Book: Энциклопедия музыки



Энциклопедия музыки

ДЖАЗ

Джаз (англ. Jazz) — форма музыкального искусства, возникшая в конце XIX — начале XX века в США в результате синтеза африканской и европейской культур и получившая впоследствии повсеместное распространение. Характерными чертами музыкального языка джаза изначально стали импровизация, полиритмия, основанная на синкопированных ритмах, и уникальный комплекс приёмов исполнения ритмической фактуры — свинг. Дальнейшее развитие джаза происходило за счёт освоения джазовыми музыкантами и композиторами новых ритмических и гармонических моделей.

История развития джаза. Основные течения

Джаз возник как соединение нескольких музыкальных культур и национальных традиций. Первоначально он прибыл из африканских земель. Для любой африканской музыки характерен очень сложный ритм, музыка всегда сопровождается танцами, которые представляют собой быстрые притопывания и прихлопывания. На этой основе в конце XIX века сложился ещё один музыкальный жанр регтайм. Впоследствии ритмы регтайма в сочетании с элементами блюза дали начало новому музыкальному направлению — джазу.

Истоки джаза связаны с блюзом. Он возник в конце XIX века как слияние африканских ритмов и европейской гармонии, но истоки его следует искать с момента завоза рабов из Африки на территорию Нового Света. Привезённые рабы не были выходцами из одного рода и обычно даже не понимали друг друга. Необходимость консолидации привела к объединению множества культур и, как следствие — к созданию единой культуры (в том числе и музыкальной) афроамериканцев. Процессы смешивания африканской музыкальной культуры, и европейской (которая тоже претерпела серьёзные изменения в Новом Свете) происходили начиная с XVIII века и в XIX веке привели к возникновению «протоджаза», а затем и джаза в общепринятом понимании.

Колыбелью джаза был американский Юг и прежде всего Новый Орлеан. Особенность стиля джаз — неповторимое индивидуальное исполнение виртуоза-джазмена. Залог вечной молодости джаза — это импровизация. После появления гениального исполнителя, который всю свою жизнь прожил в ритме джаза и до сих пор остаётся легендой — Луи Армстронга, искусство исполнения джаза увидело новые для себя необычные горизонты: вокальное или инструментальное исполнение-соло становится центром всего выступления, меняя полностью представления о джазе. Джаз — это не только определённый вид музыкального исполнения, но и неповторимая жизнерадостная эпоха.

Новоорлеанский или традиционный джаз

Легендарный город

Новый Орлеан — город, расположенный в Дельте Миссисипи на территории штата Луизиана (США). Он был основан на месте старой индейской деревушки Houma в 1718 Ж. Б. Ле Мойном де Бьенвиллем (фр. J. B. LeMoyne de Bienville), назвавшим этот город в честь герцога Филиппа Орлеанского, регента Франции.

До того, как город был выкуплен у Наполеона правительством США, как часть территории Луизиана, городом управляли и Франция, и Испания.

Географическое положение и история Нового Орлеана обусловили калейдоскопическое разнообразие культурных влияний, как европейского (французский, испанский, английский, немецкий, итальянский языки), так и индейского, карибского и африканского характера. Последнее было следствием того, что Новый Орлеан был самым важным морским портом и площадкой для торговли рабами, приобретавшимися владельцами хлопковых плантаций.

В этом большом смешении культур, импортированных из разных стран в процессе их взаимодействия друг с другом возникла местная культура, одновременно изысканная и популярная.

К началу XIX века Новый Орлеан населялся белыми, чернокожими и креолами (часто отпрысками или потомками белых рабовладельцев и чернокожих рабынь). Эти креолы главным образом жили в старых французских кварталах, в зданиях с чугунными воротами и балконными ограждениями, украшенными кружевными орнаментами.

В этом городе приблизительно с 1900 года и родился джаз, развивавшийся в дальнейшем в очень своеобразном музыкальном климате, в избытке наполненном пёстрыми фольклорными звуками от рэгтайма до спиричуэлз, от рабочих песен до блюза, а также разнообразными театрализованными представлениями от жизнерадостных спектаклей менестрелей до зажигательных звуков маршинг-бэндов, от красочных празднований карнавала Мардиграс до живописных похоронных процессий. В результате более либерального духа, царившего в Новом Орлеане, музыкальные традиции афроамериканского фольклора здесь были шире распространены и лучше сохранились. Проводившиеся на главной площади города народные празднества сохранили много характерных элементов древнего западно-африканского культа Вуду, ритмовую музыку африканских барабанных оркестров с их традиционными шумовыми инструментами. В первой половине XIX века обрядовые элементы культа Вуду тесно переплетаются с элементами, несущими в себе некоторые черты мистерий — старинных празднеств европейского Средневековья. Главную роль в этих новых формах играли два танца африканского происхождения — Калинда и Бамбула, музыкальный аккомпанемент в которых полностью сохранил африканские обычаи с характерными постукиваниями, ритмическими рукоплесканиями и эстафетным хоровым пением.

Благодаря интенсивному экономическому росту жизнь в городе была исключительно веселой и шумной. Ежегодно в Новом Орлеане проводился шумный, весёлый карнавал Марди-Грасс, во время которого в городе царило бурное веселье, от которого по словам очевидцев в городе всё «шло вверх тормашками». Приезжим казалось, что в этом городе праздник продолжался круглый год. Это впечатление складывалось от того, что в любом событии, будь то погребение, религиозный обряд, светское празднество, водная экскурсия по реке, политический акт или что-то иное, музыка являлась непременным, а порой и главным атрибутом.

По улицам города постоянно, почти друг за другом, маршировали оркестры, так называемые «маршинг-бэнды». Очень часто к ним присоединялась молодёжь, сопровождавшая марширующих музыкантов танцевальными па до места проведения парада. К концу маршрута это часто представляло собой зрелище танцующей толпы, состоящей как из самих музыкантов, так и собранных по пути попутчиков-фанатов.

Согласно известным утверждениям историков первым джазовым музыкантом считается легендарный корнетист из Нового Орлеана Бадди Болден, родившийся в 1878 году. Эта же версия озвучена и в знаменитом сериале Кена Бернса.

В этом легендарном городе такие великие люди как Джелли Ролл Мортон, Джо "Кинг" Оливер, Сидней Беше, Луи Армстронг, Джонни Доддс, Оноре Дютре, Генри "Ред" Аллен, Альберт Николас, Бэйби Доддс, Кид Ори, Джимми Нун, Папа Селестин и Омер Саймон сделали свои первые музыкальные шаги.

Архаичный джаз (1880—1900-е годы). Маршинг-бэнды и стрит-бэнды

В конце XIX века (примерно в 1880—1890-е годы на Конго Сквер, главной площади Нового Орлеана, можно было наблюдать культовые обряды, в которых принимали участие необычные оркестры, так называемые «спазм-бэнды». Эти оркестры, во многом сохранили музыкальные традиции островов Вест-Индии. Ядром этих оркестров была ритм-секция, состоявшая из нескольких ударных инструментов, в основном барабанов различной конструкции и размеров, в игре которых явственно прослушивались элементы африканской барабанной музыки. Большой барабан поддерживал основную битовую пульсацию. Маленький барабан использовался для «офф-битовых» вставок, как и экзотические инструменты типа чача или гиро, пришедшие в «спазм-бэнды» с Кубы. Ритм секция, игравшая в спазм-бэндах ведущую роль, дополнялась несколькими мелодическими инструментами африканского происхождения (санза, маримба, банджо, свирель-пищалка). Оркестры, подобные вышеописанному, бесспорно являлись непосредственными предшественниками первых джазовых оркестров. Их музыка звучала как на Конго-сквер в Новом Орлеане, так и в долине Миссисипи и во многих других южных провинциях, где под их влиянием возникли так называемые «оркестры стиральных досок» (washboard bands), инструментальный состав которых включал самые примитивные суррогатные инструменты, начиная от консервных банок и кончая стиральными досками. В них можно было услышать и характерные вест-индийские инструменты (vaccines или kazoo), завезенные в Америку из Африки. Наряду с этими инструментами африканского происхождения в предджазовых оркестрах архаического периода использовались и различные примитивные имитации европейских инструментов.

Постепенно в среде афроамериканского фольклора начинается распространение традиционных европейских музыкальных инструментов, которые начинают вытеснять из предджазовых составов африканские и вест-индийские инструменты. Этот процесс протекал параллельно с расширением влияния на американскую музыкальную сцену европейской танцевальной и маршевой музыки. Ввиду присутствия в обоих вышеназванных видах европейской музыки равномерно акцентированной ритмической пульсации, а также нередко и синкопирования, афроамериканские джазовые пионеры быстро восприняли этот новый для них язык, обогатив его характерными офф-битовыми акцентами.

В Европе, а точнее, во Франции, во времена Наполеона военная музыка переживала свой расцвет. Военные марши сохранили популярность и после падения великого императора. Одновременно появляются и новые танцевальные формы, в большинстве своем народные по происхождению. Некоторые из них, например полька или галоп были родственны маршу.

Заокеанские колонии быстро переняли музыкальные европейские традиции наполеоновской эпохи. В результате духовые оркестры получают большое распространение на американском континенте. В их музыке наблюдалось преимущественное влияние французских музыкальных традиций: в инструментальном составе оркестров неизменными были такие инструменты, как корнет, гобой, кларнет. Когда в 1865 году в США закончилась Гражданская война, в Новом Орлеане и в других городах прекратили свое существование военные оркестры. На распродажах появилось много музыкальных инструментов, некогда принадлежавших расформированным оркестрам. В связи с тем, что цены на них были невысокими, многие из этих инструментов приобрели чернокожие любители музыки. Постепенно стали создаваться любительские оркестры афроамериканцев, репертуар которых составляли преимущественно народные танцевальные пьесы, марши, религиозная и фольклорная музыка. Первоначально духовые оркестры появились в сельской местности. Эти оркестры, названные «кантри-бэндами», имели в своём составе по несколько медных инструментов (обычно до пяти) и двух-трёх барабанщиков. В числе медных инструментов кантри-бэндов были две трубы, игравшие на два голоса, две тубы, играющие тему в среднем и нижнем регистре и в промежутках — ответы на «вопросы» ведущего голоса, и тромбон, роль которого состояла в обогащении мелодической линии «офф-битовыми» акцентами и повышении выразительности ритмической пульсации.

Вслед за провинциальными «кантри-бэндами» появились и городские формы духовых оркестров, получивших название «маршинг-бэндов» и «стрит-бэндов», так как обычно эти оркестры играли не на стационарных площадках, а на различных процессиях, передвигаясь (маршируя) во время игры по городским улицам. Эти оркестры и были представителями наиболее ранней архаичной формы джазовой музыки. В городской обстановке некоторая суровость проявления, свойственная провинциальным духовым оркестрам, была сглажена, но основные интерпретационные особенности кантри-бэндов в игре маршинг-бэндов и стрит-бэндов были сохранены. Все эти характерные особенности впоследствии были восприняты джазовыми оркестрами Нового Орлеана и развиты, но уже посредством исполнения в ином, более разнообразном составе инструментов. Обычный духовой оркестр новорлеанские пионеры джаза превратили в нечто совершенно иное. Двудольный маршевый метр военных оркестров они заменили четырёхдольным, акцентируя слабые (вторую и четвёртую) доли такта. Этот приём, получивший впоследствии название свинг(от англ. to swing 'раскачивать') внёс в строевое однообразие четырёхдольного метра необычную ритмическую пульсацию, которая удивительным образом оживляла его, не меняя при этом темпа. Эта специфическая ритмическая пульсация является первым из основных элементов джазовой практики. Вторым элементом стала своеобразная инструментальная техника, перенесённая чёрными исполнителями из африканской вокальной практики. Применяя различные специфические приёмы (альтерация, блюзовые ноты, глиссандо и вибрато) они добивались речевого эффекта при звукоизвлечении. Комплекс этих приёмов известен под общим названием «граул эффекты».

Во второй половине XIX века в Новом Орлеане уже играло большое количество духовых оркестров. Наиболее известными из них были «Оригинал Зенит Брас Бенд», «Банк Джонстон Стрит Парадерс», «Экзелсиер Бенд», «Генри Аллен Бенд». Многие музыканты этих оркестров были провинциалами, что говорит о глубокой связи новоорлеанского джаза с музыкальным фольклором американской глубинки и соответственно о глубокой связи джаза с провинциальным по своим корням афроамериканским фольклором, из которого в тесном переплетении с другими музыкальными формами американской сцены и возник в конечном итоге подлинный джаз.

Ранний новоорлеанский джаз (1910—1920-е годы)

Термин «ранний новорлеанский джаз» означает как временное понятие, определяющее период истории джаза от первых десятилетий прошлого века до середины 1920-х, так и определение звука и стиля музыки того же периода. Пути афроамериканского фольклора и джаза разделяются с момента открытия Сторивилла, района красных фонарей Нового Орлеана, прославившегося своими увеселительными заведениями. Желавших повеселиться и развлечься здесь ждала масса соблазнительных возможностей, которые предлагали танцплощадки, кабаре, варьете, цирк, бары и закусочные. И везде в этих заведениях звучала музыка и могли найти работу музыканты, освоившие новую синкопированную музыку. Постепенно, с ростом числа музыкантов, профессионально работающих в увеселительных заведениях Сторивилла, сократилось количество маршевых и уличных духовых оркестров, а вместо них возникли так называемые сторивилльские ансамбли, музыкальное проявление которых становится более индивидуальным, в сравнении с игрой духовых оркестров. Эти составы, называвшиеся часто «комбо-оркестрами» и стали основоположниками стиля классического новоорлеанского джаза. С 1910 до 1917 годы ночные клубы Сторивилла стали идеальной окружающей средой для джаза.

Некоторые пианисты играли в борделях для приманки клиентов. Оркестры наоборот обычно играли в разнообразных театрах и дансингах.

Маленькие джазовые оркестры также часто играли и на уличных перекрёстках, особенно после закрытия Сторивилла в 1917 году. На улицах и площадях города постоянно устраивались «битвы» между различными «королями», в которых они пытались превзойдет друг друга, «выдувая» головокружительные корусы, бывшими их единственным оружием. Справедливости ради необходимо отметить, что подобные процессы, но не столь интенсивные, как в Новом Орлеане, наблюдались так же и в других городах, в частоности, в Мемфисе, Канзас Сити, Чарлстоне, Сент Луисе. Однако доминантой этого исторического процесса был все же Новый Орлеан.Новоорлеанский джаз, считающийся первым однозначно идентифицируемым стилем джаза, вырос из маршевых духовых оркестров, широко представленных на музыкальной сцене города. Он ведёт отсчёт своей истории от 1895 года, когда звуки джаза были связаны прежде всего с музыкой Бадди Болдена, Кида Ори и Джелли Ролл Мортона, которую они играли в Сторивилле примерно до 1917 года.

Не весь джаз, представленный в начале 20-го столетия, может быть позиционирован как Ново-Орлеанский джаз или Диксиленд-джаз. Начиная с первых десятилетий 20-го века, джаз, обогащённый влиянием танцевальных оркестров и виртуозных солистов, быстро развился и дорос до уровня импровизационной музыки. Пианистов стиля страйд, вокалистов раннего джаза и солистов духовых инструментов того же периода трудно как-то классифицировать. Часто их относят к категории «классический джаз» или «традиционный джаз», но, независимо от термина, созданные ими звуковые образцы стали фундаментом для стилей Канзас-Сити, Чикаго, а также свинга.

Новорлеанские джазовые оркестры. Инструментальные особенности.

Героическая, пионерская эпоха новоорлеанского джаза представлена творчеством первого поколения его звезд, в число которых входили Бадди Болден, Кларенс Уильямс, Тони Джексон, Оскар Селестин и Эммануэль Перец. Им на смену пришло более многочисленной второе поколение, чье исполнительское мастерство уже было запечатлено на грампластинках, сохранивших для истории представление о стиле и манере исполнения, характерных для джаза той эпохи. Наиболее значительными представителями этой второй волны джазовых пионеров были Вили «Банк» Джонсон, Джо «Кинг» Оливер, Сидней Беше, Кид Ори, Луи Армстронг, Кид Рена, Джелли Ролл Мортон, Альфонс Пику.Первым знаменитым джазовым оркестром классического новорлеанского стиля считается «Рэгтайм Бэнд», руководителем которого был Бадди Болден. В состав этого оркестра в период примерно 1893 года кроме самого Болдена, игравшего на корнете входили: Уилли Корниш(тромбон), Фрэнк Льюис(кларнет), Том Адамс(скрипка), Брок Ампри(гитара), Тейб Като(контрабас) и Луи Рэй(барабаны). Понятно, что несмотя на название своего оркестра, Болден и его музыканты, называемые во всех исторических обзорах первооткрывателями новоорлеанского джаза не могли играть рэгтайм в чистом виде, каким его исполняли подлинные мастера этого жанра. В рэгтайме нет даже намёка на офф-битовое акцентировавние в ритмике и импровизационность, являющихся основополагающими элементами джаза. Вместо этого в рэгтайме преобладают европейские по своему характеру синкопы и стремление к композиционности, не допускающей отклонения от предварительно сочинённой музыкальной фразы. Поэтому «Рэгтайм Бэнд» Бадди Болдена, скорее всего, свободно использовал оркестровую вариационную форму рэгтайма, играя в сущности рэгтаймовские пьесы и другие, популярные в те годы произведения в джазовой трактовке. Поскольку звуковых документов, запечатлевших игру этого оркеста не имеется, можно только гипотетически предполагать, что стиль орестра Бадди Болдена был скорее всего переходной формой от фольклорного «шатинг» — стиля к мелодическому импровизационному стилю классического джаза. Незадолго до конца XIX века в оркестре Болдена играл второй трубач-Вилли «Банк» Джонсон, получивший впоследствии большую популярность и славу одного из лучших трубачей Нового Орлеана.



В связи с эпохой раннего новоорлеанского джаза следует упомянуть и креольский оркестр «Олимпия Бэнд», в котором можно было встретить кларнетиста Альфонса Пику, корнетистов Фредди Кеппарда и Оскара Селестина, а позднее и Джо «Кинга» Оливера (корнет) и Сиднея Беше (кларнет). В период своей наивысшей славы этот оркестр достойно соперничал с «Рэгтайм Бэндом» Болдена, осуществив дальнейшее развитие новоорлеанского джазового стиля.

Характерной особенностью этого стиля было исключительно высокое мастерство коллективного исполнения с параллельной импровизацией одной и той же темы несколькими исполнителями одновременно. Импровизационные пассажи музыкантов были одновременными, но не случайными. В игре музыканты придерживались определённых, наработанных оркестром шаблонов и исполнительских стилей.

Импровизируя, музыканты неуклонно следили за игрой партнёров, прислушиваясь к общему звучанию, не отклоняясь от заданных импровизационной схемой (шаблоном) мелодических и гармонических линий. При таком подходе очевидна необходимость коллективного чувства и быстроты музыкального рефлекса. Сама импровизация часто называлась «хот» (англ. горячий, жаркий) для подчёркивания выразительности, горячности музыкального проявления импровизаторов.

По мере развития стиля новоорлеанского джаза, претерпевал изменения инструментальный состав оркестров. Постепенно из архаических инструментальных форм, ядро которых составляли ритмические инструменты, музыканты перешли к комбинации ритмических и мелодических инструментов, объединённых в секции.

Главными новшествами в ритм-секции стали замена тубы контрабасом и появление ударной установки, позволившей сосредоточить в лице одного музыканта-барабанщика все функции многочисленных исполнителей — ритмиков эпохи архаичного джаза. Это, даже при исключительной ловкости барабанщика, сужало возможности для богатых тонкими нюансами ритмических комбинаций, характерных для афроамериканской ритм-музыки фольклорного перида. При этом древняя африканская ритм-музыка превращалась в ритмический аккомпанемент, в котором отсутствовала полиметрия, полиритмия упрощалась до исполнения ритмических фигур одним исполнителем, а исполнительский стиль базировался только на контрасте «бит-офф-бит».

К другим изменениям инструментального состава ритм-секции стала замена банджо на гитару и постепенное внедрение фортепиано, поначалу в качестве подчёркивающего гармонии ритмико-мелодического инструмента.

Наиболее значительным структурным изменением стало оформление мелодических (пока только духовых) инструментов в самостоятельную секцию. Создаётся вышеупомянутый классический триумвират — корнет/труба, кларнет, тромбон. Руководящая роль в этой секции принадлежала корнету/трубе, имевшим наиболее громкий голос, лучше всего подходивший для звукового воплощения скольжения (четвертьтоновые глиссандо), граул-эффектов(подражание голосу) и задания основной мелодии (темы) пьесы. Однако новоорлеанский джаз базировался исключительно на коллективной импровизации, что требовало от корнетиста, как ведущего мелодического голоса, большого искусства в части умения приспособить эти индивидуальные оттенки интерпретации к общему звучанию секции и всего оркестра. Наряду с Болденом большими мастерами своего дела в этом смысле были Фредди Кеппард и Джо «Кинг» Оливер.

Если корнетисты были лидерами мелодической секции, то кларнетисты той эпохи были главными виртуозами новоорлеанского джаза, в котором кларнет выполнял ту же роль, что колоратурное сопрано в опере. Широкий диапазон этого инструмента, одновременно с доверительно тёплым, «сладковатым»(sweet) тембром его звучания позволяли в верхнем регистре исполнять «бриллиантовые» россыпи пассажей, а при исполнении блюзов, чаще всего в нижнем регистре, играть широкие, задушевные фразы, хорошо отвечающие грустно-поэтическому блюзовому настроению. Стиль игры новорлеанских мастеров джазового кларнета во многом сформировался на основе франко-креольских музыкальных традиций предшествовавшей джазу эпохи. Вследствие этого обстоятельства большинство знаменитых кларнетистов новоорлеанского джаза были креолами, самыми известными из них были: Альфонс Пику, Луи Нелсон, Сидней Беше и Джимми Нун. Почти все они были учениками и последователями Лоренцо Тио, знаменитого мастера, с высокой технической подготовкой и европейским образованием.

В контрасте с подвижным, цветастым звучанием кларнета находились малоподвижные, но с достоинством исполняемые фразы тромбона. Этот инструмент играл троякую роль при исполнении джазовых пьес новоорлеанского стиля. Он подчёркивал гармоническое развитие, ритмизировал, заполняя паузы в мелодических линиях и мелодическим контрапунктом создавал равновесие между всеми инструментами секции. Этот стиль игры был назван «tailgate», а одним из самых знаменитых его представителей в Новом Орлеане был Кид Ори, пожалуй единственный новоорлеанский лидер, игравший вопреки сложившейся практике тех лет не на корнете или трубе, а на тромбоне. Он работал со своим оркестром в Новом Орлеане в период 1914—1919 гг. Его оркестр был знаменит не только мастерством и предприимчивостью своего лидера, но и тем, что в нём начинали такие корифеи новоорлеанского джаза, как Джо Оливер, получивший прозвище «Кинг» в период его работы у Ори, и Луи Армстронг, заменивший Оливера в 1918 году, после его отъезда в Чикаго. В заключение следует отметить, что изредка в оркестрах новоорлеанского джаза звучала скрипка. Появление скрипки в джазе объяснялось постепенно усиливающимся влиянием европейских элементов на его развитие. Уже в стрит-бэндах предшествовавшего периода часто встречались разные струнные инструменты: гитара, мандолина, контрабас, а также и скрипка. Позже скрипку можно было услышать и в креольских оркестрах салонной музыки, ориентированных на рэгтайм (так называемые society orchestra), в составе которых этот инструмент неизменно присутствовал. Была скрипка и в вышеупомянутом «Рэгтайм Бэнде» Бадди Болдена. Но в целом, из-за того, что скрипка лучше всего подходила для мелодичного интерпретационного стиля, она не cмогла стать типичным для новоорлеанского джаза инструментом. И лишь позднее, с выходом на сцену больших оркестров так называемого «суит-стиля», как биг-бэнды Пола Уайтмена или Гая Ломбардо, скрипка нашла широкое применение и в джазе.

Первые джазовые записи.

Совместившись по времени с началом рэгтайма, новоорлеанский джаз вызвал настоящий взрыв на музыкальной сцене первых двух десятилетий 20-го столетия. Документальные примеры первых образцов новоорлеанского джаза, записанные на грампластинки, относятся к записям знаменитого «Оригинал Диксиленд Джаз Бэнда», сделанные этим ансамблем с 1917 по 1920-е годы, когда технология звукозаписи стала более доступной. Хотя авторство «Livery Stable Blues», композиции «Оригинал Диксиленд Джаз Бэнда», считающейся первой записью в истории джаза, и принадлежит белым музыкантам, но, тем не менее, чёрные музыканты Нового Орлеана в течение многих лет играли гораздо больше подлинного, оригинального джаза. Однако звуковые свидетельства их мастерства в те годы не сохранились только потому, что в распоряжении первых джазменов не было никаких средств для проведения записи в городе, родившем джаз.

По общему мнению, блестящий новоорлеанский корнетист Бадди Болден никогда не делал записи, а музыкальные ноты Мемфисской музыки У. К. Хэнди были изданы и исполнены на публике прежде, чем мир узнал о джазе или услышал первые записи «Оригинал Диксиленд Джаз Бэнда». Корнетист Фредди Кеппард и его ансамбль Оригинальные Креолы должны были сделать запись за несколько месяцев до первых сессий Оригинал Диксиленд Джаз Бэнда, но по рассказам очевидцев, Фредди Кеппард не принял предложение лейбла из-за опасения, что запись облегчит копирование его исполнительских приёмов для его соперников.

Фактически первым чёрным музыкантом, сделавшим запись джазовой музыки, был тромбонист Кид Ори, который уехал из Нового Орлеана в Калифорнию в поисках новых возможностей для работы. Та запись 1922 года не была широко распространенной. За ней в 1923 году последовали студийные работы корнетиста Джо "Кинга" Оливера, сопрано-саксофониста/кларнетиста Сиднея Беше, пианиста Джелли Ролл Мортона и певицы Бесси Смит. На ранних записях Джо "Кинга" Оливера в качестве второго корнета ансамбля играл Луи Армстронг. Как и почти все знаменитые Новоорлеанские оркестры, ансамбль Джо "Кинга" Оливера уехал в Чикаго для записей и там получил известность.

Луи Армстронг, признанный джазовый классик, перед своим дебютом в качестве лидера в конце 1925 года, записывался с Кларенсом Уильямсом, Флечером Хендерсоном, Бесси Смит и другими.

Джаз достиг более или менее высокой популярности в 1924 году после первых записей Пола Уайтмена. Как это ни парадоксально, но Пол Уайтмен (Paul Whiteman), игравший танцевальную, с лёгким налётом джаза музыку, был объявлен Королём Джаза.

Развитие джазовой музыки в этот период сосредоточилось вокруг лидеров корнета и трубы Джо «Кинга» Оливера и Луи Армстронга. Стиль оркестра Оливера "King Oliver's Creole Jazz Band" ориентировался на ансамблевое исполнение и коллективную импровизацию. Игра в этом стиле строилась на мелодиях и гармониях, задаваемых трубачами и противомелодиях, «подбрасываемых» тромбонистом и/или кларнетистом. Секция ритма сформировалась в составе банджо, барабанов, тубы или контрабасабаса и фортепиано. В целом сущность новоорлеанского джаза подчеркивала коллективное исполнение ансамбля больше чем любого солиста. Музыка этого стиля процветала в течение 1920-х годов, но, в конечном счёте, была вытеснена возникшим к середине 1930-х годов стилем свинг, который вскоре заменил её. На этот же период приходится возникновение диксиленда, стиля, который придерживался основной структуры Новоорлеанского джаза. Хотя история джаза и началась в Новом Орлеане с наступлением нового века, но эта музыка пережила настоящий взлёт в начале 1920-х, когда трубач Луи Армстронг оставил Новый Орлеан, чтобы создать новую революционную музыку в Чикаго, называвшуюся многими «Горячий Джаз».

Новорлеанский джаз белых музыкантов.

С открытием Сторивилла быстро выросло количество оркестров новоорлеанского джаза, а их чернокожие исполнители из прежних музыкантов-любителей превратились в профессионалов. Сложившийся в Новом Орлеане либеральный дух способствовал широкой популяризации музыки новорлеанских чернокожих пионеров в среде белого населения Нового Орлеана. Следствием этого стал процесс интенсивного образования белых оркестров, имитирующих стиль своих чёрных земляков. В 1888 году по подобию маршинг-бэндов, Джек Лен создал первый новоорлеанский белый регтайм-бэнд, а в 1892 году и свой первый стрит-бэнд «Reliance Brass Band», игравший в составе: корнет, кларнет, тромбон, гитара, большой и малый барабаны. В репертуар этого оркестра входили польки, мазурки, марши и популярные рэгтаймовые пьесы. Наибольший успех оркестра Джека Лена связан с исполнением таких популярных в цветных кварталах Нового Орлеана композиций, как «Praline» и «Livery Stable Blues», получивших впоследствии всемирную славу под названиями «Tiger Rag» и «Meat Blues». Интерпретационный стиль оркестра Джека Лена сложился из взаимосвязей между элементами музыки менестрелей, рэгтаймовых синкоп, звуковой палитры спазм-бэндов и европейскими элементами, принесёнными в музыку оркестра с маршевыми и танцевальными мелодиями Старого Света. Оркестр Джека Лена стал первым в истории джаза белым ансамблем, игравшим хот-импровизации, чем он сильно отличался от исполнительского уровня остальных белых «рэгтайм-плееров» и более ранних стрит-бэндов.

К 1910 году в Новом Орлеане уже играло множество белых оркестров, ориентированных на новоорлеанский джаз. Среди них можно было встретить такие коллективы, как «Джордж Шилинг’с Бэнд», «Билл Галети’с Бэнд», «Масарини’с Бэнд» с участием тромбонистов Эдди Эдуардса, Ричарда Брюни, Хари Рекса, а также корнетистов Лоуренса Вега и Ника Ла Рока. В 1913 году при участии лучших белых пионеров джаза в Новом Орлеане возникает знаменитый «Оригинал Диксиленд Джаз Бэнд».Трубач Ник Ла Рока становится его лидером. Правда в те годы слово «джаз» ещё не вошло в употребление и вышеприведённое название этот ансамбль получил позднее, в 1917 году, когда он дебютировал в Нью-Йорке, где в рекорд-студии фирмы Victor были сделаны исторические записи, открывшие счёт обширному архиву джазовых пластинок и дисков. Ядро оркестра составили Ник Ла Рокка (корнет), Эдди Эдвардс (тромбон) и Генри Рагас (рояль).

Музыка «Оригинал Диксиленд Джаз Бэнд» представляла собой вершину раннего белого новорлеанского джаза. Наряду с вкладом в создание классического новоорлеанского джазового стиля, этот оркестр встал у истоков другого стиля ранней джазовой эпохи —диксиленда. Естественно оба эти стиля связывало много родственных черт, но между ними существовали и известные различия. Вместо связного ритмического мира чернокожих пионеров новоорлеанского джаза, в музыке диксиленда доминировала европейская ритмика и синкопы в стиле регтайма. Характерные афроамериканские интонационные эффекты уступили место шаблонным гротескным подражаниям, носившим несколько заученный характер и утратившим естественность оригинального джаза. Структурное построение пьес в диксиленде так же упростилось, сократившись до простой схемы, состоявшей из вступления (темы), куплетных по форме вариаций темы и завершающего проигрыша темы в конце пьесы. Однако наиболее существенными были различия в характере импровизаций чёрных новоорлеанских ансамблей и диксиленда. Если коллективные импровизации чёрных новоорлеанских джаз-бэндов базировались на линеарных принципах, близких к древней практике африканской гетерофонии, значительно отличавшихся от европейской полифонии, то в диксиленде импровизационные пассажи строились на элементах европейской вариационной техники, широко используя многоголосие, арпеджио, триоли, украшавшие музыкальные изречения солистов причудливой вязью орнаментов. В целом импровизации диксилендов имели характер приукрашенной вариации основной темы, тогда как импровизации чёрных мастеров новоорлеанского джаза возникали, как спонтанные отклики партнёров в общем хоре солирующих инструментов, создающих неповторимый сиюминутный рисунок коллективной хот-импровизации.

В 1915 году музыканты, составившие впоследствии ядро «Оригинал Диксиленд Джаз Бэнд», покидают Новый Орлеан и переезжают в Чикаго, где выступают в течение двух лет, до той самой памятной сессии в Нью-Йорке, после которой название этого коллектива прочно вошло в историю джаза, как одного из главных носителей типичного новоорлеанского классического джазового стиля.

Горячий Джаз

Горячим джазом (англ. Hot Jazz) принято считать музыку новоорлеанских пионеров второй волны, чья наивысшая творческая активность совпала с массовым исходом новоорлеанских джазовых музыкантов на Север, преимущественно в Чикаго. Этот процесс, начавшийся вскоре после закрытия Сторивилла вследствие вступления США в Первую мировую войну и объявления по этой причине Нового Орлеана военным портом, знаменовал собой так называемую Чикагскую эпоху в истории джаза. Главным представителем этой школы был Луи Армстронг. Ещё выступая в ансамбле Кинга Оливера, Армстронг внёс революционные по тем временам изменения в концепцию джазовой импровизации, перейдя от традиционных схем коллективной импровизации к исполнению индивидуальных сольных партий. С эмоциональным накалом, характерным для манеры исполнения этих сольных партий и связано само название этого вида джаза. Термин Hot первоначально был синонимом джазовой сольной импровизации для подчёркивания отличий в подходе к солированию, произошедших в начале 1920-х годов. В дальнейшем, с исчезновением коллективной импровизации, это понятие стали связывать со способом исполнения джазового материала, в частности с особенным звучанием, определяющим инструментальный и вокальный стиль исполнения, так-называемого хотирования или хот-интонации: совокупности особенных способов ритмизации и специфических интонационных особенностей.

Уйдя в 1924 году из оркестра Кинга Оливера, Армстронг принимает предложение Флетчера Хендерсона и переезжает в Нью-Йорк. Выступая с оркестром Хендерсона (1924—1925) Армстронг много записывается со студийными оркестрами, в частности с одним из основоположников джаза, Кларенсом Уильямсом и его оркестром Blue Five. Весь Гарлем, где тогда играл оркестр Хендерсона аплодировал виртуозным корусам восходящей звезды хот-джаза. Вернувшись в Чикаго в ноябре 1925 года Армстронг поступает в оркестр бывшей пианистки Оливера Лил Хардин и одновременно организует собственный квинтет «Горячая Пятёрка», который в 1927 году расширил до «Горячей Семёрки».



12 ноября 1925 года вышли первые три пьесы из серии «Louis Armstrong Hot Five»- «„Gut Bucket blues“, My Heart» и «Yes I’m in the barrel». Для этих записей Армстронг пригласил трёх крупнейших, по словам Уго Панасье, представителей новоорлеанского стиля-Кида Ори (тромбон), Джонни Доддса(кларнет) и Джона Сен-Сира (банджо). На фортепиано играла его жена Лил Хардин. В составе «Louis Armstrong Hot Seven» 1927 года играли ещё двое: Питер биггс(туба) и Бейби Доддс(барабаны), а вместо Кида Ори на тромбоне играл Джон Томпс). Выпущенные в 1925—1927 года записи «Heebies Jeebies», «Cornet Shop Fuey», «Muskrat Ramble», Struttin' with Some Barbecue", «Savoy Blues», «Wild Man Blues», «Gully Low Blues», «Potatoe Head Blues», сделанные этими, первыми в истории джаза чисто студийными оркестрами, вошли в золотой фонд джаза, являясь классическими образцами того неповторимого стиля, который заслужил название "Горячий джаз". Они не только прославили имя Армстронга по всей стране, но и оказали решающее влияние на развитие джаза в целом. В 1928 году Армстронг продолжил серию с новым составом «Горячей Пятёрки», в котором играли Фредди Робинсон (тромбон), Джимми Стронг (кларнет, альсаксофон), Эрл Хайнс (фортепиано), Менси Кара(банджо), Затти Синглетон(барабаны). Записи.сделанные этим составом считаются лучшими образцами горячего джаза. Особенно это относится к композиции Оливера «West End Blues» с лирическим кларнетным соло Джимми Стронга и неповторимым обаянием трубы и вокала Армстронга.

Музыка этих знаменитых ансамблей Армстронга была характерна импровизированными соло, закрученными вокруг мелодической структуры и идеально доводимыми до эмоционального и «горячего» кульминационного момента. Секция ритма, включавшая обычно барабаны, бас, банджо или гитару поддерживала бурный темп композиций, чаще всего в маршевом ритме. Особенно большое впечатление кроме самого Армстронга, в его записях с «Горячей Пятёркой/Семёркой» производили Эрл Хайнс и Затти Синглетон. Вскоре многие оркестры начали подражать этой энергичной манере, особенно с развитием технологии звукозаписи, распространив новый «горячий» звук по всей стране.

Диксиленд

В 1917 году Соединённые Штаты Америки вступили в Первую мировую войну. Новый Орлеан получает статус военного порта, а прибывший в город командующий войсками США объявляет о закрытии всех увеселительных заведений Сторивилла. В результате многие музыканты, игравшие джаз в кабачках и барах Сторивилла, остались без работы. Однако быстрорастущие города на севере (Чикаго, Детройт, Кливленд), быстро поглощали излишки рабочей силы с Юга. Понятно, что и музыканты из южных провинций потянулись на заработки к Северу. Больше всего блюзовых певцов, пианистов буги-вуги, исполнителей рэгтайма, скиффл-ансамблей и джазовых оркестров приехало с Юга в Чикаго, привезя с собой и музыку, получившую вскоре прозвище диксиленд. Происхождение этого слова (dixie land-страна дикси), связано с одной особенностью южных провинций США, бывших некогда французскими колониями. В Новом Орлеане многие жители, прежде всего креолы, и после присоединения региона к США продолжали придерживаться французских традиций и французского языка. Поэтому на 10 долларовых купюрах, бывших в обращении в Луизиане кроме английской надписи «ten» обязательно была и французская «dix». Отсюда местность, из которой попадали к «настоящим» янки подобные банкноты, те стали именовать Dixie land. А потому, с появлением нового музыкального стиля, завезённого выходцами из Страны дикси, он получил название «Диксиленд джаз». Диксиленд — наиболее широкое обозначение музыкального стиля самых ранних нью-орлеанских и чикагских джазовых музыкантов, записавших пластинки с 1917-го до 1923-го. Это понятие распространяется так же на период последующего развития и возрождения Новоорлеанского джазаNew Orlean’s Revival, продолжавшегося после 1930-х годов. Некоторые историки относят Диксиленд только к музыке белых групп, играющих в новоорлеанском джазовом стиле. Некоторые из них считают, что реальные корни этой музыкальной формы идут от Чикагской сцены джазовой музыки 1920-х годов и ограничивают Диксиленд главным образом учениками самых ранних белых Чикагцев. В любом случае манера игры белых ново-орлеанских джазменов, которых чаще всего связывали с понятием стиля Диксиленд была более консервативной, в ней заметнее чувствовалось влияние европейской музыкальной школы, чем их музыка значительно отличались от экспрессивной горячности чёрных новоорлеанских мастеров. Пионерами Диксиленда являлись такие мастера, как гитарист Эдди Кондон, саксофонист Бад Фриман и трубач Джимми МакПартланд.

В отличие от других форм джаза, репертуар пьес у музыкантов Диксиленда оставался весьма ограниченным, предлагая бесконечные изменения тем в пределах одних и тех же мелодий, сочинённых на протяжении первого десятилетия XX века и включал в себя рэгтаймы, блюзы, уанстепы, тустепы, марши и популярные мелодии. Для исполнительского стиля Диксиленд характерным было сложное переплетение отдельных голосов в коллективную импровизацию всего ансамбля. Открывающий соло исполнитель и продолжавщие его игру другие солисты как бы противостояли «риффингу» остальных духовых, вплоть до заключительных фраз, исполняемых обычно барабанами в виде четырёхдольных рефренов, которым в свою очередь отвечал весь ансамбль. Главными представителями этой эпохи являлись Джо Кинг Оливер (Joe King Oliver), Джелли Ролл Мортон (Jelly Roll Morton), Луис Армстронг (Louis Armstrong), Сидней Беше (Sidney Bechet), Кид Ори (Kid Ory), Джонни Доддс (Johnny Dodds), Пол Мэйрс (Paul Mares), Ник ЛаРокка (Nick LaRocca), Бикс Бейдербек (Bix Beiderbecke) и Джимми МакПартланд (Jimmy McPartland). Музыканты Диксиленда в сущности искали возрождение классического Новоорлеанского джаза прошлых лет. Эти попытки оказались весьма успешными и благодаря последующим поколениям продолжаются по сей день. Первое из возрождений традиций диксилендов имело место в 1940-е годы.

Главными продолжателями диксиленда и участниками его ревайвела были Bob Crosby’s Bobcats, Lu Watters Yerba Buena Jazz Band, Боб Скоби (Bob Scobey), Боб Вилбер (Bob Wilber), Yank Lawson, Bob Haggart (World’s Greatest Jazz Band), The Dukes of Dixieland, Turk Murphy и James Dapogny’s Chicago Jazz Band.

Происхождение понятия

Само понятие джаз распространилось в начале XX столетия, но точно неизвестно откуда и каким образом. Слово «jazz» (происходящее, вероятно от французского «chasser») у креолов означало охоту, а также волнение, возбуждение. В североамериканском литературном языке примерно в 1860-е годы появляется слово «jasm», означавшее воодушевление, вдохновение. Вскоре это слово выходит из употребления, но на смену ему приходит «jass», означавшее в качестве имени собственного то же самое. Одновременно в употребление вводится и аналогичный глагол, означавший такие понятия, как ловить, возбуждаться, воодушевляться. Всё чаще начинают употребляться обороты «jazz around»(скитаться, бродить, блуждать, странствовать) и «jazz up»(впадать в весёлое настроение). Следовательно значение этого слова достаточно точно отражало характер музыкального стиля с самого начала его зарождения. Слово «jazz» как музыкальный термин впервые появляется в 1915 году в связи с белым оркестром, игравшем в новоорлеанском стиле. Один из чикагских менеджеров применил это слово в названии новоорлеанского оркестра Тома Брауна, организовав его выступление в Чикаго под названием «Том Браун Диксиленд Джаз Бэнд». То есть, первые случаи употребления этого слова в контексте с музыкой, возникшей в Новом Орлеане, относились уже не к родине джаза, а к Чикаго, городу, куда постепенно стали перебираться лучшие новоорлеанские джазмены, городу, превратившемуся в ходе этого процесса в центр дальнейших событий, продвигавших джаз в ходе его развития дальше, на Север США.

Эпоха возрождения новоорлеанского джаза

Несмотря на тяжёлый период, пережитый представителями новоорлеанского джаза в 1930-е годы, его традиции были сохранены благодаря возникшему в начале 1940-х интересу к историческим этапам раннего джаза. Волна повышенного интереса к временно забытым ветеранам из Нового Орлеана возникла в связи с творческим кризисом, охватившим в те годы джаз. С одной стороны это было связано с призывом большого количества творчески активных джазменов на военную службу и прекращением в связи с этим, деятельности многих свинговых биг-бэндов. С другой стороны саму свинговую музыку постепенно захлестнула лавина однообразных, потерявших блеск новизны музыкальных поделок.

В результате часть молодых, стремившихся к творческим поискам музыкантов, обратилась назад к джазовым корням. Результатом явилось с одной стороны продвижение джаза к новым горизонтам, открывавшимся в стиле би-боп, а с другой стороны -возрождение старых традиций путём возобновления деятельности ветеранов новоорлеанского джаза. Это течение получило название «New Orlean’s Revival» или Новоорлеанское возрождение.

Интерес к подлинному новоорлеанскому джазу породил вначале активность теоретиков. Результатом стало издание первых серьёзных аналитических работ о джазе: «Le Jazz Hot»(Париж, 1932 год) французского критика Уго Панасье и антологии Фредерика Рэмси/Чарли Смита «Jazzmen»(Нью-Йорк, 1939 год). В этих работах впервые заговорили о важной роли уже забытых джазовых пионеров. Логическим продолжением этого теоретического этапа возрождения стали поиски тех самых пионеров и их второе рождение для мира джаза. Многие из них, бросившие к тому времени джаз, сменили профессию, многие и вовсе прозябали в нищете. Так знаменитый в 1920-е годы новоорлеанский тромбонист Кид Ори держал в Лос-Анджелесе птицеферму. Лучший когда-то корнетист Нового Орлеана, Банк Джонсон, потерявший в начале 1930-х во время потасовки со зрителями все зубы и трубу, боролся за выживание на сельских плантациях. Многие зарабатывали на жизнь водителями такси.

В 1938 году, проводя исследования для своей антологии вышеупомянутые Фредерик Рэмси мл. и Чарльз Эдвард Смит заинтересовались личностью и судьбой Банка Джонсона, упоминавшегося во многих интервью, которые они сумели взять у опрошенных ими музыкантов раннего джаза. В конце концов они разыскали Банка Джонсона и он заявил, что всё ещё в состоянии играть, при условии решения двух проблем: труба и зубы. Леонард Беше, брат Сиднея Беше был дантистом и решил для Джонсона проблему зубов. Музыканты из Сан-францисского Lu Watters band, которые были энтузиастами восстановления старых джазовых стилей, на собранные деньги решили проблему «труба». Результаты превзошли все ожидания. Банк Джонсон играл так же, как и в прежние дни.

В 1942 году Билл Рассел и Юджин Уильямс начали делать записи старого джаза. Они нанимают оркестр, состоявший из Банка Джонсона(труба), Джорджа Льюиса (кларнет), Джима Робинсона (тромбон), Уолтера Декоу (фортепиано), Лоренса Марреро (банджо), Остина Юнга (бас) и Эрнеста Роджерса (барабаны). Позже в том же году Рассел и Уильямс сделали запись оркестра Джонсона в Сан Ясинто Холле (Новый Орлеан). Это было началом успешного периода, с рекорд-сессиями в Сан-Франциско вместе с Yerba Buena Jazz Band Лу Уотерса, вновь в Сан Ясинто Холле и, наконец, в Нью-Йорке. Самыми успешными были его выступления в Нью-Йорке, в Stuyvesant Casino, где Банк Джонсон и его Новоорлеанский Оркестр работали по контракту более года. Кроме Банка Джонсона, ставшего одной из наиболее значительных фигур эпохи новоорлеанского возрождения, вновь вернулись на сцену Кид Ори, Альберт Николас, Сидней Беше, Джонни Доддс.

В 1944 году по инициативе известного джазового энтузиаста Несухи Эргегуна, на радиопередачу популярного актёра и режиссёра Орсона Уоллеса был приглашён вновь собранный оркестр Кида Ори, в составе которого были и его новоорлеанские коллеги Мэтт Кэрри, Эд Гарланд, Джимми Нун и Затти Синглетон. Успех передачи превзошёл все самые радужные прогнозы. Радиослушатели завалили студию письмами с просьбами повторить передачу. Ободрённый успехом Эртегун спонсировал запись пластинки возрождённого оркестра, на которой были изданы новоорлеанские пьесы, вошедшие в список классики новоорлеанского возрождения: Blues for Jimmy, Creole Song, Get Out Of Here. После статьи Фредерика Рэмси мл. « Возвращение Кида Ори», опубликованной в журнале «Тайм», записи Кида Ори и его коллег стали издаваться многими рекорд-лейблами (Decca, Crescent, Columbia) и у оркестра не было проблем с ангажементами. В эти годы Кид Ори вместе с Банком Джонсоном превращается в знаковую фигуру новоорлеанского возрождения, а его оркестр становится лучшим ансамблем этого движения. Ори и его партнёрам не был свойственным пуританский поход к стилю своей игры и они дополняли новоорлеанский джаз новыми чертами, постоянно совершенствуя как музыкальные приёмы, так и репертуар, в который наряду с традиционным новоорлеанским материалом входили и пьесы, получившие популярность в эпоху расцвета свинга- «Sentimental Journey», «Tuxedo Junction», C Jam Blues" и другие.

