравнению с Вечным городом. Культурное возрождение, справедливо именуемое каролингским, поскольку Карл Великий стремился придать ему размах и силу, во многом способствовало восстановлению былого величия Вечного города, Roma aurea (Золотого Рима), славу которого воспевали все латинские авторы, как христианские, так и языческие, и упадок которого не воспринимался как необратимый процесс. Таким образом, надежда увидеть его однажды возрожденным, вернувшим себе функции столицы мира, казалась неискоренимой. Именно Карл Великий сделал своим девизом «Возрождение Римской империи». Римские вельможи, считавшие себя потомками тех, кто некогда носил тогу и занимал курульные кресла в Сенате, рассчитывали на то, что чествования, устроенные 25 декабря 800 г., позволят им с назначением императора вернуть себе хотя бы частично свой былой статус. Они верили, что империя, осененная непреходящей славой Рима, не должна исчезнуть и что она не сможет существовать без крепкой связи с Вечным городом. Чаяния знатных римских семей встретились с интересами верховных церковнослужителей. Иногда их стремления совпадали, поскольку, начиная с первых десятилетий X в., римские феодалы оказывали сильное влияние на церковные институты. Романская составляющая имперской идеи вышла, таким образом, на передний план, и Карл Великий предложил от нее отказаться. Однако воспоминания о великом императоре не исчезли с его творением. Ахен не превратился снова в маленький поселок; он остался городом, где Карл достиг своей славы и где в величественном восьмиугольном здании придворной часовни покоится тело почившего суверена. В коллективной памяти эпоха Каролингов отмечена славой, обернувшейся легендой. Имперская идея была неоднозначной, по крайней мере двуполярной, даже если римский полюс в конце IX в. преобладал над франкским. В любом случае, это происходило вовсе не потому, что идею олицетворяло уже исчезнувшее с лица земли государство. В духовном плане эта идея была вполне жизнеспособной, готовой вот-вот возродиться, как только условия позволят это сделать.

Восточная Франкия

Идея империи возродилась в 962 г., через тридцать восемь лет после смерти последнего правителя, носившего императорский титул. Оттон I, который возродил в Риме империю, как это некогда сделал Карл Великий, не был ни потомком Каролингов, ни даже чистокровным франком, скорее саксонцем. Однако королевство, которым он правил, еще не достигшее высот империи, именовалось Восточной Франкией и располагалось на землях, доставшихся Людовику Немецкому в 843 г. по Верденскому договору. На западе его границы проходили по Рейну на отрезке между Майнцом и Шпейером; на севере по берегу моря до Эйдера, близ датской Ютландии; далее по Балтике и Эльбе до слияния ее с Саалой, затем вверх по течению этой реки до гор, отделявших государство от Богемии; далее по Дунаю, захватывая Австрию и Каринтию, по южному склону Альп через Доломиты и главный горный хребет к Рейну ниже озера Констанс. Эту территорию называют Германией скорее для удобства, поскольку это не вполне правомерно. В действительности в летописях X в. это название использовалось редко, а чаще употреблялось название regnum Teutonicorum или regnum Teutonicum (Тевтонское королевство), вошедшее в обиход чуть ли не век спустя. Поэтому при первом знакомстве с истоками этого государственного образования будет правильнее называть его Восточная Франкия. С политической точки зрения эту часть Франкии не коснулись постоянные земельные переделы, которые полностью истощили Лотарингию. Правда, в 876 г. сыновья Людовика Немецкого разделили ее на три примерно равные части, чтобы вступить в права наследования земель своего отца, но спустя некоторое время Карл Толстый воспользовался смертью своих братьев, чтобы присвоить себе их земли. И таким образом, этим землям не был причинен значительный ущерб.

Если политические рамки королевства были довольно жесткими и гарантировали ему некое единство в пределах его границ, то с экономической, социальной и культурной точки зрения до подобного единства было далеко. Население было распределено неравномерно. Цифры, которые можно получить из очень скудных документов, неточны; в среднем плотность населения составляла 23 человека на квадратный километр, но при этом долины Рейна и Дуная были заселены намного плотнее, чем земли близ Эльбы и Заалы. Некоторые территории, например Шпессарт и Оденвальд, на севере и на юге Майна, вплоть до конце IX в. оставались необитаемыми, а «Черный лес» еще дольше. На востоке королевства леса были очень густыми, а на пространстве между Гарцем и Тюрингией и вовсе непроходимыми. Однако начиная с X в. Восточная Франкия, как и весь Запад, испытала великое переселение. Первопроходцы, число которых постоянно росло, захватывали пустынные земли и постепенно основывали все новые поселения. Демографический рост постепенно выравнивал численность населения на востоке и западе королевства, однако так до конца и не сделал его однородным.

На заселенных территориях, где население практически полностью обеспечивало себя, никаких изменений практически не происходило. Рынков здесь было не многим больше, чем монетных дворов, располагавшихся по большей части на берегах Рейна и Дуная. Ситуация кардинально изменилась с открытием после 950 г. в Гарце, в Саксонии, шахт. Богатые Раммельсбергские месторождения серебра в северной Германии стали настоящим животворным источником, откуда рекой текли металлы, «орошая» прибрежные земли. Хотя местная торговля в начале X в. была скорее вялой, этого нельзя сказать о торговых отношениях с более удаленными регионами. Ситуация, описанная в 960 г. купцом Ибрагимом бен Якубом, мало изменилась за предшествующие десятилетия. Он описывал необычайное оживление на больших дорогах и удивлялся множеству народов и языков, на которых говорили встреченные им люди. Пограничные службы Раффельстеттена на Дунае подтверждали его наблюдения. Пути, связывавшие Запад с Восточной Европой и Востоком, проходили через Восточную Франкию. Самый оживленный участок торгового пути проходил от Праги по течению Майна до Майнца на Рейне; далее на севере параллельный путь соединял Магдебург с Кельном. Причем в обоих случаях самые ценные товары не просто перемещались по этим территориям, а вывозились в другие страны. Это был человеческий товар из славянских стран, «рабы», который торговцы, чаще всего евреи, везли на рынки в мусульманские страны. Восточные продовольственные товары, ткани и специи, поднимались по течению Дуная, а промежуточным пунктом была Регенсбург — город, значение которого постоянно росло вплоть до XII века. Торговые пути пересекались с осью, делившей страну с севера на юг в долине Рейна или чуть дальше, по ту сторону границ с Восточной Франкией, в долине Мааса, в том числе в Вердене и Льеже. Фризы с конца X в. активно использовали это направление для экспорта крашеных тканей, которые они производили в большом количестве, и импорта зерна и вина. Они разбивали свои лагеря у крепостных стен множества городов по берегам Рейна. В X в. эти «пионеры большой торговли» утратили свое значение, но торговый обмен в долине Рейна и Мааса, начало которому они положили, по-прежнему процветал. Еврейские общины также обосновались в Восточной Франкии и в рейнских городах, развивая свои традиционные виды деятельности. В то время, когда крупные торговые пути лишь отчасти затрагивали регионы к востоку от Рейна и к северу от Дуная, не проникая вглубь, они вносили огромное оживление в экономическую жизнь этих территорий. Отсутствие равновесия между восточными и южными рубежами Восточной Франкии и внутренними территориями королевства было также заметно и на уровне управления и обустройства земель.

Множество поселений, разбросанных вдоль Рейна и Дуная, создавали удивительный контраст с несколькими малоразвитыми городами, затерянными на просторах Центральной Германии. Рим оставил свой след в провинциях, входивших в состав империи. Майнц и Регенсбург со времен своего основания при римском владычестве сохранили в своем облике античные черты. Крупные города, созданные Каролингами для укрепления их власти и влияния, ставшие центрами экономической жизни еще в X в., несли на себе отпечаток бедности и примитивизма. Становится понятным, почему немецкие историки были удивлены различием в уровне развития двух частей Восточной Франкии и почему они стремились подчеркнуть важность этого «преклонения Запада перед Востоком» (West-Ostgefälle). Императоры в своей политике стремились уменьшить этот разрыв, прилагая усилия для развития обеих частей и укрепления единства.

Задолго до них франки уже задавались подобной целью. За воссоединение этих земель более всего ратовала церковь, и ее поддержка была очень ценной. Она распространяла свое влияние на все территории, объединенные под властью франков некой сетью государственных институтов. Структура этих органов власти, естественно, не была однородной, но связи между отдельными регионами становились все крепче. Внутри епархий территории были поделены на приходские участки, неизменность границ которых строго соблюдалась для облегчения взимания десятины. Монастырские подворья были расположены довольно густо, и они сами поддерживали связи с теми монастырями, которые их основали. Самый известный пример — монастырь Корвей, новая Корбия, показывает, что от Сомма до Везера, от Пикардии до Саксонии монастырское единство сохранялось невзирая на расстояния. В культурном плане West-Ostgefälle также проявлялось в церковной среде, правда, со второй половины IX в. уже значительно в меньшей степени. Ростки, взошедшие в саксонских аббатствах во время царствования императоров из рода Оттона, взросли на богатейшей почве, возделанной монахами и монахинями на протяжении предыдущих столетий. Результаты проделанной ими работы были хрупки, но в то же время чрезвычайно ценны, священники и прелаты, епископы и аббаты прекрасно отдавали себе в этом отчет. Естественно, самые дальновидные из них, стремились укрепить политическое единство на территориях, куда были приписаны те церковные организации, которыми они руководили. Сильная политическая власть, по их мнению, гарантировала единство, без которого никакое Государство не смогло бы чувствовать себя независимым в духовном смысле. В то время как было необходимо взять на себя инициативу, чтобы не допустить раздробления королевства, все, кто был в этом заинтересован, мог практически всегда рассчитывать на поддержку епископата. Исходя из разных мотивов, аристократия, высшая знать, неоднократно упоминавшаяся в ходе нашего повествования, имела схожие с прелатами цели: она не принимала дробления Восточной Франкии. Действительно, такая трактовка их поведения может показаться парадоксальной. В результате они, по-видимому, и создали то разделение (или по крайней мере способствовали ему), которое в течение долгих столетий проявлялось в Германии, — деление на этносы, Stamme, четыре большие территориальные единицы Саксонии, включавшие с начала 908 г. Тюрингию, Швабию, Баварию и Франконию. В немецкой историографии долгое время считалось, что эти народы образовались задолго до завоевания германских земель Меровингами и Каролингами, что их язык и прошлое составляли их национальную самобытность. Такое видение фактов принято разве что в современной исторической школе. Возможно, исконная независимость Баварии и сохранялась еще две или три сотни лет после того, как она вошла в состав государства франков. Саксония, отчаянно сопротивлявшаяся, но без особых усилий покоренная Карлом Великим, по-видимому, не была полностью вовлечена в это борьбу, местная аристократия была готова к сотрудничеству с завоевателями. Изучение каролингских законов, например lex saxonum 802 года, доказывает, что они все-таки способствовали созданию этнического единства, несмотря на сохранение исторической памяти об эпических битвах против франков. Последние осуществили раздел земель, на «regna», термин, который не следует переводить как «королевство». Подчинявшиеся им территориально-административные единицы далеко не всегда управлялись подвластными империи королями. Правители этих территориальных единиц, призванные облегчить работу администрации, именовались marchio (маркграфами) или dux (герцогами). Аллеманния — герцогство, ставшее впоследствии Швабским герцогством, было основано Людовиком Благочестивым, когда он решил возвести на престол своего младшего сына Карла Лысого. Когда имперская власть ослабла и в конечном итоге изжила себя, правители областей, чтобы противостоять продолжавшимся дерзким набегам других племен, восстановили это административное деление, которое в определенной мере соответствовало этническому делению, признанному франками по их законам. Таким образом, regna Каролингов в начале X в. начали превращаться в этнические герцогства, Stammesherzogtümer. Иными словами, не сами этносы создавали герцогства как государственные образования, гарантирующие им безопасность, а высшая знать, стремившаяся возродить административную структуру Каролингов ради укрепления собственной власти и предупреждения анархии, грозившей наступить с момента распада империи. О ком бы ни шла речь, о Люитпольдах в Баварии, о Конрадинах и их противниках Бабенбергах во Франконии, о Гунтфридах в Швабии или Людольфингах в Саксонии, все семьи, правившие в этнических герцогствах, принадлежали к Reichsaristokratie, как ее называют немецкие ученые, к аристократии, которая благодаря служению великим императорам обрела значительные полномочия, позволившие ей заметно увеличить состояние. Титулы и владения высшей знати (лат. potentes или proceres) позволяли ей занимать важные посты практически в любой части империи; а ее влияние распространялось от Бретани до Италии. В конце IX в., не нарушая границ и установленных к этому времени этнических общностей с другими провинциями, аристократия решила обосноваться в восточном регионе Франкии и слиться с местной аристократией, пустить корни в землях с полного согласия местного населения. Владения высших аристократов были обширны и вполне могли считаться их собственностью, поскольку включали в основном земли, не принадлежавшие сеньору, свободные от всяческих пошлин и налогов. В их владениях положение арендатора земель было практически приравнено к положению владельца. Свободное население, обладавшее меньшим имуществом, чем знать, признавало себя вассалами аристократов и получало от них вознаграждение, чаще всего не в виде земельных наделов, а в виде льгот. Таким образом, феодальные отношения начинали влиять на образ жизни аристократии, а сеньоры возлагали свои заботы на крестьян. И то и другое веяние шло с востока; оно захватило сначала юг и центр Восточной Франкии, а позже достигло Саксонии. Во Фризии оно не затронуло всего крестьянства, сохранившего свою свободу на протяжение всего периода Средневековья.

Этнические границы герцогств не препятствовали движению племен. Их намерения были намного шире. Их меньше интересовали территории, простиравшиеся по ту сторону Эльбы и Заалы, эти земли были мало заселены, экономика не очень развита, а обосновавшиеся здесь славяне яростно сопротивлялись любой попытке христианизации, тогда как сфера влияния «франков» была неотделима от евангелизации. Немецкое завоевание востока началось только после установления владычества саксов. В то же время Италия, славящаяся своим богатством, подогревала аппетиты завоевателей. Швабы, также как и баварцы, мечтали обосноваться на юге Альп. Менее очевиден, однако неопровержим тот факт, что огромные ресурсы Лотарингии, отданной в 911 г. королю Западной Франкии Карлу Простому, не давали покоя аристократам Восточной Франкии, а особенно правителям Франконии. Саксонское семейство Людольфингов Саксонского также было заинтересовано в этих землях, и одна из вельможных дочерей этого дома Ода, сестра будущего короля Генриха, вступила в брак с Звендибольдом, сыном императора Арнульфа, ставшим по велению его отца королем Лотарингии.

Все возрастающая опасность вынуждала высшую знать Восточной Франкии заниматься делами королевства, а не заботиться исключительно об усилении своего собственного владычества. Последним императорам никак не удавалось положить конец набегам завоевателей. Набеги венгров были наиболее ужасны и опасны. Их целью были земли, расположенные достаточно далеко от их родных лесов, но с той же жестокостью они обходились и с соседями. Нужно было срочно дать им отпор и отрезать путь в Восточную Франкию. Для этого требовался сильный военачальник. О воссоединение двух Франкий в единое государство под руководством Карла Простого не могло быть и речи. Необходим был человек, знающий эти земли и испытавший тяготы постоянных набегов, а потому способный стать достойным противником захватчиков. В 911 г. высшая знать, относившаяся с пренебрежением к потомку Каролингов (пришедшему, естественно, с запада, поскольку восточная ветвь рода уже угасла), избрала на трон короля Конрада, герцога Франконии. Целостность Восточной Франкии вновь была сохранена. Герцоги прекрасно понимали, что не в их интересах было, воспользовавшись отсутствием подходящей кандидатуры из-за угасания династии Каролингов, разделить на части то, что еще оставалось единым королевством. В этом случае они бы потеряли свою силу и были бы по одиночке разбиты венграми. Опасность была настолько велика, что ей могло противостоять только единство.

Единство это было еще достаточно хрупким. Конечно, чтобы обеспечить защиту своих земель, аристократы готовы были выбрать короля из местной знати, но при этом они, естественно, рассчитывали править вместе с ним. Соглашаясь на эти условия, короли брали на себя тяжелые обязательства. Мы увидим, как имперская корона станет для них символом, подтверждающим их власть, и как они будут вынуждены бороться за нее. Ради получения и сохранения короны им придется отправляться через Альпы в Италию, долго сражаться там, чтобы получить доступ в Рим, где проходили коронации. И в этой эпической борьбе все говорившие на народном языке, «thiudisk», германцы, каково бы ни было их происхождение, в конце концов были вынуждены сплотиться против внешних врагов, именуемых ими, без каких-либо различий, «tedeschi» создав таким образом нацию. Не немецкая нация создала немецкое государство, а именно немецкое государство породило немецкую нацию.

Глава I

Рождение и рост империи

Восшествие на престол наследников Оттона

Историческая попытка: эфемерное правление франконца Конрада I (911–912)

Поскольку в 911 г. Людовик Дитя, сын последнего императора каролингской династии, умер, знать Восточной Франкии отказалась подчиниться Карлу Простоватому. В действительности их более волновала не сомнительная легитимность этого правления, которую они признавали за потомками Карла Великого, а сама Francia Orientalis, они начали считать ее своей страной и не желали поглощения ее иным государственным образованием — Западной Франкией. Вполне понятно, почему многие историки относят образование Германии, которое на самом деле случилось многим позже, к 911 г. Поскольку нужно было найти преемника умершему короля, а звать Каролинга из Западной Франкии в расчеты магнатов не входило, им пришлось искать короля в собственной среде. Принцип «кровного» престолонаследования уступил место выборному. В конце концов в ноябре 911 г. аристократы съехались в Форкхайм. Среди представителей Франконии, право первого голоса имели саксы, прежде всего Оттон, происходивший из рода Людольфингов. Этот человек, чья власть заметно возросла в первые годы X столетия, скорее всего, был предупрежден, что именно он займет трон. По крайней мере, так утверждает историк его династии Видукинд Корвейский.

Оттон, ввиду своего возраста, якобы отказался от этого предложения, и тогда аристократы выдвинули кандидатуру франконца Конрада. Возможно, действительно Оттон не стал мешать этому выбору. Столь же весомым, как и влияние саксонцев, оказалось мнение архиепископа Майнцского Гаттона. Приняв во внимание отсутствие правопреемника в одном из самых знаменитых родов, Каролингов, следовало поставить во главе королевства одного из представителей франкского народа, продолжателей имперских традиций (Reichsvolk). Гаттон поспешил дать новоизбранному монарху свое благословение, чтобы показать, что Церковь признает его. К несчастью для Конрада, эта церемония не очень-то послужила укреплению его авторитета. Герцогства, которые следует называть этническими территориями, набирали силу, вслед за Баварией, Саксонией и Швабией, а герцоги, их основавшие, гораздо больше стараний проявляли в укреплении своих территорий, нежели в подчинении королю. Особенно это касалось баварцев и швабов, но также и Генриха, провозглашенного герцогом Саксонским в 912 г. после смерти его отца Оттона, ставленника Конрада. Кое-как, с грехом пополам, Конрад смог договориться с Генрихом. Взамен он обязался начать военные действия против Арнульфа Баварского и его дядей, которые полностью подчинили себе Швабию. Королю удалось стать правителем Баварии, схватить и казнить завоевателей Швабии, а Арнульфа отправить в изгнание. Церковь поддержала его действия: собравшийся синод при поддержке большинства епископов Франкии пригрозил тем, кто не подчинится королевской власти, отлучением от церкви. Как и коронация, это увещевание не имело продолжительного эффекта. Конрад ничего еще не сделал, чтобы покончить с набегами венгров, которые Арнульф Баварский научился благополучно отражать. Не добыв на полях сражений славы, король, даже будучи коронованным церковью, не мог противопоставить себя знати, которая также претендовала на власть, согласно «порядку, установленному Божественным Провидением». В последний раз Конрад решил урезонить Арнульфа, когда тот снова вступил во владение Баварией. Этот поход не принес ему практически ничего, кроме раны, которая оказалась смертельной (919 г.). Без сомнения, он понимал, что Восточная Франкия рискует развалиться, едва зародившись. Генрих, герцог Саксонский, показался Конраду наиболее способным крепко держать бразды правления. На смертном одре он обязал своего брата Эберхарда передать символы королевской власти Генриху. Если несчастный Конрад каким-либо образом и остался в памяти германцев, то только благодаря этому деянию — трогательному проявлению его последней мудрой воли. Таким образом, саксонцам, последнему оплоту имперской идеи франков, удалось стать той династией, чьи потомки правили долее века на землях Francia orientalis и заложили там основу возродившейся империи.

Генрих I, основатель «королевской династии» (919–936)

Генрих, которого прозвали Птицеловом, потому что, согласно легенде, посланцы Конрада нашли его кормящим соколов, в 912 г. стал герцогом Саксонии, хотя и не был саксом по происхождению. Людольф, его дедушка, давший имя всему роду, происходил, без сомнения, из тех тюрингов, которых франки оставили в этих практически не освоенных землях и на помощь которых они рассчитывали. Эта помощь обеспечивалась и посредством брачных уз; супруга Людольфа происходила из франков, а ее невестка Гадвига, скорее всего, была принцессой из рода Каролингов. Людольфинги влились в аристократию империи. Две дочери Генриха, одна — Герберга, была выдана замуж за Каролинга Людовика IV, короля Западной Франкии, другая — Гадвига, за Гуго Великого, в браке с которым родила сына, будущего Гуго Капета. Две династии, оспаривавшие трон Западной Франкии, таким образом, принадлежали роду, который испокон веков правил этими землями. Но Людольфинги хотели укорениться и на саксонских землях. Генрих развелся со своей первой женой, чтобы жениться на Матильде, из рода Видукинда, предводителя саксов, который принес столько неприятностей Карлу Великому. Такая матримониальная политика имела целью расширение земельных владений Людольфингов, кстати сказать, и без того довольно значительных, позволявших взимать дань с богатых монастырей, особенно с Гандерсхейма, основанного в конце X в. Людольфом, и с Кведлинбурга, где Генрих и Матильда должны были быть погребены. Эти обители должны были получить благословение небес для дома, который их основал (Hausklöster).


Священная Римская империя германской нации: от Оттона Великого до Карла V

Генриху было просто необходимо такое благословение. Ему нужно было, чтобы представители знати приняли его в качестве короля. В 919 г. во Фрицларе, что во Франконии, аристократы этого герцогства, с одной стороны, а также аристократы Саксонии, с другой, подтвердили голосованием выбор, сделанный умирающим королем Конрадом. Согласие франков было совершенно обязательным, поскольку они были своего рода гарантами легитимности (Reichsvolk) его вступления на трон. Что касается герцога Баварского, то он считал, что корона должна принадлежать ему; поэтому он провозгласил себя королем in regno teutonico (лат. тевтонского королевства). (Следует заметить, что слово «тевтонский» впервые употреблялось в титулатуре). Генрих, умевший создать благоприятные условия для дружественных отношений, смог убедить своего противника отказаться от этой части земель. Арнульф в обмен на некоторое вознаграждение стал «другом короля». Некое подобие согласия наладило взаимоотношения между герцогом Швабским и Генрихом, который вел себя как «первый среди равных», щадя чувства знати. Следуя своему замыслу, он уже отказался от коронации, которую готовился провести архиепископ Майнцский после выборов Фрицлара.

Поскольку внутренние дела в государстве пошли на лад, Генрих мог посвятить себя не только защите своих территорий, но и их расширению. Он воспользовался смутами, которые раздирали Лотарингию, и слабостью Западной Франкии, истерзанной соперничеством между Каролингами и Робертинами, чтобы поставить Лотарингию (в ее широком понимании) в зависимость от Восточной Франкии. По этой причине он добился в 925 г. присоединения лотарингской аристократии, наряду с успешным заключением в 921 г. договора о нейтралитете с Карлом Простоватым и подписанием в 932 г. договора о дружественных отношениях с Робертом. Важность этого события невозможно переоценить. Оно вернуло границы королевства за пределы Мааса к берегам Шельды. Материальное благосостояние Лотарингии было огромным, а ее культурное развитие находилось на очень высоком уровне.

Еще более важным с политической точки зрения было то, что Генрих и его преемники могли чувствовать себя как дома во дворце и часовне Ахена. Традиции Каролингов дали более сильные всходы и охватили более обширные территории на той части наследия королевства Карла Великого, которая первой отказалась повиноваться власти его преемников. Правда, в присоединении Лотарингии были и свои отрицательные моменты: ее территории были слишком обширны, чтобы полностью подчиниться централизованной власти, и Западная Франкия нелегко смирилась с ее утратой. После смерти Генриха осталась бы нерешенной масса проблем.

Король, герцог Саксонский, был в курсе серьезности угроз, нависших над восточными границами. Он согласился выплачивать венграм в течение девяти лет дань, что должно было продлить срок умело купленного перемирия. Во время этой передышки он укрепил удаленные лагеря, которые поддерживались солдатами-крестьянами, и вооружил их. Тяжелая кавалерия доказала свою боеспособность в сражении со славянскими племенами на востоке Эльбы. Город Бранибор, будущий Бранденбург, остался невредим. Смело преодолев Заалу, воины Генриха продвинулись вверх по течению Эльбы и на возвышенности близ реки, в замке Мейсен, установили отныне свой укрепленный пост. В 929 г. Венцеслав, герцог Богемский, принес клятву верности суверену Восточной Франкии. Постоянная миссионерская деятельность должна была упрочить эти завоевания, введя жителей завоеванных земель в лоно христианства; однако евангелизации препятствовала культурная общность лютичей, чья приверженность к язычеству приобрела воинствующий и агрессивный характер. В 933 г. Генрих I, в распоряжении которого теперь было достаточно вымуштрованное войско, мог с победным исходом сразиться с венграми, возобновившими свои набеги. Он разбил их 15 марта при Унструте и на следующий год повторил этот успех на севере, где королевство испытывало постоянную угрозу со стороны шведов.

Став победителем, Генрих обрел авторитет, уже неоспоримый для знати. Он воспользовался им, когда после смерти Бурхарда, герцога Швабского, назначил его наследником франконца Эберхарда, заручившись назначением прелатов в этом герцогстве, как ему уже это удавалось в епископствах и аббатствах Лотарингии. Он прекрасно понимал, что не может действовать совместно с Церковью, и если в свое время он отказался от коронации, то лишь для того, чтобы не задеть представителей аристократии. Верный своему стремлению умножать и укреплять дружественные связи со всеми, кто желает вместе с ним трудиться на благо королевства, он становился членом различных молитвенных братств, создаваемых многими монастырями, примеру которых следовали и влиятельные семейства Саксонии. Такая последовательно проводимая политика позволила ему не только располагать своими наследственными территориями и королевской казной в Саксонии и Франконии, но и иметь сильное влияние во всем остальном королевстве.

Его соседи, короли, не могли остаться равнодушными к авторитету Генриха. Король Бургундии, Родольф II подписал с ним договор о дружбе еще в 922 г.; Генрих передал ему часть герцогства Швабского, а взамен получил Святое копье, которому суждено было стать символом империи. В 935 г., в непосредственной близости от границы Лотарингии, возле Седана, Генрих провел переговоры с западно-франкским королем Раулем и Бургундским королем Рудольфом, целью которых было урегулирование конфликтов между тремя королевствами. Они закончились созданием союза. Дипломатический успех еще более утвердил авторитет Генриха, который вознамерился отправиться в Италию и, возможно, добиться короны, на которую уже нацелился герцог Швабский, а впоследствии Баварский, но болезнь воспрепятствовала его намерениям. Представителям знати, собравшимся у его одра в Эрфурте, он рекомендовал избрать Оттона, старшего из сыновей, рожденных ему Матильдой, хотя она сама отдавала больше предпочтения второму сыну — Генриху. И вновь обычай Каролингов о разделе территории не был соблюден, и целостность территорий осталась неприкосновенной. Выполнив эту свою последнюю миссию, Генрих I мог спокойно умереть, что и произошло 2 июля 936 г. Согласно его желанию, он был похоронен в церкви, основанной им самим в Кведлинбурге.

За десять лет правления Генрих доказал свой талант правителя, никогда не отходя от намеченной им линии. Скованный амбициями знати, он тем не менее защищал королевство, расширял его западные и восточные границы, приумножал величие короны и в итоге заложил основу могущественной монархии.

Оттон I, «отец отечества» (936–973)

Оттон, который будет вписан в анналы истории под именем Великий, не стремился в точности следовать по стопам отца. У него было время поразмыслить, как лучше управлять государством; на момент смерти Генриха I ему исполнилось двадцать четыре года.

Церемония его восшествия на престол весьма ярко характеризует его личность. Она состоялась в Ахене. Выбор места коронации ясно показал, что новый суверен стремится возродить традиции Каролингов. При этом на церемонии он был облачен в традиционное одеяние франков. Представители всех народов Восточной Франкии были приглашены на церемонию, однако саксонцы и франконцы, этнические носители законной власти, так называемые Reichsvolk, пользовались предпочтением. 7 августа они были призваны первыми присягнуть на верность королю, за ними последовали баварцы, швабы и лотарингцы. Первое действо происходило в атриуме, перед дворцовой часовней. Затем архиепископ Майнцский провел Оттона в центр восьмиугольника, представил его как избранника князей и предложил народу подтвердить этот выбор. После коронации, проведенной архиепископом Майнцским, в которой участвовал и архиепископ Кельнский, Оттону были вручены символы власти: меч, мантия, браслеты, скипетр и жезл власти. Он был возведен на каменный трон, который по традиции считался троном великого императора. Затем последовало пиршество, на котором герцоги исполняли роль королевских слуг: виночерпиев, стольников, разрезавших мясо, охранников.

Различные этапы этой церемонии сохранялись вплоть до исчезновения Священной Империи. Престолонаследник Карла Великого, Оттон, так же как и его предшественник, играл роль «Нового Давида», который в политической модели этого известного типа некогда занимал главенствующее место. Церковь и священнослужители, о которых и речи быть не могло ни в Форкхайме в 911 г., ни в Фрицларе в 919 г., сплотились вокруг правительства: функции, возложенные на них во время коронации, прямо указывают на это.

В то время как его отец отказался от коронации, чтобы не создавать впечатления у представителей знати, будто они отстранены от управления королевством, Оттон с самого начала своего правления открыто продемонстрировал, что он не будет довольствоваться положением «первого среди равных» по отношению к мелкопоместным князьям. Он не признавал руководства государством на федеративных началах; и вскоре ему представился случай продемонстрировать это. Сначала он продемонстрировал мощь своей власти Эберхарду, герцогу Франконскому, который во время стычки с одним из его вассалов злоупотребил всей силой. Затем, настал черед другого Эберхарда, герцога Баварского, почувствовать на себе его гнев. За отказ присягнуть на верность королю Оттон отправил его в ссылку, предварительно избив и лишив титула. Герцогством стал управлять его брат Бертольд.

Все изъяны сложившейся в государстве системы управления Оттон обнаружил, когда в 938 г. его младший брат Генрих, любимец королевы-матери, заручился активной поддержкой со стороны герцога Лотарингского Гизельберта, герцога Франконского Эберхарда и части представителей саксонской аристократии. Мятежники сумели вступить в сговор с королем Западной Франкии, Людовиком IV Заморским. Оттон едва смог справится с ситуацией благодаря герцогу Швабскому, который вовремя пришел ему на помощь. Во время сражения при Андернахе герцоги Лотарингский и Франконский погибли. Генрих, хотя Оттон и вернул ему свое расположение, поставив управлять его Лотарингией, замыслил убить своего старшего брата. Уличенный в заговоре, взятый под арест, он в 941 г. в конце концов смирился со своей участью. Новая политика представлялась необходимой. Оттон считал, что франки, как и саксы, поскольку они являются частью Reichsvolk, должны непосредственно подчиниться королевской власти, а не искать замену мятежному герцогу Эберхарду. Поскольку договоры о дружбе, которые заключил Генрих I, оказывались не достаточно крепкими, сын решил положиться на семейные узы, на его взгляд, более прочные. Его дочь Лиутгарда вышла замуж за Конрада Рыжего, которого он назначил герцогом Лотарингии. Генрих, младший из Оттонов, чья жена Юдифь была родственницей герцогов Баварских, сменил Бертольда после его кончины. В 949 г., Людольф, старший сын короля, который сочетался браком с дочерью герцога Германа Швабского, сменил на престоле своего тестя. В 950 г. Оттон I мог считать, что его власть была непоколебимой благодаря родственникам и союзникам, которые представляли его интересы, стоя во главе главных округов королевства. Мы увидим, что он ошибался.

Кризис, начавшийся с восстания Генриха в 938 г., показал, что Лотарингия была слабым местом в королевстве. Однако мы видели, чем был этот регион для правителя, стремившегося прямо следовать каролингским традициям. Очевидно, короли Западной Франкии, прежде всего те, которые вели свой род от Карла Великого, не смирились с потерей Ахена, столицы своего знаменитого предка. Людовик доказал это в 939 г., войдя в коалицию, созданную против Оттона его младшим братом Генрихом. Но соперничество между Каролингами и Робертинами облегчило положение Оттона, которому присягнул в верности Гуго Великий, внук Роберта Сильного. Встреча Людовика IV, зятя своего противника (он сочетался вторым браком с сестрой Оттона), и короля Восточной Франкии около Льежа не полностью разрешила конфликт, целью которого была Лотарингия. Оттону удавалось поддерживать нейтралитет между Людовиком IV и его врагами, сохраняя роль арбитра. Его целью было не допустить, чтобы кто-либо из претендентов стал достаточно силен, чтобы захватить Лотарингию. В 946 г. он прорвался к Руану, чтобы ослабить позиции Гуго Великого, который, по-видимому, уже его захватил, и синод Ингельхейма во главе с легатом и в присутствии короля Западной Франкии решил вопрос архиепископства Реймского, «западной» метрополии, в пользу кандидатуры, поддержанной Людовиком IV. Эта тактика принесла свои плоды. Присоединение Лотарингии продвигалось. После 953 г., Бруно, брата Оттона, очень талантливого правителя, поддержали сразу архиепископ Кельнский и герцог Лотарингский. Для того чтобы лучше управлять ею, тот, кого должны были считать архигерцогом, властителем и правителем Запада, создал два герцогства — Нижнюю Лотарингию, занимавшую часть Бельгии и Нидерландов, и Верхнюю Лотарингию, расположенную вдоль долин Мааса и Мозеля. Сохранив за собой управление первой, он поручил вторую Ферри, мозельскому дворянину, состоящему также в родстве с Каролингами и ставшему благодаря брачным узам его племянником. По мере того как епископства Верхней Лотарингии поочередно переходили во власть прелатов, назначенных Бруно, «архигерцог» мог следить за происходящим во всей провинции.

Прежде чем в 951 г. Лотарингия полностью вошла в состав королевства, Оттон I отправился завоевывать Италию. Для этого похода имелась масса причин. Давайте сначала вспомним ту непреодолимую тягу, которую и прежде, и в наши дни имела эта страна над людьми Севера, причем контраст между обоими склонами Альп был более разителен в X, чем в XX в. Города, казавшиеся полусонными в иных местах, в Италии были активно развиты. Они стремились стать отдельными политическими образованиями, не допуская анархии в государстве, хозяева которого часто менялись, не имея возможности закрепить свою власть. Эта слабость разжигала притязания соседей. Арнульф Баварский и Бурхард Швабский попытались не очень успешно присвоить себе кусок этого королевства, находящегося в упадке. Генрих, брат Оттона, последовал примеру Арнульфа и захватил Аквилею; Людольф, сын короля, вслед за Бурхардом перешел Альпы. Оттон не мог не отреагировать на эти захватнические действия. И речь шла вовсе не о поддержке герцогов, а о том, что они представляли королевскую фамилию. Если и было в Италии что захватывать, только правитель должен был этим распоряжаться. Но в 951 г. поход в Ломбардию оказался просто необходимым, так как позволял избежать более серьезной угрозы, нежели стремление к наживе двух герцогов, склонных к несанкционированному применению собственных сил. Могла возникнуть сильная политическая коалиция, объединившая Прованс и Ломбардию. Гуго Арльский уже осуществил этот замысел в 933 г.; он даже едва не стал правителем Бургундии в 937 г., и Оттон I выступил как раз в нужное время, успев ему помешать. В 951 г. именно Гуго мог захватить власть; он вынужден был снова вернуться в Прованс и оставить Италию своему сыну Лотарю, который исполнял роль простой марионетки под руководством Беренгария Иврийского, одного из ставленников Оттона. В 950 г. Лотарь умер молодым. Беренгарий велел заточить в тюрьму его молодую вдову Аделаиду, чтобы помешать ей «создать» нового короля, вновь вступив в брак. Амбиции Гуго перешли к Беренгарию. Далекие от интересов Оттона, они становились, кроме всего прочего, опасными правителями, чьим планам он стремился воспрепятствовать.

Во главе сильной армии Оттон в сентябре 951 г. отправился в Павию, где на месте принял титул «короля франков и лангобардов». Несколько недель спустя он сочетался вторым браком с вдовой Лотаря Аделаидой. Не медля больше, он попросил папу принять его. Хотел ли он полностью повторить путь Карла Великого, который, надев корону лангобардов, отправился в Вечный город? Полученный им отказ был подсказан суверенному понтифику Альберихом, настоящим правителем Рима, в глазах которого король франков и лангобардов был просто несносным человеком. Оттон I не настаивал; он снова перешел Альпы, отказавшись от двойного королевского титула, и оставил своего зятя Конрада Рыжего на своем месте. Последний договорился с Беренгарием, который был вынужден принести клятву верности королю Восточной Франкии, и, следовательно, стал подчиненным ему королем Италии в 952 г.

Вот когда следовало освободиться от итальянских проблем. В центре королевства назревал мятеж; он разразился в марте 953 г. Главными организаторами заговора были сын и зять Оттона. Людольф, герцог Швабский, был обеспокоен: Аделаида, на которой король женился после смерти Эдиты, его матери, ждала ребенка; если родится мальчик, не заберет ли он однажды у него трон? Генрих, герцог Баварский, его дядя занял в Италии место, на которое рассчитывал Людольф. Конрад Рыжий хотя и взял на себя решение этого деликатного вопроса, все же решил, что его участия будет недостаточно. И снова князья, несмотря на их родственные отношения с правителем, не захотели быть подданными, а возжелали совместно управлять королевством. Заговорщики заручились поддержкой сторонников епископа, особенно архиепископа Майнцского, а также многих дворян, в том числе саксонцев. Последние были объединены в ассоциации, восходящие к гильдиям и братствам, и когда все эти союзы высказались в поддержку Людольфа и Конрада, мятеж начал распространяться, как огонь в лесу. Положение Оттона казалось безвыходным; ему удалось удержать власть лишь в отдельных бастионах в Лотарингии, где его брат Бруно обеспечивал ему поддержку, и в Саксонии. Мятежники совершили ошибку, решив договориться со славянами на востоке и с венграми на юге. Эти договоры им стоили презрения, которым обычно награждают предателей. Однако ситуация изменилась. Оттон взял ситуацию в свои руки. Людольф и Конрад раскаялись. Они потеряли свои герцогства. Бруно же, ставший архиепископом Кельнским, был назначен правителем Лотарингии. Вильгельм, внебрачный сын Оттона, стал архиепископом в Майнце.

За одним успехом пришел другой: Оттон представил яркое доказательство своей силы, разбив венгров на юге, в равнине Лехфельд 10 августа 955 г. Поражение захватчиков оказалось настолько страшным, что они окончательно отказались от набегов и грабежей, стали вести оседлый образ жизни и перешли в христианство. Что же до славян, ободритов, то сражение с ними произошло 16 октября того же года на Рекнице в Мекленбурге. Таким образом, из кризиса, вызванного мятежом Людольфа и Конрада, Оттон вышел со славой. Видукинд утверждает даже, что вечером 10 августа армия бурно приветствовала победителя, называя его «отцом отечества и императором». Оттон извлек неплохой урок из опыта, который преподнесли ему события 953–955 гг.

Вторжения были отражены, но нужно было действовать так, чтобы больше они не могли возобновиться. Оттон реорганизовал структуру управления — марки, или маркграфства, — целью которых было защищать границы. На востоке он поручил защиту Эльбы вниз по течению от Магдебурга Герману Биллунгу; а безопасность земель вверх по течению была доверена Геро. После его смерти этот сектор был разделен на шесть новых марок с прочной системой внутренних укреплений, Burgwarde. На юге Остмарк на Дунае, расположенный в непосредственной близости от владений венгров, перешел под власть маркграфа Регенсбургского. Такая военная политика подкреплялась миссионерской деятельностью. Христианизация должна была ослабить агрессивность славян. Некоторое время спустя Оттон создал Магдебургский монастырь под покровительством святого Маврикия. Затем с согласия епископского легата, в 948 г., он основал три епископства — Старгард, Хавельберг и Брандебург, задачей которых стала христианизация славян в этом регионе. Несколькими годами позже под явным влиянием папы Магдебург стал резиденцией архиепископа, руководившего миссионерской деятельностью, форпостами которой были Мерзебург, Цейц и Майсен. Оттон настолько преуспел в этой деятельности, что Ольга, княгиня Киевская, попросила его в 959 г. прислать к ней миссионеров. Однако этот далеко идущий план закончился провалом.

Церковь, таким образом, играла важную роль в том, что можно было бы назвать внешней политикой Оттона I. Еще более значительное место король отводил ей во внутренних делах государства. Мятеж 953 г. доказал, что ставка на семейные отношения давала немногим больше гарантий верности, чем заключения договоров о дружбе. Оттон задумал построить систему, которую завершили его преемники. Немецкие историки называют ее Reichskirchensystem, поскольку именно церковь составляла основу империи. Мы снова сталкиваемся с деятельностью Бруно provisor и tutor regni,[5] архиепископа Кельнского. Он превратил королевскую часовню в духовный центр, из которого выходили священники, служившие королевству.

Каждому капеллану он предоставлял доход от церковного имущества за счет собора. Таким образом, во всех епархиях присутствовал один представитель королевского окружения. Поскольку Оттон лишил герцогов права назначения прелатами епархий выходцев из их герцогств, стало возможным назначение на вакантные должности «своих» людей. Конечно, эту возможность правитель не стал использовать повсеместно. Ее нужно было опробовать. Однако подобного принципа оказалось достаточно, чтобы духовенство признало короля «сыном Божьим» и стало подчеркивать священный характер монархии.

Зарождение империи и первые осложнения

Оттон Великий, преемник Карла Великого (962–973)

Победитель язычников, инициатор миссионерской деятельности, Оттон представлялся, по примеру Карла Великого, защитником и проповедником христианства. Но мог ли и он также добиться императорской короны? Случай осуществить это представился, когда в 960 г. папа, преемник того понтифика, который в недавнем прошлом и вовсе отказывался признавать короля, обратился к нему с просьбой о помощи. Иоанн XII не был образцом добродетели, однако был избран на этот пост по завету своего отца Альбериха, принцепса Рима, чтобы объединить церковную и административную власть в одних руках. Беренгарий, король Италии, которому Оттон доверял, захватил земли Папского престола. Иоанн XII, как это некогда сделал Лев III, короновавший Карла Великого, дал обещание, что коронует Оттона, если тот ему поможет. Предложение было принято. Перед отъездом будущий император предпринял меры предосторожности. Он велел избрать королем сына Аделаиды Оттона и на правах воспитателя этого пятилетнего ребенка, а также как регент королевства распорядился включить в епископское служение Майнца ритуал коронации. Затем в конце 961 г. он преодолел Альпы и, хотя Беренгарий уже успел скрыться, сместил его и занял его место, не отменив, однако, автономии королевства лангобардов, права которого были соблюдены.

Затем армия немедленно направилась на юг. Вперед был послан аббат Фульды, который должен был подготовить церемонию и урегулировать проблемы, связанные со снабжением армии. Около ворот Вечного города Оттон остановился, чтобы принести папе «клятву безопасности», обязуясь, к тому же, возвратить ему то, что принадлежало святому Петру. 2 февраля 962 г. в Ватиканском соборе он был коронован Иоанном XII. После периода упадка, длившегося тридцать восемь лет, империя возродилась. Ей суждено было просуществовать более восьми веков.

Территория государства действительно была огромной; оба короля методично подчинили ее жестким структурам управления, успех которых обеспечивал статус империи. Впервые с 843 г. этот титул принадлежал не слабому правителю или князьку. Империя основывалась на крепкой базе. Оттон благодаря своему новому титулу увеличил свое влияние. Он оказался на полпути между духовенством и мирянами; в любом случае, он занимал в священном мире особенное место. Представители знати не могли больше расценивать его как первого среди равных. Сам папа вынужден был признать его власть; он пал ниц перед императором, коронуя его. Официальный документ, называемый «Ottonianum», обнародованный императором 13 февраля 962 г., предоставлял святому отцу те же привилегии, что Каролинги признавали за папством, однако, в отличие от грамоты Лотаря, он предписывал любому новому папе приносить клятву верности правителю или его посланнику перед получением сана. Оттон начал пользоваться своей властью с 963 г.; Иоанн XII, который, без сомнения, счел, что плата за помощь оказалась слишком высока, начал плести интриги против императора с его врагами. Реакция последовала незамедлительно и неотвратимо: церковный собор, созванный Оттоном, сместил папу, против которого выдвигались серьезные обвинения, и заменил его нотариусом епископской канцелярии. Воспользовавшись своим сильным положением, Оттон потребовал от римлян клятвы, в соответствии с которой «они не изберут, не рукоположат никакого папу без согласия правителя Оттона либо его сына». Император, таким образом, в своем указе по меньшей мере сравнялся с папой, выборы которого он контролировал. Преимущества, которые ему предоставило это положение, были значительны. Мы уже говорили, что в его системе правления Церковь играла первостепенную роль. Рассчитывать на поддержку епископа, который считал себя лицом, достигшим «высочайшего поста и обладающим повсеместной властью», — в этом заключалась гарантия фактической власти над местными церквами и церквами империи в особенности. Оттон неоднократно в 962, 965 и 967 гг. использовал свое право вмешаться в синод Равенны, проводимый в его присутствии. Была торжественно утверждена реорганизация церковных структур в славянских странах в соответствии с желанием императора. Если Магдебург ограничивал поле своей миссионерской деятельности до территорий, действительно подвластных императору, то папе там было нечего делать. Христианизация Польши повлекла за собой создание польских епископств, а впоследствии и признание их самостоятельности.

Но Оттон быстро обнаружил, что новое положение давало ему не только преимущества. Римляне смотрели на него как на чужака, которого аристократы, убежденные в том, что они ведут свой род от Сципионов или Фабиев, воспринимали с презрением и даже неприязнью. Даже если их положение изменилось с приходом этого варвара, они его не принимали. Они неоднократно восставали, а провалы их мятежей лишь усиливали их горечь. Для императора не было спокойной жизни в Риме. У Оттона возникли серьезные проблемы не только в отношениях с римским населением. Как и Карл Великий, он встретил враждебность со стороны Византии, правитель которой, несмотря на то что он был греком, считал себя единственным, кто имеет право носить титул римского императора. Верный каролингским обычаям, Оттон принял в качестве титула только imperator Romanorum et Francorum, тогда как в этой формуле обычно содержались слова imperator augustus. Между тем он нанес удар по претензиям Константинополя, когда получил клятву верности от лангобардских князей Беневента и Капуи, заявив, что забирает их из-под власти императора Востока. Никифор Фока, однако, придерживался принципа, что Римская, то есть Византийская, империя была единственной, тогда как все другие князья являются простыми королями. Он дошел до того, что потребовал себе Рим и Равенну. Подобная позиция не смутила Оттона, не отчаявшегося получить для своего сына руку принцессы «родившейся в пурпуре», дочери императора. Чтобы составить более красивую партию, в 967 г. он заставил Иоанна XII короновать императором своего сына, будущего Оттона II. Воинственный Никифор ответил подготовкой военного похода. Оттон I вместо ответа предпринял поход на Апулию и Калабрию, правда, без особого успеха. Переговоры, напряженность которых описал епископ Лиутпранд Кремонский, закончились только после убийства Никифора. Его преемник, Иоанн Цимисхий, согласился на компромисс: он сохранил Калабрию и Апулию, а лангобардские княжества остались в подчинении Оттона. В 972 г. Оттон II сочетался браком с Феофано, не с «порфироносной» принцессой, но княжной из рода басилевса. Ей, несмотря на свое менее знатное происхождение, которого так добивался ее тесть, суждено будет сыграть важную роль при дворе Западной Римской империи, она привнесет туда культуру и политическое мышление Востока.

Оттон I, проведя шесть лет в Италии, вернулся за пределы Альп осенью 972 г. Длительное отсутствие правителя ослабило его власть. В окружении королевы-матери, умершей в 968 г., неодобрение римской политики, проводимой императором, которого не любила Матильда, было ясно заметно. Архиепископ Магдебургский Адальберт, который сделал карьеру благодаря Оттону, подлил масла в огонь тем, что при встрече оказал маркграфу Биллунгу почести, достойные разве что короля. Таким образом, у Оттона I появилась проблема, которую напрасно старались решить его преемники: как одновременно править к северу и к югу от Альп? Хотя Оттон I уже перешагнул шестидесятилетний рубеж, он сделал все возможное, чтобы громко заявить о своих правах на власть. Он собрал синод прелатов империи в своей резиденции в Ингельхейме и распределил епархии. Затем, торжественно поручив епископу Регенсбургскому совместно с епископом Пассау подтвердить христианизацию Венгрии, он предложил архиепископу Магдебургскому исправить свою ошибку и подготовить его вступление во всем блеске, приличествующем правителю. Наконец, перед Пасхой он собрал в Кведлинбурге весенний съезд представителей знати своего королевства. Туда прибыли князья Польский и Богемский, магнаты Венгрии, представители Дании, король которых недавно принял христианство, болгарская, русская, беневентская и византийская делегации. Весь христианский мир, который своим недавним расширением был отчасти обязан энергии Оттона I, почтил таким образом «превосходство» императора, его духовное господство. Это была слава заходящего солнца, окутавшего ореолом изможденного человека, которому предстояло умереть несколькими неделями позже, 7 мая 973 г. В соответствии с его желанием, он был похоронен в соборе Магдебурга, которым он дорожил так же, как некогда Карл Великий придворной часовней в Эксе.

Первая немецкая поэтесса, писавшая на латыни, канонисса Хротсвита Гандершейм, воспела его в эпопее «Деяния Оттона». Она относила в прошлое прежнюю империю, столицей которой в свое время был Рим, и восхваляла своего героя, создавшего новую империю. В свою очередь монах Корвеи Видукинд заранее назвал Оттона II rex gentium, королем народов, хранящим гегемонию мира. Конечно, наследство, которое Оттон Великий оставил своему сыну, было блестяще, но наполнено грузом сомнений. Чтобы найти решение этих вопросов и выполнить миссию, в равной степени были необходимы сила и удача. А были ли они у Оттона II?

Империя, спасенная дамами: первый кризис империи: Оттон II (973–983), регенты (983–994)

Затруднения появились, как только император испустил последний вздох. Его сын, присутствовавший при его смерти, вдруг понял, что знать не придавала большого значения ни его коронации в Эксе в 961 г., ни его коронации в Риме, произошедшей шестью годами позже. Они принесли ему клятву верности, показав таким образом, что в их глазах обряды, которые Оттон I в свое время считал необходимыми, были хороши, только чтобы назначить преемника, но он не мог вступить в должность, пока высокая аристократия не высказала бы своего желания. Часть верховной власти, которую умерший правитель приобрел, исчезла вместе с ним.

Двоюродный брат Оттона II Генрих, прозванный Сварливым, сын того, кто в 936 г. пытался сместить Оттона I, последовал отцовскому примеру, найдя сообщников. Обуздать его было нелегко. Это заняло пять лет. Бавария, герцогом которой был Генрих, лишилась Каринтии; герцог Богемский, который присоединился к мятежникам, также вынужден был сдаться. Утихшие было беспокойства внутри королевства вновь возникли на его западной границе. Король Франции Лотарь счел возможным извлечь выгоду из неприятностей своего кузена. В 978 г. он захватил Лотарингию и Ахен и, чтобы показать свои намерения, развернул на восток орла, венчавшего придворную часовню. Ответ не заставил себя ждать. Оттон II приказал своим воинам спеть «Аллилуйю» на холме Монмартра, и Лотарь в 980 г. отказался от своих претензий. В то же время королева-мать Аделаида, не смирившись, что ей пришлось оставить ведущие позиции, согласилась примириться с императором, лишь когда аббат Клуни Майоль убедил ее в этом.

Наконец, смута, на первый взгляд, была преодолена. Оттон II думал, что сможет заняться Италией. Смерть герцога Пандольфа Железной Головы в Беневенте обнаружила те слабые места, которыми отважились воспользоваться грозные соседи. Сарацины участили вторжения на юг полуострова. Византия казалась неспособной их остановить. Оттон II подумывал о том, чтобы заменить слабеющего басилевса. Он собрал армию из двух тысяч бронированных всадников, большинство из которых предоставили епископства и монастыри империи. Уверенный в своем могуществе, Оттон думал, что может не бояться императора Востока. Отказавшись от предосторожностей своего отца, он назвал себя «великим императором римлян», затем он практически молниеносно переправился из Тарента в Котрон, где 13 августа 982 г. сарацины нанесли ему ужасное поражение, в последний момент ему удалось избежать плена. Эта неудача серьезно не отразилась на власти императора. Представители знати, прибывшие из Германии и Италии, не стали рассматривать его политику на съезде, состоявшемся в Вероне в мае 983 г. Они избрали королем его сына Оттона, которому исполнилось только три года. Было принято решение, короновать его в Ахене, и с этой целью пригласить одновременно архиепископов Майнцского и Равеннского, чтобы ясно показать союз обоих королевств юга и севера. Церемония состоялась только 25 декабря. 7 декабря внезапный приступ горячки унес жизнь императора. Ему исполнилось лишь двадцать восемь лет.

Его смерть была трагична не только для его близких родственников, еще очень молодой супруги и сына, маленького мальчика, который был коронован в соответствии с принятым решением в Вероне, около трех недель спустя после того, как его отец испустил последний вздох, но прежде, чем новость достигла Ахена. Империя была полностью потрясена этой неожиданной кончиной.

Части стройного здания, возведенного Оттоном I и его соратниками на востоке королевства, стали рушиться. Славяне, с 980 г. начавшие свои восстания, почувствовали прилив новых сил после поражения при Котроне, эхо которого докатилось и до них. Они начали восстание против Саксонской династии и навязываемого им христианства. Они разрушили Бранденбургское и Хавельбургское епископства и угрожали Магдебургу. Когда они узнали, что король — это просто ребенок, их набеги возобновились с новой силой; епископства Шлезвиг и Ольденбург были также уничтожены. Благодаря датчанам лужицкие сербы продвинулись вплоть до Гамбурга. За Эльбой не существовало больше немецкого присутствия, за исключением форпоста в Мейсене.

Внутри королевства снова был оспорен принцип наследования по прямой линии. Герцог баварский Генрих Спорщик заставил вверить его попечению маленького Оттона. Он начал с того, что провозгласил себя регентом, а затем, настаивая на том, что он был внуком Генриха I и королевы Матильды, стал претендовать на королевскую власть. И он действительно был избран знатью, пораженной масштабом бедствия за Эльбой, считавшей необходимым, чтобы во главе королевства стоял зрелый человек. Выборы прошли у истоков династии, в Кведлинбурге около могилы Генриха I и Матильды. Но Генрих Сварливый не был коронован. Епископы, также полагавшие вначале, что выбор главы государства, способного сразу же действовать, был необходим, впоследствии пришли к выводу, что даже если Оттон III и не может самостоятельно принимать решения, то у его матери и бабушки есть качества, необходимые для управления государством за него.

Обе дамы не испугались опасностей, пришедших как извне, так и изнутри империи. Они обе возвратились из Италии в Германию и сумели заручиться поддержкой влиятельных прелатов, в особенности архиепископа Майнцского Виллигиза. Они могли рассчитывать на Адальберона, архиепископа Реймского, а также преподавателя в епископской школе Герберта, аббата Боббио, который смог убедить действовать в пользу Оттона III: с одной стороны, они привлекли на сторону короля часть лотарингской аристократии, а с другой стороны, попросили Гуго Французского помешать Лотарю, который, по-видимому, собирался повторить свой поход 976 года. Генрих Сварливый понял, что ему не удастся сломить столь сильное сопротивление. Он предоставил венценосного ребенка на попечение его матери в конце июня 984 г. Празднование коронации, которое обычно являлось частью церемонии, состоялось двумя годами позже в Кведлинбурге. Присутствие герцогов Баварского, Саксонского, Швабского и Каринтского доказало законность прав Оттона III, которому также принес клятву верности князь Польский Мешко I. Генрих Сварливый также еще годом ранее смирился с правлением Оттона и его ближайших родственниц.

Итак, в делах правления настала ясность, но Оттону III едва исполнилось шесть лет; следовательно, регентство было неизбежно. Кому его поручат? Два человека могли претендовать на него, и оба обладали для этого рядом незаурядных качеств. Бабушка Оттона Аделаида обладала большим и богатым опытом королевского правления. Став сначала в шестнадцать лет королевой Италии, затем, овдовев в 951 г., королевой Восточной Франкии и, наконец, императрицей в 962 г., она никогда не оставалась в тени своего супруга. Большая часть указов, изданных канцелярией Оттона I, несет отпечаток воли той женщины, которая была далеко не только «любимой супругой», но и consors imperii, соправительницей империи. В пятидесятилетнем возрасте она сохранила всю свою жизненную активность. Однако она согласилась уступить дорогу своей невестке и передать ей права на правление Италией, страной, в возможностях и особенностях которой она хорошо разбиралась.

Феофано, мать правителя, смогла подтвердить свое право на первое место в королевстве благодаря своим исключительным личным качествам. Немцы недоверчиво относились к ней, византийке по происхождению. Тем не менее, она не отказалась от своих корней и воспитанных в ней принципов. Она навсегда осталась верной греческой форме христианства. И хотя она не была рождена в королевской семье, ее принадлежность к высшей константинопольской аристократии дала ей возможность получить очень хорошее образование, которое она стремилась передать своему сыну. Кажется, по поводу расстановки политических сил она имела намерения, которые слишком очевидно совпадали с намерениями греков, чтобы быть реализованными. Что не менее важно, у этой принцессы ум сочетался с душой, без которой вся ее рассудительность была бы ни к чему.

Она поселилась на севере Альп и управляла королевством при поддержке Виллингза и канцлера Хильдебальда Вормского. Воспитание Оттона было поручено, с одной стороны, саксонскому графу, который взял его с собой, едва ему исполнилось шесть лет, в поход против славян — так как было необходимо как можно лучше обучить его военному делу, а с другой стороны, саксонскому клирику Бернварду, чтобы, в отличие от своего отца и деда, он получил образование. Решение срочных вопросов не откладывалось. На западе, возможно, с помощью Герберта и Адальберона, Феофано способствовала выборам Гуго Капета, добиваясь, чтобы во Франции каролингская династия также прервалась, и потомки Оттонов были не единственными, кто не происходил из рода Карла Великого. На востоке, были установлены отношения с Богемией, вопреки недовольству Польши.

Наконец, Феофано преодолела Альпы, где, поскольку ее не сопровождал Оттон, она приняла титул imperator augustus и придала своему имени мужское окончание, Theophanius, чтобы была признана законность ее действий. Она отправилась в Рим, получила там подтверждение имперских прав и провела беседу с Адальбертом, опальным епископом Пражским о возможностях миссионерской деятельности в странах Восточной Европы в 989 г. Ей было немногим более тридцати лет, когда она умерла, 15 июня 991 г. В течение семи лет, пока длилось ее регентство, благодаря своему политическому чутью, в котором чувствовалась незаурядная энергия, вдова Оттона II сумела сохранить целостность империи.

Но в 991 г. Оттон III оставался все еще ребенком. Место регента пустовало; нужно было, чтобы кто-то исполнял эту роль. Аделаида взяла ее на себя. Возможно, она не огорчилась, что заменила Феофано, которая вызывала в ней больше зависти, чем симпатии. Итак, она пересекла Альпы и, как это сделала ее невестка, приняла на службу епископов Вормского и Майнцского. В течение трех лет императрица-мать исполняла свои обязанности, совершенно уверенная, что она продолжает дело своего супруга. В 994 г. Оттон III, достигший четырнадцатилетнего возраста, взял управление в свои руки. Аделаида вернулась в Эльзас в монастырь Зельц, который она основала. Испытания возвеличили ее; в эпитафии, посвященной ей Одилоном Клюнийским, перечисляются заслуги, благодаря которым ее следовало причислить к лику святых. Наряду с Матильдой, своей тещей, она воплотила «супружескую святость, сопутствовавшую служению делу государства».[6] Оттонская империя, спасенная женщинами на земле, могла теперь положиться на их заступничество и на небе.

