Book: Обряд



Обряд

Мэтт Бэглио

Обряд

Обряд

«Обряд / Мэтт Бэглио»: АСТ, Астрель, Харвест; Москва, Минск; 2011

ISBN 978-5-17-070625-9, 978-5-271-35321-5, 978-985-16-9700-3

Аннотация

Обряд экзорцизма.

Один из любимых мифов современного кинематографа. Однако много ли общего этот обряд имеет с реальной, вполне рутинной для Католической церкви церемонией изгнания дьявола?

Немало современных священнослужителей считают экзорцизм мрачным пережитком Средневековья, когда за одержимость принимали вполне обычные эпилептические припадки, истерию или нервные срывы. Но… что же Католическая церковь понимает под экзорцизмом в наши дни?

Летом 2005 года молодой американский священник записался в Ватиканский университет на курс экзорцизма, после чего в ходе практики принял участие более чем в 80 реальных обрядах. Увиденное навеки изменило его взгляд на проблему одержимости. Так что же довелось ему пережить?..

Мэтт Бэглио

ОБРЯД

ПРОЛОГ

И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним.

Откровение святого Иоанна Богослова, 12:7-9

Слава Богу, среди прочих своих сакраменталий католическая церковь уже в древние времена полагала молитву «Отче наш», позволявшую благочестивым путем просить Господа об избавлении верующих от всех опасностей и особенно от искушений Дьявола. Поистине уникально, что Церковь породила экзорцистов, которые, подобно Иисусу Христу, могли исцелять одержимых, именем Господа приказывая демонам, чтобы те ушли и более не причиняли вреда человеческим существам.

Декрет Конгрегации богослужения и дисциплины таинств от 22 ноября 1998

Двое мужчин держали за руки и за ноги лежащую на массажном столе женщину лет тридцати пяти. На женщине был черный спортивный костюм. Темные, аккуратно зачесанные назад волосы стянуты на затылке в тугой «конский хвост». Лежащая на столе обладала не полным, но плотно сложенным телом, и когда она пыталась вырваться, удержать ее стоило заметных усилий. Рядом в готовности замерли двое помощников, мужчина и женщина. Экзорцист, держа в одной руке деревянное распятие и серебряный фиал святой воды в другой, стоял чуть дальше, в паре шагов от остальных. Раздумывая, что предпринять, он наблюдал за происходящим. Обряд изгнания бесов продолжался уже около часа, и все изрядно устали. Нужно ли продолжать?

Неожиданно женщина повернула голову, и взгляд ее сосредоточился на одной точке около дальней стены.

— Нет, — произнес демон низким, шедшим откуда-то изнутри утробным голосом. — Здесь кто-то в черном, здесь та, кто приносит несчастье!

Для экзорциста блеснул короткий лучик надежды: по прежнему опыту он знал, что таким кодом демоны обозначают святую Джемму Гальяни.

— И рядом фигура в белом! Та, маленькая из Албании! — прогрохотал демон.

— Мать Тереза Калькуттская? — спросил экзорцист.

Демон изрыгнул проклятия, а потом неожиданно заговорил насмешливо-детским голоском:

— Ой, гляньте-гляньте на них, они здороваются! Тискаются-обнимаются! Гадость какая! Отвратительно!

Последнее слово демон произнес прежним глухим голосом.

Женщине почудилось, что она видит две фигуры, явившиеся как будто во сне. Святая Джемма, одетая по традиции во все черное, казалась примерно такой, какой она была в двадцать лет. Странно, но мать Тереза тоже предстала совсем молодой — возможно, двадцатипятилетней.

Полуобернувшись, экзорцист взглянул на место, куда так пристально смотрела женщина, и не увидел ничего, кроме пустой стены.

— Возблагодарим же святую Джемму Гальяни и мать Терезу за то, что сегодня они с нами, — сказал священник.

Демон начал жалобно причитать:

— Нет, и он… и он тоже… Прогоните, прогоните его прочь!

Пока не зная, кто именно появился на «сцене», экзорцист добавил:

— Спасибо за то, что он здесь.

Неожиданно женщина вытянула руки перед собой и села совершенно прямо, причем так резко, словно ее подняла какая-то невидимая сила.

— Оставьте меня! — визгливо кричал демон, в то время как женщина безуспешно силилась освободиться от невидимого захвата.

Мужчины попытались было вдвоем уложить ее на стол, но остановились по знаку экзорциста.

— Посмотрим, кто еще пришел. Именем Иисуса и Непорочной Девы… Кто это?

— Не-е-е-е-т! — с яростной злобой прогрохотал демон. — Totus tuuuuuus!

Узнав латинский девиз и про себя улыбнувшись, экзорцист сказал:

— Благодарю тебя, святой отец Иоанн Павел II. Спасибо, что пришел помочь нашей сестре.

— Не-ет! — взвизгнул демон. — Будь ты проклят! Прочь, прочь от меня!

Вновь, как в полусне, женщина увидела Иоанна Павла II в белых одеждах. Святой, выглядевший никак не старше тридцати лет, трижды перекрестил ей лоб.

Желая использовать наметившийся перевес, экзорцист усилил натиск.

— Повторяй за мной: Отче небесный, ты мой создатель, я почитаю тебя.

— Сам повторяй! — парировал голос.

Экзорцист стоял на своем.

— Отче небесный, ты мой создатель, я почитаю тебя.

— Если я скажу, здесь взорвется бомба! — крикнул демон.

Священник не уступал.

— Приказываю именем Непорочной Девы Марии и именем Иисуса Христа: повтори эти слова.

Когда перед женщиной возникла фигура Девы Марии, закутанная белым с золотом покрывалом, скрывавшим половину лица, она вдруг ощутила поток невыразимой любви. Фигура приближалась. Следя за ней, женщина с изумлением увидела, что глаза Марии полны слез.

Пока экзорцист наблюдал, демон опять взялся за свое.

— Нет-нет! Нет, не плачь! — взвизгнул демон, и тело женщины конвульсивно дернулось.

В следующую секунду она ненадолго вышла из транса — и опять впала в прежнее состояние, успев лишь сказать:

— Слезы Марии — вот все, что нужно.

Экзорцист чувствовал радость: Дева Мария рядом, она помогает. Не откладывая, он начал читать «Аве Мария». Молитву Богородице подхватили все, кто был в комнате, даже лежащая на столе женщина. Но экзорцист почему-то знал, что его работа не окончена: демон лишь на время затаился, позволяя жертве читать молитву.

— Повторяй за мной: Отче небесный, ты мой создатель, я почитаю тебя, — велел экзорцист, обращаясь к демону.

Женщина забилась в крике.

— Нет! — зарычал демон. — Я не стану этого говорить! Я не могу, это неправильно!

Экзорцист чувствовал, что демон слабеет. Попросив всех в комнате стать на колени, он нараспев произнес:

— Отче небесный, ты мой создатель, я почитаю тебя.

Присутствовавшие дружно повторили его слова.

Демон произнес:

— Нет и нет, пусть они хоть все станут на колени — и та, что в белом, и другая, в черном, и эта, маленькая…

Однако когда демон сказал: «Она, она — она тоже опустилась на колени!», экзорцист уловил в его голосе благоговейную ноту.

Пора. Демон готов сдаться, подумал экзорцист.

— Именем Иисуса Христа приказываю тебе повторить мои слова!

Хотя женщина сопротивлялась, из ее горла с трудом проскрипело:

— От-че… небе-сный… ты… мой… созда-тель… я… почитаю тебя…

Чувствуя прилив восторга, экзорцист тем не менее заставил демона дважды повторить фразу. Он понимал, что дело еще не кончено. Когда демон наконец замолчал, экзорцист прочел вслух заключительную строфу из благодарственной молитвы, произносимой после причастия: «Через Него, и с Ним, и в Нем, Тебе Богу Отцу Всемогущему в единстве Духа Святого всякая честь и слава, во веки веков».

— Унижение это совершилось не по воле твоей, но во славу Господа и по воле Его, — ответил демон и добавил, обращаясь к экзорцисту: — Будь ты проклят.

— Che Dio sia benedetto , — не дрогнув, произнес экзорцист. — Во славу Господа.

— Ладно, я ухожу, но ты точно проклят, — презрительно бросил демон. — Вы все будете страдать до конца дней своих!

При упоминании слова «экзорцизм» многие вспоминают кадры из голливудских фильмов, на которых молодые девушки то бредят, то бьются в конвульсиях, исторгая; потоки зеленой рвотной массы. В реальной жизни редко встречаются сцены, до такой степени зрелищные или напоминающие действо, описанное в начале этой книги. Наоборот, экзорцизм — дело довольно рутинное и скорее похожее на визит к стоматологу, с непременным сидением в комнате ожидания и положенными в таких случаях талончиками на следующее посещение. Лишь немногие осознают, что конкретно происходит в ходе ритуала изгнания дьявола. Кстати, это утверждение справедливо и в отношении католических священников, многие из которых успели позабыть о существовании обряда экзорцизма.

Этот термин представляет собой экклезиастическое определение, восходящее к греческому понятию «exorkizo», что означало «связывать клятвой» или «настойчиво требовать». Во время экзорцизма демону именем Господа предъявляется требование оставить любые действия в отношении определенной личности или определенного места. В понимании католической церкви экзорцизм — строгий обряд, который проводится священником, получившим это право от своего епископа. В древние времена у ранних христиан обряд изгнания дьявола имел важное значение для привлечения новообращенных и доказательства истинности веры. Изначальная сила обряда исходит от Иисуса Христа, изгонявшего дьявола несчетное число раз (что подробно описано в Новом Завете) и затем научившего этому своих апостолов.

Многие в католической церкви считают обряд изгнания дьявола неким реликтом, доставшимся от времен, когда болезни вроде эпилепсии или шизофрении считались проявлением дьявольской сущности. Такой подход видится вполне оправданным в свете величайшего прогресса современной медицины, открытий в области неврологических и психических болезней, а также успехов психоанализа и других подобных достижений.

Непонимание важности обряда во многом связано с природой самого экзорцизма, а также с современным восприятием атрибутов дьявольской сущности, отражающих скорее фольклор, чем теорию. Что такое дьявол? Зверь с рогами и наполовину козлиным телом, среди ночи похищающий невинных девушек? И что такое дьяволицы, рыщущие в поисках очередной жертвы и легко меняющие облик в погоне за людскими душами? Понятно, что ввиду отсутствия семинарского курса по демонологии священники в массе своей не придают большого внимания всему, что связано с экзорцизмом.

На самом деле в центре проблемы находится само понятие зла. Представляет ли зло физическую реальность — то есть падшего ангела, которого называют Сатаной? (Так гласит Катехизис католической церкви — небольшая по формату, но весьма увесистая книга объемом 900 страниц.) Возможно, это просто недостаточность добра или неспособность человека жить в соответствии с благими установлениями Создателя?

Не желая отворачиваться от богатой истории, тесно ассоциированной с верой, многие священники разделяют современный взгляд на дьявола как на метафору зла. Остальные вполне доверяют традиционным представлениям, предпочитая их не обсуждать. Находятся и священники, занимающие самую крайнюю позицию и вообще отрицающие существование дьявола.

Но, по злой иронии, пока многие священники и епископы остаются скептиками, все большая часть общества берет на вооружение оккультизм или бросается в новые религии, такие как неоязыческая викка. По информации из «Обзора американской религиозной идентичности», число приверженцев «викки» увеличилось с 8 тысяч в 1990 году до 134 тысяч в 2001 году. А к 2006 году их было уже 800 тысяч.

Продажи оккультной литературы и книг, относящихся к течениям «нью-эйдж», бьют рекорды; то же самое можно сказать о числе людей, верящих в существование ангелов и демонов (по опросам Гэллапа 2004 года, около 70 процентов американцев заявили, что верят в существование дьявола). Параллельно и взрывообразно растет число людей, утверждающих, что они подверглись воздействию злых духов. Поданным Ассоциации итальянских католических психиатров, в одной Италии более 500 тысяч человек хотя бы раз в году посещают экзорциста.

В тоже время небольшая, но хорошо известная группа перегруженных работой экзорцистов, возглавляемых отцом Габриэле Амортом, давно пытается обратить самое серьезное внимание церкви на тех людей, которые заявляют о своей демонической одержимости. По их убеждению, для начала необходимо подготовить как можно больше экзорцистов. С другой стороны, церковь должна быть уверена в качестве подготовки этих специалистов.

Некоторые сторонники экзорцизма — например, отец Аморт — считали, что в прошлом слишком многие назначенные на эту работу священники являлись экзорцистами лишь номинально. Наконец кое-кто из этих «необученных» экзорцистов успел злоупотребить своим положением, что сильно подпортило репутацию обряда изгнания дьявола. Один из самых вопиющих случаев произошел в 2005 году, когда румынскую монахиню обнаружили в келье привязанной к распятию и с кляпом во рту. Монахиня была мертва, а в убийстве обвинили священника, проводившего обряд экзорцизма.

Надеясь выправить ситуацию, Конгрегация доктрины веры в конце 2004 года разослала по католическим епархиям всего мира (прежде всего американским) письма, в которых каждому епископу предлагалось назначить официального экзорциста.

В то же самое время в руководимом Ватиканом римском университете решили приступить к обучению священников-экзорцистов. Чтобы вооружить эти новые кадры официальным учением католической церкви о дьяволе и экзорцизме, был учрежден интереснейший курс под названием «Экзорцизм и молитва об избавлении».

Откликнувшись на призыв, летом 2005 года в Рим для обучения экзорцизму приехал священник одного из американских приходов. На целых девять месяцев погрузившись в мир, о существовании которого он не знал прежде, этот священник прошел весь курс обучения, после чего вместе с ведущими итальянскими экзорцистами принял участие в более чем 80 реальных обрядах. Результатом стала глубокая перемена в его взглядах на мир и на место священника в этом мире. Владея новым пониманием зла и характера его проявлений, экзорцист вернулся в Соединенные Штаты, полный решимости помогать людям в их повседневной жизни.



ГЛАВА ПЕРВАЯ

РИМ

Мы должны стремиться к такому единению с Господом, чтобы Его жизнь воспроизводилась в нашей жизни, чтобы учение Его провозглашалось и мыслями, и словами, и действиями нашими, и чтобы Он жил в нас, и царствовал в нас.

Шарль де Фуко

Когда отец Гэри Томас вышел на виа делле Форначи, дорога была изрядно запружена машинами. Длинная очередь из легковушек и автобусов тянулась к перекрестку с виа ди Порта Каваллагери, а затем уходила в туннель по ущелью из стоявших вдоль дороги четырехэтажных домов и пятиэтажек, окружавших Джаниколо — один из многочисленных холмов Рима. Движением руководил полицейский в эполетах, похожий на командира авиалайнера — он по мере сил поддерживал порядок, то подгоняя водителей взмахом руки, то свистком останавливая неумеренно агрессивных. Едва светофор переключался на зеленый, водители, не желавшие терять времени, тут же налегали на клаксоны.

По обе стороны дороги в направлении Ватикана тянулись утренние пешеходы, оставлявшие за собой ядовитые полосы сигаретного дыма, похожие на след летящего в небе самолета. Время от времени пешеходы заскакивали в придорожный бар, чтобы выпить свой утренний капучино — и тогда на тротуаре слышалось урчание кофе-машины.

Отец Гэри на несколько секунд задержался на углу, захваченный беспорядочной картиной, будто сошедшей с экзотической почтовой открытки. Ничто здесь не напоминало привычного напряженного ритма родного Сан-Франциско, но этот город, машины и люди — все вокруг пребывало в гармонии, как части огромного, хорошо слаженного оркестра.

Несмотря на черное одеяние, отец Гэри не особенно выделялся среди толпы. В конце концов в Риме очень много священников. По некоторым оценкам, по узким улочкам города ходит более 15 000 служителей церкви — и это не считая нескольких тысяч семинаристов, также носящих белый воротничок и черное одеяние. Стоит учесть множество часовен, мужских и женских монастырей, а также сотни церквей (не считая Ватикан) — и неудивительно, что отец Гэри прозвал этот город «аортой христианства».

Как дополнительное напоминание, прямо через дорогу от отца Гэри стоял огромный дворец Конгрегации доктрины веры — основного стража церковной теории. И над всем этим вдали, над крышами домов плыл, как видение, освещенный солнцем купол собора Святого Петра. Вид собора (а отец Гэри мог любоваться куполом даже из окна своей комнаты) не оставил его равнодушным. В Риме он чувствовал себя частью чего-то большего, чем он сам — и большего, чем мелкие каждодневные заботы, временами одолевавшие приходского священника. Впоследствии отец Гэри с некоторым сожалением говорил: «Когда работаешь приходским священником, приходится носить девять шляп. Дело не только в административных обязанностях: простоты понемногу отходишь от вещей, более важных — например, перестаешь уделять внимание молитвенной жизни прихожан».

В пятьдесят два года, совсем недавно, отец Гэри оставил должность в приходе Сент-Николас, где прослужил долгих пятнадцать лет (причем двенадцать из них — в качестве приходского священника). Хотя он с удовольствием работал в приходе Сент-Николас, где приобрел огромное количество друзей, со временем непомерно возросла ноша его ежедневных обязанностей. Отец Гэри не только помог заново отделать несколько строений приходской школы, но и собрал пожертвований на несколько миллионов долларов и превратил старый дом приходского священника в прекрасно оснащенный общественный центр. Это так понравилось прихожанам, что центр даже назвали его именем.

Приняв сан в 1983 году, отец Гэри служил двадцать два года, многое повидав и успев о многом подумать. В 1997 году он едва не погиб в результате несчастного случая. Во время восхождения, которое он вместе с другом совершал в предгорьях Йосемитского парка, отец Гэри сорвался с шестидесятифутовой скалы, упал в каменистую горную реку и остался в живых только чудом (хотя не раз и не два жалел об этом во время мучительного двухгодичного лечения).

Среднего роста и среднего телосложения, с редеющими, но тщательно постриженными волосами, в круглых очках с позолоченной оправой, отец Гэри ненавязчив и приятен в общении. Не обладая представительной внешностью, он излучает уверенность человека, который любит свою работу и знает, что очень хорошо ее делает.

Так как по правилам его епархии приходским священникам полагалось менять место службы каждые пятнадцать лет, отец Гэри решил воспользоваться этим, чтобы взять вполне заслуженный годичный академический отпуск. Рим с его семинариями и престижными университетами давал путешествующим священникам уникальную возможность. Учиться в папских университетах, таких как Грегорианский, где получили образование четырнадцать пап и двенадцать святых, — для многих и заветная цель, и привилегия. Большая часть студентов ставит целью либо получение диплома (эквивалентного степени магистра), либо защиту докторской диссертации — и учится полный день. В то же время других священников по тем или иным причинам направляют их епархии, а иные — как, к примеру, отец Гэри — используют для обучения академический отпуск. Для этих студентов предназначена одна из программ — Институт по продолжению теоретического обучения, — действующая в Североамериканском колледже (далее — САК) — крупнейшей американской семинарии за пределами США.

Эта программа, начатая в 1970 году в качестве ответа на некоторые из призывов II Ватиканского собора по поводу обновления священства, обеспечивала трехмесячную подготовку (с отрывом от служения) тем священникам, которые хотели бы отвечать наиболее современным тенденциям в католической церкви. Заодно участники получали шанс насладиться пребыванием в Риме и общением со священниками, приехавшими из разных стран мира.

Еще в апреле отец Гэри поставил подпись, согласившись участвовать в программе обучения, намеченной с сентября по ноябрь. Затем он собирался пройти еще два цикла занятий по духовности в папском университете Ангеликум, которые проводились доминиканцами на другом конце города.

Когда в 2005 году отец Гэри впервые прибыл в Рим, город произвел на него пугающее впечатление. Мешал не только языковой барьер — он не знал итальянского, — но и сам город с его лабиринтом улочек не позволял нормально ориентироваться. Теперь, прожив в городе два месяца, отец Гэри мог лишь смеяться над первыми страхами. Он изучил свой район и систему автобусных линий и теперь мог запросто добраться куда угодно.

Кроме посещения САК и других занятий, у отца Гэри было еще одно важное задание: епископ потребовал от него пройти особый курс для экзорцистов. В то утро отец Гэри как раз направлялся на первое занятие. Поэтому, не желая опаздывать, он свернул на виа де Гаспери и прибавил шаг.

Зимой 2005 года, в самом конце своего пребывания в Сент-Николас, отец Гэри вообще не думал об экзорцизме. Поэтому он удивился, когда услышал от своего доброго друга по благотворительной группе «Каритас» отца Кевина Джойса о том, что Ватикан разослал по всем епархиям в США письма с настоятельной просьбой назначить официального экзорциста и что епископ уже определил отца Кевина кандидатом этот пост.

Высокий и худощавый, отец Кевин воплощал образ углубленного в свою науку, думающего и невозмутимого священника. Впрочем, куда больше в глаза бросались его живость и молодой задор: несмотря на свои пятьдесят семь, отец Кевин мог легко сойти за сорокапятилетнего. Отец Гэри знал отца Кевина уже около двадцати лет и считал, что с таким послужным списком (отец Кевин имел докторскую степень по богословию и специализировался на вопросах духовности) тот идеально подходил на должность экзорциста. Тем не менее отец Кевин признался, что собирается отказаться от этого назначения. Недавно он приступил к созданию в епархии центра по духовному образованию и не имел достаточно времени, чтобы совмещать одно и другое.

Отец Гэри никак не ожидал, что в епархии будет вводиться должность экзорциста. У его прихожан не часто возникал интерес к вопросам существования злых духов и одержимости дьяволом. В прошедшие годы он всего один раз говорил о дьяволе во время мессы, да и то стараясь убедить прихожанина не вымещать злобу на детях. В целом среди священников эта тема не была популярна.

Отец Гэри не испытывал больших сомнений в отношении дьявола, хотя и не задумывался на эту тему особенно глубоко. Он знал, что разговоры о поведенческой концепции зла и «личность» дьявола — вовсе не одно и то же. Злые дела иногда совершаются добрыми людьми, однако он не мог уверенно говорить о возможности руководства ими со стороны дьявола. Обдумывая то немногое, что узнал про экзорцизм еще в семинарии, отец Гэри вспомнил, что в Священном Писании очень хорошо отражены основные понятия одержимости дьяволом. Насчет остального он не мог сказать практически ничего. За все время служения в приходе отец Гэри ни разу не слышал ни о случаях одержимости дьяволом, ни о проведении ритуала экзорцизма. Тем не менее он обнаружил, что испытывает глубокий интерес к теме этого древнего и загадочного обряда. Сможет ли и он делать нечто подобное, если его призовут в экзорцисты?

Перспектива стоять посреди комнаты и сражаться с дьяволом, произнося молитвы, не пугала отца Гэри: пожалуй, он имел опыт работы с вещами, куда более необычными и неприятными. Прежде чем пойти в священники, отец Гэри работал в похоронной конторе. Работая в этом бизнесе с четырнадцати лет, он даже получил диплом бальзамировщика. В те годы отец Гэри повидал всякое, в том числе обезображенные, иногда обгорелые до неузнаваемости тела. Он знал, что может выдержать многое, едва ли не все. Главная причина его решения стать священником — желание помогать людям. И разве не это делал Иисус, изгоняя злых духов и исцеляя болящих?

Отец Гэри предложил свою кандидатуру вместо отца Кевина — и вскоре, приехав на очередное собрание приходских священников, получил согласие епископа. Епископ был рад узнать, что отец Гэри захотел выступить в роли экзорциста. Епископ рассказал, что за последние двадцать четыре года во всей епархии Сан-Хосе было расследовано лишь два случая возможной одержимости демонами. Улыбнувшись, епископ добавил с характерным ирландским акцентом: «Надеюсь, мне не придется слишком часто прибегать к твоим услугам».

По мере развития беседы отец Гэри поделился своими мыслями о необходимости пройти курс формального обучения. Тогда же епископ рассказал отцу Гэри о курсе обучения экзорцизму. «Учеба в Риме будет хорошим дополнением к твоему академическому отпуску», — сказал епископ.

В отличие от американской католической церкви, где только говорят о ритуале изгнания дьявола (и то вполголоса), в Италии экзорцизм распространен куда более широко. В 1986 году Иоанн Павел II выступил с серией речей, в которых говорил верующим, что нельзя забывать об опасностях, идущих от дьявола, и о реально существующей возможности «телесного овладения» человека дьяволом. А не так давно, 14 сентября 2005 года, папа Бенедикт XVI принял в Ватикане большую группу экзорцистов, пожелав успеха в их дальнейшем «служении Церкви».

Сегодня Италия переживает бум экзорцизма. Растет не только число официально назначенных экзорцистов (считается, что их уже от 350 до 400) — но также существует и профессиональное объединение вроде гильдии, созданное в 1992 году. Кроме того, в основном из-за недавнего всплеска жестоких преступлений, связанных с сатанинскими культами, по согласованию с церковью было создано особое подразделение полиции, названное «Скуадра анти сетте» (отряд по борьбе с сектами), сокращенно — САС, в задачу которого входит исследование этого феномена.

В Италии интерес к экзорцизму устойчиво нарастал с 1998 года, когда процедура изгнания дьявола, изначально заданная Римским требником 1614 года, была наконец дополнена в соответствии с требованиями II Ватиканского собора 1962–1965 годов, призвавшего к обновлению всех без исключения обрядов католической церкви. (Интересно, что ритуал экзорцизма был обновлен в числе последних.) Журналистская братия искала сенсации, и подходящая фигура вскоре нашлась. В центре внимания оказался отец Габриэле Аморт. Будучи официальным экзорцистом Рима и автором бестселлеров, отец Аморт к тому времени уже примелькался на итальянском телевидении и за границей. В своих книгах и телевизионных интервью отец Аморт относил к сатанинским явления широкого спектра, включая книги о Гарри Поттере. При этом он акцентировал внимание на феномене роста «мирской силы дьявола»: по его мнению, в поисках ответов люди слишком часто обращаются к оккультизму.

На взгляд отца Аморта, экзорцизм находится в еще более худшем положении. Как он заявил в интервью, в 2001 году опубликованном итальянским католическим журналом «30 дней»: «Наших братьев-священников, выполняющих эту деликатную задачу, считают или ненормальными, или фанатиками. Вообще экзорцистов с трудом воспринимают даже назначившие их епископы». Отец Аморт множество раз выступал с критикой епископов и священников. По его словам, «три столетия католическая церковь не уделяла исполнению обряда экзорцизма почти никакого внимания». Признавая серьезность положения в некоторых частях Италии, отец Аморт убежденно говорит, что в других странах с экзорцизмом обстоит еще хуже. «В некоторых странах нет вообще ни одного экзорциста. Это, например, Германия, Швейцария, Испания и Португалия». По его словам, в других странах, таких как Франция, экзорцистами назначают священников, не верящих в экзорцизм.

18 мая 2001 года на пленуме конференции итальянских епископов в Ватикане было принято такое официальное заявление: «Мы наблюдаем возрождение практики предсказаний, гадания, ведьмовства и черной магии. Это нередко сочетается с использованием религии в качестве суеверия. При определенных обстоятельствах суеверие и магия могут существовать параллельно с научно-техническим прогрессом — ввиду того, что наука и технология не в состоянии дать ответы на важнейшие вопросы жизни».

Поданным Общественной ассоциации Папы Иоанна XXIII, в оккультизм тем или иным образом вовлечена почти четверть населения Италии, или около 14 миллионов человек. Так, на юге Италии есть группы, и в наши дни практикующие «тарантизм» — веру в то, что человек может стать одержимым из-за укуса паука, а «карт-ридеры» охотятся за истиной и амулетами «счастья» на ночных кабельных каналах. Явление не ограничивается Италией. К примеру, в 1996 году французская налоговая служба, аналогичная американской Ай-ар-эс, сообщила, что за предшествовавший год 50 000 граждан, обязанных сдавать налоговые декларации, заявили в качестве основного источника дохода профессию хилера, медиума и другие связанные с оккультизмом практики. В то время во всей Франции насчитывалось всего 36 000 католических священников.

Однако наибольшую озабоченность католической церкви вызвали оценки (возможно, отчасти преувеличенные), согласно которым в Италии действует около 8000 сатанинских сект, объединяющих более 600 000 членов.

Ознакомившись с практикой католической церкви по назначению и обучению экзорцистов, доктор Феррари пришел к выводу об отсутствии систематического подхода: экзорцисты были в массе предоставлены самим себе. Решение выглядело очевидным. Возникла необходимость в организации университетского курса по обучению экзорцистов.

Для разработки учебного плана доктор Феррари собрал группу из друзей и коллег, в состав которой вошли профессора теологии, несколько докторов наук и экзорцист. Предполагалось, что студенты будут получать знания в самых разных научных областях, в том числе исторические, теологические, социологические и медицинские. Была поставлена простая задача — дать священникам знания, необходимые им, чтобы выяснить, где конкретно сосредоточена активность дьявола. Наконец, нужно было сделать так, чтобы те немногие из них, которые пойдут дальше и станут экзорцистами (такие, как отец Гэри), могли сами защититься от дьявола.

Но где именно учить экзорцистов? Все окончательно стало на свои места после того, как доктор Феррари установил контакты с ректором отцом Паоло Скарафони, ректором папской академии «Царица апостолов».

Курс «Экзорцизм и молитвы освобождения» — детище доктора Джузеппе Феррари, национального секретаря группы по изучению социорелигиозной информации. Эта католическая организация, располагавшаяся в итальянском городе Болонья, занималась изучением культов и новых религий.

По словам доктора Феррари, идея возникла у него в 2003 году на встрече со священником из епархии города Имола. Выяснилось, что прихожане осаждали священников просьбами о помощи, касавшейся оккультных проявлений: кто-то не мог уйти из секты, а некоторые считали, что попали под влияние демонических сил. Во многих случаях священники чувствовали себя столь бессильными, что просто отсылали таких прихожан прочь.



Огромные сверкающие окна и прямолинейные современные формы открытого в 2000 году университетского городка «Царица апостолов», резко контрастируют с прочими постройками старого центра Рима. Если бы не группы священников в черных сутанах, то раскинувшийся на склоне горы, изрезанный аккуратными дорожками кампус легко мог бы сойти за штаб-квартиру одной из программистских фирм Кремниевой долины, оставшейся в родной отцу Гэри Калифорнии. Этим учебным заведением управляет организация «Легионеры Христа», которую некоторые связывают с «Опус Деи», — и потому программа университета достаточно консервативна и проповедует верховенство церкви в широком круге вопросов, в том числе в исследованиях стволовых клеток.

Занятия по экзорцизму проводятся в большой, превосходно оснащенной аудитории. И если современный внешний вид университета никак не вяжется с темой экзорцизма, то его яркий футуристический интерьер выглядит еще более несуразным. В самом деле: среди этих ослепительно белых стен, огромных окон и стеклянных потолков гораздо уместнее выглядели бы лаборанты в халатах, а не монахи-францисканцы в подпоясанных веревками коричневых рясах и сандалиях на босу ногу.

Отец Гэри, решивший предпочесть часовому стоянию в пробках пятиминутную поездку на поезде с перрона станции «Сан-Пиетро», шел по университетскому городку, наслаждаясь его простотой и опрятностью. Приятное чувство лишь усилилось, когда по мраморным ступеням он вошел в ярко освещенное здание. К моменту прибытия на первую лекцию у дверей аудитории уже собралась большая толпа, занятая в основном дружеской болтовней и просмотром выложенных на ближайшем столе рекламных проспектов университета. Несмотря на неожиданно большой наплыв прессы, начало выглядело обещающим. Вдоль задней стены аудитории стояли телекамеры. Несколько камер размещались у дальнего прохода.

Первая сессия, прошедшая зимой-весной 2005 года, наделала порядочно шума. Пресса, захваченная идеей спонсируемого университетом курса, посвященного изучению такого загадочного явления, как экзорцизм, старалась вовсю — и заголовки не разочаровали охочую до новостей публику. «Экзорцисты опять идут в школу». «Попов натаскивают по части экзорцизма». На самом деле огласка пошла на пользу организаторам курса, явственно обнаружив тот факт, что церковь более не стыдится экзорцизма.

После такого успеха было решено продлить курс на осенне-зимние семестры 2005 и 2006 года, внеся в программу лишь минимальные изменения. На курс вернулись все профессора, участвовавшие в первом семестре — причем на этот раз лекции транслировались по спутниковому каналу в Болонью, Модену и ряд других городов. На последнее занятие были приглашены несколько известных экзорцистов, которых просили поделиться опытом и ответить на вопросы слушателей. Теперь на курс принимали не только священников, но также профессиональных психологов и медиков — тех из них, кто хотел бы, например, услышать о различиях между психическими расстройствами и одержимостью.

Узнав от епископа о существовании курса, отец Гэри решил связаться с легионерами из своей епархии и спросить у них, с кем можно обстоятельно поговорить насчет обучения. В свою очередь, легионеры сообщили ему имя священника, работавшего на факультете. Отец Гэри созвонился с этим человеком за пару недель до отъезда из Калифорнии и, таким образом, узнал, чего примерно ожидать.

Хотя было запланировано четыре месяца занятий, с октября по февраль, будущим светилам экзорцизма полагалось собираться вместе только раз в неделю, по вторникам, с 8.30 до 12.30, и такой порядок устанавливался на все десять циклов. Первые пять циклов занимали период с середины октября до конца ноября; вторую половину курса запланировали с начала января по 9 февраля. Пожалуй, самой важной новостью оказалось то, что все занятия предполагалось вести только на итальянском языке. Это немного обескураживало, но отец Гэри убедил себя в том, что раз на учебу приезжают священники из всех стран мира, то ему предоставят переводчика.

Однако, подойдя к руководителю курса и спросив его насчет переводчика, отец Гэри услышал брошенную мимоходом фразу, что никаких переводчиков не будет. Ни сегодня, ни на следующей неделе. Как же можно учиться, не зная языка?

В унынии отец Гэри направился к рядам быстро заполнявшихся столов. Аудитория делилась на две секции, в которых стояли длинные столы для занятий, напоминавшие места для прихожан в церкви. У лекторского места находился протяженный невысокий помост, какой можно увидеть на конференциях и симпозиумах, и пустой экран. За помостом возвышался крест, а на задней стене висела картина в духе неореализма, изображавшая Христа. По боковой стене располагался длинный ряд крашеных окон, выходивших на большую округлую лужайку с сиротливым оливковым деревцем в центре.

Спустя несколько минут шум разговоров прекратился. К помосту прошествовала молчаливая вереница священников и официальных лиц. Зал дружно встал, и вслед за руководителем курса все принялись читать «Отче наш» и «Аве Мария» на итальянском. На курсе начались занятия.

Первым выступил епископ, незнакомый отцу Гэри, но определенно известный многим сидевшим в зале. Епископа звали Андреа Джемма. В свои семьдесят четыре года он был признанным экзорцистом и одним из немногих епископов, действительно занимавшимся изгнанием дьявола. Помимо этого он написал книгу под названием «Я — епископ-экзорцист».

Слушая речь монсиньора Джеммы, отец Гэри попытался уловить ее смысл — и не смог. Время от времени ему удавалось поймать какие-то знакомые слова, но епископ продолжал говорить, опять переключаясь на что-то еще. Вскоре отец Гэри бросил эти попытки и стал наблюдать за действиями представителей прессы, которые сновали в проходах, периодически наставляя объективы своих камер в лица слушателей. В перерыве отца Гэри приметили несколько англоговорящих репортеров, и в оставшееся время он отбивался от вопросов по поводу экзорцизма, вполне честно отвечая, что ничего не знает.

Когда все закончилось и отец Гэри сел в обратный поезд до Рима, он чувствовал досаду. Он не узнал ровно ничего нового, а цирковое представление первого дня заставило усомниться: возможно, весь курс будет напрасной тратой времени? Начало не предвещало ничего хорошего. Конечно, он очень надеялся, что второе занятие будет интереснее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ПРИЗВАНИЕ

В понимании нашей католической церкви, посвящение в сан есть радикальное и полное изменение человека в глазах Господа и Церкви, ведущее к онтологически почти идентичному «воссоединению» с Христом. Эта идентичность доходит до глубинных основ, до самой сути человека, определяя все его существо — и, впоследствии, его поступки.

Монсиньор Тимоти Долан, «Священники третьего тысячелетия»

Пережив шок от встречи с Римом, отец Гэри уже в сентябре довольно легко приспособился к жизни в Североамериканском колледже (САК). Это учебное заведение, основанное в 1859 году, в 1953-м переехало на нынешнее место на холме Джаниколо. Массивное шестиэтажное здание колледжа, укрытое от городского шума за огромной стеной и воротами, со своей церковью, зрительным залом, медиазалом, библиотекой, классами для занятий и обеденным залом казалось чем-то вроде оазиса в сердце Рима. Этот внушительный комплекс мог принять до 300 семинаристов. Здание окружали сады, а из окон открывался изумительный, что называется, «на миллион долларов» вид на собор Святого Петра. Неудивительно, что у отца Гэри несколько дней ушло на изучение внутреннего устройства колледжа.

Нельзя не сказать, что священники, обучавшиеся в программе во время академического отпуска, придерживались весьма плотного графика занятий. Поднявшись на утреннюю мессу в 6.30 утра, они завтракали, потом до самого ленча занимались учебой, потому них были послеполуденные занятия — и в конце дня они шли на вечернюю молитву и обедали. Остававшегося времени отцу Гэри хватало, только чтобы заскочить в библиотеку и узнать по Интернету, с каким счетом сыграла его любимая команда. Он был футбольным фанатом и болел за «Сан-Франциско фоти-найнерз» и «Джайантс».

Отец Гэри отлично ладил с другими священниками, участвовавшими в программе — тем более что многие оказались примерно одного с ним возраста и прибыли из разных частей США. Как обычно, нашлось и несколько священников, не вписывавшихся в общество. Отец Гэри никогда не понимал таких людей — потому что к его собственной концепции «идентичности священника» лучше всего подходила формула «быть среди людей». Впрочем, он никогда не позволял себе расстраиваться по поводу отчужденности других.

Пребывание в колледже давало еще одну возможность — шанс свести дружбу с семинаристами. Как и священники, обучавшиеся во время академического отпуска, семинаристы также представляли широкий срез поселков и городов всей Америки. Большинству семинаристов было по двадцать с небольшим, и отец Гэри считал их просто детьми. Среди них попадались яркие молодые дарования. В свое время некоторые из них станут видными канониками и даже епископами (недаром колледж иногда называют «школой епископов»). Отец Гэри взял за правило дважды в месяц ходить на ленч вместе с группой таких семинаристов и делился с ними своими трудными открытиями, сделанными за многие годы работы.

Уже в юном возрасте отец Гэри понял, что будет священником. Его мама, Анна-Мэй Томас, помнит, как в одиннадцать лет сын решил устроить мессу на кухне их дома в южном Сан-Франциско. Высоко подняв круглый ломтик белого хлеба «Уандербред», мальчик с выражением произнес: «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое…»

Младший брат Гэри, Дэвид, которому в то время было шесть лет, помнит, насколько серьезно брат подошел к исполнению обряда. Гэри во всем хотел совершенства: вместо алтаря был кухонный стол, покрытый белоснежной скатертью, Библия лежала на своем месте, и свечи стояли, как им полагается. Гэри настоял, чтобы младший брат изображал алтарного мальчика. Самым важным поручением Дэвида было изготовление облаток, которые требовалось делать плоскими и идеально круглыми. Гэри сомневался, что братишка справится, и поэтому решил открыть один из своих секретов. «Используй формочку для печенья», — сказал он.

Гэри Томас родился 2 ноября 1953 года в Сан-Франциско в семье коренных жителей. Анна-Мэй, в девичестве носившая ирландскую фамилию Махони, вышла из католической рабочей семьи. Рэймонд Томас был сыном хорватских эмигрантов-католиков с восточноевропейскими религиозными корнями и вырос в городском районе, известном теперь как Катрера-хиллз.

Когда Гэри было четыре, вся семья переехала в южную часть Сан-Франциско, Саут-Сити. В то время растущее население района Саут-Сити составляли простые рабочие, в основном выходцы из Италии, обосновавшиеся здесь до начала Второй мировой войны. В год, когда семья переехала, на свет появился младший брат Гэри, Дэвид, а следом родилась их сестра Джоан. Рэй Томас работал электриком там же, в Саут-Сити, в основном по частным контрактам, а когда дети подросли и пошли в школу, Анна-Мэй устроилась работать школьным секретарем. У Гэри Томаса было по всем понятиям вполне нормальное, типично американское детство. Он играл за детскую бейсбольную команду в «Литл лиг», стриг газоны и ходил в католическую школу, где до восьмого класса выполнял во время службы обязанности алтарного мальчика.

Как правило, семья Гэри подолгу задерживалась в церкви, за что отец нередко «попиливал» свою супругу. Общаясь со священниками, Гэри не чувствовал никакого дискомфорта; напротив, в их среде он испытывал чувства «положительно родственные».

К тому же Гэри связывали с церковью узы, в прямом смысле родственные: его дядя со стороны отца был священником, а кузина матери — монахиней ордена иезуитов.

В пятом и шестом классах, когда все дети вешали на школьную доску с объявлениями рисунки, изображавшие их будущие профессии, Гэри выбирал рисунок, изображавший священника. Когда он рассказал об этом дома, отец только махнул рукой. Он думал, что со временем сын переболеет этой идеей. Этого не случилось, но когда Гэри исполнилось четырнадцать лет, произошло событие, на какое-то время изменившее ход его жизни.

Мать взяла сына на заупокойную службу, проходившую в зале похоронной фирмы «Науман Линкольн Руз». После службы к Гэри приблизился мистер Линкольн, сразу предложивший ему работу в похоронной конторе, на почасовых условиях. Недолго поколебавшись, Гэри согласился. Его работа у Наумана Линкольна включала множество задач: он мыл и натирал машины воском, скашивал траву на лужайках, отвечал на телефонные звонки и даже водил в часовню посетителей. Впрочем, Гэри обнаружил, что такая работа ему не в тягость. Он понимал и высоко ставил религиозную компоненту похоронного обряда (Гэри уже давно прислуживал в алтаре). Миссия распорядителя похорон не так далека от задачи священника: и тот и другой работают для успокоения людей — особенно в дни, непосредственно следующие за смертью их близкого, когда оставшимся жить нужна особая поддержка.

Ко времени, когда Гэри более или менее созрел для работы в похоронном бизнесе, он начал понимать, что, возможно, священство — это не все, чего он хочет. В конце 1960-х и 1970-е годы, после II Ватиканского собора католическая церковь претерпела значительные изменения, доказывавшие ее готовность широко распахнуть свои окна навстречу современному миру. В результате многие священники осознали, что теряют связь с традициями католицизма, в свое время подвигнувшими их на служение церкви.

Это имело разрушительный эффект. Священники в большом числе стали покидать церковь. Был расформирован целый отряд монахов, обучавших старшеклассников в школе Джаниперо-Сьерра, где учился Гэри. В этом всеобщем смятении Гэри постепенно утратил иллюзии насчет выбранной профессии.

В 1972 году его зачислили в иезуитский колледж университета Сан-Франциско, располагавшийся в самом центре города. Вместе с другом, Робертом Игеном, они составили первое поколение детей Саут-Сити, поступивших в колледж. Гэри выбрал специальность бизнес-менеджера, полагая, что однажды сможет открыть свою похоронную контору.

Обучение стоило 1600 долларов в год. Параллельно с учебой Гэри работал в похоронной конторе и убирал посуду в ресторанчике. Получая 250 долларов в месяц, он сам платил за обучение. Денег было впритык, поэтому Гэри жил дома, добираясь до колледжа на ржавом «шевроле-камаро», купленном у соседа за 200 долларов.

По мере взросления менялись обязанности Гэри в похоронной конторе. Когда Гэри исполнилось восемнадцать, он впервые участвовал в процедуре «забора трупа», как в похоронном бизнесе принято называть транспортировку тела умершего. Как ни странно, но, столько лет участвуя в похоронах, Гэри ни единого раза не видел мертвеца без одежды. Этим первым оказался пациент, скончавшийся в центральном госпитале Сан-Франциско. Гэри до сих пор помнит, как ему стало плохо от вида обнаженного трупа, лежащего на металлической панели в подвале морга. Постепенно он привык, но все же «забор трупа» не стал для Гэри рутинным делом — особенно когда приходилось выезжать на дом, забирая умершего под пристальными взорами толпящихся в комнате безутешных родственников.

Между тем, на последнем году обучения, во время весеннего семестра, общие друзья отправили Гэри на свидание вслепую с Лори Дрискол (теперь — Лори Армстронг) с первого курса университета штата. Найдя друг у друга много общего, они тут же стали встречаться — как правило, посещая спортивные мероприятия в компании друзей. Лори вспоминает: «У Гэри была такая способность: он мог вести других за собой и позволял им чувствовать себя особенными».

Впрочем, иногда в их планы вмешивалась работа Гэри в похоронной конторе. Лори вспоминает, что не раз, когда она уже была одета и готова к выходу на прогулку, Гэри в последнюю минуту отменял встречу, чтобы забрать очередного «клиента». Чтобы не расстраиваться, Лори говорила себе, что если Гэри действительно решит стать директором похоронной фирмы, ей лучше привыкнуть заранее.

В 1975 году Гэри закончил учебу и тут же поступил на годичные курсы бальзамирования, чтобы получить лицензию. Он продолжал жить дома, регулярно посещая занятия в колледже «похоронных наук», легко заводил новых друзей и даже удостоился клички. Определенная часть занятий была посвящена похоронным обрядам, практикуемым в различных религиях. Поскольку Гэри был близко знаком с католическими традициями, его попросили поделиться знаниями с другими студентами. Очень скоро его стали называть «отцом Томасом».

Учился Гэри отлично и, одолев программу всего за девять месяцев, нанялся подмастерьем в похоронную фирму в Саут-Сити. Затем, в 1977 году, получил лицензию бальзамировщика и перебрался в похоронный зал в Лос-Альтосе. При фирме был небольшой дом, поселившись в котором, Гэри впервые начал жить самостоятельно.

Обучаясь бальзамированию, Гэри открыл для себя «чудо человеческого тела как системы». Его особенно поражало устройство кровеносной системы, которую бальзамировщики сначала дренировали, а затем использовали для закачки бальзамирующего раствора. Гэри уже не испытывал неприятных ощущений оттого, с чем имел дело — можно сказать, постоянный «контакт» со смертью помогал развитию духовной стороны его жизни. Часто, устанавливая глазные колпачки (небольшие пластмассовые приспособления с зубчиками по краям, которыми смыкают веки), он ловил себя на том, что смотрит в безжизненные глаза покойника. Сделав так в первый раз, он обнаружил странную особенность этого взгляда — мертвого, лишенного присутствия. Для Гэри это ощущение было явным доказательством существования жизни вечной — того, что после смерти душа покидает тело.

Тогда, в Лос-Альтосе, к Гэри вернулось то, что он считал давно позабытым. Он снова всерьез задумался о карьере священника. Хотя работа приносила хороший заработок, где-то в глубине души росло чувство, что он предназначен для чего-то другого. Гэри задался трудным вопросом: была ли избранная им жизненная стезя угодна Господу? Действительно ли ему предначертано служить в похоронной конторе?

Также следовало пересмотреть отношения с Лори. В конце концов он понимал, что по отношению к Лори будет нечестно и дальше ходить вокруг да около. Через пару недель сентябрьским днем они сели в машину и поехали на пикник в парк Вазона-Лейк. Лори понятия не имела для чего, разве только собиралась посмотреть наскальные надписи. Гэри уже целых пять месяцев намекал на свой интерес к переходу в священство, но Лори не обращала на это внимания. Она думала о другом. Вообще она ждала, что на свой двадцать первый день рождения получит в подарок обручальное кольцо. Оказавшись в парке, они нашли тенистую лужайку с видом на озеро. Какое-то время они сидели молча. Каждый видел впереди свой мир и каждый думал о совершенно разном будущем. Гэри представлял, как будет жить один, и видел себя священником, живущим в безбрачии на службе у одного Господа. Лори видела себя матерью и женой директора похоронной фирмы. Наступил момент — и Гэри посмотрел ей в глаза. Два мира вошли в противоречие. Хотя Лори было ошарашена, она понимала, что не может стоять у Гэри на пути.

Год, прошедший после разрыва с Лори, для Гэри стал периодом внутренней борьбы. Продолжая работать в похоронном бизнесе, он пытался определить, действительно ли Бог хочет, чтобы он избрал священство.

Летом 1978 года, в поисках ответа на вопрос «Почему Бог живет в каждом из нас?», он много раз встречался с директором по религиозным делам, отцом Джеймсом О'Шонесси. Однако решение подать документы в семинарию пришло к Гэри не раньше, чем он услышал один разговор. Слова об истинном призвании были сказаны в Лос-Альтосе, в колледже семинарии Сент-Джозеф. Тогда Гэри услышал, как священник Мэриан наставлял кого-то на выбор истинного призвания. «Отчасти это желание, отчасти — радость служить вместе с людьми, и отчасти — невозможность отдать себя иному пути, отличному от того, о котором говорит тебе сердце». Сказанные им слова удивительно сильно подействовали на Гэри. В тот день он принял решение поступить в семинарию.

Когда Гэри явился в родительский дом и сообщил эту новость, отец, ошарашенный таким выбором, сказал, что сын, видно, рехнулся, если идет в священники тогда, когда оттуда бегут, кажется, все нормальные люди. Гэри заявил, что тоже уйдет, если ему не понравится. Рэй оставил все как есть, понимая, что не может повлиять на решение сына. Мать Гэри, наоборот, испытывала радостное волнение. Она-то знала, что сын идет навстречу своему призванию.

В августе 1979 года Гэри поступил в семинарию Святого Патрика. Он попал в самый разгар перемен: в прошлые годы дисциплина только падала, и новый ректор, отец Говард П. Блейшнер (из конгрегации сульпициан), первым делом восстановил порядок, причем истинно железной рукой. В результате пребывание в семинарии оставило отцу Гэри крайне мало приятных воспоминаний.

Одним из немногих дел, которые действительно ему нравились, была работа в приходе, где он мог общаться с людьми.

Кроме прочего, такая работа привила Гэри вкус к его будущей жизни священника. Гэри любил находиться в людской гуще — в отличие от других семинаристов, предпочитавших блуждать в тумане умных рассуждений.

Он был природным коммуникатором и всей душой стремился к человеческому общению.

На третий год учебы в семинарии он начал работать в больнице «О'Коннор», где проводил до пятнадцати часов в неделю. Гэри специально попросил, чтобы его перевели в отделение для умирающих. Хотя большую часть жизни он находился рядом со смертью, опыт работы в больнице стал для Гэри чем-то совершенно новым. Никогда не забывая об обязанностях священника, призванного облегчать страдания, Гэри хотел знать, о чем говорят люди, находящиеся на самом краю и желающие лишь покоя. В отличие от некоторых священнослужителей, чуравшихся страдания, Гэри считал, что в подобных обстоятельствах людям остро необходимо его присутствие. В итоге, проведя рядом с умирающими много часов, он понял: иногда смерть — это опыт одиночества, и иногда лучше просто молчать.

Посвящение Гэри в духовный сан состоялось в Сан-Хосе в марте 1983 года, во время бури, одной из самых ужасных за двадцать лет. Буря застала родителей Гэри на шоссе. Храбро пробиваясь вперед сквозь дождевые потоки и ураганный ветер, они уже не надеялись успеть хотя бы к концу церемонии. Но, прибыв на место, они с изумлением увидели, что зал полон народа (хотя в начале бури вырубилось освещение, за десять минут до начала церемонии свет чудесным образом включился).

После их расставания Лори продолжала следить за успехами Гэри. Она еще не забыла этот разрыв и так переживала за Гэри, что не могла пропустить его рукоположение. Лори только что вышла замуж и потому взяла молодого супруга с собой.

Гэри страшно нервничал при мысли о количестве приехавших на церемонию родных и друзей. Таинство рукоположения, проводившееся только для него и для еще одного священника, продолжалось два часа. Когда процессия начала покидать церковь, Гэри заметил Лори, стоявшую у дверей, — и подошел, чтобы обнять ее. Вспыхнув от общего внимания, Лори представила своего мужа. Гэри подал ему руку и вернулся к процессии.

В понимании католической церкви, священство — это скорее единение с церковью, чем простое служение. Священнику невозможно отвернуться от этого или взять отпуск. Как писал Папа Иоанн Павел II: «Через обряд посвящения священник призывается к беззаветной любви, к тому, чтобы навсегда положить нужды паствы впереди собственных нужд».

По-видимому, отец Гэри довольно рано обнаружил в себе это стремление помогать людям. Теперь, когда он стал священником, его расположенность к такой роли приняла новое значение. С посвящением в сан он ощутил необходимость принять человеческую природу в целом, в ее красоте и безобразии. Он знал, что может спокойно воспринимать смерть. Теперь настало время заглянуть дальше, чтобы помочь своим прихожанам в столкновении с жизнью.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ВОЗВРАЩЕНИЕ К УЧЕБЕ

Дьявол присутствует всюду, где при действии обычных законов природы случаются злые дела. Дьявол в каждом, кто отвергает любовь. Дьявол в каждом, кто отвергает любовь своих братьев и сестер, и отвергает любовь Господа. Наконец, дьявол во множестве присутствует там, где режут, убивают, где происходят катастрофы и где строят концентрационные лагеря. Иногда, как это бывает в случаях одержимости, дьявол проявляет себя необычным образом. Но куда опаснее дьявол, ничем себя не обнаруживающий — тот, который не может быть изгнан посредством экзорцизма.

Отец Пелро Баррахон (отрывок из интервью газете «Ди Вельт», 2 декабря 2005 года)

Когда отец Гэри в первый раз услышал о курсе обучения экзорцизму, он не представлял даже примерной структуры такого курса. Несомненно, что организаторы проделали весьма серьезную и кропотливую работу.

Разработка учебного плана и выбор средств обучения начались сразу, как только доктор Феррари объединился с отцом Скарафони в реализации идеи. Была поставлена цель — очистить понятие экзорцизма от наслоений ложной информации — с тем, чтобы священники заново освоили истинное учение католической церкви поданному вопросу. В добавление к учебному курсу по собственно теологии демонов, организаторы, желавшие обеспечить потенциальным экзорцистам хороший кругозор, ввели в план обучения лекции по психиатрии и криминологии. Студентам предлагались лекции по сатанизму и молодежной культуре, о способах распознавания духов, о дьявольских силах, а также проповедуемое теологами Легиона учение католической церкви об ангелах и демонах. Кроме того, экзорцисты участвовали в дискуссии об обязанностях священника и в практических занятиях. К сожалению, Международная ассоциация экзорцистов ответила отказом на запрос отца Скарафони о демонстрации студентам настоящего обряда экзорцизма.

После первого дня занятий ситуация для отца Гэри кардинально облегчилась. Вернувшись на поезде из университета «Царица апостолов», он начал прочесывать аудитории Североамериканского колледжа в поисках священника, который мог стать его переводчиком. Но через неделю поиски пришлось бросить. Хотя второе занятие обещало тот же результат, что и первое, утром 20 октября отец Гэри сел в поезд, надеясь на удачу. К счастью, оказалось, что руководители курса поскребли по сусекам и нашли весьма знающего легионера-семинариста. Его и назначили к отцу Гэри переводчиком, снабдив обоих микрофоном и наушниками. Хотя перевод не был идеальным (семинарист пропускал часть текста, стараясь не выбиться из темпа), такая система действовала вполне неплохо.

Буквально в самом начале отец Гэри был до крайности удивлен информацией о том, что экзорцизм изначально находился в центре учения Иисуса. Фактически во времена ранней церкви каждый христианин полагал себя способным изгонять дьявола.

Только оказавшись в колледже и ближе познакомившись со священниками и семинаристами, отец Гэри понял, что не он один заблуждался относительно природы экзорцизма. Поделившись с остальными тем фактом, что все они изначально являются начинающими экзорцистами, отец Гэри встретил предсказуемо смешанную реакцию. Некоторые приветствовали его открытие. Другие говорили: «Нечего тут рассуждать. Нам необязательно это знать». Несколько озадаченный, отец Гэри связался со своим епископом и прямо спросил, не было ли его в назначении экзорцистом какого-то секрета? Епископ ответил, что впервые об этом слышит. По своей открытой натуре отец Гэри полагал, что священники епархии должны все знать и иметь возможность задать интересующие их вопросы.

Была и третья группа, отозвавшаяся на его откровение безразличным: «Не верю». И хотя многим странно, что католические священники не верили в дьявола и экзорцизм, их реакция нисколько не удивила отца Гэри, посвященного в сан уже после II Ватиканского собора.

До 1960 года в католической церкви существовало относительное единое представление о дьяволе как падшем ангеле, созданном Господом и наделенном определенной властью и свободой действия.

На ранних этапах развития церкви в дьяволе видели предводителя огромной армии демонов, ополчившихся против «всякого, верующего в Него» — как это представляли апостолы и другие последователи Христа. Позже святой Августин скажет об этом, как о битве между «градом Божием» и «градом земным», созданном Господом, чтобы испытать ангелов. В результате христианам следовало всегда остерегаться дьявола — как врага, стремящегося к уничтожению человечества только ради того, чтобы самому стать равным Господу. В этой войне главным оружием дьявола было искушение. Однако, как свидетельствует Новый Завет, в определенных обстоятельствах дьявол способен прямо нападать на человека и овладевать его телом. В таких случаях единственным средством борьбы с дьяволом оказывается экзорцизм.

Так как Сатана представляет собой творение Господа — а следовательно, подчиняется Божьей воле, — то ритуал экзорцизма проводится от имени Господа представителем Церкви, власть которой происходит от самого Христа. «И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь». (От Матфея, 10:1.)

Новый Завет полон историй о том, как Иисус изгонял демонов, что не только доказывает божественную сущность Христа, но также ясно свидетельствует, что его приход имел целью разрушить царство Сатаны и возвестить царство новое. «Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие». (От Матфея, 12:28.)

Вероятно, самый драматический случай экзорцизма из описанных в Евангелии — это притча о Гадаринском бесноватом (Марк 5:1—20). Когда ступил Иисус из лодки около города под названием Гадара, «тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом». За буйство свое был он «скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его». Человек этот «ночью и днем, в горах и гробах, кричал… и бился о камни». Издалека увидев Иисуса, он «…прибежал и поклонился Ему и, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? Заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!» Так сказал он потому, что Иисус приказал злому духу: «Выйди, дух нечистый, из сего человека. И спросил его: как тебе имя?» В ответ прозвучало: «Легион имя мне, потому что нас много». Затем «…просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней». (Там же паслось большое стадо свиней.) Иисус позволил, и «…нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море».

Хотя в те времена Иисус не был единственным экзорцистом, он применял свой особый метод. Он не использовал ни сложных ритуалов, ни какого-либо «реквизита», а лишь приказывал демону уйти, иногда даже от первого лица. На самом деле экзорцизм Иисуса считался настолько радикальным, что враги обвиняли его в использовании демонических сил (Марк 3:20–30), на что Иисус отвечал весьма просто — говоря, что демон никогда не станет изгонять демона.

Обряды экзорцизма воздействовали на последователей Иисуса с огромной силой. Евангелист полагал такие обряды оставляющими столь глубокое впечатление, что ритуал экзорцизма стал первым из описанных Марком чудес Иисуса (Марк 1:23–27).

В годы, последовавшие за смертью Иисуса, экзорцизм служил верующим хорошим средством для привлечения новообращенных и распространения христианства. Об этом упоминали почти все отцы-апостолы (а слова апостолов донесли до нас писатели, жившие после них). В 150 г. н. э. в «Диалоге с Трифоном» (с иудеем) один из ранних христианских теологов, Иустин Мученик, утверждал: «Любой демон, которому прикажут от имени Сына Божия… будет сломлен и повержен».

Значение экзорцизма яснее всего проявилось в ранних церемониях крещения, во время которых кандидатов несколько дней подвергали формальным процедурам изгнания дьявола. При этом кандидат во всеуслышание отказывался подчиняться Сатане (что по сей день находит применение в обряде крещения).

Несмотря на важность этих фактов для ранних христиан, в 1960-х годах шла жесткая дискуссия между теологами либерального и консервативного толка, решавшими, стоит ли рассматривать дьявола как фигуру буквальную. Так как церковь приходит к истине через два основных элемента, аутентично интерпретируемые Магистериумом католической церкви — божественное откровение (священное писание) и традицию, то обе стороны использовали в качестве доказательства сочетание исторических и библейских свидетельств.

Либералы считали необъяснимым, что церковь продолжает верить в существование «незримых духов» или «персонифицированного» образа дьявола во времена, когда научный прогресс и разум человека со всей очевидностью указывают, что основания для такой веры в большинстве своем сильно устарели. В 1969 году Рудольф Бультман написал: «Нельзя пользоваться электрическим освещением и радио или, заболев, прибегать к услугам современной медицины — и при этом верить в существование мира духов или чудеса, преподносимые Новым Заветом». Взяв на прицел Библию, они проанализировали те отрывки, где шла речь о дьяволе, и сделали вывод, что текст строится на аллегории — на литературном приеме, который писатели-евангелисты использовали лишь для того, чтобы подчеркнуть особую власть дьявола в этом мире. Наконец, хотя поступки Иисуса ясно указывают, что Иисус как минимум верил в существование дьявола, эти представления были развенчаны критикой теологов вроде Герберта Хаага, Баса ван Ирсела и Генри Энсгэра Келли, утверждавших, что в стремлении донести смысл послания до малообразованного общества, Иисус элементарно пользовался тем, что современные пиарщики называют «искусственным упрощением».

На взгляд консерваторов, подобные интерпретации не только искажают Священное Писание, но и полностью отрицают давно устоявшиеся традиции, заложенные еще апостолами и Отцами Церкви. Если в прошлом католическая церковь не выступала с заявлениями по поводу существования дьявола, то лишь потому, что церковь никогда этого не сделает: реальность дьявола никогда не ставилась под сомнение. Есть даже мнение, что дискуссия по поводу основ учения о дьяволе поставит под вопрос само доверие к католической церкви. Словно желая это подчеркнуть Папа Римский Павел VI сказал в обращении к широким слоям верующих от 15 ноября 1972 года: «Зло не есть простое отсутствие чего-либо, зло — это действующий агент, живой дух, и отказываться от существования такой реальности противоречит тому, чему учит Библия и церковь».

Представляется, что обе позиции имеют свои ограничения. Хотя либеральный взгляд был во многих отношениях продолжением идей Просвещения XVIII века, определение экзорцизма Иисуса как аллегории представляло собой упрощение, возмутительное с точки зрения всякого, называющего себя христианином. Если Иисус в действительности являлся Сыном Божиим, во что каждый христианин искренне верит — тогда зачем было вводить в заблуждение своих последователей, приказывая изгонять злых духов там, где их нет?

В тоже время многим рядовым священнослужителям казалось, что взгляды консерваторов, защищавших веру согласно традиционным позициям Отцов Церкви, были заведомо средневековыми и оторванными от запросов общества.

В итоге возобладал последний взгляд, как более современный — что отчасти стало результатом подъема своего рода «экзистенциального релятивизма» среди священников после II Ватиканского собора. Не отвергая окончательно официального учения о дьяволе, большинство деятелей католической церкви сочло концепцию Сатаны чем-то вроде «живых картинок», которыми не станет заниматься ни один трезвомыслящий священник. Лучше всего ситуацию выражает всем известное изречение Шарля Бодлера: «…величайшая уловка дьявола состоит в том. чтобы убедить вас, что он не существует».

* * *

Находясь на курсе, отец Гэри имел возможность ближе познакомиться с другими новоиспеченными экзорцистами. В основном это были итальянцы, не говорившие по-английски. Зато один из американских священников, францисканец, оказался весьма дельным человеком.

Отец Дэниэл приехал из Новой Англии и совсем недавно побывал в Иерусалиме, в святых местах. На его коричневой рясе был нашит символ ордена — красный крест в окружении четырех крестов меньшего размера. В своем одеянии, с бородой и коротко остриженными волосами, отец Дэниэл выглядел пришельцем из совсем другой эпохи. Впрочем, при близком рассмотрении его облик выдавал кое-какие черты новоанглийского стиля — из-под рясы высовывались джинсы, удобные сандалии «биркенсток» и обтрепанный воротник зеленой рубашки с двумя пуговицами на воротнике.

На одном из перерывов отец Дэниэл рассказал отцу Гэри о том, что именно заставило его поступить на курс для экзорцистов. В то лето он находился в храме Абраццо к западу от Рима, где столкнулся с весьма неприятными обстоятельствами. В один из дней, когда он слушал исповеди в церкви, к нему обратилась женщина, спросившая, верит ли он в одержимость демонами. Несмотря на отсутствие элементарных знаний, отец Дэниэл ответил, что верит. «Хорошо, — ответила женщина, — потому, что я очень страдаю от этого и хочу исповедаться». Не догадываясь, что это означает, отец Дэниэл благословил женщину и продолжил слушать исповедь. Почти сразу он заметил признаки, не предвещавшие ничего хорошего: женщина начала конвульсивно подергиваться и часто кашлять. Дальше пошло еще хуже.

Ни с того ни с сего женщина принялась хрюкать, и с ее перекошенных губ сорвалось восклицание: «Цитто!» — то есть: «Молчать!».

К ужасу отца Дэниэла, в момент, когда оставалось лишь произнести заключительное благословение и отпустить грехи, женщину передернула сильнейшая судорога, до неузнаваемости исказившая ее черты. Вслед за этим женщина оскалилась, растянув рот дюймов на девять в ширину и немыслимым образом скосив безвольно отпавшую нижнюю челюсть. В эту минуту отец Дэниэл едва не поддался панике, но его самообладания все же хватило на то, чтобы благословить женщину именем Иисуса Христа, после чего она сама встала и спешно покинула церковь.

Немного погодя, когда улеглось волнение и прошел страх, отец Дэниэл принялся гадать о том, свидетелем чего он только что стал. В поисках ответа отец Дэниэл навязался помогать местному экзорцисту, работавшему в том же храме. Очень скоро он понял, что наблюдал лишь самую верхушку айсберга: оказалось, что за этим лежит целый мир, о котором он не имел никакого представления. В результате осенью, вернувшись в Рим для продолжения работы над диссертацией, он упросил руководителей позволить ему заняться экзорцизмом. Вскоре его принял к себе отец Томмазо из церкви Скала-Санта, широко известной успехами в области экзорцизма.

Слушая отца Дэниэла, казалось невозможным усомниться в правдивости францисканца. В рассказе отца Дэниэла не было и тени хвастовства. Он вел себя скромно, даже с самоосуждением — как будто не мог поверить в случившееся. История отца Дэниэла открыла отцу Гэри лишь то, как мало он знал об одержимости демонами. Прежде чем выполнить самостоятельный обряд экзорцизма, отец Гэри хотел больше узнать о том, кто или что ему противостоит.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЗНАЙ СВОЕГО ВРАГА

Если Бог Отец Вседержитель, Творец благоустроенного и хорошего мира, печется обо всем творении, то почему существует зло? На этот вопрос, столь же настойчивый, сколь неизбежный, столь же горький, сколь таинственный, невозможно быстро дать удовлетворительный ответ. Ответом на этот вопрос является вся христианская вера в целом: красота творения, драма греха, долготерпеливая любовь Бога, Который идет навстречу человеку Своими заветами, искупительным Воплощением Сына Своего, даром Духа, созывом Церкви, силой таинств, призывом к блаженной жизни, принять которую свободным существам предложено заранее, но от которой они также могут уклониться заранее, через страшную тайну. Нет ни одной черты в христианском благовестии, которая частью не составляет ответа на вопрос о зле.