Для новоорлеанского возрождения в 1940-е и в начале 1950-х в США многое сделал и Эдди Кондон с его оркестром Eddie Condon’s Chigargoans, который имел большую популярность у публике, чем любые другие. Среди прочих можно так же выделить Маггси Спениера с его Оркестром Всех Звёзд. И конечно уже упоминавшийся выше Yerba Buena Jazz Band, который был главным «возрожденцем» на западном побережье с начала 1940-х и с которого во многом и начался интерес к записям джазовых первоисточников.

Возвращение на широкую музыкальную сцену исторических личностей новоорлеанского джаза в последние годы их жизни помогло сохранению основных музыкальных ценностей джазовой истории и созданию противовеса низкокачественной продукции, заполонившей поп-музыкальную сцену тех лет. Парадоксом дальнейшего развития новоорлеанского возрождения, характерным для его послевоенной фазы 1950-х годов стало её исключительная европеизация. Захваченные экспериментами новаторов би-бопа и последующих модернистских стилей, молодые негритянские джазмены утратили интерес к архаичному, по их мнению, новоорлеанскому стилю. Даже лучшие новоорлеанские джазмены, такие, как Луи Армстронг и Сидней Беше в эпоху возрождения перешли к более свободным от традиционных джазовых доктрин, формам. Постепенно движение новоорлеанского возрождения переросло в самостоятельное направление европейской джазовой сцены с образованием нескольких региональных школ традиционного джаза. С этого момента термин «диксиленд» прочно вошёл в обиход, как обозначение направления свободного традиционного джаза, сложившегося после Второй мировой войны на европейской музыкальной сцене.

Основную роль в этом направлении стала играть английская школа диксиленда, которая развивалась усилиями Кена Коллиера, Криса Барбера и Аккера Билка. В начале 1960-х среди британских джазменов, игравших в новоорлеанских традициях трудно было найти музыкантов, которые не имели бы отношение к оркестру Колиера. Крис Барбер, Аккер Билк, Боб Уоллис, Джон Дэвис, Монти Саншайн и многие другие или играли в этом оркестре, или были выходцами из него. Самобытными оркестрами, игравшими послевоенный диксиленд, славились и восточноевропейский страны, в частности ЧССР (Традиционал Джаз Студио, Классик Джаз Коллегиум), Венгрия (Диксиленд Бенко). В СССР наиболее известным представителем этого направления был Ленинградский диксиленд.

Из других стран активно развивалось движение возрождения в Австралии, где местная сцена возрождения была представлена прежде всего Грэмом Беллом и его Австралийским Джазовым оркестром.

Развитие джаза в США в первой четверти XX века

После закрытия Сторивилла джаз из регионального фольклорного жанра начинает превращаться в общенациональное музыкальное направление, распространяясь на северные и северо-восточные провинции США. Но его широкому распространению конечно не могло способствовать только закрытие одного увеселительного квартала. Наряду с Новым Орлеаном, в развитии джаза большое значение с самого начала играли Сент-Луис, Канзас-Сити и Мемфис. В Мемфисе в XIX веке зародился рэгтайм, откуда потом в период 1890—1903 он распространился по всему североамериканскому континенту. С другой стороны представления менестрелей, с их пёстрой мозаикой всевозможных музыкальных течений афроамериканского фольклора от джиги до рэгтайма, быстро распространились повсюду и подготовили почву для прихода джаза. Многие будущие знаменитости джаза начинали свой путь именно в менстрель-шоу. Задолго до закрытия Сторивилла новоорлеанские музыканты отправлялись на гастроли с так называемыми «водевильными» труппами. Джелли Ролл Мортон с 1904 года регулярно гастролировал в Алабаме, Флориде, Техасе. С 1914 года он имел контракт на выступления в Чикаго. В 1915 году переезжает в Чикаго и белый диксилендовый оркестр Тома Брауна. Крупные водевильные турне в Чикаго совершал и знаменитый «Креол Бэнд», руководимый новоорлеанским корнетистом Фредди Кеппардом. Отделившись в своё время от «Олимпия Бэнда», артисты Фредди Кеппарда уже в 1914 году успешно выступали в самом лучшем театре Чикаго и получили предложение сделать звуковую запись своих выступлений даже прежде «Original Dixieland Jazz Band», которое, впрочем, Фредди Кеппард недальновидно отклонил.

Значительно расширили территорию, охваченную воздействием джаза, оркестры, игравшие на прогулочных пароходах, ходивших вверх по Миссисипи. Ещё с конца XIX века стали популярными речные поездки из Нового Орлеана в Сент-Пол сначала на уикэнд, а впоследствии и на целую неделю. С 1900 года на этих прогулочных пароходах (riverboat) начинают выступать новоорлеанские оркестры, музыка которых становится наиболее привлекательным развлечением для пассажиров во время речных туров. В одном из таких оркестров «Шугер Джонни» начинала будущая жена Луи Армстронга, первая джазовая пианистка Лил Хардин.

В riverboat-оркестре другого пианиста Фэйтса Мэрейбла, выступало много будущих новоорлеанских джазовых звёзд. Пароходы, совершавшие рейсы по реке, часто останавливались на попутных станциях, где оркестры устраивали концерты для местной публики. Именно такие концерты стали творческими дебютами для Бикса Бейдербека, Джесса Стейси и многих других. Ещё один знаменитый маршрут пролегал по Миссури до Канзас-Сити. В этом городе, где благодаря крепким корням афроамериканского фольклора развился и окончательно дооформился блюз, виртуозная игра новоорлеанских джазменов нашла исключительно благодатную среду. Главным центром развития джазовой музыки к началу 1920-х становится Чикаго, в котором усилиями многих музыкантов, собравшихся из разных концов США, создаётся стиль, получивший прозвище чикагский джаз.

Свинг (жанр)

Свинг (swing) — направление джазовой музыки, наиболее широко представленное в исполнительской практике больших оркестров.

Терминология, исторические контексты

Термин «свинг» в джазе имеет несколько смысловых значений. Например, если говорят, что в игре исполнителя нет свинга, то обычно это означает, что исполнение музыканта лишено интенсивной битовой пульсации — волнообразного движения, которое создаётся на контрасте бита и офф-бита, производя впечатление раскачки, или свинга. В терминологии танцевальной музыки этим словом иногда обозначают темп, относящийся к жанру танца с одноимённым названием. Что же касается профессиональных джазменов, то многим из них такое жанровое деление их музыки кажется бессмысленным и даже вредным. По мнению многих знаменитых мастеров джаза, чьё творчество пришлось на период популярности свинга (например Бенни Картер, Луи Армстронга, Джина Крупы), не существует какого-либо различия между понятиями джаз и свинг, ибо по их убеждению джаза без свинга просто не существует. Для профессиональных джазменов свинг-это то чувство, в отсутствие которого невозможно сыграть джаз. И лучше других это выразил Дюк Эллингтон, сыграв в 1932 году композицию «It Don’t Mean A Thing, If It Ain’t Got That Swing» («Все, что не имеет свинга — не имеет смысла»).

Этим же термином исследователи джаза обозначают отрезок джазовой истории, связанный с пиком популярности больших оркестров и охватывающий период примерно с 1934 по 1946 годы, который так и называется — «эпоха свинга». Эпоха свинга представляет собой один из очень важных моментов в истории джаза. С началом Великой депрессии в США в 1929 году восходящая линия развития джаза резко прервалась. При этом изменения, которые затем возникли на последующем этапе развития новой музыкальной культуры, казались поначалу необъяснимыми. Тогда как сторонники и противники предшествовавших форм новоорлеанского и чикагского джаза были едины хотя бы в том, что эти формы несли с собой несомненные музыкальные ценности, с эпохой свинга всё обстояло иначе. Мнения отдельных знатоков относительно значения и музыкальных качеств этого вида джаза не только различаются, но порой и прямо противоположны. Для одних «подлинный» джаз закончил своё существование вместе с окончанием «золотой эры» чикагского джаза, а свинг является просто одной из его коммерческих форм (если вообще его можно назвать джазом). При этом последующие стадии джаз-модерна ошибочно рассматриваются сторонниками этой версии как непосредственное продолжение классического джаза. По мнению другой группы специалистов свинг является знаковой стилевой эпохой, являвшейся переходным этапом джаза от классической формы к джаз-модерну. Согласно этому мнению все изменения в джазе, произошедшие в эту эпоху, являлись следствием его органического развития, сопровождавшегося определённым опытом приспособления к социальной и экономической действительности того времени. Вот как это описывает венгерский джазовый теоретик Янош Гонда:

«То, что джаз, несмотря на охвативший его в тот период кризис, всё же сумел сохраниться и встать на ноги, было заслугой неугасимой жизненности джаза, его музыкантов и их музыки с её огромным выразительным потенциалом». Толпы безработных джазменов собирались каждый вечер перед зданием нью-йоркского «Ритм-клаб» в надежде получть если не работу, то хотя бы возможность просто поиграть джаз. Этим людям, уже не верившим в возможность когда-либо снова выйти на сцену, играть джаз было важнее денег. Нужда порой заставляла и известных музыкантов вступать в танцевальные оркестры. Так у Пола Уайтмена оказались Бикс Бейдербек и Томми Дорси, а в оркестре Нони Барнарда — Чарли Барнет. В танцевальных оркестрах играли так же Уинги Маноне, Мэггси Спениер, Джин Крупа и многие другие. Понятно, что они не нищенствовали, из некоторых даже порой «делали» звёзд. Появление время от времени того или иного хот-джазмена в коммерческих оркестрах оказалось неплохим бизнесом. И хотя часть из них не читали нот, в местах партитуры, отведённых аранжировщиком для «хот-солирования», они вставляли мастерские импровизации. И все же мастера хот-джаза не уживались в танцевальных оркестрах. Их присутствие там было необычным явлением, как необычным было и внимание, которое они привлекали к себе. Однако ловкие дельцы шоу-бизнеса, удачливые менеджеры и торговцы музыкальным товаром даже в те тяжёлые времена умели делать неплохие деньги. Они знали, как «подать звезду», раскрутить и высветить в выгодном свете талантливого музыканта или подающий надежды оркестр. Они вовремя осознали, что публика, уставшая от труднейших лет кризиса, нуждалась в идиллической, мечтательной, сентиментальной музыке, которая должна прийти на смену бравурным звукам «хот-джаза» с его напряжением и реалистическими тенденциями. В отношении популярности у широкой публики джаз никогда не был конкурентом танцевальной музыки, особенно в годы Великой депрессии. Лёгкая, немного небрежная сентиментальность и поверхностность чувств вкупе со сверкавшей от зеркального блеска эстрадой, белым смокингом дирижёра и сладкими звуками скрипки и саксофонов действовали на массового слушателя безотказно. Лучшие танцевальные оркестры тех лет, которыми руководили Винцент Лопес, Руди Велли, Гай Ломбардо, зарабатывали на своём свит-стиле баснословные деньги, подписывая полугодовые контракты на сумму в полмиллиона долларов, в то время как Джонни Доддс, один из лучших кларнетистов Нового Орлеана, шоферил в Нью-Йорке на такси. Сегодня уже достоянием истории стали три отчаянных письма Джо Кинга Оливера, написанные новоорлеанским «королём» трубы своей сестре перед самой смертью великого трубача. Именитый музыкант, искусство которого стало предметом исследований многочисленных монографий и очерков об истории джаза, в 1937 году был вынужден скитаться по южным штатам и в поисках заработка играть с всё худшими и худшими музыкантами. В конце концов болезнь вынудила его остановиться в Джорджии, где он безрезультатно пытался раздобыть денег на возвращение в Нью-Йорк. За каждое посещение врач брал по три доллара, но не было и этого. Письма, в которых Оливер рисует отчаянное положение, в котором он оказался, помимо зарисовок музыкальной жизни тех лет являются суровым свидетельством «уважения», с которым Америка относилась в те времена к своим лучшим представителям джаза."

Наиболее значительную роль при переходе джаза от классической формы к свингу сыграли представители чикагской школы, в музыке которых сформировались основные отличительные стилевые черты будущей свинговой эпохи, а именно:

Во всех отношениях на передний план вышли и заняли доминирующие позиции элементы западной музыки. На смену небольшим по численности оркестрам, исполнявшим хот-импровизации, пришли ансамбли, которые по составу уже напоминали западные симфонические оркестры.

Окончательно оформились инструментальные секции расширенных по составу оркестров, которые получили название биг-бендов. Нововведением по отношению к прежним составам стала секция саксофонов, включавшая поначалу, по меньшей мере, трёх исполнителей. Оформились и отдельные секции труб и тромбонов. В самостоятельную секцию вошли ритмические инструменты, основной функцией которых стало обеспечение равномерной четырёхдольной битовой пульсации.

Ведущим мелодическим инструментом поначалу оставалась труба (уже окончательно вытеснившая из джазового оркестра корнет). Однако с лёгкой руки «чикагцев» всё чаще лидирующую роль стали выполнять саксофон (игру на котором порой совмещал кларнетист) и тромбон.

Постоянными инструментами ритмической секции становятся: фортепиано (которое наряду с ритмической функцией начинает выполнять и роль мелодического инструмента), контрабас, вытеснивший тубу и сузафон. На смену банджо окончательно приходит гитара.

Слаженная игра в больших оркестрах возможна лишь при наличии абсолютного порядка и организованности исполнителей. Это привело к необходимости расписывать партитуры для участников ансамбля, которых следовало придерживаться во время сессий записи или концертных представлений, что уменьшало простор для спонтанного импровизирования. Играя в рамках предварительно сочинённого аранжемента, музыканты значительно отдалились от новоорлеанской школы коллективной импровизации, создав единый гармонический стиль, совершенно не похожий на традиции афроамериканского фольклора и классического джаза. Этот стиль был построен в основном на гомофонной аккордно-гармонической технике исполнения отдельных секций, а гармоническое развитие совершалось в согласии с принципами западноевропейской системы и характерными для неё функциональными связями.

Хотя исполнение аранжированной музыки сокращало простор для импровизации, аранжировщики в своих партитурах оставляли место для сольных импровизационных пассажей. Для этих мест в партитуре обычно предусматривался базировавшийся на гармониях оркестровый аккомпанемент (бекграунд). Сольные партии, построенные на вариационной технике орнаментального характера, как и параллельное чередовании соло и бекграунда значительно отдалились от формата коллективной импровизации. Иногда в аранжировках встречались небольшие отрывки, импровизационные по своему характеру, когда весь оркестр играл в унисон, и это звучание напоминало импровизацию. Такие отрывки назывались вставками или «экстархорусами».

И наиболее характерным для свинга элементом стала своеобразная волнообразная «раскачка», возникавшая в результате взаимодействия равномерно пульсировавшей ритм-секции оркестра и офф-битово «свингующими» голосами мелодических инструментов. Именно это новое качество и определило само название нового стиля джаза.

Исполнения инструментальных секций хорошего свингового оркестра характерны ровным, слитным, гладким и однородным по окраске звучанием. При этом совершенно очевидно, что добиться такого качественного звука соединением в единое целое звуков 4—5 инструментов задача далеко не простая. Ведь однородность звучания, получаемая точным воспроизведением написанной партитуры, должна наполняться свинговым чувством, которое нотами партитур не отражается, а типичные комментарии аранжировщиков («играть со свингом», «играть по-джазовому»), которые они часто помечали на полях нотных страниц, это самое чувство не воспроизводили. Предполагалось, что высококлассный исполнитель-профессионал должен учитывать вышеназванные комментарии аранжировщика, вводя при воспроизведении написанных в партитуре нот офбитовую ритмизацию и едва уловимые ускорения и замедления. Поэтому конечный результат во многом определялся интуицией и ритмическими способностями исполнителя, его прирождённым джазовым рефлексом и способностью играть «по-джазовому». Качество же группового звучания со свингом требовало, чтобы все задействованные в данный момент исполнители какой либо секции обеспечивали совершенно идентичную ритмизацию, отклоняясь от зафиксированной партитурой фразы в смысле замедлений или ускорений совершенно одинаково. Это требовало помимо хорошей выучки самих музыкантов наличие неких ритмических заготовок, разученных исполнителями на репетициях с целью получения максимальной слаженности в игре секций. Естественно, эти шаблоны или модели не могли охватить весь диапазон возможных при импровизировании ритмических рисунков. Однако сама практика их применения в целом давала определённые преимущества, поскольку на присушие классическому джазу моменты вдохновения практически не приходилось рассчитывать при выступлении биг-бендов, в составе которых играло в несколько раз больше музыкантов, чем в новоорлеанских комбо.

Истоки и формы

В конце 1920-х центр джаза и его новаций окончательно переместился в Нью-Йорк, завершив тем самым своё историческое движение на Север. Период джазовой истории, последовавший вслед за этим вплоть до начала эпохи свинга, (1928—1934 гг.) считается фазой раннего свинга.

В этот период своей истории новоорлеанский джаз переживал период тяжёлого, но неизбежного кризиса. Ему требовалось развиваться далее, но новоорлеанская форма джаза в силу регионального характера исчерпала ресурс для дальнейшего развития. Несмотря на сделанные в конце 1928 года заверения президента Гувера о том, что экономическое положение в стране, в общем, стабилизировалось, ситуация в джазовых кругах была далеко не такой оптимстической. Множество мастеров новоорлеанского джаза не имели работы, перебиваясь случайными заработками. Блестящий трубач Томми Ладниер, например, подрабатывал портным, Сидней Беше — чистильщиком обуви. Бывшие выпускники «Austin High Scool», отправившиеся в поисках работы в Нью-Йорк, бедствовали в нищете. Положение тех музыкантов, кто попытался поправить свои дела, вернувшись в Новый Орлеан, было не лучше. Напрасно надеялись они найти там прежние веселье и кипучую ночную жизнь, какая была там в начале века и в которой так была востребована музыка. Новый Орлеан, да и вся Луизиана уже не были прежним средоточием карнавальных шествий и увеселительных заведений. Обедневший Юг не в состоянии был соревноваться с богатеющим Севером, с его огромным промышленным потенциалом, стремительно поглощающим людские ресурсы, дешёвую рабочую силу, постоянно прибывающую из южных штатов. Особенно это касалось цветного населения. Если в 1900 году на Юге США проживала треть американских негров, то к 1950 году эта доля составляла уже одну пятую. Соответственно этому процессу и центр джазовой жизн пермещался на Север — в Чикаго, а с началом 1930-х и в Нью-Йорк. Понятно, что экономический кризис и там сделал своё дело. Кроме того, согласно мнению некоторых специалистов, в 1930-е годы резко упал спрос на новоорлеанский джаз, и многочисленные студии звукозаписи, танцевальные площадки, радиостанции, кабаре, ревю и прочие развлекательные заведения скорректировали свою политику в части музыкального бизнеса, оставив невостребованными многих мастеров вышедшего из моды джазового стиля. Ценнейшие образцы этого стиля впоследствии удалось сохранить благородными усилиями энтузиастов периода возрождения новоорлеанского джаза.

Первые опыты южных музыкантов в части покорения Нью-Йорка, предпринятые ими в начале XX века, не имели успеха и не оставили глубокого следа в музыкальной жизни города, центр которой находился на Бродвее, где отдавалось предпочтение опереттам, мюзиклам и музыкальным ревю и не нашлось места родоначальникам джаза из Нового Орлеана. Они нашли прибежище на Севере Манхеттена, в самом центре Нью-Йорка, где расположен квартал, получивший известность благодаря джазу. Это Гарлем. Негры постепенно образовали здесь сообщество со своим характерным образом жизни, привычками, музыкой, развлечениями… Жизнь в Гарлеме не затихала ни днём, ни ночью.

Вначале в Гарлеме процветали небольшие кабачки, где играли пианисты регтайма, у которых большой популярностью пользовался стиль «страйд». Большими мастерами этого стиля были Вилли «Лайон» Смит и Джеймс Пит Джонсон. С 1920 по 1930 годы Вилли Смит был одним из популярнейших пианистов в Гарлеме, повлияв на многих начинающих джазменов, включая таких «великанов», как Фэтс Уоллер и Дюк Эллингтон. Джеймс Пит Джонсон так же был талантливым пианистом и композитором, автором многих пьес и рэгов.

Однако уже в начале 1920-х годов ситуация начинает меняться. В знаменитых ночных клубах Гарлема на 52-й и 131-й улицах уже можно было услышать и других джазовых знаменитостей тех лет, например, Джимми Гаррисона и Джимми Картера. В клубе «Алабама» давал концерты Флетчер Хендерсон со своим первым оркестром, в котором играли два крупнейших саксофониста — Коулмен Хокинз и Дон Редмен. Позднее в Гарлем перебирается и пианист Уильям «Каунт» Бейси. В Гарлеме Бейси аккомпонировал двум великим блюзовым певицам — Мэми Смит и Бесси Смит. В годы Великой депрессии Бейси играл в Канзас Сити сначала в оркестре Уолтера Пейджа, а потом у Бенни Моутена. В 1925 году в «Кентукки Клаб» свой первый успех получил небольшой ансамбль Дюка Эллингтона, с которым тот приехал из Вашингтона, превратив его впоследствии в самый знаменитый биг-бенд в истории джаза.

Параллельно с этим некоторые белые салонно-танцевальные, симфо- и свит-джазовые оркестры шлифовали ансамблевую технику игры, которая не была в ту пору сильной стороной гарлемских музыкантов, и время от времени записывали интересные композиции, ярким примером которых являются «Happy Feet» в исполнении оркестра Пола Уайтмена или «Начало блюза» в оркестре Гая Ломбардо. Нужно также отметить, что Уайтмену принадлежит честь первого исполнения «Рапсодии в стиле блюз» Дж. Гершвина, которую он заказал композитору, у Уайтмена начинал знаменитый крунер Бинг Кросби.

Ранний свинг

Поскольку ранний свинг, возникший на рубеже 1920—1930-х лет, являлся олицетворением развития принципов чикагского джаза, многие его представители являлись выходцами из Чикаго. В 1922 году в Нью-Йорке возникает известный состав, игравший диксиленд и называвшийся «Мемфис Файв». Музыка этого оркестра продолжала традиции белого джаза, сформированные стилем «чикагцев». В нём играло много известных музыкантов, среди которых самыми известными были Миф Моул (тромбон), Фрэнк Трамбауэр (саксофон), Рэд Николс (труба). Николс, один из пионеров раннего новоорлеанского стиля, играл с собственным оркестром на концертах, в многочисленных радиопередачах, в записях на грампластинках. В составе его оркестра играли такие будущие звёзды свинга, как Джимми Дорси (кларнет, саксофон), Гленн Миллер (тромбон), Бенни Гудмен (кларнет), Фрэнк Тешмахер, Джек Тигарден и Джин Крупа. Другой популярный оркестр возглавлял талантливый барабанщик Бен Поллак. Миллер и Гудмен познакомились и сотрудничали с Поллаком с середины 20-х гг., именно у Поллака Гленн Миллер впервые попробовал свои силы как аранжировщик. Тешмахер, Тигарден и Крупа присоединились к оркестру Поллака несколько позже, в тот период, когда большинство чикагских музыкантов решило оставить город, с которым были связаны их первые успехи в джазе, и переехать в Нью-Йорк.

Ансамбли Поллака и Николса первыми исполнили большое количество популярных пьес, ставших впоследствии джазовыми стандартами: «Чай вдвоём», «Дайана», «Арабский Шейк», «Индиана», «Китайский мальчик». Сам Николз, будучи отличным музыкантом, никогда не скрывал, что очень многому научился у двух великих трубачей — Луи Армстронга и Бикса Бейдербека.

Возвращаясь к оркестру Поллака, следует отметить, что у него кроме трёх великолепных чикагских «духовиков» (Гудмен, Фримен, Тигарден) заметной фигурой был трубач Гарри Джеймс. Уйдя от Поллака, Джеймс станет звездой оркестра Бенни Гудмена, а ещё позже организует свой первый биг-бенд, получивший в начале 1940-х гг. большую известность у европейской и американской публики эффектными обработками классики — рапсодиями и фантазиями для трубы, а также балладами в исполнении Хелен Форрест. Сотрудничал с оркестром Бена Поллака и чёрный аранжировщик Дон Редмен, упомянутый выше в связи с оркестром Флетчера Хендерсона. Имени этого музыканта уделялось не слишком много места в исторических обзорах, хотя наряду с Хендерсоном, Эллингтоном, Бейси и Гудменом Дон Редмен являлся одной из ярчайших фигур свинговой эпохи джаза. Он был отличным аранжировщиком, саксофонистом и дирижёром. После Поллака и Хендерсона он работал с Уильямом Мак-Кинни и организовал собственный оркестр, с которым записал свои версии темы Гарольда Арлена «Stormy Weather», а также мелодий Джимми Мак-Хью «Exactly Like You» и «On The Sunny Side of The Street». После того, как он распустил собственный оркестр, Редмен продолжал писать аранжировки для многих известных свинговых оркестров.

Тремя другими белыми составами, которые следует считать «пионерами свинга», оказались уже в первой половине 30-х гг. «Casa Loma Orchestra», оркестр композитора Айшема Джонса (в нём начинал Вуди Герман), а также знаковый биг-бенд братьев Томми и Джимми Дорси «DORSEY BROTHERS ORCHESTRA», аранжировки для которого писал Гленн Миллер.

Наряду с представителями чикагской школы в формировании раннего свинга большую роль сыграли гарлемские оркестры.

В связи с этим в первую очередь необходимо сказать о Флетчере Хендерсоне, ибо он сделал для создания стиля свинговых оркестров на раннем этапе больше чем кто-либо. Хендерсон стал основоположником стиля больших оркестров, разработав его концепцию ещё в эпоху процветания классического стиля Нового Орлеана. Он первым стал применять заранее написанные аранжировки, в которых много места оставлялось для импрвизационного хот-солирования. Наряду с этим он часто использовал и так называемые экстра-корусы (дополнительные квадраты) с фрагментами импровизаций, рифы, не типичные для классического джаза, и звуковые контрасты оркестровых секций. Начинал свою карьеру Флетчер Хендерсон в роли пианиста-аккомпаниатора знаменитых звёзд блюза. Организовав своё первое комбо, он начинал как последователь позднейшего стиля Кинга Оливера. Расширив комбо до биг-бенда, Хендерсон получил контракт на выступления в нью-йоркском дансинге «Роузленд болрум». Состав оркестра часто менялся, и за период его существования в его составе играло большинство известных чёрных джазменов той эпохи: трубачи Луи Армстронг, Рекс Стюарт, Генри Ред Аллен, Рой Элдридж, саксофонисты Коулмен Хокинс, Дон Редмен, Бенни Картер, Бен Уэбстер, Чу Бэрри, тромбонист Бенни Мортон и многие другие. Хендерсон по праву считался одним из лучших аранжировщиков эпохи свинга. Он писал сочинения не только для собственного оркестра, но и обеспечивал аранжировками биг-бенды Джимми Дорси и Бенни Гудмена. Во всяком случае, неоспоримым является факт, что первые успехи к оркестру Гудмена пришли именно в тот период, когда его репертуар пополнился аранжировками, которые он позаимствовал из нотного архива Флетчера Хендерсона, принятого в штат Гудмена после того как Хендерсон в 1934 году был вынужден распустить свой оркестр. Позднее он ещё несколько раз пробовал возобновлять свой биг-бенд, но лишь на короткое время.

Другой крупной личностью, деятельность которой, однако, выходила далеко за рамки стиля свинг, был выдающийся деятель афроамериканской музыки, композитор, пианист и руководитель одного из самых знаменитых джазовых биг-бендов Эдвард Кеннеди «Дюк» Эллингтон. Начав свою карьеру примерно в тот же период, что и другие великие гарлемские пианисты Джеймс Пит Джонсон, Фэтс Уоллер и Вилли «Лайон» Смит, Дюк Эллингтон заслужил славу лучшего из всех. Его первый оркестр, организованный им на его родине, в Вашингтоне, ещё напоминал комбо Хендерсона. Однако позднее, переехав в Нью-Йорк и получив в середине 1920-х ангажемент в Коттон-клаб, Эллингтон расширил состав оркестра и в течение ряда лет создал свой неповторимый стиль, отличавшийся превосходным качеством звучания и зажигательным свингом, тем самым особенным чувством, которое и дало название целой эпохе джазовой истории. Он начал создавать свое особое джазовое звучание ещё в 1924, когда он организовал первый небольшой бэнд. Через два года у него уже был состав из 12 человек, который играл музыку и аранжировки своего лидера. Эту роль его бенд исполнял потом всегда, являясь как бы совершенным инструментом интерпретации того уникального материала, который исходил из головы Эллингтона, материала, иногда непонятного широкой публике, привыкшей тогда воспринимать лишь составы Пола Уайтмена, Руди Вэлли и другие оркестры симфоджазового и свит-джазового типа, последовавшие за ними.

В 1924—1925 годах оркестр Эллингтона был ещё коммерческим ансамблем, игравшим для посетителей бара популярные и танцевальные мелодии. О подлинном джазе тогда ещё могло быть и речи. Музыканты его оркестра, выходцы с Востока, главным образом из Нью-Йорка, Вашингтона и Бостона, практически не имели представления о негритянской народной традиции. Больше того, они даже блюз услышали впервые где-то около 1923 года. Все они были последователями стиля «страйд» и в начале 1920-х годов играли в основном рэгтаймы, а не джаз. Лишь с появлением двух музыкантов новоорлеанского стиля игра ансамбля стала напоминать джаз. Первый из них — Джеймс «Баббер» Майли — родился в 1903 году в Южной Каролине, вырос в Нью-Йорке. Его отец хорошо играл на гитаре, а три сестры были профессиональными певицами. В школе Майли учился играть на тромбоне и корнете и позже начал работать в барах Нью-Йорка. В 1921 году он выступал с исполнительницей блюзов Мэми Смит. В Чикаго в «Дримленд кэфей» услышав оркестр Кинга Оливера «Сгеоlе Jazz Band», по выражению кларнетиста Гарвина Бушелла, они оба долго «сидели с открытым ртом». После этого Майли освоил блюзовые тоны и граул-эффекты, услышанные им в игре оркестра Кинга Оливера, а также научился пользоваться сурдинами в манере Оливера. Другими словами, он стал джазменом. В 1923 году Майли пришёл в ансамбль Эллингтона и оставался в нём до 1929 года. Умер он от туберкулеза в 1932 году. Возможно, именно необычное звучание трубы Майли привлекло внимание публики к пластинкам, записанным ансамблем Эллингтона в 1927 году, а также в последующие годы. По мнению критика Гюнтера Шуллера, изучавшего творчество Эллингтона, произведения Майли были в то время лучшим из всего, что создали члены ансамбля, включая самого Эллингтона. Ещё важнее то, что именно благодаря Майли музыканты поняли, что такое джаз. Как позже заметил Эллингтон, именно тогда они решили «навсегда забыть легкую музыку». Майли обучил своим приёмам тромбонистов Чарли Ирвиса и Джозефа, «Трикки Сэма» Нэнтона. Позже такое звучание было названо «эффектом Эллингтона». Вторым из музыкантов, открывших Эллингтону пленительную красоту джаза, был Сидней Беше. Он появился в одно время с Майли, часто ссорился с ним и с другими участниками ансамбля и вскоре покинул оркестр. Но от Беше, как и от Майли, музыканты узнали о сути джаза. Эллингтон говорил: «Беше — наше начало. Его вещи — сама душа, в них все самое сокровенное. Беше для меня символ джаза… Все, что он играл, было неповторимо. Это великий человек, и никто не мог играть, как он». Беше оказал непосредственное влияние на Джонни Ходжеса, ставшего впоследствии ведущим солистом Эллингтона и остававшегося лучшим джазовым альт-саксофонистом до Чарли Паркера. К 1926 году ансамбль Эллингтона начал обретать свое творческое лицо, и Эллингтон сделал первые пробы как джазовый композитор. Тогда же музыкальный издатель Ирвинг Миллс заметил ансамбль, и вскоре вместе с Эллингтоном они образовали акционерное общество. В пору становления оркестра Миллс сыграл важную роль. Он имел связи среди белых в мире шоу-бизнеса, заключал выгодные контракты с фирмами грамзаписи, а в 1927 году организовал выступления оркестра в «Коттон клаб», одном из наиболее богатых ночных заведений Гарлема, обслуживающих белых. Пять лет работы в клубе превратили Эллингтона из начинающего музыканта в ведущего джазового композитора. «Коттон клаб» был прекрасной школой для музыкантов. Регулярные выступления, достаточное время для репетиций, относительно постоянный состав исполнителей — все это помогло создать слаженный, стройно звучащий оркестр во главе с Эллингтоном, который сам писал большую часть исполняемых произведений. А так как оркестранты имели обыкновение вносить исправления и дополнения в аранжировки, то Эллингтон стал писать партии не просто для того или иного инструмента, а в расчёте на конкретного исполнителя. Он все яснее осознавал, чего хочет добиться. В эти годы были также сделаны такие записи, как «The Mooch», «Rockin’ In Rhythm», «Мооd Indigo», «It Don’t Mean A Thing If It Ain’t Got That Swing», «Сгеоlе Rhapsody», «Flaming Youth», «Сгеоlе Love Call» и десятки других, менее известных, но не менее удачных. В оркестре Эллингтона за всю историю его оркестра сыграло такое количество первоклассных музыкантов, что затруднительно перечислить даже наилучших их них. Отметим лишь тех, кто в годы самого расцвета творческих сил составлял ядро оркестра:это саксофонисты Джонни Ходжес, Пол Гонсалвес, Гарри Карней, трубачи Кути Уильямс и Кэт Эндерсон, кларнетист Джимми Хемилтон, барабанщик Сонни Гриэр, скрипач Рэй Нэнс и, конечно близкий соратник Эллингтона и талантливый аранжировщик Билли Стрейхорн.

Дюк Эллингтон был настоящим мастером оркестрового звучания, полного специфических эффектов и тонких нюансов. Многие оркестры стремились подражать его стилю, но мало кому удалось приблизиться к своеобразной сурдиновой окраске звучания его духовых секций. Будучи по духу импрессионистом, Эллингтон умел традиционное для чёрной музыки блюзовое настроение окрашивать в импрессионисткие тона. Традиционное джазовое интонирование в его оркестровках превращалось в своеобразную вибрирующую игру светотеней, особенно выразительно представленную в таких классических пьесах его репертуара, как «Solititude», «Sophisticated Lady», «In a sentimental mood» и «Mood indigo». Для роста популярности и прибыльности своей работы Дюк Эллингтон был вынужден исполнять не только серьёзные концертные пьесы, но и танцевальные номера и лёгкие свинговые композиции. Однако в рамках исполняемого музыкального материала он всегда стремился сохранить уровень исполнения на достойной высоте, а своими расширенными сочинениями доказывал свою неизменную верность джазовым идеалам.

Карьера самого Эллингтона имела столько вершин и взлетов, что это просто невозможно перечислить. Один из таких моментов приходится на 1933 год, ещё до начала эры биг-бэндов, когда оркестр Дюка был на гастролях в Европе. Как пишет Барри Уланов в своей книге «История джаза в Америке» (1952 г.): «Повсюду Дюка встречали с таким вниманием и церемониями, что он даже терся носами (фигурально) и играл джаз (буквально) с двумя будущими королями Англии — принцем Уэльским и герцогом Йоркским».

Эра свинга (1935—1946)

Фаза раннего свинга, носившая характер перехода от чикагского стиля к стилю биг-бендов, завершилась с началом бурной карьеры оркестра Бенни Гудмена, ставшего олицетворением эпохи свинга и заслужившего титул короля этого стиля.

Свою блестящую карьеру Гудмен начинал в Чикаго и поначалу играл в традициях классического чикагского стиля. В Чикаго он достаточно долго играл с бесчисленным количеством составов, исполнявших «горячий» джаз. В 1928 году переехал в Нью-Йорк в качестве кларнетиста с оркестром Бена Поллака. В годы депрессии, не в пример другим чикагцам, ему удалось остаться в строю благодаря свободной игре с листа. Наибольший успех пришёл к оркестру Гудмена в середине 1930-х годов, обеспечив его на долгие годы славой одного из наиболее активных свинговых оркестров, как в концертной деятельности, так на радио и в студиях звукозаписи. В отличие от Эллингтона, Гудмен не являлся новатором. Его стиль являлся скорее неким обобщением практики биг-бендов в эпоху свинга, неся в своих чертах как признаки подлинного джазового творчества, так и элементы равлекательности, заимствованные у танцевальных оркестров. Но при этом звучание его оркестра, в котором всегда играли наиболее подготовленные музыканты, постоянно отличалось высокой культурой исполнения и блестящей сыгранностью партнёров, а репертуар — тщательным подбором аранжировок, которые для Гудмена создавали такие знаменитости, как Флетчер Хендерсон, Дон Редмен, Бенни Картер и Эдгар Симпсон. Популярнейшими композициями в исполнении оркестра Гудмена стали новые темы «Let’s Dance» (обработка «Приглашения к танцу» К.-М. Вебера), «Sing, Sing, Sing» и «Jercy Bounce», «Why Don’t You Do Right?» с вокалом Пегги Ли, «And The Angels Sings» (сделанная трубачом Зигги Элманом обработка еврейской песни, с вокалом Марты Тилтон). Гудмен дал также первые примеры камерного свинга, выступая с квартетом, в который вошли два чернокожих музыканта: пианист Тэдди Уилсон и вибрафонист Лайонел Хэмптон. Хэмптон в дальнейшем возглавит свой собственный биг-бенд, которым будет с перерывами руководить до середины 90-х гг.

Выпавшая на долю гудменовского оркестра необычайно высокая популярность открыла в 1934 году новую эпоху в джазовой истории — эру свинга, связанную в первую очередь с именами белых бэндлидеров Гленна Миллера, Арти Шоу, Томми Дорси и Гарри Джеймса, черных Каунта Бэйси, Джимми Лансфорда, Чика Уэбба и Кэба Кэллоуэя, а также ориентировавшегося на Эллингтона саксофониста и плейбоя Чарли Барнета (самые популярные темы — «Skyliner», «Cherokee»), ориентировавшегося на Арти Шоу и Томми Дорси одновременно Леса Брауна (самые популярные темы — «Love Me Or Leave Me» и «Sentimental Journey» с Дорис Дэй, «Harlem Nocturne»), культивировавшего буги-вуги Джина Крупы (у него начинали певцы Анита О' Дэй и Джонни Дезмонд), кларнетиста и саксофониста Вуди Германа (самые популярные темы «At The Woodshopper’s Ball», «Blue Evening»), пианиста Эрла Хайнса, вибрафониста Реда Норво и др.

Как отмечают многие критики, Бенни Гудмен, Гленн Миллер, Арти Шоу, Томми Дорси и Гарри Джеймс заложили основы и дали образцы классической «профессионально-зрелой концертной разновидности оркестра свингового стиля» (В. Озеров). Они оказались первыми в числе тех белых музыкантов, благодаря которым свинг получил признание самых широких слоев слушательской аудитории. Это был синергетический эффект аккультурации, обобщивший достижения белых и черных музыкантов. Свинг вышел на качественно новый уровень.

После того, как «DORSEY BROTHERS ORCHESTRA», просуществовавший три года (с 1932 по 1935 г), перешёл под единоличное руководство Джимми Дорси, тромбонист Томми Дорси создал на основе детройтского оркестра Джо Хеймса свой именной биг-бэнд. Дорси пригласил талантливых аранжировщиков — П. Уэстона, Д. Кинкэйда и Билла Финегана, который позже перешёл работать к Гленну Миллеру, также писавшему аранжировки для Дорси. Параллельно с оркестром Дорси возглавлял септет «CLAMBAKE SEVEN», игравший в диксилендовом стиле. Среди солистов Дорси можно выделить таких замечательных инструменталистов, как саксофонист «Бад» Фримен, барабанщик Дэйв Таф, а также Чарли Шейверс, Бадди Морроу, Чак Петерсен. В дальнейшем у Дорси работали Бадди де Франко, Луи Беллсон. Заслуга Дорси в том, что он вместе с братом прокладывал дорогу зрелому свингу уже в начале 30-х гг. Особенно плодотворным оказалось сотрудничество Дорси с чернокожим аранжировщиком, трубачом и певцом Саем Оливером, ранее работавшим у Джимми Лансфорда. Динамичный и полнозвучный саунд оркестра Дорси дополнился эффектным «запаздывающим» шаффл-битом ритм-секции.

Наиболее впечатляющими оказались записи 40-х гг., такие как «On The Sunny Side Of The Street», «For You», «Blue Skies», «Opus One», «Yes Indeed». Интересен опыт Дорси в области джазовых обработок классики («Песня Индийского гостя», «Танец Анитры»), оркестровых версий буги-вуги, скэт-вокала (с певицей Э. Райт). Дорси сделал популярным Фрэнка Синатру, исполнившего в его оркестре много песен. Вслед за Гленном Миллером Дорси увеличил группу саксофонов до пяти человек, а когда Арти Шоу ушёл на фронт, пригласил в свой оркестр работавшую прежде с Шоу струнную группу.

Оркестры, которыми руководил кларнетист, композитор и интеллектуал Арти Шоу(Артур Абрахам Исаак Аршавский), следует назвать в числе наиболее выдающихся ансамблей за всю историю джаза. Шоу одинаково хорошо удавалось исполнение лирико-романтических баллад и энергичных свинговых пьес. Стиль Шоу-кларнетиста был более элегичен и элегантен, чем у его коллеги-конкурента Бенни Гудмена, а оркестровый почерк руководимых им составов отличали безукоризненный упругий свинговый бит и драйв. Вместе с тем молодому бэндлидеру всегда были свойственны неуспокоенность и тяга к эксперименту. Наряду с темами, которые можно обозначить как квинтэссенцию свинга, у Арти Шоу звучало много произведений, которые носили легкий «импрессионистский оттенок». С Шоу работали талантливые аранжировщики Гарри Роджерс, Ленни Хэйтон, Рэй Коннифф. Целая плеяда превосходных джазовых музыкантов играла в его оркестрах: барабанщики Бадди Рич, Клифф Леман и Ник Фатул, саксофонист Джорджи Олд (Элд), чернокожие трубачи «Хот Липс» Пэйдж и Рой Элдридж, пианисты Додо Мармароза и Джонни Гварнери, гитарист Барни Кессел. Несмотря на то, что у Гудмена блистал барабанщик Джин Крупа, а у Бэйси — контрабасист Уолтер Пэйдж (ритмическое ядро его оркестра называли «всеамериканским»), ритм-секция оркестра Арти Шоу образца 1938-39 гг. могла дать фору многим. Нельзя не упомянуть певиц Билли Холидей и Хелен Форрест, записавших с Шоу такие композиции как «Any Old Time» и «All The Things You Are». Среди других записей оркестров п/у Арти Шоу выделяются «Moonglow», «I Cover The Waterfront», «Summertime», «Little Jazz», «Moon Ray», «Out Of Nowhere», «Yesterdays», «Begin The Beguine», «Softly As In The Morning Sunrise». В 40-е гг. Арти Шоу написал «Концерт для кларнета», расширил состав биг-бэнда путём введения струнной группы, стал применять клавесин в записях своего комбо «Gramercy Five» и, наконец, ушёл на фронт, возглавив джаз-оркестр американских ВМС на Тихом океане.

Исключительное место в галерее белых биг-бэндов занимает оркестр Гленна Миллера. К концу 30-х гг. тромбонист Гленн Миллер был, пожалуй, одним из самых опытных аранжировщиков. В числе наиболее известных новшеств Миллера — знаменитое романтическое звучание («кристалл-хорус»), связанное с тем, что партии первого альт-саксофона были поручены кларнету, а также дальнейшее развитие техники риффов. Джазовой классикой стали темы миллеровского оркестра «Moonlight Serenade», «In The Mood», «Chattanooga Choo Choo», «Strings Of Pearls», «Little Brown Jug», «Pensilvania 6-5000», «St. Louis Blues Marsh», «Serenade in Blue», «Sunrice Serenade», «Tuxedo Junction», «American Patrole», «Poinciana», «I’ll Be Around», «Stairways To The Stars», «Long Ago And Far Away», «Adios» и многие другие композиции. За запись темы «Chattanooga Choo Choo» Гленн Миллер был удостоен «Золотого диска» — первого в истории музыки. В его оркестре начинали свою музыкальную карьеру будущие популярные бэндлидеры трубачи Билли Мэй и Рэй Энтони. В разное время у него играли корнетист и гитарист Боб Хаккет и кларнетист Ирвинг Фазола. Вехами свинговой эры стали фильмы с участием миллеровского биг-бенда: «Серенада Солнечной долины» и «Жены оркестрантов», послужившие делу популяризации джаза во всем мире. В 1943 г. Миллер опубликовал книгу «Метод оркестровой аранжировки». Во время войны Гленн Миллер в чине капитана (позже — майора) сформировал и возглавил Оркестр ВВС США, получивший вскоре статус американского Оркестра объединенных сил союзников. В этом, может быть, лучшем миллеровском оркестре работали барабанщик Рэй Мак-Кинли, пианист Мел Пауэлл, кларнетист Пинатс Хако, аранжировщик Норман Лейден, с ним записывались вокалисты Джонни Дезмонд и Дайна Шор. Так же, как струнники у Арти Шоу, скрипачи военного оркестра Гленна Миллера великолепно «вписались» в свинговый состав. Трудно переоценить общественную и художественную роль, а также выходящее далеко за рамки джаза влияние коллектива, записи которого и сегодня являются образцами блестящего мастерства музыкантов и их руководителя.

В 1936—1945 гг. аранжировщик Джэрри Грэй выдвинулся в разряд ведущих, являясь ближайшим сотрудником (последовательно) Арти Шоу и Гленна Миллера. У Арти Шоу и Гленна Миллера работали трубачи Джонни Бест и Бенни Привин, саксофонист Ханк Фримен.

Из негритянских оркестров эры свинга помимо биг-бенда Эллингтона следует выделить прежде всего оркестры Каунта Бэйси, Джимми Лансфорда и Чика Уэбба, а также шоу-бэнд певца Кэба Кэллоуэя, известного сделанной ещё в 1930 г. записью «Minnie the Moocher».

В середине 30-х гг. все громче заявляла о себе так называемая «Канзасская школа свинга», типичным представителем которой оказался оркестр Бенни Моутена, перешедший вскоре к Каунту Бэйси. Оркестр Бэйси обращал на себя внимание своей рифф-техникой, устными блюзовыми аранжировками и внедрением в практику больших оркестров стиля буги-вуги. В игре оркестра Бэйси доминировали хот-соло и экстра-корусы, тогда как риффы составляли бэкграунд аранжировки, оттеняя звучание основного мотива темы. Наиболее заметной фигурой оркестра Бэйси был саксофонист Лестер Янг.

Нью-йоркские свинговые составы шоумена Джимми Лансфорда и барабанщика Чика Уэбба начинали ещё в первой половине 30-х гг. В 1934 г. Лансфорд получил престижный ангажемент в нью-йоркском «Cotton Club». В отличие от большинства негритянских биг-бендов своего времени, оркестр Лансфорда, несмотря на участие в нём таких музыкантов, как Трамми Янг, Эдди Дархэм, Сай Оливер, впечатлял в первую очередь не солистами, сколько ансамблевой игрой — явление не вполне типичное для «гарлемской сцены» и негритянских оркестров вообще. Образцом для Лансфорда послужил, в частности, белый биг-бенд «Casa Loma Orchestra». Самыми известными темами стали «Margie», «T’ain’t What You Do», «For Dancers Only», «Rain», «Organ Grinder’s Swing», а характерной приметой аранжировок — двудольное ритмическое акцентирование, получившее дальнейшее развитие в творческой практике оркестра Томми Дорси.