Оттон III, император тысячного года: мечта о возрождении единого государства (944-1002)

Оттон III перенял от своей матери намного больше, чем от бабушки. Она доверила Бернварду, видному деятелю своей эпохи, научить его грамоте и, оставаясь верной своим греческим корням, просила калабрийца Филогата обучить его языку Гомера. Она также воспитала в будущем императоре практичного человека. Вместе они путешествовали по Саксонии и Рейнской области. Еще будучи совсем маленьким, Оттон принимал участие в походах против славян, а во время регентства Аделаиды руководил взятием Бранденбурга. Итак, его образование было закончено, когда смерть лишила его присутствия той, что дарила не только ласку, но и освещала ему путь. Его манера правления несет на себе отпечаток материнского влияния. Безусловно, он придерживался основного направления властвования своих предшественников. Строгий и твердый, он порой проявлял жестокость; но у него был сложный характер, свойственный полукровкам. Он предпочитал греческую изысканность саксонской неотесанности. Его волновали интеллектуальные проблемы. Познав глубины духовного мира, он не был чужд тяге к мистическому. Наконец, «быстро повзрослев в связи с событиями, произошедшими в детстве», он остался открыт сердцем.[7] Он нуждался в друзьях; пристально выбирал их и ревностно сохранял дружеские отношения. Обладая такой богатой, без сомнения, слишком богатой натурой, он еще более утяжелил груз наследства, которое получил от своих предков, что для него выразилось в честолюбии, которого не знали первые императоры.

Сложность его задачи стала ясна очень быстро. Мольбы папы Иоанна XV, которого Кресценции, одна из аристократических семей Рима, вынудили бежать, достигли Оттона III весной 995 г. Прежде, чем отправиться на помощь суверенному понтифику, он усилил позиции королевства на востоке. Польские и чешские наемники помогли ему победить ободритов и лютичей. Чтобы разделить Богемию и Польшу, отношения между которыми часто были напряженными, он действовал из Миснии, своеобразной нейтральной зоны. Наконец, в марте 996 г. он отправился в Италию. В Павии он узнал о смерти Иоанна XV и тут же назначил его преемником Бруно, своего капеллана и двоюродного брата, как если бы речь шла о назначении простого епископа. Бруно, ставший Григорием V, короновал Оттона на управление римской империей 21 мая 996 г. С тех пор римляне, как и саксы, баварцы, франки, швабы, эльзасцы и жители Лотарингии, являлись частью народа, которому провидение поручило империю, о чем свидетельствуют документы, изданные канцелярией правителя.

На такую чувствительную натуру, как у молодого правителя (ему было шестнадцать лет), церемония коронования должна была непременно произвести большое впечатление. Рим вошел в его жизнь, он влюбился в него; величие прежних дней сохранялось там во всем, а римляне «оплакивали попранный город, могущественную прародительницу, превратившуюся в нищенку». За первым озарением должно было последовать впечатление Оттона от встречи двух очень разных, но удивительных людей. Адальберт, епископ Пражский, которому Пржемысловичи, влиятельное оппозиционно настроенное семейство, помешали выполнять его миссию, открыл в Риме свое настоящее призвание — миссионерство. Император познакомился с ним и в бесконечных беседах поддерживал дружбу, которую не могло нарушить их расставание. Мистические нотки во всех проектах Оттона III дают возможность нам услышать отголосок мощного духовного влияния Адальберта. Герберт Орильякский, вероятно, по-другому затронувший сердце Оттона, поразил его главным образом своим умом. Будучи архиепископом Реймсским, он явился в Рим, чтобы узаконить свои права, попранные на месте его служения. Он слыл самым высокообразованным человеком своего времени. Взаймы дают только богатым; безусловно, ему слишком многое было дано, и он стал легендой, страшной легендой. Неизвестно, он ли изобрел новые математические средства исчисления, но он прекрасно умел пользоваться уже существующими. Его интересовали музыка, астрономия, арифметика, геометрия. Прекрасный преподаватель, он обучался ораторскому мастерству в школе Цицерона. Отнюдь не витая в облаках, этот человек низкого происхождения охотно посещал представителей знати, которые пользовались его дипломатическими способностями. Когда они познакомились, Оттон сначала попросил его смягчить ему разум, освободив от «саксонской неотесанности» и развив «греческую изысканность», воспринятую им от матери. Но Герберт решил, что он мог бы стать Аристотелем нового Александра, Боэцием цивилизованного Теодора. Он, не колеблясь, предложил правителю фантастическую программу политических реформ. «Римская Империя наша, наша», сделал он ему надпись в книге о «рассудительности и умении рассуждать». «Италия, Галлия и Германия вверяют ему свои силы, и Скифские королевства не обделяют его вниманием. Ты один из нас, Цезарь, августейший император римлян, рожденный от самой почитаемой крови греков, превосходящий греков размерами империи, управляющий римлянам по праву наследства, превосходящий и тех, и других своим талантом и красноречием».

Оттона переполняло такое количество великих идей, что он постоянно обдумывал их. Даже когда он покинул Рим всего после нескольких недель своего пребывания, он постоянно размышлял над проблемами, над которыми Адальберт и Герберт заставили его задуматься. Вечный город очаровал его, но он не забывал про то, что его предшественники следовали каролингской модели управления государством. Поэтому он старался подчеркнуть значимость Ахена, который должен был сохраняться в пределах империи, и требовал от папы воспитывать священников и дьяконов, которые бы поддерживали в часовне дух, приличествующий кардинальскому положению. Однако Карл Великий, чью могилу Оттон должен был вскрыть в тысячном году, почтив память покоящихся останков, следовал девизу «обновления Римской империи». Его далекий потомок использовал подобную надпись на печати, скреплявшей документы, заменив все-таки прилагательное «римской» именем существительным «римлян», чтобы показать, что империя, которую он намеревался возродить, была действительно империей Рима и его жителей. Итак, истинная столица не располагалась больше на севере Альп, а излюбленное местопребывание Карла Великого стало вторым пристанищем императорской власти.

Оттон III вынужден был вернуться скорее, чем сам того ожидал, вновь преодолев горный массив. Григорий V был изгнан римлянами, которые возвели на его место того Филогата, который еще недавно преподавал греческий язык сыну Феофано. Зачинщиком этих событий оказался посланец Византии, который попытался восстановить в октябре 996 г. власть басилевса в Риме. Западный император, задержанный немецкими делами, смог присоединиться к своему кузену Григорию V в Павии только через год. Он позаботился о том, чтобы поручать регентство своей тете Матильде, аббатисе Кведлинбургской, принявшей новый титул matricia, кальку слова «патриций». Вновь женщина оказалась наделена высокими полномочиями. Наказание римского мятежа было безжалостным и жестоким. Филогат, ужасно изуродованный людьми Оттона, был низвержен. Предводитель римской аристократии Кресценций был изгнан из замка Св. Ангела и обезглавлен. Расставив все по местам, правитель все тут же поменял. Хотя «Константинов дар» запрещал императору находиться в городе, где жил преемник Петра, Оттон приказал устроить себе жилище на Палантине, древней обители Цезарей. Обычно запросто встречавший друзей или провожавший их по окончании беседы, император установил правила церемониала, в котором переплелись византийские и античные представления об этикете. Он принимал пищу отделено от других гостей. Был обновлен штат придворных: В него вошли немецкие дворяне наряду с римскими аристократами, зачастую находившиеся в родстве с оппозиционерами Кресценциями. Титулы были эллинизированы, таким образом, щитоносец, Truchsess, стал discoforus. Городские должности, находившиеся до сих пор в юрисдикции папы, были перераспределены императором, а самые важные, префектура города и командование милицией, переданы доверенным лицам. Наконец, после смерти Григория V в 999 г. Оттон III на его место возвел Герберта, который взял себе имя Сильвестра II.

Выбор этого имени ясно означал, что Оттон играет роль Константина, современником которого он был, тогда как суверенный понтифик был Сильвестром I. Но если актеры и хотели остаться теми же персонажами, это уже была другая пьеса. Наоборот, новый Константин пообещал себе исполнить то, что некогда было предложено прежнему Сильвестру. В торжественной речи в январе 1001 г. отношения между папой и императором были ясно определены. Там было сказано, что «Константинов дар» был подделан; бесхозяйственность пап ее полностью обесценила. Что касается привилегии, которую передавал его дедушка Папскому престолу, Ottonianum, Оттон III всегда отказывался ее подтверждать. Конечно, Оттон передавал преемнику Петра восемь графств Пентаполя, но, как уточнялось в документе, речь шла лишь об имуществе, принадлежащем императору, то есть о передаче в дар, а не о возвращении. «Раб апостолов», император являлся прямым наследником Петра и нес ответственность за свое имущество. Вместе с папой, практически также как он, он стал управлять христианским миром, возглавляя синоды со своей стороны. Рим был столицей мира, прародительницей всех церквей, но Оттон желал быть настоящим правителем. В Риме Сильвестр так же зависел от Оттона, как патриарх в Константинополе от басилевса. Эта программа была плодом сотрудничества императора, папы и одного из советников, Льва Верчеллийского, к которому больше всех прислушивался Оттон. На пороге второго тысячелетия император мог сказать, что был преодолен значительный этап. Была утверждена новая печать, надпись на которой своей краткостью напоминала трубный глас: Aurea Roma. Вновь луч славы позолотил лик Рима.

Поскольку Константин называл себя isapostolos, равноапостольным, Оттон III провозгласил себя servus Apostolorum (рабом апостолов) либо servus Jesu Christi (рабом Иисуса Христа). Вторая версия титула означала, что Христос напрямую дал ему право расширять и укреплять свое господство. Империя и христианство стали для него единым понятием. Это предназначение миссионера и реформатора он воспринял от Адальберта, своего дорогого друга, встретившего свою смерть среди язычников Нижней Вислы, воспоминание о котором Оттон всегда бережно хранил.

Религиозные стремления, не так давно обуявшие епископа Пражского, были усилены двумя другими духовными наставниками, Нилом Россанским, который упрекал императора за безжалостность по отношению к Филогатаму, и будущим основателем монашеского ордена, Ромуальдом, которого Оттон сделал своим доверенным лицом и советником. Правитель, убежденный, что Рим стал гнездом порока, был полон решимости его очистить. Дело было срочным, поскольку, никто не знал ни день, ни год наступления страшного суда, а Господь мог прийти неожиданно; горе тому слуге, которого он застал бы спящим! Поэтому следовало действовать быстро, чтобы помешать христианству увязнуть в обыденных заботах. Не был ли это лучший способ возродить его силу, осуществляя великое дело христианизации? Оттон, стремившийся возглавить эту миссию с должным пылом, попытался избавиться от всего греховного в нем самом. Он вновь спустился в подземелье близ монастыря Св. Климента, возможно, бывшего когда-то алтарем Митры. Это место заключало в огромный смысл, в двух шагах от него покоился прах Святого Кирилла, апостола славянского мира, посланного вместе со своим братом Мефодием в эти края басилевсом. Таким образом, миссионерские приемы Византии и сына Феофано оказались поразительно схожи. Он быстро признал самостоятельность церковных структур по отношению к новым христианским объединениям. Он также не касался независимости государств, правители которых приняли крещение. Они вошли в семью христианских государей благодаря связям, которые создавало между ними крестничество: император охотно становился крестным отцом нового крестившегося. Однако такая политика не нравилась немецким прелатам Майнца, Магдебурга и Зальцбурга, которые намеревались подчинить своей власти новые церкви.

Польша первой воспользовалась этой рискованной политикой. Она была союзницей немцев в 984 и 985 гг., когда предательски напала на язычников-лютичей; в 997 г. герцог Болеслав Храбрый выкупил тело Адальберта у его убийц и приказал похоронить в Гнезно.

В самом начале тысячного года Оттон III совершил пешее паломничество, чтобы поклониться могиле своего друга, но его поездка также преследовала папские цели. С согласия папы он превратил Гнезно в архиепископский центр, от которого зависели три викарных епископства — Колобжег, Вроцлав и Варшава. Таким образом, польская Церковь избавилась от германской зависимости. В знак дружеского договора, который его связывал с императором, Болеслав получил копию Святого Копья; на несколько мгновений его увенчали короной Оттона, и он был назван «братом и соратником империи, другом и союзником римского народа». Свободные и верные Церковь и Государство Польши нашли, таким образом, свое место в христианстве. Оттон посетил также Венгрию, чья конница прежде на протяжении полувека внушала животный страх соседним странам. Адальберт смог в течение одной из своих миссионерских поездок подтвердить обращение короля в христианство, сын которого Вайк был окрещен в 994 г. в Кельне в присутствии Оттона III, ставшего его крестным отцом. Вайк, принявший имя Стефана, вступил в бой с противниками христианства. Все так же по воле Сильвестра II в Гране была основана церковная провинция, гарантирующая религиозную самостоятельность Венгрии. В то же самое время император торжественно признал королевскую власть своего крестника, который был коронован 15 августа 1001 г. Как и с Болеславом, отношения Стефана с Оттоном III строились исключительно на их духовной связи. Вдоль далматского берега христианство распространялось под влиянием Венеции, дож которой просил Оттона стать крестным его сына и дочери. Таким образом, сформировалась семья христианских князей; их земли теперь простирались до Вислы, с одной стороны, и до Карпат, с другой. Оттон III сразу стал правителем империи, включающей германцев и итальянцев, от Милана до Рима, и духовным главой всех государств, где соседствовали славяне и мадьяры. В обоих случаях единство не нарушало разнообразия. Для Оттона тысячный год был отмечен не символом страха, а знаком надежды.

Столь живая надежда, как он считал, могла еще больше раздвинуть горизонты его политики. Гордясь тем, что он сумел использовать наследие матери, Оттон считал себя достаточно культурным человеком, чтобы Византия не воспринимала его больше как варвара. Перенял ли он принципы и характер правления императоров Востока? Если бы он попросил руки порфироносной княжны, осмелились бы ему отказать? Возможно, когда-нибудь он заменил бы басилевса, у которого не было наследника мужского пола. Тогда обе части империи, разбитой в былые времена вторжениями, были бы воссоединены, а Рим вновь стал бы «главой мира». Разве не справедливо, что Оттона изобразили на переднем плане, благословляемым рукой Господа, окруженным королями, принимающим клятву верности от Рима, Галлии, Германии и Славии?

От славы до позора один шаг. В ноябре 1000 г. произошло восстание в Тиволи. Римляне проявили снисходительность, которая стала для Оттона доказательством его слабости. 20 января 1001 г. они также восстали. Император, обратившийся к ним с речью, тщетно старался напомнить, что ради них он оставил свою родину и вовсе позабыл своих немцев. Трогательное красноречие молодого человека тронуло любителей изящной словесности, но отнюдь не успокоило их. Оттону пришлось уехать из Рима. Что-то в нем сломалось. Вначале он собирался отступить, предполагая провести в удалении не более трех лет, чтобы исправить ошибки, серьезность которых показал римский мятеж. Затем он отправился бы обращать язычников в христианство и добыл бы, как Адальберт, лавры мученика. Однако он взял себя в руки и начал реализовывать свой план, отправив епископа Миланского в Константинополь просить руки одной из княжон. Не дождавшись конца осени, он покинул Равенну, куда отступил, но так и не смог вступить в Вечный город. Истощенный напряженной жизнью, не достигнув и 22 лет, 24 января 1002 г. он умер от малярии. Его смерть оставила в сердце его друзей такую непреодолимую пустоту, что им казалось, будто хоронят они mirabilia mundi, все чудеса света. Папа пережил его немногим более года: Оттон и Герберт всегда были неразделимы; одна из «двух половин Бога» не могла жить без другой.

Здание, построенное Оттоном III, обрушилось; мечта о единстве в разнообразии рассеялась, как дым. Его стремления были необъятны; он переоценил свои силы, опираясь больше на силу духа, способную воодушевлять, чем на силу оружия. Очарованный Вечным городом и его историей, он недооценил боязнь римлян перед иностранцами, которые не смирились с тем, что их империю воскресил варвар, хотя бы он и был наполовину греком. То, что было построено Оттоном I, расшатал Оттон III, потому что он переместил центр с севера на юг Альп и предпочел Рим Ахену. Чтобы избежать полного краха, было необходимо пригасить идеализм и дать возможность развиваться реалистичной политике.

Восстановление и завершение имперского здания

Генрих II, возвращение к реальности (1002–1024)

Ситуация в 1002 г. оказалась еще опаснее, чем в 983 г., место правителя оказалось свободным. У холостого Оттона III не было законного наследника. Удача, которая в течение трех четвертей века улыбалась саксонской династии и позволила ей обеспечить преемственность власти от отца к сыну, покинула ее на этот раз. Конечно, у умершего правителя были родственники — герцоги Баварский и Каринтский. Первый был правнуком Генриха I, второй — внуком Оттона I, но по материнской линии. Это родство не признавалось достаточно близким для признания династического права. Объявились и другие кандидаты на корону — маркграф Майсенский, которого поддерживала знать Саксонии и соседних княжеств, и герцог Швабский, который мог положиться на активную поддержку архиепископа Кельнского. Разгорелась борьба, которую выиграл герцог Баварский Генрих.

Сын Генриха Сварливого, пытавшегося заполучить корону в 983 г., внук Генриха, непримиримого противника своего брата Оттона, Генрих Баварский также дорожил властью и умел ее использовать. Энергичный в своих действиях, он умел проявлять властность, когда это было необходимо, и, не колеблясь, наказывал тех, кто ему не покорялся. Он также отличался умом, умело используя знания, приобретенные в лучшей школе королевства Гильдесхейм, куда его отправили родители, чтобы сделать из него духовное лицо. Отказавшись от карьеры священника, Генрих тем не менее сохранил искреннюю набожность и хорошее знание церкви, что было особенно ценно для управления империей. Впоследствии, спустя более ста лет после его смерти, его канонизируют, как позднее и его супругу Кунегунду. Его личные качества позволили ему обойти своих конкурентов. Оттон III выразил желание быть похороненным в Ахене, так как Рим был для него закрыт. Похоронная процессия прошла через Баварию. Генрих не позволил ей продолжать свой путь, пока ему не были вручены императорские знаки власти, затем он потребовал коронации от архиепископа Майнцского, которая состоялась в Майнце, а не в Ахене занятом его противником, герцогом Швабским. Затем он предпринял поездку по королевству, чтобы добиться проявления покорности и повиновения от тех, кто не хотел ему подчиняться. Саксонии первой выпала честь принимать его. Он пообещал соблюсти права этой провинции и снова провел церемонию коронации. Представители знати присягнули ему в верности. Один за другим его соперники и их самые приверженные сторонники отказались от своих притязаний. В сентябре 1002 г., спустя менее девяти месяцев после смерти Оттона III, Генрих II стал хозяином положения.

На печати, которую он избрал для удостоверения своих указов, значился девиз, где в трех словах заключалась его программа: Renovatio regni Francorum.[8] Нельзя было яснее выразить этот отказ от грандиозной мечты своего предшественника. Его волновала вовсе не империя, Рим еще куда ни шло, а королевство Франков, то есть Восточная Франкия, которая требовала в определенном смысле своего возрождения. Конечно, он не отказывался от империи и не мог устраниться от участия в том, что происходило на юге Альп, в королевстве Италии и Риме, но самые неотложные задачи его ждали в Германии, восточные границы которой не были определены, среди аристократии продолжались волнения, а единство укреплялось очень медленно.

Генрих II постарался устранить эти слабости. Мы не будем следовать хронологии в описании его правления; он не умел систематизировать проблемы, решая их по очереди; все занимало его внимание одновременно. Переходить с ним постоянно от одного вопроса к другому было бы, безусловно, скучно для читателя. Поэтому давайте сделаем то, что невозможно для государственного деятеля, но дозволено историку. Во-первых, давайте рассмотрим, что ему удалось сделать на востоке. Его политика там подверглась сильной критике со стороны ученика Адальберта Бруно де Керфуртского. Действительно, Генрих II совершил в глазах этого миссионера непростительную ошибку, вступив в союз с язычниками лютичами против христианского князя Болеслава Храброго. Но вряд ли у Генриха была возможность действовать иначе. Болеслав начал завоевывать Богемию, чтобы объединить ее с Польшей в 1003 г. Если бы ему это удалось, образовалась бы великая славянская держава, которая могла бы нести угрозу империи. Три последовательные кампании, с 1004 по 1018 гг., сдержали эту угрозу. Богемия сохранила свою независимость, а если Болеславу достались Лужицы и земля мильчан, то только в ленное владение, предоставленное императором.

Внутри государства королевская власть не была так сильна, как того желал правитель. Со времен своего герцогства в Баварии он знал, что способом укрепления власти на этих землях для высшей знати стало создание там сети административных институтов. Для королевской власти он выбрал политику, подобную той, что применялась в герцогствах. Королевские ресурсы были перераспределены на восток от Франконии, где находились славянские и языческие центры, христианизация которых была необходима. Саксонцы очень быстро поняли, что столь крепкая королевская власть попытается покуситься на их особое положение. Нужно было усмирить их мятеж. Генрих II, который едва не стал священником, неплохо разбирался в делах церкви и понимал, что можно было от нее ожидать. Поэтому были укреплены и усилены связи церкви с государством. Император более систематично, чего не делали его предшественники, распоряжался епископствами. Он назначал епископов почти всегда косвенно, так как он хотел идти вразрез с каноническим правом, предписывающим выборы прелатов. Он, таким образом, заставлял капитул избирать своего кандидата, затем предоставлял ему инвеституру, вручая ему знаки власти. Епископы получали королевские права. Будучи представителями короля, они были обязаны служить ему, преподносить периодически дары и принимать его у себя. Чаще чем во дворцах, Генрих II останавливался в епископских городах. Вероятно, что он оставлял себе доход с церковного имущества чаще, чем то делал Оттон III, чтобы на том же основании, что и другие каноники, принимать участие в управлении состоянием церкви. Когда у него получалось, он ставил во главе епархий людей, которые родились или получили образование в других краях. Епископство составляли священники из разных мест, не имевшие какой-либо связи с регионом; настоящее единство создавалось службой на благо королевства. Генрих II надеялся добиться, чтобы хотя бы на этом уровне этническое начало не преобладало и единство государства крепло. Тревоги короля о государственном единстве усугубляли постоянные мятежи крупной аристократии, устраиваемые в Лотарингии, Нидерландах и даже в Саксонии. Их подавление лишь усилило желание Генриха II сделать все, чтобы власть монархии была выше власти знати.

Желание Генриха включить королевство Бургундию в империю не смогло полностью осуществиться при жизни, но он подготовил этот союз. В 1006 г. он вновь завладел Базелем, потерянным более трех четвертей века тому назад. Спустя десять лет король Бургундии Рудольф III, являвшийся дядей Генриху и не имевший детей в браке, встретился со своим племянником в Страсбурге и пообещал, что в будущем аристократия признает его в качестве преемника и присягнет на верность. Это случилось только во время правления Конрада II в 1033 г. Тем не менее факт остается фактом: создание тройственного союза, объединившего внутри одного государства Бургундию, Германию и Италию, было подготовлено политикой Генриха II.

Идея империи не могла быть забыта. Генрих желал лишь избежать того, чтобы она, возобладав, нарушила равновесие здания, возводимого саксонской династией. Он счел неблагоразумным отправляться в Рим, в то время как в Германии не достигнуто полное спокойствие, а в Италии знать отдала корону Ардуину Иврейскому, однако, демонстрируя неразрывность королевской власти в стране франков и в империи, Генрих в 1007 г. объявил себя Romanorum rex, королем римлян, хотя он еще не был коронован папой. Этот титул говорил, что король Восточной Франкии был императором по рождению и что, ожидая императорской коронации, он был королем римлян со времени своего вступления во власть во Франкии. Когда династия Тускулов, свергнув Кресценциев, возвела на папский престол одного из своих представителей Бенедикта VIII, Генрих II, посчитав, что сложились благоприятные условия для его коронации, отправился в Рим, где 14 февраля 1014 г. и состоялась коронация. Едва закончилась церемония, император оставил Вечный город. Это не была его столица, а лишь декорация к коронации. Им двигала верность традиции; этого было достаточно. Когда он пожелал помешать византийцам захватить Беневент и пришел восстановить свое господство на юге полуострова, Генрих II даже не стал проезжать через Рим, что прекрасно свидетельствует о его политических взглядах, совершенно противоположных тем, которые недавно демонстрировал Оттон III.

Италия оставалась королевством. Ардуин Иврейский продержался там до 1015 г., но в 1004 г. Генрих отправился в Павию. Он добился там избрания и коронации, не вступая в борьбу с тем, кого он считал лишь узурпатором. Он ждал, что Ардуэн уйдет со сцены после поражения, которое ему нанес граф Каносский. Королевство Италии было связано с империей лишь личным союзом. Хотя управление страной и осуществлялось немцами, оно отличалась от Германии. Проблемы, с которыми сталкивались правители, также были отличны от проблем иных мест. Социальные перемены дробили феодальную иерархию, а особый статус городов усиливался. Это было осиное гнездо, в которое не хотел попасть Генрих II, но которого его преемник Конрад II не смог избежать.

Генрих II умер 13 июля 1024 г., не сумев, наряду с королем Франции, возглавить церковный собор, обсуждавший реформу Церкви. Его смерть вновь подняла проблему передачи власти: у него не было детей. Кто должен был унаследовать императорскую и королевскую короны? Династический принцип был невозможен, но какой выбор был бы правомерен? Генрих II в достаточной степени обеспечил стабильность государства, чтобы новый кризис не подверг его серьезной опасности.

Смена династии и политическая преемственность: правление рода Салиев — Конрад II (1024–1039)

Период безвластия оказался непродолжительным. 4 сентября 1024 г. началось правление нового государя Конрада II. Обычно эта дата считается датой смены династии; после Оттонской — Салическая; после Саксонской — Франконская. Не все неверно в этом утверждении, но тут есть свои нюансы. Во-первых, нужно отметить, что Конрад был потомком Оттона Великого от дочери императора Лютгарды, супруги Конрада Рыжего, который предал своего тестя. Но он был не единственным, кто мог законно причислить себя к потомкам Оттона. Не следует оставлять без внимания племянника Генриха II — венгерского принца, правнука Оттона I — князя Казимира Польского и Роберта Благочестивого — короля Франции, чьим прадедом был Генрих I. Показательно, что никто из этих принцев не претендовал на трон государства, которое можно уже именовать «Тевтонским королевством». Мы вынуждены согласиться с тем, что и сами они не связывали себя с этой страной, в которой их считали чужеземцами. Другие единокровные родственники находились в пределах империи, герцоги Верхней Лотарингии, Тьерри и его сын Ферри, другие наместники Лотарингии. Наконец, двоюродный брат того, кто в конечном счете был избран, — Конрад Младший. Итак, действительно осуществлялся выбор, но те, кто принимал решение, рассматривали лишь кандидатуры, имевшие непосредственные родственные связи с семьей, потомство которой только что угасло. Династический принцип таким образом был соблюден; выборщики, очевидно, были обязаны это принять в расчет. Переговоры, казалось, подготовили встречу, которая состоялась 4 сентября на правом берегу Рейна в Кампе напротив Оппенхейма. Сторонники Конрада Младшего сплотились вокруг архиепископа Кельнского, архиепископ Майнцский собрал знать, поддерживавшую Конрада Старшего, который и был выбран, потому что его противники предпочли уехать до решающего голосования. Саксонская знать осталась с ними. Как видим, Конраду не противостояла жесткая оппозиция, но его кандидатура не вызвала также и энтузиазма. Ему надо было зарекомендовать себя, чтобы установить свою власть. Несомненно, он был на это способен. Представителям знати королевства он мог сказать, что является одним из них, даже если он не был герцогом, а его владения не были столь значительны и находились во Франконии, ближе к Шпейеру, чем к Вормсу. Его благородный род был очень древним, так как восходил к эпохе Меровингов. Конрад мог даже сказать, что по материнской линии в его жилах течет и капля троянской крови. Легенда франков, находящихся в родстве с римлянами, которых якобы изгнали из Трои победившие греки, была известна Випо, биографу и панегирику Конрада I. Название салии, появившееся только в XII в., восходит к одной из наиболее знатных франкских семей, и то, что королевская династия приняла это имя, свидетельствует об уважении к этой прославленной ветви рода. Но Конрад полагался более не на знатность своего происхождения, а на личные качества.

Тяжелое детство — он очень рано остался сиротой — ожесточило его характер. Человек дела, он мог немедля ответить на вызов драматической ситуации. Когда в этом была необходимость, он проявлял строгость, практически жестокость. Его наставник Бюрхард, епископ Вормский, научил его добиваться славы, внушив обостренное чувство справедливости. В любом случае с момента своего прихода к власти он ярко продемонстрировал это. Отправляясь в Майнц на свою коронацию, он остановился выслушать жалобы крестьянина, вдовы и сироты. Он совершил поступок, принесший ему популярность. Жителям Равенны, которые во время бунта повредили ногу одному из его солдат, он велел поставить у постели искалеченного сапог, до краев наполненный монетами. Наконец, и это главное, Конрад II обладал умением ориентироваться в обстановке, что отличает настоящего государственного деятеля от политика, лишенного таланта. Он сразу видел трудности и находил способы их преодолеть. Его современники оценили масштабность его действий, свойственную величайшим императорам, они говорили, что «у его седла стремена Карла Великого».

Незамедлительно он осуществил осмотр своих владений, Umritt, показывая всем, что в стране есть король. Нам известно, что он обладал даром устанавливать крепкие личные отношения с теми, кого ему доводилось встретить; он уделял много времени общению с отдельными людьми и публичным выступлениям. Естественно, вначале он отправился в Ахен, чтобы взойти на трон его великого предшественника, затем он отправился к аббатисам Гандерсхейма и Кведлинбурга, тетям Оттона III, чтобы получить них благословение, ведь они воплощали саксонскую традицию, которой Конрад II стремился следовать. Саксонская аристократия, тронутая этим поступком, подтвердила выборы 4 сентября и взамен получила обещание, что права Саксонии будут соблюдены. В Констанце на Троицу 1025 г. архиепископ Миланский объявил королю о волнениях, охвативших Италию. Лишь верные епископы поддерживали там остатки власти. Королевский дворец в Павии был разрушен мятежниками. И тогда Конрад напомнил, что после смерти короля королевская власть остается, точно так же, как и корабль не исчезает, если кормчий тонет. Едва закончив путешествие по королевству к северу от Альп, Конрад в феврале 1026 г. преодолел горы. Не прошло и года, как он сломил сопротивление итальянцев, поддерживаемых герцогом Аквитанским. К Пасхе 1027 г. он смог наконец отправиться в Рим, где папа короновал его в присутствии королей Датского и Бургундского, Одилона Клюнийского, Вильгельма из Сен-Бенин в Дижоне, многочисленных епископов и впечатляющей делегации немецких и итальянских аристократов. Конрад воспользовался столь большим собранием религиозных и политических руководителей, чтобы усилить связи и урегулировать споры как на севере, где Кнут согласился признавать роль архиепископа Бременского в церковной организации Дании, так и на юге, где религиозная самостоятельность Венеции перешла под управление Аквилеи, оставшейся резиденцией патриархии. В Южной Италии Конрад обязал нормандцев, осевших там, осуществлять охрану границ, разделявших западную и восточную сферы влияния, что осложнило отношения обоих императоров. План брачного соглашения между Генрихом, сыном Конрада и византийской княжной не был заключен. Конрад понимал, что его деятельность могла только навредить его взаимоотношениям с басилевсом. На императорской короне, которую именно он, возможно, приказал изготовить (вопреки утверждениям некоторых историков, приписывающих это Оттону I), была надпись, возмутившая греков: Chuonradus Rei gratia Romanorum augustus.[9] Конрад хотел править именно Римской империей, что ясно выражало его желание руководить всем христианским миром. Императорская печать 1033 г. подтверждает это еще более верно, поскольку на ней помимо пометки Aurea Roma был начертан девиз: Roma caput mundi regit orbis frena rotundi (Рим, глава мира, правит Землей). Конрад II отказывался от мер предосторожности, которые соблюдал Генрих II. Он был истинным императором, воплощением Христа на земле, Христа, власть которого не ограничивалась каким-либо государством. В день коронации в Майнце архиепископ, который проводил обряд, сказал об этом в своей проповеди, целиком посвященной теме наместника Бога на земле, продолжающего на земле миссию Иисуса Христа.

Реальные основания этой власти, сколь бы шаткой она ни была, находились по ту сторону гор. Но все честолюбивые замыслы, которые нес в себе императорский титул, были не более чем мечты. Поэтому Конрад II стремился укрепить свою власть и, по возможности, ее расширить. Так как он давно уже переступил тридцатилетний рубеж и знал, до какой степени тяжелая стезя короля могла ослабить самый крепкий организм, он старался заранее урегулировать проблему наследования власти. Его сын Генрих, чьим воспитанием занимался епископ Вормсский, брат императора Генриха II, был избран, а затем коронован, в соответствии с пожеланием Конрада, в 1028 г. Ему исполнилось лишь одиннадцать лет, но он должен был сопровождать императора в его поездках, так как было нужно, чтобы он сам показался своим подданным и на месте ознакомился бы с проблемами, которые однажды ему придется решать. Эти поездки были многочисленны и захватывали те уголки империи, куда прежде не заезжал король. Конечно, не были забыты ни Саксония, ни Франкония, к которой Конрад был очень привязан — Лимбургский монастырь и Шпейерский собор пользовались благосклонностью правителя. Но чаще, чем его предшественники, Конрад II посещал Баварию, Швабию и Эльзас, проводя больше всего времени в ломбардской Италии, о богатстве которой он был наслышан и восстаний в которой он опасался. Он переезжал из дворца во дворец, а зачастую из аббатства в епископство, так как средств короны не хватало и, что еще хуже, их количество королю было неизвестно. В Баварии Конрад II попытался провести учет имущества, но в ответ услышал замечание, которое по наглости вполне соответствует свободным нравам немцев того времени. Граф и его советники, которым король хотел поручить это занятие, заявили ему без обиняков: «Ты слишком любопытен». Если учет и велся, то мы об этом ничего не знаем, так как нет никакого документа, отражающего его результат. Возможно, Конрад вдохновился примером своего наставника, епископа Вормсского, поручившего управление и охрану своего имущества судебным исполнителям незнатного происхождения, получившим благодаря своей должности возможность продвинуться по иерархической лестнице и сравняться с мелкопоместным дворянством. Эти должностные лица появились в королевском окружении в 1037 г. Церкви, которыми также владел король по праву наместника Христа, были для него столь же безопасными и почти такими же роскошными местами для остановок, как и дворцы (Pfalzen). Действительно, следует отметить, что во время правления Салической династии епископы принимали образ жизни сеньоров и, обладая при этом практически безмерной властью, строили соборы и замки. Подражая своим предшественникам, а особенно Генриху II, император по мере возможности навязывал свой выбор на вакантные должности в епархиях. Впрочем, здесь он не сильно преуспел, так как императрица также стала проявлять свое влияние, а ее предпочтения зачастую не совпадали с предпочтениями супруга. Сказать, что Конрад был неверующим, было бы слишком; и даже если он хоть раз продал церковную должность, духовные достоинства прелатов, назначаемых главами епископств и аббатств, были ему отнюдь не безразличны. Отношения, которые он поддерживал с инициаторами монашеской реформы, особенно с Вильгельмом из Вольпиано, доказывают, что проблемы, возникшие из-за недисциплинированности и сверхтерпимости, не оставляли его равнодушным. Правда, он с большей охотой поддержал бы лотарингских, а не клюнийских реформаторов, поскольку намерения первых, по его мнению, было проще примирить со службой государству, тогда как вторые были излишне свободолюбивы. В целом, церковь оказывала ему полную поддержку, которую и ожидали от нее правители нескольких поколений.

Он не достиг тех же успехов в светском мире. Он действительно осознавал, что поддержка высшей аристократии ему необходима. Он мог рассчитывать на нее, только представ перед знатью гарантом их интересов. Таким образом, он привлекал их к обсуждению, которое предшествовало его решениям, отводил им главную роль на собраниях, но он не мог не принимать во внимание, что герцоги и маркграфы представляют королевскую власть в герцогствах и марках. Речь не шла о том, чтобы терпеть непослушание или измены. Конрад боролся против мятежников, Эрнста Швабского, своего зятя, которого в 1030 г. он был вынужден устранить, объявив его «государственным врагом императора», герцога Каринтского, которого ждала та же участь в 1035 г. Чтобы действительно сохранить свое влияние в герцогствах, он передал своему сыну правление в двух из них — в Баварском в 1028 г. и в Швабском десятью годами позже. Он был далек от упразднения герцогств, остававшихся этническими реалиями начала XI в., с которыми приходилось считаться. В Лотарингии Конрад II даже восстановил единство региона, утраченное с образованием Верхней и Нижней Лотарингии. Семейство Вердена воспользовалось этим воссоединением.

Возможно, что нежелание Конрада разрушать структуру герцогств, было связано с поддержкой его средним и мелкопоместным дворянством. Ему было известно, что вассалы Эрнста Швабского отказались встать на сторону сеньора в мятеже, «так как, говорили они, именно король гарантирует нам нашу свободу, которую мы бы потеряли, предав его». Также император признал право наследовать вотчины, что заметно ускорило установление феодального устройства. В этом отношении меры, которые он принял в Италии, имели первостепенное значение. Положение подданных вассалов, вальвассоров было там ужасным; их сеньоры, «капитаны», и епископы могли у них забрать их вотчины и зачастую так и поступали. Мелкие вассалы Милана восстали против архиепископа Ариберта, оставили город и в 1035 г. доказали свое военное превосходство благодаря своему сюзерену. Конрад понял, что этот конфликт опасно ослабил бы военных, на которых опиралась его итальянская политика. Он переходит Альпы, чтобы восстановить мир, без сомнения, верно решив прийти на помощь более многочисленному войску мятежников. Все произошло не так, как он рассчитывал, так как итальянские города, намного более густонаселенные и активные, чем города по ту сторону гор, удивили императора размахом и силой сопротивления, организованного Арибертом при поддержке графа Шампанского. В конечном счете в 1036 г. Конрад победил миланцев, строго наказал прелатов, состоявших в заговоре против него, а затем издал Конституцию феодалов, гарантировавшую мелким вассалам владение их вотчинами и защиту от чрезмерных требований их сеньоров. С большей настойчивостью, чем в Германии, император превращал нижние слои феодального общества в своих союзников. Он также принял меры предосторожности, чтобы усилить связи Германии с Италией; браки соединили немецкие семейства с итальянскими. Прелаты, пользовавшиеся доверием Конрада, заняли резиденции в городах, обладавших большим стратегическим значением, как, например, Равенна, где архиепископом стал Гебхард Айштаттский.

Вернемся на север Альп. Конрад не пытался расширить свои владения на восток, он довольствовался защитой своих границ от венгров, клятвой верности от герцога Богемского и походом против лютичей. Напротив, он вел активные действия по приобретению Бургундии после смерти короля Рудольфа, утверждая, что обещание, данное покойным, касается его в той же мере, что и Генриха II, которому оно было дано. Тут были задеты интересы королевства, а не только короля. Он опередил своих конкурентов, вдову Рудольфа и Эдда де Блуа, и заставил своих сторонников избрать его в Пайерне (2 февраля 1033 г.). Отныне империя состояла из трех королевств, Восточной Франкии, которую в некоторых источниках начали называть Германским (Тевтонским) королевством, Бургундии и Ломбардии. Большая часть перевалов, позволявших преодолеть Альпы, сосредоточилась в руках императора, который теперь возглавил самое мощное территориальное образование христианского мира.

Конрад умер в Утрехте 4 июня 1039 г. Он возвращался из Италии, где находился из-за ситуации в ломбардских герцогствах, подвергшихся нападению нормандцев. Его армию охватила эпидемия, вызванная жарой. Естественно, не пощадила она и ее предводителя, который едва успел добраться домой, чтобы там умереть. Ему не было еще и пятидесяти, но за семнадцать лет своего правления он значительно укрепил мощь и расширил границы империи, оставив своему сыну прекрасное наследство.

Генрих III: опасность идеализма (1039–1056)

Приход Генриха III к власти не встретил противоречий. В возрасте двадцати одного года он располагал уже достаточно богатым опытом, поскольку, будучи еще совсем маленьким, он сопровождал своего отца в многочисленных походах. Даже после смерти своего предшественника Генрих обращался к его примеру. Он перечитывал «Gesta Cuonradi», написанные Випо, капелланом умершего императора, дабы эта история служила «зеркалом для принца». Но не достаточно иметь перед глазами примеры, чтобы уметь следовать им. Генрих совсем не походил на Конрада. В нем не было той жизненной силы, ни крепости, не лишенной, впрочем, некоторой грубости. Воспитание лишь усилило свойства его чувствительной натуры. Прелаты, которые его обучали, не побоялись развить в нем врожденную склонность к размышлениям. Книги, музыка, архитектура привлекали его внимание намного больше, чем того бы хотелось Конраду, для которого искусства представляли интерес лишь в той мере, насколько были ему выгодны как монарху. Чрезмерная серьезность Генриха побуждала его ставить перед собой столь высокие задачи, что он рисковал впасть в идеализм и упустить из виду безжалостные законы политической реальности. В данном случае риск отклонения такого рода был особенно серьезен: для Генриха император был помазанником Божьим, наместником Бога на земле. Поэтому он должен был строго придерживаться его заветов. Было бы недопустимо, если бы этими законами пренебрегал тот, чья миссия заключалась в требовании от всех уважения к Богу и чья власть сводилась лишь к исполнению этой задачи. Но религия, высшим представителем которой был правитель, в то же время была Евангельским учением, а значит, была сопряжена с самозабвением, милосердием и всепрощением. Как сочетать строгость и милость? Генрих III прибегал к ним попеременно. Порой он был несгибаемо строгий, а порой преисполненный великодушия. Одних он заставал врасплох своими неожиданными решениями, других выводил из себя, провоцируя их жестокость. Его веления были порой столь противоречивы, что сводили на нет эффективность его действий. В жизни Конрада вера не заслоняла собой власть и не мешала ему быть правителем государства. Генрих же был правителем лишь в той мере, в какой нуждалась его вера. Если Конрад не считал зазорным в интересах королевства продавать церковные должности, Генрих не позволял себе подобных компромиссов. Его забота о чистоте Церкви была тем сильнее, что в те времена Церковь переживала реформу, а князья и прелаты более настойчиво, чем простые священники и прихожане, призывали «жить как апостолы», в бедности и благородстве по примеру первых христиан. Это евангелическое пламя охватило Генриха, и он уподобился Оттону III, имевшему дар совершать поступки, придававшие его убеждениям поразительную экспрессию. Остановимся здесь лишь на двух примерах. После победы, одержанной над венграми в 1044 г., во время благодарственного молебна (и покаяния, поскольку он считал обращение лучшим способом возблагодарить Бога) Генрих, одетый в власяницу, первым падал ниц пред Святым Крестом. За год до этого во время свадьбы с Агнессой де Пуату, старавшейся укрепить связь ее супруга с монашеским миром, а особенно с Клюни, молодая пара выставила за дверь жонглеров и музыкантов. Такая строгость была присуща только монахам. Она не нравилась двору и людям, которые несли убытки во время их поездок по стране, что отнюдь не способствовало популярности правителя и его жены. Аскетический образ жизни, без сомнения, был полезен для духовного развития представителей королевских кровей, но требовать от беззаботных придворных духовного совершенствования было политической ошибкой. Искусство управления плохо сочеталось с безграничным идеализмом. Добрая воля может не принести своих плодов, если не уметь ею ловко управлять. Также непримиримая серьезность Генриха III заставила его совершать ошибки, некоторые из которых имели тяжелые последствия. Если он и обладал некоторыми навыками управления, унаследованными от предшественников, он их исказил, чересчур затягивая пружины власти либо ослабляя их, дабы проявить свое милосердие там, где нужна была строгость.

Сознание того, что он был наместником Бога, не давало ему забыть его мирское предназначение. Чтобы гарантировать порядок и мир на земле, ему нужна была власть. Он старался укрепить ее и ради этого решил позаботиться о внешнем ее проявлении. Он велел перестроить здание Шпейерского собора, где, как и его отец, он должен был быть однажды погребен, до впечатляющих размеров. В Госларе у подножия Гарца в центре Саксонии он возвел огромный дворец, превосходящий те, что были построены до него. Своей пышностью он должен был превзойти дворец Карла Великого в Ахене. Как соответствие знаменитой придворной часовне он основал там коллегиальный собор Святых Симона и Иуды. Серебряные рудники, расположенные близ Раммельсберга, пополняли деньгами сокровищницу императора, и будучи франконцем, он превратил этот саксонский регион в свою «кухню» и кладовую. Цели, которые он ставил перед собой, возглавляя империю, оказались слишком возвышенными, чтобы он мог напрямую руководить герцогствами, как завещал его отец. С 1042 по 1047 гг. он последовательно передал Баварию, Швабию и Каринтию во власть герцогов, которых выбрал сам, не советуясь с представителями знати этих герцогств. Новые высокопоставленные лица не были выходцами из провинций, которыми должны были управлять, и практически не бывали там или проводили очень мало времени. Таким образом искоренялось желание быть представителем своей народности, а герцоги являлись в глазах своих подданных лишь наместниками правителя.

Лотарингия, которую объединил Конрад, вновь была разделена, что спровоцировало мятеж Годфрида Бородатого, права которого были ущемлены, затем серьезные волнения начались на западной границе королевства. На востоке империи угрожала Венгрия, которая, несмотря на поражение, нанесенное Генрихом III королю Андрею в 1044 г., с 1050 г. стала вновь проявлять свои враждебные устремления и отказалась принять мирный договор, заключенный преемником Андрея Петром. Регион, который находился под угрозой чешского вторжения, был приведен в состояние боевой готовности, а ценное королевское имущество было перевезено в Нюрнберг.

Посвящая себя обычным заботам правителя и желая укрепить свою власть, Генрих III старался заслужить титул миротворца, который много для него значил. На юго-западе Франции, обычай, заключавшийся в божьем перемирии во время церковных праздников, имел большой успех. Не заимствуя этот обычай буквально, Генрих придал ему собственное значение. Он старался лично, чтобы его государства стали зоной большого примирения. В Констанце с высокой кафедры он призвал своих слушателей простить те оскорбления, которым они подверглись. Подкрепляя свою речь примером, он простил противникам все их прегрешения, и это повторялось не раз. Подобные деяния случались так часто, что летописец, рассказывая об одном из этих актов «отпущения грехов», сообщал, что церемония прошла «как обычно». Генрих III не стеснялся отдавать приказания, не ограничиваясь более рекомендациями к действию. Он предписывал заключение мирных договоров и союзов между регионами, чтобы все его государства, таким образом, жили в мире.

Порядок и справедливость на некоторое время были восстановлены, но мог ли правитель, считавший себя «другом Христа», позволить Церкви увязнуть в повседневных заботах? Более искренне, чем его отец, он воспринял идеалы реформирования церкви. В той мере, насколько это зависело от его действий, он был обязан способствовать величию христианства. Одной из своих главных забот он считал воспитание духовных и религиозных достоинств епископства. Он реорганизовал королевскую часовню, где лучшие священники готовились к епископскому сану. Управление в ней было поручено капеллану, который должен был полностью посвятить себя этому служению. Архиепископ Майнцский выполнял функции архикапеллана лишь номинально. Для того чтобы ясно показать, что он обязан быть не только представителем короля, но также пастором части избранного Богом народа, Генрих III вручил недавно назначенному епископу помимо жезла, символа власти, кольцо, которое символизировало брак прелата с Церковью. Нельзя было яснее выразить, что правитель старался быть в ответе за состояние душ и тел своих подданных, и его власть не ограничивалась только лишь земными делами. Так наиболее ярко проявился священный характер королевской власти. Генрих III сумел объединить служителей Церкви и государства. Портрет одного из них, Адальберта Бременского, нам хорошо известен. Этот сын графа Тюрингского, обладавший живым умом и высокими амбициями, был избран королем для управления архиепископством, которое могло служить отправным пунктом для многочисленных миссионерских походов вначале в славянские, а также в скандинавские страны, вплоть до Гренландии. С одинаковой ловкостью и энергией Адальберт сумел воплотить надежды, питаемые правителем.

Монастыри были средоточием духовных сил, хотя порой в них встречались монахи лишь по облачению. Генрих III был предан идеалам реформаторов, таких как Ричард из Сен-Ванна или Поппон из Ставело, стремившихся восстановить в аббатствах строгие правила устава. Однако он не довольствовался лишь установлением этих правил. В реформируемых монастырях он подчинял их устав законам империи (Reichsklostef), передавая их под прямую власть правителя, подобно тому, как аббатства непосредственно подчинялись Святому престолу, минуя епископства. Независимость избавляла монастыри от претензий светских сеньоров, ищущих там зачастую материальные, а отнюдь не духовные богатства. Когда свободу поддержали клюнийцы, Генрих III обязался обеспечить ее и в аббатствах, которые он брал под свою опеку.

Благодаря своей супруге Агнессе де Пуату, семья которой была очень близка знаменитому бургундскому монастырю, король завязал дружеские отношения с Гуго де Семюром, аббатом Клунийским, который должен был стать крестным будущего Генриха IV.

Генрих III не забывал, что он был королем Италии. Реформы осуществлялись и там. Иоанн Гальберт в Валломбрезе близ Равенны и Петр Дамиан и Фонте Авеллана активно взялись за преобразования. Правитель, не стесняясь, восстановил в должности Ариберта, смещенного Конрадом II за строгое соблюдение канонического закона. Кандидатура архиепископа Равеннского, Кельнского причетника, оказалась неподходящей, и Генрих отстранил его от дел. Он был не только королем Германии, Бургундии и Италии; он был также королем римлян. Прошло семь лет с тех пор, как он сменил своего отца, а он все еще не был коронован в Риме. Пришло время отправиться туда; но разве Генрих III, так жаждущий чистоты, мог смириться с мыслью, что он будет коронован недостойным папой? В начале 1046 г. состояние папства вызывало тревогу. Бенедикт IX, который, возможно, не был столь плох, как нам его рисует историография, до 1044 г. установил режим, при котором семейство Тускулов стало хозяином Вечного города. Изгнанный римлянами, которые в 1044 г. поставили на его место представителя оппозиционного клана Кресценциев Сильвестра III, он сумел восстановить свою власть в следующем году. Эту власть он передал на подозрительных условиях — оставил или продал? — своему крестному, который принял имя Григория VI. Действительно ли Григорий, чей приход к власти строгий Петр Дамиан приветствовал с энтузиазмом, заплатил за нее? Генрих III встречался с ним в Пьяченце, но свой пост он занял позднее, после того как получил разъяснения о махинациях Бенедикта IX, а один поэт призвал его как наместника Вседержителя восстановить единство Церкви. Синод, собравшийся в Сутри 20 декабря 1046 г., повинуясь воле императора, вернул Сильвестра III в его епископство, а Григорий VI, признав себя виновным в симонии, отрекся от сана. Бенедикт IX был низложен. Генрих III созвал собор, который позволил бы если не принять решение, то хотя бы избавиться от сомнений. Адальберт, которого хотели возвести на престол Петра, отказался. Избранником стал епископ Бамбергский, принявший имя Климента II в знак того, что он призван вернуть Церковь к чистоте ее истоков. В день своего вступления на папский престол он короновал Генриха и его жену, а затем римляне возвели императора в ранг патриция. Таким образом император принес реформы в Рим, действительно намереваясь очистить сердце мировой Церкви. Вопреки тому, что утверждают историки, он не стал назначать папу, как это он делал с любым епископом своей Империи. Он не объединил Папский престол с императорской Церковью, чтобы тем самым заложить фундамент единой системы управления. Он прекрасно понимал, что оба органа власти должны вместе обеспечивать безопасность христианства. Успех этого сотрудничества могло обеспечить лишь единство двух людей, объединенных одним стремлением. Генрих стал патрицием, и этот титул давал ему право решающего голоса в выборах суверенного понтифика.

Климент II умер 9 октября 1047 г.; его преемник, Дамас II, бывший епископ Бриксенский, умер 9 августа 1048 г., через три недели после вступления на папский престол. Бруно Тульский, сменивший его, был дальним родственником императора. Взятое им имя, Лев IX, говорило о желании возродить славу Вечного города, великолепие которого некогда прославил Лев Великий. Оставляя епископство Тульское, он забрал с собой своих лотарингских сподвижников, в числе которых был Гумберт де Муаенмутье. Реформа стала главной заботой Льва IX. За шесть лет своего понтификата он исколесил всю Европу, проводя реформу в жизнь. В Майнце император принял участие в созванном им синоде. Это сотрудничество закончилось весной 1054 г. По неосторожности включившись в борьбу с нормандцами, суверенный понтифик был разгромлен и взят в плен, а освободился из него, только чтобы достойно встретить смерть. Новый папа, Виктор II, епископ Эйхштатский, как и все его предшественники на троне Петра с 1046 г., был ставленником Генриха III.

Генриху III не удалось с ним долго проработать. Он умер 5 октября 1056 г. в Саксонии, но по своему желанию был похоронен в Шпейере. Он позаботился о своем преемнике: Генриху IV исполнилось всего шесть лет, когда отец заставил его избрать королем, а затем короновать и венчать. Однако представители знати обещали повиноваться этому ребенку лишь с оговоркой, что он проявит способности правителя. Императрице перешло регентство, однако смогла ли она сыграть ту же роль, что Аделаида или Феофано? Задача, стоявшая перед ней, была непростой. Незадолго до смерти императора герцог Швабский и могущественное семейство Вельфов вознамерились отнять у него власть. Заговорщики были уничтожены прежде, чем смогли перейти к действиям в конце 1055 г. Годфрид Лотарингский, по-видимому, так никогда и не подчинившийся королю, женился на вдове маркграфа Тусцийского Беатрис, чьи владения находились на пути в Рим, и таким образом поставил под угрозу сообщение между папой и императором. Наконец, саксонцы все более и более открыто демонстрировали, что они считают манеру правления Генриха III невыносимой. Было ли это обычным недовольством или же недостатками еще крепкого здания, конструкция которого дала трещину? Историку не составляет труда играть пророка, так как ему известно, что ждало в будущем этого ребенка и его мать. Современники Агнессы и Генриха IV не могли этого предвидеть. Они полагали, что империя через сто лет после основания ее Оттоном I, объединившим три королевства, огромна, что ее власть незыблема, что Церковь от низов и до вершины своей иерархии поддерживает императора, стоя на страже справедливости и мира с ним. Было ли это апогеем развития государства? Восстановив ход событий, давайте попытаемся понять это.

Расцвет империи

Огромная и сложная задача

Когда в 911 г. представители знати Восточной Франкии приступили к выборам Конрада I, они предполагали эффективную оборону своей страны против венгров. Поручить эту миссию каролингскому правителю, который правил Западной Франкией, было безрассудством; Карлу Простоватому нужно было многое сделать в своей стране, Нормандии; он не мог бы заниматься тем, что происходило на другом конце Европы. В Восточной Франкии не осталось больше Каролингов? Не важно! Обошлись и без них. Следовательно, выбираем Конрада. Через сорок лет после поражения под стенами Огсбурга, когда венгры перестали представлять опасность, возвращение Восточной Франкии в лоно каролингского дома не произошло. Более того, можно сказать, что в 987 г. в Западной Франкии замена Капетингов на семью Каролингов не вызвала никакого уныния. В конечном счете, не в большей мере, чем с Каролингами, Оттонам подходил брачный союз с Капетингами, однако как с одной, так и с другой династией они состояли в близких родственных отношениях. Объединение обеих Франкий никогда не рассматривалось, тогда как Оттон III мечтал, вступив в брак, воссоединить Римскую империю от Византии до Рима. Деление государства, созданного Карлом Великим, было, следовательно, необратимо, но как Западная Франкия, так и Восточная были защищены от дробления на части, которое после Верденского договора постигло Лотарингию.

Именно поэтому решение 911 г. впоследствии больше не пересматривалось. Конечно, мятежи противопоставляли герцогов королю, но никто не хотел отделяться. Единство, которого жаждали избравшие Конрада I, сохранялось даже после того, как исчезла опасность нападения венгров. Но Восточная Франкия со времен последнего Каролинга заметно расширила свои границы.

На востоке стремительное продвижение славянских народов сдерживалось с трудом. Результаты катастрофы 983 г. могли быть лишь частично преодолены. Тем не менее форпост Мейсен в среднем течении Эльбы был сохранен. Если тесные отношения, установленные Оттоном III с Польшей, длились совсем не долго, то Богемия была намного прочнее связана с империей и в конце концов стала ее неотъемлемой частью. На западе Лотарингия, с потерей которой короли Западной Франкии смирились с большим трудом, находилась, вопреки всему, в зависимости от Оттонов и их преемников. Однако это была лишь одна из частей Лотарингии. Правители Восточной Франкии подчинили своей власти сначала Италию в 951 г., затем Бургундию в 1033 г. Конечно, эти два королевства не были просто поглощены, поскольку они не утратили своей самостоятельности и в принципе были присоединены к Восточной Франкии только личной унией. Этот союз, впрочем, оказался прочным. «Триединство» трех королевств составляло основание политического здания, вершиной которого была империя.

Огромное здание, крупнейшее государственное образование Запада того времени. Сохранить его целостность было более сложной задачей из-за значительной неоднородности территории, и в первую очередь из-за различия природных условий. Территория Оттонов и Салиев охватывала и солнечные страны от Прованса до Умбрии, и более прохладные территории, например Фрисландию. Огромные пространства, которые могли и способствовать развитию торговли, и служить местом военных действий, были разделены естественными препятствиями: Рейн и его притоки текли на север, Саона и Рона — на юг, Дунай поворачивал на восток, как и река По. Горные массивы были запутаны и пролегали во всех направлениях в Восточной Франкии. Альпийская гряда возвела барьер между двумя главными частями империи, на преодоление расстояния между которыми требовалось не менее полугода. Население было не менее многообразным, чем пейзажи. Империя включала три крупных лингвистических ареала Европы. На севере Альп большинство говорило на народном немецком языке, diutisk, но в Лотарингии граница между французским и немецким языками проходила примерно там же, где и в наши дни. На востоке проживало множество славян, даже внутри границ королевства, без учета Богемии. Бургундское королевство было почти полностью романским, а подданные короля Италии, естественно, разговаривали на итальянском языке.

Пространство, где преобладал немецкий язык, не было единым. Прежде всего потому, что с севера на юг этот язык заметно менялся. Фризу было нелегко понять баварца. Но к этим отличиям добавлялись и другие, вытекающие из «этнической» специфики. Эти Stämme, по крайней мере четыре из которых имели свои политические образования, этнические герцогства Саксония, Швабия, Бавария и Франкония (последнее просуществовало недолго) были реальностью. Не важно, осознали ли эти народы свою самобытность задолго до того, как их правители, герцоги, им ее внушили, или же, к чему склоняются современные историки, они обрели свое этническое самосознание в IX в. Важно то, что в начале XI в. баварцы, саксы, швабы и франконцы осознавали себя таковыми, и, пусть с меньшей вероятностью, немцами. К немцам, без каких-либо различий, не относились лишь те, кто не понимал их язык, именуемый тевтонским, diutisk, в любом диалектном варианте. Иными словами, немцы всегда оставались немцами в глазах романоязычных представителей Лотарингии и итальянцев. Это этническое определение, пришедшее извне, было принято и теми, кого оно обозначало. Следовавшие за императором в Италию люди именовались одинаково tedeschi или teutonici, независимо от своей народности, и таким образом они осознавали себя единым народом, немецким народом, выходцами из немецкого королевства, regnum teutonicum.

Однако ни различия, ни соперничество между этносами не были преодолены. Напомним, что саксонцы всегда неохотно подчинялись правителям не их крови, и следовало проявлять осторожность, чтобы не задеть их гордость. Официальные титулы редко имели общий «тевтонский» характер. Напротив, чаще в них упоминались названия народностей. Достаточно обратить внимание на титул Оттона III, в котором перечислялись саксонцы, франки, баварцы, швабы, эльзасцы и лотарингцы, не считая римлян. Как и Габсбургская, империя Оттонов и Салийцев была многонациональной, подчеркивает современный историк. На пороге XI в., даже во время существования трех королевств, которые только начинали называть Германским королевством, этнические различия были, вероятно, столь же сильны, как чувство общей принадлежности к немецкой нации.