Катехизис Католической Церкви, 309

Психология демона изначально не предполагает способности любить. Демон знает, но не любит. Удовольствие, достигаемое совершением злого дела, аналогично чувству, которое человек испытывает при совершении мести — это радость, полная ненависти.

Отец Хосе Антонио Фортеа, «Интервью с экзорцистом»

С течением времени идея дьявола развивалась в основном как способ объяснить существование зла в мире, сотворенном Всемогущим и преисполненным любви Богом.

Само слово «дьявол» произошло от греческого «диа-болос», что означает враг, недоброжелатель, клеветник. Это слово использовали вместо слова «сатана», означавшего «обвинитель», когда в 200 году до н. э. Библию перевели с еврейского языка на греческий (этот текст известен как «Септуагинта»).

В Ветхом Завете, написанном между 1000-м и 100-м годами до н. э., понятие дьявола используется всего несколько раз — и даже после этого дьявол не предстает внятно персонифицированным существом. Некоторые теологи (в частности, Фома Аквинский) высказывали предположение, что это произошло потому, что Моисей «обращался к необразованному люду» и не хотел искушать людей поклонением ложным идолам. Другие теологи предполагали, что отсутствие в Ветхом Завете последовательной демонологии могло быть связано с тем, что у древних евреев действовал закон, строго запрещавший магию. Наиболее впечатляющим образом Сатана выведен в Книге Иова — но, как уже указывали некоторые исследователи, здесь его имя представляет скорее титул. Он все еще имеет доступ к небесному суду, где выступает в качестве «агента» Господа, своего рода «уполномоченного» стороны обвинения. В этой роли Сатана убеждает Господа дать ему власть мучить Иова, чтобы выяснить ответ на вопрос: «Разве даром богобоязнен Иов?» (Книга Иова 1:6—12).

Однако в Новом Завете дьявол играет куда более значимую роль. По Библии, из-за первородного греха ко времени пришествия Христа существовало представление, «что мы от Бога и что весь мир лежит во зле». (Первое соборное послание святого апостола Иоанна, 5:19). Чтобы исправить это, «Бог послал Сына Своего… в жертву за грех» (Римлянам, 8:3). Синоптические евангелия (от Матфея, Марка и Луки) прямо и неоднократно обращаются к этой концепции. «Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола». (Первое соборное послание святого апостола Иоанна, 3:8.)

Новый Завет изобилует описаниями столкновений двух сторон. Сатана прямо искушает Христа в пустыне (от Матфея, 4:1 — 11; от Марка, 1:13; от Луки 4:1 — 13), а также нападает косвенным образом, искушая Его последователей (от Матфея, 13:19); навлекая на них телесные мучения (от Луки 13:11); и также путем одержимости (от Марка, 1:23–28). Иисус учит своих апостолов молитве «Отче наш» и выступает против дьявола, самолично исполняя обряд экзорцизма.

Вера в духов или посредников между богом и человеком существует почти в каждой религии. К примеру, у ассирийцев было множество глиняных табличек с заклинаниями и заговорами для отпугивания злых духов.

Согласно верованиям древних греков демоны, или даймоны, могли представлять как добрые, так и злые силы. Например, известно, что Сократ считал демонов источником своего вдохновения.

Для католиков представление об ангелах — неотъемлемая часть веры, основанной на божественном откровении и доктрине Церкви. Апостольский Символ Веры утверждает веру в «Бога, Отца всемогущего, Творца неба и земли». Никейский символ веры разъясняет, что это утверждение касается также «и всех вещей видимых и невидимых».

Сотворение ангелов подтверждается во многих отрывках из Библии. В «Послании к Колоссянам» святой апостол Павел говорил: «ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано» (К Колоссянам, 1:16).

Ангелы занимают место в естественном порядке, входя в иерархию существ, сотворенных во славу Господа.

Как объяснил теолог XIII века Фома Аквинский в своем знаменитом труде «Сумма теологии», посвященном ангелам: «Должны существовать создания бестелесные, ибо благо есть главная цель Господа во всех его творениях, и в этом часть единения с Самим Господом… отсюда для совершенства вселенной требуется, чтобы существовали интеллектуальные создания».

Многим теологам представляется единственно правильным верить в существование разума, высшего по отношению к их собственному — особенно если рассматривать естественный порядок вещей и существующие в нашем мире степени разумности организмов, от одноклеточных до человека. «Было бы очень странно, если бы человек действительно составлял последнее звено», — говорит французский священник и писатель Пий-Раймон Регамей (доминиканец).

В соответствии с Катехизисом католической церкви, Сатана был добрым ангелом, созданным Господом: «Дьявола и других бесов Бог, разумеется, сотворил природно хорошими, но они сами сделали себя дурными».

В выражение своей любви Бог создал ангелов, наделив их свободой возлюбить Его и считать себя подобными Господу, который «есть любовь» (Первое соборное послание святого апостола Иоанна, 4:16). Проще говоря, согласно христианской традиции любовь является метафизической потребностью любого создания — потому что только через любовь оно может реализовать весь свой потенциал. А поскольку любовь, отданная против воли субъекта, на самом деле таковой не является, то ангелы (как и люди) должны обладать способностью к выбору.

Все же Господь понимал, что такая дарованная им свобода может быть использована как для доброго, так и для злого дела. Как сказал Папа Иоанн Павел II: «Создавая чистого духа свободным существом, Господь в Провидении своем не мог не предвидеть возможности „ангельского греха“».

Создав ангелов, Бог решил испытать их, прежде чем им откроется непосредственное («райское») восприятие Бога. Хотя многие ангелы остались привержены вере, небольшое их число под предводительством Сатаны выбрали противопоставить себя Богу.

После грехопадения ангелы были немедленно лишены благодати Господней и осуждены на «муку вечную» (От Матфея, 25:46). Теологи называют это наказание «мукой утраты». Падшие ангелы лишились единственного, что могло служить источником счастья: они лишились доступа к Богу. Им суждено вечно мучиться в этом аду. Они навсегда приговорены к ненависти, изменившей саму их природу.

В христианской традиции главным среди падших ангелов считался Сатана — как самое яркое и наиболее совершенное из всех сотворенных Господом существ. Библия ясно указывает, что Сатана обладал более высоким рангом в сравнении с другими падшими ангелами: «…дьяволу и ангелам его» (От Матфея, 25:41), «…веельзевула, князя бесовского» (От Луки, 11:15), «дракон… и ангелы его» (Откровение святого Иоанна Богослова, 12:7–9).

Часто вместо имени Сатана использовали имя Люцифер — еще с тех пор, когда раннехристианской писатель и теолог Ориген впервые связал его падение с гордыней. Имя это, взятое из стиха Исаии, использовалось как метафора в описании царя Вавилона. «Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера» (Книга пророка Исаии, 14:12–13). Не все теологи считали правильным связывать эти два имени. Некоторые экзорцисты, например, отец Аморт, заявляют, что Люцифер и Сатана — это разные демоны. Несмотря на это, Люцифера продолжают традиционно связывать с Сатаной — хотя католическая церковь придерживается мнения, что Люцифер — имя неправильное, поскольку символизирует состояние, из которого пал дьявол.

После «падения» ангелов Бог сотворил материальный мир, включая первых людей. Когда это случилось, Сатана обратил свою ярость на человечество и, как это описал Иоанн Павел II, «пересадил человеку непокорность, противоречие и противление Господу, ставшие мотивом человеческого существования». В первой книге Ветхого Завета, Бытие, говорится о том, как Сатана, принявший образ змея, искушал Адама и Еву, толкая их к греху.

Сатана получил определенную власть над людьми в результате их грехопадения и из-за того, что человек отвернулся от Бога. В Библии Сатану называют «…князь мира сего» (От Иоанна, 12:31) и «…бог века сего» (Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла, 4:4).

В ранний период развития церкви природа ангелов вызывала некоторые сомнения. Во втором веке Иустин Мученик полагал, что падшие ангелы имеют тела более плотные, чем добрые ангелы — и что они действительно питаются особого рода пищей (Псалм 78:25; Псалм 105:40). Слово «ангел» также вводит в заблуждение. Оно происходит от еврейского мал'ак или греческого «ангелос» и обозначает вестника или посланника, что скорее указывает функцию, нежели природу.

Сегодня церковь учит, что ангелы — это бестелесные духовные создания. Святой Августин говорит: «Ангел — название их функции, но не их природы. Если вы ищете название их природы, то это — „дух“; если вы ищете название их функции, то это „ангел“: исходя из того, чем они являются, они — духи, из того, что делают — ангелы».

За долгие годы очень много говорилось о том, что может включать в себя природа чистого духа. Хотя написанное на эту тему Фомой Аквинским не является частью официальной доктрины Церкви, все же большинство католических теологов следуют теориям этого ученого, заслужившего звание ангельского доктора. Фома Аквинский объяснял так, что чистые духи состоят не из материи и формы, но из сущности и бытия, из действия и потенциальной возможности. Аквинский выдвинул предположение, что Ранние Отцы церкви не отводили достаточного значения их разумности. По своей духовной природе ангелы являются совершенными созданиями. Занимая «первое и наивысшее место в ряду творений Бога», ангелы подобны скорее Богу, нежели человеку, представляющему единство духа (души) и материи (тела).

Всякий ангел — это отдельное существо, наделенное разумом и свободной волей. Однако, как поясняет Фома Аквинский, это не означает, что ангелы состоят из одного разума — скорее из разума берет начало их знание, подобно тому, как душа человека обретает знание благодаря разуму и чувствам. Как отмечал теолог A. M. Леписье: «Способности ангела таковы, что он одним своим взглядом постигает целую область лежащей перед ним науки с той же легкостью, с какой человек воспринимает то, что находится в поле его зрения».

Пожалуй, самой важной из выявленных Фомой Аквинским особенностей с позиций экзорцизма является неспособность ангелов (и демонов) занимать некоторое место — в отличие от того, как это делает человек. Тем самым их присутствие не ощущается. Как утверждают, вместо этого демон может воздействовать на предметы (хлопать дверью или двигать стулья).

Нематериальность ангелов означает, что они не могут совершить путешествие из пункта А в пункт Б, а вместо этого совершаемые ими действия как бы «переключаются» из одной точки пространства в другую. Некоторые теологи связывают такое движение со способностью человеческого разума к мгновенной передаче мысли на большие расстояния и действию на произвольные объекты.

Так как церковь учит, что Бог никогда не отвергает своих созданий (даже если эти создания используют его дары в злых целях), то и дьявол продолжает обладать свойствами и силой бывшего ангела. Впрочем, как утверждал святой Августин, Бог не дает дьяволу полной свободы действия, иначе «ни одного человека не осталось бы в живых». При этом теологи оговаривают условие, по которому дьявол и падшие ангелы ограничены в своих действиях как пределами возможностей, полученных в момент создания, так и Божьей волей.

ВОЗМОЖНОСТИ ДЬЯВОЛА ОГРАНИЧЕНЫ ЕГО ПРИРОДОЙ

Католическая церковь учит, что дьявол, независимо от степени его превосходства над человеком, остается созданием с ограниченными возможностями. К примеру, дьявол не может сотворить настоящего чуда — потому что такое чудо по определению не под силу ни одному Божьему созданию. Для совершения чуда необходима «сверхъестественная» сила, в то время как Сатана обладает только силой «противоестественной». Впрочем, дьявол способен имитировать чудо, так как его власть превосходит пределы человеческих возможностей.

Дьявол также ограничен в способности проникать в тайны, хранимые в глубине сердца, ибо, как говорят теологи, все сокровенное открыто только всеведущему Богу. Хотя, если верить экзорцистам, дьявол может использовать свою силу и наблюдательность, угадывая мысли человека — подобно тому, как врач может судить о здоровье больного, проверяя его пульс.

Как утверждают экзорцисты, дьявол не способен заглядывать в будущее. Однако он может имитировать чудо и как бы предсказывать события, основываясь на знании природы человека и своей власти над человеческим духом.

ВОЗМОЖНОСТИ ДЬЯВОЛА ОГРАНИЧЕНЫ ВОЛЕЙ БОЖИЕЙ

Второе ограничение власти, присущей дьяволу, заключено в воле самого Бога. В христианской традиции принято четко различать статус дьявола как существа более низкого уровня, созданного Богом, и ложную репутацию дьявола как «бога зла» (взгляд, типичный для многих сатанинских культов). В силу этого католическая церковь настаивает, что хотя дьявол по своему ангельскому статусу обладает большей властью, чем власть человека, он не способен сделать того, что не позволено по воле Божьей. Книга Иова подтверждает факт того, что Бог способен обуздывать дьявола: «И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей. И отошел сатана от лица Господня». (Книга Иова, 1:12.)

Многих интересовал ответ на вопрос, почему Бог позволяет дьяволу причинять нам зло? Хотя ответ на этот вопрос далеко не прост, католические теологи, такие, как Фома Аквинский, попытались доказать: несомненно, что Бог позволяет дьяволу действовать для того, чтобы обратить зло во благо.

Обычно дьявол действует способами, с позиции экзорцистов делящимися на категории ординарного и экстраординарного.

ОРДИНАРНАЯ АКТИВНОСТЬ ДЬЯВОЛА

Чаще всего дьявол действует путем искушения. Искушение — это по сути не более, чем использование притягательной силы греха. Чтобы согрешить, мы должны изначально осознавать, что предполагаемое действие с позиций нравственности представляет зло; в противном случае наша вина будет не грехом, а лишь неведением. Святой Павел так сказал в послании к римлянам:

«Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих». (Послание к Римлянам святого апостола Павла, 7:15–23.)

По мнению экзорцистов, активность дьявола более всего направлена именно на то, чтобы искушать нас действовать против нашей же доброй природы. Впрочем, теологи сразу оговариваются, что было бы ошибкой полагать, будто все искушения идут от дьявола. Как утверждает Фома Аквинский, «дьявол не есть причина каждого из грехов: ибо не все грехи совершаются по наущению дьявола, но есть некоторые, совершаемые по свободной воле и по слабости плоти». Католическая церковь учит, что преодоление искушения — обычный путь укрепления души в ее стремлении к милосердию и добродетели.

НЕОБЫЧНАЯ АКТИВНОСТЬ ДЬЯВОЛА

Любая активность дьявола, по силе превосходящая искушение, необычна по определению. За много лет экзорцисты придумали огромное количество названий для разнообразных способов, использовавшихся дьяволом и демонами для прямого нападения на людей. Когда в 1998 году началась пропаганда нового обряда экзорцизма, Конференция итальянских епископов разработала список терминов, предложив его для всеобщего использования. Необычная активность дьявола была распределена на четыре основные категории: 1) инфестация, 2) угнетение, 3) навязчивое состояние, 4) демоническая одержимость.

Инфестация

Инфестация — это повышенная активность демонов в определенном месте или на определенном объекте, например в «доме с привидениями».

В такой ситуации возможные проявления феномена чрезвычайно разнообразны и включают необъяснимые и трудно локализуемые звуки и шумы, к примеру — загадочные шаги, громкие стуки, смех, крики; в комнате может неожиданно снизиться температура или вдруг, неясно откуда, подует холодный ветерок; объекты внезапно исчезают и затем появляются в других частях дома; возникает странное ощущение чьего-то присутствия; чувствуются неприятные запахи; нарушается подача электричества и работа электронных устройств; со стен загадочным образом падают картины; двери и окна раскрываются и захлопываются сами собой; тарелки и другие подобные объекты левитируют и летают по комнате.

Один экзорцист описывал, как, освящая дом, он видел загадочные, напоминавшие кровь пятна, которые появлялись на самых разных объектах, в том числе на убранной в комод одежде и на совершенно новом, даже не вынутом из пластиковой упаковки комплекте постельного белья. В том же доме пропали четки, украшенные стеклянными шариками с красивым орнаментом. Четки нашлись за дверью, но без шариков, исчезнувших самым загадочным образом. В тот же вечер нашлись и шарики: стертые в порошок, они были ссыпаны около дома в небольшой аккуратный холмик.

В другом случае женщина испекла пирог и ненадолго вышла, оставив все на кухонном столе. Вернувшись, она обнаружила пирог на шкафу с посудой, на самом верху — при том, что кроме нее в доме никого не было.

Как считают экзорцисты, подобные вмешательства происходят по нескольким причинам, в том числе из-за присутствия в доме проклятого объекта или в случае, если проклят весь дом. Иногда причиной бывают оккультные обряды, например, спиритические сеансы и криминальная активность (например, проституция или торговля наркотиками), проведение сатанинских ритуалов в здании и на прилегающем участке, либо происходившие там жестокие убийства и самоубийства. По словам экзорцистов, такие проявления чаще вызываются не злым духом, обитающим в доме, а скорее поведением самих людей, подвергшихся нападению злого духа.

В этих случаях обычно не требуется проводить обряд экзорцизма, а достаточно лишь освятить помещение и отслужить мессу.

Угнетение

Угнетение, иначе называемое «физическим нападением», часто принимает форму необъяснимого града ударов, один за другим обрушивающихся на индивидуума, или царапин, загадочным образом появляющихся на его теле. У некоторых людей на теле появлялись странные знаки и даже письмена; другие утверждали, что неведомая сила их сталкивала по лестничным ступеням или сбрасывала с постели. Библия удостоверяет, что дьявол способен навлекать на человека состояние физической немощи. Например, в Евангелии от Луки рассказывается, как Иисус исцелил женщину, согнутую и перекошенную «духом немощи» (от Луки, 13:10–16).

Такого рода прямая атака обычно нацелена на людей, наиболее близких Богу, например, святых. Упомянем хотя бы некоторых: святую Екатерину Сиенскую (1347–1380), святую Терезу Авильскую (1515–1582), святого Жана Вианнея (1786–1859) и святую Джемму Гальяни (1878–1903). В какой-то из моментов своей жизни все они являлись объектом демонического угнетения — так же, как святой Павел, которому дано было «жало в плоть» от «ангела сатаны» (Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла, 12:7).

В точности как описано в книге Иова, жертвы демонических атак страдают от проблем с работой, здоровьем и отношениями. Цель дьявола — ввести этих людей в состояние изоляции и отчаяния, заставив отвернуться от Бога.

Навязчивое состояние

Навязчивое состояние, называемое также «демоническим искушением», представляет интенсивную и настойчивую атаку на сознание жертвы. Такие атаки чаще всего сопровождаются бессистемными навязчивыми мыслями, которые, несмотря на всю их абсурдность, оказываются настолько интенсивными, что жертва перестает себя осознавать. Жертва испытывает ощущение мучительной фиксации на чем-то одном, занимающем все его или ее мысли. В описанной ситуации жертва может решить, что сходит с ума, что усиливает ощущение безысходности. Известный итальянский экзорцист отец Франческо Бамонте отмечает: «Такие мысли и импульсы толкают людей причинять боль другим; другие ищут способа договориться с Сатаной, чтобы тот избавил их от страданий или привел к успеху; некоторые отказываются от причастия, а кого-то неумолимо влечет к самоубийству». Иногда навязчивое состояние не оставляет человека даже во сне, и жертву мучают частые кошмары.

Демоническая одержимость

Демоническая одержимость, также называемая «вынужденной одержимостью», несомненно, представляет самую зрелищную и редко встречающуюся форму активности дьявола. Кое-кто из экзорцистов полагает, что никогда не видел полной демонической одержимости. Впрочем, другие говорят, что встречают это явление с определенной периодичностью. Но почти все экзорцисты сходятся во мнении, что сегодня встречается намного больше людей, одержимых дьяволом — в сравнении с прошлым временем.

При демонической одержимости дьявол на какое-то время получает контроль за телом человека, говоря и действуя без его ведома. Однако такой контроль не может продолжаться сколь угодно долго и чаще всего имеет место лишь в «кризисные моменты», во время которых жертва входит в состояние транса. Как правило, по окончании кризиса жертва не помнит ничего из происшедшего (хотя отдельные редкие личности не теряют сознания во время этого сурового испытания и, таким образом, сохраняют воспоминания).

В результате полной «потери контроля» индивидуум не может нести никакой ответственности за случившееся. Но, располагая свободой воли, жертвы ответственны за свои действия в случае, когда не находятся в состоянии транса, и, как считают теологи, по этой причине демоническая одержимость не дает им права избегать ответственности.

В периоды между кризисами жертва может вести себя так, словно ничего не происходит. Но это не означает, что жертвы не подвергаются негативному воздействию со стороны демона. «Одержимые помимо своей воли оказываются под влиянием демона, овладевающего их сознанием», — говорит другой итальянский экзорцист. «В противовес тому, как Дух Святой чудесным образом наделяет человека добрыми, приятным ощущениями, дает ему физическое благорасположение, состояние спокойствия, внутреннего покоя, интуитивного понимания — дьявол в безобразии своем делает совершенно противоположное, нагнетая тревогу, раздражение, отчаяние, ненависть и мысли о самоубийстве».

В кризисные моменты дьявол может заявлять о себе различными способами: телесными деформациями, не имеющими разумного объяснения; проявлением неестественной физической силы; знанием того, что скрыто; неожиданной способностью говорить или понимать другие языки. В наиболее сильных проявлениях демон начинает говорить помимо воли человека, обычно «чужим» голосом, окрашенным несвойственной интонацией ярости и ненависти.

В домах одержимых людей могут происходить довольно странные события — например, могут вдруг появляться и исчезать дикие животные. К примеру, одна восемнадцатилетняя девушка была разбужена ночью чем-то, внезапно коснувшимся ее лица. Оглядевшись, она обнаружила, что рядом никого нет. Однако, внимательно осмотрев комнату, девушка заметила на стенах неизвестно откуда появившихся уродливых жуков (без усиков-антенн или без крыльев). Испугавшись, девушка позвала мать, которая также видела жуков. Они пробовали убить насекомых тапком, но жуки продолжали появляться на стенах, как будто материализуясь из воздуха.

Как говорят экзорцисты, важно помнить, что при демонической одержимости дьявол овладевает исключительно телом человека, но не его душой. Среди христиан идут большие споры о том, может ли человек быть одержим во время молитвы. Согласно учению католической церкви, ответ положительный (и жизнь святых являет тому убедительный пример), поскольку душа человека может оставаться в единении с Богом в то время, когда тело человеку не принадлежит. Единственным исключением оказывается случай, когда индивидуум «приглашает» демона в свое тело — как происходит, например, во время сатанинских ритуалов. По мнению итальянского экзорциста, «в этом случае достигается присутствие дьявола в душе, означающее, что личность всецело отдается демону, идентифицируя себя с ним. В таком случае человек одержим постоянно, и все выглядит так, будто живой демон ходит по земле».

ГЛАВА ПЯТАЯ

ОТКРЫВАЯ ДВЕРЬ

Мой дорогой Гнусик! Видимо, все идет очень хорошо. Особенно рад узнать, что новые друзья твоего пациента познакомили его со всем своим кругом. Я успел проверить в списках, что это вполне надежные люди, прочные хулители Врага и рабы земного, которые, не совершая особых преступлений, спокойно и уверенно идут прямо в дом отца нашего.[1]

К. С. Льюис, «Письма Баламута»

В зачатке погубить весь род людской,

Смешать и Ад, и Землю воедино

И славу Вседержителя попрать…[2]

Джон Мильтон, «Потерянный рай»

В зачатке погубить весь род людской,

Смешать и Ад, и Землю воедино

И славу Вседержителя попрать…[2]

Большой белый экран за помостом целиком занимало изображение церкви, изгаженной сатанинскими надписями — цифрами «666» и перевернутыми крестами, выведенными краской из аэрозольного баллончика.

— Фотографии были сделаны непосредственно за городской чертой Рима, в церкви у заброшенной больницы, — прокомментировал изображение густой баритон доктора Марко Страно, криминалиста и психолога.

Доктор Страно — мрачноватый лысый человек с пронзительным взглядом, приобретавшим еще большую выразительность из-за густых черных бровей, вполне неплохо чувствовал себя рядом с чередой шедших по экрану отвратительных снимков, изображавших детали сатанинских татуировок и самоистязаний и разбитые витрины магазинов за полицейскими кордонами.

Так как жалюзи на окнах были опущены, а свет в комнате не горел, отец Гэри решил ничего не записывать. Вместо этого он откинулся на спинку и попытался уловить общий смысл.

За прошедшие годы в Италии сатанинские культы испытали значительный подъем. Внимание прессы и общества было привлечено к нескольким особенно громким преступлениям сатанистов. В 2001 году в одном из городов на севере Италии три девочки-подростка совершили убийство монахини, представив это частью сатанинского ритуала. Осенью 2005 года члены сатанистской рок-группы «Звери Сатаны» были осуждены за убийство музыканта группы и двух знакомых девушек, в одну из которых сначала выстрелили, а затем закопали живьем. Относительно недавно, в 2007 году, в отделение полиции небольшого городка близ Милана пришел человек в состоянии полной амнезии, сплошь покрытый мелкими колотыми ранами и потерявший около трех литров крови. Вскоре полиция обнаружила, куда делась кровь: во время какого-то сатанинского ритуала кровью облили стены квартиры пострадавшего, который жил в 70 милях от городка. Хотя пострадавший не помнил, чтобы он принадлежал какой-либо секте, на месте также обнаружили перевернутые кресты и другие сатанинские символы.

Поскольку, как считают, во всем мире оккультизмом увлечены миллионы людей (и это число растет), курс экзорцизма должен объяснить учащимся все разновидности этого явления.

Специалисты говорят, что современный сатанизм берет начало от нескольких исторических традиций, и не так легко проследить все его принципы. В сатанизме не существует единой системы верований и нередко бывает так, что в одной и той же группе сатанистов одни участвуют в абстрактных, а другие — во вполне плотских практиках.

Еще в средине II века философы-гностики упорно продвигали идею о том, что Сатана — богоподобное существо, обладающее некоторой властью. Гностики, впоследствии проклятые католической церковью как еретики, считали, что материальный мир слишком полон зла, чтобы он мог представлять творение доброго Бога. Поэтому они выработали дуалистическую систему, в которой Бог был дистанцирован и непознаваем, в то время как Сатана был создателем физического мира. Позже, в средние века, к этой теории вновь обратились катары, дошедшие до утверждения, будто католическую церковь основал дьявол, чтобы ввести людей в заблуждение. Правда, утверждение, что материальный мир был создан Сатаной, не служило для поклонения дьяволу, а имело целью противостоять ему с большей силой. Впрочем, такой подход с легкостью извращали некоторые сатанистские группы, ставившие дьявола на одну ступень с самим Богом.

В XVIII и XIX веках вслед за революциями в Америке и Франции, как и во времена Просвещения, восстание Сатаны против Бога рассматривалось в качестве стремления к свободе. Церковь, которая в представлении некоторых выглядела слишком авторитарной, обвинили в подавлении естественных плотских желаний человека. Результатом стало появление многочисленных групп, в том числе знаменитого «Хеллфайр клаб» во главе с известным повесой сэром Фрэнсисом Дэшвудом. Не обязательно веря в реальность фигуры Сатаны, они тем не менее вели гедонистический образ жизни, предполагавший оргии и иные безобразия, совершаемые во имя дьявола.

По мнению отца Бамонте, помимо прочего написавшего книгу по оккультизму, существует два течения сатанизма. Адепты первого течения, известного как «персональное», в самом деле верят, что Сатана — это физическая реальность или бог, которому можно молиться и который в обмен на принесенные ему жертвы может даровать определенные привилегии, например деньги и славу. В то же время, согласно второму течению, Сатана был лишен всякой индивидуальности и представлял скорее силу или энергию — или часть космоса, которая может развиваться и служить определенным целям.

Оба эти течения сатанизма — как персональное, так и деперсонифицированное — ставят выше всего личную власть, одновременно приветствуя все семь смертных грехов. По словам отца Бамонте: «Ключ к пониманию таких учений в знании их девиза. Делай что хочешь — вот их единственный закон».

При всем сходстве базовых принципов сами группы могут очень сильно отличаться друг от друга.

В течение некоторого времени с бывшими сектантами работал отец Альдо Бунаиуто, член общественной ассоциации Папы Иоанна XXIII. Отец Бунаиуто был невысокого роста и походил скорее на обаятельного, вечно небритого студента. Его внешность и кроткое поведение совершенно не вязались с миром, где поклоняются дьяволу и убийству. При всем том отец Бунаиуто был автором книги под названием «Рука оккультизма, или Путешествие в мир сатанизма», посвященной оккультизму, и считался признанным экспертом поданному вопросу (недавно его даже пригласили к сотрудничеству с полицией Ватикана по борьбе с сектами).

В ходе работы над книгой отец Бунаиуто предложил способ для обозначения различных сатанинских культов. Первая группа, которую он назвал молодыми кислотниками, преимущественно состояла из молодых людей, носивших физические символы сатанизма и предпочитавших вести гедонистическую жизнь, круто замешанную на наркотиках, самоистязаниях, педофилии, самоубийствах — и даже убийствах с целью принесения человеческой жертвы. Второе обозначение — это, по его определению, «Власть сатанизма» — более сложная группа, членами которой являются люди весьма богатые и влиятельные, как говорят, продавшие душу дьяволу ради своих богатств и славы, и использующие это в дальнейшем для поддержания состояния непрерывного конфликта — войны, голода, экономической нестабильности и других подобных явлений. Третье направление отец Бунаиуто называл апокалиптическим сатанизмом. Как следует из названия, его члены преследуют цель полного уничтожения жизни в любой известной нам форме (неудивительно, что это течение он считал наиболее опасным).

Хотя никто не отрицает факта существования таких групп, как «Звери Сатаны», и того, что они готовы убивать во имя дьявола, тем не менее важный вопрос остается без ответа: являются ли такие группы частью большей проблемы или это лишь глубоко испорченные дети?

Полагая, что католическая церковь излишне резко реагирует на небольшое число отдельных случаев, некоторые критики вспоминают панику по поводу сатанизма, охватившую США в 1980-х и начале 1990-х годов, когда был сфабрикован судебный процесс по обвинению учителей начальной школы Макмартина в ритуальном надругательстве над учащимися.

Стоит упомянуть, что в Италии также случались скандалы, несмотря на шумиху в прессе, так и не дошедшие до суда. Например, в 1996 году с лидера сатанинской секты «Дети Сатаны» Марко Димитри сняли обвинения в изнасиловании двухлетнего мальчика и девочки-подростка в ходе предполагаемого сатанинского ритуала. Похожее имело место в 2007 году поблизости от Рима, в городке Риньано Фламинио, где разгорелся скандал в стиле школы Макмартина: 15 учащихся дошкольного учреждения обвинили шестерых человек (в числе которых были учителя) в сексуальном насилии, совершавшемся в ходе сатанинских ритуалов. Однако, долго тянувшееся следствие, в котором участвовал и детские психологи, не смогло обнаружить ни одного доказательства инцидента.

Со своей стороны, доктор Страно полагает, что вопреки представлению многих сатанинские секты сравнительно редко повинны в совершении многих приписываемых им громких преступлений — таких, как человеческие жертвоприношения, торговля органами и работорговля. По его словам, многие из таких групп повинны скорее в бунтарстве, в преступлениях, связанных с наркотиками, и, по всей вероятности, в большом числе мелких правонарушений — таких, как воровство и случаи вандализма. «Большинство из них даже не понимают того, что делают», — говорит доктор Страно.

Отец Бунаиуто думает иначе. В прошедшие пять лет он вел «горячую» линию и отвечал на телефонные звонки со всей Италии, помогая отдельным людям и их семьям избавиться от влияния секты. «Неправда, что это изолированные группы и что ребенок в шестнадцать лет вдруг просыпается с решением создать такую группу. Всегда есть кто-то, давший на это разрешение, всегда есть свой участок и всегда есть тот, кто наделяет группу определенной доктриной», — говорит отец Бунаиуто. Работа на «горячей» линии буквально открыла ему глаза, показав мир, о существовании которого многие даже не подозревают. «Больше всего потрясает, сколько радости получают эти дети — а некоторым всего по шестнадцать лет — от наблюдаемых и причиняемых другим страданий. Они празднуют смерть. Вы не поверите, если прочитаете, что говорят некоторые из этих „зверей сатаны“. Они искренне радуются, увеча кого-либо». По данным отца Бунаиуто, в день на его «горячую» линию звонило до двадцати человек, начиная с беглецов, преследуемых какой-либо сектой, и заканчивая теми, кто нуждался в простом внимании. Уйти от влияния секты бывает очень трудным еще и потому, что деструктивный образ жизни таких групп питается сильнейшей зависимостью их членов. «ЛСД, музыка, секс и насилие сливаются в одно целое, формируя своего рода психологическую зависимость», — считает отец Бунаиуто.

Все же, хотя отец Бунаиуто уверен в исходящей от сатанинских культов угрозе, он оговаривается, что присущая им нечестивость необязательно связана с проявлениями демонической активности. «Необходимо ясно понимать: сатанинский культ и демоническая одержимость — это не одно и то же. Сатанизм — более или менее поверхностное и внешнее явление, это движение своего рода культуры, заставляющей совершать такие преступления, как мошенничество, или, в крайних проявлениях, приводящей человека к убийству. Некоторые участники таких групп вообще не верят в дьявола, но используют его для устрашения впечатлительных жертв. Напротив, демоническая одержимость представляет явление индивидуальное, которое в случае проявления затрагивает личность на ее внутреннем, духовном уровне».

Как говорят другие экзорцисты, разумеется, что одно может переходить в другое. Когда человек вступает в подобную группу и становится участником магических ритуалов определенного рода, это вполне может спровоцировать демоническую атаку. Или, как считает отец Бамонте, человек может заключить «пакт» с дьяволом и тем самым открыть дверь для «непосредственного» контакта.

По опыту экзорцистов к настоящей демонической одержимости ведет целый ряд факторов.

Первое, что необходимо отметить, — это, по мнению теологов, невозможность проявления демонической одержимости в отсутствие на то Божьего позволения. Это может казаться противоречием, но, согласно учению католической церкви, Бог, не желающий никому попадать под влияние дьявола, допускает такое в определенных благих целях (по аналогии с искушением). В тех случаях, когда человек живет особенно полной духовной жизнью (например, в случае святых), Бог позволяет Сатане испытать такую личность в надежде, что встреча с физическим испытанием принесет в их души благодать очищения. Согласно высказыванию святого Иоанна Златоуста: «Одержимые могут получать от своего состояния двойную выгоду. В первую очередь они обретают больше святости и больше добра; во вторую очередь, сполна расплатившись за грехи, совершенные ими на земле, они получают возможность в чистоте предстать перед Господом».

Демоническая одержимость по сути своей не представляет зла и не считается грехом. Вдобавок не существует очевидной физической или внутренне присущей человеку предрасположенности, побуждающей его или ее к одержимости. Демоническая одержимость не распространяется подобно заразе. Человек не может стать одержимым, находясь в одной комнате или проживая по соседству с одержимым. В общем случае, как говорят экзорцисты, индивидуум должен или сам открыть дверь перед дьяволом, или может стать жертвой того, кто уже открыл эту дверь. На взгляд церкви, человек может сделать это несколькими способами.

Связь с оккультизмом

Согласно учению церкви, уход в оккультизм представляет форму идолопоклонства, идущую вразрез с первой заповедью, а это — наиболее общий путь контакта с демоническими силами.

Отец Бамонте в своей книге «Демоническая одержимость и экзорцизм» дает перечень следующих видов оккультной деятельности, потенциально способных открыть дверь одержимости дьяволом: участие в спиритических сеансах, частое посещение медиума или колдуна (церковь не делает различия между белой и черной магией), использование амулетов и талисманов (особенно талисманов, полученных от колдуна), использование кристаллов и других аналогичных нью-эйджевских практик с упором на «внетелесный опыт», прорицательство и практику «автоматического письма», а также сатанинские ритуалы, в особенности ритуал подписания «кровавого контракта» с дьяволом. Библия ясно и даже графически отображает опасности вовлечения в занятия магией и предсказательством: «Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это…» (Второзаконие, 18:10–12.)

Катехизис столь же прямолинеен в осуждении оккультизма. «Любые формы гадания должны быть отвергнуты, как то: попытки прибегать к сатане или к демонам, вызывать умерших, а также иные методы, якобы открывающие будущее… Какое бы то ни было применение магии или колдовства, с помощью которых пытаются приручить оккультные силы, чтобы пользоваться ими и обладать сверхъестественной властью над ближним — хотя бы и для того, чтобы дать ему здоровье, — серьезно противоречит религиозной добродетели».

Впрочем, как поясняет отец Бамонте, из простого участия в отгадывании карты или использования «говорящей доски» Уиджа не обязательно следует опасность демонической одержимости. По словам этого священника, увести человека по пути одержимости может только регулярное участие в подобных действах, совершаемое по недомыслию или через осознанные действия.

Один американский священник, работавший в Североамериканском колледже поведал о том, как однажды ему удалось помочь шестнадцатилетней некрещеной девочке. Играя с доской Уиджа, девочка вошла в контакт с духом по имени Ник, предложившим ей участвовать в играх, более опасных — например, ехать на машине в сильный ливень с выключенными дворниками. Но все еще больше осложнилось, когда однажды ночью девочка проснулась от непередаваемо жуткого ощущения черноты, окружавшей так плотно, что она не могла вздохнуть. Не будучи специалистом по экзорцизму, священник прочитал обычную молитву об освобождении — и на первый взгляд это решило проблему.

Проклятие

Проклятие служит для причинения другим людям страданий, навлекаемых посредством демонической интервенции. Проклятия разрушают браки, бизнес, навлекают болезни, одержимость и тому подобное. Как говорят экзорцисты, проклятия могут осуществляться многими способами. По большей части это результат магических формул или ритуалов, воспроизводимых колдунами и ведьмами. На некоторых людей проклятие действует напрямую (через проглатывание проклятого объекта); на других — косвенным путем (через владение проклятыми объектами).

Один итальянский экзорцист был знаком с очень богатой особой, много лет безрезультатно пытавшейся продать дом. Покупатели регулярно приходили смотреть дом, затем уходили, полные энтузиазма и готовые его купить — но странным образом больше не возвращались к вопросу о совершении сделки. Хотя экзорцист много раз произносил мессы, дом так и оставался не проданным.

Однажды в дом зашел монах-харизматик, поведавший экзорцисту о том, что в одной из стен спрятано нечто, делающее бесполезной любую попытку продажи дома до того, как этот предмет будет найден и извлечен из стены. Владелица дома поинтересовалась у бывшего мужа, художника по профессии, не он ли спрятал в стене этот предмет. Поначалу немного опешив, художник в итоге признался, что в надежде на будущую славу он еще при строительстве дома спрятал за стеной картину, которую посвятил злому духу. Разобрав стену, владелица дома обнаружила внутри картину с сатанинским изображением. По утверждению экзорциста, через неделю после того, как хозяйка дома сожгла найденную картину, с предложением о его покупке обратились четыре разных покупателя.

Как считают экзорцисты, во всех проклятиях главную нагрузку несет злой умысел. Наиболее сильными проклятиями (причиняющими наибольший вред) оказываются самые предательские — когда между агрессором и жертвой существуют личные или кровнородственные отношения, например, когда родители проклинают детей.

По опыту экзорцистов проклятие можно обнаружить по ряду признаков — хронической угнетенности, слабости, бесплодию, семейным неурядицам, несостоявшимся женитьбам, финансовым трудностям, семейной истории самоубийств и смертей, вызванных отнюдь не естественными причинами. Правда, экзорцисты сразу оговариваются, что наличие одного или нескольких подобных признаков не обязательно говорит о том, что человек проклят. Для выявления демонической активности следует взвесить и другие критерии.

Как говорят экзорцисты, от проклятий первыми страдают те, кто больше всего этого заслуживает. Отвергнутый любовник, который отправляется к колдуну, чтобы наслать проклятие на бросившую его подругу, может с легкостью упасть в вырытую яму и будет вынужден обратиться к колдуну уже по другому поводу: чтобы приворожить новую девушку. По опыту экзорцистов такое не только может привести к финансовому краху, но, в крайних проявлениях, к демонической одержимости.

Вера в силу проклятия заводит многих очень далеко. Тем не менее наведение и снятие порчи широко распространено во многих примитивных культурах — включая некоторые из тех, что приняли христианство. К примеру, Гаити является преимущественно католической страной, где тем не менее распространен культ вуду.

Посвящение демону

Данная категория относится к людям, ставшим участниками сатанинской секты специально, чтобы ощутить себя во власти злых сил и целиком посвятить себя или членов своей семьи служению демону. Как и в случае проклятия, когда демону посвящают ребенка, жертва одержимости считается невиновной в происшедшем. Как говорят, иногда на «черных мессах» родители посвящают Сатане новорожденных (и даже еще не родившихся) детей. Впрочем, отец Бамонте тут же делает оговорку: любые ответные «подарки», полученные от дьявола, почти всегда оказываются мишурой, рассчитанной на внешний эффект и имеющей целью окончательно поработить людей, посвятивших себя демону.

Жизнь во грехе

Согласно определению церкви, решение совершить грех представляет свободный выбор индивидуума, направленный вместо доброго дела на злое. Согласно Катехизису, грех определяется как: «Слово, действие или желание, противящееся вечному закону». Одним из согрешивших и ставших в результате этого одержимым был Иуда Искариот, о котором в Библии говорится как о человеке, в которого вселился дьявол. Однако, по представлению теологов, грех по сути своей обычно не является достаточным условием одержимости. Впрочем, определенные грехи (например, поклонение ложным идолам), могут открывать ворота демонической одержимости. Экзорцисты считают грехи препятствием на пути освобождения. Говорят, что демон может «зацепиться» за один из грехов (например, за нежелание прощать) и, постепенно усиливая склонность, сделать так, что человек окажется накрепко привязанным к этому конкретному греху. Жертва не сможет разорвать эту связь и освободиться до тех пор, пока не откажется от греха. Впрочем, как говорят экзорцисты, при такой «мягкой» форме одержимости для освобождения человеку бывает достаточно искренней переоценки своих взглядов и хорошей исповеди.

После одной из этих лекций отец Гэри разговорился с семинаристом, приехавшим из штата, расположенного на Среднем Западе. По словам нового знакомого, он получил довольно пугающий опыт еще до поступления в семинарию. В середине дня, решив пообедать бутербродами, они заскочили в кафе, расположенное на бойком месте у фонтана Треви. Протиснувшись сквозь толпу, приткнулись у стойки — и семинарист наконец поведал отцу Гэри свою историю.

В свое время, еще в подростковом возрасте, он и его друзья от нечего делать купили в ближайшем магазине книгу с заклинаниями и заказали через Интернет кое-какие ингредиенты. Для начала они решили произнести заклинание для вызова вполне конкретного духа. К их ужасу, прочитав заклинание (по идее, формула требовала заключить договор с дьяволом, но подростки не стали этого делать), они увидели пламя, возникшее в центре комнаты на некоторое время и затем исчезнувшее. В другой раз за кухонным окном появился огромный ворон — несмотря на то, что таких птиц в округе не наблюдалось. Испугавшись, подростки произнесли другое заклинание — и ворон исчез. Причем, судя по рассказанному семинаристом, ворон не улетел, а именно исчез. Осознав, что не представляет, с чем имеет дело, мальчик на следующий день выкинул книгу.

Рассказ семинариста заставил отца Гэри подумать о том, что ждет его по возвращении в Сан-Хосе. Из лекций он узнал, что в Италии оккультизм процветает и продолжает развиваться. Но еще более тревожным выглядело то, что вопреки общему представлению оккультизм был широко распространен в предместьях крупнейших городов Среднего Запада, где жили, в общем, не бедные люди, имевшие к тому же массу свободного времени. Не пропустил ли он знаки, сообщавшие о беде в его собственном приходе?

Едва ли не самым интересным аспектом лекций по сатанинским культам оказался список причин, по которым люди оказывались втянутыми в этот странный мир. Хотя доктор Страно подробно раскрыл наиболее очевидные источники — такие, как влияние рок-музыки и просчетов семейного воспитания, отца Гэри более всего заинтересовал вклад новейших средств массмедиа. С развитием Интернета дети не только получили возможность контактировать с экзотическими группами, но, как заметил один из преподавателей курса, в этом вопросе компьютер играл особую роль усилителя.

Карло Климата, написавший несколько книг по сатанизму, говорил о жизни современной молодежи как о «новой культуре изоляции». По его словам, молодые люди, нередко чувствующие себя оторванными от семьи, друзей или общества, начинают видеть в компьютере друга, в определенном смысле заменяющего им соседей и реальных друзей из плоти и крови.

Независимо от степени достоверности, такая концепция заставляла отца Гэри думать о бывшей пастве. Понятно, что новые технологии дают человеку большие преимущества — но каково влияние, оказываемое этими технологиями на духовном уровне? Зная, что в виртуальном мире почти все желаемое находится не далее одного щелчка мышью, нетрудно представить, что использование компьютера пробуждает у человека ощущение личного могущества. Отойдя от реальности, сегодняшние подростки подвергаются огромному искушению — и они вполне могут применить компьютер для поиска оккультных знаний, открывающих дорогу демонизму.

Как-то раз отцу Гэри позвонила одна из прихожанок, попросившая освятить ее дом после того, как дочери приснился кошмар, и она, проснувшись, увидела тень на стене комнаты, в которой к тому же не было ни одного окна. Конечно, до того, как приступить к обряду освящения, отец Гэри поговорил с девочкой — но сделал ли он все возможное? Теперь-то он знал, что нужно было выяснить, не пыталась ли девочка вызывать духов при помощи доски Уиджа — и не произносила ли она заклинания, скачанные из Интернета.

При этом отец Гэри не хотел возбуждать в людях излишней подозрительности и не хотел решать проблему кивком в сторону компьютера или стола с картами Таро и глубокомысленным: «Ага…» Он понимал, что проблема на самом деле не в доске Уиджа или картах — все дело в желании индивидуума отыскать некое знание при помощи этих предметов. Чаще всего такое наводило на мысль о слабости духовной жизни человека. Как сказал один из преподавателей курса: «Где слабнет вера — там вырастает суеверие». Что же, очень правильная мысль, полагал отец Гэри.

Церковь XVII века Каса-Санта-Мария располагалась в самом центре старой части Рима. Во времена наполеоновских войн здесь стояли конюшни французской кавалерии. В 1859 году Папа Римский Пий IX отдал здание американским епископам, со временем создавшим здесь Североамериканский колледж. Когда колледж переместился на свое нынешнее место, церковь Каса-Санта-Мария стала резиденцией обучавшихся в Риме американских священников.

Отец Гэри перебрался сюда в конце ноября, когда закончил программу обучения в Североамериканском колледже. Пятиэтажное здание, с одной стороны выходившее на пьяцца дель Ораторио, а с другой — на пьяцца делла Пилотта, занимало чуть ли не половину квартала и было надежно укрыто от шума городских улиц. Если бы не золоченая отделка на желтоватых наружных стенах, никто бы вообще не догадался о том, что это церковь.

Впрочем, внутреннее убранство представляло совершенно иное зрелище, с журчащими фонтанами, длинными продуваемыми ветерком колоннадами и открытыми двориками, обещавшими едва ли не буддийское спокойствие. Отец Гэри легко устроился на новом месте в обществе примерно семидесяти пяти священников, съехавшихся со всего англоговорящего мира.

Как и в Североамериканском колледже, большинство священников оказались студентами. У каждого имелся напряженный план занятий с обязательным посещением лекций в расположенном поблизости Григорианском университете. Если с утра они не проводили часы на лекциях, то сидели по комнатам, уткнувшись носом в книги по каноническому праву. Ленч был их главной дневной трапезой. Священники обедали в большом зале под покрытым фресками потолком, за столами, которые обслуживали официанты в белых пиджаках и галстуках. После ленча в смежную чайную комнату выносили подносы с печеньем.

Для большинства священников главным событием дня была месса в крохотной романской церкви, находившейся по соседству с обеденным залом. Отец Гэри, вместе с остальными священниками присутствовавший на мессе в крохотной церквушке, находил в этом необычайное удовольствие.

Он уже был знаком с некоторыми священниками, приехавшими из Штатов, и быстро завел новых друзей. Впрочем, как он позже отметил, из-за перегруженности занятиями его товарищи почти не располагали временем для общения. «Атмосфера там была приятная, но, безвылазно сидя в этих стенах, вы легко могли заскучать или помереть с тоски, причем несколько дней этого никто бы не заметил». В борьбе с этим вынужденным отшельничеством несколько священников объединились в группу (с не оригинальным названием «Клуб одиноких сердец»), договорившись каждую неделю выбираться в город, чтобы вместе обедать. Отец Гэри с радостью к ним присоединился.

Так как отец Гэри посещал всего два занятия в неделю (в конце осени начался курс по духовности Запада), то имел массу свободного времени для чтения по предмету экзорцизма. Обычно он отводил на это утренние часы.

Несколько книжных магазинов располагалось на улице Согласия — широком и величественном проспекте, где на участке от замка Святого Ангела до площади Святого Петра было много учреждений официального Ватикана, церквей и магазинов с религиозными сувенирами. Книги продавались в основном на итальянском или латинском языках, но некоторые магазины имели небольшую секцию англоязычной литературы. Например, в магазине «Анкора» была крохотная английская секция, упрятанная в закуток вроде чердака, куда вела лестница. Вскоре отец Гэри обнаружил, что найти книги по философии томизма (учения Фомы Аквинского) не представляет большой проблемы, однако с книгами по экзорцизму все далеко не так хорошо.

Из магазинов его поиски переместились в библиотеку Североамериканского колледжа. Библиотека, находившаяся на втором этаже внушительного здания семинарии, обладала крупнейшим собранием англоязычной литературы в Риме (более 64 000 единиц) и включала огромные секции справочной и теологической литературы, а также отдел по церковной истории.

Сестра Ребекка, грациозная и земная, воплощала созданный Норманом Рокуэллом образ библиотекаря. Она одевалась скромно, носила прическу из коротких немного вьющихся светлых волос и очки, висевшие на шее на длинном коричневом шнурке. Сестра Ребекка была монахиней-бенедиктинкой из прихода в Индиане — и к тому моменту, когда отец Гэри вошел в дверь, 11 лет проработала в библиотеке Североамериканского колледжа. Впрочем, она не помнила, чтобы за все эти годы кто-нибудь интересовался экзорцизмом. «Отец Гэри сказал, что его назначили на должность экзорциста и что он ничего об этом не знает, — рассказывает сестра Ребекка. — Я думала, экзорцизма не существует».

Тем не менее, как человек обязательный, она любезно подобрала отцу Гэри несколько книжек.

Большая часть информации оказалась сильно устаревшей, а некоторые книги были написаны в 1930-х годах. Будучи по натуре скептиком, отец Гэри предпочитал книги, в которых авторы не искали демонов за каждым углом и не вешали на дьявола вину за мировое зло. Одна из таких работ, под названием «Одержимость дьяволом и экзорцизм», была написана отцом Джоном Николой, американским священником и ученым, много лет работавшим у американских епископов советником по экзорцизму. Кстати, Джон Никола был консультантом фильма «Экзорцист» 1973 года. Книга отца Николы отстаивала взвешенный подход. В книге было описано, каким образом религия и наука могут действовать заодно — и почему работа экзорциста должна рассматриваться как крайнее средство.

Отец Никола пишет: «Всякий раз, когда я выражаю боязнь и нежелание прибегать к экзорцизму, я получаю письма от тех, кто уверяет, что успешно изгнал множество демонов, — и коль скоро мы можем полагаться насилу Христа, то и бояться демонов нет нужды. Я убежден, что они представляют все совершенно иначе, нежели я. В сегодняшнем западном мире обряды экзорцизма крайне редко осуществляются со всей формальной точностью. Если же такие обряды и осуществляются, то они столь же страшны и безобразны, как и все в этом мире».

Вкупе с информацией, полученной из лекций, такие пассажи значительно улучшали понимание отца Гэри во всем, что касалось демонических сил: по крайней мере абстрактно.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ИМЕНЕМ МОИМ

В этом мире дьявол использует любую возможность, чтобы действовать, увлекая за собой, по пути к вечному проклятию, по возможности большее число людей. Причина кроется в ненависти, испытываемой им к Богу и человечеству. Он будет разрушать доброту этого мира всеми возможными путями, но мы защищены от него Богом, Девой Марией, ангелами и святыми, полагающими предел его действиям.

Отец Франческо Бамонте

Отец Габриэле Нанни живо помнит первый увиденный им обряд экзорцизма. Это случилось в 1997 году, когда он, сразу после вступления в духовный сан начал работать в приходе близ городка Лакуила, расположенного к востоку от Рима. Однажды к нему подошла молодая пара с просьбой о помощи. С женщиной ежедневно происходили какие-то странные вещи. С самой их свадьбы ее положение становилось хуже день ото дня. Ее мучили бесконечные болезни — желудочные, головные и суставные боли, не дававшие покоя и лишавшие всех сил. Не помогали ни болеутоляющие средства, ни вереницы докторов, находивших то одно, то другое заболевание. Что еще удивительнее, в доме женщины начали сами собой двигаться предметы. В одном случае крышка кастрюли сначала пролевитировала над плитой, а затем рухнула на пол. Отец Нанни теоретически допускал возможность демонизма, однако не имел практического опыта. Он решил направить молодую пару к епархиальному экзорцисту.

Отец Нанни вспоминает, как вместе с ними стоял у кабинета и слушал крики, доносившиеся из-за дверей. Крик переходил то в вой, то в хрип — и он понимал, что эти звуки исходят от демона.

Когда подошла очередь молодой пары, отец Нанни с ужасом увидел, как у женщины безвольно повисли руки и дико закатились глаза. Что-то определенно происходило, но пока он не был уверен в том, что увиденное действительно представляет работу дьявола. В конце концов, после нескольких еженедельных посещений кабинета материализовался голос демона, в дикой злобе поносившего экзорциста. Помимо этого, демон заставлял тело женщины корчиться самым неестественным образом, сводя ей руки судорогой в тугие клешни. В другом случае женщина рухнула на пол и выгнула спину так, чтобы образовать букву «О».

Пережитое оказало сильное воздействие на отца Нанни. Впервые оказавшись свидетелем проявления демонических сил, в тот вечер он долго лежал в постели, не в силах заснуть. Увиденное не просто впечатляло, но внушало благоговейный страх и оставляло миллион вопросов. Взору священника открылась новая реальность, предлагавшая к тому же вполне осязаемое чувство науки теологии, недавно изученной в семинарии. «Не сталкиваясь с такими вещами, вы обладаете лишь абстрактным представлением о духовном мире», — говорит отец Нанни. «Многие священники рассуждают о таких вещах чисто теоретически, у них есть вера, но они не более чем интеллектуалы. Веря в существование духов, они едва ли способны рассматривать духа как личность. В их представлении дух — это лишь научная концепция». По мнению отца Нанни, результаты многих теологических дискуссий оказались бы совершенно иными, если бы их участники приняли во внимание опыт экзорцистов. «Став экзорцистом, я понял, что вера — это нечто большее, чем мы привыкли думать… в вере присутствует уровень почти объективного, почти материального».

Чувствуя, что не может избавиться от столь сильного ощущения, отец Нанни направился к епископу, чтобы просить о назначении на должность экзорциста.

Высокий и белокожий, с коротко остриженными седеющими волосами и хорошими манерами, в свои сорок шесть лет отец Нанни, часто носивший костюм вместо традиционного черного одеяния, производил впечатление человека искушенного и образованного — возможно, даже президента банка или исполнительного директора компании. Он родился в 1959 году в Форли и учился в университете Болоньи, где получил ученую степень по философии. Докторскую диссертацию по каноническому праву, посвященную церковным законам об экзорцизме, отец Нанни защитил в Папском Латеранском университете. Отец Нанни владеет несколькими языками — итальянским, французским, испанским — и также является автором книги «Экзорцизм: перст Божий и власть Сатаны», изданной Ватиканом в 2004 году. Он часто выступает с комментариями по телевидению, в частности, после недавно совершенных сатанинских убийств — и даже снялся в документальном фильме об экзорцизме, выпущенном каналом «Нэшнл джиогрэфик».

Терпеливый, думающий и глубоко образованный, отец Нанни, как и отец Франческо Бамонте, принадлежал новой волне священнослужителей, успешно оппонировавших ярым фундаменталистам, чьи демагогические и паникерские выступления в средствах информации так навредили имиджу экзорцистов. Именно поэтому организаторы курса попросили отца Нанни выступить перед студентами.

Как обычно, его лекция началась с того, что все встали и прочитали молитвы «Аве Мария» и «Отче наш». Для отца Гэри и еще нескольких слушателей, намеревавшихся стать экзорцистами, эта лекция представлялась уникальной, единственной в жизни возможностью. Отец Нанни часто выступал перед большими собраниями и вполне свободно пользовался микрофоном.

В параграфе 1673 Катехизиса католической церкви помимо прочего говорится: «Когда Церковь требует гласно и авторитетно именем Иисуса Христа, чтобы человек или предмет был защищен от напастей лукавого и вырван из-под его власти, речь идет об экзорцизме… Экзорцизм направлен на то, чтобы изгнать бесов или освободить от бесовского влияния духовной властью, доверенной Иисусом Его Церкви». Согласно учению церкви, экзорцизм относится к сакраменталиям (священнодейственным обрядам), что по определению означает действие, выполняемое при посредничестве церкви.

Существует всего два типа общепризнанного экзорцизма: «простой» и «великий». Как сказано в Катехизисе: «В упрощенной форме экзорцизм производится при совершении крещения. Экзорцизм торжественный, называемый „великим экзорцизмом“, может совершаться только священником и с разрешения епископа». (Катехизис, 1673.)

Сегодня многие путают обряд экзорцизма с практикой чтения молитв об освобождении, произносить которые может любой христианин. Согласно определению советника по христианскому освобождению Фрэнсиса Макнатга, экзорцизм «есть формальная церковная молитва, произносимая для освобождения человека, телом которого овладел злой дух, а освобождение „есть производимый в основном через молитву процесс освобождения человека, угнетаемого или подвергшегося инфестации, но не одержимого злым духом“».

Хотя технически верно, что экзорцизм способен исполнять любой священник, далеко не каждый священник будет это делать. 30-я директива о проведении ритуалов гласит, что епископ может назначать на эту должность только священника, «известного своим благочестием, ученостью, благоразумием и цельной жизненной позицией». Помимо этого, «Священник […] должен вести свою благотворительную работу уверенно и смиренно, под руководством епископа-ординария».

При таких обстоятельствах может показаться странным, что назначение экзорцистов не практиковалось в ранние периоды становления христианства. Тогда было принято думать, что любой христианин способен изгонять дьявола благодаря силе, исходящей непосредственно от Христа: «Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов». (От Марка, 16:17.) Порядок проведения экзорцизма был определен благодаря возрастанию роли экзорцизма при крещении, а также для борьбы с неправильным выполнением этого обряда. Пожалуй, самое раннее упоминание о функции экзорциста можно найти в письме Папы Римского Корнелия (251–252), где утверждается, что в Риме служат 52 экзорциста, лекторы и привратники. Примерно в IV веке был предпринят целый ряд шагов, направленных на усиление роли епископов при назначении экзорцистов. В середине IV века совет греческого города Лаодикия принял закон, по которому производить экзорцизм разрешалось только лицам, назначенным епископом.

Важность епископального назначения экзорциста объясняется как силой молитвы, исходящей от церкви, так и необходимостью послушания самого экзорциста. По признанию нынешнего президента Международной ассоциации экзорцистов отца Джанкарло Грамолаццо, обычно он использует следующую фразу: «Царь непослушания есть дьявол; ты побеждаешь дьявола своим послушанием, а не личным обаянием». По мнению отца Грамолаццо, если священник выполняет обряд экзорцизма без позволения епископа, его молитвы окажут определенное действие, поскольку черпают силу от имени Христа, но не окажут большого влияния на демона, в основном из-за того, что экзорцист исполняет обряд в состоянии непослушания и это будет известно демону. «Когда некоторые священники берутся изгонять демона без позволения епископа, демон говорит им: „Вы не можете этого делать, вы не в своей епархии, и у вас нет такого права“», — говорит отец Грамолаццо.

В первое время сам обряд экзорцизма был весьма простым и заключался в наложении рук, призывании Иисуса, начертании креста и соблюдении поста. Позднее, в III веке, возникла практика изгонять демона, обдувая жертву, или «откачивая» воздух. Фактически отцы церкви того времени не полагались на сложные формулы и делали упор на простоту. Святой Афанасий (епископ Александрийский, умерший около 373 года) отмечал в письме к Марцеллину, что экзорцист, использующий сложные и длинные словесные формулы, рискует подвергнуться насмешкам со стороны демонов.

Первые официальные формулы экзорцизма содержались в своде церковных законов «Statuta Ecclesiae Latinae» , вышедшем примерно в 500 году. Дальнейшее развитие обряда экзорцизма сводилось в основном к выпуску небольших брошюр, состоявших всего из нескольких страниц текста. В конце концов, отчасти из-за многочисленных искажений (экзорцисты включали в обряд собственные жесты, тексты и даже лекарства) и широкого распространения суеверий в период Средних веков были выработаны разнообразные формулы, включенные в опубликованный в 1614 году Римский требник.

С того времени обряд экзорцизма претерпел весьма немногочисленные изменения, включая самые минимальные в 1952 году и гораздо более значительные в 1998 году. Ревизированный в 1998 году обряд, известный под латинским названием «De exorcismis et supplicationibus quibusdam» , начинался с вводной части, за которой были даны главные правила, исполнив которые экзорцист должен был процитировать имена святых, прочитать несколько отрывков из Евангелия, либо псалмов — и в случае необходимости произнести краткую проповедь. Сердцевиной обряда являются молитвы, направленные собственно на изгнание демона и делящиеся на два типа — на молитвы о заступничестве и повелительные. В представлении экзорцистов, различие этих молитв имеет чрезвычайно важное значение. В молитве о заступничестве экзорцист призывает Бога вмешаться для помощи жертве. Молитва этого типа начинается словами: «Услышь меня, Отче Всемогущий…» Напротив, при повелительной молитве экзорцист сам приказывает демону, обращаясь к нему от имени Иисуса Христа с такими словами: «Повелеваю тебе, сатана…» или «Изыди, нечистый дух…». Так как повелительная формула — это на самом деле не молитва, а приказ, причем весьма внушительный, то ревизированный обряд требует, чтобы экзорцист применял такую формулу лишь в случаях, когда он твердо уверен в демонической одержимости человека, ради которого произносятся эти слова.

На проведение всего обряда от начала до конца требуется от 45 минут до одного часа. Однако на самом деле немногие экзорцисты следуют этому положению и чаще всего смешивают различные псалмы по собственному выбору, или спонтанные молитвы, направленные на изгнание демона («Уходи прочь, дух лукавый») и базирующиеся на их личном опыте священнослужителя.

«Я никогда не следую обряду в том виде, как это изложено в учебнике», — говорит канадский экзорцист отец Франсуа Дермин (доминиканец). По его мнению, экзорцизм не ограничивается чтением из Библии с последующим молитвенным обращением. «Все идет своим порядком, в зависимости от реакции человека. Помню, однажды человек впал в одержимость сразу, как только я начал читать молитву, и на чтение из Библии и все остальное просто не было времени. В таких случаях следует произносить молитву».

Отец Аморт считает, что всякий экзорцист обязан найти свои сильные и слабые стороны, чтобы решить, какие методы лучше всего годятся именно для него. Он предложил следующий пример: «Один знакомый экзорцист, исполнявший обряды в церкви Сан-Джованни-Ротондо, был также постулатором, готовившим канонизацию отца Маттео — священника из ордена капуцинов, жившего 400 лет назад. Он постоянно молился за отца Маттео и демоны впадали в неистовство всякий раз, когда священник обращался к отцу Маттео во время экзорцизма. Лично я несколько раз пытался обращаться к отцу Маттео в ходе экзорцизма, но безрезультатно. Это значит, что каждый экзорцист знает, что дает наибольший эффект в его случае». К тому же, поскольку каждый демон реагирует на обряд по-своему, экзорцисту необходима способность распознавать, какая часть его молитвы причиняет демону наибольший урон. Конечно, это не значит, что экзорцист волен делать и говорить все, что он хочет.

С недавних пор Международная ассоциация экзорцистов осторожна при напоминании экзорцистам о необходимости следования обряду. «Для экзорциста лучше всего просто следовать молитвенному порядку обряда», — считает отец Грамолаццо.

Экзорцисту следует помнить, что проводимый обряд ни в коем случае не должен напоминать магическую церемонию. Это очень важно, потому что, как объясняет отец Нанни, «действовать подобным образом — все равно что избавляться от одного заклинания другим заклинанием, или изгонять одного демона другим демоном». Подобное не только противоречит цели обряда экзорцизма, но и дискредитирует саму церковь.

Нельзя упускать из рассмотрения опасность внушения. Признавая суггестивную природу экзорцизма, многие экзорцисты в ходе обряда предпочитают использовать эвфемистические выражения. Например, вместо слов «изгнание демона» они применяют слово «благословение», а также никогда не говорят вслух, что жертва страдает демонической одержимостью, употребляя взамен какой-нибудь ученый термин вроде «негативизма». В качестве дополнительной меры от самовнушения многие экзорцисты предпочитают вести обряд на латыни. «Я считаю, что лучше, если люди не понимают происходящего, — говорит отец Дермин. — Произнося молитвы на понятном языке, рискуешь подтолкнуть человека к определенным реакциям. В случае действительной одержимости демоном, человек не будет понимать, что происходит».

Наконец, как считает отец Грамолаццо, самое важное — вера самого экзорциста. «Молитвенная сила содержится не в формуле, но в самой вере — в том, насколько я солидарен с верой церкви. Мне может нравиться текст, молитва может звучать прекрасно — но ее действенность определяется верой».

В начале обряда экзорцизма демона вынуждают обнаружить себя. «Для демона обнаружить себя — значит потерпеть поражение», — считает отец Бамонте. Если демон силен, он может долгое время скрываться внутри человека, и даже позволяет ему участвовать в богослужениях и иных молитвенных действиях. («Скрываться» — не означает прятаться в некоем темном углу человеческого тела: в подобных случаях демон просто никак себя не проявляет.)

Как любит говорить один итальянский экзорцист, если «настаивать», то обычно молитвы экзорциста побуждают демона открыться и через некоторое время оставить жертву. Отец Нанни описывает процесс следующим образом: «Это напоминает боксеров, получающих множество ударов, но до поры остающихся на ногах. Они хорошо держат отдельные удары, но под градом непрерывных ударов силы боксеров мало-помалу истощаются и их физической выносливости рано или поздно приходит конец. То же происходит с демонами. Если вы будете продолжать со всей настойчивостью, то рано или поздно демоны сдаются и проявляют себя тем или иным образом».

В течение всего процесса демон изо всех сил старается помешать экзорцисту. Демон попытается убедить жертву, что он или она страдает от некоего физического недуга — или, если это не удается, демон может лишить жертву самой возможности пообщаться с экзорцистом. Как рассказывают экзорцисты: или автомобиль может загадочным образом попасть в аварию, или встреча будет отменена по телефону — причем жертва ничего об этом не узнает.

Когда демон вынужденно начинает действовать открыто, человек перестает воспринимать окружающее и впадает в транс. С этого момента движения и речь одержимого полностью контролируются демоном. В такие периоды жертва обычно закатывает глаза кверху или книзу (демон не может смотреть на то, что свято, и на священника в том числе), руки обычно сведены судорогой и напоминают клешни, а человек впадает в ярость, которая направлена на священные или праведные объекты. После пробуждения человек, как правило, ничего не помнит. Заметим, что иногда во время обряда человек остается в сознании и может частично помнить то, что с ним было, но это, как правило, ограничено воспоминанием, что им овладело что-то «чужое». Некоторые экзорцисты, например отец Аморт, считают описанное проявлением навязчивого демонического состояния, в то время как ситуация, при которой человек пробуждается от транса в состоянии амнезии с определенностью указывает на полную демоническую одержимость.