Оркестр Чика Уэбба, барабанщика-горбуна, чей стремительный взлёт в гарлемских клубах прервала ранняя смерть, заслуживает особого внимания. Его группа была самым популярным ансамблем в Гарлеме в период 1930—1935 гг. Всё началось с выступлений в негритянском дансинге «Savoy Ballroom» в 1928 г. В тот год руководство дансинга предложило Чику Уэббу постоянную работу после его победы над бэндами Флетчера Хендерсона и Кинга Оливера. Несмотря на своё хилое телосложение, Чик Уэбб играл с сокрушительной силой и исключительным свингом, не зная себе равных среди барабанщиков той эпохи. К тому времени, когда началась эра биг-бэндов, Чик Уэбб возглавлял свинговый оркестр из 13 человек. Признанной заслугой Чика Уэбба считается «открытие» одной из лучших певиц в истории джаза, которую звали Элла Фитцджеральд. Но кроме неё с оркестром Чика Уэбба выступали многие другие «звёзды»: трубачи Бобби Старк и Тэфт Джордан, вокалист и тенор-саксофонист Луис Джорден, который позже сделал карьеру бэнд-лидера со своим составом «Timpany Five», тромбонист Сэнди Уильямс, басист Джон Керби, впоследствии так же лидер знаменитого свингового оркестра. Для формирования стиля оркестра много сделал и превосходный саксофонист и аранжировщик Эдгар Симпсон, который не только аранжировал большую часть музыки бенда, но и написал такие инструментовки, как «Don’t Be That Way», «Stompin’ At The Savoy», «If Dreams Come True», и «Blue Lou». Эти пьесы Чик Уэбб играл ещё задолго до того, как их сделал знаменитыми Бенни Гудмен. Бенд Чика Уэбба также исполнял некоторые устные аранжировки (Head Arangement), то есть без нотных партий, и они обычно пользовались огромным успехом. Одним из его специальных номеров была длинная 20-минутная версия темы «Stardust» в среднем свинговом темпе, когда весь бенд делал целое представление с мараками и другими перкуссионными инструментами, постепенно нагнетая напряжение танцующей аудитории буквально до точки кипения. После смерти Чика Уэбба его оркестр сохранялся в течение нескольких лет. Возглавляла его Элла Фитцджеральд и два саксофониста, Тэд МакКри и Эдди Бэрфилд, выполнявшие функции музыкальных директоров. Но без маленького Чика бэнд уже никогда не был прежним. Просто невозможно было бы найти замену персональному духу и динамизму покойного лидера. И с середины 1942 г. Элла Фитцджеральд начала работать сольной вокалисткой, а оркестр Чика Уэбба стал достоянием истории.

Символами официального признания свинга стали концерты в нью-йоркском «Карнеги Холле»: в этом зале, где всегда исполнялась только классическая (академическая) музыка, оркестр Бенни Гудмена выступил в 1938 г., а ещё через пять лет — оркестр Дюка Эллингтона. К этому времени (под влиянием произошедших после 1935 г. перемен) изменилось и лицо оркестра Эллингтона. С приходом в 1940 г. оркестр талантливого аранжировщика Билли Стрейхорна биг-бенд Эллингтона записал множество хрестоматийных свинговых композиций, обозначивших новый этап развития его биг-бенда, среди них «Take The „A“ Train», «I Got It Bad», «In A Mellowtone», «I’ll Beginning To See The Light», «Perdido».

Новой формой совместного музицирования стали специальные джем-сешн, устраивавшиеся журналами «Метроном», «Даун Бит» и др. В таких джем-сешн принимали участие музыканты, работавшие в разных оркестрах, например, трубач Кути Уильямс из оркестра Дюка Эллингтона музицировал с двумя белыми бэндлидерами — Бенни Гудменом и Гарри Джеймсом. В конце 30-х гг. в офисе фирмы звукозаписи «Декка» экспромтом состоялась джем-сешн, в которой приняли участие Арти Шоу, Дюк Эллингтон и Чик Уэбб.

Важную роль в раскрутке оркестров Бенни Гудмена и Каунта Бэйси сыграл импресарио Джон Хэммонд.

Стиль свинг с 1946 г. до сегодняшнего дня

У оркестров-лидеров к концу войны появилось много подражателей. С течением времени многократно повторенные сотнями оркестров свинговые шаблоны превратились в доступные клише и потеряли свою первоначальную остроту для ряда представителей нового поколения джазменов. Освоив на практике наиболее употребительные свинговые идиомы, танцевальные оркестры однообразием и пресностью своей игры постепенно свели всё ритмическое богатство джазовой интерпретации к нескольким банальным фигурам и ходам, заполонившим шлягерную продукцию танцевального жанра. В связи с этим массовая публика, не слишком посвящённая в таинство джазового творчества, стала отождествлять музыку джазовых оркестров, игравших в свинговом стиле и тривиальную музыку для танцев, исполнявшуюся многочисленными оркестрами, сходными по составу со свинговыми, но не имевшими к джазу никакого отношения. Последние зачастую выступали в качестве составов сопровождения модных певцов. Новый налог на дансинги заставил хозяев танцзалов отказываться от услуг больших оркестров. Развитие телевидения вызвало отток публики из концертных залов. В самом джазе центр тяжести снова сместился к виртуозным камерным ансамблям и импровизационному клубному музицированию. В 1944 г. пропал без вести Гленн Миллер, в 1947 г. умер Джимми Лансфорд. В 1946-47 гг. биг-бэнды постиг кризис: распалось несколько ведущих оркестров, некоторым пришлось сделать паузу в своей концертной деятельности.

Томми Дорси удалось не только сохранить свой оркестр, но и существенно обновить репертуар и звучание ансамбля. В 1953 произошло новое событие: Джимми и Томми снова объединились. Три года спустя, после внезапной кончины Томми Дорси, его брат короткое время возглавлял этот коллектив. Оркестр не утратил популярности и в последующие годы и как «мемориальный» бэнд выступает до сих пор (под руководством Урби Грина, Ли Кастла, Уоррена Ковингтона, Бадди Морроу).

Арти Шоу по-прежнему собирал джазовые составы, экспериментировал с классической музыкой и би-бопом, исполнял Рахманинова и Кабалевского, записал пластинки с певцом Мелом Торме, высказывал свое неприятие к шоу-бизнесу, занялся писательским трудом (стал автором нескольких книг). В первой половине 50-х гг. он подвергся преследованиям печально известной Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, уехал из США и более чем на двадцать лет бросил музыку. Лишь в начале 80-х гг. Шоу вновь собрал оркестр, выступления которого продолжаются по сей день. В 1985 г. оркестр Арти Шоу впервые гастролировал в Европе, выступив на берлинском джазовом фестивале, а в 2004 г. Арти Шоу был удостоен премии Грэмми в номинации «за неоценимый жизненный вклад в музыкальное искусство».

С большим успехом выступает до сих пор и оркестр Гленна Миллера, ставший репертуарным (мемориальным).

С середины 50-х гг. на волне первого «ренессанса» свинга эту музыку популяризировали верные стилю крунеры, среди которых выделялись Фрэнк Синатра, Тони Бенетт, Нэт Кинг Коул и такие джазовые легенды и ветераны, как Луи Армстронг.

Интересным опытом свинг обогатился благодаря неутомимой деятельности и творческому поиску оркестров Дюка Эллингтона, Вуди Германа (чей биг-бэнд выдвинулся после войны в первые ряды), Гарри Джеймса, Леса Брауна, Тэда Джонса-Мела Льюиса, а также больших студийных составов Квинси Джонса, Нельсона Риддла и др. Серьёзную эволюцию проделал оркестр Каунта Бэйси, лишь в середине 50-х гг. придя к тому звучанию и той типичной модели аранжировок, которые стали постоянной характеристикой этого биг-бэнда. Произошло это благодаря сотрудничеству Бэйси с рядом одаренных белых аранжировщиков, таких как Нил Хефти и Сэмми Нэстико. Примерами «позднего Бэйси» стали аранжировки тем «April in Paris», «Shiny Stockings», «Lil Darling», показательной для оркестра Эллингтона — пьеса «Satin Doll». Обратили на себя внимание композиции «The Piece for The Orchestra» Квинси Джонса и «The Pink Panther Theme» Генри Манчини. Периодически собирал оркестр для гастролей, концертов и студийных записей Бенни Гудмен. С одним из этих составов он приезжал в Советский Союз в 1962 г. — впервые американский свинговый биг-бенд побывал в России. Число постоянно действующих биг-бэндов заметно уступило количеству малых ансамблей. Теперь многие оркестры отдавали предпочтение усложненным и замысловатым партитурам, а малые группы (Бена Уэбстера, Клода Боллинга, Джорджа Ширинга и др.) исполняли стандарты и новые темы в свинговой манере, нередко обогащенной достижениями стиля cool. Родство со свингом в гармонии и принципах музыкального развития обнаружил появившийся на рубеже 60-х гг. стиль босса-нова, ведущим представителем которого оказался один из бывших солистов оркестра Вуди Германа саксофонист Стен Гетц. Свинг стал главным направлением джазового мэйнстрима. Несмотря на то, что некоторые музыкальные критики и историки этого времени склонны были умалять значение свинга, противопоставляя ему новые стили джаза, известно, что биг-бенд Томми Дорси был любимым оркестром Чарли Паркера, записавшего в конце 40-х гг. альбом свинговой музыки со струнным оркестром, а имя Арти Шоу часто называлось в числе самых важных предшественников стиля cool и третьего течения Гила Эванса. Продолжало сохраняться влияние свинга и на популярную музыку. Уже давно свинг широко использовался в саундтреках Голливуда, а темы бродвейских мюзиклов пополняли репертуар джаз-оркестров. Свинговые буги-вуги легли в основу ритм-энд-блюза и рок-н-ролла, рокабилли и твиста. Воздействие свинга на поп и рок легко отследить на примерах творчества Берта Кемпферта и Рэя Конниффа, Барбры Стрейзанд и Лайзы Минелли, Шарля Азнавура и Катарины Валенте, Ринго Старра и Фила Коллинса. Случались и личные контакты, не имевшие творческих последствий: с оркестром Томми Дорси состоялось одно из первых телевизионных выступлений Элвиса Пресли, а Квинси Джонс стал продюсером Майкла Джексона.

Интерес к свингу последовательно возрастал с начала 80-х гг. Пробудился он, в частности, после успешных выступлений нового оркестра Арти Шоу и привел к тому, что музыку этого направления стали все чаще исполнять молодые американские и европейские джазмены, а также музыканты и вокалисты, работавшие в других жанрах. Среди них Уинтон Марсалис, Дэн Баррет, Гарри Конник, Лавэй Смит, Билл Элиотт, Эдди Рид, Дайана Кролл, Майкл Бубле в США и Канаде, Энцо Энцо, Мадлен Перо, Роже Цицеро, Тило Вольф, Тим Изфорт, Том Гебель, Андрей Хермлин, Марк Секара, Данкан Гэллоуэй и др. в Европе. В Сан-Франциско в 1989 году был открыт первый нео-свинговый бар «Club Deluxe». В 1991 году там же появилось «Cafe Du Nord», а 1995 год ознаменовался выходом первого нео-свингового печатного издания — «Swing Time Magazine». Из ансамблей-популяризаторов новых версий танцевального свинга, выделялся бэнд Royal Crown Revue, снявшийся в фильме Маска" (с Джимом Кэри и Камерон Диас в главных ролях). В этой картине прозвучала песня «Hey Pachuco», ставшая хитом после выхода фильма. Ещё один коллектив — Big Bad Voodoo Daddy, возникший в 1989 году. В эти же годы к свингу обратились и некоторые поп- и рэп-певцы и ди-джеи, выпустившие как традиционные кавер-программы, посвященные Синатре (наиболее известный пример — Робби Уильямс), так и записи, в которых свинговые хиты из репертуара известных оркестров комбинируются с ритмами рэпа, «накладываясь» на характерные для рэпа приемы звукоизвлечения. Наряду с различными примерами классических свинговых составов и экспериментирующими ансамблями, устойчивой популярностью у широкой публики пользуются оркестры, исполняющие аранжировки в стиле раннего свинга вперемешку с синкопированным фокстротным ту-битом 20-х годов голливудского, салонно-танцевального и «свит-джазового» образца в духе Пола Уайтмена и студийных оркестров, аккомпанировавших Фреду Астеру. В числе наиболее успешных бэндов такого рода — Vince Giordano and The Nighthawks (CША) и Pasadena Roof Orchestra (Великобритания).

Существенным импульсом для «возвращения к свингу» оказался тот факт, что в джазовой музыке прекратилась регулярная смена «правящих стилей», наблюдавшаяся в течение трех послевоенных десятилетий (до конца 70-х гг.).

Бибоп

Бибоп, би-боп, боп (англ. bebop) — джазовый стиль, сложившийся в начале — середине 40-х годов XX века и характеризуемый быстрым темпом и сложными импровизациями, основанными на обыгрывании гармонии, а не мелодии. Бибоп сделал революцию в джазе, боперы создавали новые представления о том, что такое музыка. Основоположниками бибопа стали: саксофонист Чарли Паркер, трубач Диззи Гиллеспи, пианисты Бад Пауэлл и Телониус Монк, барабанщик Макс Роуч. Этап бибопа стал значительным смещением акцента в джазе от танцевальной музыки, основанной на мелодии, к менее популярной «музыке для музыкантов», более основанной на ритме. Боп-музыканты предпочитали сложные импровизации, основанные на обыгрывании последовательностей аккордов, вместо варьирования мелодии. Боп был быстр, резок, он был «жесток со слушателем».

История

В начале 40-х годов многие творческие музыканты начали остро ощущать застой в развитии джаза, возникший из-за появления огромного числа модных танцевально-джазовых оркестров. Они не стремились к выражению истинного духа джаза, а пользовались тиражированными заготовками и приемами лучших коллективов. Попытка вырваться из тупикового состояния была предпринята молодыми, в первую очередь — нью-йоркскими музыкантами, к числу которых можно отнести альт-саксофониста Чарли Паркера (Charlie Parker), трубача Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie), ударника Кенни Кларка (Kenny Clarke), пианиста Телониуса Монка (Thelonious Monk). Постепенно в их экспериментах стал вырисовываться новый стиль, получивший с легкой руки Гиллеспи название «бибоп» или просто «боп». По его легенде это название образовалось как сочетание слогов, которыми он напевал характерный для бопа музыкальный интервал — блюзовую квинту, появившуюся в бопе в дополнение к блюзовым терции и септиме. Основным отличием нового стиля стала усложнёная и построенная на иных принципах гармония. Сверхбыстрый темп исполнения был введён Паркером и Гиллеспи, дабы не подпустить к их новым импровизациям непрофессионалов. Сложность построения фраз по сравнению со свингом прежде всего состоит в начальной доле. Импровизационная фраза в бибопе может начинаться с синкопированной доли, может со второй доли; нередко фраза обыгрывала уже известную тему или гармоническую сетку (Anthropology). Кроме всего прочего, отличительной чертой всех боперов стала эпатажная манера поведения: изогнутая труба «Диззи» Гиллеспи, поведение Паркера и Гиллеспи, нелепые шляпы Монка и т. д. Та революция, которую произвёл бибоп, оказалась богатой на последствия. На раннем этапе своего творчества боперами считались: Эрролл Гарнер, Оскар Питерсон, Рэй Браун, Джордж Ширинг и многие другие. Из основателей бибопа лишь судьба Диззи Гиллеспи сложилась удачно. Он продолжил свои эксперименты, основал стиль афро-куба, популяризовал латино-джаз, открыл миру звёзды латиноамериканского джаза — Артуро Сандоваль, Пакито ДеРиверо, Чучо Вальдес и многие другие.

Признавая бибоп как музыку, которая требовала от музыканта инструментальную виртуозность и знание сложных гармоний, джазовые инструменталисты быстро завоевали популярность. Они сочиняли мелодии, которые совершали зигзаги и вращения в соответствии с изменениями аккордов повышенной сложности. Солисты в своих импровизациях использовали диссонансные к тональности ноты, создавая музыку более экзотическую, с более острым звучанием. Привлекательность синкопирования привела к беспрецедентным акцентам. Бибоп лучше всего подходил для игры в формате маленькой группы типа квартета и квинтета, которые оказались идеальными и по экономическим, и по артистическим причинам. Музыка процветала в городских джаз-клубах, куда зрители приезжали, чтобы послушать изобретательных солистов, а не танцевать под любимые хиты. Короче говоря, музыканты бибопа превращали джаз в такую художественную форму, которая обратилась может чуть более к интеллекту, чем к чувствам.

С эрой бибопа пришли новые джазовые звезды, среди которых были трубачи Клиффорд Браун, Фредди Хаббард и Майлз Дэвис, саксофонисты Декстер Гордон, Арт Пеппер, Джонни Гриффин, Пеппер Адамс, Сонни Ститт и Джон Колтрэйн, а также и тромбонист Джей Джей Джонсон.

В 1950-х и 1960-х бибоп прошел несколько мутаций, среди которых были стили хард-боп, кул-джаз и соул-джаз. Формат маленькой музыкальной группы (комбо), состоявшей как правило из одного или нескольких (обычно не более трёх) духовых инструментов, фортепиано, контрабаса и барабанов, остаётся стандартным джазовым составом и сегодня.

Биг-бэнды

Классическая, сложившаяся форма биг-бэндов известна в джазе с начала 1920-х. Эта форма сохранила свою актуальность вплоть до конца 1940-х. Музыканты, поступившие в большинство биг-бэндов как правило чуть ли не в подростковом возрасте, играли вполне определённые партии, или заученные на репетициях, или по нотам. Тщательные оркестровки вместе с крупными секциями медных и деревянных духовых инструментов выводили богатые джазовые гармонии и создавали сенсационно громкое звучание, ставшее известным как «звуки биг-бэнда» («the big band sound»).

Биг-бэнд стал популярной музыкой своего времени, достигнув пика славы в середине 1930-х. Эта музыка стала источником повального увлечения свинговыми танцами. Руководители знаменитых джаз-оркестров Дюк Эллингтон, Бенни Гудмен, Каунт Бэйси, Арти Шоу, Чик Уэбб, Гленн Миллер, Томми Дорси, Джимми Лансфорд, Чарли Барнет сочинили или аранжировали и записали на пластинки подлинный хит-парад мелодий, которые звучали не только по радио, но и повсюду в танцевальных залах. Многие биг-бэнды демонстрировали своих импровизаторов-солистов, которые доводили зрителей до состояния, близкого к истерии во время хорошо раскрученных «сражений оркестров».

Хотя популярность биг-бэндов после Второй мировой войны значительно снизилась, оркестры во главе с Бэйси, Эллингтоном, Вуди Германом, Стэном Кентоном, Гарри Джеймсом и многими другими часто гастролировали и записывали пластинки в течение нескольких следующих десятилетий. Их музыка постепенно преображалась под влиянием новых течений. Такие группы, как ансамбли во главе с Бойдом Райберном, Сан Ра, Оливером Нельсоном, Чарльзом Мингусом, Тэдом Джонсом-Мэлом Льюисом исследовали новые понятия в гармонии, инструментовках и импровизационной свободе. Сегодня биг-бенды являются стандартом в джазовом образовании. Репертуарные оркестры типа джазового оркестра Линкольн-Центра, Джазового оркестра Карнеги-Холл, Смитсоновский оркестр шедевров джаза и Чикагского джазового ансамбля регулярно играют оригинальные аранжировки биг-бэндовских композиций.

В 2008 году на русском языке вышла каноническая книга Джорджа Саймона «Большие оркестры эпохи свинга», являющаяся по своей сути почти полной энциклопедией всех биг-бэндов золотого века с начала 20-х по 60-е годы XX века.

Мейнстрим

После окончания господствующей моды больших оркестров в эпоху биг-бендов, когда музыку больших оркестров на сцене стали теснить маленькие джазовые ансамбли, свинговая музыка продолжала звучать. Многие знаменитые свинговые солисты после концертных выступлений в болл-румах, любили поиграть в своё удовольствие на спонтанно устраиваемых джемах в небольших клубах на 52-й улице в Нью-Йорке. Причем это были не только те, кто работал в качестве «сайдменов» в больших оркестрах, такие как Бэн Уэбстер, Коулмен Хоукинс, Лестер Янг, Рой Элдридж, Джонни Ходжес, Бак Клэйтон и другие. Сами руководители биг-бэндов — Дюк Эллингтон, Каунт Бэйси, Бенни Гудмен, Джек Тигарден, Гарри Джеймс, Джин Крупа, будучи изначально солистами, а не только дирижёрами, тоже искали возможности поиграть отдельно от своего большого коллектива, в малом составе. Не принимая новаторские приёмы наступающего бибопа, эти музыканты придерживались традиционной для свинга манеры, демонстрируя при этом неиссякаемую фантазию при исполнении импровизационных партий. Основные звезды свинга постоянно выступали и записывались в небольших составах, получивших название «комбо», в рамках которых было гораздо больше простора для импровизаций. Стиль этого направления клубного джаза конца 1930-х получил с началом подъёма бибопа название мейнстрим, или главное течение. Некоторых из самых прекрасных исполнителей этой эпохи можно было услышать в прекрасной форме на джемах 1950-х, когда аккордная импровизация уже получила преимущественное применение по сравнению с методом раскрашивания мелодии, характерная для эпохи свинга. Вновь возникнув как свободный стиль в конце 1970-х и 1980-х, мейнстрим впитал в себя элементы кул-джаза, бибопа и хард-бопа. Термин «современный мейнстрим» или постбибоп используется сегодня почти для любого стиля, который не имеет близкой связи с историческими стилями джазовой музыки.

Северо-восточный джаз

В Чикаго новоорлеанский джаз обрёл свою классическую форму, сформировавшуюся применительно к условиям небольших кафе или кабаре, в которых приходилось в основном выступать чикагским ансамблям. Нью-Йорк представлял для музыкантов неизмеримо большие возможности, почему там в первой половине 1920-х годов постепенно собрались лучшие мастера джаза и многие исполнители блюза. Способствовало этому и начавшаяся в конце 1910-ых танцевальная лихорадка. Спрос на музыку к танцам вызвал бурный рост новых заведений, в которых люди уже не просто слушали музыку, сидя за ланчем или ужином, а куда приходили специально потанцевать. Открывающиеся новые залы для танцев требовали наличие специальных оркестров, чьё звучание могло бы наполнить качественным звуком большие объёмы танцзалов. Классические новоорлеанские ансамбли, с их ограниченными по мощности звука возможностями уже не отвечали этим требованиям. Секция духовых инструментов расширилась и в лучших нью-йоркских оркестрах уже играли по нескольку трубачей, саксофонистов и тромбонистов. Постепенно в оркестрах, получивших вскоре название биг-бенды, образовались самостоятельные инструментальные секции. Игра в таких расширенных составах без партитур уже была невозможна и постепенно стала возрастать роль аранжировщика, а коллективную импровизацию новоорлеанского джаза, уже значительно потеснённую и видоизменённую нововведениями Луи Армстронга, постепенно заменили сольные пассажи отдельных солистов, исполнявших свои партии согласно предварительной схемы, намеченной аранжировщиком в партитуре. Широкое распространение джаза с Юга на средний Запад и Северо-Восток проходило под знаком возникновения двух его разновидностей- белого и чёрного джаза. Поначалу считалось, что «истинный» джаз — это прерогатива чёрных. Бесспорно, что джаз возник в негритянской среде, что большинство выдающихся джазменов — чёрные и что основные этапы развития джаза как музыкального жанра связаны именно с ними. Но при этом и белые музыканты многое сделали для формирования конечного облика джаза. На ранних этапах становления джаза негритянские и белые музыканты шли несколько различными путями. Белые джазмены по-своему понимали новую музыку и новый стиль исполнения. Многие из них даже не подозревали, что джаз «изобрели» чёрные. Они считали, что в целом джаз универсален и не принадлежит к какой-либо одной культуре. Многие белые музыканты на Севере увлеклись джазом под влиянием записей оркестра “Original Dixieland Jazz Band” и других групп, созданных по его образу и подобию. Однако новоорлеанскую музыку, которую они слышали в этих записях, исполняли и чёрные, хотя это исполнение было несколько иным. Но осознание этого различия пришло к белым джазменам не сразу. Кроме того для Среднего Запада — а именно там выросли, например, Бикс Бейдербек и Джордж Уэттлинг — чёрные музыканты были в некотором роде необычным явлением, да и численность чёрного населения в тех регионах в начале ХХ-го века, до массовой миграции южан в поисках работы ещё была незначительной. Неудивительно, что местное населене поначалу скептически отнеслось к способностям чернокожих южан в части их творческого потенциала, а традиция «белого джаза», о существовании которого можно говорить, начиная с 1920 года, хотя и была связана с негритянской, имела все же свои отличительные черты. После фурора, произведенного выходом в свет пластинок “Original Dixieland Jazz Band”, и последующих выступлений ансамбля в Нью-Йорке у него появились множество имитаторов. Упоминания заслуживает прежде всего группа нью-йоркских музыкантов, которые не раз слышали выступления оркестра. Наибольшей известностью среди них пользовались трубач Фил Наполеон, пианист Фрэнк СиНьорелли, кларнетист Джимми Лителл и тромбонист Милфред «Мифф» Моул. В начале 1920-х годов в различных составах они сделали много грамзаписей, чаще всего как группа “Original Memphis Five”. Большое влияние на джазовых музыкантов Среднего Запада оказала уже упоминавшаяся выше группа музыкантов, получивших со временем прозвище «чикагцы». Разумеется, они также слушали Оливера, Армстронга, Мортона и других негритянских исполнителей. Маггси Спэниер всю свою жизнь подражал Оливеру, Манон пытался копировать Армстронга, Бенни Гудмен какое-то время играл в манере Нуна, а Джин Крупа имитировал Беби Доддса. В период джазовой лихорадки 1920-х годов дела белых джазменов шли хорошо, работали они регулярно — то в малых джаз-ансамблях в кабаре, то в больших оркестрах Пола Уайтмена и Жана Голдкетта, исполнявших популярную музыку, то в собранных по случаю группах, игравших на танцевальных вечерах в колледжах. Именно в это время белые музыканты создали собственную джазовую традицию. Её особенностью было то, что белые музыканты работали преимущественно для танцующей публики и исполняли популярные песни. Некоторые из своих лучших соло Бикс Бейдербек сыграл в таких пьесах, как «Singin' the Blues», «I’m Comin' Virginia», «From Monday On» и «I’ll Be a Friend with Pleasure». Танцующая публика любила слушать эти сентиментальные мелодии, причем она предпочитала средние темпы с небольшими ритмическими перебивами, которые были необходимы для тустепа и других модных в то время танцев. Белые музыканты редко играли блюзы-в основном из-за того, что они не могли освоить блюзовые тоны, главного элемента блюза. Хотя негритянские исполнители наверняка не знали теорию блюзовых тонов, но они их исполняли не задумываясь, так как буквально дышали блюзом. Белые же по началу вообще не могли понять природу блюзовых тонов вплоть до конца 20-х годов, когда впервые они стали использовать III «блюзовую» ступень. Однако некоторую обеднённость своего музыкального языка в области специфических джазовых черт они компенсировали более искусным владением приёмами европейской классической школы. В целом белые музыканты понимали европейскую музыку лучше своих негритянских коллег. Некоторые из них серьезно занимались музыкой в детстве, задолго до знакомства с джазом. Многие принесли с собой в джаз так называемую классическую технику исполнения и владение принципами европейской гармонии. Некоторые негры, особенно пианисты, тоже были знакомы с теорией музыки, но большинство (прежде всего исполнители на духовых инструментах) таких знаний не имели. Вот почему именно белым музыкантам суждено было обогатить гармоническую сторону джаза, поднять его над первоначальным примитивным уровнем архаичной гармонической основы, с которой он начинал. А вот в отношении ритма белые музыканты традиционно проигрывали чёрным джазменам. Большинству из них потребовались годы, чтобы овладеть техникой свинга. Особенно ясно это видно из ранних джазовых записей, в которых легко заметить. как игра белых в ритмическом плане страдала свойственной регтайму жесткостью. На протяжении 1920-х годов белые исполнители неизменно акцентировали сильные доли. Кроме того, два тона, приходящиеся на одну долю, они играли ровно, не удлиняя и не акцентируя один из них, как это делалось в негритянском джазе. В отличие от негритянских исполнителей их импровизации в большей степени были «связаны» метрической пульсацией, что свойственно манере регтайма. В целом белые музыканты, исполнявшие джаз в первой четверти ХХ века были только учениками, постигавшими то, что чёрным было дано от природы. Тем не менее из их среды вышло несколько больших мастеров джаза: Джимми МакПартленд, трубач школы Бейдербека; Бад Фримен, один из первых опытных саксофонистов, игравший в несколько тяжеловесной манере, но весьма искусно; барабанщик Джин Крупа, который прославился как звезда оркестра Бенни Гудмена и руководитель собственного ансамбля; Адриан Роллини, заставивший свинговать неуклюжий бас-саксофон, а также такие мастера, как братья Томми и Джимми Дорси, Гленн Миллер, которые, не будучи выдающимися исполнителями, все-таки стали знаменитыми руководителями оркестров в эпоху биг-бэнда.

Страйд

Страйд, полное название англ. Harlem Stride (Piano), буквально «Гарлемский шагающий» — джазовый фортепианный стиль, развившийся в основном из рэгтайма, в который были добавлены элементы классической фортепианной музыки — арпеджио, гаммы и др. Стиль страйд возник в Гарлеме и Манхэттене во время Первой мировой войны. Его возникновение связано с тем, что пианисты должны были исполнять музыку каждую ночь, что требовало вносить разнообразие в монотонные рэгтаймы и превращать их в более виртуозные произведения. Со временем пианисты страйда стали аранжировать подобным образом практически любую популярную мелодию своего времени, превращая её в джазовое произведение, хотя ещё в 1920-е годы подобный стиль назывался скорее «рэгтайм», чем «страйд» или «джаз».

Левая рука в страйде обычно исполняет четырёхударный пульс, используя одиночые басовые ноты, октавы, септимы или децимы на первом и третьем ударах, и аккорд на втором и четвёртом ударах. В отличие от более раннего Сент-Луисского стиля, в страйде левая рука совершает более интенсивные движения на клавиатуре, «шагая» по ней (откуда и название стиля), а темп игры стал в среднем более высоким, хотя существуют и отдельные страйдовые произведения в медленном темпе. Правая рука играет мелодию, рифф, а нередко и контрапункт, тогда как левая в основном поддерживает ритмический рисунок (например, блуждающий бас). Для придания окраски тону вместо одиночных басовых нот нередко используются октавы. Считается, что Джеймс Джонсон и Фэтс Уоллер первыми ввели в обиход «блуждающие децимы», когда исполнитель играет децимы, «блуждающие» вверх и вниз по клавиатуре, вместо привычных терций или одиночных басовых нот.

Пионерами страйда были Лаки Робертс, Джеймс Джонсон и Фэтс Уоллер. Среди других известных исполнителей страйда — Уилли "Лев" Смит, Арт Тейтум, Дональд Ламберт, Клифф Джексон, Юби Блейк, Дик Уэллстуд, Клод Хопкинс, Ральф Саттон, Хэнк Дункан, Дик Хаймен, Дон Юэлл, Майк Липскин, Марк Бирнбаум, Джим Хешен.

Фортепиано всегда занимало в музыке особое место. Оно предоставляет возможность воспроизвести несколько звуков одновременно и может быть приравнено к целому ансамблю. То, что на фортепиано можно играть сразу и мелодию и аккомпанемент, сделало его самым распространённым в быту инструментом, особенно при исполнении популярной музыки. Перед началом Первой мировой войны фортепиано было неизменным атрибутом домашней обстановки почти в каждой зажиточной семье США. Люди, умевшие играть на фортепиано пользовались большой популярностью. На домашних вечеринках им часто приходилось исполнять просьбы сыграть последние популярные мелодии или сопровождать коллективное пение духовных гимнов. Но фортепиано имело важное значение не только в семейном кругу. Оно было главным инструментом в кабаре, клубах, ресторанах и даже в небольших театрах. В период между Гражданской и первой мировой войнами вокруг фортепиано выросла целая индустрия: бизнесом стало создание популярных песен, организация платных школ и курсов по обучению игре на фортепиано, производство специальных лент (так называемых нотных роликов) для пианол и, конечно, торговля самими инструментами. Появилось так же и много искусных профессиональных пианистов, принадлежавших к разным этническим группам. Эти исполнители прекрасно овладели стремительными арпеджио, пассажамии и другими виртуозными приемами. Они были в числе тех, кто в конце XIX-го столетия создали и распространили регтайм. Не случайно, что наиболее популярной в тот период была фортепианная музыка. И когда в моду вошел джаз, все они оказались во власти новой музыки. Для джазового музыканта у фортепиано есть свои преимущества и свои недостатки. Пианист играет двумя руками, которые могут действовать достаточно независимо друг от друга, что позволяет левой рукой поддерживать граунд-бит, а правой вести мелодию с ее контрритмами. Таким образом, фортепиано может служить сольным инструментом. Однако, взяв звук или аккорд, пианист не может варьировать изменение его тембра, высоты или громкости. Но именно это составляет важную особенность исполнения в джазе. Таким образом, джазовый пианист находится в других условиях по сравнению с исполнителями на духовых инструментах и поэтому вынужден искать другие приемы создания джазовых эффектов. Одним из таких приёмов стал страйд, или Гарлем-страйд-пиано. Важно отметить, что он возникне на Юге, а в городах Северо-Востока, которые разрослись и обогатились после Гражданской войны, а также в курортных местечках, расположенных вокруг них. Первые чёрные пианисты, которые работали в конце XIX— начале XX века сегодня почти все забыты, за исключением Юби Блейка, Джеймса П. Джонсона, Лакки Робертса и Уилли «Лайона» Смита. Эти музыканты не были джазменами и практически ничего не знали о негритянской музыке сельских районов, в которых возник блюз. Их репертуар, первоначально состоял из популярных сентиментальных песен, регтаймов и танцевальных мелодий: вальсов, полек, экосезов, уанстепов и тустепов. Именно этого требовал от них танцевальный бум, начавшийся в 1910 году. К тому времени, когда в их репертуар стали проникать джазовые пьесы, их стиль уже вполне сформировался. И на его основе под воздействием джазовых элементов постепенно возникла новая традиция-Страйд. Наиболее известной фигурой этого направления был Джеймс П. Джонсон. В середине 1910-х годов Джонсона признавали одним из ведущих пианистов танцевального стиля. Он регулярно выступал в «Баррон Уилкинс», одном из лучших кабаре Гарлема, участвовал в водевилях, сочинял музыку для представлений, песни и регтаймы. В 1916 году он одним из первых пианистов-негров сделал записи на роликах для механического фортепиано. В середине 1910-х годов в Нью-Йорке, еще не существовало ни одного джаз-бэнда, какие уже играли в Новом Орлеане и на старых колесных пароходах, ходивших по Миссисипи. Однако фортепианные пьесы, исполненные в манере регтайма, звучали повсюду — в барах, кабаре, игорных домах. Нью-йоркским исполнителям регтаймов пришлось изучить европейский пианизм, благодаря чему они, по сравнению с музыкантами других городов, играли в стиле, более близком к оркестровому. Джонсон и другие представители стиля страйд находились под заметным влиянием европейской фортепианной музыки. Они не были достаточно знакомы с негритянской народной традицией и узнали джаз так же, как и большинство американцев, по записям оркестра «Original Dixieland Jazz Band». Джонсон и его единомышленники, по существу играли регтайм, но под влиянием наступавшей джазовой моды, несколько модернизированный в духе джазовой специфики. Стиль страйд сложился в процессе ассимиляции регтайма с джазом или свингом, и по сравнению с регтаймом джазовая сущность страйда состояла в отрыве мелодии от граунд-бита. Например ролик Джонсона «After Tonight», записанный в 1917 году, представляет собой в ритмическом отношении настоящий регтайм, несмотря на то, что обозначен как «Fox-Trot Jazz Arrangement». Его мелодическая линия тесно связана с граунд-битом. Но в 1921 году в пьесах «Worried and Lonesome Blues» или «Carolina Shout» мелодия становится более свободной, а вариант композиции «Snowy Morning Blues», записанный в 1927 году, носит уже джазовый характер, хотя и с некоторыми ритмическими изъянами, но при этом по форме всё же остается регтаймом. Все пианисты, игравшие в стиле страйд, выступали как солисты. И хотя им приходилось иногда работать с ансамблями, аккомпанировать певцам и даже сопровождать представления, в основном они играли в одиночку там, где посетители шумели и танцевали. Именно это обусловливало громкость и полнозвучность их исполнения. Большое значение они придавали совершенному владению левой рукой и пренебрежительно отзывались о пианистах, которые не могли играть одинаково хорошо обеими руками. Неудивительно, что пианист, ставший после Армстронга первым кумиром публики, владел левой рукой блестяще. Звали его Томас „Фэтс" Уоллер, бывший лучшим из учеников и последователей Джонсона и оставивший после себя огромное множество популярнейших многие десятилетия евергринов. Наряду с тем, что он считался блестящим солистом стиля страйд, он вошёл в историю американской музыки, как один из самых блестящих композиторов-песенников. Имя Уоллера стоит рядом с именами Гершвина, Портера, Керна и других замечательных композиторов, обогативших популярную музыку 20—30-х годов. При этом он был одним из самых выдающихся пианистов в истории джаза и никогда не изменил истинному джазу в угоду публике. Фэтс Уоллер записал множество пластинок — как пианист, как аккомпаниатор певцам, наконец, как солист небольших групп и недолговечных больших оркестров. В 1922—1929 годах он выпустил не менее пятидесяти пластинок. А с 1934 по 1943 год в фирме «Victor» он сделал более 500 записей. Они наиболее известны. В основном это записи голоса и фортепиано. Меньшее число пластинок воспроизводит его сольное фортепианное исполнение. И совсем мало записей Уоллера с биг-бэндом. Чаще всего он играл с группой «Fats Waller and His Rhythm», которая его сопровождала во время гастролей. Члены группы менялись, но наиболее регулярно с Уоллером записывались трубач Герман Отри, саксофонист и кларнетист Юджин «Хонибер» Седрик и гитарист Эл Кэйси, считавшийся одним из лучших музыкантов того времени.

Стиль Канзас-сити

В эпоху Великой депрессии и сухого закона, джазовая сцена Канзас-Сити превратилась в своеобразную Мекку новомодных звуков конца 1920-х и 1930-х. Для стиля, процветавшего в Канзас-Сити характерны проникновенные пьесы с блюзовой окраской, исполнявшиеся как биг-бендами, так и маленькими свинговыми ансамблями, демонстрировавшими очень энергичные соло, исполнявшиеся для посетителей кабачков с подпольно продававшимся спиртным. Именно в этих кабачках и выкристаллизовался стиль великого Каунта Бэйси, начинавшего в Канзас-сити в оркестре Уолтера Пэйджа и впоследствии у Бенни Моутена. Оба этих оркестра были типичными представителями стиля Канзас-сити, основой которого стала своеобразная форма блюза, получившая название «городской блюз» и сформировавшаяся в игре вышеназванных оркестров. Джазовая сцена Канзас-сити отличалась также целой плеядой выдающихся мастеров вокального блюза, признанным «королём» среди которых был многолетний солист оркестра Каунта Бэйси, знаменитый блюзовый певец Джимми Рашинг. Знаменитый альтсаксофонист Чарли Паркер, родившийся в Канзас-Сити, по приезде в Нью-Йорк широко использовал характерные блюзовые «фишки» разученные им в оркестрах Канзас-сити и составившие впоследствии один из отправных моментов в экспериментах бопперов в 1940-е.

Джаз Западного побережья

Исполнители, захваченные движением кул-джаза в 50-е годы много работали в студиях звукозаписи Лос-Анджелеса. В значительной степени под влиянием нонета Майлза Дэвиса эти, базировавшиеся в Лос-Анджелесе исполнители развивали то, что теперь известно как «West Coast Jazz», или джаз Западного побережья. Как студиях звукозаписи, такие клубы, как «Маяк» на Эрмоза бич и «Хэйг» в Лос-Анджелесе часто представляли его главных мастеров, в числе которых были трубач Шорти Роджерс, факсаксофонисты Арт Пеппер и Бад Шенк, барабанщик Шелли Мэнн и кларнетист Джимми Джюффри.

Кул (прохладный джаз)

Кул-джаз (также «прохладный джаз» — букв. перевод англ. cool jazz) — стиль современного джаза, возникший в конце 1940-х на Западном побережье США, получивший распространение преимущественно среди белых музыкантов-боперов и достигший наибольшего расцвета в 1960-е годы.

Словечко cool применительно к джазу возникло после выхода альбома «Birth of the Cool» (запись 1949—1950 годов) известного джазового музыканта Майлза Дэвиса. Происхождение стиля и авторство названия связывают с именем свингового саксофониста Лестера Янга, который ещё в 1930-е годы разработал противоположную хот-джазу «холодную» манеру звукоизвлечения. По способу звукоизвлечения гармониям у кул-джаза много общего с модальным джазом. Характеризуется эмоциональной сдержанностью, тенденцией к сближению с композиторской музыкой (усиление роли композиции, формы и гармонии, полифонизация фактуры), введением инструментов симфонического оркестра.

Выдающимися представителями кул-джаза являются трубачи Майлз Дэвис, Чет Бейкер, саксофонисты Пол Дезмонд, Джерри Маллиген, Стэн Гетц, Ли Конитц, Зут Симс, пианисты Билл Эванс, Дэйв Брубек (и его квартет), кларнетист Джимми Джуфри, тромбонист Боп Брукмайер, ударник Шелли Менн, Modern Jazz Quartet Джона Льюиса, квинтет Джорджа Ширинга.

Образцами кул-джаза являются такие композиции, как «Take Five» Пола Дезмонда, «My Funny Valentine» в исполнении Джерри Маллигена, «`Round Midnight» Телониуса Монка в исполнении Майлза Дэвиса.

Высокий накал и натиск бибопа начали ослабляться с развитием прохладного джаза. Начиная с конца 1940-х и в начале 1950-х годов музыканты начали развивать менее яростный, более гладкий подход к импровизации, смоделированный по образу светлой, сухой игры тенор-саксофониста Лестера Янга, которую он применял ещё в период свинга. Результатом стал отрешённый и однородно-плоский звук, опирающийся на эмоциональную «охлаждённость». Трубач Майлз Дэвис, бывший одним из первых исполнителей бибопа, который «охладил» его, стал самым большим новатором этого жанра. Его нонет, записавший альбом «Рождение кула» в 1949—1950 годах являлся воплощением лиризма и сдержанности кул-джаза. Другими известными музыкантами кул-джазовой школы являются трубач Чит Бейкер, пианисты Джордж Ширинг, Джон Льюис, Дейв Брубек и Ленни Тристано, вибрафонист Милт Джэксон и саксофонисты Стэн Гетц, Ли Кониц, Зут Симс и Пол Десмонд. Аранжировщики также внесли значительный вклад в движение кул-джаза, особенно Тэд Дамерон, Клод Торнхилл, Билл Эванс и баритон-саксофонист Джерри Маллигэн. Их составы сосредоточились на инструментальной окраске и замедленности движения, на застывшей гармонии, которая создавала иллюзию простора. Диссонанс также играл некоторую роль в их музыке, но отличаясь при этом смягчённым, приглушённым характером. Формат кул-джаза оставлял пространство для несколько больших по составу ансамблей типа нонетов и тентетов, которые в этот период стали более привычны, чем в период раннего бибопа. Некоторые аранжировщики экспериментировали с изменённой инструментовкой, включая конусообразные медные духовые, например валторну и тубу.

Прогрессив-джаз

Параллельно с возникновением бибопа, в среде джаза развивается новый жанр — прогрессивный джаз, или просто прогрессив. Основным отличием этого жанра становится стремление отойти от застывшего клише биг-бендов и устаревших, затёртых приёмов т. н. симфоджаза, введённых в 1920-е Полом Уайтменом. В отличие от бопперов, творцы прогрессива не стремились к радикальному отказу от джазовых традиций, сложившихся на то время. Они скорее стремились к обновлению и усовершенствованию свинговых фраз-моделей, вводя в практику композиции последние достижения европейского симфонизма в области тональности и гармонии.

Наибольший вклад в развитие концепций «прогрессива» внёс пианист и дирижёр Стэн Кентон. С его первых работ собственно и берёт начало прогрессивный джаз начала 1940-х. По звучанию музыка, исполнявшаяся его первым оркестром была близка к Рахманинову, а композиции несли черты позднего романтизма. Однако по жанру это было ближе всего к симфоджазу. Позднее, в годы создания знаменитой серии его альбомов «Artistry», элементы джаза уже перестали играть роль создания колорита, а уже органично вплетались в музыкальный материал. Наряду с Кентоном, заслуга в этом принадлежала и его лучшему аранжировщику, Питу Руголо, ученику Дариюса Мийо. Современное (по тем годам) симфоническое звучание, специфическая техника стаккато в игре саксофонов, смелые гармонии, частые секунды и блоки, наряду с политональностью и джазовой ритмической пульсацией-вот отличительные черты этой музыки, с которой Стэн Кентон на многие годы вошёл в историю джаза, как один из его новаторов, нашедших общую платформу для европейской симфонической культуры и элементов бибопа, особенно заметных в пьесах, где сольные инструменталисты как бы противостояли звукам остального оркестра. Следует отметить также и большое внимание, которое уделял Кентон в своих композициях импровизационным партиям солистов, в числе которых следует отметить всемирно известного барабанщика Шелли Мейна, контрабасиста Эда Сафранского, тромбониста Кэя Уиндинга, Джун Кристи, одну из лучших джазовых вокалисток тех лет. Верность выбранному жанру Стэн Кентон сохранил на протяжении всей своей карьеры.

Кроме Стэна Кентона, свою лепту в развитие жанра внесли также интересные аранжировщики и инструменталисты Бойд Райберн и Гил Эванс. Своеобразным апофеозом развития прогрессива, наряду с уже упомянутой серией «Artistry» можно считать и серию альбомов, записанных биг-бэндом Гил Эванс совместно с ансамблем Майлза Девиса в 1950—1960-е годы, например «Майлз впереди», «Порги и Бесс» и «Испанские рисунки». Незадолго до своей кончины Майлз Девис снова обратился к этому жанру, записав старые аранжементы Гила Эванса с биг-бэндом Куинси Джонса.

Хард-боп

Хард-боп — джазовый стиль, развившийся из бибопа и кул-джаза, вобрав в себя элементы соула, церковной музыки (госпел) и блюза. Пик его популярности пришелся на 1950-60-е годы XX века. В основном этот период в джазе ассоциируется с такими личностями, как Сонни Роллинз, Джон Колтрейн, Майлз Дэвис, Арт Блэйки и Чарльз Мингус. Впоследствии последователи бибопа и хард-бопа добавили в него ещё немного стиля в виде модального джаза, в котором гармоничность структуры отдельных частей стала ещё более свободной, но обычно проявлялась это только при аккордной игре на фортепиано (в том числе и низких тонов). Благодаря этому джазовому периоду инструменталисты получили возможность импровизировать с разными ладами гаммы.

История

Примерно в то же самое время, когда прохладный джаз пустил корни на Западном Побережье, джазовые музыканты из Детройта, Филадельфии и Нью-Йорка начали разрабатывать более твёрдые, тяжёлые вариации старой формулы бибопа, получившие название Хард-боп или Твёрдый бибоп. Близко напоминая традиционный бибоп в его агрессивности и технических требованиях, хардбоп 1950-х и 1960-х меньше основывался на стандартных песенных формах и стал уделять больше внимания элементам блюза и ритмическому драйву. Зажигательное солирование или мастерство импровизации вместе с сильным чувством гармонии являлись свойствами первостепенной важности для исполнителей на духовых инструментах, в секции ритма более заметным стало участие барабанов и фортепиано, а бас приобрёл более текучее, фанковое чувство.

В 1955 барабанщик Арт Блэйки и пианист Хорас Сильвер сформировали ансамбль «Посланники Джаза» (The Jazz Messengers), наиболее влиятельную группу, игравшую в стиле хардбоп. Этот, постоянно совершенствовавшийся и развивавшийся септет, который успешно работал вплоть до 1980-х воспитал для джаза многих главных исполнителей жанра, таких, как саксофонисты Хэнк Мобли, Уэйн Шортер, Джонни Гриффин и Брэнфорд Марсалис, а также трубачи Дональд Бёрд, Вуди Шоу, Уинтон Марсалис и Ли Морган. Один из самых больших джазовых хитов всех времён, мелодия Ли Моргана 1963-го года, «The Sidewinder»(«Удар сбоку») был выполнен, хотя и несколько упрощенно, но определенно в танцевальном стиле твёрдого бибопа.