К географическому многообразию огромных территорий и разнообразию народностей добавлялось различие экономических и социальных реалий, которые на рубеже второго тысячелетия испытывали некоторые изменения. Возможно, не следует переоценивать пробуждение Европы, приведшее к оживлению в странах, некогда растерзанных бесконечными набегами, однако также не следует отрицать его результаты. Изменения были налицо; они не были повсюду одинаковыми; иными словами, внутри империи они имели разную силу в зависимости от региона.

Еще не время рисовать полную картину событий. Мы ограничимся некоторыми особенно яркие чертами.

Повсеместно в Европе человек, начиная с тысячного года и вплоть до начала XIV в., обретал большую силу. Повсюду нужно было возделывать новые земли, поскольку население росло. Площадь пахотных земель возрастала. И это изменило облик германских территорий, осваивалась горная местность, в том числе Черный лес и Гарц, делился на части прежде такой обширный лесной массив. Типичные названия для этих участков — они заканчиваются на rode или reute — насчитываются тысячами. Понемногу демографический рост на ставшем слишком тесном пространстве приблизился к уровню, сделавшему неизбежным продвижение на восток и его «колонизацию». Еще до начала этого процесса, рост населения отразился на социальной организации. Повсеместно структура крупных владений была расшатана. Избыток рабочей силы уменьшал потребность в ней. Ресурсы были поделены, и те, кто занимался обработкой участков, платили в основном оброк и в меньшей степени выполняли работы для хозяина. Последний не просто сдавал земли в наем, совсем наоборот. Он был вправе запрещать и приказывать, Zwing und Bann, что придавало ему значимость, предоставляло доход и право монополии на мельничное и пекарское дело. Столь различный статус крестьян мало его волновал. Он старался превратить большинство из них в крепостных (нем. Hörige), которые всегда были готовы выполнить приказания сеньора. Все, кто жил на подвластных ему землях, должен был подчиняться его законам. Было достаточно дышать тем же воздухом, что и он, чтобы ему принадлежать, Luft Macht eigen. Эти перемены вызывали сопротивление. Многие свободные люди не желали подчиняться и сохраняли свои земли в внесеньориальном владении, особенно на севере Германии. В принципе, они подчинялись только общественному суду. Они могли быть призваны на воинскую службу королю, и Оттоны создали в пределах Саксонии настоящие военные поселения. Но все чаще и чаще эти островки архаики становились исключением. В целом положение крестьянства унифицировалось. Юридические различия стирались. Зачастую унизительная субординация становилась общепринятой. Мятежи, прежде всего в Саксонии, не привели ни к каким изменениям.

Сеньоры пользовались отсутствием в обществе устоявшейся структуры общественных институтов — или ослаблением тех, что существовали, — чтобы установить свою собственную власть. Они воплотили на своем уровне политику «заповедной зоны». Объединенные под их властью разнородные элементы — внесеньориальные владения, недавно распаханные земли, вотчины, земли, принадлежащие монастырям или другим церковным учреждениям, — они пытались соединить в одно целое в строго очерченных рамках, постоянно дополняя и укрепляя систему. Посреди этих владений возвышался расположенный на холме или на скале замок, имя которого они начали присоединять к своему. Военные и хозяйственные функции распределялись между членами «фамилии», в зависимости от их способностей. Все эти servientes, приставы и прочая прислуга, Dienstleute, находившиеся в полурабском состоянии, в силу самой природы своей службы получали некоторые преимущества. Таким образом, земля сеньора превращалась в область, Land, где он жил и которой управлял.

Вассальная зависимость между сеньорами создавала связи, которые усугублял ленный наем земель. Эти отношения возникали не по воле некоей высшей власти, а формировались в соответствии с интересами и возможностями каждой из сторон. Не все черты, характеризовавшие феодальное общество Франции, были распространены повсюду. В Германии, например, принесение клятвы верности сеньору зачастую считалось унизительным. По мере удаления от стран, где феодализм образовался раньше всего, на восток Германии или на юг Италии, его черты более разнились, и сильнее становится сопротивление собственников земли. Даже не вполне сформированное феодальное общество обладало многочисленной аристократией, находившейся под властью более высокой знати и принцев крови, древней Reichsaristokratie, и включавшей теперь и более низшие слои, в Германии в их число вошли возвысившиеся служилые люди, что парадоксально, одновременно свободные и отмеченные рабским происхождением. Изменения, происходившие в обществе с IX по XI в., определили структуру взаимоотношений. Новые объединения (не общественные, а частные, в силу того, что большинство их возникло вопреки воле правителя) усиливали связи между людьми. Вслед за немецкими историками можно констатировать этот феномен «укрепления» связей, прежде довольно слабых.

Не избежали этих изменений и города. Они приняли вассальную зависимость. В Италии правители contado, равнинных земель, охотно поселялись в городках, над которыми начинали расти башни. Подданные вассалов, вавассоры, сознающие свою силу, требовали права передавать свои земли по наследству. Между епископами, capitanei, которые напрямую зависели от сеньора, и вавассорами велась сложная и ожесточенная борьба, целью которой была реальная власть. Немецкие города были еще напрямую подчинены Stadtherr, епископу, которому император обычно уступал королевские права. Ему подчинялся целый штат служащих. Епископский дворец походил одновременно на величественный и мощный укрепленный замок. Горожане между тем не собирались мириться со своим положением крепостных (нем. Hörige), как крестьяне. Они еще не восставали, но их желание свободы не замедлило бы вырваться наружу. Городское население увеличивалось, его состав менялся, потому что экономические функции города становились разнообразнее и приобретали большое значение. Оно играло существенную роль в местных и региональных обменах. На рынках продавались товары местных ремесленников, а также излишки продуктов, выращенных в деревне. Постоянные торговые отношения, хотя и не столь активные, как в XII и XIII вв., набирали силу. Торговцы были не просто бродягами, торгующими вразнос. Сначала в Италии, а затем в немецких городах возникли первые профессиональные союзы. Везде, где развивалась торговля, появлялись еврейские поселения. Ритм коммерческой деятельности стимулировался вложением более крупных капиталов, имевших больший оборот. Денежный оборот, начиная со второго десятилетия XI в., постоянно подпитывался серебряными рудниками Гарца. Все эти факторы способствовали обогащению империи, но их блага не распространялись на всю территорию империи. Разительным оказывался контраст между имущественным положением. В Италии, например, потерпевшие экономический крах оборванцы из миланского pataria уже пополнили толпы нищих. Неравенство было не только социальным, но и географическим. За неимением статистических данных мы можем составить себе лишь приблизительное представление о его распределении; доход, вызванный экономическим пробуждением Запада, сосредотачивался внутри империи, главным образом в Италии, вдоль течения Рейна и Мааса и, наконец, в Саксонии, оживленной деньгами, которые текли из Гарца. Политика могла принимать в расчет это распределение ресурсов.

Границы материальных и культурных богатств по большей части совпадали. Духовной жизнью, следы которой сохранились до нашего времени, — управляла Церковь. По крайней мере она располагала значительными средствами для выполнения этой задачи. Ей хватало и денег, и человеческих ресурсов. Ее союз с государством гарантировал ей материальное благосостояние и зачастую приумножал его. Власть епископов была огромна, главным образом власть прелатов, которые занимали посты в Майнце, Кельне, Трире и Магдебурге в Германии, а также в Льеже, Меце и Камбре, обширной в то время Лотарингии и, конечно, в Милане и Равенне к югу от Альп. Будучи почти всегда выходцами из аристократических семей, эти люди умели отдавать приказания. Они знали свои права и, чтобы заставить себе повиноваться, они также «расширяли» сеть институтов, обеспечивавших им более эффективное управление благодаря архидиаконатам, объединяющим приходы по географическим областям. Они горели желанием создавать и строить. Почти во всех епархиях появились новые церковные учреждения. Многочисленные здания церквей, а также дворцов и крепостей вырастали как из-под земли. Эти епископы, не следует забывать, были в то же время феодалами, и государство сделало из них своих наместников. Мы неоднократно видели, что они исполняли первые роли в истории империи. Невозможно перечислить в рамках этой книги всех, кто заслуживает внимания. Галерея портретов растянулась бы до бесконечности. Вспомним лишь Виллигиза, который, несмотря на свое скромное происхождение, был близок к королю и обязан Оттону I, саксу, как и он, назначением на пост управителя канцелярии. Став архиепископом Майнцским в 975 г., он был не только внимательным и влиятельным советником четырех королей, но и пастором, старательно заботящимся о своей пастве и о своих землях в течение сорока лет. Среди епископов, которых он рукоположил в сан, нельзя не упомянуть Бернварда, наставника Оттона III. Меценат, знаток искусств и литературы, он выполнял все, что повелевал ему долг прелата: помогал беднякам, возглавлял синоды, учредил архидиаконаты и основал два аббатства. Наконец, необходимо вспомнить хотя бы Бурхарда Вормсского, также приближенного короля. На протяжении четверти века он поддерживал порядок в Вормсской епархии, руководство которой ему поручил Оттон III, и благодаря своему опыту и юридическому образованию создал Церковное постановление, которого еще в течение долгого времени должны были придерживаться каноники.

Так как сеть епархий была дополнена Магдебургом и его викарными епископствами в славянских странах, так же как Бамбергом, монастыри стали основываться чаще. Среди них было много женских аббатств. В одном епископстве Хальберштадт их насчитывалось пять, среди которых самым известным было Кведлинбургское. В этих монастырях встречались дочери и вдовы представителей саксонской аристократии. Самые древние центры монашеской жизни (достаточно упомянуть, в частности, Ставело, Горц, Виссембург, Рейхенау, Сенкт-Галлен и Корвея) сохраняли сильную жизнеспособность, которую пробудила реформа на своем излете. Аббаты и аббатисы принадлежали той же среде, что и епископы, и проявляли то же стремление к большим начинаниям. Женщины в этом ничем не уступали мужчинам.

Напомним, что Оттон III действовал под руководством своей тети Матильды, аббатисы Кведлинбургской, регентши королевства. Вспомним также о его сестре Софии, аббатисе Гандерсхеймской, которая так часто сопровождала императора в его поездках. Не обладая титулами, эти женщины уже были принцессами империи.

Искусство и письменность процветали в епископствах и монастырях. Архитектура перенимала каролингские принципы, совершенствуя их. Множество зданий демонстрируют мастерство строителей той эпохи, начиная с Верденского собора до Сант-Аббондино в Коме. Сен-Панталеон в Кельне, собор Святого Михаила в Гильдесхейме вызывают у нас восхищение. Многие из этих церквей сохранили неф, поднимающийся во всю высоту здания, закрытый двумя хорами с башенками по бокам. Некогда роскошное убранство сохранилось хуже. В Гильдешейме великолепные бронзовые двери и распятие дают нам представление о том, какими они были. Красота богослужебных книг, молитвенников и часословов, вышедших из мастерских Триры или Рейхенау, превосходила каролингские рукописи. Византийская или мёзская слоновая кость и металлические пластинки, декорированные драгоценными камнями, украшали переплеты. Служба не поглощала всех сил церковников. Наука обогащала набожность. Епископы вслед за аббатами открывали школы. Бруно Кельнский лично занимался своей. Они спорили из-за лучших преподавателей, которые переезжали из одного оплота науки в другой. Оттону III нравилось сравнивать Отрика Магдебургского с Гербертом Орильякским. В библиотеках хранилось достаточно их рукописей. Более всего их было в Рейхенау и Боббио. Каталоги этих библиотек насчитывали несколько сотен наименований. Классические языки изучались с любовью. Хротсвита, канонисса Гандерсеймская, писала пьесы в подражание Теренцию и воспела славу Оттона I в «Vita». Право также не оставалось без внимания, так как оно позволяло провести границу между мирским и духовным, создавая наследие, в котором сторонники реформы впоследствии будут черпать свои аргументы. Все формы интеллектуальной и культурной жизни, казалось, пополнились мощным потоком свежих жизненных сил. Не будет преувеличением, разумеется, назвать этот порыв возрождением. Его переживала не только империя, однако несколько самых активных очагов этого преображения оказались в ее пределах, в том числе и в германских землях. Для Германии, особенно для ее искусства, время правления Оттонов и первых Салиев стало «золотым веком по богатству и разнообразию художественных творений».[10]

Таким образом, Восточная Франкия, которую саксонские правители возглавили в начале X в., претерпела глубокие изменения, пока через сотню лет их не сменили франконцы. Она разрослась; объединение двух королевств значительно расширило его территорию и усилило видимость разнообразия. Эта совокупность земель разнилась своими ресурсами, но также сложностью проблем, с которой сталкивались ее правители. Трудности, вызванные экономической деятельностью и социальными переменами, постоянно возрастали. Каким образом в этих условиях могла действовать власть? Каким силами монархам удавалось, используя средства, слабость которых мы видели, поддерживать целостность столь разнородной конструкции?

Скудные средства

Была ли империя монархией? Ответ не может быть однозначно утвердительным. Надо принять в расчет значимость аристократии, вопрос, который никогда серьезно не рассматривался. Как ясно говорит Роберт Фольц, режим был аристократическим; монарх им только руководил.[11]

Первый король Восточной Франкии, избранный не из каролингской королевской семьи Конрада, был для знати настоящим монархом. Именно представители аристократии желали этого разрыва с традицией. Руководитель, которого они избрали, должен был быть и оставаться одним из них. Напомним, что Генрих I понимал это настолько хорошо, что заключал со своими выборщиками дружеские договоры; нельзя было яснее признать, что он считает себя первым среди людей равной значимости. Его сын, Оттон I, действительно старался подчеркнуть свое превосходство, пытаясь сделать из герцогов подчиненных, но даже его преемникам не удалось упразднить одну процедуру, подтверждающую законность их восшествия на престол. Все должны были пройти через выборы. В империи, еще в большей степени, чем во Франции, был оправдан знаменитый наглый ответ графа королю, спросившего, кто его сделал графом: «Кто тебя сделал королем?» Без сомнения, когда личная власть правителя была сильна, выборщики вели себя сдержано, и иногда их голосование напоминало формальность. Между тем еще в 1053 г. знать не собиралась отказываться от своих прав, соглашаясь на выбор, сделанный Генрихом III, только при возможности сохранить право отменить свое решение, если четырехлетний ребенок, которого император намеревался сделать своим преемником, проявит себя неспособным выполнять эту функцию. Их участие в правлении не ограничивалось назначением правителя. Значительные решения принимались, как правило, только решением Höftag, собрания, в один из тех торжественных дней, когда вокруг короля собирались, помимо его обычного двора, представители высочайшей знати. Речь шла, следовательно, опривлечении аристократии к принятию решения. Это разделение функций было необходимым, когда монарх должен был принимать законы, то есть создавать действующее законодательство. Монарх рисковал преступить обычай, настоящее право в крайнем случае могло быть изменено в соответствии с требованиями времени, но не могло быть ни нарушено, ни искажено. Защита этого права поручалась не только королю в день его коронации; знать, представляющая народ, огромную массу людей, подвластных суду, заботилась о том, чтобы эта миссия была правильно исполнена. Поскольку герцоги были связаны с народами, которыми они правили, сохранение традиционных законов возлагалось исключительно на них, что могло оправдать их мятеж против правителя, превысившего свою власть и ставшего тираном.

Их положение было двусмысленным. Они могли называть себя принцами, первыми, Fürsten своего народа, но король мог им напомнить также, что в любом случае они являются его наместниками, в особенности стоя во главе армии, руководство которой возлагалось на них, отсюда происходят их титулы dux, Herzog, лидер. Они в той же мере были представителями народа при короле, как и представителями короля при народе. Чтобы вторая функция преобладала, правители старались упрочить связи герцогов с ним и ослаблять те, что связывали их с народом. Оттон I использовал любую возможность, которая позволяла ему поставить своего родственника во главе герцогства, его зятя Конрада Рыжего в Лотарингии, его сына Людольфа в Швабии и Генриха в Баварии. Никто из них не устоял перед желанием ослушаться. Во время правления Конрада II зять короля Эрнст, герцог Швабский, также восстал против монарха. Хотя герцог и не происходил из народа, руководителем которого он становился, это не мешало ему вести себя так, как будто он всегда принадлежал народу. Генрих, которого его брат Оттон I сделал герцогом Баварским, чтобы немного умерить его амбиции, быстро забыл, что он был саксом по рождению, и вновь попытался осуществить баварский план завоевания земель к югу от Альп, перестав бороться со своим соседом, своим племянником Людольфом, таким же саксом, как и он, но также твердо решившим перенести границы своего Швабского герцогства в Ломбардию. Стоило ли сокращать территории, где правили герцоги, даже ценой распада этнических единств? Оттон разделил Лотарингию на две части в 954 г.; его сын отделил Каринтию от Баварии в 976 г. Эти действия никогда не проходили без конфликтов. Когда в 1046 г. Годфрид Бородатый, который считал возможным восстановить единство Лотарингии под своим руководством, получил от Генриха III только ее южную часть, он поднял мятеж; однако потерял все: единожды восстав, он был смещен. Оставалось радикальное решение: отдавать свободные герцогства под прямое руководство правителя. Конрад II, возможно, принял такое решение; между 1028 и 1039 гг., Бавария, Швабия и Каринтия были переданы Генриху III, который с 1028 г. как раз и был соправителем. Весь юг королевства, следовательно, стал неподвластен влиянию аристократии. За этот небольшой промежуток времени, между 1042 и 1047 гг., три герцогства по очереди перешли во власть монарха. Был ли Генрих III менее смел, чем его отец? Опасался ли он встретиться лицом к лицу со знатью, которую эти внезапные и значительные изменения равновесия сил внутри королевства толкнули бы к мятежу? Чувствовал ли он себя обязанным сохранять старое устройство империи, некоторым образом освященное обычаями? Конечно, он не смог бы сразу создать значительную сферу королевского влияния. У него не было ни людей, ни даже общественных установок, способных управлять именем короля такими обширными территориями. Чрезмерный рост мог привести к катастрофе. Рассмотрим положение во Франции: король осуществляет там политику заповедной местности, но с осторожностью, присущей крестьянину, он присоединяет земли, отрезая их, участок за участком, у своих соседей. В то же время он вводит структуры, необходимые для укрепления здание, по мере его роста.

В своих герцогствах герцоги не были абсолютными хозяевами. Их власть наталкивалась на преграды, подобные тем, с которыми встречался суверен. Нижние слои аристократии не были постоянно и в полной мере связаны с герцогом как с сюзереном, способным требовать от его вассалов повиновения и совета. Феодализм, некоторые элементы которого, как мы видели, были признаны унизительными, в XI в. не полностью охватил германское общество, структура которого оставалась «горизонтальной». Местным землевладельцам, чьи амбиции были не слишком велики, их было легче контролировать, чем становиться значительными особами. Они легче, чем феодалы, соединяли части своего наследства и благодаря этому, без труда достигали положения domini terrae. К власти короля, более удаленной, чем власть герцога, они обращались в крайнем случае, чтобы защищать свою независимость. Вассалы герцога Швабского сказали ему об этом прямо, когда он хотел втянуть их в мятеж против Конрада II: «Мы не слуги, мы свободные люди, и император — наш защитник; если мы его предадим, мы потеряем свою свободу». Чтобы не описывать только достижения, достаточно вспомнить Вельфов, которые имели обширные владения в Швабии, и Захрингеров, чье господство от Черного распространялось вплоть до швейцарских земель; те и другие должны были занять свое место среди герцогов XI в. Что касается Штауфенов, то в середине XI в., занимая пост наместников Швабских, они только начинали свою карьеру. Герцоги опасались остаться в стороне от этих изменений. Они укрепляли позиции своих властных институтов, с помощью которых намеревались управлять своими территориями. Генрих II до своего избрания стремился к этому в Баварском герцогстве. В Саксонии семейство Биллунгов поднялось до звания герцогов благодаря благосклонности Оттона I. Они объединили внесеньориальные владения, ленные владения и земли своих подданных и получили значительную дань, подчинив славян. Когда Генрих III поддержал архиепископа Бременского Адальберта, миссионерская деятельность которого мешала воевать с Вендскими язычниками, они восстали против короля, который, не став их строго наказывать, довольствовался тем, что отобрал у них земли. Но едва правитель закрыл глаза, как Биллунги приняли участие в тайных собраниях саксонской аристократии и вместе с ней заявили о несправедливости, допущенной королевской властью по отношению к ним, ее представителям. В середине XI в., герцоги были не настолько слабы, чтобы король не считался с их властью. Возможно, он не был больше primus inter pares, каким некогда соглашался быть Генрих I, но знать составляла слишком уж значительный противовес его власти.

Представляла ли знать самую мощную из центробежных сил, которая препятствовала действиям центрального правления? Такое представление дел не соответствует действительности, поскольку у империи не было центра как такового. У империи была не одна, а нескольких столиц, и административные, финансовые или судебные органы не располагались постоянно в них, сам правитель там обычно не находился. Карл Великий проводил зиму в своем любимом городе Ахен, остававшемся sedes regia, оплотом королевской власти. Конечно, Ахен многое значил в жизни империи, но его значение было символическим, что в ту эпоху имело колоссальное значение, поскольку знаки играли большую роль, чем умозаключения. Коронации осуществлялись в придворной часовне, исполнявшей роль сцены, и символизировали восшествие на трон Карла Великого, solium regis, но по окончании церемонии правитель снова уезжал, иногда навсегда. Не дольше, чем в Ахене, император задерживался в Риме. Опыт Оттона III был слишком неудачным, чтобы его повторять. Константинов дар запрещал императору жить в Вечном городе, только преемник Петра мог иметь там свою резиденцию. Таким образом, императору было достаточно приехать туда, чтобы получить благословение и корону. Рим, как и Ахен, был символом, без которого нельзя было обойтись, поскольку там было сосредоточие величия истории.

Но превратить это место в резиденцию правительства было невозможно; несчастья Оттона III это доказали. Не следует забывать королевство Италию. Павия, где сохранились воспоминания о лангобардах, их железной короне и их победителе, Карле Великом, играла схожую, хотя и менее заметную роль, чем Ахен. Что касается Бургундии, там не было города, имя которого было таким же значимым, как Рим, Ахен или Павия.

Некоторым городкам правители отдавали предпочтение и осыпали милостями. Тем не менее они не обосновывались там, даже если и посещали их чаще и охотнее, чем другие города. Они лишь предпочитали остаться там в ожидании Страшного суда, в могиле. Так, Генрих I и Матильда пожелали быть похороненными в Кведлинбурге, Оттон I — в Магдебурге, Генрих II — в Бамберге, Конрад II и все Салии, правившие после него, в Шпейере, ставшем для императоров тем же, что и Сен-Дени для французских королей. При жизни монархи считали города лишь местами временного пребывания, так как они находились в постоянных разъездах. Их правление начиналось с объезда империи, Umritt. Это позволяло им познакомиться со своими владениями и получить признание, это было чем-то вроде первого представления короля своему народу. Первым в 984–986 гг. совершил объезд своего государства совсем молодой Оттон III. Без сомнения, во время поездки перед правителем представали народы и земли, подчиненные его власти, возможности, которыми он мог располагать, и трудности, сопряженные с предстоящим правлением. Совершение поездки не имело целью обосноваться где бы то ни было. Маршруты, которые восстанавливает хроника, и сведения, оставленные дипломатическими миссиями, представляют этих людей, безостановочно переезжающими с одного места на другое. Они направлялись туда, куда их влекло положение дел, требовавшее их присутствия, или же туда, где им было удобно или даже приятно. Иными словами, они постоянно ездили по всей империи. Были регионы, которые они посещали редко или вообще не удостаивали своего внимания. До середины XI в. император чаще всего посещал среднее течение Рейна, Нижнюю Лотарингию, то есть современные Бельгию и Голландию, и прежде всего страну, центром которой был Гарц, север Гессена и юг Саксонии. Считается, что Конрад II, как и Оттон I, провели там почти треть времени своего правления. Бавария, Швабия и Эльзас видели короля намного реже; но Салии отправлялись туда чаще, чем императоры из саксонской династии; они посещали эти провинции с десяток раз, в три раза чаще, чем Оттон I. Италия привлекала внимание всех императоров намного больше, чем Южная Германия. Они посещали ее девятнадцать раз, и некоторые из их пребываний к югу от Альп длились годами. Если «государство находилось действительно только, там где пребывал король»,[12] в империи существовали провинции, где государство продолжительное время находилось в упадке, и такое положение сохранялось до конца Средневековья, несмотря на то что регион, находящийся в королевской власти, менял свои очертания и центр. Власть никогда не распределялась везде равномерно в пределах границ трех королевств.

Правитель мог много разъезжать, поскольку его сопровождало совсем мало подданных, лишь ограниченный штат слуг. При дворе слуги играли важную роль: дворецкий, управляющий винным погребом, маршал и казначей, к которым позднее добавился псарь. У всех в подчинении были свои собственные слуги, по большей части рабского происхождения. В торжественных случаях, когда устраивалось одно или несколько пиршеств, эти должности исполнялись герцогами. Съезды проходили в местах, предназначенных для этого, достаточно просторных дворцах, таких как Грон около Геттингена или Гослар рядом с серебряными рудниками, а также в епископских городах, Регенсбурге или Майнце. В этих случаях прислуги требовалось в несколько раз больше, так как эти «съезды» (Höftage) собирали многочисленных участников и их свиту. Все вопросы и решения предварительно обсуждались тайным советом, который появился лишь во время правления Генриха III, и лишь потом передавались на обсуждение знати. Эти решения регистрировались канцелярией, старейшей и наиболее развитой службой. В нее входило три секции: немецкая, итальянская, созданная в 962 г., и бургундская, выделенная из нее при Генрихе III. Должность Великого канцлера в первой канцелярии исполняли архиепископ Майнцский, во второй — архиепископ Кельнский и в третьей — архиепископ Безансонский. Положение этих прелатов было почетно. Работа возлагалась на канцлеров, которые использовали нотариусов, секретарей и писарей, обычно немцев, причем не только в немецкой, но и в итальянской и бургундской канцеляриях. Эти служащие получали образование в специализированных школах, например в школе Кайзерверт. Королевская часовня, о значении которой мы уже говорили, на протяжении долгого времени готовила не только будущих епископов, но и клерков, которые занимались государственными документами. Генрих III реорганизовал часовню, поручив управление capellarius, в задачу которого входило главным образом ведение богослужения. Хотя работа канцелярии велась очень оживленно, у нее не было архивов. Этот пробел объясняется природой документов, предоставляемых этой службой. Речь идет прежде всего о предоставлении привилегий отдельным лицам либо учреждениям и объединениям. Административные документы так же невозможно найти, как и законодательные тексты. Даже в сохранившихся документах той эпохи нет эквивалентов каролингских капитуляриев, которые выпускались по конкретным вопросам. То, что суверен не издавал законы stricto sensu (к этой категории можно отнести лишь приказ Генриха II к своим подданным заключать мирные союзы), объясняется господством обычного права. Судебное разбирательство велось исключительно устно, и, хотя одной из основополагающих обязанностей короля было вершить правосудие, верховного суда, помогавшего ему в этом, не существовало. Он был создан лишь в XIII в. Таким образом, службы не играли значительной роли; они должны были быть не слишком громоздкими. В этих условиях двор обладал довольно большой мобильностью.

Поскольку разъезды не позволяли императору заботиться об исполнении его приказов лично, он был вынужден поручать исполнение своих обязанностей должностным лицам. В принципе, существовали структуры, в обязанности которых это входило: герцогства, графства и марки (в порядке убывания значимости). Однако эти ступени стройной иерархии, по-видимому, не заменяли волеизъявление короля. Мы уже увидели, как было тяжело сделать из герцогов представителей суверенной власти. С большим трудом удалось отменить право наследования герцогств. Короли сохраняли за собой право смещать герцога, который проявил непокорность. Достаточно было, чтобы о смещении было объявлено на территории соответствующей народности. Наконец, границы этой территории могли быть изменены. Но эти ограничения практически не затрагивали герцогской власти, что позволяло им ощущать себя местными царьками или по крайней мере представителями высшей власти. Учреждение Оттоном I наместников, призванных контролировать действия герцогов и заниматься королевским имуществом, не дало результатов и прижилось только в Лотарингии, где окончательно изжило себя в XII в., сохранившись только на Рейне. Что касается графств, то их структура никогда не была полной, так как не охватывала ни Восточной Саксонии, ни Тюрингии. Графы сумели сохранить право передавать по наследству свой титул и владения, с доходов которых они жили. Право наследования вызвало риск раздробления округов и их перегруппировки. Церковные льготы или светские привилегии сложились в целую систему. Процесс уплотнения, отмеченный выше, затронул прежде всего графства, прилегавшие к замку, вокруг которого были сосредоточены разрозненные и разнородные элементы, вошедшие во владения сеньора.

Это феодальное графство лишь очень отдаленно напоминало каролингское. Граф больше не выходил к своим подданным, он созывал их у себя. В марках — на юго-востоке Австрии, в пределах славянского мира Лужица, Мисния и Северная Марка (будущий Бранденбург), поделенные на округи (Burgwarde), — маркграфы, в обязанности которых входила воинская служба, имели также право чинить суд на всех своих землях. Изменения, которые происходили в графствах, быстро охватили марки, где крепко укоренились родственные отношения. Феодализация системы, вначале предназначенной для выполнения королевских решений, таким образом, значительно уменьшила их значимость, начиная с XI в.

Какими возможностями располагал император? Практически невозможно составить себе о них точное представление. Необходимые документы отсутствуют. Исчезли ли они? Нет уверенности, что они когда-либо существовали. Tafelgüterverzeichnis, реестр имущества правителя, точно не датирован, но это скорее XII, чем XI в. Хотя эти владения были очень значительны и достаточно обширны, «император жил своим». Его состояние включало владения, «государственную казну». Это, без сомнения, был остаток собственности Каролингов, а также владения Оттонов и Салиев до их восшествия на престол. В центре любых государственных земель находились поместья, резиденции provisor, управляющего этой частью королевского имущества, которому помогали слуги незнатного происхождения, повышавшие свой социальный статус благодаря этой службе. Мы видели, что Конрад III и его сын очень охотно прибегали к помощи этих слуг, чья преданность казалась безграничной. Некоторые из этих поместий удачно расположенные на пути следования короля, были достаточно большими, позволявшими принять и содержать двор в течение некоторого времени. Каким бы оно ни было, количество едоков могло исчисляться несколькими сотнями или даже тысячами (по некоторым сведениям эта цифра составляла 400, по другим 4000 человек). Размер потребления был огромным, так, например, в Магдебурге в 968 г. каждый день потреблялось 1000 свиней и баранов, 8 быков, 20 бочек вина и пива, 1000 мюи зерна, овощи и рыба. Такие расходы невозможно было долго выдержать. Именно поэтому двор постоянно находился в разъездах и дорожил этой невозможностью бесконечно находиться в одном и том же месте. Эти перемещения были урегулированы, по крайней мере частично, возможностями области. Великие церковные праздники выбирались обычно для проведения больших съездов, сеймов и синодов. Также в эти дни двор останавливался в местах, где можно было развлечься; это были «праздничные дворцы» (Festpfalzeri). В Ахене, Франкфурте, Ингельхейме, Регенсбурге и Кведлинбурге отмечалась Пасха, Рождество — в Похлде и Кельне. Генрих III построил в Госларе громадный дворец, расположенный рядом с Раммельсбергом, среброносные жилы которого приносили достаточно драгоценного металла чтобы покрывать расходы, и, таким образом, Гарц мог служить «кухней и столовой» при дворе. Остановки зависели не только от размещения в этом государственном «здании» чердаков, подвалов и коровников. Следовало обеспечить суверену возможность отправиться туда, куда требовали дела. Также императоры, покидая определенное место, пытались за его счет пополнить свое имущество и оставляли на своем пути дворцы. Генрих II выбрал Бамберг, поскольку отсюда он намеревался лучше контролировать верхнюю долину Майна и его притоков. Конрад II по той же причине построил замок Нюрнберг.

Королевское имущество было не безграничным. Король не мог жить, пользуясь только своими ресурсами. Денежные средства были не столь малы, чтобы не позволить правителю приобрести то, в чем он нуждался. В течение долгого времени, пока он не получил в свое распоряжения органы, взимавшие деньги со своих подданных, ему было проще прямо прийти к ним и натурой взять долю их богатств, которую он считал в праве с них требовать. Во время своих поездок его приглашали знатные вельможи, которые были его вассалами, и прелаты, которые видели в нем наместника Бога. Гостеприимство стоило больших расходов; gistum или servitia, часто называемые servitium regis, королевской службой, предполагали, что у обязанных платить был большой доход. Размеры церковного состояния оправдывались тем же. Король не мог не жаловать епископам прав и имущества, превращавших их в вельмож, так как он ожидал от них службы, которая маленькому человеку была не под силу.

Итак, мы увидели, что Оттон II и Конрад II охотно останавливались у прелатов. Перечислим среди мест, где они останавливались, монастыри Ставело, Корвея, Верден, Рейхнейе, а также Регенсбург, Обер и Нидермюнстер, епископства Кельнское, Майнцское, Шпаурское, Вюрцбургское, Бамбергское и Регенсбургское. И хотя в Италии, куда императоры часто ездили и где они подолгу оставались, слова fodrum и servitium были неизвестны, обозначаемые ими реалии существовали на самом деле. В X в. значительно увеличилось количество дворов, где можно было остановиться, вдоль маршрутов путешествия короля от Павии до Генуи и от Вероны до Павии. Обычно они располагались в городах, и благодаря предоставляемым ими удобствам правители охотно задерживались там. Этот факт также необходимо принимать в расчет, чтобы объяснить значение Италии в имперской политике.

Как военачальник император нуждался в людях. В принципе он мог использовать право призыва на военную службу, в случае серьезной опасности он трубил clamor patriae, и свободные люди должны были ответить на этот призыв. В действительности же крестьяне были признаны наименее годными к военной службе, что, впрочем, лишь сокращало их свободу. Перед саксонскими milites agrarii, обязанными охранять замки, ставилась лишь оборонительная задача. Для важных кампаний мобилизовали, главным образом, loricati, тяжелую кавалерию. Судя по данным indiculus loricatorum, датируемого 981 г., regnum teutonicum могло отправить на юг Альп около 6000 человек верхом, вооруженных с ног до головы, из которых треть состояла из епископов или аббатов, а остальными были герцоги, маркграфы и другие прямые вассалы короля.

Войска предоставлялись также Италией; именно поэтому Конрад II благоприятствовал вавассорам и стремился к примирению с капитанами; и те и другие относились к militia regni, королевской армии. Все эти войска редко распускались в одно и то же время. Их снабжение представляло неразрешимую задачу. Например, для подобных операций на полуострове император располагал значительными военными средствами. Однако приходится сомневаться, что они были вполне приспособлены к задачам, которые должны был выполнять. Ужасное поражение при Котроне в 983 г. и эпидемии, часто поражавшие людей, сменивших климат, заставляют думать, что эти войска, несмотря на свою многочисленность, не были действительно эффективными.

Система, используемая императорами для выполнения своих задач, сохранения мира и справедливости, по большей части была заимствована в каролингском государстве. Связи, которые объединяли земли и людей трех королевств, были довольно слабы. То, что удавалось сеньорам, собиравшим разнородные части и объединявшим их в жестких структурах, императору было не доступно. Пространство, которым он правил, было слишком обширным. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять невозможность такого предприятия. Чтобы преодолеть империю с севера на юг, нужно было скакать верхом более двух месяцев. Королю Франции хватало чуть более недели, чтобы объехать свои владения из конца в конец, а чтобы добраться от Орлеана до Парижа, достаточно было трех дней.

Главная мысль: священная монархия

Деяния, свершенные императорами при посредственном вооружении и в невероятно трудных условиях, впечатляют. Они избавили свои государства от набегов венгров, а также, хотя и с большим трудом, от натиска славян. Они расширили границы, подчинив своей власти Лотарингию, установив по примеру Карла Великого свою власть над королевством Италии и присоединив земли, некогда подвластные Лотарю, путем настойчивых и ловких переговоров о присоединении к империи королевства Бургундии. Влияние, которое они имели за пределами своих обширных владений, образованных этой «триадой», было столь длительно и сильно в Богемии, что это герцогство фактически попало под императорский протекторат. С Польшей и Венгрией на востоке и с Данией на севере были налажены крепкие отношения, даже если зачастую они и накалялись. Напомним, что Ольга, княгиня киевская, в 959 г. обратилась к Оттону I за поддержкой своих планов крещения Руси, а спорные вопросы между басилевсом и императором не мешали им заключать браки между их домами. На западе Капетинги должны были волей-неволей отказаться от Лотарингии, и, хотя соглашениям, которые смогли заключить Генрих II с Робертом Благочестивым и Конрад II с Генрихом I Французским, не хватало искренности, нарушение добрососедских отношений между обоими государствами со стороны Каролингов так и не достигло драматического накала.

Политика императоров не всегда совпадала с интересами знати, и мы видим, что при всех королях вспыхивали мятежи, которые нелегко было полностью усмирить. Ни один из них не смог вынудить правителя сложить с себя полномочия. Герцоги не смогли воспользоваться кризисами ни 983, ни 1002, ни 1024 гг., чтобы отнять корону у семьи, получившей ее в 919 г., однако выборный характер монархии делал возможным это изменение. Зачастую выборы проводились в условиях, нарушающих установленный порядок, так как царствующий правитель просил у знати избрать своего сына, чтобы его можно было привлечь к управлению государством, и тот становился королем. Оттон I прибег к этой процедуре в 961 г. Ни состав выборщиков, ни точные формы опроса нам не известны. В этой процедуре должны были участвовать все народы, и поскольку их представители не могли быть собраны сразу, к ним отправлялись, чтобы узнать их мнение, например в Саксонию, как это сделали Генрих II и Конрад II. Епископы часто играли очень значительную роль при предварительном обсуждении. Вспомним о Виллигизе Майнцском, поддержка которого стала решающей, когда Генрих Баварский добился права наследовать Оттону III. Напомним также, что решение должно было быть единогласным, а не приниматься большинством голосов. Оно проявлялось в клятве верности, приносимой избраннику королевской знатью до ритуала коронации. В принципе представители знати могли бы выбрать кого-то, не принадлежащего к царствующей семье. На самом деле ничего подобного не происходило. Должны были соблюдаться два критерия: зрелость кандидата, его возраст и его личные качества, а также кровное родство. Упоминая об этом праве королевской крови (Gebliitsrecht), Виллингз отклонил кандидатуры маркграфа Мейсенского и герцога Швабского в 1002 г. Чтобы выборы не превратились в простую формальность, в 1054 г. знать, избрав Генриха IV по просьбе его отца, заявила, что они сохраняют право пересмотреть свое решение, если ребенок проявит себя неспособным управлять государством. Теоретическая мера предосторожности. Все правители, даже Салии, были потомками по женской или мужской линии Генриха I и Матильды.

Безусловно, эта верность династическому принципу объяснялась традиционными представлениями германских народов, видевших в королевском происхождении, stirps regia, особую харизму, священную силу, мистическая власть которой, тонко показанная Марком Блошем, была очевидным признаком. Парадоксально, но церковь, как мы видели, высказывавшаяся за сохранение наследственного перехода власти, в принципе скорее враждебно относилась к этой концепции, подчеркивая значение способностей, действительно проявляемых кандидатом к выполнению своих обязанностей. Поспешим заметить, что среди представленных нами деятелей не было бесцветных личностей. Идеализм одних (вспомним Оттона III и Генриха III) контрастировал с реализмом других (например, Генриха II и Конрада II), однако все они проявили свой характер и физическую силу. Какую выносливость нужно иметь, чтобы проводить большую часть жизни в пути, верхом объезжая огромные территории, ни одна карта которых не давала соответствующего представления о них! Империя не была лишена этой возможности в эпоху правления Капетингов. Вспомним только один из примеров, детство Оттона III. Два регента, позволивших ребенку вырасти и возмужать, прежде чем взять власть в свои руки. Сначала Феофано, затем Аделаида были женщинами с исключительными качествами. Давайте упомянем также великих аббатис Кведлинбургскую и Гандершеймскую, сестер или теток королей, которым часто поручалось решение деликатных задач. Не все они почитались святыми, как Матильда и Аделаида, но все способствовали «своими молитвами и делами земному успеху и духовному спасению своего властителя».[13] Они придавали языческой харизме отблеск христианской святости, который усиливал авторитет правителей.

Действительно, коронование придавало королю эту святость, каким бы он ни был сам по себе. Как писал во времена первых Салиев нормандский неизвестный автор, миропомазание делало из того, кто его получал, christomimetis, воплощение Христа, и телесная оболочка правителя обретала иную сущность, действительно мистическую, освященную божественным разумом. Он становился, подобно Мельхиседеку, королем и священником, находящимся на полпути между народом и духовенством. В отличие от своего отца Генриха I, Оттон I придавал огромное значение коронации, и все его преемники пошли по его стопам. Не все они были коронованы в Ахене, как Оттон I, но, начиная с Генриха III, единственным подходящим местом для этой церемонии признавалась придворная ахенская часовня. Память о Карле Великом, заставившая в 936 г. Оттона I отправиться в столицу великого императора, не должна была никогда больше угаснуть. Сам Оттон III, очарованный Римом и мечтающий вернуть Вечному городу его славу caput mundi, старался найти могилу Карла Великого и пожелал быть похороненным рядом с ним. Что касается Конрада II, ему казались похвалой слова, что у его седла свисают стремена Карла.

Было невозможно равняться на первого императора Запада, не предполагая наследовать его действия полностью, добавив к королевской короне императорскую. Нужно ли было искать ее в Риме? Карл Великий сожалел о том, что сделал это, и его сын был коронован в Ахене, но это раскаяние не длилось долго. Преемники Людовика Благочестивого снова повторили поступок, которого не желал его отец. Некоторые современники Оттона I, летописец Видукинд, например, хотели, чтобы империя была принесена воинами их победоносному главе. Но их никто не слушал. Все наследники Оттона последовали его примеру и отправлялись в Рим, чтобы короноваться там. Генрих III двинулся в путь только через двенадцать лет после своего восшествия на престол. Хотя кроме Оттона III никто из императоров не собирался оставаться в Вечном городе, поскольку он служил лишь сценой для их коронации, связи империи с Римом продолжали укрепляться. В свое время, чтобы не задевать «римлян» Византии, Карл Великий оставил титул imperator Romanorum. В XI в. его далекие преемники более не считали нужным щадить самолюбие Востока. Они назвали свою империю Imperium Romanum или Romanorum, Римская империя или Империя римлян.

Была ли эта империя германской? Конечно нет, поскольку немцы еще не осознали ясно, что являются нацией; само название regnum teutonicum не было распространено, ни, тем более, официально принято. Однако у этого королевства, возникшего первоначально как Восточная Франкия и превращавшегося в Германию, с империей была очень тесная связь. Когда в 1007 г. Генрих II назвал себя Romanorum rex, еще до коронации папой, состоявшейся только в 1014 г., он демонстрировал свою уверенность, что это однажды произойдет, и, таким образом, не имея возможности назвать себя римским императором, он позволил провозгласить себя их королем. Таким образом, принц, которого выборы и коронация в Ахене делали королем Восточной Франкии, становился почти что императором и рано или поздно был увенчан папой в Риме. Королевство и империя столь тесно сближались, что они практически сливались воедино. Доказательством этого смешения служит для нас немецкий язык: в нем существует только одно слово rike, Рейх, для обозначения империи и королевства. Как будто, чтобы еще сильнее подчеркнуть родство между regnum и imperium, правитель носил одну корону, выступая в качестве императора и короля. Если будущий император всегда был королем, которого избрали представители народов, объединенных внутри того, что мы для удобства называем regnum teutonicum, он не мог довольствоваться властью над одним народом. Империя предполагает, что ее правитель руководит более чем одним народом. «Триада», созданная в 1034 г. с присоединением Бургундии, что случилось намного позднее присоединения Италии, представляла собой, таким образом, обширное территориальное единство, которое самим своим масштабом оправдывала притязания его главы на императорский титул. И было чрезвычайно важно, что это господство распространилось на многие народности и объединило Италию, Галлию, Германию и Славию, как показывают миниатюры некоторых рукописей. Рост империи и ее разнообразия не позволяли ее властителю считаться всеобщим. Это определение встречается только у некоторых писателей. Императоры его никогда не принимали. Короли Франции, Англии или Испании, сильные своими собственными имперскими традициями, не согласились бы быть только подчиненными.

Империя может стремиться к всеохватности, только осознавая свое место в христианстве, общности королевств, которой управляет папа, номинально по крайней мере. Император — защитник папства, слабость которого столь очевидна, что неоднократно оказывалось необходимым вмешательство его защитника. Одилон Клюнийский признает правильность — обоснованность этих вмешательств, «которые позволили Риму снова… править миром». Но означает ли всеохватность универсальность функции? Именно она превращала империю в Imperium christianum. чья ответственность в некотором отношении была ограничена лишь рамками христианского мира. Его границы императоры стремились раздвинуть, поддерживая миссионерство. Если империя занимало в мире первое место, praecellit in mundo, то только благодаря своим особенным отношениям с папским престолом.

Яснее, чем в письменных источниках, редких и труднодоступных в то время, сущность империи и ее правителя раскрывались в символах, легко читаемых и узнаваемых умами, привыкшими распознавать смысл этого языка. Вспомним о миниатюрах рукописей, например о тех, что в 973 г. были созданы для молитвенника Ахена в мастерской Рейхнау. «Прославление Оттона II там превосходит все, что было заложено в искусстве традицией», император представлен там в виде Христа во славе Его. Тело правителя, избранного, чтобы «нести Слово Вечного Царя», разделено на две части белой тканью, пеленой дарохранительницы, которая в храме обозначала границу Святаго святых. В императоре сосуществует два начала, плотское и духовное, второе дает ему право выполнять его высокое предназначение. Разумеется, видеть подобные изображения имели возможность немногие, зато перед толпой он представал как miro ornatu novoque apparatu, облаченный в ризы для коронации (ornatus) и неся знаки власти (apparatus). Лиутпранд Кремонский описывал Оттона I, вступившего в Рим 2 февраля 962 г. с большой пышностью. Он, вероятно, был увенчан короной, форма которой впоследствии была изменена Конрадом II, но ее основные элементы еще с тех времен воплощали политические воззрения, унаследованные из Библии. Корона была описана П. Е. Шраммом и X. Деккер-Хауфом. Приведем здесь из этого только ее основные детали. Фронтальная и затылочная стороны были украшены во всему полю двенадцатью драгоценными камнями и напоминали нагрудное украшение первосвященника с именами двенадцати колен Израиля. Сама форма короны была насыщена смыслом, она представляла собой восьмиугольник, составленный из двух наложенных квадратов. Первый символизировал Иерусалим, второй — Рим, два священных города, первый — город будущего, второй — настоящего. Две фигуры, боговдохновенного Давида и мудреца Соломона, символизировали миссию империи. «Корона наиболее точно воплощала идею, которую воспринял Оттон: император, исполняющий волю Христа, несет ответственность за распространение христианской веры, строящей царство справедливости и мира; империя, одно из звеньев истории спасения, входящее в длинную цепь между первым и новым Иерусалимом».[14] Следует также сказать несколько слов о Святом копье, врученном королем Бургундии Генриху I в 926 г. В состав его металла входили гвозди, проткнувшие руки и ноги распятого. Некоторые также утверждают, что это было Святое копье, обнаруженное Еленой в то же время, что и Крест. Другие говорят, что это было копье святого Маврикия, возглавившего легион, воина-мученика, которого Оттон I сделал покровителем империи. В любом случае считалось, что оно приносит победу над врагами веры. Вставленное в оправу Конрадом II в богато украшенный крест, который содержал фрагмент настоящего Креста, оно символизировало также в высшей степени религиозный характер империи. Молитвенник, сума и сабля, которые Оттон III извлек из могилы Карла Великого, Святое копье и sancta corona regni составляли в XI в. insignia regalia или imperalia. Владение ими, хотя в строгом смысле не было знаком легитимности властителя, но практически являлось непременным атрибутом власти. Факт, что Конрад I передал их Генриху Саксонскому, которого он хотел сделать своим преемником, равно как и жест Кунегунды, вдовы Генриха II, вручившей их первому представителю Салической династии Конраду II, показывает значимость этих символов, почитаемых уже в 918 г. Когда в день своей коронации король римлян, облаченный в мантию, усеянную звездами, которая его уподобляла cosmocrator, увенчанный Reichskrone, с Крестом, содержащем Святое копье, еще до императорской коронации в Риме собирался взойти на трон Карла Великого в придворной часовне, он отчасти переставал быть обычным человеком и проникал в сферу священного. Германское Koenigsheil, тип baraka, уступило место Heiligkeit, святости. Повиноваться этому наместнику Бога на земле считалось священным долгом, а бунтовать против его власти было почти кощунством.

Священный характер давал императору не только чрезвычайную власть, но и возможность добиваться от своих подданных повиновения, в котором, в противном случае, они могли бы ему отказать. Действительно, Церковь, особенно в Германском королевстве, была королевской, императорской Церковью, Reichskirche. Поскольку он был покровителем всех местных Церквей, как ею была мать этих Церквей, Римская церковь, правитель считал себя вправе ждать повиновения и от нее. Прелаты вполне осознавали обязанности, которые несла в себе защита императора, но они прекрасно понимали, что эта защита была необходима и что за нее надо было платить. Они поддерживали идею империи так долго, как ни одному государству не удавалось ее воплощать в политической реальности. Они побудили знать превратить Восточную Франкию в целостное государство и не были чужды императорским амбициям Оттона I. Наконец, они старались изо всех сил смягчить последствия кризисов, которые подвергли опасности существование системы, в которой они нуждались. Но Церковь и империя были взаимосвязаны. Империи не хватало компетентных и верных слуг. Священнослужители выполняли эту роль. Сначала в окружении правителя. Не было короля, при котором не находился бы какой-нибудь прелат, например Гериберт Кельнский или Виллигиз Майнцкий, не говоря уже о Бруно Кельнском, брате Оттона I, который мог бы считаться образцом! Канцелярией всегда руководило опытное духовное лицо; королевская часовня служила «школой» преданных слуг государства. Лучшие занимали в нужный момент посты епископов и аббатов. Король назначал их, стараясь соблюдать, по крайней мере, форму, предписанную каноническим правом, не обходясь чересчур грубо с теми, кто мог бы заявить о своем праве выборщика. Поскольку им удалось избежать слияния Церкви с государством, мешающего герцогам использовать церковь в своих целях, императоры смогли назначать доверенных лиц в земли, где верность знати не была подтверждена. Структура епархий заменяла, таким образом, сеть графств, где встречались серьезные пробелы и где руководители испытывали нехватку в покорности. Чтобы прелаты могли располагать средствами, правители одаривали их землями и передавали им королевские полномочия, что превращало их земли в бастионы королевской власти. Таким образом, длительный и сложный процесс слияния государства и церкви, Reichskirchensystem, как его называют, несколько упрощая, историки, быстро развивался. Он был завершен, когда Генрих III пожаловал епископам, вручив им знаки двойной власти, религиозной и политической, кольцо и жезл. Без преувеличения можно сказать, что структуры, поддерживающие империю, были церковными. Ничто, казалось, не угрожало их надежности в середине XI в. В Риме с 1046 г. царили папы, близкие императору. Как во времена Оттона III и Сильвестра II, суверенный понтифик и император могли действовать сообща во имя блага христианства. Духовное и земное казались едиными в единственном городе, который призван был стать преддверием другой, загробной жизни. Империя достигла вершины своей славы. Однако в тени римского дворца ее подстерегала смертельная опасность. Лев IX привез из Лотарингии монаха, который был там одним из его приближенных, Гумберта де Муаенмутье. Его пронзительному и систематическому разуму предстояло выработать острую, как кинжал, доктрину, которая проникла в имперскую организацию и разрушила ее.

Глава II

Взлет возрождения между двумя кризисами

Борьба за инвеституру: священная монархия под вопросом (1056–1122)

Цель борьбы

После назначения кандидатом на папский престол Льва IX в 1048 г., Генрих III мог полагать, что он исполнил жизненно важное задание. Как император он был покровителем Римской церкви, матери всех церквей; он удалил от власти пап, которые не исполняли свои обязанности с должным рвением. После Климента II и Дамасия II, умерших слишком рано и не успевших проявить себя, Лев использовал всю твердость своего характера и крепость убеждений для внедрения реформы. Таким образом, все, казалось, пребывало в надлежащем порядке: «две половины Господа» на земле, император и папа, преследовали общую цель — боролись с бедами, постигшими христианское общество. Для империи такое сотрудничество приносило весьма ощутимую пользу. Подтверждение священного характера империи значительно увеличивало власть монарха над духовенством; границы между светской и церковной властью были настолько расплывчатыми, что, по-видимому, ничто не мешало тому, чтобы епископ предоставил себя в услужение государю и получил из его рук знаки своей власти. Церковь была структурой, связывающей все органы власти империи, и она находилась на своем месте, а крепость творения, созданного Оттоном I, могла спокойно выдержать испытание временем.

Но эта видимость оказалась обманчивой. В окружении папы не все поддерживали идею его реформы. По мнению Гумберта из Муаенмутье, лотарингского монаха, которого Лев IX задействовал для выполнения сложных поручений и который быстро стал одной из наиболее влиятельных фигур Курии, безнравственное поведение было не единственной и уж никак не первоочередной задачей, требующей разрешения. Беспутство будет произрастать до тех пор, пока не вырвать его с корнем, а оно имело институциональную природу; смешивание же светской и духовной власти вело к тому, что мирянин мог решать вопросы о назначении на духовные должности; в его выборе неизменно будет присутствовать стремление к светским выгодам; чего тогда будут стоить религиозные качества кандидата, если достаточно послушания, а то и вовсе продажности. Светская инвеститура, полученная путем подкупа или без него, есть явление симоническое и посему подлежит осуждению, да разве сами небеса не осудили тех, кто использовал такой способ, и не лишил род Оттона прямой линии наследников уже в третьем поколении? Никто более жестко не упрекал империю, чем Гумберт в Adversus simoniacos[15] в 1057 г.

Конечно же, Гумберт не был хозяином Курии, и его книга не стала второй Библией. Однако постепенно после смерти Генриха III (1056) отношения между империей и папством изменились. Виктор II еще был назначен императором в 1054 г.; Стефана II избрали в 1057 г., не поставив в известность императрицу-регентшу. Два года спустя римско-католические властители не проявили подобной бесцеремонности и обратились за согласием к юному Генриху IV до избрания Николая II папой, но только обстоятельства заставили их считаться с императором, так как граф Тосканы и его друзья избрали Бенедикта X, чтобы возобновить симбиоз аристократии и папского престола, разрушенный не так давно Генрихом III в Сутри.

После устранения своего соперника Николай II созвал в 1059 г. реформаторский съезд, одним из его главных решений было упорядочение правил избрания папы. Оно должно было проходить в три этапа, во время которых кардиналы-епископы, а потом кардиналы-священники называли имя, которое единодушно принимали остальные священники и народ; но право императорского одобрения продолжало существовать. В обмен на инвеституру Николай II получил клятву верности от нормандских князей, словно заранее желая предоставить папскому престолу союзников в южной части полуострова на тот случай, если позиция признанного защитника, императора, будет скорее мешать и не внушать доверия. После его смерти в 1061 г. кардиналы избрали его преемником епископа Лукки, который, по их мнению, пользовался доверием императора и поддерживал реформу. Но они не сочли нужным получить одобрение империи, что дало повод римской аристократии опротестовать выборы, а регентша Агнесса не признала их действительными. Она созвала в Базеле синод и заставила выбрать папой Пармского епископа Кадала. Но этот раскол длился недолго. Петра Кадала, нареченного Гонорием II, признали недействительным с 1064 г. Однако этот неверный ход, допущенный регентшей, сгустил тучи над согласием, которое ее супруг сумел установить в свое время между властью пап и своей. Александр II, избранный кардиналами, после получения подтверждения своих полномочий употребил все свои силы и талант юриста, чтобы как можно шире ознакомить с реформаторской программой и заставить ее придерживаться. Легаты наладили более тесные отношения местных церквей с Римской церковью. Папа доказал, что его первенство является не только почетным, но и предоставляло ему право судить и карать; он без малейших сомнений отстранял либо низлагал прелатов даже высокого ранга, вплоть до архиепископа миланского. Уличенных в сожительстве с женщинами и симонии безжалостно изобличали и карали.

Александр II действовал в полном согласии с группой реформаторов, наиболее влиятельной фигурой среди которых был Гильдебранд, пользующийся исключительной властью; его соперники утверждали, что он был настоящим хозяином Курии и занимался папой, как «хозяин, кормящий своего осла в хлеву». Семейные узы облегчили этому тосканцу незнатного происхождения вхождение в правящие круги Рима. Будучи капелланом Григория VI, он был принят в группу сподвижников, которую создал Лев IX. Ему поручали различные доверительные задания. Как человек экономный, он управлял папскими доходами. В качестве легата ему было поручено подготовить избрание Виктора II при регентше, и он дважды возглавлял церковные соборы во Франции. Он был архидиаконом, кардиналом, но не забывал о монашеском положении, которое он принял во время визита в Клюни. Своей блестящей карьерой он был обязан отчасти своему суровому характеру, как полагали некоторые из современников, даже резкому. Его друг, святой Петр Дамиани, в конце концов назвал его «святым Сатаной». Он обладал проникновенным умом и твердой волей, имел глубокие знания, несмотря на то что был скорее человеком действия, нежели созерцания. Его недруги уличали только одну страсть: гордость. Принять их позицию значило заключить легкую сделку с набожностью, вдохновлявшей Гильдебранда, но наличие которой нельзя было отрицать. Воодушевленный идеей страшного суда, который мог наступить в любой момент, Гильдебранд чувствовал на себе ответственность за исполнение воли Божьей постоянно и во всей полноте. Божественный порядок, так, как он его воспринимал, должен поддерживаться любой ценой; и никакая сделка недопустима. Многие документы могут дать нам представление о видении Гильдебрандом божественного порядка, но наиболее ясное выражение содержится в Папском реестре, текст которого он ввел вскоре после того, как стал Григорием VII. 27 основных положений, известных под названием «Dictatus рарае»,[16] излагают нам его основные позиции. В «христианском обществе», сплоченном верой, власть принадлежит «священническому строю». «Мирской строй» имеет лишь обязанностью исполнять предписания «строя священнического». Унаследовав границы Римской империи, христианское общество получило от нее и неукоснительные монархические указания. Христос передал свою вселенскую власть первоверховному апостолу, наследниками которого являются папы. Эти понтифики имеют безграничную власть, но и обязанности их также велики. «Времена настали очень серьезные, — писал он аббату Клюни, — и на нас лежит тяжкий груз дел духовных и мирских». Один только папа может носить императорские регалии. Где бы не находились имеющие власть мирскую, все они должны повиноваться тому, кто есть наместник «верховного императора», Христа. В самом точном смысле слова у них нет никакой власти. Та, которой они пользуются, была им передана, и властители сии могут быть низложены, даже император. Только папа может судить об их способности справляться с обязанностями. Естественно, папа вправе судить любого, но никто не имеет права судить папу. При таком видении общества империя в том виде, как ее создали Оттон и его наследники, не могла сохраниться. Император не был священной фигурой, да и не мог ею быть, так как являлся мирским лицом. Экзорцист был более могущественным, поскольку мог повелевать демонам. Отношения между папой и императором уже не были такими, как когда-то установил Геласий, — отношения сотрудничества. Для Гильдебранда император был нижестоящим. Но как империя могла стерпеть такое отношение к себе? Можно ли было избежать серьезного конфликта?

Когда Гильдебранда 21 апреля 1073 г. избрали папой при поддержке одного из давних членов реформаторской партии — Гуго Кандида, он, воодушевленный криками толпы, требовавшей его назначения, не соизволил спросить согласия у короля германцев Генриха IV. Подобное отношение, просто непринужденное или намеренно вызывающее, было первым знаком грядущих бурь. Однако затишье продолжалось более двух лет. Соперники были заняты другими задачами, требующими развязки, прежде чем скрестить мечи.