По мнению отца Нанни, существует всего пять ловушек, остерегаться которых должен каждый начинающий экзорцист. В их числе: (1) отсутствие реакции демона в течение продолжительного времени, являющееся попыткой подвести экзорциста к мысли, что данный случай не является проявлением демонизма; (2) демон притворяется, что, проявив себя, он покинул тело жертвы, тем самым пытаясь внушить экзорцисту, что жертва освободилась (по этой причине некоторые экзорцисты ищут знак, говорящий об освобождении); (3) демон старается сбить экзорциста с толку, вызывая у жертвы признаки расстройства психики; (4) демон объявляет о существовании заклинания и открывает способ, с помощью которого экзорцист может освободить жертву (экзорцист не должен воспроизводить никаких ритуалов, связанных с суевериями); и (5) в качестве знака освобождения демон разрешает жертве принять причастие.

Хотя многие предполагают, что во время исполнения обряда демон говорит через свою жертву, на самом деле это не всегда так. Судя по опыту отца Аморта, представление о том, что демонам нравится разговаривать, ошибочно. Фактически верно обратное: демоны почти никогда не вступают в разговор без приказа экзорциста. Однако в попытках отвлечь экзорциста от молитв некоторые демоны стараются говорить, чтобы вывести священника из себя или даже запугать. Демоны нередко угрожали отцу Аморту. Они говорили: «Сегодня ночью я выброшу тебя из постели!» или «Я сожру твое сердце!» На что обычно следовал ответ: «Попробуй. У меня есть защитник, который поможет».

Впрочем, за хвастовством демона скрывается реальная опасность того, что во время или после совершения обряда на экзорциста совершат нападение на физическом, ментальном или духовном уровне.

В силу своего уникального положения экзорцисты сталкиваются с многими нравственными и духовными дилеммами, что может подвергать их потенциальной опасности нападения со стороны демонических сил. Самой, пожалуй, очевидной из этих опасностей является сексуальное искушение. Обряды экзорцизма сопряжены со значительным эмоциональным напряжением, проводятся в тесных пространствах и сопровождаются конвульсивными телодвижениями или стонами жертв, подавляющее большинство которых — женщины. Существует несколько теорий, объясняющих такой перекос в сторону большей одержимости женщин: женщины по природе более интуитивны и теснее связаны с духовной стороной своей личности. Дьявол целенаправленно выбирает их жертвами для того, чтобы затем искушать мужчин, или, как предполагает отец Бамонте, возможно, что женщины чаще обращаются за помощью к экзорцистам.

С учетом сложившейся тендерной динамики экзорцистам рекомендуется работать с помощницей, присутствующей в той же комнате (это записано в наставлениях из Римского требника 1614 года). Экзорцисты знают, что, будучи коварным противником, демон может использовать против читающего молитву экзорциста любые средства, включая сексуальное обольщение. По мнению отца Дермина, экзорцист должен обладать развитым чувством и улавливать возрастающее сексуальное напряжение в моменты, когда ему приходится касаться тела женщины.

Экзорцист может подвергаться наваждениям, использующим его чувство гордости. Чувство гордости может возникать или от восхищения, которое выражают люди, получившие помощь экзорциста, или от собственных мыслей экзорциста, полагающего себя выше остальных хотя бы потому, что он постоянно находится в контакте со сверхъестественным, либо из-за его веры в собственную власть, дающую возможность освобождать других от одержимости. Экзорцист не должен претендовать на святость или воспитывать нечто вроде личного культа. Это значит, что экзорцист не вправе брать деньги за оказанные услуги, ибо в противном случае он превращается в своего рода мага или хилера от веры.

Есть и другая сторона медали: хотя перед нами преклоняются бывшие жертвы демонов, экзорцистов нередко встречают насмешки коллег-священников.

Экзорцист должен в равной степени остерегаться слишком дружеского общения с жертвами. Экзорцист часто оказывается единственной надеждой этих людей, испытывающих глубоко скрытые душевные страдания, что влечет реальную опасность зависимости жертвы он экзорциста (и наоборот). Опасность состоит в том, что у жертвы может возникнуть стойкая привычка и даже болезненная тяга к общению с экзорцистом. Экзорцисты считают, что таких людей следует держать на определенной дистанции.

Демон может попытаться сломить волю экзорциста, устрашая его или внушая ему страх, что обычно выполняется через демонстрацию силы. В одном из таких случаев отец Дэниэл (ставший экзорцистом в 2006 году) однажды утром обнаружил, что с его сотового телефона стерты все текстовые сообщения. Он решил, что проблема наверняка связана с обслуживающей компанией, поскольку совсем недавно сменил тарифный план. Однако, когда тем же вечером он давал свое благословение, пользуясь этим же телефоном (экзорцисты утверждают, что телефонные благословения могут быть действенными), голос собеседника изменился, и вместо него обнаружился демон, издевательски спросивший: «Тебе понравилась моя маленькая утренняя шутка?» Когда отец Дэниэл продемонстрировал смущение, грубый голос продолжил насмехаться: «Если прочитаешь молитву, какую я скажу, все твои сообщения вернутся».

Другой экзорцист, из Чикаго, в ночь перед своим неожиданным назначением в епископы проснулся от ужасного шума, напоминавшего звук крушения поезда. Открыв глаза, он увидел, как стоявший у его постели телевизор «всплыл» на несколько футов от пола и затем врезался в дверь, а из видеомагнитофона вылетела лента, разметавшаяся по всей комнате. При этом занавески дико развевались, несмотря на то, что окна были закрыты.

Иногда встречаются даже более прямые знаки. В 2006 году экзорцист со Среднего Запада разговаривал с молодым человеком, подозревавшим у себя демоническую одержимость. Неожиданно он услышал пришедший как будто ниоткуда дребезжащий голос, сказавший: «Убирайся!»

Один итальянский экзорцист рассказывал о случае, происшедшем в группе известного католического проповедника-харизматика, по его утверждению, обладавшего особым даром изгонять злых духов. Во время обряда экзорцизма этот проповедник возложил руки на жертву и обратился к демону, приказав тому повиноваться. Демон сказал в ответ: «Ты кто такой?», а затем бросил в присутствовавших книжную полку. В результате все получили травмы и были вынуждены обратиться на пункт «Скорой помощи».

Экзорцисты сталкиваются с событиями, происходящими вдали от тех мест, где изгоняют демонов. По словам отца Нанни, у некоторых экзорцистов случалось так, что свет фар по неизвестной причине пропадал именно в тот момент, когда машина ехала по опасному горному серпантину. В своей книге «Мемуары экзорциста» отец Аморт вспоминает случай возгорания автомобиля у священника, которого пугал демон, заявлявший, что принесет того в жертву. Однажды над головой отца Нанни, благословлявшего кого-то по телефону, взорвалась электрическая лампочка.

При крайних проявлениях экзорцист может получить серьезные ранения — хотя, вопреки представлению, сложившемуся благодаря средствам массовой информации, такое встречается очень редко. Экзорцисты редко получают травмы. Впрочем, отец Нанни помнит один такой случай. Экзорцист, выходивший из дома жителя Сицилии, страдавшего демонизмом, подвергся действию неведомой силы, бросившей его навстречу приближавшемуся грузовику. Экзорцист едва не погиб. Когда отца Нанни спрашивают, как Бог допускает подобное, священник невозмутимо отвечает: «Каждому из нас приходится нести свою ношу». В упомянутом случае экзорцист вернулся в дом и освободил человека от демона.

Единственная защита экзорциста — это его вера. Отец Аморт говорит: «Вера стоит больше всего остального.

Это вера самого экзорциста и вера человека, который стремится к освобождению, это также вера окружающих, которые помогают и молятся за него, вера его семьи и друзей».

Отец Грамолаццо сказал: «Изгоняя демонов, я узнал больше, чем на занятиях. Чтение книг и лекции — лишь теория, и это еще не позволяет вам окунуться в мир веры. Напротив, во время обряда экзорцизма вы неминуемо погружаетесь в этот мир, прикасаясь к сверхъестественному».

По дороге к железнодорожной платформе отец Гэри обсудил с отцом Дэниэлом некоторые тонкие моменты сегодняшней лекции. Отца Гэри не беспокоила возможность физического нападения демона. Скорее всего это было следствием опыта, полученного в 1997 году в горах, во время несчастного случая. Если он чего и боялся, то скорее всего это было опасение изгнать демона из того, кто в этом не нуждался. Хотя отец Гэри многое узнал из лекций, он понимал: единственный способ избавиться от сомнений — это участие в обряде экзорцизма.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ПОИСКИ ЭКЗОРЦИСТА

Всю свою жизнь экзорцист работает, принимая восхищение и благодарность одних и испытывая горькое презрение или даже гонения со стороны других. Бог хочет, чтобы этот обряд всегда исполнялся с креста.

Если священник не желает такого бремени, ему не следует принимать должность экзорциста.

Отец Хосе Антонио Фортеа, «Интервью с экзорцистом»

В 8.30 утра ничем не примечательного вторника у массивной деревянной двери церкви Скала-Санта, закрытой для посторонних до 9.00, собирается небольшая толпа. В основном здесь женщины разного возраста, лет от двадцати пяти и почти до семидесяти, в нарядах самой широкой гаммы, от шалей и брошей до джинсов, едва держащихся на бедрах, и кожаных пиджаков. Все они толкутся по кругу, некоторые переговариваются, другие молча ждут, стараясь ни на кого не смотреть. Помимо обычных дамских сумочек и рюкзаков некоторые держат большие пакеты с церковными свечами и водой в пластиковых бутылках.

Церковь Скала-Санта, или церковь Святой лестницы, всегда занимала особое место среди церквей Рима, притягивая бесчисленных паломников, благоговейно стремившихся увидеть святая святых, личную часовню римских понтификов, куда благочестивые паломники взбирались по особой лестнице, предположительно той самой лестнице из дворца Понтия Пилата в Иерусалиме, по ступеням которой Христос поднимался в день своей смерти на кресте. (В IV веке лестницу привезла в Рим царица Елена, мать императора Константина.) Паломники на коленях восходят на 28 ступеней, останавливаясь на каждой, чтобы прочитать молитву. Хотя теперь ступени заключены в оболочку из прочного дерева, через небольшие стеклянные окошки еще можно увидеть первоначальные ступени из мрамора, предположительно хранящего капли крови самого Христа.

Для римлян, помимо часовни и лестницы, эта церковь давно и прочно связана с экзорцизмом. Здесь, до самой своей смерти в 1992 году, 36 лет проводил обряды экзорцизма католик-пассионистотец Кандидо Амантини. Отец Кандидо, даже среди экзорцистов давно считавшийся святым, проводил открытую политику в отношении экзорцизма и никому не отказывал в помощи. Говорили, что отец Кандидо принимал до 60 человек в день, и, хотя в экзорцизме нуждался далеко не каждый, он старался дать всем простое благословение или хотя бы просто ободряюще похлопать по плечу.

Когда бразды правления достались отцу Томмазо, политика открытости была продолжена. Хотя церковь продолжает оставаться притягательной для туристов и паломников, теперь здесь круглосуточно изгоняют дьявола, звучат молитвы, крики и тому подобное.

Женщины терпеливо ждут оставшиеся полчаса. Когда толпа начинает прибывать, стоящие первыми пододвигаются к двери, занимая позицию для быстрого старта. Еще через несколько минут они слышат, как за дверями предательски брякнули ключи. Следует щелчок замка — и еще до того, как сурового вида блюститель врат успевает целиком отворить дверь, женщины начинают заходить внутрь. Поспешно следуя за сторожем, они обходят стороной исторические ступени и направляются к одной из двух боковых лестниц. Поднявшись по лестнице, они быстро минуют святая святых и, пройдя через часовню Сент-Лоуренс, оказываются у двери в ризницу. Половина из них ожидает увидеть красную ленту, натянутую поперек коридора.

Вместо этого все рассаживаются по местам, словно занимая свои привычные стулья. Одна из женщин с трудом опускается на стоявшую против двери деревянную скамеечку для коленопреклонения, другие скромно садятся на занимающую почти весь коридор длинную десятифутовую скамью. Несколько человек проходят в часовню, где преклоняют колена у полноразмерной фигуры Христа, распятого на кресте. Кто-то нервно перебирает четки, одними губами беззвучно проговаривая молитвы. Остальные просто ждут, глядя в пол. В коридоре уже человек двадцать народа, но люди продолжают идти. Одной из последних является привлекательная молодая женщина, которая проходит вперед всех и занимает позицию у самой двери. Кто-то нервно косится в ее сторону, но никто не возражает. Один из запоздавших, мужчина лет шестидесяти, спрашивает:

— Он уже кого-нибудь принимает?

Женщина на скамейке молча качает головой. Кто-то рядом вздыхает.

— Мне бы только благословение, и я сразу уйду.

Женщина на скамейке грозно смотрит на торопыгу.

— Он сам решит, кого принять первым, — говорит она.

Кто-то тут же интересуется:

— И кого он вызовет?

— Сначала он примет тех, кому на экзорцизм, потом дает благословения, — объясняет женщина на скамейке.

Кто-то достает бумагу, и люди начинают составлять список — словно заказывают столик в ресторане. У большинства на вторую половину дня намечены дела, и, увидев себя в конце списка, одни вздыхают, другие цокают языком.

Как будто по сигналу точного времени, дверь приоткрывается. В коридор высовывает голову отец Томмазо. Его усталые глаза ищут кого-то. Сидящие возле двери смотрят в сторону священника, но тут же прячут взгляд. Похоже, никто не хочет вызвать его недовольства. Отец Томмазо кивает молодой женщине, и та проходит без очереди. Дверь закрывается.

Повисает тишина. Ожидающие замирают в неловких позах. Неожиданно из ризницы доносятся звуки, напоминающие рычание вырвавшейся на свободу росомахи. Слышно, как падают стулья. Слышится громкий взвизг, пауза — и тишину нарушает женский голос: «Хватит!» Затем из-за двери доносятся стоны и подвывания, словно там кого-то мучают. Четки постукивают все чаще. Кто-то хочет отойти дальше, чтобы не слышать, но в холодном помещении церкви с мраморным полом слишком хорошая акустика.

Когда отец Гэри попросил найти экзорциста, который взял бы его в ученики, отец Дэниэл первым делом решил обратиться к отцу Томмазо. Но экзорцист оказался слишком занят, чтобы брать еще одного студента. Увидев, что отец Гэри огорчен отказом, отец Дэниэл тут же его успокоил: «Ты бы ничему особенному не научился. Место там совершенно безумное».

Задача была труднее, чем ожидалось: прошел уже почти месяц, а отец Гэри все искал экзорциста, который согласился бы с ним работать. Не помог даже кардинал, которого он встретил в коридорах Североамериканского колледжа. С учетом его скудного итальянского отцу Гэри требовался экзорцист, владеющий хотя бы элементарным знанием английского языка, — но, судя по ответу из Латеранского университета, ни одного такого в наличии не было.

В конце концов отец Дэниэл нашел подход к одному из экзорцистов, преподававших на курсе. Уже через пару дней он позвонил отцу Гэри и сообщил хорошие новости. Отец Бамонте, занимавшийся экзорцизмом с 2003 года и уже обучавший отца Аморта, сказал, что в случае крайней нужды он может принять отца Гэри в ученики (хотя и без особого восторга, в основном из-за языкового барьера). В то самое время отец Бамонте посоветовал отцу Гэри обратиться к священнику из ордена капуцинов, который немного говорил по-английски. Его звали отец Кармине де Филиппис.

После телефонного разговора отец Гэри начал смотреть на последние события с осторожным оптимизмом.

Наступил декабрь, и брусчатка на площади Святого Петра стала мокрой и холодной. Курс экзорцизма приостановил свою работу на ближайший месяц, и отец Гэри получил возможность насладиться каникулами. В сочельник в церкви Каса-Санта-Мария отслужили праздничную мессу, за мессой следовал обед, а следующей ночью отец Гэри участвовал в церемонии причащения, проходившей во время ночной мессы в соборе Святого Петра. Церемонией руководил сам Папа Римский. Несмотря на пронизывающе холодный ветер, после мессы площадь была полна народа. Когда отец Гэри и другие священники вернулись назад в Каса-Санта-Мария, улицы уже опустели. На часах было 3.00.

Через несколько дней отец Гэри и еще один священник из Каса, отец Пол Греццо, решили вместе съездить сначала в Вену, а потом в Боснию-Герцоговину, чтобы встретить Новый год в Междугорье. Приехав, два священника отслужили мессу для английских паломников, посетивших обитель. Следующие пять дней прошли в размышлениях и молитвах.

9 января в папской академии «Царица апостолов» началась вторая часть учебного курса по экзорцизму. Для отца Гэри вторая половина курса началась так же плохо, как первая. Переводчик куда-то пропал, вынудив срочно начать поиск замены, которая никак не находилась. Впрочем, невелика потеря: как оказалось, первая лекция была посвящена итальянскому законодательству.

Зато теперь, когда закончились рождественские каникулы, жизнь в Риме вошла в обычную колею и отец Гэри наконец смог связаться с экзорцистом, рекомендованным отцом Бамонте. Он позвонил отцу Кармине. Стараясь изо всех сил, отец Гэри по-итальянски объяснил суть своей проблемы. Отец Кармине терпеливо слушал его пару минут, после чего вежливо прервал:

— Да-да, — сказал он по-итальянски. — Буду рад помочь, но сначала вы должны испросить разрешение моего руководителя.

Отец Гэри с легким сердцем повесил трубку. Он думал, наверное, это простая формальность, о которой отец Кармине просит всех приходящих к нему учеников. Но через два дня, наконец дозвонившись до названного человека, отец Гэри понял, что зашел в тупик. Его собеседник не только не был руководителем, но вообще не слышал об экзорцисте. Забавно, но этот человек немного говорил по-английски и, более того, имел родственников в Сан-Хосе — так что отец Гэри хотя бы пообщался с ним некоторое время. Поразмыслив, отец Гэри пришел к выводу, что таким способом отец Кармине дал ему отставку.

«Он меня не знает. Скорее всего отец Кармине решил от меня отделаться», — подумал он.

Придя на занятия в следующий вторник, он дождался перерыва и рассказал о случившемся отцу Дэниэлу. На счастье, именно в этот день отец Бамонте читал лекции на курсе, и отец Дэниэл решился подойти к нему, чтобы в последний раз спросить, не поможет ли тот отцу Гэри. Вернувшись через пару минут, отец Дэниэл выглядел довольно угрюмым.

— Не знаю почему, но он отказал, — со вздохом признался отец Дэниэл.

Отец Гэри решил, что дело совсем плохо.

— Скоро домой. Я не могу уехать, не поняв, что такое экзорцизм, — горько признался он.

— Попробуй еще раз позвонить отцу Кармине, — посоветовал отец Дэниэл.

В тот вечер, вернувшись в Каса, отец Гэри сначала всерьез раздумывал, не позвонить ли своему епископу, чтобы просить его назначить другого экзорциста, но вместо этого решил пойти в часовню и помолиться. Сев на деревянную скамью, он сказал так: «Господи, помоги мне — если хочешь, чтобы я с этим справился».

Поднимаясь по длинной лестнице в свою комнату, он решил в последний раз позвонить отцу Кармине. Впрочем, думал он, экзорцист почти наверняка не снимет трубку. К его изумлению, капуцин ответил. Отец Гэри рассказал отцу Кармине обо всем, что случилось. На другом конце линии повисла тишина. Наконец после долгого молчания он услышал голос отца Кармине:

— Ладно, ладно, но сначала я должен с вами встретиться.

— Я сам приду… скажите куда, — ответил отец Гэри.

— В воскресенье утром. Приходите, и тогда мы побеседуем.

Повесив трубку, отец Гэри никак не мог поверить удаче. Отец Кармине согласился с ним встретиться! Он решил, что это знак. Судя по тому, что все произошло после молитвы, Бог не остался в стороне.

Считается, что некоторые экзорцисты обладают даром исцеления или особой проницательностью. Иногда это называют даром Божьим, которым Святой Дух наделяет тех, кто всецело посвятил свою жизнь служению. Одним из таких экзорцистов был отец Кандидо Амантини. Рассказывают, что отец Кандидо мог определять факт демонической одержимости человека по обычной фотографии. Отец Грамолаццо вспоминает, как однажды страдавший демонизмом попытался ударить отца Кандидо, но всего в дюйме от лица кулак замер — так, словно руку вдруг остановила невидимая сила. Когда отец Кандидо подул на зависший над ним кулак, человек тут же отдернул руку, как ошпаренный.

Иногда даже миряне обладают подобным даром, и некоторые экзорцисты включают в свои молитвенные группы таких людей, которые помогают им различать те или иные ситуации. II Ватиканский собор подтвердил существование подобного дара, но рекомендовал следующее: «Такие Божии дары, как истинно выдающиеся, так и более простые и широко распространенные, следует принимать с благодарностью и смирением… Однако не следует необдуманно стремиться к дарам, истинно выдающимся… В каждом случае суждение об их подлинности и добродетельности надлежит выносить тем, кто находится на престоле Церкви и чья особая компетенция дает не только изгонять духа, но позволяет испытывать все сущее, твердо держась того, что есть благо».

Отец Кармине, учившийся у знаменитого отца Кандидо, не претендовал на обладание такими способностями. Он предпочитал опираться на жизненный опыт.

Отец Кармине родился в 1953 году на юге Италии, в Салерно, и в юном возрасте переехал в Рим вместе с семьей. Еще ребенком он проявлял огромное желание стать священником. «Неправда, что дети не понимают такие вещи, — говорит он. — Они все понимают». Уже в десять лет он знал, что хочет всецело посвятить себя Господу, чтобы в молитвах и покаянии вести жизнь странствующего монаха из ордена капуцинов. Странствующие монахи производили огромное впечатление на мальчика, много раз участвовавшего в религиозных службах в церкви Святой Терезы (в Корсо, Италия). Больше всего мальчика впечатляли их молитвы во время мессы. В 1974 году в возрасте всего 21 года он поступил в семинарию.

Первый опыт экзорцизма отец Кармине получил еще в стенах семинарии. Однажды посреди урока по теологии в класс вошел священник, сообщивший о возмутительном беспорядке в церкви. Пожилая дама пришла с девочкой, которая, оказавшись в храме, принялась ругаться, визжать и плеваться. Священник, который вел занятие, немедленно пошел узнать, в чем дело. Вернувшись, он ошарашил семинаристов сообщением, что, по его мнению, девочка одержима, и он решил отвезти ее к епархиальному экзорцисту. Как вспоминает отец Кармине, класс покатился со смеху, а он про себя подумал: «Дикость какая-то средневековая». Никто теперь не верит в экзорцизм, разве не так?

Несколько дней спустя отцу Кармине и другим семинаристам предложили участвовать в обряде экзорцизма. Отец Кармине согласился, и полученный тогда опыт изменил всю его жизнь. «Я видел ужасные, просто ужасные вещи», — говорит он. В какой-то момент во время обряда девочка принялась трястись и визжать, затем вдруг повернулась и ее глаза, прежде закрытые, неожиданно открылись. Она уставилась прямо на семинариста. «Я увидел в этих глазах ненависть, причем настолько явственную, что это причиняло почти физическую боль». Во время обряда он и его товарищи-семинаристы необъяснимым образом ощущали удары по голеням — будто кто-то пинал их, стоя прямо перед ними. Разумеется, рядом никого не было.

Наконец, ближе к завершению обряда экзорцизма, девочка начала в огромном количестве изрыгать человеческую сперму. Все это сопровождалось настолько отвратительным запахом, что отец Кармине выскочил из комнаты. «Я испугался до смерти и был просто в шоке от увиденного, — говорит он. — Я вдруг понял, что демоны существуют, что дьявол — это не кукла с рогами, которую мы видели на картинках и над которой смеялись. Это перевернуло мои теоретические представления, до этого момента слишком поверхностные. Я понял, что это враг, угрожающий нам всем».

Получив духовный сан в 1981 году, отец Кармине какое-то время находился в католической миссии в Боливии, после чего вернулся в Рим, где начал изучать экзорцизм под руководством отца Жакоба, последователя отца Кандидо. Отец Кармине вспоминает, в каких словах отец Кандидо определял главные качества экзорциста. «Он должен попытаться вести жизнь евангелическую, целомудренную и молитвенную; он должен обладать знаниями, что означает необходимость религиозного образования и знание Библии; и, в-третьих, он должен обладать жизненным опытом». Отец Кандидо также подчеркивал особое отношение экзорциста к исполнению обряда. «Ему предлагается, насколько это возможно, быть щедрым в помощи бедным людям, поскольку его долг как священника — помогать страждущим». Всем сердцем приняв этот совет, отец Кармине в 1987 году приступил к исполнению обрядов экзорцизма.

В воскресенье после мессы отец Гэри оставил безмятежное спокойствие Каса и присоединился к толпе, двигавшейся в направлении виа Винченцо деи Луччези и к фонтану Треви.

По воскресеньям в Риме всегда много пешеходов. Римляне, живущие на окраине, устремляются в центр, чтобы смешаться с бесконечными потоками туристов, заполняющими наиболее известные городские площади. Вместо того чтобы прогуливаться по два-три человека, горожане предпочитали отдыхать большими компаниями, нарушая движение транспорта на и без того узких улицах и доводя до белого каления водителей такси, без стеснения выражавших свое недовольство.

На виа делла Стампериа отца Гэри застал резкий порыв ветра, разгулявшегося на узкой как труба улице. Выйдя на виа дель Тритоне, он свернул направо и начал подниматься по холму, двигаясь в направлении к пьяцца Барберини. Заметив людей, столпившихся на тротуаре у автобусной остановки, отец Гэри остановился. Еще не зная, как быстро он доберется до церкви Сан-Лоренцо Фуори ле Мура, отец Гэри положил на все путешествие 45 минут, с запасом.

Название церкви Сан-Лоренцо давно и прочно ассоциировалась со смертью. Построенная на месте подземных пещер III века, эта церковь примыкала к огромному, как город, кладбищу Верано. К тому же здесь хранились мощи сразу трех христианских святых — святого Лоренцо, святого Стефана и святой Иустины, а также Папы Римского Пия IX. В сравнении с другими римскими храмами (такими, как церковь Святого Иоанна Латеранского или церковь Святого Павла за стенами), здание церкви Сан-Лоренцо внешне казалось очень простым и напоминало скорее миссию. Это было кирпичное строение с белыми, похожими на зубы колоннами, смыкавшееся со склепами и усыпальницами. Церковь была очень и очень древней. Одну ее часть построили еще в VI веке при Папе Римском Пелагии II, а другая, с похожим на портик фасадом, была возведена в XIII веке Папой Римским Гонорием III. В отличие от расположенных невдалеке римских окраин, здание церкви мало изменилось за прошедшие века.

Когда-то Сан-Лоренцо окружали поля и виноградники, тянувшиеся вдоль одной из древнейших дорог Рима — виа Тибуртина, по которой состоятельные римляне уезжали из города на свои загородные виллы.

Отойдя на приличное расстояние от автобусной остановки, отец Гэри обнаружил, что находится в сравнительно тихой части города. Церковь стояла на асфальтовом ответвлении несколько в стороне от улицы, укрытая тенью высоко поднимавшихся кипарисов и японских зонтичных сосен. У входа на кладбище, возле самой арки стояло несколько прилавков с цветами. Хозяева цветов коротали время с газетами в руках, сидя на дешевых деревянных стульях. До встречи оставалось еще минут пятнадцать, и отец Гэри не спеша двинулся в сторону церкви.

Средневековый интерьер храма, построенного в двух разных осях, с его бесконечной чередой арок и характерной деревянной крышей вырастал, казалось, прямо из земли. Послонявшись туда-сюда в пределах нефа, отец Гэри пришел к мнению, что в церкви слишком сыро, темно, и воздух здесь, на его вкус, чересчур спертый и даже затхлый.

Ровно в десять часов он пересек небольшой дворик, отделявший церковь от монашеской обители. Нажав на крошечную кнопку звонка, он на секунду замер у двухстворчатой двери, разглядывая львиные головы, украшавшие дверь, и мысленно подготавливая себя к встрече с отцом Кармине. Сбывалась давняя мечта отца Гэри увидеть экзорциста в рабочей обстановке.

Через пару минут дверь отворилась, и на пороге возникла бочкообразная фигура среднего роста в традиционном облачении странствующего монаха. У отца Кармине были коротко стриженные волосы и трехдюймовая борода с заметной проседью. Но, пожалуй, удивительнее всего были его голубые глаза. Похожие на узкие щелочки, зажатые между румяными щеками и тонкими, игриво выгнутыми по краям черными бровями, глаза придавали лицу шутливое, почти озорное выражение, делавшее отца Кармине намного моложе своих 53 лет. Несколько секунд он придирчиво рассматривал отца Гэри, затем в его взгляде мелькнула искра понимания, и лицо экзорциста смягчилось.

— А-а, падре Гэри, — произнес священник, — Bene, bene.  — И добавил по-английски, с заметным акцентом: — Добро пожаловать.

Перешагнув через порог, отец Гэри оказался в маленькой приемной, заставленной случайно подвернувшейся мебелью, с висевшими на стенах религиозными фотографиями, в том числе изображениями пяти последних Римских Пап. У входа в кабинет отца Кармине на небольшом пьедестале стояла фигура высотой около трех футов, изображавшая Деву Марию. Два окна за несуразно огромными занавесками довершали вид комнаты, явно предназначавшейся для каких-то других целей. Отец Кармине даже не успел спрятать рождественские убранства. В углу стояла замысловатая декорация для рождественского вертепа, украшенная мерцающими огоньками. По-видимому, единственным обитателем комнаты был непомерно объемистый шелудивый кот, в полной неподвижности свернувшийся на одном из стульев. Показав пальцем на кота, отец Кармине сказал:

— Mala to. Совсем больной.

Отец Гэри, не питавший к кошкам большой приязни, остался на расстоянии.

— Идемте, идемте.

Отец Кармине прошел в кабинет, где царила столь же эклектичная обстановка. Большую часть комнаты занимал огромный, сильно загроможденный деревянный стол; рядом стоял небольшой диванчик и пара потертых кабинетных стульев. Другой мебели в кабинете не было. По стенам во множестве висели предметы религиозного назначения (некоторые — явно ручной выделки) и фотографии, собранные за годы миссионерской работы в Южной Америке.

Отец Кармине сел на стул сбоку от стола, и отец Гэри занял место напротив. Он передал отцу Кармине письмо от своего епископа. Поглаживая бороду, священник внимательно прочитал текст. «Bene, bene,  — пробормотал он по-итальянски. — Хорошо, что епископы начали это понимать». Они проговорили около получаса, и отец Гэри еще раз рассказал о себе. Как он понял, отец Кармине почти не говорил по-английски и просто вставлял тут и там английские слова. Что гораздо важнее, священник неплохо понимал английскую речь — и это позволяло отцу Гэри нормально выражать свои мысли. Отец Гэри пробовал говорить по-итальянски и, несмотря на частые ошибки, мог как-то поддерживать общение. Особенно помогала фраза «Si, si, io capisco» , вставляемая в коротких паузах цветистой речи собеседника. «Да, да, я понимаю».

Отец Гэри сразу проникся доверием к капуцину. Он чувствовал, что попал в надежные руки. Разговаривая, священник все время смотрел отцу Гэри в глаза, как бы испытывая собеседника и стремясь глубже его узнать. Позже отец Гэри понял, что экзорцисты почти всегда изучают глаза человека, по их выражению, являющиеся «окнами души». Вообще же отец Кармине считал одним из критериев одержимости неспособность жертвы выдержать взгляд экзорциста.

Особенно большое впечатление на отца Гэри произвело то, в какой спокойной и ровной манере отец Кармине описывал ход производимого им обряда.

В ходе разговора отец Кармине показал на пристроенную к кабинету совсем небольшую комнатушку (размером буквально с туалетную кабину), отделанную деревянными панелями.

— Здесь я даю благословения, — пояснил он.

Постаравшись что-то рассмотреть, не вставая с места, отец Гэри увидел лишь пару металлических стульев и ничего более.

В конце начало казаться, что отец Кармине более или менее удовлетворен их беседой.

— Va bene,  — сказал капуцин в завершение разговора. — Почему вам не прийти завтра во второй половине дня? Скажем, в пять — чтобы нам вместе начать с самых трудных случаев.

Так началась практическая работа отца Гэри.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПРЕМЬЕРА

Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины.

Каков он был, о, как произнесу,

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу!

Так горек он, что смерть едва ль не слаще.[3]

Остаток дня отец Гэри не мог не думать о том, что ждет его назавтра в церкви Сан-Лоренцо. Так как отец Кармине не сказал ни слова о том, что будет, отец Гэри представлял худшее, рисуя картины, похожие на ту, что описывал отец Дэниэл — когда язык женщины вывалился наружу во время обряда.

Все, что ему оставалось, — это воспоминание об аудиозаписи, сделанной отцом Дэниэлом во время его стычки с женщиной, своими криками прервавшей собрание паствы. Предположив, что женщина могла страдать одержимостью, он пригласил ее вместе со спутником зайти в боковую комнату. Когда они вошли, отец Дэниэл включил диктофон. В представлении отца Гэри звуки, доносившиеся из проигрывателя, не имели ничего общего с женским голосом. Это был низкий и грубый рык загнанного в угол животного.

— Devi dire di no! Ты должен сказать «нет»!

Голос рвался и рвался наружу, иногда на время сменяясь стенаниями и приступами нечеловеческого воя.

— Devi dire di no!

Затем опять раздался вой, но следом прозвучали слова отца Дэниэла:

— Basta! In nome di Gesii Crist о ti ordino di smettere! Хватит! Именем Иисуса Христа приказываю тебе остановиться.

Вспоминая этот голос, отец Гэри представлял, каково было находиться в тесной комнате один на один с воплощением чистого зла. Со слов отца Дэниэла он знал, до какой степени пугающим было это ощущение. Отец Гэри тут же представил себя слушающим аналогичную по накалу тираду в комнатке отца Кармине, настолько крохотной, что священник физически подавлял одержимого своим присутствием. В таких условиях жертва вполне могла перейти в наступление, обрушив всю свою ярость на экзорциста.

В тот вечер, после вечерней молитвы, отец Гэри провел несколько лишних минут, испрашивая у Бога сил пережить то, что предстояло на следующий день.

В понедельник после полудня отец Гэри опять стоял в дожидавшейся автобуса толпе на виа дель Тритоне. На нем было черное одеяние священнослужителя, в руках он держал небольшую сумку с пурпурной столой — длинной лентой, которую полагалось надевать во время церемонии, и красной книжкой с описанием собственно обряда экзорцизма. За пару недель до этого ему продали одно и другое в книжном магазине на виа делла Консилационе. Хотя, по правде говоря, отец Гэри давно не практиковался в латыни, он решил во всем следовать правилам.

Сидя в автобусе, уверенно петляющем по узким улицам, отец Гэри думал о том, как на него повлияет сегодняшний опыт.

Он прибыл в Сан-Лоренцо около пяти вечера, когда солнце только пошло к закату. Виа Тибуртина была изрядно запружена машинами, и, когда он шел ко входу в церковь, в ушах еще стоял гул автомобильных шин на брусчатке, напоминавший гудение рассерженного роя насекомых.

Перед закрытой дверью в кабинет отца Кармине уже стояла группа. Здесь были люди разного возраста: пожилая, строго одетая шестидесятилетняя дама, мужчина лет сорока, две молодые модно одетые женщины в новеньких кроссовках «найк», и чем-то озабоченная семейная пара, с виду лет по пятьдесят с небольшим. Некоторые о чем-то переговаривались, а одинокий мужчина стоял молча, скрестив руки на груди.

Приблизившись, отец Гэри почувствовал на себе подозрительные взгляды. Впрочем, самая молодая женщина со светлыми волосами не пожелала смотреть в его сторону.

Проходя сквозь строй ожидающих, отец Гэри на секунду задумался о том, что это за люди. Ему хотелось отыскать на их лицах следы какой-либо душевной травмы или того, что могло служить индикатором демонической одержимости — но отец Гэри ничего такого не обнаружил. Со слов отца Дэниэла он знал, что во многих ситуациях экзорцисты ограничиваются простым благословением. Возможно, жертвы наиболее серьезных случаев еще не подошли.

Через несколько минут дверь отворилась. Появившись на пороге, отец Кармине мельком взглянул на группу и тут же скрылся в глубине кабинета. Уступая друг другу очередь, пришедшие по одному зашли в приемную и, освободившись от верхней одежды, расселись по кругу. Дверь в кабинет отца Кармине была полуоткрыта. Отец Гэри просунулся внутрь и осторожно поздоровался: «Виопа sera» . Ответив на приветствие, священник спросил, готов ли отец Гэри к началу.

— Si , — сказал отец Гэри.

— Хорошо, — по-английски ответил священник. — Allora, cominciamo . Тогда начнем.

Сняв верхнюю одежду, отец Гэри надел шелковый шарф пурпурного цвета и вошел в маленькую комнату, примыкавшую к кабинету. У двери кабинета стояли приставной деревянный столик и четыре металлических стула, два из которых располагались у стены, а еще два были задвинуты в угол. Решив, что лучше вести себя по возможности скромнее, отец Гэри занял место в углу, в паре футов от двух стульев. Комнатка, изнутри казавшаяся даже меньше, чем снаружи, выглядела необычно и была подготовлена специально для обряда экзорцизма. Потолок комнаты располагался очень высоко, что характерно для европейских домов. Вверху стены были крест-накрест оклеены использованной бумагой, а нижнюю их часть на высоте примерно шесть футов закрывала облицовка под дерево. На каждой стене была представлена какая-либо священная картина — на одной стене висел портрет падре Пио в раме, а рядом — нарисованное от руки изображение Девы Марии с младенцем Иисусом, на другой находилась помещенная под стекло пурпурная стола (принадлежавшая отцу Кандидо), а прямо над двумя пустыми стульями располагался черно-белый рисунок: лик Иисуса с терновым венцом. Единственное окно, запертое на щеколду, находилось как раз справа от отца Гэри. При необходимости он мог дотянуться до окна, став на мыски.

Со своего места он разглядел содержимое деревянного ящика, выставленного на приставном столике у двери: изображение святого Франциска, четки, несколько медальонов, рулон бумажных полотенец, деревянное распятие и мягкая бутылка со святой водой — по сути, весь набор инструментов отца Кармине.

В ожидании начала отец Гэри внимательно осмотрел пустые стулья у стены. Покрытие стены прямо над спинками было грубым и исцарапанным — словно кто-то или что-то скребло по стене когтями.

Через секунду вошел отец Кармине, теперь облаченный в мятую пурпурную столу. Священник держал пластиковый пакет, который повесил надверную ручку. Убедившись, что все готово, он скрылся в приемной.

Отец Гэри с недоумением посмотрел на пластиковый пакет: для чего это? Отец Кармине вернулся через несколько секунд, введя в кабинет мужчину, на вид чуть моложе сорока лет, одетого в свитер с вырезом, из-под которого выглядывал воротничок рубашки.

Заметив, что из-за него вошедший сильно нервничает, отец Гэри постарался разрядить неловкую ситуацию.

— Здравствуйте, — сказал отец Гэри и протянул руку. — Mi chiamo don Gary Thomas. Vengo dalla California.

Мужчина с улыбкой ответил на рукопожатие.

— О, Калифорния! Очень приятно.

Пришедший сел на стул, и отец Кармине встал прямо перед ним. Отец Гэри, озадаченный неожиданно теплым приемом, занял свое место и открыл книгу с описанием обряда.

— In nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti. Во имя отца, и сына, и святого духа, — произнес отец Кармине, брызгая святой воды из бутылки.

Затем, положив руку на голову сидящему, священник стал по памяти читать молитву о заступничестве, опуская при этом большие куски — если судить по тексту из книги, лежавшей на коленях у отца Гэри.

— Deus, humdni generis conditor atque defensor… Господь, создатель и защитник рода человеческого, взгляни на раба твоего, которого ты создал по образу и подобию своему и теперь хочешь сделать участником славы твоей.

Отец Кармине читал молитву в совершенно умиротворяющей ровной тональности, превращавшей латинский текст в спокойное бормотание.

Время от времени священник, не прерывая молитвы, поворачивался к отцу Гэри, как бы обращая его внимание на очередной из моментов обряда. Хотя отец Гэри то и дело отвлекался, чтобы увидеть реакцию человека на стуле, он изо всех сил старался не упустить ни одного слова капуцина.

Вначале посетитель сидел совершенно прямо, и, пока отец Кармине читал молитву, его глаза были крепко зажмурены. Через несколько минут сидевший на стуле начал покашливать — поначалу слегка, затем кашель усилился и быстро перешел в надсадный. Потом он начал мотать головой из стороны в сторону, будто пытаясь сбросить руку священника. В какой-то момент сидящий попытался оттолкнуть отца Кармине — не грубо, а как бы ненароком, словно был изрядно пьян и не вполне владел своим телом.

Отец Кармине свободной рукой отбивался от беспорядочных выпадов человека на стуле. Не оставляя борьбы, священник продолжал читать молитвы, иногда выделяя интонацией отдельные слова. Когда он выделял слова «Ipse Christus tibi imperat» , что означало «Христос приказывает тебе», то слово «imperat» (приказывает) если не выкрикивалось, то произносилось много громче остального текста. Продолжая наблюдение, отец Гэри на всякий случай несколько раз мысленно прочитал «Аве Мария» и «Отче наш».

Человек кашлял все сильнее и сильнее, будто что-то застряло в его горле.

Затем свободной рукой отец Кармине надавил на грудь сидящего, и тот издал звук, напоминавший отрыжку. Как показалось отцу Гэри, звук походил скорее даже на шумный выдох: «У-уухх… х-уу…».

Сидящий продолжал издавать эти звуки еще несколько минут. Затем ни с того ни с сего встал и с все так же плотно зажмуренными глазами попытался отпихнуть отца Кармине, чтобы пройти к двери.

Развернув мужчину за плечи, отец Кармине одним хорошо отработанным движением усадил его обратно на стул. Обряд продолжался еще несколько минут, затем священник вдруг прервал действие, коснулся указательным пальцем лба сидевшего перед ним человека и погладил его по волосам, как старший брат гладит по головке младшего.

Как только это было сделано, непроизвольные движения сидевшего на стуле прекратились, и мужчина открыл глаза. Несколько секунд он оставался на месте, глубоко дыша.

Похлопав его по плечу, отец Кармине дружелюбно спросил:

— Come stai, giovanotto? Как самочувствие, молодой человек?

Еще не вполне сознавая происходящее, человек на стуле посмотрел на священника и кивнул.

— Bene . Хорошо.

В тот момент отец Гэри еще не сообразил, что обряд экзорцизма закончен. От начала до конца процесс изгнания демона занял около двадцати минут.

Пока отец Кармине провожал посетителя к выходу, отец Гэри оставался в его кабинете. Определенно, что увиденное не соответствовало его ожиданиям. Он не видел ни симптомов, о которых говорили на лекциях, ни впечатляющих проявлений, о которых поведал отец Дэниэл. Вместо этого перед ним сидел человек, который кашлял и страдал отрыжкой. Как ни обидно было признавать, отец Гэри чувствовал сильнейшее разочарование.

Следующей в кабинет вошла консервативно одетая светловолосая дама лет пятидесяти. Даму сопровождал муж в слегка помятом костюме. Отец Гэри снова представился и сел в угол. Отец Кармине задал несколько вопросов на итальянском, и из ее ответов отец Гэри уловил что-то вроде: «Не могу принять причастие». Женщина заплакала, и отцу Кармине пришлось ее успокаивать:

— No, по, поп ti devi preoccupare. Нет-нет, вам не о чем беспокоиться.

Отец Гэри отметил, что священник благословил женщину и ее мужа как-то по-особенному трогательно. Чуть позже отец Гэри пришел к мысли, что пастырское значение этого жеста не связано только с этой конкретной женщиной, и решил, что будет поступать так же, когда придет время самостоятельно проводить обряд экзорцизма.

Как и в прошлый раз, отец Кармине возложил руку на лоб женщине, призывая Святого Духа, после чего сразу перешел к молитвенной фазе обряда экзорцизма. Теперь женщина сидела, как каменная. На ее лице не дрогнул ни один мускул.

Посреди церемонии в кабинете неожиданно зазвонил телефон. К изумлению отца Гэри, священник прервал обряд экзорцизма и вышел, чтобы снять трубку. Хотя во время разговора женщина неподвижно сидела на своем месте, она казалась чуть менее зажатой. Судя по ее виду, женщину совершенно не беспокоило, что отец Кармине отвлекся от исполнения своих обязанностей. Отец Гэри, напротив, усомнился в серьезном отношении экзорциста к ее ситуации.

Через несколько минут отец Кармине вернулся, продолжив обряд с того места, на котором остановился. Едва возобновилась молитва, на лице у женщины опять возникло каменное выражение. Обряд продолжался еще 15 минут.

В конце отец Кармине крестообразно помахал рукой, благословив принесенную супругами упаковку с шестью бутылками воды. Когда посетители вышли, священник, вероятно, уловивший сомнения Отца Гэри, решил кое-что прояснить. Не найдя правильного английского термина, он сказал:

— Lei eposseduta da ип demone muto. Не уметь говорить. Очень сильный.

— Безгласный демон? — переспросил отец Гэри.

Экзорцист кивнул.

Из материалов курса экзорцизма отец Гэри знал о существовании «немых» демонов. Об этом также рассказывал отец Дэниэл. Однако у него возникло сомнение, как экзорцист мог выявить одержимость такого рода. Не успел он задать свой вопрос отцу Кармине, как священник пригласил войти другую семейную пару. В этот раз 10 минут экзорцизма не вызвали у мужчины никакой выраженной реакции, кроме зевоты. Как и в двух других случаях, отец Кармине коснулся пальцем лба сидящего перед ним человека. Отец Гэри понял, что это обычный способ завершения экзорцизма.

Четвертой была женщина в возрасте около пятидесяти лет, с короткими, заметно редеющими вьющимися волосами рыжеватого оттенка. Она пришла с мужем и десятилетним внуком. Когда вошедшие сели, отец Кармине начал разговаривать с ребенком, спрашивая о школе и убеждая, что нужно вести себя хорошо. Как заметил отец Гэри, капуцин действовал почти как приходской священник. Через пару минут отец Кармине благословил семейство, брызнув на них святой водой — и мужчина с мальчиком вышли. Женщина осталась в кабинете. Обратившись к ней, отец Кармине поинтересовался самочувствием.

— Головные боли. — Голос перехватило, и она расплакалась в платок. — Ужасно, ужасно болит голова, — сквозь слезы проговорила женщина.

Отец Кармине понимающе кивнул.

Пока священник молился, она продолжала сидеть, понурив голову и сложив руки на коленях. По щекам обильно текли слезы. По телу пробегали волны судорожной дрожи, а лицо женщины искажалось болезненной гримасой. Временами она коротко стонала, плотно сжав губы.

В этот раз после экзорцизма отец Кармине объявил десятиминутный перерыв. Вместе с отцом Гэри они ненадолго перешли в кабинет. Отец Гэри заранее принял решение по ходу обряда не беспокоить экзорциста вопросами. Они были почти незнакомы, и отцу Гэри хотелось произвести хорошее впечатление, чтобы иметь шанс вернуться в кабинет экзорциста. Но теперь, когда им выдалась пауза, он не мог удержаться и спросил:

— Почему вы всегда знаете, что эти люди одержимы?

Отец Кармине вкратце объяснил свою «технику распознавания» — по его словам, он видел «знаки», на первый взгляд незначительные. Все посетители прежде обращались в самые разные больницы и имели дело с множеством врачей, но ничего не помогало. «Последняя женщина страдает ужасными и непреходящими головными болями. Эти боли ее практически парализуют. И не важно, сколько аспирина она примет. Это не помогает. Вы понимаете, о чем я говорю?»

— Si, si , — кивнул отец Гэри, пока не уверенный, что понял метод экзорциста.

Лекторы особо выделяли тот факт, что экзорцист с самого начала должен оставаться скептиком. Отец Гэри доверял отцу Кармине, который определенно знал свое дело, — но в то же время его беспокоили «знаки», выглядевшие далеко не очевидными. Пришлось прикусить язык, дабы не обидеть экзорциста.

Без четверти семь они объявили перерыв и отправились в базилику на вечернюю молитву. В Капелла ди Сан-Тарциско у самой ризницы собралось человек пятнадцать, в том числе двое монахов странствующего ордена. Среди молящихся отец Гэри заметил кое-кого из недавних посетителей кабинета экзорциста. Очевидно, ему предстояло изменить свои представления об одержимости. Разве не принято считать, что демоны препятствуют совершению молитвы?

Вернувшись в кабинет, отец Кармине продолжил исполнение обряда. Никакой ответной реакции, кроме зевоты и кашля не наблюдалось. Одна из посетительниц кашляла так сильно, что изо рта пошла пена. Отец Кармине предложил ей обтереться бумажным полотенцем, которое затем выбросил в заранее повешенный на дверь пластиковый пакет. Что ж, одним вопросом меньше: теперь отец Гэри знал о назначении пакетов.

С приближением вечера отец Гэри отметил нараставшую усталость отца Кармине. Экзорцист оставался на ногах уже несколько часов подряд. Он то и дело переминался, а во время молитвы закладывал левую руку назад, за опоясывавшую его веревку. Отец Гэри хорошо понимал его состояние.

Наконец, в восемь вечера отец Кармине повернулся и устало объявил:

— Мы закончили.

Зная, как утомлен экзорцист, отец Гэри тем не менее не мог удержаться.

— Uno momento , минуточку — сказал он священнику. — Una domanda? Можно вопрос?

Отец Кармине тяжело посмотрел на отца Гэри. Наконец, кивнув, он произнес:

— Приходите завтра во второй половине дня, в три тридцать. Мы поговорим.

Когда отец Гэри вышел на улицу, там почти никого не было. Его путь к автобусной остановке на противоположной стороне виа Тибуртина был тускло освещен немногочисленными антикварного вида фонарями. Уже на остановке отец Гэри понял, что вместо ответов этот вечер принес множество новых вопросов. Эти люди определенно нуждались в помощи, но оставалось непонятным, страдали они демонизмом или нет? Ни один из посетителей кабинета не обнаруживал классических симптомов демонической одержимости. Отец Гэри знал, что 83 процента жителей Италии — католики и что в стране существует система общественного здравоохранения. Неужели, предположил он, здесь проще встретиться со священником, чем с врачом-специалистом? И почему не включить автоответчик на время, когда священник ведет схватку с демоном?

Отцу Кармине, имевшему огромный, более чем восемнадцатилетний опыт диагностирования подобных случаев, стоило доверять. Однако полученный опыт вызывал у отца Гэри определенное беспокойство. Он чувствовал, что еще не отыскал решающего доказательства.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

УМЕНИЕ РАСПОЗНАВАТЬ

Два ангела с человеком: один добрый, а другой злой… Каким образом, господин, я могу распознать их, если оба ангела живут со мною?

«Пастырь» Гермы

В середине января, еще до того, как отец Гэри впервые принял участие в обряде экзорцизма, к нему обратился директор пастырского отделения Североамериканского колледжа, сорокасемилетний отец Стив Биглер, и попросил провести с семинаристами беседу об умении распознавать демона. Хотя сам отец Биглер не был экзорцистом, за год до этого он прошел курс обучения экзорцизму и хотел, чтобы семинаристы лучше познакомились с практикой исполнения этого обряда. С отцом Гэри он познакомился в Североамериканском колледже прошлой осенью.

По словам отца Гэри, концепция распознавания вызывала у него самые большие опасения — ведь здесь таилась возможность совершить ошибку. Он знал, что некоторые расстройства психики могут скрываться за проявлениями, сходными с симптомами демонической одержимости. Проведение обряда изгнания дьявола над людьми, страдающими тяжелыми психическими заболеваниями, иногда приносит огромный вред и может как бы «фиксировать» человека в болезненном состоянии. Отец Гэри всегда опасался совершить какое-либо действие, способное увеличить страдания человека и усугубить его положение.

Поэтому отец Гэри с радостью воспринял идею отца Биглера поделиться с семинаристами некоторыми эмпирическими знаниями. Фактически еще в самом начале обучения экзорцизму отец Гэри осознал, что он сам, возможно, никогда не применит экзорцизм на практике, но всегда сумеет оказать помощь священнослужителям епархии, у которых возникнут вопросы по этой теме. Ему уже приходилось видеть бесчувствие священников, сталкивавшихся с незнакомым явлением и попросту спроваживавшим людей, искавших успокоения, к примеру, в ситуации тяжелой депрессии.

Во второй половине дня в воскресенье отец Гэри выступил перед семинаристами, собравшимися за большим подковообразным столом в одной из аудиторий Североамериканского колледжа. Посещение было свободным, так что в класс пришло всего восемь семинаристов вместе с двумя духовными руководителями и директором отделения религии отцом Майком Томасеком. Все пришедшие считали предмет обсуждения весьма интересным.

В своем выступлении отец Гэри сосредоточился на учении церкви в отношении дьявола. Чтобы помочь семинаристам разобраться в концепции распознавания, он раздал список вопросов, которые следовало задать человеку, предположительно страдавшему одержимостью, и объяснил, что они должны считать эти вопросы «информацией к размышлению».

Список содержал вопросы широкого спектра, от тривиальных («Пожалуйста, опишите личный опыт, подводящий вас к вере в присутствие сил зла») до гораздо менее очевидных («Дайте характеристику своей личностной самодисциплины»). Внизу страницы отец Гэри разместил краткое заключение, в котором разъяснил связь этих вопросов с материалами курса по экзорцизму и то, почему, на его взгляд, «многие из прослушанных лекций применимы не только к конкретным вопросам демонизма, но также объясняют явления, приводящие к демонической одержимости или иным проявлениям агрессии и порока».

Несмотря на плохую явку, отец Гэри остался доволен ходом занятия. Главной его целью было пополнить пастырский багаж семинаристов «кое-какими инструментальными средствами», необходимыми, чтобы «служить людям вместо того, чтобы просто ставить им диагноз». Отец Гэри часто и неустанно повторял одну фразу, взятую из курса: «Экзорцист обязан прежде всего быть скептиком».

Принимая на вооружение столь осторожный подход, отец Гэри следовал установленному порядку распознавания. Правила выполнения обряда ясно формулируют, что «экзорцист не должен начинать исполнение обряда до тех пор, пока не будет знать с полной моральной определенностью, что обряд проводится в отношении человека, фактически одержимого демоническими силами». Для этого экзорцист «должен производить только необходимые действия со всей осмотрительностью и благоразумием».

Не следует с готовностью принимать, что человек, страдающий неким заболеванием, особенно психическим, является заведомой жертвой демонической одержимости, как не следует немедленно верить утверждениям самой жертвы, якобы подвергающейся тем или иным искушениям, неконтролируемым воздействиям или действительным нападениям со стороны дьявола — в силу того, что людей иногда может обманывать их собственное воображение.

Распознавание духов нельзя путать с интуицией — и это нечто гораздо больше, чем догадка, основанная на знаниях. Напротив, по мнению экзорциста с Сицилии отца Маттео ла Груа, способность к распознаванию — величайший дар, которым Господь наделяет истинно верующих. Это явление сродни «божественному свету», исходящему от Господа и позволяющему тем, кто способен его воспринимать, «видеть присутствие Бога в предметах и явлениях». Библия числит способность к «различению духов» среди девяти проявлений Духа (даров Святого Духа), о которых упоминал святой Павел (Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, 12:8—10).

В христианской традиции практика распознавания духов имеет долгую историю. Для мистиков — например, для святого Игнатия Лойолы — это способ различения движений души, которые, по его мнению, направлялись или добрыми ангелами (желавшими наполнить душу человека «верой, надеждой, любовью и объемлющей все радостью, зовущими и манящими нас к райскому блаженству»), или демонами (стремящимися помешать нашему духовному развитию и искушающими нас к греху и отчаянию).

Наконец, как ни просто это звучит, такое может быть следствием коварства демонов, иногда являющихся в образе «ангелов света». Как говорит святой Игнатий Лойола, чтобы отличить одних от других, достаточно взглянуть на конечные результаты их действий. Если смысл этих действий ведет к эгоизму, ненависти, насилию и тому подобным явлениям — тогда эти действия исходят от Сатаны и должны встречать наше сопротивление; если же их конечным результатом оказывается добро, то действия эти идут от Бога.

Обряд экзорцизма определяет три главных признака, указывающих на возможное присутствие демона: проявление необычно большой силы, способность человека говорить и понимать языки, ранее ему не известные, а также обладание тайными знаниями. Однако даже при наличии указанных проявлений обряд предписывает экзорцисту не забывать об осторожности. «Такие знаки являются скорее указателями, но, поскольку [они] необязательно вызваны дьяволом, необходимо уделять внимание другим факторам, особенно духовно-нравственным проявлениям, могущим также свидетельствовать о вмешательстве дьявола». Наиболее частым из таких проявлений бывает отвращение ко всему святому — например, неспособность помолиться или произнести имя Иисуса или Девы Марии, невозможность присутствовать на мессе и причаститься. Если имеют место проявления сразу двух типов (и признаки, и отвращение к священному), то экзорцист вправе подозревать, что имеет дело с одержимостью.

К экзорцисту обращаются по нескольким причинам. Нередко человек (или тот, кто хорошо с ним знаком) элементарно объясняет имеющиеся у него проблемы вмешательством дьявола. «Среди приходящих есть много, очень много таких, кто говорит: „Падре, во мне сидит демон, прогоните его, пожалуйста!“ Как правило, эти люди не нуждаются в экзорцизме, — говорит отец Кармине. — Скорее всего они просто выбиты из жизненной колеи и слишком близко восприняли прочитанную книгу или фильм. Вообще это очень деликатное дело. Занимаясь проблемой человека, нельзя впадать в осуждение».

Как считают экзорцисты, к ним в основном приходят люди именно из этой категории, и большую часть своего времени они заняты тем, что убеждают их в обратном. К сожалению, сделать это бывает далеко не просто. Многие экзорцисты жалуются на ущерб, наносимый чересчур рьяными доброхотами, из лучших побуждений убеждающих своих знакомых в том, что они одержимы — при том, что ничего подобного нет в помине. Экзорцист одной из епархий Среднего Запада рассказывал о прихожанке, убежденной в том, что проблемы дочери вызваны одержимостью злым духом. Женщина обратилась к медиуму, сообщившему, что дочь действительно страдает от проклятия, снятие которого обойдется в 1000 долларов. Услышав, что в епархии есть свой экзорцист, женщина отвела дочь к священнику. Во время предварительной беседы экзорцист выяснил, что среди родственников женщины были психически больные люди. Определив, что девушка страдает не от демонического наваждения, он посоветовал отвести дочь к врачу-психиатру. Однако мать это не убедило. Вернувшись к «специалисту» по общению с духами, она заплатила за снятие проклятия.

Многие психические расстройства можно легко принять за демоническую одержимость. По этой причине экзорцистам следует настаивать на полном медицинском обследовании, производимом до начала обряда. Довольно часто случается, что человек уже обращался к нескольким врачам, но не испытал облегчения. Если подозрение в демонизме сочетается с историей безуспешного медицинского вмешательства, то у экзорциста есть повод всерьез подойти к такому случаю. Но чаще всего экзорцист находится в контакте со специалистами, которым он доверяет (психиатр, психолог и, возможно, невролог) и которые могут оказать необходимую диагностическую помощь. Разумеется, для такого дела подходит далеко не всякий психиатр. Сотрудничество может сложиться только в случае, если эксперт по медицине или психиатрии не отрицает возможность одержимости или навязчивого демонического состояния. Хорошо, если врач — католик или, по крайней мере, христианин.

Ученый-психиатр из района Нью-Йорка доктор Ричард Галлахер занимается распознаванием одержимости вместе с экзорцистами. Будучи убежденным католиком, доктор Галлахер верит в одержимость демонами (впрочем, это еще не значит, что он постоянно занят их поиском). Вот его мнение: «Задача психиатра — удостовериться в том, может ли обнаруженное явление объясняться естественными причинами. Лишь после этого можно уходить в область необычного или сверхъестественного. Многие индивидуумы по тем или иным жизненным причинам ненадолго впадают в психопатию. Часто они страдают маниями, но могут также галлюцинировать. При этом они нередко думают или даже твердо верят, что с ними разговаривает Бог, дьявол, дух или инопланетяне».

За последние 15 лет доктору Галлахеру удалось идентифицировать всего несколько случаев, по его словам, демонстрировавших ясные признаки демонической одержимости. В одном из таких случаев он работал с демонизированной личностью ясновидящей. Однажды вечером, когда доктор Галлахер с женой находились дома, их коты ни с того ни с сего взбесились и принялись драть друг друга. Когда на другой день он пришел навестить пациентку, ясновидящая спросила, понравилась ли им шутка, которую она проделала с их котами прошлым вечером.

Доктор Галлахер говорит: «Я — опытный психиатр и, конечно же, видел множественные раздвоения личности, но в этих случаях не было ничего паранормального». Напротив, как считает доктор Галлахер, демоническая одержимость проявляется более прямо, чем психические расстройства. Например, по его словам, человек, который страдает от «тяжелого изменения личности» и полагает, что в него вселился злой дух, как правило, не демонстрирует полного изменения голоса в ходе приступа или глубокой потери памяти по его окончании. «Фактическим указанием на синдром полной демонической одержимости является неспособность индивидуума вспомнить, что именно говорил демон во время сеанса экзорцизма».

По мнению доктора Галлахера, опытный психиатр всегда заметит, если рассматриваемый им случай на самом деле вызван проявлением сверхактивного воображения. «Сталкиваясь с паранормальным, вы никоим образом не можете определить источник феномена, с которым имеете дело. Даже не веря в Дьявола, вы должны будете согласиться с существованием объяснения, лежащего за пределами естественного».

Иногда к экзорцисту обращаются, желая привлечь внимание. Люди такой категории являются мнимо-одержимыми. На взгляд экзорцистов, различие между мнимой и настоящей одержимостью вполне очевидно. Как правило, мнимо-одержимые описывают злого духа способом, наиболее банальным и поверхностным. В то же время в случаях реальной одержимости злой дух соотносится с дьяволом так, как это описано в Новом Завете.

Некоторые экзорцисты применяют кое-какие уловки, помогающие им вывести мнимо-одержимых на чистую воду. Например, в ходе обряда экзорцисты могут применять обычную воду вместо святой воды или вместо молитв читать обычные латинские тексты. Ответ подсказывает реакция жертвы. Поскольку в обоих случаях демон не должен реагировать на «несвятой» объект, то, если такой человек заявляет, что его обжигает вода, экзорцисту становится понятно, что одержимость мнимая.

Экзорцисты считают, что люди крайне редко страдают от одной из форм демонического наваждения.

Как говорит отец Кармине: «Первая обязанность экзорциста — выслушать человека». Обратившийся почти всегда страдает от гнетущего ощущения вины или безнадежности и поэтому нуждается в «успокоении и ободрении, что обыкновенно делается с помощью небольшой проповеди о вере».

На первой беседе священник всегда расспрашивает жертв о том, как они живут и когда начались их проблемы. Если выясняется, что человек прибегал к оккультизму, посещал колдунов или гадалок — то экзорцист вправе подозревать одержимость демонами.

Необходимо внимательно изучать любые физические симптомы. Отец Кармине объясняет: «Я делаю выводы из определенного поведения, кажущегося мне подозрительным. Например, если посетитель не хочет входить в мой кабинет, если в его взгляде читается ненависть или он не смотрит прямо в глаза — такие оттенки поведения в сочетании с моим опытом сразу заставляют думать: „Так-так-так…“».

Люди далеко не всегда связывают свои проблемы с демоном. Обычно вместо этого они обращаются сразу к нескольким врачам, в результате получая набор диагнозов. Впоследствии они нередко оказываются у дверей экзорциста — чаще всего по совету друга или близкого человека. «Такие люди редко считают себя одержимыми и объясняют существующие проблемы совсем другими причинами. Это одна из характерных черт настоящей одержимости», — утверждает отец Бамонте.

Голова и желудок чаще других органов подвергаются негативному воздействию демонов, вызывающему жестокие боли, сопровождаемые позывами к рвоте. Жертвы могут также страдать от интенсивных болей в других частях тела — например, от почечных и суставных болей. Боль может перемещаться день ото дня и переходить, например, из руки на шею. Медицина в таких случаях не помогает. По мнению отца Аморта: «Неэффективность медицины в сочетании с весьма значительным эффектом от благословений является одним из определяющих факторов при распознавании демонической одержимости». В некоторых случаях при одержимости наблюдается оцепенение либо интенсивная потеря волос.

Помимо этих физических симптомов одержимость может сопровождаться другими разнообразными и странными проявлениями. В добавление к стойкой агрессии по отношению ко всему святому, жертв одержимости мучают ночные кошмары, «ужасные до такой степени, что это отбивает у них всякую охоту идти ко сну», — говорит отец Кармине. Общая беда таких людей — навязчивые видения и голоса, иногда подталкивающие их к совершению ужасных поступков, вплоть до убийства или самоубийства. Жертвы одержимости страдают резкими перепадами настроения и часто впадают в глубокую депрессию. К тому же они верят, будто могут чувствовать зло в других людях или знают об их грехах.

Другой индикатор одержимости — присутствие в комнате неприятного запаха, например, запаха серы. Во время одного из обрядов отец Кармине, в то время только обучавшийся экзорцизму, был вынужден покинуть комнату, вдруг наполнившуюся сильнейшей вонью гниющих отбросов. Еще один индикатор — резкое падение температуры в комнате, в которой проводится экзорцизм.

При возникновении подозрений во время беседы экзорцист может выполнить простое благословение, например, сказать: «Помолимся, дабы Святой Дух снизошел на нас в ходе сегодняшнего обряда». Отец Бамонте предпочитает, чтобы пришедший на обряд самолично восславил Иисуса Христа: «Станем же на колени и воздадим славу Иисусу Христу и Пресвятой Деве Марии».

Если в человеке присутствует демон, то, по словам отца Бамонте, демон почти в любом случае отказывается произносить такие слова. Слушая рассказ предполагаемой жертвы одержимости, экзорцист может скрытно молиться, мысленно повторяя текст молитвы.

По словам отца Нанни, однажды, чтобы определить, одержима ли пришедшая на обряд девушка, он мысленно произнес молитву на французском языке. Как только это было сделано, девушка, сидевшая в десяти футах спиной к отцу Нанни, повернула голову. Вперившись в священника неестественно скошенными глазами, она прошипела по-итальянски: «Бесполезно молиться на других языках, мы знаем все эти языки».

Если наряду с другими симптомами экзорцист видит негативную реакцию на благословение или мысленную молитву, обычно это считается достаточным поводом для начала обряда экзорцизма.

В то же время некоторые экзорцисты заявляют, что экзорцизм — это единственный способ заставить демона снять маску, поскольку существуют и более сильные демоны, способные противостоять обычной молитве. Однако в силу природы этого обряда, способствующего внушению, большинство экзорцистов выступают против использования обряда экзорцизма в качестве средства для диагностики. «Не в этом состоит назначение обряда, — говорит отец Дермин. — Большинство демонов обнаруживают себя после обычной молитвы. Нет смысла проводить обряд просто для диагностики».