Ладовый (модальный) джаз

Начиная с конца 1950-х, трубач Майлз Дэвис и тенор-саксофонист Джон Колтрейн в области подхода к мелодии и импровизации развернули новаторские эксперименты с ладами, заимствованными непосредственно из классической музыки. Эти музыканты для формирования мелодий вместо аккордов стали использовать небольшое количество специфических ладов. Результатом стала гармонически статичная, построенная почти исключительно на мелодии форма джаза. Солисты иногда рисковали, отступая от заданной тональности, но это и создавало острое ощущение напряжённости и освобождения. Темпы применялись от медленного до быстрого, но в целом, музыка имела непостоянный, извилистый характер, её отличало чувство неторопливости. Для создания более экзотического эффекта, исполнители в качестве «модальной» основы для своей музыки иногда использовали неевропейские гаммы (например, индийские, арабские, африканские). Неопределённый тональный центр модального джаза стал неким стартовым фундаментом для фри-джазовых взлётов тех экспериментаторов, которые пришли на следующем этапе джазовой истории, включая тенор-саксофониста Фароа Сандерса. Классическими примерами модального джазового стиля являются пьесы из репертуара Майлза Дэвиса «Milestones» (игра слов: «Вехи» либо «Звуки Майлза»), «So What» («Ну и что») и «Flamenco Sketches» («Наброски в стиле фламенко»), а также «My Favorite Things»(«Мои любимые вещи») и «Impressions»(«Впечатления») Джона Колтрэйна.

Соул-джаз

Соул-джаз (англ. - душа) - соул-музыкой в широком смысле иногда называют всю негритянскую музыку, связанную с блюзовой традицией. Для него характерна опора на традиции блюза и афроамериканского фольклора. Близкий родственник хард-бопа, соул джаз представлен малыми, базирующимися на органе мини-составами, которые возникли в середине 1950-х и продолжали выступать в 1970-е. Основанная на блюзе и госпелах музыка соул-джаза пульсирует афроамериканской духовностью. Большинство великих органистов джаза пришло на сцену в эпоху соул-джаза: Джимми Макгрифф, Чарльз Эрланд, Ричард «Грув» Холмс, Лес Мак-Кейн, Дональд Паттерсон, Джек Макдафф и Джимми «Хаммонд» Смит. Все они вели в 1960-х свои группы, часто играя в небольших помещениях в составе трио. Тенорсаксофон в этих ансамблях также был заметной фигурой, добавляя свой голос в общую смесь, подобно голосу проповедника в госпелах. Такие светила, как Джин Эммонс, Эдди Харрис, Стенли Тёррентайн, Эдди «Столбняк» Дэвис, Хьюстон Персон, Хенк Кроуфорд и Дэвид «Болван» Ньюман, а также и члены ансамблей Рэя Чарльза конца 1950-х и 1960-х часто расцениваются как представители стиля соул-джаз. То же относится и к Чарльзу Мингусу. Как и хард-боп, соул-джаз отличался от джаза Западного Побережья: Эта музыка вызывала страсть и сильное чувство единения, а не одиночества и эмоциональной прохлады, свойственных уэст-коэст джазу. Стремительно закрученные мелодии соул джаза, благодаря частому использованию остинатных басовых фигур и повторяющихся ритмических семплов сделали эту музыку весьма доступной широкой публике. К числу хитов, рождённых соул джазом относятся, например композиции пианиста Рэмси Льюиса «Посвященные» («The In Crowd»-1965) и Харриса-МакКейна «По сравнению с чем» («Compared To What»-1969). Не следует путать соул джаз с тем, что теперь известно, как «соул музыка». Несмотря на частичное влияние госпела, соул джаз вырос из бибопа, а корни соул-музыки восходят непосредственно к популярному с начала 1960-х ритм энд блюзу.

Грув

Являясь ответвлением соул-джаза, стиль грув рисует мелодии блюзовыми нотами и отличается исключительной ритмической сосредоточенностью. Иногда называемый также «фанком», грув концентрируется на поддержании непрерывного характерного ритмического рисунка, сдабривая его лёгкими инструментальными и порой лирическими украшениями. Произведения, исполняемые в стиле грув полны радостных эмоций, приглашающих слушателей танцевать, как в замедленном, блюзовом варианте, так и в быстром темпе. Сольные импровизации сохраняют строгое подчинение биту и коллективному звучанию. Наиболее знаменитыми представителями этого стиля являются органисты Ричард «Грув» Холмс и Ширли Скотт, тенорсаксофонист Джин Эммонс и флейтист/альтсаксофонист Лео Райт.

Фри-джаз

Фри-джаз (англ. Free jazz) — стиль современной джазовой музыки, для которого характерен отход от принципов тональной организации музыкального материала, блюзовой последовательности аккордов, традиционной свинговой ритмики. Основной акцент делается на свободу импровизации (зачастую групповой), разнообразие выразительных средств, позволяющее максимально полно отразить интеллектуальную и чувственную составляющие музыки. Основу стиля заложили во второй половине 1950-х годов саксофонист Орнетт Коулмэн и пианист Сесил Тэйлор. Большое влияние на формирование фри-джаза оказали также поздние работы Джона Колтрейна, а в список основных «пионеров» стиля, помимо Коулмэна и Тэйлора, входят Сан Ра, Эрик Долфи, Альберт Эйлер, Арчи Шепп, Билл Диксон, Дон Черри, Фэроу Сэндерс, Рашид Али, Бартон Грин, Пол Блэй.

Фри-джаз, как правило, считается экспериментальным, новаторским направлением, но иногда позиционируется и противоположным образом — как попытка вернуть джаз к его «корням», этническим или религиозным. Иногда в значении фри-джаза употребляются термины «абстрактный джаз», «новая вещь», «новое явление», «новый джаз», «авангардный джаз» (в других вариантах авангардный джаз считается либо более всеобъемлющей областью, либо родственным течением, отличающимся от фри-джаза композиционными принципами). Стиль получил своё название благодаря альбому Орнетта Коулмэна «Free Jazz: A Collective Improvisation» (записан в 1960 году).

Возможно самое спорное движение в истории джаза возникло с появлением свободного джаза, или «Новой Вещи», как оно впоследствии было названо. Хотя элементы свободного джаза существовали в пределах музыкальной структуры джаза задолго до появления самого термина, наиболее оригинально в «экспериментах» таких новаторов как Коулмен Хоукинс, Пи Ви Расселл и Ленни Тристано, но только к концу 1950-х усилиями таких пионеров, как саксофонист Орнетт Коулман и пианист Сесил Тэйлор, это направление оформилось как самостоятельный стиль.

То, что сотворили эти два музыканта вместе с другими, включая Джона Колтрейна, Альберта Эйлера и сообществ вроде «Сан Ра Аркестра» (Sun Ra Arkestra) и группы, называвшейся «Революционный Ансамбль» (The Revolutionary Ensemble), состояло в разнообразных изменениях в структуре и чувстве музыки. Среди новшеств, которые вводились с воображением и большой музыкальностью, был отказ от последовательности аккордов, что позволяло музыке двигаться в любом направлении. Другое фундаментальное изменение было найдено в области ритмики, где «свинг» был или пересмотрен, или игнорировался в целом. Другими словами, пульсация, метр и грув больше не являлись существенным элементом в этом прочтении джаза. Ещё один ключевой компонент был связан с атональностью. Теперь музыкальное изречение больше не строилось на обычной тональной системе. Пронзительные, лающие, конвульсивные ноты заполнили полностью этот новый звуковой мир.

Свободный джаз и сегодня продолжает существовать, как жизнеспособная форма выражения, и фактически уже не является столь спорным стилем, каким он принимался на заре своего возникновения.

Характеристика

Стиль

В силу своих концептуальных и стилистических особенностей фри-джаз фактически не имеет чёткого определения. Любое сформулированное определение усложняется или даже опровергается творчеством музыкантов, исповедующих совершенно другие принципы прочтения фри-джазовой музыки или смешивающих её с другими стилями. Точка зрения гитариста Марка Рибо: 

 Фри-джаз — очень иллюзорное понятие, потому что люди, которые, как правило, ассоциируются с фри-джазом и которых я связываю с фри-джазом — например, Орнетт Коулмэн или Альберт Эйлер — хоть и освобождались от рамок бибопа, на самом деле разрабатывали новые структуры композиции. Многое сказано о гармолодической теории Орнетта Коулмэна. Думаю, это применимо ко всем исполнителям фри-джаза. Они действительно создавали новую форму. Само название фри-джаза подразумевает отказ от формы, в то время как реальность была противоположной…


Многие фри-джазовые музыканты (особенно играющие на духовых инструментах — Джон Колтрейн, Фэроу Сэндерс, Джон Зорн, Дьюи Рэдмэн, Энтони Брэкстон и другие) используют техники извлечения резких, «немузыкальных» звуков. Более ранние разновидности джаза основывались на принципах блюзового периода (двенадцатитактового блюза) или формы AABA (тридцатидвухтактовой формы); фри-джаз фактически перестал зависеть от строгой и заранее определённой структуры. Другие формы джаза, как правило, используют постоянный метр и чёткую сетку ритмической пульсации. Во фри-джазе могут присутствовать пульсация и свинг, но без постоянного метра (который, впрочем, не исчезает, а скорее свободно варьируется), с частыми аччелерандо и ритардандо. Традиционный бит заменяется нерегулярной полиметрической конструкцией — иными словами, преобладает ритмическая нерегулярность.

По словам Эрика Долфи, когда он репетировал в своём доме, птицы всегда начинали щебетать вместе с его саксофоном. Тогда музыкант прерывал то, что играл, и присоединялся к ним.

Кроме того, более традиционные джазовые направления основаны на гармонических структурах (обычно на диатоническом звукоряде); во фри-джазе по определению наблюдается как освобождение от подобных структур, так и соблюдение принципов более раннего джаза. Во фри-джазе можно услышать диатонические, доминантные и блюзовые фразы, а также использование в соло «открытых риффов» на одном аккорде, как, например, в колтрейновской аранжировке джазового стандарта «Afro Blue» Монго Сантамарии. Наблюдается отход от обязательного проигрывания определённой «темы», но снижения тематизма (то есть идейной и содержательной насыщенности) при этом не происходит; кроме того, как в пуантилистической мелодике сериализма, во фри-джазовой фактуре нередко преобладает «атомизированный» тип мелодии.

Пианист, теоретик Гуэрино Маццола и Пол Черлин характеризуют фри-джаз следующими тезисами:

Фри-джаз — это джаз, в котором музыканты целиком берут на себя ответственность за то, что играют;

Фри-джазмены не обращаются к шаблонам и во время исполнения должны согласовывать каждый элемент импровизации с партнёрами;

Не существует заранее заданного сценария, создание музыки происходит как часть сложной и динамичной игры;

Правила этой игры постоянно создаются и уничтожаются самими музыкантами;

Исполнителям необходимо непрерывно обрисовывать контуры ритма, музыкальной структуры;

В случае успеха игры рождается новая сущность: «распространяемый поток индивидуальности».

Как правило, подобная музыка исполняется малыми составами, но встречаются и исключения. К примеру, с 1965 по 1975 годы существовал фри-джазовый биг-бэнд Jazz Composer's Orchestra; в записи альбома Джона Колтрейна «Ascension» (1965) приняли участие 11 музыкантов; в 1966 году фри-джазовый пианист Александр фон Шлиппенбах основал биг-бэнд Globe Unity Orchestra, а в 1988 — Berlin Jazz Composers Orchestra; существует «Оркестр московских композиторов», творчество которого часто относят к данному направлению.

Инструментарий

Для фри-джаза в целом характерно использование традиционных джазовых инструментов. Однако, в силу изначальной экспериментальности направления и творческой свободы, некоторые исполнители расширяют этот набор. К примеру, Энтони Брэкстон играет на таких инструментах, как контрабас-саксофон, сопранино-саксофон и контрабас-кларнет, редко используемых в музыке любых жанров. В активе другого деятеля джазового авангарда, Виллема Брёкера, есть композиция написанная для трёх шарманок и 19 мандолин.

Вокал встречается в музыке свободного джаза редко. Тем не менее, среди новоджазовых вокалисток можно отметить чешскую певицу Иву Битову, уделяющую много внимания импровизации, а также Дженни Ли (использовала скрипы, шумы и другие звуки), Лорен Ньютон, Валентину Пономарёву, Сайнхо Намчылак. Известны примеры Майка Паттона, чей вокал можно услышать на различных записях Джона Зорна, и Леона Томаса, сотрудничавшего с Арчи Шеппом, Фэроу Сэндерсом и другими.

История

Предпосылки к возникновению подобной музыки можно заметить в более ранних записях, нежели известные новаторские пластинки Коулмэна — к примеру, соответствующие тенденции (а именно — свободная атональная импровизация) прослеживаются в пьесах Ленни Тристано «Intuition» и «Digression» 1949 года. Однако началом интенсивного развития фри-джаза следует считать именно альбомы Орнетта Коулмэна «Something Else!» и «Tomorrow Is the Question», вышедшие под маркой Contemporary, а также пластинки Сесила Тэйлора «Jazz Advance» и «Looking Ahead». Они увидели свет в середине 1950-х годов и опирались ещё на бибоповые и хард-боповые формы, но эксперименты со звучанием и характером импровизаций позволяют судить о них, как о точке отсчёта нового стиля. Движение набрало полный ход, когда Орнетт Коулмэн переехал с Западного Побережья в Нью-Йорк и подписал контракт с Atlantic Records: такие альбомы, как «The Shape of Jazz to Come» и «Change of the Century» получились гораздо более экспериментальными, чем ранние работы музыканта, а благодаря пластинке «Free Jazz: A Collective Improvisation» новый стиль обрёл своё имя.

В 1964 году Билл Диксон организовал первый фри-джазовый фестиваль с «говорящим» названием «October Revolution in Jazz», состоявшийся в Cellar Cafe на Манхэттене. Это событие можно считать отправной точкой становления фри-джаза, как одной из главных сил на джазовой сцене. Вскоре после фестиваля Диксон основал «Гильдию джазовых композиторов» (Jazz Composers Guild), что впоследствии вылилось в создание ансамбля Jazz Composer’s Orchestra.

Привыкнув к авангардному искусству за счёт концертов современной академической музыки, аудитория континентальной Европы восприняла фри-джаз гораздо быстрее, нежели американский слушатель. Большая часть джазовых клубов США по-прежнему ориентировалась на «развлекательный» аспект, в то время, как европейские гастроли Колтрейна (1961), Тэйлора (1962), Шеппа (1963), Черри (1964), Эйлера (1964) и, наконец, Коулмэна (1965) не просто стали импульсом к развитию локальных фри-джазовых сцен, но придали американским музыкантам уверенность, в которой они нуждались.

В 1965 году писатель Ле-Руа Джонс (позднее принявший имя Имама Амири Барака) основал в Гарлеме Black Arts Theatre — театр негритянского искусства, ориентированный в первую очередь на авангардные формы джаза. Через год Орнетт Коулмэн был признан музыкантом года согласно опросу читателей журнала «Down Beat».

1965 год также ознаменовался созданием в Чикаго AACM — Association for the Advancement of Creative Musicians (Ассоциация для Продвижения Творческих Музыкантов). Членами этой организации, создававшейся фри-джазовыми музыкантами и изначально ориентированной на подобную музыку, по сей день является множество известных джазменов — в частности, Мухал Ричард Абрамс (основатель), Энтони Брэкстон, Чико Фримэн и другие. Важнейшим проектом ассоциации стала основанная в 1968 году группа Art Ensemble of Chicago, являющаяся одним из ключевых фри-джазовых составов. И вновь первое признание пришло к авангардному ансамблю в Европе: в 1969—1970 годах группа в течение 18 месяцев выступала в клубах Парижа и лишь в начале 1970-х годов получила известность на родине. В творчестве Art Ensemble of Chicago проявились важные концептуальные и мировоззренческие черты фри-джаза: 

 Квинтет добился успеха благодаря удачному синтезу авангарда с традиционными формами джаза, рок-н-роллом, блюзом, африканским фольклором. Джозеф Джармен в одном из интервью сказал: "...наша музыка — синтез всех форм музыки Вселенной. Музыка черной расы соединяется с элементами музыки европейской". Музыканты считали себя миссионерами и утверждали, что исполняют не джаз, а "Великую черную музыку". Но основой музицирования все-таки стал фри-джаз, который позволял, как сказал Лестер Боуи, "полностью выразить свои чувства".

Однако ещё больший интерес возник у многих исполнителей фри-джаза к неевропейской музыке — в частности, восточной, изучением и взаимодействием с которой вплотную занимались Джон Колтрейн, Дон Черри, Фэроу Сэндерс. В первой половине 1980-х годов на фри-джазовом горизонте появилась фигура саксофониста Джона Зорна, в данный момент являющегося одним из крупнейших и разнообразнейших исполнителей джазового авангарда. Для творчества Зорна (особенно в рамках его проекта Masada) характерен яркий симбиоз с еврейскими музыкальными традициями, с клезмером. В 1990-х годах Джон Зорн основал «проект радикальной еврейской культуры» и лейбл Tzadik, во многом специализирующиеся именно на подобном симбиозе. Из музыкантов, сотрудничающих с данными проектами Зорна, следует выделить гитаристов Марка Рибо и Фреда Фрита, басиста Билла Ласвелла, трубача Дэйва Дугласа, вокалиста Майка Паттона и других.

Начиная с 1970-х годов, «вторая волна» фри-джаза получила активное и разнообразное развитие в творчестве Сэма Риверса, Дэйва Холланда, а также Вадада Лео Смита и многих других представителей AACM. В то же время в Нью-Йорке возник феномен лофт-джаза — экспериментального направления, отличившегося «околомузыкальным» антуражем: представители этого движения репетировали, выступали и записывали пластинки в помещениях заброшенных фабрик и заводов. В числе участников — члены AACM (в том числе Art Ensemble of Chicago, Мухал Ричард Абрамс, Энтони Брэкстон, Дэйв Холланд, Сэм Риверс) и сент-луисской Black Artists Group (Оливер Лэйк, Хамиет Блутт и др.). Разумеется, далеко не все адепты свободного джаза присоединились к этому течению. В 1970-1980-е годы (и позже) своей, уникальной дорогой, развивающей и сильно дополняющей традиции старого фри-джаза, пошли такие исполнители, как трио Medeski Martin & Wood, Мэттью Шипп, Сабир Матин, Уильям Паркер, Фред Андерсон и многие другие.

В 1981 году канадский режиссёр Рон Мэнн создал документальный фильм о фри-джазе «Imagine the Sound», в который вошли интервью и выступления четверых отцов стиля — Билла Диксона, Пола Блэя, Сесила Тэйлора и Арчи Шеппа. В фильме также появляются пианист Кенни Вернер, басисты Санто ди Бриано и Арт Дэвис, барабанщики Фредди Уэйтс и Джон Бетч.

Концепции

Очевидно, что, как и в большинстве более или менее современных джазовых стилей, ключевой фигурой фри-джаза является исполнитель, его «голос», а не интерпретация композиторского замысла, в отличие от классических музыкальных форм. По мнению исследователя джаза Е. С. Барбана, каждый исполнитель (точнее, музыкальная проекция творческой личности) является здесь художественным произведением, а талант трансформирует эту личность в различные художественные символы — объекты эстетического созерцания. В свою очередь, среди главных эстетических принципов фри-джаза Барбан выделяет аффект, экзальтацию, психическую одержимость, ориентацию на спонтанное чувство. Музыковед полагает, что эти принципы роднят фри-джаз с музыкой, созданной молодёжной контркультурой 1960-1970-х годов (рок, поп).

Освобождение от рамок тональности, гармонии и пр., разрыв во многих аспектах с европейской музыкальной традицией связаны с усилением расового самосознания темнокожих музыкантов, проявлявшемся в то время в достаточно радикальных формах. Фри-джазу никогда не было свойственно скрывать свою идеологическую подоплёку, эстетический и социальный протест зачастую афишировался, однако выявить некую единую, тотальную идеологию культуры свободного джаза и систематизировать её не представляется возможным.

Несмотря на очевидную ориентацию на негритянское расовое самосознание, аутентичную самореализацию, фри-джазовые концепции подвержены, как уже было упомянуто в предыдущем разделе, симбиозу с другими культурами, зачастую радикально отличающимися от «чёрной». Причём подобные пересечения носят не поверхностный, декоративный характер, а являются действительно глубинными процессами, стремлением впитать не только музыкальную традицию другого народа, но и особенности её эстетического и духовного окружения. Если индийская музыкальная культура привлекала джазменов в первую очередь богатством ритмики и привела также к творческому осмыслению индуистских и буддистских концепций, то интерес к арабской традиции сочетался с принятием многими музыкантами ислама (что, впрочем, началось ещё в 1940-е годы, задолго до расцвета фри-джаза — можно привести в пример Арта Блэйки). Джон Зорн также зачастую позиционирует религию в качестве источника вдохновения, что выражается в названиях треков и оформлении альбомов, хотя раввин Шауль Айзек Андрущак полагает, что его творчество не имеет отношения к иудаизму.

Для фри-джаза характерно понимание того, что границы между «музыкальным» звуком и шумом крайне расплывчаты, и фактически любой звук, на первый взгляд не имеющий отношения к музыке, может быть творчески преобразован и использован в композиции или импровизации. Такой подход несколько роднит фри-джаз с современным академическим авангардом. Уместно процитировать академического композитора Карлхайнца Штокхаузена: 

 Звуки, которые раньше классифицировались как шум, сегодня включены в музыкальный словарь... Все звуки — это музыка... Музыка, использующая все, что сегодня слышится, — это музыка сегодняшнего, а не завтрашнего дня в нашем пространственном веке, где движение, направление и скорость звуков — умышленные элементы композиции. Дело заключается в освежении и обновлении нашего звукового арсенала всеми доступными на данное время средствами, как это было на любом из предыдущих этапов развития музыки.

Энтони Брэкстон иногда использует математические принципы, в частности, теорию групп, что не снижает эмоционального воздействия его музыки, но воспринимается неоднозначно и вызывает критику — к примеру, со стороны Уинтона Марсалиса, называющего Брэкстона «хорошим шахматистом».

Фри-джаз вне США

Европа

Одним из первых европейских исполнителей свободного джаза стал немецкий саксофонист Петер Брётцман. Его радикальные эксперименты, узнаваемый стиль повлияли на целую плеяду европейских фри-джазовых музыкантов. Петер отметился во множестве проектов; из последних — трио Sonore с двумя другими саксофонистами — шведом Матсом Густаффсоном и американцем Кеном Вандермарком. Однако одновременно с Брётцманом (первая пластинка которого увидела свет в 1967 году) начинали свою карьеру и другие немецкие джазмены — к примеру, басист Питер Ковальд и пианист Александр фон Шлиппенбах. Последний, как уже было сказано, основал биг-бэнды Globe Unity Orchestra и Berlin Contemporary Jazz Orchestra, в составе которых в разное время успели «засветиться» многие значительные европейские фри-джазовые музыканты. В частности, английский саксофонист Ивэн Паркер, голландский пианист украинского происхождения Миша Менгельберг, его коллега по Instant Composers Pool Виллем Брёкер, немецкий мультиинструменталист Гюнтер Хампель, гитарист Буши Нибергалл (в числе основателей) и многие другие. В середине 1960-х годов основными составами, в чей актив можно занести расцвет европейского фри-джаза, были квинтеты Хампеля и Шуфа, а также трио Брётцмана.

Одной из ключевых особенностей европейского фри-джаза было стремление многих исполнителей к привнесению в свои выступления разнородных элементов — например, некоторых черт различных музыкальных традиций Европы (включая военную музыку) и даже марксистской пропаганды. В этом отношении европейский подход к свободному джазу был не слишком далёк от американского, но позволил различным музыкантам выработать своё, уникальное звучание, основываясь в целом на «американской» канве. Среди ансамблей, наиболее преуспевших на ниве подобных кросс-стилистических экспериментов — Kollektief нидерландского саксофониста Виллема Брёкера (впоследствии эти приёмы, наряду с театрально-комическими шоу, стали «фирменными» чертами музыки Брёкера) и Globe Unity Orchestra Александра фон Шлиппенбаха. Некоторые английские импровизаторы — например, саксофонист Лол Коксхилл — также использовали народную музыку, в то время как остальные британцы предпочитали подобным компонентам более неидиоматический стиль, впоследствии ушедший в своём развитии далеко за рамки фри-джаза.

Фри-джаз — не авангард, это музыка сорокалетней давности! В 1960-е, когда мне было 16-17 лет, фри-джаз был остро актуален, а диксиленд был музыкой сорокалетней давности. И тех, кто слушали диксиленд, мы называли moldy figs. А теперь музыка сорокалетней давности — это фри-джаз. И те, кто им занимается — заплесневелые фиги!

Джон Зорн

Знаменитый норвежец, саксофонист Ян Гарбарек, известный огромным стилистическим разнообразием исполняемой им музыки, не обошёл вниманием и фри-джаз, что особенно отчётливо слышно в его ранних работах. Также из европейских деятелей свободного джаза следует выделить итальянского трубача Энрико Раву, английского гитариста-импровизатора Дерека Бейли (сформулировал теорию неидиоматической импровизации), его земляка, тромбониста Пола Ратерфорда, влиятельного немецкого тромбониста Альберта Мангельсдорффа, трубача Манфреда Шуфа, норвежского саксофониста Фроде Гьёрстада, его датского коллегу Джона Чикая.

Некоторые представители второго поколения немецких исполнителей фри-джаза больше тяготеют к европейской музыкальной традиции — Тео Йоргенсманн, Иоганнес Бауэр. Внесли свой вклад в развитие западноевропейской фри-джазовой сцены голландцы Яспер Ван’т Хоф и Хан Беннинк, а также причисляемый к пионерам европейского авангарда бельгиец Фред ван Хов.

Что касается Восточной Европы, то можно отметить польского кларнетиста-экспериментатора Ежи Маззолла, основателя международного фестиваля «Арт Депо», и певицу Иву Битову. Также с начала 1960-х годов известен польский фри-джазовый трубач Томаш Станко, сотрудничавший с Сесилом Тэйлором, Лестером Боуи и другими.

СССР и постсоветское пространство

Первым советским исполнителем фри-джаза часто называют композитора и пианиста Евгения Геворгяна. Тем не менее, явление советского фри-джаза во всём мире ассоциируется в первую очередь с трио ГТЧ (Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов, Владимир Чекасин). Этот ансамбль, сформировавшийся в 1971 в Вильнюсе, стал первым советским джазовым составом, получившим известность в Западной Европе и выпускавшим альбомы за рубежом. После фестиваля, состоявшегося в 1980 году в Западном Берлине, немецкий джазовый критик Йоахим Эрнст Берендт писал: «Огромным сюрпризом было трио Ганелина из Советской Литвы. Три музыканта с захватывающей интенсивностью играют примерно на пятнадцати инструментах и доводят свое выступление до эйфории. Они показали самый необузданный и одновременно самый организованный фри-джаз, какой мне когда-либо приходилось слышать». Непростой была судьба свободного джаза в СССР, где, по мнению музыковеда Тодда Дженкинса, гонения на так называемое «дегенеративное искусство» были аналогичны гитлеровским. По словам музыкального критика, журналиста «Deutsche Welle» Андрея Горохова, «в СССР фри-джаз воспринимался как явно антисоветское развлечение». Согласно подсчётам Е. С. Барбана, в начале 1980-х годов в 280-миллионной стране такой музыкой занимались 46 человек.

Почти одновременно с ГТЧ, в 1970 году, альт-саксофонист и флейтист Владимир Резицкий собрал ансамбль «Архангельск», исполнявший музыку на стыке самых разнообразных жанров и получивший впоследствии мировую известность. Своеобразная исполнительская техника Резицкого выделяла его из числа советских джазменов. Позже, в 1990-е годы, Владимир Петрович организовал коллектив «Джаз-архангел», участвовал в «Оркестре московских композиторов», выступал в качестве свободного солиста (совместно с Владимиром Тарасовым, Владимиром Миллером, Сергеем Летовым, Вячеславом Гайворонским, Олегом Юдановым), а также являлся организатором многих джазовых фестивалей.

Следует упомянуть и других классиков отечественной фри-джазовой сцены. Согласно одной из версий, у истоков российского фри-джаза стоял саксофонист Виктор Лукин. Кроме того, С 1980 года выступает виолончелист Владислав Макаров, специализирующийся на свободной импровизации, основатель и вдохновитель «смоленской школы новой импровизационной музыки». Саксофонист Сергей Летов, сотрудничавший с большей частью крупнейших российских джазовых авангардистов, упоминает, что на сцену его вывел в 1982 году барабанщик Михаил Жуков (впоследствии — участник группы Звуки Му и соратник Сергея Курёхина, чья «Поп-механика», объединившая большое количество музыкантов различных жанров, занимает отдельное место в истории российской музыки). В 1979 году совместно с саксофонистом Владимиром Чекасиным начал выступать пианист Олег Молокоедов (в квартет также вошли барабанщик Гедиминас Лауринавичюс и басист Леонид Шинкаренко). Позднее, в 1980-1990-е годы, Молокоедов активно взаимодействовал с литовским джазменом Витасом Лабутисом, учеником Чекасина, и участвовал в квартете «СибЛитМаш».

Сотрудничал с Летовым и Шилклопером украинский саксофонист Юрий Яремчук, в дуэте с Шилклопером также отметился пианист Андрей Кондаков.

В 1989 году в Цюрихе прошла серия концертов «Современный советский джаз», где, помимо трио ГТЧ, приняли участие такие музыканты, как Сергей Курёхин, Анатолий Вапиров, Владимир Волков (будущий основатель «Волковтрио»), Вячеслав Гайворонский, московский ансамбль ТРИ"О" (Аркадий Шилклопер, Аркадий Кириченко, Сергей Летов), новосибирские ансамбли «Снежные дети» и Homo Liber (Владимир Толкачёв, Сергей Беличенко, Юрий Юкечев, Сергей Панасенко), певица Азиза Мустафа-заде. Незадолго до фестиваля под маркой Leo Records увидела свет восьмитомная антология «Документ — новая музыка из России». Следующая подобная антология появилась позже, в 2002 году, под заголовком «Golden Years of the Soviet New Jazz».

С ТРИ"О" впоследствии сотрудничали такие известные исполнители, как фаготист Александр Александров, фри- и этно-джазовый трубач и флюгельгорнист Юрий Парфёнов.

Отдельного упоминания заслуживает «Оркестр московских композиторов», созданный в 1985 году трубачом Андреем Соловьёвым (ныне — музыкант группы «Вежливый отказ» и координатор «Московского импровизационного общества») и объединивший столь значительные на джазовой сцене имена, как Владимир Резицкий, Владимир Миллер, Аркадий Шилклопер, Вячеслав Гайворонский, Владимир Тарасов, Владимир Волков, Юрий Парфёнов, Игорь Паращук, Михаил Жуков, Виктор Мельников, Владислав Макаров, Сергей Летов, Аркадий Кириченко, Витас Пилибавичюс, Сайнхо Намчылак и другие. Толчок к созданию оркестра был дан дебютным выступлением «Поп-механики» Сергея Курёхина в 1984 году, которое произвело огромное впечатление на музыкантов и слушателей. В конце 1980-х годов в творческой деятельности «Оркестра московских композиторов» наступила пауза, после чего коллектив был возрождён под руководством Владимира Миллера. В тот же период на лейбле Leo Records увидела свет пластинка «Короли и капуста». Однако вскоре состав распался (по словам Андрея Соловьёва, причиной стали финансовые разногласия). Попытки реанимировать проект не приносили успеха, но в 2007 году коллектив принял участие в швейцарском фестивале UnCool.

В современной России, помимо классиков отечественного фри-джаза, ведёт активную деятельность и более молодое поколение исполнителей, среди которых саксофонисты Алексей Круглов, Илья Белоруков, мультиинструменталист и теоретик импровизации Роман Столяр.

Азия

Свободный джаз в Японии имеет практически столь же давнюю историю, как в США. К примеру, музыковед, продюсер и критик Теруто Соэджима прочёл лекцию «История японского фри-джаза с 1965 до наших дней». В 1969 году токийский пианист Йосуке Йамашита собрал ансамбль The Kamikaze Trio, в названии которого отразилось прозвище музыканта, «джазовый камикадзе», полученное им за радикальные экспериментаторские взгляды. В 1979 году трио участвовало в ньюпортском фестивале, а сам Йамашита начал сотрудничество с представителями AACM.

В Европе получила известность пианистка и исполнительница на кото Аки Такасе. Значительную часть её творчества занимает этническая музыка в современных прочтениях, среди которых числится и фри-джаз. К ветеранам японского фри-джаза также причисляют пианиста Кацуюки Итакура. Профессор, саксофонист и кларнетист Масами Сузуки не раз посещал Россию, где сотрудничал с Романом Столяром и Сергеем Летовым.

Африка

Из исполнителей свободного джаза, родившихся в Африке, наибольшей известностью обладают южноафриканец Крис Макгрегор — пианист, сочетавший в своём творчестве фри-джазовые приёмы и африканскую этническую музыку, и Фил Вахсманн — угандийский скрипач, сотрудничавший с Дереком Бейли, Фредом ван Ховом и другими крупными фри-джазовыми именами.

Влияние на другие стили и жанры

В силу расплывчатости определения и жанровых границ, у фри-джаза почти отсутствуют непосредственные производные стили, за исключением уже упомянутого лофт-джаза. Тем не менее, фри-джаз оказал большое влияние на развитие жанра свободной импровизации (free improv). Эти направления тесно переплетаются и взаимодействуют.

Пересечения фри-джаза (а также бибопа, джаз-фьюжна) с поп- и рок-музыкой породили направление, получившее название модерн криэйтив (modern creative) — к нему относят, в частности, творчество Мухала Ричарда Абрамса, Фреда Андерсона, Мэттью Шиппа. Комбинация же свободного джаза с фанковой музыкой вылилась в обособление стиля фри-фанк, к которому обращались уже прославившиеся на фри-джазовой сцене Art Ensemble of Chicago, Дерек Бейли и другие.

Влияния фри-джаза можно проследить в авангардном и экспериментальном роке, особенно второй половины 1960-х годов, в частности, в краут-роке. К примеру, немецкая краут-рок-группа Can использовала в своих работах принципы свободной импровизации. Непосредственную дань творчеству Орнетта Коулмэна и Альберта Эйлера отдают саксофонные партии рок-экспериментатора Captain Beefheart, особенно на альбоме 1969 года «Trout Mask Replica». Следует отдельно упомянуть английского саксофониста Лола Коксхилла, исповедующего принципы свободной импровизации. Коксхилл принял участие в записи большого количества альбомов прогрессив-рок-групп, особенно принадлежащих кентерберийской сцене — в частности, Caravan, Delivery, различные проекты Хью Хоппера. Помимо Коксхилла, свой след в кентерберийском звучании оставили и другие свободные импровизаторы — к примеру, Фред Фрит (Henry Cow, Art Bears), соратник Джона Зорна; пианистка Карла Блэй и её коллега по Jazz Composers Guild трубач Михаэль Мантлер — что позволяет судить о достаточном тесном взаимодействии фри-джаза и музыки кентербери, как части прогрессивного рока. Послужной список же Лола Коксхилла составляют также совместные творения с различными музыкантами, работающими в жанрах, для которых свободная форма и импровизация совершенно не характерны: можно отметить многопланового композитора и исполнителя Майка Олдфилда и электрик-фолк-группу The Albion Band. Саксофонист записывался и с основателем Soft Machine (чьи эксперименты с современным джазом выразительны сами по себе) Кевином Эйерсом.

Согласно отдельным исследованиям, фри-джазовые музыканты внесли большой вклад в создание и развитие панк-рока. В частности, в раннем творчестве группы MC5 (альбом «Kick Out the Jams» и любительские записи 1960-х годов) прослеживаются влияния творчества Сан Ра и Фэроу Сэндерса. Известен также саксофонист Стив Мэккэй, отметившийся на записях группы The Stooges. Влияния фри-джаза (благодаря как работе Мэккэя, так и свободной структуре) отчётливо слышны в композиции The Stooges «L.A. Blues». Показателен и тот факт, что группа Sonic Youth отыграла совместное шоу с Сан Ра незадолго до смерти последнего.

Не обошлось без отголосков джазового авангарда и в творчестве других деятелей прото-панка — знаменитых The Velvet Underground, чей лидер, Лу Рид, не раз говорил о своей любви к творчеству Орнетта Коулмэна и Дона Черри, признавая влияние Коулмэна на свою музыкальную деятельность и даже пытаясь подражать его манере в своих гитарных соло. Впоследствии, в 1978 году, Дон Черри принял участие в записи сольного альбома Лу Рида «The Bells». Сотрудничество музыкантов этим не ограничилось: игра Черри звучит и на концертном бутлеге Рида «Sweet Lou — Walking in Los Angeles». Примеру Лу Рида, подражавшего фри-джазовым исполнительским приёмам, последовали такие рок-музыканты, как Том Верлен и Ричард Ллойд из группы Television, а также Роберт Куайн из The Voidoids.

Влияния фри-джаза прослеживаются и в наиболее экстремальных, «шумовых» стилях современной музыки. Ярким примером является проект Джона Зорна Naked City, объединявший элементы множества жанров, но за основу взявший авангардный джаз и приёмы, позаимствованные из «крайних форм» рока — в частности, грайндкора. Радикальной шумовой музыкой занимается также группа Borbetomagus, состоящая из двух саксофонов и гитары. Саксофонист команды Джим Сотер признавался, что творчество Джона Колтрейна, Альберта Эйлера, Орнетта Коулмэна повлияло на них и вдохновило на создание собственной, особой эстетики. Ближайшие коллеги коллектива — Blurt, Spanish Kitchen и Bazooka.

В целом, общая авангардная (и околоджазовая в частности) сцена, способная вбирать в себя элементы самых разнообразных музыкальных стилей, испытала влияние фри-джаза в различных формах и сочетаниях. Помимо вышеупомянутых исполнителей, следует отметить калифорнийского контрабасиста Боба Вассермана, объединившего приёмы фри-джаза, прогрессивного кантри и эйсид-рока в своих альбомах «Solo» (1983) и «Trios» (1994), в записи которых приняли участие джазовые, блюзовые, фолк- и рок-музыканты. Современными кросс-стилистическими экспериментами занимались и Марти Эрлих, Кен Вандермарк, британский фаготист Пол Данмэлл.

Е. С. Барбан раскрывает взаимодействие фри-джаза с другими музыкальными жанрами следующим образом: 

 К группам родственных новому джазу языков можно отнести язык традиционного джаза и язык любой неджазовой импровизированной или алеаторической музыки (как современной европейской, так и самых экзотических фольклорных ее разновидностей), причем родственность эта прослеживается по различным структурным осям самой музыки. Если связь сво­бодного джаза с джазовой традицией осуществляется по синтагматической — имманентной ему — оси через интонацию, тематизм, свинг, звукоизвлечение, то его новоевропейские и инокультурные связи проходят по парадигматической оси новоджазовой композиции (через принцип формообразования и синтаксические модели порождения музыкального текста). 

Владимир Фейертаг упоминает, что вокалистку джазового авангарда Дженни Ли можно считать одной из прародительниц рэпа за счёт использования в импровизациях фрагментов слов, фонетических образований, которым придавался необычный тембр.

Криэйтив

Появление направления «Криэйтив» ознаменовано проникновением в джаз элементов экспериментализма и авангарда. Начало этого процесса частично совпало с возникновением свободного джаза. Элементы джаз-авангарда, понимаемые, как вводимые в музыку изменения и новшества, всегда были «экспериментальными». Так что новые формы экспериментализма, предлагавшиеся джазом в 50-х ', 60-е и 70-е годы были наиболее радикальным отходом от традиций, введя в практику новые элементы ритмов, тональности и структуры. Фактически, авангардистская музыка стала синонимичной с открытыми формами, охарактеризовать которые было труднее, чем даже свободный джаз. Предварительно запланированная структура изречений смешивалась с более свободными сольными фразами, частично напоминая о свободном джазе. Композиционные элементы настолько сливались с импровизацией, что уже было трудно определить, где заканчивалось первое и начиналось второе. Фактически, музыкальная структура произведений разрабатывалась так, чтобы соло являлось продуктом аранжемента, логически подводя музыкальный процесс к тому, что обычно рассматривалось бы как форма абстракции или даже хаос. Свинговые ритмы и даже мелодии могли быть включены в музыкальную тему, но это было вовсе не обязательно. К ранним пионерам этого направления следует отнести пианиста Ленни Тристано, саксофониста Джимми Джоффри и композитора/аранжировщика/дирижёра Гюнтера Шуллера. К более поздним мастерам относятся пианисты Пол Блей и Эндрю Хилл, саксофонисты Энтони Бракстон и Сэм Риверс, барабанщики Санни Мюррей и Эндрю Сирилл, а также члены сообщества AACM (Ассоциации для Продвижения Творческих Музыкантов), типа Художественного Ансамбля Чикаго (Art Ensemble of Chicago).

Джаз-фьюжн

Начавшись не только от слияния джаза с поп-музыкой и роком 1960-х, но и с музыкой, проистекавшей из таких областей, как соул, фанк и ритм энд блюз, фьюжн (или дословно-сплав), как музыкальный жанр, появился в конце 1960-х, вначале под названием джаз-рок. Отдельные музыканты и группы, типа «Eleventh House» гитариста Ларри Кориэлла, «Lifetime» барабанщика Тони Уильямса, а также Майлз Дэвис следовали во главе этого течения, введя в обиход такие элементы, как электроника, рок-ритмы и расширенные треки, аннулируя большую часть того, на чём «стоял» джаз, начиная с его начала, а именно, свинговый бит, и основываясь прежде всего на блюзовой музыке, репертуар которой включал, как блюзовый материал, так и популярные стандарты. Термин фьюжн вошёл в обиход вскоре после того, как возникли разнообразные оркестры, типа Mahavishnu Orchestra («Оркестра Махавишну»), Weather Report («Прогноз погоды») и ансамбль Чика Кориа Return To Forever («Возвращение В Навсегда»). Повсюду в музыке этих ансамблей оставался постоянным акцент на импровизацию и мелодичность, что прочно связывало их практику с историей джаза, несмотря на хулителей, которые утверждали, что они «продались» коммерсантам от музыки. Фактически, когда слушаешь сегодня эти ранние эксперименты, они едва ли покажутся коммерческими, предлагая слушателю участвовать в том, что являлось музыкой с очень развитой диалоговой природой. В течение середины 1970-х, фьюжн преобразовался в вариант музыки для лёгкого прослушивания и/или ритм энд блюзовой музыки. Композиционно или с точки зрения перформанса он значительную долю своей остроты растерял, а то и вовсе утратил. В 1980-е, исполнявшие джаз музыканты превратили музыкальную форму фьюжн в подлинно выразительное средство. Такие художники как барабанщик Рональд Шаннон Джэксон (Ronald Shannon Jackson), гитаристы Пат Метэни (Pat Metheny), Джон Скофилд (John Scofield), Джон Аберкромби (John Abercrombie) и Джеймс «Блад» Элмер (James «Blood» Ulmer), так же как и старый саксофонист/трубач Орнетт Коулман (Ornette Coleman) творчески овладели этой музыкой в различных измерениях.

Джаз-фьюжн (также джаз-рок фьюжн, рок-фьюжн или фьюжн; англ. fusion — сплав) — музыкальный жанр, соединяющий в себе элементы джаза и музыки других стилей, обычно поп, рок, фолк, регги, фанк, метал, R&B, хип-хоп, электронная музыка и этническая музыка. Альбомы фьюжн, даже сделанные одним исполнителем, часто включают в себя разнообразие этих стилей.

В конце 1960-х джазмены стали смешивать различные формы и импровизационные техники джаза с электрическими инструментами рока и ритмами соула и ритм-энд-блюза. В это же время некоторые рок-музыканты стали добавлять джазовые элементы в свою музыку. 1970-е стали десятилетием наибольшего развития фьюжна, хотя стиль хорошо представлен и в более поздние времена. Будучи скорее систематизированным музыкальным стилем, фьюжн может быть рассмотрен как музыкальная традиция или подход. Некоторая прогрессив-рок музыка также считается фьюжном.

Фьюжн-музыка обычно инструментальна, часто со сложными тактовыми размерами, метром, ритмом и удлинёнными композициями, содержащими импровизации. Многие выдающиеся фьюжн-музыканты узнаваемы по высокому уровню техники, сочетающемуся со сложными композициями и музыкальными импровизациями в метрах, редко встречающихся в других западных музыкальных формах.

Фьюжн-музыка обычно получает мало эфирного времени на радио в США, вероятно, из-за её сложности, отсутствия вокала и длинных композиций. Европейское радио более дружественно к фьюжн-музыке, также в Японии и Южной Америке присутствует значительное количество поклонников этого стиля музыки. Некоторые интернет-радиостанции представляют фьюжн, включая отдельные каналы таких сервисов, как AOL Radio и Yahoo! Launchcast.

Истоки фьюжна

В середине 1960-х Джулиан Аддерлей (Julian «Cannonball» Adderley) стал исполнять музыку, сочетающую джаз и поп. В конце 1960-х Майлз Дэвис и The Tony Williams Lifetime использовали такие инструменты, как электрогитара, бас-гитара и электро-фортепиано, для создания музыки, сочетающей джаз с роком и другими жанрами. Позже Херби Хэнкок (Herbie Hancock), Джо Завинул, Ян Хаммер (Jan Hammer) и Чик Кориа (Chick Corea) стали применять синтезаторы.

Джазовые музыканты следовали достижениям поп-музыки и тоже начали использовать улучшенный монтаж на современных студиях звукозаписи, многодорожечную запись и электронные эффекты к дополнению к композициям или импровизациям. Например, альбомы трубача Майлза Дэвиса In a Silent Way (1969) и Bitches Brew (1970) включают длинные (более 20 минут) композиции, которые никогда не записывались непосредственно музыкантами в студии, а музыкальные темы различной длины отбирались из записанных импровизаций и монтировались в единое целое. Это считается краеугольным камнем записей этого жанра.

Многие рок-музыканты стали независимо приближаться к джазовым формам в середине 1960-х. The Byrds в декабре 1965 года записали первую версию «Eight Miles High», инновационного сингла, подражающего стилю классического квартета Джона Колтрейна. В 1966 году Пол Баттерфилд (Paul Butterfield) и Майк Блумфилд (Mike Bloomfield) записали длинную импровизационную пьесу «East-West».

Другие рок-музыканты также исполняли и записывали рок-песни, включающие расширенные импровизации, длинные, состоящие из нескольких частей композиции. Например, Джими Хендрикс, The Allman Brothers Band в США и King Crimson, Soft Machine, Yes (которые исполнили «I See You» The Byrds в фьюжн-стиле) и Cream в Великобритании. Фрэнк Заппа выпустил свой первый джаз-рок альбом, Hot Rats, в 1969 году. Он продолжал иногда записывать фьюжн-музыку в течение своей карьеры (например, Waka/Jawaka и The Grand Wazoo), став значимым представителем жанра.

Некоторые известные джаз-рок группы также имели значительный успех в конце 1960-х и начале 1970-х, включая американские Blood, Sweat & Tears, Chicago, Steely Dan, Chase, Dreams, и британские Traffic, Colosseum и If.

Расцвет жанра: 1970-е гг.

В конце 60-х — начале 70-х гг. джаз-рок развивался параллельно с другим «усложнённым» направлением рок-музыки — прогрессивным роком. Степень музыкальной экспрессии и множество исполнительских приемов были взяты из рок-музыки. За счет смешения исполнительских приёмов рока и экспрессии, экспериментальности джаза группам удалось добиться расширения спектра передаваемых ощущений. Одним из первых стал экспериментировать в этом направлении Фрэнк Заппа.