Противостояние Григория VII и Генриха IV

Империя, против которой папа собирался выступить, была уж далеко не той, что лет пятнадцать-двадцать назад. Ей предоставился отличный шанс после преждевременной смерти Оттона, лишившей государство его главы, но она не смогла этим воспользоваться из-за столь же ранней смерти Генриха III в 1056 г. Агнесса де Пуату не была Феофано. Эта добродетельная женщина была столь набожной, что приняла постриг в 1062 г., когда ее сын еще не достиг совершеннолетия. Вероятно, лишь благодаря влиянию Виктора II ее назначили регентшей, но она не имела ни реального представления о политической ситуации, ни достаточной силы, чтобы настоять на своих убеждениях, если вообще сумела их сохранить. Наибольшее влияние на регентшу имели, вне всякого сомнения, прелаты Кельнский Аннон, Зигфрид Майнцский и Генрих Аугсбургский. «Сержанты», т. е. представители низшего дворянства или министериалы, пользовались доверием Агнессы, в том числе и некий Отнанд, имевший особое положение, что не могло нравиться представителям высшей аристократии, которым Агнесса поспешила предоставить три свободные герцогства: Баварию, Швабию и Каринтию. Она не предприняла ничего, чтобы воспрепятствовать герцогу Лотарингии Годфриду Бородатому укрепить свои позиции в Центральной Италии благодаря женитьбе на графине Матильде Тосканской. Она совершила огромную ошибку, поддержав римлян, которых ее муж лишил Familienpapsttum, и побудив своего сына поставить Кадала на папский престол. По этим причинам архиепископ Кельнский счел вправе вырвать у нее бразды правления. Он похитил Генриха IV в Кайзерверте, чтобы подчинить его своей власти и править в полном согласии с герцогами и другой высшей знатью королевства. В таком поступке Агнесса увидела явное неодобрение своему регентству, но не предприняла никаких попыток удержать положение, а наоборот удалилась от дел. Юный монарх после тщетной попытки сбежать от своих похитителей, прыгнув в Рейн, был глубоко уязвлен этим похищением, и его душа подростка — а ему тогда исполнилось 12 лет — так и не смогла оправиться от такого бесчестья: какой-то церковник повел себя с ним, как с вещью, завладев им, как и имперскими регалиями. Три года спустя, в день посвящения в рыцари, он обнажил шпагу и едва не убил своего похитителя. Но Аннону не удалось долго продержаться у власти. Архиепископ Альдаберт Бременский, менее резкий и более открытый, чем его кельнский собрат, сумел его выжить и завоевать доверие суверена даже после того, как тот был признан совершеннолетним в 1065 году. Из-за опасений, что сопернику удастся вернуть себе положение, бременский архиепископ удерживал Генриха IV на севере Альп, в то время как его присутствие было необходимо в Милане, чтобы защитить архиепископа от катаров, а также нужно было прибыть в Рим для коронации, но канцлером Италии был Аннон, и Альдаберт не хотел, чтобы его авторитет вырос благодаря перемещению короля по полуострову. Высшая знать избавила Генриха IV от надоевшей фигуры Аннона, равно как и от его ненавистных властных директив: в 1066 г. собор в Трибуре дал ему выбор между сложением с себя сана и низложением прелата, чьим единственным желанием было тираническое использование власти.

Генрих IV понял, что может стать пешкой в игре своих приближенных, актеры могли менять интриги по своему усмотрению, но пьеса оставалась той же. Он не был человеком, способным довольствоваться ролью марионетки. Выпавшие на его долю испытания закалили его волю. Его мать дала ему прекрасное образование, но знания не превратили его в идеалиста. Он оставался человеком действия, готовым пойти на трудные поступки, с непреодолимым желанием как можно лучше исполнять свою миссию правления империей. Недоброжелатели исказили его истинные черты. Вполне вероятно, что в силу своего темперамента он совершал плотские грехи, но враги пытались очернить его, распространяя слухи, будто бы он был человеком извращенным, ищущим себе жертвы среди близких родственников и наводящим ужас на женские монастыри. Несмотря на то что он боролся с папами, его набожность нельзя отрицать. Гуго де Семюр, великий настоятель монастыря Клюни, крестный Генриха, никогда не отказывал в поддержке. Шпейерский собор, который являлся самым величественным культурным сооружением христианского мира до завершения строительства третьей церкви Клюни, свидетельствует о том, насколько император ценил религию. Конечно, его восприятие отличалось от того, что защищали католические реформаторы, по крайней мере те, кто хотел разделить светскую и духовную власть, чтобы первая подчинялась второй. Генрих IV, как и его предшественники, и, в частности, его отец, считал, что его полномочия и власть, позволяющая их исполнять, передаются непосредственно от Господа. Его совсем не тревожили моральные и религиозные качества его сподвижников. Его окружение, даже в глазах приверженцев монарха, стало «рассадником симонии», и Петр Дамиани, несмотря на все свое уважение к суверену, жаловался на духовных лиц королевского двора.

Генрих IV прекрасно понимал, что рискованно делать ставку только на имперскую церковь. Он попытался установить владение, где он будет единственным хозяином. Саксония, лакомый кусок с горами Гарц и среброносными жилами, предоставляла для королевской политики земли с малочисленным населением. Король попытался создать там объединенные поселения под управлением и защитой министериалов, набранных в основном в Швабии, а чтобы обеспечить более длительное их пребывание в тех землях, заключались браки с дочерьми местных дворян или нотаблей. Было построено большое количество крепостей по правилам современной техники, а для полного обеспечения строительства на крестьян были наложены повинности. Чтобы не упустить ни крохи из принадлежащего государству имущества или же сборов, повсеместно проводились расследования. Генриху удалось наладить доверительные отношения с городами, жители которых страдали от тягостной власти их хозяев-епископов; возможно, он тем более был склонен поддерживать горожан, так как первым пострадавшим от этого движения был архиепископ Аннон.

Он очень быстро и систематически провел эти мероприятия, чем заслужил суровое неодобрение тех, кто не был приучен к такой новаторской практике. Аристократы дважды пытались отвоевать ведущие позиции: в 1070 г. баварский герцог Оттон Нортхеймский, а через два года герцог швабский Рудольф Рейнфельден; заговор с трудом удалось подавить. Когда в 1073 г. саксонцы, всегда защищавшие свои права с особым рвением и доведенные до предела королевской политикой, в конце концов взбунтовались, разоряя все на своем пути, они получили поддержку высшей знати, правда, до тех пор, пока их поведение не стало чересчур стихийным. Какое-то время Генрих IV, укрывшись в Ворме, мог полагать, что его партия проиграна. Но, оправившись от первого удара, ему удалось одержать победу над повстанцами в Унструте в июне 1075 г. Восстание несло в себе значительную угрозу, а посему последовавшее наказание было жестким, но Генрих IV допустил ошибку, прибегая к слишком строгим мерам. Саксония, из которой он хотел сделать стратегическую точку в своей системе правления, не забыла горечи Bellum Saxonicum[17] и не смогла простить монарху его суровое обращение.

Политические новшества суверена не только не принесли ожидаемых результатов, но поставили под угрозу целостность унаследованного им дела. В данной ситуации ему бы следовало воспользоваться помощью имперской церкви, которая не раз доказывала свою стойкость. В 1075 г. Генрих IV счел, что настал подходящий момент снова показать, что он рассчитывает на верность епископов. В Милане движение катаров постепенно угасало, доведя себя до крайности; чтобы занять пустующее архиепископство, король назначил одного из своих капелланов, так же он поступил с епископствами Сполете и Фермо. Этот поступок свидетельствовал о пренебрежении решением синода, созванного Григорием VII не так уж давно, в феврале 1075 г., о запрете светской инвеституры. Папа не мог оставить без наказания столь дерзкий шаг: речь шла об одной из главных частей его программы. Если Dictatus рарае, суть которой вкратце изложена выше, был внесен в Реестр Ватикана весной того же года, как принято полагать, то представления Григория VII о своих обязанностях и полномочиях вынуждали его наказать такое нарушение постановления синода.

Конфликт был неминуем. Два соперника, несомненно, предчувствующие столкновение, старались отодвинуть его срок. Избрание Григория VII происходило вопреки правилам, установленным в 1059 г. Николаем II, и епископы предложили Генриху IV не признавать действительность выбора, сделанного римским духовенством. Но тот их не послушал. Король, задетый восстанием саксонцев и не горя желанием разрывать отношения с папой, счел правильным покаяться в личных прегрешениях и пообещать исправить свое поведение. Григорий VII серьезно воспринял данные заверения и отменил отлучение от церкви королевских советников, наложенное в качестве наказания за миланские дела в 1073 г., более того, он облегчил условия мирного соглашения с Саксонией. В конце 1075 г. такое доброжелательное отношение могло показаться проявлением слабости. 8 декабря 1075 г. Григорий VII, не отказываясь от дальнейших переговоров, в письме Генриху IV излагает суть доктрин Dictatus: указы папы следует исполнять так же, как заповеди Господни, и мирские властители должны подчиняться наследникам Петра.

Желал ли Генрих IV вновь избежать конфликта? Такая вероятность ничтожно мала. Несомненным является то, что большая часть его духовенства была готова развязать конфликт. Собрание в Вормсе, организованное сувереном 24 января 1076 г., состояло в основном из прелатов, представителей же мирской власти было мало. Подтолкнули ли именно епископы к проявлению открытой вражды? Или это Генрих IV решил любой ценой вступить в бой? Нам этого никогда не узнать. Вероятно, большинство из присутствующего духовенства и монарх сразу пришли к соглашению. Тон документа, который они послали в Рим, был явно грубым. «Брат Гильдебранд» был назван узурпатором, сеятелем смуты, а нравы этого человека, за которого выступил «женский сенат» — намек на императрицу Агнессу и графинь Матильду и Беатрису Тосканских, — были по меньшей мере подозрительными. Перевод этого текста в адрес Рима был коротким. «Изыди! Изыди!» — призывал он Гильдебранда, основываясь на власти, которую давал Генриху статус патриция. Тот вариант, который должен был распространяться в Германии, был менее резкий и более напыщенный; он отрицал право «лжемонаха» судить своего суверена, которого никто не вправе судить. Духовенство, казалось, широко поддерживало короля. Епископы не противились реформе; они еще не забыли, как Генрих III взял на себя функции адвоката, но считали недопустимым и бесцеремонным вмешательством угрожающие приказания, данные епископам Майнца, Кельна и Магдебурга. Санкции, примененные к епископу Бамберга, казались им слишком грубыми, а процесс против Пибона, епископа Туля, несправедливым. Наибольшей трудностью для них было заставить принять своих священников обет безбрачия. В Майнце, как и в Пассау, сопротивление, с которым они столкнулись, было настолько упорным, что они пообещали добиться у папы смягчения декрета 1074 г., запрещавшего верующим присутствовать на мессе, если ее проводил священник, имеющий семейную связь. Наделал ли этот указ много шума? Сигиберт из Жамблу[18] изобличил, чем будут чреваты несогласие и раскол в связи с данным декретом, и утверждал, что такое решение папы даст повод к разговорам ремесленников и женщин. Возмущенные священники заявляли, что они скорее откажутся от своего сана, чем от жен. Короля со своей стороны поручил некоему Годескалку создать миссионерскую коллегию и следить за тем, чтобы страсти поутихли.

На самом деле целостность антиримского фронта была только видимостью. Как только папа освободил подданных от присяги верности в феврале 1076 г., сразу же проявились расколы. Григорий VII низложил Генриха IV, а потом и отлучил от церкви. Некоторые полагали, что кара, наложенная папой, была одобрена самими небесами, когда на Пасху после церемонии, организованной придворными короля в Утрехте, дело приняло плохой оборот. В присутствии короля, облаченного в одежды для коронации, была провозглашена анафема Гильдебранду, но вечером того же дня молния ударила в собор и резиденцию государя, оставив от них пепелище. Сразу же последовал первый переход на сторону неприятеля. Архиепископ Трира попытался пойти на соглашение, а епископ Майна перешел в лагерь папы. Пибон Тульский был вынужден скрыться, дабы не провозглашать порицание Григория VII. Тогда же вновь воспрянули саксонцы. Генрих IV предпринял рискованные меры: он вручил папскому легату письменное обещание об обращении грешника. В версии, которую распространили по Германии, к этим решительным словам было добавлено предложение Григорию VII сделать ответный жест: пускай он тоже докажет свою невиновность!

Сделки, приведшие к подобному поступку 1 ноября 1076 г., приняли новый оборот, когда высшая знать, доселе осторожная, пригласила папу на собрание 2 января следующего года в Аугсбург и обязалась не признавать Генриха IV, если он не получит отпущения грехов на протяжении года после осуждения. Так вырисовывался союз высокой аристократии, как всегда беспокойной, и папства, чью силу внезапно показал Григорий VII. Следовало любой ценой избежать соединения усилий этих двух возможных союзников. Генрих IV решил переправиться в Италию, чтобы у папы не было причин поехать в Германию. Он прошел через Альпы в лютую стужу и с 25 по 27 января, босой, как кающийся грешник, взывал о прощении к Григорию VII, пребывавшему тогда у графини Матильды в замке Каносса, сооруженном на отвесной скале среди заснеженных вершин Апеннин. Папа не мог не предоставить помилование, о котором просил Генрих и за которое выступал его крестный, настоятель монастыря Клюни. Взамен понтифик получил согласие не препятствовать своему приезду в Германию и самому разрешить спор между сувереном и князьями. Значение поступка, на который папа все же пошел, остается неясным. Аннулировалось ли решение о низложении отпущением грехов? После встречи в Каноссе Григорий объявил, что Генрих IV есть rex. Именно так король представил данное событие. Его тактика, как оказалось, себя оправдала, по крайней мере в тот момент. Оглашенные в его адрес порицания больше не имели действия. Если бы князья восстали, они не имели бы больше повода настаивать на собственной правоте. Таким образом, Генрих IV выиграл время для передышки между двумя схватками. Он мог набраться сил, но то, что ему пришлось сделать, имело не меньшее значение: в Каноссе папа взял реванш, он ликвидировал последствия событий в Сутри.

Борьба за главенство между «двумя половинами Господа» вошла в новую фазу. 13 марта 1077 г. три архиепископа Германии присоединились к высшей знати и низложили Генриха IV, поставив вместо него швабского герцога Рудольфа Райнфельдена, заявившего, что он готов четко придерживаться запрета на процедуры с малейшим намеком на симонию. Таким образом, аристократия сделала еще один шаг навстречу папскому престолу, но Григорий VII не сразу принял протянутую ему руку помощи. Его противник в 1080 г. предъявил требование провозгласить отлучение Рудольфа от церкви, данное высказывание имело угрожающий тон, в добавку содержало обещание низложения. Незамедлительно последовал резкий ответ: в Каноссе грешник получил отпущение своих грехов, но король остался низвергнут. Поскольку грешник упорствовал в своем заблуждении, он снова должен быть отлучен. Но совершая такой ход с политическим расчетом, Григорий допустил промах. Столь резкий поступок отвернул от него многих епископов и даже несколько кардиналов. На епископском синоде в Бриксене в июне 1080 г. они низложили Григория, а Генрих, ссылаясь на свой титул государя, назначил на пустующий престол преемников Петра архиепископа Равенны Гвиберта. К существующему антикоролю добавился антипапа. Свидетельство епископа из Оснабрюка предельно четкое: у каждой стороны ненависть взяла верх над разумом.

Генрих IV одержал достаточно побед в этой беспощадной войне. Рудольф одержал победу над имперскими войсками в битве у Вайсе-Эльстере 15 октября 1080 г., но там же его настигла смерть, и недруги, узнав, что ему отсекли правую руку, сказали, что сам Господь покарал лжеприсяжника. Королю хватило сил вскоре дойти к южной части Италии. Там он одержал победу над армией графини Матильды и с первой попытки обосновался в Риме в 1083 г.; Гвиберт стал Климентом III и сразу же короновал Генриха IV императором на праздник Пасхи в 1084 г. Григорий VII нашел пристанище в замке Св. Ангела и был освобожден нормандцами, но освободители устроили такую резню, что папа, внезапно потерявший свою популярность, был вынужден вместе с ними покинуть град. В их окружении он, вероятно, и умер 25 мая следующего года. Но и Генрих IV, даже став императором, не одержал окончательной победы над своими противниками. Беспорядок в империи достиг критической точки. В одной из хроник Аугсбурга приводится сравнение современников с персонажами комедии Платона, где каждый герой имел двойника: «два папы, два короля, два епископа, два герцога…».

Война также будоражила умы. Никогда еще удар по системе представлений не был столь жестоким. Григорий VII сам высказал суть своих убеждений в двух письмах епископу Меца Германну. Он имел огромное преимущество перед императором — возможность рассчитывать на влияние многих церковных писателей, которые повторяли его тезисы, развивали их и распространяли. Перечислим некоторых из них: Бернольд Констанцский, который всего лишь повторил идеи, высказанные папой; Бонизон из Сутри, который в книге Liber ad amicum, впадал в крайности, доходившие до бестактности; Гебхард, архиепископ Зальцбургский, подчеркивающий важность процедуры отлучения от церкви; Манегольд фон Лаутенбах, для многих — первый защитник народной суверенности, так как полномочия короля есть не что иное, как переданная власть, которую народ может забрать, если монарх не руководствуется интересами его избранников и действует как тиран. Монастыри, принявшие сторону папы, выполняли функцию посредников и пропагандистов, в частности Райхенау, Санкт-Блазен, Шаффхаузен и Хирсау, последний выступал посредником между монашескими общинами, предвосхищавшими объединения мирян при монашеском ордене. Генрих IV также имел писателей у себя на службе. Некоторые из них довольствовались пережевыванием старых доводов в пользу священной монархии, например Бенцон Альба или Ги Ферраре, другие же, как Сигиберт из Жамблу, рассматривали спор в исторической перспективе: империя была передана от римлян к франкам, а от франков к германцам. Она являла собой необходимое единство христиан, и рано или поздно все королевства войдут в ее состав. Такова воля Господа. Папа, чья миссия носит исключительно духовный характер, должен оставить королю заботы о наказании еретиков и гонителей. Что касается Красса, то он опирался на римское право, привитое Равеннской школой, чтобы укрыть Генриха IV от любого внешнего вмешательства, имеющего целью лишить его наследства, то есть власти. Впрочем, с обеих сторон не обошлось без перегибов. Генриха IV мерзко очернили, злоупотребили признаниями его второй супруги, Евпраксии, дочери князя киевского. Сложно установить значение договоров, из которых в силу обстоятельств распространялась только малая часть. Они касались лишь духовенства, но битва мнений затрагивала уязвимые места в организации империи настолько, насколько верность Церкви императору являлась целью их соперничества.

После смерти Григория VII место на Святом престоле пустовало почти два года. Казалось, будто кончина папы повергла в оцепенение его окружение. Наступившая пустота казалась такой головокружительной, что никто не осмеливался ее заполнить. На аббата Монте-Кассино насильно надели папское одеяние, но он согласился занять престол только через 10 месяцев, в марте 1087 года, и этот просвещенный библиофил, взяв имя Виктора III, правил меньше года. Генрих III мог считать, что победа у него в кармане. Все изменилось, когда Урбан II, в миру Эд де Шатийон, по происхождению француз, бывший настоятель монастыря Клюни, возобновил борьбу с теми же идеями и рвением, что и Григорий. Ему удалось привлечь на свою сторону сына самого императора Конрада, короля римлян с 1088 г., а спустя пять лет он короновался в Милане королем Италии и содействовал образованию ломбардской лиги, объединившей богатые города этого региона. После встречи с папой он объявил себя смиренным сыном церкви и, чтобы не дать возможности отцу обуздать себя, занял переходы через Альпы в 1095 г. В то же время Урбан II прибыл во Францию и в Клермоне призвал к крестовому походу, а папский престол стал мозгом и центром предприятия, которое мобилизовало силы всего христианского мира. Напрасно Генрих IV заявлял (правда, только в 1103 г.), что он также повел бы людей в Святую землю. Теперь не император, а папа был главой христиан. Между тем в 1099 г. на смену Урбану II пришел Пасхалий II, еще один клунийский монах и убежденный приверженец григорианских тезисов.

В Германии четвертьвековые конфликты поубавили пыл воюющих сторон. Генрих IV считал, что может поднять дух, устанавливая Landfrieden, мир во всей империи, предусматривающий одинаковое наказание нарушений вне зависимости от социального статуса нарушителя. Решение было смелым, даже рискованным; оно было на руку горожанам и простым людям, которые соскучились по спокойной жизни; но такое решение не нравилось вельможам, для которых Fehde, междоусобица, всегда приносила пользу и часто обогащала. Генрих, коронованный отцом в Ахене вместо Конрада, умершего в 1101 г., почувствовал острую необходимость союза с Церковью и непопулярность отцовских новшеств, бросающих тень на них обоих. Он рассорился с императором, вступил в переговоры с папой, пообещал ему свою поддержку, не получив ни малейшей уступки, и принял в свой лагерь всех, кому надоело следовать за отлученным монархом. Не брезгуя полным предательством, Генрих-сын заключил Генриха-отца, считавшего, что сможет оправдаться перед князьями королевства, в замке Бекельхайм. В 1105 г. император вынужден был отречься от престола и передать символы власти. У него хватило сил выбраться из этой западни и сбежать, но через несколько месяцев, 7 февраля 1106 г., он умер, истощенный печалью и тридцатью годами безжалостной борьбы. Он был трагической фигурой, преданный двумя сыновьями, Конрадом в 1095 г. и Генрихом десятью годами позже, им же заключенный в темницу, униженный и умерший, пытаясь одолеть Генриха в предсмертном всплеске негодования. Иногда его представляли политическим гением, который узрел необходимость приспособить государственные структуры к социальным реалиям. Возможно, у него действительно было предчувствие необходимости осуществить эти изменения, чтобы воспользоваться возрастающей силой горожан и минестериалов. Титаническая битва, ритма которой он не мог уловить, помешала ему посмотреть на ситуацию со стороны и воплотить то, что он предчувствовал. История должна помнить о его испытаниях даже больше, чем о его неукротимой энергии, эта память позже поддерживалась антиримской позицией, особенно ярко выраженной в Германии. Можно провести параллель с Бисмарком, настойчиво утверждавшим, что для того, чтобы покончить с Kulturkampf, он «не пошел бы в Каноссу».

Радикальные возражения по разрешению конфликта

Генрих V, расчетливый и без угрызений совести, если дело касалось интересов империи, понял, что ресурсы, которыми располагал папский престол, были слишком велики, чтобы с ними можно было бороться. Переговоры с таким противником неминуемы, но было необходимо достичь компромисса с наилучшими условиями. Чтобы как-то снизить цену, которую следовало заплатить, он использовал поочередно то силу, то хитрость.


Священная Римская империя германской нации: от Оттона Великого до Карла V

Он не мог не знать о том, что во Франции, а равно и в Англии, возник вопрос о проблеме инвеституры, что отношения между королями этих двух стран и папами ухудшились, но что по обе стороны Ла-Манша был найден общий язык, в 1104 г. во Франции, а тремя годами позже и в Англии. Максима епископа Ива Шартрского помогла участникам переговоров определить условия соглашения, так как именно этому теологу дипломаты были обязаны разграничением между церковной и светской властью. Монархи, отказываясь от духовной инвеституры, помогли установить modus vivendi, который не наносил значительного ущерба ни одной из сторон. Генрих V считал, что не может пойти так далеко, как французский и английский короли. Симбиоз между церковью и империей был настолько тесен, что любой разлом или ослабление нанесли бы ущерб обеим сторонам, а немецкие епископы были не меньше привязаны к империи, чем ее суверен. Эта позиция ясно проявилась при встрече прелатов и Пасхалия II в Шалонена-Марне весной 1107 г. Годом ранее синод Гуасталла настоял на неукоснительной поддержке григорианской доктрины. Немецкие делегаты категорически отказались вести переговоры при условии настаивания на данной точке зрения, которую папа поторопился подтвердить через несколько дней на синоде в Труа: любой человек, получивший инвеституру от светского лица, будет смещен. Со своей стороны представители императора составили, возможно, при помощи Сигиберта из Жамблу, договор об инвеституре священников, в котором четко расписывались права императора и который был частично подкреплен фальсифицированным документом, например о так называемой привилегии Адриана I. Обладая документом, который практически не предоставлял свободы действий, епископ Трира и канцлер отправились в Рим, чтобы продолжить переговоры; но Пасхалий II дал весьма уклончивый ответ. Генрих V решил сам поехать в Италию. Приданое, которое он получил от Матильды, дочери английского короля — 10 000 ливров, — покрыло расходы экспедиции, которая достигла окраин Вечного города в 1111 г. Переговоры внезапно приняли неожиданный оборот: папа предложил разрешить разногласия, оборвав все связи с империей. Если епископы откажутся от всего того, что вызывало желание монарха их назначать — имущество и полагающиеся им права, — то почему бы монарху не отдать им инвеституру на таких условиях? Они ему больше ничего не были должны. Нельзя было и представить себе более радикального разделения духовной и светской власти. Генрих V счел, что не может не принять такого дара. Таким образом в Сутри 4 февраля 1111 г. был составлен текст соглашения. Король его ратифицировал, но с условием, что немецкие епископы его поддержат. Казалось, больше не было препятствий для его коронации, которая намечалась на 12 февраля и должна была ознаменовать примирение духовенства и империи. Но коронация была прервана громкими протестами присутствующих епископов, как только Пасхалий II повторил обязательства, взятые послами в Сутри. Генрих заявил, что соглашение неприменимо, а папа отказался его короновать. Понтифик тут же был схвачен и удерживался в качестве пленника в германском лагере. Придумал ли Генрих V этот сценарий с самого начала? Не была ли коронация только поводом, чтобы схватить Пасхалия II? Некоторые историки оправдывают Генриха V и утверждают, что он имел честные намерения, но возмущение епископами вынудило его изменить точку зрения in extremis, чтобы не оттолкнуть от себя верных прелатов. По-видимому, его настолько привели в замешательство действительно революционные предложения папского престола, что он их принял сразу, не оправившись от удивления; он быстро понял, насколько они нереальны, и не имел другого выхода, кроме применения силы. Как бы то ни было, Генрих V произвел на несчастного понтифика такое сильное давление, что 12 апреля тот полностью капитулировал, признал светскую инвеституру и на следующий день провел коронацию.

Однако эта победа была обречена на провал! Вскоре григорианская партия придала смелости бедному Пасхалию II, и в марте 1112 г. Латранский собор аннулировал все концессии, которые император получил силой: этот privilegium был только pravilegium, плохим законом. Иными словами, Генриху V нужно было начинать все сначала. Он ошибочно полагал, что мог наследовать своему отцу и расширить владения в Саксонии. Когда в 1114 г. он посадил под арест графа Тюрингии, недовольства вспыхнули тотчас же. На западе архиепископ Кельнский, при поддержке князей из Нижней Лотарингии, разорвал отношения со своим императором. На востоке взбунтовавшиеся саксы могли рассчитывать на помощь нового герцога Лотаря Суплинбургского, координировавшего их действия. Дважды императорские войска терпели поражение. В день Пасхи в 1115 г. папские легаты отлучили Генриха V. Только Швабия, управляемая железной рукой Фридриха Штауфена, осталась верной императору. Последний отправился в Италию в надежде снова заставить папу капитулировать. Но Пасхалий II не стал дожидаться и укрылся в Беневенто в марте 1116 г. Его преемник Геласий II, избранный вопреки протесту Франджипани, союзников Генриха V, также покинул императора, который собирался его захватить в марте 1118 г. Назначенный монархом антипапа Григорий VIII был всего лишь марионеткой. В ответ Геласий II, несмотря на то, что был вынужден покинуть Вечный город, мог утверждать, совершая поездку по Франции, что никто не смог опровергнуть его авторитет. Он умер в Клуни 27 января 1119 г. С 1 марта ему на смену пришел Ги Вьенский и принял имя Каликст II. Он слыл человеком принципиальным; но именно в период его понтификата спор об инвеституре наконец разрешился.

Идеи Ива Шартрского не утратили своей силы, и епископы, в частности Шалонский, Гийом де Шампо, их приняли. В Германии также желание умиротворения побуждало многих прелатов найти решения, способные объединить два лагеря. Опыт французов доказывал, что король может рассчитывать на верность епископов, даже если их выбирал не он. Во время проведения собора в Реймсе Каликст II отправился в Музон для встречи с Генрихом V в октябре 1119 г., но переговоры ни к чему не привели, и собор довольствовался еще одним провозглашением запрета светских инвеститур. Только благодаря действиям, предпринятым князьями, удалось установить мир. Когда имперские войска и мятежники, прибывшие из Саксонии под стены Майна, перешли в рукопашную, архиепископ Трира собрал вельмож, чтобы приказать императору подчиниться папе под предлогом того, что последний сохранил «честь королевства». На соборе в Вюрцбурге 29 сентября 1121 г. это решение было поддержано. Потребовался еще один год, чтобы 23 сентября 1122 г. трудные переговоры привели к Вормсскому конкордату, названному так в честь города, где оно было подписано. Император отказывался от права наделять прелатов кольцом и посохом. Он признавал, что епископы должны свободно избираться и проходить освящение, а также обязался вернуть все имущество, которое они с отцом отобрали у церкви. Со своей стороны Каликст II обещал, что в Германии Генрих IV будет присутствовать на избрании, не прибегая к симонии или же к принуждению с целью склонить решение в пользу интересующего его кандидата, в случае возникновения спора он поддержит кандидатуру, предложенную местным епископом. В Германии за императором сохранялось право наделять епископов ленами и светской властью, вручая им скипетр до освящения, а в Бургундии и Италии он вручал инвеституру по прошествии шести месяцев. Епископы же должны были нести вассальные обязанности перед императором. Вполне вероятно, что данное соглашение, которое должно было иметь окончательный характер, хоть и не прямо в тексте документа, но уж точно в намерениях подписывающих сторон прекращало спор, более полувека противопоставляющий империю и папство.

Ни у кого не возникало сомнений, что папа извлек большую выгоду из этой длительной и тяжелой битвы. Моральный авторитет папского престола значительно возрос. Собор, организованный Каликстом II до ратификации конкордата, собрал более двухсот епископов в Латеране в 1123 г. и получил статус вселенского. Папа был признан явным инициатором реформы. Как «виновник» последствий, которые данная реформа имела для всего христианского мира, папа получал право карать каждого, кто попытается помешать ее распространению. Поддержка среди черного и белого духовенства на протяжении всего спора доказывала, что главенство юрисдикции было не просто химерным притязанием, а было принято широкими кругами. Несомненно, программа, обрисованная Григорием VII в Dictatus, не так явно входила в тексты соглашений, регулирующих отношения между светской и духовной властью, но ведь использование расплывчатых формулировок в дипломатии было скорее правилом. Оставалось еще много разногласий, временно отложенных, и опасность возобновления войны была велика. Но все же этот папа, который смог собрать у себя во дворце такое количество прелатов, сильно отличался от того, который в 1046 г. в Сутри прочувствовал, насколько сильна рука императора! То, что тогда считалось триумфом, было лишь трагическим недоразумением: назначая на престол Петра людей, преданных реформе, Генрих III внушил папству главную мысль, делавшую из папы страшного соперника империи, сильно ослабленной противостоянием. Ореол этой священной монархии существенно потускнел. Унижение в Каноссе было не из тех, которые легко забываются; мог ли император продолжать называть себя наместником Бога, «новым Давидом»? Еще недавно Reichskirche составляла нервную систему его государства, и он назначал прелатов по своему усмотрению, как простых служащих. Отныне, согласно каноническим правилам, их будет избирать капитул; местные вельможи будут иметь влияние, а времена, когда для обеспечения целостности широкой и разношерстной страны саксонцы жили в Баварии, а баварцы, в Швабии, верно исполняя императорскую волю, канули в Лету. Конечно, в Германии император имел право присутствовать на избрании и тем самым мешать выборщикам выбрать кандидата, который ему будет неугоден, но это влияние ему было оставлено как дань его моральному авторитету. Лишь сильная личность могла воспользоваться остатками права. Естественно, епископы, наделенные ленами и светской властью, несли вассальные обязанности, но этот обычай ясно показывал, что они в большей степени вассалы, чем служители культа. Как представители светской аристократии они были князьями, и их печати это подтверждали; их изображали сидящими на тронах, подобно сеньорам.

Победителями драматической битвы, в которой столкнулись империя и церковь, несомненно, были князья, которых наследники Оттона и салических франков старались опекать. Союз с папой позволил им заменить низложенного Григорием VII Генриха IV и выбирать кандидатов, казавшихся им наиболее пригодными для спасения «публичных интересов». Понятия «император» и «империя» больше не были тождественными. Впервые за время их общего существования они были различны. Империю представляли князья, которые избирали ее главу. Быть императором больше не означало исполнять харизматическую обязанность, которая была заранее предопределена определенному лицу лишь за его происхождение. Это была должность, для получения которой следовало обладать качествами, а судили об этом избирающие — «великие князья» и папы. Григорий VII в 1076 г. в послании немцам потребовал право на одобрение выборов Римского короля, так как он сделал его императором. Не только понятие «священной империи» утрачивало свое значение, но и ее династический характер, прерогатива strips regia, королевского происхождения. Основы оттоновского творения сильно пошатнулись.

Однако строение не было полностью разрушено. Чтобы восстановить повреждения, имелся необходимый материал, и кое-где были начаты работы по реконструкции. Понятие империи обогатилось многими идеями, которыми можно было управлять. В Риме презираемый папой Генрих IV обратился к римлянам. В 1081 г. он возродил курию, состоящую из сенаторов, трибунов, префектов, и, конечно, стал просить взамен у возрожденных им органов власти признания его наследных прав на управление империей. Один из преданных ему людей, Бенцон Альба, видел в нем «надежду римлян» и, возможно, проводя параллель с орлом на королевском скипетре, сравнил его с победоносным орлом, бросающимся в конце концов на врагов человечества и Бога; таким образом проявлялась эсхатологическая роль империи, предвещающая скрытую загробную жизнь Фридриха II до трубного гласа Страшного суда и последнего шествия христиан к Иерусалиму, месту парусии (место присутствия или пришествия Христа — прим. переводчика). Но ожидая, пока такие мифы станут стержневой идеей, Realpolitik требовала конкретных планов. У Западной империи кроме Константинопольской имелись и другие враги. Английское и даже французское королевство были реалиями, с которыми следовало считаться. Был ли Генрих V счастлив, получив в жены Матильду, за которую король Англии дал хорошее приданое? Можно ли вести борьбу за сохранение всей власти без достаточных средств, для того, чтобы государство было достойным такого имени? Королю римлян выгодно было не забывать, что он является rex Teutonicum, чтобы использовать во благо ее богатства. Многочисленные кампании, которые привели германцев в Италию, в результате заставили их осознать свою самобытность. Кровь, пролитая в этих битвах, объединила немецкую нацию. Разве она не заслужила иметь собственные органы власти, которые бы усиливали ее сплоченность и увеличили авторитет ее главы? Попытки к этому были сделаны. Генрих IV наметил образование владений в Саксонии; более систематично, чем его отец, он поручил управление и защиту министериалам, у которых чувство гордости за такое повышение была лучшим залогом ревностного исполнения обязанностей. Он сблизился с городами и сделался защитником мира, такого дорогого для сердец простых людей. Его сын имел даже намерение взимать налог для финансирования развития государственных структур, а его женитьба на английской принцессе могла натолкнуть на мысль организовать в Германии феодальное общество, как это сделал в Англии Вильгельм Завоеватель. Но в 1125 г. в возрасте 44 лет Генрих V умер от рака. Детей у него не было. Кто же вместе с короной унаследовал тяжелую миссию вернуть былую славу?

Реставрация империи (1125–1190)

Два рода в борьбе за власть. Лотарь III[19] из рода Вельфов (1125–1137)

Генрих V умер, не оставив после себя прямого наследника. Наследование престола не было очевидным фактом. При таком положении вещей найти решение должны были князья. И оно охотно взвалили на себя такой груз. Уже дважды во время кризисов в империи они показали, что выборы — не простая формальность, подтверждение решений и свершений предыдущего суверена. Князья продемонстрировали, что они вправе избрать самого достойного кандидата для исполнения своих обязанностей, независимо от того, принадлежал ли он к правящей династии. Архиепископ Майнца Адальберт созвал у себя князей в августе 1125 г., взяв на себя главенство в разрешении столь сложного вопроса. Он был одним из самых решительных противников политики усопшего императора. Зато Фридрих Штауфен, герцог Швабии, который мог претендовать на корону, всегда был верен Генриху V. Не говорил ли он, что тащился позади коня, чтобы добраться до крепости и заполучить ее, в то время как выгодная местность была у него перед глазами? Швабия и Эльзас стали бастионами имперского лагеря. По материнской линии он приходился племянником Генриха V, его приход к власти подтвердил бы династический характер монархии, которую князья хотели склонить в сторону выборной.

Архиепископ Майнца проявил удивительную ловкость в этом деле. Он склонил собрание к принятию процедуры, заимствованной, вероятно, из обычаев итальянских городов. Комиссия из сорока представителей (по десять с каждого герцогства — Саксония, Бавария, Швабия и Франкония, обе Лотарингии не были представлены) должна была составить список кандидатов. Их оказалось трое: Фридрих, герцог Швабии, его сводный брат Леопольд Бабенберг, также являющийся внуком Генриха IV, и герцог саксонский Лотарь Суплинбургский. Фридрих, уверенный в своих правах на престолонаследие, категорически отказался взойти в результате голосования на выборах. А выборщики с легкостью выступили за кандидатуру Лотаря.

Он был уже немолод, ему было за пятьдесят. У него не было сына и, вероятно, больше не могло появиться. Таким образом, в недалеком будущем снова должен был встать вопрос о его преемнике, и князей эта ситуация устраивала. В другой стороны, герцог Саксонии был решительным противником Генриха V и оспаривал его правомочность даже после подписания Вормсского конкордата. Такой человек определенно не будет продолжать политику своего предшественника. С церковью не должно было быть никаких неприятностей: благочестие его самого и супруги, имевшей большое влияния на супруга, стало притчей во языцех. Адальберт, непримиримый борец за григорианские идеи, сделал все возможное, чтобы избрали герцога Саксонского. И при его избрании не было никаких возражений, по крайней мере поначалу. Однако если знать, выбирая его, желала получить безвольного короля, то она ошибалась. Лотарь не был слабой личностью. Во времена своей молодости он слыл жестоким воителем, страшным в гневе. С возрастом он остепенился, предпочитал сделки явному противостоянию, при этом отлично знал, чего хотел, и если он уступал в каком-то пункте, то лишь, для того, чтобы лучше контролировать другой, который казался ему более важным. Он не был послушным исполнителем ни воли церкви, ни прихоти князей.

В его окружении хватало ярых григорианцев, однако они полагали, что Вормсский конкордат оставил слишком много прав германскому королю. Они считали, что Лотарь откажется от этих прав, и верили, что это произойдет в день его избрания. Возможно, он и согласился произнести весьма общую формулировку, оставляющую лазейку для изменений. Однако, соглашаясь, он всего лишь имел в виду, что, по его мнению, конкордат затрагивал только подписавшие его стороны. Сам же отнюдь не считал себя обязанным четко придерживаться положений, принятых Генрихом V. Он не смог избежать некоторых нарушений правил, установленных в 1122 г., — архиепископы Трира и Регенсбурга добились благословения на получения инвеституры, — но при каждой возможности он, как и было обусловлено на конкордате, присутствовал на избрании, тогда как григорианская партия считала его присутствие досадным и хотела запретить. Когда папа захотел воспрепятствовать использованию его влияния на выборах аббата монастыря Монте-Кассино, Лотарь ему пригрозил; он считал, что этот выдающийся род находится под покровительством империи. Он выиграл дело, и дальним преемником святого Бенедикта стал монах из Ставело. В 1133 г. Иннокентий II, не только подтвердил положения Вормсского конкордата, но и ввел благоприятные для императора уточнения: в будущем епископы будут нести вассальные обязанности в обмен на имущество, выделяемое им в ленное владение. В тексте 1122 г. это не было сказано настолько ясно.

Политику Лотаря явно не одобряли непримиримые григорианцы, так как они больше не занимали ведущие позиции. Даже самые авторитетные духовные лица не воспринимали реформу так, как Григорий VII. Церковники доставляли больше хлопот, чем сами миряне. Как указывали святой Бернард, святой Норберт и Герлох Рейхерсбергский, духовная и светская власть были разделены, но от этого священники и епископы не стали более верными Евангелию. Лишь цистерианцы могли показать, к каким вершинам приводит ревностное следование этому идеалу, а премонстраты, углубившиеся в пасторское богослужение, могли доказать, что придерживаться этого идеала возможно и без отшельничества. Советником Лотаря был Норберт, основатель ордена премонстратов, ставший епископом Магдебурга. Что же касается странствующего Бернарда, то государственный деятель не мог с ним не встретиться. Аббат Клерво выступил посредником в конфликте между Лотарем и Конрадом Штауфеном. Неудивительно, что император поддержал папу Иннокентия II, когда тот обратился за помощью к князьям, чтобы устранить Анаклета II, его избранного противника. Иннокентий II принадлежал к тому течению, наиболее активными представителями которого были святой Бернард и святой Норберт. Хотя у Лотаря с этим папой были далеко не безоблачные отношения, но, по крайней мере, после недавних тяжелых конфликтов наступил период мирного сотрудничества между духовенством и империей. Император извлек из этого немалую выгоду. 4 июля 1133 г. Иннокентий II его короновал, затем, как мы знаем, Лотарь получил подтверждение предоставленных ему в 1122 г. прав суверена. Легаты и Бернард Клервоский успешно содействовали капитуляции Конрада, антикороля. Наконец, имущество графини Матильды, унаследованное Святым престолом, перешло империи. Да, Лотарь пошел войной на нормандцев, которых Рожер II, король Сицилии, превратил в силу, наводящую ужас на все Средиземноморье, и чьи амбиции, в частности, мешали авторитету пап. Но во время этой кампании император также показал, что претендует на господство над Южной Италией. Он вовсе не был послушным творением духовенства. Таким история сохранила образ этого человека, обладавшего гибкостью, столь необходимой для управления. Два поступка, которые в представлении императора должны были выражать почтение, позднее выдавались как свидетельство его полного подчинения: в Льеже в 1131 г. Лотарь взял лошадь папы за уздечку, а в 1133 г. он вновь надел кольцо в знак того, что он получает имущество Матильды от папского престола. Впоследствии в Риме стали говорить, что он служит Святому отцу, а на одной из фресок в Латеране его изобразили коленопреклоненным перед Иннокентием II, возлагающим на него корону, покорным, как вассал в присутствии своего сюзерена. В первом случае речь могла идти о простой неосторожности, во втором же реальные факты намеренно исказили.

Так же, как ему удалось извлечь наибольшую выгоду из распределения сил по условиям Вормсского конкордата, Лотарю удалось избежать участи игрушки в руках избравших его князей. Но и Штауфены, которых он отстранил от трона, тоже не смирились с тем, что им предоставили более низкое место в империи. Когда в ноябре 1125 г. съезд решил, что к конфискованным имениям надлежит относиться как к государственным землям и они не могут быть отчуждаемы в частные руки, Фридрих и Конрад отказались признавать это решение, ущемлявшее их права на законное наследование салических владений, потомками которых они были. На самом деле они не хотели отдавать Нюрнберг, принадлежавший казне, но который они хотели сохранить в качестве своей вотчины. Швабские и франконские вельможи провозгласили Конрада королем в декабре 1127 г., но он вынужден был признать, что Лотарь мог его изолировать. Герцог Баварии являлся зятем императора, герцог Верхней Лотарингии был его сводным братом. В Нижней Лотарингии графы Лимбурга и Брабанта слишком были заняты спорами о герцогстве, чтобы интересоваться другими делами. Даже Леопольд Бабенберг, сводный брат антикороля, не пошевелил и пальцем. Конрад, отлученный папой от церкви по настоянию Лотаря, счел, что ему удастся короноваться королем Италии с помощью архиепископа Милана, который также не поладил с папским престолом. Из этой авантюры ему удалось добиться лишь титула, который значил так же мало, как и первый. В 1130 г. он вновь перешел Альпы и продолжил борьбу, пока в 1133 г. император и герцог Баварии его не разгромили. В конце концов он примирился с Лотарем III в 1135 г., как ему и советовали папские легаты. Император не стал дожидаться подавления мятежа, чтобы назначить верных ему людей на ключевые должности. Пограничные земли Бранденбурга он отдал Альбрехту, графу Балленштедта, Лужицу присоединил к Мейсену и вверил Конраду из рода Веттинов, Голштинию передал семейству Шауенбург, наместником Бургундии сделал Церингена. Он даже учредил ландграфства вместо герцогств: Тюрингское было взято Саксонией, Верхний и Нижний Эльзас отделились от Швабии. Эти округи должны были передать непосредственно под управление императора участки, стратегическое или экономическое значение которых было очевидным. Благодаря авторитету, который ему удалось укрепить, Лотарь мог оказывать ощутимое влияние за пределами империи, укрепить связи, которые могли бы помочь в присоединении Богемии, получить обещание верности от короля Дании, а от польского — согласие выплатить дань, которую безрезультатно пытались получить вот уже 15 лет, — в результате он получил Померанию в свое ленное владение. Даже миссионерская политика, когда-то ревностно проводимая преемниками Оттона, привлекла внимание Лотаря, и он поддержал деятельность епископа Оттона Бамберга в Померании.

Император отлично понимал, что одного лишь морального авторитета, сколь бы полезен он ни был, недостаточно. В связи с невозможностью развить государственные институты достаточно широко, чтобы их сеть помогала держать под контролем центробежную силу партикуляризма, обладателю императорского титула следовало владеть довольно значительным имением, а также надлежало быть не только самым уважаемым из владык, но и наиболее богатым или хотя бы одним из богатейших. То, что Лотарь сделал для Генриха Гордого, герцога Баварского, он мог сделать лишь для своего сына, если бы он у него был. Он отдал ему герцогство Саксонию и имения графини Матильды в Центральной Италии. Таким образом тот, кого император желал видеть своим преемником, становился правителем территории от Балтийского до Средиземного моря. Более чем за два века Лотарь интуитивно выбрал направление политики, принципы которой Карл IV методически внедрял только после 1350 г.

После того как изнуренный войной с нормандцами Рожера II в декабре 1137 г. Лотарь умер, его приближенные могли с полным правом сказать, что этот монарх надолго восстановил силы империи.

Штауфен: Конрад III (1138–1152)

Генрих Гордый был уверен, что как преемник получит всю полноту власти своего тестя. Без сомнения, даже слишком уверен, так как довольствовался ожиданием намеченного дня избрания, на Троицин день следующего года. Он даже не пытался обеспечить себе голоса выборщиков. Эта чрезмерная доверчивость стала фатальной. Конрад Штауфен, желавший взять реванш, занял место, к которому его соперник, казалось, охладел. Он договорился с архиепископом Трира Адальбероном возглавившим собрание князей, так как майнцская кафедра пустовала, а затем, зная, что получит поддержку некоторых представителей высокой аристократии, его брата герцога Швабского и сводного брата маркграфа Австрийского, он ускорил ход событий. Он привел своих верноподданных на земли Адальберона в Кобленц, где был провозглашен королем, а 13 марта был поспешно коронован в Ахене папским легатом, кардиналом Девином.

Были ли великие князья сбиты столку этой лихой сделкой, в которой сами не участвовали и составляли большую часть потенциальных выборщиков? В любом случае они не нашлись, что возразить, и приняли то, что было сделано в их отсутствие. Такое отношение по меньшей мере удивительно, так как если уж вельможи пожелали в 1125 г. усилить выборный характер монархии, то почему же тринадцатью годами позже они согласились быть поставленными перед свершившимся фактом? Возможно, они отдали предпочтение Конраду перед его конкурентом Генрихом Гордым, так как мощь последнего, систематически усиливавшаяся при помощи Лотаря III, стала бы действительно подавляющей, если бы корона еще прибавила ей сил. А может, они прислушались к советам нескольких запоздалых григорианцев или даже папских легатов, которые по схожим причинам не хотели бы иметь королем римлян человека, чьи владения, простирающиеся от Дании к Тоскании, могли сделать его слишком влиятельным? Возможно также, что они просто побоялись развязать гражданскую войну, выбрав антикороля.

Но если они хотели сберечь мир, принимая факт, заставший их врасплох, то они ошиблись. Дом, к которому принадлежала проигравшая сторона, Вельфы, не был из тех, кто легко покоряется. Члены этой семьи имели весьма яркое представление об исключительном значении древности их благородного рода. Среди их предков была Юдифь, супруга Людовика Благочестивого. Кем были в их глазах какие-то Штауфены, о которых до последней четверти XI века никто и не слышал? Аристократы старого закала, они владели обширными наследственными имениями, прежде всего в Швабии, но также в Саксонии и даже в Италии, в том числе в Эсте и Гвасталла.

К этим частным владениям можно добавить богатство, которое обеспечивало герцогство Баварии и Саксонии, обещанные им Лотарем перед смертью, а также наследство графини Матильды. Какими же сравнительно куцыми казались владения Штауфенов, да и достались они не без труда: чуть-чуть в Швабии, вокруг замка, имя которого они носили, немного в Эльзасе, благодаря браку Фридриха Бюренского, первого известного среди них, с девицей из старой графской семьи. Свадьба его сына Фридриха I и Агнесы, дочери Генриха IV не дали им оснований представить себя салическими наследниками и потребовать хотя бы часть их наследственного имущества, и они выглядели бледновато на фоне Вельфов. Однако их восхождение было настолько стремительным, что, казалось, ничто не смогло ему воспрепятствовать.

Они держали герцогство Швабское с тех пор, как Фридрих Бюренский получил его в 1059 г. Умирая, Генрих V сделал Фридриха II Штауфена как бы исполнителем завещания. Корона была доступна как для Вельфов, так и для Штауфенов. Теперь же, когда она оказалась в руках последних, они не намерены были ее упускать. В 1138 г. между двумя семействами началась непримиримая борьба, которая впоследствии полвека будет сотрясать империю.

Генрих Гордый согласился передать символы королевской власти Конраду, однако потребовал признания титула герцога Саксонского, как было обещано Лотарем. Не довольствуясь решительным отказом, король передал Саксонию маркграфу Альбрехту Медведю и отобрал у несчастного соперника Баварию. Оставшись только со своими наследственными владениями, Генрих еще был в состоянии сопротивляться, но он умер через несколько месяцев, оставив после себя десятилетнего сына, опеку над которым взяла бабушка, вдова Лотаря. Брат покойного Вельф VI, которого Конрад лишил ленных владений в Италии, в свою очередь ринулся в борьбу. Ситуация была еще неопределенной, когда Конрад в 1142 г. решил остановить соперничество и вернуть юному Генриху Саксонию, которую он отобрал у его отца. Вельф VI воспользовался временным прекращением боевых действий, предоставленным этой уступкой, чтобы найти союзников за пределами страны, от Венгрии до Сицилии, где Рожер II не упустил бы случая слегка пощекотать Конрада III, если бы последнему вздумалось пойти по пути Лотаря III. Но после 1145 г. подобные планы утратили свою значимость.

За год до этого, на Рождество, атабек Мосула захватил Эдессу, и Запад внезапно понял, насколько шатко было положение государства крестоносцев в Святой земле. С января следующего года папа Евгений III призывал короля Франции Людовика VII к крестовому походу. Не только Францию взбудоражили новости из Палестины и Сирии. В Северном Рейне чернь, подстрекаемая изгнанным цистерианцем, подвергла гонениям евреев. Вмешался Бернард Клервоский, который прекратил погромы и выступил перед Конрадом на Франкфуртском соборе в 1146 г. Суверен был настолько тронут красноречием святого, что, вопреки всем возражениям пообещал собрать войско в крестовый поход. Его место было во главе тех, кто отправлялся защищать Святую землю, так как действия, касающиеся чести христианства, должны руководиться императором. Конечно, Конрад еще не короновался в Риме; он был лишь королем римлян, но слава предводителя крестового походе, вне сомнения, сделала его достойным посвящения в императоры. Но, увы, операция обернулась настоящим бедствием; близ Дорилея турки разбили наголову войско Конрада; уцелевшие в бою смогли добраться до остального войска в Палестине лишь к весне 1148 г. Из-за отсутствия настоящего боевого порыва атаки на Дамаск закончились плачевно. Пора было возвращаться в Европу, не выполнив обета. Крестовый поход против славянских язычников, организованный в то же время, также не имел успеха.

Но эти неудачи не отбили у Конрада охоту к операциям широкого масштаба. В Константинополе, где он сделал остановку по дороге в Святую землю, он заключил союз с базилевсом против Рожера II. Нормандцы всегда считались непрошеными гостями, раздражавшими древние фамилии Средиземноморского побережья. Король римлян и восточный император полагали, что им удастся захватить Сицилию и Южную Италию, владение которыми они потом распределят между собой. Но сразу же по возвращении в Германию Конраду пришлось противостоять Вельфу VI, который возобновил военные действия с еще большим рвением, имея в союзниках Рожера II. Молодой Генрих впоследствии говорил, что это Лев преследовал его дядю, и свалил вину на маркграфа Альбрехта Медведя, верного королю, но Конрад и его приверженцы смогли одержать верх. В конце 1151 г. было подписано соглашение, наконец устанавливающее мир.

Пора было отправляться в Рим за императорской короной. Евгений III нуждался в помощи. Дважды вызывающая неугомонность римлян, о которой предупреждал Арнольд Брешианский и которая вызывала негодование, принуждала его покидать город. Он смог вернуться в Латеран только при поддержке нормандцев, но эти защитники были слишком предприимчивы и могли вызвать затруднения. Чтобы держать их на расстоянии, папа обратился к Конраду, пообещав короновать его. Но этому воспрепятствовала смерть короля римлян, забравшая его 15 февраля 1152 г. Почти пятнадцатилетнее правление закончилось окончательным промахом.

Но этот суверен обладал многими человеческими достоинствами. Учтивый и даже любезный, любивший покутить, человек веселого нрава, в общем весьма привлекательный. Обладая пытливым умом, он вел переписку с аббатисой и пророчицей Хильдегардой Бингенской. Как человек эмоциональный, он не смог устоять перед натиском красноречия святого Бернарда и, имея множество других заданий в своем королевстве, немедленно отправился во второй крестовый поход. Он был хорошим солдатом и тому же любил воевать. Ему не хватало лишь двух качеств, необходимых для государственного деятеля: проницательности, помогающей выбрать правильную цель, и настойчивости в следовании средствам, избранным для достижения цели. Однако не следует принимать точку зрения Оттона Фрейзингенского, хрониста Фридриха Барбароссы, который считал своим долгом очернить образ Конрада III, чтобы личность его персонажа выглядела более выигрышно. При внимательном изучении фактов становится ясно, что под накипью событий, часто неблагоприятных, можно разглядеть многообещающую деятельность правления Конрада. Была реорганизована канцелярия, систематизировано использование министериалов, к владениям присоединены новые земли. Наконец, этот суверен, который умер так и не увенчавшись имперской короной, наиболее часто пользовался титулом rex Romanurum, augustus et imperialis, чтобы показать неразрывную связь между королевством и империей. Отстраняя от власти Вельфов, которым Лотарь III широко открыл путь к имперству, Конрад III не прекратил усилия по восстановлению империи, расшатанной спором об инвеституре. Просто он перенес ответственность за этот труд с одной династии на другую — на собственную династию Штауфенов.

Фридрих Барбаросса, восстановление власти (1152–1190)

Вельфы могли бы воспользоваться тем, что место на троне оказалось вакантным, и взять реванш. Но они ничего не успели сделать. Все произошло очень быстро. Конрад умер 15 февраля 1152 г., а через три недели короновали его племянника Фридриха. Как и почему так быстро произошло это избрание? Имел ли место искусный маневр, состоявший в привлечении влиятельных выборщиков путем раздачи им обещаний? Некоторые историки так и утверждают. Неоспоримым является то, что герцог Швабский был Вельфом по материнской линии, и он представлялся способным восстановить мир между двумя соперничавшими семьями и избежать гражданской войны. Мы увидим, как в первой половине своего правления Фридрих сделал все возможное, чтобы не нарушить мир внутри королевства Германии.

Ему было необходимо иметь прочные тылы, так как планы он имел далеко идущие — они уводили его за Альпы, в Италию. Он сообщил об этом в письме папе, когда поведал о своем избрании: восстановить «честь королевства и империи», таким было его задание, его программа. Добиться уважения к своей власти повсеместно, в частности в Италии, богатство которой ему было хорошо известно. Он был честолюбив, итальянцы дали ему прозвище «Рыжебородый», так как его борода имела медный оттенок, но он не был из числа тщеславных людей, которые бросаются к своей цели, невзирая на предстоящие преграды. Волевой, иногда грубый, всегда храбрый Барбаросса был в то же время достаточно гибким, когда просчитывал риск, и понимал, что без уступок не обойтись. При необходимости мог проявить себя тонким дипломатом, выдавая себя за любезного человека, любящего очаровывать. Возможно, таков был его темперамент, а может, он хотел сыграть роль рыцарского идеала учтивости и сдержанности. На время своей коронации ему не было еще и тридцати лет, но, будучи герцогом Швабским на протяжении пяти лет, он приобрел опыт ведения дел, в большей мере благодаря практике, чем теории. Его образование было скромным, но природная живость ума это восполняла. Осознавал ли он этот пробел, не потому ли он был так восприимчив к советам людей, имевших образование, которого не было у него, в частности своего дяди Оттона, епископа Фрейзингенского, в прошлом ученика Гуго Сен-Викторского в Париже, а после смерти последнего в 1158 г. Райнальда фон Дасселя, также получившего образование во Франции, канцлера, а потом архиепископа Кельнского? Влияние последнего было более чем значительным; но, и, несомненно не всегда благоприятным. Райнальд не только разделял намерения своего государя, но и имел собственные; он не только не исправлял его недостатки, но и подчеркивал их. За некоторые перегибы политики Барбароссы нес ответственность канцлер.

Возобновление борьбы между папством и империей

Фридрих хотел перейти через Альпы и как можно быстрее заполучить империю. Перед тем как отправиться в Рим, он пожелал удостовериться в верности князей: Вельф VI был назначен герцогом Тоскани, Сполете и принцем Сардинии, Бертольд Церинген — наместником Бургундии; что касается Генриха Льва, то на Госларском соборе ему было обещано возвратить герцогство Баварское. Следовало также смягчить горечь Генриха Язомирготта из династии Бабенбергов, которого одарил Конрад III. Ему вернули владение Австрией, которая отделилась от Баварии и стала герцогством. С 1153 г. подписанием договора в Констанце готовилась императорская коронация. В соглашении Фридрих обязался не вступать в союз ни с римлянами, ни с нормандцами, врагами папы, которых тот опасался. Он не должен был вести переговоров с Византией в ущерб папству. Со своей стороны Евгений III обещал короновать Фридриха и действовать с ним сообща для увеличения чести империи и папства. Но этого соглашения было недостаточно для избежания расхождений. Когда Фридрих встретился со святейшим отцом в Сутри 6 июня 1155 г, он отказался выполнить то, что в свое время сделал Лотарь, и не захотел быть дворянином на службе у сеньора-папы там, где когда-то Генрих III низложил троих. Но, несмотря не этот инцидент, им удалось договориться: Фридрих, смягчил свою позицию и Адриан IV пообещал уничтожить фреску с изображением Лотаря в позе вассала. Коронация состоялась 18 июня, но если император высокомерно отказался принять корону римлян, это не значило, что он их одолел.

Он не сразился с нормандцами, уступая настойчивым просьбам своего окружения, торопившегося вернуться в Германию до наступления летней жары, и повернул назад. Папа счел, что Констанцское соглашение утратило силу, так как Фридрих не исполнил своих обязательств, и заключил с нормандцами перемирие в Беневенто в июне 1156 г. Это изменение союзнических отношений имело для папства преимущество, так как превращало врага в союзника, чья помощь станет настолько же сильной, насколько грозными были его боевые действия! Вскоре Фридриху пришлось убедиться, что папский престол чувствовал себя достаточно сильным. В октябре 1157 г., его легаты прибыли на собор в Безансон, чтобы выступить против безнаказанности грабителей, которые напали на шведского архиепископа из Лунда. Они принесли послание от папы на латинском языке, в котором говорилось, что Фридрих мог получить от папы наибольшие beneficial. Райнальд фон Дассель перевел это слово, одно из значений которого — «блага», как «лен».[20] В смятении, которое вызвал этот намек на вассальные отношения, один из легатов вскричал: «От кого, если не от папы, император получает империю?» Его чуть было не убили на месте. Вместе со своим собратом он спасся, скрывшись в толпе. Документы, которые были найдены среди их вещей, настолько ясно указывали на централизаторскую позицию папы, что немецкие епископы встали на сторону Фридриха. Канцелярия поспешно распространила информацию о данном инциденте, чтобы вызвать негодование немцев. На соборе было провозглашено равенство двух видов верховной власти, идея подчинения светской власти духовной была отвергнута, а избрание императора рассматривалось как знак прямой связи между монархом и Богом.