Как считают экзорцисты, в наиболее трудных случаях человек может одновременно страдать от расстройства психики и демонической одержимости, либо демон может маскировать свое присутствие, вызывая у жертвы симптомы помешательства. При одержимости, когда разум жертвы находится во власти демонического наваждения, это проявляется с особой силой. Как писал отец Бамонте: «В некоторых случаях одержимость имеет исключительно патологическое происхождение; в других случаях источником является необычно высокая активность демона; и, наконец, есть случаи, при которых необычно высокая активность демона аномально усиливает небольшие маниакальные отклонения в мыслях или поведении, которые могут оставаться в пределах нормы при однократном появлении, но в результате демонического воздействия неожиданно становятся навязчивыми, стойкими, непрерывными и овладевающими всей психикой жертвы».

Как считают экзорцисты, к заболеваниям можно относить те случаи, при которых состояние человека не улучшается в результате молитвы. Напротив, если причиной был демонизм, то после экзорцизма состояние обратившегося человека резко улучшается. Поскольку различия между «естественным» и «демоническим» довольно трудноопределимы, большинство экзорцистов не рекомендуют отказываться от врачебной помощи даже на время экзорцизма.

Конечно, многим кажется нелепой сама мысль о том, что человек может быть одержим демоном. Взамен предлагаются другие объяснения симптомов одержимости, основанные на множестве известных психических расстройств и иных «естественных» психологических мотиваторов, включающих «целевое поведение».

Больные шизофренией обычно «слышат» голоса, что иногда сопровождается галлюцинациями и параноидальными маниями. Иногда больные воображают, что с ними разговаривает телевизор или они слышат сигналы, передаваемые инопланетянами. В условиях религиозного окружения человек вполне может характеризовать такие голоса, как «демонические».

Похожим образом люди, страдающие соматизацией (возникновение болезней внутренних органов в результате психических конфликтов, обычно называемое истерией), нередко демонстрируют различные физические симптомы — например, тошноту, депрессию или, в некоторых случаях, потерю волос — не связанные с какой-либо очевидной физической причиной. Если человек не болен, подсознание вполне способно убедить его разум в том, что он страдает неким заболеванием.

Человек с биполярным расстройством психики может страдать от параноидальных галлюцинаций или демонстрирует изменчивое настроение, в том числе меняющееся произвольным образом.

Больных с обсессивно-компульсивными расстройствами психики мучают навязчивые образы, вынуждающие их совершать поступки, по их собственному убеждению, не всегда правильные.

Эпилепсия (по-гречески — «завладеть и унести прочь») исторически ассоциировалась с одержимостью духами; то же можно сказать о синдроме Жиля де ла Туретта (болезни Туретта), когда у больного возникает тик, неконтролируемые движения или речь. Сегодня мы знаем, что причиной этих заболеваний является аномальная электрическая активность мозга. Точно также считается, что сильные мигрени могут вызывать у больного слуховые галлюцинации и ощущения видимой ауры, что в прошлом служило поводом для обвинений в одержимости или заявлений о способности «видеть Господа».

Пожалуй, наиболее общий путь, каким личность может прийти к ощущению «одержимости» — это дисассоциация. Говоря более простым языком, термин «дисассоциация» относится к множеству вариантов поведения, возникающего «из-за недостаточной интеграции психологических процессов, которые в норме должны быть интегрированы». Такое поведение может проявляться в диапазоне от «выключения из реальности» за рулем автомобиля до описываемых некоторыми людьми ощущений выхода из собственного физического тела.

«На самом деле это, по сути, конструктивный акт, обращенный к нашему сознательному опыту, — говорит профессор психологии и участник Лаборатории поведения мозга в университете Саймон Фрейзер, доктор Барри Л. Бейерштейн. — Ничего этого не происходит. Органы чувств изучают мир вокруг нас — и для того, чтобы мы могли постичь его смысл, мозг собирает из сигналов модель, соответствующую реальности. Подрастая, мы настолько совершенствуем эту способность, что перестаем осознавать факт „конструирования“ реальности, на самом деле представляющей результат работы мозга, с упорством собирающего в одно целое ощущения от настоящего трехмерного мира».

Когда система «ломается», возникают проблемы. Изначально все отлично сочетается, но время от времени (по многим причинам, к примеру, в результате сильной мигрени или крайнего утомления, либо при возникновении психического заболевания типа шизофрении) способность мозга к сборке когерентной модели реального мира может нарушаться. В таких случаях у человека появляется ощущение, будто что-то идет не так, как должно, то есть что его мысли и поступки контролирует некая внешняя сила. По словам доктора Бейерштейна, главное, что многие недооценивают, в какой степени наше поведение зависит от «механизмов бессознательного».

Доктор Бейерштейн вырос в Ванкувере (Британская Колумбия) и получил докторскую степень за работы по экспериментальной и биологической психологии в Калифорнийском университете в Беркли в конце 1960-х годов. По его мнению, «[данная научная область] представляет своего рода интерфейс между нейробиологией, изучающей физиологию, анатомию, химию и электрофизиологию мозга, — и психологией», причем основной целью исследований является раскрытие механизма, используемого мозгом для построении сознания.

Наряду с этим доктор Бейерштейн участвует в работе Комитета скептиков — объединении ученых, представляющем своего рода мозговой трест скептиков, занятых разоблачением историй о явлениях паранормального рода (об экстрасенсах, НЛО, призраках и демонической одержимости). «Я пока не встретил ничего, что противоречило бы какому-либо из устоявшихся законов науки или подрывало бы мое представление о разуме как о состоянии мозга, способ действия которого я так хочу понять», — добродушно посмеиваясь, говорит ученый. Впрочем, доктор Бейерштейн сразу делает оговорку, что не отрицает реальности подобного опыта. «Мы не говорим, что эти люди не пережили ничего подобного. Речь лишь о том, что бремя доказательства лежит на заявителе, и нужно позаботиться о свидетельстве, которое не может быть объяснено прозаическим образом».

Многие ученые полагают, что наилучшее объяснение демонического обладания представляют заболевания, связанные с раздвоением (или множественным расщеплением) личности. При раздвоении личности индивидуум утверждает, что его поведением управляют одно или более чем одно «другое» существо, каждое из которых обладает своим голосом, именем, характером и даже почерком. Считается, что в таких случаях память и прочие аспекты человеческой личности распределяются между этими «существами» произвольным образом. Впрочем, данное заболевание весьма противоречиво и у врачей-психотерапевтов существуют разные подходы к его лечению.

Диагностика раздвоения личности производится двумя способами. Первый подход, считающийся традиционным, предполагает, что раздвоение личности — заболевание, «обусловленное конкретной причиной, которое наилучшим образом объясняется защитной реакцией на полученную в детстве травму, в особенности на сексуальное или физическое насилие».

Другой подход, известный как «социокогнитивная модель», представляет раздвоение личности в виде синдрома, составленного из нормированных и целенаправленных представлений о множественных ролях, вырабатываемых, узакониваемых и поддерживаемых социальными подкреплениями. Иначе говоря, люди действуют так, словно в них «вложено» несколько личностей.

«Я думаю, большинство ученых, занимающихся мышлением, скажут, что на самом деле эти люди вовсе не состоят из нескольких личностей, с каждой из которых связан отдельный информационный поток и отдельная область памяти, — считает доктор Стивен Джей Линн, профессор психологии из университета штата Нью-Йорк в Бингхэмтоне, проделавший весьма серьезную научную работу по дисассоциации и гипнотическим состояниям. — Скорее, таково их представление о себе, воспринятое из того, что они прочитали, услышали — или это внушил им врач-терапевт (в прямой форме — с помощью гипноза либо наводящими вопросами, или незаметно — посредством неявного внушения), и тогда их представление о себе как о личности, разделенной на несколько составляющих, на самом деле сформировано внешними культурными силами».

Сторонники такого подхода полагают, что пребыванию пациентов в таком раздвоенном состоянии в значительной мере «помогают» средства массовой информации и, в более широком смысле, культурные традиции общества.

Одна из наиболее надежных сторон социокогнитивного подхода к экзорцизму — это его представление в виде «ролевой игры», в которой либо экзорцист, либо одержимый приобретают опыт поведения, участвуя в бесконечных обрядах изгнания демона. В антропологии известно множество подобных свидетельств. Например, в Пуэрто-Рико спиритистов (медиумов) выбирают в раннем детстве и нередко отдают в ученики к опытным знахарям. Приобретая опыт, они изучают поведение различных духов, могущих вселяться в человека. Николас Спанос, автор книги «Социокогнитивная перспектива: множественные личности и ложные воспоминания», приводит несколько социальных аспектов, помогающих объяснить причины, по которым вера в одержимость духами существует в течение долгого времени.

«Такой подход дает адекватное культуре общества объяснение существования различных физических болезней и нарушений общественной морали, не объяснимых никаким иным способом. В сочетании с экзорцизмом это обеспечивает реинтеграцию девиантных личностей в общество, является средством обращения в веру и дает множество способов для повышения значимости религиозных и нравственных ценностей общества».

В определенных условиях демоническая одержимость обеспечивает улучшение социального статуса индивидуумов, оторванных от общества. Так, данные антропологии доказывают, что женщины некоторых восточноафриканских племен используют демоническую одержимость для увеличения своего влияния.

В контексте различных обществ целенаправленная природа демонической одержимости также влияет на уровень получаемых жертвами социальных стимулов. По мнению Спаноса, католический экзорцизм, при котором священник обращается к демону, «усиливает значение демона как центрального компонента демонической роли». Другим подобным примером может служить человек, кричащий, что его кожу обжигает святая вода, которой брызгает экзорцист.

Как считает отец Грамолаццо, молитва об освобождении сама по себе является мощным средством внушения. Нетрудно заметить корреляцию между действиями священника, с распятием в руках произносящего: «Приказываю тебе, нечистый змий, уходи!» — и реакцией человека, при этих словах извивающегося, как змея. Многочисленные исследования показали, что при использовании суггестивных методов человека можно убедить в том, что он испытывал ощущения, которых на самом деле никогда не было. В одном из таких исследований, проведенном в Италии, людей убеждали, что они якобы являлись свидетелями демонической одержимости или участвовали в исполнении обряда экзорцизма.

Доктор Джулиана Маццони, профессор психологии из университета Гулля, проводила в конце 1990-х годов исследование, посвященное роли памяти и внушения в формировании убеждений, в том числе убеждений в «невозможном». В эксперименте, проводившемся над студентами университета, доктор Маццони и ее помощники использовали модель формирования ложных воспоминаний, состоявшую из трех этапов.

«Сначала мы заставляли принять событие как возможное. На втором этапе индивидуумы должны были принять на веру автобиографический факт, что событие произошло с ними. На третьей стадии индивидуумы переходили к интерпретации своих мыслей и фантазий о событии в качестве личных воспоминаний».

Для этой цели исследовательница и ее помощники поручали участникам эксперимента прочитать несколько статей об одержимости и о том, насколько часто такое случается. На втором этапе участникам задавали ряд вопросов, касавшихся их страхов, которые затем были целенаправленно «интерпретированы» исследователями в качестве доказательства того, что испытуемые были свидетелями одержимости. Наконец, на последнем этапе участники эксперимента оценивали возможность того, что они стали свидетелями одержимости и отвечали на вопрос, действительно ли они видели такое событие.

«Одним из важных аспектов нашей манипуляции было то, что мы убеждали людей в реальности опыта, якобы имевшего место в их культурной среде, — говорит доктор Маццони. — Прочитав статьи о жизни шаманов или об одержимости в древние времена, они вряд ли поверили бы в такой опыт. Сумев интерпретировать страхи людей в контексте, возникающем при получении конкретного опыта, вы можете подвести человека к вере в то, что он действительно испытал тот или иной опыт. После эксперимента 25 процентов участников оценили свою веру как высокую. Убежденность остальных также значительно усилилась».

Нетрудно заметить, что идея о внушении в значительной мере применима к экзорцизму — по крайней мере экзорцист всегда может повлиять на мнение человека, например, дав ему для прочтения соответствующую книгу. По наблюдению доктора Бейерштейна: «Отправляясь на встречу с экзорцистом, люди или принимают на себя определенную роль, или отказываются быть частью обряда». Все перечисленное служит потенциальными ловушками для священника, не разбирающегося в медицине и неспособного без помощи специалиста определить, страдает ли пришедший к нему человек от психического расстройства или его состояние обусловлено присутствием демона.

Хотя перечисленное весьма напоминает симптоматику одержимости, это не объясняет других, более выраженных проявлений, связанных с одержимостью — таких, как явления паранормального характера и полтергейст. В конце концов, одно дело молиться ради человека, который кричит или утверждает, что перед ним открываются некие видения, и совсем другое, если во время молитвы человек левитирует на высоте 4 футов от пола или видит предметы, сложенные в застегнутую сумку.

«Данный феномен определенно вызывает большой вопрос, — считает доктор Маццони. — Возможно, лет через пятьдесят мы выясним, почему так происходит, но сегодня мы этого пока не можем».

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ПЕРЕХОДЯ ЧЕРТУ

У Ада нет границ, и нет предела

Ему нигде, но там, где мы — там Ад.

А там, где Ад — должны быть мы навеки.

Короче говоря, когда сей мир исчезнет,

И все живое к очищению придет,

Все, что не Рай, вмиг станет Адом… [4]

Во вторник во второй половине дня отец Гэри снова оказался в тесной комнатке, примыкавшей к кабинету отца Кармине. Как и в прошлый раз, комната ожидания была полна народа. Так же, как в Скала-Санта, несколько человек пришли без записи, экспромтом, просто чтобы получить благословение. «Иисус, Мария, Иосиф и благочестивая святая Анна… Откуда столько народу?» — подумал отец Гэри. На лекциях говорили, что оккультизм в Италии на подъеме: не в этом ли крылась настоящая причина?

Его опять поразило, что на прием пришли относительно «нормальные» люди — судя по тому, как они входили в комнатушку и не спеша жали протянутую руку. Некоторые даже улыбались, слыша как отец Гэри, запинаясь, выговаривает итальянское приветствие. Ни один из посетителей не выглядел одержимым. Как и в прошлый раз, физические реакции включали кашель и зевоту. Некоторые пытались оттолкнуть отца Кармине, другие вскрикивали, когда священник касался распятием их шеи или колен. Пару раз у посетителей возникала сухая рвота. В обоих случаях со рта пришлось убрать небольшое количество пены.

В некоторых случаях отец Кармине исполнял полный молитвенный обряд, в других — ограничивался простым благословением и иногда одной молитвой об освобождении. Отец Гэри не понимал, откуда такая разница. Каким образом оценивался уровень одержимости? Каковы критерии? И откуда эта странная привычка отца Кармине касаться лба человека в завершение экзорцизма? Иногда священник с силой упирал палец в лоб либо несколько раз легко шлепал по лбу ладонью. После этого человек всегда открывал глаза, несколько раз глубоко вздыхал, стараясь прийти в себя, — и на этом обряд заканчивался. Было ли это своего рода сигналом?

Некоторые из обрядов заканчивались рыданиями. Женщина шестидесяти лет виновато посмотрела на отца Гэри, как бы говоря: «Я здесь ни при чем». Посмотрев человек пять, они сделали короткий перерыв, и отец Кармине пояснил:

— Некоторые считают, что сами навлекли это на себя. Они очень стыдятся.

Вечером, уже вернувшись в Каса, отец Гэри заново переживал все, что увидел в комнатушке у церкви Сан-Лоренцо. Ничто из происходившего не вписывалось в сценарий экзорцизма. Непонятно, почему отец Дэниэл видел в церкви Санта-Скала гораздо более драматичные эпизоды? Совсем недавно францисканец рассказывал, как женщина отрыгнула семь почерневших двухдюймовых гвоздей, шесть из которых распались, превратившись в черную жижу, а седьмой гвоздь отец Дэниэл сохранил.

Отец Гэри хотел бы участвовать в более продолжительных обрядах экзорцизма и ждал увидеть нечто большее, чем четверть часа упорной зевоты. Неужели самые трудные случаи достаются определенным экзорцистам?

Отец Кармине предложил ему вернуться на следующий день, и отец Гэри еще надеялся получить ответы на свои вопросы.

Ко времени его появления у Сан-Лоренцо около двери, как обычно, собралась небольшая толпа. Впрочем, лица оказались новыми, и отец Гэри искренне удивился потоку страждущих. Пара человек поздоровались с ним коротким кивком, большинство же оставались наедине со своими мысли. Никто не разговаривал. Отец Гэри заметил двух женщин в темно-синих монашеских одеяниях и стеганых пуховиках того же оттенка. Одна из монашек была помоложе, на вид около двадцати пяти лет, с короткими темными кучеряшками и строгими, напряженными чертами (как выяснилось позже, ее звали сестра Ханика). Ее напарнице, женщине с добрым лицом, было около пятидесяти. Увидев отца Гэри, старшая из сестер приветливо улыбнулась, а молодая даже не взглянула в его сторону. Она выглядела настолько глубоко обеспокоенной, что это заранее вызвало его сочувствие.

Группа терпеливо прождала еще десять минут. В 15.40 отец Кармине, только что очнувшийся от послеполуденного сна, наконец открыл дверь.

Отец Гэри пропустил всех вперед и вошел в кабинет.

— Ciao, Father Carmine, come stai? Как поживаете?

— Bene,  — мрачно буркнул священник.

Подумав о том, как трудно изо дня вдень, год за годом выполнять столь непростую работу, отец Гэри вынул тщательно сложенную пурпурную столу и накинул ее себе на шею. Привычно, почти как через заводскую проходную, он прошел в уже хорошо знакомую комнатку.

Через пару минут вошел отец Кармине; за ним следом появились две монахини. Когда отец Гэри назвал себя, старшая монахиня снова улыбнулась, тогда как сестра Ханика отвела взгляд и, не пожав его протянутой руки, села на стул.

Отец Кармине, всегда беседовавший с посетителем до начала обряда, на сей раз не стал терять времени. Взяв пластиковую бутылку, он благословил монахинь, окропив их святой водой. Старшая перекрестилась. Сестра Ханика, на голову которой упали капли святой воды, вздрогнула и зажмурила глаза. До этого момента никто из посетителей не реагировал на святую воду таким образом.

Как обычно, отец Кармине возложил руку на голову монахини. Затем (это было что-то новое) он испросил защиты у святого Михаила Архангела, которого верующие христиане почитают за предводителя воинства небесного. После этого экзорцист без всякой паузы приступил к исполнению обряда.

— Deus, humani generis conditor atque defensor, respice super hunc famulum tuam, quam ad tuam imaginem formasti et adtua vocas gloria consortium. Господь, создатель и защитник рода человеческого, обрати взор на рабу твою, которую ты создал по образу своему и призываешь теперь быть участницей славы твоей, — произнес он, тем самым начиная молитву о заступничестве.

— Vetus adversarius earn dire torquet, acri opprimit vi, savo terrore conturbat. Mitte super earn Spiritum Sanctum tuum, qui earn in lucta confirmet, in tribulatione supplicare doceat etpotinti sua protectione muniat. Старый враг мучает ее со злобой, наказывает с силой яростной, лишает покоя с дикой жестокостью. Ниспошли на нее твоего Духа Святого, укрепляющего в борьбе, научающего молиться в бедствии, защищающего могущественным покровительством.

Через минуту сестра Ханика начала подвывать и трясти головой. Затем она без особого энтузиазма попыталась оттолкнуть руку отца Кармине.

Отцу Гэри на секунду показалось, что рука экзорциста включена в электрическую розетку, и через нее идет ток, дающий монахине энергию.

— Exaudi, sancte Pater, gemitum supplicantis Ecclesia: ne siveris filiam tuam a patre mendacii possideri; famulam, quam Christus suo sanguine redemit, diaboli captivitate detineri; templum Spiritus tui ab immundo inhabitari spiritu. Услышь, Отче Всемогущий, стенания молящей Церкви твоей: не оставь дочь свою страдать от власти царя лживого; не оставь во власти дьявола слугу свою, за которую Христос пожертвовал кровью своей; не дай этой церкви Духа твоего населиться духом нечистым.

Сестра Ханика начала биться затылком о стену, сначала несильно, но затем сила этих ударов увеличилась настолько, что закачалась висевшая над ее головой картина с изображением Иисуса. Испугавшись, что монахиня может разбить голову, сидевший на стуле отец Гэри невольно подался вперед. Однако экзорцист заложил руку за голову монахини, тем самым защищая ее и заставляя подчиниться. Отец Гэри засомневался, стоит ли вмешаться, но почему-то остался на месте и смотрел то на книгу с описанием обряда, то на странную раскачивающуюся фигуру. Сидя на стуле, он беззвучно молил Бога помочь несчастной.

Когда отец Кармине продолжил читать молитвы, сестра Ханика начала издавать низкое утробное рычание. Отец Гэри пристально смотрел на монахиню, пытаясь определить источник звука. Казалось, звук шел глубоко изнутри, как будто из желудка. Это напоминало рычание собаки, предупреждающей перед тем, как укусить. Из прочитанных книг отец Гэри знал, что во время обряда демон может напасть на экзорциста. В одном из таких случаев одержимый вонзил в священника кроватную пружину. Отец Гэри не знал, как вести себя при подобных обстоятельствах.

Отец Кармине с выражением продолжал:

— Exaudi, Deus, humana salutis amator, orationem Apostolorum tuorum Petri et Pauli et omnium Sanctorum, qui tua gratia victores extiterunt Maligni. Услышь, Господь, заступник рода человеческого, молитву твоим апостолам Петру и Павлу, и всем святым, по милости твоей созданных победителями самого дьявола.

В этот момент сестра Ханика попыталась рвануться, чтобы сбросить руку экзорциста. Пока она сопротивлялась, вторая монахиня изо всех сил старалась не дать ей ударить священника.

— Нет, нет, нет! — запротестовала сестра Ханика и испустила душераздирающий крик. — Basta!

Теперь отец Гэри смотрел только на монахиню, глаза которой оставались плотно зажмуренными. Он снова начал сомневаться, не придется ли вскочить со стула, чтобы удержать женщину, бившуюся в истерике. Ему казалось, что у отца Кармине и второй монахини просто не хватит сил, если ситуация ухудшится.

— Libera hanc famulam tuam ab omni aliena potestate et incolumen custodi ut tranquilla devotioni restituta, te corde diligat et operibus deserviat, te glorificet laudibus et magnificent vita. Избави рабу твою от всякой власти чужеродной и сохрани ее от напасти, чтобы, вернувшись к мирному посвящению своему, она возлюбила тебя сердцем и служила тебе с преданностью, во славу твою.

Сестра Ханика издала глухой мучительно низкий стон. Этот звук казался не человеческим.

Пристально глядя на монахиню, он оценивал происшедшую в ней перемену. Чем это было? Он не мог дать точного определения. Складывалось впечатление, что монахиня больше не присутствовала в этом теле.

Не делая паузы, отец Кармине перешел к повелительной формуле. Экзорцист произнес:

— Adiuro te, Satan, hostis humana salutis: agnosce institiam et bonitatem Dei Patris, qui superbiam et invidiam tuam iusto iudiciodamnavit. Приказываю тебе, Сатана, враг спасения человеческого: познай закон Бога Отца и милосердие Его, проклявшего гордыню и зависть твою своим судом праведным.

Сестра Ханика опять вскрикнула в нечеловеческой тональности, заставившей отца Гэри нервно вздрогнуть. От скрежещуще утробного звука волосы у него на затылке встали дыбом. Это был «тот самый» голос.

— Заткнись, ты, глупый священник! — выкрикнул яростный голос, явно обращаясь к отцу Кармине. После новой порции воя и стонов голос добавил: — Ты, грязный мешок дерьма!

Сестра Ханика тяжело дышала, черты ее лица исказила маска ярости.

Отец Кармине не уделил этой тираде внимания — казалось, слова монашки совершенно его не беспокоили.

— Adiuro te, Satan, princeps huius mundi: agnosce potentiam et virtutem Iesu Christi, qui te in deserto vicit, in horto superavit, spoliavit in cruce. Повелеваю тебе, Сатана, князь этого мира, узнай власть и силу Иисуса Христа, победившего тебя в пустыне, превозмогшего тебя в саду, одолевшего тебя на кресте.

Сестра Ханика снова закричала и дико затрясла головой.

— Zitto! Zitto!  — несколько раз проорал грубый голос, стараясь заглушить отца Кармине. — Замолчи! Замолчи! Замолчи! Ты не имеешь власти надо мной!..

Высокий вой резко перешел в глубокий басовитый рык. Отцу Гэри еще не доводилось слышать человеческий голос такого широкого диапазона. Кроме широкого спектра, звук имел еще одну качественную особенность: с одной стороны, его тональность выражала своего рода превосходство, но одновременно голос походил на рычание запертого в клетку животного.

— Adiuro te, Satan, deceptor humani generis: agnosce Spiritum veritatis et gratia; qui tuas repellit insidias tuaque confundit mendacia: exi ab hoc plasmate Dei. Повелеваю тебе, Сатана, враг рода человеческого, узнай Духа благодати и истины, отводящего все уловки твои и ложь твою от этого создания Божия.

— Отвали! — громыхнул голос, сопровождая это богохульствами и проклятиями на итальянском языке.

Отца Гэри передернуло от услышанного.

В этот момент сестра Ханика неожиданно встала. Не убирая руку со лба, экзорцист толкнул женщину, вынудив ее сесть обратно на стул. Когда он что-то сказал, сестра Ханика зашипела и плюнула в его сторону. Священник обернулся к отцу Гэри.

— Я пытаюсь заставить демона назвать свое имя, — по-английски объяснил отец Кармине.

Прошла секунда, прежде чем отец Гэри понял значение сказанного. Отец Гэри знал, что экзорцисту явным образом запрещено разговаривать с демоном, за исключением ситуации, когда священник вынуждает демона назвать свое имя. Возможно, это было связано со способом, которым индивидуум освобождается от одержимости.

— Нет, нет, нет! — повторял грубый низкий голос, перемежавший слова громкими взвизгами.

Отец Кармине, словно доктор на осмотре, заглянул в глаза монахине, приподняв ей веки. Глаза монахини сильно закатились. Осторожно наклонив голову, экзорцист влил в каждое ухо женщины по нескольку капель святой воды и надавил пальцем на мочку, как бы втирая капли в кожу.

Вскрикнув, монахиня вскочила на ноги, но тут же упала на пол и бешено затряслась, издавая хрип и рычание.

Потрясенный отец Гэри неподвижно сидел на своем стуле. Хотя женщина упала не слишком жестко, отец Гэри опасался, что монахиня могла что-нибудь себе повредить. Прежде чем он решился что-то сделать, отец Кармине и вторая монахиня быстро подхватили сестру Ханику, тело которой как мячик взлетело от пола и с легкостью было помещено на стул.

Отец Кармине без задержки продолжил обряд. В комнате стало жарко, и лоб отца Кармине усеяли крупные капли пота.

— Recede ergo, Satan, in nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti. Изыди, Сатана, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

В комнате раздался нестерпимо громкий визг. Сестра Ханика схватилась за отца Кармине, продолжая издавать утробные и отвратительные звуки, хрюкая и шипя на священника сквозь крепко стиснутые зубы. Через минуту особенно упорной борьбы голос вдруг спросил:

— Chi е lui?!Che sta facendo qui?

Обернувшись к отцу Гэри, экзорцист сказал по-английски:

— Демон только что спросил, кто вы и что здесь делаете. Я сказал, что вы приехали учиться тому, что делаю я.

У отца Гэри сердце едва не выпрыгнуло из груди. Он снова посмотрел на сестру Ханику, судорожно дрожавшую на стуле. Глаза ее были закрыты. «Вот еще новости, — продумал он. — Почему этот демон спрашивает обо мне?» Некоторое время он никак не мог отделаться от мысли, что демон «пометил» его каким-то особым образом.

Обряд экзорцизма продолжался еще минут тридцать. Закончив обновленную версию обряда, отец Кармине обратился к старому ритуалу, после чего снова прочитал несколько псалмов и молитв из нового обряда. Этот сеанс экзорцизма оказался самым длительным из всех, что отец Гэри видел в исполнении отца Кармине. Было очевидно, что священник выполнил свою работу и применил для освобождения сестры Ханики все средства, имевшиеся в его распоряжении. В комнате стало нестерпимо душно. Отец Гэри видел, что оба участника — капуцин и монахиня — совершенно вымотались. Наконец, когда казалось, что экзорцизм будет длиться всю ночь, отец Кармине легонько прихлопнул по лбу монахини — и через несколько секунд она заморгала, открыла глаза и понемногу начала приходить в себя.

На несколько секунд в комнате повисла тишина. Судя по внешнему виду, сестра Ханика была готова упасть со стула. Ее черные волосы промокли насквозь, как у марафонца к концу дистанции.

Отец Гэри не знал, что сказать. Тот вечер изменил все его представления о том, что происходит во время экзорцизма. Чем закончился сегодняшний обряд? Был ли изгнан демон?

Молчание нарушил сам отец Кармине:

— Я должен принять исповедь.

Отец Гэри и старшая монахиня встали и вышли в кабинет, оставив священника наедине с сестрой Ханикой. Позднее отец Гэри осознает место исповеди в контексте процесса освобождения. Теперь, когда демон несколько ослаб в результате экзорцизма, сестра Ханика могла попробовать исповедаться о своих грехах — ведь в ином случае демон не допустил бы этого. Впрочем, на тот момент отец Гэри представлял ситуацию несколько более мирной. Поступок отца Кармине он воспринял как очередной пример того, что экзорцизм — это не только благословения и молитвы. Кроме прочего, экзорцист возвращал людям таинство церковных обрядов.

Отец Гэри и монахиня ждали окончания исповеди в кабинете. Между собой они не разговаривали. Теперь отец Гэри получил доказательство, которое искал: у него не осталось сомнений, что он видел демона. Женщина глубоко и сильно страдала. Вероятно, в подтверждение драматизма ситуации из комнатушки донесся настойчивый стук — как будто сестра Ханика опять принялась биться головой о стену. Отец Гэри повернулся, чтобы задать вопрос старшей монахине, но та смиренно опустила глаза.

Через пять минут дверь комнатушки отворилась, и в проеме появился отец Кармине с сестрой Ханикой. Молодая монахиня еще не пришла в себя от перенесенного испытания, и экзорцист заботливо усадил ее на диванчик.

Пользуясь случаем, отец Гэри хотел было задать экзорцисту несколько вопросов «по горячим следам», но решил, что в присутствии женщин это неуместно. К тому же отец Кармине уже открыл дверь кабинета, пригласив войти двух женщин лет по тридцать на вид. Когда они прошли в комнатушку, отец Гэри последовал за ними. Пришло время для нового обряда экзорцизма.

Теперь отец Гэри понимал, что иногда изгнание демона может оказаться на самом деле взрывным занятием. В то время как священник начинал очередной обряд, отец Гэри сидел в сильном нервном напряжении. Впрочем, на сей раз экзорцизм выглядел примерно так, как в первые два вечера. Во время чтения молитв отец Кармине касался распятием различных частей тела — коленей, лба, спины. Об этом также ничего не говорилось на лекциях. Когда экзорцист дотронулся распятием до тыльной стороны шеи, женщина застонала от боли. Отец Кармине на несколько секунд убрал распятие. Продолжая молиться, он возложил другую руку на лоб женщины. Обряд продолжался обычные 20 минут.

Когда все закончилось, отец Кармине перешел к себе в кабинет, чтобы оценить состояние сестры Ханики. Отец Гэри остался в комнатке для экзорцизма. Он слышал их разговор, но почти ничего не разобрал. Насколько он смог понять, беседа шла на банальную тему: отец Кармине договаривался с монахиней о времени следующего визита.

В тот вечер отец Кармине принял еще троих: молодого человека в одежде живописца, всякий раз кричавшего «А-а-а!..», словно ему жгли пятки раскаленными углями; пожилую женщину, в оцепенении сидевшую на стуле; и сорокалетнюю домохозяйку, которая во время экзорцизма стонала, подвывала и кашляла.

Когда все закончилось и до вечерней молитвы оставалось около четверти часа, отец Гэри улучил момент, решив задать экзорцисту нескольких вопросов. У него не шла из головы сестра Ханика.

— В жизни не наблюдал ничего подобного, — признался он отцу Кармине.

Отец Кармине кивнул в ответ. Когда экзорцист подтвердил, что сестра Ханика действительно была монахиней, его лицо казалось бледнее обычного.

— Как случилось, что монахиня стала одержимой? — спросил отец Гэри.

Священник вздохнул.

— Грустная история. Это касается всей их семьи. Сестра Ханика родом из Австрии. Отец практиковал в доме сатанинские ритуалы, причем некоторые — с ее участием. Тогда она была совсем ребенком.

Сообщение потрясло отца Гэри, но еще удивительнее было то, что сестра Ханика посещала отца Кармине целых девять лет.

— Девять лет? — недоверчиво переспросил отец Гэри.

Отец Кармине кивнул.

— Она не в состоянии работать. Ужасная ситуация.

Когда отец Гэри вышел из монастыря, на улице было холодно и темно. Он двинулся по дороге мимо кладбища. Священника переполняли мысли. Увиденное в тот вечер перевернуло все его представления о реальной демонической одержимости. Это оказалось не исторической, а яркой и дышащей жизнью реальностью XXI века.

Он не мог забыть слова и неестественную манеру, в которой звучал голос демона. Отец Гэри вспомнил, как демон спросил у экзорциста, кто еще находится в комнате. Хотя он не страдал излишней чувствительностью, однако на долю секунды усомнился: «Что, если сейчас за мной следует демон?»

Оставалось только гадать: испытывает ли страх отец Кармине? Успокаивало то, что отец Гэри никогда не видел капуцина в гневе или сомнении. Наконец, отец Гэри знал, что должен верить: его защищает сам Господь.

Он сидел в мчавшемся домой автобусе, глубоко погруженный в мысли. Теперь становилось понятно, что увиденное может резко переменить всю его жизнь. Отец Гэри старался представить, скольких людей затрагивает подобное грубое вмешательство дьявола в их жизнь? Возможно, их больше, чем всем кажется? Всего неделю участвуя в обрядах экзорцизма, отец Гэри с изумлением наблюдал за тем, как резко менялось его представление о сути демонической одержимости. Было очевидно, что это далеко не простое явление: одержимость явным образом существовала на различных уровнях. Из чего состоят эти уровни и в чем причина их существования? Ответ он мог получить только у отца Кармине.

Пробираясь по оживленным улочкам центра города, отец Гэри двигался словно призрак, внимательно изучающий и одновременно странным образом избегающий людей. В конце концов он ненадолго задержался в кондитерской около фонтана Треви, решив купить сдобных рогаликов на завтрак. Это простое действие неожиданно вернуло его в реальность. Бар наполняли ароматы сдобы и свежеприготовленного кофе-эспрессо. Не в силах удержаться, отец Гэри раскрыл пакет, достал один рогалик и начал есть прямо перед прилавком.

Хотя события этого вечера открыли ему сразу несколько важных фактов, пожалуй, самым главным было сознание того, что теперь, если возникнет такая необходимость, он может сам исполнить обряд экзорцизма. Не исключено, что причиной этого было спокойствие, с которым выполнял свою работу отец Кармине, или привносимый им пасторально легкий настрой всего процесса. Определенно, что отца Гэри не смущали обстоятельства, возникавшие по ходу экзорцизма. Работая бальзамировщиком, он сталкивался с вещами гораздо более ужасными — и был готов ко всему. Помимо внешней стороны, его также поразили страдания, с которыми сталкивались жертвы одержимости. Конечно, он многое знал — но до сих пор не видел ничего подобного. Казалось, увиденное им выходило за рамки обычной «простой» боли: это было страдание, гораздо более глубокое. Он чувствовал, что должен помочь людям, если это в его силах. «Они слишком страдают, — думал отец Гэри. — Помоги нам Господь».

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ПАДЕНИЕ

Проблемы и кризисы, возникающие не по нашей прямой вине, принадлежат той части нашего существования, которую мы называем «тайной», и происходят из нашей собственной слабости — из того, что мы смертны.

Отец Гэри Томас, «Городской глашатай», 1996 год

Один из кумиров отца Гэри — покойный кардинал Джозеф Бернардин, скончавшийся от рака в 1997 году, писал: «Часто при виде страданий человека мы понимаем, что ничем не можем помочь, кроме того, чтобы находиться рядом с ними, вместе с этим оставаясь перед лицом Господа». От такой демонстрации собственного бессилия у отца Гэри возникало ощущение вины. Помогая другим в трагические моменты — совершая последний обряд над умирающим или успокаивая супругов, завязших в неприятном бракоразводном процессе, отец Гэри полагал себя в относительной безопасности. Конечно, у него не было повода беспокоиться за свою судьбу, однако время от времени возникала крамольная мысль: почему с ним не происходит ничего особенного?

Летом 1997 года отец Гэри был священником прихода Сент-Николас, где служил с момента своего назначения в помощники священника в 1993 году. Поначалу он связывал с этим приходом большие надежды. Приход Сент-Николас представлял собой огромную церковь на 250 мест, располагавшуюся в нескольких кварталах от модных магазинчиков и кофейных заведений центра Лос-Альтоса. Это был уютный район относительно компактного города, и вскоре отец Гэри знал всех и каждого из своих прихожан. Кое-какие вопросы требовали решения, но в целом, при хорошем руководстве, приход имел возможность стать по-настоящему тесным христианским сообществом. К тому же отец Гэри получил редкую возможность общаться с серьезными людьми (среди его прихожан был один из основателей крупной компании, разрабатывавшей программное обеспечение), и он надеялся создать такую среду, в которой молитва и причастие вдохновляли бы людей на правильные решения.

Но прошло четыре года, а мечты оставались мечтами. Вопреки всем стараниям отца Гэри, в среде прихожан царила апатия. Неужели он переоценил их возможности? Наверное. Что говорить о волонтерстве: у многих не хватало времени на работу и даже на семью. Лос-Альтос, расположенный в самом сердце Кремниевой долины, и вечная погоня за новыми технологиями также не способствовали идеям отца Гэри. Пожалуй, он даже разочаровался в материалистическом обществе в целом. Но отец Гэри сознавал и ответственность. Почему его идеи не нашли отклика у прихожан? Сделал ли он все, что должен? Такими вопросами отец Гэри задавался весной и летом 1997 года.

Примерно в то же время бывший прихожанин отца Гэри, Джим Микалетги, был занят сходными душевными исканиями. Джим родился и вырос в Пало-Альто. Потом, женившись, переехал в городок под названием Твин-Хартс, расположенный в предгорьях Йосемитов, где и работал учителем в школе для «трудных» подростков.

У отца Гэри как раз был отпуск. Они с Джимом решили вместе искать помощи у Господа.

Для начала, захватив с собой двух золотистых ретриверов Джона (собак звали Бак и Шпиц), они отправились в горы, в место под названием «Три бассейна», расположенное вблизи водохранилища Лайонс-Лейк. Было очень жарко, и Джим нес за плечами рюкзак с Библией и двумя бутылками воды. В поисках трудностей они шли высохшим руслом вверх по каньону Саут-Форк, в котором протекала Станислаус-ривер. Там и тут дорогу преграждали скалы и валуны размером с небольшой автомобиль. Восхождение не обещало серьезных опасностей, потребовало внимания. Перебираясь через валун на одном из участков, отец Гэри оступился и подвернул ногу.

По этой причине Джим принял решение возвращаться другим путем. Они пошли по узкой оленьей тропе, которая пролегала по краю высохшего русла и вовсе не казалась трудным маршрутом. Однако уже через пару минут тропа, вроде бы параллельная руслу, круто пошла вверх. Вскоре два путешественника обнаружили, что идут по краю шестидесятифутового обрыва. Когда вышли на участок, где скалы были покрыты мхом, один из псов Джима, ретривер по кличке Бак, вдруг заскользил лапами на краю обрыва, перекувырнулся через голову и исчез.

Предположив, что собака разбилась насмерть и лежит внизу среди камней, Джим свесил голову с обрыва, но ничего не увидел.

— Я спущусь вниз. Проверю, может, Бак еще живой, — сказал Джим, передавая отцу Гэри свой рюкзак. — Оставайтесь здесь, следите за Шпицем и не разрешайте собаке подходить к обрыву. И, смотрите, держитесь подальше от этих камней, — добавил Джим, показывая на покрытые мхом скалы.

Скользя и цепляясь за камни, Джим торопливо спустился вниз, до самого дна. В итоге, добравшись до места падения, он с удивлением обнаружил Бака сидящим на земле между двух обломков скалы. Угоди его пес на пару футов в одну или другую сторону — он разбился бы насмерть, — а вместо этого отделался тяжелым переломом лапы. Других ран у собаки не было.

Джим с легким сердцем начал подъем. Он уже полз вверх, цепляясь за камни руками и ногами, когда услышал крик отца Гэри: «О черт!», за которым через секунду-другую последовал тяжелый удар тела о землю.

Хотя Джим не видел места падения, он не сомневался, что его друг мертв. «Бог мой, — подумал он, — я только что убил священника».

Добравшись, наконец, до места, Джим обнаружил отца Гэри всего в паре футов от Бака. Он промахнулся мимо скал, но лежал неподвижно. Лицо пастора было залито кровью.

Джим предположил худшее и был несказанно рад, обнаружив, что отец Гэри еще жив, хотя едва дышит. Лицо разбито, один глаз совсем заплыл кровью, колено явно сломано — и еще неизвестно, какие он получил внутренние повреждения.

— Отец Гэри, вы меня слышите? Это я, Джим!

Отец Гэри застонал.

Джим осторожно дотронулся до лежавшего, и отец Гэри крепко сжал его руку. Джим решил, что это добрый знак. Стараясь выяснить, насколько пострадавший в сознании, он попросил его прочитать «Отче наш» на латыни.

— Paternoster, quies in caelis, sanctificeturnomen tuum…

Отец Гэри едва шептал, однако дочитал молитву до конца.

Джим облегченно вздохнул. Хотя отец Гэри едва дышал, явных признаков повреждения мозга пока не обнаруживалось. Джиму следовало принять трудное решение. Что делать: остаться с отцом Гэри или спешить за помощью? Идти за помощью означало вернуться примерно на полторы мили назад по высохшему руслу, перебираясь через обломки скал и валуны, чтобы добраться до моста Саут-Форк, где при удачном раскладе можно было встретить кого-нибудь с сотовым телефоном. В противном случае Джиму пришлось бы пешком добираться до города, а это еще пять миль по пыльной дороге. Отец Гэри мог этого не выдержать. Джим колебался всего пару секунд, прежде чем понял: у него нет выбора. Нагнувшись к отцу Гэри, он перекрестил его, потом развернулся и побежал.

Он мчался по неровной земле, по пути криком призывая на помощь. Вскоре Джим изрядно выбился из сил, и бег показался ему настоящим кошмаром. Продолжая бежать, он молился: «Боже, сделай так, чтобы он выжил, пожалуйста».

В конце концов Джим добрался до моста, где ему удалось перехватить добитый пикап с двумя стариканами. Сотового телефона у них не было.

— Там человек умирает! — прокричал Джим. — Нужно ехать за помощью!

Старики заартачились. Наверное, их напугал вид Джима, умудрившегося по дороге потерять рубашку. В приступе ярости Джим заехал одному из них в челюсть.

— Садись в машину и поехали! Живо!

Проглотив обиду, водитель и его напарник повезли Джима вперед. К вящему ужасу, пикап развивал не более 20 миль в час. Примерно через милю пути Джим исхитрился тормознуть внедорожник, который ехал навстречу. На счастье, у семейной пары в этой машине оказался телефон. Описав ситуацию, Джим поручил им вызвать службу спасения, а сам поспешил назад, к отцу Гэри. Оставалось лишь надеяться, что друг не умрет до его возвращения.

Добравшись до обрыва, Джим с удивлением обнаружил, что в его отсутствие ситуация немного изменилась. Его крики слышали трое альпинистов-любителей, решивших выяснить, в чем дело. Подбежав к месту падения, Джим увидел склонившуюся над отцом Гэри женщину (как потом оказалось, медсестру), которая вытирала с лица пострадавшего кровь и разговаривала, стараясь, чтобы тот не терял сознания.

Отец Гэри слабел на глазах и то отвечал ей, то впадал в забытье.

«Он в любой момент может умереть», — предупредили Джима. Тем не менее оставалось только ждать помощи. Попытавшись нести, они могли причинить священнику новые травмы.

В следующие два часа Джим и медсестра оставались рядом с отцом Гэри, молясь вместе с ним, утоляя его страдания и успокаивая друг друга.

В конце концов начали прибывать спасатели, в том числе парамедики из службы поиска и спасения шерифа округа Туолумне и рейнджеры из службы охраны национальных лесов. Постаравшись насколько возможно стабилизировать состояние отца Гэри, парамедики запросили вертолет и услышали в ответ, что все машины заняты на спасательных работах в Йосемитах. Диспетчер предложил ждать вертолета, готового вылететь с аэродрома ВМС в Лемуре, близ Фресно, то есть более чем в ста милях от места происшествия.

Примерно через час тишину нарушил быстро приближавшийся с южного направления звук вертолетных винтов. ВМС отправила на помощь большой двухвинтовой «СН-46». День уже клонился к вечеру. С того момента, как отец Гэри упал с обрыва, прошло четыре часа. Услышав шум приближающегося вертолета, Джим сразу успокоился. «Только бы он продержался», — подумал Джим.

Покружив над ними несколько минут, вертолет спустил металлическую люльку с одним из спасателей. Отца Гэри поместили внутрь. Пока крепили трос, вертолет с двумя огромными винтами упорно месил воздух, жестоко трепавший стоявшие рядом деревья. Джим помнит, что каждый раз, когда у отца Гэри падало давление, спасатель произносил фразу: «Мы его теряем!» Когда все было готово, спасатель встал ногами на верх люльки, и вертолет легко, словно игрушку, поднял их в небо.

Вертолет исчез из виду. Джим и остальные участники спасения поздравили друг друга. Собрав оборудование, они поехали к мосту Саут-Форк. Собаку Джима, Бака, несли на носилках, предназначавшихся для отца Гэри. Шпиц как ни в чем не бывало трусил рядом. Добравшись, наконец, до дороги, Джим увидел занимательную картину: на мосту стояли спасательные машины всех мыслимых видов, в том числе около десятка пожарных машин. Кроме этого в русле высохшей реки стоял мощный бульдозер, очевидно, пытавшийся пробить дорогу. Бульдозер прошел всего пятьдесят ярдов.

Тем временем отца Гэри доставили на расположенное поблизости брошенное поле для гольфа. Люльку опустили на девятой лужайке, где ждал санитарный вертолет, который должен был отвезти пострадавшего в Модесто, в Мемориальный медицинский центр. Никто из экипажа не верил, что он выживет.

В Модесто врачи без промедления поместили отца Гэри в операционную. Предстояла целая серия операций. Первая длилась почти 14 часов. Травмы были крайне тяжелыми. При падении были разбиты 6-й и 7-й позвонки шейного отдела, вдавлена часть черепа, раздроблена правая кисть (этого сразу не заметили), были также повреждены запястье и зрительный нерв, сломано колено, разможжен правый локоть. Лицо покрыто рваными ранами и ушибами. Только здесь врачи наложили более ста швов. Раны на голове оказались серьезными. Врачи подозревали вероятное повреждение мозга, но хирурги не могли сказать ничего определенного до трепанации.

Операция принесла хорошие новости. Мозговая оболочка осталась целой, и мозг не получил никаких повреждений. Отцу Гэри не грозил паралич: он сломал два, а не все три позвонка. Вероятно, относительное везение объяснялось тем, что отец Гэри приземлился прямо на рюкзак с водой, и это немного смягчило удар. Больше всего сомнений вызывал правый локоть. Рану дважды осматривали и извлекли все осколки кости, однако повреждения были слишком обширными.

Следующие двое суток отец Гэри провел в полубессознательном состоянии в отделении интенсивной терапии. Ему сделали еще одну, на сей раз одиннадцатичасовую операцию. Мозг работал нормально, но сознание было затуманено из-за последствий шока и большого количества обезболивающих. Врачи заверили родителей, что постепенно он оправится.

Рядом с отцом Гэри постоянно находились родители, друзья и бесчисленные коллеги-священники. К тому же, когда в епархии узнали о несчастном случае, там справили несколько молебнов.

К всеобщему облегчению, на четвертый день отец Гэри пришел в себя. Открыв глаза, он обнаружил, что находится в больничной палате, закованный в гипс и замотанный бинтами. Увидев рядом мать, отец Гэри задал резонный вопрос:

— Что случилось?

— Ты не помнишь? — спросила она.

Он на самом деле не помнил. Последнее, что осталось в памяти — это как Джим передал ему рюкзак.

— Как я здесь оказался?

Мать рассказала, как было на самом деле.

— Ты упал с обрыва.

Он попытался это осмыслить.

— Какой сегодня день?

Мать ответила, что суббота.

— На сегодня у меня две свадьбы, — ответил отец Гэри.

Доктор только улыбнулся.

— Вот и хорошо! Память вернулась.

После десяти дней в больнице Модесто отца Гэри перевезли в Секвойю для двадцатидневной реабилитации.

Выдержав в августе еще одну операцию для восстановления функций кисти, отец Гэри вернулся в приход измученный, в синяках и едва ли способный вести службу. Из-за ограниченной подвижности правой руки он не мог выполнять даже самые простые задачи, например, застегивать пуговицы на рубашке.

Взяв отпуск, отец Гэри провел следующие восемь месяцев в доме родителей, в Сан-Матео, откуда дважды в неделю ездил в Стамфорд на восстановительное лечение. Кроме того, находясь дома, он ежедневно по шесть часов занимался лечебной гимнастикой, делая упражнения для спины, колена и шеи. Теперь некоторые части его тела требовали неослабного внимания.

Почти немедленно проявилось действие посттравматического стресса. Временами боль казалась совершенно нестерпимой. Он не мог самостоятельно принять ванну или душ. Внешний вид был таким же удручающим: волосы, наголо обритые при операции, не успели отрасти, а на лице еще не зажили синяки и шрамы. Он с трудом узнавал себя в зеркале — и это изображение вполне соответствовало тому, каким было ощущение от жизни в целом.

Кроме прочих травм, разбитый череп напоминал о себе постоянными головокружениями. Из-за этого отец Гэри был вынужден ходить с палочкой. Что особенно огорчало, он не знал, из-за чего все произошло — и не представлял, когда наконец почувствует себя в форме, если такое вообще возможно. Пока отец Гэри лежал в больнице, Джим шутливо называл его Лазарем, намекая на счастливое воскрешение из мертвых. Теперь же, испытывая непереносимую боль, он нередко задавался вопросом: почему Бог вообще позволил ему выжить? Теперь, нуждаясь в постоянном уходе, он видел ситуацию многих своих прихожан в новом свете. «Физическая боль не всегда сопутствует депрессии», — думал отец Гэри.

Избавиться от навязчивых мыслей помогло возвращение к работе (с ноября 1997 года) — для начала по одному дню в неделю. К январю 1998 года рабочий график отца Гэри состоял уже из трех дней в неделю, а через девять месяцев с момента несчастного случая, к апрелю, он работал полную неделю.

Поначалу все было очень непросто. Он по-прежнему ходил с палочкой, пугая окружающих бритым черепом и обезображенным шрамами лицом. Впрочем, отец Гэри вполне сознавал, в каком он состоянии. Бывали дни, когда он говорил коллегам: «Сегодня прошу извинить мои причуды. Я немного не в себе». Временами состояние бывало таким ужасным, что он подумывал о самоубийстве. В голове снова и снова возникал один вопрос: почему Господь спас его на тех камнях? Почему не дал ему умереть? Единственным препятствием к самоубийству было нежелание покидать этот мир таким способом.

Конец идее о самоубийстве положила мысль о родителях: отец Гэри никогда не причинил бы им такую боль.

Он начал принимать лекарства и обратился в клинику, рекомендованную одним из прихожан. Здесь отцу Гэри помогали при помощи методики, известной под названием «нормализация движений глаза и процесса обработки изображения». Он также посещал целительные мессы в церкви Сент-Джозеф в Капитоле (Калифорния). Заранее веря в силу обряда, во время которого священник молится об исцелении больного человека — «телесного, душевного и духовного», отец Гэри обнаружил, что такая месса не только дает возможность получить благословение, но также возвращает ему ощущение целительной власти Христа и силы молитвы.

В августе 1998 года, решив найти причину непрекращающихся головокружений, отец Гэри пришел на прием к доктору Сьюзен Хансен (неврологу и также его прихожанке). В ходе магниторезонансной томографии доктор Хансен, сама того не желая, нашла ответ на вопрос, так долго мучивший отца Гэри. Она предположила, что из-за внезапного нарушения ритма у отца Гэри оторвался тромб, приведший к легкому инсульту, который случился непосредственно перед падением. Удар вызвал потерю ориентации, в результате которой он вполне мог свалиться со скалы. (Исследование также обнаружило факт, что у отца Гэри было опасно увеличенное сердце, и, если бы это осталось незамеченным, он вполне мог умереть от сердечного приступа.)

Услышав новость, отец Гэри немедленно почувствовал, что исцелился. В приподнятом настроении он рассказал об этом родителям и Джиму. Он признался: «Не понимаю почему, но я очень рад». Важнее всего было узнать, что он не сделал ничего худого.

В январе 1999-го, примерно через два года после несчастного случая, отец Гэри перенес еще одну, заключительную операцию для улучшения подвижности в локтевом сгибе. Теперь он исцелился окончательно — духовно и физически.

Происшедшее заставило отца Гэри оценить глубину страданий, вызываемых тяжелой травмой. После случившегося он с беспредельной искренностью переживал за людей, боровшихся с физическим недугом или депрессией. Он также увидел огромное значение молитвы в процессе выздоровления. Отец Гэри получал огромную моральную поддержку на службах, на которых присутствовал. Поэтому он решил проводить еженедельные мессы в больнице Сент-Николас и молиться об исцелении страждущих. Пожалуй, самым важным его приобретением было то, что после несчастного случая отец Гэри согласился с концепцией, представляющей страдание как Крест, и тем самым как бы приблизился к Богу. Теперь он ясно понимал, что страдание — неотъемлемая часть жизни и что от этого не избавлен никто в этом мире.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

СТРАДАНИЯ ДУШИ

Обязанности священника весьма трудны, но я благодарю Бога за такую возможность духовного роста. Иногда, находясь рядом с людьми, испытывающими страдание, вы обретаете нечто важное. В определенном смысле они учат нас терпению и по-настоящему христианской жизни. Иногда я чувствую себя избранным, хотя бывает очень трудно соприкасаться с их миром, полным боли.

Отец Кармине де Филиппис

— Твои слова ничего не стоят, — рычал утробный голос, обращавшийся к отцу Кармине.

Капуцин стоял перед сестрой Ханикой, возложив правую руку на лоб монахини, с распятием в левой руке.

Женщина мучительно стонала.

Сидевший напротив отец Гэри неотрывно всматривался в ее лицо. За две недели, прошедшие с последнего визита монахини, он наблюдал много сеансов экзорцизма, включая несколько весьма драматичных, в которых слышался хриплый голос демона — но его продолжало удивлять, с какой неистовой силой сестра Ханика реагировала на молитву.

— Я сильнее тебя! — не унимался яростный рык. Монахиня несколько раз вздохнула, испуская неприятные, больше похожие на скрип звуки: — Ииих… Ииих… Ииих… — и оскалила зубы.

Отец Кармине продолжал декламировать:

— Adiuro te, maledicte draco, in nomine Domini nostri Iesu Christi eradicate et effugare ab hocplasmate Dei. Приказываю тебе, мерзкий змий, именем Господа нашего Иисуса Христа, изыди вон и оставь это создание Господне.

Голос взорвался, негодуя:

— Неужели? Ты кем себя вообразил? Ничего ты не сможешь! Ибо нас много!

Отец Кармине невозмутимо продолжал молитву:

— Ipse Christus tibi imperat, qui te de supernis calorum in inferiora terrae demergi prcacepit. Тебе приказывает сам Христос, низвергший тебя с высот рая, сбросивший тебя в глубокие щели земные.

Священник опять выделил слово «приказывает», повторив его несколько раз.

— Ты так думаешь? — вскрикнула сестра Ханика.

Отец Кармине не утратил спокойствия.

— Illum mitut, qui in Isaac immolatus est, in Ioseph venumdatus, in agno occisus, in homine crucifixus, deinde inferni triumphatorfuit. Da locum Christo, in quo nihil invenistide operibus tuis. Устрашись же принесенного в жертву вместо Исаака, проданного вместо Иосифа и убитого вместо агнца, устрашись того, кто распят вместо человека и кто победил ад. Уступи Иисусу место, где нет ничего от тебя.

Поведение сестры Ханики неожиданно резко изменилось. Вместо досады и высокомерия в голосе появились хнычущие и скулящие интонации.

— Вastа,  — просительно и едва слышно проговорила одержимая. — Хватит. Пожалуйста, хватит.

Заплакав, сестра Ханика поджала ноги на сиденье.

Отец Кармине не обратил никакого внимания на изменение тактики.

— Humiliare sub potenti manu Dei. Смирись под могущественной рукой Господа.

Отец Кармине неоднократно повторил слово «смирись», выделяя его низким, чуть более грозным тоном.

Голос демона вновь взвился с яростной силой:

— Basta! Да ты не знаешь, с кем говоришь!

Смочив кончики пальцев святой водой, отец Кармине сжал монахине переносицу. Монахиня немедленно принялась отчаянно биться и отталкивать отца Кармине, с силой ударяясь о стену. Вторая монахиня и отец Кармине пытались удержать сестру Ханику, но у них явно не хватало сил.

Не в силах оставаться в стороне, отец Гэри бросил книгу и ринулся на помощь Он боялся, что женщина причинит вред себе или даже отцу Кармине. Отец Гэри втиснулся между спинкой стула и стеной. Откидываясь назад, сестра Ханика наносила удары такой силы, что вполне могла пробить в стене дыру.

Отцу Гэри пришлось сдерживать ее натиск около двадцати минут. К концу все совершенно выдохлись. Отец Гэри с удивлением обнаружил, что от ударов согнулись задние ножки металлического стула.

После трех недель отец Гэри начал понимать латинский текст обряда. Теперь он отставал от отца Кармине всего на пару строк и, скользя глазами по тексту, одновременно успевал следить за реакциями жертвы. Как правило, отец Кармине отводил на молитвенную часть от 15 до 20 минут. Иногда экзорцист ограничивался простым благословением. В других, более тяжелых случаях (таких, как с сестрой Ханикой), молитва длилась около часа.

Поскольку длительность обряда правилами не оговаривалась, отец Гэри хотел понять, каким образом отец Кармине определял, когда ему следовало остановиться. Поначалу ему казалось, что экзорцист просто читал положенные молитвы от начала до конца, в том числе литанию, отрывки из Евангелия и молитвы, касавшиеся собственно изгнания демона. Однако в реальности все происходило по-другому.

— Когда дело совсем плохо, когда сталкиваешься с настоящей одержимостью — в таких случаях нельзя ограничиться пятнадцатью или двадцатью минутами молитвы. Этого недостаточно, — рассказал позднее отец Кармине. — Еще зависит оттого, сколько времени есть у тебя или у твоего посетителя, а также от его выносливости.

— Но откуда вы знаете, когда наступает нужный момент? — спросил отец Гэри.

— Я просто знаю, вижу, — ответил экзорцист. — В этот момент человек находится на грани, он больше не может страдать и уже не в состоянии терпеть эту боль.

Отец Гэри видел, что большинство посетителей отца Кармине проявляли довольно скромные реакции в виде кашля или зевоты. Однако встречались и гораздо более драматические проявления. В одном из таких случаев на обряд экзорцизма пришли вполне благополучные на вид брат с сестрой (в возрасте примерно двадцати пяти лет). Во время молитвы женщина подвывала, стонала и закатывала глаза, а ее брат в это время ревел, как лось. У обоих имели место позывы на сухую рвоту, а изо рта выделялась пена. Мать, сопровождавшая их, обтирала лица несчастных носовым платком. Картина заботы о детях, на тот момент представлявших мало человеческого, показалась отцу Гэри в высшей степени трогательной.

Когда он решился спросить об этом у отца Кармине, экзорцист пояснил, что бывает, хотя и крайне редко, что люди страдают от одного и того же проклятия — и в таких случаях могут присутствовать на совмещенной молитве. Вопрос времени также имел важное значение. В тот вечер приемная опять была переполнена.

Еще один обряд, проводившийся над женщиной в возрасте сорока лет, с самого начала предвещал весьма бурное развитие. Как только посетительница вошла и смерила отца Гэри недоверчивым взглядом, он сразу заподозрил неладное. Не дожидаясь, когда женщина займет место на стуле, отец Кармине обрызгал ее святой водой. Реакция была мгновенной. Схватив деревянный стул, женщина попыталась ударить экзорциста, но промахнулась, и стул врезался в стену. Отец Гэри вместе с человеком, сопровождавшим женщину, были вынуждены вмешаться, не позволив ей совершить вторую попытку.

Еще в одном случае в хрюкающее подобие человека превратилась домохозяйка с приятными манерами, которая принесла с собой торт для отца Кармине. Непотребно обругав экзорциста и произнеся на латыни: «Мы никогда ее не оставим!», она мило улыбалась уже через пятнадцать минут после начала обряда экзорцизма.

Отца Гэри поражала столь разнообразная реакция жертв. Получалось, что демоны обладают некоей «индивидуальностью», выраженной до такой степени явно, что это очевидно экзорцисту. Судя по словам отца Кармине, демоны обладают способностью менять свое поведение при контакте с разными экзорцистами, и реакции демона могут оказаться совершенно разными в случае, если над одним и тем же человеком читает молитвы то один, то другой священник. Бывает, что в одном сеансе разные экзорцисты сталкиваются с различными ощущениями. Отец Гэри сам наблюдал подобное, когда за несколько недель до описываемых событий участвовал в обряде экзорцизма вместе со священником из Индианаполиса. В тот раз в ходе обряда отец Гэри почувствовал, что в комнате стало нестерпимо жарко — в то время как его напарник, экзорцист из Индианаполиса, утверждал, что комната наполнилась невыносимым смрадом.

Во время некоторых обрядов отец Кармине поворачивался и посвящал отца Гэри в предысторию того или иного случая. Например, он мог сказать так: «Этот человек впервые обратился три года назад. Он страдает от проклятия». Или: «Из-за воздействия демона у этого человека есть проблемы с учебой». Эти редкие и отрывочные замечания помогли отцу Гэри сложить общее представление о тех, кто искал помощи у отца Кармине. Он заключил, что большинство жертв или занимались оккультизмом, или стали жертвами проклятия.

С первых занятий, на которых изучались различные виды одержимости, отца Гэри интересовала проблема точного определения того, что человек страдает именно от проклятия. На его взгляд симптомы слишком близко граничили с суеверием.

Одна из посетительниц уверяла отца Кармине, что ее брак развалился из-за проклятия. Судя по всему, отец Кармине нисколько не поверил этому утверждению и, вместо того, чтобы начать обряд экзорцизма, дал женщине свое благословение, наказав ни в коем случае не верить в такие утверждения.

Позже отец Кармине пояснил, что так бывает очень часто. Он предупредил:

— Не стоит доверять людям, утверждающим, будто они прокляты. Как правило, это не так. Чаще всего они узнают о таком «проклятии» со слов окружающих. Никогда, никогда не следует доверять чужим словам. Человек с по-настоящему глубокими проблемами ни за что не признается в одержимости. Обычно такое предположение возникает в самую последнюю очередь.

Даже если отец Гэри подозревал действие проклятия, отец Кармине указывал на необходимость последовательного и рассудительного исполнения обряда.

— Если вы подозреваете, что человек проклят или страдает от чего-либо еще — просто благословите его. Успокойте его, скажите, что это простое благословение — либо исполните обряд про себя, так, чтобы он не слышал. Если же вы скажете: «Да, это правда. На вас лежит проклятие, и я собираюсь произвести обряд экзорцизма», — такое сообщение может нанести непоправимый урон психике жертвы.

Для большей ясности отец Гэри расспросил отца Дэниэла о том, как определить наличие проклятия. Священник рассказал об одном таком случае. Молодые люди встречаются, но их родители возражают против этого. Родственники пригласили женщину на обед и угостили чем-то вроде кусочка пирога (иногда для такого случая в пищу могут подмешать истолченные кости, высушенную кровь или иные субстанции). Вскоре женщина начала страдать от желудочных и головных болей. Упомянутые симптомы всегда проявлялись при встрече с суженым — например, во время свидания или при разговоре о предстоящей свадьбе, либо при посещении церкви (так как действующим агентом проклятия выступали демонические силы). Учитывая подобный опыт, отец Дэниэл советовал отцу Гэри начинать обряд экзорцизма с благословения. В случае негативной реакции жертвы можно было предполагать наличие проклятия.

Одним из самых известных проявлений, возникающих в ходе экзорцизма (в силу наглядности), несомненно, является рвота, при которой жертва исторгает необычные объекты или значительное количество жидкости, иногда даже крови. Многие помнят фильм «Экзорцист», героиня которого исторгла пулю. Отец Кармине приводил случай из своей практики, когда женщину рвало большим количеством спермы. Обычно такие проявления указывают на наличие проклятия: жертва проглотила проклятую кровь и должна так или иначе исторгнуть проглоченное. Общим указанием проклятия служат и другие объекты, исторгаемые в результате рвоты: спутанные волосы или четки, и даже сгустки крови. При использовании ритуальной куклы вуду жертва проклятия может исторгать гвоздь.

Стоит отметить, что экзорцисты не считают такие объекты исторгнутыми из тела жертвы; скорее, полагают они, исторгнутое материализуется непосредственно в полости рта. Таким образом, жертва не страдает от физических последствий отрыгивания режущих или острых предметов вроде осколков стекла или иголок. По словам отца Нанни, духи способны изменять состояние вещества вплоть до провоцирования «материализации». «Человек может исторгать объект вместе с рвотой, но с материальной точки зрения такой объект необязательно находится внутри человека. Объект находится в человеке лишь в духовном смысле; при этом жертва чувствует, что объект находится внутри и жалит так же, как жалит оса или скорпион — затем жертва исторгает рвоту и объект материализуется, выходя изо рта».

Другие экзорцисты оказывались свидетелями необъяснимых явлений — например, луж черной жидкости, появлявшихся на полу, или исторгнутых с рвотой живых животных — крабов или скорпионов. Отец Кармине однажды видел, как женщина отрыгнула небольшую черную жабу, казавшуюся вполне живой. Когда же экзорцист попытался поймать жабу, та превратилась в черную слизь.

Психически больные люди нередко проглатывают довольно странные предметы, которые затем исторгают вместе с рвотой. Экзорцистам следует учитывать данный фактор одержимости, рассматривая его в сочетании с другими проявлениями.

Как говорят экзорцисты, бывает, что проклятие действует косвенным образом, и тогда в предметах, принесенных из дома и затем благословленных — например, подушках, — обнаруживаются такие необычные объекты, как кусочки металла или кости, опутанные волосами. Обнаружив такие находки, экзорцист обычно произносит еще одно благословение и сжигает найденное. Некоторые подобные объекты не загораются с первого раза, и в таких случаях необходимо выполнить неоднократное благословение для того, чтобы они в конце концов загорелись.

Встречались случаи, когда, к удивлению отца Гэри, отец Кармине не обнаруживал демонической одержимости. Так, одна набожная тридцатилетняя женщина не оказалась ни жертвой оккультизма, ни жертвой проклятия. В конце концов отец Кармине предположил, что ее одержимость служит «искуплению греха».