Некоторые группы (Blood, Sweat and Tears, Chicago и другие) взяли за основу звучание биг-бэндов, ритм-энд-блюз и различные направления рок-музыки. Другие группы, опираясь на фри-джаз стали больше экспериментировать с электрическим звучанием инструментов, различными направлениями музыки, усложнять мелодию, ритм. Джаз-фьюжн постепенно становился настолько близок к прог-року, что часто одни и те же группы причисляют сразу к обоим направлениям. Группы фьюжна уделяли много внимания импровизации, оттачивали исполнительскую технику, доводя её до виртуозности. Самыми значительными командами, принятыми не только джаз-, но и рок-аудиторией, считаются группы Mahavishnu Orchestra, Weather Report, Return To Forever, Brand X.

Постбоп

Период постбопа охватывает музыку, исполнявшуюся джазовыми музыкантами, которые продолжали творить на ниве бибопа, уклоняясь от экспериментов свободного джаза, развивавшегося в течение того же самого периода 1960-х. Также, как и вышеназванный хард-боп, эта форма основывалась на ритмах, ансамблевой структуре и энергии бибопа, на тех же комбинациях духовых и на том же музыкальном репертуаре, включая использование латинских элементов. То, что отличало музыку постбопа, заключалось в использовании элементов фанка, грува или соул, перекроенных в духе наступившего нового времени, ознаменованного господством поп-музыки.Зачастую данный подвид эскпериментирует с блюз роком. Такие мастера, как саксофонист Хэнк Мобли, пианист Хорас Силвер, барабанщик Арт Блэйки и трубач Ли Морган фактически начали эту музыку в середине 1950-х и предвосхитили то, что теперь стало преобладающей формой джаза. Наряду с более простыми мелодиями и более проникновенным битом слушатель мог услышать здесь и следы перемешанных между собой госпела и ритм энд блюза. Этот стиль, встречавшийся с некоторыми изменениями в течение 1960-х, в определённой степени использовался для создания новых структур как композиционный элемент. Саксофонист Джо Хендерсон, пианист Маккой Тайнер и даже такой видный боппер, как Диззи Гиллеспи, создавали в этом жанре музыку, которая была и человечной, и интересной гармонически. Одним из самых значительных композиторов, появившихся в этот период был саксофонист Уэйн Шортер. Шортер пройдя школу в ансамбле Арта Блэйки, сделал в течение 1960-х записи ряда сильных альбомов под своим собственным именем. Вместе с клавишником Херби Ханкоком, Шортер помог Майлзу Дэвису создать в 1960-х квинтет (наиболее экспериментальной и очень влиятельной группой постбопа 1950-х был квинтет Дэвиса с участием Джона Колтрэйна) ставший одной из самых значительных групп в джазовой истории.

Эйсид-джаз

Термин «Эйсид-джаз» или «кислотный джаз» свободно используется применительно к весьма широкому диапазону музыки. Хотя эйсид-джаз не вполне правомочно относить к джазовым стилям, которые развивались от общего древа джазовых традиций, но его нельзя и совершенно игнорировать при разборе жанрового многообразия джазовой музыки. Возникнув в 1987 на британской танцевальной сцене, эйсид-джаз как музыкальный, преимущественно инструментальный стиль сформировался на базе фанка, с добавками избранных классических джазовых треков, хип-хопа, соул и латинского грува. Собственно этот стиль является одной из разновидностей джазового возрождения, вдохновлённого в этом случае не столько выступлениями живых ветеранов, сколько старыми записями джаза конца 1960-х и раннего джазового фанка начала 1970-х. Со временем, после завершения стадии формирования из этой музыкальной мозаики, совершено исчезла импровизация, что явилось основным предметом спора о том, является ли эйсид-джаз собственно джазом.

К числу известных представителей эйсид-джаза относятся такие музыканты, как Jamiroquai, Incognito, Brand New Heavies, Groove Collective, Guru, Джеймс Тэйлор. Некоторые специалисты считают, что трио Medeski, Martin & Wood, позиционирующиеся сегодня как представители современного авангардизма, начинали свою карьеру с эйсид-джаза.

На российской сцене этот жанр представлен многими музыкантами.

Acid jazz (русск. кислотный джаз, также эйсид-джаз либо эсид-джаз) — музыкальный жанр, в котором соединены элементы джаза и фанка 70-х и танцевальной музыки 90-х или хип-хопа.

История

Становление жанра произошло в середине 80-х и связано с модой на использование семплов из джаз-фанка 70-х среди ди-джеев, играющих в ночных клубах Великобритании. Одним из законодателей жанра принято считать ди-джея Джиллса Питерсона, которому часто приписывают авторство названия «acid jazz». В США термин «acid jazz» почти не употребляется, чаще встречаются термины «groove jazz» и «club jazz».

Пик популярности эйсид-джаза приходится на первую половину 90-х. В то время к этому направлению помимо синтеза танцевальной музыки и джаза относили джаз-фанк 90-х (Jamiroquai, The Brand New Heavies, James Taylor Quartet, Solsonics), хип-хоп с элементами джаза (записанный с живыми музыкантами либо джазовыми семплами) (US3, Guru, Digable Planets), эксперименты джазовых музыкантов с хип-хоп музыкой (Doo Bop Майлза Дэвиса, Rock It Херби Хэнкока) и т. д. После 1990-х популярность эйсид-джаза пошла на убыль, а традиции жанра были позже продолжены в нью-джазе.

Название

Считается, что термин «acid jazz» придумал Жиль Петтерсон, лондонский ди-джей и основатель одноимённого рекорд-лейбла. В конце 80-х термин был популярен среди играющих подобную музыку британских ди-джеев которые использовали его в шутку, подразумевая, что их музыка являлась альтернативой популярному тогда эйсид-хаусу. Таким образом, прямого отношения к «кислоте» (то есть ЛСД) термин не имеет.

По другой версии, автором термина «acid jazz» является английский музыкант Крис Бэнгз, известный как один из участников дуэта «Soundscape UK».

Важнейшие представители

Brand New Heavies

Brooklyn Funk Essentials

Corduroy

Count Basic

Digable Planets

DJ Krush D*Note

D'Influence

Erik Truffaz

Funki Porcini

Galliano

Gilles Peterson Groove Collective

Incognito

James Taylor Quartet

Jamiroquai

Red Snapper

Jazzanova

Ronny Jordan United Future Organization

US3

Venger Collective

Young Disciples

Другие представители

Other Rooms

Azymuth

Amorf Ördögök

Bernard "Pretty" Purdie

Bird

Blackenized 360

Blue Six

Bonobo

CherryVata

Clazziquai

DE-PHAZZ

Directions In Groove

DJ Greyboy

Dodge City Productions

Down to the Bone

Dreamlin

Drizabone

D'Sound

DZihan & Kamien

Five Point Plan

Freak Power Four 80 East

Gabin

Greyboy Allstars

Groove Squared

Gota Yashiki

Heavyshift

Herbert

Jaga Jazzist

Jazzhole

Jazztronik

Jungleman

Koop

Kruder & Dorfmeister

Kyoto Jazz Massive

Liquid Soul

Los Amigos Invisibles

Mamanet

Marius Kahan

Mark Farina Melvin Sparks

Mojack

Moodymann

Mondo Grosso

Monday Michiru

Mother Earth

Muki

Noel McKoy

Nicola Conte

Nujabes

Omar Lye-Fook

Paolo Achenza Trio

Parov Stelar

Paul Moran

Phil Davis

Praful

Rekevin

Reuben Wilson RAD

Shilts (Paul Weimar)

Skalpel

Smoke City

Snowboy

Soulstance

Soundscape UK

St._Germain_(musician)

S-Tone Inc.

The Cinematic Orchestra

Thievery Corporation

Thunderball

Vibraphonic

Xploding Plastix

Young Disciples

Российские представители

Rekevin

Other Rooms

Perfect Me

Do-Up

Myod

Moscow Grooves Institute

Nameless Dancers

Venger Collective

Uniquetunes

Aple tree

Snuff Jazz Project

JazzManz

Zventa Sventana

Locos

Украинские представители

Mamanet

4.А.Й.К.А.

Lюk

TangoTempo

Jungleman

Смуc-джаз

Развившийся из стиля фьюжн, смус-джаз отказался от энергичных соло и динамических кресчендо предшествующих стилей. Смус-джаз отличает прежде всего намеренно подчёркнутая отполированность звучания. Импровизация также в значительной степени исключена из музыкального арсенала жанра. Обогащённый звуками множества синтезаторов в соединении с ритмическими семплами глянцевый саунд создаёт гладкую и тщательно отполированную упаковку музыкального товара, в котором ансамблевое созвучие имеет большее значение, чем его составные части. Это качество также отделяет этот стиль от других более «живых» исполнений. Инструментарий смус-джаза включает электрические клавишные инструменты, альт- или сопрано-саксофон, гитару, бас гитару и ударные. Смус-джаз возможно является наиболее коммерчески жизнеспособной формой джазовой музыки со времён эпохи свинга. Это направление современного джаза представлено, пожалуй наиболее многочисленной армией музыкантов, включая таких «звёзд», как Майкл Фрэнкс, Крис Ботти, Ди Ди Бриджуотер, Ларри Карлтон, Стенли Кларк, Эл Ди Меола, Боб Джеймс, Эл Джарро, Дайана Кролл, Брэдли Лайтон, Ли Ритенур, Дейв Грузин, Джефф Лорбер, Чак Лоеб и пр.

Джаз-мануш

Джаз-мануш (известен также как Цыганский джаз и Цыганский свинг) — направление в «гитарном» джазе, основанное братьями Ферре (фр. Boulou & Elios Ferré) и Джанго Рейнхардтом. Соединяет в себе традиционную технику игры на гитаре цыган группы мануш и свинг.

Помимо гитары, сольным инструментом в джаз-мануш может быть скрипка или аккордеон.

История

Основателями цыганского джаза считаются братья Ферре и Джанго Рейнхардт, последний также является главным его популяризатором. Направление появилось, когда эти музыканты из Франции по цыганской традиции интерпретировали модный музыкальный стиль на родной манер (заметно отличающийся от музыкальной манеры восточноевропейских цыган).

Знаменитые исполнители джаз-мануш

Andreas Oberg

Angelo Debarre

Babik Reinhardt

Barthalo

Бирели Лагрен (Bireli Lagrene)

Boulou & Elios Ferré

Bratsch

Cabaret Deluxe

Caravan Quartet

Christian Escoudé

Christophe Leblanc

Coco Briaval

Cohen de Cohen n'Co

Dario Pinelli

David Reinhardt

Джанго Рейнхардт (Django Reinhardt)

Djangophil

Dorado Schmitt

Elek Bacsik

Emmanuel Kassimo

Fapy Lafertin

Пьер, Жан и Рене Ферре

Фредерик Белинский (fr:Frédéric Belinsky)

4Django

Стефан Граппелли

Gypsy Quartet

Häns'che Weiss

Гарри Стойка (Harri Stojka)

Jimmy Rosenberg

Jean jacques gristi

Jean-Philippe Watremez

Jo Privat

John Jorgenson

Joscho Stephan

Karpatt

Mandino Reinhardt

Manlouch

Manomanouche Quartet

Marc Masselin

Marcel Loeffler

Matlo Ferret

Laurent Bajata

Moreno

Moreno (Winterstein)

Le Chinois (Chinois Trio

Les doigts de l'homme

Les pommes de ma douche

Les Yeux Noirs

Les Fils Du Vent

Les Moustaches de Django

Lollo Meier

Nitcho Reinhardt

Noushma

Олег Пономарёв(Oleg Ponomarev)

Opa Tsupa

Oscar Aleman

Pas de nom pas de maison

Papou Smith et la tabert enchantée

Poum Tchack site

Palinka

Patrick Saussois

Patrick Suplon

Purple Gang

Quintette du Hot Club de France

Raphaël Faÿs

Rene Duchossoir

Richard Manetti

Robin Nolan

Rodolphe Raphalli

Roger Chaput

Romane

Ronan Pinc

Rosenberg trio

Samy Daussat

Samson Schmitt

Sanseverino

Schnuckenack Reinhardt

Serge Krief

Stéphane Grappelli

Swing Couture

Swing deluxe

Swingin Partout

Sylvain Luc

Tchou Tchou Vidal

Tchavolo Schmitt

The Lost Fingers

Thomas Dutronc

Titi Winterstein

Trimajazz

Vanupié

Waso

ZAZ

Исполнители джаз-мануш в России

Квартет Мануш (Москва)

Djangoband (Москва)

Swing Couture (Санкт-Петербург)

Квартет Квадрат (Москва)

Groove Party (Москва)

Se.Vi.Дж. (Санкт-Петербург)

Monsieur Manouche (Санкт-Петербург)

Chance-On Manouche (Санкт-Петербург)

Cotton Jazz Band (Пермь)

Распространение джаза

Джаз всегда вызывал интерес среди музыкантов и слушателей по всему миру вне зависимости от их государственной принадлежности. Достаточно проследить ранние работы трубача Диззи Гиллеспи и его синтез джазовых традиций с музыкой темнокожих кубинцев в 1940-е или более позднее соединение джаза с японской, евроазиатской и ближневосточной музыкой, известные в творчестве пианиста Дейва Брубека, так же как и у блестящего композитора и лидера джаз-оркестра Дюка Эллингтона, комбинировавшего музыкальное наследие Африки, Латинской Америки и Дальнего Востока. Джаз постоянно впитывал и не только западные музыкальные традиции. Например, когда разные художники стали пробовать работу с музыкальными элементами Индии. Пример этих усилий можно услышать в записях флейтиста Пола Хорна во дворце Тадж-Махал (Taj Mahal), или в потоке «всемировой музыки», представленной например в творчестве группы Орегон или проекта Джона Маклафлина Шакти. В музыке Маклафлина, раньше в основном базировавшейся на джазе, в период работы с Шакти стали применяться новые инструменты индийского происхождения, вроде хатама или таблы, зазвучали запутанные ритмы и широко использовалась форма индийской раги. Художественный Ансамбль Чикаго (The Art Ensemble of Chicago) был ранним пионером в слиянии африканских и джазовых форм. Позднее мир узнал саксофониста/композитора Джона Зорна и его исследования еврейской музыкальной культуры, как в рамках оркестра Masada, так и вне его. Эти работы вдохновили целые группы других джазовых музыкантов, таких, как клавишник Джон Медески, сделавший записи с африканским музыкантом Салифом Кеита, гитарист Марк Рибо и басист Энтони Коулмен. Трубач Дейв Даглас с вдохновением внедряет в свою музыку балканские мотивы, в то время как Азиатско-Американский Джазовый Оркестр (Asian-American Jazz Orchestra) появился в качестве ведущего сторонника конвергенции джазовых и азиатских музыкальных форм. Поскольку глобализация мира продолжается, в джазе постоянно ощущается воздействие других музыкальных традиций, обеспечивающих зрелую пищу для будущих исследований и доказывающих, что джаз — это действительно мировая музыка.

Джаз в СССР и России

Джаз-сцена зарождается в СССР в 20-е годы одновременно с её расцветом в США. Первый джаз-оркестр в Советской России был создан в Москве в 1922 г. поэтом, переводчиком, танцором, театральным деятелем Валентином Парнахом и носил название «Первый в РСФСР эксцентрический оркестр джаз-банд Валентина Парнаха». Днем рождения отечественного джаза традиционно считается 1 октября 1922 года, когда состоялся первый концерт этого коллектива. Первым профессиональным джазовым составом, выступившим в радиоэфире и записавшим пластинку, считается оркестр пианиста и композитора Александра Цфасмана (Москва). Ранние советские джаз-банды специализировались на исполнении модных танцев (фокстрот, чарльстон).

В массовом сознании джаз начал приобретать широкую популярность в 30-е, во многом благодаря ленинградскому ансамблю под руководством актёра и певца Леонида Утёсова и трубача Я. Б. Скоморовского. Популярная кинокомедия с его участием «Весёлые ребята» (1934, первоначальное название «Джаз-комедия») была посвящена истории джазового музыканта и имела соответствующий саундтрек (написанный Исааком Дунаевским). Утёсов и Скоморовский сформировали оригинальный стиль «теа-джаз» (театральный джаз), основанный на смеси музыки с театром, опереттой, большую роль в нём играли вокальные номера и элемент представления.

Заметный вклад в развитие советского джаза внёс Эдди Рознер — композитор, музыкант и руководитель оркестров. Начав свою карьеру в Германии, Польше и других европейских странах, Рознер переехал в СССР и стал одним из пионеров свинга в СССР и зачинателем белорусского джаза. Важную роль в популяризации и освоении стиля свинг сыграли также московские коллективы 30-х и 40-х гг., которыми руководили Александр Цфасман и Александр Варламов. Джаз-оркестр Всесоюзного радио п/у А. Варламова принял участие в первой советской телепередаче. Единственным составом, сохранившимся с той поры, оказался оркестр Олега Лундстрема. Этот широко известный ныне биг-бэнд принадлежал к числу немногих и лучших джазовых ансамблей русской диаспоры, выступая в 1935—1947 гг. в Китае.

Отношение советских властей к джазу было неоднозначным: отечественных джаз-исполнителей, как правило, не запрещали, но была распространена жёсткая критика джаза как такового в контексте противодействия западной культуре в целом. В конце 40-х, во время борьбы с космополитизмом, джаз в СССР переживал особо сложный период, когда коллективы, исполняющие «западную» музыку, подвергались гонениям. С началом «оттепели» гонения в отношении музыкантов были прекращены, но критика продолжилась.

Согласно исследованиям профессора истории и американской культуры Пенни Ван Эсчен, Госдепартамент США пытался использовать джаз в качестве идеологического оружия против СССР и против расширения советского влияния на страны третьего мира.

В 50-е и 60-е гг. в Москве возобновили свою деятельность оркестры Эдди Рознера и Олега Лундстрема, появились новые составы, среди которых выделялись оркестры Иосифа Вайнштейна (Ленинград) и Вадима Людвиковского (Москва), а также Рижский эстрадный оркестр (РЭО). Биг-бэнды воспитали целую плеяду талантливых аранжировщиков и солистов-импровизаторов, чьё творчество вывело советский джаз на качественно новый уровень и приблизило к мировым образцам. Среди них Георгий Гаранян, Борис Фрумкин, Алексей Зубов, Виталий Долгов, Игорь Кантюков, Николай Капустин, Борис Матвеев, Константин Носов, Борис Рычков, Константин Бахолдин. Начинается развитие камерного и клубного джаза во всем многообразии его стилистики (Вячеслав Ганелин, Давид Голощёкин, Геннадий Гольштейн, Николай Громин, Владимир Данилин, Алексей Козлов, Роман Кунсман, Николай Левиновский, Герман Лукьянов, Александр Пищиков, Алексей Кузнецов, Виктор Фридман, Андрей Товмасян, Игорь Бриль, Леонид Чижик и др.) Многие из вышеперечисленных мэтров советского джаза начинали свой творческий путь на сцене легендарного московского джаз-клуба «Синяя Птица», который просуществовал с 1964 года по 2009 г, открыв новые имена представителей современного поколения звёзд отечественного джаза (братья Александр и Дмитрий Бриль, Анна Бутурлина, Яков Окунь, Роман Мирошниченко и другие).

В 70-х широкую известность получило джазовое трио «Ганелин-Тарасов-Чекасин» (ГТЧ) в составе пианиста Вячеслава Ганелина, барабанщика Владимира Тарасова и саксофониста Владимира Чекасина, просуществовавшее до 1986 года.

В 70 и 80-х годах получили известность такие коллективы как джазовый квартет из Азербайджана «Гая», Государственный эстрадный оркестр Армении под управлением Константина Орбеляна, грузинские вокально-инструментальные ансамбли «Орэра» и «Джаз-Хорал»

Первая книга о джазе в СССР вышла в ленинградском издательстве Academia в 1926 году. Она была составлена музыковедом Семёном Гинзбургом из переводов статей западных композиторов и музыкальных критиков, а также собственных материалов, и называлась «Джаз-банд и современная музыка».

 Следующая книга о джазе вышла в СССР только в начале 1960-х. Она была написана Валерием Мысовским и Владимиром Фейертагом, называлась «Джаз» и представляла из себя по сути компиляцию информации, которую можно было получить из различных источников в то время. С этого времени началась работа над первой энциклопедией джаза на русском языке, которую удалось издать только в 2001 году в петербургском издательстве «Скифия». Энциклопедия «Джаз. XX век. Энциклопедический справочник» была подготовлена одним из самых авторитетных джазовых критиков Владимиром Фейертагом, насчитывала более тысячи имён джазовых персоналий и была единодушно признана главной русскоязычной книгой о джазе. В 2008 году увидело свет второе издание энциклопедии «Джаз. Энциклопедический справочник», где джазовая история была проведена уже до XXI века, добавлены сотни редчайших фотографий, а список джазовых имён увеличен почти на четверть.

В 2009 году коллективом авторов во главе с тем же В. Фейертагом был подготовлен и опубликован первый российский краткий энциклопедический справочник «Джаз в России» — единственное на сегодняшний день полное собрание джазовой российской и советской истории джаза в печатном виде — персоналии, оркестры, музыканты, журналисты, фестивали и учебные учреждения.

В России существует единственный джазовый лейбл Butman Music Records, который издаёт диски известных российско-американских проектов.

После спада интереса к джазу в 90-е годы, он снова стал набирать популярность в молодёжной культуре. В Москве ежегодно проводятся фестивали джазовой музыки, такие как «Усадьба Джаз», «Триумф Джаза» и «Джаз в саду Эрмитаж».

Латиноамериканский джаз

Соединение латинских ритмических элементов присутствовало в джазе почти с самого начала смешения культур, зародившегося в Новом Орлеане. Джелли Ролл Мортон говорил про «испанские оттенки» в своих записях середины и конца 1920-х. Дюк Эллингтон и другие руководители джазовых оркестров также использовали латинские формы. Главный (хотя не широко признанный) родоначальник латинского джаза, трубач/аранжировщик Марио Бауса принес кубинскую ориентацию из своей родной Гаваны в оркестр Чика Уэбба в 1930-х, десятилетием позднее он внёс это направление в звучание оркестров Дона Редмана , Флетчера Хендерсона и Кэба Келлоуэя . Работая с трубачом Диззи Гиллеспи в оркестре Келлоуэя с конца 1930-х, Бауса ввёл направление, от которого уже прослеживалась прямая связь с биг-бендами Гиллеспи середины 1940-х. Эта «любовная интрига» Гиллеспи с латинскими музыкальными формами продолжалась до конца его продолжительной карьеры. В 1940-е Бауса продолжил карьеру, став музыкальным руководителем Афро-кубинского оркестра Мачито, фронтменом которого был его шурин, перкуссионист Франк Грильо по прозвищу Мачито. 1950-1960-е годы прошли под знаком продолжительного флирта джаза с латинскими ритмами, преимущественно в направление боссановы, обогатив этот синтез бразильские элементами самбы . Соединив стиль кул-джаза, развитый музыкантами Западного Побережья, европейскую классическую соразмерность и соблазнительные бразильские ритмы, босса-нова или как более правильно «бразильский джаз», получила широкую известность в США приблизительно в 1962. Тонкие, но гипнотические ритмы акустической гитары акцентировали внимание на простых мелодиях, поющихся как на португальском, так и английском языке. Открытый бразильцами Жоао Жилберто и Антонио Карлосом Жобином, этот стиль в 1960-е годы стал танцевальной альтернативой хард-бопу и свободному джазу, значительно расширив свою популярность благодаря записям и выступлениям музыкантов с западного побережья, в частности гитариста Чарли Берда и саксофониста Стэна Гетца. Музыкальное смешение латинского влияния распространилось в джазе и в последующем, в 1980-х и 1990-х, включая не только оркестры и группы с первоклассными импровизаторами латиноамериканского происхождения, но также и комбинирующих местных и латинских исполнителей, создавая образцы наиболее захватывающей сценической музыки. Этот новый латинский джазовый Ренессанс подпитывался постоянным притоком иностранных исполнителей из числа кубинских невозвращенцев, таких как трубач Артуро Сандоваль, саксофонист и кларнетист Пакито Д’Ривера и др., бежавших от режима Фиделя Кастро в поисках более широких возможностей, которые они рассчитывали обрести в Нью-Йорке и Флориде. Существует также мнение, что более интенсивные, более приемлемые для танца качества полиритмичной музыки латинского джаза значительно расширили джазовую аудиторию. Правда сохранив при этом только минимум интуитивности, для интеллектуального восприятия.

Джаз в современном мире

Сегодняшний мир музыки столь же разнообразен, как климат и география, которые мы познаём благодаря путешествиям. И все же, сегодня мы наблюдаем смешение всё большего числа всемирных культур, постоянно приближающего нас к тому, что в сущности уже становится «всемирной музыкой» (world music). Сегодняшний джаз уже не может не быть под влиянием звуков, проникающих в него практически из любого уголка земного шара. Европейский экспериментализм с классическим подтекстом продолжает влиять на музыку молодых пионеров, таких, как например Кен Вандермарк, фриджазовый авангардист-саксофонист, известный по работе с такими известными современниками, как саксофонисты Мэтс Густафссон, Эван Паркер и Питер Броцманн. К другим молодым музыкантам, более традиционной ориентации, которые продолжают поиски своего собственного тождества, относятся пианисты Джекки Террассон, Бенни Грин и Брэйд Мелдоа, саксофонисты Джошуа Редман и Дэвид Санчес и барабанщики Джефф Уоттс и Билли Стюарт.

Старая традиция звучания стремительно продолжается такими художниками, как трубач Уинтон Марсалис, работающий с целой командой помощников, как в собственных маленьких группах, так и в Джаз-Оркестре Центра Линкольна, который он возглавляет. Под его покровительством выросли в больших музыкантов пианисты Маркус Робертс и Эрик Рид, саксофонист Уэс «Warmdaddy» Эндерсон, трубач Маркус Принтуп и вибрафонист Стефан Харрис. Басист Дейв Холланд также является прекрасным открывателем молодых талантов . Среди многих его открытий такие художники, как саксофонист/М-басист Стив Коулмен, саксофонист Стив Уилсон, вибрафонист Стив Нельсон и барабанщик Билли Килсон. К числу других великих наставников молодых талантов относятся также пианист Чик Кориа, и ныне покойные — барабанщик Элвин Джонс и певица Бетти Картер.

Потенциальные возможности дальнейшего развития джаза в настоящее время достаточно велики, поскольку пути развития таланта и средства его выражения непредсказуемы, умножаясь поощряемым сегодня объединением усилий различных джазовых жанров. Например, саксофонист Крис Поттер под собственным именем выпускает мэйнстримовый релиз и в то же время участвует в записи с другим великим авангардистом, барабанщиком Полом Мотианом. Аналогично, другие легенды джаза, относящиеся к различным джазовым мирам могут встречаться под одним знаменем, как это было например при совместной записи Элвина Джонса, саксофониста Дьюи Редмана и пианиста Сесила Тэйлора.

ПОП-МУЗЫКА

Поп-музыка (англ. Pop-music от Popular music) — направление современной музыки, вид современной массовой культуры.

Термин «поп-музыка» имеет двоякое значение. В широком значении, это любая массовая музыка (включая рок, электронику, джаз, блюз). В узком значении — отдельный жанр популярной музыки, непосредственно поп-музыка с определенными характеристиками.

Основные черты поп-музыки как жанра — простота, мелодичность, опора на вокал и ритм с меньшим вниманием к инструментальной части. Основная и практически единственная форма композиции в поп-музыке — песня. Тексты поп-музыки обычно посвящены личным чувствам.

Поп-музыка включает в себя такие поджанры, как европоп, латина, диско, электропоп, танцевальная музыка и другие.

Характеристики

Музыкальные критики выделяют следующие критерии поп-музыки как музыкального жанра.

Песни строятся по консервативной схеме куплет+припев. От поп-песни требуются простые, легкие для восприятия мелодии. Основной инструмент в поп-музыке - человеческий голос. Аккомпанементу уделяется второстепенная роль: аккомпанирующие поп-музыканты не играют соло и чаще всего не являются ни авторами песен, ни лидерами групп. Важную роль в поп-музыке играет ритмическая структура: многие поп-песни пишутся для танцев и имеют чёткий, неизменный бит.

Основная музыкальная единица в поп-музыке - отдельная песня или сингл. Средняя длина песни как правило, бывает от 2 до 4 минут, что соответствует радио-дружественному формату. Продолжительные композиции с обширными инструментальными партиями практически не встречаются, как и концептуальные альбомы.

Тексты в поп-песнях, как правило, посвящены личным переживаниям, эмоциям: любви, грусти, радости. Большое значение имеет также визуальное представление песен: концертное шоу и видеоклипы. Поэтому многие поп-исполнители имеют экстравагантный имидж. В труппу поп-исполнителя часто входят танцоры, статисты и прочие люди, не задействованные в исполнении музыки, но играющие важную роль на концертах.

Несмотря на долгую и бурную историю, поп консервативен. Он имеет тенденцию отражать текущую музыкальную конъюнктуру, а не прогрессивные направления. Это связано с тем, что издатели, как правило, не настроены на коммерческий риск и благоволят исполнителям в проверенных жанрах. В связи с этим, поп ориентирован на абстрактную среднюю аудиторию, а не субкультуру фанатов.

История

Впервые термин pop music в английском языке прозвучал еще в 1926 году, однако корни поп-музыки уходят в историю глубже. Непосредственным предшественником поп-музыки была народная музыка, а также более поздние уличные романсы и баллады.

Современная поп-музыка формировалась параллельно с другими жанрами, такими как рок-музыка, и не всегда была отделима от них. В 1950-е и 1960-е ее наиболее типичной формой был т. н. «традиционный поп» (traditional pop), который в СССР было принято называть «эстрадная музыка», «эстрада». Традиционный поп исполняется певцом-солистом под фоновый аккомпанемент. В США эстрада была тесно связана с джазом (Фрэнк Синатра), во Франции — с шансоном. Аналогичные исполнители популярны и в СССР — Леонид Утёсов, Клавдия Шульженко, Марк Бернес, Владимир Трошин. Значительную часть поп-музыкальной сцены США составляют чернокожие исполнители в жанре соул.

Настоящим прорывом в поп-музыке стало появление в 1970-е стиля «диско» (евродиско) и таких групп, как ABBA, Boney M, Dschinghis Khan, Bee Gees. Поп-музыка отныне вытесняет рок-н-ролл в качестве основной танцевальной музыки на дискотеках, и с этого времени танцевальная музыка (dance music) является одним из основных направлений в поп-музыке.

Благодаря появлению музыкального телевидения (в частности, телеканала MTV), в 1980-е формируется культура видеоклипов. В это время в США появляются такие звезды, как Майкл Джексон, Мадонна, Принс, Уитни Хьюстон. На поп-музыку в этот период оказывают влияние хип-хоп, соул и ритм-энд-блюз. В 1990-е и 2000-е к этому прибавляется танцевальная электронная музыка (рэйв).

Региональные разновидности

Сейчас с поп-музыкой ассоциируется в основном западная её разновидность, европоп. Этот стиль преобладает как в Америке, так и в Европе, в том числе в России (см. статью Российская поп-музыка). Однако в разных регионах мира существуют свои особенности, связанные с совмещением ритмов поп-музыки и национальных мелодий. Так, стоит отметить латиноамериканскую поп-музыку (latina) с её многочисленными танцевальными жанрами — самба, румба, ча-ча-ча, ламбада, макарена. Латина добилась популярности и на Севере благодаря таким исполнителям, как Kaoma, Глория Эстефан, Рики Мартин. Ближневосточная поп-музыка отличается необычной мелодикой. Своим колоритом обладает и японская поп-музыка.

Премии и хит-парады

Ежегодно в мире проводятся сотни фестивалей и конкурсов, выявляющих лучших из лучших. Самым авторитетным конкурсом мировой поп-музыки, является премия Grammy Awards. Помимо Grammy Awards существует множество различных наград, среди которых самыми престижными являются American Music Awards, World Music Awards, MTV Video Music Awards. Поп-музыка представлена также на ежегодном конкурсе «Евровидение». Для измерения популярности той иной песни составляются списки, по образу и подобию самого крупного национального музыкального списка в мире — Billboard Hot 100 (США). Например, в Великобритании это UK Singles Chart и UK Albums Chart одновременно.

При составлении Billboard Hot 100 учитываются продажи музыкальных дисков, популярность песен на радиостанциях и продажи, осуществляемые через интернет.

Культурно-социальное влияние

Поп-музыка породила такое явление, как поп-звёзды — личности, чья жизнь привлекает внимание прессы вне связи с их музыкальной деятельностью. В поп-музыке популярность зависит не только от способностей исполнителя и композитора, но и таких не связанных с музыкой факторов, как внешность, сексуальная привлекательность, репутация, освещение прессой. Для привлечения внимания прессы и публики многие поп-исполнители и их продюсеры не брезгуют провокацией скандалов, эпатажем. Так, продюсер поп-группы Тату Иван Шаповалов сознательно создал своим подопечным репутацию лесбиянок, чтобы вызвать скандал и привлечь внимание. В прессе часто появляются скандальные истории о таких музыкантах, как Мадонна, Бритни Спирс, Майкл Джексон, Алла Пугачёва, Филипп Киркоров. За это поп-музыка часто критикуется.

Кабаре

Кабаре (фр. Cabaret) — небольшое развлекательное заведение с определенной художественно-развлекательной программой, которая состоит из пения песен (шансон), одноактных пьес, скетчей, танцевальных номеров, объединённых выступлениями конферансье.

История возникновения

Кабаре имеет французское происхождение. Первое кабаре «Чёрный кот» (Le Chat noir ) было основано в 1881 году Родольфом Салисом на улице Монмартр в Париже. В некоторой мере к возникновению кабаре во Франции причастен и Луи Наполеон, который, став императором Франции в 1852 году, запретил распевать традиционные песни шансон в общественных местах, то есть на ярмарочных площадях и многолюдных улицах городов. Новым убежищем для шансонье стали кафе-шантан (фр. cafe-chantan) или кафе-кабаре (фр. cafe-cabaret). Родольф Салис приглашал для выступлений в своем кабаре профессиональных, талантливых поэтов и музыкантов, что сделало его кабаре чрезвычайно популярным. В последующие годы подобные кабаре возникли не только в Париже, но и по всей Франции. Следует особо отметить кабаре «Мирмильтон» (фр. Mirmilton) Аристида Брюана, в котором черпал свое вдохновение знаменитый художник Тулуз-Лотрек.

В 1901 году открывается первое немецкое кабаре в Берлине. Теоретиком основания кабаре в Германии стал Отто Юлиус Бирбаум (нем. Otto Julius Bierbaum). Открыл же первое кабаре «Buntes Theater» или же «Ueberbrettl» барон Эрих Людвиг фон Вольцоген (нем. Erich Ludwig Freiherr von Wolzogen). Огромнейшее влияние на первооткрывателей немецкого кабаре имели философские идеи Фридриха Ницше. И Бирбаум, и Вольцоген мечтали создать новый вид развлекательных заведений, со сцены которого они могли бы воспитывать «сверхчеловека».

«Красная мельница»

Но, всё-таки, основное своё значение кабаре приобрело, как место, где исполняются смелые откровенные танцы.

 Поэтому теперь мы говорим «кабаре» — подразумеваем «Мулен Руж» («Красная мельница»), и наоборот. Эти слова стали практически синонимами. А славу кабаре «Мулен Руж» принесли именно исполнительницы канкана и бурлеска. Не уступающим ему по славе и популярности стало кабаре «Крейзи Хорс».

В наши дни эти кабаре, не считая десятков более «камерных» заведений, стали меккой для туристов, посещающих французскую столицу. Посетить знаменитые кабаре стало таким же «must have», как сходить к другой парижской легенде — Эйфелевой башне.

 Правда, эротический «градус» в них давно пожертвован ради зрелищности, яркости и общему уклону в сторону шоу. Поэтому из чисто мужского развлечения эти кабаре превратились в места, доступные для семейного посещения.

Менестрель-шоу

Менестрель-шоу или минстрел-шоу (англ. Minstrel show, тж. Christy minstrel, Negro minstrel, nigger minstrel) — форма американского народного театра XIX века, в котором загримированные под негров белые актёры разыгрывали комические сцены из жизни негров, а также исполняли стилизованную музыку и танцы африканских невольников.

История

Несмотря на то, что традиция гримироваться под негров имела место среди домашних спектаклей белых переселенцев в Америке ещё в конце XVII века, как цельная форма развлекательного искусства менестрель-шоу развились в конце 1820-х гг. в США (сам термин появился в 1837 году). Толчок к популярности менестрель-шоу дали представления Томаса Дартмута Райса, в частности его номер «Джим Кроу» — музыкальная композиция и танец, имитирующие негритянский стиль. Популярность этого номера была столь широка, что Райс взял себе псевдоним «Джим Кроу» и гастролировал по Америке и Европе. По его следам в 1830-е гг. стали появляться схожие инструментально-вокальные ансамбли и соло-исполнители. К середине 1840-х гг. менестрель-шоу, также называемые «эфиопскими» (которые помимо музыки и танцев включали небольшие комедийные сценки с диалогами, скетчами и т. п.) стали одной из наиболее популярных форм развлечения в США, особенно в северных штатах. Менестрели пародировали жизнь и манеры негров, зачастую представляя их самым неприглядном образом в виде ленивых, глупых и бахвальных рабов. Юмор шоу был резким с использованием игры слов; нередкой была сатира на текущую политику от лица простоватого невольника. Самих негров среди менестрелей практически не было, лишь с середины 1850-х гг. стали появляться первые, полностью негритянские труппы менестрелей. Парадоксальным образом, они также гримировали себе лицо, делая его похожим на театральную маску. Негритянские менестрель-шоу также собирали публику, желавшую увидеть представление настоящих негров. Однако изначально расистский характер менестрель-шоу препятствовал его развитию среди негров-исполнителей (особенно на Юге).

С всё более возрастающими аболиционистскими тенденциями в североамериканском обществе менестрель-шоу оказывались в этом свете проводником идей рабства. В то же самое время, во многих штатах Юга шоу менестрелей постепенно стали запрещаться, так как там они ассоцииировались с развлечением северян. Во время Гражданской войны индустрия менестрель-шоу стала приходить в упадок: к этому времени популярность набирали схожие жанры варьете, водевиля и музыкальные комедии. Гастроли небольших трупп менестрелей отодвинулись дальше к периферии. Во же время в Нью-Йорке жанр менестрелей преобразовался в громадные, богато декорированные шоу с участием иностранных акробатов и др. цирковых элементов; вскоре чёрный грим перестал быть обязательным в таких выступлениях. В 1870-е гг. в музыкальное отделение менестрель-шоу вошли духовные негритянские песни, спиричуэлз; в данном случае песни не имитировались, а напрямую заимствовались от бродячих чёрных музыкантов. К началу XX века жанр менестрель-шоу окончательно изжил себя и продолжал существовать лишь в сельской местности южных штатов. К 1919 году остались лишь три значительные труппы менестрелей.

Влияние менестрель-шоу

Менестрель-шоу впервые позволили негритянской музыке быть услышанной массово, хоть и в извращённой на первом этапе форме. Однако в поздний период, такие шоу включали настоящие песни американских негров — спиричуэлз — таким образом, становясь у истоков современной афроамериканской музыки, последовательно породившей блюз, джаз и ритм-н-блюз.

Мюзик-холл

Мюзик-холл (англ. music hall) (варьете) (фр. variété) — развлекательный жанр, который был моден между 1850 и 1960 годами. Термин может относиться к:

1. самой форме развлечения;

2. театру, в котором происходит действие;

3. виду популярной музыки, связанной с этим понятием.

История

Мюзик-холлы явились результатом развития салунов и пабов в 1830-х.

Салон мюзик-холла изначально представлял из себя помещение, где за плату за вход или за более высокие цены в баре проходили выступления с танцами, пением, комедиями и драмами. Одним из наиболее известных салунов был Grecian Saloon, открытый в 1825, на севере Лондона. Позже он стал известен как Grecian Theatre, в возрасте 14 лет в 1884 году в нём дебютировала Мэри Ллойд.

Мюзик-холлы в современном понимании появились в 1850-х, и появлялись, как правило, на базе пабов. Они отличались от театров тем, что в них можно было, скажем, сидеть на столе и распивать алкоголь, курить табак во время просмотра шоу.

Первым мюзик-холлом принято считать Кентербери Мюзик-холл, располагающийся по адресу Вестминстер-Бридж-роуд, 143, построенный Чарльзом Мортоном, позднее названного «Отцом Залов». Он открылся 17 мая 1852 года: про эту дату говорят «наиболее знаменательная дата в истории всех мюзик-холлов». В 1852 году зал выглядел как многие другие пабы, но был расширен в 1854 до беспрецедентных размеров. Он был ещё сильнее отстроен в 1859, позже перестроен как театр, в 1942 здание уничтожила бомба.

Другим ранним мюзик-холлом был Middlesex (1851). Более известный как 'Old Mo', он был построен на месте Mogul Saloon. Позднее преобразованный в театр, он был снесён в 1965.

«Война варьете» в 1907

С увеличением количества синдикатов, контролировавших мюзик-холлы, нарастало напряжение между их владельцами и работниками. 22 января 1907 после долгих споров, в Holborn Empire зародилась идея забастовки. Идея распространилась; забастовка длилась около двух недель и стала известна как «Война варьете». Большинство требований бастовавших в итоге было удовлетворено, в том числе — установка минимальной рабочей платы и максимальной рабочей недели работников.

Многие звёзды варьете, такие, как Мэри Ллойд, Артур Робертс, Джо Элвин и Гус Элен, поддерживали забастовку, несмотря на то, что сами зарабатывали достаточно, чтобы не быть в ней материально заинтересованными.

Мюзикл

Мюзикл (англ. Musical) (иногда называется музыкальной комедией) — музыкально-сценическое произведение, в котором переплетаются диалоги, песни, музыка, важную роль играет хореография. Сюжеты часто берутся из известных литературных произведений, из мировой драматургии («Моя прекрасная леди» по Бернарду Шоу, «Целуй меня, Кэт!» по Шекспиру, «Человек из Ламанчи» по Сервантесу, «Оливер!» и «Ночь открытых дверей» по Диккенсу). Большое влияние на мюзикл оказали многие жанры: оперетта, комическая опера, водевиль, бурлеск. Как отдельный жанр театрального искусства долгое время не признавался.

Мюзикл — жанр, как правило, сложный в постановочном отношении и потому дорогой. Многие бродвейские мюзиклы славятся своими спецэффектами, что возможно только в условиях стационарного мюзикла, где спектакли идут ежедневно в течение многих лет, пока они пользуются успехом у публики. В России пример такого наиболее успешного стационарного мюзикла — «Юнона и Авось».

Мюзикл — один из наиболее коммерческих жанров театра. Это обусловлено его зрелищностью, разнообразием тем для постановки, неограниченностью в выборе средств выражения для актеров.

По форме мюзикл чаще всего представляет собой двухактовый спектакль.

История

Зарождение мюзикла

Предшественниками мюзикла были множество легких жанров, где смешались шоу варьете, французский балет и драматические интерлюдии. В сентябре 1866 года на сцене Нью-Йорка прошла постановка «Black Crook», где сплетались романтический балет, мелодрама и другие жанры. Именно она считается исходной точкой нового жанра. Музыкальной комедией охарактеризовал один из своих хитов «Хористка» английский продюсер Джордж Эдвардс. Музыкальная комедия подразумевала легкое развлекательное представление, где важным был не сюжет, а скорее популярные вокальные номера в исполнении кумиров публики. Постановки Эдвардса снискали ошеломительный успех в Нью-Йорке, и до начала XX века моду в новом жанре диктовали английские представления.

Развитие в Америке

В годы, предшествующие Первой мировой войне, талантливые эмигранты Херберт, Фримль, Ромберг и другие дали импульс активному развитию мюзикла в Америке. В период 20-х и 30-х годов, с приходом новых американских композиторов Джерома Керна, Джорджа Гершвина, Кола Портера и других, мюзикл приобретает истинную американскую окраску. Усложнилось либретто, в ритмах стало заметно влияние джаза, рэгтайма, в песнях появились типичные американские обороты. Многие песни из мюзиклов стали музыкальной классикой. Значительно возросло актёрское мастерство певцов. В 1932 году композитор Гершвин впервые награждён Пулитцеровской премией за работу над мюзиклом «Я пою о тебе» («Of Thee I Sing», 1931). При совместной работе Роджерса и Хаммерстайна II появились такие постановки, как «Оклахома!» («Oklahoma!», 1943), «Карусель» («Carousel», 1945), «Юг Тихого океана» («South Pacific», 1949), отличавшиеся высоким уровнем драматургии. Они имели ошеломительный успех у публики.

После Второй мировой войны фабула мюзиклов стала более серьёзной, появилась «Вестсайдская история» («Westside story», 1957) Леонарда Бернстайна. За основу постановки взята шекспировская трагедия «Ромео и Джульетта», при этом действие происходит в современном Нью-Йорке. Экспрессивность танцев обозначило растущее значение хореографии.

Дальнейшее развитие

В конце 60-х годов XX века под влиянием новых музыкальных стилей приходит новое понимание мюзикла как жанра. В спектакле «Волосы» («Hair», 1967) нашли отражение модные тогда идеи хиппи, тем самым постановка получила название «мюзикла первобытного американского лирического рока». С 70-х годов количество спектаклей сокращается, однако декорации и костюмы новых мюзиклов становятся более роскошными. Кардинальные изменения в понятие мюзикла преподнесла постановка «Иисус Христос суперзвезда» («Jesus Christ Superstar»1971) композитора Эндрю Ллойда Уэббера и либреттиста Тима Райса. Серьёзная тема мюзикла «Эвита» («Evita», 1978) доказала большой путь, который прошёл жанр за время своего развития. Творение Уэббера «Кошки» («Cats», 1981) по мотивам стихотворного цикла Т. С. Эллиота «Популярная наука о кошках, написанная Старым Опоссумом» («Old Possum’s Book of Practical Cats») представляет яркие запоминающиеся образы, в музыке узнаются кошачьи интонации, танцы гибки и пластичны. Другим популярным произведением Уэббера стал мюзикл «Призрак Оперы» («The Phantom of the Opera»), сочетающий в себе элементы детектива и триллера.

Англо-американская монополия мюзиклов прекратилась в 1985 году, когда на лондонской сцене состоялась премьера французской постановки «Отверженные» («Les Miserables») по мотивам одноимённого романа Виктора Гюго. Авторами являются композитор Клод Мишель Шонберг и либреттист Ален Бублиль. Высокий уровень мюзикла как жанра доказывает «Мисс Сайгон» («Miss Saigon»), осовремененная опера Пуччини «Мадам Баттерфляй».

Наиболее известные мюзиклы

Бродвейские мюзиклы

Мировую известность жанру принесли бродвейские мюзиклы.