Таким образом и империя, и папский престол усилили свои позиции; первый опирался на Германию, второй рассчитывал на поддержку нормандцев. Барбаросса счел момент подходящим для того, чтобы восстановить свою власть в Италии. Милан открыто опровергал его с 1155 г. После того как он изолировал город, благодаря действиям Райнальда фон Дасселя, которому удалось добиться присоединения Пьяченцы, Лоди, Павии, Комо и Кремоны, Фридрих привел войско в Ломбардию. Миланцы капитулировали 1 сентября 1158 г. и вынуждены были дать клятву верности. Не мешкая, император созвал сейм на Ронкальском поле. 11 ноября он издал перечень королевских прав, составленный болонскими юристами: среди прочего там были контроль над общественными дорогами и чеканка монет. Отныне эти сферы становились прерогативами императорской власти. Основными жертвами стали города, так как утратили большую часть своих свобод. С епископатом повели себя осторожнее, так как Фридрих надеялся на его помощь. Что же касается светских сеньоров, то они должны были нести тяжелую воинскую повинность. Все остальные лица мужского пола обязывались не вступать ни в какие военные действия и не присоединяться к союзам. Барбаросса мог считать, что создал из королевства Италии крепкий бастион, из которого он мог распространять свою власть по всему полуострову. Папе, который отстаивал право на владения графини Матильды — Сполете, Корсику, Сардиния, — император ответил, что наследие святого Петра принадлежало империи, он даже заявил, что «римский император милостью Божьей, он был бы лишь его тенью, если бы не был хозяином в Риме». Император явно переоценивал свое могущество; он неоднократно сталкивался с сопротивлением постановлениям, принятым в Ронкалье; чтобы добиться своего в 1160 г. в Кремоне, обычном укрепленном местечке, понадобилось полгода хаоса, отличившейся невиданной жестокостью и резней. Фридрих имел право полагать, что, несмотря ни на что, система управления, которую он внедрял и которую вверял в надежные руки верных ему людей, как немцев, так и итальянцев, была устойчивой.

Смерть Адриана IV изменила расклад. Большинство кардиналов выступило за Роландо Бандинелли, который принял имя Александра III. Знаток канонического права, этот папа был ярым защитником папского верховенства. Он продемонстрировал это во время стычки с Дасселем в Безансоне. Император полагал, что сможет отделаться от такого опасного противника. Конкурент Александра III, утверждая, что его выборщики представляют «самую здравую часть» избирающих, отказался снять свою кандидатуру и взял имя Виктора IV. Барбаросса взял на себя роль Генриха III в Сутри и созвал в 1160 г. собор в Павии, который, конечно же, поддержал Виктора IV. Но за пределами империи это решение практически не имело отголоска. Фридрих попытался привлечь на свою сторону других государей Запада, но попытки почти не имели успеха. В конце концов они только вызвали раздражение тех, кому он, казалось, хотел диктовать свою волю. «Кто дал право немцам взять на себя роль судить народы?» — восклицал англичанин Иоанн Солсберийский. Тон немцев иногда был чрезмерно требовательным; в книге Ludus de Antichristo, написанной в Тегернзе, в Баварии, изображен император, требующий подчинения всех королей, эта тема прозвучала также у итальянского автора, пользующегося покровительством Райнальда фон Дасселя, в Antipoeta, где воспевается Фридрих, король всех земных королей. Сам Райнальд после провала попытки примирения в Сен-Жан-де-Лон осмелился заявить Людовику VII, что его государь «не собирается делить право юрисдикции над Римской Церковью». В результате в 1162 г. король Франции торжественно признал Александра III. Даже переговоры с Генрихом II Английским не привели к ожидаемым результатам. У Плантагенетов было слишком много точек преткновения с Капетингами. Однако 29 сентября 1165 г. Барбаросса сделал один из тех поступков, чье символическое значение настолько богато, что само по себе скажет больше, нежели длинные речи. Он лично участвовал в «воздвижении мощей того, кто впредь будет именоваться святым Карлом Великим». Возможно, он сделал это по примеру Генриха Английского, который осуществил канонизацию Эдуарда Исповедника, но уж точно для того, чтобы дать понять французам, которые так охотно отмечали подвиги «Короля Карла, нашего великого императора», что самый доблестный из Каролингов был германцем, как об этом напоминали изображения, украшающие ковчег: предшественники Фридриха и сам Фридрих были неоспоримыми наследниками великого императора, он передал им миссию править всем христианским миром, властью как духовной, так и светской. Показательно, что Пасхалий III, который в предыдущем году сменил Виктора IV, всего лишь дал свое одобрение этой церемонии. Именно императору надлежало вознести мощи Карла Великого на алтарь.

В 1166 г. Барбаросса счел, что достиг пика своей власти. Четырьмя годами раньше город Милан, который воспринял сдержанность Барбароссы за слабость и вновь восстал, был жестоко наказан. Для устрашения его жители были изгнаны, разбросаны по деревенькам, а сам город систематически разрушался. Другие города, охваченные ужасом, не подавали голоса. На такую реакцию и рассчитывал император. Но он недооценил ловкость Александра III, который воспользовался недовольством Венеции, которую Фридрих оставил без внимания, занявшись в первую очередь ее соперницей Генуей. Папа способствовал соединению венецианцев, византийцев и нормандцев, которые считали себя под угрозой гегемонистских намерений Фридриха. Венеция, которая стояла первой на пути немцев, для укрепления своих позиций вступила в союз с Вероной, Виченцей и Падуей. В самой Германии присоединение епископата к делу Пасхалию III было под вопросом, прелаты несли наказания, цистерианцев изгоняли. Основы власти Барбароссы, казалось, трещали по швам. Осознавал он это или нет, но принял решение нанести мощный удар. Убедившись в прочности своих позиций в Центральной Италии, он отправился на Рим и 29 мая 1167 г. в непосредственной близости от Вечного города он разбил наголову вражеские войска. Александр III, которого римляне обвинили в том, что он поставил их в затруднительное положение, был вынужден скрыться, настолько он стал непопулярен. Фридрих реорганизовал римскую систему управления, в которой учредил главу, префекта, заменив таким образом власть папы на императорскую.

Наконец 1 августа его папа. Пасхалий III. снова провел коронацию, которая уже имела место в 1155 г.

Еще раз немцы стали хозяевами Рима, и их предводитель мог с полным правом провозгласить себя императором Римской империи. И снова этот триумф был недолговечен. Со 2 августа сильнейшая гроза обрушила на город проливной дождь, на следующие сутки наступили жаркие дни, чума пошла гулять по полям и лесам. За несколько дней она опустошила императорское войско, не обходя ни принцев, ни епископов. Райнальд фон Дассель также стал ее жертвой. Необходимо было возвращаться с остатками войска, армией, которая сильно сократилась. Недруги Фридриха узрели в этом бедствии знак свыше. События приняли более быстрый ход. Весной 1167 г. города объединились вокруг Кремоны; они решили затребовать у Фридриха возвращения их свобод, но тем не менее не разрывать с ним связь; они даже предлагали миланцам заново отстроить город. Но безоружный Фридрих уже не имел такого влияния на итальянцев, как раньше, когда в Ронкалье, окруженный юристами, он мог поиграть в нового Юстиниана. 1 декабря 1167 г. веронская лига, созданная по инициативе Венеции, и союз Кретоны объединились: 16 городов этой ломбардской лиги принялись за общую борьбу по восстановлению своих прав. Зачем медлить в стране, поднявшей мятеж? Фридрих бежал, переодевшись в чужое платье, так как все двери перед ним закрывались.

Возвратившись на север Альп, он смог перевести дух; как мы в дальнейшем убедимся, у него и в Германии будет чем заняться; следовало укрепить королевскую мощь, а уж династическая преемственность была обеспечена: в июне 1168 г. маленький Генрих был избран королем римлян. Однако Фридрих не потерял из вида Италию. Ломбардская лига сблизилась с Александром III, и в знак этого союза на юге от По был основан новый город, который должен был стать форпостом совсем рядом с землями маркиза Монферра, приверженца Фридриха. Находясь под папским покровительством, этот городок был назван Александрия в честь папы, а немцы высмеяли его, назвав «соломенным городом». В 1174 г., полагая, что имеет достаточно сил, Фридрих выступил в атаку. Но он ошибался: вассалы скрылись, их заменили брабантские наемники, это были отличные воины, но их услуги стоили дорого, и они воевали только тогда, когда получали оплату. Под стенами Александрии, которую Фридрих хотел уничтожить, они не совершили чудо: после полугодовой осады императорские войска отказались от затеи взять этот символический город. Было заключено перемирие, так как итальянцы, входящие в лигу, опасались брабантцев, и Фридрих не был уверен, что сможет нанести сокрушительный удар. В Монтебелло шла длительная процедура переговоров, но стороны имели слишком разные позиции и к общему решению, удовлетворявшему всех, прийти не удалось. Фридрих готов был уступить городам, но отказывался признавать Александра III, против которого он поставил свой авторитет императора, повелителя духовной и мирской власти. Переговоры прервались, и снова возобновились бои. Но у Фридриха не было достаточно денег, чтобы восстановить брабантское войско, из Германии прибыла только тысяча человек, во время драматической встречи в Кьявенне Генрих Лев отказался предоставить кузену необходимую поддержку. В Леньяно, неподалеку от Милана, 29 мая 1176 г. Фридрих храбро вступил в бой, но был разгромлен ломбардами и вынужден был скрыться в Павии. Провал был мучительным.

В ближайшем будущем не могло быть и речи о реванше: казна опустела, брабантцев не было. Фридрих смирился с неизбежностью переговоров, но тут итальянские города заняли непримиримую позицию. Император понял, что ему придется стать на сторону папы. Александр III тоже был не прочь заключить мир: он был немолод, и война его утомила, а церкви требовалось восстановить свое единство. Во время переговоров в Ананьи, проходивших осенью, довольно быстро удалось прийти к подписанию предварительных договоров. В результате трудной сделки в июле 1177 г. Ломбардской лиге пришлось довольствоваться временным прекращением боевых действий сроком на пять лет. 24 июля папа и император примирились в соборе Святого Марка в Венеции, Фридрих пал на колени перед Александром и подсадил его на лошадь до и после богослужения, но в своей проповеди святейший отец восхвалял преимущества сотрудничества двух властей. Фридрих отказывался от имений Матильды, но оставлял за собой управление ими на будущие 15 лет; он больше не будет назначать подесту в Риме, но будет давать согласие на предложенного папой. Антипапе он передаст аббатство, и его епископы наказания не понесут. Lest but not least, отлучение Фридриха было снято, и ему не пришлось покаяться, Венеция не стала второй Каноссой. Григорианские теории были внедрены частично. Светская власть не во всем подчинялась духовной, и польза их сотрудничества была торжественно провозглашена. Таким образом, второй этап конфликта между папством и империей не закончился поражением последней. Привилегии, которые она получила в Вормсском конкордате, не отнимались. Стратегические позиции в Италии, которых так хотел Фридрих, были усилены благодаря присоединению в 1178 г. имений в Центральной Италии, которые были во владении Вельфов. В Ломбардии Констанцской конвенцией, изданной в 1183 г., сохранялся принцип императорской суверенности по истечению срока перемирия, но городам разрешалось выкупать положенные им права. Они избирали своих консулов, но инвеституру им вручал император. Этот компромисс ослаблял приверженцев полной независимости. Сами миланцы благосклонно отнеслись к установлению доверительных отношений, которые предлагались по условиям договора между городами и сувереном. Фридрих показал достаточную гибкость, чтобы на новых основах создать свою власть. Когда-то она базировалась на помощи епископов, отныне она будет опираться на победивших прёлатов горожан. В общем, итальянская политика Барбароссы обернулась для него значительными преимуществами.

Усилившееся единство империи и обновленные структуры

Император мог управлять империей, не боясь мятежа к северу от Альп. В то время, как когда-то при Генрихе IV, немецкие князья вступили в союз с Григорием VII, теперь провозглашение отлучения Фридриха не повлияло на верность аристократии. Александр III никогда не низлагал своего противника, несомненно потому, что такой поступок подстрекнул бы князей избрать антикороля. Примирительная позиция, которую Фридрих занял в начале правления, оказалась для него благоприятной. Ненависть между Вельфами и Штауфенами не вспыхнула снова. Сдержанность императора убедила всех князей, что они могут по своему усмотрению развивать свои владения и укреплять там свою власть. Генрих Лев был самым активным из Landsherren, «властителей края». Его два герцогства предоставляли ему широкое поле деятельности; он расширил его до Балтийского моря, у которого он основал Любек, город с большим будущим, устранив от него своего вассала графа Шауэнбурга, позже, обойдя с севера маркграфа Бранденбурга Альбрехта Медведя, он покорил земли бодричей, получил контроль над миссионерскими епископствами, созданными в Любеке, Ратцебурге и Меккленбурге, а также привел поселенцев из Нидерландов и Вестфалии. На юге Австрия отделяла его от Средиземного моря, но он не терял надежды получить в наследство земли своего дяди Вельфа VI в Италии. Он основал Мюнхен, который стал этапным пунктом на дороге через перевал Бреннера. Он повсеместно создавал из разбросанных и разнородных элементов своих прав юридически организованную совокупность полномочий. Он сделал Брауншвейг своей столицей, а возле замка Dahkwarderode, в центре города, установил бронзового льва, который и в наши дни, как кажется, рычит от гордости.

Барбаросса не решался тревожить его до тех пор, пока тот в своих предприятиях не начал считать себя чуть ли не сувереном. Но в 1168 г. Генрих стал зятем Генриха II Плантагенета, взяв в жены его дочь Матильду. Во время его похода в Святую землю в 1172 г. он принимал то, что к нему относились как к королю. Он был щедрым меценатом, подражая в этом принцам. Понятно, что Фридрих усмотрел в отказе Генриха прийти на помощь несомненный знак воли к независимости. Пора было его обуздать.

Вернувшись на север Альп, подписав мирное соглашение, император мог взяться за эту задачу. Он передал его князьям, как то велел обычай, но он знал, что у герцога Саксонского хватает своих врагов. По жалобе епископа Хальберштадта было открыто дело. Генриха вызывали на съезд, но он не явился, и в 1179 г. его заочно изгнали из империи. Немного позже против него начался еще один процесс; на королевском трибунале в 1180 г. пэры постановили конфисковать его лены. Барбаросса не взял эти земли себе, даже не потому, что закон к этому принуждал — вообще не существовало закона, предписывающего повторное жалование земли (Leihezwang), — но потому, что и дальше имел намерение продолжать политику сотрудничества с князьями, которой он мог быть доволен. Саксония была разделена между архиепископом Кельнским, получившим Вестфалию, и Бернхардом Анхальтским, сыном Альбрехта Медведя, которому досталась восточная часть. Оттон фон Виттельсбах, самый верный из подданных, стал герцогом Баварии. Будучи изгнанником, Генрих продолжал оказывать сопротивление. Он противостоял императору на протяжении почти двух лёт и укрылся у своего английского тестя только после того, как сторонники его оставили. Ему удалось сохранить свои внесеньериальные владения, в частности Брауншвейг и Люнебург, которые не подпадали под юрисдикцию королевского трибунала. Его изгнание завершилось лишь в 1192 г. после смерти Барбароссы.

Падение Генриха Льва обозначает решающий этап в процессе, который берет начало еще в средине XII в., — исчезновение этнических герцогств. Саксония разделена надвое, та же участь постигла Швабрю и Лотарингию, Бавария вначале лишилась Австрии, потом и Штирии, о Франконии уже давно не упоминалось. Никто из князей не мог назвать себя представителем одного из народов, совокупность которых когда-то создала Восточное Франкское королевство. Никто из них не владел имением достаточно обширным, чтобы попытаться занять первенство. Эта раздробленность была результатом принятых императором решений, но не он один хотел ограничить слишком сильные амбиции. Судьба Льва служит тому доказательством: он проиграл, потому что пэры считали его стесняющим и боялись попасть под его власть. Это общее желание не допускать территориальных образований, достаточно больших, чтобы доминировать, стало почвой для явной солидарности между сувереном и князьями. То, что не было изначально modus vivendi, было введено сверху. Добрая сотня представителей высокого сословия представляли «землю», а те, кто ей управлял, назывались князьями. Фридрих Барбаросса правил империей согласно Reichsfurstenstand, важные решения принимались на Hoftage, съездах, где князья играли ведущую роль. Право принятия решений принадлежало им, в том числе юридических, так как они имели право Blutbann, карать и миловать своих подданных. Наказание нарушителей мира (Reichslandfrieden), положения о котором были провозглашены Генрихом IV и возобновлены Фридрихом с 1152 г., так же возлагалось на Fursten. Девяносто из них были прелатами. Вормсский конкордат давал право императору воздействовать на выбор сановников; что он и делал каждый раз, когда избрание казалось ему достаточно важным. Позиция, которую занял епископат в период с 1159 по 1177 гг., доказывает их верность Фридриху, несмотря на то что некоторые из его членов считали Александра III законным папой. Если архиепископ Кельнский Филипп фон Хейнсберг в 1186 г. оказал сопротивление императору, то лишь потому, что Вестфальская концессия вскружила ему голову; но такой мимолетный порыв был скорее исключением, чем правилом. Талантливые и покорные служители не так уж редко встречались среди епископов, к примеру Райнальд фон Дассель в Кельне, Кристиан фон Бух в Майнце. Император никак не повлиял на конституцию и восстановление светского меньшинства Furstenstand, в состав которого входили девять герцогов, три маркграфа, два пфальцграфа и один ландграф. Их правопреемство регулировалось феодальным правом Lehnrecht. Их лены входили в состав наследства, и пэры могли конфисковать их в случае измены. Церковнослужащие или миряне, князья были прямыми вассалами суверена. В «сословии щитоносцев» (Heerschildordnung), которое определял военное звание, они занимали вторую и третью ступени сразу же после короля. Все те, кто не принадлежал к их группе, даже графы, неизбежно отодвигались на низший уровень феодальной пирамиды, количество ступеней которой увеличивалось, отделяя сюзерена все дальше от тех, кто находился в самом низу иерархической лестницы. Постепенно основная часть знати могла превратиться в подвластную другой; и тогда власть императора над этими подданными вассалов могла достигать их только посредством князей. Во время правления Барбароссы империя превратилась в феодальную монархию, но положение князей в ней было слишком важным, чтобы быть точной копией англо-нормандской модели, более благоприятной для королевской власти.

«Джентльменское соглашение», которое обязывало императора повторно жаловать выморочные или конфискованные лены, — это Leihezwang, которое ошибочно представлялось историками как закон, лишало возможности методично расширять королевские владения, подобно Капетингам. Однако Фридрих Барбаросса сделал все возможное, чтобы укрепить элементы, которые были в его распоряжении. Каждый раз, когда представлялась возможность, он увеличивал владения Штауфенов; в частности ему удалось присоединить имения, которыми Вельф Генрих Лев владел в Швабии, и те, которые его дядя Вельф VI ему уступил, подавленный преждевременной кончиной сына. Так образовалась длинная вереница владений, из верхушки четырехугольника Богемии до Франш-Конте, проходя через долину Майна, и пересекала тевтонское королевство; линия была прерывистой, но Фридрих попытался залатать бреши или установить штрабы. Оттон Фреайзингенский с видом знатока заявлял, что в долине Рейна, между Базелем и Майнцем, находились самый богатые части имущества и были объединены «самые крупные силы королевства»; но выдающийся наследник не оставил в стороне и долину Неккар, и швабские Юра, колыбель Штауфенов. Верный принципу странствования, Фридрих не имел столицы и практиковал «пробег верхом», что увеличивало количество встреч с подданными; чтобы не прибегать к гостеприимству прелатов, он построил новые дворцы (Pfalzeri) или же восстановил прежние, из которых самые известные Нюрнберг, Гельнхаузен, Кайзерверт, Трифельс, Хагенау, Ингельхайм. По примеру своего отца, Фридриха Одноглазого, он протянул из одного края своих владений в другой целую цепочку замков. Более систематически, чем его предшественники, он вверял защиту своего имущества минестериалам, которые иногда достигали высокого положения, были наделены ленными владениями, приобретенными службой (Dienstlehen) и снабженными всадниками. Для разрешения серьезных дел, касающихся весьма запутанного правового и имущественного управления, использовалась процедура дознания, насколько это позволяла недостаточно развитая служба канцелярии.

Фридрих видел, что достаток края во многом зависел от деятельности городов. В Германии расцвет городов был еще слабым в XII в., но они росли довольно быстро, и суверен старался воспользоваться их богатством. Кажется, он не делал этого систематически; конечно, он подтвердил привилегии Любека, взятого у Генриха Льва. Он основал несколько городов, например Гельнхаузен и Хагенау. Самые процветающие принадлежали епископам, и лишь посредством услуг, которые предоставляли князья, императору удавалось воспользоваться их ресурсами. Поддержка в случае необходимости горожан против их прелатов не сулила ничего хорошего для Фридриха, который не хотел ссориться с князьями. В Италии города отказались от епископской опеки, и Фридрих это отлично знал. В конце концов он приспособился к этой ситуации и нашел способ пополнять казну, используя это Эльдорадо. Если бы он имел такую возможность, он, наверное, попробовал бы ускорить экономический рост Германии. Такое положение дел не оставляло его безразличным. В Констанце в 1153 г. он с интересом слушал жителей Лоди, объяснявших значение торговли для процветания их города. За год до этого в указе о перемирии он предписывал графам собирать каждый год в конце лета сведущих людей и устанавливать вместе с ними цену на зерно. Он предоставил привилегии, в частности освобождение от налогов, многим городам к северу и к югу от Альп, «чтобы приумножить богатство этих земель». Но у него не было средств, которые потребовала широкомасштабная политика. Его власть прямо распространялась только «на земли империи», которые включали немного торговых городов: около 90 % ресурсов, составляющих королевское имущество, предоставлялось земледелием. Фридриху пришлось прибегнуть к обложению податями своих вассалов или подданных. Что касается первой категории, то чаще всего это были прелаты как самые покорные и, несомненно, самые зажиточные. В 1177 г. они внесли 1000 марок,[21] чтобы оплатить расходы на встречу в Венеции. С итальянских комму потребовали гораздо большую сумму. В 1159 г. Кремона должна было внести в казну 11 000 ливров. И это был не единственный город, заплативший такую большую пошлину в стране, о богатстве которой было хорошо известно императору. Поговаривали, что Италия словно императорский сад. В эпоху Гогенштауфенов она несомненно была его сокровищем. Но Барбаросса уделил ей столько усердия и времени не потому, что этот человек с севера страстно любил Средиземноморье, просто без нее казна осталась бы пустой.

Барбаросса не забывал, что в состав империи входило три королевства. Он не оставлял без внимания королевство Бургундов так, как предыдущие суверены, захваченные спором об инвеституре. С 1152 г. он сделал Бертольда фон Церингена ректором, в чьи обязанности входило следить за исполнением императорского правосудия. В 1156 г. он взял в жены Беатрису, наследницу графства Бургундского, а в Безансоне в 1157 г. проходил собор, во время которого к нему явились папские легаты, вынудившие его на не совсем приятные объяснения. В том же году Барбаросса укрепил узы, связывающие архиепископов Лионского и Венского с империей. Спустя десять лет граф Тулузский наложил руку на Дофине. Император понял, что важно было показать, что края, находящиеся на левом берегу Роны, принадлежат имперской «триаде». Ненастья 1168 г. доказали, что ему следовало оставаться хозяином альпийских перевалов. Ему пришлось спасаться бегством через Монсени, так как дорога через Сузу была закрыта. Как только Венеция дала такую возможность в 1178 г., он обосновался в ее столице, Арле, и торжественно короновался.

До того, как Генрих Лев сошел со сцены, Барбаросса занялся землями, которые образовывали восточный склон империи. Он хотел упрочить отношения, которые его предшественники установили с Польшей и Богемией; он напомнил великим князьям Болеславу IV и Мешко III об их обязанностях — клятве верности, оплате налога и предоставлении конных воинов в итальянскую армию. Он вмешался в право наследования князей Богемских и епископа Пражского сделал князем империи. Он не превратил княжество в настоящее королевство, но в 1156 г. разрешил Владиславу в некоторые праздничные дни носить царский венец. На северо-востоке империи, в противоположной стороне границ, он добился клятвы верности сюзерену от короля Дании и князя Померании. После провала своего противника Вельфа и подписания договора в Венеции он почувствовал, что имеет достаточно сил, чтобы дать понять французскому королю, что тот не должен продвигаться на восток от Мааса под предлогом поддержки архиепископа Кельнского; после встречи, Филиппом-Августом в 1187 г. он выиграл дело.

Наконец он мог заняться нормандской проблемой, которая причиняла много хлопот некоторым его сторонникам. В Палермо юный король Вильгельм опасался амбиций басилевса. Альянс с императором казался ему желательным; в ходе переговоров позиции двух суверенов удалось согласовать, и в 1184 г., чтобы закрепить новоявленную дружбу, было принято решение о возможном браке тети Вильгельма Констанцы, дочери Рожера II, и сына Фридриха — Генриха. Предполагал ли Барбаросса, что однажды Генрих станет королем Сицилии и власть императора, в крайнем случае по праву, распространится на всю Италию? Но это было только предположением: Вильгельм был еще молод и мог иметь детей. В момент бракосочетания в 1186 г. Констанце было тридцать лет, и она родила будущего Фридриха II только через восемь лет после свадьбы, это событие казалось современникам почти чудом. Возможно, Фридрих имел на уме один из супружеских договоров, которые в то время зачастую заключались в дипломатических целях. Тем не менее было понятно, что этот союз будет иметь существенные последствия, не имеющие ничего общего с теми, которые предполагали Фридрих и Вильгельм.

Апофеоз крестоносца

Барбаросса хотел, чтобы папа короновал Генриха. В Вероне, которую Луций III назначил местом их встречи, в 1184 г. две половины Господа снова едва не вступили в противоборство. Только еретики, осужденные обеими властями, понесли издержки соглашения, которое касалось только этого пункта. Фридрих не хотел оставлять Святому престолу больше десятой части от прибыли имперских доменов на полуострове, но Луций III отказался от этого, так же как и от коронации Генриха. Со своей стороны Фридрих не принял вмешательства в спор между двумя кандидатами на епископство Трира. Искры метались, но пламя не разгорелось. Большая часть немецких архиепископов осталась верной Фридриху. Генрих, назначенный регентом Италии, провел демонстрацию силы, заняв часть папского имущества. Урбан III, приемник Луция, в 1186 г. безрезультатно попытался склонить епископов к сотрудничеству. В следующем году поражение в битве на отрогах Хаттина и взятие Саладином Иерусалима показало папе и всему христианскому миру драматическую ситуацию на Святой земле. Лишь в конце 1187 г. была подготовлена почва для соглашения. Подготовка к крестовому походу стала главнейшей из существующих задач.

Фридрих решился повести людей в поход. Само по себе такое решение не имело ничего необычного. Когда-то Конрад III тоже решался на этот шаг, как и Ричард Львиное Сердце, и Филипп-Август. Но Фридрих сделал из него нечто величественное, и судьба постаралась превратить его в первый этап апофеоза. В марте 1188 г. в Майнце был созван собор, и было признано, что сам Христос присутствует на нем. Фридрих же был его наместником, готовым исполнять приказания своего господина. Эффект от этого воззвания был как раз такой, как и ожидал Фридрих. Пятнадцать тысяч рыцарей и тьма бедняков без оружия вызвались на этот поход, когда суверен вдруг превратился в светлую мессианическую личность. Император не потерял головы: он знал, что не может оставить отечество, не приведя в порядок свои дела. Он решил проблемы с регентством, каждому из сыновей дал четкое задание. Был обнародован новый мирный указ. Климент III согласился взять на себя неразрешенные вопросы и пообещал короновать Генриха императором. Армия двинулась в путь 11 мая 1189 г. Нужно было напустить страх на базилевса Исаака Ангела, который приписывал Фридриху планы земельных завоеваний, в то время как тот думал только об Иерусалиме; жесткие переговоры переубедили Исаака, и он позволил участникам крестового похода перейти через пролив у Галлиполи. Победа под Иконией стерла воспоминания о поражении Конрада III в Дорилее. В Киликийском царстве крестоносцев встретили благожелательно. До Святой земли оставалось совсем немного. Глупая случайность навсегда лишила Барбароссу шанса освободить Иерусалим. Когда он захотел перейти вброд Селеф, его конь споткнулся; императора снес поток воды, и он пошел к дну. Когда его вытащили из воды, он был бездыханным. Это событие произошло 10 июня 1190 г. Крестовый поход провалился. Под стенами Акры то, что осталось от немцев, играло только второстепенную роль. Один лишь Ричард Львиное Сердце был противником под стать Саладину. Но даже если бы он был там, Барбаросса все равно не смог бы повернуть ход событий. Он возвратился бы домой, как и Конрад, так и не освободив Христовы владения. Его случайная смерть, которая не дала ему даже добраться до поля битвы, принесла ему славу мученика и воссияла, подобно нимбу. Странная деталь: нет достоверных сведений, что его похоронили в Тире, как некоторые полагали; и эта неопределенность добавляет его личности некую тайну, что впоследствии способствовало возникновению легенд.

Когда Фридрих, повергнутый потоком Селефа, умер, в каком состоянии пребывала империя? Что ему удалось из нее сделать? Была ли у него программа, когда он надевал венец? Маловероятно, он не был мыслителем, но был человеком действия. Хотя он мог иметь некоторые представления о том, какой должна быть империя. Его дядя, Оттон Фрейзингенский, обрисовал ее черты твердой рукой в своей Истории двух градов. Для этого образованного монаха империя была наследием королевской власти, которая от Вавилона Дорина передавалась от нации к нации и из которой Константин сделал civitas una, этот христианский мир, чьим предводителем были два государя, император и папа. За римлянами следовали франки, после них пришли германцы. Передача власти от одного народа к другому гарантировала преемственность этого инструмента, необходимого для спасения, в котором духовное и светское сосуществовали, и непрерывность бытия единого града христиан. Оттон даже взялся было писать, слегка преждевременно, «деяния» Фридриха, избранного Провидением, чтобы преодолеть разрыв, вызванный спором об инвеституре. Все происходило так, будто Барбаросса действительно хотел выполнить эту миссию. То, что он считал себя наследником Карла Великого, он доказал в 1165 г., когда сам вызвался «воздвигнуть мощи», но он также и не пренебрегал тем, что он считал возможным взять от римского права. Болонские юристы сообщили ему, что он находился у истоков законности и сам являлся источником законов. Он признавал, что необходимы два меча, и у него был только один, но он держал его крепко, так как получил его от Бога; по его мнению, избрание было процедурой, которую Всемогущий выбрал, чтобы назначать своего наместника на светскую власть. Даже специалист канонического права Александр, имевший твердую закалку, в конце концов провозгласил, что две власти должны сотрудничать.

Но как же император воспользовался своим мечем? Он не пытался восстановить империю до 1122 г. Поскольку прелаты были лишь его вассалами, то так он с ними и обращался, требуя от них верности. Вместе с ними, а также с великими светскими князьями он образовывал этот княжеский «строй» и правил, согласовываясь с ними. Он рассчитывал на дух рыцарства, чтобы закалить единство политического корпуса, рыцарства, чьи достоинства он превозносил в Майнце в 1184 г., в день торжественного посвящения в рыцари его сына. Однако он не утратил чувства реальности; он опирался на имперские земли, усеянные крепостями и дворцами, символами его власти, управляемые слугами, которые были обязаны ему своим достатком и честью; после десятилетий борьбы он нашел формулу, которая позволяла ему править в Италии и пользоваться ее богатствами. Со стороны империя напоминала одновременно феодальную монархию на англо-нормандский манер и на постоянно расширяемый заповедник Капетингов. Однако, если присмотреться поближе, видно, что она не была в полной мере ни тем, ни другим. Основой здания была личность императора. Его очарование (или его харизма), его природная власть, чувство такта и любезности (если воспользоваться куртуазными выражениями), его искусство игры (вспомним съезды в Майнце в 1184 и 1188 гг.) делали его настоящим воплощением мечты, воодушевлявшей в конце XII века западную знать. Если бы эту базу забрали, то вся конструкция неизбежно бы рухнула!

Блестящий и трагический конец династии (1190–1250)

Проклятие Гогенштауфенов: недолговечное правление Генриха и первое междуцарствие (1190–1211)

Краеугольный камень императорского строения не был забран сразу после смерти Барбароссы. Современникам могло казаться, что оно так же крепко, хотя сам камень уже не тот. Генрих VI взошел на престол без какого-либо противостояния; создавалось впечатление, что Германия вылечилась от своих внутренних болезней. Энергия этого молодого человека, которого отец тщательно готовил к будущей задаче — он знал французский и латынь, писал на этих языках так же свободно, как и разговаривал на них, — могла развернуться за пределы этих слишком узких в его глазах границ regnum teutonicum. Его наставник, Годфрид из Витербо, сумел расширить его стремления до размеров вселенной. У него снова появилась идея мирового господства, потому что он был отпрыском «императорской крови», последний представитель которой — возможно, и он сам — встретится в Иерусалиме с Христом, что должен вернуться в Святой город в конце дней. Для воплощения замысла, более похожего на мечту, Генрих VI использовал неукротимую волю. Он не отступал ни перед какой преградой. Жестокий, если это нужно было для достижения намеченного результата; циник с мрачным чувством юмора. Как мало характер сына походил на характер отца!

Сицилия сразу привлекла его внимание. Поскольку Вильгельм умер, не оставив после себя детей, наследство переходило Констанции, а следовательно, империи. Это было хорошее наследство, крепкое государство, но нормандцы не желали видеть своим королем тевтонца. Они поставили во главу одного из своих, Танкреда, внебрачного внука Рожера. Генриху не удалось устранить этого конкурента с первого раза. Под стенами Неаполя он проиграл более сильному противнику. Папа все-таки короновал сына Барбароссы, но, желая защитить свои права сюзерена на Сицилию, сговорился с Танкредом, который оказался более удобным вассалом, нежели император. Для Генриха положение вещей было незавидным, так как снова появился старый Лев. Нужно было его умаслить и уступить часть Любека. Но удача внезапно вернулась в императорский лагерь. В 1191 г. Леопольд Австрийский захватил Ричарда Львиное Сердце, когда тот возвращался в Англию, поднимаясь вверх по Дунаю. В принципе, крестоносцы были неприкасаемы. Но Генриху до этого и дела не было; более того, он знал, что Филипп-Август обрадовался, увидев своего соперника в затруднительном положении. Ричарда освободили только в обмен на огромный выкуп, регулируемый на месте, и он вынужден был признать себя вассалом Генриха, что приносило империи ежегодный оброк в размере 5 000 ливров. 150 000 марок, внесенных сразу, могли оплатить содержание приличной армии. В 1194 г. Генриха короновали королем Сицилии в Палермо, а семью его соперника вывезли. На следующий день после коронации у него родился долгожданный сын; было бы слишком просто назвать его Фридрих-Рожер, но то, что его первое имя было Константин, уже указывало на неслыханный размах замыслов, которые лелеял его отец; провидица из Трибура предсказала, что императором последних дней будет другой Константин. Оставалось проложить ему дорогу в Святую землю. Генрих VI решил возглавить крестовый поход. Перед отправлением он назначил как в Центральной Италии, так и на Сицилии, верных людей, зачастую министериалов, среди которых был и Марквард Анвейлерский. В Германии ему удалось убедить половину князей отказаться от избирательного характера королевской власти. Взамен он предоставил им наследование их княжеств как по мужской, так и по женской линии, этим статусом уже обладала Австрия, получив эту привилегию от Барбароссы в 1156 г. Таким образом Генрих думал установить одинаковый строй в Германии и Италии. Будущее «императорской крови» было обеспечено. Но папа и слышать не хотел «о присоединении королевства к империи». Его противостояние было настолько упорным, что императору пришлось отступить. От князей он получил только коронацию своего сына, едва тому исполнилось два года, на Рождество 1196 года. Подготовка к крестовому походу завершилась, и Генрих собирался сесть на судно в Мессине, но 28 сентября 1197 г. его сразила болезнь. Для империи его смерть стала настоящей катастрофой. Ящик Пандоры, закрытый Барбароссой, снова открылся и выпустил тучи напастей.

Нескольких месяцев хватило, чтобы разрушить политическое образование, укрепленное волей Гогенштауфенов. Они попытались залатать трещины, которые когда-то разрушили целостность империи. Снова проявились слабые места, четко выраженные и глубокие, как только князьям стало известно о смерти Генриха VI. Те, кто склонялся к династической преемственности, считали, что следует избрать совершеннолетнего. Королевская власть в руках ребенка будет чисто символической, а ситуация была слишком серьезной, чтобы фиктивный правитель, даже самый очаровательный, мог с ней справиться. Тогда 8 марта 1198 г. они выбрали младшего сына покойного императора, Филиппа Швабского. Этот красивый молодой человек, самый любезный из членов семьи, был, несомненно, очаровательным, но от отца он унаследовал лишь приветливость, оставляя старшему черты, необходимые для руководителя. И вот 9 сентября князья, предпочитавшие избирательный характер имперской власти, выдвинули против Филиппа Оттона, одного из сыновей Генриха Льва. Во время ссылки отца он рос в Англии и получил от короля Ричарда графство Пуату. Он был поистине богатырского роста и уверенно чувствовал себя только в бою. Храбрый до безрассудства, он был лишен внутренней силы, которая закаляет душу от уныния. Его кидало от дерзости к состоянию подавленности. Ни один из соперников не был достаточно сильным, чтобы главенствовать. «И будет две головы под одной короной», — сокрушался миннезингер Вальтер фон дер Фогельвайде. В действительности за двумя соперниками теснились их сторонники. Со стороны Оттона были Кельн со своим архиепископом, тешивший себя возможностью укрепить связи с Англией, в частности коммерческие и финансовые. В противоположность этим торговцам, воины, министериалы предоставляли свои услуги только представителям рода Гогенштауфенов.

Самые лучшие из этих доверенных лиц упорно боролись, чтобы сохранить для наследника их господина его итальянские владения. На Сицилии борьба была более тяжелой, так как Констанция выступила против них и договорилась с папским престолом, чей сюзеренитет она признавала, и согласилась сделать папу законным опекуном ее сына. Однако немцев не полностью оттеснили. Маркварду Анвейлерскому удалось даже отвоевать после смерти Констанцы в 1198 г. Палермо, в котором Фридрих-Роджер на протяжении нескольких лет находился под суровой властью матери. Он не смог воспрепятствовать курии провести «возврат имущества», которое, как она утверждала, было неправомерно узурпировано императором. Эта операция была проведена твердой рукой папы Иннокентия III, который взошел на святой престол 8 января 1198 г. Он был в расцвете сил, ему не было и сорока лет, никакие усилия его не отталкивали. «Человек создан, чтобы трудиться, как птица создана, чтобы летать», — говорил он. Благодаря обучению в Париже, а потом и в Болонье он стал отличным теологом и почти таким же отличным знатоком права, чего долгое время не замечали. Ему удавалось избежать ригидности, которая замыкала некоторых интеллектуалов в не подлежащей изменению схематичности. Проницательный наблюдатель за реальностью, он без колебаний лавировал, чтобы достичь своей цели, вопреки ветрам, дующим навстречу, невзирая на средства их достижения. «Окунув руку в смолу, нельзя достать ее чистой», — признавал он. Политика не была его первоочередным заданием. Он хотел вывести церковь из тени на свет, переделать ее под единственно достойную модель, Христа. В этом отношении речь, которую он произнес по поводу Пасхи в 1215 г. на открытии IV Лютеранского собора, очень четко демонстрирует его позицию. Церковь для выполнения своей миссии нуждается в свободе; недопустимо, чтобы Рим попал в окружение империей; ей необходимы простор и гарантия независимости через восстановление ее государств. В конечном счете светская власть, даже имея некоторую автономию в своих владениях, не имеет права пользоваться ею по своей прихоти. Эта власть получает свою миссию от папы, который в случае необходимости должен проверять, достойна ли она такой передачи полномочий. Личность Иннокентия III была на целую голову выше двух принцев, оспаривавших право на корону. Равновесие между империей и папством, с таким трудом установленное Фридрихом I, было нарушено.

Иннокентий III заявил в 1198 г., что ему полагается судить соперничество между Филиппом и Оттоном. Князья, как духовные, так и светские, бессмысленно пытались протестовать в Шпейере в 1199 г. против этого вмешательства папы в дела империи, в 1120 г. был оглашен вердикт, сформулированный в «Решении проблемы империи». Как того и следовало ожидать, он высказался в пользу Оттона, который уступил императорские права в Центральной Италии и признал сюзеренитет святого престола над нормандским государством. С кандидатом-Вельфом окружения можно было избежать. Но Иннокентий III по-другому аргументировал свое решение. Его размышления, дополненные в 1202 г. декреталией Per venerabilem, касались в первую очередь основоположений. Да, в 800 г. была передача прав империи, но ее провел папа, отняв у греков и отдав франкам. Его преемнику полагалось засвидетельствовать соответствие кандидата империи, и проверка этого была бы невозможной при наследовании империи; а представитель Гогенштауфенов, рода гонителей церкви, означал бы победу династического принципа. К тому же избрание Филиппа было недействительным, ему не хватало голосов важных выборщиков.

Но поддержка папы не обеспечила победу партии Вельфов. У Оттона было больше союзников за пределами государства, чем приверженцев внутри Германии. Филиппу удалось пройти повторное избрание и коронацию в Ахене; даже Кельн оставил Оттона в 1206 г. Будучи реалистом, папа Иннокентий III повернулся в сторону того, кто побеждал. В мае 1208 г. переговоры привели к компромиссному решению в обмен на несколько договоренностей, которые обязывали обе стороны к тяжелым, но сносным уступкам. Папа согласился признать Филиппа, но в это время новый поворот судьбы напрочь разрушил надежды тех, кто уповал на разрешение конфликта. По личным мотивам Баварский пфальцграф убил Филиппа в Бамберге 21 июня 1208 г. Конечно империя могла бы достичь мира под скипетром Оттона, Оттона IV, поскольку папа, вновь поддерживая его сторону, 4 ноября 1209 г. короновал его в Риме. Даже министериалы перешли в другой лагерь: Оттон взял в жены невесту своего соперника, и эта свадьба через брачный союз сделала из него в некотором роде Штауфена. Сразу после коронации Оттон влез в шкуру своих предшественников, Фридриха и Генриха. Призывы немцев, крепко стоявшие на своем на Сицилии, достигли его, и в ноябре 1210 г. он отправился в путь с твердым намерением восстановить то, что папе не без труда удалось развалить. Реакция Иннокентия III не заставила себя долго ждать. Оттон, не выполнивший своих обязательств, был незамедлительно отлучен от церкви, позже, реагируя на советы, приходящие из Франции, папа вспомнил о Фридрихе-Роджере, молодом короле Сицилии, чьим наставником он был. Он побудил противников Оттона IV его избрать, что те и сделали летом 1211 г.

Фридрих II, «stupor mundi»

Фридрих-Рожер отправился в дорогу после недолгих колебаний. Его неуверенность понятна: на Сицилии его власть не была очень устойчива, что же он найдет в другом месте? По дороге в Рим он получал поощрения папы, но переезд через Ломбардию был трудным; ему еле удалось улизнуть от миланцев. Как встретят немцы нового «короля священников», покорный инструмент папской политики? Констанция готовилась к встрече с Оттоном IV, когда легат заставил город принять его конкурента. Это было сигналом, что мнения резко изменились. «Дитя Апулии», увенчанного славой имени Гогенштауфенов, будто бы пронесли на волне народного воодушевления, подстегиваемого папскими благословениями и французскими деньгами. Снова избранный князьями, которые опять же встали не на его сторону в декабре 1212 г. во Франкфурте, он не смог бы вытеснить Оттона из его Кельнского бастиона, если б Филипп-Август в Бувине 22 июля 1214 г. не одержал победу над союзником Иоанна Безземельного. Оттон переправился через Ла-Манш и вплоть до своей смерти в 1218 г. оставался потенциальным врагом, которого следовало остерегаться. Фридрих II — теперь можно называть его так — и не подумал разрывать связи, соединяющие его с папством. В 1213 г. в Эгерской Золотой булле подтвердил все концессии, которые Оттон IV предоставил Курии, в частности возвращение владений в Италии, а также отказ от условия Вормсского конкордата, в котором говорилось о присутствии императора на избрании епископов. Кроме того, Фридрих решил выступить против ересей. Как только последние сторонники оставили Оттона IV, Фридрих отправился в Ахен, где полвека тому назад его дед сделал Карла Великого святым. После коронации он поместил мощи императора в богато украшенную раку, на боковых поверхностях которой был изображен он сам рядом с суверенами, которые до него продолжали дело первого императора Запада. Затем, чтобы оставаться до конца верным тому, кого легенда сделала первым крестоносцем, Фридрих поклялся также отправиться в крестовый поход. Он взял под свою защиту не только цистерианцев, но и рыцарей тевтонского ордена, великий магистр которых, Герман фон Зальца, стал его советником и другом. Фридрих имел желание ознакомиться с Германией, которую он покинет только в 1220 г., на свой лад практикуя странствие верхом, предписанное обычаем. Эти годы можно назвать его Wanderjahre, временем, которое молодые ученики проводят, объезжая страну. Когда в августе 1220 г. он отправился на коронацию в Рим, ученичество «Дитяти Апулии» завершилось.

Попытаемся обрисовать, кем же он стал. Задание не из простых: полемика, начатая из-за его непримиримой борьбы с папским престолом, несомненно, исказила до неузнаваемости черты столь сложной личности. С виду он был бы совсем не примечательным, если б не удивительная веселость, но еще более примечательным был его сверкающий взгляд. «У него змеиные глаза», — говорил один из его товарищей. Секретом исключительной выносливости была привычка вести строгий образ жизни, несмотря на придворную роскошь. Его детство было из тех, что формируют железную волю. Он мог стать игрушкой в руках кучки не имеющих совести честолюбцев; ему оставили так мало средств, что без сострадательной преданности жителей Палермо он не каждый день ел бы досыта. Он не имел ни одного ученого капеллана, который бы занимался его воспитанием; он рос как дикарь, но удивительная живость его ума помогала ему использовать все, что он слышал и видел. К тому же на космополитической Сицилии он мог наблюдать за греками и латинами, арабами и евреями. Всю свою жизнь его ум оставался пытливым, он общался с раввинами и имамами, расспрашивал математика Фибоначчи, астролога Михаила Скота и, конечно же, брата Илию, бывшего главу францисканцев. Его трактат о соколиной охоте служил авторитетным источником. Его увлекали занятия медициной, даже если не доказано, что он сам производил опыты по исследованию процессов пищеварения. Наука не отвратила его от поэзии; он сочинял песни на французском языке, который он унаследовал от своей матери. Он обладал чувством прекрасного и уделял много внимания архитектурному облику своих новых замков; самый известный из них, Кастель дель Монте, огромных размеров, построенный в виде восьмиугольника, охватывающего отделанные мрамором комнаты и соединяющего «изящество и величие». Некоторые историки считают Фридриха II основоположником следования античным идеалам в архитектуре. Но не следует считать его первым современным человеком, князем, вдохновившим Макиавелли, или же образованным деспотом перед веком Просветительства. Он был человеком своего времени, но его гений позволял ему предчувствовать его ограниченность, побуждая открывать другие горизонты за пределами этих границ. Остается еще одна тайна, тайна его веры; был ли он скептиком, для которого Моисей, Иисус и Магомет являлись просто обманщиками? Насмехался ли он, видя колоски пшеницы, из которых потом будут делать просфоры: «Сколько богов в этом поле»? На смертном одре он захотел облачиться в монашескую рясу цистерианцев, и его старый друг архиепископ Палермский его соборовал. Друзей у него было немного; те, кто находится у власти, вынуждены соблюдать дистанцию, но, будучи постоянно настороже, они нуждались в компетентных советах. Советчиков, преимущественно юристов, у него было много; двое из них играли значительную роль в императорском окружении: Фадей Суесса и Пьетро делла Винья; второй, логофет и глашатай, был мастером ораторского искусства, его часто сравнивали с непревзойденным отцом красноречия Цицероном, называли «Виноградником Господа» или «Скалой, на чьих камнях стоит имперская церковь»; он, возможно, был доверенным лицом Фридриха, но уж точно не тайным советником, использующим свое влияние, находясь в тени.

Не существует научного трактата, в котором бы Фридрих развил свою программу правления. О его представлении о собственной миссии можно судить по тем элементам, которые содержатся в его постановлениях. Мы там найдем принципы, уже сформулированные предшественниками, но в них можно заметить характер, который в документах предыдущих правителей не наблюдался: возвеличивание империи доходит до высшей точки. Об этом можно судить по следующим утверждениям: наместник Бога на земле, император — его образ; будучи властелином мира, он управляет стихиями; он стоит выше всех суверенов и он один может возвысить князей до короля; он наследник Карла Великого, но грамоты о его роде еще более древние, они восходят к цезарям Древнего Рима; он новый Юстиниан, как и он, являющийся самим воплощением закона (lex animata); ему передали власть немецкие выборщики, исполняющие функции, которые раньше были возложены на римский сенат, но теперь они же их и определяют, поскольку он представитель рода цезарей, рода Гогенштауфенов; епископ Римский, чьим поверенным, по примеру Константина, является император, не имеет других обязанностей, кроме как короновать своего суверена, но не вмешиваться в его назначение. К этому длинному перечню названий можно добавить те, которые имеют налет мессианства: императорский род Гогенштауфенов является последним перед Страшным судом; именно император установит начало золотого века.

Современный государственный деятель?

Фридрих им не был, несмотря на свое озарение. Он объехал империю и трезво оценил ситуацию: политические реалии не были одинаковыми в четырех королевствах, которые он унаследовал. В тевтонском королевстве все князья занимали в основном прочное положение; не могло быть и речи о противостоянии им; нужно было управлять вместе, рискуя делать значительные уступки.

Ситуация в Бургундии была подобна ситуации в Германии. Нормандское королевство сильно пострадало после смерти Констанции в 1198 г., но органы власти, созданные Рожером II, не были разрушены, хотя и были серьезно потрясены; их можно было восстановить. Фридрих II очень этого желал. Он был родом со Средиземноморья и чувствовал себя своим только в своей дорогой Сицилии; он собирался укрепить ее и организовать походы на север.

Оставалась континентальная Италия. Фридрих знал ее возможности, но он также понимал враждебность, которую вызывало имя Гогенштауфен в городах, недавно захваченных его дедом. Вельф Оттон IV был на их стороне, они называли себя гвельфами, а своих врагов гибеллинами, потому что они оставались верны швабам, родом из мрачного Вайблингена.

Нельзя было отказаться от контроля над этими территориями не только потому, что они изобиловали богатством, но и потому, что они были мостом между Сицилией и Германией. Вновь основательно подчинить их было труднее, тем более что цели императора оказывались неприемлемы для папы: он не хотел, чтобы Рим был зажат двумя государствами, принадлежащими Фридриху. Его действия на полуострове должны были быть непременно решительными и вместе с тем осторожными.

В своей империи Фридрих II не мог проводить единую политику. Каждое из его королевств, Германия, включая Бургундию, Сицилия и Италия, составляли для него особую проблему и требовали отдельных решений. Он был заинтересован в каждом из этих владений; ему нужны были всюду свои глаза и уши. То, что запрещено правителю, может сделать историк. Для удобства изложения мы не будем придерживаться хронологии, что позволит нам переходить с севера на юг и рассматривать один географический сектор за другим.

Сначала рассмотрим Германию. Фридрих II, верный целям своего отца, очень хотел объединить ее с другими королевствами. Кроме того, Иннокентий III пообещал ему, что его сын Генрих будет королем Сицилии, а он сам будет править Германией. В 1217 г. Гонорий III занял место на троне св. Петра. Он был более терпимым, чем его предшественник. Фридрих воспользовался этим и вернулся к своему обещанию. В апреле 1220 г. он помог избрать Генриха королем Рима. Снова две короны возвышались на голове ребенка. В действительности все решения должен был принимать его отец. Союз, которого так боялись папы, вновь был восстановлен благодаря этой уловке. Выборы также состоялись с оговорками. Церковные вельможи получили на своих территориях значительные льготы. Без их согласия запрещалось строить замки, города, создавать монетные цехи, взимать дорожную пошлину. Запрещалось пускать в город рабов, которых они изгоняли. И наконец, люди, отлученные от церкви должны без суда и следствия изгоняться из государства. Во время несовершеннолетия Генриха архиепископ Кельнский Энгельберт исполнял обязанности «опекуна» и вплоть до своей смерти в 1225 г. следовал линии, начертанной Фридрихом II.

Между тем, Генрих (VII) вырос. Он сам взял бразды правления в свои руки в 1228 г. К тому же его взгляды в отношении королевства отличались от взглядов его отца. В его отношении чувствовалось влияние министров. Управлять князьями и особенно церковными вельможами больше не было строгим правилом. Владение наследством Гогенштауфенов было реорганизовано. Города, некоторые из которых были основаны Фридрихом во время пребывания в Германии, стали сильным пунктом императорского владения, даже в ущерб другим княжествам.

В 1231 г. Фридрих вмешался. Он нуждался в поддержке князьев, которые поддержали его в конфликте с папским престолом. Он дал всем, и светским и церковным лицам, статус, Statutum in fauorem principum, защищавший их от ущемляющей политики городов, этот статус делал их вершителями высшего правосудия на своей территории. Привилегии, присвоенные в 1220 г. церковным вельможам, были существенно усилены и распространялись сразу на всех. Генрих решил воспротивиться отцовской воле и пообещал жителям Вормса создать совет, тогда как их правитель архиепископ возражал. Фридрих II в 1232 г. вызвал его в Чивидале, добился его подчинения и подтвердил легитимность Устава. Вернувшись в Германию, Генрих (VII) отступился, установил контакт с королем Франции, ломбардскими городами и привлек герцога Австрии на свою сторону. Реакция императора была быстрой и жесткой: в 1235 г. он перешел через Альпы, сместил мятежного сына, затем поместил его в сицилийскую тюрьму, где он, по-видимому, покончил с собой. Ценой семейной трагедии император удержал свой курс: больше права затронуты не были.

Значение решений Фридриха в пользу «великих князей» оценивались по-разному. Немецкие историки, как и раньше, писали, что император, будучи исключительно заинтересован в Италии, отдал regnum teutonicum высшей аристократии, которая благодаря данным ей в 1220 и 1231 гг. правом превратила свои владения в княжества. Таким образом, Фридрих II несет ответственность за раздел Германии, что привело к падению ее могущества.

Современная историческая наука пересмотрела этот вывод. Существует мнение, что Фридрих II считался с историческими реалиями, понимая, что не мог справиться с ними; правители не ожидали, что король позволит им стать «князьями земель» и осуществлять на этих Lander широкую власть при поддержке большого количества институций. В этом смысле Устав 1231 г. появился как опись имущества. Он, по-видимому, больше предписывал ограничений, нежели давал свобод и прав. Нет, Фридрих II не отдавал Германию князьям. Он всего лишь тянул время, посадив сына под арест. Во время торжественного сейма в Майнце у него была возможность стать правителем. Мирный эдикт (Landfrieden) провозглашенный на немецком языке (впервые закон такого порядка издавался на этом языке), указывал, что права в империи присваиваются и исполняются императором. Два вида вопросов были точно определены: вопросы правосудия, относившиеся к правителю (для ясности был учрежден судья с помощником нотариусом; каждый день он бесплатно рассматривал дела в придворном трибунале (Hofgericht), а также вопросы о нарушении мира. Будучи реалистом, Фридрих II не запретил междоусобные войны, но оговорил их применение точными условиями. Была установлена уголовная процедура, определяющая широкие рамки кодекса. Чтобы подтвердить примирение своего двора с двором Вельфов, он присвоил титул герцога Брауншвейгского, переделав, таким образом, аллоды в императорские ленные владения. Затем, прибыв, как восточный властелин, с рабами, гаремом и дикими зверями, он направился в Марбург возглавлять передачу мощей святой Елизаветы, своей родственницы.

Всю зиму он оставался в Эльзасе, в Хагенау, самой южной резиденции этой стороны Альп. В наследство своему сыну он оставил то, что не раздражало княжеский корпус. Австрия и Штрийская марка, которые поддержали в 1237 г. Генриха и Бабенберга, были снова отданы ему, но после смерти в 1246 г. стали землями империи, несмотря на обычай, требующий их феодализации. Младший сын Генриха (VII) Конрад был провозглашен Римским королем в 1237 г.; и чтобы он, в свою очередь, не злоупотреблял титулом, Фридрих велел его миропомазать. Сам он покинул Германию в начале осени 1227 г. и больше туда не вернулся. Его политика оказалась выгодной: когда в 1245 г. папа его сместил, мало немцев покинуло свои места. Что еще поразительно: правитель, который разыгрывал принца из «Тысячи и одной ночи», не шокировал северян. Как и Барбаросса, наверное даже в большей степени, он покрыл имя Гогенштауфен ореолом славы.

А теперь рассмотрим Центральную Италию, поле битвы, где сейчас сражаются противники. Мы посетим королевство Сицилию, которое включает в себя всю нижнюю часть полуострова и начинается на Адриатическом побережье, на юге Анкона, пересекая Мессинский залив. Фридрих II, говоря с чувством о своем народе, называл его «подушкой, на которой лежит его голова», он охотно пребывал в Капитанато, провинции, расположенной на той же высоте, что и Монте Гаргано в направлении Иллирии. Палермо, больше, чем столица, стало Сен-Дени для его нормандской семьи, некрополем, где порфировый саркофаг рядом с могилами отца, матера и деда ожидал и его останков. Это был человек, который не терпел у себя беспорядка. В 1221 г. он основательно перестроил свое хозяйство. Феодальная система, созданная Рожером II, была разрушена. Дворяне в своих владениях делали, что хотели, но они были жестко призваны к порядку. Челано, самый большой город, был разрушен, потом восстановлен под названием Чезареа. Отныне не осталось иных замков, кроме королевских. В городах Сицилии сарацины подняли восстание против властей. Фридрих безжалостно их уничтожил, выслав 1600 человек в Капитанато. Люцера стал мусульманским городом, где мужское население вербовалось при необходимости в королевскую армию и составляло ее элиту. Три года спустя после такого строгого умиротворения порядок царил во всем королевстве.

Дворяне, обязанные подчиниться, поняли, что они нужны только тогда, когда служат королю. Никто не мог унаследовать владения без разрешения сюзерена. Не будет преувеличением сказать, что эти дворяне стали слугами; во всяком случае, так хотел Фридрих. Его слуги были младшими в семье, а их обучением Фридрих занимался с заботой, они пользовались благами двора, он приобщал их к своей страсти — охоте. Лучшие из них, став совершеннолетними, получали важные посты. Известные семьи, такие как графы Аквинские — семья святого Фомы, — были согласны быть рядом с этим правителем, таким непохожим на других.