Помимо разных реакций со стороны жертв, отец Гэри обнаружил странную взаимосвязь между поведением демона и ходом обряда. Казалось, что демон некоторым образом «побуждается» к действию молитвами. Как только отец Кармине начинал читать молитвы, он вместе с жертвой одержимости замыкался в собственном изолированном мире, как в пузыре. Затем, в конце каждого обряда экзорцизма отец Кармине легко касался лба одержимого, либо слегка прихлопывал пальцами по его или ее голове — и в этот момент «пузырь» лопался. Позже отец Дэниэл объяснил, что таким образом экзорцист выводил человека из состояния транса.

Демоническая одержимость чаще имеет вид не постоянно действующего, а, скорее, эпизодического явления, развивающегося от спокойного до кризисного состояния, в котором демон так или иначе заявляет о своем присутствии — то есть овладевает человеком, говоря и действуя при посредстве его тела. В промежутках между обострениями, в спокойном состоянии, жертва одержимости ведет себя вполне нормальным образом.

Услышав об «одержимости», многие обыкновенно представляют себе злого духа, буквально живущего «внутри» человеческой личности. В Библии сказано: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого». (От Матфея, 12:43–45.)

В основном приведенный отрывок говорит о возможности возвращения демона после освобождения, но здесь также иллюстрируется распространенное представление о демоне, живущем внутри личности, в его теле как в физическом доме. Однако, как указывал еще Фома Аквинский, чистый дух вовсе не занимает какого-либо физического пространства. Поэтому, когда человек одержим демоном, последний лишь «играет роль» за этого человека. По словам отца Нанни, «при демонической одержимости демон не присутствует, а, скорее, связывается с человеком неким подобием трубы, по которой жертва одержимости получает его „команды“. Обычно такого рода „команды“ представлены самыми разнообразными символами, доступными человеческому пониманию — это голоса, шумы или даже мысли. „Таким способом [демон] добивается нашего согласия действовать во зло, с целью воспитания и усиления нашей растущей зависимости от него“. Цель всегда одна и та же — довести человека до состояния отчаяния и изоляции, сделав из него послушного „слугу“ для демона и греха».

«Но в „кризисные“ моменты демон не только связывается с человеком — напротив, он приходит и присутствует; молитвы экзорцизма вынуждают его присутствовать, поскольку эти молитвы провоцируют демона, заставляя обнаружить свое присутствие, — считает отец Нанни. — При помощи молитв большинство людей могут за 30–40 минут справиться с таким кризисом. Говоря „справиться“, я имею в виду временное облегчение. С началом кризиса вы можете начать обряд экзорцизма, и тогда демон, ослабнув, уйдет, а человек снова обретет свою личность».

Во время экзорцизма демон страдает и заставляет страдать человека. «Всякий обряд экзорцизма — это удар по демону. Он сильно страдает; одновременно демон причиняет боль и ослабляет человека, телом которого он обладает. Демон может даже признать, что лучше оставаться в аду, нежели пройти обряд экзорцизма», — утверждает отец Аморт.

Впрочем, остается загадкой, каким образом дух может испытывать боль от касания материальным освященным предметом. «Между материей и духом существует взаимодействие особого вида. Когда духи входят в человеческое тело, они вовсе не локализованы, но повсеместно находятся в этом теле. Получается так, словно они проникают в материю неким способом, также страдая от последствий этого проникновения. Святой Августин говорил о духах как о существах, обладающих некоторыми материальными свойствами; святой Павел сравнивал духов с воздухом, который, являясь тонкой средой, остается материальным. Но мы ничего не можем сказать с уверенностью», — признается отец Нанни.

С позиций церкви такие объекты, как святая вода, освященное масло или распятие, обладают особой силой, берущей начало от святости самой церкви. «Разумеется, предмет сам по себе не обладает силой; нет, дело здесь в Христе, сила которого нисходит на конкретный объект», — пишет испанский экзорцист отец Хосе Антонио Фортеа.

Наверное, всех экзорцистов поражает сила страданий, наблюдаемых ими во время обряда. Как писал отец Аморт: «Для экзорциста-новичка самое сильное и запоминающееся ощущение оставляет соприкосновение с миром, в котором страдания души (превосходящие страдания тела) являются нормой».

Отец Гэри был особенно тронут тем, насколько личной может оказаться такая боль. Иногда это затрагивает не только конкретных людей, но также их семьи, их любимых и даже друзей.

Анна, которой сейчас тридцать пять лет, с раннего детства испытывала ощущения, казавшиеся ей не вполне нормальными.

«Со мной что-то было неладно, но я не знала, с чем это связано. Еще маленькой девочкой я слышала звуки, которых не могли слышать окружающие, вроде тиканья часов. Это меня очень раздражало. Обычно в таких случаях я плакала и спрашивала маму, что это может быть, но мама только говорила, что она ничего не слышит. Потом я начала думать, что схожу с ума. Иногда появлялось ощущение, словно в моей комнате кто-то есть, и в таких случаях я старалась спрятаться. Мама говорила, что я притворяюсь, но я была очень напугана.

В семь или восемь лет я начала задыхаться, лежа в постели, и мне приходилось вставать, чтобы продышаться. Несколько раз я чуть не умерла от удушья, и маме приходилось вытаскивать мой язык наружу. Меня водили по разным докторам, которые говорили, что со мной все прекрасно, что это все детские фантазии.

Когда мне исполнилось двенадцать, я стала очень озабоченной в смысле секса. Мой интерес к сексу был совершенно непомерным. В этом было что-то неправильное, но тогда я не могла этого знать. В четырнадцать я начала встречаться с мужчинами, причем самыми непристойными способами. Я не сильно заморачивалась на эту тему, но в то же время во мне происходило нечто, вызывавшее беспокойство. Я стала по-другому относиться к себе, перестала себя уважать. У меня пропал аппетит, появилось отвращение к еде. Я часто думала о самоубийстве. Ощущения были ужасные, и вскоре я привыкла пить таблетки, как предполагалось, помогавшие заснуть.

Впрочем, со стороны я выглядела на все сто. Я хорошо одевалась и никогда не выходила без идеального макияжа. Когда я пошла работать, то тратила все деньги на одежду, выпивку и прогулки по клубам.

Мать начала молиться за меня, когда мне было шестнадцать и я пристрастилась к таблеткам. Впрочем, об этом я узнала много позже. В результате, когда мы виделись, у меня возникало сильнейшее чувство ненависти, то есть я действительно возненавидела свою мать. Теперь-то я знаю причину, но тогда я не знала ничего. И еще, когда бы я ни увидела Папу Иоанна Павла II по телевизору, я всегда сразу убегала прочь или переключала канал. И я не могла зайти в церковь, даже шагу не могла ступить. Что было очень странно, поскольку еще маленькой девочкой я очень любила послушать мессу.

Так продолжалось довольно долго, пока наконец один из моих друзей не посоветовал: „Сходи-ка ты на благословение в церковь Сан-Джованни“. В тот момент мне было совсем плохо. Я не могла заснуть без таблеток. Я страдала то анорексией, тобулимией. Появилось даже такое странное ощущение, как будто кто-то держит руку у меня на пояснице, и это ощущение не проходило. За несколько дней до назначенного срока благословения я начала отказываться идти в церковь. Я говорила: „Ну зачем мне туда идти? У меня все отлично, нужно только встретить нормального парня, и все“. Но мой друг настоял, и я пошла.

Когда я попала в церковь, моя голова начисто отказалась соображать. Я не понимала, что мне говорят, и тупо молчала до тех пор, пока не оказалась перед священником. В этот момент у меня хлынули слезы, я стояла и рыдала без остановки. Священник разрешил мне остаться до конца обряда. Потом, когда я вернулась домой, выяснилось, что я больше не нуждаюсь в таблетках, и у меня пропало странное ощущение руки на пояснице. Несмотря на такую реакцию, я держалась прежнего стиля жизни до момента, когда сходила на исповедь. Когда священник меня благословил, я свалилась на пол и начала кричать… Что было дальше, не помню. Священник сказал моей подруге, чтобы меня отвели к отцу Томмазо в церковь Скала-Санта. Я туда пришла, получила благословение — и ничего особенного не случилось. Потом я встретилась с отцом Альберто из церкви Санта-Анастасиа, который и наставил меня на путь истинный, научив молиться и введя в сообщество верующих.

В дальнейшем, начиная молиться, я чувствовала некоторое внутреннее облегчение. Во всем остальном мне становилось только хуже. Иногда по ночам на меня нападало странное оцепенение — казалось, меня кто-то крепко держит и не дает пошевелиться. В такие моменты я много плакала и даже говорила себе, что схожу с ума. Когда я рассказала о своих ощущениях отцу Альберто, он посоветовал: „Если такое случается, молись“. Молиться было очень трудно: в такие моменты я никак не могла вспомнить правильные слова. Поначалу на ум приходил самый простой текст: „Помоги мне, святая Дева Мария, помоги, помоги, помоги!“ Потом я выучила „Аве Мария“. Мало-помалу ночные приступы сошли на нет.

Однажды, когда отец Альберто прочитал надо мной 90-й псалом, я почувствовала себя очень плохо и меня вырвало. Когда меня вырвало, я подумала: „С чего бы это?“ Казалось, я вот-вот задохнусь — но я не понимала, откуда такое ощущение. У меня были странные видения — как будто я участвую в каком-то ритуале, и вокруг меня поют или читают нараспев. Отец Альберто предположил, что мне пора сходить к экзорцисту. Про себя я сказала: „Кому — мне? Я и так в порядке“. Я убедила себя, что нарочно придумала это, чтобы привлечь к себе внимание.

Примерно в то же время я познакомилась с будущим мужем. С момента, когда мы освятили обручальные кольца, моя ситуация начала стремительно ухудшаться. Во время церемонии я потеряла сознание, и демон заявил о себе, сказав мужу, что, когда мы поженимся, я его убью.

После этого я заболела по-настоящему. Начались проблемы с женскими органами и с желудком, меня измучили головные боли. Худшее было впереди: однажды утром я проснулась и обнаружила, что у меня отнялась половина тела. Когда я обратилась в больницу, доктора поставили диагноз: рассеянный склероз.

Основных проблем было две: рука и нога. Обе конечности парализовало, и я совершенно ничего не чувствовала. Доктора также не обнадеживали. Предполагалось, что со временем я могла утратить способность двигать конечностями. Я не смирилась и начала курс лечения кортизоном вкупе с молитвами — и вскоре болезнь перестала развиваться. Медленно и неохотно паралич начал отступать. Доктора настаивали на продолжении гормональных инъекций (кортизона), но я предпочла этого не делать — тем более что мысленно я уже вручила свою судьбу в руки Господа. Не могу не сказать, что отец Альберто давно советовал это сделать, поскольку, как он говорил, именно Бог вкладывает науку в руки ученых.

Приблизительно в тот период я вместе с мужем начала посещать отца Франческо [Бамонте]. Все это время я мучилась сомнениями по поводу экзорцизма и его необходимости в моем случае. Я продолжала считать, что мои поступки вызвались подсознательным желанием привлечь к себе внимание. Тогда отец Франческо устроил мне небольшую проверку».

Желая убедиться в том, что женщина не притворяется, отец Бамонте принес на их встречу обычный пластиковый пакет, в котором находился некий предмет. Приказывая демону от имени Иисуса Христа, священник заставил злого духа назвать этот предмет. Поначалу демон не хотел этого делать, но, в конце концов, понуждаемый настойчивыми требованиями отца Бамонте, демон вполне корректно определил, что в пакете лежали перчатки падре Пио.

«Это меня немного задело, но поскольку в результате стало ясно, что я не сумасшедшая, то я быстро все поняла и успокоилась. Я сказала себе: „Ладно, теперь пора от него избавиться“.

Медовый месяц мы провели, совершая паломничество по церквям и святым местам Италии. Мы специально съездили в церковь Святой Джеммы в Лукке — потому что я читала о жизни этой святой, и у меня было к ней особое отношение. В то время мне сказали, что я не смогу забеременеть, и я помолилась о заступничестве. Покинув могилу святой Джеммы, я почувствовала себя ужасно плохо. Меня буквально складывало пополам от боли в женских органах. В больнице, куда меня положили, врачи поставили диагноз: опухоль размером пять сантиметров. Пока я добиралась до Рима, опухоль выросла до десять сантиметров. Мне предложили операцию, но тут опухоль начала медленно уменьшаться. Наверное, так подействовали молитвы нашей общины верных (мы вместе молились и всегда помогали друг другу). Думаю, мне также сильно помогли молитвы мамы. В итоге я прошла курс больничного лечения и через два месяца забеременела. Теперь у меня замечательный малыш восьми месяцев от роду.

Я надеялась, что замужество освободит меня от демона, но этого не произошло. Больше того: во время обрядов экзорцизма демон начал агрессивно набрасываться на моего мужа. Я говорила ему ужасные слова, причем такое могло случаться даже дома.

Помню, однажды вечером мы сидели вдвоем и ужинали. Муж прочитал молитву, благословив трапезу — и я не помню ничего, что было дальше. Очнувшись, я обнаружила, что лежу на постели и мои руки связаны. Рядом с кроватью стоял муж, он смотрел на меня в легком ужасе, с трудом переводя дух. Я спросила, что случилось? Сначала муж не хотел говорить, но потом рассказал, что после того, как он прочитал молитву, демон проявил себя и тут же начал угрожать: „Берегись потому, что сейчас ты начнешь задыхаться. Ты боишься, я знаю. Не прикидывайся, я знаю точно“. Потом в какой-то момент демон сказал: „Ты приводишь меня в ярость — ведь я не могу тебя коснуться! Мне не позволено“.

В другой раз мы с мужем смотрели телевизор. Показывали фильм про Иоанна Павла II, и на одном из эпизодов я внезапно начала рыдать. Пытаясь успокоить, муж сказал: „Не плачь, сейчас он на небе и молится за тебя“. Тогда я резко повернулась и начала говорить разные плохие слова. Но их говорила не я, это был демон.

Слава Богу, муж знал, что делать. Он не стал ничего отвечать и начал молиться.

В тот период меня одолевали навязчивые мысли. Всякий раз, когда я собиралась на встречу с отцом Франческо, возникала предательская мысль вроде: „Ну, куда ты идешь? Ты идешь, чтобы лгать священнику: будешь смотреть ему в глаза и лгать“. Потом я наговорила священнику действительно ужасных вещей — мысленно, конечно.

На меня постоянно, как гиря, давила какая-то тяжесть. Было очень трудно работать. Я не могла убрать в доме, не могла искупать ребенка — потому что все требовало огромных усилий. Я была как выжатая. Когда отец Франческо помолился за меня, стало немного легче. Мало-помалу ощущение тяжести начало уходить.

После обрядов экзорцизма я очень уставала, но начинала четче видеть — и боль немного отпускала. Отец Франческо доказал, что я не сумасшедшая. Я не считала себя одержимой, но сеансы экзорцизма помогли мне в это поверить. Никогда не думала, что такое может быть, а теперь я это твердо знаю. Могу только сказать: если Бог создал экзорцистов, значит, на то была причина. Дьявол существует, и люди, сами того не зная, оказываются под его влиянием. Наверное, меня уже не было бы на свете, не окажись рядом людей, молившихся за меня».

Анна избавилась от одержимости в ноябре 2006 года (обряд ее освобождения воспроизведен в прологе книги). Отец Бамонте считает предполагаемым источником ее одержимости сатанинские ритуалы, четыре поколения назад совершавшиеся в семье Анны. Желая обрести силу, члены ее семьи принесли младенца в жертву демону (по словам Анны, она видела именно этот ритуал в то время, когда отец Альберто читал над ней молитву). Отец Бамонте не мог доказать своего обвинения, но, по его словам, демон часто бормотал себе под нос речитатив из того ритуала. Отрывок немного походил на рекламу популярного аперитива. Что интересно — при первых кадрах телерекламы Анна, сама не понимая почему, тут же переключала канал.

Как-то после завершения обрядов экзорцизма отец Гэри решил остаться в церкви Сан-Лоренцо и поужинать с отцом Кармине. Хотя он считал экзорциста праведником, между ними сохранялась некая дистанция. По большей части это ощущение могло объясняться культурными, а также языковыми различиями. Но здесь явно примешивалось что-то еще — возможно, наличие барьера было следствием привычной осмотрительности двух людей, решавших непростую задачу при неблагоприятных обстоятельствах.

Они трапезничали в обеденном зале, построенном в форме подковы и почти лишенном каких-либо декоративных элементов, не считая царапин и вмятин, образовавшихся от долгого употребления. Пищу принимали в две смены, и отец Гэри с отцом Кармине делили трапезу с восемью другими монахами. Отец Кармине по праву старшего занял место во главе стола. Отец Гэри присел в самом конце, рядом с мирянином лет семидесяти, жившем в монастыре и изучавшем английский в качестве второго языка. Когда отец Гэри, не без удовольствия общаясь с мирянином, вкушал ужин, он отметил одну важную деталь: настроение отца Кармине резко отличалось от того, что он демонстрировал в своем кабинете. Он выглядел намного более свободным и даже во время еды охотно разговаривал с другими священниками. Отличие казалось настолько разительным, что отец Гэри подумал о том, чего стоит отцу Кармине и его соратникам-экзорцистам поддержка хотя бы минимального душевного равновесия.

Чего отец Гэри пока не понимал — это почему отец Кармине, прекрасно зная о такой необходимости, не хочет заниматься подготовкой новых экзорцистов. «Да, ученичество — вещь необходимая, — впоследствии скажет отец Кармине. — Чтобы стать экзорцистом, вы должны практиковаться, должны наблюдать и получать опыт. Но… как видите, нельзя сказать, что это приятный опыт. Я предпочел бы учить чему-то прекрасному, доброму и праведному — тому, что идет от Бога. Но я сам благодарю Бога за такую „работу“ — потому что здесь я соприкасаюсь с миром сверхъестественного и в результате моя вера растет. Хотя, конечно, этой работе не хватает прекрасного».

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ПАСТЫРСКИЙ ПОДХОД

Мы можем только то, что можем, а в остальном должны полагаться на Господа.

Отец Кандидо Амантини, процитировано по книге «Мемуары экзорциста», написанной отцом Габриэле Амортом

К февралю отец Гэри окончательно приспособился к новому распорядку. Обычно после утренней мессы он немного читал у себя в комнате либо в библиотеке Североамериканского колледжа. Вечерами, с понедельника по четверг, он присутствовал на сеансах экзорцизма в церкви Сан-Лоренцо. Каждый четверг отец Гэри с утра отправлялся в «Царицу апостолов», чтобы позднее, во второй половине дня, посетить занятия по истории духовности в «Ангеликуме».

Примерно тогда же он познакомился с отцом Винсом Лэмпертом, американским экзорцистом из Индианаполиса. Отца Винса недавно назначили на должность экзорциста. Он приехал в Рим, чтобы продолжить образование в Североамериканском колледже, и рассудил, что стоит воспользоваться случаем и принять участие в нескольких обрядах изгнания демона. При назначении отец Вине (также, как отец Гэри) честно признался своему архиепископу, что «не имеет представления, что от него требуется».

Отец Вине был худощав и с виду мрачноват, но на хорошую шутку моментально отвечал громким смехом. Как-то они с отцом Гэри пообедали в траттории около площади Святого Петра — и нашли, что у них много общего. Отец Винс рассказывал отцу Гэри о том, что предшествовало назначению на эту должность, а также о своих опасениях. Подобно большинсву американских экзорцистов отец Винсне имел никакого опыта и не знал, с чего начинать.

Отец Гэри честно поведал свою историю. Он уже попросил отца Кармине встретится с отцом Винсом, но, помня о своем первом шоке решил заранее подготовить коллегу.

То, как он слушал, лишь усилило сложившееся у отца Гэри благоприятное впечатление. Отец Винс был не просто священником, решившим сделать имя на борьбе с демонами. Отец Гэри видел в нем человека сходного образа мысли, тоже считавшего некоторые реакции жертв «странными».

Они договорились встретится в понедельник в Каса, чтобы вместе поехать в Сан-Лоренцио на автобусе.

Как всякий новичок (отец Гэри не был исключением) отец Винс заметно нервничал по поводу предстоящего сеанса. Накануне он готовился к неизвестности единственным известным ему способом — исповедался и уделил больше времени молитве. Чтобы избежать предвзятости, он избегал смотреть фильмы типа «Шесть демонов Эмили Роуз» (хотя этот фильм видели некоторые из священников, обучавшихся в Североамериканском колледже). Днем, уходя из колледжа, отец Винс предупредил своих товарищей и сказал, куда и зачем направляется. Коллеги ответили, что будут молится за него.

На остановке автобуса отца Винса одолевали мрачные предчувствия. Подавая пример спокойствия, отец Гэри рассказал о порядке проведения экзорцизма и о том, чего еще можно ожидать. Ко времени их появления у церкви Сан-Лоренцо во внутреннем дворике уже собралась обычная толпа. Пока они дожидались начала, отец Гэри в общих словах рассказал отцу Винсу кое о ком из собравшихся.

Когда все закончилось, они решили выпить кофе и немного отдохнуть. В тот вечер экзорцизм достиг особого накала. Во время обряда привлекательная женщина лет сорока с утонченными чертами и черными волосами до плеч билась так ожесточенно, что отец Вине видел, как она левитировала на высоте пяти дюймов над подушкой стула, после чего отец Кармине простым наложением ладони «посадил» ее на место. Отец Гэри, ненадолго погрузившийся в чтение руководства по экзорцизму, пропустил этот момент.

У отца Винса возникло несколько вопросов. Отцу Винсу показался странным обычай отца Кармине в ходе обряда зажимать переносицу сидевшей перед ним женщины. Хмыкнув, отец Гэри признался, что у него тоже возникал этот вопрос. (Впоследствии отец Кармине рассказал, что специально зажимал нос, потому что демон входит в человека через органы чувств.)

Предвкушая день, когда у них в руках окажется духовное благополучие человека, оба священника искренне стремились овладеть практическими приемами экзорцизма. Поскольку строгого порядка экзорцизма не существует, в основном их задача состояла в том, чтобы избежать грубых ошибок. Отец Гэри читал, что когда экзорцист начинает действовать неправильно, он может подвергнуться нападению демона. Один из авторов утверждал даже, что если во время обряда дотронуться до одержимого, то в экзорциста может вселиться демон.

Отец Кармине не упустил возможности поиздеваться над этим утверждением. «Ничего подобного. Ведь это не болезнь», — говорил впоследствии отец Кармине. Однако существовали и более реальные опасности. Так, отец Кармине занимал весьма жесткую позицию в вопросе взаимодействия с демоном:

— С демоном ни в коем случае не следует разговаривать. Нельзя задавать демону вопросы, имеющих целью узнать нечто тайное; это ошибка, и очень серьезная. Священник не должен задавать демону вопросов, ответы на которые нам пока неизвестны. К примеру: «Почему ты ставишь себя выше Господа, если знаешь, что власть Его не имеет предела?» Никогда не формулируй вопрос так, чтобы демон мог почерпнуть из вопроса какую-либо информацию. Никогда! Нельзя, чтобы демон служил тебе источником информации: во-первых, потому, что его слова лживы, а во-вторых, потому, что демон не заслуживает такой чести — быть твоим источником информации.

Правила обряда не разрешают экзорцисту спрашивать имя демона, согласно древнееврейской традиции дающее власть определенного рода; также известно, что в древности людям запрещалось записывать или произносить имя Божие вслух.

Основание для вопроса об имени демона содержится в Библии, в отрывке, где Иисус спрашивает имя у Гадаринского бесноватого (от Марка 5:9). Первые экзорцисты считали это необходимым и внесли соответствующее положение в старый обряд из Латинского требника 1614 года. Обряд разрешал экзорцисту задавать вопрос о количестве и именах злых духов, вселившихся в человека, а также о моменте времени и причине «вселения».

Как считает отец Аморт: «Демон прежде всего старается не выдать своего имени. Для него это все равно что наполовину потерпеть поражение».

Имя демона до некоторой степени отражает тип злого духа. Иногда имена отражают функцию демона — например, это может быть «ангел» или «вожделение»; в ряде случаев это вполне узнаваемые имена, взятые из Библии — например, Вельзевул или Асмодей.

Даже экзорцисты признают, что здесь слишком много загадочного. Например, если демон Асмодей присутствует в двух и более одержимых, пришедших на прием к экзорцисту, тогда почему демон не знает экзорциста в лицо? Разве в этом случае демон не может запросто сказать: «Эй, помнишь меня? Мы уже встречались утром». На самом деле иногда случается, что демон начинает говорить, когда экзорцист молится за некоего человека, в том числе за того, кто находится в другой части мира, и произносит примерно следующее: «Мы боролись друг с другом в Иерусалиме, помнишь, пять лет назад?». В подобных случаях речь идет о событии, о котором не может знать жертва демона. Такое, однако, бывает редко, и среднестатистический экзорцист (особенно в Италии) может встречаться с Асмодеем по три раза в неделю без того, чтобы с ним здороваться.

По мнению одного итальянского экзорциста, настоящее имя демона не имеет большого значения. Оно может указывать лишь на принадлежность конкретного злого духа той или иной «армии». Говоря иначе, демон, объявляющий себя Асмодеем, — это что-то вроде американского солдата времен Второй мировой войны, заявляющего: «Я моряк» или «Я служу под командованием Эйзенхауэра». Суть в том, что они называют имя, любое имя, и некоторое время откликаются на него, считают экзорцисты.

По этой причине экзорцисты нередко предпочитают вообще не говорить с демоном. Например, отец Дермин вовсе не спрашивает имени демона. «Я ничего не спрашиваю, потому что не верю им. Знаю, это может кого-то разочаровать, но демоны настолько большие лжецы, что я читаю молитву и не обращаю на них никакого внимания».

В некоторых случаях демон сообщает личное имя, например, Адам. У экзорцистов не существует единого мнения по вопросу о том, может ли истинная причина одержимости скрываться в душе человека или нет. Экзорцисты, исповедующие наиболее теологический подход, склонны отвечать «нет» (когда человек умирает, его душа переносится прямо в рай, или отправляется в ад либо в чистилище). Те же, кто поработал, скажем, в Африке (или в местах, где широко распространено это поверие), считают такое возможным. Как-то раз отец Нанни совершал молитвенный обряд над человеком, заявлявшим, будто в нем живет душа погибшего босса мафии. Несколько месяцев он отказывался называть другое имя, после чего отец Нанни проверил информацию и выяснил, что такого мафиози никогда не существовало. В данном конкретном случае демон в итоге признался, что все это время попросту дурачил экзорциста.

Кроме коротких пауз, когда отец Кармине отвечал на их вопросы, отец Гэри и отец Вине взяли в привычку беседовать после сеанса за чашкой кофе или легкой закуской. Они могли сопоставить свои записи, пользуясь знаниями отца Гэри по части личных историй жертв одержимости и талантами отца Винса, уверенно понимавшего итальянскую речь (отец Вине прекрасно знал испанский — и это давало ему преимущество перед отцом Гэри). Как-то во время их вечерних или, скорее, ночных посиделок отец Гэри рассказал отцу Винсу о своем «открытии», сделанном в течение последних недель. Отец Гэри понял, почему отец Кармине касался отдельных частей тела распятием. Экзорцист определенно искал точки, пораженные действующим проклятием. «Люди нередко подвергаются определенным ритуалам, и бывает, что проклятые объекты подносят, например, к задней части шеи».

Говоря о предстоящем возвращении в Штаты, оба священника согласились, что некоторые приемы отца Кармине, что называется, «не встретят понимания» (например, его привычка шлепать по лбу жертвы в конце сеанса). Разговор долго крутился вокруг того очевидного факта, что большинство американских епископов имеют весьма смутное представление об экзорцизме. Оба согласились, что епископов следовало бы ввести в курс дела.

Участвуя в обрядах экзорцизма, отец Гэри все больше и больше убеждался, что, несмотря на тяжесть изгнания демона, наверное, самой ужасной стороной этого процесса было его бесконечное повторение. Отец Кармине действовал в церкви Сан-Лоренцо как в переполненной пациентами клинике. Помолившись над посетителем в течение 15–20 минут, он делал назначения и затем отпускал «пациента», назначив дату следующего визита. Судя по рассказам отца Дэниэла, аналогичный подход использовали многие римские экзорцисты.

Позже отец Гэри узнает, что каждый из экзорцистов работает по собственной системе — отчасти из-за того, что у этих священников имеются и другие обязанности. Например, отец Кармине руководил церковью Сан-Лоренцо, занимаясь организацией ежедневной работы в церкви и приходе. Это означало, что он имел возможность принимать людей всего по три или четыре дня в неделю, причем, как правило, вечерами. В некоторые дни отец Кармине предпочитал разбираться с наиболее трудными случаями и поэтому принимал меньше людей — к примеру, пять вместо обычных десяти. Впрочем, к нему заходили и внеплановые посетители, нуждающиеся в простом благословении. Однажды на площадке у церкви припарковалась небольшая мусороуборочная машина, и в приемную экзорциста явилась сборщица мусора в спецодежде с нашитыми зелеными светоотражающими полосами. Вошедшая поинтересовалась, принимает ли отец Кармине просто так, без записи. Из толпы, ожидавшей приема, ответили, что не принимает.

Отец Гэри также проанализировал случаи более глубокой одержимости, такие, как случай с сестрой Ханикой. Когда отец Гэри видел монахиню во второй раз, ей было много хуже, чем при первом посещении. В довершение всего не стоило забывать, что эта женщина приходила к отцу Кармине уже девять лет. Разве молитвы об освобождении оказались эффективны?

Отец Гэри заметил, что у большинства людей сложилось ошибочное представление об экзорцизме как одномоментной акции: обычно полагают, что, начав обряд экзорцизма, священник продолжает его до победного конца — пусть несколько дней, но до тех пор, пока на сцене не останется только один участник. Один американский экзорцист из Скрэнтона, штат Пенсильвания, довольно метко назвал такое представление об обряде, распространяемое в основном средствами массовой информации и голливудскими фильмами, «экзорцизмом, не выходя из автомобиля». Неудивительно, что эту неверную концепцию разделяют многие, приходящие на прием к экзорцисту — потому что такие люди ищут быстрой и действенной помощи.

«Люди не понимают, чем мы занимаемся, — считает отец Грамолаццо. — Они приходят к нам в надежде на немедленное исцеление. Большинство думает так: „У меня из-за демона болит голова“ или „У меня из-за демона работа не ладится“. Люди не имеют достаточной информации».

В представлении отца Грамолаццо экзорцизм это скорее путешествие, в котором священник является «духовным руководителем», помогающим одержимому «вновь обрести милость Господню» посредством молитвы и иных таинств. Поэтому экзорцисты считают, что Бог позволяет демонам овладевать человеком в первую очередь ради такого последующего «обретения». Отец Грамолаццо настаивает: «Это дает нам важнейший сигнал. Именно поэтому для освобождения демона требуется значительное время. Это определенный путь веры, который необходимо пройти человеку, его семье и его приходу».

Экзорцист не всегда может объяснить это тем, с кем он работает. Как считает английский экзорцист отец Джереми Дэвис: «Половина усилий уходит на то, чтобы убедить человека в необходимости не просто избавиться от проблемы, но, напротив, увидеть себя в несколько ином или даже совершенно преображенном виде. В этом главная задача. Именно об этом я каждую неделю говорю в своем приходе. Это и есть главное; в этом смысле экзорцизм — вторичен».

Говоря проще, молитвы об экзорцизме ослабляют власть демона над личностью одержимого. Тем не менее исцеление невозможно без полного включения индивидуума в процесс. Жертвам одержимости настоятельно рекомендуют еженедельно исповедаться, ежедневно говорить молитвы по четкам и, кроме этого, обязательно причащаться. Отец Аморт пишет: «Я всегда говорю, что экзорцизм — это всего 10 процентов исцеления; остальное полностью зависит от человека. Что это значит? Это значит, что необходимо больше молиться, чаще прибегать к церковным таинствам, жить в соответствии со Священным Писанием и использовать сакраменталии [освященные экзорцистом воду, масло или соль]. Есть такие, кто ходит ко мне уже двадцать лет. По этому поводу хорошо сказал святой Альфонсоде Лигуори: „Иногда нельзя добиться освобождения, но жертве хотя бы становится легче“. Это значит, что люди, падавшие на пол и бившиеся в крике при простом благословении, спустя годы успокаиваются и получают возможность заниматься своей профессией и карьерой». Иногда, время от времени, они начинают чувствовать беспокойство и приходят ко мне, но их визиты уже не должны быть ежедневными. После нескольких лет экзорцизма они могут посещать меня один раз в два или даже шесть месяцев. В таких случаях я говорю об улучшении состояния.

Девятого февраля отец Гэри в последний раз поднялся по застеленным ковром мраморным ступеням в аудиторию университета «Царица апостолов». Хотя вторая половина курса по насыщенности явно не дотягивала до уровня первой, отец Гэри с нетерпением ждал этой последней лекции, на которой предполагалась дискуссия за круглым столом с участием сразу трех экзорцистов — отца Бамонте, отца Нанни и отца Аморта, а также четвертого священника — отца Альберто, заведовавшего центром духовного общения.

Для организаторов курса такая дискуссия таила определенный риск. Первым делом организаторы связались с Международной ассоциацией экзорцистов, попросив прислать экзорциста, который провел бы обряд прямо в учебной аудитории. Однако отец Грамолаццо ответил, что, хотя ассоциация в целом одобряет идею устроителей курса, экзорцизм это вовсе не зрелищное мероприятие. Жертва одержимости испытает дополнительные страдания, оказавшись перед залом, — а эффект от обряда будет сведен к минимуму.

Появление в аудитории сразу трех экзорцистов произвело неизгладимое впечатление на отца Гэри. Это было событие, сравнимое разве что с визитом сразу нескольких спортивных звезд на тренировку школьной команды по бейсболу. Отец Аморт, как и отец Бамонте, был облачен в длинную черную сутану, придававшую ему весьма благочестивый вид. Он был лыс и носил очки. В свои восемьдесят отец Аморт ходил, слегка сутулясь, и не сразу одолел три ступеньки, которые вели на подиум. Экзорцист едва ли напоминал сверхнеординарную фигуру, каким его изображали средства массовой информации, и на общем фоне выделялся скорее бодростью и добродушием. К счастью, несмотря на приход таких знаменитостей, представители прессы вели себя не слишком назойливо.

Лекция началась с молитвы, после которой выступил отец Аморт, говоривший сорок пять минут без остановки, ровным голосом, глядя в дальний угол аудитории. Тема его выступления была знакома всем, кто читал книги отца Аморта и следил за его публичными выступлениями: экзорцизм находится в центре христианской традиции, являясь обрядом, требующим от каждого священника самого серьезного отношения. Особенно это касалось епископов, обязанностью которых было назначать экзорцистов. Выступая в прессе, отец Аморт выдвигал даже тезис о том, что епископ, не назначивший экзорциста, совершает смертный грех.

Через пятнадцать минут после начала лекции голос в наушнике отца Гэри неожиданно умолк. Куда-то запропастился и сам переводчик. Оставшиеся полчаса отец Гэри, раздосадованный, но не удивленный таким поворотом, пытался осмыслить то, о чем говорил отец Аморт. К этому времени он понимал по-итальянски намного больше, чем в первый день занятий — но это все еще требовало большого напряжения. В перерыве отец Гэри решил выяснить, что случилось — тем более что было бы непростительно не послушать такую лекцию. Как выяснилось, переводчик уже нашел себе замену в лице более молодого семинариста, и необходимость бегать по коридорам сразу отпала.

После перерыва около получаса выступал отец Нанни, говоривший о важности тесного сотрудничества с епископом, и о том, чтобы обряд исполнялся только официально назначенным экзорцистом. Другими словами, чтобы стать экзорцистом, недостаточно просто быть слушателем курса по экзорцизму, и никто не имеет права заниматься такого рода деятельностью только по своему почину. Поскольку отец Гэри был официально назначен, то это утверждение отца Нанни показалось ему несущественным. Впрочем, он взял на заметку идею о работе в тесном сотрудничестве с епископом.

Отец Бамонте, выступивший следующим, обсудил важность комплексного подхода к экзорцизму, особо указав на необходимость работать в контакте с грамотным терапевтом или психологом. Выслушав этот тезис, отец Гэри еще раз искренне удивился тому, что отец Кармине работал без помощников. Большинство посетителей приходили с сопровождающим, но в некоторых случаях отец Кармине оставался с одержимым один на один, что никоим образом не могло устроить отца Гэри как минимум по правовым соображениям.

На взгляд отца Гэри, наиболее искушенным оратором выглядел отец Альберто, руководивший центром духовного общения. Центр представлял собой именно очаг духовности и включал двух священников, двух монахинь, врача-специалиста и молитвенную группу. Центр служил местом духовного общения людей с теми или иными психологическими проблемами, связанными с вопросами веры. Основная мысль выступления совпадала с идеей книги Бенедикта Грошеля, заранее купленной отцом Гэри.

Книга называлась «Помехи движению или средства достижения цели: духовные ответы на вопросы психологии».

Отца Гэри впечатлил энтузиазм, с которым отец Альберто говорил о необходимости чаще прибегать к сакраменталиям — особенно к исповеди, — и о том, что молитва должна вернуться в жизнь верующих, как правило, наполненную совсем иными видами деятельности. По словам отца Альберто, такие «отвлечения» не всегда оказываются «ужасными» факторами, однако они открывают человека возможному влиянию злых сил. Первым и главным делом он считал создание молитвенных мест. Он устроил часовню в церкви Санта-Анастасиа специально для поклонения Телу Христову (католическая традиция молитвы перед причастием). Конечно, это не было чем-то новым, но отцу Гэри понравилась идея о том, чтобы человек мог провести наедине с Богом чуть больше времени. Ему также понравилось стремление отца Альберто вернуться к традициям церкви. Как будущему экзорцисту, ему казался близок такой подход. Возможно, ему будет трудно говорить о демонах, и тогда он сможет раскрыть людям преимущества молитвенного общения с Богом, практикуя то, что отец Кевин Джойс называл «профилактикой».

Когда отец Альберто закончил выступление, оказалось, что у слушателей в запасе целый час на вопросы и ответы. Занятие оказалось интересней, чем отец Гэри мог предполагать.

Правда, его немного насмешило одно из высказываний отца Аморта: «Экзорцистом может стать любой, кто способен этим заниматься». В конце концов, теперь он соответствовал этому требованию! Зная, что только в США имеются 185 католических епархий — что означало необходимость обучения и назначения соответствующего числа экзорцистов, — казалось невозможным представить, как «шестеро экзорцистов, работающих здесь в поте лица», могут одним разом обучить 185 священников. Но если не они, тогда кто?

Этот день запомнился отцу Гэри ощущением подъема и прилива энергии. Курс экзорцизма не только дал почву под ногами, он вновь пробудил в нем желание помогать людям. Теперь отец Гэри видел, что экзорцизм — это не только работа на грани возможного, но и возможность внести в служение значимый элемент пастырского подхода.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ОКНА ДУШИ

Полководец-победитель справляет триумф; он не победил бы, если бы не сражался, и чем опаснее война, тем радостнее победа.

Святой Августин, «Исповедь»

Приближался вечер, и отец Гэри заметил, что поведение отца Кармине несколько изменилось. К 18.45 капуцин уже успел принять около девяти человек. Он начал сутулиться и временами опирался левой рукой о стену. Несмотря на холод за стенами кабинета, коричневая ряса экзорциста промокла от пота и липла к телу. Отец Гэри не представлял, как его наставник умудряется день за днем поддерживать себя в хорошей форме.

К концу февраля отец Гэри увидел более пятидесяти обрядов экзорцизма, причем некоторые сопровождались столь бурными реакциям, что им с отцом Винсом приходилось вдвоем усмирять одержимого. Во время одного из обрядов маленькая, полноватая пятидесятилетняя монахиня (выглядевшая гораздо старше своих лет) изменялась так, что ее было невозможно узнать. Отец Гэри в третий и четвертый раз видел сестру Ханику, причем каждый новый сеанс протекал гораздо интенсивнее предыдущего.

Вероятно, поэтому он не удивился, услышав, что бесконечное повторение — одна из характерных особенностей экзорцизма. Как признался отец Кармине: «Труднее всего то, что освобождение никогда не наступает сразу. Бывает, на это уходят многие годы, и такая работа не только очень трудна, но также позволяет демону отравить вас ядом сомнения; тогда вы начинаете думать, что зря потратили жизнь и понапрасну вводили людей в заблуждение».

Экзорцист нередко сталкивается с реальной опасностью самоубийства одержимого. Отец Дэниэл рассказывал отцу Гэри, как во время сеанса экзорцизма ему приходилось силой держать женщину, пытавшуюся выпрыгнуть из окна третьего этажа.

В Италии, где сотовый телефон есть у каждого, экзорцисты по нескольку раз вдень получают сообщения примерно следующего содержания: «Сегодня я наконец с этим покончу!» или «Помогите! Больше не могу!» В своей книге «Мемуары экзорциста» отец Аморт приводит случай, когда женщина, посещавшая отца Кандидо, в период между обрядами экзорцизма выбросилась из окна. Экзорцисты ежедневно сталкиваются со страданиями и отчаянием — и многие из них чувствуют, насколько это тяжелая ноша.

Отец Гэри также заметил, что и на него действуют сеансы экзорцизма. В этом не хотелось признаваться, но возникло такое ощущение, словно он попал в колею. Он видел, как отец Кармине принимает одних и тех же людей, состояние которых не претерпевает особых изменений — так же, как не меняются и молитвы экзорциста. За исключением самых тяжелых случаев одержимости, он не встречал ничего нового. Кроме прочего, отца Гэри тяготила роль пассивного наблюдателя. Возможно, думал он, это настроение изменится с началом работы — когда он станет, наконец, самостоятельным экзорцистом.

Еще одним неприятным сюрпризом оказалось то, что новое занятие определенно влияло на него не только во время обряда, но и вне стен Сан-Лоренцо.

Отец Гэри не сомневался, что экзорцисты чаще других подвергаются нападениям дьявола. Об этом говорилось на лекциях и во множестве книг — иногда с леденящими душу подробностями. «Дьяволу нужно лишь попасть в течение наших собственных склонностей, чтобы мы, едва оступившись, тут же сбились с верного пути; ему нужно лишь подтолкнуть того, кто колеблется, и придержать того, кто хочет подняться. Его влияние распространяется, как ядовитый газ, который мы вдыхаем, не зная того», — так писал теолог из ордена доминиканцев Антонин-Жильбер Сертилланж.

Долгое время в христианской традиции было принято считать, что нападения дьявола тем сильнее, чем больше человек посвящает себя Богу. Не перечесть святых, пострадавших из-за своего посвящения. Среди них были и святой Павел, и Тереза Авильская, и падре Пио, и Джемма Гальяни.

Святой Иоанн Креста писал в книге «Темная ночь души» о том, что Господь сохраняет определенный порядок вещей, своего рода «равенство», при котором каждый получает благодать, соразмерную его положению. Всякий святой должен пройти свои испытания — и, подобно боксеру-тяжеловесу, он никогда не станет драться с любителем. Как учит святой Иоанн Креста, Сатана не оставляет без внимания благодать Божию, обретаемую нами через молитву и дары, приносимые нам добрыми ангелами, «с одной стороны, [Сатана] делает противное и воздает той же мерой — но, с другой стороны, не имеет способности владеть человеческой душой, что было им признано в отношении Иова».

Как паз об этом святой Петр предупреждал первых христиан, говоря: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире». (Первое соборное послание святого апостола Петра 5:8–9.)

К примеру, десять лет назад отец Гэри перестал употреблять алкоголь, заметив, что выпивка оказывает на него негативное воздействие. Нельзя сказать, чтобы это представляло значительную проблему — нет, просто он заметил, что даже пара выпитых за обедом стаканов вина нарушает самоконтроль. Однако, приехав в Италию — страну, где невозможно представить себя без белого вина и трехчасовой трапезы, отец Гэри решил немного расслабить поводья. За ленчем в Каса частенько подавали вино (такова была здешняя традиция) и раз-другой он позволил себе выпить бокал. Все прекрасно, пока шла первая половина курса, но, начав практиковаться у экзорциста, отец Гэри вдруг ощутил, как в нем забурлило сексуальное влечение.

Нужно сказать, что сексуальное искушение — одна из главных опасностей, подстерегающих экзорциста. Как говорит отец Дермин: «Иногда следует быть очень осторожным с людьми, ради которых мы совершаем обряд экзорцизма — потому что они могут пробуждать в нас желания». Среди женщин, искавших помощи у отца Кармине, попадались очень привлекательные особы, и некоторые во время сеанса в самом деле порывались сбросить с себя одежду или делали сладострастные телодвижения. Интересно, что искушения одолевали отца Гэри не на сеансе экзорцизма, а после, когда он ехал в автобусе или шел пешком по римским улицам. Когда избавиться от этих мыслей не удавалось, он шел в часовню при Каса или сворачивал за угол, к маленькой церкви Санта-Рита, где молча молился, прося Бога укрепить его силы. Бывало, что после молитвы, даже истовой, искушение не проходило, и это служило поводом для тяжелых раздумий. Отец Гэри мучился вопросом: не он ли открыл дверь, позволив демону напасть?

Признавая, что временами ноша экзорциста бывает слишком тяжелой, священники тем не менее говорят, что не стоит преувеличивать власть дьявола. Отец Аморт писал так: «Священник, боящийся дьявола, подобен пастуху, боящемуся волка. Для такого страха нет оснований». По его словам, дьявол уже совершил в отношении человека «столько плохого, сколько мог».

Поэтому как говорят экзорцисты, следует вести себя по образу святых — таких, как Тереза Авильская, утверждавшая: «Если Бог всемогущ так, как мне это представляется и в той мере, в какой я могу это знать, и если демоны находятся в Его власти (в чем нет сомнения, поскольку это составляет предмет веры) — тогда что Зло может причинить мне, если я есть слуга самого Господа и Царя Небесного? Разве силы моего духа недостаточно, чтобы сразиться со всем адом?»

Хотя у экзорцистов нет своего покровителя среди святых, многие из них полагаются на заступничество Девы Марии. Почитание Девы Марии занимает особое место в традициях католической церкви: «Вера Марии оставалась неколебимой в течение всей ее жизни и тогда, когда ее сын умер на кресте. Она ни разу не усомнилась в словах Господа. Поэтому церковь благоговеет перед Девой Марией, как перед чистейшим воплощением веры».

С таким восприятием Бога Мария занимает позицию, диаметрально противоположную позиции дьявола. Отец Хосе Антонио Фортеа пишет: «Бог наделил [Сатану] властью, но тот разрушил свою природу; Бог не дал Марии ничего подобного (человек стоит ниже ангелов) — но она посвятила себя Ему».

Библия прямо говорит о непримиримой враждебности между Сатаной и Марией. Обращаясь к Змию, искушавшему Адама и Еву в райском саду, Господь говорит: «И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». (Бытие, 3:15). Поэтому многие скульпторы изображали Марию попирающей стопами змея.

Исполняя обряд, экзорцисты нередко призывают на помощь Деву Марию. По словам отца Аморта, Мария наводит на демона такой ужас, что тот ни за что не произнесет ее имени и непременно скажет что-нибудь вроде: «Эта женщина разбивает меня на части».

Отец Бамонте говорит по этому поводу: «Молитва Деве Марии, особенно молитва по четкам, представляет мощное оружие борьбы против Сатаны. Дева Мария хочет, чтобы мы молились по четкам; эта молитва заставляет демона впадать в неистовство».

Отец Бамонте множество раз умолял Марию о помощи — и всякий раз человек, над которым совершалась эта молитва, в конце говорил: «Она здесь!». Иногда жертва признавалась: «Вы не представляете, что я мог совершить, если бы меня не остановила Дева Мария!»

Отец Гэри, несколько недель боровшийся с искушениями, в итоге пришел к выводу об их демонической природе: другого объяснения у него просто не было. Осознав этот факт, он справился с проблемой. На лекциях предупреждали о такой опасности, так что отец Гэри не чувствовал никакого страха, считая искушение частью более общего духовного пути, которым проходит всякий христианин. Как говорил апостол Павел: «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, 10:13). Поэтому, оказавшись в положении жертвы, отец Гэри твердо знал, что Бог со временем даст возможность это преодолеть.

К тому же отца Гэри поддерживали члены семьи и коллеги. Как минимум раз в неделю отец Гэри звонил домой, подробно рассказывая о своих проблемах. Он также открылся узкому кругу священников из Каса, знакомых ему по прежним временам или интересовавшихся экзорцизмом. Особенно часто он общался со студентами из Североамериканского колледжа, поскольку считал, что они когда-нибудь столкнутся с такой ситуацией.

Несколько священников из Каса заинтересовались экзорцизмом, изъявив желание участвовать в обрядах. Кто-то из них уже получил сходный опыт (некоторым приходилось молиться об освобождении одержимого) — и все они горели желанием убедиться в реальности явления.

Отец Гэри часто заходил в библиотеку, где рассказывал о своих визитах в церковь Сан-Лоренцо — и в конце концов сделал своей сторонницей даже сестру Ребекку.

Отвлечься от нарастающего внутреннего напряжения, связанного с отдельными эпизодами в Сан-Лоренцо, помогали другие увлечения. Отец Гэри всегда интересовался классической музыкой, которую он находил возвышенной и вдохновляющей. Вообще, когда он лежал в больнице без сознания, родители проигрывали в палате некоторые самые любимые произведения Штрауса и Баха. Поэтому по выходным отец Гэри старался посещать бесплатные концерты в ближайших церквях — Сан-Игнасио, Сан-Марчелло и Двенадцати Апостолов. Как-то он слушал Рахманинова в Центре исполнительского искусства, а в другой раз в проливной дождь вытащил еще одного священника из Каса на спонсированный Ватиканом концерт в соборе Святого Петра. Впрочем, при всей любви к подобным мероприятиям ему нравилось просто бродить по узким выложенным брусчаткой улицам. Огромное удовольствие доставляло наблюдение за ресторанами, жизнь в которых кипела даже после полуночи.

Отвлечься помогли также несколько вечеров, устроенных в Каса, в том числе праздник Девы Марии Гваделупской, на который из своих келий собралось много священников. Отец Гэри взял на себя организацию празднования Дня святого Патрика. Он попросил одного ирландского священника приготовить кофе по-ирландски и украсил трапезную зелеными занавесками. Им удалось даже заполучить ирландского скрипача, игравшего около двух часов и превратившего вечер в настоящее событие.

Для отца Гэри быть священником означало всегда находиться в контакте с паствой. Его немало забавляло, когда очередной прихожанин, решив поделиться семейными проблемами, называл его «счастливым» — потому что священнику вроде бы нет нужды беспокоиться по этому поводу. (Ирония состояла в том, что в качестве пастыря отец Гэри окормлял тысячи семейств, живших в округе.) По словам отца Гэри: «Все думают, раз я священник, у меня нет таких проблем — но они есть. Они есть у всех. Да, я в самом деле не сталкиваюсь с некоторыми из проблем, которые приходится решать обычным людям — например, не могу потерять семью. Зато каждый вечер я возвращаюсь в дом, где меня никто не ждет». Он любил общение, любил находиться в людской гуще и всегда старался заинтересовать окружающих. Его главным приоритетом всегда оставалось местное сообщество. Это была его семья, собравшаяся в ознаменование любви Христовой.

С того январского дня, когда отец Гэри впервые принял участие в экзорцизме, у него ни разу не возникло ощущения «присутствия чудовища» — несмотря на откровенный характер обрядов и тесноту пространства комнаты. Все изменилось в конце февраля во время очередного сеанса.

Отец Кармине, как обычно, ни словом не обмолвился о предстоящем. В 10 утра, войдя в кабинет, отец Гэри с изумлением увидел среди ожидавших отца Дэниэла. «Ну и что случилось?» — спросил он. Отец Дэниэл быстро объяснил, в чем дело: он привел на обряд женщину, приехавшую с юга Италии — из местности, где не было своего экзорциста. Отец Дэниэл хорошо знал священника, который уже несколько раз сопровождал женщину в Рим.

Отец Гэри приготовился было услышать продолжение, но тут в комнату вошли трое: коротко стриженный монах-францисканец лет сорока, с аккуратной бородкой, и ничем не примечательная пожилая пара. Один из вошедших, мужчина в помятом костюме, почти все время смотрел в пол. Женщину звали Джованна. Ее короткие темные волосы были слегка встрепаны, а сама она пребывала в угнетенном состоянии, граничащем с оцепенением. Казалось, ее что-то мучает. Отцу Гэри первым делом бросилось в глаза, что женщина испытывала беспокойство и страх.

Отец Каомине, не теряя времени, препроводил Джованну с мужем в маленькую комнату. Двое монахов-францисканцев в коричневых рясах и отец Гэри последовали за ними. Четверо священников надели свои шелковые шарфы — столы. Как только отец Кармине затворил дверь, атмосфера в комнате стала свинцово тяжелой. Еще до начала экзорцизма, едва сев на стул, Джованна принялась нервно подергиваться. Все, не отрываясь, смотрели на женщину, и отец Гэри неожиданно понял, что этот случай будет не таким, как остальные. У него возникло плохое предчувствие.

Брызнув в направлении сидевшей водой из пластиковой бутылки, отец Кармине приступил к молитве.

— In nomine Patris et Filiiet Spiritus Sancti. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

В этот момент Джованна издала ужасный крик, от которого отца Гэри бросило в холод. Неожиданно поднявшись, она одной рукой схватила металлический стул и занесла его над головой, как дубинку. К женщине тут же подскочили ее муж и отец Дэниэл, не позволившие завершить удар. Силой посадив Джованну на стул, отец Кармине возложил руку на ее голову. Не дав жертве встать, экзорцист призвал на помощь святого духа.

Затем, испросив защиты у святого Михаила Архангела, отец Кармине перешел непосредственно к молитве экзорцизма и произнес:

— Deus, humani generis conditor atque defensor, respice super huncfamulam tuam, quam ad tuam imaginem formasti et adtuce vocasgloria consirtium… Господь, создатель и защитник рода человеческого, обрати взор на рабу твою, которую ты создал по образу своему и призываешь теперь быть участницей славы твоей…

Демон тут же проявил свой нрав.

— Ты не властен надо мной! — прорычал демон.

— Exdudi, Deus, humana salutis amator, orationem Apostolorum tuorum Petri et Pauli et omnium Sanctorum, qui tua gratia victores exstiterunt Maligni: libera huncfamulum tuam ab omni aliena potestate et in-columen custodi, ut traquilla devotioni restituta, te corde diligat et operibus deserviat, te glorificet laudibus et magnified vita,  — с выражением прочитал отец Кармине. — Услышь, Господь, заступник рода человеческого, молитву твоим апостолам Петру и Павлу, и всем святым, по милости твоей созданных для победы над самим диаволом. Освободи эту рабу твою от всякой власти чужеродной и сохрани ее от напасти, чтобы вернувшись к мирному посвящению своему она возлюбила тебя сердцем и служила тебе с преданностью, во славу твою, умножая тебя жизнью своей.

— Ты же не веришь в эти детские сказки, правда? — издевательски произнес демон.

Голос снова напомнил отцу Гэри звуки, производимые «говорящей» собакой. Этот был злой низкий голос, шедший, казалось, из самого нутра женщины.

— Ххоооох… — застонала она, отбиваясь с такой дикой силой, что опять потребовалась помощь отца Гэри.

Семейный священник держал ноги женщины, отец Кармине с отцом Дэниэлом блокировали руки, и даже муж обхватил ее своей единственной рукой. Бешено рыча, Джованна стала плеваться в отца Кармине.

Отцу Гэри еще не случалось видеть такой реакции. Глаза Джованны оставались открытыми, а лицо было искажено выражением нечеловеческой злобы. Обычно в тех редких случаях, когда во время экзорцизма жертва не закрывала глаза, реакции были достаточно спокойными. В более тяжелых случаях жертвы, как правило, не хотели видеть находившиеся в комнате святые объекты. Но на этот раз глаза Джованны были не просто открыты: с безумным выражением продолжала следить за всеми, кто находился в комнате.

— Exorcizo te, vetus hominis inimice: recede ab hoc plasmate Dei. Hoc te iubet Dominus noster Iesus Christus, cuius humilitas tuam vicit supirbiam, Iargitas tuam prostravit invidiam, mansuetudo calcavit savitiam. Приказываю тебе, древний враг рода человеческого: оставь эту рабу Божию. Тебе приказывает Господь наш, Иисус Христос, смирением победивший гордыню твою, кротостью своею поправший жестокость твою.

— Ты разве не знаешь — он умер на кресте! — взорвался голос. — И ты еще идешь за ним? Мы сильнее! Мы сильнее! Мы победим, победим!

Улучив момент, отец Кармине влил в глаза Джованны немного святой воды.

— Basta! Basta!  — выкрикнула женщина, отчаянно стараясь вырваться.

Не обращая на это внимания, священник с выражением продолжал читать:

— Obmutisce, pater mendacii, neque impedias hancfamulam Dei Dominum benedicere et laudare. Hoc tibi imperat Iesus Christus, sapientia Patris et splendor veritatis, cuius verba spirit us et vita sunt. Замолчи, Сатана, отец лжи, и не препятствуй этой рабе Божией молиться и восславлять Господа. Тебе приказывает Иисус Христос, в чьих словах дух и жизнь, и мудрость Отца нашего и величие правды Его. — Экзорцист неоднократно с расстановкой повторил слово «приказывает» — «Im-mmm-pe-rat» , вынуждая демона признать поражение.

Джованна отвратительно оскалилась. Изо рта ее по подбородку потекла обильная слюна.

— Замолчи! Ты знаешь, кто я? — прорычал голос. — Не обращайтесь со мной как со свиньей! Смотрите, что я могу, что я сделаю с этой старухой!

Женщина забилась в конвульсиях, и всем четверым опять пришлось вмешаться, чтобы ее удержать.

— Не прикасайтесь ко мне! — крикнул демон.

Через несколько минут Джованна немного успокоилась, что позволило отцу Гэри и остальным священникам ослабить хватку. Изо рта жертвы выделялась обильная слюна, стекая на одежду. У ног уже собралась небольшая лужица. Семейный священник подал мужу Джованны несколько бумажных полотенец, и тот деловито обтер ей лицо.

Когда отец Кармине перешел к очередной молитве обряда, одержимая вдруг повернула голову и уставилась на отца Гэри ненавидящим взглядом. В ее глазах было что-то чрезвычайно неестественное: они казались слишком выпуклыми, с необычно увеличенной радужной оболочкой и совершенно черными провалами зрачков. Но еще более странной чертой этого взгляда было полное отсутствие жизни. Глаза женщины выглядели почти совершенно мертвыми. Отцу Гэри это напомнило безжизненные глаза людей на бальзамировочном столе.

Захваченный этим мертвым сверлящим взглядом, он, словно заяц в свете фар, внезапно ощутил всю уязвимость и ничтожность своего существа. Этот момент был моментом истины: он понял, что смотрит прямо в находящееся перед ним чистое зло. Не желая дать слабины, отец Гэри внутренне собрался и приказал себе не бояться. «Будь я проклят, если дам себя напугать», — подумал он. Мгновение спустя демон перевел взгляд на кого-то еще.

Обряд продолжался уже два часа. Все это время Джованна пускала слюни, продолжая конвульсивно биться, и по очереди пристально взирала на присутствующих. Отец Кармине вперемешку читал псалмы то старого, то нового вариантов обряда. Несколько раз жертва теряла сознание. Отец Кармине был давно знаком с этой уловкой, при помощи которой демон старался оградить жертву от чтения молитв. В такие моменты экзорцист говорил простое благословение или кропил одержимую святой водой, после чего женщина сразу приходила в себя. Много раз отец Гэри вскакивал, чтобы держать Джованну.

Когда с начала обряда минуло три часа, отец Гэри начал задумываться, как долго они могут продолжать. Все изрядно выдохлись, чего нельзя было сказать о Джованне, продолжавшей биться с прежней интенсивностью. Впрочем, отец Гэри полагал, что ее силы также на исходе. Наконец, когда все шло к тому, чтобы экзорцист прочел молитвы обряда в десятый раз, отец Кармине внезапно прекратил ритуал и несколько раз коснулся головы Джованны, выведя ее из транса.

Джованна приходила в себя добрых пять минут, но даже после этого было видно, что она явно не в своей тарелке. Одержимая еще не могла двигаться самостоятельно. Отец Дэниэл и муж провели Джованну к выходу из комнаты и уложили на кушетку в кабинете отца Кармине. Через некоторое время она начала хрипеть и поносить экзорциста бранными словами.

— Ее состояние сколько-нибудь улучшается? — негромко поинтересовался отец Гэри.

Отец Дэниэл мрачно ответил, что одержимость жертвы чрезвычайно запущена. Джованна более сорока лет посещала сеансы экзорцизма, и римские экзорцисты полагали ее случай одним из самых тяжелых (такого же мнения придерживались отец Аморт и отец Грамолаццо).

— Как случилось, что она стала одержимой? — спросил отец Гэри.

Отец Дэниэл пояснил, что Джованна была проклята собственной матерью еще в утробе. Ее мать, бедная женщина из маленького рабочего городка на юге Италии, пыталась избавиться от ребенка и прокляла Джованну, когда это не удалось.

Пока священники разговаривали, женщина снова начала кричать. Одержимая богохульствовала до тех пор, пока муж с семейным священником не вывели ее из кабинета. Отец Гэри озадаченно посмотрел на отца Кармине.

— Очень сильный демон, — сказал отец Кармине, не пожелав вдаваться в пояснения.

Несколько позже отец Гэри узнал, что демонам, также, как и ангелам, присуща определенная иерархия.

На иерархию демонов нам указывает сама Библия. О «князе бесовском» говорилось в Евангелии от Матфея (9:34), и там же Иисус упоминает об иерархии, говоря про «огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (от Матфея, 25:41). Более того, поскольку демоны однажды были ангелами, представляется логичным, что тогда они входили в ангельскую иерархию.

В Библии упоминается девять различных ангельских чинов: Серафимы (Исайя, 6:2); Херувимы (Бытие, 3:24); Престолы (Колоссянам, 1:16); Господства (Колоссянам, 1:16, Ефесянам, 1:21); Силы (Ефесянам, 1:21); Власти (Колоссянам, 1:16, Ефесянам, 6:12); Начала (Ефесянам, 6:12); Архангелы и Ангелы (Римлянам, 8:38). В Библии упоминаются три Архангела: Архангел Михаил (Даниил, 10:13, 21; 12:1; Иуда, 9; Откровение святого Иоанна Богослова, 12:7), архангел Гавриил (Даниил, 8:16, 9:21), Рафаил (Товит, 3:17). Обычно эти девять ангельских чинов называют «хорами», поскольку их основным назначением считается прославление Господа.

Подобную иерархию описывали многие авторы, но, возможно, самым известным является псевдо-Дионисий, живший в период около 500 года нашей эры и получивший свое имя из-за ошибки более поздних сочинителей, спутавших его с последователем апостола Павла Дионисием Ареопагитом (Деяния Святых Апостолов, 17:34). Псевдо-Дионисий был теологом-неоплатоником, объединившим девять ангельских чинов в три порядка: «первый порядок», в состав которого входили серафимы, херувимы и троны; «второй порядок», включавший господства, силы и власти; а также «третий порядок», состоявший из начал, архангелов и ангелов. Согласно взглядам псевдо-Дионисия, такая иерархия составляла божественный порядок существ, выстроенных по степени их богоподобия и назначенных управлять миром. По его представлению, три ангельских порядка являются своего рода «прозрачнейшими и чистыми зеркалами, приемлющими светоначальный и богоначальный луч и, священно преисполняясь даруемым светом, щедро затем изливающими его на других, согласно богоначальным установлениям».[5]

Очень многие теологи отмечают негибкий и надуманный характер такой структуры. В Библии архангел Михаил представлен как глава небесного воинства, однако в системе Дионисия архангельский чин — один из низших в небесной иерархии.

Говоря об иерархии, нельзя не отметить влияния ограниченности человеческих представлений. Если ангелы являются бестелесными духовными созданиями, живущими в особом мире, непостижимом для нас, людей, то как мы можем судить о разнообразии ангельских чинов? В такой иерархии сомневались и святой Ириней, и святой Августин, написавший такие слова: «Я твердо верю, что в раю существуют престолы, господства, начала и власти; и у меня нет сомнений, что среди них существуют различия; но если говорить о том, что они такое и чем отличаются друг от друга… я должен признать, что не знаю этого».

В наши дни большинство католических теологов склонны принимать иерархию Фомы Аквинского, взявшего за основу модель псевдо-Дионисия, но использовавшего несколько иной способ различения ангельских хоров по степени их совершенства.

Согласно теории Фомы Аквинского, каждый ангел представляет собой индивидуальную сущность, составленную из определенных духовных пород. Вследствие этого каждый ангел или демон несколько отличается от следующего — но в отличие от существ материального мира духи как духовные создания различаются только степенью своего совершенства или, говоря иначе, способностью проявлять свою силу тем или иным способом.

Впрочем, здесь, как и в любой теории, необходимо учитывать целый ряд факторов. Экзорцисты считают, что в практическом смысле все сказанное вполне применимо к демонам.

Демоны высшего уровня иерархии всегда носят библейские имена — такие, как Сатана, Вельзевул, Асмодей, Завулон, Зебуин или Меридиано. По объяснению отца Кармине: «Обычно за ними следуют другие, вторичные демоны, которые овладевают людьми, действуя по приказу своего лидера». Разумеется, Сатана является наиболее сильным демоном, в некотором смысле присутствующим в каждом одержимом, но почти никогда не проявляющим своего «физического» присутствия.

Ключом к пониманию различий между демонами служит уровень их духовных способностей. Отец Грамолаццо говорит так: «Сила демона измеряется не силой человека, но силой демона, владеющего его телом. Демон почти всегда обладает глубоким знанием теологии». Нужно добавить, что более сильный демон, в отличие от слабого, может дольше сопротивляться молитвам экзорцизма, и он способен произносить святые имена, например, Иисуса или Марии (чего никогда не сделает более слабый демон). Вместо имени слабый демон говорит просто: «Он меня уничтожает» или «Она сжигает меня дотла».

Как считают экзорцисты, несмотря на то, что иерархия ангелов строится на любви, не существует аналогичной концепции для описания «ада». Демоны сохранили свои прежние ангельские ранги, но обрели некую новую общность: ненависть к Богу и человеку. Демоны низшего ранга подчиняются более сильным созданиям не ради послушания, но только из страха. «Они подобны рабам», — считает отец Нанни.

Экзорцистам известны случаи, когда в ходе экзорцизма более сильный демон не позволял слабому покинуть жертву, даже если молитва причиняла тому нестерпимую боль. Так бывает, если человек одержим более чем одним демоном. Слабый демон всегда первым заявляет о себе. «Самые сильные демоны предпочитают затаиться; какое-то время они прикрываются более слабыми созданиями, посылая их вперед», — говорит отец Нанни.

Отмечено, что демоны могут испытывать антагонизм друг к другу. Отец Дэниэл, ставший экзорцистом в 2006 году в Риме, встречался с двумя одержимыми в разные дни. Как только они сходились в одном месте, их демоны тут же заявляли о себе, вступая в противостояние настолько яростное, что это нередко приводило к рукопашным стычкам. Но, несмотря на такое неприятие, другие группы демонов могут сотрудничать. Более сильный демон, выступающий в роли лидера одержимости, иногда приходит на помощь более слабому. Такое чаще всего случается в ходе обряда экзорцизма. В таких случаях экзорцист может четко определить присутствие более сильного демона, в то время как тип слабого демона (и его имя) меняется от сеанса к сеансу.

Для отца Гэри такая иерархия была чем-то новым, как и случай с Джованной. Удерживая Джованну, он был слишком занят, чтобы расслышать, какое имя называл отец Кармине, когда обращался к демону. Позднее отец Дэниэл обмолвится о том, насколько редким был этот случай: они столкнулись с истинно сатанинской одержимостью.