Threepenny Opera, The / «Трехгрошовая опера»: музыка: Курт Вайль, либретто: Бертольт Брехт (по «Трехгрошовому роману»)(1933)

My Fair Lady / «Моя прекрасная леди»: музыка: Фредерик Лоу, либретто и песенные тексты: Алан Джей Лернер (1956)

Sound of Music, The / «Звуки музыки» музыка: Ричард Роджерс, либретто: Ховард Линдсей & Рассел Круз, песенные тексты: Оскар Хаммерстайн (1959)

Oliver! / «Оливер!»: музыка, либретто и песенные тексты: Лайонел Барт (1960)

Fiddler on the Roof / «Скрипач на крыше» музыка: Джерри Бок, либретто: Джозеф Стайн, песенные тексты: Шелдон Харник (1964)

Hair / «Волосы» музыка: Гэлт МакДермот, либретто: Джеймс Рэйдо (1968)

Jesus Christ Superstar / «Иисус Христос — суперзвезда» музыка: Эндрю Ллойд-Уэббер, песенные тексты: Тим Райс (1970)

Chicago / «Чикаго» / музыка: Джон Кэндер, либретто: Боб Фосс, Фред Эбб (1975)

Les Miserables / «Отверженные»: музыка: Клод-Мишель Шонберг, либретто: Ален Бублиль (1980)

Cats / «Кошки» музыка: Эндрю Ллойд-Уэббер, либретто: Т. С. Элиот (1981)

42nd Street / «Сорок вторая улица»: музыка: Гарри Уоррен, песенные тексты: Эл Дабин, либретто: Марк Брэмбл и Майк Стюарт (1981)

Phantom of the Opera, The / «Призрак Оперы» музыка: Эндрю Ллойд-Уэббер, либретто: Ричард Стилгоу и Эндрю Ллойд-Уэббер, песенные тексты: Чарльз Харт (1986)

Jekyll & Hyde / «Джекилл и Хайд» музыка: Фрэнк Уайлдхорн, либретто и текст песен: Лесли Брикэсс (1989)

Producers, The / «Продюсеры» / музыка: Мел Брукс, либретто: Мел Брукс (на основе фильма Мела Брукса «Весна для Гитлера»)

Французские мюзиклы

По началу, во Франции мюзиклы пошли иным путём: они были менее зрелищны и обходились минумумом декораций (по сравнению с бродвейскими) и в целом больше напоминали концерты нескольких эстрадных певцов. Ярким примером этому может служить оригинальная версия мюзикла Риккардо Коччанте и Люка Пламондона Nôtre-Dame de Paris. Но со временем вкусы менялись, и в последние годы Франция предствила довольно красочные, в плане костюмов и декораций, музыкальные спектакли, такие как Romeo et Juliette, Autant en Emporte le Vent, Le Roi Soleil и пр.

Starmania / «Стармания»: музыка: Мишель Берже, либретто: Люк Пламондон (1979)

Misérables, Les / «Отверженные»: музыка: Клод-Мишель Шонберг, либретто: Ален Бублиль (1980)

La legende de Jimmy / «Легенда о Джимми»: музыка: Мишель Берже, либретто: Люк Пламондон (1990)

Sand et les Romantiques / «Жорж Санд и романтики» (1991)

Vu D’en Haut / «Вид сверху» (1991)

La vie en bleu / «Жизнь в голубом» (1996)

Nôtre-Dame de Paris / «Нотр-Дам де Пари или Собор Парижской Богоматери»: музыка: Риккардо Коччанте, либретто: Люк Пламондон (1998)

Da Vinci / «Да Винчи» (2000)

Romeo et Juliette / «Ромео и Джульетта»: музыка: Жерар Пресгурвик, либретто: Жерар Пресгурвик (2000)

Les Mille Et Une Vies D’Ali Baba / «Тысяча и одна жизнь Али-Бабы»: музыка: Chatel Aboulker (12 июня 2001)

Les Dix Commandements / «10 заповедей»: музыка: Паскаль Обиспо (2001)

Le Petit Prince / «Маленький принц»: музыка: Риккардо Коччанте, либретто: Элизабет Анаис (2002)

Tristan et Yseult / «Тристан и Изольда»: либретто: Jacques Francois Berthel (2002)

Emilie Jolie / «Эмили Жоли»: (2002)

Don Juan / «Дон Жуан»: музыка: Феликс Грей (3 августа 2003)

Le Roi Soleil / «Король Солнце»: музыка: Альберт Коэн, либретто: Эли Шураки (2005)

Dracula, Entre l’amour et la mort / «Дракула: между любовью и смертью»: музыка: Симон Леклер, либретто: Роже Табра (2005)- канадский мюзикл на французском языке

Graal / «Грааль»: музыка: Catherine Lara (2005)

Cléopâtre, la dernière reine d’Egypte /«Клеопатра, последняя царица Египта»: (2009)

Mozart — L’Opera Rock/ «Моцарт. Рок-опера»: (2009)

Австрийские мюзиклы

Elisabeth / «Элизабет»: музыка: Сильвестр Левай, либретто: Михаэль Кунце (1992)

Tanz der Vampire / «Бал вампиров»: музыка: Джим Стейнман, либретто: Михаэль Кунце (1997)

Mozart! / «Моцарт!»: музыка: Сильвестр Левай, либретто: Михаэль Кунце (1999)

Rebecca / «Ребекка»: музыка: Сильвестр Левай, либретто: Михаэль Кунце (2006)

Российские мюзиклы

«Орфей и Эвридика» — пожалуй, основоположник русского мюзикла. До сих пор звучит в исполнении Санкт-Петербургского театра «Рок-опера». Композитор — Александр Журбин. Либретто — Юрий Димитрин.

«Принц и нищий» — музыка Александра Журбина, по M. Твену, 1973, Москва, 110 представлений в 3 театрах.

«Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» — спектакль (рок-опера) по мотивам драматической кантаты Пабло Неруды. Автор либретто — Павел Грушко, композитор, дирижёр и постановщик — Алексей Рыбников, режиссёр — Ф. Иванов. Поставлен в 1976 году в СССР, в театре «Ленком», Москва. Двойной виниловой альбом с аудиозаписью спектакля был издан в 1977 году и занял 1-е место в хит-параде лучших грамзаписей.

 Вторично поставлена в 2009 году Александром Рыхловым (постановщик и главным режиссёр). Автором либретто, как и 30 лет назад, является Павел Грушко.

«Пенелопа» — автор музыки Александр Журбин, по пьесе Б.Рацера и В. Константинова, 1979, Свердловск, существует англоязычная версия, более 2000 представлений в 40 театрах.

«Юнона и Авось» — рок-опера Алексея Рыбникова, впервые исполнена на сцене «Ленкома» в 1981 году.

«Стакан воды» — Александр Журбин, по Э. Скрибу, 1988, Москва, 1000 представлений в 30 театрах.

«Закат (Молдаванка)» — мюзикл Александра Журбина, единственный из российских, поставленный в США. По И. Бабелю, 1987, Рига; в США шёл под названием How It Was Done in Odessa (Как это делалось в Одессе), Филадельфия, 1991, 30 театров, более 1000 представлений.

«Норд-Ост» — первый русский мюзикл мирового класса. Поставлен Георгием Васильевым и Алексеем Иващенко в Москве в 2001 году.

«Финрод-зонг» — фэнтези-мюзикл по мотивам произведений английского писателя Дж. Р. Р. Толкина.

«12 Стульев» — российский мюзикл по мотивам одноименного романа И.Ильфа и Е.Петрова. Поставлен в Москве в 2003 году.

«Владимирская площадь» — мюзикл А.Журбина по Ф. М. Достоевскому («Униженные и оскорбленные»), 2003, С.-Петербург, театр им. Ленсовета. 2005 Московский музыкальный театр под руководством Геннадия Чихачева "Униженные и оскорбленные"

«Ночь открытых дверей» — мюзикл Евгения Кармазина и Константина Рубинского по мотивам «Рождественской сказки» Чарльза Диккенса. Поставлен в Екатеринбурге в 2005 году, получил «Золотую маску» в двух номинациях (в том числе «Лучший спектакль»).

«Маугли» — российский фэнтези-мюзикл поставлен на сцене Московского театра Оперетты. Идет в Москве с 2005 года. Музыка и либретто — Влад Сташинский, режиссёр-постановщик — Алина Чевик, муз. руководитель — Влад Сташинский, балетмейстер — Борис Барановский, художник — Виктор Арефьев, художник по костюмам — Валентина Комолова, художник по гриму — Андрей Дрыкин, художник по свету — А. Кузнецов, хормейстер — П. Сучков.

«Храни меня, любимая» — мюзикл Александра Пантыкина и Константина Рубинского. Поставлен в Екатеринбурге в 2006 году, получил премию «Браво», также номинировался на награду «Музыкальное сердце театра».

«www.силиконовая дура.net» — мюзикл Александра Пантыкина и Константина Рубинского. Поставлен в Екатеринбурге в 2007 году, в 2008 году получил премию «Золотая маска» в двух номинациях.

«Монте-Кристо» — российский мюзикл по мотивам романа А.Дюма «Граф Монте-Кристо». Поставлен в Москве в 2008 году.

«Последнее испытание» — фэнтези-мюзикл Антона Круглова и Елены Ханпиры.

«Дорога без возврата» — фэнтези рок-мюзикл. Создан группой ESSE по мотивам саги «Ведьмак» Анджея Сапковского (премьера 2009 г.).

«Дети Солнца» — этно-мюзикл Владимира Подгорецкого.

«Екатерина Великая» — музыкальные хроники времен Империи. Композитор Сергей Дрезнин. Поставлен Свердловским академическим театром музыкальной комедии в 2008 году (режиссер Нина Чусова). В 2009 году удостоен двух премий «Золотая маска» (лучшая исполнительница женской роли — Мария Виненкова, лучшие костюмы — Павел Каплевич).

«Новые приключения Бременских или вперёд в прошлое» (ранее: «Новый год шиворот-навыворот, или вперёд в прошлое») — российский мюзикл по песням Юрия Энтина. Режиссер-постановщик: Заслуженный артист Российской Федерации Борис Борейко. В мюзикле участвуют молодые звёзды Илья Викторов и Евгений Аксенов.

«Бременские музыканты» мюзикл, поставленный по мотивам знаменитого мультфильма. Композитор — Геннадий Гладков. Стихи Юрия Энтина. Режиссёр-постановщик — Борис Борейко, хореографы — Марина Яцевич и Алексей Вальц. Мюзикл задуман и осуществлён продюсерским центром «Триумф».

«Корпорация „ВыхАд“» — первый российский альтернативный мюзикл. Сценарист, режиссёр и композитор Фёдор :(Fredo:) Jay Лукашук, при участии группы Враги мух. Сочи, 2007 год. Продолжение («Корпорация „ВыхАд“ 2») было поставлено тем же составом в Сочи в 2009 году.

«Мастер и Маргарита» — премьера прошла 23 сентября 2009. Создан Продюсерским центром «Звёздная пристань». Идёт на сцене Московского детского театра эстрады.

«Доктор Живаго» — премьера в Петербурге Пермского драматического театра состоялась на сцене Выборгского Дворца культуры 15.04.2009 г. Автор музыки — Александр Журбин, постановка Бориса Мильграма.

«Мёртвые души» — автор определяет жанр спектакля как «light opera». Музыка Александра Пантыкина, либретто Константина Рубинского. Либретто включает мотивы «Мёртвых душ», «Ревизора», «Тараса Бульбы», «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Премьера состоялась в Свердловском академическом театре музыкальной комедии в ноябре 2009 года. Режиссер-постановщик — Кирилл Стрежнев. В роли Чичикова — Евгений Зайцев. В спектакле участвует «Эксцентрик-балет» Сергея Смирнова.

«Мёртвые души» — мюзикл Александра Журбина по гоголевским «Мёртвым душам», премьера которого состоялась в Омске 16.04.2010 г. Не изменяя своему стилю и «легкому жанру», Журбин вместе с соавторами — либреттистами Ольгой Ивановой и Александром Бутвиловским и поэтом Сергеем Плотовым сохранил и серьезность, и глубину литературного первоисточника.

«Цезарь и Клеопатра» — мюзикл Александра Журбина, впервые представленный зрителям Московского государственного академического театра оперетты 12,13 июня 2010 года. Либретто по пьесе Бернарда Шоу — Жанна Жердер. Художник-постановщик — Александр Васильев. Балетмейстер — Альберт Альбертс. В заглавных ролях — Герард Васильев, Валерия Ланская/Василиса Николаева.

Украинские мюзиклы

«Феминизм по-украински» (1998г., вторая редакция - 2008г.) — первый национальный украинский мюзикл. Автор либретто, композитор, режиссёр и сценограф — Алексей Коломийцев.

Рэгтайм

Рэгтайм (англ. ragtime) — жанр американской музыки, особенно популярный с 1900 по 1918 год. Это танцевальная форма, имеющая размер 2/4 или 4/4, в которой бас звучит на нечётных, а аккорды — на чётных долях такта, что придаёт звучанию типичный «маршевый» ритм; мелодическая линия сильно синкопированная. Многие рэгтаймовые композиции состоят из четырёх различных музыкальных тем.

Рэгтайм считается одним из предшественников джаза. Джаз унаследовал от рэгтайма ритмическую остроту, создаваемую несовпадением ритмически свободной, как бы «разорванной» мелодии. Некоторое время после Первой мировой войны рэгтайм вновь был моден как салонный танец. От него произошли и другие танцы, в том числе и фокстрот.

Своеобразие ритма этой формы очень широко используется в профессиональной музыке — сочинения Антонина Дворжака на американскую тему (симфония «Из Нового Света» и струнный «Американский квартет»), а также «Рэгтайм» (1918) Игоря Стравинского для одиннадцати инструментов.

Происхождение слова «рэгтайм» до сих пор неясно. Возможно, оно происходит от англ. ragged time («разорванное время», то есть синкопированный ритм).

История рэгтайма

Рэгтайм, наряду с блюзом, является важнейшим источником, из которого возник джаз. Как популярная народная музыкальная форма, он получил известность в США примерно с 1870-х. Именно тогда уже менестрели исполняли афроамериканский танец кейкуок под аккомпанемент банджо, гитары или мандолины с характерными для рэгтайма ритмическими рисунками: синкопированным ритмом и краткими неожиданными паузами на сильных долях такта. Эти особенности заложили основы зарождающегося нового интерпретационного стиля, так не похожего на традиционную европейскую технику, культивировавшуюся в музыкальных салонах того времени не только Старого, но и Нового Света. Выступления менестрельных групп, совершавших регулярные турне по США, сыграли важную роль в популяризации характерных для рэгтайма музыкальных приёмов, получивших вскоре широкое распространение в набирающем силу шоу-бизнесе Америки. Формирование рэгтайма как самостоятельного музыкального жанра происходило в тесной взаимосвязи афроамериканского музыкального фольклора, преимущественно в области специфических особенностей ритмики кейкуока, и важнейшими элементами европейской музыкальной культуры: композиционной техникой, западными приёмами гармонизации, общей структурой, близкой к танцевальным сюитам XVII—XVIII веков.

Родиной рэгтайма считается Средний Запад США, где активно работало большинство его главных творцов. Возникновение рэгтайма как самостоятельного музыкального течения обычно связывают с датой первого изданного рэга. В 1895 году Бен Харней издал в Луисвилле рэгтайм-пьесу собственного сочинения, называвшуюся «You’ve Been a Good Old Wagon». Благодаря ему уже через год рэгтайм стал очень популярным в Нью-Йорке. В январе 1897 года издаётся инструментальная рэгтайм-пьеса «Mississippi Rag» Уильяма Крелла. Однако негритянский инструментальный рэгтайм пробился на прилавки издателей только в конце 1897 года с композиций Тома Терпина «Harlem Rag». И наконец после издания маршей и вальсов собственного сочинения, в 1899 издал сборник своих рэгтаймов, называвшийся «Original Rags», и Скотт Джоплин, ставший самым знаменитым из мастеров этого жанра. Несмотря на то, что вначале больше и чаще публиковались произведения белых рэгтайм-композиторов, чернокожие музыканты играли рэгтайм задолго до выступлений знаменитого оркестра Крелла и зарабатывали достаточно денег на чаевых, чтобы хорошо жить. Даже когда издатели начали принимать для публикации их живые, синкопированные пьесы, многие из чёрных композиторов редко продавали свои произведения, имея небольшую потребность в деньгах сверх чаевых, которые они получали на представлениях в барах или на эстраде.

Широкую популярность рэгтайм получил как исключительно фортепианный жанр. Однако не исключено, что в архаическом виде он существовал и как оркестровая форма. В пользу данного предположения говорит тот факт, что среди многочисленных духовых оркестров Нового Орлеана существовала заметная группа так называемых рэгтайм-бэндов, являвшихся, по сути, теми же джаз-бэндами, в репертуаре которых основное место занимали инструментальные пьесы, исполнявшиеся в стиле рэгтайма.

Началу нотных публикаций предшествовал период бесконечных вечерних сессий, когда пианисты и оркестры играли реги за закрытыми дверьми — в частных домах или в барах после закрытия — где часто звучала самая сложная и неистовая музыка, исполнявшаяся просто для личного удовольствия артистов.

Как обычно происходит с музыкой, особенно полюбившейся публике, рэгтайм вышел за рамки своей первоначальной профессиональной сферы и породил ответвления, утратившие чистоту стиля, свойственную его «классическим» образцам. Мальчики-чистильщики сапог бренчали в промежутках между основным занятием на банджо и гитарах, воспроизводя мотивы и ритмы, неотделимые от рэгтайма. Посетители парикмахерских, коротая время в очереди к своему мастеру, тоже играли на банджо или гитаре, создавая невольно особую разновидность бытовой афроамериканской музыки. Термин «парикмахерская гармония» даже вошел в музыковедческий лексикон. Духовые оркестры включали рэгтаймы в свой репертуар, придавая этому фортепианному жанру тяжеловесное «медное» звучание. Водевильные труппы приспосабливали его к своим инструментовкам. Композиторы-песенники стали выпускать вокальные произведения, основанные на ритмах и мелодиях рэгтайма. Разные «вольные» направления, в том числе оркестровые, дополнительно усиливали воздействие нового строя музыкального мышления на массовую психологию. Когда в начале ХХ века мир отметил рождение американской музыки, рэгтайм стал её первой художественной «школой».

Как любой другой музыкальный стиль, рэгтайм имел свои корни во многих предшествующих областях музыки. Но даже после того, как рэгтайм развился в узнаваемый стиль, издатели очень часто опасаясь синкопированных ритмов, боялись продавать подобные произведения, следуя итальянскому значению синкопы, (alla zoppa) (прихрамывание), а не английскому разговорному «движущиеся ноты». Но несмотря на это, синкопированные ноты привели к настолько неистовому росту продаж музыкальной продукции рэгтайма, что издатели, чтобы поощрить продажу, стали маркировать этим названием даже несинкопированную музыку.

Музыкальные корни рэгтайма привязаны к жизни тростниковых плантаций. Одной из популярных форм развлечения там был кейкуок. Кейкуок имеет свою типично американскую историю, идущую еще из времен рабства, когда по праздникам на плантациях хозяева устраивали для своих рабов развлечения. Разодетые в костюмы слуг чернокожие пары соревновались между собой в исполнении особых движений, напоминавших услужливого, согнувшегося в три погибели, но неловкого лакея, подающего хозяевам пирог. Это должно было выглядеть как пародия на самих себя. Победители получали в подарок праздничный пирог. Элементы этих движений позднее перешли в городской бытовой танец «кэйкуок» («проход с пирогом»), который означал многое и для развития более поздних эстрадных танцев. А музыкальной основой для него служил ранний рэгтайм. От кейкуока в конечном счете вёл путь к водевилю и, далее в Европу. В последние годы XIX столетия кейкуок, отделившийся от менестрельной эстрады, стал властной модой и с Американского континента перекочевал в Старый Свет, распространившись в виде салонного танца в Европе с новым для неё полиритмическим мышлением. Непосредственно в хореографии кейкуок так же наметил новые пути. Он дал жизнь ряду танцев, вытеснивших из культурного обихода польку, кадриль, контраданс и другие популярные до него танцы в европейской среде. Эти танцы — гриззли-бэр (Grizzli Bear), банни-хаг (Bunny Hug), тексас томми (Texas Tommy), тарки-трот (Turkey Trot) и др. отличались особой двудольностью, неотделимой от кейкуока, и его характерным эффектом «качания». Их эволюция завершилась всем известными тустепом (two step) и фокстротом (foxtrot), завоевавшим широчайшую популярность во всем мире и сохранявшимся в бытовом танцевальном репертуаре на протяжении многих лет. Первоначальный же период их расцвета совпадает по времени с кульминацией популярности рэгтайма и началом «джазовой эпохи».

В годы, предшествовавшие публикациям рэгтайм, к миру белого искусства пробивалась и другая форма развлечения, являвшаяся продуктом негритянской культуры: coon songs. Словом coon (енот) в то время пренебрежительно называли чернокожих. В музыкальном смысле coon songs — это особая, напористая и хрипловатая манера пения, которая перешла в дальнейшем к блюзовым и джазовым вокалистам. Эти темпераментные песни сопровождались возгласами и криками, настолько интенсивными и творческими, насколько это было возможно. Подобно соревнованиям в кейкуоке, исполнители coon songs также соревновались, но только в силе крика.

Ритмы, которые были частью музыкального наследия, принесённого из Африки, присутствовали в кейкуоке, coon songs, и музыке «jig bands». В конечном счёте этот симбиоз и превратился в рэгтайм. Музыка, оживляемая контрапунктными ритмами, обычными для африканских танцев, была яркой, восторженной, часто импровизационной.

Скотт Джоплин и другие чернокожие сочинители рэгтаймов были знакомы с этим музыкальным наследием, но кроме этого в годы учёбы они получили знания из области музыкальной теории и познакомились с европейской и американской музыкальной классикой от Иоганна Себастьяна Баха и до Готшалка. Это ознаменовало следующую ветвь слияния африканских элементов с рэгтаймом, поскольку Готтшалк включал африканские, карибские и креольские ритмы и мелодии во многие из своих работ. Многие из коллег Джоплина мечтали о том, что афроамериканский музыкальный язык со временем сравнится в своём величии с лучшими образцами европейского музыкального наследия. Скотт Джоплин даже пробовал себя в опере, сочинённой в рэгтаймовом стиле.

Одним из основоположников концертного, или «классического», рэгтайма считается негритянский композитор и пианист Том Тэрпин, который одним из первых оригинально объединил менестрельный кейкуок, деревенскую польку, городскую кадриль и аристократический менуэт. В его произведениях европейские конструктивисткие принципы удачно «подогревались» вулканическим жаром африканской ритмической энергии. По словам известного российского исследователя и пропагандиста джаза, Леонида Переверзева, «Тэрпин придал рэгтайму классически строгую форму из четырёх различных, часто контрастирующих по рисунку и настроению частей, логически сочетающихся друг с другом и образующих законченное композиционное целое». Принципы, заложенные Тэрпином в построение классической формы рэгтаймовых пьес, были развиты и наиболее творчески применены на практике в творчестве Скотта Джоплина, наиболее трагической, но в то же время самой отважной фигуры в истории рэгтайма. Музыкальный фон Скотта Джоплина направлял его на развитие рэгтайма до статуса классической музыки, которую уважали бы в той же степени, что и классику европейского стиля, знакомую ему с детских лет. Подобно Иоганну Штраусу и Джону Филиппу Соузу, Скотт Джоплин внёс в популярный стиль свою культуру и формальную структуру, в пределах которой композитор смог создавать то, что в дальнейшем получило известность в качестве классического рэгтайм-фортепиано. Эта форма состояла из блока четырёх 16-тактных секций AA BB A CC DD, комбинирующих синкопированную мелодию с устойчивым, даже бинарным ритмическим (также называвшимся «boom-chick») сопровождением. Музыкальный издатель Джон Старк, публиковавший произведения Джоплина, был большим сторонником этой формы и иногда сочинял свои собственные рэги. Классическое рэгтайм-фортепиано (то есть рэгтайм уровня классической музыки) занимало основное место в его музыкальной печатной продукции. Позже к композиторам компании «Stark and Son» (Старк и сын) примкнули Джеймс Скотт, Джозеф Лэм и Арти Мэттьюз.

Как и все большие художники, Джоплин не ограничивал себя только вышеназванной предпочтительной художественной формой. И до появления рэгтайма, и после Джоплин сочинял марши и вальсы, включая синкопированный вальс Bethena (1906). Знаменитый рэгтайм-пианист Юби Блэйк об этих композициях говорил следующее:

«Практически любая синкопированная мелодия, — это рэгтайм. Мне не важно, является ли эта мелодия „Венгерской рапсодией“ Листа или „Вальсом цветов“ Чайковского (моего любимого композитора)». Это было, конечно, упрощением, и правда состояла в том, что рэгтайм — это больше, чем синкопа, но в то же время некоторые, очень хорошие рэгтаймы, не имеют классической формы.

Влияние рэгтайма на музыку состоит в частичном наличии его характерных признаков в других жанрах. Классические композиторы Чарльз Айвз (Charles Ives), Игорь Стравинский и Дариус Мийо (Darius Milhaud) были очень заинтригованы возможностями, которые открывал рэгтайм для выражения новых музыкальных идей.

Классический рэгтайм потерял популярность в 1917 году, когда умер Скотт Джоплин, но сама музыка рэгтайма не умерла. Джозефу Лэму в период недолгого возрождения рэгтайма в конце 1950-х удалось издать множество сольных фортепианных рэгтайм-пьес и песен. Фильм «Конферансье» (The Entertainer) повторно пробудил любовь Америки к рэгтайму, как и саундтрек кинофильма «Афера» (The Sting) в 1973 году.

Постепенно, по мере проникновения элементов рэгтайма в мелодии и аккомпанемент музыкальных пьес, он начал своё перерождение в джаз. Поскольку классический рэгтайм предназначался для исполнения по заранее написанным нотам, его представители также в большей степени стремились к импровизации.

Связующим звеном между рэгтаймом и джазом стало творчество Джелли Ролл Мортона, который, признавая формальную структурированность рэгтайма, смог придать ему больше свободы, особенно в басовой линии. Это привело к появлению особой фортепианной техники, получившей известность как stomp piano («топающее фортепиано»).

Развитию рэгтайма по пути слияния с джазом помогли и другие пионеры фортепианного джаза. Так, Чарльз Давенпорт (Charles (Cow-Cow) Davenport), который одним из первых ввёл в обиход стиль буги-вуги, обучался рэгтайму, но сделал также записи многих блюзовых композиций. Джеймс П. Джонсон (James P. Johnson) способствовал продвижению рэгтайма к джазу и блюзу, создав стиль stride piano (шагающее фортепиано). Иные обстоятельства привели Эрла Хайнса и Тэдди Витэрфорда (Teddy Weatherford) к созданию стиля trumpet-piano, а Дюка Эллингтона к его примечательному свинговому стилю.

История рэгтайма на этом не заканчивается (см., например Терра Верде).

Популярные композиторы и исполнители рэгтайма

Скотт Джоплин (1868—1917), названный Джоном Старком «Королём авторов рэгтайма».

Джеймс Скотт (1885—1938).

Джозеф Лэм (1887—1960).

Другие значительные исполнители: Том Терпин (Tom Turpin), Отис Сондерз (Otis Saunders), Артур Маршалл (Arthur Marshall), Луи Шовен (Louis Chauvin), Скотт Хейден (Scott Hayden), Джон У. 'Блайнд' Бун (John W. 'Blind' Boone), С. Брансон Кэмпбелл (S. Brunson Campbell), Арти Мэттьюз (Artie Matthews), Роберт Хамптон (Robert Hampton), Чарльз Томпсон (Charles Thompson), Юби Блэйк (Eubie Blake), Лаки Робертс (Luckey Roberts), Перси Венрич (Percy Wenrich), Чарльз Л. Johnson (Charles L. Johnson), Джордж Ботсфорд (George Botsford), Генри Лоддж (Henry Lodge), Дж. Рассел Робинсон (J. Russel Robinson).

Даты в развитии рэгтайма

1848 год — становятся популярными менестрели, загримированные под негров.

1868 год — в Тексаркане, штат Техас родился Скотт Джоплин.

1882 год — Скотт Джоплин пробует самостоятельную музыкальную карьеру после смерти матери.

1885 год — в Новом Орлеане родился Джелли Ролл Мортон. Джон Старк с сыном основал издательскую компанию.

1886 год — в Neosho, штат Миссури родился Джеймс Скотт.

1887 год — в Montclair, штат Нью-Джерси родился Джозеф Лэм.

1893 год — Чикагская всемирная ярмарка. Исполнители рэгтайма сходятся в Чикаго.

1894 год — Скотт Джоплин впервые приезжает в Седалию, где выступает в Maple Leaf Club.

1895 год — Бен Харней публикует You’ve Been a Good Old Wagon.

1896 год — наряду с coon songs получает большую популярность кейкуок. Бен Харней популяризирует рэгтайм в Нью-Йорке.

1897 (январь) год — издан Mississippi Rag Уильяма Крелла. (Декабрь) Издание Harlem Rag Тома Терпина.

1899 (март) год — первая публикация рэга Скотта Джоплина: Original Rags. (Сентябрь) Maple Leaf Rag Джоплина, изданный в Седалии в честь Maple Leaf Club компанией John Stark and Son, продан в количестве сотни тысяч копий в течение следующих десяти лет.

1900 год — Джон Старк и Сын переезжает из Седалии в Сент-Луи.

1902 год — Скотт Джоплин издаёт The Entertainer (Конферансье).

1903 год — в Сент-Луи Скоттом Джоплином окончена первая рэгтайм-опера, «Почётный гость».

1904 год — Национальное соревнование рэгтайма на Всемирной ярмарке в Сент-Луи.

1905 год — Джон Старк и Сын переезжают в Нью-Йорк.

1907 год — Скотт Джоплин переезжает в Нью-Йорк.

1911 год — Скотт Джоплин издает следующую рэгтайм- оперу Treemonisha. Джон Старк и Сын возвращаются в Сент-Луи, подавленные меркантилизмом Востока.

1912 год — миссис Уильям Старк (Кэрри Бругджеман) сочиняет They Gotta Quit Kickin' My Dawg Around для обнадеживающей, но в конечном счете неудачной кампании по выборам президента Чемпиона Кларка. Ожидавшийся хит постигает неудача, поскольку кампания Кларка проваливается вместе с Республиканской партией.

1917 год — умирает Скотт Джоплин. Впервые в обиходе появляется термин «джаз». Джазовый лоск как упадок рэгтайма.

1935 год — Джон Старк и Сын продают печатный завод, концентрируясь на торговой печати. Лучшая музыкальная линия, продана братьям Мелроз, Чикаго. Многие из неопубликованных работ Джоплина потеряны или разбиты.

1938 год — умирают Бен Харней и Джеймс Скотт. Джелли Ролл Мортон делает записи для Библиотеки Конгресса.

1941 год — умирает Джелли Ролл Мортон. Начинается кратковременное возрождение рэгтайма.

1960 год — умирает Джозеф Фрэнсис Лэм, намного раньше исполнения своей мечты о его признании знаменитым композитором рэгтайма.

1973 год — с переиздания «The Entertainer» Скотта Джоплина в качестве музыкальной темы к кинофильму «Афера» (The Sting) начинается подлинное возрождение рэгтайма.

Лаунж

Лоунж (также лаундж) (англ. lounge music) — термин в популярной музыке для обозначения лёгкой, фоновой музыки, которая первоначально часто звучала в холлах (отсюда и название — англ. lounge — гостиная, холл, комната для отдыха, публичный дом) гостиниц, магазинов, в кафе, в лифтах.

Описание стиля

В отличие от более общего термина «лёгкая музыка», для лаунжа характерны большее джазовое влияние, камерность и импровизация. Несмотря на то, что существует специально записанная музыка для подобных целей, термин «лаунж» охватывает обширный спектр исполнителей различных жанров — от джаза, боссановы до электроники. Общей характеристикой являются лёгкие, успокаивающие композиции. Буквально исполнителем лаунжа может считаться любой музыкант, играющий для публики при ресторанах и магазинах. В музыкальной индустрии США с лаунжем пересекается так называемая музыка холостяцких гостиных — ещё один формат, отличающийся наличием экспериментально-китчевых исполнителей.

1950-60-е

С ретроспективной точки зрения золотой эрой лаунжа принято считать 1950–60-е годы. Это были, как правило, хорошо знакомые эстрадные номера, исполняемые неизвестными оркестрами. В 1960-е годы появились такие крупные профессиональные ансамбли, чьи записи ныне относятся к лаунжу, как оркестры Берта Кемпферта, Герба Альперта («Tijuana Brass»), Джеймса Ласта, Поля Мориа. Музыка к фильмам, по определению являющаяся фоновой, также является неотъемлемой частью лаунжа (Генри Манчини, Бёрт Бакарак).

1990–2000-е

В 1990-е годы лаунж пережил вторую популярность: благодаря интересу к ретрозаписям, было выпущено множество сборников с оригинальной музыкой лаунж 1950–60-х годов. Одновременно возникли новые ансамбли — как культивирующие стиль традиционного лаунжа (Combustible Edison, Hooverphonic, De-Phazz), так и перенёсшие идеи лаунжа в электронную музыку (напр. Jaffa, Zimmer-G, сборники Café del Mar, сборники серии Hotel Costes).

В 2000-е годы лаунж оставался также популярным, к числу наиболее известных можно отнести Lounge Against the Machine, Nouvelle Vague, Pink Martini, Lemongrass.

Классический кроссовер

Classical crossover (классикал кроссовер) — музыкальный стиль, представляющий собой своеобразный синтез, гармоничное сочетание элементов классической музыки и поп, рок, электронной музыки. Название официально утвердилось не так давно, войдя в список номинаций музыкальной премии Grammy, ежегодно присуждаемой Национальной Академией звукозаписи США. Этот стиль настолько популярен, что Billboard создал для него отдельный чарт среди своих хит-парадов. Иногда этим термином называют operatic pop или popera.

История

Предыстория

Classical crossover как музыкальный стиль формировался постепенно, за прошедшие три десятка лет шаг за шагом преодолев путь от эклектичных экспериментов по соединению рока и классики до широкого признания.

В семидесятых годах прошлого века Emerson, Lake & Palmer (ELP) с шумным успехом играли рок-обработку сюиты Мусоргского «Картинки с выставки», а Procol Harum смело цитировал Баха. Легендарный Electric Light Orchestra (ELO) наравне с традиционным рок-саундом и электроникой использовал симфоническое звучание и классические приёмы композиции. Queen, начиная с альбома «A Night at the Opera», применяют классические приёмы композиции и звучания, и это становится неотъемлемой частью их уникального саунда.

На рубеже веков рок-группы Metallica, Scorpions, Gary Moore с большим успехом выступают с симфоническими оркестрами, а симфо-пауэр-металлисты Nightwish используют академический вокал. Рок и классику соединяют гитаристы Ричи Блэкмор (Deep Purple, Rainbow), Yngwie Malmsteen.

С другой стороны, артисты классического жанра расширяют рамки академической музыки. Великий тенор Энрико Карузо наряду с классической оперой с удовольствием исполнял народные песни и композиции собственного сочинения. Явлением мирового масштаба classical crossover стал благодаря Пласидо Доминго, Хосе Каррерасу и Лучано Паваротти. Трио теноров дебютировало в 1990 году: в Риме они исполнили «Футбольную песню» по случаю открытия чемпионата мира по футболу. Проект просуществовал 15 лет и стал самым прибыльным в истории академической музыки.

1990-2000

Популярные певицы Сиссель Кюркьебё, Сара Брайтман, Эмма Шаплин, Charlotte Church, певцы Андреа Бочелли, Алессандро Сафина, Russell Watson, а также Aria, Ванесса Мэй, Джош Гробан, Il Divo, Джеки Иванко и многие другие успешно работают в стиле Classical Crossover, добавляя к классической основе поп-элементы, стирая границы между музыкальными стилями. Classical crossover развивается на огромной музыкальной территории, приобретая всё больше поклонников. Сдерживающим фактором стиля является необходимость высокого уровня образованности и талантливости композиторов, аранжировщиков, музыкантов и вокалистов.

Classical crossover в России и СНГ

Classical crossover в России представляют: ансамбль Терем-Квартет, певцы Валентин Суходолец и Алек Бугаёв, певицы Марина Крузо, Ирина Дельская, группа Ariaphonics, Виктор Зинчук, ДиДюЛя, Pianochocolate, а также композитор и режиссёр Алексей Коломийцев и его музыкально-театрализованный проект Esthetic Empire.

В России исключительно в формате classical crossover работает радиостанция Радио Classic 100,9 FM. В эфире других российских музыкальных радиостанций и на TV, всё чаще прорываются элементы звучания и лучшие представители данного стиля.

Classical crossover, по сравнению с другими музыкальными стилями и направлениями, имеет самую широкую возрастную структуру аудитории. (По исследованиям COMCON-MEDIA: от 12 до 60+ лет, где возраст основной аудитории — от 20 до 60 лет).

Classical crossover обретает всё большую популярность в мире, гармонично объединяя музыкальные стили и жанры.

Диско

Диско (англ. Disco, букв. «дискотека») — один из основных жанров танцевальной музыки XX века, возникший в середине 1970-x годов.

Диско почти одновременно разрабатывалось в США и Европе. Для американского диско характерно звучание, близкое к фанку и соулу. Европейское диско тесно переплеталось с традиционной эстрадой и общими тенденциями поп-музыки.

В 70-х диско имел несколько подстилей, в том числе «диско-фьюжн», «мюнхенское звучание» и т. д., а после 1981 года, благодаря распространению электронных музыкальных инструментов, — такие подстили как EuroDisco, ItaloDisco и Hi-NRG.

Истоки

В 1972 году начали появляться одни из первых композиций, написанные разными композиторами, которые можно было бы отнести к категории «диско». Примеры: «Papa Was A Rolling Stone» группы Temptations; музыкальная тема к фильму Шафт, в исполнении Айзека Хейза.В США первыми хитами стиля считаются вышедшие в 1974 «Rock The Boat» Корпорации Хьюз (американский хит № 1 года), «Rock You Baby» Джорджа Маккрея и «Love’s Theme» Лав Анлимитед Оркестра (тема из к/ф «Жара»). В Европе одним из первых диско-хитов стала песня «J’attendrai» в исполнении Далиды (1975). Однако только благодаря германской группе «Silver Convention», стиль «диско» начал своё победоносное шествие по европейским танцполам.

Среди многочисленных «диско»-коллективов были и интересные продюсерские проекты, к созданию которых были причастны композиторы ведущих музыкальных лейблов, и настоящие самородки, начинавшие свой путь к успеху от никому не известных школьных ансамблей. К числу первых относятся такие группы как «Boney M.», «A la carte» и «Dschinghis Khan», среди вторых были «Eruption», Аманда Лир, а также «поп-диско»-группы «Pussycat» и «Neoton Familia» (смотри стиль «поп-диско»).

Общая формула диско-композиции выглядит следующим образом: танцевальный ритм в темпе около 120—140 ударов в минуту и «живые» мелодии, часто сильно оркестрованные. Но из этого правила есть и много исключений, позволяющих говорить о существовании различных ветвей жанра в эпоху его расцвета («эра классического диско» 1975-81 годов). Например, «мягкое диско» (mellow disco) отличалось более медленным темпом 95-110 ударов – это такие хиты как «Fly, Robin, Fly» от Silver Convention и "Love to Love You Baby" Донны Саммер. Электро-диско могло быть менее оркестрованным (отсутствие «скрипок» в звучании) – сюда можно отнести некогда популярные на танцполах «Dancer» Джино Соччио, «Beat Of The Night» от Fever и «You Make Me Feel (Mighty Real)» Sylvester. Также в течение 1977-1979 годов (на пике общемировой популярности жанра), вышло немало композиций, представлявших собой «сплав» диско с другими стилями: с классической музыкой («A Fifth of Beethoven» Уолтера Мерфи), с роком («Shine A Little Love» Илэктрик Лайт Оркестра), с джазом («Turn the Music Up» от Players Association), с этникой («Disco Bouzouki» от Disco Bouzouki Band).

Развитие

Середина 80-х принесла новый интерес к жанру диско. Поскольку основные музыканты, работавшие в этом направлении, находились в Европе, новую волну диско стали именовать EuroDisco. Благодаря использованию электронных музыкальных инструментов в рамках этого жанра возникло несколько новых стилей танцевальной музыки, основными из которых были Hi-NRG и ItaloDisco.

Яркими представителями Hi-NRG можно назвать такие музыкальные группы и исполнители как Modern Talking, C.C.Catch, Bad Boys Blue, Fancy, Silent Circle, Joy, London Boys, Patrick Cowley.

К стилю ItaloDisco, возникшему на пару лет позднее Hi-NRG, относятся такие итальянские исполнители как Gazebo, Den Harrow, Ken Lazlo, Mike Mareen, Radiorama, Mr.Zivago, Sabrina, Scotch.

В развитии жанра диско в США одну из ведущих ролей сыграла группа Bee Gees. В 1975 году вышел их диско-хит "Jive Talkin", в корне изменивший все представления о диско у американцев. Участники группы в момент стали "королями диско", им подражали, им завидовали.

Упадок

В начале 90-х в танцевальной музыке сформировались новые направления, окончательно заменившие собой диско. Это, в первую очередь, EuroDance.

Известные исполнители жанра диско

Аманда Лир

Глория Гейнор

Далида

Донна Саммер

ABBA

Arabesque

Bee Gees

Belle Epoque

Boney M

Chic

Chilly

Dschinghis Khan

Eruption

KC and the Sunshine Band

Sister Sledge

Stars On 45

Scotch

Дайана Росс

Ди Ди Джексон

Sylvester

Village People

Лёгкая музыка

Лёгкая музыка (англ. Easy listening) — термин в поп-музыке, охватывающий разные стили, общим для которых являются простые, лёгкие и запоминающиеся мелодии, исполняемые, как правило, под аккомпанемент эстрадного оркестра: неслучайно множество композиций «лёгкой музыки» — инструментальные обработки известных хитов. Термин собственно используется при маркетировании подобной музыки (напр., через формат радио, отделы музыкальных магазинов).

«Золотой эрой» лёгкой музыки можно считать 1950-70-е гг., когда процветала индустрия оркестровой музыки и традиционной эстрады. В отличие от предыдущего музыкального поколения, новые оркестры 1950-х гг. делали упор не на джаз, а на классические принципы аранжировки. Среди наиболее популярных и новаторских исполнителей можно назвать оркестры Перси Фейта, Джеки Глисона, Рея Коннифа, Поля Мориа, Берта Кемпферта, Джеймса Ласта, Герба Алперта, Boston Pops; из певцов: Фрэнка Синатру, Пери Комо, Энди Уильямса, Энгельберта Хампердинка, Барри Манилоу, Дина Мартина; из пианистов: Ронни Олдрича, Флойда Креймера, Брэдли Джозеф, Ричарда Клейдермана, Хорста Янковского; из гитаристов: Чета Аткинса, Франсиса Гойю, Леса Пола.

Крупные радиостанции многих стран имели свои собственные оркестры, исполнявшие инструментальные обработки популярных шлягеров, безусловно являющиеся лёгкой музыкой.

С лёгкой музыкой часто пересекается термин «лаунж», для которого характерны джазовое влияние, импровизации и камерность.

БЛЮЗ

Блюз (англ. blues от blue devils) — жанр музыки, получивший широкое распространение в 20-х годах XX века. Является одним из достижений афроамериканской культуры. Сложился из таких этнических музыкальных направлений афроамериканского общества как «рабочая песня» (англ. work song), «спиричуэлс» и холер (англ. Holler). Во многом повлиял на современную популярную музыку, в особенности таких жанров как «поп», «джаз», «рок-н-ролл». Преобладающая форма блюза 4/4, где первые 4 такта зачастую играются на тонической гармонии, по 2 — на субдоминанте и тонике и по 2 — на доминанте и тонике. Это чередование также известно как блюзовая прогрессия. Нередко используется ритм восьмых триолей с паузой — так называемый шаффл. Характерной особенностью блюза является использование блюзового лада, включающего в себя пониженные V и VII ступени (т.н. "блюзовые ноты"). Часто музыка строится по структуре «вопрос — ответ», выраженная как в лирическом наполнении композиции, так и в музыкальном, зачастую построенном на диалоге инструментов между собой. Блюз является импровизационной формой музыкального жанра, где в композициях зачастую используют только основной опорный «каркас», который обыгрывают солирующие инструменты. Исконная блюзовая тематика строится на чувственной социальной составляющей жизни афроамериканского населения, его трудностях и препятствиях, возникающих на пути каждого чёрного человека.

История развития жанра

Истоки, традиционный блюз

Истоки блюза как музыки начались с далёких времён возникновения рабовладельчества на Американском континенте и завоза рабочей силы из Африки. Негры работали в те времена на плантациях и как обслуживающий персонал, выполняли всю самую грязную и непритязательную работу. Вся сложность жизненных отношений афроамериканца выливалась, в том числе, и в творчестве в таких этнических жанрах как госпел, рабочая песня и спиричуэлс, берущие, в свою очередь корни из этнической Африканской музыки, преимущественно ударных битов и народно-религиозной вокальной составляющей. Большим толчком к возникновению жанра послужила отмена в 1863 году рабства в США. Всё это является истоками того, что мы сейчас называем блюзом. Несомненно блюз нужно считать квинтэссенцией африканской народной культуры с прогрессом развития западной культуры и социализации в ней чёрного человека. Родиной блюза считается дельта реки Миссисипи.

Многие из тех, кто пел трудовые песни, жили в лагерях лесорубов или в палаточных городках строителей железных дорог, где в свободное время заняться было нечем. И естественно, что по вечерам люди пели. Я уже говорил, что многие негритянские песни могли исполняться в самых разных условиях; одни и те же песни звучали на хлопковых плантациях и в церквях, в военных лагерях и на судоверфях. В свободные часы негру в первую очередь вспоминались трудовые песни, и он их пел. И где-то каким-то образом из них родился блюз — новый, более совершенный вид музыки, призванный рассказать о чувствах и чаяниях трудящихся — мужчин или женщин. Трудно сказать, когда это произошло…

— Д. Л. Коллиер «Становление джаза»

Большинство исполнителей блюза до старости продолжали работать на разного рода низкооплачиваемых работах (на плантациях, на речных дамбах), как и практически всё чёрное население США в первой половине XX века. Они бродяжничали по стране, перебиваясь случайными заработками, сохраняя при этом личную независимость, готовые в любой момент продолжить свои скитания. Иногда удавалось устроиться играть на вечеринках, где музыканту редко платили деньгами, а чаще — едой и выпивкой. Таков был характерный стиль жизни исполнителя блюза: тяжёлый физический труд и скудный заработок. Но гитара была рядом всегда, и можно было часто услышать блюз в любом месте: на углу улицы, в вагоне товарного поезда.

Сам же термин встречается лишь в 1912 году, когда в свет выходит первая блюзовая пластинка. Это был сборник традиционных блюзов, изданный известным композитором и собирателем негритянского фольклора Уильямом Хенди, который вошёл в историю как «отец блюзов» (англ. Father of the Blues). Традиционный блюз также называется архаический и иногда захолустный (англ. Downhome) и исполняется без аккомпанемента. Является непосредственным наследником народного творчества афроамериканского населения. Этот стиль блюзов продолжает существовать в сельских местностях США в настоящее время. Наиболее известными его исполнителями считаются Лемон Джефферсон и Хадди «Лидбелли» Ледбеттер.

Классический блюз

«Единственное, что мы можем утверждать, — это то, что блюз как особый музыкальный жанр, видимо, сложился на основе некоторых форм негритянского трудового фольклора (и прежде всего уорк-сонга) в 80—90-х годах позапрошлого века и что процесс этот завершился к 1910 г. […] Можно предположить, что [кантри-блюз] относится к более ранней стадии эволюции этого жанра и является промежуточной формой между уорк-сонгом и классическим блюзом, окончательно сформировавшимся около 1920 г.»

Д. Л. Коллиер «Становление джаза»

Можно сказать, что формирование классического блюза завершилось где-то в 20-х годах XX века с появлением ансамблей, исполнявших блюзы. В нём утвердились характерные особенности, унаследованные от музыки афроамериканских негров, и чётко определилась 12-тактовая форма и гармоническое сопровождение. В этот период блюз постепенно выходит из африканских гетто и переходит в форму шоу-бизнеса. Примечательно, что в этот период было повальное увлечение вокалистками, поющими блюз. В 1920 г. негритянка Мэми Смит (Mamie Smith) записала на грампластинку свой «Crazy Blues» и, ко всеобщему удивлению, пластинка имела небывалый коммерческий успех. Фирмы грамзаписи, почуяв прибыль, набросились на новую музыку. Именно к 1921 г. формируется тенденция и начинается ее реализация в последующие 12 лет. Начался блюзовый бум.