Неохотно укрепляя и реформируя феодальную монархию, Фридрих создал другую, без преувеличения, абсолютную. Основные ее принципы, отраженные в Мельфийской конституции 1231 г. и названые также Liber augustalis, качественны и показательны. Фридрих предстал здесь не только новым Юстинианом, но и новым Августом. По примеру этого императора он был намерен создать триумф справедливости и мира. Царство закона — это необходимость, подтверждающая его власть, власть, перед которой другая должна преклонятся. Единые законы применялись во всем королевстве, так как они были продиктованы здравым смыслом, единым для всех людей; нарушителей необходимо разыскивать, даже если их не выдают. Таким образом, инквизиция, опытная в области религии, затронула и светскую жизнь. Судьи, обученные в университете Неаполя, помогали суверену в законотворчестве и правосудии; были приняты специальные меры, обеспечивающие их безопасность, их карьера была четко расписана, а служба при дворе являлась венцом карьеры. «Вершители правосудия» являются также правителями, как интенданты были в старой Франции, «король присутствовал в своей провинции». Общественное мнение подозревало этих чиновников в управлении экономикой. Королевство представляло собой закрытое общество, его совершенная таможенная система контролировала все доступы, торговля, отобранная у пизанских и генуэзских торговцев, принадлежала государству. Например, производство ткани, особенно шелка, на фабриках типа мануфактуры; строительство морских судов, королевская монополия позволили отказаться от иностранных кораблей. Гигантские владения короля заставили его стать экспертом в сельском хозяйстве самого богатого из государств, его земли давали хороший урожай зерна, он получал также большой оброк. Прямые налоги платили не только мусульмане, обложенные подушной податью, но и все жители королевства. Целью такой меркантильной политики было как можно больше увеличить ресурсы страны, благодаря этим фискальным отчислениям часть дохода протекала в казну государства. Символом финансового могущества, которое этот прообраз кольбертизма постоянно наращивал, стал золотой «августин», который напоминал монету, отчеканенную в свое время Августом, а лицевое изображение было заменено портретом Фридриха. Эта картина завершалась чертой, очень напоминающей современную. С целью избежать «вялости, безволия нации» он запретил браки с иностранцами. Эта мера осуждалась Церковью, но хорошо принималась народом. В 1282 г. во время восстания против анжуйцев вспарывали животы женщинам, беременным от французов, и растаптывали плод под возгласы «смерть галлам». В Сицилии, «матери всех тиранов», по словам Фридриха, император заложил основы тоталитарного государства, торжественно гарантируя автономию князьям, которые зарождали политику федеративного типа.

Борьба до последнего вздоха

Борьба сильного государства, которое нужно присоединить ко всей империи. Дорога на север имела две преграды; «восстановление», проведенное Иннокентием III, охватило проход Анкона и герцогство Сполето, таким образом, было невозможно подойти к равнине По, минуя королевские земли. В Ломбардии Милан, центр сопротивления Фридриху II, со своими союзниками мог перекрыть доступ в Альпы. Внук Барбароссы ненавидел миланцев, унизивших его, когда он был лишь «дитем Апулии»; возможно, это ощущение помешало ему быть понятым в Италии так, как в Германии. Однако коммуны были столь же опасны, как и германский феодализм, и за спинами городов уже вырисовывалась грозная тень Курии, их естественной поддержки.

Главной целью Фридриха было избавиться от этого грозного противника.

Проходили крестовые войны. Папский престол не сразу всерьез воспринял призыв в Ахене. Император во главе крестовых походов — это их не совсем устраивало, но когда пятый поход позорно провалился, они напомнили Фридриху его обещание. Несколько раз он потребовал перенести назначенную дату начала. В 1225 г. он получил отсрочку до 1227 г. Не победив своих врагов, он лишь констатировал их упрямство, он не мог созвать собрание, как в 1226 г. в Кремоне. Милан выступил соперником, так как дороги были перекрыты людьми из восстановленной лиги Ломбардии.

Фридрих понял, что нужно сменить приоритеты: в первую очередь крестовые походы, потом Ломбардия. Он готовился отплыть к Святой Земле во время, назначенное папой, когда в порту Бриндизи, полном людей, вспыхнула эпидемия холеры. Армия поредела; ландграф Тюрингии, муж будущей святой Елизаветы, тоже стал жертвой чумы. Как начинать в таких условиях?! Григорий IX тоже не был готов: сроки не соблюдались, нужно исполнять предусмотренные меры наказания; отлучение от церкви обрушилось на Фридриха. Кардинал Уголин, защитник Франциска Ассизского, предупредил воспитанника Иннокентия III: став Григорием IX, в императоре он видел только врага. Считая, что отлучение было в основе политическим актом, Фридрих поступил так, как бы не был вне христианства. Через год после катастрофы в Бриндизи он отправился в поход в сопровождении магистра тевтонского ордена, своего советника. В отлучении он добился большего успеха дипломатией, чем крестовые походы, освященные Святым престолом; они не получили желанного оружия. Султан Аль-Камиль вернул христианам Иерусалим и Вифлеем, соединенные с берегом коридором. 18 марта 1229 г. Фридрих II, женившийся четырьмя годами раньше на дочери Иоанна де Бриенна, короля Иерусалима, короновался в базилике Гроба Господня. В манифесте на этой церемонии он назвал чудом освобождение Святых Мест, творением небесных сил. Итак, император был просто инструментом Бога. Но наступило время возвращения: Григорий IX усилил отлучение, ссылаясь на выступление Фридриха на епископальных выборах в Сицилии. Войска понтифика начали покорение королевства, правитель которого был крестоносцем, но лишенным церковного причастия. Едва вернувшись, император изгнал солдат папы. Герман фон Зальца добился соглашений в 1230 г. в Сан-Джиминиано: папа снял отлучение, со своей стороны Фридрих пообещал больше не вмешиваться в выборы епископов (в сицилийском королевстве было 150 епископов), он также заявил, что отказывается от претензий на земли, которые вернул себе Иннокентий III.

В Германии жалобы тех, кого угнетала политика Генриха (VII), стали все настойчивее. Мы уже видели, как Фридрих навел тогда там порядок. Решив эту проблему, он снова вернулся к Ломбардской лиге. Во время своей первой попытки в 1225 г. он представил свою миссию более высокой и ясной.

Его роль на Святой Земле, с одной стороны, и принципы, изложенные в Liber augustalis, с другой, убедили его в своей исключительной власти, данной Провидением. Император все больше обращал свой взор на античный Рим; новый Цезарь хотел возродить славу Вечного города. Поскольку он был наместником Бога, неповиновение означало оскорбление его величия, то есть ересь. Народная партия, где было много еретиков, обвиняла в своих владениях рыцарей, называя их гибеллинами. Фридрих усилил законодательство империи, направленное против них, и в 1224 г. ратифицировал его, чтобы угодить папе. В 1236 г. он объявил войну ломбардским коммунам и через год разбил их войска у города Контенуова. Для короля это не было первым успехом, он отказался вести переговоры с Миланом и подготовил ход, чтобы полностью разбить мятежников. Фридрих призвал всех королей христианского мира помочь ему: дух свободы мог заразить весь Запад, если его не задушить вовремя. Были собраны войска империи, Франции, Англии, Кастилии и Венгрии; на сторону сарацинов Апулии стали даже греки, на помощь пришел Аль-Камиль. Фридрих, отпраздновал победу под Кортенуова настоящим триумфом на римский манер, и кароччо, со штандартом побежденных заняла место в Капитолии. Но король недооценил своих противников. Миланцы отказались капитулировать безоговорочно, оно воевали против пестрых, а не храбрых войск, собранных для борьбы с ними.

Когда Фридрих женил своего внебрачного сына Энцио на самой богатой наследнице Сардинии, Григорий IX увидел в этом намерение забрать у Святого престола остров, который был его вотчиной. Союз с Ломбардской лигой был необходим, неважно, что в нем полно еретиков: победить ересь было делом специалистов, нищенствующих монахов, а не Фридриха. Он опять был предан анафеме. Император больше не боролся с мятежниками, его политика вела к противостоянию духовенства и империи. Действующие лица были теми же, что и в эпоху Барбароссы: Ломбардия была на стороне папы. Битвы были очень жестокими, как под стенами Брешии. Григорий IX изрек проклятие, Фридрих считался порождением ада, от которого нужно избавить мир. Король осудил стремление понтифика к власти, противоречащее Евангелию. В своей проповеди в городе Пиза он восхвалял свою мессианскую роль Спасителя и объявил место своего рождения, город Иези, новым Вифлеемом. Когда Григорий в 1241 году созвал церковный собор, чтобы торжественно проклясть императора, Фридрих захватил прелатов, которые отправлялись в Рим морем.

В 1243 году после смерти Григория IX Священная коллегия разделилась, долго не признавая Иннокентия IV гибеллином по происхождению. Фридрих сначала решил, что найдена основа к взаимопониманию. Он ошибся, теократия еще не имела более решительного представителя, чем этот папа. Переговоры, рекомендованные святым Людовиком антагонистам, привели только к возобновлению отлучения. Иннокентий IV извлек урок из неудачного 1241 г., созвал собор в Лионе в 1245 г., где зачитал декрет о смещении Фридриха II. Однако ожидаемого эффекта не произошло. В Германии только архиепископы вышли из партии императора, ландграф Тюрингии Генрих Расп согласился с ролью антикороля, но сын Фридриха Конрад восстал против него. Вильгельм Голландский, избранный в 1247 г. после смерти ландграфа, успеха не добился, они были «королями священников», творениями прелатов. Фридрих имел высокое мнение о своей миссии, чтобы обращать внимание на персонажей, которым отводил второстепенную роль.

В Центральной Италии он организовал административную схему по сицилийской модели: высшие чиновники, генеральные викарии были в основном выходцами из Апулии. В стороне этого гигантского объединения остались только города — вотчины и остатки наследства святого Петра. Короли, которые не осудили смещение императора, порекомендовали двум сторонам провести переговоры; Франция, где суверен был в плену у мусульман, желала установить мир и положить конец разделу христианства. Но в 1248 г. подул иной ветер. Под стенами Пармы победа едва не ускользнула из рук Фридриха. Через год Пьетро делла Винья предал его, а любимый сын Энцио был захвачен болонцами. В Германии, как и в Италии, позиции императора начинали ослабевать. Воля того, кого некоторые считали «удивлением мира» была нерушима, он был еще силен и имел шансы победить, но 13 декабря 1250 г. император умер от банального энтерита; ему еще не исполнилось 56 лет. Уход Фридриха вызвал крах. Конрад IV, наследный сын, в 1252 г. уехал из Германии в Италию и через два года умер; его сводный брат Манфред в 1258 г. был провозглашен королем Сицилии. В 1266 г. Карл Анжуйский, брат Людовика Святого, победил его в городе Беневенто и захватил Сицилию, которую папа уступил ему в качестве феода. Конрадино, сын Конрада IV, неудержимо бросился в авантюру, исход которой был предсказуем: Карл разбил его в Тальякоццо, и 29 октября 1268 г. он положил свою белокурую голову прекрасного принца на плаху в Неаполе. Наконец, папский престол мог вздохнуть спокойно: «змеиная порода» Гогенштауфенов была уничтожена.

Век Гогенштауфенов, великолепный и ужасный

Остановимся у края пропасти, в которую после смерти Фридриха II, казалось, обрушится все, что создали Гогенштауфены. А строение было внушительным. Спор об инвеституре слегка замутнил сияние священной монархии, над ней внезапно разросшееся папство распростерло свою тень. Продолжал ли император быть наместником Бога на земле и получать полномочия с небес без чьего-либо посредничества, или же его уполномачивал единственный наместник Христа, достойный этого звания, суверенный понтифик? Союзники Святого престола, князья, снова заняли ведущие позиции и повторно подтвердили, что избрание монарха не просто формальность: чтобы предоставить доказательства сего, они избрали одного за другим Вельфа и Гогенштауфена, и результат их голосования побудил оба дома требовать звания «королевского рода». Фридриху I понадобилось немало ловкости и настойчивости, чтобы положить конец этому соперничеству.

При его правлении имперская идея обрела весь свой блеск. Пускай неохотно, но папа был вынужден признать, что в мире существуют две власти, и для того, чтобы в божественном происхождении его власти не возникало сомнений, Барбаросса назвал ее священной, sacrum Imperium. Эта Империя была последним звеном цепочки, первое кольцо которой когда-то выковали вавилоняне и которая, двигаясь с Востока на Запад, протянулась до Германии через Грецию и Рим, а также Ахен. Канонизация Карла Великого показала, насколько Гогенштауфены придавали значение каролингскому наследию. Наследник цезарей Фридрих I по их примеру считал себя источником всей власти, воплотившимся законом; но он не хотел быть обязанным римлянам за эту роль, важность которой он осознал, общаясь с итальянскими юристами. Он прямо отверг их претензии. Они больше не были народом, несущим на себе ответственность за империю. Это у них переняли империю франки и германцы.

Барбаросса принимал в расчет необходимые для исполнения власти средства: из остатков королевского имущества или же из унаследованного от предков он создавал повсеместно целостность земель, фортов и дворцов и передавал эти точки опоры на попечение министериалам, чье незнатное происхождение гарантировало преданность. Однако он остерегался слишком сильно развивать это направление, чтобы не вызвать зависти высокой аристократии. Он не присоединял к своим владениям выморочные лены. Укрепление империи должно было также интересовать князей, о которых Барбаросса говорил, что они являются «со-творителями славы империи и императора». Действительно, он собирал их вокруг себя, чтобы советоваться перед принятием важных решений, и, конечно же, не затрагивал вопроса об элективном характере монархии, который предоставлял князьям право считаться толкователями божественной воли, поскольку они определяли человека, избранного Господом, чтобы представлять его на земле. С тех пор их состав и статус каждого члена были определены; они образовывали Reichsfürstenstand, государство имперских князей. Преданность, от которой ни один вассал не мог отказаться, не совершив акта неверности, запрещала им препятствовать воле их сюзерена, но последний давал им полную свободу в делах о расширении и организации их сеньории, быть в ней полноправным хозяином, сделать из нее Land, над которой их господство было непоколебимым. Император требовал выполнения лишь одного условия: они должны признавать себя делегатариями суверена. Вавассалы имели такие же обязанности, как и вассалы, таким образом аристократическое сословие постепенно распределилось на различных уровнях иерархической пирамиды, Heerschildornung, все эти люди были, хотя и непрямо, в подчинении у императора и должны были каким-либо образом вносить свой вклад во славу империи, которая становилась похожей на феодальную монархию. Барбаросса понял, что всю знать, независимо от положения, воодушевлял одинаковый образ, а именно образ рыцарства. Большие собрания он превратил в прославление рыцарского духа. Сама его смерть по дороге в Святую Землю сделала из него пример рыцаря, и его слава пала на всю империю.

Сила и гордость Германии

Германия также извлекла пользу из этой известности; Германия, так как время Восточной Франции принадлежало прошлому, Германия, как ее называли романские народы и особенно французы. Сами немцы определяли себя как жители deutsche Lande Deutschland, страной тех, кто разговаривает народным языком, diutsch. А ведь эта страна стала большей с конца XI столетия. Князья, особенно Альбрехт Медведь и представители рода Асканиев, Генрих Лев и дом Вельфов, расширили свои границы по ту сторону Эльбы и в направлении Балтики, как это сделали на юго-востоке империи Бабенберги, а особенно Язомирготт. Позже эстафета была подхвачена Тевтонским орденом, рыцари которого, объединив свои усилия с рыцарями ордена Меча, расширили германское влияние до современной Эстонии. Многие из славянских вельмож обратились к немцам, чтобы обеспечить более плотное заселение их земель и улучшить их использование. Таким образом, в государствах, руководителями которых были не немцы, например в Богемии, Силезии, Мекленбурге, немецкие колонисты иногда поселялись в таком большом количестве, что они онемечили если не целую страну, то по крайней мере обширные зоны. «Граница», в американском значении слова привлекла около 200 тысяч первооткрывателей, возможно, и больше. Многие из них пришли из нынешних Нидерландов, где приливы резко сократили обрабатываемую площадь. Предприниматели, locatores, организовывали их перемещение и размещение. Поселения, которые они создали, пользовались в основном правом, гарантирующим своим жителям некоторую свободу. Немцев воспринимали в этих регионах как свободных людей, но ius teutonicum, немецкое право, было даровано даже славянским крестьянам. Появилась аграрная цивилизация, которая смешала немецкие и славянские элементы. В средине XIII столетия она была создана. Колонизация была более выгодна христианизации, нежели крестовые походы против вендов в 1147 г.

Цистерцианцы и премонстранты, которые следовали в передовых рядах первооткрывателей, были одновременно усердными и динамичными агентами аграрного прогресса. В целом направленные к одной цели действия колонизаторов, светских и духовных, значительно преобразовали пейзаж европейского востока. Безусловно, территории там оставались более обширными, более открытыми для начинаний, чем на западе, но когда после паводка последовало мелководье и движение Zug nag Osten остановилось в средине XIII столетия, сеть жилищного строительства была более плотной, чем перед началом этого движения. В одной лишь Силезии были созданы более тысячи деревень.

От Любека до Дорпата на побережье расположилась вереница городов, в большинстве случаев основанных между 1201 (Рига) и 1255 (Кенигсберг) годами. Немцы, победители короля Дании в Борнгольме в 1227 г., разрушили большие замыслы этого князя, который хотел сделать из Балтики датское озеро. Отныне это были деловые люди, объединенные в universitas mercatorum imperii Romani Gotlandiam frequentantium, которые обеспечивали рост торговли в Северном Средиземноморье. Готланд служил им точкой опоры, но с этого времени они проникали далеко вглубь земель, до стен Новгорода и Смоленска. Они не пренебрегали ни скандинавскими странами, ни Англией, ни Брюгге, куда они пришли столетием позже. Все пути и все формы перевозок, которые должны были на протяжении следующих столетий обеспечить процветание Ганзы, были освоены до 1250 г. В период, когда образовывалась восточно-западная торговая ось, соединяющая Балтику с Северным морем и пересекающая очень давно Альпы, она была усилена открытием к 1220 г. дороги через Сен-Готар: эта новая дорога значительно сократила путь из Германии до Италии; Рейнская долина стала намного более оживленным, нежели раньше, торговым маршрутом, в котором, начиная от Кельна, аккумулировались товарные потоки из Средиземного, Северного и Балтийского морей.

От этих преобразований в области торговой географии получили большую выгоду германские страны, экономическая деятельность которых приобрела более высокие темпы развития. Более значительные денежные массы должны быть вовлечены в оборот; понятно, что князья очень дорожили своим правом чеканить деньги так же, как они безудержно использовали право поднимать плату за проезд.

Они не ограничивались больше правом основывать города, когда они имели для этого средства; Церингены, например, создали два Фрайбурга, с одной стороны в Брайсгау, и в швейцарской долине — с другой. Архиепископ Кельна окружил свои государства настоящей цепью городов, укрепления которых наводили страх на врагов, тогда как герцогство Бавария имело лишь один город Регенсбург в 1180 г., а в средине XIII столетия их насчитывалось уже около дюжины. Император не был безучастным к городской политике, но он ее осуществлял более сдержанно, чем «великие князья», из приблизительно 1500 городов, существовавших в Германии к 1250 г., было всего лишь сто пятьдесят, в которых суверен был хозяином, то есть один из десяти, тогда как в 1196 г. было лишь один из четырех; большинство поселений были созданы domini terrae. Они были названы Landesstädte в противоположность имперским городам Reichsstädte.

Ускорение экономической деятельности и ее диверсификация способствовали развитию как старых, так и новых городов; население их увеличилось. Необходимо было расширить укрепления и совершить значительные расходы по увеличению товарообмена. Приведем лишь один пример: каменный мост, пересекающий Дунай в районе Регенсбурга. Все это требовало большей свободы. Сеньоры наделяли горожан некоторой автономией. Были созданы советы, объединяющие торговцев во многих случаях с министериалами. Владение печатью — как в случае с Кельном в 1114 г. — свидетельствовало о том, что сообщество жителей создавало юридическое лицо, даже если власть Stadtherr осуществлялась сеньором, властелином которого он оставался.

Положения, которые определяли их отношения и которые регулировали отношения между горожанами, создавали систему, которая рассматривалась иногда как гармоничная и прозрачная и которая могла быть принятой новыми городами. Магдебургское право получило, таким образом, широкое распространение в Северной и Восточной Германии. Эти статуты еще очень строго ограничивали потребность в независимости горожан, чтобы власть сеньоров серьезно не оспаривалась. В епископских городах Рейнской долины была напряженная обстановка, и Генрих (VII) считал, что он сможет укрепить королевские позиции, объединившись с протестующими, но слишком явно был нанесен ущерб интересам князей, чтобы император позволил это сделать. Реакция Фридриха II была резкой. Разрушение городской ратуши, которой так гордились жители Вормса, показало, что час освобождения еще не настал. Взгляд на Италию достаточен, чтобы измерить продвижение городов, осуществленное в этой стране. В большинстве они практически были независимыми.

Юридическое положение горожан, к северу от Альп менее свободных от произвола сеньоров, нежели в целом на полуострове, тем не менее было достаточно привлекательным, чтобы побуждать простых людей бросать свой кров ради: «городского воздуха, делающего человека свободным», эта юридическая сентенция звучала как приглашение подышать этим воздухом, Ius teutonicum, которое сделало немцев, расположившихся по ту сторону Эльбы, свободными, было также заманчивым. Положение крестьян в регионе, где доманиальная раздробленность побуждала сеньоров заменить барщину множеством поземельных оброков или податей, которыми облагались все крестьяне, было также неприятным, чтобы случаи экспатриации оценивались бы предпочтительнее этому виду порабощения. Чтобы избежать возможной утечки сельского населения, некоторые сеньоры даровали грамоты на освобождение от податей. Правовые отношения, Weistumer, зафиксировали обязанности жителей сел, которым в ближайших к городам поселениях было разрешено создавать коммуны для того, чтобы сельские жители не решались попытать счастья в городе. Однако не будем считать, что все хозяева пытались задабривать сельских жителей; архиепископ Бременский, обвиняя семью крестьян Штедингеров, очень привязанных к своим свободам, в ереси, собрал против них крестоносцев и безжалостно их преследовал.

Крестьян презирали; воины не хотели иметь дело с этими тружениками с грязными руками. Горе крестьянину, пытавшемуся подражать дворянам. Судьба майера Гельмбрехта, выскочки, за что и поплатившегося своей жизнью, должна была служить уроком авантюристам подобного рода. С высоты орлиного гнезда, крепости и замка одновременно, человек голубой крови пренебрегал крестьянами, которые были рождены лишь для того, чтобы повиноваться и много трудиться. Свобода существовала лишь для него. Он особенно гордился внесеньориальным владением, которое он унаследовал от своих предков, Handgemahl, свидетельство старой как мир независимости. Независимости, которой пользовались все рыцари, увы! Численность и влияние этих министериалов, которые торжественно вступали в ряды рыцарства и принимали важный вид подле князей, настраивали против себя дворян старого закала, которые считали лишь себя свободными во все времена (Freier Uradel). Безусловно, не все министериалы были рабского происхождения, но были среди них те, чьи отцы обрабатывали землю и которым посчастливилось «прыгнуть на лошадь» (aufs Ross springen), чего было достаточно, чтобы нанести ущерб репутации всего сословия. Несмотря ни на что, их взлет казался неизбежен. В Италии, они управляли целыми провинциями, в Германии они владели в изобилии вотчинами: Вернер фон Волянден имел в своем владении около сорока и сто вассалов, которые ему присягали в чести и верности.

Надо ли зачислять на счет этой аристократии большой и быстрый рост немецкой образованности, настолько большой и быстрый, что столетие Гогенштауфенов стало первым золотым веком? Некоторые историки считают таким образом. Другие сомневаются в этом. Бесспорно, что должностные лица увеличили социальное состояние культуры; поэты получили большую популярность, люди, прежде не слышавшие латынь, стремились употреблять ее в обращении. Не все авторы были высокими должностными лицами — Генрих V и Фридрих сочиняли песни, но наиболее известные и одаренные миннезингеры, певцы Minne, куртуазной любви, были представителями этой новой знати. Все восхваляли рыцарскую добродетель, Томас фон Церклере — научные темы, Хартман фон Ауэ, Вольфрам фон Эшенбах и Готфрид фон Штрасбург в поэмах и романах показывали проницательность и глубокие эмоции; Вальтер фон дер Фогельвайде сумел в некоторых стихах встряхнуть и соблазнить свою аудиторию, анонимный автор Reinhard der Fuchs заставил смеяться своих современников над своими собственными странностями. В большинстве своем эти иллюстраторы немецкого языка заимствовали свои сюжеты у французской литературы, в том числе у произведений Кретьена де Труа; West-Ost Geffalle не потерял от этого заимствования; некоторые формы цивилизации переходили с запада на восток. Отметим, однако, что эпический жанр в поисках героя восходит очень глубоко в германское прошлое, до 1200 г. в окружении епископа Пассау сочинили песнь о Нибелунгах, соответствующие источники свидетельствуют о ее популярности.

Безусловно, предыдущие поколения имели более очевидные достижения, не проявившие себя в литературе; архитектура между 1150 и 1250 гг. осталась верна римскому искусству. Даже проекты зданий воспроизводили иногда построенное в оттоновскую эпоху, например оба клироса собора Бамберга. Однако opus francigenum, красоту которого раскрыли обученные в Париже прелаты, проник в империю, причем не только в ее западные провинции, в Туль, в Кельн, но даже в сердце Германии, в Лимбург, Марбург и Магдебург; и равнины Севера, где камень встречается редко, приспособились к использованию кирпича. Скульптура берет также за образец французские модели, но она придает своим произведениям особенные штрихи, что доказывает, что они не являются пародией, а несут отражение genius loci. Рыцарь из Бамберга и дарители из Наумбурга смогли выразить наиболее полно германский характер!

Если бы этот расцвет литературы и искусств случился между 1150 и 1250 г., в момент, когда Гогенштауфены сумели придать империи новый блеск, от этой встречи между величием и красотой смогла бы родиться законная гордость. Немцам, живущим в различных провинциях, она внушала чувство единства.

Безусловно, прошлое различие не исчезло совсем, каждая этническая группа сохраняла свои обычаи. Саксонское Зерцало отражало обычаи, присущие этой группе, как она считала, испокон веков и с большой тщательностью собранные Эйке фон Репгау приблизительно в 1200 г. Отметим, однако, что он включил в свое произведение описание императорских институций. Мы ему обязаны первым перечислением князей, которые могут претендовать на право голосования, когда корона свободна. Но он отказывал королю Богемии в избирательном титуле, потому что он не немец. Существенное примечание: этот автор, произведение которого в некоторых отношениях может рассматриваться как выражение партикуляризма, признал, таким образом, решающее значение нации. Немцы открыли, что их местные наречия, даже если иногда и значительно отличаются в разных регионах, представляют достаточно общих черт для того, чтобы создать единую семью. Этот язык, глубокое единство которого восхвалял поэт Вальтер фон дер Фогельвайде, не был слишком богат, чтобы сочинять шедевры; однако его древность достойна уважения; Адам и Ева им уже пользовались, по крайней мере это утверждали близкие неистовой аббатиссы Хильдегарде Бингенской. Кто пользовался языком, на котором разговаривали Божьи творения, тот сохранил что-то от их чистоты. «Я объездил весь мир, — пел Вальтер фон дер Фогельвайде, — но немецкие мужчины и женщины лучшие из всех, кого я встречал». Даже воин, каким был Юлий Цезарь, был чувствителен к исключительным качествам германцев, о чем узнал в середине X столетия летописец Эберсмунстер. Римлянин, победив с помощью германцев галлов, сделал из их руководителей сенаторов, а из их друзей — рыцарей. Не будем удивляться тому, что сказал Барбаросса римлянам, что их время закончилось: теперь вольные рыцари должны были защищать Вечный город. Эта речь сохранилась в «Деяниях» Оттона Фрейзингенского, и, возможно, именно дядя поделился своими идеями с племянником-императором, но все свидетельства совпадают в одном: в Германии в конце XII столетия, утвердилось национальное сознание. В горниле беспокойной истории разногласия, которые в недавнем прошлом разъединяли этносы, потеряли свою остроту, что укрепило единство этого народа. Это единство было основано на убеждении в том, что империя является его миссией и его предназначением.

Цена универсализма: необходимое, но фатальное господство над Италией

Империя, которая по определению была всеобъемлющей. А немцы не были единственными, кто осознавал, что они создают нацию. Другие народы также понимали свою идентичность. Они не были расположены к подчинению власти иностранцев. Некоторые считали немцев грубыми, даже глупыми. Французы не были менее суровы и в королевстве Бургундия, большая часть жителей не ощущали себя немцами; скорее наоборот, в 1248 г. граф Шалонский обратился к Жуанвилю за помощью, чтобы победить немецкого пфальцграфа, сеньора Андекса. Все больше и больше становилось «бургундцев», которые были вассалами сеньоров, проживающих в королевстве Франция. В 1235 г. Фридрих II привез в Хагенау епископа из Вивьера, графа Валенцы и графа Прованского, чтобы укрепить связи, которые их привязывали к империи. Но в «триаде», где император должен был доминировать, Бургундия весила меньше, чем Италия.

Немцы были чужими здесь, а тем более к югу от Альп. Там считали, что эти tedeschi были необузданны и властны. Ну и что же? Популярный он, или нет, император не хотел и не мог позволить Италии не подчиняться его власти. Он должен был поддерживать ее прежде всего потому, что без короны лангобардов он не мог считаться достойным преемником Карла Великого и Оттона Великого, а также потому что материальные ресурсы, которыми он был наделен так скупо в Германии, Италия могла ему предоставить в больших количествах. Когда Капетинги терпеливо собирали в сердце своего королевства по частям свои владения, где их судьи и руководители найдут деньги и необходимых людей при власти, в империи, в господствующее призвание которой верила германская нация, в Германии не было средств для выполнения этой задачи. Именно в Италии находились эти сокровища. Накопление богатств было там таким, что оно должно очаровать любого государственного деятеля, желающего пополнить свои достатки. В ломбардской равнине, на холмах Тосканы или на лигурийском берегу как не поразиться количеству городов и могуществом многих среди них? Метрополии, такие как Милан, насчитывали десятки тысяч жителей, возможно, более сотни тысяч; поселения, объединяющие десять или двадцать тысяч человек, не были одинокими. Внутри их укреплений развивались различные виды деятельности: льняные ткани, их качество выдерживало конкуренцию с тканями, изготовленными во Фландрии, миланские оружейные мастера славились везде своими изделиями. Но особенно пользовались большим спросом у людей из-за гор товары, которые торговля доставляла с Востока: пряности и роскошные ткани. Генуэзцы и венецианцы оспаривали монополию на отношения с Константинополем; Венеция развернула четвертый крестовый поход и создала (латинскую) римскую империю, чтобы подчинить себе проливы, но генуэзцы в ожидании дня реванша исследовали берега Черного моря и стремились присоединить свои торговые пути к шелковому пути, ведущему на Дальний Восток. Западная Европа не была покинутой; итальянцы шли навстречу фламандцам во Франции, где ярмарки в Шампани облегчали товарообмен. Эти интенсивные перевозки требовали усовершенствования торгового и финансового мастерства. Итальянские торговцы умели не только зарабатывать деньги, но и размещать и управлять ими. Самые активные города были большими банковскими центрами, и роль Пьяченцы в этом отношении была особенно важной. Это экономическое развитие осуществлялось параллельно с развитием уровня знаний; элементарные знания, что давали школьные учителя, но также математика, прогрессом которой воспользовались бухгалтера, и особенно право, без которого такой сложный и динамичный мир стал бы более жестоким, чем джунгли. Процветание городов не зависело полностью от крепостных стен, оно оживляло села, откуда поступали продукты питания, все увеличивающегося населения и сырья для производителей. Городская элита очень хотела иметь сельские владения, и, вполне естественно, правительству города не нравилось, что контроль над территорией, contado, ускользает.

Епископ, который подчинял когда-то город и территорию своей власти, вынужден был уступить свое место, начиная с X столетия, консулам, которые представляли коммуну. Постепенно развивались учреждения, способные получить лучшую часть богатств, накопленных городом, но также и лучше гарантировать порядок и мир. Этот порядок и этот мир, соперничества между кланами, подвергали их опасности. В большинстве крупных городов, желание лишить соперничающие партии реальной власти и покончить с их ссорами привело к установлению подесты. Избранный на определенный срок иностранец в городе, подеста, обязан был им руководить. Генуя приняла это решение в 1191 г., Флоренция — в 1207 г., Милан — в 1214 г. Он укреплял все структурные органы власти в одно целое, чего не могли осуществить в то время княжества; действительно, эти города имели такой же аппетит к завоеваниям, какой испытывали государства. Они старались доминировать над своими соседями. Если гражданская война была пресечена, то вне городов военные действия были частыми. Между мелкими империалистами соревнования были жестокими, прилагались большие усилия по поиску могущественных союзников. Император представлял одного из них. Мы видели, что он мог опираться на гибеллиновые города, но наряду с гибеллиновым сообществом возвышается всегда по крайней мере гвельфовое сообщество. Туда, куда приходил император, должен был также направляться и папа.

Римский папа не мог допустить, чтобы император сделал из королевства Италия свой передовой оплот. Из принципиальных соображений он должен уважать того, кто претендовал на титул викария Бога, кроме этого, появились и практические соображения. Не надо было оставлять этому сопернику свободную диспозицию, столь близкую от Рима и родового имения Петра. Так как города, которые ощущали угрозу со стороны городов, верных императору, были гвельфовыми если не по убеждению, то по крайней мере по интересам, то почему бы не воспользоваться этой возможностью использовать светский меч, чтобы усилить эффект ударов, нанесенных духовным мечом? Если бы духовенство и империя однажды должны были снова сцепиться в схватке, то наиболее жестокие баталии имели бы место в Италии. Это поле битвы император не смог бы ни в коем случае покинуть. Империя была биполярной как никогда раньше, и больше не было достаточным направиться в Рим за имперской короной и возвратиться в Германию спустя некоторое время. Важно было соблюдать верность итальянским городам и получать необходимые налоги. На этой политической шахматной доске Барбароссе удалось расставить и передвигать свои фигуры с некоторой удачей, он их не сохранял все, но он сумел продержаться между двумя лагерями.

Светлые и кровавые воспоминания в памяти Германии

Несчастье было близко; сначала оно приняло маску удачи. Женитьба Констанции и Генриха V могла быть воспринята как неожиданный успех, потому что он расширил власть Гогенштауфенов от пролива Мессины до Сицилии. Но очень скоро фортуна перестала улыбаться, она бросила на империю взгляд Горгоны. Наследник Барбароссы последовал в могилу спустя лишь 7 лет после того, как его отец утонул в Селефе. Его смерть открыла первое междуцарствие. Все элементы, тщательно собранные Фридрихом, вступили в действие, ссора между Вельфами и Гогенштауфенами, которую он усмирил, возобновилась с новой силой. На протяжении доброго десятка лет князья были хозяевами игры и использовали крепкой хваткой в свою пользу отсутствие суверена для усиления своих позиций. Когда наконец Фридрих смог выйти на сцену, судьба уже сделала выбор политики, который он вынужден был принять. Если бы были в странах, императором или королем которых он был, земли, которыми он в состоянии владеть и получать прибыль, то это было бы в Италии. Имея владения в Сицилии, он стремился положить руку на остальную часть полуострова и оставил Германию в том же состоянии, в каком он ее нашел. Империя была все время биполярной, но теперь суверен отправлялся на север от Альп, чтобы короноваться или образумить непослушного сына. Невозможно долго отсутствовать в Италии.

Вековой конфликт грозил возобновиться с большим ожесточением, чем прежде. Император не был единственным соседом, который беспокоил папу. Он окружил Рим, и однажды, возможно, он попытался бы сделать этот город своей столицей. Победить его было жизненной необходимостью. Папа острил свой меч: теократическая доктрина была сформирована просто: Цезарь подчинен Христу, а преемник апостола Петра находится здесь, на земле. Удары меча продолжали наноситься, и пока порядок наводился хорошо тренированной и дисциплинированной милицией, проповедники обрабатывали толпу. Странствующие монахи ездили повсюду, где они были необходимы папе, в том числе и по Германии. В середине X столетия доминиканцы там имели около сорока домов, а францисканцы намного больше. Что касается мирских средств, гвельфские города были настроены встать на сторону папу в его борьбе против Фридриха II, как совсем недавно против Барбароссы. Борьба была беспощадной. Особенная значимость Гогенштауфена, натурализованного сицилианца, позволила ему находиться в благоприятных условиях. Он не был побежден, когда его сразила смерть. Но потребовалось совсем мало времени, чтобы его творение развалилось, похоронив под обломками и то, что совершил его дед.

Если бы противники Гогенштауфенов были способны осознать воплощенную династией идею империи, они не смогли бы выступить против нее. Эти правители стали чем-то большим, нежели легендарные герои, бессмертные мифические персонажи. В Италии уже в 1260 г. стали говорить, что Фридрих и его войска ожидают на склонах Этны времени реванша. Потом вся Германия поверила, что Фридрих находится в сердце этой страны, которую он так мало знал, в Тюрингии, в ложбине Kyffhauser. Постепенно Барбаросса сменил его в исторической памяти немцев, а также в их надеждах, так как оба великих Гогенштауфена исполняли роль Endkaiser, императора конца эпохи, который однажды выйдет из гор, чтобы возродить империю и обеспечить людям долгую эру мира. Вооруженная этой мессианской надеждой, имперская идея сохранила свою жизненность, несмотря на неприятности, которые постигали империю в реальности. Это ожидание светлого будущего ободряло немцев, когда образ настоящего вселял уныние. В воспоминаниях о прошлом они находили причины для гордости, хотя и смешанной с огорчением. Век Гогенштауфенов символизировал в их глазах сильную империю, и эта слава была похожа на волнующий свет заката, поскольку сразу за апогеем следовало падение, разрушение, столь желанное для папы, «Вельфа», которого Вальтер фон дер Фогельвейде представил смеющимся, подбиравшим деньги, взятые в Германии. Образ империи Гогенштауфенов, величественный и трагический, глубоко запечатлен в памяти немецкого народа.

Глава III

Реформа или преобразование империи (1254–1519)

Выживание империи (1254–1346)

От междуцарствия к восстановлению

«Ужасно время без императора» (kaiserlose schreckliche Zeite), с тех пор, как Шиллер так определил этот период, междуцарствие — длительное междуцарствие, в отличие от первого, последовавшего вслед за смертью Генриха VI, рассматривалось немцами как одна из многочисленных драм, оставивших свой след в прошлом. То, что эти годы, с 1254 по 1273, в истории этой страны, и, в частности, в истории Священной Империи, представляют решающий период, конечно, никто не оспаривает. Также ясно, что эти годы во многих отношениях были мучительными, но утверждать, что они прошли «без императора», по меньшей мере спорно, так как императоров всегда было два. Разумеется, императором был только тот, кто жил в Германии, но он не пребывал там постоянно. Стоит ли напоминать, что Фридрих II намного больше времени проводил в Италии, чем к северу от Альп? Если этот период и был драматичным, то определение kaiserlose для него является бессмысленным.

Через два года после смерти Конрада IV, последнего Гогенштауфена, носившего корону, в 1256 г. умер Вильгельм Голландский, «король священнослужителей». За корону боролись два претендента: брат короля Англии Ричард Корнуэльский и король Кастилии Альфонс. Оба они были избраны в январе 1257 года. Первый получил поддержку архиепископов Кельнского и Майнцского, а также пфальцграфа и короля Богемии. Было потрачено около 30 000 марок серебром, чтоб убедить их проголосовать за Ричарда Корнуэльского. Несколькими неделями позже архиепископ Трирский, маркграф Бранденбургский и граф Саксонский выбрали Альфонса, и, чтобы доказать свое право на голосование, король Богемии непременно также хотел участвовать и в этом втором выборе, отказавшись от своего первого мнения. Альфонс, который по матери был внуком Филиппа Швабского, интересовался итальянским наследством Гогенштауфенов и не стремился вернуться в Германию. Ричард, которого тесные отношения Англии с Кельном побуждали добиваться титула короля римлян, два раза останавливался в долине Рейна и вернулся в Ахен, когда политические проблемы, с которыми столкнулся его отец Генрих III, позволили ему это. Препятствия, с которыми он столкнулся, истощили его, и он умер в Англии в 1272 г., через десять лет после своего окончательного возвращения туда.

Формально империя не была свободна в течение периода, который принято называть междуцарствием, но практически верховная власть не была установлена. Трон правителя в действительности довольно долго пустовал, чтобы соотношение политических сил внутри рейха коренным образом изменилось. В первую очередь потому, что семь выборщиков присвоили себе право назначать короля. Архиепископы Майнцский, Кельнский и Трирский, герцог Саксонский, маркграф Бранденбургский, пфальцграф и король Богемии не довольствовались больше правом первого голоса. В письменных документах начала XIII века, в частности в «Саксонском Зерцале», встал вопрос об их исключительном праве на голосование. Но в 1257 г. впервые слова были подкреплены делом. Участие короля Богемии, которому противодействовал автор «Зерцала», было не без труда навязано, и так как король Богемии Оттокар желал быть уверенным в этом праве, он применил его дважды, подряд. Избирательный характер империи усилился, так как эти семь выборщиков прекрасно понимали, что никогда не лишатся своих исключительных прав. Впрочем, они очень быстро поняли, что отвечают за королевство, которое им обеспечивало безопасность, если монарх не мог справиться со своей задачей. Следовательно, они могли свергнуть того, кого выбрали. Таким образом, вырисовывалось различие между империей и императором, между государством и человеком, который руководил его судьбой.

Должность выборщиков дала право этим семи князьям, трем прелатам и четырем мирянам быть выше других членов их ордена, le Reichsfurstenstand, сформировавшегося в течение предыдущего столетия. Как они могли подняться, не встречая сопротивления тех, кто мог считаться им ровней? Архиепископы Гамбургский, Магдебургский и Зальцбургский, без сомнения, признавали превосходство своих собратьев из Майнца, Кельна и Трира благодаря той роли, которую они всегда играли в посвящении и короновании королей. В 1257 г. король Богемии, который также был графом Австрийским, был очень рад получить право голоса, чтобы использовать его дважды. Род Виттельсбахов был представлен среди избирательной коллегии пфальцграфом. Ветвь семьи, правившая в Баварии, не стремилась стать выборщиками. Почему графы Лотарингские или Брабантские оставались вне круга выборщиков и не протестовали? Трезвое замечание графа Баварского наводит на размышления о том, что после свержения Фридриха II Иннокентием IV престиж короны упал: «Пусть папа назначит короля, который ему нравится, мне все равно! Лишь бы я мог спокойно управлять своим княжеством». Возможно, это было лишь остроумной шуткой, однако во всяком случае достойной уважения за то, что разъясняет нам интересы князей. Они придавали больше значения благополучию своей земли, чем чести империи. Права, которые они приобрели со второй половины XII в. и которые Фридрих II признал за ними в 1232 г., снова сделали их хозяевами собственных земель, а изменение этих владений в государстве, естественно, волновали их в первую очередь. Кризис, начавшийся с падения дома Гогенштауфенов, укрепил их позиции настолько, что императорские институты, созданные и развитые для суверенной власти, были оставлены на произвол судьбы.

Продолжительное отсутствие короля влекло за собой разрушение целостности системы, которую методично возводили Гогенштауфены. Земли империи, дворцы, замки и города в течение целых пятнадцати лет подвергались опасности вторжения князей, которые, пользуясь слабостью или недосягаемостью монарха, не способного защищать свои права, стремились расширить свои территории. Если Римский король не мог им противодействовать, это совсем не означало, что тоже происходило и с буржуазией королевских городов. Непосредственная принадлежность к империи была одновременно их гордостью и наилучшей гарантией их свободы. Сотня городов, подавляющее большинство которых находилось на юге Майна, пользовались этим статусом. Для сохранения своих привилегий в 1254 г. города объединились в союз. Они объединились с целью обеспечить сохранение общественного порядка, свободное беспошлинное перемещение товаров и людей по дорогам и рекам. К тому времени, как умер Вильгельм Голландский, признавший это могущественное объединение, города, которые входили в состав союза, присягнули стоять на страже императорского имущества. Нельзя более четко выразить, что за неимением монарха или его наместника они создали нечто вроде отдельного округа империи.

Забота об общественном порядке усложнилась увеличением числа Fehden, междоусобиц, которых императорам никак не удавалось пресечь, несмотря на попытки свести их число к минимуму. Это увеличение, с одной стороны, по крайней мере, возникло вследствие изменения положения министериалов, которое усилилось благодаря постепенному ослаблению императорской власти. В начале XII в., эти «низшие чины», в которых потомственные дворяне видели представителей рабского сословия, влились в феодальное общество, где заняли самую низкую ступень. Поскольку их могли посвятить в рыцари, они повсеместно пользовались этой возможностью, называя себя рыцарями.

К концу XIII столетия слова ministrialis (лат. министериалы, императорские сановники) и Dienstmann (нем. вассал) устарели. Вместо прежнего сословия чиновников появилось множество мелких дворян, чьи поместья, зачастую маленькие, также непосредственно подчинялись суверену, как и города империи, а эти служащие с полным правом называли себя рыцарями империи. Рыцари обладали скорее гордостью, чем богатством. Средства, которыми они располагали, служили им для строительства замков, чаще всего небольших, но дававших им довольно безопасное убежище в случае войны. Войны, Fehde, были их страстью и приносили больше дохода, чем трат. Они велись за счет трудящихся сословий, крестьян, а особенно за счет горожан, которые могли заплатить много денег. Число областей, откуда уходили мелкие помещики в поисках добычи, а также и опасность, соответственно, возрастали. Разобщенность территорий, созданная императорами, вызывала общественный беспорядок, от которого Германия смогла избавиться лишь в начале XVI столетия.

Следы этого процесса заметны на картах, нарисованных историками, которые пытались восстановить облик Германии конца эпохи Средневековья. В областях, где некогда императоры разместили свои самые надежные позиции, а теперь старались их расширить, на территориях Франконии, Швабии и Эльзаса, в частности, нашему взору предстает мозаика, собранная из очень мелких кусков. Отличия между востоком и севером страны, где территории княжеств, казалось, могли простираться свободно, бросаются в глаза. Объясняется это тем, что с конца XIII столетия семьи, питавшие большие амбиции, перемещали центр своего влияния как можно дальше на восток.

То, что построили Гогенштауфены в Германии, разрушилось. За пределами страны их сооружение, казалось, тоже было обречено на распад. Карл Анжуйский не был доволен Сицилийским королевством. С 1263 г. он стал римским сенатором, которому папа дал имя «Миротворец», что позволило ему управлять Центральной и Северной Италией, а также контролировать банкиров Флоренции, приверженцев партии гвельфов, финансировавших эти операции. В 1269 г. в Кремоне Карл Анжуйский созвал жителей всех городов, чтоб они признали его господином. Жители многих городов покорились его власти, она казалась им более весомой, чем власть других. В частности, покорились жители Милана и Верчелли, которые ему сообщили, что их устраивает его поддержка. Они хотели скорее быть его союзниками, чем подданными. Эти недомолвки несильно беспокоили властолюбивого брата Людовика Святого, власть которого уже распространилась от Палермо до Марселя. В 1246 г. брак с графиней Прованса позволил ему обосноваться в Арльском королевстве. Ближе к северу Филипп Красивый вскоре должен был взять Лион под присмотр и сделать графом Бургундским Оттона IV, своего вассала. На всех землях, которые они контролировали, что раньше делал Карл или его внучатый племянник Филипп, французские князья создавали свои организации по образцу Капетингов. Постепенно «триада», где должны были править императоры, если не хотели быть королями, как остальные, теряла свое значение в пользу иноземных монархов. Больше практически не существовало единого государства, созданного Оттонами и Салиями, кроме Германского королевства. Да и оно начало распадаться на западе за рекой Мозель: на промежуточные страны оказывалось могущественное французское влияние.

Сколько же времени продержалась эта конструкция, давшая столько трещин и пробоин в своих станах? Те, кто претендовал на звание короля римлян, не сохранили единства сооружения и проявляли очень мало интереса к нему. После свержения Фридриха II и вынесения множества приговоров, объявленных против «змеиного рода» Гогенштауфенов, что же осталось от священной монархии, блеск которой эта семья снова хотела возродить? Не собирался ли папа вновь перенести империю и вверить ее французам, гордящимся, что ими правил Карл Великий? Немцы выступали против этой идеи. Они не могли терпеть иноземцев, которые пришли к ним, чтоб ими командовать. Ричард Корнуэльский умолял вернуть ему английских рыцарей, которые его сопровождали и подсказывали, что ему делать. При мысли, что империя может их осчастливить, высокомерие немцев потерпело жестокое оскорбление. Один из них, Александр фон Роэц, живший в римской курии и день за днем наблюдавший увеличение французского влияния, после событий 1280 г. потребовал imperium для своего народа. Он признавал за Италией sacerdotium (первосвященство), за Францией — stadium (преданность), но не согласился, чтобы имперское звание было отдано Германии. Именно империя создала единство германской нации, а германская нация теперь хотела спасти империю и сохранить ее для себя.

Нация может испытывать чувства. Она не может ни брать инициативу, ни совершать действия. Когда Ричард Корнуэльский умер, не германская нация заставила выборщиков выбрать его преемника, а папа. Действительно, если папский престол не останавливался ни перед чем, чтобы избавится от Гогенштауфенов, он не хотел, чтобы империя исчезла вместе с ними. В 1272 г. он желал этого меньше всего, поскольку положение Итальянского государства в Святой Земле вызывало беспокойство, и после двух поражений Людовика IX, последовавших одно за другим, было самое время приступить к победоносным действиям. Однако крестовый поход, который собрал все христианские народы, должен был непременно возглавить император, или, по меньшей мере, он должен был входить в число его руководителей. Альфонс Кастильский, который тогда был еще жив, умолял папу Григория X запретить выборщикам назначать нового короля. Но тот отказался: Альфонс не внушал ему доверия. Напротив, в августе 1273 г. папа призвал выборщиков сделать свой выбор как можно быстрее. Он не считал уместным рекомендовать им кого-либо, но даже если выборщики и не знали своих предпочтений, то они хорошо понимали, кого папа не хочет назначать: ни прямых потомков Гогенштауфенов, таких, как ландграф Тюрингский, внук Фридриха II, ни их явных приверженцев, таких, как герцог Баварский, которого поддерживал Конрадино. Карл Анжуйский выдвинул кандидатуру своего племянника, короля Франции Филиппа III. Без сомнений, он предполагал восстановить власть своего рода, которая ни в чем не уступала власти Карла Великого. Но папа римский посчитал не менее опасным, если его будут окружать владения Капетинга, как в свое время Гогенштауфена. Открыто не противясь великому плану Карла Анжуйского, папа римский не стал поддерживать его осуществления. Оставался король Богемии Оттокар. Он доказал свою неподдельную заинтересованность в расширение христианства, сражаясь бок о бок с тевтонскими рыцарями, которые назвали Кенигсберг «крепостью короля» в его честь. Его земли простирались от Эльбы до побережья Адриатики, поскольку помимо своей родной страны он завоевал Австрию, Штирию, Каринтию и Карниолу. Возможно, он понравился бы папе, став королем римлян?

Однако именно выборщики не захотели его. Боялись ли они выбрать настолько мощного правителя, который мог бы диктовать им свои законы? Именно это заставил Оттокара сказать архиепископ Оломоуц, его советник, когда его кандидатуру отклонили. Конечно, выборщики не испытывали никакой симпатии к нему; они его упрекали в том, что, вопреки обычаям, он прибрал к рукам крупные владения: в принципе, только правитель мог распоряжаться выморочным имуществом. Итак, король Богемии воспользовался ослаблением императорской власти, чтобы прибрать к рукам Карниолу и Каринтию. Но как приступить к выборам другой кандидатуры, кроме него? Окончательное голосование должно было быть единогласным, а король Богемии сам имел право голоса. Препятствие было преодолено: брат пфальцграфа, герцог Баварский, исполнил роль седьмого выборщика вместо Оттокара, которого отстранили от голосования. Убежденный, что выборщики не сумеют договориться, он не предпринял ничего, чтобы помешать своему провалу. Итак, 1 октября 1273 г. был избран граф Рудольф Габсбург, 24-го он был коронован и взошел на трон Карла Великого в Ахене.

Кого выборщики сделали преемником Фридриха II и длинной череды знаменитых правителей? Рудольф не имел никакого отношения к stirps regia, королевской семье, к которой причисляли себя все его предшественники. Следовало дождаться конца Средневековья, чтобы специалисты по генеалогии установили римские корни фамилии Габсбургов, присоединенных при помощи Колонна к дому Юлия. В XIII в. родословная нового избранника ограничивалась предками, которых обнаружили монахи Мюри, чей монастырь был основан одним из членов этого рода в 1020 г. Они дошли до эпохи Меровингов, и, за неимением королей, в их исследованиях нашелся герцог Эльзасский Этихо, которого легенда превратила в отца святой Одили. Крепость-эпоним Габсбург, стоявшая у слияния рек Рёс и Аар, в теперешней Швейцарии, была скромных размеров, но служила крепкой точкой опоры для предприимчивой политики ее владельцев. В 1108 г. один из них взял себе имя графа Габсбурга. Рудольф получил значительное наследство: на севере он объединил обширные владения в Верхнем Эльзасе и в Брисго, а на юге — права на Швиц и Унтервальд, ценность которых с открытием дороги Сен-Готар значительно увеличилась. Конечно, Рудольф не входил в число князей, но он не был мелким землевладельцем без состояния, на которого Оттокар, его неудачливый конкурент, смотрел свысока — устоявшийся образ, надолго запечатленный историей.

Он располагал средствами. Поскольку на момент выборов ему уже далеко перевалило за пятьдесят, у него было время приобрести опыт, а энергия, которую он проявлял, расширяя свои владения, заставляла думать, что он мог бы с той же решительностью заняться империей. В его прошлом были поступки, принесшие ему симпатии бывших сторонников Гогенштауфенов, так как он сражался в их лагере, говорили даже, что Фридрих II был его крестным отцом, но это обстоятельство могло бы ему принести враждебность Курии; однако Рим не противился его выбору и никогда не высказывал к нему недоверия. Без сомнения, он был обязан этим благосклонным отношением своей репутации набожного человека, которую ему составили его друзья, бродячие священники; они рассказывали множество поучительных историй, которые широко способствовали его популярности, так как он, кажется, действительно был популярен. Даже если не все, что дошло до нас из летописей, является истинной правдой, достоверные свидетельства рисуют образ человека, который преуспел в искусстве трогать сердца и поражать умы. Он находит слова и жесты, которых не забудут те, кто его слышал и видел, солдаты вспомнят о полководце, который, будучи голодным, как они, собирал в поле и ел репу. Один эрфрутский пивовар часто вспоминал короля, который хвалил качество его пива. О нем говорили, что он был «маленьким королем», такая оценка требует осторожности; напротив, несомненно, он умел заставить маленьких людей полюбить себя, и горожане, которых он охотно посещал, сделали столько же, как и нищенствующие монахи, чтобы он вошел в легенду. Пускай он был простоват в расчетах или полагался на свою интуицию, он знал, что делал. Его род не восходил ни к Карлу Великому, ни к Оттону, ни к Барбароссе; ему не хватало власти, которая передается по наследству от великих предков. Дар налаживать отношения с людьми был его харизмой, и он прекрасно умел им пользоваться.

Кровь знаменитых предков не текла в его жилах, но, тем не менее, он был их наследником, а наследием, которое он в свою очередь старался сохранить, он управлял как хороший отец семейства. Больше всего его подданные ждали от него сохранения мира. Накануне коронации он провозгласил всеобщее перемирие и постановил, что все незаконно взимаемые дорожные пошлины будут отменены. Назначение верховного судьи показало, что Рудольф серьезно относился к судебным органам, созданным Фридрихом II в 1235 г. Затем он сам взялся за дело и совершил поездку на запад и юго-запад империи, без колебаний разрушая замки, служившие логовом бандитов. В конце правления, перед стенами Эрфурта было казнено по его приказу двадцать девять «рыцарей-разбойников». Он направился туда в 1289 г., чтобы покончить со ссорами между ландграфом Тюрингским и его сыновьям, и покинул страну, только полностью наведя в ней порядок. Граф, который смог постоянно увеличивать свои владения, проявил те же стремления, став королем. Во время междуцарствия владения империи были разорены одними и захвачены другими. В 1273 г. в ходе общего совета князья, собранные под руководством правителя, решили, что все эти вторжения должны постоянно пресекаться. Рудольф применил политику так называемых протестов: королевские чиновники, поставленные во главе округов (Landvogteien), объединявших все, чем обладала империя в данном регионе, были ответственны за то, чтобы заставить любого, кто не имел законных прав, вернуть награбленное. В Эльзасе, Швабии, так же как во Франконии, деятельность этих чиновников, отобранных среди самых преданных слуг короля, была эффективной. Ее эффективность уменьшалась в регионах, куда Рудольф отправлялся с меньшей охотой; эта задача там была поручена князьям, которых, кажется, больше заботили их династические интересы, чем защита империи. Самым преданным и деятельным союзником Римского короля была буржуазия городов, которая под его покровительством, окончательно получила статус civitates imperii, граждане империи. Эти общины были ему благодарны за упорство в борьбе по восстановлению безопасности; они ему предоставляли войска и деньги. Действительно, когда он начал взимать с них слишком большой налог, их сопротивление было настолько яростным, что он был вынужден его уменьшить.

Родившись на юго-востоке империи, Рудольф Габсбург вынужден был покинуть этот регион, любимый и оказывавший ему поддержку. Власть, которую он считал своим долгом заставить уважать, высмеивал Оттокар Богемский: он не считал необходимым испрашивать у «бедного маленького графа» инвеституру своих ленных владений. Спустя один год и один день закон, наказывающий неверных вассалов, была введен в силу. Король Богемии насмехался над ним; в 1275 г. он был объявлен предателем и изгнан из пределов империи. Рудольф тщательно подготовил выполнение приговора. Его силы были столь велики, что Оттокар был вынужден принести публичное покаяние и в 1276 г. преклонить колено перед Рудольфом, который специально для этого случая, надел кожаный плащ разоренного мелкого помещика.

Между обоими противниками было заключено перемирие; однако не прошло и двух лет, как оно было нарушено. Военные действия возобновились, и 26 августа 1278 г. Оттокар был разгромлен и убит. Его сын Вацлав сохранил Богемию, но его австрийские владения в 1282 г. были переданы Рудольфом его собственным сыновьям, Альбрехту и Рудольфу. Событие стало историческим: отныне Габсбурги становились князьями, а эта семья, зародившаяся недалеко от Рейна, чувствовала себя на берегах Дуная как дома; она стала правящим домом Австрии.

Этот огромный успех не отвлек Рудольфа от его главной миссии — сохранения империи, под которой понимались также королевства Италии и Бургундии. В Италии папа Николай III, озабоченный сохранением могущества христианства, добился от Карла Анжуйского, чтобы тот отказался от своей роли «миротворца», и король римлян восстановил свои права на то, что он называл «мой сад». Правда, это стоило Рудольфу Романии. Папский престол требовал этого уже давно; это было наградой за его посредничество. В Бургундии дипломатия требовала поддержки военными действиями: граф Монтбельярд был призван к порядку первым, затем в 1283 г. был наведен порядок в Савойе. В следующем году Рудольф, шестидесятилетний старик, сочетался браком с сестрой герцога Бургундского, девочкой-подростком пятнадцати лет. Он полагал, что его зять поможет ему укрепить связи королевства Арль с империей; он ошибся: герцог не оказал ему никакой помощи. В 1289 г. Рудольф вновь вынужден был прибегнуть к силе: наместник Франш-Конте, Оттон, не считал себя обязанным присягать на верность никому, кроме императора, однако Рудольф был только римским королем. К тому же Оттон распространил свое влияние на имперский город Безансон. Рудольф дал ему понять его неправоту и вынудил его полностью подчиниться. На севере, на лотарингской границе, Филипп Красивый действовал, не поднимая шума. Он хотел заполучить два аббатства империи, Монтфокон и Боль; следственная комиссия доказала ему, что он не имел никаких прав на эти обители.

Шли годы, а Рудольф все еще не стал императором. Для этого, казалось бы, не было никаких препятствий. Он даже решил, что будет коронован 2 февраля, как Оттон I. Но переговоры с Папским престолом были бесконечны. Григорий X был готов встретить короля римлян и короновать его, однако в 1276 г. он умер. Его три преемника умерли один за другим, а затем к власти пришел Николай III, мечтавший перекроить политическую карту Европы: говорили, что он намеревался разделить империю и сделать из Германии наследственное королевство Габсбургов. После него Мартин IV занялся главным образом Анжуйцами, на которые в 1282 г. претендовала Сицилия. Переговоры между Рудольфом и Гонорием IV, не имевшие никакого успеха, возобновились. Рудольф чувствовал себя старым и уставшим от жизни.

Когда он почувствовал приближение смерти, он отправился в Шпейер и там умер на следующий день после своего прибытия, 15 июля 1291 г. Как он и хотел, он был погребен в Салийском склепе Сен-Дени, рядом с самым дорогим его сердцу Гогенштауфеном, Филиппом Швабским. Выбор могилы в последний раз показал, что было главной мечтой его правления — восстановление Священной империи и продолжение, таким образом, дела своих предков.

Выборщики — хозяева положения (1292–1308)?

Адольф Нассауский (1292–1298)

Рудольф не решил заранее проблему престолонаследия. Он бы смог заставить избрать королем римлян одного из своих сыновей, если бы сам был императором, но он таковым не являлся. По крайней мере, он мог рекомендовать выборщикам избрать одного из них после своей кончины. Он предпринял эту попытку, но по причине трагических обстоятельств это ничего не дало: в 1281 и 1290 гг. сначала Хартман, а затем Рудольф скоропостижно скончались. Оставался Альбрехт, старший сын; но Рудольф считал, что было необходимо различать управление империей и управление своими родовыми землями и что Альбрехт должен довольствоваться управлением семейными владениями.

Итак, выборщики были свободны в своем выборе. Но они неудачно распорядились своей свободой. Как и в 1273 г., выбор пал на графа Адольфа Нассауского, ничем непримечательного человека. Он был смелым и образованным, настоящим рыцарем, но те, кто его выбрал, хотели, чтобы он всецело подчинялся им. Архиепископ Кельнский потребовал от кандидата чрезмерных обязательств: чтобы Адольф всегда был его союзником; никогда не вводил в свой совет людей, против которых выступал архиепископ. Целый ряд сильных позиций достался выборщикам; и последним, но не менее важным пунктом стали 25 000 марок, выплаченных архиепископу для покрытия расходов, связанных со службой империи. Ошибка Адольфа состояла в том, что он согласился на это. Он был избран 5 мая 1292 г. и коронован 24 июня. Но роль марионетки ему не подходила. Он старался найти возможность сопротивляться тем, кто считал, что дергает его за веревочки. Случай, которого он ждал, представился ему в Тюрингии, где уже бывал его предшественник. Ландграф, чье поведение полностью осуждали сыновья, продал свое ландграфство королю римлян, который в 1296 г. смог торжественно объявить о включении этой важной территориальной единицы в состав империи. Выборщики поняли, что Адольф мог выскользнуть из-под их влияния. Самым недовольным оказался представитель Майнца, у которого были свои виды на Тюрингию, где он уже располагал землями. Что касается архиепископа Кельнского, король уже не обращал на него внимания, поскольку сделал герцога Брабантского, самого ненавистного противника выборщиков, представителем империи между Маасом и Рейном.

Адольф не смог бы освободиться от опеки, которую выборщики намеревались ему навязать, если бы он не раздобыл денежных средств. Эти деньги он получил из Англии. Конфликт между Эдуардом I и Филиппом Красивым поглощал огромные суммы. Всехристианнейший думал, что сможет получить со священников королевства существенную сумму денег, которая ему будет стоить одной стычки с Бонифацием VIII. Эдуард считал, что не следует мелочиться, если есть возможность открыть второй фронт; поэтому он обратился к Адольфу, которого раздражала французская политика на западных границах империи. В 1294 г. был заключен договор. 60 000 марок серебром было передано Адольфу. Заключил ли король римлян хорошую сделку, действуя подобным образом? Унизился ли он? Продался ли он как наемник за небольшое жалованье? В любом случае, он получил упрек за это от Бонифация VIII, очень довольного тем, что он может сделать выговор римскому королю.

Правда, молва обвиняла Адольфа в том, что он пошел еще дальше, движимый равнодушием к законам чести. Мы находим подтверждение этому у флорентийского летописца Виллани и в архивном документе, найденном в прошлом веке, заставляющем думать, что слух не был лишен оснований: флорентийский банкир Мусциотто деи Франчези, выплатил 80 000 турских ливров королю римлян, как и его советникам. Франчези работал на Филиппа Красивого. Адольф, недовольный тем, что продает свои услуги, продался обеим враждующим сторонам одновременно! В только что упомянутом документе нет формальных доказательств такого вероломства. Его достоверность тоже спорна, а потому следовало бы очистить Адольфа от подозрений. Впрочем, 9 октября 1297 г. между Францией и Англией было подписано перемирие. Римский король не мог, следовательно, больше активно вмешиваться в войну, которую прекратило перемирие.

Выборщики, избравшие Адольфа правителем с оговоркой, теперь почти все были убеждены, что условие не было соблюдено, из чего следовал вывод: король римлян должен был быть смещен. Поэтому было созвано собрание князей. Оно состоялось в Майнце 23 июня 1298 г. при поддержке Альбрехта Габсбурга, который собрал нужных рыцарей. Те выборщики, которые не смогли явиться, прислали своих представителей. Только архиепископ Трирский не пожелал выступать против Адольфа. Последний был низложен; его обвиняли в неспособности управлять государством, бесчинствах его подчиненных и нарушении своих обязательств; наконец, он был обвинен в том, что получил деньги от англичан, не объявив войны французам. Осужденный, не имея возможности принять решение, он дал сражение войскам Альбрехта 2 июля 1298 г. в Голлхейме, был разгромлен и убит. Корона была обещана победителю. 27 августа выборщики подтвердили вердикт военных. Они собрались почти полностью, не было только короля Богемии, который не забыл поражения, нанесенного отцом Альбрехта его собственному отцу.

Альбрехт Габсбург(1298–1308)

В 1292 г. выборщики желали посадить на трон кого-то, кто стал бы их собственной креатурой. Они обманулись: тот, кто надевает корону, рано или поздно приобретает вкус к власти. Адольф Нассауский пытался освободиться от тисков, в которые его зажали. Он заплатил за эту попытку ценой своей жизни. В 1298 г. выборщики, если они полагали, что Альбрехт окажется покорнее, чем побежденный в Голлхейме, снова ошиблись. Ошибка оказалась серьезнее первой: у Альбрехта было большее состояние, чем у Адольфа, он также обладал большими качествами государственного деятеля, волей, не знавшей преград, взглядом, который в нужный момент определял слабые стороны противника. Альбрехт не старался понравиться. Его внешние данные этому не способствовали: вследствие плохо перенесенной болезни он потерял один глаз. Стремясь к власти, он возвратился к уступкам, сделанным его отцом в Австрии, а Венский мятеж был беспощадно подавлен. Выборщики прибегли к его кандидатуре, чтобы освободиться от Адольфа Нассауского. Они полагали, что ценой этого была корона, забывая, что никакой формальный документ не делал их правителями королевства. Отношения между ними и избранным ими правителем определялись соотношением сил. С приходом Альбрехта это соотношение больше не было в их пользу.

Едва короновавшись, король римлян старался показать, что он был хозяином. Он разрушил союз, заключенный его предшественником; он сблизился с Филиппом Красивым, которого встретил неподалеку от Вокулер, в Кятр-Во, в ноябре 1299 г. Сестра Христианнейшего дала обещание Рудольфу, сыну Альбрехта, выйти за него замуж. Вступление во владение Франш-Конте будущим Филиппом V было принято. Строили ли оба короля далеко идущие планы, осуществление которых отодвинуло бы границы Франции до Рейна, но зато превратило бы Германию в наследственное королевство Габсбургов? Кажется, в действительности их переговоры не затрагивали вопросы подобного рода, но выборщики пытались очернить Альбрехта, приписывая ему эти намерения. Молва, распространенная благодаря им, рисовала его бесстыдным честолюбцем, стремящимся обеспечить будущее своего рода, распродавая по низкой цене куски империи.

Выборщики не замедлили перейти от этой скрытой формы борьбы к открытой враждебности. Действительно, Альбрехт воспользовался случаем, который ему предоставила смерть оставшегося без преемника графа Голландского, чтобы воспользоваться правом, предоставленным королю римлян. В качестве правителя он располагал выморочным имуществом. Граф Геннегау, родственник покойного, захватил наследство. Сделав вид, что намерен с ним сражаться, Альбрехт предложил ему прийти к соглашению, скрепив его брачным союзом. При мысли, что Римский король задумал сделаться хозяином устья Рейна и Мааса, кровь архиепископа Кельнского застыла в жилах. Он связался со своими коллегами из Трира и Майнца, а также с Пфальцграфом. Они встретились на берегу Рейна в Хеймбахе 14 октября 1300 г. и заключили союз, направленный против «этого господина Альбрехта, называющего себя королем».

Альбрехт Габсбург отнюдь не был Адольфом Нассауским. Он сразу же бросился в контратаку. В ходе первого процесса, состоявшегося в Нюрнберге двумя годами ранее, выборщикам было предписано соблюдать мирный договор, осуждавший незаконные дорожные пошлины; но для князей, земли которых пересекали Рейн и Мозель, искушение было слишком велико: они облагали налогом продавцов и товары, не имея на это никакого права. Альбрехт обнародовал их проступок, и все те, кто был виновен в этом, стали его союзниками. Затем, не давая выборщикам времени собраться с силами, он захватил пфальцграфство, выборщик которого сдался прежде, чем войска Альбрехта начали осаду его резиденции в Гейдельберге. Затем настала очередь архиепископа Майнцского стать свидетелем взятия Бингена. Несколько месяцев спустя архиепископ Кельнский попросил мира. Оставался только Трир. В конце 1302 г. он также сдался. Не скрывая своего удовлетворения, летописец пишет, что «отныне выборщикам ничего не оставалось, как держаться друг за друга».

Сын Рудольфа сохранил в памяти усилия, которые напрасно потратил его отец, чтобы сделать из своей семьи новую stirps regia. Нужно было взять реванш; нужно было, чтобы с императорской короной Альбрехт как можно скорее получил право избрать своего сына Римским королем и, таким образом, сохранить непрерывность династии. Он знал, что ему нелегко будет достичь этой цели. Бонифаций VIII, которому выборщики лишь сообщали о назначении правителя, не рассказывая, при каких обстоятельствах открылись наследственные стремления Адольфа, наконец, узнал правду. Взбешенный обманом, он устроил скандал германским представителям. С императорской короной на голове и шпагой на боку он орал: «Цезарь — это я; я — император!» Поскольку тот факт, что Альбрехт был союзником Филиппа Красивого, отнюдь не привлекал к нему симпатию епископа, который в декабре 1301 г. в булле «Ausculta fili» («О сыновнем послушании»), предписал Всехристианнейшему прибыть в Рим, где против него были выдвинуты серьезные обвинения. Римский король дорожил больше императорской кроной, чем дружбой Франции, поэтому он согласился принести клятву, которую Бонифаций VIII потребовал от него. Эта клятва неуместно напоминала ту, что произносили епископские должностные лица, ответственные за управление достоянием Святого Петра. Кроме того, Альбрехт должен был обещать не назначать в течение пяти лет наместника в Тосканской области без соглашения Папского престола и, разумеется, порвать все связи с Филиппом Красивым. В этом унижении историки впоследствии строго упрекнут римского короля. Это унижение стало последним, поскольку произошло 18 августа 1303 г., а 7 сентября события в Ананьи подорвали жизненные силы Бонифация, скончавшегося 11 октября. Для Альбрехта все должно было начаться сначала.

Тем временем серьезные события вынудили его сосредоточить свое внимание на востоке империи. Один за другим Пржемысловичи действовали лучше, чем некогда Оттокар. Вацлав II смог заставить венчать себя королем Польши в Гнезно в 1300 г. Годом позже его сын Вацлав, взявший при случае имя Владислав V, взошел на трон Венгрии. Оба Вацлава царили на огромной территории, которая простиралась от польских равнин до лесов. Альбрехт отреагировал быстро: он побудил Карла-Роберта Анжуйского оспорить королевскую власть Владислава V и сам атаковал Богемию в 1304 г., не сумев все-таки завоевать Кутну Гору, серебряные рудники которой питали сокровищницу Богемии. Здание, торопливо возведенное Пржемысловичами, было разрушено самой судьбой. Вначале летом 1305 г. умер Вацлав II Богемский, затем в 1306 г. — Вацлав III, который после утраты Венгрии стремился сохранить Богемию и Польшу. Альбрехт смог заставить избрать своего сына Рудольфа на его место. Таким образом, он дополнил успех, достигнутый в 1278 г. в Дюрнкруте: все то, что некогда Оттокар смог объединить под своим скипетром, теперь перешло в руки представителя Габсбургов.

Но удача перешла на сторону врага. Войска, которые Альбрехт отправил в Тюрингию, чтобы вынудить сыновей ландграфа вручить ему то, что их отец недавно уступил Адольфу Нассаускому, были разбиты. Два месяца спустя Рудольф, король Богемский, правивший уже полгода, умер от дизентерии, и знать, вместо того чтобы передать корону его брату, предложила ее герцогу Каринтскому. Альбрехт готовился поднять армию, чтобы вновь завоевать Богемию, когда его племянник Иоанн, который в течение долгих лет умолял его уступить ему место в переходящих по наследству государствах, убил его в припадке безумия рядом с колыбелью династии, замком Габсбургов, 1 мая 1308 г.

Семейное сведение счетов прервало замысел правителя, способного, без сомнения, возвратить силу королевской власти, которой она была лишена из-за несчастий Фридриха II и блеск которой Рудольф I смог возродить лишь на очень непродолжительный срок. Выборщики снова стали хозяевами положения.

Возвращение прежних несчастий

Итальянский мираж: Генрих VII Люксембургский (1308–1313)

Филипп Красивый был вправе думать, что предстоящие выборы были под его контролем. Он был сюзереном, вассалами которого были многочисленные князья империи, то есть преданные ему люди, и правителем, влияние которого на решения Папского престола было столь сильным, что архиепископы Трирский, Майнцский и Кельнский были ему обязаны своим назначением на должность. Пришло время поставить во главе империи представителя французской династии. Таким образом, власть Филиппа Красивого могла воздействовать, напрямую или косвенно, на два самых влиятельных института христианского мира, поскольку казалось, что Климент V не мог ему отказать. Вместо того чтобы действовать, как его отец в 1273 г., Филипп IV не выдвинул своей кандидатуры, а представил кандидатуру своего брата, Карла де Валуа. Если он не смог осуществить свое намерение, это случилось потому, что он был слишком могущественен. Он неоднократно демонстрировал, что для свершения своих желаний он готов разрушить любые препятствия: он жестко покарал графа Фландрского и повел дело тамплиеров с такой жестокостью, что перспектива подчиняться ему пугала. Князья, которые должны были хранить ему верность, мешали осуществлению его планов, а более всех выборщик Трира Балдуин Люксембургский, сумевший убедить двух других выборщиков-священнослужителей проголосовать за его брата Генриха, также приближенного Филиппа Красивого. Маркграф Бранденбургский и герцог Саксонский прислушались к их мнению, и 27 ноября 1308 г. все присутствующие выборщики назначили управлять империей графа Люксембургского, Генриха VII. Поражение французского кандидата не было победой германского патриотизма. Генрих плохо говорил на немецком языке и без колебаний принес клятву верности Всехристианнейшему королю. Князья желали сохранить свои свободы.

Без сомнения, выборщик из Трира, чьи политические взгляды были ясны (все историки признают это), очень быстро понял, до какой степени французское построение государства отличалось от того, что было принято в империи. Кроме того, он заметил также, не говоря об этом ни слова, что папа не желал выборов Карла де Валуа, что еще более подчеркивало фактическое влияние, которое Христианнейший король осуществлял на суверенного понтифика.

Балдуин знал, что его брат не будет довольствоваться местом за круглым столом князей, играя роль короля Артура.[22] Генрих Люксембургский доказал, что он умеет повелевать и что при необходимости он, не мешкая, заставит покориться своей воле. Но еще более незначительное, чем графство Нассау, графство Люксембургское не приносило средств, без которых король исполнял лишь роль статиста, хотел он этого или нет. Генрих VII не мог расширить свои владения на запад. Сразу после смерти Альбрехта он, наряду с другими графами и герцогами, дал клятву оказывать взаимную помощь, в случае если преемник умершего правителя нанес бы обиду одному из них. Его выборщики, три архиепископа, также помешали бы ему в этом, если бы ему случайно, пришла эта мысль.

Возможность расширения владений представилась лишь через десять месяцев после прихода Генриха к власти: знатные чехи, невзлюбившие Генриха Каринтийского, предложили брак Иоанна, сына Генриха VII, с Елизаветой княгиней из рода Пржемысловичей. Этот план осуществился в 1310 г.: после свадьбы Иоанн был пожалован своим отцом королем Богемским, и коронация состоялась в следующем году. Дом Люксембургов кроме западного влияния, благодаря этому брачному союзу, приобрел власть на востоке: Богемия разрасталась. Обладание ею давало ее правителю не только королевский титул, но еще и материальное благосостояние, добытое из минеральных запасов страны.

Когда 7 февраля 1311 г. Иоанн Люксембургский надел корону святого Вацлава в Градчанах Праги, его отец уже три месяца как пребывал в Италии. Он не ожидал, что Богемия так быстро породнится с его семьей, поэтому продолжил искать на юге то, в чем был не уверен на востоке. Что он намеревался найти, преодолевая Альпы? Чтобы ни считали историки по этому поводу, Генрих VII не был мечтателем; у него были веские причины отправиться именно в ту сторону. Климент V, не только утвердил его выбор, но и назначил время императорской коронации: она должна была состояться в 1312 г. на день Сретенья, как и у Оттона I. Итак, Римский король был заинтересован, чтобы коронация состоялась как можно быстрее. С одной стороны, было нужно, чтобы он стал императором, чтобы один из его сыновей смог быть избран Римским королем и заменить его однажды на троне; с другой, некоторые князья королевства Арля заявляли, что они обязаны повиноваться императору, коронованному должным образом, что предоставляло им множество свобод с давних времен: последняя императорская коронация была коронацией Фридриха II в 1220 г. Но причина, без сомнения повлиявшая на решение Генриха, была финансового свойства. Более чем когда-либо Италия напоминала Обетованную землю, Европейское Эльдорадо. Сеньориальные владения, появившиеся в большей части крупных городов, требовали установления законности, которую король римлян был вправе им дать и за которую они были готовы дорого заплатить.

Короче говоря, в 1311 г. граф Савойский, наместник Генриха, внес в казну около 300 000 флоринов, Генуезский выплатил 40 000, Миланский около 30 000. Поскольку на имперскую корону претендовали два кандидата, они не постеснялись увеличить цену. В Милане, когда Маттео Висконти предложил правителю по случаю его коронации 60 000 флоринов, Гвидо делла Торре, его соперник, заявил, что они поскупились. Такой богатый город, как Милан, мог, не прослыв скрягой, предложить не менее 100 000 флоринов. И это в любом случае не было пустым хвастовством! Миниатюра, иллюстрирующая поход Генриха VII в роскошной рукописи, заказанной Балдуином Трирским, изображает повозку, так тяжело нагруженную золотом и серебром, что четыре лошади с трудом могут сдвинуть ее с места. Это и было то сокровище, которое брат императора привез из своей поездки по Италии! Бухгалтерские документы императорской казны исчезли, но мы думаем, что правитель нашел им применение, так же как князья из его свиты.

Итак, Италия была не только страной изобилия. С политической точки зрения это было грозное осиное гнездо. Генрих VII хотел бы остаться вне партий, но он был обязан вмешиваться в распри, которые в течение целого столетия сталкивали поселения гвельфов и гибеллинов. Следовало вмешаться даже во внутренние дела городов: в Милане Висконти поддержали Генриха VII, который должен был подавить мятеж, поднятый Гвидо делла Торе. Он действовал достаточно грубо, что толкнуло миланцев к возмущению: «Смерть немцам». Затем король римлян задумал покорить Кремону, где укрывался делла Торре, а также Брешию, которая также восстала против «варваров, пришедших с севера». Год спустя, преодолев Альпы, Генрих VII потерял три четверти своей армии, он не мог более выступать могущественным и спокойным защитником справедливости, но бег с препятствиями не был завершен: Флоренция, метрополия, гвельфов, готовилась к противостоянию с немцами. Она полагалась на поддержку короля Неапольского Роберта, которого Филипп Красивый тайно провоцировал чинить препятствия Генриху VII. Роберт передал это задание своему брату, герцогу Иоанну Гравина, люди которого помешали Генриху дойти до традиционного места коронации, собора Святого Петра в Ватикане. 26 мая 1312 г. в страшном сражении войска Генриха потерпели поражение. Однако 29 июня кардиналы, посланные папой, короновали Генриха в соборе Святого Иоанна в Латеране. Лучники гвельфов испортили праздник, но главная часть церемониала была исполнена: Генрих VII стал императором.

Вожделенного титула было недостаточно, чтобы усмирить конфликты, в которые он был вынужден вмешиваться. Это только разжигало их. Филипп Красивый после некоторых довольно холодных поздравительных слов, заявил, что он не признает для себя другого правителя, кроме Христа, и упрекнул его в том, что он сообщил о своей коронации лионцам, так как Лион, по мнению Всехристианнейшего, уже двадцать лет был французским городом. Папа, столь слабый по сравнению с королем Франции, написал императору в тоне, напоминающем тон Иннокентия III, чтобы император не забыл принести ему клятву верности. Становится понятной реакция Генриха: он вступил в союз с Фридрихом Сицилийским, заклятым врагом Роберта Анжуйского, затем он осудил короля Неапольского, обвиненного в подготовке мятежа с Тосканой и Ломбардией против императора, «правителя мира». Роберт, который действительно отказывался подчиниться, был приговорен к смертной казни за оскорбление величества 26 апреля 1313 г.! Но как схватить его? Генрих VII безрезультатно осаждал Флоренцию в течение шести недель. У него не хватало солдат, чтобы поставить их вокруг города непрерывной цепью. Чаще, чем удары шпаги, на противника обрушивались обвинения, и полемика быстро свелась к спору между Иннокентием IV и Фридрихом II, как если бы присутствие императора в Италии неотвратимо возрождало противоречия между духовенством и империей. Все литературные произведения того времени не могут поспорить с «О монархии» Данте: этот трактат достоин таланта его автора «размахом и удивительной оригинальностью его взглядов».[23]

Изгнанник, веривший, что Генрих VII вновь откроет ему двери Флоренции, утверждал, что император получает свою власть от Бога без каких-либо посредников, он также обязан был относиться к папе как уважительный старший сын к своему отцу: в своей сфере, светской власти, он был независимым и действительно суверенным. Но выступление в его защиту не изменило соотношения сил: Генрих VII был слаб, слишком слаб, чтобы укрепить в Италии занятые позиции. С маленькой армией он отправился навстречу войскам Роберта, когда 24 августа 1313 г. недалеко от Сиены, которую он не смог взять приступом, приступ малярии забрал его жизнь. Он был похоронен в соборе Пизы, а остатки его войск вернулись обратно в Германию.

Последнее столкновение «наместников Господа»: Людовик Баварский (1314–1347)

Неудача Генриха VII бросила тень на престиж империи, но так как все происходило в Италии, Германия от этого не пострадала. Что из его достижений было сохранено следующим императором? Следует сразу сказать, что этот период стал самым драматичным в ее истории; все некогда перенесенные несчастья вернулись вновь: распри, войны и невозможный, но неизбежный выбор между двумя священными представителями власти, папой и императором.

Кандидатов на корону оказалось предостаточно, среди них граф Неверский, граф Геннегау и, как обычно, представитель французского дома, сын Филиппа Красивого, будущий Филипп V Длинный. На самом деле за корону боролись только две семьи — Люксембурги, которые не хотели упустить того, что они приобрели в 1308 г. и Габсбурги, старавшиеся снова завоевывать то, что они потеряли в том году. Фридрих Австрийский, называемый Красивым, и его соперник, Иоанн, король Богемии, казалось, имели равное количество шансов получить корону. Во избежание гражданской войны Люксембурги поддержали кандидатуру Людовика Баварского, отношения которого с кузенами, представителями дома Габсбургов, были более спокойными, хотя совсем недавно они были на короткое время нарушены. Людовик, герцог Верхней Баварии, возможно, был человеком, способным установить мир повсеместно. Обманчивое заблуждение: 19 сентября 1314 г. представитель Кельна, пфальцграф, герцог Саксоно-Виттенбергский и Генрих Каринтийский, который всегда считался королем Богемии, избрали Фридриха Красивого, а на следующий день выборщики Майнца и Трира, герцог Саксоно-Лауэнбургский и Иоанн Люксембургский, который также называл себя королем Богемии, проголосовали за Людовика Баварского. Следует отметить, что обе партии выборщиков, Саксонская и Богемская, были представлены двумя людьми. Состав избирательного корпуса был зафиксирован только обычаем; в данном случае отсутствие письменных законов вызывало распри. Они длились восемь лет; силы обоих лагерей были почти равными. В 1318 г. три выборщика-священника оказались вне игры, заявив, что они не поддержат более никого из враждующих. В конечном счете именно сила оружия склонила чашу весов в сторону Людовика; он сразился с Фридрихом в Мюльдорфе и взял его в плен.

Его победа не означала наступления мира, который был просто необходим. Конфликт поменял и театр действий, и их уровень. Папство, расположившееся на окраине Французского королевства, в Авиньоне, оправдывало эту ссылку, считавшуюся временной, утверждая, что нужно восстановить порядок на полуострове, прежде чем возвращаться в Рим. Легат Бертран дю Пуже занимался этим уже в течение двух лет с жестокостью, стоившей ему резкой неприязни, когда Людовик Баварский, наконец, почувствовав себя хозяином, заявил свои права на Италию. Его посланники вступили в переговоры с миланцами. Они выступали в качестве наместников Римского короля и незамедлительно столкнулись с представителями папы. Этот конфликт поднимал принципиальный вопрос: папа утверждал, что он является наместником империи в Италии, в то время как императорский трон пустует. Итак, с точки зрения Иоанна XXII трон пустовал, поскольку назначение Людовика Баварского не получило епископского одобрения.


Священная Римская империя германской нации: от Оттона Великого до Карла V

8 октября 1323 г. папа заявил, что «баварцы» узурпировали права, воспользовавшись ими; если бы он не отказался от этих слов через три месяца, его бы отлучили от церкви. Тем временем викариат империи в Италии вернулся к королю Неаполя Роберту Анжуйскому. Этот ультиматум начал ссору, которая продлится около четверти века. Суверенный понтифик был тем более расстроен, потому что Рим не находился больше в Риме. Нужно было заставить христианский мир понять, что эта перемена местопребывания нисколько не затрагивала власти преемника Петра. Иоанн XXII обладал характером, не склонным к компромиссам. Превосходный юрист, он намеревался добиться следования установленным законам вплоть до йоты. Людовик был настроен не менее решительно, чем папа, защищать то, что, по его мнению, представляло честь империи. Не думая уступать, он дал отпор: в период с декабря 1323 по май 1324 г. появилось три «апелляции». Адресованные, прежде всего, папе, они также обращались ко всем тем, кто в Германии, и прежде всего в городах, был способен понять смысл спора. 14 июля 1324 г. Иоанн XXII сместил Людовика Баварского, предварительно отлучив его от церкви 23 марта.

Людовик Баварский сопротивлялся папе еще сильнее, зная его уязвимость. Авторитарная политика Папского престола создала ему врагов. Централизация власти, осуществляемая все более и более неуклонно, поскольку она оправдывала снятие аннатов, возмущала обычных раздатчиков бенефиций, чьи преимущества она уменьшала, доводя до крайней нищеты налогоплательщиков. Роскошный двор, устройство которого в Авиньоне стоило немалых средств, раздражал христиан, которые серьезно относились к евангельским заповедям. Таковых было большинство в сфере влияния нищенствующих орденов. Часть францисканского ордена, который проповедовал полную бедность, была глубоко возмущена богатством высокопоставленных духовных лиц. Некоторые из этих «духовников» исповедовали йоахизм, который провозглашал наступление новой эры. Осужденные папством, преследуемые внутри своих религиозных орденов, они могли подумать, что являются единственными отверженными. Однако в 1323 г. для них было неожиданностью узнать, что большинство их братьев во главе с магистром ордена поддерживают их в противостоянии папе, который только что осудил принцип, разделяемый большей частью францисканцев, — личную бедность Христа. Обнародовав это, Иоанн XXII нажил себе противников во всем христианском мире, в том числе талантливых теологов, как, например, Уильям Оккам. Людовик понял, что у него в руках довольно опасное оружие, которое может серьезно ранить папу. Он встретился с изгнанными францисканцами. К ним присоединился Марсилий Падуйский, чье главное произведение «Defensor pacis» («Защитник мира») подчиняло духовную власть светской. По совету этого генерального штаба, по-своему революционного, Людовик отправился в Рим. В Капитолии он совершил совершенно новую коронацию: Чиарра Колонна, представляющий римский народ, возложил диадему на голову правителя, а францисканец был избран папой под аплодисменты толпы. 17 января 1328 г. этот антипапа, Николай V, совершил обряд коронации в соборе Святого Петра в Ватикане. Триумф императора был лишь видимостью: он не смог обуздать Роберта Анжуйского. Повсюду бунтовали гвельфы. Николай V в испуге сам отправился каяться в Авиньон. Людовик Баварский вновь перешел Альпы в феврале 1330 г.

Час победного переворота не пробил; защита папства оставалась крепка. Людовик Баварский искал решение путем переговоров, так как конфликт посеял сомнения в умах: интердикт, провозглашенный Иоанном XXII против сторонников императора, разрушал религиозную жизнь. Священники, применявшие этот вид духовной блокады, были изгнаны из городов, которые отказались оставить правителя. В 1325 г. Людовик освободил Фридриха и даже сделал его своим соправителем. Позднее Людовик полагал, что он мог бы примириться также с Люксембургами, но их согласие было скорее внешним, чем внутренним. Иоанн Богемский под предлогом помощи императору пытался присвоить себе сеньориальные права в Италии на земли от Люка до Реггио. Он сблизился даже с Филиппом VI, став его преданным человеком. Самое главное оставалось неосуществленным — заключение мира с папой.

Переговоры начались в 1330 г., но и в 1337 г. они оставались безрезультатными. Мнения слишком разошлись: Людовик был согласен признать свои ошибки, но он категорические отказывался, чтобы его восшествие на престол зависело от согласия папы. В конце концов Папский престол смирился с этим требованием. Бенедикт XII, сменивший в 1334 г. Иоанна XXII, проявил себя не более сговорчивым, чем его предшественник, хотя формально тот и был гибче. К существенным различиям добавилась медлительность крайне сложной канонической процедуры.

В 1338 г. Людовик сменил тактику. Он чувствовал, что в стране папство становится непопулярным. «Planctus ecclesiae in Germaniam» молодого священника Конрада Мегенбергского выражало боль немцев, ощущавших презрение и заброшенность, в то время как их рыцарская самоотверженность и смелость должны были им принести уважение суверенного понтифика. В городах, буржуа, страдавшие от интердикта и не находившие в размышлениях мистиков и «друзей бога» сил стойко держаться, испытывали горечь, которая грозила обернуться мятежом. 17 мая 1338 г. Людовик обнародовал манифест «Fidem catholicam» («Преданным католикам»), в котором провозглашал, что император занимает такой же высокий пост, как папа, что он поручил свои полномочия от выборщиков и не нуждается в епископском одобрении, чтобы выполнять свою миссию. Наконец, заявлял он, настоящий церковный собор, представляющий всеобщую Церковь, стоит выше соборов, которые папа созывает и распускает по своей прихоти. 16 июля выборщики, собравшиеся в Ренсе, совершили поступок большой важности: впервые они собрались не для того, чтобы избрать или низложить правителя, а чтобы защитить интересы империи, представителями которой они себя считали. Итак, в данном случае они поддержали Людовика и заявили, что выборов достаточно, чтобы назначить законным правителем того, кто был выбран голосованием. 4 августа основное положение Licet juris утверждало то же, на этот раз от имени императора.

Наконец, 5 сентября в Кобленце, во время торжественного заседания Людовик назначил Эдуарда VII, являвшегося его союзником против Франции и присутствовавшего там, наместником империи. Никогда, без сомнения, положение императора не было столь сильным, как в тот момент. Удалось ли ему из конфликта с Папским престолом, длящегося пятнадцать лет, вынести национальную идею, поборником которой он был?

Именно территориальная политика принесла ему не народную популярность, а поддержку князей. Он усилил Баварию, превратил Мюнхен в свою столицу, а монастырь Эталль в резиденцию рыцарского ордена, преданного ему. В 1324 г. он передал Бранденбург, ставший выморочным имуществом, своему сыну Людовику. В том же году он сочетался вторым браком с наследницей Геннегау и Голландии. В 1341 г., вопреки законам, новый маркграф Бранденбургский женился на графине Тирольской, уже вступившей в брак с сыном Иоанна Богемского. Наконец, в 1345 г. он завладел от имени своей жены Геннегау и Голландией, граф которой умер в бою, оставшись бездетным. Еще раз правитель смог создать власть, переходящую по наследству, которая давала ему преимущество в империи. Но князья поддались на предложения Люксембургов, поощрявших Климента VI, друга их семьи. 11 июля 1346 г. Карл, маркграф Моравский, сын Иоанна Богемского, был избран Римским королем своим отцом, герцогом Саксонским и тремя церковными выборщиками во главе с Бодуеном Трирским.

Должна ли была снова в Германии разгореться гражданская война? Если князья боялись господства Людовика и бросили его, то что делало городское население? Истерзанные нескончаемым интердиктом, согласились ли бы они повиноваться Карлу, который был всего лишь Pfaffenkoenig, «королем курии»?

В 1346 г. никто не знал, что на этот раз им уготовано судьбой, никто не предполагал, что будущее, вместо того чтобы преподнести худшее, доверит новому избраннику подготовить лучшее — реформы империи.

Люксембург: первая реформа и ее недостатки

Карл IV (1346–1378)

Князь, которого выборщики выбрали занять трон 11 июля 1346 г., Карл Люксембургский, не был новичком; к тридцати годам он уже набрался опыта.

Сын Иоанна Люксембургского, короля Богемии, в которого роду насчитывалось множество известных предков. Конечно, в том, что он вел свой род от Карла Великого через герцога Брабантского, был уверен только он, но ему не нужно было далеко ходить, чтобы найти двух императоров в своем генеалогическом древе: Генрих VII был его дедушкой, Рудольф Габсбургом — его прадедом; совсем как Оттокар Богемский, противник несчастного Рудольфа. Наследственность, доставшаяся Карлу, была разнообразной и блестящей; по матери, последней представительницы рода Пржемысловичей, он был славянином; немцем он считался по Габсбургам; что касается Люксембургов, то они были так близки с Францией, что в их крови также должна была остаться и французская капля. В его родословной было множество честолюбивых политиков, создавших обширные территориальные владения. Беспокойная жизнь Вацлава (а именно это имя было ему дано при крещении) не позволяла ему воспользоваться прирожденными дарованиями. В трехлетием возрасте его отлучили от матери, чтобы исключить влияние чешского дворянства, он протестовал, пока его на долгое время не заперли под стражей, и это воспоминание не покидало его никогда. Уже будучи взрослым, он иногда запирался в полутьме. Через четыре года, в 1325 г. в его жизни произошли новые перемены: ребенка отослали к его крестному отцу, королю Франции Карлу IV, который тут же дал ему свое собственное имя, чтобы не смущать французов, в большинстве своем не знавших, что в святцах был святой Вацлав. Парижский двор был хорошей школой, а молодой Карл прилежным учеником. У его наставника аббата Феканаа окажется столь же блестящее будущее, как и у будущего императора: однажды он станет папой Климентом VI. Брак Карла со сводной сестрой Филиппа VI де Валуа Бланш еще крепче связал его с домом Лилий.

На смену обучению пришел первый опыт. На практике Карл показал все, что требовало искусство управления. Вместе со своим отцом, стремившимся создать второе королевство в Северной Италии, а затем заняв его место, он еще юношей воспринял опыт дипломатов, виртуозно владевших итальянской наукой тонких политических интриг, и кондотьеров, взаимно прибегавших к хитрости и действовавших решительно. Он проявил себя смелым, но питающим отвращение к войне. Призванный королем Иоанном Богемским занять место маркграфа Моравского, он снова вспомнил свой родной язык, обуздал дворянские распри и попытался заделать брешь, которую отцовская расточительность создала в финансах королевства. Он проявил себя достаточно зрелым, когда наставлял младшего брата, вступившего в брак с наследницей Тироля в тайне от властей. Тем временем Иоанн Богемский потерял зрение. В 1339 г. Карлу пришлось ему помогать и даже заменять его. Между отцом и сыном не было согласия. И стиль двора, слишком пышный по мнению Карла, и нерешительная политика короля, мысленно осуждаемая наследником, лишь усугубляли отношений между ними. Ян едва не отказался признавать сына стоим преемником.

О Карле, обладавшем богатым опытом, дополненным многочисленными поездками по всей Европе, нам известно довольно много, не только из его собственной автобиографии, но также по сведениям летописцев, таких как Виллани, не отличавшемся снисходительностью. Иллюстрации демонстрируют нам прекрасную серию портретов, на которых его лицо почти всегда освещено улыбкой, доброжелательной, по мнению одних, снисходительной по мнению других; оба толкования не исключены. Личность Карла была слишком многогранной, чтобы одно изображение могло передать все ее стороны. Обычно он умел контролировать свои чувства, однако несколько раз ему случалось разрыдаться или не совладать со своей яростью, и все же эти моменты слабости случались редко и продолжались недолго. Его разум постоянно бдил, даже когда его взгляд казался отсутствующим. Чтение и размышления наполняли его внутренний мир, подготовленный к пониманию ученых и поэтов, чьим меценатом и другом он был. Обладая посредственным здоровьем, он должен был развивать свои физические силы, чтобы не щадить себя в работе, вопреки доводам разума. Правление было его настоящей страстью.

До прихода к власти он накопил богатый опыт, однако вовсе не был им удовлетворен, он постоянно стремился расширять и углублять свои знания, осознавая их ценность. Его приближенные, которых он умел выбрать, никогда не были «серыми кардиналами»; он не хотел ни от кого зависеть. Зная множество языков, он чувствовал себя вполне свободно на переговорах. Неутомимо участвуя в них, он был то гибок, до такой степени, что итальянцы его считали торговцем, то непоколебим, поскольку он никогда не упускал из виду своей цели. Его миссия служила высокой идее. Империя была защитой Церкви, а император — руководителем христианского народа. Карл Великий открыл путь, которого следовало придерживаться. В некотором смысле Карл считал себя живым воплощением известного тезки, память о котором хранили церкви, часовни и замки от Ахена до Праги, от Карлсхофа до Карлштайна. Не было ли знаком судьбы то, что во Франции Вацлав превратился в Карла? Впрочем, в 1339 г. будущий Климент VI ему сказал, что однажды он станет императором, подтвердив откровение ангела, пришедшего к нему во сне шестью годами раньше. Глубоко верующий, он серьезно относился к священной стороне своей деятельности, не будучи, однако, марионеткой в руках священников (Pfaffenkoenig). Конечно, он старался сотрудничать с ними, но не желал быть их креатурой. Карл не мечтал о Священной империи, он воспринимал ее такой, какой она есть. На службе идеалу правитель был реалистом.

Он был последователен и расчетлив. Он тщательно подготовился к своим выборам, поскольку условия складывались не самым благоприятным образом. Неприятности, которые Людовик Баварский причинил его младшему брату в Тироле, задели его за живое. В 1342 г. он наказал того, кто ущемил интересы его семьи. Его поддерживали король Богемский, его отец, и герцог Саксонский; соседство с Виттельсбахами в маркграфстве Бранденбургском не беспокоило его. Архиепископ Майнца был другом Люксембургцев. Балдуин был двоюродным дедушкой Карла, но его следовало вывести из-под влияния Людовика, дав много денег как выборщику от Кельна. Самым простым было повлиять на Авиньон, где царил бывший наставник Карла Климент VI. Кандидат на корону обещал отменить меры, принятые его дедушкой Генрихом VII и признал Святого отца наместником империи, пока трон оставался незанятым. 28 апреля 1346 г. папа побудил выборщиков заменить Людовика, что они сделали 26 июля. Первый этап был преодолен, оставалось ждать результата. Сразу после избрания Карл, который, как и его отец, был предан дому Валуа, посчитал своим долгом выполнить свои обязательства и, как его отец, король Богемии, маркграф Моравский, Romanorum rex electus, последовал за своим зятем Филиппом VI в Креси. Иоанн Слепой героически встретил там свою смерть, а Карл всего лишь был побежден, но Климент VI напрасно пел ему дифирамбы, ставя в пример Карла Великого: немецкие города, задетые за живое интердиктом, не желали ничего знать о том, кого они считали Pfaffenkoenig. Он вынужден был спешно короноваться 26 ноября в Бонне. Поход на Тироль резко изменил ход событий весной следующего года. Людовик и не думал слагать оружие, однако был сражен сердечным приступом 11 октября 1347 г. Между тем победа не была окончательной; надо было еще отклонить кандидатуру графа Гюнтера Шварцбургского, кредитора маркграфа Бранденбургского, которого последний желал сделать антикоролем (январь 1349 г.). Карл сумел его изолировать. Гюнтер вышел из игры в мае. Почти через три года после своих выборов Карл наконец был признан своими подданными. Чтобы отметить этот успех красивой церемонией, он повторил свою коронацию в Ахене 25 июля.

Оставалось только надеть императорскую корону. Воспоминания о его пребывании в Италии были еще довольно свежи, чтобы ему хотелось вновь туда отправиться. Нужно было не позволить заманить себя в ловушку на полуострове, как это случилось с его дедушкой Генрихом VII. Кола де Риенцо попытался его прельстить своими революционными проектами — восстановить империю в Риме означало открыть эру разума, эпоху братства человеческой истории. Но Карл был безразличен к славе подобного рода. Он послал к папе своего представителя, чтобы убедить его в отсутствии каких-либо намерений обосноваться в Вечном городе. В октябре 1354 г. в сопровождении лишь трехсот всадников он преодолел Альпы, 6 января 1355 г. в Павии получил корону ломбардцев и продолжил свой путь, старательно пытаясь не вмешиваться во внутренние дела городов. Он довольствовался лишь назначением с помощью денег наместников империи. В Риме, посетив соборы как простой паломник, он заставил кардинала Остийского короновать себя в Латеране на Пасху и снова отправился в путь тем же вечером, чтобы показать, что он не собирается делать Рим своей столицей. На обратном пути он столкнулся с бунтовщиками Пизы. Итальянцы, мечтавшие о восстановлении Римской империи, гуманисты в своем большинстве, были недовольны. Их упреки не тронули сердца императора. Он получил в Италии все, за чем приехал, корону и деньги — много денег, около 800 000 флоринов, из которых 100 000 были выплачены только флорентинцами! Дело, ждавшее его в Германии и Богемии, было срочным и деликатным; итальянские мечты не могли его от этого отвлечь!

«Империя? Вы не видите, что это за чудовище?» — цитируя Тиберия, резко ответил Карл IV Петрарке, просившему его восстановить империю на античный лад. Чудовище, конечно, но его нельзя было оставлять в том состоянии, к какому привела его растерзанная история. Через некоторое время после своего пребывания в Италии император созвал съезд, открывшийся в Нюрнберге 25 ноября 1355 г. Навести порядок в учреждениях и исправить самые серьезные из их ошибок, таковой была обширная программа, которую Карл объявил собравшимся, и лишь часть ее могла быть реализована. Нескольких недель заседаний оказалось недостаточно, чтобы доработать все, что было решено. Работа возобновилась в Меце, где на Рождество 1356 г. был опубликован свод законов.

Это был тот самый императорский указ (Kaiserliches Rechtsbuch), называемый обычно, начиная с XV века Золотой буллой. Из тридцати одного пункта, составившего основной документ, только четыре не касались выборов короля римлян: запрещение Fehde, запрет на создание городских союзов и право горожан принимать в свою среду людей, не живущих в городе, наконец, запрет на сбор незаконных дорожных пошлин. Все остальные тщательно определяли выбор правителя и статус принцев, входящих в число выборщиков. Первая проблема, которую важно было решить, была проблемой избирательного права. Никто не отнимал этого права у архиепископов Трирского, Кельнского и Майнцского; не помышляли также о том, чтобы его забрать у короля Богемии, но у Саксонского дома было две ветви. Из них была выбрана Виттенбергская. Виттенсбахи были наместниками Рейна и герцогами Баварии. Только первые могли пользоваться избирательным правом, таким образом, старший из братьев, владевший Бранденбургским маркграфством, был назначен выборщиком. Чтобы избежать в будущем неразберихи и споров, электорат был объявлен неделимым. Избирательное право передавалось по наследству по прямой линии; в случае несовершеннолетия выборщика самый старший из дядей принца мог бы голосовать за него до тех пор, пока ему не исполнилось бы восемнадцать лет. Если род угасал, император был волен назначить на его место другого по своему усмотрению, за исключением Богемии, так как право избирать нового монарха в этой стране принадлежало ее выборщикам.

Ни одна деталь избирательной процедуры не была упущена; даже письма созыва должны были повторять слово в слово образец, приведенный в Булле. Дата выборов назначалась архиепископом Майнцским, рассылавшим приглашения; выборщики, собравшись в церкви Святого Варфоломея во Франкфурте, объявляли о своем решении в строгом порядке, архиепископ Майнцский, собиравший голоса, сам голосовал последним. Результат достигался большинством голосом; было необходимо набрать по крайней мере четыре голоса, даже если не все выборщики присутствовали; при необходимости получивший три голоса мог проголосовать за себя. Точность этого устройства сводила к нулю опасность возникавших сомнений и споров; находить законные причины для назначения антикороля не представлялось более возможным. С другой стороны, драматическая история взаимоотношений духовенства и империи была закрыта. Монарх, которого не без причины считали «ставленником священников», решил, не откладывая, решить эту проблему. В булле ничего не говорилось об утверждении и подтверждении выбора суверенным понтификом, не упоминался и викариат, к которому Папский престол стремился во время безвластия в империи. Эта функция была взята на себя двумя «опекунами» (provisores), герцогом Саксонским для стран саксонского права и наместником для стран франконского права. Избранник, rex in imperatorem promovendus, был действительно тем, кто должен был впоследствии надеть императорскую корону. Чтобы ясно показать, что они избирают будущего императора, а не короля немцев, выборщики обязаны были знать славянский и итальянский языки и обучать им своих детей. Преемник Людовика Баварского, таким образом, принял необходимые меры, чтобы интердикт никогда больше не затронул его государства и чтобы распри между «двумя половинками Бога» закончились раз и навсегда.

Карл IV вступил в союз с семью князьями, ставшими выборщиками, так как он подтвердил избирательный характер империи. Страх возвратиться к наследственной монархии был окончательно изжит. Удивительно, но существующая наследственность не встречала впредь того же сопротивления, как в прошлом, так как выборщики не подвергали опасности свои права, соглашаясь избрать сына умершего правителя ему на смену. Роль выборщиков была не только подтверждена, но и расширена. Золотая булла превращала выборщиков в соправителей императора, который, по крайней мере раз в год, обсуждал с ними дела королевства. Кроме того, эти «столпы империи» заняли, естественно, привилегированное место в политике государства, противостоять им означало подвергнуться гонениям, предусмотренным для государственных преступников. Выборщики обладали столь обширными привилегиями, что могли сравниться с суверенными государствами. Большая часть королевских прав была передана им. Они не могли представать перед иностранным судом, и вердикт суда выборщиков считался окончательным, за исключением отказа в правосудии. Это правило не касалось Богемии, которая в данном вопросе пользовалась полной независимостью. Курфюсты, Kurfursten, пользовались правом Landeshoheit, территориального суверенитета. Таким образом, они отличались от других членов Reichsfurstenstand, а потому неизбежно князья, чей статус не был определен Золотой буллой, попытались также приобрести привилегии, переданные членам избирательного корпуса. Зять Карла Рудольф Габсбург немедленно воспользовался такой возможностью.

Золотая булла, бесспорно, прояснила положение: империя, которая долгое время шла к этому, была отныне объединением княжеств, располагавших широкой самостоятельностью, а в семи случаях чуть ли не суверенитетом. Император был чем-то вроде президента государственного образования, который современные конституционалисты назвали бы федерацией. Но какова была роль этого президента? Заботиться о целостности этого единства? Конечно. Придать действиям князей, которые по праву получили свою власть из его рук, необходимую законность? Несомненно. Эти задачи могли быть выполнены без больших финансовых вложений, но были и другие, стоившие очень дорого. Общественный мир был заботой, терзающей слабых. Fehde не были запрещены полностью; ограничение действия того, что оставалось правом, требовало значительных средств; судебные органы и полиция всегда были очень тесно связаны с финансами. Итак, денежных средств у императора было очень мало. Доход от того, что оставалось в его владениях, был весьма посредственным. Только имперские города приносили правителю ощутимый доход, но его было недостаточно, чтобы покрыть расходы, которых все более и более требовали развитие административных служб и военные кампании. Эти скудные ресурсы были подобны шагреневой коже: их часто оставляли в залог кредиторам, соглашавшимся предоставлять императору необходимые средства. В этих условиях было невозможно создать органы, необходимые для поддержания имперской власти. Карл, изучивший французскую модель управления во время своего пребывания в Париже, знал, каким должно быть государство, достойное этого имени. То, чего Карл IV как император не мог осуществить в пределах империи, Карл — король Богемии постарался воплотить в стране, которую он считал своей родиной; там ему ничто не мешало.

По матери Карл принадлежал к роду Пржемысловичей; с их кровью он унаследовал их амбиции. В центре Восточной Европы, где поле деятельности было более просторным, чем на западе, Богемия, защищенная с трех сторон горами, казалась, создана в качестве отправной точки для военных походов на север по течению Эльбы или через Моравию до долины Дуная. Карл постоянно использовал это стратегическое положение. На севере он присовокупил к завоеваниям своего отца Лужицу и Силезию. С трудом, в результате войны, ему удалось покорить Бранденбург. В западном направлении он возвел бастион, образовавший четырехугольник на подступах к Богемии, и убедился в верности Гогенцоллернов, бургграфов Нюрнбергских, охранявших подступы к Франконии. Наконец, он присоединил Вертайм к Богемии, чтобы на пути во Франкфурт все остановки совершались на его территории. Еще до Габсбургов, постоянно использовавших этот метод, Карл пользовался брачными союзами для расширения своих земель. Соглашения подобного рода привели к двум еще более значительным расширениям. Карл пришел к соглашению со своим зятем эрцгерцогом Австрийским, что в случае угасания одного из их родов все наследство должно перейти ко второму. А брак его сына Сигизмунда со старшей дочерью Людовика Анжуйского, правителя Польши и Венгрии, позволял надеяться, что Люксембурги воцарятся с обеих сторон Карпат, на землях Украины и в пуще.

Таким образом, наследные владения Карла охватывали обширные территории. Тем более было необходимо его наладить там сильные структуры, объединявшие различные элементы. Особый статус королевства Богемии внутри империи был санкционирован Золотой буллой. Она превратила его в единственный электорат, который не мог стать выморочным имуществом, с полностью независимой судебной системой. Карл сам подтвердил законодательство своих предшественников, запрещавших раздел государства. «Корона Богемии» превосходила границы этой страны, так как она объединяла Моравию, Силезию, Лужицу и даже Верхний Пфальц, считавшийся «Новой Богемией». Карл стремился превратить эту территорию в пересечение торговых путей молодой Восточной Европы, где пробуждалась коммерческая деятельность. Привилегии привлекли к Праге торговцев Нюрнберга, Гамбурга и Любека. Проект сотрудничества с Венецией рассматривал перемещение к востоку путей, связывающих Балтийское и Северное моря с побережьем Адриатики. Новые торговые пути проходили вдоль Эльбы и пересекали Влтаву по длинному мосту в Праге, под окнами королевского дворца. Серебряные рудники Кутна Горы и железные месторождения Верхнего Пфальца интенсивно разрабатывались.

Все эти ресурсы были тщательно описаны и учтены. В «Новой Богемии» — «малый оброчник» (Saalbuchleiri), в Бранденбургской марке — Landbuch фиксировали подробные результаты сбора информации. Эти документы (и прежде всего Landbuch) продемонстрировали серьезность проблемы бесчинств рыцарей-разбойников. Реакция правителя была быстрой и беспощадной: логова грабителей были разрушены, а количество королевских замков значительно увеличено. Самые безопасные служили резиденцией Карлу во время путешествий, например Лауф, зал приемов которого был украшен оружием родственников и представителей городов Богемии, или Тангемунд, на берегах Эльбы, которую «царственный торговец» мечтал превратить в главную артерию своих земель.

Карл, который провел восемь лет в Париже и знал Авиньон, понимал, как важна для государства столица. Он задумал сделать из Праги второй Рим. Архитекторов, которым он поручил перестроить Градчаны, вдохновило здание Лувра, а Матье д’Аррас, начавший строительство собора Святого Вита, равнялся на французскую архитектуру. Правда, его преемник Петер Парле коренным образом изменил стиль здания. Как французская монархия и Папский престол, «корона Богемии» должна была обладать административными службами, канцелярии которых находились под присмотром правителя. Два человека, Дитрих из Портиц, монах-цистерцианец, которого Карл сделал своим финансистом, прежде чем поручить ему архиепископство Магдебургское, и Ян из Неумаркта, канцлер, любитель красноречия, искусно управляли людьми, штат которых всегда оставался меньшим, чем штат папы или короля Франции. Возможно, чтобы облегчить набор служащих, в 1348 г. Карл основал университет, который до сих пор носит его имя. Этот пражский studium generale, заимствуя некоторые черты своей организации в Париже и Болонье, имел свои особенности, например колледж, где жили преподаватели, содержание которых освобождало их от материальных забот. Наличие преподавателей и студентов весьма способствовало оживлению городка. Внутри изгиба, образованного Влтавой, вырос «новый город», который планомерно расположился вокруг трех рынков. Подобное городское расположение стало считаться одним наиболее из удачных на Западе. Насчитывавшая почти тридцать тысяч жителей Прага далеко обогнала другие восточноевропейские города. Как и папы в Авиньоне, Карл смог вскоре создать образцовую столицу.

Между тем успех не был полным. Пристрастие Карла к праздникам, которые страстно любила знать, было намного меньшим, чем у его отца. Поэтому его окружало лишь небольшое число аристократов. Император часто сам отправлялся в Карлштайн, воплощавший его мечтания в камне, более подходивший для хранения чаши Грааля, нежели для «судов любви», служивший местом хранения императорских регалий. Там была темная спокойная комната, где монарх любил подолгу предаваться размышлениям. Ему не удалось ни завоевать любовь высшей аристократии, ни уменьшить права дворянства в Богемии. Устав, называемый Maiestas Carolina, лишал его и статуса последней инстанции правосудия (эту функцию должен был осуществлять Верховный суд), и его обязанностей хранителя традиций, которые теперь были окончательно зафиксированы в письменном виде. Сопротивление было столь сильным, что Карл вынужден был уступить. Чтобы спасти свое положение, он стал утверждать, будто бы Maiestas погиб при пожаре. Ему удалось достигнуть лишь одной договоренности с дворянами: выборы короля могли произойти только в случае, если бы род Люксембургов угас. Эти несколько штрихов только полнее обрисовывают сложившуюся ситуацию. Действительно, Карл заслуживал называться отцом Богемии.

Прозванный «Отцом Богемии» своим далеким преемником, Максимилианом, Карл IV был пожалован этой похвалой только для того, чтобы тотчас же стать vitricus imperii, отчимом империи. Был ли этот упрек так же заслужен, как и комплимент? Безусловно, нет.

Сначала давайте отметим, что Карл не оставался в заточении в своей дорогой Богемии. Здесь он провел половину из тридцати двух лет своего правления, другая половина прошла в остальных частях империи. На пути своих поездок он останавливался в пятистах местах к востоку от Эльбы и в четырехстах к западу от реки. Иными словами, пребывая в Богемии, он не забывал про империю в целом. Здесь он предавался размышлениям о Карле Великом.

В Праге находился коллегиальный собор Карлсхоф, посвященный императору, канонизированному Барбароссой. В Карлсштайне хранились меч, держава и корона, принадлежность которых традиция приписывала самому известному из франков, и эти предметы выставлялись как реликвии для почитания их приверженцами, собиравшимися у подножия башни Святого Таинства раз в год, в день празднования воинства Христова. В доказательство того, что Богемия и империя неразрывно связаны, святые Вацлав и Карл Великий оба были признаны покровителями часовни, основанной в древнем дворце Каролингов, Ингельхейме. Частые посещения и строительство красивейших готических хоров в придворной часовне Ахена ясно показывали, как сильно Карл дорожил столицей своего предшественника.

В одинаковой мере просвещенный и набожный, император поддерживал регулярные отношения с представителями итальянского гуманизма, например с Петраркой, а также менее известным автором Никколо деи Беккари, который выступал в пользу восстановления империи в самой Италии. Его идеи не имели большого успеха, так как Карл был реалистом, очень ревностно относившимся к правилам веры, с недоверием воспринимал идеи с оттенком авероизма и йоахимизма. Но он был не против поддержать этих соперников Вергилия. Он заимствовал у них также высказывания, которые вставлял в канву некоторых своих актов. Таким образом он напоминал, что только правитель империи мог быть назван Августом, потому что в его обязанности входило нести народам справедливость. В письме к князю Литовскому он именует себя monarcha mundi. Это послание, призывавшее его получателя принять крещение, приравнивало монарха к череде правителей-миссионеров, Константину, Карлу Великому и Оттону Великому. Признанный Церковью, недавний Pfaffenkoenig не забыл, какие задачи несло это звание. Вместе с папой он думал, что освободил христианство от великих походов, послав их навстречу туркам. Эти случайно собранные крестоносцы дошли только до Эльзаса и разграбили его в 1365 г. Тремя годами позже он присоединился к Урбану V в Риме, где этот папа намеревался устроить свою резиденцию. В течение двух месяцев две самые высокие власти христианского мира проявляли совершеннейшее согласие. Этот поворот не переставал поражать современников. Каносса канула в лету!

Император, приказавший выборщикам обучать своих сыновей итальянскому и славянскому языкам, должен был заботиться о том, чтобы империя сохраняла свой наднациональный характер. Связи с Италией были очень редкими, но Карл позаботился об этом; он был коронован в 1354 г. Позже он назначил наместников в этот «сад империи», которым в его глазах являлась Ломбардия. Висконти, который походя был отстранен от власти, должен был вернуть свой викариат. Ощутимым преимуществом было то, что эти титулы предоставлялись или возвращались посредством денег. Королевство Бургундии не пыталось вернуться к независимости, но оно подвергалось посягательствам французской монархии, которая уже давно увеличивала и усиливала вассальные отношения с домами, находившимися на востоке Роны. Карл старался показать, что сложившееся положение ему не безразлично. В 1365 г. в монастыре Св. Трофимия он получил корону Арелатского королевства, как некогда Барбаросса. Он основал два университета в Оранже и Женеве. Без сомнения, он также понимал, что, несмотря на его усилия, ослабление императорской власти продолжилось бы. Значимым решением стал отрыв графства Савойи, контролировавшего важнейшие стратегические пункты, от Бургундии и присоединение его напрямую к империи. Викариат целого королевства был передан сначала будущему Карлу V, а затем будущему Карлу VI. Поскольку владение Дофине делало их в принципе вассалами императора, почему бы им было не стать представителями государства, которое, казалось, все больше стремилось к западу. Франция за Маасом вела себя не менее предприимчиво, чем за Роной. В Лотарингии Карл располагал небольшими средствами воздействия, однако он попытался приостановить там нарушение императорского суверенитета. Опираясь на договор о превращении Бара в ленные земли, он сделал графа Бара князем империи, а правителя Понт-а-Муссона — маркграфом. Неслучайны были и торжественное принятие Золотой буллы в Меце, и тем более выбор человека, ответственного за проведение этой церемонии, — королевского чиновника Шомона, находившегося в изгнании. Тот факт, что дофина Карла, избежавшего участи своего отца и брата, взятых в плен англичанами после поражения при Пуатье, пригласили присутствовать при этой демонстрации императорской власти, также не был лишен смысла. Эти действия имели тем большее значение, что Карл IV был вассалом Христианнейшего короля и выполнил свой долг, сражаясь при Креси. Необходимо было защитить права империи, даже если союзник, тем более родственник, пытался действовать им в ущерб.

На востоке Карл не сделал ничего, чтобы помешать королю Польши Казимиру готовить завоевание Померании, принадлежавшей в то время тевтонским рыцарям, так как император считал, что Пруссия в действительности не является частью империи. Поскольку князь Литовский в 1359 г. оставил без ответа посланное ему Карлом приглашение креститься, Тевтонский орден считал себя в праве вести борьбу с этим язычником и усиливаться за их счет. Император решил в начале своего правления обратиться к Вальдемару Датскому, но когда Ганза доказала свою силу и Штралсундский договор скрепил ее победу в 1370 г., он изменил свое мнение и отправился в Любек, где стал льстить членам городского совета, называя их «господами». Он назначил бургомистра своим наместником и передал ему широкие полномочия для борьбы с разбойниками. По большому счету, Карл никогда не устранялся от участия в делах отдельных областей империи, на которые с аппетитом заглядывались предприимчивые соседи, но его вмешательство всегда было дипломатичным, точно знающим соотношение сил и их распределение на международной арене.