В автобус, на котором отец Гэри возвращался домой из Сан-Лоренцо, набилась целая толпа туристов и воскресных гуляк в теплых зимних куртках. От дыхания и большого количества тел было очень жарко. Стекла сильно запотели, и вентиляторы гнали в салон горячий воздух. Отцу Гэри удалось разместиться на пятачке у передней двери, с трудом вклинившись между водительской кабиной и массой людских тел, сбившихся в длинном проходе между сиденьями. После всего, что он испытал в Сан-Лоренцо, такое тесное соседство выглядело особенно странным. Возвращаясь мыслями к обряду, он не мог не вспомнить, как демон смотрел прямо в его глаза. Казалось, демон видел его насквозь, как будто заглядывал в душу.

Многие экзорцисты утверждают, что за ними постоянно наблюдает демон. Многие, если не все, описывают необычные жизненные моменты, когда они чувствовали непосредственное вмешательство злых сил. Отец Бамонте вспоминает один сеанс экзорцизма, в ходе которого выяснилось, что демону известно о его ревматизме. «Не ноют ли с утра твои кости?» — с издевкой спросил демон.

Отец Кармине как-то изгонял демона, с ехидством напомнившего экзорцисту о его недавнем путешествии: «Как глупо с твоей стороны думать, что поездка в Лурд может помочь». При этом экзорцист точно помнил, что не рассказывал жертве о своих планах.

Отец Нанни объясняет это следующим образом: «Духовное измерение вполне сочетается с материальным — [ангелы и демоны] живут рядом с нами и видят нас, хотя мы не видим их. С библейской точки зрения их функция — вылавливать каждую нашу ошибку, чтобы затем бросить это нам в лицо». По этой причине Сатана в большинстве случаев выступает в качестве «обвинителя» — как, например, в этом отрывке из Библии: «И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь» (Откровение святого Иоанна Богослова, 12:10).

Отец Нанни говорит: «Это означает, что демон всегда деятельно следит за людьми и получает удовольствие, если видит, что они не преданы Господу и, как результат, переходят на сторону Сатаны. Он хочет, чтобы человечество тоже восстало против Бога — и это единственное весомое обвинение, которое он сможет предъявить человеку на Страшном Суде».

Ощущение демонического взгляда, заглядывающего прямо в душу, не оставляло отца Гэри и на следующий день после сеанса. Он не мог не думать о том, какие последствия может повлечь столь прямое взаимодействие со злом. После несчастного случая в горах отцу Гэри часто приходила мысль, что Господь спас его по какой-то, пока неизвестной ему причине. Годы спустя, когда в его жизни что-нибудь происходило, он всякий раз думал: «Что ж, возможно, вот она, причина». Спустя некоторое время он перестал об этом думать. Теперь, оглядываясь на цепь событий, приведших его в Рим, отец Гэри находил в них определенную логику. Его работа в похоронном бюро, несчастный случай, его депрессии и вера в исцеляющую силу молитвы… Возможно, Бог нарочно подвел его к мысли стать экзорцистом? Он не мог сказать с определенностью, но знал, что пережитое наверняка укрепило его в стремлении попробовать. И если так было угодно Господу, то пусть дьявол наблюдает сколько хочет — ведь на него смотрит Бог, и только это имеет значение.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

ИЗБАВЛЕНИЕ

Главная уловка дьявола в том, что он заставляет нас думать, будто люди недостойны прощения. Неверие в милость Божию есть наибольшая ложь, подносимая демоном.

Слова христианина-харизматика, помогавшего отцу Бамонте во время экзорцизма

До наступления полуночи оставалось совсем немного времени. Отец Дэниэл сидел на скамье в церкви вместе с Сильвией, усталой тридцатисемилетней женщиной с запавшими глазами и редеющими волосами. Сильвия, сосредоточенно взиравшая на статую Девы Марии, была одета в плотную куртку и шарф, надежно защищавшие от холодного ночного воздуха. Отец Дэниэл был в черной куртке, почти скрывавшей темно-коричневую рясу. Священник едва слышно молился, перебирая четки. В это позднее время в церкви было пусто. Глядя на часы, отец Дэниэл с сомнением вспоминал то, что демон сказал о своем уходе. За два месяца до этого демон объявил, что именно в эту ночь он, наконец, покинет жертву. Как правило, отец Дэниэл не придавал большого значения тому, что говорит демон, и потому был настроен скептически. Но в этом случае, после целой серии проведенных в Риме обрядов, демон точно назвал время и место: с наступлением полуночи, в Лурде, во Франции.

Сильвия молилась, перебирая четки и едва заметно раскачиваясь. Отец Дэниэл старался не терять надежды. Одержимость Сильвии, длившаяся более двенадцати лет, относилась к самым тяжелым случаям и едва не довела жертву до самоубийства. Уже восемь месяцев отец Дэниэл помогал Сильвии молитвами.

С приближением минутной стрелки к полуночи отец Дэниэл начал думать о том, что может стать знаком ее освобождения. Возможно, демон выйдет с жестокой силой или заставит жертву отрыгнуть талисман? Священник мысленно приготовился к худшему. Вернувшись к четкам, он ненадолго забыл о времени. Несколько минут они продолжали молиться — как вдруг Сильвия сделала глубокий, утробный выдох. Казалось, что на ее грудь нажала невидимая рука: «Хххаааа…»

Священник внимательно посмотрел на женщину. Вид у нее был немного озадаченный.

Отец Дэниэл продолжал внимательно следить за реакциями, ожидая продолжения. Сильвия продолжала спокойно сидеть. Потом она неуверенно шевельнулась.

— Как себя чувствуешь? — спросил священник.

— Отлично, — задумчиво ответила Сильвия.

Священник недоверчиво переспросил:

— Есть какие-то сомнения?

Женщина отрицательно покачала головой.

Отец Дэниэл немного подождал, однако ничего не произошло. Вспомнив про время, он посмотрел на часы. Стрелки показывали начало первого. У Сильвии не было часов, так что она не знала точного времени.

— Давай прочитаем благодарственную молитву, — предложил отец Дэниэл, втайне надеясь, что демон уже не выкинет какого-нибудь нечестивого фокуса.

Несколько минут они молились, после чего настроение Сильвии заметно улучшилось. Осознав происшедшее, она вытерла вдруг покатившиеся слезы. Демон наконец ушел прочь.

Неделю спустя, все еще опасаясь праздновать победу, отец Дэниэл направил Сильвию к отцу Аморту. После двух молитвенных обрядов, во время которых женщина не проявила никакой видимой реакции, отец Аморт произнес благодарственную молитву и объявил, что она «исцелена». Для Сильвии закончился долгий период испытаний.

На освобождение жертвы уходит долгое время, и хотя отец Кармине говорил о некотором улучшении состояния его подопечных, отец Гэри пока этого не замечал. В какой-то момент сестра Ханика вообще не смогла встать с постели. Другая молодая женщина, раньше не имевшая возможности заниматься учебой, теперь проводила в университете весь день. Отец Гэри, лишь недавно познакомившийся с этими людьми, не имел реальной возможности оценить их состояние. На одном из сеансов ему показалось, что сестра Ханика чувствует себя лучше. После обряда экзорцизма она даже улыбнулась отцу Кармине и поцеловала его руку.

Но экзорцизм не творит чудеса. По общему мнению экзорцистов, освобождению жертвы способствуют три фактора: поведение одержимого, действия экзорциста и Божье позволение. Здесь важны все три фактора, хотя и не в одинаковой степени. По сути, освобождение наступает, когда дух Божий приказывает демону оставить жертву. В ходе обряда экзорцизма этот приказ отдает сам экзорцист, как представитель католической церкви, действующий во имя Иисуса Христа. И хотя этот приказ имеет большое значение, непосредственное исполнение трудной задачи остается за Господом.

По утверждению отца Маттео ла Груа: «Освобождение есть дар от Бога, и Бог может освобождать когда Он хочет, и как Он хочет, даже без вмешательства человека». Однако действенность божественного присутствия во многом определяется сотрудничеством жертвы, а также (в несколько меньшей степени) зависит от веры экзорциста. К примеру, если кто-то решил сжечь муравья, собрав солнечные лучи при помощи лупы, то солнечный свет будет аналогом духа Божия; лупа сыграет роль человека, принимающего любовь Господа и направляющего эту любовь на муравья, который, разумеется, будет демоном.

Для успешного исполнения обряда необходимо, чтобы жертва помогала экзорцисту. Жертвы должны отказаться от подчинения демону и отречься от любых грехов, которые могли привести их к одержимости. Они также обязаны молиться и обращаться к церковным таинствам.

Не все одержимые будут католиками или новообращенными, но некоторые окажутся таковыми и, тем не менее, освободятся. Отец Аморт рассказывал, что ему случалось изгонять демонов из мусульман и индуистов, но в ходе обряда он молился во имя Иисуса Христа. «При этом я просил их соблюдать свои духовные ритуалы. Например, мусульмане должны молиться, и я разрешал им это делать. В других случаях я говорил жертвам, чтобы они вели себя по совести и честно следовали своим профессиональным и моральным обязанностям».

Важнейшее условие освобождения — это примирение с Богом. Отец Хосе Антонио Фортеа пишет: «Экзорцизм освобождает от демона тело человека; исповедь освобождает от зла его душу. Исповедь — это не только прощение, но и исцеление души, наполняющее нас светом».

Процесс освобождения может тянуться очень долго, особенно в случаях, когда жертва одержимости далека от Бога или, в редких случаях, участвует в сатанинских ритуалах. Другим серьезным препятствием оказывается неспособность жертвы к прощению. Отец Аморт пишет «Искреннее прощение, включающее молитву о том, кого прощают, и произнесение мессы ради пересмотра им своих взглядов — нередко это бывает средством разрешения тупиковых ситуаций, помогающим скорейшему исцелению».

Демонизированной личности бывает нелегко пройти этот путь, учитывая, что демон способен, как говорят экзорцисты, «нападать изнутри» (убеждая человека в том, что он или она немного не в себе, что никакой одержимости нет и обращаться к экзорцисту нет смысла), либо может прибегнуть к прямому физическому вмешательству (например, демон может вызвать такую усталость, что жертва будет не в состоянии встать с постели). В случае с Анной демон, по ее рассказу, почти убедил жертву в том, что она сама все вообразила, и даже внушил, будто отец Бамонте собирается на ней заработать, издав книгу с записями сеансов экзорцизма.

Отец Бамонте сумел избавить Анну от навязчивых мыслей, предложив демону угадать содержимое запечатанного конверта. Поняв, что демону известно содержимое конверта, Анна заявила, что ее одержимость доказана. После этого случая охватившее Анну чувство безнадежности отступило, и она с новой силой обратилась к молитвам. Несомненно, что экзорцист должен обладать особой духовной стойкостью. «Экзорцист должен вести интенсивную молитвенную жизнь и не должен бояться, — говорит отец Бамонте. — Разве возможно бороться со злом, если ваша духовная жизнь бедна и если вас не защищает вера? Молитва, любовь к Господу и отсутствие грехов — вот оружие, которым пользуется экзорцист».

Некоторые демоны значительно устойчивее других. Длительность периода одержимости — важный элемент, который необходимо учитывать экзорцисту. По утверждению экзорцистов, если демон вселился в младенчестве и человек долгие годы не посещал экзорциста, то такой случай всегда бывает трудным и требует более длительной работы, так как демон становится практически частью личности одержимого.

Хотя самые трудные ситуации всегда связаны с проклятием, еще одним фактором также может оказаться сила демона. Отец Кармине объясняет это так: «Между жертвой и тем, кто инициировал проклятие, всегда остается какая-то связь. Трудность таких случаев объясняется ненавистью, сосредоточенной на человеке, пострадавшем из-за проклятия».

В отличие от естественных болезней, при которых лечение обычно приносит облегчение, при демонической одержимости процесс экзорцизма идет совершенно иным образом. Будучи обнаруженным, демон изо всех сил сопротивляется молитвам экзорцизма. Как считают экзорцисты, усиливающиеся демонические наваждения, как правило, свидетельствуют о верном выборе направления действий — несмотря на причиняемые жертве страдания.

Отец Бамонте советует: «Иногда случается, что на человека, одержимого в течение долгого времени и только начинающего приближаться к Богу, обрушивается цепь негативных событий. Знаю, это может показаться странным, но это, несомненно, добрый знак, свидетельствующий о реакции демона на скорое поражение. Вам не стоит отчаиваться: это добрый знак. Я всегда говорю: „Не бойтесь демона, бойтесь греха“».

По мере чтения молитв об освобождении и молитв о возвращении жертвы к Богу, демон становится все более слабым. Обычно о приближении момента освобождения говорят несколько знаков. Отец Нанни говорит об этом так: «Голос демона постепенно слабеет, в моменты кризиса его способность к разного рода проявлениям уменьшается, и от сеанса к сеансу демон сдается все быстрее. Если экзорцизм раз за разом заканчивается быстрее, если уменьшается длительность состояний одержимости и скорее наступает временное облегчение — это значит, что демон слабеет. Также нормализуется и каждодневное существование жертвы».

Демон может обозначать момент, когда он покидает жертву. Если одержимость была вызвана заклинанием, демон иногда обозначает освобождение, заставив жертву изрыгнуть некий объект. Объект может быть исторгнут через анус или путем выделения сквозь кожу. Экзорцисты встречались с такими случаями. Отец Кармине как-то видел на коже у одержимой женщины слизеподобные выделения зеленого цвета. Демон может подавать знак, произнося молитву или читая церковный гимн.

В некоторых случаях экзорцист просит демона подать знак, как-либо связанный со страданиями, причиняемыми демоном. Отец Дэниэл рассказал, что однажды он попросил, чтобы таким знаком стала беременность одержимой — поскольку считалось, что именно демон препятствует ее беременности. Как говорят, всего через месяц после освобождения женщина забеременела — хотя до этого стремилась к этому целых пять лет, без всякого успеха.

В общем случае при выходе демон может не подавать никакого знака. Отец Нанни объясняет: «Если человек живет в мире, не испытывает беспокойства со стороны демона, может молиться и жить в милости Божьей — значит, этот человек более не одержим. Если при возвращении к молитве или во время экзорцизма наступает новый кризис, это означает, что освобождение было лишь временным». В качестве меры предосторожности многие экзорцисты продолжают молитвы над жертвой и после освобождения, в течение некоторого времени.

Бывает и так, что после освобождения демон возвращается. Обычно экзорцисты предлагают прочитать благодарственную молитву (отец Дэвис предпочитает молитву «Gloria» из воскресной католической службы), а затем испрашивают, чтобы Дух Святой заполнил пустоту, оставшуюся после ухода демона. После освобождения человек должен жить в строгом соответствии с христианскими заповедями, не впадая в привычки и грехи, в свое время вызвавшие к нему демона и могущие привести к новой, еще более глубокой одержимости (от Матфея, 12:43–45).

В 2003 году Беатрис, сорокашестилетняя замужняя женщина, работавшая биологом в медицинской лаборатории, начала сталкиваться с необычными явлениями. С ней происходили всякие нелепые случаи, предметы в ее доме двигались сами собой, а однажды неведомая сила уронила на землю ее мать, сломавшую руку при падении. Через год на всей одежде Беатрис начали появляться пятна, напоминавшие прижог утюгом. Пятна всегда появлялись в одном и том же месте, на бедре, и всегда были одного размера. Вначале женщина решила, что сошла с ума, но потом ей удалось выйти на отца Бамонте, обнаружившего присутствие сразу трех демонов. В итоге Беатрис освободилась от демонов после двухлетней борьбы и еженедельных изматывающих посещений экзорциста.

«В ничем не примечательный день 1 декабря 2006 года Господь наконец позволил освободить меня от демонов. Честно говоря, настроение мое уже несколько дней было упадническим — все потому, что после периода относительного спокойствия „того парня“ [демона], я опять вернулась к старым временам, когда легко могла наорать или, что того хуже, наброситься на кого угодно, словесно или физически. Если в прошлом я обычно не теряла сознания и чувствовала себя словно бы раздвоенной между ощущениями моей собственной жизни и чувствами демона (иногда даже начинало казаться, что у меня галлюцинации или какой-то психоз), то в последние два месяца я стала впадать в состояние глубокого транса. В такие моменты я чувствовала одну злобу, смешанную с ощущениями чудовища, проявлявшего себя настолько диким способом, и в конце не помнила почти ничего — разве только некоторые отрывки.

К несчастью, такая перемена заставила меня думать, что события по какой-то необъяснимой причине идут к худшему. Фактически, если я даже продолжала верить в божественную милость Господа и защиту святой Девы Марии, эти реакции подводили к мысли о том, что сила демона по какой-то причине возрастает и день моего освобождения все еще очень далек. Несмотря на трудности, я посвящала каждый день своей жизни Господу и Непорочной Деве Марии.

На прошлом сеансе у меня изо рта в огромном количестве выходила слизь. Казалось, я исторгла все накопившееся внутри зло, но в конце оказалось, что „тот“ все еще находится во мне. День, когда демон оставил меня, был совершенно особым. Это случилось в пятницу, сразу после праздника Христа, Царя нашего. Через два дня мы собирались отмечать первое воскресенье Адвента, а через неделю должен был начаться праздник Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии (на самом деле мы с мужем уже два дня как начали читать девятидневные молитвы). По сути, это было удивительное совпадение нескольких сакральных событий. Обряд экзорцизма, как обычно, начался с молитв, за которыми последовала формула обряда. Необычной была лишь особенно сильная реакция демона на слова „Через Христа, с Христом и во Христе“. Выглядело так, словно он никогда прежде не слышал такой молитвы. Демон впадал в ярость, и то старался укусить за руки тех, кто пытался меня удержать, то отталкивал распятие, возложенное экзорцистом мне на грудь, то (к моему великому сожалению) плевал на распятие. Совершенно неожиданно (не помню точно, когда это произошло; кажется, после того, как экзорцист призвал Деву Марию) через меня прошла мощная волна пронзительного белого света, всепроникающего, но доступного сознанию, чувствам — и принесшего очень теплое, мирное ощущение, — при том, что этот же свет заставил демона испытать жестокую боль.

Я снова почувствовала, что как бы разделена на две части — со своими и „его“ ощущениями. Закрыв глаза, я увидела мысленным взором, что мы находимся в глубоком сумраке и таким образом поняла, что озарявший меня свет был светом духовным. Снова закрыв глаза, я почувствовала, как тот же свет с силой тысячи острых лезвий вонзается в глаза чудовища. В это самое время демон визжал и вертелся как бешеный, утверждая, что покров Девы Марии (которую демон называл „она“) душит его, причиняет огромную боль и даже вызывает жестокие, неописуемые судороги. Ближе к концу обряда демон испустил вопль, какого я еще не слышала. Затем я почувствовала, что кто-то выворачивает меня наизнанку.

После все неожиданно успокоилось и наступила тишина. Я открыла глаза и сама вышла транса. В завершение обряда меня благословил отец Франческо [Бамонте]. Я еще не знала, что произошло нечто необыкновенное.

Как уже сказано, на самом деле три дня, предшествовавшие экзорцизму, были очень тяжелыми. Я чувствовала, как во мне нарастают злоба, смятение и надежда. Нельзя сказать, что такого рода эмоции были в новинку — просто я никогда не испытывала одновременного наплыва столь сильных чувств. Казалось, моя жизнь подходит к концу. После обряда экзорцизма мне стало чуть легче, и с этого момента мое состояние непрерывно улучшалось.

На сеансе экзорцизма, устроенном через две недели, я оставалась в сознании. Когда я закрыла глаза, отец Франческо решил проверить мои реакции. Зрачки реагировали вполне нормально. С самого начала обряда я мысленно произносила формулу, в которой отказывалась от всякого „сотрудничества“ с демоном, говоря „тому“, что с Божьей помощью я ни за что не позволю ему получить надо мной власть. Раньше я не могла сделать ничего подобного.

В самом конце отец Франческо предложил своим помощникам зачитать какой-нибудь отрывок из Библии. Один из них раскрыл Священное Писание на случайной странице. Это оказалось Евангелие от Луки и в отрывке было сказано о том, как Иисус учил в синагоге Назарета. „И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать. Ему подали книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу (От Луки, 4:16–18). Этот отрывок из Библии был чудесным подтверждением того, что случилось: Господь меня освободил! От радости я расплакалась, а потом возблагодарила Господа и Непорочную Деву Марию, и не устану благодарить, пока жива“».

Много лет научное и медицинское сообщество отвергало идею о возможности исцеления посредством молитв или церемониальных обрядов вроде обряда экзорцизма. В наши дни уже не оспаривается способность определенных целительских ритуалов приносить немедленное облегчение — и антропологи располагают многочисленными документальными свидетельствами избавления от самых разных человеческих недугов, в диапазоне от депрессии, вредных привычек и раздражительности до более серьезных болезней, в том числе опасных для жизни. Как наука относится к такому «аномальному исцелению»?

Подобный опыт исходит из различия понятий «целительства» и «лечения». Согласно данным Стэнли Криппнера и Джинн Ахтерберг, опубликованным в книге «Разнообразие аномального: изучение научных свидетельств», для многих аборигенов «целительство» связано с восстановлением физических, умственных, эмоциональных или духовных способностей человека, в то время как понятие «лечения» обычно соотносится с преодолением заболеваний, биологических по природе.

Пытаясь найти возможные объяснения аномального целительского опыта, ученые-теологи и врачи перебрали множество способов. Так, изучая одержимость духами на Гаити, ученый Стив Мицрах пришел к заключению, что в культе вуду избавление от одержимости может рассматриваться как своего рода психотерапия или способ лечения «народными» средствами. В дополнение к этому Льюис, автор книги «Экстатические религии: исследование шаманизма и одержимости духами», указывал, что «напряженная психологическая атмосфера» сеанса может приносить эффект при лечении определенных невротических и психосоматических нарушений. По мнению Льюиса, иногда такое воздействие способно усиливать волю пациента к выздоровлению и при лечении обычных болезней.

Целый ряд ученых — специалистов по мышлению указывали на возможность успешного применения экзорцизма для лечения пациентов с диссоциативным расстройством идентичности. Например, доктор Маццони считает, что иногда экзорцизм является своего рода выходом, избавляющим людей от чувства вины, говоря, что их проблемы вызваны внешней силой. По словам доктора Маццони, «пациентам дают возможность „очиститься“… По сути, священник выступает в роли лечащего врача, и только он один может справиться с темной стороной личности».

Сравнивая экзорцизм и традиционный подход к лечению диссоциативного расстройства идентичности, доктор Стивен Джей Линн отмечал, что первый подход может оказаться более эффективным. «В некотором смысле обряд экзорцизма гораздо проще и понятнее — ведь если врач полагает, что излечение больного невозможно до момента, когда будет объяснена подсознательная сторона его поведения, когда будут восстановлены фрагменты его памяти и объединены все его личности, то индивидууму или пациенту придется выдержать эмоционально трудный процесс „сборки“ памяти (особенно если воспоминания относятся не к реальным событиям). Сегодня экзорцизм — понятная процедура, не требующая интенсивной подготовительной работы с человеческой личностью. Поэтому я считаю, что это фактически средство весьма эффективное и позволяющее человеку, если можно так выразиться, „лучше себя чувствовать“».

Доктор Ричард Галлахер полагает, что назначение обряда экзорцизма вовсе не в этом. Галлахер говорит: «Я не стану использовать экзорцизм для лечения психических расстройств. На мой взгляд, экзорцизм не подходит для работы с легко внушаемыми индивидуумами или людьми, ошибочно полагающими себя одержимыми. Конечно, мне известно мнение некоторых специалистов, утверждающих, что экзорцизм может приносить терапевтический эффект — но это, в конце концов, не главная причина его использования. К экзорцизму прибегают, когда [экзорцист] считает, что человек одержим именно демонической сущностью и нуждается в духовной помощи».

Интересно, что современная неврология также уделяет внимание теме экзорцизма. Доктор Джеффри Шварц, нейропсихиатр из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, разработал способ лечения обсессивно-компульсивного расстройства, очень напоминающий практику экзорцизма, принятую в определенных кругах. Изучая данное заболевание, доктор Шварц выяснил, что пластичный характер человеческого мозга усиливает действие побудительных импульсов, поскольку количество нервных путей увеличивается по мере их использования. Предположив, что при наличии корректного набора команд мозг может самостоятельно реконфигурировать нервные пути, доктор Шварц разработал программу из четырех шагов, по его утверждению, решающую проблему естественным образом. Подобно тому, как религиозный человек дает своему побудительному импульсу демоническое имя, первый шаг программы доктора Шварца учит пациента, что его проблема возникла в результате обсессивно-компульсивного расстройства, а не из-за его собственных действий. По данным доктора Шварца, такой способ эффективен для перенаправления внимания пациента, что позволяет избежать деморализующего воздействия его невротического поведения.

Целительские обряды могут оказываться действенными в силу эффекта плацебо. Психолог доктор Майкл Хайлэнд, работающий в Плимутском университете Соединенного Королевства, провел обширное исследование средств плацебо, которые он сам предпочитает называть средствами «ритуального лечения». «Мне не нравится слово „плацебо“ — ибо такое название подразумевает, что, с одной стороны, мы знаем причину, и с другой — мы знаем механизм действия. Но мы ничего этого не знаем». Доктор Хайлэнд впервые заинтересовался плацебо, когда изучал способы «индивидуальной» терапии. Он говорит: «На самом деле характер терапии не имеет значения. Важен результат — и это единственное, что можно утверждать. Другой вопрос, как работают эти средства. Здесь еще нет единого мнения».

По мнению многих, житейский опыт подсказывает, что эффект плацебо основан на ожиданиях пациента, но доктор Хайлэнд придерживается другого мнения. «Улучшение состояния и исцеление вызываются не только ожиданиями больного. На самом деле это процесс гораздо более сложный».

Доктор Хайлэнд предложил идею, которую он сам называет соответствием мотивации. «В своих исследованиях мы предполагаем наличие двух согласованных механизмов. Один из них — хорошо разработанный механизм реакции на ожидания. Второй — мотивационный механизм, в котором больные получают лечебный эффект, участвуя в терапевтических ритуалах, соответствующих их самостоятельно определяемым или самостоятельно актуализируемым целям. То есть, если в процессе лечения они достигают самоактуализации, это вызывает положительный терапевтический эффект, основанный не на ожиданиях, а на мотивации». Иначе говоря, когда индивидуум чувствует необходимость лечения, то и терапия оказывает больший эффект за счет более активного участия больного в этом пррцессе.

Что более важно, как показало исследование доктора Хайлэнда, вера в действенность обряда не является условием его эффективности: на самом деле значение имеет лишь то, как индивидуум «ощущает» себя внутри процесса. «Обряддолжен в основе своей согласовываться с вашими мотивациями. Так, например, если мы посчитаем молитву ритуалом, предназначенным для терапии, и предположим, что людям это известно, то увидим все те же психологически опосредованные эффекты, в числе которых, возможно, будет ожидание». Иными словами, религиозные обряды скорее действуют на людей религиозных.

Впрочем, доктор Хайлэнд делает оговорку о том, что пока не существует полной ясности о механизме эффекта плацебо. Он резюмирует: «Пока я могу объяснить лишь десятипроцентный разброс данных, не более того».

Одна из идей, в сторону которых ученый смотрит с надеждой глубже разобраться в механизме плацебо, — это идея о квантовой «запутанности», или состояния, позволяющего двум элементарным частицам вести себя одинаково вне зависимости от того, на каком расстоянии друг от друга они находятся. При этом, если вы измеряете состояние одной частицы, вы немедленно определяете состояние другой. Если идея верна, то квантовая запутанность может помочь в объяснении таких явлений, как исцеление на расстоянии или действие молитвы. Однако, пока доктор Хайлэнд не вполне убежден в наличии фактов, подтверждающих эту теорию. «Бытует мнение, что раз в мире квантовых взаимодействий случаются некие занятные явления, то такое должно происходить и в макромире — хотя пока не доказано, что это так».

Пожалуй, в попытках дойти до сути явлений сверхъестественного мира никто не продвинулся глубже, чем канадский нейробиолог Майкл Персингер, выполнивший целый ряд экспериментов, в которых он попытался доказать возможность воспроизведения главных составляющих «мистического» опыта (в том числе ощущений, переживаемых в момент клинической смерти) путем электростимуляции височных долей головного мозга. С этой целью Персингер разработал электромагнитное устройство, названное им «шлемом бога» и, по его предположению, способное вызывать ощущения, сопутствующие мистическому опыту или клинической смерти — а именно ощущений выхода из тела, обладания абсолютным знанием, туннеля из белого света, и им подобных.

Впрочем, как отмечали некоторые критики, эксперименты дали весьма неубедительные результаты. Вместо логически связных и четких впечатлений, описываемых теми, кто пережил клиническую смерть, установка Персингера наводила лишь ощущения легкого тумана в голове. О своем «глубоком разочаровании» сказал даже известный британский писатель, эволюционный биолог Ричард Докинз, опробовавший шлем в 2003 году и не испытавший ничего, кроме несколько учащенного дыхания и слабости в ногах.

К тому же нашлись ученые, указавшие на ошибочность допущений, положенных в основу самой концепции. Брюс Грейсон написал в книге «Разнообразие аномального: изучение научных свидетельств»: «Корреляция между состоянием мозга и ощущением не обязательно означает, что данное ощущение вызвано данным состоянием мозга; мозг может открывать доступ либо отражать данное ощущение». По замечанию одного из критиков знание того, как работает телевизор, не обязательно проливает свет на происхождение телесигнала.

Разумеется, люди верующие сразу отметят, что главная и органическая ошибка подобных теорий состоит в попытке взвесить и измерить то, что не вписывается в обстановку лаборатории — а именно дух. Верующие осуждают позицию критиков, старающихся перевести вопрос из плоскости веры в область чистой науки (особенно материалистической науки) и использующих для этого примерно следующую аргументацию: если мы сможем доказать, что существует естественное объяснение некоего явления, тогда на вас ложится бремя доказательства его «сверхъестественного» происхождения. Это автоматически означает, что легитимное или реалистичное «доказательство» всякой сверхъестественной причины должно быть научным. Но разве могут научные стандарты считаться единственным критерием?

В своем опровержении теолог Джон Хогт приводит концепцию, которую он называет «многоуровневым объяснением». Иллюстрацией может служить ответ на простой вопрос: почему на плите закипает кастрюля с водой? Один из возможных ответов: потому что молекулы воды (Н20) начинают двигаться быстрее и вода переходит в состояние пара. Вот другой ответ: вода кипит потому, что кто-то зажег газ. Возможен третий ответ: вода кипит потому, что кто-то захотел выпить чашку чая. Все три ответа правильны и лишь отражают разные уровни понимания. Для верующего человека научное объяснение выглядит лишь до определенной степени правильным.

Наверное, не стоит удивляться тому, что некоторые врачи и ученые стараются заполнить этот предполагаемый разрыв между наукой и религией.

Авторы книги «Духовный мозг» нейробиолог Марио Борегард и журналистка Дениз О'Лири выступают против мнения о том, что люди — не более чем «биологические автоматы», а их духовный опыт есть простой результат работы синапсов, возбуждающих клетки мозга. Вместо этого авторы, использовавшие целый ряд научных источников, предлагают нематериалистический взгляд на нейробиологию, где сознание отделено от тела. Так, например, рассматривая работу доктора Шварца по обсессивно-компульсивным расстройствам и способ, с помощью которого пациенты могли самостоятельно реконфигурировать нервные пути своего мозга, Борегард и О'Лири высказали твердое убеждение, что для реализации подобной перестройки необходим внешний агент, «дирижирующий» процессом.

Сходным образом, для определения зон, участвующих в оценке восприятия «мистического опыта» (определяемого авторами как «ощущение уверенного мистического контакта с высшей правдой или высшей силой, стоящей над законами вселенной»), Борегард применил к группе монахинь-кармелиток, погруженных в созерцательное состояние, технологию отображения состояния мозга, позволявшую находить области, наиболее активные в указанных состояниях. Сканирование показало, что в моменты, когда эти монахини сообщали о восприятии мистического опыта, их ощущения вовсе не ограничивались одной изолированной зоной мозга (к примеру, левой височной долей), а скорее демонстрировали взаимодействие сразу нескольких зон, отвечающих за разнообразные функции — включая самосознание, эмоции, обработку зрительных и моторных образов, а также духовное восприятие. По мнению Борегарда и О'Лири, результаты исследования не только доказали факт, что мистическое восприятие имеет комплексный и многомерный характер, о котором говорят люди, испытавшие подобный опыт, но также подтвердили, что такое восприятие является продуктом здорового, нормально функционирующего мозга и не может быть признано неким случайным сбоем или дефектом его работы.

Психиатр из Сан-Франциско и одновременно священник англиканской церкви, доктор Крейг Айзек также прилагает усилия к сохранению разрыва между наукой и религией. Работая сразу в двух сферах, доктор Айзек обследовал огромное количество больных, выясняя наличие того или иного психического расстройства. По его убеждению, некоторые из пациентов определенно страдали демонической одержимостью, и во всех подобных случаях он применял молитвы об освобождении.

По мнению доктора Айзека, ключевым при определении научной и религиозной составляющей оказывается вопрос: «Основано ли восприятие своего „я“ на психике, или оно приходит из внешней сферы?» Иначе говоря, вопрос в том, представляет ли индивидуум, что он якобы говорит с неким существом (к примеру, как ребенок общается с воображаемым другом), либо он реально контактирует с другим индивидуумом, которого доктор Айзек определяет как существо, «полностью отличное» от первого?

В работе доктора Айзека определяются пять характеристик, сопровождающих восприятие чужого «эго». Во-первых, пациент ощущает внешний характер феномена; во-вторых, его восприятие имеет характер непостижимого; в-третьих, его опыт сопровождается ощущением безотчетного страха или благоговейного трепета; в-четвертых, его ощущения сопровождаются необычной ясностью — и, в-пятых, возникающие видения сопровождаются неясным свечением или тенью, или прекрасным ярким светом.

Доктор Айзек не считает данные критерии общими для всех психозов. Проблема определяется адекватно, неадекватно или вообще остается не обнаруженной — в зависимости от школы, к которой принадлежит врач, либо в зависимости от его представлений.

Доктор Айзек верит в «тройственную природу» человеческого существа, сочетающего телесное, душевное и духовное — идею, которая основана на Первом послании к Фессалоникийцам (солунянам) святого апостола Павла, 5:23. В силу тройственной природы человека, такое понимание вполне может ассоциироваться с болезнью, так же как разнообразные заболевания способны нарушать одну или более функций.

В этой модели телесные недуги вызываются болезнями, с которыми имеет дело обычная медицина. В то же время заболевания души (неврозы или психопатическое поведение) вызываются нарушением одной или более чем одной духовной функции, и их лечение может состоять в молитвах или во внутреннем самоисцелении. Недуги третьей категории, или «болезни духа», возникают в связи с личными грехами либо из-за демонизма, и они могут вести к тому, что доктор Айзек называет «экзистенциальными неврозами», при которых пациент утрачивает «свободу личности» или не видит в жизни смысла. Если причиной оказывается грех, то пациенту могут помочь покаяние и прощение. В случае демонического источника необходим экзорцизм или молитва об освобождении.

Поскольку все эти функции человеческого существа так или иначе связаны, любое заболевание, нарушающее одну из функций, может также затрагивать остальные. «Поэтомудуховные нарушения могут подрывать волевые компоненты личности, а душевные болезни способны воздействовать на телесное здоровье пациента», — считает доктор Айзек.

* * *

Хотя совершенно ясно, что прогресс науки и медицины объясняет, почему многие люди, заявляющие о своей одержимости, могут испытывать вполне искреннее чувство исцеления в результате экзорцизма, все же остаются некоторые вопросы. Такие паранормальные явления, как ясновидение, левитация или общение на прежде неизвестных языках, все еще требуют научного объяснения. Возможно, однажды наука сможет объяснить явления такого рода. Но до поры нельзя сбрасывать со счетов огромное количество фактов, затрагивающих жизнь многих людей, лишь потому, что их ощущения не подкреплены достаточным научным обоснованием.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ

Наша профессия важна, если мы, экзорцисты, посредством одержимости и экзорцизма доказываем, что Бог не только существует, но и обладает большей силой. Таков путь веры — и я всегда говорю об этом в приходе, встречаясь с семьями, в которых есть одержимые.

Лишь милость Господа может вернуть этим людям сознание евангелической миссии нашей веры.

Отец Джанкарло Грамолаццо

В конце марта в Рим приехал епископ отца Гэри. Он прибыл вместе с другими священниками из епархии Сан-Франциско и Сан-Хосе, чтобы присутствовать на церемонии назначения в кардиналы архиепископа Левады. Епископ пробыл в городе всего около недели, тем не менее нашел время, чтобы встретиться с отцом Гэри и поговорить о его новом назначении. Еще в ноябре, когда отец Гэри уже четыре месяца как был в академическом отпуске, епископ интересовался, не захочет ли он поработать священником в приходе Сердца Иисуса в Саратоге, штат Калифорния. В один из дней они сели в читальном зале Каса, чтобы поговорить о прошлом — и о том, хочет ли отец Гэри служить в новом приходе.

Закончив обсуждать дела, епископ спросил о том, как идет обучение экзорцизму — без сомнения, ожидая получить в ответ несколько казенных фраз о занятиях, лекциях и учебниках. К его немалому изумлению, отец Гэри ответил, что только на этой неделе он присутствовал на пятнадцати сеансах экзорцизма.

— Так ты что, видел настоящий обряд экзорцизма? — переспросил епископ.

— Да, примерно шестьдесят раз, — ответил отец Гэри.

Затем отец Гэри подробно описал детали некоторых сеансов, увиденных им в церкви Сан-Лоренцо. Епископ сосредоточенно слушал. Отец Гэри привел слова отца Кармине (и других итальянских экзорцистов), утверждавших, что некоторые епископы не уделяют экзорцизму должного внимания. В продолжение разговора отец Гэри предусмотрительно заметил, что очень рад предоставленной ему возможности отправиться в Рим и учиться экзорцизму.

— Без этой учебы я даже не знал бы, с чего начать, — признался отец Гэри.

Затем разговор естественным образом перешел к практическому налаживанию обучения других американских священников.

— Если предполагается, что каждая епархия должна располагать собственным экзорцистом, то нам предстоит гигантская работа, — предложил отец Гэри епископу.

Одним из позитивных движений в этом направлении был созыв конференции на Среднем Западе США, которую отец Гэри собирался посетить в августе. По-видимому, организаторы собирались устроить нечто похожее на конференции Международной ассоциации экзорцистов. Конференция выглядела удобным местом для начала работы на новом поприще.

Отец Гэри намеревался вместе с епископом установить порядок на случай, когда кому-нибудь в епархии понадобится его помощь в качестве экзорциста. Здесь нужна была своя система, поскольку для начала экзорцизма отцу Гэри требовалось позволение епископа. Епископ обещал, что к моменту его возвращения все встанет на свои места.

В конце разговора отец Гэри поделился идеей создать в епархии что-то вроде «группы по экзорцизму». Его не оставляло беспокойство по поводу надежности распознавания одержимости, и, чтобы перестраховаться, он хотел, чтобы его «пациентов» осматривал психиатр или психолог. Задача осложнялась тем, что ему было необходимо подобрать знающих врачей, которые бы верили в возможность демонической одержимости, но не были слишком увлечены этой идеей — что, по мысли отца Гэри, могло оказаться такой же проблемой, как и излишний скептицизм. В дополнение ему хотелось заполучить в команду практикующего врача и, возможно, специалиста по истории теологии (это посоветовал экзорцист из Ангеликума).

Кроме медиков, он внес бы в список отца Кевина (отчасти имея в виду знание испанского) и еще пару священников. В то же время он пока не планировал собирать отдельную молитвенную группу (как советовал отец Бамонте). Отец Кармине всегда обращал его внимание на то, что посетители нередко стыдятся своего положения, — и отец Гэри хотел бы защитить обряд от вмешательства или присутствия посторонних. Как минимум он собирался сделать то же, что отец Кармине — пожертвовать оглашением имени одержимого во время мессы.

Когда беседа подходила к концу, епископ признался, что находится под большим впечатлением от настойчивости отца Гэри и еще раз выразил свою поддержку.

Еще до встречи с епископом отец Гэри думал о том дне, когда он проведет свой первый обряд экзорцизма. По собственному опыту депрессии он знал, что необходимо выработать взвешенный и спокойный подход, помогающий людям раскрыться и создающий обстановку, благоприятную для исцеления. Отцу Гэри не нравилась почерпнутая из некоторых более фундаменталистских книг идея о том, что причину любых проблем — сомнений, страха, алкоголизма, жадности — следует искать в демоне. Он находил их авторов «теологически озабоченными». Как замечательно написал Клайв Стейплз Льюис в «Письмах Баламута»: «Есть два равносильных и противоположных заблуждения относительно бесов. Одни не верят в них, другие верят и питают к ним ненужный и нездоровый интерес».[6]

Поэтому отец Гэри планировал начать с малого. Первое, что он сделает — это задаст ряд вопросов. Ходите ли вы на мессу? Посещаете ли церковь и молитесь ли? Когда последний раз исповедовались? Если ответы будут отрицательными, то, по всей вероятности, до экзорцизма придется вернуть такого человека к посещению церкви и участию в таинствах. Разумеется, для начала он ограничится простым благословением.

Оставалось неизвестно, согласятся ли прихожане с его осторожным подходом?

По опыту прихода Сент-Николас, где многие из бывших прихожан с ног до головы «упакованы» последними чудесами электронной техники, отец Гэри знал, как нелегко заставить людей остановиться, оглянуться и вложить личное время в занятие, отнюдь не сулящее быстрой отдачи. Впоследствии он скажет: «Мы живем быстро и быстро удовлетворяем свои потребности». С этим критическим замечание согласится почти каждый экзорцист.

Через несколько месяцев с подобными трудностями встретился отец Вине, попытавшийся вернуть к мессе прихожанку, обратившуюся к нему для экзорцизма. «Такое впечатление, что люди охотнее всего верят в крайности, — говорит он. — У меня есть счастливая возможность молиться вместе с прихожанами, но когда я говорю о необходимости посещения церкви и использования таинств, они смотрят на меня как на сумасшедшего. Они не считают религиозную практику необходимой. Знаю, что если сказать им: „Выйди на лужайку перед домом, покрути над головой мертвым цыпленком — и все наладится“, — то они так и сделают. При этом они считают зазорным сходить на мессу или на исповедь».

Отец Гэри предвидел и другие проблемы, в том числе свойственные именно американскому укладу. В отличие от Италии, где доминирует общественная монокультура (преимущественно католического толка), Америка представляет собой общество радикально иной конструкции. По прикидкам отца Гэри, в одной только епархии Сан-Хосе население говорит на ста разных языках. Наряду со значительной прослойкой испаноязычного населения в городе живет довольно много вьетнамцев. Для эффективной работы в таких условиях от экзорциста требовалось хотя бы поверхностное знание нравов различных иммигрантских групп (а также традиций их культуры).

Отец Гэри не считал себя знатоком в этой области. Он надеялся, что сможет получить нужную информацию или совет от других — возможно, более опытных американских экзорцистов. Понимая, как важно наладить регулярное общение, он обсудил это с отцом Винсом и еще с одним экзорцистом из штата Небраска. Основной проблемой была малая численность экзорцистов. По слухам, на всей территории США действовало всего около 14 официально назначенных экзорцистов. К тому же, как он уже отмечал в беседе с епископом, некоторые экзорцисты не прошли никакого формального обучения. Нельзя было вступать в схватку с демоном, не попытавшись найти единый подход к идее этого противостояния.

Наступил Великий Пост, и отец Гэри начал участвовать в ежедневных утренних мессах, проходивших в тех самых старых римских зданиях, где когда-то в домовых церквях собирались первые христиане (еще в те времена, когда нарождавшееся христианство было под запретом). Каждое утро около половины шестого отец Гэри покидал Каса и вместе с примерно другими 60 священниками пешком направлялся к очередному зданию, намеченному на этот день Великого Поста. Обычно священники выступали по очереди, произнося в разных церквях разные проповеди. Когда подошел черед выступать отцу Гэри, месса была назначена в церкви Сан-Мартино аи Монти (совсем небольшом храме, где, по слухам, был впервые прочитан Никейский Символ веры). По ощущениям отца Гэри, это событие служило вполне ясным напоминанием о церковной традиции, что в который раз помогло ему восстановить связь с истоками католической веры.

В этот период он вместе с отцом Винсом продолжал по три раза в неделю наблюдать сеансы экзорцизма в Сан-Лоренцо. Почти все случаи были хорошо знакомы. Впрочем, хотя отец Гэри имел опыт и знал, чего ожидать, они наткнулись на несколько сюрпризов. Во время одного из обрядов женщина сама вышла из транса и вполне нормальным голосом заявила, что чувствует себя прекрасно, добавив: «Можете больше не молиться». Внимательно посмотрев на женщину, отец Кармине окропил ее святой водой, заставив демона взорваться от ярости.

После сеанса отец Гэри с отцом Винсом решили посидеть за чашкой кофе и обменяться впечатлениями.

Отец Гэри все еще переживал из-за невозможности задать все интересующие его вопросы. Основными препятствиями были языковой барьер, непреодолимый даже для отца Кармине, и нехватка времени. В один из вечеров отец Гэри предложил собраться втроем после экзорцизма, чтобы потратить один час на обсуждение. На беседу он пригласил переводчика, с которым познакомился за обедом.

Через несколько недель после разговора с епископом отца Гэри попросили выступить перед группой священников, которые учились в Североамериканском колледже и через отца Винса прослышали о сеансах экзорцизма в Сан-Лоренцо. Обеспокоившись тем, что однажды они могут сами оказаться лицом к лицу с демоном, эти студенты просили отца Гэри поделиться опытом.

Для беседы выбрали общую комнату, в которой семинаристы играли и просматривали телевизор. Кроме прочего, в комнате имелась богатая подборка туристических путеводителей. Желающих собралось человек около шестнадцати, и большинству «студентов» уже перевалило за пятьдесят. Пожалуй, неудивительно, что каждый из пришедших мог рассказать, по крайней мере, один случай из своей практики — например, о том, как после благословения в комнате без окон сама собой загорелась свеча или о стычке с прихожанином, утверждавшим, что он проклят. Один священник из Эмайтивилля, штат Нью-Йорк, рассказал о группе монахинь из своей епархии, практиковавших культ викка.

Сняв белый воротничок священника, отец Гэри спрятал его в карман рубашки и доходчиво изложил собравшимся основные принципы работы экзорциста: быть серьезным в общении с людьми, задавать вопросы и не торопиться с выводами, не исключая факта демонической одержимости и не забывая, что человек, пришедший на прием, испытывает глубокие страдания. «Зло многообразно по форме. Думаю, что, встречаясь со злом в нашей собственной духовной жизни, мы как священники становимся только лучше. Желая повести людей за собой, мы должны отчетливо представлять, что такое зло, и не испытывать при этом параноидального страха. Думаю, что если мы забываем об этом — или если наша молитвенная жизнь не обеспечивает достаточного погружения в глубину этой тайны, — то наше служение едва ли может считаться удовлетворительным».

Беседа закончилась под общие аплодисменты.

После беседы отец Гэри с приятелем зашли перекусить в шумную переполненную пиццерию у самого проспекта Виктора-Эммануила II. Отец Гэри был от души рад тому, как прошла встреча, но теперь у него появились и другие заботы. До отъезда в Калифорнию оставалось меньше двух недель.

Сидя в переполненной пиццерии, он смотрел на плывшую мимо нескончаемую толпу и думал о том, что ему будет не хватать кипучей энергии Рима. Отец Гэри понял это лишь теперь, когда академический отпуск подошел к концу.

Через несколько дней из Сан-Франциско прилетел отец Кевин Джойс. Отец Гэри поехал в аэропорт, чтобы встретить соотечественника. К тому же им было необходимо поговорить. Отец Кевин нуждался в совете: пока отец Гэри был в отъезде, епископ направил к нему нескольких прихожан. Одна женщина в возрасте примерно тридцати лет утверждала, что из нее вылетают некие пузыри, полные энергии. Временами женщину не узнавал даже ее жених. Другой прихожанин, говоривший по-испански, утверждал, что слышит голоса и видит демонов. Несколько раз отца Кевина приглашали освятить дом.

Высказав все, что можно было сказать об этих случаях, отец Кевин и отец Гэри пришли к обоюдному мнению, что пока они оба движутся в неверном направлении.

Отец Кевин заметил, с каким пылом и воодушевлением отец Гэри рассказывал обо всем, что он узнал за время обучения. Его поразили какая-то новая уверенность и очевидный духовный рост старого друга. По впечатлению отца Кевина, отец Гэри «совершенно преобразился». Он даже заметил: «Похоже, ты станешь настоящей ценностью для епархии после этой учебы».

— Надеюсь, — ответил отец Гэри.

В тот время отца Кармине не было в городе (он уехал на какое-то время) и пообщаться с капуцином не было никакой возможности. По этой причине отец Гэри связался с отцом Дэниэлом, попросив его зайти в Каса и ответить на кое-какие вопросы. Отец Дэниэл, плотно занятый работой, смог выкроить для встречи только час, с девяти до десяти вечера. Они обосновались в комнате отдыха и говорили об экзорцизме добрые два часа. Некоторые из вопросов уже обсуждались (ранее отец Гэри дискутировал с францисканцем по поводу лучшего способа освящения дома), но были и новые темы, которые охватывали, к примеру, распознавание проклятия, а также действие освященного масла, святой воды и соли — особенно при их добавлении в пищу, предназначенную для одержимого. Как выяснилось, в ряде случаев отец Дэниэл рекомендовал вливать несколько капель святой воды в стиральную машину, для освящения одежды жертвы. По его словам, это помогало.

Затем отец Дэниэл обсудил некоторые практические вопросы, характерные именно для Соединенных Штатов. Так, он высказал мысль, что отцу Гэри следовало бы письменно оформлять согласие жертвы и всех родственников до начала экзорцизма. Отец Дэниэл дал и другой ценный совет: «Нельзя освящать дом, не убедившись, что при этом присутствует вся семья. Это удобный случай для проведения небольшого опроса, нередко помогающего определить, является ли источником проблемы дом или все дело в семье».

В конце разговора они условились не терять связи. Поблагодарив францисканца, отец Гэри обещал писать обо всем, что случится после его возвращения в Штаты.

В четверг, перед Страстной неделей, отец Гэри и отец Вине в последний раз посетили церковь Сан-Лоренцо. Тот день у отца Кармине выдался «легким»: до пяти вечера ему оставалось посмотреть всего одну семейную пару. После этого они втроем обосновались в кабинете священника и проговорили в общей сложности полтора часа. У отца Кармине был свой переводчик (им оказался мирянин из церкви Сан-Лоренцо), так что отец Гэри смог задать накопившиеся вопросы — например, для чего отец Кармине вливает в ухо жертвы несколько капель святой воды, или как определить, вышел ли демон, если жертва не испытывает неприятных ощущений. Впрочем, явления левитации так и остались за гранью понимания. Поскольку обряд предписывал экзорцисту строгий пост, отец Гэри спросил, выполняет ли это требование отец Кармине.

Услышав перевод, отец Кармине рассмеялся и похлопал по круглому животу. «От пищи я не воздерживаюсь, — с улыбкой признался священник. — Ну, это нелегкая служба — и я имею дело со многими скорбями». Потом он сказал отцу Гэри, что на самом деле держит пост, например, не смотрит телевизор и не употребляет алкоголя. По-видимому, отец Кармине считал это также формой воздержания.

В конце разговора отец Кармине повернулся и, взглянув прямо на отца Гэри, сказал: «Очень жаль, что тебе приходится уезжать именно сейчас».

Отец Гэри поблагодарил отца Кармине за терпение и душевную щедрость, сказав, что без его неоценимой помощи не мог бы и думать о самостоятельном служении. Когда они с отцом Винсом собрались уходить, капуцин дал последний совет: «Когда будете молиться об освобождении, помните, что это не вы обращаетесь к человеку, находящемуся перед вами: вы только призываете к помощи Господа. Обращаясь к находящейся перед тобой злой силе от своего лица, можно навлечь на себя большую беду — по той причине, что демона изгоняет только сам Господь, но при твоем посредстве».

В знак признательности отец Гэри подарил капуцину отделанный серебром образ падре Пио, и еще раз высказал свою благодарность.

Они пожали друг другу руки, после чего отец Кармине по-приятельски похлопал американца по спине. «Fai il bravo , — сказал он на прощание. — Работай, как велит совесть».

После визита к отцу Кармине, собираясь в дорогу, отец Гэри несколько дней обдумывал все, что увидел и пережил в Риме. Участие в сеансах не только открыло ему глаза — изменилось само его отношение к служению в приходе. Отец Гэри во многом ощущал себя также, как отец Дэниэл, сказавший, что теперь он убежден в реальности духовного мира, — и одновременно чувствовал возросшую ответственность за тех, кто нуждался в его помощи. Казалось, он уже не имеет права вернуться к прежнему мировоззрению: это все равно что «отвернуться от Бога».

* * *

В начале апреля город медленно разворачивался от зимней спячки навстречу пробуждающейся весне. Отец Гэри твердо решил встретить Пасху в Риме. Он искренне любил этот праздник — гораздо больше, чем Рождество, окончательно и бесповоротно увязшее в торговле. В его представлении Пасха несет своего рода духовное очищение — и, что вполне вероятно, это был хороший момент для открытия новой главы его священства.

Отец Кевин, который на несколько дней уезжал в Ассизи (город в Италии, где родился и умер святой Франциск Ассизский), вернулся ко времени, чтобы провести с отцом Гэри следующие три дня: Страстной четверг, Страстную пятницу и субботу, предшествовавшую Светлому Христову Воскресению. В четверг вечером отец Гэри отправился на мессу, после которой они поужинали вместе с отцом Кевином. В Страстную пятницу он посетил Ватикан, где отстоял трехчасовую службу, и заодно заскочил к отцу Кармине, чтобы еще раз выразить капуцину свою признательность. В ночь Великой субботы отец Гэри пришел на Пасхальную заутреню в Североамериканский колледж, найдя исполненную там службу «благочестивой» и глубоко прочувствованной. Здесь он не мог не воспользоваться возможностью попрощаться с семинаристами и священниками, с которыми успел подружиться за время учебы.

Думая об этом, отец Гэри признавался, что даже не мечтал, чтобы его академический отпуск мог принести такие впечатления. Он получил действительно богатый духовный опыт. Услышав, что отец Гэри возвращается в Штаты, многие семинаристы высказывали желание тут же последовать его примеру. Он качал головой: «О нет. Десять месяцев прошли как день, на одном дыхании. Теперь я возвращаюсь в неизвестность».

Кроме нового прихода, отец Гэри ожидал куда более суровых испытаний, уже в качестве экзорциста. Теперь он не сомневался в реальности демонов, но станут ли эти демоны отвечать ему так, как они отвечали отцу Кармине? Будут ли действовать молитвы об освобождении? Вдобавок его не могла не беспокоить перспектива столкнуться с демонами один на один. В Риме, во время сеансов экзорцизма, он был наблюдателем: все внимание демонов было сосредоточено на отце Кармине, и роль отца Гэри как наблюдателя вовсе не предполагала общения со злыми силами. Однако, будучи экзорцистом, он запросто мог оказаться под боем. Справится ли он с такой ситуацией? До первого сеанса отец Гэри не мог знать точного ответа на этот вопрос.

Служба окончилась далеко за полночь, но на улицах было полно людей. Оставшись один, отец Гэри пешком возвращался в Каса. Несмотря на столь поздний час, он чувствовал себя в полной безопасности. В барах и ресторанах еще сидели посетители. Проходя мимо Пантеона, отец Гэри на какое-то время смешался с толпой, двигавшейся по виа деи Пастини в направлении виа дель Корсо. Его самолюбие приятно грел факт, что теперь он ориентировался в городе без карты. Какой контраст с первыми днями в Риме! Ночь выдалась теплой, и отец Гэри с удовольствием коротал последние часы, оставшиеся до отъезда. Кое-кто из встречных смотрел на него с вежливой улыбкой, большинство же с безразличием проходило мимо. Человек в черном одеянии, направлявшийся в одну из многочисленных римских церквей — для них он был лишь частью декораций Рима.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

ЭКЗОРЦИСТ

Когда я был молод, деревья были деревьями, горы — горами, а вода — водой.

Когда я вырос, деревья перестали быть деревьями, горы — горами, а вода — водой.

Но когда я состарился, деревья опять стали деревьями, горы — горами, а вода — водой.

Из дзенского стихотворения

По своему обыкновению отец Гэри начал день с чтения некрологов. Он приобрел эту привычку во времена, когда занимался похоронным делом. Конечно, тогда этого требовали интересы профессии: отец Гэри интересовался лишь тем, какая похоронная компания обслуживала похороны. Теперь он следил за именами и фамилиями. Прожив жизнь в районе Саут-Бэй и Кремниевой долины, он знал местное общество так, как может знать только приходской священник, и всегда был в курсе любых мелких и крупных событий — крещений, свадеб и, естественно, похорон. Не найдя в печальном списке ни одного знакомого, отец Гэри углубился в спортивные страницы «Сан-Хосе меркьюри ньюс» и «Сан-Франциско кроникл».

Завершив обычную утреннюю программу, отец Гэри пешком направился в приходской офис. Как всегда, его ждали дела и не хватало времени. Проходя мимо церкви (в три раза большей по размеру, чем церковь в приходе Сент-Николас) и школы (с обучением от нулевого до восьмого класса), он вспомнил Рим. К школе примыкала асфальтовая площадка с несколькими деревцами, где обычно резвились дети. Из-за квадратной формы отец Гэри прозвал это место «пьяцца». Вступая в должность, он первым делом познакомился с работавшими в приходе, в общих чертах рассказав им о своих принципах организации службы. Единственной темой, которую он еще не успел обсудить, был экзорцизм. Он планировал когда-нибудь заняться формированием «команды» вместе с отцом Кевином, но считал, что в обозримом будущем у него едва ли возникнет такая необходимость. Однако в то же утро, когда отец Гэри в конференц-зале разговаривал с приходским администратором, раздался нетерпеливый стук в дверь. Заглянув в комнату, его секретарь неуверенно, взвешивая каждое слово, сообщила: «К вам семейная пара, по поводу экзорцизма».

Отец Гэри замер. «Поверить не могу! Уже!» — подумал он и спокойно распорядился:

— Скажи, чтобы подождали в приемной. Я подойду, когда закончу разговор.

Едва секретарь вышла из комнаты, он обернулся к вопросительно смотревшему на него собеседнику и сказал:

— Нам бы следовало прояснить еще кое-какие вопросы, но сейчас у меня нет времени. Обсудим это позже.

Спешно закончив встречу, отец Гэри вышел из комнаты и направился к лестнице.

Пара дожидалась в маленькой комнатке рядом с входом в его кабинет. Когда отец Гэри вошел, посетители встали ему навстречу. Они поздоровались, пожав руки. На вид пришедшим было немного за тридцать. Женщину звали Стефани. Во время разговора она старалась не поднимать глаз. Беседу в основном поддерживал ее муж, Крис. Как только они начали рассказывать, отец Гэри немедленно вспомнил, что уже слышал об этом случае в Риме, от отца Кевина. Как оказалось, пара действительно посещала отца Кевина, но результаты не вызвали у них особого восторга. Стефани уверенно сообщила, что ей нужен экзорцизм.

По словам Криса, иногда Стефани испытывала внезапные «наваждения», всегда происходившие в разное время дня и без видимой причины. Как понял отец Гэри, по эффекту это напоминало резкую перемену в настроении. Крис рассказал, что в такие моменты Стефани не способна мыслить хоть сколько-нибудь рационально. В результате одного из таких «наваждений» Стефани ни с того ни с сего пошла по краю дороги, в то время как ошеломленный Крис остался сидеть в машине. Она не сознавала происходящего и «включилась» только после того, как ее окликнул Крис.

Заподозрив, что проблема может быть связана с миром духов, Крис, недолго думая, произнес молитву об освобождении, после чего случилось нечто совершенно удивительное. Во время молитвы Стефани ощущала тепло, возникавшее в разных частях ее тела — во лбу, под грудью и на затылке. Несколько раз она чувствовала, как из нее что-то «выходит». Крис также подтвердил, что чувствовал, как во время молитвы из Стефани исходили «энергетические пузыри».

Несколько озадаченный этим сообщением, отец Гэри копнул глубже, задав ряд вопросов о прошлом Стефани и интересуясь в основном, не участвовала ли она в оккультных ритуалах и не было ли в ее жизни события, после которого могла возникнуть данная проблема.

Как выяснилось, все началось в марте прошлого года. Тогда Стефани обняла пожилая женщина, подошедшая к ней в церкви. Это, казалось бы, невинное действие приобрело очень странный оттенок, когда Стефани услышала, что голос женщины вдруг сменился грубым, почти «демоническим» ворчанием. Эпизод вызвал к жизни забытые и неприятные воспоминания детства, когда девочку изнасиловал отец, в тот момент говоривший таким же грубым демоническим голосом. В дополнение Стефани рассказала о странном навязчивом поведении одного священника, по ее словам, домогавшегося внимания, из-за чего она в конце концов перестала ходить в свою церковь.

Вскоре после мартовского случая Стефани обратилась к отцу Кевину, первым делом направившего женщину к терапевту. Его заключение подтвердило, что Стефани физически здорова. После этого ее направили к клиническому психологу, убежденному агностику. Врач сообщил Стефани, что она выглядит вполне нормальной и возможно, что проблема имеет «духовную» природу.

Затем Стефани вернулась к отцу Кевину, который порекомендовал ей обследоваться у католического врача-психотерапевта. Это не принесло результатов из-за того, что Стефани отказалась беседовать с врачом один на один, без Криса, а психотерапевт счел неудобным вести прием в присутствии ее мужа.

Супруги обращались за помощью к другим священникам, но всякий раз оставались ни с чем. Один из священников даже заявил: «Надеюсь, это не моя компетенция». В расстроенных чувствах, не зная, куда еще обратиться, Крис и Стефани зашли в кабинет викария епархиальной канцелярии, откуда их направили прямо к отцу Гэри.

Отец Гэри не сомневался, что Стефани глубоко расстроена. Его самого задела фраза, брошенная священником, отказавшимся помочь этой женщине.

Отец Гэри рассказал супругам, что совсем недавно обучался в Риме в качестве экзорциста, но пока не провел ни одного самостоятельного обряда. Впрочем, по словам отца Гэри, он хотел бы помочь Стефани. Отец Гэри сделал лишь одну оговорку: он не обещал быстрого результата. «Начинать придется с нуля, и весь процесс займет некоторое время», — сказал он.

Женщина испытала заметное облегчение. По крайней мере перед ней был настоящий, официально назначенный экзорцист, к тому же высказавший желание помочь.

— Спасибо, — с надеждой сказала Стефани.

Отец Гэри связался с епископом и коротко рассказал о ситуации. Епископ настоятельно советовал не спешить с обрядом до тех пор, пока Стефани не пройдет исчерпывающее психиатрическое обследование.

Отец Гэри, не имевший под рукой команды специалистов, взялся за поиски толкового помощника. Вспомнив опыт, полученный в приходе Сент-Николас, он созвонился с одной знакомой докторшей, клиническим психиатром, которую считал глубоко религиозным человеком. К сожалению, его знакомая ответила, что данный случай не из ее области. В итоге отец Гэри связался с другой женщиной-психиатром, которая, как ему показалось, была настроена помочь. Они встретились и проговорили два часа. Отец Гэри расспросил собеседницу о том, что, по ее мнению, представляют собой Сатана и демоны, с удовлетворением отметив, что психиатр хорошо подготовлена и может составить компетентное заключение в данной области.

В первый момент Крис и Стефани отвергли идею новой встречи с психиатром. Впрочем, после того как отец Гэри настоял, они согласились.

Прежде чем отправить пару на обследование, отец Гэри благословил Стефани и помазал ее ради придания силы для дальнейшего исцеления. Никакой реакции не последовало, хотя, по словам женщины, ей стало лучше.

В результате недельного обследования психиатр не выявила никаких клинически значимых отклонений.

За это время отец Гэри успел пообщаться с американским экзорцистом, работавшим на Восточном побережье, который собирался принять участие в намеченной на август конференции по экзорцизму. Коллега рассказал, что много раз встречался с такими же симптомами, какие проявляла Стефани.

Вооружившись такой информацией, отец Гэри направился к епископу, разрешившему приступить непосредственно к обряду экзорцизма, но напомнившему о необходимости оформить письменное согласие Криса и Стефани (условие, обязательное для Америки). Вызвав Стефани к себе, отец Гэри сообщил ей новость. Они договорились начать в ближайшую субботу.

Всю неделю отец Гэри плотно занимался делами прихода и почти не имел времени на подготовку. В конце концов он отозвал приходского координатора и своего секретаря, раскрыв им обстоятельства своего назначения. Теперь отец Гэри не делал секрета из своих обязанностей и, так как вскоре к нему потянется все больше и больше людей, решил, что настало время проинформировать об этом работников прихода. По совету отца Кевина он на всякий случай скачал из Интернета версию Римского обряда 1952 года. Основательно подзабыв латынь, отец Гэри решил молиться на английском — тем более что имел на это разрешение.

С утра в назначенный день он заметно нервничал. Не важно, что он присутствовал на восьмидесяти сеансах: теперь отцу Гэри предстояло исполнить свой первый самостоятельный экзорцизм. В обряде собирался участвовать Крис. Он мог оказать необходимую помощь.

Отец Гэри решил, что будет проводить обряд в одном из свободных кабинетов. Комната оказалась удобной и небольшой. К тому же здесь не было лишней мебели, которая могла стать помехой. Вместо того, чтобы, по примеру отца Кармине, сразу перейти к молитве об освобождении, отец Гэри рассудил, что будет читать весь обряд от начала до конца. Он ни в коем случае не хотел ничего упустить.

Для начала он произнес на латыни обращение к святым, затем обратился к Евангелию, читая текст по-английски, и закончил вступление короткой проповедью. После проповеди он обратился к Стефани и Крису, возвращая их к обету, данному при крещении:

— Отрекаешься ли ты от Сатаны? И от всех дел его? — сказал отец Гэри.

После этого отец Гэри перешел к молитвам экзорцизма, время от времени поднося к шее Стефани деревянное распятие, которое он заранее снял со стены своего кабинета.

— Приказываю, изыди, нечистый дух, изыди со всей вражеской силой сатанинской, и со всеми исчадиями ада…

Произнося молитву, он старался одним глазом следить за текстом, а другим — за Стефани, которая спокойно сидела на кушетке, не проявляя и намека на реакции. Закончив первую молитву, отец Гэри переместил распятие, коснувшись головы Стефани у самой макушки, и затем приступил ко второй молитве. Переходя к третьей молитве, он поднес распятие ко лбу женщины. Закончив чтение обряда, отец Гэри предложил обоим причаститься.

Весь сеанс продолжался около часа, и, насколько мог заметить отец Гэри, Стефани не проявила никаких видимых реакций на его молитвы.

— Ну, как вы себя чувствуете? — поинтересовался отец Гэри.

— Какое-то теплое ощущение в голове появилось, а потом прошло, — ответила Стефани. — Еще был момент, когда что-то вылетело из моей груди и исчезло.