«Представители фирм грамзаписи рыскали по Югу, без разбору подписывая контракты с негритянскими певицами, многие из которых работали в водевильных группах и не имели к блюзу никакого отношения. К 1921 г. были записаны по меньшей мере пять-шесть негритянских певиц; в 1923 г. их уже были десятки. Всю страну охватило блюзовое безумие, и американцы в очередной раз открыли для себя негритянскую музыку… В погоне за модой фирмы грамзаписи приглашали в студию практически всех негритянок, которые хоть сколько-нибудь умели петь, и объявляли их исполнительницами блюзов».

Д. Л. Коллиер «Становление джаза»

В этот период, среди всего наплыва «модных» блюзовых исполнительниц принято выделять прежде всего Ма Рэйни (Ма Rainey), которая закончила выступать в 1935 году; Бэсси Смит (Bessie Smith), считавшаяся критиками вехой в эпохе блюза. Независимо от моды на исполнителей и музыку, публика всегда очень любила её, но её упадок произошёл к 30-м годам. В последний раз она записывалась в 1933 г., но, по свидетельству Д. Л. Коллиера, «это была уже скорее дань прошлому». Упадок женского классического блюза приходится на 30-е годы. Можно отметить двух ведущих исполнителей этого периода Джо Тёрнера (Joe Turner) и Джимми Рашинга (Jimmy Rushing). Джо Тёрнер был знаменит своими быстрыми блюзами, которые он не столько пел, а как бы кричал на фоне энергичного фортепианного аккомпанемента в стиле «буги-вуги». Большей популярностью пользовался Джимми Рашинг, который был ведущим вокалистом оркестра Каунта Бейси (Count Basie) с 1935 по 1948 гг. Легендарной фигурой традиционного блюза был и остается Роберт Джонсон (Robert Johnson), гитарист и певец, погибший в 27-летнем возрасте, но успевший в конце 1920-х — начале 1930-х гг. записать около тридцати песен, и в их числе «Перекрёсток» («Crossroad»), практически обязательный номер в программе блюзменов последующих поколений. В некоторых песнях: «Walking Blues» («Гуляющий Блюз»), «Crossroad Blues» («Блюз Перекрёстка»), «If I Had Possession Over Judgement Day» («Владей я чем-то во время Судного дня») — Джонсон звучит как настоящий рок-н-ролльный бэнд, так же полновесно, как первые группы Элвиса или Боба Дилана и мощнее их. «Однако взгляд на него как на первого рок-н-роллера только еще начинает формироваться», — так характеризует Р. Джонсона американский музыковед Грей Маркус. Творчество Р. Джонсона сильно повлияло на формирование исполнительской манеры таких грандов рока, как Мик Джаггер и особенно Эрик Клаптон, использовавших темы блюзов Джонсона в своем репертуаре.

Среди других известных исполнителей этого времени можно назвать Чарли Паттона (Charley Patton), Блайнд Лемона Джефферсона (Blind Lemon Jefferson), Джона Слипи Истиза (John Sleepy Estes), Биг Билла Брунзи (Big Bill Broonzy). Чаще всего блюзмены брали выразительные прозвища, как например, уже упоминавшиеся имена: «Слепой Лимон» Джефферсон, «Соня» Истиз, «Большой Билл» Брунзи и т. п.

Ритм-н-блюз

Ритм-н-блюз получил широкое распространение в военные времена. По сути он является коммерческим блюзом, произошедшим во времена его урбанизации и впитавшим в себя нотки жизни города. Особенно важно то, что трансформировался не только характер, но и состав ансамблей. Электрификация и применение новой техники в середине 40-х гг. привело к активному внедрению в качестве музыкальных инструментов электрогитар, электроорганов, а несколько позднее и бас-гитар. Ударные инструменты и голос певца стали усиливаться с помощью микрофона. Тем самым оркестр из четырёх человек обрёл возможность играть громче и мощнее, чем традиционный биг-бэнд из восемнадцати исполнителей. Электрифицированные ансамбли нового направления, получившего название ритм-энд-блюз, начали вытеснять из дансингов, клубов и прочих мест развлечения большие джазовые и танцевальные оркестры, которые оказались экономически невыгодными и теряли поклонников. Кроме того, ритм-энд-блюз прекрасно прижился в маленьких забегаловках, кафе и барах. Термином «ритм-энд-блюз» музыкальные специалисты заменяют ранее применяемый в отношении развлекательной музыки «черных» термин «Race Music» (расовая музыка).

«К середине 40-х гг. такие исполнители как Чак Берри, Мадди Уотерс, Биби Кинг и Бо Дидли, оказывавшие сильнейшее влияние на создателей современного рока, уводят блюзы еще дальше от старого стиля. Они использовали джазовые ритмы, часто удвоенные по размеру с элементами стиля буги-вуги»10. В результате старая традиция практически была вытеснена с массовой сцены. Лишь горстка молодых людей старалась имитировать музыку в традиции кантри-блюза, которую в то время продолжал записывать на пластинки разве что только Джон Ли Хукер. «Но культурная среда, — пишет Д. Л. Коллиер, — породившая блюз, исчезла. Плантации, трудовые лагеря и бараки каторжан уходили в прошлое. Американский негр уже не чувствовал себя совершенно оторванным от основного течения американской культуры. Сосуд, в котором в течение многих поколений хранились африканские традиции, был разбит вдребезги»

Д. Л. Коллиер «Становление Джаза»

Блюз в СССР и России

По словам Алексея Калачёва, в развитии российского (советского) блюза было 3 этапа. На первом этапе российские слушатели знакомились с блюзом через западный рок, то есть посредством «белых» групп, игравших блюз-рок (Led Zeppelin, Элвин Ли, Джонни Винтер и другие). Именно такая музыка стала называться блюзом. Лучшим советским блюзменом той поры был Алексей Белов, создавший в 1969 году группу Удачное приобретение. Музыка этой группы была наиболее близка к американскому блюзу. Таким образом появление блюза в СССР относится к концу 60-х началу 70-х годов.

Вторая волна относится к 80 годам, когда появилось больше как исполнителей, так и слушателей блюза, у которых было больше возможностей познакомиться с первоисточниками, был критический взгляд на предшественников. Можно отметить, что привлечению интереса к блюзу способствовал концерт Би Би Кинга в Москве в конце 80-х. Ярчайшими исполнителями этого периода были «Лига Блюза» и Сергей Воронов.

Третий этап связан с появлением «среды обитания» этого вида шоу-бизнеса — клубы. Поскольку блюз есть клубная музыка, не рассчитанная на стадионное потребление. Падение железного занавеса значительно расширило ассортимент блюзовых альбомов в свободной продаже.

Среди российских музыкантов, исполняющих блюз, можно отметить следующие имена: Доктор Аграновский и группа Чёрный хлеб, Евгений Маргулис, Blues-собеседник, Blackmailers, Леван Ломидзе и группа Blues Cousins, Double whisky, Billy's Band, Blues doctors, Black Jack Band, Boogie Street, Backstage и другие.

Терминология Блюза

Блюзовые понятия

Блюзовые тоны (англ. blue notes) — пониженные III, V и VII ступени в натуральном мажорном звукоряде.

Блюзовый саунд (англ. blue sound) — характерная для жанра блюзовая гармония, где первые 4 такта зачастую играются на тонической гармонии, по 2 — на субдоминанте и тонике и по 2 — на доминанте и тонике.

Блюзовое чувство (англ. blue feeling) — характерное эмоционально-психологическое состояние музыканта или слушателя, возникающее при исполнении или восприятии блюза.

Блюзовый звукоряд (blue scale) — определённые составляющие нот, выраженные в т. н. блюзовой мажорной или минорной гамме.

Блюзовый удар (англ. blue blowing) — способ игры на духовых инструментах, при котором высота тона непостоянна, лабильна, а тембр имеет специфически «блюзовую» окраску.

Стили жанра «блюз»

Традиционный блюз (англ. Traditional blues) — Также, архаический или простодушный, сельский или народный блюз. Является традиционной формой блюзов, имеющий размерность ¾ и исполняющаяся человеком на акустической гитаре. Зачастую допускается использование губной гармони.

Архаический блюз (англ. Archaic blues) — см. традиционный блюз.

Сельский блюз (англ. Country blues) — см. традиционный блюз.

Народный блюз (англ. Folk blues) — см. традиционный блюз.

Простодушный блюз (англ. Downhome blues) — см. традиционный блюз.

Классический блюз (англ. Classic blues) — Отличительной особенностью является устоявшаяся форма размерности 3/4. Играется ансамблями, зачастую из 18 человек и предшествует эпохе распространения электроинструментов.

Блюз большого города (англ. Big city blues) — см. классический блюз.

Урбанизированный блюз (англ. Urban blues) — см. классический блюз.

Ритм-н-блюз (англ. Rhythm’n’blues, также R’n’B) — это коммерциализированный блюз, разновидность урбанизированного негритянского блюза. Отличительной чертой являются небольшие коллективы с электроинструментами и «развлекательный» характер в музыке.

РИТМ-Н-БЛЮЗ

Ритм-н-блюз (также ритм-энд-блюз) (англ. Rhythm and blues, сокращённо R&B, или R’n’B) — жанр популярной музыки, первоначально исполняемой афроамериканскими музыкантами, интегрировавший в себя сочетания блюза, джаза и госпела. Термин был введён в оборот в 1949 году составителями чартов американского журнала «Billboard» вместо выражения «расовая музыка» (race music), распространённого прежде.

С ослаблением расовой сегрегации в США термин «ритм-энд-блюз» эволюционировал в сторону обозначения широкого спектра музыки «соул» и «фанк», исполняемой музыкантами всех рас и национальностей. Не принято включать в состав ритм-энд-блюза рок, хип-хоп и рэгги, сложившиеся в качестве самостоятельных направлений в более поздний период.

Сейчас принято отличать современный ритм-энд-блюз от классического ритм-энд-блюза. Под современным R’n’B подразумевается музыкальное направление, берущее начало от симбиоза блюза, соула и других «расовых» жанров. Ритм-энд-блюзом же принято считать музыку на ярко выраженной блюзовой основе. Многие люди относят музыку классического ритм-энд-блюза к року, а под самим понятием «ритм-энд-блюз» подразумевают современный R’n’B. Это очень распространённое заблуждение. Многие критики до сих пор спорят — нужно ли относить творчество ритм-энд-блюзовых групп к року, а самому понятию присвоить его «популярное значение». Некоторые считают — что это проще, а значит, правильно. Иные говорят, что жанр необходимо расценивать, исходя из качеств и особенностей музыки.

Американская академия звукозаписи ежегодно вручает премии «Грэмми» в номинациях «Лучший мужской вокал в стиле ритм-энд-блюз», «Лучший женский вокал в стиле ритм-энд-блюз», «Лучшее вокальное исполнение в стиле ритм-энд-блюз в дуэте или группой», «Лучшая песня в стиле ритм-энд-блюз», «Лучший альбом современного ритм-энд-блюза», «Лучшее исполнение в стиле традиционного ритм-энд-блюза» и «Лучшее инструментальное исполнение в стиле ритм-энд-блюз».

Истоки

Ритм-энд-блюз выделился в контексте блюза на рубеже 1930-х и 1940-х годов и был связан с урбанизацией так называемых «деревенских» американских негров Юга, играющих «деревенский блюз» (country blues). Например, в Лос-Анджелес переселились такие известные блюзмены, как Ти-Боун Уокер из Техаса и Би Би Кинг из Мемфиса; в Нью-Йорк — Луис Джорден из Арканзаса и Джо Тернер из Канзас-Сити; из дельты Миссисипи в Чикаго — Мадди Уотерс, Элмор Джеймс и Хаулин Вольф.

Переселение этих исполнителей в города было связано со становлением негритянских звукозаписывающих компаний, продукция которых распространялась в «чёрных» гетто больших городов. Приезжающие для записи музыканты часто оставались в городах, устраиваясь на работу сначала на обычные промышленные предприятия, а затем в качестве исполнителей в «черные» клубы, бары и дансинги. При этом исполнители кантри-блюза, аккомпанирующие себе на акустический гитаре столкнулись с тем, что в шумных заведениях их просто не было слышно: тогда-то и стали применяться микрофоны, звукосниматели для гитары и электроорганы. В 1939 году появилась электрогитара. Электрификация и внедрение новой техники способствовали не только развитию звукозаписи, но фактически стали причиной возникновения нового стиля блюза. Теперь группа из четырех человек стала способна играть громче и мощнее, чем традиционный большой биг-бэнд из восемнадцати исполнителей. Новый стиль постепенно набирал популярность, вытесняя конкурентов, и в 1949 году в журнале «Billboard» появился термин «ритм-энд-блюз», отражавший сложившиеся изменения.

Ритм-энд-блюз стал массовой, коммерческой музыкой, ориентированной на рынок. По сравнению с традиционным блюзом новый стиль стал более громким и агрессивным, утратив некоторые достоинства тихого сельского блюза, его нюансы и интимность. Ритм-энд-блюз стал гораздо более однообразным — на первый план вышла развлекательность и танцевальность. Группа исполнителей стала доминировать над солистом и функция самовыражения последнего, традиционная для «старого» блюза, отошла на задний план. Среди классиков раннего ритм-энд-блюза можно отметить таких музыкантов, как Мадди Уотерс, Артур Крадап, Би Би Кинг, Джей Макшенн, Хаулин Вольф и Джо Тернер.

Пятидесятые годы

На рубеже 1950-х годов под влиянием Мадди Уотерса молодые чернокожие гитаристы (Чак Берри, Бо Дидли) и пианисты (Литл Ричард, Фэтс Домино) осуществили подлинную революцию в ритм-энд-блюзе и популярной музыке в целом, создавая заводные, обладающие бешеной энергетикой мелодии и дополняя их словами на остро современные, прежде запретные темы. Предприимчивый диск-жокей Алан Фрид, заметив новую тенденцию, придумал для этого направления название «рок-н-ролл». Первоначально «белая» аудитория относилась к модной музыке настороженно, однако усилиями таких музыкантов, как Билл Хэйли, Элвис Пресли, Пэт Бун и Бадди Холи, рок-н-ролл распространился среди «белых» подростков и стал стандартом популярной музыки как в США, так и в Европе (рокабилли).

Одновременно с рок-н-роллом в составе ритм-энд-блюза выделяется направление ду-вуп (doo wop), которое состояло в согласованном вокальном исполнении относительно медленной мелодии группой однополых вокалистов. Значение оркестра при этом было сведено к минимуму: такие классические ду-вуп мелодии, как «In the Still of the Nite» и «I Only Have Eyes for You», зачастую исполняются а-капелла. В отличие от рок-н-ролла, ду-вуп не получил широкого распространения за пределами Америки, отчасти потому что мастерство ду-вуп-вокалистов замешано на традиции церковного пения, свойственной именно южным штатам США. Среди классических ду-вуп коллективов известны: The Platters, The Drifters, The Miracles, The Ronettes, The Temptations.

Развитие британского ритм-энд-блюза: 1950-60-е годы

Музыкальная сцена Англии вплоть до 1964 года находилась в тени Америки, однако уже тогда и на протяжении десятилетия в Англии развивался блюз, не имевший, однако, огромной армии поклонников и исполнявшийся в основном в небольших клубах для немногочисленных ценителей. Центром английского блюза был Лондон, где сосредоточились основные ритм-энд-блюзовые группы. Главными пропагандистами и музыкантами этого направления были Алексис Корнер и Джон Мейолл. Первый основал группу Blues Incorporated, с которой сотрудничало множество музыкантов, ставших впоследствии мировыми знаменитостями. Среди них — Дик Хекстэлл-Смит, Чарли Уоттс и Мик Джаггер, Грэм Бонд, Джек Брюс, Джинджер Бэйкер, Роберт Плант, Ли Джексон и многие другие. Джон Мейолл был лидером группы The Bluesbreakers, особенностью которой была постоянная смена состава. Через The Bluesbreakers прошли Эрик Клэптон, Питер Грин, Мик Флитвуд и Джон Маквай, Мик Тэйлор, Энсли Данбар и др.

Шестидесятые годы: Классический соул

К началу 1960-х годов в качестве основного направления популярной музыки в США и Европе утвердился рок-н-ролл с его разнообразными ответвлениями. На смену эмоциональному накалу, свойственному раннему рок-н-роллу, пришла гладкая сентиментальность белых исполнителей вроде Пэта Буна и братьев Эверли. В противовес этому новатор ритм-энд-блюза Сэм Кук создал особый исполнительский стиль, который фиксировал спонтанность, непосредственность лирического чувства. Атмосферу импровизации, присущую живым выступлениям, передавала и музыка Рэя Чарльза, обогащённая элементами госпела и джаза.

Индивидуализированная, более эмоциональная манера ритм-энд-блюза — её родоначальниками считаются Чарльз и Кук — получила название «соул» (буквально — «душа»). Этот термин получил такое широкое хождение, что более широкое понятие «ритм-энд-блюз» на несколько десятилетий вышло из употребления за пределами США. Величайшими мастерами классического южного соула были Арета Франклин и Отис Реддинг, творчество которых тесно связано с борьбой чернокожих за свои гражданские права.

На севере США, в Детройте, возникло коммерческое направление соула — так называемый «мотаун», наречённый по имени лейбла Motown, который выпускал лёгкие и ритмичные композиции в исполнении Смоуки Робинсона, Дайаны Росс, Стиви Уандера и Марвина Гея. Одну из самых ярких страниц в историю ритм-энд-блюза вписал продюсер Фил Спектор, который в начале 1960-х изобрёл революционную технику студийной записи, получившую название «стена звука», и применял её, работая с вокалисткой Тиной Тёрнер («River Deep Mountain High») и дуэтом The Righteous Brothers («You’ve Lost That Lovin' Feelin'»).

Несмотря на то, что она требовала неслыханных ранее затрат времени и средств, предложенная Спектором техника вышла далеко за пределы ритм-энд-блюза, в частности, была применена им при записи последних альбомов The Beatles и первых сольных дисков бывших участников этого коллектива.

Семидесятые годы: Фанк

К концу шестидесятых годов в рамках ритм-энд-блюза выделяется направление утяжелённой танцевальной музыки — «фанк». Первые записи в этом стиле принадлежат Джеймсу Брауну («I Feel Good»), однако дальнейшее развитие этой музыки неразрывно связано с именами Слая Стоуна и Джорджа Клинтона. Электризированный клубный фанк, одним из характерных представителей которого был Айзек Хейс, дал в середине 1970-х начало музыке имя «диско».

Между тем в течение 1970-х продолжалось развитие соула, который подобно фанку постепенно перестает быть музыкой чернокожих. The Righteous Brothers открыли дорогу к соулу для множества белых исполнителей, в первую очередь, британских: Дасти Спрингфилд, Вана Моррисона, Джо Кокера. Предельно размыта грань между ритм-энд-блюзом и рок-музыкой в раннем творчестве Элтона Джона и в некоторых записях Дэвида Боуи. В США исполняемый белыми ритм-энд-блюз (в частности, британский) иронически именуют «голубоглазым соулом».

Более классическое направление в ритм-энд-блюзе представляли талантливые вокалисты Эл Грин, Лу Роулз, Дайон Уорик, Роберта Флэк и Натали Коул, тогда как две главные звезды лейбла Motown — Стиви Уандер и Марвин Гей — добились значительной творческой самостоятельности и выпустили в середине 1970-х ряд экспериментальных альбомов, которые смели все существовавшие прежде художественные и цензурные запреты и условности, открывая современный период в истории ритм-энд-блюза.

Фанк (англ. funk) — одно из основополагающих течений афроамериканской музыки. Термин обозначает музыкальное направление, наряду с соулом составляющее ритм-энд-блюз, а также — стиль танца под эту музыку. Формирование фанка началось в 60-х годах в противовес растущей коммерциализации ритм-энд-блюза. Основоположниками стиля явились Джеймс Браун, Джордж Клинтон и Слай Стоун.

Слово фанк — жаргонное, оно означает танцевать так, чтобы очень сильно взмокнуть. Слово «фанк» (Get funk!, Get funky!) джазмэны употребляли с начала XX века, когда обращались к зрителям, наряду с ним употреблялось слово «сканк» (англ. skunk). Впоследствии слово фанк закрепилось за стилем музыки, который считается наиболее танцевальным во всём ритм-блюзе.

Фанк, прежде всего, является танцевальной музыкой, что определяет его музыкальные особенности: предельная синкопированность партий всех инструментов (синкопированный бас называется «фанкующим»), пульсирующий ритм, кричащий вокал, многократное повторение коротких мелодических фраз. Лари Грэхэму часто приписывают изобретение «ударной техники игры на басу» слэп, который стал отличительным элементом фанка. Гитаристы в фанковых группах играют в ритмичном стиле, часто используя эффект звука wah-wah. «Мёртвые» или приглушённые ноты используются в рифах, чтобы усилить ударные элементы. Джими Хендрикс был пионером фанк-рока. Последователем фанка в новом веке стал стиль синти-фанк.

История

Фанк появился в середине 1960-х в США, как видоизменённый утяжелённый соул. Характерно, что изобретатель и «крёстный отец» фанка Джеймс Браун начинал, как певец соула и ритм-энд-блюза. Первой записью в стиле фанк считаются его песни «Papa’s Got a Brand New Bag» и «Funky Drummer» 1965-го года. Первоначально, фанк был только развлекательной музыкой («In the Midnight Hour» и «Funky Broadway» Уилсона Пикетта), но в контексте движения за права чернокожих получил и политическое звучание.

Классические записи фанка относятся к рубежу 1960-х и 1970-х, когда помимо Джеймса Брауна и Джорджа Клинтона большую популярность получили команды Sly & the Family Stone и Earth, Wind & Fire. В это время и позднее фанк влияет на рок и джаз, порождая переходные стили. Не избежала влияния фанка и альтернативная рок-музыка (Talking Heads, Minutemen). В 70-х, одним из создателей и исполнителей стиля "электрофанк" был Херби Хэнкок, оказавший огромное влияние на развитие этого стиля. В середине 1970-х выхолощенный и электризированный фанк даёт рождение диско. Фанк оказывает значительное влияние на развитие рок-музыки 90-х гг. во многом благодаря белым музыкантам и таким группам как Red Hot Chili Peppers, Primus, Jamiroquai, Beastie Boys, и Spin Doctors.

В 1980-е гг. фанковые короли Майкл Джексон и Принс царят на олимпе не только (и не столько) ритм-энд-блюза, сколько мировой поп-музыки, что свидетельствует о способности стиля отвечать на музыкальные запросы самой разношёрстной публики. В 1980-х семплы фанк-хитов очень широко используются в хип-хопе; эта традиция продолжается и в 2000-е гг. такими влиятельными продюсерами, как The Neptunes. А ещё фанк используют в основе такие Hip-hop продюсеры как Madlib , Dj Premier , Pete Rock , J Dilla, Dr. Dre и многие другие.

Музыкальные стили, родившиеся от традиционного фанка и использующие его элементы

Hip-hop

House

Urban

Acid jazz

Jazz-Funk

Soul funk

Philly soul

Funk metal

Funk rock

G-Funk

Bass music

Quiet storm

Smooth soul

Neurofunk

Freecore

Breakbeat

Breaks

Breakfunk

Восьмидесятые годы: Обновлённый соул

Самые коммерчески успешные ритм-энд-блюзовые исполнители середины 1980-х — Лайонел Ричи и Уитни Хьюстон — прославились благодаря романтическим балладам, записанным настолько продуманно и безупречно, что это производит впечатление некоторой эмоциональной выхолощенности. Несмотря на сильный и задушевный вокал, в их записях происходит отказ от сырых, непосредственных переживаний, на которых была основана классическая школа соула, в пользу утонченной рафинированности. Майкл Джексон и Джордж Майкл делают ставку не столько на осовремененный соул, сколько на довольно агрессивную, коммерчески ориентированную разновидность фанка. Для обозначения всех этих коммерческих направлений ритм-энд-блюза в США был придуман весьма расплывчатый термин «urban contemporary», или просто «urban».

Крупнейшим мастером обновлённого ритм-энд-блюза 1980-х, который с каждым новым альбомом открывал (и продолжает открывать) новые пути его развития, стал Принс. В его творчестве принципиально экспериментальный подход гармонично уживается с предельной эмоциональностью и поиском новых способов выразительности.

В 1980-е гг., с уходом в прошлое быстротечной эпохи диско, термин «ритм-энд-блюз» вновь оказывается востребованным за пределами США, на этот раз для обозначения современного фанка («ритм») и соула («блюз»), а также бесчисленных гибридов между ними. Связано это с тем, что в современных условиях сложно провести чёткую границу между быстрой («фанк») и медленной («соул») составляющими ритм-энд-блюза. Практически не существует исполнителей, которые специализируются исключительно на соуле или на фанке. В репертуаре ведущих исполнителей можно найти композиции в обоих стилях, а также те, которые иллюстрируют градации и синтез между ними.

Восьмидесятые годы: Quiet storm

Начиная с первой половины 1980-х и заканчивая серединой 1990-х, основным направлением (мейнстримом) американской поп-музыки являлся так называемый «quiet storm» — ориентированная на самый широкий спектр радиоформатов коммерческая разновидность легкого, ненавязчивого ритм-энд-блюза. Название направления восходит к выпущенному в 1975 году альбому Смоуки Робинсона — одного из столпов лейбла Motown. Его пластинка «A Quiet Storm» впитала в себя важнейшие достижения предыдущих лет — расслабленный, неспешный темп и мягкие, плавные вокальные пассажи Эла Грина, общий романтически-эротический настрой «Let’s Get It On» Марвина Гея и характерную для школы филадельфийского соула технику инструментовки.

После названных выше Лайонела Ричи («Can’t Slow Down», 1984) и Уитни Хьюстон («Whitney Houston», 1986), традиции глянцевитого «quiet storm» в 1990-е годы продолжали Марайя Кэри, Тони Брэкстон, Лютер Вандросс, а также менее известные вокалисты, которые предпочитали работать с ультрамодным в те годы продюсером Бэйбифейсом. Необычайную популярность приобретают вокальные ритм-энд-блюзовые коллективы (например, «Boyz II Men»), частично унаследовавшие традиции ду-вуп-команд 1960-х. С 1996 года «quiet storm» входит в полосу кризиса и стремительно уступает популярность более динамичным течениям в ритм-энд-блюзе, вобравшим в себя элементы вошедшего в моду хип-хопа. К таковым относятся, в первую очередь, хип-хоп-соул и нео-соул.

Девяностые годы: Современный ритм-н-блюз

Изначально хип-хопом называлось все то, что делали подростки бедных районов Нью Йорка (гетто) — Бруклина и Бронкса примерно в конце 60-х — конце 70-х годов XX века. В этих районах существовало множество подростковых группировок, каждая имела свою определённую территорию, границы которой были обозначены рисунками (граффити) — символами группировки. Эти же подростки ходили развлекаться в местные клубы и на танц-площадки, где играла модная в те времена музыка — то есть соул и фанк. Под эти ритмы рождались самые затейливые танцы, такие например, как брейкданс. Музыку в те времена проигрывали с пластинок (англ. disc), а ставящий пластинки звался Disc Jockey (DJ). Один из DJ Бронкса — Kool Herc придумал технику игры на двух проигрывателях пластинок, что позволяло накладывать одну мелодию на другую. Под те же ритмы ведущие (Masters of Ceremony, MC’s) развлекали народ, зачастую тем, что с ходу придумывали веселые рифмы (позже они стали читать свои рифмованные произведения). Первые официальные записи рэп-исполнителей, относящиеся к концу 70-х — началу 80-х годов наложены на музыку соул, фанк и диско, то есть на стили, являющиеся продолжателями ритм-энд-блюза. Таким образом хип-хоп изначально связан с ритм-энд-блюзом, но не относится напрямую к культуре ритм-энд-блюза.

Второй этап взаимодействия ритм-энд-блюза с хип-хопом — период «хип-хоп-соула» (1993—1998) — обозначил более тесное сближение двух музыкальных направлений. Ритм-энд-блюз заимствует у хип-хопа его непредсказуемый ритмический рисунок, композиции становятся менее однородными и более энергичными. Отличительная черта записей этого периода — общая атмосфера телесной чувственности и даже цинизма. Откровенные, на грани фола, тексты многих исполнителей свидетельствовали о взрослении аудитории этого направления: по сравнению с нью-джек-свингом, это были не только подростки старшего школьного возраста, но и более возрастные слои молодёжи. Основные исполнители этого периода — «королева хип-хоп-соула» Мэри Джей Блайдж, его «король» Ар Келли и женское трио «TLC».

Современный ритм-н-блюз

Современный Ар-энд-Би (англ. Contemporary R&B, который зачастую называют просто R&B) — музыкальный жанр, особенно популярный в США, настоящее положение которого было задано с 1940-х годов музыкой в стиле R&B. Несмотря на то, что сокращение «R&B» производит ассоциации с традиционной музыкой в стиле ритм-энд-блюз, сегодня эта аббревиатура используется чаще для определения стиля афроамериканской музыки, появившегося после диско в 1980-х. Этот новый стиль сочетает в себе элементы соула, фанка, танцевальной музыки и — в результате появления течения нью-джек-свинг в конце 1980-х — хип-хопа.

Аббревиатура R&B часто используется вместо полного определения ритм-энд-блюз, между тем некоторые источники определяют стиль как современный урбан (это название формата радио, которое вещает хип-хоп и современный R&B).

Современный ритм-энд-блюз имеет гладкий, электронный стиль звучания с ритмами драм-машины и мягкий, «сочный» вокал. Типично использование ритмов хип-хопа, однако резкость и твёрдость, присущая хип-хопу, также сглаживается.

Существует популярная, хотя и неверная, полушуточная теория-бэкроним о том, что R&B в современном звучании означает «rich and beautiful» — «богатые и красивые».

Список знаменитых исполнителей R&B: Black Eyed Peas, Mary J. Blige, Beyonce, Kelly Rowland, Ciara.

Двухтысячные годы: Нео соул

Современный этап в развитии ритм-энд-блюза принято характеризовать как «нео соул» (neo soul). Это отчасти ретроспективное направление состоит в возврате к винтажному звучанию классического соула 1960-х и 1970-х, что особенно очевидно в творчестве D'Angelo, Лорен Хилл и Эрики Баду. Первопроходцем этого течения можно считать трио The Fugees, в творчестве которого наметилась реакция против приземлённой плоскости ритм-энд-блюза середины 1990-х (характерный пример — песня «Killing Me Softly With His Song» 1996 года). Помимо классического соула, нео соул активно впитывает элементы альтернативного хип-хопа (Лорен Хилл), джаза и даже классической музыки (Алишия Кис).

Необходимо отметить, что нео соул остаётся сравнительно малопопулярным течением в рамках современного ритм-н-блюза. Более коммерчески ориентированное направление, которое представляют такие исполнители, как Ашер, Джастин Тимберлейк и Бейонсе, продолжает развиваться в русле хип-хоп-соула 1990-х.

Нью-джек-свинг

Нью-джек-свинг (new jack swing) или свингбит (swingbeat) — гибрид фанка, хип-хопа и современного ритм-энд-блюза, возникший в конце 1980-х гг. с подачи американского продюсера Тедди Райли (группа «Blackstreet»).

В отличие от традиционного ритм-энд-блюза, нью-джек-свинг характеризуется более четкой ритм-секцией — также, как и в оригинальном хип-хопе, заимствованной из фанка, но менее синкопированной, то есть с практически ровным четким ритмом. В стиле очень часто используются соул-распевки. Читка, как правило, мягкая. Содержание песен — лирическое или фанково-позитивное.

Нью-джек-свинг способствовал включению элементов хип-хопа в музыкальный мейнстрим, причём не только в США, но и в Европе, однако среди знатоков хип-хопа отношение к нему всегда было настороженным. Многие считают этот стиль концом классической эры хип-хопа, когда первоначальная идеология хип-хопа («любовь, единение, согласие и веселье») была выхолощена и сведена к традиционным мотивам популярной музыки. В результате хип-хоп стал восприниматься всего лишь как бренд одного из своих пяти первоначальных элементов — эмсиинга с гангстерской идеологией (см. гангста-рэп).

К типичным представителям нью-джек-свинга могут быть отнесены Бобби Браун, Уилл Смит, Кит Суэт, Salt-n-Pepa, Milli Vanilli, New Kids on the Block и En Vogue. Сильный налёт нью-джек-свинга носили мультиплатиновые альбомы Джанет Джексон «Rhythm Nation 1814» (1989) и её брата Майкла «Dangerous» (1991). Среди крупнейших хитов эпохи нью-джек-свинга — синглы Уитни Хьюстон («I’m Your Baby Tonight», 1990), Марки Марка («Good Vibrations», 1991), Color Me Badd («I Wanna Sex You Up», 1991) и SWV («Weak», 1992).

СОУЛ

Соул (от английского soul — «душа») — наиболее эмоционально-прочувствованное, «душевное» направление популярной музыки жителей США (ритм-энд-блюза), сложившееся в южных штатах США в конце 1950-х годов под воздействием традиции джазовой вокальной импровизации и спиричуэлов.

История

Музыкальные критики считают самым ранним образчиком соула «I’ve Got a Woman» — песню, записанную 18 ноября 1954 года в Атланте Рэем Чарльзом. Другие важнейшие записи раннего соула — «Please Please Please» Джеймса Брауна (1957) и «Georgia on My Mind» Рэя Чарльза (1960).

В 1960-х годах соул становится наиболее популярным направлением негритянской музыки. Связано это было с борьбой афроамериканцев за свои права: такие ключевые записи, как «A Change Is Gonna Come» имели как символически-библейское, так и актуально-политическое звучание. Самые яркие представители южного соула шестидесятых — Сэм Кук, Арета Франклин, Отис Реддинг и Джеймс Браун — были вовлечены в общественное движение, во главе которого стоял Мартин Лютер Кинг.

В более коммерчески ориентированном соуле шестидесятых различают несколько направлений, важнейшие из которых — так называемый «мемфисский» (Booker T. & the MG's, Эл Грин) и «детройтский» соул (Стиви Уандер, Марвин Гей). Основными идеологами детройтского соула, рассчитанного не только на чернокожую, но и на белую аудиторию северных штатов США, являлись Берри Горди и Смоки Робинсон — президент и вице-президент могущественного лейбла Motown Records.

Экспериментальный подход к соул-музыке середины 1960-х представляет продюсер Фил Спектор, который привлёкал к участию в своих амбициозных проектах «соул-симфоний» не только чернокожих (Тина Тёрнер), но и белых музыкантов (дуэт The Righteous Brothers).

В семидесятые годы соул отчасти уступает популярность танцевальному направлению в ритм-энд-блюзе — фанку. Наиболее популярен в те годы был мягкий «филадельфийский» соул, которого от классического соула отличают усложнённые, сочные аранжировки и введение элементов фанка. В эти годы к музыке соул обращались и многие белые музыканты европейского происхождения (Ван Моррисон, в отдельных случаях Элтон Джон и Дэвид Боуи) — соул в их исполнении американцы иронически называют «голубоглазым».

Начиная с начала 1980-х (творчество Принса) соул переживает новый подъём, став наряду с фанком одним из основных коммерческих стандартов обновлённого ритм-энд-блюза. В конце 1990-х, когда возродился интерес к классическому соулу, возникло ретроспективное направление «нео-соула» (Лорин Хилл, Эрика Баду, Алиша Киз, Джон Ледженд).

Наиболеe ярким представителем направления соул в наше время является темнокожая певица Шадэ.

Ключевые записи классического соула

Hit the Road Jack (Рэй Чарльз, 1961)

Bring It On Home to Me (Сэм Кук, 1962)

A Change Is Gonna Come (Сэм Кук, 1963)

My Girl (The Temptations, 1964)

I Put a Spell on You (Нина Симон, 1965)

You’ve Lost That Lovin' Feelin' (The Righteous Brothers, 1965)

It’s a Man’s, Man’s, Man’s World (Джеймс Браун, 1966)

When a Man Loves a Woman (Перси Следж, 1966)

River Deep — Mountain High (Тина Тёрнер, 1966)

I Heard It Through the Grapevine (Марвин Гей, 1967)

I Never Loved a Man the Way I Love You (Арета Франклин, 1967)

Respect (Арета Франклин, 1967)

(Sittin' on) the Dock of the Bay (Отис Реддинг, 1968)

Chain of Fools (Арета Франклин, 1968)

My Cherie Amour (Стиви Уандер, 1969)

The Tears of a Clown (Смоки Робинсон, 1970)

War (Эдвин Старр, 1970)

What’s Going On (Марвин Гей, 1971)

Ain't No Sunshine (Bill Withers, 1971)

Tupelo Honey (Ван Моррисон, 1971)

The First Time Ever I Saw Your Face (Роберта Флэк, 1972)

Love and Happiness (Эл Грин, 1972)

Living for the City (Стиви Уандер, 1973)

ЭТНИЧЕСКАЯ МУЗЫКА

Этническая музыка (этника, этно) — ближайший аналог английского термина «World music» (музыка народов мира, музыка мира). Это в первую очередь азиатская и африканская музыка, адаптированная под североамериканские и европейские стандарты коммерческой звукозаписи, а также современная «западная» музыка с широким использованием заимствованных из традиционной народной музыки (различных культур мира) и классической музыки неевропейских традиций звукорядов, инструментов, манер исполнения и т. п. В произведениях этнической музыки применяются звуки «хоомей», джембе, дудука, ситара, волынки, диджериду. Распространено семплирование народных инструментов и пения.

В музыкальной индустрии словосочетание может использоваться как синоним народной музыки. Такое использование следует признать сознательной или бессознательной дезинформацией слушателя, поскольку (если исходить из синонимичности понятий «этническая музыка» и «World music») запись в коммерческой студии, и вообще любой акт, связанный с получением прибыли за производство музыки, ни при каких условиях не является традиционным действием, и соответственно имеет лишь символическое отношение к народной музыке.

Терминология

Английский термин «world music» относится ко всей музыке, не являющейся частью современной западной музыки, и берущей начало вне сферы культурных влияний западной Европы и англоязычных стран. World music можно определить, как «местная музыка извне» или «чья-то ещё местная музыка».

Термин получил распространение в 1980-х годах, как раздел для классификации таких явлений в музыкальной индустрии. В эту категорию попадает не только народная, но и популярная музыка с элементами, не характерных для ряда западных стран (кельтская музыка), и та музыка, на которую повлияла этническая музыка развивающихся стран (например, афро-кубинская музыка, рэггей).

Принятый в русском языке термин «этническая музыка» является компромиссным: в то время как термин «world music» звучит в переводе непонятно, а термин «народная музыка» частично дискредитирован советской официальной культурой и некорректен по отношению к классическим традициям музыки Востока, из английского языка был взят термин «ethnic music», в английском языке исторически описывающий линейку музыкальной продукции, выпускаемую специально для восточных рынков и для эмигрантов из стран Востока, в первую очередь Индии.

История

Обращение западной цивилизации к экзотическим для неё традициям народной музыки и музыки других цивилизаций уверенно прослеживается начиная с музыки барокко. Существует множество музыкальных произведений на стыке этнической и классической музыки. При этом следует отметить композитора Антонина Дворжака, написавшего «Славянские танцы» под влиянием народной музыки народов Центральной Европы, и «Симфонию № 9» («Из нового света») под влиянием народной музыки негров и аборигенов Северной Америки. Большое влияние этническая музыка (особенно музыка Востока) оказала на таких американских композиторов XX века, как Генри Коуэлл, Джон Кейдж, Лу Харрисон и Алан Хованесс.

В 1960-х годах многие рок-музыканты прибегали к средствам традиционной музыки Востока. Например, в музыке The Beatles появились индийские элементы, а участников группы учил играть на ситаре известнейший индийский музыкант Рави Шанкар.

В ту же эпоху широкую популярность приобрел относимый в англоязычной культуре к «мировой музыке» стиль регги, берущий начало в духовной музыке Ямайки, и его крупнейший исполнитель Боб Марли.

В 1980-х годах на западе произошёл очередной всплеск интереса к этнике. С одной стороны — западные музыканты искали новых влияний и открывали для себя народную музыку, с другой стороны — этническая музыка были перспективной с точки зрения маркетинга и музыкальной индустрии. Тогда появились радиопередачи («World of Music» на радиостанции «Voice of America», «D.N.A: DestiNation Africa» на «BBC Radio 1Xtra», шоу Andy Kershaw на «BBC Radio 3», и прочие), фестивали (WOMAD), лейблы («Real World» Питера Гэбриела, основанный в 1988; "Piranha Music"; World Music Network; «Luaka Bop» Дэвида Бирна), специализирующиеся на этнической музыке. В России так же есть не мало лейблов специализирующихся на World Music и этнике: Sketis Music, Dom Records, Dolina Bortanga и другие. В связи с общим упадком индустрии физических носителей из реально действующих российских world music лейблов можно выделить только Sketis Music.

Произошло её пересечение с такими стилями как рок-музыка (некоторые работы Питера Гэбриела и Роберта Планта, Ят-ха), поп-музыка (например: т. н. latin pop, Шакира), электронная музыка (этно-электроника: Волга, Токэ-Ча, Deep Forest, Yarga Sound System, Иван Купала), Ят-ха, State of Bengal). Несколько обособленно на этом фоне стоит московская лаборатория звука - "Руда Нави", хотя ее творчество в большей степени относится к экспериментальному эмбиенту (Trip Ambient) многие треки проекта являются отличными примерами этно эмбиента с северными и индейскими корнями.

Особо стоит отметить армянского дудукиста Дживана Гаспаряна, который записал саундтреки к нескольким голливудским кинофильмам. Нельзя также не упомянуть Николая Ооржака одного из замечательнейших шаманов Западной Тывы, исполняющих традиционную музыку своего народа. В его исполнении вы можете услышать и горловое пение и многое другое.

В России за последние годы жанр этнической и world музыки становится все более и более популярным. Яркими образами российской world music сцены стали такие группы и музыканты как Инна Желанная, ТЛ "Руда Нави", Ва-Та-Га, Намгар, Волга, Волков Трио, Сергей Старостин, Хуун-Хуур-Ту, Иван Смирнов, Степанида Борисова|Якутия, Yarga Sound System, Нино Катамадзе, Пелагея, Барабаны АШЕ

Инструменты

Примерами инструментов этнической музыки (нередко заимствованных и другими жанрами) являются ситар, диджериду, калимба, варган, бубен, кото, перкуссия и другие

Примерами этнического вокала могут служить: горловое пение, русское народное пение, йодль и другие

Если говорить о русской этнической музыке (фольклоре), то можно выделить довольно много традиционных русских (славянских) инструментов: гусли, гудок, жалейка, свирель, рожок и другие.

КЛАССИЧЕСКАЯ МУЗЫКА

Классическая музыка — свободное от терминологической строгости понятие, употребляющееся, в зависимости от контекста, в различных значениях.

В оценочном смысле классической называется музыка прошлого, выдержавшая испытание временем и имеющая аудиторию в современном обществе. Уже сегодня в качестве классических воспринимаются не только вершины высокого музыкального искусства, но и лучшие образцы развлекательных жанров прошлого: например, вершины французской, венской и венгерской оперетты XIX — начала XX вв., вальсы Иоганна Штрауса и т. п.

В историческом смысле под классической понимают музыку второй половины XVIII века — начала XIX века (этот период традиционно соотносят с классицизмом). Понятие классицизма не слишком широко применимо к музыке, так что в устойчивой характеристике Гайдна, Моцарта и Бетховена как венских классиков присутствует и немалая доля качественной оценки их творчества как фундамента для дальнейшего развития музыкальной композиции.

В типологическом смысле «классической» часто называется в разговорном и публицистическом стиле речи так называемая «академическая» музыка, находящаяся в отношении преемственности прежде всего к сформировавшимся в Европе в XVII—XIX вв. музыкальным жанрам и формам (опера, симфония, соната и т. п.), мелодическим и гармоническим принципам и инструментальному составу. В тех или иных конкретных случаях конфликт композиторов-академистов XX века, особенно принадлежащих к авангардным течениям (например, Джона Кейджа или Карлхайнца Штокхаузена), с музыкальной традицией прошлого может быть очень резким, но это именно конфликт (предельно напряжённый диалог), тогда как иные типы современной музыки — от поп-музыки до джаза — с классической европейской музыкальной традицией почти не взаимодействуют. Впрочем, те или иные эксперименты по скрещиванию академической музыки с разными другими традициями предпринимались на протяжении всего XX века: от созданного Джорджем Гершвином гибрида классики и джаза до записей в сопровождении симфонического оркестра или с иными заимствованными у «академистов» элементами исполнения, практиковавшихся многими рок-группами (например, «Deep Purple», «Queen», «Metallica», «Alice Cooper», «Nightwish», «Cradle of Filth», «Lacrimosa» и другие).

Музыка Средневековья (476—1400)

Музыка эпохи средневековья — период развития музыкальной культуры, охватывающий промежуток времени примерно с V по XIV века н.э..

Европа

В эпоху средневековья в Европе складывается музыкальная культура нового типа — феодальная, объединяющая в себе профессиональное искусство, любительское музицирование и фольклор. Поскольку церковь господствует во всех областях духовной жизни, основу профессионального музыкального искусства составляет деятельность музыкантов в храмах и монастырях. Светское профессиональное искусство представлено поначалу лишь певцами, создающими и исполняющими эпические сказания при дворе, в домах знати, среди воинов и т. д. (барды, скальды и др.). Со временем развиваются любительские и полупрофессиональные формы музицирования рыцарства: во Франции — искусство трубадуров и труверов (Адам де ла Аль, XIII век), в Германии — миннезингеров (Вольфрам фон Эшенбах, Вальтер фон дер Фогельвейде, XII-XIII века), а также городских ремесленников. В феодальных замках и в городах культивируются всевозможные роды, жанры и формы песен (эпические, «рассветные», рондо, ле, виреле, баллады, канцоны, лауды и др.).

Входят в быт новые музыкальные инструменты, в том числе пришедшие с Востока (виола, лютня и т. д.), возникают ансамбли (нестабильных составов). В крестьянской среде расцветает фольклор. Действуют также «народные профессионалы»: сказители, странствующие синтетические артисты (жонглёры, мимы, менестрели, шпильманы, скоморохи). Музыка вновь выполняет главным образом прикладные и духовно-практические функции. Творчество выступает в единстве с исполнительством (как правило — в одном лице) и с восприятием. И в содержании музыки, и в её форме господствует коллективность; индивидуальное начало подчиняется общему, не выделяясь из него (музыкант-мастер — лучший представитель общины). Во всём царят строгая традиционность и каноничность. Закреплению, сохранению и распространению традиций и эталонов (но также и их постепенному обновлению) способствовал переход от невм, лишь приблизительно указывавших характер мелодического движения, к линейной нотации (Гвидо д'Ареццо, XI век), позволившей точно фиксировать высоту тонов, а затем и их длительность.

Постепенно, хотя и медленно, обогащаются содержание музыки, её жанры, формы, средства выразительности. В Западной Европе с VI-VII веков. складывается строго регламентированная система одноголосной (монодической) церковной музыки на основе диатонических ладов (григорианское пение), объединяющая речитацию (псалмодия) и пение (гимны). На рубеже 1-го и 2-го тысячелетий зарождается многоголосие. Формируются новые вокальные (хоровые) и вокально-инструментальные (хор и орган) жанры: органум, мотет, кондукт, затем месса. Во Франции в XII веке образуется первая композиторская (творческая) школа при Соборе Парижской богоматери (Леонин, Перотин). На рубеже Возрождения (стиль ars nova во Франции и Италии, XIV века) в профессиональной музыке одноголосие вытесняется многоголосием, музыка начинает понемногу освобождаться от сугубо практической функций (обслуживание церковных обрядов), в ней усиливается значение светских жанров, в том числе песенных (Гильом де Машо). Средневековой музыке Европы посвятили свои труды многие музыковеды (в т. ч. Пьер Обри).

Восточная Европа и Азия

В Восточной Европе и Закавказье (Армения, Грузия) развиваются свои музыкальные культуры с самостоятельными системами ладов, жанров и форм. В Византии, Болгарии, Киевской Руси, позднее Новгороде расцветает культовое знаменное пение (Знаменный распев), основанное на системе диатонических гласов, ограничивающееся только чисто вокальными жанрами (тропари, стихиры, гимны и др.) и использующее особую систему записи нот (крюки).