Внутри границ империи всегда существовала опасность, что кто-нибудь воспользуется «правом сильного», которое Золотая булла ограничила, но не отменила. Кроме того, ограничения, которые она зафиксировала, не соблюдались всеми. Итак, Карл, прозванный amator pacis et justitiae, ревнителем мира и справедливости, не имел возможности предаваться этому похвальному пристрастию.

Старался ли он создать систему, подчиняющуюся контролю и наказанию? Маловероятно. Он слишком реально смотрел на вещи, чтобы задумать создать структуру, заранее обреченную на провал. Он довольствовался тем, что поощрял учреждение Landfriedenseinigungen, обществ, выступавших за общественный мир, во главе которых стояли представители короля. Их члены были призваны обуздывать и наказывать нарушителей Landfrieden. Численность этих союзов менялась в зависимости от обстоятельств. Однако их сеть была распространена на больших территориях. Карл очень ценил эти организации, создание которых было обязательным в некоторых регионах. Они ему казались тем полезнее, что в некотором смысле не только боролись против многочисленных Fehde, но и сокращали разрыв между социальными группами, объединяя во имя мира, князей, сеньоров и горожан. Это происходило потому, что он опасался разобщения этих слоев общества и противодействия Золотой булле, запретившей создание союзов в городах или среди рыцарей.

Финансы империи пришли в такой упадок, что Карл даже не пытался их привести в порядок. В то время как Англия выплачивала своему королю сумму, равную 770 000 флоринов, Франция — более двух с половиной миллионов, в распоряжении императора находилось лишь 150 000; некоторые историки считают, что он едва использовал треть этой суммы. Он мог бы собрать огромный капитал — в семьдесят раз превосходивший сумму его годового дохода, если бы захотел вернуть имущество, отданное в залог его предшественниками или им самим, иначе ему бы не удалось покрыть своих обычных расходов. Хронический дефицит денег в казне заставлял его делать то, что противоречило хорошему управлению: он распродал по низким ценам Landvogteien, судебные округи, созданные именно для того, чтобы вернуть земли империи в конце XIII века, так как он не мог иначе оплатить услуги, которые ему оказывали князья; таким же образом он лишился налогов, выплачиваемых городами. Так, Любек выплатил 12 000 флоринов, которые империя была должна маркграфу Бранденбургскому, затем выборщику Саксонии и даже королю Дании. Карл был виновен в преступлении против евреев, выплачивавших ему крупные суммы, и это преступление было также крупной ошибкой: он не стал препятствовать погромам 1349 г., чувствуя их неизбежность. Конечно, он наложил взыскания на города, подданные которых были убиты, но городские общины при этом значительно ослабли и были не в состоянии выплачивать такие же значительные суммы, как прежде. Карл вновь пожертвовал будущим ради настоящего. Подобное обращение с ресурсами империи приводило лишь к их постоянному истощению, и финансовое положение правителя непрерывно ухудшалось.

Каким образом правитель, столь сильно нуждавшийся в средствах, мог бы создать новые учреждения? Те, что уже существовали, работали медленно, даже канцелярия, сотрудники которой были высокой квалификации; Верховный суд рассматривал в тридцать раз меньше дел, чем Парижский парламент. Правда, князья передавали лишь малое количество документов на рассмотрение императора. Не имея возможности выплачивать залог своим верным подданным, Карл вынужден был льстить их тщеславию. Те, кого он называл своими друзьями, своими Gesellen (соратниками), одевались, как он. Этот круг сторонников расширялся за счет прелатов, которые были обязаны ему своими должностями, его двоюродный брат Иоанн де Люксембург-Линьи, например, которого он смог назначить епископом Страсбургским. Это влияние, проводником которого служили люди различного социального происхождения — вельможи, рыцари или горожане, — осуществлялось в регионах, соседних с наследными землями, где местное население было расположено его принять. Однако территории, удаленные от королевских владений (koenigsferri), не затронула эта форма власти. В итоге во внешних и внутренних делах империи, Карл придерживался одной линии — он вел переговоры. Будучи хорошим дипломатом, он полагался на силы других, используя в собственных интересах эффект, произведенный противоположной стороной. Эта тонкая игра была чрезвычайно рискованной. Он точно выбрал момент, когда следовало сломить сопротивление сил, препятствующих выборам его сына Вацлава, которого он старался сделать королем римлян, дабы обеспечить столь важное для него продолжение династии. Вначале он решил отказаться от своего сводного брата, также носившего имя Вацлав, чьи амбиции беспокоили князей: он собирался создать от Брабанта, доставшегося ему от жены, до Эльзаса, бальи которого он был, единую территорию, включавшую и Люксембург, помимо того что Карл создал вокруг Богемии. Однако у него не было детей. Его наследство перешло бы рано или поздно к старшей ветви, владения которой зажали бы тогда, как между двумя прямыми чертами гигантской буквы «Н», большую часть немецких княжеств. Если бы его сын Вацлав, получил это наследство, а кроме того надел императорскую корону, его могущество стало бы несокрушимым. Против Вацлава, сводного брата, под влиянием герцога Баварского и выборщика Майнца была создана сильная коалиция, объединившая других сеньоров и охватившая даже Польшу и Венгрию. Вацлав был побежден и взят в плен. Император выплатил свою долю и забрал у него в 1371 г. должность королевского чиновника в Швабии и Эльзасе. Успокоившись, выборщики не собирались, между тем, отдать свои голоса сыну Карла, не получив огромных денежных выплат. 1 июня 1376 г. они пришли к соглашению по поводу кандидатуры Вацлава. Тогда начал протестовать папа, считая выборы сына при живом отце неуместными. Он потребовал от сына и отца не прибегать впредь к этой процедуре. Карл ответил неопределенно; папа повысил тон, считая недопустимым коронацию короля без согласия суверенного понтифика. Этот строгий выговор вывел из себя выборщиков, которые подтвердили свое решение и поспешили короновать Вацлава в Ахене 5 июля. Карл старался успокоить Авиньон; Григорий XI умер прежде, чем смог отправить буллы со своим согласием, весной 1378 г. в Риме, куда он только что вернул Курию. Тем временем возникли другие затруднения, также вызванные выборами Вацлава. Королевские города были обложены налогом, чтобы немного пополнить казну, опустошенную 120 000 флоринами, выплаченными выборщикам. Тогда Карл, имевший неосторожность назначить во главе союза за общественный мир в Швабии графа Вюртембергского, заклятого врага этих городов, пошел на то, чтобы оставить в залог четыре из них герцогу Баварскому. Четырнадцать городов объединились и отказались подчиняться. Императорские войска безуспешно пытались взять Ульм в октябре 1376 г., а войска графа Вюртембергского были разбиты весной следующего года. Одержав победу, союз распространил свои действия из Баварии на Франконию, охватив и Эльзас, и объединил около сотни членов. Вацлав, которому Карл поручил это дело, вынужден был подтвердить отмененные свободы муниципалитетов. Что касается вюртембергцев, император сам приказал им прекратить военные действия в 1377 г. Из всех уступок, которых потребовали выборы Вацлава, последняя имела самые тяжелые последствия: города запомнили урок, вынесенный ими из этого опыта. В будущем они объединились и таким образом заставляли прислушиваться к ним. Политическая игра теперь не могла вестись без них.

У Карла не было больше силы занимать этой новой проблемой. Бремя возраста давило на него, никогда не отличавшегося крепким здоровьем короля мучила подагра. Возможно, отправляясь в Сент-Мор-де-Фосс, он молил небеса об освобождении от этой напасти. Эта поездка была, по-видимому, своеобразным паломничеством в Париж. Старик, вернувшись мыслями в свою юность, вспоминал прошлое с глубоким волнением. Увидев сестру своей первой супруги, он разрыдался. Без сомнения, не без горечи констатировал он, что его племянник Карл V был действительно «императором в своем королевстве», и старался продемонстрировать это: в день приезда в Париж он взял себе белую лошадь, чей цвет символизировал независимость, предоставив своему гостю черную. Содержание бесед обоих Карлов остается тайной. Вероятно, они затрагивали тему возвращения папы в Рим. Вернувшись домой летом 1378 г., император узнал, что кардиналы считали выборы Урбана VI недействительными. Он тотчас написал королеве Неаполя и попросил ее вразумить Священную Коллегию. Он умер 29 сентября, прежде чем новость о расколе достигла его. Его искренняя набожность была бы серьезно задета, если бы он узнал, что «бесшовная туника» порвана, и если бы мог предвидеть, что она останется таковой примерно в течение сорока лет.

Как и положено, надгробные речи вознесли покойного до небес. Потомство повело себя менее доброжелательно. Никогда он не был воспет легендами, и если чехи испытывали к нему благодарность за то, что он был «отцом Богемии», немцы проявили себя намного более сдержанными. История в любом случае должна отдать ему должное за Золотую буллу. Карл решительно перевернул страницу ужасных конфликтов, противопоставлявших «две половинки Бога». Этот тонкий политик, безусловно, чувствовал, что ссылка в Авиньон ослабляла папство и вынуждала его смягчить свои претензии. Настало время освободить назначение императора от любых вмешательств епископской власти. Назначение отныне осуществлялось так, чтобы в будущем не вызывать больше споров и гражданских войн. Правитель, часто размышлявший о Карле Великом, не хотел, чтобы империя была такой же монархией, как и другие, но «несомненного сияния, охватившего ее», было недостаточно, чтобы вернуть ей силу, утраченную уже давно. Учреждения не работали; финансы были истощены. Итак, император был не только президентом федерации; ему надо было помешать мощным аппетитам соседей разрушить империю. Он должен был заботиться главным образом о сохранении мира внутри единого организма, состоявшего из совершенно различных элементов, взаимоотношения между которыми были зачастую неспокойными. Простонародье, стремясь к независимости, попираемой знатью, не колеблясь вставало на ее защиту с оружием в руках. Мелкие помещики, главным образом рыцари империи, чувствовали себя ненужными и сеяли беспорядок. Чтобы установить во всем этом мире взаимную гармонию здоровых отношений, были необходимы значительные средства, которыми Карл не располагал. Ему как мастеру дипломатии удавалось обходить подводные камни: гибкий, когда нельзя было иначе, жесткий, когда положение это ему позволяло, однако глубинные проблемы оставались неразрешенными. Что же сделали наследники Карла, чтобы их решить?

Вацлав и Рупрехт

Вацлав (1378–1400)

Пожалел ли Карл в конце своей жизни, что подкупил выборщиков, чтобы обеспечить приход к власти бездарного правителя? Об этом сообщает летописец из Меца, правда, намного позднее. Возможно, это лишь одно из тех запоздалых пророчеств, призванных оправдать чрезмерное восхваление или неодобрение, но, безусловно, знающие люди, как, например, Филипп де Мезьер, наставник короля Франции Карла V, были невысокого мнения о качествах Вацлава. Отец считал правильным уделять большое внимание его воспитанию. Неизвестно, насколько этот поздний ребенок вызывал беспокойство, но сильный характер отца, которого он однажды должен был заменить, подавлял его. Чтобы править, недостаточно было говорить на всех языках, перечисленных в Золотой булле, которым его учили учителя. Неудачи, которые неизбежно встречаются при осуществлении власти, сразу же продемонстрировали его непригодность к управлению. Из всех достоинств, развиваемых в нем Карлом, ему более всего не хватало стойкости. Там, где требовалось приложить усилия, им овладевал скептицизм, и, чтобы забыть свои промахи, он предавался удовольствиям, охоте и еде. Эти пристрастия состарили его раньше времени и сделали из него предмет насмешек.

Эта ситуация была тем более печальна, что стоявшие перед ним задачи были сложны и деликатны. Внутри империи главные участники политической игры, князья, горожане и мелкопоместное дворянство, столкнулись с серьезными трудностями, что побуждало их к агрессии и усложняло их взаимоотношения. Рассмотрим сначала проблемы, которые должны были решить правители княжеств. Им следовало развить структуру органов власти, чтобы превратить свои территории в настоящие государства, и, для начала, иметь точное представление о своих ресурсах. Проведение инвентаризации, по примеру выборщика Балдуина Трирского или графа Тирольского, требовало времени и знающих людей. Необходима была также реконструкция крепостей; появление артиллерии еще более увеличило расходы: орудия и орудийные расчеты стоили дорого, и чтобы противопоставить технике вероятных противников сильные укрепления, куртины были заменены мощными бастионами. Не только Карл открыл значение столицы; самые честолюбивые и удачливые князья последовали его примеру. Рудольф IV Габсбургский пытался превратить Вену в свою резиденцию и место работы своего правительства. Он приказал там построить Хофбург и заложил церковь Святого Стефана, которая впоследствии стала собором. Обиженный тем, что его не включили в число выборщиков, определенных Золотой буллой, он взял себе титул эрцгерцога, по-своему трактуя смысл привилегий, некогда предоставленных дому Барбароссы. Показной блеск подчеркивал этот новый титул. Денежные ресурсы княжеств никогда не соответствовали амбициям их правителей; повезло тем, кто, как пфальцграф, пользовались правом собирать дорожные пошлины на Рейне. Менее удачливые влезали в долги, герцог Баварский, например, имевший кредит у мясника и булочника, должен был 89 000 флоринов своему управляющему. Конечно, можно было увеличить княжество. Наместники расширяли свои территории на протяжении всего XIV века, но в то же время нередким было и дробление земельной собственности. Только электората оставались неделимы. Другим владениям не всегда удавалось избежать наследственного раздела. Наследство императора Рудольфа I и его сына было поделено на пять частей, Бавария — на четыре. Доходы сокращались, а расходы росли, поскольку увеличивалось число центральных городов и королевских дворов. Разделение территорий также свидетельствовало об ужесточении налогового гнета. Понятно, что подданные иногда требовали сохранения единства государства. Брабантцам оно было обещано в 1356 г. герцогиней Иоанной во время Торжественного визита. Именно в условиях этого кризиса образовались сословия (Stände). Горожане имели большее шансов, что к ним прислушаются, потому что они были кредиторами князей. Дворяне имели советников из их среды; они часто действовали сообща. Дворянство и горожане Баварии, например, договорились потребовать от князя назначения должностного лица (Ausschuss), ответственного за налоги; подобная должность была введена в Австрии. В этих странах представители подданных осознавали необходимость создания общности. Land, таким образом, становился отечеством для его обитателей. Однако, возможно, эти объединения также тормозили превращение объединенных сеньорий в однородные княжества.

Города империи знали, что князья пытались лишить их свобод, чтобы иметь возможность пользоваться их богатством, но с тех пор как Швабский Союз городов нанес поражение графу Вюртембергскому в 1377 г., они осознали свою силу. Вслед за швабским в 1381 г. возник союз рейнских городов; в следующем году подобный союз образовался в Вестфалии. Множество магистратов тогда проявило волю к победе. Вопреки запрету, введенному Золотой буллой, они расширили сеть предместий и увеличили количество небольших общин в окрестных землях, живущих по городским законам. С другой стороны, капитал, которым обладали предприниматели, позволяли им извлекать выгоду из затруднений дворянства, приобретать их земли в пределах страны. Таким образом замки попадали в распоряжение городского самоуправления. Подобно тому, как это делалось в итальянских городах, но в меньшем масштабе, города Германской империи закладывали основы будущих территориальных государств. Эта дорогостоящая политика иногда поглощала девять десятых обычных доходов и вынуждала муниципалитеты заключать крупные заемные договоры. Риска банкротства удавалось избежать только увеличением налогов. Этот налоговый гнет обострял напряженность внутри общин; во многих местах возникали бунты, и патриции вынуждены были уступать больше места ремесленникам, которых поддерживало простонародье. Но изменения носили скорее внешний, чем внутренний характер, поскольку тяжелые и сложные государственные задачи могли быть решены только людьми, располагающими большим количеством времени. Участие ремесленников и торговцев в этом процессе, следовательно, практически исключалось. В любом случае, каким бы ни был порядок, магистрат требовал от своих подчиненных повиновения. Его положение превращало его в орган власти (Obrigkeit), приказы которого должны были беспрекословно выполняться. Находясь постоянно в состоянии боевой готовности, горожане, таким образом, числились на службе.

Преданность ополченцев подвергалась суровому испытанию в бесчисленных походах против «рыцарей-разбойников». Так горожане называли мелких помещиков, не всегда соблюдавших границы, установившиеся в ходе гражданских войн, получив в отместку прозвище «мешков с перцем». Франкфурт с 1380 по 1425 гг. перенес 229 Fehden. Причины подобного поведения мелкопоместного дворянства, без сомнения, более разнообразны, чем это представлялось историкам на протяжении долгого времени. Конечно, экономическое развитие более глубоко повлияло на мелких землевладельцев, для которых похищение торговцев с требованием выкупа представляло ощутимый побочный доход. Однако эти вояки столь же охотно служили людям, которые в процессе конфликтов предпочитали давать наемникам возможность перерезать друг друга, нежели решать вопрос мирным путем. Это свидетельствовало о традиционном мышлении, предоставлявшем человеку право самому добиваться справедливости. Между тем рыцари прекрасно понимали, что города и князья были к ним враждебно настроены и что, оставаясь в изоляции, они бы потеряли свою свободу. Тогда они объединились. Львиный союз, состоявший из рыцарей Рейнской долины, был особенно грозным. Возникновение этой новой силы изменяло расстановку политических сил в игре, где теперь участвовало три главных действующих лица, противопоставленных суверену — князья, города и рыцарство.

Эта сложная ситуация давала имперской власти больше возможностей, чем в прошлом. Следует признать, что в начале своего правления Вацлав попытался воспользоваться этим положением. Во время подготовки к отъезду в Рим на коронацию он решил отложить этот значительный ход, так как понял, что решающий акт игры развернется в Германии, и он не должен произойти в его отсутствие. В 1381 г. рыцари Львиного союза объявили войну Франкфурту; но им не повезло. Швабский союз городов пришел на помощь Рейнскому союзу. Если бы герцог Леопольд Габсбургский и граф Вюртембергский не вмешались бы, это было бы полным поражением рыцарства, которое и так уже было достаточно потрепано, чтобы за этим последовал распад множества союзов. Король римлян посчитал, что пришло время сделать то, что его отец считал невозможным. Был подписан мирный договор, действие которого распространялось на все королевство. В 1383 г. было создано четыре округа, ответственные лица которых следили за строгим исполнением закона. Города не захотели принять этот закон, так как их союзы объединяли более обширные территории, чем округа, определенные этим Reichslandfrieden. Следовательно, нужно было ввести эти общества в рамки, предусмотренные законом, раздробив их на части. Таким образом, они вновь оказались бы слабыми перед лицом князей. Со своей стороны, они также объединились в «союз вельмож», Herrenbund, что должно было обеспокоить города. Вацлав играл роль сдерживающей силы, а соглашение, заключенное в Гейдельберге в 1384 г. обеими сторонами, успокоило на какое-то время вражду между ними, не урегулировав окончательно разногласия. Победа швейцарцев над австрийскими войсками в Зампахе в 1386 г. показала, что феодальные силы можно разгромить. Города Швабии и Рейнской области полагали, что они будут действовать столь же слаженно, как и швейцарцы. Однако вскоре это заблуждение прошло. Швабы в Дофингене, рейнцы в Вормсе в 1389 г. увидели, что положение их противников было не столь слабым, чтобы им можно было навязать «диктат». Сопротивление городков, расположенных вблизи Боденского озера императорскому указу в 1389 г. было настолько стойким, что пришлось пересмотреть планы. Тем не менее союзы городов продолжали распадаться. По крайней мере, было запрещено считать горожанами торговцев, проживающих в предместьях (Pfahlbürger), а комиссия, назначенная следить за выполнением условий мирного договора, состояла из противников городов. Рост политического значения городов империи был остановлен; он более не возобновлялся.

Вацлав не воспользовался новой ситуацией. Ослабление одной из противоборствующих сил позволило бы полностью сыграть роль правителя, чье предназначение состоит в том, чтобы сглаживать пути, но он был больше неспособен справляться со своей ролью с необходимой настойчивостью и сдержанностью. Его пороки росли; он выходил из состояния апатии, только чтобы совершать опрометчивые поступки. Только Богемия привлекала его внимание, но из-за своего грубого поведения он прослыл там тираном. Казнь Яна Непомука, викария архиепископа Пражского, противостоявшего ему, послужила началом мятежа чешского дворянства, сумевшего захватить его в плен в 1394 г. Он был освобожден только по просьбе немецких князей. Но Вацлав не интересовался больше империей. Не заботясь более о сохранении общественного мира, он угождал руководителям общества Schlegler, которое возникло в результате междоусобных войн. Он не стремился больше защищать честь и интересы империи за ее пределами или в своих маркграфствах.

У Вацлава не было сил противостоять расколу, которому не смог помешать его отец; но его непостоянство вызвало недоверие «урбанистов», почитателей папы Римского, и тем более не позволило завоевать симпатии «климантистов», сторонников папы Авиньонского. В ходе тайных переговоров все громче звучали обвинения в его сторону в том, что он собирался превратить империю в наследственную монархию, что должно было обеспокоить выборщиков. Тевтонцы, терпящие серьезные притеснения от Ягайло, правителя Польши и Литвы, не могли рассчитывать на поддержку Вацлава, который сблизился с их противником. Римский король не возражал, когда на западе в 1390 г. герцогиня Брабантская и Лимбургская назначила Филиппа Смелого своим преемником. Однако обширные владения, которые собирался создать герцог Бургундский, захватывали территорию империи, а центр их исполнительных органов оказывался во Франции в Дижоне. Наконец, в Италии, где герцог Анжуйский захватил Геную, Вацлав счел уместным в 1395 г. возвести Висконти в ранг принца империи, заплатив 100 000 флоринов за его продвижение, которое немцы посчитали возмутительным.

Когда двор Праги превратился в театр насилия и убийств, которые Вацлав и не старался пресечь, многие князья посчитали, что настало время низложить его. Итак, уже в течение нескольких лет пфальцграф Рупрехт плел интриги, убежденный, что у него есть задатки правителя. Не без труда ему удалось добиться, чтобы один из его сторонников, Нассау, был избран архиепископом Майнцским; он сумел заручиться поддержкой двух других церковных выборщиков. Четырех голосов, включая его, было достаточно, чтобы обеспечить победу. Но нужно было еще освободить трон! В 1397 г. князья составили перечень обвинений Вацлаву, который на этот раз приехал во Франкфурт, где состоялся съезд князей. Король не принял это в расчет; он даже отправился в Реймс, где под воздействием герцога Орлеанского заключил договор о дружбе с Францией. Это было уже слишком; князья, собравшись в Боппарде в 1399 г. составили список возможных кандидатур, но выбор был предрешен: они твердо вознамерились избрать пфальцграфа; герцог Саксонский, фигурировавший в списке кандидатов, не стал даже беспокоиться. Следовательно, чтобы низложить Вацлава, виновного в пренебрежении как внутренними, так и внешними делами империи и в убийстве «прелатов, священников, а также других честных людей», было достаточно трех выборщиков из Трира, Кельна и Майнца, помимо самого Рупрехта. Последний, разумеется, собрал четыре голоса, которых требовала Золотая булла. 21 августа 1400 г. Вацлав, узнавший о случившемся и полностью подавленный известием, смог лишь воскликнуть: «Что теперь делать?»

Рупрехт (1400–1410)

Рупрехт был зрелым человеком. Он не пренебрегал задачами государственного деятеля. В его владении находились земли, хотя и намного меньшие, чем у Люксембургов, но все-таки довольно значительные. Он заботливо управлял ими. Доходы намного превосходили то, что приносил остаток императорского имущества. Часть их давали дорожные пошлины на Рейне, другую — налог на железные рудники Верхнего Пфальца: всего 50 000 флоринов. Этого было недостаточно для ведения образа жизни, приличествующего правителю. Необходимые средства давали также горожане Нюрнберга, с которыми Рупрехт поддерживал превосходные отношения и которые почитали за честь принимать его у себя. Но имел ли пфальцграф преимущества, чтобы отвечать чаяниям выборщиков? Они попросили его возродить престиж империи, который был утрачен при Вацлаве. Первостепенной задачей, по их мнению, было искоренение последствий раскола — миссия, которую был обязан выполнять король римлян, защитник Святой Церкви.

Действия Рупрехта далеко не соответствовали их ожиданиям. Он решил вначале призывать к порядку Висконти, стремившегося прибрать к рукам самые богатые земли «императорского сада». Без денег, которые ему дали флорентийцы, заклятые враги миланцев, король не мог отправиться в путь. Поскольку ему не улыбнулась удача в его первом же бою при Брешии, Флоренция сочла, что давать ему деньги еще раз значило потерять свое золото. Если бы венецианцы не дали ему 4000 дукатов, бедный Рупрехт не смог бы вернуться. На севере Альп брат Карла VI Людовик Орлеанский, чтобы воспрепятствовать своему сопернику Иоанну Бесстрашному, герцогу Бургундии, вознамерился завладеть теми же землями, что и он. Он купил Люксембург; положил глаз на Туль и Верден, ожидая случая захватить их. Он бы обвел вокруг пальца маркграфа Баденского, если бы Рупрехт вовремя не вмешался. Под двойным прессингом Людовика Орлеанского и Иоанна Бесстрашного западная часть империи, казалось, должна была распасться. Именно наемники Иоанна в 1407 г. освободили Римского короля от Людовика. Заботы правителя облегчились только с одной стороны. Внутри государства даже города, которые изначально его поддерживали, отвернулись от него, так как его внешняя политика, на которую шли их налоги, не стоила, по их мнению, требуемых жертв. Союз Marbacher Bund объединил недовольных; Рупрехту с грехом пополам удалось их нейтрализовать. Но когда кардиналы обеих партий, проявив инициативу, решили созвать в 1408 г. церковный собор в Пизе для того, чтобы уменьшить раскол, длящийся уже тридцать лет, Рупрехт упрямо оставался верен папе римскому, который, однако, совсем недавно медлил с признанием законности его выборов. Надежда, вызванная в империи созывом пизанского собора, была столь большой, что число приверженцев папы, назначенного отцами церкви, увеличилось. Итак, Рупрехт, который должен был преодолеть разрыв, казалось, игнорировал тех, кто к этому стремился, все более отдаляясь от них. Архиепископ Майнцский, способствовавший его избранию, восстановил коалицию, однако смерть Рупрехта, наступившая 18 мая 1410 г., не позволила ему разделить судьбу Вацлава.

Сигизмунд (1410–1437)

То, что произошло, когда избирательный корпус собрался для назначения преемника Рупрехта, показывает, что даже самые дотошно составленные тексты остаются несовершенными: Карл не предусмотрел одного сложного нюанса, который едва вновь не привел к борьбе за корону. Когда Сигизмунд, младший брат Вацлава, оставил Бранденбург, свою часть наследства, в залог своему двоюродному брату Иосифу Моравскому, утратил ли он при этом свое избирательное право? Он утверждал, что нет, но, естественно, его кузен утверждал противоположное. Юристы напрасно старались найти решение в Золотой булле: в ней не была предусмотрена подобная проблема. Дело осложнялось тем, что кандидатов было много: сам Сигизмунд, Иосиф Моравский, Вацлав, всегда считавшийся законным правителем, а кроме того, еще один француз, представлявший маркграфство Баденское. Случилось неизбежное. Разногласие было настолько явным, что обе партии не заседали вместе: 20 сентября 1410 г. три выборщика высказались за Сигизмунда, через десять дней три других избрали его кузена Иосифа, седьмой выборщик, не прибывший вовремя, не смог высказаться. Все решила судьба. Иосиф умер, не оставив наследника, 18 января 1411 г. Волнения улеглись. 21 июля состоялись новые выборы, на которых единогласным решением был выбран Сигизмунд, даже Вацлав позволил младшему брату своим любезным отношением и посулами склонить себя на его сторону.

Он был очень умным человеком; качества отца, которыми судьба обделила его старшего брата, достались именно ему. Благодаря своему дару оратора он умел прекрасно вести переговоры. Он был полиглот, и помимо латыни, которой он легко пользовался, он знал немецкий, итальянский и славянские языки, обучение которым было предписано Золотой буллой, он говорил даже на венгерском языке. В его жилах текла кровь его дедушки Иоанна Слепого. Он охотно сорил бы деньгами, если бы у него они были. Он нравился дамам и платил им тем же. Он умел быть деликатным, но не ненавидел слащавость.

Крепкое здоровье позволило ему дожить до шестидесяти лет, несмотря на адские условия жизни. К счастью для него, так как ситуация не позволяла оставаться пассивным. У него никогда не было денег. Из владений, накопленных его отцом, он унаследовал только Бранденбургскую марку, которую он неудачно передал во владение кузену. Совсем молодым он женился на дочери Людовика Анжуйского Марии, что принесло ему владение Венгрией и Польшей. Но Польша избрала королевой сестру Марии Ядвигу, которая сочеталась браком с Ягайлом, королем Литвы. Сигизмунд сумел по крайней мере сохранить Венгрию, где ему было нелегко добиться поддержки беспокойной аристократии. Королевство оказалось на передовой линии после победы в 1389 г. турок над сербами в Косово. Сигизмунд смог почувствовать, в какой мере страшна турецкая угроза. Он предпринял крестовый поход, чтобы сдержать ее. В 1396 г., дав бой в Никополе, ему едва удалось избежать плена. Все христианство должно было выступить на борьбу с захватчикам. Но как его объединить? Оно было разделено на две части с 1378 г., даже на три, учитывая провалившуюся попытку урегулировать вопрос, предпринятую кардиналами в Пизе в 1408 г. Кроме того, Франция и Англия оставались врагами. Императору, защитнику Церкви, приходилось восстанавливать ее единство. Таким образом, Сигизмунд добивался императорской короны, потому что ему надо было спасать королевство Венгрии, которым он так дорожил, поскольку обладал только им. Задача была проста, но огромна — преодолеть раскол, чтобы наконец примирившиеся христиане могли побороть турок в крестовых походах. С самого начала Сигизмунд действовал напролом. Церковный собор, который столько профессоров университета считало единственным способом восстановить единство, привел лишь к образованию третьей веры. Нельзя ли было еще раз прибегнуть к этому средству, не обращаясь при этом к прежнему советчику? Король римлян знал, что опытные юристы признавали за ним право созывать церковный собор; он знал, что Франция, где арманьякцы и бургундцы резали друг друга, не стала бы оспаривать это право. Наконец, он знал также, что один из пап, Иоанн XXIII, изгнанный из Рима королем Неаполя, в отчаянном положении, согласился бы с любым предложением, способным укрепить его положение. 13 октября 1413 г. Сигизмунд объявил созыв церковного собора, и 9 декабря Иоанну XXIII ничего не оставалось, как принять решение светской власти. Собор состоялся в Констанце, где король римлян чувствовал себя дома.

Многие отцы церкви решили отправиться в декабре 1414 г. в этот город, внезапно превратившийся в огромный караван-сарай, где собрались вместе профессора, послы правителей и представители князей и свободных городов. Дискуссия резко изменила бы направление, если бы не вмешался Сигизмунд, так как Иоанн XXIII быстро понял, что был обманут и что принятый на церковном соборе порядок голосования, голосование от нации, был призван отстранить его. Ночью он пустился в бегство. Собирался ли он распустить собор, на созыв которого согласился? Римский король лично обошел жилища, где обеспокоенные прелаты уже намеревались начать паковать вещи. Он рекомендовал всем соблюдать спокойствие, затем изгнал из империи графа Тирольского, предоставившего убежище папе. Опасаясь за свое положение, граф выставил понтифика за дверь. Взятый под стражу, осужденный за безнравственное поведение, Иоанн XXIII был низложен. Тем временем отцы приняли декрет Наес sancta, который обязывал даже Святого отца подчиниться церковному собору (3 мая 1415 г.). Григорий XII сложил с себя полномочия тем же летом. Только Бенедикт XIII упорно держался на своем троне. Он укрылся на своей арагонской родине в Пенисколе. Сигизмунд решил его изолировать: он отправился в Нарбонну и смог убедить иберийских правителей примкнуть к церковному собору. 3 декабря 1415 г. клемантийский папа уже не имел в подчинении никого, кроме членов своего маленького двора. Путь отныне был свободен: отцы, участвующие в соборе, могли назначать единого папу, что они и сделали 11 ноября 1417 г., избрав Мартина V. Король римлян заслужил благодарность христианства.

Духовная власть, которой он был обязан своей ролью объединителя, тотчас же вынудила его предстать в роли усмирителя. В июне 1415 г. «облеченный властью, взойдя на трон Цезарей», он выступил за восстановление Шлезвига в Дании. Более серьезный конфликт противопоставил тевтонцев, потерпевших поражение в 1410 г. при Танненберге, но мечтавших о реванше, и поляков. Сигизмунд, старался сблизиться с Ягайло, подтвердил торуньский мир, рискуя вызвать недовольство ордена, считавшегося немецким, даже если он в действительности не входил в империю. Наконец, Сигизмунд хотел также положить конец франко-английской войне. В конце своей поездки в Нарбонну он вошел в Париж. В отличие от своего отца, он потребовал почестей, достойных его положения, отправился в Парламент и занял трон, предназначавшийся Всехристианнейшему, что значило понапрасну ранить французов, которых поражение при Азенкуре и так уже достаточно унизило. Будто бы сочтя, что Валуа проиграли партию. Сигизмунд преодолел Ламанш и 15 апреля 1416 г. заключил союз с англичанами, считавшими Генриха V королем Англии и Франции, а в следующем году объявил войну бедному Карлу VI. Подобный поступок, столь неблаговидный, оказался к тому же неловким, поскольку в Констанце многие очень влиятельные французы противодействовали всему, что предпринимал Сигизмунд. Вместо того чтобы продвинуть дело мира, король римлян поставил под угрозу его успех.

Без сомнения, помимо своей воли, он также запустил процесс, который впоследствии привел гуситов к страшному концу. Действительно, именно он выдал охранную грамоту, позволившую Яну Гусу явиться на церковный собор. Когда отцы осудили того, кого они считали опасным ересиархом, Сигизмунд не помешал исполнению приговора, за что был обвинен чехами в том, что завлек Гуса в ловушку, и стал ответственным за его смерть, случившуюся 6 июля 1415 г. Когда он приехал в Прагу в 1420 г., чтобы вступить там в права наследования Вацлава, умершего незадолго до того, возмущение его будущих подданных было столь явным, что он был вынужден уехать. На протяжении нескольких лет огонь мятежа назревал в Богемии, но именно с приходом Сигизмунда начался пожар.

Костер гуситского движения еще долго казался неугасимым; пять нападений армии ортодоксальных христиан были отражены войсками под предводительством гениального вождя, проявившими невиданный религиозный энтузиазм и воинский дух (1420–1431). Языки пламени не должны были затронуть Северную Германию и берега Дуная. Дипломат с рождения, Сигизмунд довольно быстро понял, что с такими противниками лучше вести переговоры, чем сражаться, тем более что в их единстве также были слабые места. Возможно, ему удалось бы расширить и увеличить трещины, которые могли бы расколоть блок на несколько кусков. Нелегко было убедить сторонников большого крестового похода предпочесть сделку войне. Кроме того, церковный собор, собранный в соответствии с положениями, принятыми в Констанце, на этот раз в Базеле, был распущен в декабре 1431 г. новым папой Евгением IV, не принимавшим его всерьез. Сигизмунд настойчиво боролся за созыв собора; ему только после долгих месяцев в декабре 1433 г. удалось сблизить папу и Отцов церкви. Евгений IV наконец 31 мая согласился его короновать его в императоры. Тем временем переговоры, которые вели Отцы церкви 30 ноября 1433 г. закончились подписанием в Праге соглашения «Compactats», касавшегося смягчения четырех положений, из которых в 1420 г. чехи создали общую программу своего восстания. Табориты, самые радикальные из гуситов, отказались принять то, что воспринималось ими как замаскированная капитуляция. Более умеренные чашники разгромили их в Липанах 30 мая 1434 г. В Игло в 1436 г. «Compactats» были приняты. Сигизмунд обещал, что обряды, признанные отцами в Базеле, станут правилом, а традиционные формы католицизма — исключением; только тогда он смог завладеть королевством Богемия, незадолго до своей смерти.

Цели, поставленные Сигизмундом, когда он только претендовал на империю, не были достигнуты полностью. Согласие Евгения IV и церковного собора было только видимостью, иллюзия рассеялась в 1437 г. Папа пожелал перенести церковный собор в Италию. Отказ Отцов повиноваться грозил новым расколом. С другой стороны, англичане и французы все еще вели войну, но теперь французы выигрывали сражения, и герцог Бургундский примирился со своим двоюродным братом. Союз с Генрихом V в 1417 г. был в действительности неправильным шагом. Но не будем придираться к мелочам: император проделал большую работу. Христианству, угнетенному практически сорокалетним расколом, он вернул доверие, созвав вначале церковный собор, затем подтвердив его сохранность и, в конечном счете, расчистив дорогу для воссоединения. Что касается восстания гуситов, то хотя он и невольно разжег конфликт, но прилагал все усилия, чтобы ограничить ущерб и восстановить мир, действуя по ситуации. Несомненно, он прекрасно справился со своей миссией защитника Церкви, показав, таким образом, что император может быть полезным для христианства. Без больших затрат, благодаря своему дару дипломата, этот «непревзойденный мастер хитрости»[24] заново позолотил крылья имперского орла.

Неутомимо странствуя по миру, избороздив всю Европу, озабоченный восстановлением — правда, с большим или меньшим успехом — христианства, его настойчивые действия, бесспорно, восстановили престиж, в котором империя так нуждалась. Этот действующий политик международного плана было настолько стеснен в средствах, что вынужден был просить кредиторов об отсрочке платежей и показываться на людях в поношенной одежде. Его годовой доход составлял только 13 000 флоринов, а ему требовалось 5000 в день, чтобы жить без излишеств, не считая содержания двора. Суммы, которые шли на войну, были несравненно выше. Когда надо было противостоять гуситской угрозе, был установлен военный налог; но не было людей, способных создать налоговую базу и обеспечить сборы. Система была усложнена комиссиями, не совершила чуда, и этот налог принес больше неудач, чем денег. Безденежье Сигизмунда было столь большим, что он жил одним днем. За неимением реальных проектов реорганизации императорских финансов, он пускался на хитрости и следовал советам своего казначея Конрада де Вейнсберга, который путал расчетливость с расчетами. Когда его цинизм заходил слишком далеко, его хозяину приходилось делать ему внушение и отстранять от должности, но все же он не мог без него обойтись. Обращение в деньги суверенной власти была самым простым способом пополнить императорскую казну; подтверждение привилегий городов, например, или пожалование замка, даже сообщения электорату приносили тысячи флоринов. Вейнсберг был хорошим управляющим. Как это делалось в городах, оно заставлял регистрировать корреспонденцию, аккуратно вести документацию и фиксировать содержание прений в протоколах заседаний. Он старался вернуть императорское имущество и предложил учредить Верховный суд (Kammergericht) в контрольной палате, но не был услышан. Он был не единственным приближенным Сигизмунда. Канцлер Каспар Шлик также был советником правителя. Этот профессор, которого враги ошибочно считали чехом, поскольку он родился в Эгерленде, в Верхней Богемии, имел методичный склад ума. Количество актов, составленных его службами, было несравненно более значительным, чем при предыдущих правлениях. Но хранение этих документов не было предусмотрено (характерная деталь: документы Вейнсберга оказались в частных архивах семьи, получившей его наследство).

Почему Сигизмунд не развивал учреждения, позволявшие эффективно управлять империей? Дипломатия, его страсть, заставляла его много путешествовать; за двадцать семь лет своего правления он провел три четверти времени за границей. Само собой, придя в ужас от пустоты в политике, как и в других областях, выборщики почувствовали необходимость активнее заняться тем, чем император, казалось, пренебрег.

Чтобы дать ему понять, что в будущем ему понадобится их поддержка, они создали в Бингене в 1424 г. союз, где каждый из них по очереди становился президентом. Отныне назначения правителем было недостаточно, чтобы попасть в этот круг. Нужно было быть туда торжественно принятым. Сигизмунд обладал достаточной гибкостью, чтобы определить, что скрывается за принципиальным единогласием. Он использовал зависть, чтобы ослабить сплоченность этой группы, ставя на выборщика Майнца против Пфальграфа и наоборот. Кроме того, он мог рассчитывать на верность Фридриха Гогенцоллерна, которого он назначил выборщиком Бранденбурга в 1415 г.

Возможно, вдохновляясь английским примером, он думал создать у себя палату Общин, подобную той, которая по другую сторону Ламанша уравновешивала палату Лордов. В любом случае историки считают, что между 1414 и 1430 гг. «великая мысль о господстве» заложила основу того, что они называют «третьей Германией». Несомненно, что сын Карла IV оставил правила, записанные в Золотой Булле: образование союзов было в нем запрещено, потому что законодатель намеревался объединить различные социальные группы внутри региональных единств на общее благо князей, города и рыцарей. Сигизмунд был убежден, что этой цели невозможно достигнуть. Зато он считал; что империя нашла бы поддержку у простонародья, которое точно нуждалось в империи. Он прямо заявил об этом во Франкфурте в декабре 1414 г.: «Империя существует только благодаря городам; остальное досталось князьям». Некоторое время спустя, он искренне предложил городам восстановить свои союзы, распущенные недавно по приказу Вацлава; они гарантировали бы, таким образом, общественный порядок; четыре региональных союза — в Эльзасе, Швабии, долине Рейна, а также как во Франконии — снова объединились бы в рамках федерации, деятельность которой координировал бы наместник, назначенный правителем. Предложение Сигизмунда не воодушевило горожан; по всей видимости, он хотел их противопоставить князьям, но они не позволили бы это сделать. Они могли нанести ответный удар, и император, будучи довольно слабым, вероятно, не смог бы защитить своих союзников от нападок. Не отчаиваясь, Сигизмунд льстил горожанам, особенно горожанам Нюрнберга. В 1424 г. он доверил им хранение императорских регалий, предоставив им все привилегии, о которых они просили. Справедливо, что взамен он потребовал службы. Жители Нюрнберга согласились нарушить тайну, доверенную им, и предоставили сведения о ссудах, выделенных князьям, когда Сигизмунд захотел иметь представление об их задолженностях и рассчитать их способность к сопротивлению в случае конфликта. Но Нюрнберг отказался принимать участие в проекте, стремящемся прижать венецианскую торговлю, чтобы вынудить дожа передать Сигизмунду, королю Венгрии, Далмацию. Нюрнбергцы имели полное право опасаться последствий, которые их участие в этом плане не преминуло бы спровоцировать (1418 г.). Стоило ли упорствовать в том, чтобы умолять о поддержке города, чья добрая воля имела строгие ограничения?

Сигизмунд повернулся к дворянству, поняв, что оно ни на чем не держится, и что надо его ввести в политическую организацию, не давая почувствовать, что оно там потеряло бы свою свободу. В 1422 г. он позволил дворянству не только создать союзы, но и принимать в них города. Таким образом, он узаконил общества, которые образовались в большом количестве в XIV веке. Самая влиятельная из этих организаций, щит Святого Георга, объединяла в Швабии такое количество рыцарей, что вынуждена была разделиться на три отделения. В 1430 г. она установила постоянные отношения с подобными союзами Баварии и Франконии. Горожане, считавшие всех мелких помещиков разбойниками с большой дороги, испугались. Изменил ли Сигизмунд свое мнение полностью, сначала разбаловав города, затем отдав предпочтение дворянам? Когда он возобновил запрет по поводу приема горожан из предместий, беспокойство достигло предела. В городах опасались обнародования указа мира, введение в действие которого было бы поручено дворянству. Определенно, составные части «третьей Германии» не имели достаточно сходства между собой, чтобы их было можно соединить.

В 1434 г. Сигизмунд захотел доказать, по крайней мере, государствам собравшимся во Франкфурте, что тяжесть проблем, вызванных сохранением общественного мира, от него не ускользнула. Он составил список бедствий империи из шестнадцати пунктов и список целей, которых следовало достичь, дабы обеспечить ее жизнеспособность, и в первую очередь усиление судебных учреждений. Выступление встретило всеобщее одобрение, но как только дело перешло к средствам достижения целей, возникли прения. Никакого решения не было принято. Тремя годами позже князья проявили инициативу, предложив план политической реорганизации государства, но они отводили себе такую обширную роль в правосудии, что города испугались за свои свободы, и его обсуждение скоро оказалось в тупике. Каким бы образом ни велись переговоры, с отдельно взятым партнером или при участии всех заинтересованных сторон, вывод оставался одним и тем же: реформировать империю было невозможно. Эта неудача стала последней. Сигизмунд устал, у него не было больше сил воплощать в жизнь проекты, которые, как он знал по опыту, будут раскритикованы князьями, рыцарями и городами. Он умер 9 декабря 1437 г. и был похоронен в Венгрии, которой он всегда уделял очень много внимания.

Парадокс! Император, наметивший столько реформ, но не завершивший ни одну из них, стал, без сомнения, частью воспоминаний, сохранившихся в «Reformatio Sigismundi», рукописи, которая не прекращает давать повод для размышлений и споров. Сигизмунд, разумеется, не являлся ее автором; между тем, тот, кто ее написал, вероятно, в Базеле в 1439 г., мог быть приближенным правителя. В любом случае он принадлежал к образованным людям, увлекавшимся политикой, небезразличным к несчастьям Церкви и обеспокоенным, что все попытки реформирования терпят неудачи. Не собирался ли церковный собор Базеля отделиться от папы, что не преминуло бы снова разрушить христианское единство?

Текст «Reformatio…» может быть понят по-разному, поскольку он, кажется, был переделан одним из его переписчиков. Даже его первоначальная версия столь сложна, что каждый может там найти то, что он ищет. В нем содержатся разумные предложения, которые заставляют думать о решении, лелеемом императором при жизни: опереться на «третью Германию», чтобы укрепить императорскую власть. Но в «Reformatio…» звучат и более пронзительные ноты, в нем слышится призыв к вооруженному мятежу, например: «Пусть каждый нанесет удар», или же: «Если однажды человек сможет считать своего ближнего своей собственностью, какой грех!» Следует добавить, что по мнению «Reformatio», духовная и светская власть больны, они смогут вылечиться только вместе; им помогут «простые люди», те, что воспеты в Евангелии. Не исключено, что в окружении Сигизмунда история Жанны д’Арк породила безумные надежды. Советник правителя Эберард фон Виндек был с ней знаком. У короля Буржа не было больше сил, но Сигизмунд и Орлеанская Дева открыли ему двери победы. Вмешалось ли бы провидение во второй раз, чтобы спасти империю после королевства Лилий? Возможно, слово «pusillus», означающее «простонародье» в «Refomatio…» специально было приближено автором к слову «pucelle» («дева»). Как бы там ни было, в этом странном тексте Realpolitik очень быстро уступает место мечтаниям, которым предавались те, кто не находил больше причин для надежды. Сдвиг в область эсхатологии вел к мифическому восприятию образа священника-короля, и имя Фридрих воскрешало былую славу. Оно должно было возродить справедливый порядок, гармонию которого разрушили людские грехи. В «Reformatio», Сигизмунд был его предвестником. Странная метаморфоза: в труде, который очень поспособствовал его известности, этот политический деятель лишен любых других качеств, кроме ума и привлекательности, исполнял роль сурового персонажа, как пророк Израиля.

В любом случае «Reformatio Sigismundi» доказывает, что, хотя этот император, по примеру Карла IV, его отца, использовал любую возможность, чтобы играть первую роль и оживил блеск империи, он не мог ни управлять, ни даже скрыть своих слабостей. Между обманчивым сиянием должности и безнадежной печалью реальности надежда должна проложить дорогу, которая могла привести только к утопии.

Реформа

Горячее обязательство

В Германии XV век всегда воспринимался как мрачное и тяжелое время. Он прошел под знаком глубокого политического упадка. Однако Клио предпочла пересмотреть это суждение; теперь историки признают, что в горниле несчастий разнородные элементы слились воедино, и в итоге этого процесса появилось некое новое образование, достаточно сильное, чтобы противостоять и испытаниям, и течению времени.

Пусть эта эпоха отмечена невзгодами и бедствиями — это несомненно, но очевидно, что правители не могли их ни избежать, ни даже смягчить. Преемник Сигизмунда, супруг его дочери Елизаветы Альбрехт Габсбургский, был избран без каких-либо затруднений 18 мая 1438 г., но у него возникло множество проблем при вступлении в свои права в Богемии, которую его тесть вернул благодаря уступкам, сделанным гуситам. Альбрехт был непримиримым католиком, что подтолкнуло чехов в объятия короля Польши, чьи убеждения были менее тверды, однако он сумел их оттолкнуть. В Венгрии также росла ксенофобия. Альбрехт пытался завоевать доверие своих подданных, направляясь навстречу туркам, в Трансильванию. Он умер там, пав жертвой дизентерии, 10 октября 1439 г., после двадцати месяцев своего правления. Его сын Владислав Постум, родился только 22 февраля следующего года. Выборщики пришли к соглашению назначить двоюродного брата Альбрехта Фридриха, герцога Штирийского, Карниольского и Каринтского.

Пал ли выбор на него, потому что этот принц постоянно занятый своими землями, мало бы вмешивался в их дела? Или его имя напоминало о былой славе империи? Фридрих III совсем не был похож на своих известных тезок. Ему не хватало блеска и решительности, он так долго принимал решения, что походил на безучастного ко всему; не его ли считали «самым унылым императором»? Мы увидим, что ему не недоставало ни амбиций, ни настойчивости, но затруднения, встречавшиеся ему и в его государствах, и на границах империи, могли бы поглотить всю энергию человека более предприимчивого и более живого, чем он. Понимая необходимость немедленной реформы, он действовал постепенно, улучшая работу некоторых служб, активизируя работу отделов и регулируя отношения с германской Церковью и Курией. Правда, эти скромные и ограниченные действия не подходили тем, кто ожидал коренных изменений и яркого восстановления имперской власти, о которой, казалось, остались одни только воспоминания.

Изнутри империи всегда угрожали частые междоусобицы. Непонятно, на самом ли деле это бедствие еще сильнее разрослось, или же его жертвам этот древний обычай стал казаться невыносимым. Fehde постоянно угрожали путешественникам. В принципе указы ограничивали их четкими областями; но эти границы никогда не соблюдались, и власти сами грели на этом руки. Так, Вейнсберг, казначей императора, взял в плен 135 горожан на пути во Франкфурт, город больших ярмарок, потому что он не видел более верного средства получить их город в свое владение. А что думали иностранцы, путешествуя по стране, где из-за каждого дерева мог появиться рыцарь-грабитель? Один из базельских священников горько жаловался в своей хронике: «Проедьте по государствам Великой Турции, и с вами ничего не случится; как только вы достигнете Сундго (Верхний Эльзас), так грабители с большой дороги вас оберут до нитки». Епископ Страсбургский, как говорили, состоял в сговоре с «разбойниками», они ему выплачивали что-то вроде комиссионных, что способствовало поддержке епископских финансов. Правда, некоторые кредиторы, устав ждать требуемых выплат, прибегали к Fehde, даже если их должники занимали более высокое положение. Фридрих III сам подвергся этому унизительному испытанию. Судебные учреждения были недостаточной защитой против насилия и не наказывали строго тех, кто пользовался незаконными методами. Дело дошло до того, что повсюду в Германии обращались к Veme, очень старому своду законов, сохранившему типично каролингские черты, который вначале касался свободных людей Вестфалии. Но советники этих графских дворов были обязаны наказывать (vemen) преступников всей империи. Они создали что-то вроде тайной организации и получали жалобы от любого человека, получившего отказ в правосудии. Veme располагала обширной сетью сторонников. Ее действия, оставаясь в тени, иногда походили на простое сведение счетов. Сигизмунд, поручивший управление Veme выборщику Кельна, потому что Вестфалия являлась частью его владений, счел необходимым стать членом графского суда, чтобы наблюдать за их действиями. Чтобы изучить организацию, которая намеревалась действовать от его имени, правитель должен был войти в нее как простой человек.

Для Германии XV века было не новостью опасаться несправедливости. Зато уже давно немцы не ощущали больше, что иностранцы, пришедшие с востока или запада, могут диктовать им свои законы. Итак, к концу правления Сигизмунда, а также во времена Альбрехта II и Фридриха III опасность внешней угрозы возросла. Неоднократно происходили короткие, но жестокие вторжения. Первый раз в 1439 г. вооруженные бандиты, которых перемирие, подписанное между Францией и Англией, оставило без работы, разграбили Эльзас и Лотарингию. Нападения возобновились в 1444 г., но на этот раз дофин Людовик и король Карл VII сами участвовали в предприятии, преследовавшем много целей: с одной стороны, очистить войска от бесполезных элементов, чтобы из тех, кто остался, создать профессиональную армию, с другой, строго наказать гельветов, которым Габсбурги пожелали, наконец, напомнить, что «права Франции распространяются до Рейна» и что «земли, которые принадлежали ей испокон веков, должны быть возвращены». Эти заявления будущего Людовика XI нашли поддержку Карла VII: он предписывал Мецу подчиниться «так, как подданные должны подчиняться правителю». Эти события больше не повторялись, воспоминание о них, между тем, глубоко врезалось в память провинций, ослабленных этими вторжениями; остатки ландскнехтов, закалившиеся за годы кампаний, обвиняли в своих страданиях «иностранцев», отличавшихся, по их мнению, жестокой извращенностью, гордостью и вероломством. Спустя тридцать лет эта зловещая репутация нанесла большой ущерб большим планам Карла Смелого, который считал свое наследство недостаточным. Однако наследство было просто великолепным, так как помимо Бургундии, герцогства и Франш-Конте, Филипп Храбрый, Иоанн Бесстрашный и Филипп Добрый присвоили большую часть графств и герцогств Нидерландов. Люксембург принадлежал Бургундии с 1440 г. Владельцы некоторых самых красивых епископств или те, кто владел стратегическими пунктами, были родственниками герцогов или их друзей. Выборщики Трира и Кельна были их союзниками. Благодаря своим приобретениям эти кузены (и соперники) короля Франции становились принцами империи. И какими принцами! Не говорили ли о Карле, что он нашел куда израсходовать за год более полутора миллионов ливров? Согласно матрикулярному списку 1467 г., фиксировавшему призывников от княжеств и городов, Карлу самому удалось собрать больше всадников и почти столько же пехотинцев, чем всем другим принцам. Впрочем, герцог Бургундский не скромничал. На заседании в Регенсбурге в 1454 г. Филипп Добрый выставил напоказ свое состояние и проявил себя столь снисходительным, что уязвил немцев в лучших чувствах. У Фридриха III, очевидно, не было сил вступать в открытую борьбу против этого чужака. У него возникла мысль породниться с ним. «Пусть другие сражаются, — должно было стать девизом Габсбурга, — ты, счастливая Австрия, заключай браки». Если бы Мария, дочь Карла, сочеталась браком с Максимилианом, сыном Фридриха, возможно, однажды бургундские земли стали бы австрийскими. План созрел, когда обоим детям исполнилось только четыре и два года, в 1461 г. Он осуществился только шестнадцать лет спустя, преодолев множество препятствий. Принц империи герцог Бургундский использовал французскую концепцию правления. По его мнению, стремиться к титулам стоило лишь в том случае, если они предоставляли дополнение к власти. Когда в 1447 г. встал вопрос о создании королевства Фрисландии и Брабанта, юристы Филиппа Доброго заметили, что главное была не корона, а суверенитет; если герцог становился королем, но оставался, несмотря ни на что, подчиненным императора, его титул был бы только видимостью. В своих землях он был всегда хозяином и никогда не отказывался от своей независимости. Фридрих вел дела с более сильной, чем он, стороной, когда осенью 1473 г. встретил Карла в Трире. Четырьмя годами ранее герцог Сигизмунд Австрийский отдал Верхний Эльзас в залог Бургундии, облегчив, таким образом, отношения между странами «по ту» и «по эту» стороны. В 1472 г. Гельдерн, также заложенный, удвоил бургундский кредит на правом берегу Нижнего Рейна. Карл был «Великим герцогом Запада», а Фридрих ничего не представлял по сравнению с ним. Было принято соглашение: Карл будет королем Бургундии, сюзереном Лотарингии, герцогства Клевского, Савойи и нескольких епископств. Все было готово, назначена дата коронации, когда ранним утром 24 ноября 1473 г. Фридрих внезапно уехал. Он понял, что ему никогда бы не простили то, что отдал по низкой цене целую часть империи взамен брачного союза, который, возможно, однажды использовал бы единственный дом Австрии.

Этот разрыв выявил ту смесь недружелюбия и страха, которые вызывали в Германии амбиции Карла и поведение людей, выполнявших его желания. Весной 1474 г. удивительное падение союзов сблизило Габсбургов со Швейцарией. Совместно с рейнскими городами они образовали Нижний Союз, который сместил королевского чиновника Петра фон Гагенбаха, которому Карл поручил руководить Эльзасом. Союз подверг его суду и отметил его казнь как победу. Несколько недель спустя Карл предпринял осаду Нейса, города, противостоявшего союзнику выборщика Кельна. Фридрих III именем империи объявил войну герцогу Бургундскому, потому что он «уродовал, дробил и ранил Священную Империю и немецкую нацию». Император нашел правильный тон; дюжина прелатов и принцев, семьдесят графов, сотни сеньоров и городов отозвались на его призыв; более 15 000 человек отправилось на помощь в Нейс. По оценке очевидца, никогда более не собиралось столь красивой армии. Карл вынужден был отступить. Лотарингия, хозяином которой он себя считал, выгодно заменила Эльзас, так как он также позволял соединить Бургундию с Нидерландами (ноябрь 1475 г.). Но он совершил ошибку, напав на швейцарцев, которые разбили его сначала при Грандсоне, а затем в Муртене в 1476 г. Лотарингцы, верные своему герцогу Рене II, вновь восстановили его права в Нанси. Смелый, явившись, чтобы их наказать, потерпел поражение, и был убит под стенами города 5 января 1477 г. 4 апреля Максимилиан сочетался браком с Марией по доверенности. Так как у Карла не было других детей, Фридрих III выиграл свое пари: наследуя Бургундию, австрийский дом достиг уровня великой державы.

На востоке империи Фридрих III не сумел сохранить в целости наследство Люксембурга. Владислав, сын Альбрехта II, родившийся после смерти отца, получил, благодаря энергии своей матери, короны Богемии и Венгрии, но он умер молодым, едва выйдя из юношеского возраста в 1457 г. Венгры, как и чехи, воспользовались пустующим троном, чтобы возвести на них людей своей крови, Матиаша Корвина в Венгрии, Иржи Подебрада в Богемии. Последний вскорости вмешался в немецкие дела. Военная значимость таборитов не была утрачена с окончанием гуситских войн.

В течение всей второй половины XV века Богемия служила поставщиком солдат для вербовщиков, где Подебрад позволял или нет им вербовать наемников. Подебрад мог быть, таким образом, хозяином положения и прекратить, например, в 1463 войну Гогенцоллерна Альбрехта, называемого Ахиллесом, против Нюрнберга и Виттельсбаха. Его позиции были столь сильны, что он мог заставлять избирать себя королем римлян и взойти на трон наряду с Фридрихом III, ставшим императором после коронации в Риме в 1452 г. То, что чех сможет однажды в свою очередь надеть императорскую корону, заставило взорваться от возмущения немецких принцев. Правда, решение, о котором помышлял Альбрехт Ахиллес, не льстило также и национальным чувствам. Он предложил создать в империи два наместничества, правители которых выполняли бы роль коадъюторов при Фридрихе. На востоке Рейна эта функция перешла бы к Подебраду, на западе — герцогу Бургундскому, Карлу Смелому. В конечном итоге, этот проект не был реализован. Однако он показал, что раздел ответственных должностей в 1463 г. между французами, с одной стороны, и чехами, другой, мог бы стать меньшим злом. Подебрад с этого момента становится мишенью для яростных нападок. Папа Пий II отменил «Compactats» и, четырьмя годами позже, сместил короля Богемии, который действительно старался не вмешиваться в права своих подданных утраквистов. Именно в это время на сцену выходит Корвин. Он утверждал, что еретики были хуже, чем турки, так как они осуждали свои души гореть в аду, в то время как Оттоманы отвечали только за тела, и, считая, что наделен священной миссией, он отправился на завоевание Богемии. Ему удалось захватить только принадлежащие ей земли, Силезию, Лужицы и Моравию. Четырехугольн