После обряда отец Гэри удалился к себе в кабинет и долго сидел, обдумывая детали. Видимые проявления одержимости отсутствовали. Возможно, он что-то упустил? Неужели Стефани притворялась? Не пыталась ли она таким образом привлечь внимание Криса? Римские опыты научили его быть осторожным, но поскольку этот сеанс был первым, отец Гэри ничего не мог знать с уверенностью. Обдумывая ситуацию, он вспомнил, что демон может прятаться — и не исключено, что именно это и произошло. В конце концов он решил, что экзорцизм — вовсе не точная наука и постепенно он наберет нужный опыт. Отец Гэри снова поразился тому, как у отца Кармине хватало сил окормлять такое количество людей. Отец Гэри вымотался всего за один сеанс, а отец Кармине принимал до двенадцати человек за вечер! Неудивительно, что капуцин сразу переходил к центральной молитве обряда.

В течение нескольких месяцев отец Гэри много раз встречался со Стефани и Крисом, но реакции женщины оставались прежними: она сидела совершенно спокойно и, описывая свои ощущения после сеанса, говорила о жжении в месте, которого касалось распятие, и о том, что из нее выходят некие трудноопределимые сущности. Отец Гэри недоумевал, почему демон никак себя не проявляет, если он вообще присутствует?

В августе отец Гэри вылетел на конференцию по экзорцизму, рассчитывая получить какие-то практические советы по поводу Стефани и наладить контакты другими экзорцистами. По наущению отца Гэри на конференцию прибыл и отец Вине. Хотя отец Вине беседовал уже с несколькими прихожанами, обратившимися по поводу экзорцизма, он пока не провел ни одного самостоятельного обряда. Он встретил одну женщину, которая, на его взгляд, могла оказаться одержимой, — но та прервала визиты после того, как отец Вине настоятельно посоветовал ей сходить на мессу и исповедаться. На самом деле его предложение вывело посетительницу из себя: она заявила, что обратится к другому священнику, раз ей отказывают в немедленной помощи. Потом отец Вине слышал, что дама вступила в местную молитвенную группу, где ей сказали, что освобождение возможно, если она целиком посвятит себя молитвам, и ее четки окрасятся в золотой цвет.

Конференция была организована группой «харизматических христиан», члены которой время от времени помогали исполнять обряды американским экзорцистам.

Ежедневная работа начиналась в 7.30 утра с молитвы, за которой следовал завтрак и лекции, продолжавшиеся до 11.15 дня, после чего все шли на мессу и затем на ленч. Во второй половине дня занятия начинались в 15.00 и продолжались до 17.00. Далее полагался легкий обед, а в 19.00 участникам выделялся один час для обсуждения вопросов, после чего в завершение работы все собравшиеся молились за освобождение друг друга.

В целом конференция показалась отцу Гэри весьма полезной, особенно из-за возможности пообщаться и обменяться опытом с другими американскими экзорцистами. Весьма полезным был разговор о таинстве повторного воцерковления, а также о духовном значении прощения — и о важности причастия как оружия, направленного против влияния дьявола. Вновь услышанное согласовывалось с тем, что он узнал в Риме: основная задача экзорциста в том, чтобы вернуть людей к таинствам церкви. Хотя отцу Гэри понравилось направление конференции, его неприятно поразило, что некоторые видят дьявола в любой трещинке и каждом изъяне человеческой жизни.

У отца Винса сложилось такое же впечатление. В то же время отец Гэри высказался против необходимости взаимных молитв об освобождении, произносимых всеми участниками конференции: на его взгляд, демоническая одержимость — явление не настолько частое, чтобы подозревать в этом всех и каждого. Ему также не понравилось, что некоторые участники слишком жаждали стать экзорцистами. Один из священников хвастался, что раз в месяц изгоняет дьявола из всего своего дома, в том числе из телефона, поскольку, по его убеждению, звонящие также могут оказаться одержимыми. По этому поводу отец Вине высказался в том смысле, что американцы вообще склонны к экстриму.

В целом отец Гэри был благодарен устроителям за усилия, направленные (также курс обучения в Риме) на повышение профессионального уровня экзорцистов. По его мысли, организаторы могли добиться большего интереса со стороны епископов, разместив в Интернете католический сайт (это обещали сделать через год). Более чем когда-либо отец Гэри понимал жизненную необходимость курса на легитимизацию обряда экзорцизма, принятого Национальной конференцией католических епископов.

По возвращении с конференции отец Гэри продолжил молиться об освобождении Стефани. На обряде, как всегда, присутствовал Крис. Поскольку дело не двигалось, отец Гэри решился спросить, хочет ли освобождения сама Стефани? Получив утвердительный ответ, он напомнил женщине о необходимости более активного участия и попросил ежедневно молиться, добавив, что она не должна надеяться только на священника.

Их встречи продолжались, но Крис и Стефани начали мало-помалу выказывать раздражение. Почему молитвы не приводят к «исцелению» Стефани, как описано в книгах, во множестве прочитанных Крисом? Экзорцизм в исполнении отца Гэри оказывал кое-какое действие, но был ничем не эффективнее молитв, которые читал сам Крис.

Решив, что ожидания быстрого исцеления не оправдываются, пара отправилась искать другого священника. Сообщив Крису и Стефани имя экзорциста из соседней епархии, отец Гэри пожелал им удачи. Его мучило сомнение: возможно, он что-то упустил или в чем-то ошибся? Пока отец Гэри не мог утверждать, что молитвы обряда будут действенными в его исполнении. Улучшение самочувствия, о котором говорила Стефани, выглядело несколько эфемерным. Даже в случаях «легкой» одержимости, за которыми отец Гэри наблюдал в кабинете отца Кармине, жертва демонстрировала отчетливую внешнюю реакцию на молитву.

Через месяц пара вернулась, сообщив, что с другим экзорцистом они также не добились большого успеха. Теперь отец Гэри знал: дело не в нем одном. Ему было не в чем себя винить. На самом деле он стал философски воспринимать их случай. Зная по опыту (полученному у отца Кармине), что человек вполне может «пристраститься» к экзорцизму, отец Гэри сказал Крису и Стефани, что продолжит работать с ними при условии, что они сумеют перестроиться и несколько сбавят темп. Пара со вздохом согласилась: у них просто не было выбора.

В течение следующего года отец Гэри повидал множество людей, приезжавших к нему из разных мест, даже из Орегона. Одна из посетительниц, пятидесятилетняя женщина, утверждала, что ее постоянно окружаю демоны; другой человек, филиппинец по национальности, заявлял, что его проклял сводный брат, а еще один мужчина говорил, что его преследует дух умершего родственника. Несколько раз отец Гэри приглашал отца Кевина поработать с испаноязычными посетителями, а однажды для пожилой женщины пришлось искать священника, говорившего по-вьетнамски.

В большинстве случаев, если отец Гэри не видел явных признаков демонической одержимости, он просто читал молитвы об освобождении либо ограничивался благословением. Иной раз, видя, что посетителю нельзя сказать «нет», отец Гэри произносил короткую проповедь и рекомендовал пройти курс психологической терапии.

Кроме этого отец Гэри освящал дома прихожан. В одной семье из Сан-Хосе его уверяли в том, что наблюдают в доме разнообразные и странные явления, в том числе возникавшие около детской кровати призрачные видения, или ощущение леденящего холода, внезапно наполнявшее комнату. Тем не менее, освятив все помещения дома, отец Гэри не выявил ни проклятия, ни инфестации.

Удивительно, сколько людей обращались к нему за помощью! После Рима отцу Гэри казалось, что в Америке его служба вряд ли будет столь же востребована. Но из-за большой загруженности работой у него не оставалось времени на реализацию идей, сформулированных во время учебы в Риме. К примеру, он не поговорил с молодыми священниками своего прихода об опасностях оккультизма. С другой стороны, отец Гэри сумел открыть рядом с приходскими кабинетами небольшую часовню для ежедневного поклонения телу Христову.

В январе 2007 года отец Гэри послал отцу Кармине электронное письмо. Рассказав, чем он занимался по возвращении из Рима, отец Гэри привел несколько случаев из своей новой практики и высказал надежду на то, что когда-нибудь к экзорцизму будут относиться с большим доверием. Письмо он написал по-английски.

Ответ пришел всего через пару недель. Отец Кармине писал по-итальянски, что рад весточке от бывшего ученика. По его словам, он был особенно рад тому, что отец Гэри написал свое письмо по-английски, оказав капуцину счастливый шанс попрактиковаться в языке. Он, в свою очередь, написал ответ на итальянском, чтобы предоставить отцу Гэри такую же возможность.

В конце письма отец Гэри спрашивал у капуцина, как обстоят его дела в Риме. Много ли народа приходит на его сеансы? В ответ отец Кармине написал, что ситуация по-прежнему удручающая. Бывает, что к нему приезжают люди из других европейских стран. По его словам, недавно одна женщина добралась до него из Германии, где вообще нет экзорцистов.

«Можете представить, насколько трагична ситуация. Думаю, нам придется много молиться, чтобы теологи и епископы проповедовали не поверхностные и примиренческие доктрины, а правдивые и истинно католические воззрения. Страдания человечества есть результат несовершенства и неустойчивости религиозной доктрины. Но мы отдаем нашу веру в руки Мадонны. Благодарю Бога за то, что есть на свете священники, подобные вам и способные помочь многим людям, бедным и страждущим. Будьте сильным! Молитесь и обо мне, потому, что я в этом нуждаюсь… Будем едиными в наших молитвах».

Через несколько месяцев после этого письма отец Кевин попросил у отца Гэри помощи в работе над одним случаем. К нему обратились родители девушки, жившей в соседней епархии, в надежде, что их дочери поможет обряд экзорцизма. Девушку звали Мария, она была родом из Центральной Америки. Через неделю отец Гэри выкроил окно в плотном графике, чтобы встретиться с девушкой и ее родителями.

Марии было 27 лет, и она родилась в Гондурасе. Мрачный настрой прибывшей не предвещал ничего хорошего. Родители девушки выглядели подавленными. Отец Гэри подумал, что они похожи на людей, водивших своих близких к отцу Кармине, в Риме.

Как и раньше, он начал с того, что попросил Марию рассказать о себе.

По словам девушки, она с семнадцати лет слышала голоса и видела демонов, говоривших, что она «им принадлежит». Еще в Гондурасе родители, обеспокоенные поведением девушки, отвели ее к знахарю. Когда знахарь исполнил ритуал изгнания демона, Мария впала в транс и начала кататься по земле. После этого одержимость на какое-то время отступила. Однако недавно Мария вернулась к прежнему состоянию.

Изучая прошлое девушки, отец Гэри пришел к выводу, что Мария не употребляла наркотиков и, насколько он мог судить, находилась в здравом уме. По словам родителей, знахарь пришел к выводу, что проблемы дочери, вероятно, связаны с проклятием.

Озадаченный этим сообщением, отец Гэри сказал девушке и ее родителям, что хочет помочь Марии, но все же рекомендует ей обследоваться у психиатра. Подумав немного, он добавил, что хочет благословить Марию и прочитать короткую молитву. (Вспоминая то, что он видел в Риме, отец Гэри надеялся, что благословение поможет открыть возможное присутствие демона.)

Отец Гэри без всякой помпы достал папку с текстами молитв, переснятых из книг и скачанных из Интернета. Больше всего ему нравились молитвы, напечатанные на последней странице книги отца Аморта «Мемуары экзорциста». Выбрав одну молитву (пришедшую из греческого обряда), он протянул к Марии одну руку и с выражением произнес:

— Kyrie eleison, помилуй нас Боже, Господь наш, Царь всемогущий и всесильный — ты, который создал все сущее и изменил все одной волей своей. Ты, который защитил и спас трех мужей в печи вавилонской, разожженной «в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее». Ты — врачеватель души человеческой. Ты — спаситель обращенных к Тебе.

Мария почти сразу начала дергаться, подтягивая к себе ноги и складываясь чуть ли не пополам. Увидев реакцию жертвы, отец Гэри постарался не выдать эмоций: он получил подтверждение.

— Заклинаем: спаси и сохрани рабу твою Марию от силы дьявольской, избавь от всякого зла, от дела и влияния злого, от дурного глаза, и от всякой бесовской напасти. Если же приключится такая напасть, не оставь нас своей милостью, укрепи ради победы твоей и милосердия. Господь, заступник рода человеческого, прибегаем к силе твоей, чтобы ты защитил нас и простер над нами руки свои. Помоги чадам, созданным по образу и подобию твоему, пошли над нами ангела мира и защити нас, духовно и телесно.

Неожиданно Мария, сидевшая на кушетке, вскрикнула и начала сильно трястись. Отец Гэри с изумлением увидел разительную перемену во внешности одержимой. Ее лицевые мышцы необычайно напряглись — так, что она стала похожа на гадюку. Совершенно изменилась и манера поведения. Уставившись на отца Гэри мертвыми черными зрачками, точно как змея, девушка то высовывала, то прятала язык.

У отца Гэри, впервые узревшего такое превращение, сердце едва не выпрыгнуло из груди. Он подумал: «Это реально… это не галлюцинация». Когда он окропил Марию святой водой, одержимая едва не бросилась на него, но в последнюю секунду ее удержали родители, сидевшие рядом по обе стороны. Черные глаза женщины излучали глубочайшую ненависть. Отец Гэри не сомневался: одержимая набросилась бы на него, будь они один на один. Теперь отец Гэри не был пассивным наблюдателем, и ему предстояло довести обряд до самого конца.

— Храни нас Бог и избавь от всякой силы злой, от всякого яда и от злобы, на нас направленной людьми продажными и завистливыми. Когда же будем под защитой власти твоей, мы скажем с благодарностью: «Господь — мой спаситель; кого бояться мне?»

Одержимая все еще пыталась вырваться.

Борьба продолжалась несколько долгих минут, пока отец Гэри не решил, что в первый раз не стоит доводить процесс до крайних проявлений. Мария нуждалась не просто в молитвенном благословении, а в полноценном обряде экзорцизма. К тому же ему было необходимо дополнительно подготовиться. Пока он мог ограничиться тем выводом, что молитва вызывает у жертвы сильные реакции.

Как только завершилась молитвенная часть, Мария сразу успокоилась и ее лицо приобрело нормальный вид. Пока женщина переводила дух, откинувшись на спинку кушетки, отец Гэри вышел из комнаты за облаткой. Он подумал, что женщине станет легче, если она получит причастие. Когда он вернулся в комнату для причастия, одержимая рванулась к окну, явно намереваясь выпрыгнуть, — и, вероятно, сделала бы это, не подоспей на помощь родители. Схватив Марию за руки, они силой усадили ее обратно на кушетку. Выждав некоторое время, отец Гэри все же дал женщине облатку, которую она так и не смогла проглотить. Опасаясь, что демон может вернуться, отец Гэри быстро скрутил крышку с пластиковой бутылки и, передав бутылку Марии, приказал: «Запей». В конце концов, с некоторым усилием она проглотила облатку.

Когда все закончилось, к отцу Гэри подошла мать Марии, чтобы поблагодарить. По ее словам, реакции дочери на экзорцизм напоминали то, что они видели в Гондурасе, только в этот раз все было намного сильнее.

Наконец семейство покинуло комнату. Чтобы обдумать происшедшее, отец Гэри на какое-то время уединился в кабинете. Он многое пережил с тех пор, как в 2005 году его назначили экзорцистом. И несмотря на глубокие впечатления, полученные в этот период, отец Гэри понимал, что случай Марии явно особенный. Теперь, помимо опыта, он получил нечто более весомое: у него появилась надежда. Отец Гэри смог, наконец, разом отбросить все сомнения относительно того, будет ли работать обряд в его исполнении. Он подумал: «Молитвы экзорцизма обладают действенной силой». Нельзя забывать, что древний конфликт добра и зла, или греха и спасения, слишком далек от разрешения. Тем самым подтверждалось, что отец Гэри не только состоялся как священник, но и сделал правильный выбор, решив стать экзорцистом. Одновременно это было мощным свидетельством одной из глубочайших загадок веры. Хотя в мире давно существует зло, существует и способ с ним бороться.

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

Когда в конце 2005 года я услышал о курсе, открытом в одном из связанных с Ватиканом университетов, под названием «Экзорцизм и молитва об освобождении», то посчитал это выдумкой пиарщиков. Неужели церковь продолжает верить в экзорцизм? Самым интригующим показалось то, что курс был открыт для обычных студентов (не священников) и что некоторые лекции читали психологи и криминологи. Поскольку я жил в Италии, то, будучи свободным писателем и журналистом, проводил много времени в бюро Ассошиэйтед Пресс и хорошо знал, как трудно пробиться сквозь окружавшую Ватикан стену секретности. Прибавив к этому загадочность темы экзорцизма, я решил, что передо мной открывается редкая возможность. Не зная, с чем могу столкнуться, я решил хотя бы почитать статьи, опубликованные по этой теме.

На тот момент об экзорцизме я не знал вообще ничего. Подобно большинству, я первым делом обратился за информацией к голливудским фильмам. Хотя фильм «Экзорцист», как говорится, построен на реальных событиях, кинематографические приемы и спецэффекты совершенно не позволяли отделить факты от вымысла.

Впрочем, первый день лекций одним разом изменил все мои представления об экзорцизме. Необычным выглядело не только сочетание ультрасовременной аудитории и священников, монахов-францисканцев и монахинь из разных орденов, слушавших лекции о власти Сатаны — я, к своему вящему удивлению, обнаружил, что сами слушатели не выглядели «суеверными» и аскетичными служителями церкви, какими их обычно изображает современная популярная культура.

При первой встрече отец Гэри сразу поразил меня своей прямотой и открытостью. Мы быстро подружились, обнаружив общее желание глубоко окунуться в тему лекций.

По мере знакомства с новыми фактами из жизни отца Гэри, сидевший во мне писатель начал мало-помалу осознавать, что наше общение дает интересную возможность заглянуть в мир экзорцизма. Я решил, что это шанс показать читателю, что такое экзорцизм — на примере того, кто только начинает знакомиться с этой областью.

Хотя, по правде сказать, я вовсе не горел идеей писать о демонах и экзорцизме, да и моя жена тоже не считала тему слишком уж притягательной. Должен признаться, бывали дни, когда я подумывал, не лучше ли бросить это дело, пока незримые духи не заполонили мою собственную жизнь.

Будучи католиком, я никогда не интересовался темой демонической одержимости. Более того, если быть до конца честным, то, принимаясь за эту книгу, я католик скорее по происхождению и культуре, нежели католик, если можно так сказать, религиозного толка. Конечно, я хожу на мессу в Рождество и на Пасху, но ни в коем случае не считаю себя человеком, способным поддержать разговор о наиболее глубоких загадках веры. Наоборот, я использовал чисто журналистский подход. Мне хотелось знать, из чего на самом деле состоит учение церкви об экзорцизме. Применительно к опыту отца Гэри я хотел выяснить, что чувствует экзорцист, в одиночку выступающий против демонов — если в комнате, где происходит подобный обряд, вообще есть демоны.

Первым делом меня, как рядового мирянина, поразило то, как мало священников обладают исчерпывающими знаниями об экзорцизме, особенно в Америке.

Большая часть, если не вся литература по данному вопросу, изданная в Америке, давно устарела. Многие книги по экзорцизму вышли еще в 1970-х годах. В Италии все обстояло совершенно иначе, и я немедленно взялся изучать работы итальянских авторов (например, опубликованные после 2004 года книги «Possessioni diaboliche ed esorcismo» отца Франческо Бамонте и «Il dito di Dio е il potere di Satana: L'esorcismo» отца Габриэле Нанни). Эти книги не только предлагали обстоятельный теологический анализ, но также позволяли узнать, что такое обряд экзорцизма, причем из самых первых рук. Чем больше я читал, тем больше возникало вопросов. Когда отец Гэри начал посещать сеансы экзорцизма, его рассказы дополнили то, что я вычитал из книг. Однако я понимал: чтобы описать путь отца Гэри, нужно войти в мир, где живет и действует экзорцист, и участие в обряде экзорцизма — единственный способ это сделать.

Когда, пытаясь докопаться до истины «в первой инстанции», я начал интервьюировать экзорцистов, мне удалось впервые увидеть экзорцизм со стороны кулис. При этом я улавливал нюансы происходившего по обе стороны: я находился среди людей, дожидавшихся отца Томмазо у дверей церкви Скала-Санта; я брал интервью у отца Бамонте (прежде чем усадить меня на стул, он смахнул с сиденья капли святой воды); наконец, я сидел в приемной отца Кармине, слушая доносившийся из кабинета стук и женские крики. Пожалуй, самое удивительное, что все это происходило не в каком-нибудь укрытом в горах монастыре, а в церквях, располагающихся непосредственно в сердце Рима. Наделе разговоры с экзорцистом нередко происходили рядом с толпой бесконечных туристов, фотографирующих иконы. Изучение темы шло как бы в двух мирах, странным образом накладывавшихся друг на друга: мы говорили с жертвами одержимости и присутствовали на сеансах экзорцизма, а затем выходили на хаотичные, залитые солнцем улицы Рима.

Все экзорцисты, с которыми я общался, были по-своему убедительны. Мне импонировали юношеская пылкость отца Бамонте, безукоризненная внешность и интеллект отца Нанни, добродушно-общительная манера отца Аморта и его любовь к неожиданным формулировкам, и житейская умудренность отца Кармине. Все эти священники терпеливо и любезно отвечали на бесконечные вопросы, которые я с трудом формулировал на своем более чем несовершенном итальянском.

Меня приятно удивила искренность, с которой эти люди излагали факты. Во многих прочитанных книгах все было заранее разложено по полочкам. Теперь же, со слов многоопытных экзорцистов, передо мной открывались явления, все еще остающиеся непостижимыми.

Наконец, я общался с жертвами одержимости. Как и отца Гэри, меня поразила внешняя «нормальность» их поведения, и, более того, они также казались заслуживающими доверия и даже приятными в общении. Они не принадлежали к числу тех, кто стремится тем или иным способом околпачить ближнего своего, скорее производя впечатление людей чистосердечных и откровенных, изо всех сил старающихся побороть нечто, явно недоступное их пониманию. Это впечатление только усилилось, когда впоследствии мне довелось участвовать в обрядах экзорцизма.

Многие искренне считают, что задача экзорциста — доказать одержимость жертвы. Однако, беседуя с экзорцистами, я обнаружил, что это представление во всех известных мне случаях ошибочное. Думаю, было бы так же неверно полагать, что по одну сторону вопроса стоит церковь, пропагандирующая веру в духов, а по другую — обычный «нецерковный» мир, старающийся развенчать данное представление. Чтобы убедиться в невообразимой популярности темы ангелов, общения с «духами-наставниками» или «астральных путешествий», достаточно пройтись по полкам книжного магазина, торгующего литературой «нью-эйдж». Я уже не говорю про обилие рекламы медиумов и психотерапевтов, занимающихся «освобождением духов».

В отсутствие официально назначенных экзорцистов потребность в изгоняющих дьявола никуда не исчезнет, и люди просто начнут платить за это медиумам. В этом смысле идея создания курса для обучения священников экзорцизму, предусматривающего лекции специалистов по психологии и других экспертов в данной области, выглядит вполне оправданной. Думаю, это справедливо даже в случае, если результатом будет лишь приведение знаний к определенным стандартам.

Для меня работа над книгой стала чем-то вроде путешествия в неведомое. Совершенно неожиданным образом изучение темы экзорцизма помогло мне вновь обрести веру. Посвятив около трех лет исследованию и написанию книги, я встретил множество незабываемо интересных людей, похожих на отца Гэри, чье самоотречение и внимание к людям было для меня наглядным примером щедрости, на которую мы оказываемся способны, когда отставляем в сторону свое «Я» и обращаем усилия на помощь другим людям.

Пока я работал над книгой, меня часто спрашивали, не случалось ли со мной чего-либо необычного.

Кроме пары инцидентов: один раз, когда в безветренный день на окне неожиданно упала ставня, а другой — когда внезапное отключение питания стоило мне части написанного текста, ничего такого странного не происходило. Но был один случай, объяснить который я не могу. Как-то днем я ехал на машине, возвращаясь домой после интервью с женщиной, которая во время беседы совершенно неожиданно вошла в транс и принялась визгливо ругать висевшее на стене изображение Девы Марии. В какой-то момент машину наполнили ароматы цветов. Я тут же подумал: «Какое приятное чувство. Но откуда оно?» Затем я поймал себя на том, что беспричинно улыбаюсь во весь рот. Помню, когда перед началом обряда экзорцизма отец Бамонте сказал, что Дева Мария часто приходит на помощь женщинам, я произнес короткую молитву, в которой просил Марию утолить страдания одержимой. Разумеется, я не представлял, что этот незначительный поступок может повлиять на ее состояние. Отец Бамонте начал обряд, но женщина не успокоилась и продолжала кричать еще около часа.

На тот момент я лишь краем уха слышал разговоры о том, что кто-то когда-то чувствовал аромат цветов или испытывал иные мистические ощущения, связанные с Девой Марией. Неужели то, что моя машина наполнилась запахом цветов, явилось продолжением утренних событий? Я не был в этом уверен. Однако запах точно не мог прийти снаружи автомобиля (я только что проехал мимо овечьей фермы). Источником мог оказаться кондиционер, но я никогда не пользовался ароматизатором. Иными словами, мои ощущения вполне могли оказаться обонятельной галлюцинацией.

Вспомнив опыт из прошлого, я пришел к мысли о том, что возможно и другое объяснение. Хотя описанное состояние длилось всего пару минут, я очень хорошо запомнил свои ощущения. Возможно, Дева Мария или какая-либо ангельская сущность пытались сказать, что Господь услышал мой искренний крик о помощи находившемуся рядом со мной человеческому существу? Возможно, из одной части моего подсознания пришел импульс, убеждавший другую его часть в моей собственной трансцедентности? Наверное, я никогда этого не узнаю. В одном я уверен: что бы это ни было, оно наполнило мою душу чистейшей радостью.

БЛАГОДАРНОСТИ

Я безмерно благодарен отцу Гэри за мужественный и честный вклад в эту книгу, а также за его неустанную щедрость и великодушие. Без него эта книга попросту не могла состояться.

Я в высшей степени признателен всем, кто появлялся на страницах книги — но особенно благодарен отцу Франческо Бамонте, отцу Габриэле Нанни и отцу Кармине де Филиппису, для ответа на мои вопросы не только пожертвовавших своим плотным графиком — и более того, открывших передо мной мир экзорцизма.

Особые благодарности я адресую отцу Габриэле Аморту, отцу Альдо Бунаиуто, отцу Джереми Дэвису, отцу Франсуа Дермину (доминиканцу), отцу Джанкарло Грамолаццо, отцу Кевину Джойсу, отцу Винсу Лэмперту и отцу Тициано Рипетто. Множество священников делились со мной временем и личными воспоминаниями. Некоторые рассказы вошли в книгу, но многие — нет. Спасибо отцу Авелина, отцу Педро Баррахону, отцу Стиву Биглеру, отцу Берни Бушу, монсиньору Джону Ессефу, отцу Полу Греццо, отцу Брендену Лэлли, отцу Джеймсу Лебару, отцу Герардо Менхаса, отцу Джону Мичету, отцу Биллу Окэллэхэну, отцу Сержу Пропсту (доминиканцу), отцу Майку Саймону, отцу Йоханусу Суитцеру, отцу Майку Томасеку и отцу Антониусу Уоллу.

Доминиканец отец Бэзил Коул не только помог мне сориентироваться в учении Фомы Аквинского об ангелах, но также прочитал некоторые главы моей рукописи, сделав важные замечания. То же самое необходимо сказать в адрес отца Джеффри Гроба, высказавшего неоценимые мысли о сути обряда экзорцизма, а также в адрес доминиканца отца А. Фаррена, не жалевшего времени и сил на критическое чтение рукописи.

Благодарю монсиньора Джеймса Ф. Чечио из Североамериканского колледжа за разрешение работать в библиотеке колледжа и сестру Ребекку — за помощь в решении трудной и утомительной задачи поиска материалов.

Мои глубочайшие благодарности доктору Ричарду Галлахеру — за то, что он поделился со мной своими знаниями и опытом. Я искренне скорблю о кончине доктора Барри Л. Бейерштейна, ушедшего из жизни в 2007 году. Он занимался интересной работой в области биопсихологии, и я знаю, что это невосполнимая утрата.

Отдельное спасибо всем жертвам одержимости, поделившимся со мной своими личными воспоминаниями.

Совсем нелегко открывать душу постороннему — и я склоняю голову перед мужеством этих людей. Невозможно высказать, как я благодарен своему агенту, потрясающей Кристи Флетчер, с самого начала принявшей участие в создании книги и ни разу не споткнувшейся до самого конца. Она руководила моим первым вторжением в мир книгоиздания с почти буддийским спокойствием.

Благодарю замечательного редактора, Джил Эллин Райли, превращавшую любую трудную ситуацию в прогулку по парку. Работа с этими талантливыми и целеустремленными профессионалами доставляла огромное удовольствие.

Огромное спасибо Джону Барке из «Даблдей релиджен» за обработку моих бесчисленных телефонных звонков и электронных писем, а также моему редактору Рут Янгер за ее упорство в работе над рукописью. Я особенно благодарен Трейсу Мерфи за его решительную поддержку.

Моей благодарности заслуживают Паоло Алей, Лори Армстронг, Пьерпаоло Балани, Ричард Бренер, доктор Тонино Кантелми, Мелисса Чинчилло, Карло Климата, Сэм Коуплэнд, Марта Фалькони, Меридет Финн, Бау Флинн, Элизабет Хазелтон, Натали С. Хиггинс, Мара Лэндер, Суанна Макнэйр, Джим Мичалетти, Лори Мондаини, Майкл Петрони, Нора Рейчард, Питер Робинсон, Говард Сандерс, Кейт Шерлер, Клаудио Вигноцци, Трип Винсон, Лориен Уорнер, Кристофер Уиннер и Сара Вольски. Спасибо всем членам семейства Томас за их воспоминания и за потраченное время.

Каждому писателю нужна хорошая группа поддержки. Спасибо Скутеру Леонарду за помощь в совершенствовании моих писательских навыков, а также моему доброму другу и наставнику Рудольфу Риглу, проведшему меня по минным полям первых вариантов рукописи.

Я в неоплатном долгу перед Эриком Блемом, который открывал передо мной одну дверь за другой и помог довести процесс до конца, вдохновляя, советуя и проявляя участие. Не могу выразить, как я за это благодарен.

Спасибо моим родителям, Тому и Нэнси Бэглио, всегда верившим в меня и помогавшим в течение стольких лет. Благодарю свою американо-итальянскую семью за безусловную поддержку и энтузиазм. Дорогие мои, без вас никогда бы не справился. Спасибо моему сыну, Ноа, не позволявшему забывать о том, что действительно важно. Наконец, спасибо моей замечательной и многогранно талантливой жене Саре, которая не только расшифровала и записала большую часть сделанных интервью, но, главное, вытерпела мои долгие отлучки и бесконечные сомнения. Знаю, это было нелегко, но я непрерывно чувствовал твою поддержку. Благодарю тебя и искренне люблю, за это и многое другое.

ПРИМЕЧАНИЯ

О цитатах: для сохранения стиля повествования в тексте опущено большинство цитируемых материалов. Кроме отмеченных специально, прямые цитаты относятся в основном к информации, взятой из моих интервью.

ПРОЛОГ

Стр. 8. «Женщина лет тридцати пяти»: Материал об этом сеансе экзорцизма взят из двух первоисточников. Во-первых, из расшифровки аудиозаписи, сделанной отцом Бамонте, и, во-вторых, из интервью с жертвой, в котором она рассказала о видениях и ощущениях, пережитых ею во время сеанса.

Стр. 8. «Святая Джемма Гальяни»: Святая Джемма Гальяни — одна из католических святых, по свидетельству очевидцев, при жизни неоднократно подвергавшаяся нападениям дьявола. По этой причине одержимые часто молятся этой святой, прося дать им силы. Джемма родилась 12 марта 1878 года и выросла в итальянском городе Лукка. Она много раз сталкивалась с мистическими ощущениями. Джемма уже в раннем возрасте посвятила себя молитве. Позднее она заявила, что ей являются Иисус, Дева Мария и ее ангел-хранитель. Джемма постоянно болела. В 20 лет перенеся менингит, она связывала свое исцеление с вмешательством пассиониста отца Габриэле Поссенти (позднее канонизированного).

В 21 год на ее теле появились стигматы. Стигматы открывались вечером в пятницу и проходили в субботу утром, вместо глубоких ран оставляя на коже лишь слабые отметины. Всю жизнь Джемма страдала от мучений, по ее словам, причиняемых дьяволом. В своем дневнике она описывала, как дьявол несколько часов бил ее по спине. Джемма умерла в Лукке в возрасте 25 лет.

В описываемом случае женщина давно ощущала связь с Джеммой и после свадьбы даже посетила могилу этой святой в Лукке.

Стр. 13. «Катехизис католической церкви»: Первый вариант этой книги, опубликованной в 1992 году на французском языке, был издан на английском в 1994 году. К созданию Катехизиса приступили в 1985 году, когда Папа Римский Иоанн Павел II, направляемый «духом II Ватиканского собора», созвал чрезвычайную ассамблею синода епископов, чтобы «воздать честь благодеяниям и духовным плодам II Ватиканского собора и углубить его учение, дабы его можно было лучшим образом провозглашать верным и расширять его познание и применение» (см. «Катехизис католической церкви», Апостольская конституция Fidei deposition , Введение). В 1986 году Папа Римский Иоанн Павел II поручил разработку чернового варианта Катехизиса группе из двенадцати кардиналов и епископов, возглавляемой кардиналом Йозефом Алоизом Ратцингером, в 2005 году ставшим Папой Римским Бенедиктом XVI. Катехизис считается источником аутентичной доктрины католической церкви.

Стр. 14. «Считают, что к 2006 году их было уже…»: Смотри первоисточник Chas S. Clifton, Her Hidden Children: The Rise of Wicca and Paganism in America, page 11.

Стр. 14. «Продажи оккультной литературы и книг, относящихся к течениям „нью-эйдж“, бьют рекорды…»: За последние годы в числе бестселлеров оказалось множество руководств по психологической самопомощи, подобных книге Eckhart Tolle, The Power of Now: A Guide to Spiritual Enlightenment, New World Library, 2004 , а также книге A New Earth: Awakening Your Life's Purpose, Penguin, 2008 . Обе книги были проданы в количестве нескольких миллионов экземпляров.

Стр. 14. «Поданным Ассоциации итальянских католических психиатров…»: Процитировано по тексту статьи «God Told Us to Exorcise My Daughter's Demons. I Don't Regret Her Death», Elizabeth Day, The Daily Telegraph, November 26, 2005.

Стр. 15. «Румынскую монахиню обнаружили в келье…»: Смотри сообщение Би-би-си, «Crucified Nun Dies in Exorcism», June 18, 2005, ВВС . В 2005 году эту информацию впервые опубликовало агентство Франс Пресс. В феврале 2007 года священника приговорили к 14 годам тюремного заключения. Смотри также «Priest Jailed for Exorcism Death», BBC, February 19, 2007.

Другой случай, получивший известность, произошел в 1976 году в Германии. Тогда двух священников осудили за непреднамеренное убийство молодой девушки, Аннелизы Мишель, во время обряда экзорцизма. Событие легло в основу кинофильма «Шесть демонов Эмили Роуз». Дополнительные сведения приведены в работе Felicitas D. Goodman, The Exorcism of Anneiiese Michel.

ГЛАВА ПЕРВАЯ: РИМ

Стр. 17. «По узким улицах города их ходит более 15 000»: смотри книгу John L. Allen, Jr., All the Pope's Men, p . 161.

Стр. 20. «Поблаготворительной группе „Каритас“»: Группа, основывающая свою работу на учении Шарля Эжена де Фуко — монаха-трапписта, отшельника и исследователя Африки, родившегося в 1858 году во Франции, в Страсбурге и после смерти причисленного католической церковью к лику блаженных. Фуко еще в молодости разочаровался в вере, затем служил офицером на севере Африки. В 1883 году Фуко участвовал в захватнической войне в Марокко. Вернувшись во Францию, он совершил паломничество в Иерусалим, где семь лет был монахом ордена траппистов. Приняв сан в 1901 году, Фуко решил, что, подобно Иисусу, должен прожить жизнь среди «самых обездоленных». Долгое время он жил в пустынях Северной Африки, пытаясь основать христианскую общину. Фуко был убит 1 декабря 1916 года и не успел реализовать задуманного. Сегодня благотворительная организация «Каритас» утверждает идею Шарля де Фуко о необходимости жить «в присутствии Бога и одновременно в самой гуще людей».

Члены группы «Каритас» встречаются раз в месяц, чтобы говорить о Библии, молиться и делиться впечатлениями о жизни (информация на сайте www.iesuscaritasusa.org).

Стр. 23. «Отец Габриэле Аморт… официальный экзорцист Рима и автор бестселлеров»: Последнее интервью вышло 6 июня 2008 года. Оба произведения отца Аморта — опубликованная в 1999 году книга «An Exorcist Tells His Story» и вышедшая в 2002 году книга «An Exorcist: More Stories» , стали европейскими бестселлерами. Отца Аморта не раз отмечали в прессе, в том числе, в «Дейли телеграф» (статья из номера от 30 декабря 2007 года называлась «Vatican to Create More Exorcists to Tackle Evil» ), а также в «Нью-Йорк тайме» (номер от 1 января 2002 года).

Стр. 23. «Включая книги о Гарри Поттере»: В 2002 году отец Аморт первым заявил в интервью итальянскому информационному агентству «АНСА», что «за Гарри Поттером прячется знак дьявола, царя тьмы». Он также осудил предпринятую в этих книгах попытку ложного разграничения черной и белой магии, в то время как на самом деле такого разграничения «не существует, ибо магия — это всегда обращение к дьяволу». Обличительные слова отца Аморта были подхвачены многими периодическими изданиями и интернет-сайтами, прозвучав с особой силой в статье из выпуска «Нью-Йорк тайме» за 1 января 2002 года (New York Times, January 1, 2002: «А Priest Not Intimidated by Satan or by Harry Potter» ).

Позднее, 15 января 2008 года, этот итальянский теолог снова высказался о книгах про Гарри Поттера на страницах официального печатного органа Ватикана, газеты L'Osservatore Romano , заявив, что автор впадает в «старую гностическую ересь, смешивая правду и спасение с тайным знанием». Помимо критики книг о Гарри Поттере, в прессе неоднократно цитировалось высказывание отца Аморта о том, что Гитлер и Сталин были одержимы дьяволом (Daily Mail News, London, by Nick Pisa, August 28, 2006) .

Стр. 23. «Считают или ненормальными, или фанатиками»: Из статьи Стефано Мария Пад, напечатанной в июньском номере итальянского журнала «30 дней» («The Smoke of Satan in the House of the Lord», Stefano Maria Pad, 30 Days, June 2001, p. 30) .

Стр. 23. «Три столетия католическая церковь не уделяла…»: там же, стр. 30–31.

Стр. 24. «В некоторых странах нет вообще ни одного экзорциста»: там же.

Стр. 24. «По данным Общественной ассоциации Папы Иоанна XXIII»: Ассоциация была основана в 1968 доном Оресте Бенци для установления связи с молодежью, которая «не может сама пойти навстречу церкви». Ассоциация представлена в 18 странах. Деятельность в основном направлена на исправление молодых людей, выброшенных из общества, в том числе бывших наркоманов, проституток и жертв различных культов.

Стр. 24. «Все еще практикующие „тарантизм“»: За дополнительной информацией о «тарантизме» можно обратиться к книге I. M. Lewis, «Ecstatic Religion: A Study of Shamanism and Spirit Possession» , стр. 36–38, 80–83.

Стр. 24. «50000 граждан… заявили в качестве основного источника дохода»: Данные взяты из статьи в номере «Нью-Йорк тайме» от 30 апреля 1996 года (MarliseSimons, «ParisJournal; LandofDescartesUndertheSpellofDruids?» New York Times, April 30, 1996) .

Стр. 25. «Возможно, отчасти преувеличенные» [оценки]: С учетом тайного характера деятельности сект трудно сказать, насколько эти цифры отражают реальную картину. Итальянские ученые, психиатр Винченцо Мария Мастронарди и психолог Рубен де Лука, говорят о невозможности установить точный количественный состав действующих сатанинских сект (Vincenzo Maria Mastronardi, Ruben De Luca, «Sette Sataniche», p. 92). Ситуация еще больше запутывается из-за того, что некоторые исследователи не считают сатанинскими такие религии, как вуду или викка.

По мнению одного из авторитетных специалистов, сатанизм можно рассматривать как экстремальную форму цинизма: «Это такой взгляд, где мир представляет джунгли, в которых выживает только сильнейший. Это мир, в котором все позволено, в котором все стремятся к худшему и где ролевые модели, предлагаемые телевидением, ведут лишь к крайним проявлениям, к завоеванию власти любой ценой».

Слова принадлежат Карло Климата и процитированы журналистом Николасом Риджилло на австралийском интернет-сайте «The Age» в статье от 5 января 2005 года (Nicholas Rigillo, «Satanic Murders Just the Tip of an Iceberg, Claims Roman Church», Australian Web site «The Age», January 5, 2005).

Стр. 25. «Практика католической церкви по назначению и обучению экзорцистов»: Отец Грамолаццо рассказал, что Международная ассоциация экзорцистов много лет искала возможности начать программу по обучению экзорцистов, однако не могла организовать такого курса.

Стр. 26. «Легионеров Христа»: Конгрегация «Легионеров Христа» была основана в 1941 году в Мехико отцом Марсьялом Масьэлем Дегольядо, 64 года остававшимся ее бессменным лидером. Сегодня «Легионеры Христа» — это самая быстрорастущая католическая организация в мире, присутствующая более чем в 20 странах и аффилированная с движением мирян под названием «Regnum Christi» . Конгрегация «Легионеров Христа» считается правым крылом католической церкви, поскольку следует курсом, выражаемым самим святейшим престолом (то есть Ватиканом). Эта организация всегда пользовалась решительной поддержкой Ватикана, особенно Папы Римского Иоанна Павла II. Либералы считают, что «Легионеры Христа» представляют антитезу церковного обновления, начатого по призыву II Ватиканского собора. Информацию можно найти на сайте www.legionariesofchrist.org.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ: ВОЗВРАЩЕНИЕ К УЧЕБЕ

Стр. 43. «О битве между „градом Божьим“ и „градом земным“»: Это концепция, предложенная святым Августином в работе «О граде Божьем», строилась на контрасте зла и греха, царивших во времена заката Римской империи (или «града земного») — и того блаженства, которое получат жители «града Божия» в награду за их веру и любовь к Богу.

Стр. 44. «Новый Завет полон историй о том, как Иисус изгонял демонов»: В Библии детально представлены четыре эпизода, когда Иисус изгонял демонов: 1) «человек, одержимый духом нечистым» из синагоги в Капернауме (от Марка 1:21–28, от Луки 4:33–36) 2) Гадаринский бесноватый (от Марка 5:1–20, от Матфея 8:28–34, от Луки 8:26–39); 3) женщина-сирофиникиянка (от Марка 7:24–30, от Матфея 15:21–28); 4) бесноватый отрок (от Марка 9:14–29, от Матфея 7:14–21, от Луки 9:37–43).

Стр. 44. «Гадаринский бесноватый»: В Евангелии от Марка (5:1—20) повествуется о «стране Гадаринской». Город с названием Гадара располагался ближе к Галилейскому морю, нежели «страна Гергесинская», в которой, по Евангелию от Матфея, совершался этот экзорцизм. С эпизодом связаны и некоторые другие преувеличения. Например, Брюс Чилтон в своей книге о Марии Магдалине высказал предположение, что слова «ибо нас много» на самом деле относятся к римским «легионам» — воплощению «злых сил» в глазах иудеев того времени.

Стр. 45. «Иисус не был единственным экзорцистом» [своего времени]: Иудеи также верили в экзорцизм, что подтверждается документами жившего в Палестине историка Иосифа Флавия (ок. 37 — ок. 100). В одном из описанных Флавием обрядов иудейский экзорцист по имени Елеазар «избавил всех, одержимых злыми духами, от последних» следующим способом: «Он подносил к носу одержимого демоном палец, на котором находился перстень с включенным в нем корнем указанного Соломоном растения, и тем извлекал у бесноватых демона из ноздрей».[7]

Стр. 45. «Демон никогда не станет изгонять демона»: Фарисеи обвиняли Иисуса в том, что он изгоняет демонов именем «князя бесовского», или Вельзевула, что было равносильно обвинению в ведьмовстве. Некоторые ученые упоминают в этой связи имя «Баал Зебуб», буквально означающее «повелитель мух», но на самом деле представляющее собой искаженное «Баал Зебул». Впервые это имя было использовано в Ветхом Завете для обозначения чужеземного бога.[8] В ряде исследований приводятся данные о том, что в те времена некоторые экзорцисты в ходе изгнания демонов действительно использовали имя Вельзевула. (Дополнительные сведения имеются в книге Брюса Чилтона о Марии Магдалине на стр. 29, а также в работе Дугласа Пенни и Майкла Вайса о свитке из Кумранских пещер «By the Power of Beelzebub: An Aramaic Incantation Formula from Qumran (4Q560 )» на стр. 627–650.)

Стр. 45. «Для привлечения новообращенных»: Святой Ириней Лионский, живший во II веке н. э., писал: «Именем Иисуса… Сатану изгоняют из тела человеческого». Христианский богослов Тертуллиан писал в своей «Апологии»: «Пусть будет поставлен здесь же пред вашим трибуналом такой человек, о котором было бы известно, что он одержим демоном. Лишь только любой христианин прикажет этому духу говорить, то он сознается, что он настолько действительно есть демон, насколько в другом месте ложно есть Бог. (Глава 23.) В своей „защитительной“ работе „Против Цельса“ Ориген возражает против высказанного римским философом-платоником Цельсом мнения о том, что христианский экзорцизм осуществляется путем магических ритуалов. Ориген пишет, что: „христиане приписывают эту силу [изгонять злых духов] не заклинаниям, а (призыванию) — имени Иисуса и чтению Евангельских рассказов о Нем“.[9]

В этой книге Ориген утверждает, что: „Имя Иисуса имеет такую силу над демонами, что производит указанное действие [экзорцизм] даже тогда, когда оно призывается людьми порочными“. Об этом также свидетельствует библейский пример с экзорцистом-иудеем, изгонявшим бесов именем Иисуса (От Марка 9:38–41).

Стр. 45. „В ранних церемониях крещения“: В книге „Князь тьмы“ Джеффри Бартон Рассел цитируетТертуллиана, утверждавшего, что „Если Сын Божий явился… чтобы разрушить козни дьявола, то он сделал это через крещение“. По словам Рассела, до 200 года крещение предварялось серией ритуалов изгнания дьявола, не являвшихся частью самого обряда крещения и отражавших веру ранних христиан во власть дьявола над человеком, происходящую от первородного греха. Кроме того, Тертуллиан считал, что ритуал формального отречения от Сатаны стал частью обряда крещения начиная примерно с 200 года н. э. Ранние христиане не проводили различия между экзорцизмом, проводившимся либо для изгнания дьявола из кандидата на крещение („новообращенного“), либо над одержимым („бесноватым“). Это верование дошло до наших дней и существует в двух вариантах: в виде „простого“ экзорцизма, исполняемого при крещении, и „строгого“ экзорцизма, производимого для страдающих одержимостью. О значительности роли экзорцизма в ритуале крещения говорится в книгах Джеффри Бартона Рассела (Jeffrey Burton Russell, „Satan: The Early Christian Tradition“, pp. 100–103) , и Келли (H. Kelly, „The Devil at Baptism: Ritual, Theology, and Drama“) .

Стр. 46. „Церковь продолжает верить в… духов“: Вера в Сатану пошатнулась давно, еще во времена Просвещения, когда основы христианства подвергались нападкам со стороны критиков вроде Вольтера и Давида Юма. Позднее, с открытием психоанализа, концепция дьявола получила новый удар. Зигмунд Фрейд называл Сатану не более чем воплощением подавляемых бессознательных желаний. У Карла Густава Юнга Сатана представлял мифический психологический символ или архетип, который Юнг называл „тенью“ (в его определении „тень“ — это противоположность того, что индивид настойчиво утверждает в сознании).

Стр. 46. „Персонифицированного“ образа дьявола»: Катехизис католической церкви, п. 2851 гласит, что: «…зло не является абстракцией, но означает личность — сатану, ангела, который восстает против Бога».

Стр. 46. «Нельзя пользоваться электрическим освещением и радио»: Цитата из книги Рудольфа Бультмана (Rudolf Bultmann, «New Testament & Mythology», p. 110).

Стр. 46. «Теологов вроде Герберта Хаага, Баса ван Ирсела и Генри Энсгэра Келли»: Наиболее известные работы Хаага — это книги «Abschied vom Teufel» (1969) и «Teufelsglaube» (1974). Бас ван Ирсел является автором изданной в 1968 году книги «Ангелы и демоны» («Engelen en duivels») . Основополагающая работа Г. Э. Келли вышла под названием «The Devil, Demonology and Witchcraft» (1968 год). В более раннем исследовании Артуро Графа (Arturo Graf, «The Story of the Devil», 1931, p. 251) автор пишет: «Дьявол мертв или почти мертв — и, умирая, он не попадет в райские кущи, но растворится в человеческом воображении, вернувшись в то самое лоно, откуда впервые вышел на свет».

Стр. 47. «Папа Римский Павел VI сказал в обращении к широким слоям верующих от 15 ноября 1972 года»: Речь в целом называлась «Liberaci dal male» («Избави нас от зла») и, кроме прочего, была посвящена теме зла и противостояния дьяволу.

Стр. 47. «Зачем было вводить в заблуждение своих последователей»: Вопрос кажется уместным — тем более что во времена Иисуса вера в экзорцизм вовсе не являлась всеобщей. К примеру, саддукеи не верили в ангелов либо духов и, соответственно, не верили в демоническую одержимость. Библия четко отделяет эпизоды, когда Иисус исцеляет страдающего конкретным заболеванием, например, слепого или прокаженного, от случаев, когда Иисус изгоняет злого духа. Так, ни в одном эпизоде исцеления больной не проявлял симптомов, описанных для случаев демонической одержимости (например, чрезмерной физической силы или прямого обращения демона к Иисусу).

К тому же многие критики экзорцизма заявляют, что все эти заболевания можно отнести к присутствию «злого духа». Греческий врач Гиппократ (ок. 460 — ок. 377 до н. э.) первым написал в трактате «О священной болезни» о том, что нервные болезни вызываются естественными причинами. Об эпилепсии, которую в те времена считали священной болезнью, Гиппократ писал: «Болезнь, прозванная священной, ничуть не более священна, чем остальные, но имеет естественные причины» (The Sacred Disease I, W.H.S. Jones and E. T. Withington, Hippocrates, 4 vols., Loeb Classical Library, 1923) .

Стр. 47. «Своего рода „экзистенциального релятивизма“»: Экзистенциализм делает упор на индивидуальное восприятие действительности, выделяя таковое в качестве изначального и подлинного, составляющего, по выражению Фомы Аквинского, «сущность» бытия. Бытие толкуется как данное непосредственно, как человеческое существование, или экзистенция. Как писал Джон Никола: «Релятивизм в этике подталкивает индивидуума судить о моральной стороне поступка не в соответствии с общими принципами закона, а в контексте среды». (John Nicola, «Diabolical Possession and Exorcism», p. 77) To есть священники ощущали себя менее связанными традицией и в большей степени полагались на собственные представления.

Стр. 47. «…известное изречение Шарля Бодлера»: «Мои дорогие братья, заслышав хвастовство об успехах просвещения, не забывайте: величайшая уловка дьявола состоит в том, чтобы убедить вас, что он не существует!» («Le Joueurgenereux», February 7, 1864; trans. Cat Nilan, 1999).

Стр. 48. «Отец Дэниэл»: Это псевдоним.

Стр. 49. «Из церкви Скала-Санта»: Многие годы в этой церкви работал священник-пассионист отец Кандидо Амантини, главный экзорцист Рима в 1960-х, 70-х и 80-х.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: ЗНАЙ СВОЕГО ВРАГА

Стр. 50. «Способ объяснить существования зла»: Зло принято считать отсутствием добра, которое должно было бы присутствовать в любом предмете или явлении. Как правило, ученые-теологи подразделяют зло на две категории: физическую и нравственную. Например, физическое зло — это несчастный случай, болезнь и катастрофа. В отличие от физического нравственное зло совершается по воле индивидуума, сознательно выбирающего злое действие. С позиций церкви такое зло представляет более серьезную опасность, поскольку является результатом добровольного выбора. Иными словами, предпринимая нравственно злое дело, мы намеренно совершаем этот грех. Дополнительную информацию см. в книге «Катехизис католической церкви», 309–314.

Стр. 51. «Не хотел искушать людей поклонением ложными идолам»: Фома Аквинский, ссылаясь на святого Августина (De Civ. Dei xi, 50), писал в «Сумме теологии» о том, что при первом творении ангелам было назначено имя «рай» или «свет». Ангелы также получили имена телесных созданий, когда Моисей обращался к необразованным людям, неспособным понять, что такое создания бестелесной природы (узнав о бестелесной природе ангелов, люди могли начать поклоняться им как идолам, от чего Моисей особенно старался их оградить).

Стр. 51 «У древних евреев действовал закон, строго запрещавший магию»: Процитировано по книге Габриэле Нанни «Перст Божий и власть Сатаны: экзорцизм» (Gabriele Nanni, II dito di Dio e il potere di Sat ana: L'esorcismo, p. 15).

Стр. 51. «Здесь его имя представляет скорее титул»: Этой теме посвящено огромное множество книг. Например, книга Джеффри Бартона Рассела «Князь тьмы. Добро и зло в истории человечества» (Jeffrey Burton Russell, «The Prince of Darkness», p. 33) и книга того же автора «Сатана. Восприятие зла в ранней христианской традиции» (Jeffrey Burton Russell, «Satan: The Early Christian Tradition», pp. 26–28) , а также работа Эдварда Лэнгтона (Edward Langton, «Essentials of Demonology: A Study of Jewish and Christian Doctrine, Its Origin, and Development») .

Стр. 52. «С заклинаниями и заговорами»: В античном мире страх переддемонами был частым явлением. Жители Вавилона, так же как ассирийцы, верили в существование сложной иерархии демонов. К примеру, они верили в существование бога Пазузу, связанного с сильным северным ветром, уничтожавшим посевы и вызывавшим эрозию почвы. Другим примером было существо по имени Лилиту (демон женского пола, предтеча ведьмы из средневековой традиции) — полуженщина-полуптица, которая «блуждала в ночи, пила кровь и высасывала мозг из костей». См. книгу Джеффри Бартона Рассела «Князь тьмы» (Jeffrey Burton Russell, «The Prince of Darkness», pp. 15–16).

Стр. 53. «Апостольский Символ Веры утверждает»: См. «Катехизис католической церкви», 325.

Стр. 53. «Должны существовать создания бестелесные»: Для обстоятельного знакомства с рассуждениями св. Фомы Аквинского поданному вопросу обратитесь к его работе «Сумма теологии» (Summa Theologica I, 50, 1; 1, 14, 8; I, 19, 4) .

Стр. 53. «Было бы очень странно»: Процитировано по книге Пия-Реймонда Регамея, доминиканца (Pie-Raymond Regamey, О. P., «What Is an Angel?», pp. 20–21) .

Стр. 53. «Сатана был добрым ангелом»: См. «Катехизис католической церкви», 391.

Стр. 53. «Считать себя подобными Господу»: Папа Римский Иоанн Павел II, процитировано по интервью L'Osservatore Romano («Creator of the Angels Who Are Free Beings», July 23, 1986) . Как сказал один теолог, «чистый дух есть чистая любовь… любовь их создала, и любовь управляет ими; их совершенство составляется их подобием Богу». (Pie-Raymond Regamey, О. P., «What Is an Angel?», p. 42).

Стр. 53. «Создавая чистого духа свободным существом»: Выступление Папы Римского Иоанна Павла II, опубликованное 23 июля 1986 года на сайте глобальной католической сети («Creator of the Angels Who Are Free Beings», Global Catholic Network, EWTN) .

Стр. 54. «Выбрали противопоставить себя Богу»: Поскольку в Библии не говорится прямо, какой из грехов совершили падшие ангелы, то на этот счет у представителей ранней церкви имелись разные версии: Иустин Философ (умер между 163-м и 176-м годом н. э.) считал, что этот грех мог быть похотью, в то время как Ириней (умерший в 202 году н. э.) полагал, что это зависть. С течением времени возобладала гипотеза, выдвинутая Оригеном (род. ок. 185 года), гласившая, что ангелы впали в гордыню и решили, что могут возвыситься над Богом.

Хотя, как говорит Фома Аквинский, впасть в гордыню еще не означало верить в то, что они могут сами стать Богом, что было бы невозможно, это уже говорило об их желании стать «подобными Богу» — то есть стать существами, могущими достичь абсолютного блаженства исключительно за счет собственной власти («Сумма теологии», I, 63, 3). Однажды согрешив, ангелы, обладающие возвышенной природой, более не могли пересмотреть своего решения.

Фома Аквинский всесторонне изучает вопрос и сопоставляет падение ангелов и человеческой смертью: «Таким образом, ясно, что любые смертные грехи человека, более или менее ужасные, могут прощаться до его смерти, в то время как после смерти эти грехи остаются без отпущения и лежат вечным грузом» («Сумма теологии», I, 64, 2).

Стр. 54. «Теологи называют это наказание „мукой утраты“»: Из Католической энциклопедии «Новый Адвент»: «Мука утраты или „poena damni“ состоит в вечной утрате возможности лицезрения Бога и в вытекающем из этого полном отрешении от Бога всех сил души, более неспособной обрести в Нем хоть сколько-нибудь мира или покоя».

Стр. 55. «Люцифер и Сатана — это разные демоны»: В Библии нет упоминания о какой-либо связи понятий Сатаны и Люцифера. Джеффри Бартон Рассел пишет в книге «Сатана. Восприятие зла в ранней христианской традиции», что скорее всего, эти два понятия впервые сблизил Ориген, когда он связал с Сатаной дракона и царя Тирского (Jeffrey Burton Russell, «Satan: The Early Christian Tradition», pp. 131–133) . По словам отца Аморта, среди демонов очень часто встречается имя «Люцифер», имя же «Сатана» встречается редко. По мнению отца Аморта, если во время экзорцизма жертва закатывает глаза вверх, это указывает на присутствие Люцифера или его слуг; напротив, если жертва закатывает глаза вниз, это означает, что человек одержим Сатаной или демонами его «армии».

Стр. 55. «Пересадил человеку непокорность»: Из интервью Папы Римского Иоанна Павла II в еженедельньном англоязычном выпуске L'Osservatore Romano от 13 августа 1986 года.

Стр. 55. «Сатане была дана определенная власть над людьми»: Трентский собор (1545–1563), ставший наиболее значительным событием периода Католической Реформации, подтвердил этот тезис как один из догматов Церкви. «Пусть будет предан анафеме не признающий того, что Адам, первый человек, выйдя в земном раю из послушания Господу, немедленно утратил святость свою и закон, ее утверждавший, и навлек на себя гнев и возмущение Божие, а впоследствии и смерть, о которой предупреждал Бог, а вместе со смертью оказался в плену у того, кто властвовал над нею, то есть у дьявола — и что тем непослушанием Адам пал как телом, так и духом своим». Процитировано из интернет-сайта, размещенного по адресу http://www.ewtn.corn/librarv/councils/trent5.htm («The Council of Trent, Session V, June 17, 1546») .

Стр. 55. «Падшие ангелы имеют тела более плотные»: Дополнительные сведения см. в книге Джеффри Бартона Рассела «Сатана. Восприятие зла в ранней христианской традиции» (Jeffrey Burton Russell's «Satan: The Early Christian Tradition», p. 73) и в книге Паскаля Паренте «Ангелы» (Pascal P. Parente, «The Angels», pp. 20–23) .

Стр. 55. «Ангел — название их функции»: См. «Катехизис католической церкви», 329.

Стр. 56. «Не отводили достаточного значения их разумности»: Фома Аквинский обсуждает разумность ангелов в книге «Сумма теологии» («Summa Theologica», I, 58, 1–7) .

Стр. 56. «Наделенное разумом и свободной волей»: Фома Аквинский говорит, что способностью к независимым суждениям обладают лишь существа, наделенные разумом («Summa Theologica», I, 59, 3) .

Стр. 56. «Из разума берет начало их знание»: В «Сумме теологии» Фома Аквинский пишет, что ангел обладает «интеллектом» или «разумом», поскольку совокупность его знаний есть разум («Summa Theologica», I, 54, 3) .

Стр. 56. «Способности ангела таковы»: Слова А. М. Леписье (из его книги «Невидимый мир») процитированы по книге Паскаля Паренте «Ангелы» (Pascal P. Parente, «TheAngels», p. 29) .

Стр. 56. «Демон может воздействовать на предметы»: Фома Аквинский обсуждает это положение в книге «Сумма теологии» («Summa Theologica», 1,52,1) . По мнению Фомы Аквинского, о том, что тело находится в определенном месте, говорят, если к нему применимы количественные свойства этого места; но ангелы в силу своей виртуальной природы лишены каких-либо количественных свойств. Это означает, что пребывание ангелов в конкретном месте вещественного мира обнаруживается лишь по действию их ангельской силы.

Стр. 57. «Связывают такое движение со способностью человеческого разума»: Из книги Паскаля Паренте «Ангелы» (Pascal P. Parente, «The Angels», p. 38).

Стр. 57. «Сатана обладает только силой „противоестественной“»: Под «противоестественностью» имеется в виду несоответствие нормальным законам природы. В противовес этому «сверхъестесвенное» означает нечто, стоящее выше законов природы или выходящее за их пределы. Рассуждая так, говорят, что способности ангелов недоступны человеческому пониманию, но остаются в пределах естественного мира; в то же время способности Бога выходят за пределы, установленные природой.

Стр. 58. «Дьявол способен имитировать чудо»: Фома Аквинский полагал, что даже человек может сделать нечто, невозможное с точки зрения окружающих и недоступное их пониманию — и тогда будет казаться, что он совершил чудо («Summa Theologica», I, 114, 4) .

Стр. 58. «Как бы предсказывать события»: В «Сумме теологии» Фома Аквинский рассматривает эту способность, указывая, что ангелы гораздо более точно, чем люди, представляют будущие события, поскольку они [ангелы] глубже понимают причины, вызывающие те или иные события («Summa Theologica», I, 57, 3) .

Стр. 58. «Бог позволяет дьяволу действовать»: «Попущение Божие на дьявольские действия — это великая тайна, но мы знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Катехизис католической церкви, 395). Фома Аквинский называл дьявольские козни частью естественного порядка. «Иным путем, не напрямую, а как бы упражняя человека постоянными атаками противной стороны. Стяжание земного благоденствия должно совершаться вопреки действию злых сил, иначе злые духи не могли бы стать частью естественного порядка» («Summa Theolgica», I, 64, 4) .

Стр. 60. «Дьявол не есть причина каждого из грехов»: Фома Аквинский, «Сумма теологии» («Summa Theologica», I, 114, 3) .

Стр. 60. «Необычная активность дьявола»: Важно отметить, что в противовес мнению ряда авторов, Международная ассоциация экзорцистов не считает, что перечисленные категории отражают цепочку фактов, автоматически ведущих к одержимости.

Стр. 62. «Такого рода прямая атака обычно нацелена на людей, наиболее близких Богу, например, святых»: Екатерина родилась в Сиене и, судя по рассказам, видела мистические картины ада, чистилища и рая. Предположительно дьявол, искушавший и мучивший Екатерину, являлся ей в разных видах (в том числе в виде ангела света). Екатерина Сиенская оставила подробные заметки о распознавании духов.

Тереза родилась в Авиле (Испания) и позднее стала крупным реформатором католического обряда. Тереза оставила выдающиеся работы по мысленной молитве, став одной из всего трех женщин, получивших докторскую степень по теологии. Тереза была мистиком и нередко испытывала видения и физические атаки, которые приписывала дьяволу. Однажды Тереза отогнала дьявола, принявшего вид «небольшого черного создания», облив его святой водой из кувшина.

Кюре из Арса, святой Жан-Мари Вианней родился во Франции, близ Лиона, в 1786 году.

Святой Вианней считается покровителем приходских священников и исповедников. Говорят, он мог открыть прошлое и будущее, а также обладал даром целительства. Вианней также верил, что он подвергается нападениям дьявола, изнурявшего его по ночам криками и громкими звуками, а в одном случае, который получил широкую известность, даже устроившего пожар в его постели. В последние десять лет жизни Вианней исповедовал прихожан ежедневно, по 16–18 часов подряд.

Стр. 63. «Такие мысли и импульсы»: Процитировано по книге Франческо Бамонте (Francesco Bamonte, «Possessioni diaboliche ed esorcismo», p. 76) .

Стр. 63. «Также называемая „вынужденной одержимостью“»: Антропологи говорят «вынужденной одержимости», желая отделить те случаи, когда одержимость наводится шаманом или колдуном, обычно в ритуалах целительства или сообщения неких знаний. Нечто похожее имеет место при глоссолалии — расстройстве речи, когда индивидуум, сохраняя темп членораздельной речи, произносит неразборчивые сочетания звуков. Как утверждают некоторые, при этом человек бывает одержим Святым Духом.

Стр. 63. «Сегодня гораздо больше людей, одержимых дьяволом»: Отец Аморт сравнивает состояние культуры наших дней со временами заката Римской империи.

Стр. 64. «Одержимые помимо своей воли оказываются под влиянием демона»: Выдержка из интервью с итальянским экзорцистом отцом Габриэле Нанни. За дополнительной информацией об отце Нанни обратитесь к главе шестой.

Стр. 65. «По мнению итальянского экзорциста»: там же.

Стр. 65. «Будто живой демон ходит по земле»: Индивидуум не буквально принадлежит демону: демоном лишь определяются его поступки. Например, человека может переполнять гордыня, ненависть, или он активно включается в неправедное дело, например, преступную деятельность. Экзорцисты считают, что в таких случаях демону нет нужды обнаруживать свое присутствие. Демон проявляет себя лишь в ситуации, когда человек пытается изменить свою жизнь к лучшему.

ГЛАВА ПЯТАЯ: ОТКРЫВАЯ ДВЕРЬ

Стр. 68. «В средние века к этой теории вновь обратились катары»: Катары представляли собой дуалистическое верование, в XII веке распространившееся на севере Италии и юге Франции. В катаризме, возникшем под влиянием гностицизма, предполагалось, что материальный мир полон зла и разложения, и поэтому не может являться творением доброго Бога. Чтобы как-то примирить существование добра и зла, катары строили свою веру на предположении, что истинный Бог создал только дух, а Дьявол создал материальный мир. По этой причине катары считали, что Бог Ветхого Завета слишком жесток, чтобы являться истинным богом.

В ответ католическия церковь объявила катаров еретиками и в ходе Четвертого Латеранского собора 1215 года утвердила канон, по которому дьявол на самом деле считался творением Бога и не являлся первичной или независимой от Бога сущностью. Информацию о катарах можно почерпнуть из книги Джеффри Бартона Рассела «Князь тьмы» (Jeffrey Burton Russell, «The Prince of Darkness», pp. 135–136, 164). 55: «Такой подход с легкостью извращали»: См. книгу Джеффри Бартона Рассела и Александра Брукса (Jeffrey Burton Russell, Brooks Alexander, «А History of Witchcraft, Sorcerers, Heretics and Pagans», p. 61 . Авторы книги утверждают, что свидетельства ошибочности доктрины катаров прослеживаются в XIV веке в Италии, где еретики верили, что материальный мир создан дьяволом. В их представлении дьявол обладал большей властью, так как был создателем мира, и ему следовало поклоняться по этой причине.

Стр. 69. «Знаменитого „Хеллфайр клаб“»: Об этом можно прочитать в работе Джеффри Эша (Geoffrey Ash, «The Hell-Fire Clubs», 2001) .

Стр. 69. «Помимо прочего, написавшего книгу по оккультизму»: Отец Бамонте является автором книги «Что делать с магами» («Cosa fare con questimaghii», Ancora, Milan, 2000) .

Стр. 69. «Семь смертных грехов»: Гордыня, алчность, блуд, злоба, зависть, чревоугодие и праздность.

Стр. 69. «Делай что хочешь»: Цитата из книги Франческо Бамонте (Francesco Bamonte, «Possessioni diaboliche ed esorcismo», p. 46).

Вариант знаменитой фразы Алистера Кроули, называвшего себя «Великим зверем 666»: «Делай что хочешь — вот весь закон». 57: «Вспоминают панику по поводу сатанизма»: По свидетельству Майкла Кунео, в 1980-е годы этому способствовало несколько факторов, включавших, кроме прочего, взрыв популярности молитвенных обрядов освобождения, а также распространение сеансов психотерапии. Ажиотаж подстегивался детальными публикациями о случаях ритуального насилия — как, например, в скандально известной книге «Воспоминания Мишель» (Michelle Smith, Lawrence Pazder, «Michelle Remembers»). Позже выяснилось, что многие свидетельства были сфабрикованы. Подробные данные приведены в книге Майкла Кунео «Американский экзорцизм» (Michael Cuneo, «American Exorcism», pp. 51–55, 195–209) .

Стр. 71. «Судебный процесс по обвинению учителей начальной школы Макмартина»: Об этом написан целый ряд книг (P. Eberle, S. Eberle, «The Abuse of Innocence: The McMartin Preschool Trial» (1993); D. Nathan, M. R. Snedeker «Satan's Silence: Ritual Abuse and the Making of a Modem American Witch Hunt» (1995); J. S. Victor «Satanic Panic: The Creation of a Contemporary Legend» (1993)) .

Стр. 73. «По опыту экзорцистов»: Глава основана на интервью с несколькими экзорцистами: отцом Франческо Бамонте, отцом Габриэле Амортом, отцом Габриэле Нанни, отцом Джанкарло Грамолаццо, отцом Франсуа Дермином, отцом Фра Бенигно, отцом Джереми Дэвисом и отцом Кармине де Филипписом.

Стр. 73. «Одержимые могут получать от своего состояния двойную выгоду»: Процитировано по книге Коррадо Бальдуччи «Дьявол» (Corrado Balducci, «The Devil», p. 119) .

Стр. 75. «Любые формы гадания»: См. Катехизис католической церкви, 2116.

Стр. 77. «От проклятий первыми страдают те»: По Библии, Иисус упрекал своих учеников Иакова и Иоанна за то, что они хотели призвать с небес огонь, чтобы наказать самарян, отказавших Ему в гостеприимстве (от Луки, 9:55). Дополнительные сведения можно найти в книге Фрэнсиса Макнатта (Francis MacNutt, «Deliverance from Evil Spirits», pp. 97—119) .

Стр. 85. «Всякий раз, когда я выражаю боязнь»: См. книгу Джона Никола (John Nicola, «Diabolical Possession and Exorcism»,p. 95) .

ГЛАВА ШЕСТАЯ: ИМЕНЕМ МОИМ

Стр. 88. «В документальном фильме об экзорцизме: Серия фильмов „Так ли это?“, сезон 1, эпизод 8 от 29 августа 2005 года.

Стр. 89. „Экзорцизм относится к сакраменталиям“. Согласно Катехизису католической церкви, „Святая Матерь Церковь установила сакраменталии (священнодейственные обряды). Это — священные знамения, которыми по некоему подобию таинств обозначаются и по молитве Церкви воспринимаются главным образом духовные плоды“ (Катехизис католической церкви, 1667). Дополнительную информацию о сакраменталиях см. „Катехизис католической церкви“, 1668–1679. 72: „В упрощенной форме экзорцизм производится при совершении крещения“: См. „Катехизис католической церкви“, 1673 72: „Согласно определению“: См. книгу Фрэнсиса Макнатта (Francis MacNutt, „Healing“, p. 167) .

Стр. 90. „Священник […] должен вести свою благотворительную работу“: См. „Praenotanda“, No. 13, De exorcismis et supplicationibus quibusdam , в переводе на английский Пьера Беллемаре из Университета Сент-Пол. Помимо этого, Кодекс канонического права утверждает в каноне 1172, что: „1) никто не может на законных основаниях совершать экзорцизмы над одержимым, не получив у местного ординария особого и прямого разрешения на это; 2) местный ординарий может дать такое разрешение только пресвитеру, наделенному благочестием, познаниями, благоразумием и непорочностью жизни“.

Стр. 90. „Самое раннее упоминание о функции экзорциста“: Из неопубликованной диссертации Джеффри Гроба (Jeffrey Grob, „А Major Revision of the Discipline on Exorcism: A Comparative Study of the Liturgical Laws in the 1614 and 1998 Rites of Exorcism“, Saint Paul University, Ottawa, Canada, p. 53) . 73: „Совет греческого города Лаодиция“: там же.

Стр. 91. „Практика изгонять демона, обдувая жертву“: Тертуллиан упоминает о такой практике в работе „Апологетик“. Некоторые эксперты считают, что это связано с эпизодом, когда Иисус „дунул“ на своих учеников после Воскресения (от Иоана, 20:22). Дополнительные сведения см. в работе Тертуллиана „Апологетик“. (Tertullian: „Apologetical Works and Minucius Felix: Octavius“, p. 74; 1, 415) .

Стр. 91. Экзорцист, использующий сложные и длинные словесные формулы: См. работу Джеффри Гроба (Grob, р. 48) .

Стр. 91. „Содержались в своде церковных законов“: Процитировано по книге Коррадо Бальдуччи (Corrado Balducci, „The Devil“, translated by Aumann, O. P., p. 167) .

Стр. 91. „Широкого распространения суеверий“: Уже в XI веке люди начали вносить в официальные церковные обряды собственные жесты, словесные формулы и средства исцеления. В целом обряд экзорцизма начал приобретать все более иррациональный характер, что увеличивало накал страстей, свойственных той эпохе, отмеченной преувеличенным страхом дьявола и всяческого ведьмовства. Пожалуй, наиболее известным эпизодом, иллюстрирующим истерию, сложившуюся вокруг экзорцизма в XVI веке, была история Марты Бросье — двадцатипятилетней женщины, утверждавшей, что соседи наслали на нее одержимость путем колдовства. Соседей посадили в тюрьму, а отец женщины начал водить ее по окрестным деревням, повторяя экзорцизмы для публики. См. работу Джеффри Гроба (Jeffrey Grob, p. 78) . См. также книгу Сары Фербер (Sarah Ferber, „Demonic Possession and Exorcism in Early Modern France“, pp. 40–59) .

Стр. 92. „Были выработаны разнообразные формулы, включенные в Римский требник“: Хотя в процессе участвовали многие, наибольший вклад в то, что впоследствии получило название „обряда“, оставили два человека. Первым был монах-францисканец по имени Джироламо Менги (1529–1609), родившийся в Виадане, Италия. Сейчас многие считают его одним из наиболее выдающихся экзорцистов XVII века. Работа Менги под заголовком „Flagellum daemonum“ („Плеть дьявола“) включает семь молитв экзорцизма, а также полезные советы по распознаванию злых духов. За дополнительной информацией обратитесь к книге Menghi, Girolamo, „The Devil's Scourge“, Weiser Books, 2002 . Второй значительной фигурой был иезуит из Германии Петрус Тиреус (1546–1601), разработавший внятные критерии для определения одержимости. До Тиреуса экзорцисты использовали признаки, в значительной мере варьировавшиеся от региона к региону. Самой известной работой Тиреуса является вышедшая в 1598 году книга „Daemoniaci, hoc est: de obsessis a spiritibus daemoniorum horninibus“ . Тиреус делил признаки одержимости на две категории, а именно на интеллектуальные и телесные.

Эту информацию я почерпнул из работ отца Джеффри Гроба — в частности, из его неопубликованной диссертации.

Стр. 92. „Обряд экзорцизма претерпел весьма немногочисленные изменения“: В 1952 году Папа Римский Пий XII выпустил новую редакцию Латинского обряда, слегка изменив трактовку критериев из области психологии и душевных болезней. Также были несколько расширены границы того, что следовало считать одержимостью. Там, где изначальным документом предписывалось, что „признаками одержимости являются…“, вновь принятый документ гласил, что „признаки одержимости могут включать…“ Публикация версии обряда 1998 года вызвала негативную реакцию части священников. Пожалуй, громче всех выступил отец Аморт, назвавший новый обряд слишком „вялым“.

Порядок чтения молитв также претерпел изменения, хотя это не имело столь большого значения. В 1999 году, через год после выхода новой версии обряда Конгрегация богослужения и дисциплины таинств объявила, что по разрешению своего епископа экзорцист может применять для изгнания дьявола старый обряд в редакции 1952 года. По разным причинам некоторые экзорцисты предпочитают использовать именно старую версию обряда (возможно, потому, что помнят те молитвы наизусть). С момента опубликования обряд 1998 года также подвергся некоторым правкам, в последний раз в 2005 году. См. работу отца Джеффри Гроба (Grob, „А Major Revision of the Discipline on Exorcism“) .

Стр. 92. „Твердо уверен в демонической одержимости“: В трудных случаях, когда экзорцист не может определить присутствие демона, некоторые священники, в том числе отец Аморт и отец Бамонте, предпочитают использовать в обряде экзорцизма молитвы о заступничестве. Другие экзорцисты включают просьбу о заступничестве в спонтанные молитвы об освобождении. Разумеется, такая молитва произносится не в повелительной форме.

Стр. 94. „Не должен напоминать магическую церемонию“: См. статью в переводе (на английский язык) Пьерра Беллемаре из университета Сент-Пол. (Praenotanda No. 19, „De exorcismis et supplicationibus quibusdam“) .

Стр. 96. „Указывает на полную демоническую одержимость“: См. книгу Габриэле Аморта „Мемуары экзорциста“ (Gabriele Amorth, „An Exorcist Tells His Story“, pp. 79–80) .

Стр. 96. „Существует всего пять ловушек“: Из книги Габриэле Нанни „Перст Божий и власть сатаны: экзорцизм“ (Gabriele Nanni, II dito di Dio e И potere di Sat ana: L'esorcismo, p. 15) .

Стр. 97. „Демоны нередко угрожали отцу Аморту“: Демоны часто угрожают экзорцистам. Это явление настолько распространено, что некоторые священники выработали приемы для противодействия. Так, по словам одного экзорциста, при угрозах со стороны демона он читает строки из Евангелия от Луки (10:17–20): „Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам…“ 78: „Подавляющее большинство которых — женщины“: Антропологи, в том числе И. Льюис и Лесли Шарп, также указывают, что в примитивных обществах женщины чаще страдают от одержимости; ученые полагают, что такие заявления могут использоваться как средство для укрепления авторитета. Так, в обществах, где доминируют мужчины, женщины могуть открыто проявлять негодование только через одержимость. Например, жители Сомали верят, что злые духи (джинны) нередко нападают из засады и могут вселиться в случайного прохожего. „Считается, что эти злобные духи питаются завистью и жадностью, особенно возникающими при демонстрации деликатесной пищи, шикарной одежды, драгоценностей, косметики и прочих элементов роскоши… Главными мишенями столь недоброго внимания злых духов оказываются женщины, особенно замужние“. Процитировано по книге об экстатических религиях, шаманизме и одержимости („Ecstatic Religion, A Study of Shamanism and Spirit Possession“, p. 67) .

Стр. 100. „Священника, которого пугал демон“: См. книгу Габриэле Аморта „Мемуары экзорциста“ (Gabriele Amorth, „An Exorcist Tells His Story“, pp. 194–195) .

Стр. 100. „Вопреки представлению, сложившемуся благодаря средствам массовой информации“: Пожалуй, ни одно произведение не может превзойти по накалу истерии книгу Малачи Мартина „Заложники дьявола“, автор которой (бывший священник-иезуит) в зловещей прозе живописует психические и духовные опасности, поджидающие священника, рискнувшего исполнить обряд экзорцизма. В достоверности утверждений Малачи Мартина сомневаются многие, в том числе даже некоторые его последователи. Психиатр М. Скотт Пек, по его словам, почерпнувший у Мартина много сведений об экзорцизме, пишет в книге „Люди лжи“: „Исходя из своего опыта могу предположить, что Мартин преувеличивает физические опасности [экзорцизма]“. (M. Scott Peck, „People of the Lie“, p. 189) .

ГЛАВА СЕДЬМАЯ: ПОИСКИ ЭКЗОРЦИСТА

Стр. 102. „У массивной деревянной двери церкви Скала-Санта“: Когда-то это строение было частью Латеранского дворца. В XVI веке Папа Римский Сикст V перестроил церковь, поместив ступени на то самое место, где они находятся поныне. Войдя в церковь, посетитель оказывается перед тремя ведущими наверх лестницами; центральная — это и есть Святая лестница. Святая святых — реликварий, защищенный массивной решеткой, и крохотная часовня располагаются на втором этаже.

Стр. 107. „Меджугорье (Босния-Герцоговина)“: Так же, как было в Фатиме (Португалия), шестеро жителей Междугорья с 1981 года ежедневно видят явления Девы Марии. Хотя католическая церковь до сих пор не сделала официального заявления о признании этого чуда, Междугорье стало одним из мест массового паломничества верующих. Многие утверждают, что их четки превратились в золотые или что они видели странный свет. В 1998 году, во время прошлой поездки в Междугорье отец Гэри и его родители наблюдали „пляску солнца“ (род миража, обычного для этих мест). В его последний приезд ничего подобного не происходило.

Стр. 109. „Такие Божии дары“: См. книгу Габриэле Аморта „Мемуары экзорциста“ (Gabriele Amorth, „An Exorcist Tells His Story“, pp. 157) .

Стр. 113. „Здание церкви мало изменилось“: Фасад перестроили заново после того, как в 1943 году церковь, рядом с которой нацисты устроили склад, попала под бомбовый удар союзников. Под бомбами погибло около 3 тысяч мирных граждан.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ: ПРЕМЬЕРА

Стр. 120. „Падре Пио“: Падре Пио родился в 1887 году в Пьетрельчине (на юге Италии). В 16 лет он стал послушником в монастыре капуцинов и в 1910 году был рукоположен в священники. В 1920 году у падре Пио образовались стигматы — по слухам, это произошло, когда он на коленях стоял перед распятием. Кровь, сочившаяся из его ран, благоухала ароматом цветов. Стигматы необъяснимым образом исчезли в 1968 году, за два часа до смерти падре Пио, не оставив ни малейшего следа на его коже. Говорили, что падре Пио имел дар видеть всю жизнь человека, пришедшего на исповедь, и обладал способностью к билокации (мог одновременно находиться в двух разных местах). Рассказывали, что перчатки, которые падре Пио носил поверх стигматов, также обладали целительным действием. Считается, что падре Пио неоднократно вступал в борьбу с дьяволом, нападавшим на него в самых разных видах — в том числе в образе „огромного пса“ с дымящейся пастью.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ: УМЕНИЕ РАСПОЗНАВАТЬ

Стр. 130. „Фиксировать“ человека в болезненном состоянии»: Специалисты в области мышления считают, что индивидуум, страдающий расстройством множественной личности, может дополнительно пострадать в ходе лечения, предполагающего использование гипноза и регрессии памяти о прошлом. В результате в сознании больного не только утверждается «второе я», но могут также возникать новые, ранее не существовавшие «личности». Как указывает Николас Спанос, в большинстве случаев заболеваний, связанных с множественным расщеплением личности (по данным одного научного исследования — 80 процентов), до начала лечения больные не показывают присутствия более чем одной личности.

Спанос говорит об этом следующее: «Зачастую процедуры, используемые при диагностике множественного расщепления личности, не обнаруживают, а создают новые личности» («Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective», p. 235) . По мнению ученого-психиатра доктора Ричарда Галлахсра, есть и другая проблема: веря в свою одержимость «духами», человек, страдающий психическим расстройством, может не получить необходимого лечения.

Стр. 131. «Экзорцист не должен начинать исполнение обряда»: См. «Praenotanda», No. 16, «De exorcismis etsupplicationibus quibusdam» (DESQ) , в переводе на английский Пьера Беллемаре из университета Сент-Пол.

Стр. 131. «Производить только необходимые действия»: См. «Praenotanda», No. 14, «De exorcismis et supplicationibus quibusdam» (DESQ) , в переводе на английский Пьера Беллемаре из университета Сент-Пол.

Стр. 132. «Сродни „божественному свету“»: См. книгу Matteo La Grua, Lapreghiera di liberazione, p. 70. «II discemimento e una „luce“ particolare che cifa vedere in Dio come stanno le cose» .

Стр. 132. «Даров Святого Духа»: Мудрость, знание, вера, целительство, а также способности творить чудеса, предсказывать будущее, различать духов, говорить на других языках и понимать другие языки.

Стр. 132. «Следствием коварства демонов»: Святая Тереза Авильская пишет: «Дьявол является со всеми своими уловками и прикрываясь добрыми намерениями. Он старается влезть в душу под самыми невинными предлогами и использует то, что вовсе не выглядит дурным. Дьявол постепенно сбивает человека с толку, ослабляя его волю и пробуждая себялюбие, стараясь, чтобы человек отступился от любви к Господу, занявшись удовлетворением собственных желаний» («Внутренний замок»).

Теологи говорят, что помимо импульсов, посылаемых духами, имеет значение и состояние человеческой души, особенно учитывая ее несовершенства, проистекающие из первородного греха. В то время как высокие способности души (например, интеллект) позволяют ощутить милость Господа и уподобиться Богу, вожделение с силой влечет нас к совершению «плотского греха» (К Римлянам, 7:22–25).

Стр. 133. «Такие знаки являются скорее указателями»: См. «Praenotanda», No. 16, «De exorcismis et supplicationibus quibusdam» (DESQ) , в переводе на английский Пьера Беллемаре из университета Сент-Пол.

Стр. 133. «К экзорцисту обращаются по нескольким причинам»: Данные получены автором из интервью с экзорцистами.

Стр. 136. «В случаях реальной одержимости»: См. книгу Adolf Rodewyk, Daemonische Besessenheit heute, pp. 17–18 , процитировано в книге Габриэле Нанни (Gabriele Nanni, «II dito di Dio e ilpotere di Satana: I'Esorcismo», p. 272) .

Стр. 138. «Одним из определяющих факторов»: См. книгу Габриеле Аморта «Мемуары экзорциста» (Gabriele Amorth, «An Exorcist Tells His Story», p. 70) .

Стр. 139. «Большинство демонов обнаруживают себя и после простой молитвы»: Если в ходе первичной диагностики демон никак себя не обнаруживает, но экзорцист тем не менее подозревает одержимость, он может посоветовать человеку почаще ходить в церковь, ежедневно молиться, чаще причащаться — и, самое важное, исповедаться. Если через два месяца человек продолжает сталкиваться с теми же проблемами и демон не обнаруживает своего присутствия, то случай, по всей вероятности, вызван «естественными» причинами и в экзорцизме нет необходимости.

Стр. 140. «В некоторых случаях одержимость»: Цитата из книги Франческо Бамонте (Francesco Bamonte, «Possessioni diaboliche ed esorcismo», p. 77–78) .

Стр. 141. «Исторически ассоциировалась с одержимостью»: Из книги Барри Бейерштейна, воспроизведенной на интернет-сайте http://www.csicop.org(Barry L. Beyerstein, «Dissociative States: Possession and Exorcism», The Encyclopedia of the Paranormal, Gordon Stein, ed. (Buffalo, NY: Prometheus Books, 1995), pp. 544–552) .

Стр. 141. «Говоря более простым языком, термин „дисассоциация“»: Процитировано по работе Дэвида Гливса (David Н. Gleaves, «The Sociocognitive Model of Dissociative Identity Disorder: A Reexamination of the Evidence», Psychological Bulletin 120, no. 1 (1996): 42) . См. также работу Гливса и др., посвященную достоверной диагностике заболевания (David Н. Gleaves, Mary С. May, Etzel Cardefia, «An Examination of the Diagnostic Validity of Dissociative Identity Disorder», Clinical Psychology Review 21, no. 4(2001): 577–608) .

Стр. 142. «Многие недооценивают, в какой степени наше поведение зависит»: См. работу Бейерштейна (Barry L. Beyerstein, «Dissociative States: Possession and Exorcism», p. J) .

Стр. 143. «Наряду с этим доктор Бейерштейн участвует в работе Комитета скептиков»: На доктора Бейерштейна часто ссылаются, говоря о корреляции между психическими расстройствами и одержимостью. Комментарии Бейерштейна были взяты в основном из двух источников: из написанной им статьи в Энциклопедии паранормального (1995 год) и двух телефонных интервью, состоявшихся в конце 2006 года. Весной 2007-го доктор Бейерштейн скоропостижно умер от сердечного приступа.

Стр. 144. «Считающийся традиционным»: См. уже упоминавшуюся работу Гливса и др. (Gleaves, May, Cardefia, «An Examination of the Diagnostic Validity of Dissociative Identity Disorder») , а также информацию о диагностике данного вида расстройств (Etzel Cardefia, David Н. Gleaves, «Dissociative Disorders», Chapter 13, «Adult Psychopathology and Diagnosis», 5-th edition, 2007) .

Стр. 144. «Социокогнитивная модель»: Описание данного подхода см. в книге Спаноса (Nicholas Spanos, «Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective», 1996) .

Стр. 144. «Сторонники такого подхода считают»: Социокогнитивная теория хорошо объясняет целый ряд моментов, связанных с одержимостью, включая то, почему жертва может не помнить событий, имевших место во время экзорцизма, или испытывает ощущение, что находится во власти «чуждого» существа. Объясняя возможный механизм таких ощущений, Спанос сравнивает процесс с «игрой актера, вошедшего в образ и пытающегося видеть мир таким, каким его видит персонаж. Актер стремится почувствовать то, что должен был чувствовать его герой, а также старается выработать наиболее вероятный тип поведения героя в различных ситуациях» («Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective», p. 217) .

Стр. 145. «Например, в Пуэрто-Рико»: См. книгу Спаноса (Nicholas Spanos, «Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective», p. 150–151) .

Стр. 145. «Приобретая опыт, они изучают поведение»: См. книгу Спаноса (Nicholas Spanos, «Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective», p. 150–151) .

Стр. 145. «Подходдает адекватное культуре общества объяснение»: См. книгу Спаноса (Nicholas Spanos, «Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective», p. 171) .

Стр. 145. «Так, данные антропологии доказывают»: См. книгу Льюиса (I. M. Lewis, «Ecstatic Religion: A Study of Shamanism and Spirit Possession», 3rd ed. p. 77) . 120: «Усиливает значение демона»: См. книгу Спаноса (Nicholas Spanos, «Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective», p. 162) .

Стр. 146. «В одном из таких исследований»: GiulianaA. L. Mazzoni, Elizabeth F. Loftus, Irving Kirseh, «Changing Beliefs about Implausible Autobiographical Events: A Little Plausibility Goes a Long Way», Journal of Experimental Psychology: Applied 7, no. 1 (2001): 51–59 .

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ: ПЕРЕХОДЯ ЧЕРТУ

Стр. 151. «Как выяснилось позже»: Имя женщины изменено в целях анонимности.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ: ПАДЕНИЕ

Стр. 163. «Часто при виде страданий»: Кардинал Джозеф Бернардин, из книги «Дар мира» (Joseph Cardinal Bernardin, «Gift of Peace», p. 47) .

Стр. 173. «Нормализация движений глаза и процесса обработки изображения»: Способ лечения, помимо уже известных видов терапии включающий внешнюю стимуляцию, в ходе которой пациент идентифицирует негативное воспоминание, затем должен сосредоточиться на соответствующем изображении, одновременно следя за перемещением пальца лечащего врача. Дополнительную информацию см. в книге Francine Shapiro, Margot Silkforrest, «EMDR: The Breakthrough „Eye Movement“ Therapy for Overcoming Anxiety, Stress, and Trauma», (New York: Basic Books, 1997) .

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ: СТРАДАНИЯ ДУШИ

Стр. 184. «Не занимает какого-либо физического пространства»: Фома Аквинский, «Сумма теологии» («Summa Theologica», I, 52, 1) .

Стр. 184. «Таким способом [демон] добивается». Из книги Франческо Бамонте (Francesco Bamonte, «Possessioni diaboliche ed esorcismo», p. 40) .

Стр. 185. «Всякий обряд экзорцизма — это удар по демону». См. книгу Габриэле Аморта «Мемуары экзорциста» (Gabriele Amorth, «An Exorcist Tells His Story», p. 97) .

Стр. 186. «Разумеется, предмет сам по себе не обладает силой»: Из книги отеца Хосе Антонио Фортеа «Интервью с экзорцистом» («Interview with an Exorcist», pp. 66–67) .

Стр. 186. «Самое сильное и запоминающееся ощущение»: Из книги отца Аморта «An Exorcist: More Stories» .

Стр. 186. «Анна, которой сейчас тридцать пять лет»: Имя изменено в целях анонимности.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ: ПАСТЫРСКИЙ ПОДХОД

Стр. 197. «Входит в человека через органы чувств»: Другие экзорцисты также отмечали необычную связь между демонами и жертвами. «Казалось, что овладевший телом демон чувствует то же, что чувствует тело в данный момент времени. То, что угнетает тело, угнетает и демона». Из книги Хосе Антонио Фортеа (Jose Antonio Fortea, «Interview with an Exorcist», p. 69) .

При этом демон должен реагировать на молитвы об освобождении, непроизвольно выдавая свое присутствие.

Стр. 198. «Согласно древнееврейской традиции»: См. книгу Джошуа Трахтенберга (Joshua Trachtenberg, «Jewish Magic and Superstition: A Study in Folk Religion», p. 91) . Дополнительные данные см. в книге Габриэле Нанни (Gabriele Nanni, II dito di Dio e ilpotere di Satana: L'esorcismo, p. 15) , а также в книге Вернона Маккасланда (5. Vernon Mc-Casland, «By the Finger of God: Demon Possession and Exorcism in Early Christianity in the Light of Modem Views of Mental Illness», pp. 96—109) .

Стр. 198. «О количестве и именах злых духов»: Пункт 14 Латинского обряда 1952 года.

Стр. 203. «Я всегда говорю, что экзорцизм — это всего 10 процентов»: См. книгу Габриэле Аморта «Мемуары экзорциста» (Gabriele Amorth, «An Exorcist Tells His Story», p. 112) .

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ: ОКНА ДУШИ

Стр. 210. «В период между обрядами экзорцизма выбросилась из окна»: См. книгу Габриэле Аморта «Мемуары экзорциста» (Gabriele Amorth, «An Exorcist Tells His Story», pp. 83–84.) .

Стр. 211. «Нужно лишь попасть в течение»: Antonin-Gilbert Sertillanges, Catechism des Incroyants I , процитировано по статье Николаса Корте (Nicolas Corte, «Who Is the Devil?», The Twentieth Century Encyclopedia of Catholicism, p. 88) .

Стр. 211. «С одной стороны, [Сатана] делает противное»: Процитировано по книге Пия-Раймона Регаме, доминиканца (Pie-Raymond Regamey, О. Р., «What Is an Angel?», pp. 75) .

Стр. 213. «Священник, боящийся дьявола»: Из книги Габриэле Аморта «Мемуары экзорциста» (Gabriele Amorth, «An Exorcist Tells His Story», p. 194) .

Стр. 213. «Если Бог всемогущ»: Из книги Saint Teresa of Avila, The Book of Her Life, Chapter 25 , процитировано по книге Габриэле Аморта (Gabriele Amorth, «An Exorcist Tells His Story», pp. 64–65) .

Стр. 213. «В течение всей ее жизни»: См. «Катехизис католической церкви», 149.

Стр. 214. «Бог наделил [Сатану] властью»: Из книги отца Хосе Антонио Фортеа «Интервью с экзорцистом» («Interview with an Exorcist», pp. 42) .

Стр. 214. «Если бы меня не остановила Дева Мария»: Многие обвиняют католическую церковь, что своим почитанием Девы Марии церковь практикует идолопоклонничество. Между тем доктрина церкви совершенно ясна. Дева Мария почитается за ее служение Господу, но это вовсе не поклонение идолу. Теологи говорят, что обращение к Деве Марии необходимо для лучшего соединения с Иисусом Христом, выбравшего Марию в качестве спутницы своего земного служения. Это подтвердил сам Папа Римский Павел VI в обращении от 24 апреля 1970 года: «Желая называться христианами, мы также должны быть последователями Девы Марии, „марианами“; иначе говоря, мы должны видеть те сущностные, жизненно важные и счастливые отношения, которые объединяли Иисуса с Матерью Божией и которые ведут нас по пути единения с Богом».

На одном из сеансов экзорцизма отец Бамонте слышал, как голос демона произнес такие слова: «Когда под крестом она собрала в ладони льющуюся кровь [кровь Христа] и воздела эти руки в молитве, благодаря Бога и говоря, что простила и возлюбила тех, кто прибил ее сына [к кресту] и что хочет разделить его боль, но знает, что это невозможно — тогда я очень страдал, страдал как никогда». В другой раз отец Бамонте услышал от демона: «Мы хотели отпраздновать это [распятие Христа], но она убила нас своими слезами; ее слезы — словно огонь, убивающий нас».

Стр. 217. «Женщину звали Джованна»: Это псевдоним.

Стр. 223. «Возможно, самым известным является псевдо-Дионисий»: Именем «псевдо-Дионисий» обозначают неизвестного теолога, писавшего свои тексты в конце V — начале VI века н. э. Будучи неоплатоником, псевдо-Дионисий объединил с христианским мировоззрением элементы греческой философии (в основном учения Плотина и Прокла Диадоха). Широта познаний Дионисия указывает на его образованность (возможно, он был одним из учеников Прокла и жил в Сирии). Дионисий оставил после себя ряд трудов, в том числе «О божественных именах», «О небесной иерархии», «О таинственном богословии». Хотя у теологов нет единого мнения по вопросу авторства, в свое время сочинения Дионисия широко обсуждались и даже использовались в ходе Латеранского собора (649 года) для защиты некоторых догматов веры. В Средние века его работы оказали влияние на ученых схоластов, таких как Петр Ломбардский и Фома Аквинский.

Стр. 224. «Светоначальный и богоначальный луч»: Процитировано по книге: Дионисий Ареопагит. О церковной иерархии. Послания / Пер. Г. М. Прохорова под ред. иером. Григория (В. М.) Лурье. СПб.: Алетейя, 2001. (Dionysius the Areopagite, Celestial Hierarchies, p. 3).

Стр. 225. «В раю существуют престолы»: Процитировано по книге Пия-Раймона Регаме, доминиканца (Pie-Raymond Regamey, О. P., «What Is an Angel?», p. 48) .

Стр. 227. «Столкнулись с истинно сатанинской одержимостью»: Хотя Сатана и считается предводителем всех падших ангелов, случаи его физического появления при одержимости крайне редки. В основном Сатана дергает за ниточки откуда-то издалека, посылая вместо себя младших демонов. Но Сатана может вдруг заявить о своем присутствии. В упомянутом случае отец Дэниэл высказал мысль о Сатане из-за необычно большой продолжительности и интенсивности экзорцизма.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ: ИЗБАВЛЕНИЕ

Стр. 230. «Женщиной с запавшими глазами»: Описание внешности изменено ради сохранения анонимности.

Стр. 233. «Освобождение есть дар от Бога»: См. книгу отца Маттео ла Груа («Lapreghiera di liberazione», p. 105. «Liberazione i un dono di Dio, e Dio pud liberare quando vuole e come rnok, anche senza I'intervento dell'uomo e di intermediari umani») .

Стр. 233. «Не все одержимые будут католиками»: Все основные религии включают одну из форм экзорцизма Ислам говорит, что люди бывают одержимы джиннами, то есть духами, добрыми или злыми. Для изгнания злого джинна экзорцист должен исполнить установленный обряд, во время которого одержимому читают выдержки из Корана. В индуистской традиции в огромном числе священных книг прописаны церемонии изгнания духов, во время которых многократно повторяют имя Нарасимхи (одна из ипостасей бога Вишну), а также читают вслух отрывки из священного текста «Бхагавата Пурана». В иудаизме по земле бродит злой дух «диббук», способный вселяться в тело живого человека. Эрик Бишофф пишет о представлениях средневековых иудеев об одержимости и экзорцизме: «Этот дух представлял собой душу еврея-пьяницы, умершего без молитвы и покаяния. Долгое время он бродил сам по себе; в конце концов ему разрешили вселиться в одну женщину, когда та богохульствовала, и с этого момента женщина начала испытывать ужасные муки (эпилептические и истерические припадки). Лурджа говорит с духом, обращаясь с ним так же, как христианский экзорцист обращается с дьяволом: он строго выговаривает духу, заставляет того рассказать о своих злых делах и т. д. В конце концов, после того, как называют „Имя“, злой дух покидает тело одержимой через мизинец ноги, выполняя это с обычной для него яростью». Отрывок из книги «Die Kabbalah, Einfuhrungin diejudische Myslik und Geheimwissenschaft», Leipzig, 1903, p. 87 , процитировано по работе Т. К. Oesterreich, «Possession: Demonical and Other Among Primitive Races in Antiquity, the Middle Ages, and Modem Times», p. 185 .

Более полный обзор исламской и иудаистской демонологии приведен в работе Т. Уиттона Дэвиса (Т. Witton Davies, «Magic, Divination, and Demonology among the Hebrews and Their Neighbors», pp. 95—130) .

Стр. 233. «Экзорцизм освобождает от демона тело человека»: Из книги отца Хосе Антонио Фортеа «Интервью с экзорцистом» («Interview with an Exorcist», p. 70) .

Стр. 234. «Искреннее прощение, включающее молитву»: Из книги Габриэле Аморта «Мемуары экзорциста» (Gabriele Amorth, «An Exorcist Tells His Story», p. 113) .

Стр. 237. «Беатрис, сорокашестилетняя замужняя женщина»: Детали этого случая изменены в целях анонимности.

Стр. 241. «И не устану благодарить, пока жива»: Отец Бамонте считает, что участие в оккультизме сделало Беатрис уязвимой для проклятия. В ходе экзорцизма лицо женщины искажалось, ее губы чернели и как бы заворачивались внутрь.

Стр. 241. «Антропологи располагают многочисленными документальными свидетельствами»: В книге Этцела Кардены, Стефена Джей Линна и Стэнли Криппнера (Etzel Cardena, Stephen Jay Lynn, Stanley Krippner, «Varieties of Anomalous Experience: Examining the Scientific Evidence», Washington, DC.: American Psychological Association, 2000) приводятся данные Стенли Криппнера и Джинн Ахтерберг (Achterberg, «Imagery and Healing», 1985) .

Стр. 241. «В том числе опасных для жизни»: Документально подтвержден случай, когда американка филиппинского происхождения, страдавшая волчанкой (хроническим незаразным заболеванием, иногда приводящим к смертельному исходу), не реагировала на медикаментозное лечение и испытала ремиссию после визита к филиппинскому хилеру, объяснившему, что болезнь вызвана проклятием, наложенным ревнивым любовником. (См. статью R. A. Kirkpatrick, «Witchcraft and Lupus Erythematosus», Journal of the American Medical Association 245(1981) , процитировано по книге Stanley Krippner, Jeanne Achterberg, «Varieties of Anomalous Experience: Examining the Scientific Evidence», p. 359 .

Похожие данные собраны об исцелении больных перед святынями Лурда (во Франции). См. работу R. Cranston, «The Miracle of Lourdes», New York: Popular Library , процитировано по книге Stanley Krippner, Jeanne Achterberg, «Varieties of Anomalous Experience» .

Стр. 241. «Для многих аборигенов „целительство“ связано»: По книге Стэнли Криппнера и Джинн Ахтерберг (Stanley Krippner, Jeanne Achterberg, «Varieties of Anomalous Experience», p. 359) .

Стр. 241. «В культе вуду избавление от одержимости может рассматриваться как своего рода психотерапия или способ лечения народными средствами»: Стив Мицрах пишет: «Иногда это помогает интеграции в одно целое личностей индивидуума, в другом случае страдающих от узости его социальных ролей; так, мужчина, одержимый духом Эрзули (богини любви и красоты в религии вуду), способен проявлять, если можно так выразиться, „женские стороны“ своей личности. Напротив, женщина, тихая как мышка, узнав о своей одержимости духом Огуна (дух огня и молний, бог железа и войны, покровитель кузнецов и воинов), оказывается способной проявлять жестокость». См. статью Стива Мицраха «Neurophysiologycal and Psychological Approaches to Spirit Possession in Haiti» , размещенную на Интернет-сайте по адресу http://www.fiu.edu/~mizrachs/spiritpos.html.

Стр. 242. «Напряженная психологическая атмосфера» сеанса: См. книгу Льюиса (I. M. Lewis, «Ecstatic Religion: A Study of Shamanism and Spirit Possession», 3rd ed. p. 47) .

Стр. 243. «Эффективен для перенаправления внимания»: См. работу Шварца и Беглея (Schwartz and Begley, «The Mind and the Brain», p. 84) ; процитировано по книге Марио Бауэргарда и Дениз О'Лири (Mario Beauregard, Denyse O'Leary, «The Spiritual Brain», p. 130) .

Стр. 246. «Эксперименты дали весьма неубедительные результаты»: См. работу Е. Родина (Е. Rodin, «Aueu-robiological model for near-death experiences», 1989) ; процитировано по книге Брюса Грейсона (Bruce Greyson, «Varieties of Anomalous Experience», pp. 335–336) .

Стр. 246. «Даже… Ричард Докинз, опробовавший шлем»: По информации из программы «Горизонт» телеканала Би-би-си-2 (ВВС Two Horizon program, «God on the Brain», 2003) .

Стр. 246. «Корреляция между состоянием мозга и ощущением»: См. книгу Брюса Грейсона «Разнообразие аномального: изучение научных свидетельств» (Bruce Greyson, «Varieties of Anomalous Experience», p. 337) .

Стр. 247. «Знание того, как работает телевизор»: См. статью Штрассмана (R. Strassman, «Endogenous Ketamine-Ukc Compounds and the NDE: If So, So What?» Journal of Near-Death Studies (1997), p. 38) ; процитировано по книге Брюса Грейсона (Bruce Greyson, «Varieties of Anomalous Experience», p. 338) .

Стр. 247. «Джон Хогт приводит концепцию»: См. работу Джона Хогга (John Haught, «Is Nature Enough? Meaning and Truth in the Age of Science», New York: Cambridge University Press, 2006) .

Стр. 248. «Ощущение уверенного мистического контакта»: См. книгу Бауэргарда и О'Лири (Beauregard, O'Leary, «The Spiritual Brain», p. 346) .

Стр. 248. «Демонстрировали взаимодействие сразу нескольких зон»: См. книгу Бауэргарда и О'Лири (Beauregard, O'Leary, «The Spiritual Brain», pp. 274–276.) .

Стр. 249. «Основано ли восприятие своего „я“ на психике»: Из книги доктора Крейга Айзека (Craig Isaacs, «Revelations and Possession: Distinguishing the Spiritual Experience from the Psychological», pp. 67–68) .

Стр. 250. «В зависимости от школы, к которой принадлежит врач»: Доктор Айзек приводит взгляды, изложенные в работе Джона У. Перри (John Weir Perry, «Trials of the Visionary Mind», New York: SUNY Press, 1999) , автор которой предлагает сразу пять различных подходов к психозу. Согласно доктору Айзеку, эти подходы включают «боязнь и неверие в существование болезни; идею о том, что источник психозов кроется в заболеваниях мозга; взгляд на психоз как неупорядоченную и напрасную реакцию на внешний раздражитель; полное отрицание какой-либо внутренней жизни; поиск „легких“ и, как правило, ошибочных рецептов». По мнению Перри, обычно верх держит первый подход. По сути, большинство «теорий» нацелено скорее на «подавление» симптомов, чем на исцеление. См. работу Айзека (Isaac, «Revelations and Possession», pp. 79–80) .

Стр. 250. «Такое понимание вполне может ассоциироваться»: См. работу Айзека (Isaac, «Revelations and Possession», pp. 114) .

Стр. 250. «Духовные нарушения могут подрывать»: См. работу Айзека (Isaac, «Revelations and Possession», pp. 114).

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ: ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ

Стр. 256. «Всего около 14 официально назначенных экзорцистов»: По оценкам, сделанным в 2006 году.

Стр. 257. «В тех самых старых римских зданиях»: До конца IV века, пока христианство не было официально признано религией, верующие в Христа почитали Бога частным образом. Богатые граждане Рима нередко превращали свои особняки в место для исполнения обрядов. Позже эти места стали называть «домовыми церквями» и каждая получила название по имени владельца дома. Святой Павел упоминает хозяев такой церкви в Послании к римлянам: «Приветствуйте Прискиллу и Акилу, сотрудников моих во Христе Иисусе… и домашнюю их церковь» (К Римлянам 16:3–5).

Стр. 261. «Они условились не терять связи»: Отец Дэниэл продолжил учебу в аспирантуре в Риме. С 2006 года он в течение двух лет исполнял обряды экзорцизма в римской церкви и уехал из Италии только в 2008 году.

Они встретились только в конце 2007 года, когда отец Дэниэл готовился к новому назначению.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ: ЭКЗОРЦИСТ

Стр. 266. «Стефани и Крис»: Описание изменено ради сохранения анонимности этой семейной пары.

Стр. 270. «Тем более что имел на это разрешение»: Любой перевод новой версии обряда требует согласования текста с Конгрегацией богослужения и дисциплины таинств. По этой причине официально разрешены только латинские и итальянские молитвы. Запрос на английский перевод может выставить только Конференция американских католических епископов, но пока этого не произошло.

Стр. 271. «В одном из свободных кабинетов»: Автор намеренно не указывает истинное место проведения экзорцизма.

Стр. 273. «И ее четки окрасятся в золотой цвет»: Одно из чудес, обычно связываемых с Междугорьем в Боснии-Герцоговине.

Стр. 273. «Группой харизматических христиан»: Харизматическими христианами часто называют группы типа пятидесятников, католиков или протестантов, верящих в особые «харизматические» дары, например — способность говорить на других языках, пророчествовать, распознавать духов и исцелять больных — которые нисходят на верующих непосредственно от Святого Духа. Главным из этих даров считается способность изгонять злых духов. В представлении ранних христиан такой силой обладали все люди, крещенные во Христе. Адепты харизматических христиан практикуют обряд экзорцизма с погружением в воду, называя это «спасением». В 1980-е годы это движение распространилось по всей Америке.

Дополнительную информацию можно найти в литературе (Francis MacNutt, «Deliverance from Evil Spirits», Grand Rapids, MI: Chosen Books, 2005; Michael Scanlan, T.O.R., Randall Cimer, «Deliverancefrom Evil Spirits», Ann Arbor, MI: Servant Boob, 1980) .

В те же годы католическая церковь предприняла шаги, чтобы обуздать рвение харизматических христиан. Так, в 1983 году кардинал Леон-Джозеф Суненс из Бельгии, также сторонник харизматических христиан, написал доклад на тему «Обновление и силы тьмы», в котором среди прочего отметил тенденцию харизматиков приписывать огромное большинство возникающих ежедневно проблем влиянию демонов — демону импульсивности, демону депрессии, демону злости и т. д. В 1985 году Конгрегация доктрины веры, которую в то время возглавлял кардинал Ратцингер, выпустила «Инструкцию по молитвенному исцелению», в которой епископам и мирянам напоминали о том, что строгий экзорцизм должны исполнять только священники, назначенные на эту должность епископом.

Стр. 278. «Она родилась в Гондурасе»: Детали этого случая изменены в целях анонимности.

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

Стр. 286. «Психотерапевтов, занимающихся „освобождением духов“»: Информацию см. в книге Уильяма Болдуина (William J. Baldwin, D.D.S., Ph. D., «Spirit Releasement Therapy: A Technique Manual», 1992) .

Стр. 286. «Приведение знаний к определенным стандартам»: Слишком многие из заблуждавшихся обращали идею изгнания демонов в убийство. В числе самых недавних — случай, происшедший в 1997 году в Бронксе, где мать и бабушка сначала заставили пятилетнюю девочку выпить микстуру из нашатырного спирта, перца, оливкового масла и уксуса, а затем обмотали ребенка скотчем и заклеили рот, в попытке, как они объяснили, «вытравить из нее демона». (Michael Cooper, «Mother and Grandmother Charged with Fatally Poisoning Girl», New York Times, May 19,1997) .

В ноябре 2007 года жительница Новой Зеландии погибла во время англиканского обряда экзорцизма с участием примерно 50 человек. Женщина утонула, когда один из членов «группы исцеления» держал ее под водой, чтобы изгнать злых духов. См. статью Саймона Уинтера (Simon Winter, «Exorcism Death Shocks Archdeacon», The New Zealand Herald, November 12, 2007) .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Книги

Allen, John L. Ail the Pope's Men: The Inside Story of How the Vatican Really Thinks. New York: Doubleday, 2004.

Allen, Thomas. Possessed: The True Story of an Exorcism. New York: Doubleday, 1993.

Amorth, Gabriele. An Exorcist: More Stories, N. MacKenzie (trans.). San Francisco: Ignatius Press, 2002.

An Exorcist TeUs His Story, N. MacKenzie (trans.). San Francisco: Ignatius Press, 1999.

Aquinas, Thomas. Summa Theologica, J. Cunningham (trans.). Blackfriars series, vol. 57. London: Eyre & Spottiswoode, 1975.

Summa Theologica, T. Gilby (trans.). Blackfriars series, vol. 59. London: Eyre & Spottiswoode, 1975.

Ashe, Geoffrey. The Hell-Fire Clubs. Gloucestershire: Sutton Publishing, 2005.

Athanasius: The Life of Antony and the Letter to Marcellinus, R. Gregg (trans.). New York: Paulist Press, 1980.

Balducci, Corrado. The Devil: Alive and Active in Our World, J. Auman (trans.). Staten Island, NY: Alba House, 1990.

Baldwin, William. Spirit Releasement Therapy: A Technique Manual, 2nd edition. Terra Aha, WV Headline Books, 1992.

Bamonte, Francesco. Possessioni diaboliche ed esorcismo. Milan: Figlie di San Paolo, 2006.

Cosa fare con questi maghi? Come liberarsi dalla superstizione e difendersi dai trujfatori. Milan: Ancora, 2000.

Bangley, Bernard. Butler's Lives of the Saints. Orleans, MA: Paraclete Press, 2005.

Baumeister, Roy, Ph. D. Evil: Inside Human Violence and Cruelty. New York: Henry Holt and Company, 1997.

Benigno, Fra. Dalla filosofia all'esorcismo. Roma: Associazione Rinnovamento nello Spirito Santo, 2006.

Bemardin, Joseph Cardinal. The Gift of Peace. New York: Doubleday, 1997.

Bultmann, Rudolf. New Testament & Mythology, and Other Basic Writings. Minneapolis: Augsburg Fortress Publishers, 1984.

Buonaiuto, Aldo. Le mani occulte: viaggio nel mondo del satanismo. Rome: Citta Nuova Editrice, 2005.

Cardena, Etzel, Stephen Jay Lynn, and Stanley Krippner. Varieties of Anomalous Experience: Examining the Scientific Evidence, Washington D.C.: American Psychological Association, 2000.

Catechism of the Catholic Church, with Modifications from the Editio Турка, English trans. New York: Doubleday, 1994. Chadwick, Henry. The Early Church, rev. edition. New York: Penguin Books, 1993.

Chilton, Bruce. Mary Magdalene. New York: Doubleday, 2005.

Clifton, Charles S. Her Hidden Children, The Rise of Wicca and Paganism in America. Landham, MD: AltaMira Press, 2006.

Codex Iuris Canonici, Auctoritate loannis Pauli PP. II promulgatus fontium annotatione et indice analytico-alphabetico auctus, Libreria editrice Vaticana, 1989. English trans. Code of Canon Law, Latin-English edition, New English trans., prepared under the auspices of the Canon Law Society of America, Washington D.C.: Canon Law Society of America, 1999.

Cole, Basil, O.P. The Hidden Enemies of the Priesthood: The Contributions of St. Thomas Aquinas. Staten Island, NY: The Society of St. Paul, Alba House, 2007.

Corte, Nicholas. Who Is the Devil? D. Pryce (trans.), The Twentieth-Century Encyclopedia of Catholicism, Henri Daniel Rops (ed). New York: Hawthorn Boob, 1958.

Cozzens, Donald B. The Changing Pace of the Priesthood: A Reflection on the Priest's Crisis of Soul. Collegeville, MN: Liturgical Press, 2000.

Cristiani, Leon. Evidence of Satan in the Modern World. Rockford, IL: Tan Books and Publishers, 1977.

Cuneo, Michael. American Exorcism: Expelling Demons in the Land of Plenty. New York: Doubleday, 2001.

Dante. The Inferno, trans. Robert Pinsky. New York: Farrar, Straus and Giroux, 1994.

Davies, Steven L. Jesus the Healer: Possession, Trance, and the Origins of Christianity. New York: Continuum, 1995.

Davies, Thomas Witton. Magic, Divination, and Demonology Among the Hebrews and Their Neighbors. London, J. Clarke & Co., 1898; reprint, Whitefish, MT: Kessinger Publishing, 1997.

Davis, Winston. Dojo: Magic and Exorcism in Modemjapan. Stanford, CA: Stanford University Press, 1980.

Delbanco, Andrew. The Death of Satan: How Americans Have Lost the Sense of Evil. New York: Farrar, Straus and Giroux, 1995.

Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 4th edition. Michael B. First (ed.). Washington, D.C.: American Psychiatric Association, 2000.

Dickason, Fred C. Angels, Elect & Evil. Chicago: Moody Press, 1975.

Dolan, Monsignor Timothy M. Priests for the Third Millennium. Huntington, IN: Our Sunday Visitor Publishing Division, 2000.

Drane, John. What Is the New Age Still Saying to the Church? London: Marshall Pickering, 1999.

Eberle, Paul, and Shirley Eberle. The Abuse of Innocence: The McMartin Preschool Trial. Amherst, NY: Prometheus Books, 2003.

Esorcismo e preghiera di liberazione, edited by the Instituto Sacerdos of the Ateneo Pontificio Regina Apostolorum, in collaboration with the Gruppo di Ricerca e Informazione Socio-religiosa (GRIS), Rome: Edizioni Art, 2005.

Ferber, Sarah. Demonic Possession and Exorcism in Early Modem France. New York: Routledge, 2004.

Ferguson, Everett. Demonology of the Early Christian World, symposium series, vol. 12. New York: Edwin Mellen Press, 1984.

Fortea, Fr. Jose Antonio. Interview with an Exorcist: An Insider's Look at the Devil, Demonic Possession, and the Path to Deliverance. West Chester, PA: Ascension Press, 2006.

Gibson, David. The Coming Catholic Church: How the Faithful Are Shaping a New American Catholicism. New York: HarperCollins, 2003.

Goodman, Felicitas D. The Exorcism ofAnneliese Michel. Eugene, OR: Wipfand Stock Publishers, 1981.

Graf, Arturo. The Story of the Devil, trans, from the Italian by Edward Noble Stone. New York: MacMillan Company, 1931; reprint, Whitefish, MT: Kessinger Publishing, 2005.

Haddock, Deborah Bray M. Ed., M.A., L.P. The Dissociative Identity Disorder Sourcebook. New York: McGraw-Hill Books, 2001.

Hersen, Michael, Samuel M. Turner, and Deborah C. Beidel. Adult Psychopathology and Diagnosis, 5th edition. Hoboken, NJ: John Wiley 8C Sons, 2007.

Huxley, Aldous. The Devils of Loudun. New York: Harper & Brothers, 1952.

Josephus. Antiquities. Thackeray, H. St. John and Ralph Marcus (trans.), vol. 5. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1988.

Kaplan, Harold I., and Benjamin J. Sadock. Synopsis of Psychiatry, Behavioral Sciences/Clinical Psychiatry, 10th edition. Philadelphia: Lippincott Williams & Wilkins, 2007.

Kelly, Henry Angsar. The Devil, Demonology, and Witchcraft: The Development of Christian Beliefs in Evil Spirits. Garden City, NY: Doubleday & Company, 1968.

The Devil at Baptism: Ritual, Theology, and Drama. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1985.

Klass, Morton. Mind over Mind: The Anthropology and Psychology of Spirit Possession. Lanham, MD: Rowman & Littlefield Publishers, 2003.

La Grua, Matteo. Lapreghiera di liberazione. Palermo, Italy: Herbita editrice, 1985.

Lane, Anthony N.S. The Unseen World: Christian Reflections on Angeb, Demons and the Heavenly Realm. Grand Rapids, MI: Paternoster Press and Backer Book House, 1996.

Langton, Edward. Essentials of Demonology: A Study of Jewish and Christian Doctrine, Its Origin, and Development. London: Epworth Press, 1949.

Satan, A Portrait: A Study of the Character of Satan Through All the Ages.

Folcroft, PA: Folcroft Library Editions, 1974.

LeBar, Rev. James J. Cults, Sects, and the New Age. Huntington, IN: Our Sunday Visitor Publishing Division, 1989.

Lecky, W.E.H. History of the Rise and Influence of the Spirit of Rationalism in Europe, Part 1. New York: D. Appleton and Company, 1882; reprint, Whitefish, MT: Kessinger Publishing, 2003.

Lewis, СS.The Screwtape Letters. New York: Macmillan, 1944.

Lewis, I.M. Ecstatic Religion: A Study of Shamanism and Spirit Possession, 3rd edition. New York: Routledge, 2003.

Lynn, Steven Jay, and Irving Kirsch. Essentials of Clinical Hypnosis: An Evidence Based Approach. Washington, D.C.: American Psychological Association, 2005.

MacNutt, Francis. Healing, rev. and expanded edition. Notre Dame, IN: Ave Maria Press, 1999.

Deliverance from Evil Spirits: A Practical Manual. Grand Rapids, MI: Chosen Books, 1995.

Martin, Malachi. Hostage to the Devil: The Possession and Exorcism of Five Living Americans. San Francisco: Harper, 1992.

Mastronardi, Vincenzo M., Ruben de Luca, and Moreno Fiori. Sette Sataniche. Roma: Newton Compton editori, 2006.

McCasland, S. Vernon. By the Finger of God: Demon Possession and Exorcism in Early Christianity in the Light of Modem Views of Mental Illness. New York: Macmillan, 1951.

Menghi, Girolamo. The Devil's Scourge: Exorcism During the Italian Renaissance, Gaetano Paxia (trans., intro., and ed.). York Beach, ME: Weiser Books, 2002.

Metraux, Alfred. Voodoo in Haiti, trans. Hugo Chatteris. New York: Schocken Books, 1959.

Michela. Fuggita da Satana. Casale Monferrato, Italy: Edizioni Piemme, 2007.

Morabito, Simone. Psichiatra all'inferno. Tavagnacco, UD, Italy: Edizioni Segno, 1995.

Nanni, Gabriele. J1 dito di Dio e ilpotere di Satana: L'esorcismo. Citta del Vaticano: Libreria Editrice Vaticana, 2004.

Nathan, Debbie, and Michael R. Snedeker. Satan's Silence: Ritual Abuse and the Making of a Modem American Witch Hunt. New York: Basic Books, 1995.

Nicola, John. Diabolical Possession and Exorcism. Rockford, IL: Tan Books and Publishers, 1974.

Origen. Contra Celsum, H. Chadwick (trans.). Cambridge, England: Cambridge University Press, 1980.

Osterreich, Т.К. Possession: Demonical and Other Among Primitive Races in Antiquity, the Middle Ages, and Modem Times, D. Ibberson (trans.) — New Hyde Park, NY: University Books, 1966.

Oxford Dictionary of the Christian Church. Ed. F.L. Cross and E. A. Livingstone. New York: Oxford University Press, 2005. Parente, Fr. Pascal P. The Angels. Rockford, IL: Tan Books andPublishers, 1961.

Peck, M. Scott. People of the Lie: The Hope for Healing Human Evil. New York: Simon & Schuster, 1983.

Pseudo Dionysius: The Complete Works. Trans. Karlfried Froehlich, and Jean Leclercq. Mahwah, NJ: Paulist Press, 1987.

Regamey, Pie-Raymond O.P. «What Is an Angel?» The Twentieth-Century Encyclopedia of Catholicism. New York: Hawthorn Books, 1960.

Rodewyk, Adolf. Possessed by Satan: The Church's Teaching on the Devil, Possession, and Exorcism. Trans. M. Ebon. Garden City, NY: Doubleday, 1975.

Roman Ritual: Complete Edition. Trans. P. Weller. Milwaukee, WI: Bruce Publishing Company, 1964.

Russell, Jeffrey Burton. Witchcraft in the Middle Ages. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1972.

The Devil: Perceptions of Evil from Antiquity to Primitive Christianity. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1977.

Satan: The Early Christian Tradition. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1981.

Lucifer: The Devil in the Middle Ages. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1984.

Mephistopheles: The Devil in the Modern World. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1986.

The Prince of Darkness: Radical Evil and the Power of Good in History. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1988.

Russell, Jeffrey Burton, and Alexander Brooks. A History of Witchcraft, Sorcerers, Heretics and Pagans, 2nd edition. London: Thames & Hudson, 2007.

Saint Augustine. City of God. Ed. Vernon J. Bourke, trans. Gerald СWalsh, Demetrius B. Zema, Grace Monahan, and Daniel J. Honan. Garden City, NY: Image Books/Doubleday, 1958.

Salvucci, Raul. Cosafare con questi diavoli? Indicazioni pastorali di un esorcista. Milan, Italy: Ancora Editrice, 1992.

Satan. Ed. Bruno de Jesus-Marie. New York: Sheed & Ward, 1952.

Scanlan, Michael T.O.R., and Randall Cirner. Deliverance from Evil Spirits: A Weapon for Spiritual Warfare. Cincinnati: St. Anthony Messenger Press, 1980.

Shapiro, Francine, and Margot Silk Forrest. EMDR: The Breakthrough «Eye Movement» Therapy for Overcoming Anxiety, Stress, and Trauma. New York: Basic Books, 1997.

Sharp, Lesley A. The Possessed and the Dispossessed: Spirits, Identity, and Power in a Madagascar Migrant Town. Berkeley, CA: University of California Press, 1993.

Spanos, Nicholas. Multiple Identities & False Memories: A Sociocognitive Perspective. Washington, D.C. American Psychological Association, 1996.

St. Justin Martyr: The First and Second Apologies. Trans. L. Barnard, Ancient Christian Writers, no. 56. Mahwah, NJ: Paulist Press, 1997.

Suenes, Leon-Joseph. Renewal and the Powers of Darkness. Trans. O. Prendergast. Ann Arbor, MI: Servant Books, 1983.

Synan, Vinson. The Century of the Holy Spirit: 100 Years of Pentecostal and Charismatic Renewal. Nashville: Thomas Nelson Publishers, 2001.

Tertuliian: Apologetical Works and Minucius Felix: Octavius. Trans. R. Arbesmann, E. Daly, and E. Quain. The Fathers of the Church, vol. 10. New York: Fathers of the Church, 1950.

Turch, Michael E.M. Considering a Career in Mortuary Science. West Hartford, CT: Graduate Group, 1995.

Victor, Jeffrey S. Satanic Panic: the Creation of a Contemporary Legend. Chicago, IL: Open Court Publishing, 1993.

Vogl, Carl. Begone Satan! A Soul-Stirring Account of Diabolical Possession. Trans. СKapsner. Rockford, IL: Tan Books and Publishers, 1973.

Walker, Daniel P. Unclean Spirits: Possession and Exorcism in France and England in the Late Sixteenth and Early Seventeenth Centuries. London: Scolar Press, 1981.

СТАТЬИ И ДРУГИЕ ИСТОЧНИКИ

Allison, Ralph В. «The Possession Syndrome on Trial». American Journal of Forensic Psychiatry 6, no. 1 (1985), pp. 46–56.

«If in Doubt, Cast It Out? The Evolution of a Belief System Regarding Possession and Exorcism». Submitted to the Journal of Psychology and Christianity, April 1999.

Beck, J., and G. Lewis. «Counseling and the Demonic: A Reaction to Page». Journal of Psychology and Theology 17 (1989), pp. 132–134.

Beyerstein, Barry L. «Dissociative States: Possession and Exorcism». The Encyclopedia of the Paranormal. Ed. Gordon Stein. Buffalo, NY: Prometheus Books, 1995, pp. 544–552.

Collins, James M.A. «The Thomistic Philosophy of the Angels». The Catholic University of America Philosophical Studies 89 (1947).

Congregation for Divine Worship and the Discipline of the Sacraments. «Decree Inter sacramentalia». Notitiae 35 (1999), p. 137.

De exorcismis et supplicationibus quibusdam, editio typica. Vatican City: Typis Vaticanis, 1999.

De exorcismis et supplicationibus quibusdam, editio typica emendata. Vatican City: Typis Vaticanis, 2004.

Notification. De ritu exorcismi. Notitiae 35 (January 27,1999), p. 156.

Congregation for the Doctrine of the Faith. Instruction on Prayers for Healing. Instructio de orationibus. Notitiae 37 (September 14, 2000), pp. 20–34; English translation in ibid., pp. 51–65.

Congregation for the Doctrine of the Faith. Letter. Inde ab aliquot annis [On the Current Norms Governing Exorcisms], Acta Apostolicae Sedis 11 (September 29,1985), pp. 1169–1170: English translation in Canon Law Digest 11, pp. 276–277.

Ferrari, Giuseppe. «Phenomenon of Satanism in Contemporary Society». L'Osservatore Romano, January 29, 1997.

Gleaves, David H. «The Sociocognitive Model of Dissociative Identity Disorder: A Reexamination of the Evidence». Psychological Bulletin 120, no. 1 (1996), pp. 42–59.

Gleaves, David H., Mary C. May, and Etzel Cardeiia. «An Examination of the Diagnostic Validity of Dissociative Identity Disorder». Clinical Psychology Review 21, no. 4 (2001), pp. 577–608.

Grob, Jeffrey S. «АMajor Revision of the Discipline on Exorcism: A Comparative Study of the Liturgical Laws in the 1614 and 1998 Rites of Exorcism». Ontario, Canada: Saint Paul University, 2006.

Halligan, Rev. Nicholas, O.P «What the Devil!» This Rock (November 1995).

Hauke, Manfred. «The Theological Battle over the Rite of Exorcism: „Cinderella“ of the New Rituale Romanum». Antiphon 10, no. 1 (2006), pp. 32–69.

Henneberger, Melinda. «АPriest Not Intimidated by Satan or by Harry Potter». New York Times, January 1, 2002.

Hyland, Michael E., Ben Whalley, and Adam W.A. Geraghty. «Dispositional Predictors of Placebo Responding: A Motivational Interpretation of Flower Essence and Gratitude Therapy». Journal of Psychosomatic Research 62, (2007), pp. 331–340.

«Interview with Carlo Climati: When Young People Fool with Satanism». Zenit, September 11, 2001.

James, Susan Donaldson. «People Need Both Drugs and Faith to Get Rid of Pain». ABC News, August 1,2007, ABC News Internet Ventures.

John Paul II. General audience. «La caduta degli angeli ribelli». Insegnamenti di Giovanni Paolo 119 (August 13, 1986), pp. 361–366; English trans, in L'Osservatore Romano 19, no. 33 (1986), pp. 1–2.

John Paul II. General audience. «La vitttoria di cristo sullo spirito del male». Insegnamenti di Giovanni Paolo 119 (August 20, 1986); pp. 395–398; English trans, in L'Osservatore Romano 19, no. 34 (1986), pp. 1–2.

Langley, M. «Spirit-Possession, Exorcism and Social Context: An Anthropological Perspective with Theological Implications». Churchman 94 (1980), pp. 226–245.

Lilienfeld, Scott O., et al. «Dissociative Identity Disorder and the Sociocognitive Model: Recalling the Lessons of the Past». Psychological Bulletin 125, no. 5 (1999), pp. 507–523.

Macchitella, Sara. «Italy Rocked by Satanic, Drug-Induced Sexual Abuse in Kindergarten». Malta StaT, April 28, 2007.

Mayaram, Shail. «Recent Anthropological Works on Spirit Possession». Religious Studies Review 11 (2001), pp. 213–222.

Mazzoni, Giuliana A.L., Elizabeth F. Loftus, and Irving Kirsch. «Changing Beliefs About Implausible Autobiographical Events: A Little Plausibility Goes a Long Way». Journal of Experimental Psychology 1, no. 1 (March 2001), pp. 51–59.

Medina Estevez, J. «II rito degli esorcismi». Notitiae 35 (January 26, 1999), pp. 151–155; English trans, in L'Osservatore Romano 32, no. 5 (1999), p. 12.

National Conference of Catholic Bishops. «New Rite of Exorcism». Committee on the Liturgy Newsletter 35 (1999), pp. 58–60.

New Advent Catholic Encycbpedia (online version), Kevin Knight, 2008, http://www.newadvent.org/.

Nicola, John J. «Is Solemn Public Exorcism a Viable Rite in the Modern Western World? A Theological Response». Exerpta ex dissertatione ad Doctoratum in Facultate Theologiae Pontificiae Universitatis Gregorianae, Washington, D.C., 1976.

Paci, Stefano. «The Smoke of Satan in the House of the Lord: An Interview with Rome's Exorcist, Father Gabriele Amorth». 30 Days 19, no. 6 (2000), pp. 52–59.

Paul VI. Address. «Liberaci dal male». Insegnamenti di Paolo VI10 (November 15, 1972), pp. 1168–1173; English trans, in The Pope Speaks 17 (1973), pp. 315–319.

Penney, Douglas L. and Michael O. Wise. «By the Powerof Beelzebub: An Aramaic Incantation Formula from Qumran (4Q560)». Journal of Biblical Literature 113, no. 4 (Winter 1994), pp. 627–650.

Pisa, Nick. «Hitler and Stalin Were Possessed by the Devil, Says Vatican Exorcist», Daily Mail News, August 28,2006.

«Pope's Exorcist Squads Will Wage War on the Devil». Daily Mail News, December 29, 2007.

«Italian Priests Join the War on Satanic Crime», Sunday Telegraph, January 8, 2007.

Sacred Congregation for the Doctrine of the Faith. «Christian Faith and Demonology». L'Osservatore Romano, July 10, 1975, pp. 6–9.

Taylor, A. «Possession or Dispossession?» The Expository Times 86 (1974–1975), pp. 359–363.

Van Slyke, D. «The Ancestry and Theology of the Rite of Major Exorcism, 1999/2004». Antiphon 10, no. 1 (2006), pp. 70-116.

«Why Another Course on Exorcism and Satanism?» Zenit, September 9, 2005.

1

Перевод Т. О. Шапошниковой.

2

Перевод А. Штейнберга.

3

Перевод М. Лозинского.

4

Перевод Ивана Кунташова.

5

Дионисий Ареопагит. О церковной иерархии. Послания / Пер. Г. М. Прохорова под ред. иером. Григория (В. М.) Лурье. СПб.: Алетейя, 2001.

6

Перевод Т. О. Шапошниковой.

7

Иосиф Флавий. «Иудейские древности», перевод Г. Генкеля 1900 год.

8

2 Царств 1:2-16.

9

Ориген. «Против Цельса. Книга 1».


home | my bookshelf | | Обряд |     цвет текста   цвет фона