В это же время на Востоке (Арабский халифат, страны Средней Азии, Иран, Индия, Китай, Япония) формируется феодальная музыкальная культура особого типа. Её признаки — широкое распространение светского профессионализма (как придворного, так и народного), приобретающего виртуозный характер, ограничение устной традицией и монодическими (мелодия без аккомпанемента) формами, достигающими, однако, высокой изощрённости в отношении мелодики и ритмики, создание весьма устойчивых национальных и межнациональных систем музыкального мышления, объединяющих в себе строго определённые виды ладов, жанров, интонационных и композиционных структур (мугама, макамы, раги и др.).

Музыка эпохи Возрождения (1400—1600)

Музыкой эпохи Возрождения или музыкой Ренессанса, называют период в развитии европейской музыки приблизительно между 1400 и 1600 годами (см. «Временные рамки периодов развития классической музыки» для более подробного освещения вопросов, связанных с выделением этих рамок). В Италии начало новой эпохи наступило для музыкального искусства в XIV веке. Нидерландская школа сложилась и достигла первых вершин в XV, после чего ее развитие все ширилось, а влияние так или иначе захватывало и мастеров иных национальных школ. Признаки Возрождения отчетливо проявились во Франции в XVI веке, хотя ее творческие достижения были велики и бесспорны еще в предыдущие столетия.

К XVI веку относится подъем искусства в Германии, Англии и некоторых других странах, входящих в орбиту Возрождения. И все же со временем новое творческое движение стало определяющим для Западной Европы в целом и по-своему отозвалось в странах Восточной Европы.

Музыкальные инструменты эпохи Ренессанса В концертной жизни начала эпохи Ренессанса основным инструментом был орган, но с течением времени состав музыкальных инструментов значительно расширился, к уже существовавшим струнным и духовым добавились новые разновидности. Среди них особое место занимают виолы - семейство струнных смычковых, поражающих красотой и благородством звучания. По форме они напоминают инструменты современного скрипичного семейства (скрипку, альт, виолончель) и даже считаются их непосредственными предшественниками (сосуществовали в музыкальной практике до середины XVIII столетия). Однако разница, и значительная, всё же есть. Виолы обладают системой резонирующих струн; как правило, их столько же, сколько и основных (шесть-семь). Колебания резонирующих струн делают звук виолы мягким, бархатистым, но инструмент трудно использовать в оркестре, так как из- за большого числа струн он быстро расстраивается.

Долгое время звучание виолы считалось в музыке образцом изысканности. В семействе виол выделяются три основных типа. Виола да гамба - большой инструмент, который исполнитель ставил вертикально и зажимал с боков ногами (итальянское слово gamba означает "колено"). Две другие разновидности - виола да браччо (от ит. braccio - "предплечье") и виоль д'амур (фр. viole d'amour - "виола любви") были ориентированы горизонтально, и при игре их прижимали к плечу. Виола да гамба по диапазону звучания близка к виолончели, виола да браччо - к скрипке, а виоль д'амур - к альту.

Среди шипковых инструментов Возрождения главное место занимает лютня (польск. lutnia, от араб, "альуд" - "дерево"). В Европу она пришла с Ближнего Востока в конце XIV в., а уже к началу XVI столетия для этого инструмента существовал огромный репертуар; прежде всего под аккомпанемент лютни исполняли песни. У лютни короткий корпус; верхняя часть плоская, а нижняя напоминает полусферу. К широкой шейке приделан гриф, разделённый ладами, а головка инструмента отогнута назад почти под прямым углом. При желании можно в облике лютни увидеть сходство с чашей. Двенадцать струн группируются парами, а звук извлекают как пальцами, так и специальной пластинкой - медиатором.

В XV-XVI столетиях возникли различные виды клавишных. Основные типы таких инструментов - клавесин, клавикорд, чембало, вёрджинел - активно использовались в музыке Возрождения, но их настоящий расцвет наступил позже.

Музыка эпохи барокко (1600—1760)

Музыкой барокко называют период в развитии европейской классической музыки приблизительно между 1600 и 1750 годами.

Происхождение

Барочная музыка появилась в конце эпохи Возрождения и предшествовала музыке эпохи классицизма. Слово «барокко» предположительно происходит от португальского perola barroca — жемчужина причудливой формы; или от лат. baroco — мнемоническое обозначение одного из видов силлогизма в схоластической логике (примечательно, что похожие латинские слова «Barlocco» или «Brillocco» также использовались в схожем значении — жемчужина необычной формы, не имеющая оси симметрии). И действительно, изобразительное искусство и архитектура этого периода характеризовались весьма вычурными формами, сложностью, пышностью и динамикой. Позже это же слово стало применяться и к музыке того времени. Сочинительские и исполнительские приёмы периода барокко стали неотъемлемой и немалой частью музыкального классического канона. Произведения того времени широко исполняются и изучаются. В эпоху барокко родились такие гениальные произведения, как фуги Иоганна Себастьяна Баха, хор «Аллилуйя» из оратории «Мессия» Георга Фридриха Генделя, «Времена года» Антонио Вивальди, «Вечерня» Клаудио Монтеверди. Музыкальный орнамент стал весьма изощрённым, сильно изменилась музыкальная нотация, развились способы игры на инструментах. Расширились рамки жанров, выросла сложность исполнения музыкальных произведений, появился такой вид сочинений, как опера. Большое число музыкальных терминов и концепций эры барокко используются до сих пор.

Обзор

Стили и тенденции

Условно музыкой барокко!!! называют множество композиторских стилей из широкого, в географическом смысле, региона (в основном Европы), существовавших в течение 150 лет. Следует заметить, что термин «барокко» применительно к музыке появился относительно недавно. Впервые его использовал музыковед Курт Закс (англ. Curt Sachs) в 1919 году, затем термин появился лишь в 1940 году в статье Манфреда Букофцера (Manfred Bukofzer). И до самых 1960-х годов в академических кругах не утихал спор, правомочно ли применение единого термина к сочинениям таких разных композиторов, как Якопо Пери, Антонио Вивальди, К. Монтеверди, Ж. Б. Люлли, Доменико Скарлатти и И. С. Бах; но слово прижилось и сейчас повсеместно используется для обозначения широкого спектра музыки. Однако необходимо отличать музыку эпохи барокко от предшествующего ренессанса и последующего классицизма. Кроме того, некоторые музыковеды считают, что необходимо разделять барокко на непосредственно период барокко и на период маньеризма, в целях согласования с разделением, применяемым в изобразительных искусствах.

Отличия барокко от Ренессанса

Музыка барокко взяла от Ренессанса практику использования полифонии и контрапункта. Однако применялись эти техники иначе. Во времена Ренессанса гармония строилась на том, что в мягком и спокойном движении полифонии второстепенно и как будто случайно появлялись консонансы. В барочной же музыке порядок появления консонансов стал важным: он проявлялся с помощью аккордов, выстраиваемых по иерархической схеме функциональной тональности. Около 1600 года определение, что такое тональность, было в значительной мере неточным, субъективным. К примеру, некоторые видели в кадансах мадригалов некоторое тональное развитие, в то время как на самом деле в ранних монодиях тональность всё же была ещё очень неопределённой. Сказывалось слабое развитие теории равномерно-темперированного строя. Согласно Шерману, впервые лишь в 1533 году итальянец Джованни Мария Ланфранко предложил и ввёл в практику органно-клавирного исполнительства систему равномерной темперации. А широкое распространение строй получил значительно позже. И только в 1722 появляется «Хорошо темперированный клавир» И. С. Баха (I том). Другое отличие между музыкальной гармонией барокко и Ренессанса заключалось в том, что в раннем периоде смещение тоники происходило чаще по терциям, в то время как в барочном периоде доминировала модуляция по квартам или квинтам (сказалось появление понятия функциональной тональности). К тому же, барочная музыка использовала более протяжённые мелодические линии и более строгий ритм. Основная тема расширялась либо сама, либо с помощью аккомпанемента бассо континуо. Затем она возникала в другом голосе. Позднее, главная тема стала выражаться и через бассо континуо, не только с помощью основных голосов. Размывалась иерархия мелодии и аккомпанемента.

Стилистические различия определили переход от ричеркаров, фантазий и канцон Ренессанса к фугам, одной из основных форм музыки барокко. Монтеверди назвал этот новый, свободный стиль seconda pratica (вторая форма) в отличие от prima pratica (первой формы), характеризировавшей мотеты и другие формы хоровой и ансамблевой музыки таких мастеров Ренессанса, как Джованни Пьерлуиджи да Палестрина. Сам Монтеверди использовал оба стиля; его месса «In illo tempore» написана в старом, а его «Вечерня пресвятой девы» — в новом стиле.

Были и другие, более глубокие различия в стилях барокко и Ренессанса. Барочная музыка стремилась к более высокому уровню эмоциональной наполненности, чем музыка Ренессанса. Сочинения барокко часто описывали какую-то одну, конкретную эмоцию (ликование, печаль, набожность и так далее; см. учение об аффектах). Барочная музыка часто писалась для виртуозных певцов и музыкантов, и обычно была значительно более сложна для исполнения, чем музыка Ренессанса, несмотря на то, что детальная запись партий для инструментов была одним из самых главных нововведений периода барокко. Почти обязательным стало использование музыкальных украшений, часто исполнявшихся музыкантом в виде импровизации. Такие выразительные приёмы, как notes inégales стали всеобщими; исполнялись большинством музыкантов, часто с большой свободой применения.

Ещё одно важное изменение заключалось в том, что увлечение инструментальной музыкой превосходило увлечение музыкой вокальной. Вокальные пьесы, такие, как мадригалы и арии, на деле чаще не пелись, а исполнялись инструментально. Об этом говорят свидетельства современников, а также количество рукописей инструментальных пьес, число которых превосходило число произведений, представляющих светскую вокальную музыку. Постепенное появление чистого инструментального стиля, отличного от вокальной полифонии XVI века, было одной из важнейших ступеней в переходе от Ренессанса к барокко. До конца XVI века инструментальная музыка была едва отлична от вокальной и состояла в основном из танцевальных мелодий, обработок известных популярных песен и мадригалов (главным образом, для клавишных инструментов и лютни) а также полифонических пьес, которые могли бы быть охарактеризованы как мотеты, канцоны, мадригалы без поэтического текста.

Хотя различные вариационные обработки, токкаты, фантазии и прелюдии для лютни и клавишных инструментов были известны давно, ансамблевая музыка ещё не завоевала себе независимого существования. Однако быстрое развитие светских вокальных композиций в Италии и в других странах Европы явилось новым толчком к созданию камерной музыки для инструментов.

Например, в Англии получило широкое распространение искусство игры на виолах — струнных инструментах разного диапазона и величины. Исполнители на виолах часто присоединялись к вокальной группе, заменяя отсутствующие голоса. Такая практика стала общепринятой, и на многих изданиях появились надписи «Пригодно для голосов или для виол».

Многочисленные вокальные арии и мадригалы исполнялись как инструментальные произведения. Так, например, мадригал «Серебряный лебедь» Орландо Гиббонса в дюжинах собраний обозначен и представлен как инструментальная пьеса.

Отличия барокко от классицизма

В эпоху классицизма, которая последовала за барокко, роль контрапункта уменьшилась (хотя развитие искусства контрапункта не прекратилось) и на первое место вышла гомофоническая структура музыкальных произведений. В музыке стало меньше орнаментации. Произведения стали склоняться к более чёткой структуре, особенно те, которые написаны в сонатной форме. Модуляции (смена тональности) превратились в структурирующий элемент; произведения стали слушаться как полное драматизма путешествие сквозь последовательность тональностей, череду уходов и приходов к тонике. Модуляции присутствовали и в музыке барокко, но не несли в себе структурирующей функции. В сочинениях эры классицизма часто внутри одной части произведения раскрывалось множество эмоций, в то время как в барочной музыке одна часть несла в себе одно, ярко прорисованное чувство. И, наконец, в классических произведениях обычно достигалась эмоциональная кульминация, которая к концу произведения разрешалась. В барочных же работах, после достижения этой кульминации до самой последней ноты оставалось лёгкое чувство основной эмоции. Множество барочных форм послужило отправной точкой для развития сонатной формы, разработав множество вариантов основных каденций.

Другие особенности музыки барокко

basso continuo, нем. Generalbaß, генерал-бас, цифрованный бас, непрерывный бас, фигурный бас — упрощённый способ записи гармоний с помощью басового голоса и проставленных под ним цифр, обозначающих созвучия в верхних голосах, а также сам басовый голос с цифрами, применяющийся при этом способе записи гармоний;

монодия — стиль сольного пения с гомофонным сопровождением (инструментальным аккомпанементом), сложившийся в Италии в 16 в. и вызвавший к жизни ряд новых форм и жанров (ария, речитатив, опера, кантата и др.);

гомофония — тип многоголосия, характеризующийся разделением голосов на главный и сопровождающие. Этим ’’гомофония’’ отличается от полифонии;

бельканто;

драматическая экспрессия;

гокет;

постановочные формы музыкальных произведений (опера, музыкальная драма);

комбинированные вокально-инструментальные формы, такие как оратория и кантата;

новые приёмы игры на музыкальных инструментах, такие как тремоло и пиццикато;

чистая и линейная мелодия;

notes inégales («неровная игра», «перепунктировка») — техника игры, при которой ноты, записанные в одинаковой длительности, тем не менее играются ритмически неровно;

ария;

ритурнель — короткие инструментальные разделы, выполняющие функции вступления, интермедии или коды;

кончертато — стиль, подразумевающий «соревнование» групп оркестра, хоров и т. д.

точная нотная запись музыки (в эпоху ренессанса детальная запись нот для инструментов была весьма редка);

идиоматическая запись инструментальных партий: лучшее использование особенностей конкретных музыкальных инструментов;

усложнение музыки, сочинение произведений, рассчитанных на виртуозное исполнение;

орнаментика;

развитие современных западных музыкальных ладов (мажора и минора).

Жанры

Композиторы эпохи барокко работали в различных музыкальных жанрах. Опера, появившаяся в период позднего ренессанса, стала одной из главных барочных музыкальных форм. Можно вспомнить произведения таких мастеров жанра, как Алессандро Скарлатти (1660—1725), Генделя, Клаудио Монтеверди и других. Жанр оратории достиг пика своего развития в работах И. С. Баха и Генделя; оперы и оратории часто использовали схожие музыкальные формы. Например, имевшую широкое распространение арию da capo.

Такие формы духовной музыки, как месса и мотет, стали менее популярны, но форме кантаты уделили внимание множество протестантских композиторов, в том числе Иоганн Бах. Развились такие виртуозные формы сочинения, как токкаты и фуги.

Инструментальные сонаты и сюиты были написаны как для отдельных инструментов, так и для камерных оркестров. Появился жанр концерта в обеих своих формах: для одного инструмента с оркестром и как кончерто гроссо, в котором небольшая группа солирующих инструментов контрастирует с полным ансамблем. Пышности и великолепия многим королевским дворам добавили и произведения в форме французской увертюры, с их контрастными быстрыми и медленными частями.

Произведения для клавишных довольно часто писались композиторами для собственного развлечения или в качестве обучающего материала. Такими работами являются зрелые сочинения И. С. Баха, общепризнанные интеллектуальными шедеврами эры барокко: «Хорошо темперированный клавир», «Вариации Гольдберга» и «Искусство фуги».

Музыка раннего барокко (1600—1654)

Условной точкой перехода между эпохами барокко и ренессанса можно считать создание итальянским композитором Клаудио Монтеверди (1567—1643) его речитативного стиля и последовательное развитие итальянской оперы. Начало оперных спектаклей в Риме и особенно в Венеции означало уже признание и распространение нового жанра по стране. Всё это было лишь частью более обширного процесса, захватившего все искусства, и особенно ярко проявившегося в архитектуре и написании картин.

Композиторы ренессанса уделяли внимание проработке каждой части музыкального произведения, практически не уделяя внимания сопоставлению этих частей. По отдельности каждая часть могла звучать превосходно, но гармоничный результат сложения был, скорее, делом случая, чем закономерности. Появление фигурного баса указывало на значительное изменение в музыкальном мышлении — а именно то, что гармония, являющаяся «сложением частей в одно целое», так же важна, как и мелодические части (полифония) сами по себе. Всё больше и больше полифония и гармония выглядели, как две стороны одной идеи сочинения благозвучной музыки: при сочинении гармоническим секвенциям уделялось то же внимание, что и тритонам при создании диссонанса. Гармоническое мышление существовало и у некоторых композиторов предыдущей эпохи, например, у Карло Джезуальдо, но в эпоху барокко оно стало общепринятым. Необходимо добавить, что термин «гармония» употребляется здесь в значении «объединение звуков в созвучия и их закономерное последование», то есть иерархичная, аккордовая, тональная гармония. До тональной гармонии существовала так называемая модальная гармония, основанная на ладах, не имеющих различий в звуковом составе, лишённых централизованного тонального тяготения.

Италия становится центром нового стиля. Папство, хотя и захваченное борьбой с реформацией, но тем не менее обладающее огромными денежными ресурсами, пополняемыми за счёт военных походов Габсбургов, искало возможности распространения католической веры с помощью расширения культурного влияния. Пышностью, величием и сложностью архитектуры, изобразительных искусств и музыки католицизм как бы спорил с аскетичным протестантизмом. Богатые итальянские республики и княжества, также вели активную конкуренцию в области изящных искусств. Одним из важных центров музыкального искусства была Венеция, бывшая в то время как под светским, так и под церковным патронажем.

Значительной фигурой периода раннего барокко, позиция которого была на стороне Католицизма, противостоящего растущему идейному, культурному и общественному влиянию Протестантизма, был Джованни Габриэли. Его работы принадлежат стилю «Высокого возрождения» (период расцвета Ренессанса). Однако некоторые его нововведения в области инструментовки (назначение определённому инструменту собственных, специфических задач) однозначно указывают, что он был одним из композиторов, повлиявших на появление нового стиля.

Одно из требований, предъявляемых церковью сочинению духовной музыки, заключалось в том, чтобы тексты в произведениях с вокалом были разборчивы. Это потребовало ухода от полифонии к музыкальным приёмам, где слова выходили на передний план. Вокал стал более сложен, витиеват по сравнению с аккомпанементом. Так получила развитие гомофония.

Монтеверди стал самым заметным среди поколения композиторов, почувствовавших значение для светской музыки этих изменений. В 1607 году его опера «Орфей» стала вехой в истории музыки, продемонстрировавшей множество приёмов и техник, которые впоследствии стали ассоциироваться с новой композиторской школой, названной seconda pratica, в отличие от старой школы или prima pratica. Монтеверди, сочинявший высококлассные мотеты в старом стиле, являвшиеся развитием идей Луки Маренцио (итал. Luca Marenzio) и Жьяша де Верта (нидерл. Giaches de Wert), был мастером в обеих школах. Но именно произведения, написанные им в новом стиле, открыли множество приёмов, узнаваемых даже в эпоху позднего барокко.

В распространение новых приёмов большой вклад внёс немецкий композитор Генрих Шютц (1585—1672), обучавшийся в Венеции. Он использовал новые техники в своих работах, когда служил хормейстером в Дрездене.

Музыка зрелого барокко (1654—1707)

Период централизации верховной власти в Европе часто называют Абсолютизмом. Абсолютизм достиг своего апогея при французском короле Людовике XIV. Для всей Европы двор Людовика был образцом для подражания. В том числе и музыка, исполнявшаяся при дворе. Возросшая доступность музыкальных инструментов (особенно это относилось к клавишным) дала толчок к развитию камерной музыки.

Зрелое барокко отличается от раннего повсеместным распространением нового стиля и усилившимся разделением музыкальных форм, особенно в опере. Как и в литературе, появившаяся возможность потоковой печати музыкальных произведений привела к расширению аудитории; усилился обмен между центрами музыкальной культуры.

В теории музыки зрелого барокко определяется фокусированием композиторов на гармонии и на попытках создать стройные системы музыкального обучения. В последующие годы это привело к появлению множества теоретических трудов. Замечательным образцом подобной деятельности может служить работа периода позднего барокко — «Gradus ad Parnassum» (русск. Ступени к Парнасу), опубликованная в 1725 году Иоганном Йозефом Фуксом (нем. Johann Joseph Fux) (1660—1741), австрийским теоретиком и композитором. Это сочинение, систематизировавшее теорию контрапункта, практически до конца XIX века было важнейшим пособием для изучения контрапункта.

Выдающимся представителем придворных композиторов двора Людовика XIV был Джованни Баттиста Люлли (1632—1687). Уже в 21 год он получил звание «придворного композитора инструментальной музыки». Творческая работа Люлли с самого начала была крепко связана с театром. Вслед за организацией придворной камерной музыки и сочинением «airs de cour» он начал писать балетную музыку. Сам Людовик XIV танцевал в балетах, которые были тогда излюбленным развлечением придворной знати. Люлли был превосходным танцором. Ему доводилось участвовать в постановках, танцуя вместе с королём. Он известен своей совместной работой с Мольером, на пьесы которого он писал музыку. Но главным в творчестве Люлли было всё же написание опер. Удивительно, но Люлли создал законченный тип французской оперы; так называемой во Франции лирической трагедии (фр. tragedie lyrique), и достиг несомненной творческой зрелости в первые же годы своей работы в оперном театре. Люлли часто использовал контраст между величественным звучанием оркестровой секции, и простыми речитативами и ариями. Музыкальный язык Люлли не очень сложен, но, безусловно, нов: ясность гармонии, ритмическая энергия, чёткость членения формы, чистота фактуры говорят о победе принципов гомофонного мышления. В немалой степени его успеху способствовало так же его умение подбирать музыкантов в оркестр, и его работа с ними (он сам проводил репетиции). Неотъемлемым элементом его работы было внимание к гармонии и солирующему инструменту.

Композитор и виолинист Арканджело Корелли (1653—1713) известен своей работой над развитием жанра кончерто гроссо. Корелли был одним из первых композиторов, чьи произведения публиковались и исполнялись по всей Европе. Как и оперные сочинения Люлли, жанр кончерто гроссо построен на сильных контрастах; инструменты делятся на участвующие в звучании полного оркестра, и на меньшую солирующую группу. Музыка построена на резких переходах от громко звучащих частей к тихим, быстрые пассажи противопоставлены медленным. Среди его последователей был Антонио Вивальди, позднее сочинивший сотни работ, построенных на излюбленных формах Корелли: трио-сонатах и концертах.

В Англии зрелое барокко отмечено ярким гением Генри Пёрселла (1659—1695). Он умер молодым, в возрасте 36 лет, написав большое количество произведений и став широко известным ещё при жизни. Пёрселл был знаком с творчеством Корелли и других итальянских барочных композиторов. Однако его покровители и заказчики были людьми другого сорта, чем итальянская и французская светская и церковная знать, поэтому сочинения Пёрселла сильно отличаются от итальянской школы. Пёрселл работал в широком спектре жанров; от простых религиозных гимнов до маршевой музыки, от вокальных сочинений большого формата до постановочной музыки. Его каталог насчитывает более 800 работ. Пёрселл стал одним из первых композиторов клавишной музыки, влияние которых распространяется и на современность.

В отличие от вышеперечисленных композиторов Дитрих Букстехуде (1637—1707) не был придворным композитором. Букстехуде работал органистом, сначала в Хельсингборге (1657—1658), затем в Эльсиноре (1660—1668), а затем, начиная с 1668 года, в церкви св. Марии в Любеке. Он зарабатывал не публикацией своих произведений, а их исполнением, и патронажу знати предпочитал сочинение музыки на церковные тексты и исполнение собственных органных работ. К сожалению, сохранились далеко не все произведения этого композитора. Музыка Букстехуде во многом построена на масштабности замыслов, богатстве и свободе фантазии, склонности к патетике, драматизму, несколько ораторской интонации. Его творчество оказало сильное влияние на таких композиторов, как И. С. Бах и Телеман.

Музыка позднего барокко (1707—1760)

Точная грань между зрелым и поздним барокко является предметом обсуждения; она лежит где-то между 1680 и 1720. В немалой степени сложности её определения служит тот факт, что в разных странах стили сменялись несинхронно; новшества, уже принятые за правило в одном месте, в другом являлись свежими находками. Италия, благодаря Арканджело Корелли и его ученикам Франческо Джеминиани и Пьетро Локателли становится первой страной, в которой барокко переходит из зрелого в поздний период. Важной вехой можно считать практически абсолютное главенство тональности, как структуризирующего принципа сочинения музыки. Это особенно заметно в теоретических работах Жана Филиппа Рамо, который занял место Люлли, как главного французского композитора. В то же время, с появлением работ Фукса, полифония ренессанса дала базис для изучения контрапункта. Комбинация модального контрапункта с тональной логикой каденций создала ощущение, что в музыке присутствует два сочинительских стиля — гомофонический, и полифонический, с приёмами имитации и контрапунктом.

Формы, открытые предыдущим периодом, достигли зрелости и большой вариативности; концерт, сюита, соната, кончерто гроссо, оратория, опера и балет уже не имели резко выраженных национальных особенностей. Повсеместно устоялись общепринятые схемы произведений: повторяющаяся двухчастная форма (AABB), простая трёхчастная форма (ABC) и рондо.

Антонио Вивальди (1678—1741) — итальянский композитор, родился в Венеции. В 1703 году принял сан католического священника. Первого декабря того же года он становится maestro di violino в венецианском сиротском приюте «Pio Ospedale della Pieta» для девочек. Известность Вивальди принесли не концертные выступления или связи при дворе, но публикации его работ, включавшие его трио-сонаты, скрипичные сонаты и концерты. Они были опубликованы в Амстердаме и широко разошлись по Европе. Именно в эти, в то время всё ещё развивающиеся инструментальные жанры (барочная соната и барочный концерт), Вивальди и внёс свой самый значительный вклад. Для музыки Вивальди характерны определённые приёмы: трёхчастная циклическая форма для кончерто гроссо и использование ритурнели в быстрых частях. Вивальди сочинил более 500 концертов. Он также давал программные названия некоторым своим работам, таким как знаменитые «Времена года». Карьера Вивальди показывает возросшую возможность для композитора существовать независимо: на доходы от концертной деятельности и публикации своих сочинений.

Доменико Скарлатти (1685—1757) был одним из ведущих клавишных композиторов и исполнителей своего времени. Он начал свою карьеру, как придворный композитор; вначале в Португалии, а с 1733 года в Мадриде, где он и провёл остаток жизни. Его отец Алессандро Скарлатти считается основателем неаполитанской оперной школы. Доменико тоже сочинял оперы и церковную музыку, но известность (уже после его смерти) ему обеспечили его произведения для клавишных. Часть этих произведений он написал для собственного удовольствия, часть — для своих знатных заказчиков.

Но возможно, самым знаменитым придворным композитором стал Георг Фридрих Гендель (1685—1759). Он родился в Германии, три года учился в Италии, но в 1711 году уехал Лондон, где и начал свою блистательную и коммерчески успешную карьеру независимого оперного композитора, выполняющего заказы для знати. Обладающий неутомимой энергией, Гендель перерабатывал материал других композиторов, и постоянно переделывал свои собственные сочинения. Например, он известен тем, что переработал знаменитую ораторию «Мессия» столько раз, что сейчас не существует версии, которую можно назвать «аутентичной». Несмотря на то, что его финансовое состояние то улучшалось, то приходило в упадок, его известность, основанная на опубликованных произведениях для клавишных, церемониальной музыке, операх, кончерто гроссо и ораториях всё возрастала. Уже после смерти он был признан ведущим европейским композитором, и изучался музыкантами эпохи классицизма. Гендель смешал в своей музыке богатые традиции импровизации и контрапункта. Искусство музыкальных украшений достигло в его произведениях очень высокого уровня развития. Он путешествовал по все Европе, чтобы обучаться музыке других композиторов, в связи с чем имел очень широкий круг знакомств среди композиторов других стилей.

Среди композиторов Франции выделяется Оттетер, автор знаменитого трактата об игре на флейте (1707), трактата об импровизации (1719) и руководства игры на мюзетте (1737), превосходный флейтист. Самые известные сочинения Оттетера — сюиты для флейты и баса, пьесы для соло флейты и двух флейт, трио-сонаты.

В 1802 году Иоганн Николай Форкель издал первую наиболее полную биографию Иоганна Себастьяна Баха. В 1829 Феликс Мендельсон исполнил в Берлине баховские «Страсти по Матфею». Успех этого концерта стал причиной появления громадного интереса к музыке Баха в Германии, а затем и во всей Европе.

Иоганн Себастьян Бах родился 21 марта 1685 года в городе Эйзенах, Германия. За свою жизнь он сочинил более 1000 произведений в различных жанрах, кроме оперы. Но при жизни он не добился какого-либо значимого успеха. Много раз переезжая, Бах сменял одну не слишком высокую должность за другой: в Веймаре он был придворным музыкантом у Веймарского герцога Иоганна Эрнста, затем стал смотрителем органа в церкви св. Бонифация в Арнштадте, через несколько лет принял должность органиста в церкви св. Власия в Мюльхаузене, где поработал всего лишь около года, после чего вернулся в Веймар, где занял место придворного органиста и устроителя концертов. На этой должности он задержался на девять лет. В 1717 году Леопольд, герцог Анхальт-Кётенский, нанял Баха на должность капельмейстера, и Бах стал жить и работать в Кётене. В 1723 Бах переехал в Лейпциг, где и остался до своей смерти в 1750 году. В последние годы жизни и после смерти Баха его известность как композитора стала уменьшаться: его стиль считали старомодным по сравнению с расцветающим классицизмом. Его больше знали и помнили как исполнителя, педагога и отца Бахов-младших, в первую очередь Карла Филиппа Эммануила, музыка которого была известнее.

Лишь исполнение «Страстей по Матфею» Мендельсоном, через 79 лет после смерти И. С. Баха воскресило интерес к его творчеству. Сейчас И. С. Бах является одним из самых популярных композиторов всех времён (например, в голосовании «Лучший композитор тысячелетия», проведённом на Cultureciosque.com Бах занял первое место).

Другие ведущие композиторы позднего барокко: Георг Филипп Телеман (1681—1767) и Жан Филипп Рамо (1683—1764).

Влияние барокко на более позднюю музыку

Переход в эру классицизма (1740—1780)

Переходная фаза между поздним барокко и ранним классицизмом, наполненная противоречивыми идеями и попытками объединить разные взгляды на мир, имеет несколько названий. Её называют «галантным стилем», «Рококо», «Предклассическим периодом» или «Раннеклассическим периодом». В эти несколько десятилетий композиторы, продолжающие работать в стиле барокко, всё ещё оставались успешными, но уже принадлежали скорее не к настоящему, а к прошлому. Музыка оказалась на распутье: мастера старого стиля владели великолепной техникой, а публика уже хотела нового. Воспользовавшись этим желанием, достиг известности Карл Филипп Эммануил Бах: он отлично владел старым стилем, но много работал над тем, чтобы обновить его. Его клавирные сонаты замечательны свободой в строении, смелой работой над структурой произведения.

В этот переходный момент увеличилось различие между духовной и светской музыкой. Духовные сочинения оставались преимущественно в рамках барокко, в то время как мирская музыка тяготела к новому стилю.

Особенно в католических странах центральной Европы, барочный стиль присутствовал в духовно музыке до конца восемнадцатого века, так же как в своё время stile antico эпохи возрождения сохранялся до первой половины семнадцатого века. Мессы и оратории Гайдна и Моцарта, классические по своей оркестровке и орнаментации, содержали в себе множество барочных приёмов в своей контрапунктной и гармонической структурах. Упадок барокко сопровождался длительным периодом совместного существования старой и новой техник. Во многих городах Германии барочная практика исполнения сохранилась до 1790-х годов, например, в Лейпциге, где в конце своей жизни работал И. С. Бах.

В Англии устойчивая популярность Генделя обеспечила успех менее известным композиторам, сочинявшим в уже уходящем барочном стиле: Чарльзу Ависону (англ. Charles Avison), Уильяму Бойсу (англ. William Boyce) и Томасу Августину Арну (англ. Thomas Augustine Arne ). В континентальной Европе этот стиль уже стал считаться старомодным; владение им требовалось лишь для сочинения духовной музыки и окончания появлявшихся тогда во множестве консерваторий.

Влияние техник и приёмов барокко после 1760 года

Так как многое в музыке барокко стало основой музыкального образования, влияние барочного стиля сохранилось и после ухода барокко как исполнительского и композиторского стиля. К примеру, несмотря на то, что практика генерал-баса вышла из употребления, она осталась частью музыкальной нотации. В XIX веке партитуры мастеров барокко печатались полными изданиями, что привело к возобновлению интереса к контрапункту «строгого письма» (к примеру, русский композитор С. И. Танеев уже в конце XIX века пишет теоретическую работу «Подвижной контрапункт строгого письма»).

XX век дал периоду барокко имя. Началось системное изучение музыки той эпохи. Барочные формы и стили повлияли на таких непохожих композиторов, как Арнольд Шёнберг, Макс Регер, Игорь Стравинский и Бела Барток. Начало двадцатого века ознаменовалось возрождением интереса к композиторам зрелого барокко, таким как Генри Пёрселл и Антонио Вивальди.

Некоторое количество работ современных композиторов было опубликовано в качестве «утерянных, но вновь найденных» работ мастеров барокко. К примеру, концерт для виолы, сочинённый Анри Казадезюсом (фр. Henri-Gustav Casadesus), но приписываемый им Генделю. Или несколько произведений Фрица Крейслера (нем. Fritz Kreisler), приписанных им малоизвестным барочным композиторам Гаетано Пуньяни (итал. Gaetano Pugnani) и падре Мартини (итал. padre Martini). И в начале XXI века существуют композиторы, пишущие исключительно в барочном стиле, например, Джорджио Пакьони (итал. Giorgio Pacchioni).

В XX веке множество работ было сочинено в стиле «необарокко», сфокусированном на имитации полифонии. Это произведения таких композиторов, как Джачинто Шельси, Пауль Хиндемит, Пол Крестон и Богуслав Мартину. Музыковеды предпринимают попытки дописать незавершённые работы композиторов эпохи барокко (наиболее известное из таких произведений — «Искусство фуги» И. С. Баха). Так как музыкальное барокко было приметой целой эпохи, то современные произведения, написанные «под барокко», часто появляются в целях использования на телевидении и в кино. К примеру, композитор Питер Шикеле пародирует классический и барочный стили под псевдонимом П. Д. К. Бах.

В конце XX века появилось исторически информированное исполнение (или «аутентичное исполнение» или «аутентизм»). Это стало попыткой детально воссоздать манеру исполнения музыкантов эпохи барокко. Сочинения Квантца и Леопольда Моцарта сформировали базис для изучения аспектов исполнения барочной музыки. Аутентичное исполнение подразумевало использование струн, сделанных из жил, а не из металла, реконструкцию клавесинов, использование старой манеры звукоизвлечения и забытых приёмов игры. Несколько популярных ансамблей использовали эти нововведения. Это Anonymous 4, Академия старинной музыки, бостонское Общество Гайдна и Генделя, Академия Святого Мартина в полях, ансамбль Вильяма Кристи «Les Arts Florissants», Le poeme harmonique, Оркестр Екатерины Великой и другие.

На рубеже XX и XXI веков интерес к музыке барокко и, в первую очередь, к опере эпохи барокко возрос. Такие видные оперные исполнители, как Чечилия Бартоли, включили в свой репертуар барочные произведения. Осуществляются постановки как в концертном, так и в классическом варианте. В России одними из первых, кто всерьёз занялся аутентичным исполнением и исследованием музыки барокко, были Марк Вайнрот, Феликс Равдоникас, Иван Розанов, Алексей Панов, Алексей Любимов, Анатолий Милка, « ансамбль Hortus musicus», ансамбль «Мадригал» и некоторые другие. Первым ансамблем, добившимся мировой известности, стала Musica Petropolitana. Позже появились оркестр Екатерины Великой и ансамбль Екатерины Великой Андрея Решетина, "Новая Голландия" (ансамбль), ансамбль старинной музыки Владимира Шуляковского и Григория Варшавского, оркестр Pratum Integrum, ансамбль The Pocket Symphony Назара Кожухаря и другие.

Джаз

Музыка барокко и джаз имеют некоторые точки соприкосновения. Музыка барокко, как и джаз, в основном написана для небольших ансамблей (в то время не существовало реальной возможности собрать оркестр из сотни музыкантов), напоминающих джазовый квартет. Также, произведения барокко оставляют широкое поле для исполнительской импровизации. К примеру, множество барочных вокальных произведений содержит две вокальные части: первая часть пропевается/проигрывается так, как указанно композитором, а затем повторяется, но вокалист импровизационно украшает основную мелодию трелями, фиоритурами и другими украшениями. Однако, в отличие от джаза, изменения ритма и основной мелодии не происходит. Импровизация в барокко лишь дополняет, но ничего не изменяет.

В рамках стиля кул-джаз в 1950-е годы появилась тенденция проведения параллелей в джазовых композициях с музыкой эпохи барокко. Обнаружив общие гармонические и мелодические принципы в столь отдалённых музыкально и эстетически периодах, музыканты проявили интерес к инструментальной музыке И. С. Баха. Целый ряд музыкантов и ансамблей пошли по пути разработки этих идей. В их числе Дэйв Брубек, Билл Эванс, Джерри Маллиган, Жак Люсье, но в первую очередь это относится к «Модерн Джаз Квартету», возглавляемому пианистом Джоном Льюисом.

Инструменты

Основным музыкальным инструментом барокко стал орган в духовной и камерной светской музыке. Также широкое распространение получили клавесин, щипковые и смычковые струнные (виолы, барочная гитара, барочная скрипка, виолончель, контрабас), а также деревянные духовые инструменты: различные флейты, кларнет, гобой, фагот. В эпоху барокко функции такого распространённого щипкового струнного инструмента, как лютня, были в значительной степени низведены до аккомпанемента бассо континуо, и постепенно она оказалась вытесненной в этой ипостасти клавишными инструментами. Колёсная лира, потерявшая в предыдущую эпоху ренессанса свою популярность и став инструментом нищих и бродяг, получила второе рождение; вплоть до конца XVIII века колёсная лира оставалась модной игрушкой французских аристократов, увлекавшихся сельским бытом.

Музыка периода классицизма (1730—1820)

Музыкой периода классицизма или музыкой классицизма, называют период в развитии европейской музыки приблизительно между 1730 и 1820 годами (см. «Временные рамки периодов развития классической музыки» для более подробного освещения вопросов, связанных с выделением этих рамок). Понятие классицизма в музыке устойчиво ассоциируется с творчеством Гайдна, Моцарта и Бетховена, называемых венскими классиками и определивших направление дальнейшего развития музыкальной композиции.

Понятие «музыка классицизма» не следует путать с понятием «классическая музыка», имеющим более общее значение как музыки прошлого, выдержавшей испытание временем.

Эстетика классицизма основывалась на убеждении в разумности и гармоничности мироустройства, что проявилось во внимании к сбалансированности частей произведения, тщательной отделке деталей, разработке основных канонов музыкальной формы. Именно в этот период окончательно сформировалась сонатная форма, основанная на разработке и противопоставлении двух контрастных тем, определился классический состав частей сонаты и симфонии.

В период классицизма появляется струнный квартет, состоящий из двух скрипок, альта и виолончели, значительно расширяется состав оркестра.

Музыка периода романтизма (1815—1910)

 Музыка периода романтизма — это профессиональный термин в музыковедении, описывающий период в истории Европейской музыки, который охватывает условно 1800 - 1910 годы.

Музыка этого периода развилась из форм, жанров и музыкальных идей, установившихся в ранние периоды, такие как классический период. Хотя романтизм не всегда подразумевает романтические отношения, тем не менее, этот сюжет был основным во многих работах по литературе, живописи и музыке, созданных в эпоху романтизма.

Идеи, структура произведений, которые установились или только наметились в более ранние периоды, были развиты при романтизме. В итоге произведения, относящиеся к Романтизму, воспринимаются слушателями (как в 19 в., так и сегодня) как более пылкие и эмоционально выразительные. Композиторы-романтики старались с помощью музыкальных средств выразить глубину и богатство внутреннего мира человека. Музыка становится более рельефной, индивидуальной. Получают развитие песенные жанры, в том числе баллада.

Принято считать, что началу становления романтизма в музыке положил Людвиг ван Бетховен. Период перехода от классицизма к романтизму считается предромантическим периодом — сравнительно короткий период в истории музыки и искусства.

Основными представителями романтизма в музыке являются: в Австрии — Франц Шуберт; в Германии — Эрнест Теодор Гофман, Карл Мария Вебер, Рихард Вагнер, Феликс Мендельсон, Роберт Шуман, Людвиг Шпор; в Италии — Никколо Паганини, Винченцо Беллини, ранний Джузеппе Верди; во Франции — Гектор Берлиоз, Д. Ф. Обер, Дж. Мейербер; в Польше — Фредерик Шопен; в Венгрии — Ференц Лист. В России в русле романтизма работали Александр Алябьев, Михаил Глинка, Александр Даргомыжский, Милий Балакирев, Н. А. Римский-Корсаков, Мусоргский, Бородин, Цезарь Кюи, П. И. Чайковский.

ОПЕРА

Опера (итал. opera — дело, труд, работа; от лат. opera — труд, изделие, произведение) — жанр музыкально-драматического искусства, в котором содержание воплощается средствами музыкальной драматургии, главным образом посредством вокальной музыки. Литературная основа оперы — либретто.

История жанра

Опера появилась в Италии, в мистериях, то есть духовных представлениях, в которых эпизодически вводимая музыка стояла на низкой ступени. Духовная комедия: «Обращение св. Павла» (1480), Беверини, представляет уже более серьёзный труд, в котором музыка сопровождала действие с начала до конца. В середине XVI века большой популярностью пользовались пасторали или пастушеские игры, в которых музыка ограничивалась хорами, в характере мотета или мадригала. В «Amfiparnasso», Орацио Векки хоровое пение за сценой, в форме пятиголосного мадригала, служило для сопровождения игры актёров на сцене. Эта «Commedia armonica» была дана в первый раз при Моденском дворе в 1597 году.

В конце XVI века попытки ввести в такие сочинения одноголосное пение (монодию) вывели оперу на тот путь, на котором её развитие быстро пошло вперед. Авторы этих попыток называли свои музыкально-драматические произведения drama in musica или drama per musica; название «опера» стало применяться к ним в первой половине XVII века. Позднее некоторые оперные композиторы, например Рихард Вагнер, опять вернулись к названию «музыкальная драма».

Первый оперный театр для публичных представлений был открыт в 1637 году в Венеции; ранее опера служила только для придворных развлечений. Первой большой оперой можно считать «Дафну» Джакопо Пери, исполненную в 1597. Опера скоро распространилась в Италии, а затем и в остальных странах Европы. В Венеции со времени открытия публичных зрелищ в течение 65 лет появилось 7 театров; для них написано разными композиторами (числом до 40) 357 опер. Пионерами оперы были: в Германии — Генрих Шютц («Дафна», 1627), во Франции — Камбер («La pastorale», 1647), в Англии — Пёрселл; в Испании первые оперы появились в начале XVIII столетия; в России Арайя первым написал оперу («Кефал и Прокрида») на самостоятельный русский текст (1755). Первая русская опера, написанная в русских нравах — «Танюша, или Счастливая встреча», музыка Ф. Г. Волкова (1756).

Разновидности оперы

Исторически сложились определённые формы оперной музыки. При наличии некоторых общих закономерностей оперной драматургии все её компоненты в зависимости от типов оперы толкуются различно.

большая опера (opera seria — итал., tragédie lyrique, позднее grand-opéra — франц.),

полукомическая (semiseria),

комическая опера (opera-buffa — итал., opéra-comique — франц., Spieloper — нем.),

романтическая опера, на романтический сюжет.

В комической опере, немецкой и французской, между музыкальными номерами допускается диалог. Есть и серьёзные оперы, в которые вставлен диалог, напр. «Фиделио» Бетховена, «Медея» Керубини, «Волшебный стрелок» Вебера.

Отпрыском комической оперы следует считать оперетту, которая получила особенное распространение во второй половине XIX века.

Оперы для детского исполнения (например, оперы Бенджамина Бриттена — «Маленький трубочист», «Ноев ковчег», оперы Льва Конова — «Король Матиуш Первый», «Асгард», «Гадкий утёнок», «Кокинвакасю»).

Элементы оперы

Опера — это синтетический жанр, объединяющий в едином театральном действии различные виды искусств: драматургию, музыку, изобразительное искусство (декорации, костюмы), хореографию (балет).

В состав оперного коллектива входят: солист, хор, оркестр, военный оркестр, орган. Оперные голоса: (женские: сопрано, меццо-сопрано, контральто; мужские: контратенор, тенор, баритон, бас).

Оперное произведение делится на акты, картины, сцены, номера. Перед актами бывает пролог, в конце оперы — эпилог.

Части оперного произведения — речитативы, ариозо, песни, арии, дуэты, трио, квартеты, ансамбли и т. д. Из симфонических форм — увертюра, интродукция, антракты, пантомима, мелодрама, шествия, балетная музыка.

Характеры героев наиболее полно раскрываются в сольных номерах (ария, ариозо, ариетта, каватина, монолог, баллада, песня). Различные функции в опере имеет речитатив — музыкально-интонационное и ритмическое воспроизведение человеческой речи. Нередко он связывает (сюжетно и в музыкальном отношении) отдельные законченные номера; часто является действенным фактором музыкальной драматургии. В некоторых жанрах оперы, преимущественно комедийных, вместо речитатива используется разговорная речь, обычно — в диалогах.

Сценическому диалогу, сцене драматического спектакля в опере соответствует музыкальный ансамбль (дуэт, трио, квартет, квинтет и т. д.), специфика которого даёт возможность создавать конфликтные ситуации, показывать не только развитие действия, но и столкновение характеров, идей. Поэтому ансамбли зачастую появляются в кульминационных или заключительных моментах оперного действия.

Хор в опере трактуется по-разному. Он может быть фоном, не связанным с основной сюжетной линией; иногда своеобразным комментатором происходящего; его художественные возможности позволяют показать монументальные картины народной жизни, выявить взаимоотношения героя и масс (например, роль хора в народных музыкальных драмах М. П. Мусоргского «Борис Годунов» и «Хованщина»).

В музыкальной драматургии оперы большая роль отведена оркестру, симфонические средства выразительности служат более полному раскрытию образов. Опера включает также самостоятельные оркестровые эпизоды — увертюру, антракт (вступление к отдельным актам). Ещё один компонент оперного спектакля — балет, хореографические сцены, где пластические образы сочетаются с музыкальными.

ГОСПЕЛ

Госпел, госпелз (англ. Gospel music — евангельская музыка) — жанр духовной христианской музыки, развившийся в первой трети XX века в США. Обычно различают негритянский госпел и белый госпел. Общим является то, что и тот и другой родились в среде методистских церквей американского Юга.

История жанра

Белый госпел

Белый госпел как жанр сугубо религиозной музыки развился в конце XIX века из смешения народных мелодий и христианских гимнов. Со временем госпел обрёл полноправную нишу на рынке музыкальной индустрии. Одними из первых успешных исполнителей госпел был коллектив Carter Family, чьи пластинки в 1920-30-е гг. пользовались большой популярностью.

Негритянский госпел

Жанр негритянского госпел развился в 1930-е гг. в афроамериканской церковной среде и продолжал традицию спиричуэлс. Госпел отличается живостью, иногда используются танцевальные ритмы. Больше спонтанных реплик, больше импровизации. Королевой жанра заслуженно считается Махалия Джексон, которая единолично перенесла негритянский госпел из церквей Чикаго на всемирное обозрение. Её последовательницей стала Делла Риз, неоднократно попадавшая со своими хитами в американские чарты.

Госпел в популярной сценической музыке

В популярной музыке госпел исполнялся также такими исполнителями как Рэй Чарльз, Элвис Пресли, Литл Ричард, Джонни Кэш.


home | my bookshelf | | Энциклопедия музыки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 26
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу