Book: Кошки говорят Мяу



 Ф. Сарнов 

 

 Кошки говорят «Мяу».

 

 Все нижеследующее - чистый вымысел,

 любое сходство с действительностью - случайно.

 Автор. 

 " - ... Я укрыла ненависть к Господу в своем сердце.

 Каждый мужчина и каждая женщина, которые

 любят Его, и ненавидят Его тоже, потому что

 Он - жестокий Бог, ревнивый Бог. Он есть то,

 что Он есть, и в этом мире он часто платит

 болью и страданием за верную службу...

 "Такова моя воля ...", - говорит Он, и "Да,

 Господи, - отвечаю я. - Да исполнится воля 

 Твоя". А в сердце своем я проклинаю Его и 

 вопрошаю: "Почему, почему, почему,

 почему?.." И все, что я слышу в ответ, это: "А

 где была ты, когда Я сотворил этот мир."

 Стивен Кинг. Противостояние.

 Часть I

 Т В А Р Ь

Я приближаюсь к самому краю, подплываю к заветной...

(... the border, the percinct - почему-то перед оргазмом всегда думаю на неродном...)

черте и стараюсь растянуть это мгновение, покачаться на самом краешке, но с ним это невозможно - он никогда не подыгрывает мне в этом, - и он тут же закидывает мои ноги еще выше,

(Господи, куда же е щ е выше!..)

сильным движением проникает в меня еще глубже,

(Господи, куда же е щ е глубже!..)

и... 

Моя матка моментально отзывается упругим всплеском, резкой судорогой, которая застилает мозги багровой пеленой, раздирает жутким наслаждением все нутро, проникает куда-то еще глубже, чем сама матка, и вытаскивает из набухшей глотки хриплый резкий крик. Вопль.

От моего вопля он сразу кончает, и бьющуюся в судороге матку окатывает струйка теплой влаги, от которой меня тут же раздирает следующий оргазм, а за ним еще, и наконец, я отключаюсь, выключаюсь, сдыхаю - меня просто нет.

Финиш.

Воскреснув, я медленно раскрываю глаза, медленно включаю все, чем могу сейчас ощущать то, что вокруг меня, и сначала чувствую, а потом, повернув голову влево, вижу, что он уже лежит рядом на спине и дышит почти ровно и почти забыл о моем существовании. Во мне схлестываются две противоположные силы: раздражение на него за то, что он никогда не дает мне покачаться на краешке, поторчать чуть подольше у черты, на черте, и... Жуткая благодарность за недавние всплески оргазмов, от которых все внутри еще приятно гудит и ноет.

Вторая сила, конечно же, без труда одолевает первую - раздражение, - и я поворачиваюсь и начинаю нежно целовать его по-голливудски красиво очерченный рот, по-ковбойски волевой подбородок и гладко выбритую щеку, пахнущую каким-то противным... Ну да, его любимый Denim-aftershave. Как там в рекламе - все в его власти?.. Это точно. Это - в самую масть. Уж во всяком случае, все, что касается меня - в его власти. Вся я - в его власти, и...

И я нежно трусь своей рыжей гривой об его загорелую грудь и лижу твердый ковбойский сосок, и глажу мускулистый живот своего хозяина.

Ему это совершенно не нужно, но он знает, что это нужно мне, и потому не возражает и даже машинально поглаживает мои распатланные волосы - точно так же, как иногда, сидя за компьютером и уставясь в дисплей, поглаживает уродливый деревянный нож для разрезки бумаг с нелепым красным шнурком, зачем-то продетым в дырку на конце рукоятки.

И засыпая, вернее, проваливаясь в жуткий, повторяющийся каждую ночь кошмарный сон, я крепко обнимаю его... Крепко обнимаю руками и ногами человека, который собирается дней через десять, максимум через две недели - когда вернется из Питера, а я вернусь из-за океана - не моргнув глазом, отправить меня на тот свет. Я знаю это так же точно, как знаю, что на тот свет отправиться он (с моей помощью, во всяком случае, с моей подачи), а уж потом - я (может быть, как фишка ляжет)... Как знаю, сколько родинок у него на груди, сколько раз у него встанет за ночь, если он настроен на это, словом...

Знаю. И нисколечко не боюсь - ни капельки, я даже хочу этого, потому что точно знаю и еще кое-что: если ему и удастся сделать это,

(вопреки всем моим расчетам... )

то когда покончит со мной, он покончит и с моим страшным кошмаром, в который я окунаюсь теперь почти каждую ночь с тех пор как...

С той ночи, за которой было утро, была странная поездка с мужем на ...цатый километр загородного шоссе,

(...я плохо соображаю... Я вся скована жутким ночным кошмаром. Из которого никак не могу выбраться... Мне показали, что такое н а с т о я щ и й страх...)

на мусорную свалку, и там на этой свалке я увидела изуродованные трупы Хорька и его охранника (труп Хорька - безголовый). Которые потом схоронили в закрытых гробах, а во взгляде Седого на этих похоронах, ясно проскользнуло эдакое пилатовское: я умываю руки...

И с тех пор каждый раз, стоит мне только заснуть, я вновь оказываюсь там, и...

У меня больше нет сил выносить эту пытку. Больше нет сил вырываться из этого кошмарного бреда - раскрывать глаза, просыпаться и тут же понимать, что стоит мне снова заснуть,

(Господи, не могу же я с о в с е м не спать!..)

как я опять окажусь там, где сверху, в мертвой серой пустоте висит багровый

(диск?.. Обруч?.. Тарелка?..)

круг, а внизу... Повсюду, на сколько хватает глаз, простирается красный - местами почти алый, а местами тускло багровый, - песок. И взгляду не за что зацепиться, разве что за огромные песчаные глыбы,

(валуны?...)

образованные из того же песка, из слипшихся друг с другом песчинок,

(сколько же времени нужно для того, чтобы из п е с ч и н о к получились такие громадные глыбы?.. Столько, что само время должно быть каким-то д р у г и м! И оно - д р у го е! Здесь - другое...)

но почему-то взгляд не может за них зацепиться, взгляд соскальзывает с них, и...

1.

Тот день с самого утра был окрашен в юмористический тон. Почему-то все вызывало у меня смех - лопнувший тюбик с зубной пастой, внезапно выключившаяся, едва я успела намылить спину и грудь, горячая вода в душе, сломавшийся и сжегший бутерброды ростер, отскочившая крышка кофемолки, плюнувшей мне в физиономию недомолотыми кофейными зернами, и все прочие "прелести" нашего совкового быта. Всегда вызывавшие у меня глухое раздражение, в тот день эти прелести почему-то заставляли глупо хихикать - они словно подводили, легонько подталкивали к главному событию, пику всей сегодняшней клоунады, который должен распахнуть шлюз, сдерживающий смех, и исторгнуть из глотки настоящий хохот.

"Шлюз" распахнулся и я, наконец, с каким-то жутким облегчением расхохоталась, когда, придя домой на два часа раньше обычного, застала своего благоверного в нашей супружеской койке с не первой молодости блондинистой шлюшкой, испуганно натягивающей простыню на свои отвислые грудки, не замечая, что тем самым она одновременно стягивает ее с выпуклого брюшка и вяло приподнятого конца ее партнера - моего, извиняюсь, шаловливого супруга.

Это, и вправду, был пик клоунады.

Смех, а вернее, настоящий хохот вызывало все. И их нелепая поза, и ее вытаращенные намазюканные глазенки, и его жалкая идиотская ухмылка, и главное: разительный контраст того, от чего я минут двадцать назад ушла, с тем, что сейчас торчало передо мной.

Контраст просторной, со вкусом обставленной спальни моего красавца-хахаля с нашей убогой, захламленной квартиркой; контраст загорелого, налитого упругой силой тела моего мужика с брюшком и вялым отростком, всегда опадавшим (уж я-то знала!) от любого незапланированного скрипа нашей койки,

(чего уж там говорить про незапланированное появление благоверной...)

моего мужа; контраст этой потасканной шлюшки с уже опавшими грудками с хохочущей рыжей бабой,

(рыжей, если угодно, блядью, но... Н а с т о я щ е й блядью, а не жалкой подделкой...)

отражавшейся в нашем дешевеньком трюмо у разложенного старенького дивана; контраст широкого двуспального "аэродрома", с которого я соскочила пол часа назад, с этим стареньким польским диваном - нашим семейным ложем любви...

И когда шлюшка, впопыхах одевшись, убралась, и он, тоже прикрыв свои причиндалы трусами и старым халатом,

(еще одни контраст - час назад я с наслаждением заворачивалась в роскошный махровый халат с капюшоном, испытывая удовольствие и от мягкой шероховатой ткани, и от уверенности, что сейчас эту ткань с меня сдернут, и то, что сейчас ласкают прикосновения ткани, будут ласкать сильные ладони и твердые, резко очерченные мужские губы...)

в третий раз тупо спросил, почему я так веселюсь, я честно, откровенно и со всеми подробностями рассказала ему, почему.

Рассказывая, я отвернулась от него, и сообщив напоследок, что сегодня мой красавец трахнул меня не только в койке, но и в ванной, двинулась к двери и... Услыхала за собой шумное сопение, а потом потные ладони моего муженька больно сдавили мне плечи возле самой шеи и в ушах раздалось сдавленное шипение:

- Кур-рва рыжая!.. (Получилось: рыш-шая...)

Моя правая рука вдруг сама согнулась в локте, двинулась вперед и вверх,

(я не делала это сознательно... Не делала!..)

мой торс - то, что мужики называют у баб "станком", - слегка выгнулся дугой влево, и...

Какая-то чужая, посторонняя сила швырнула согнутую правую руку вниз и назад. Я ничего не чувствовала в тот момент - мозг не отдавал никаких команд, не посылал никаких разрядиков в мышцы, и мышцы руки не напрягались, хотя... Я не знаю - я действительно ничего не чувствовала, просто...

Просто руки, больно давившие на мои плечи, вдруг обмякли, сзади раздался странный приглушенный звук, и когда я медленно обернулась, то увидела, что мой благоверный с какой-то лиловато-серой физиономией прижимает ладони к животу и судорожно пытается втянуть в себя воздух через раскрытый рот. Но у него это не получалось, потому что... Потому что - я только сейчас, повернувшись и глядя на него, поняла, - мгновенье назад, я правым локтем въехала ему в почти незащищенное мышцами

(Пресс надо было качать по утрам, а не тянуться, едва продрав глаза, за сигаретой... Пресс качать - хоть на ковре, хоть на мне...)

солнечное сплетение.

Я никогда не относилась к категории слабеньких, изнеженных дамочек, но... Хоть мой муженек был не из тренированных атлетов, он все-таки был мужиком, и двигай моей рукой я сама, мне вряд ли удалось бы привести его в такое состояние. Типа нестояния. На согнутых вздрагивающих ногах,

(Почему, интересно, он в носках?.. Он что, и трахался, не снимая их?..)

неуверенно делавших маленькие шажки назад, пока он не бухнулся на кровать, не откинулся навзничь, подтянув ноги к краю кровати и по-прежнему судорожно ловя воздух раскрытым ртом.

Вдруг моя правая рука... Я неожиданно снова почувствовала ее - почувствовала внезапную ноющую боль в плечевом суставе и ниже, в мышцах, какая бывала у меня (довольно часто) от таскания тяжелой хозяйственной сумки. Боль перетружденных мышц, вынесших слишком большую нагрузку, и... Я вдруг испугалась. Потому что неожиданно поняла... Вернее мне показалось, или... Словом, я знала: если бы то, что двинуло моей правой рукой, включилось на полную мощность, мой локоть пробил бы его брюхо, как тонкую пленочку, и легко раздробив позвонки, выскочил бы с другой стороны.

Что-то заставило мою руку совершить действие, на которое она не была рассчитана, но ныла она сейчас не от той силы, которая привела ее в движение,

(сначала медленно - вперед и вверх, а потом резко - вниз и назад...)

а от той, что сдерживало это движение... Сдерживало эту силу. Держало ее под контролем.

Расширенными глазами я уставилась на свою руку, и то ли от напряжения, то ли еще от чего-то, картинка стала как-то расплываться, выходить из фокуса, а потом наоборот, стала слишком четкой - такой четкой, что я могла разглядеть каждую пору на коже руки, каждый малюсенький... Это не было увеличением или приближением, как при взгляде через лупу или в бинокль, это... Словно включилось какое-то другое зрение, словно глаза стали видеть как-то иначе, не по...

Зажмурившись, я легонько тряхнула головой, и это другое исчезло. Растаяло. А вместе с ним растаял и страх.

Я присела на краешек нашей койки - разложенного дивана, - положила руку ему на ляжку и стала легонько гладить его ногу, нажимая на нее все сильнее и сильнее - постепенно заставляя его разогнуть колени и расслабиться. Наконец он умудрился как следует вздохнуть. Я скользнула взглядом по его животу, груди и выше - к лицу постепенно приливала краска, оно уже не было таким мертвенно серым, хотя еще и не стало нормальным. Но скоро станет. И может даже у него встанет... Мне совершенно не хотелось трахаться, тем более с ним, тем более сейчас, когда после своей шлюшки и моего локтя он лишь заведет, раздразнит меня и оставит почти ни с чем,

(конечно, я умею кончать и почти ни от чего, но на кой черт мне сейчас такие вымученные оргазмы - после тех?.. От которых матка еще слабо гудит, словно сыто мурлыкающая кошка...)

но... Если хочешь успокоить мужика и избавить себя от тупых и бессмысленных выяснений отношений, возьми его... В смысле, дай... То есть, возьми, но так, чтобы для него это было вроде, как ты - даешь...

Я прилегла на диван рядом с ним, и пока моя левая рука быстренько расстегивала блузку, правая, гладившая его ногу возле колена, двинулась выше... Он раскрыл было рот, наверняка собравшись выплеснуть какое-нибудь занудство, желая продолжать бессмысленную разборку - то есть стараться как-то обидеть, оскорбить меня и тем самым хоть чуть-чуть потешить свое ушибленное (со всех сторон) самолюбие, но я резко дернулась все телом вверх (блузка расстегнута, лифчики нам ни к чему) и закрыла ему рот... В старых любовных романах обычно это звучит: "закрыла рот горячим поцелуем", - но то - в романах, и притом - в старых. А я лично закрыла тем, что покамест не нуждалось в лифчиках.

Мне жутко хотелось рассмеяться, услыхав его чавкающие звуки, и спросить, ну, что, мудак, это тебе не обвислые грудки твоей дешевенькой секушки, но его действия, вызывавшие эти звуки, начали вызывать заодно и правильные рефлексы моего организма, а потому я стала говорить правильные слова, какие надо говорить, когда нужно взять под видом "дать", в смысле дать, не подавая вида, что берешь...

Тупые они все-таки создания, и как легко их обмануть, потому что они так жадно хотят быть обманутыми; тупые, но приятные, а иногда и сладкие, ну... Давай же, давай, мать твою... Давай сильнее, глубже, давай, твою мать.. Тихо, тихо, Рыжая сука, полегче, держи себя руках, а не то... Это же ты - даешь, а он у нас б е р е т, он у нас хозяин, и не дай Бог ему понять, тогда он совсем раскиснет, а мне не надо, чтоб раскис, мне надо... Ох, как же мне н а д о, что ж я так завелась, недавно же сыта была по горло, под завязку... Не могу больше, не могу на тормозе держаться, раскрываюсь, ох, как же раскрываюсь, сожрать хочу, но... т о г о бы жрала, д о л г о бы жрала, а этого же на один глоток едва хватит... Ну, держись, все, больше не удержу, только главное - думай, что это ты такое со мной делаешь, главное, думай т а к, а я... Вот так... И вот та-ак!.. И вот ТА-А-АК!.. Все...

Ну, что, доволен, хозя-а-аин? Только не расхохотаться, только не... Их не надо обижать, они просто... Просто не стоят того, и главное сейчас - сказать.. Сказать это... То, что им, дурачкам, так нужно, что они так жадно хотят услышать, что надо сказать, и это справедливо, потому что надо дать взамен того, что брала... Это по-честному, и... На!

 * * *

- Как хорошо, - пробормотала я, потянулась и выговорила главное: - ... с тобой.

И вместо довольного смешка, довольного вздоха, или хотя бы довольного молчания вдруг услыхала...

- Тварь, - с злобной горечью выдавил он, шмыгнул носом так, словно всхлипнул, и высказался подлиннее: - Какая же ты... тварь.

Мне сразу стало скучно и... Досадно. Скучно от его убогого словарного запаса, а досадно, потому что ничего у меня не вышло и виновата в этом была только я сама - расслабилась и не сообразила, что... Нельзя сейчас было говорить это дурацкое "с тобой"! Нельзя тупо двигаться по шаблону! Шаблоны и штампы - вещи полезные, но с ними надо уметь обращаться. Что работает в одной схеме, вызывает обратный эффект - в чуть-чуть другой. Должна была сообразить, что "с тобой" вызовет у него простую, как у одноклеточного, реакцию... Или, как ее... Ассоциацию. С другим. От которого, как я сама ему сообщила, я только что пришла. От которого, я когда-то - а если поточнее, то шесть с лишним лет назад, - сбежала, скуля и зализывая раночки,

(это я сейчас так пренебрежительно, а тогда - р а н и щ у!..)

да не куда-нибудь, а к нему. К моему первому стойкому вздыхателю (на скамейках и в подъездах), первому лизателю и кусателю моих девичьих грудок (это так, для красного словца, а вообще-то они с пятнадцати лет были неслабыми грудями, если не сказать, буферами), так и не ставшему первым пихателем (сам виноват, нечего было тянуть резину - надо было иметь при себе резинки, тогда б дала на ура), но героически взявшему на себя дурацкую роль зализывателя моих, так сказать, душевных травм и царапин.

Ну, что ж, сам того хотел, сам засунул голову в пасть за то, что в награду дали засунуть головку в... Ну, это-то я бы и так дала - кому только не давала, да он и не за это... Он из тех, которые нужны не для головок, а как раз для голов в пасть, для зализывания душевных, как их называют, мук, и... За что боролись, на то и напоролись.



Сука я, конечно, что говорить, но в конце концов, не я все это придумала, не я задавала правила игры, не я сдала ему такие фишки, а когда фишки сданы, хочешь - играй, не хочешь - брось...

Он и сыграл, только не в темную - чего-чего, а темнить я никогда не умела, просто не мой это жанр, и все ему выложила а натюрель, и даже многих, с кем трахалась, перечислила, так сказать, поименно, и все про все рассказала... Ну, почти все... Чуть-чуть прикрыла - как беременные чуть что, так ладошками инстинктивно животик прикрывают, вот я и...

Прикрыла. Инстинктивно. Животик. Которого и не было вовсе - всего-навсего трехнедельная задержка - мало ли почему течка запаздывает, только...

Только она запоздала еще на восемь с лишним месяцев и в результате выплеснулась вместе с нашей очаровательной рыженькой доченькой. Нашей. Только не моей и его - верного-благоверного зализывателя душевных ран, а моей и того.

Того, кому я через два года рассказала все (в койке, понятное дело, где же еще), и кто стал после этого трахать меня как-то... Нет, не лучше - он всегда был отличным и ровным, в смысле, без проколов и без взлетов... Не нежнее, не ласковее - все это всегда было в меру, и так и осталось, - а как-то... Ну, применительно к сексу какое-то смешное слово, но другого не подберу: как-то уважительнее, что ли... Как с равной. Вроде, равноправной. Вот этого в нем раньше не было. Никогда не было. И потому стало таким странно-приятным, таким... Нужным. И важным. И я...

Впрочем, хватит лирики, пора забирать Киску из садика и вообще пора...

- Ты куда? - растерянно крикнул он с дивана, когда, сходив быстренько в ванну, я в уже застегнутой блузке стала подкрашивать губы перед зеркалом в прихожей.

- В садик, - машинально буркнула я в ответ, словно ничего не случилось, обернулась и увидела...

Плачущий мужик - по-настоящему плачущий, а не пускающий "скупую мужскую слезу", - на самом деле не вызывает у бабы ни жалости, ни отвращения. Впрочем, про всех баб не скажу, у меня - не вызывает. Возникает лишь холодное ощущение чего-то неправильного. Ну, как если бы... Если бы собака вдруг замяукала, или кошка - залаяла. Или крыса - заговорила. Я смотрела на него, а в мозгу у меня холодно вещал голосок того - он говорил мне это однажды, рассеянно гладя ляжку, уж не помню, в какой связи и за каким... Наверное, я спросила его о чем-то, а может, и нет... Словом, он сказал тогда, а теперь его равнодушный, сытый - мы тогда здорово наелись друг другом, - голос повторял это в моем мозгу:

-... когда загоняешь крысу в угол и ей уже некуда деваться, совсем некуда, ее нужно, ее необходимо, ее обязательно следует... добить. Это легко, это просто, но многие забывают об этом и потом здорово платят.

Я смотрела на своего всхлипывающего благоверного - картинно всхлипывающего, ну, еще бы, он ведь у нас артист, актер, владеет системой Станиславского и... дальше "кушать подано" в свой тридцатник так и не прыгнул, - и знала, как мне его добить. В самом деле, легко и просто, и наверное, так и надо, но... Он не крыса. Он даже не крыса, и потому - не стоит.

И я не стала говорить ему про дочку, не стала добивать, а просто ушла. И больше не возвращалась - забрала из садика дочку, поехала с ней к матери, полтора месяца прожила в ее двухкомнатной квартирке, а потом перебралась в другую двухкомнатную. Ту самую, откуда явилась полтора месяца назад к своему бывшему семейному очагу и застала на своем бывшем семейном ложе дешевую шлюшку с обвислыми грудками.

Да-да, я вышла замуж за своего красавца-любовника, за своего первого - неважно, что не он первым мне запихнул... Он был первым, с кем я узнала, что такое мужик - мужик, а не парнишка разового пользования, не мальчишечка на случайных блядках.

Выходить замуж за давнего, как говорят, доисторического любовника - безумие, бред, даже пить за успех этого безнадежного дела не стоит, но... тут был особый случай. И даже не потому что только мы двое знали о нашей дочке - после трехмесячных дрязг в суде я оставила дочку тому, хоть это и стоило мне немногих лишних седых волосков в рыжей гриве (ну, не седых, а серых, учитывая мою масть) и многих бессонных ночей. Но что значат бессонные ночи по сравнению с волей хозяина и с тем, что он давал мне в те ночки вместо сна...

Особый случай. Он трахал меня... Как ни смешно это звучит, но - уважительно. Как равную. Которая нисколько не меньше. Которую нельзя обижать, и не потому что это некрасиво и нечестно, а потому что она не так уж безобидна.

Он так и сказал мне, вскоре после исторической сцены уличения супруга в неверности и самообличения супруги - рассеянно водя ладонью по моей груди:

- Ты совсем не мала...

2.

- Я всегда такая маленькая, когда вот так кончаю, -пробормотала я, вытягиваясь и жмурясь, как сытая кошка. - Как будто меня совсем и нет...

- Вот так кончаешь? - переспросил он. - А разве ты кончаешь по-разному? Разве бывает...

- Бывает, - не открывая глаз, кивнула я. - Бывает простой рефлекс, как у собачек Павлова, а бывает, что выворачиваешься наизнанку, как сейчас... Как всегда - с тобой...

(Господи, как здорово не думать, что можно сказать, а что нельзя... И как здорово говорить это по-настоящему, не врать, не...)

Как будто исчезаешь - становишься все меньше, меньше, а потом...

- Ты совсем, не мала, моя рыжая, - перебил он. - И не так уж безобидна, а?

- Ты про ляжки? Мне самой не нравятся толстые, но...

- Ляжки у тебя дивные. Слу-ушай, - он широко, словно от удивления, раскрыл глаза, - а ты и впрямь рыжая!

Я рассмеялась, но где-то в глубине сознания кольнула тупая иголочка - отзвук старой боли. Это была наша старая игра, еще с тех времен, когда...

 *

Когда, ложась спать, я думала, скорей бы заснуть и проснуться уже завтра, потому что завтра я опять увижусь с ним, завтра снова приду в нашу комнатушку, три четверти которой занимает старый широкий матрас, и мы снова...

К сожалению, в той комнатушке хватило еще места для обшарпанного платяного шкафа, в котором кроме его вещей висел еще мой халатик и еще какие-то дежурные шмотки. И однажды, сбежав с институтских лекций - не могла в тот день утерпеть, - и придя к нему на час раньше обычного, я распахнула этот проклятый шкаф и в лучших традициях итальянского кино уткнулась взглядом в голую черноволосую девку, прикрывавшую прелести ладошками и смотревшую на меня с испугом, но... Кроме испуга в глазах ее плясали явные смешинки. И переведя взгляд на него, я увидела в его глазах...

Да, там была и досада, и виноватость, и даже слабенькая тень испуга (или мне так казалось), но под всем этим слабо, но отчетливо, мелькали те же смешинки. И именно они - я поняла это не тогда, а позже, намного позже, - а не вся эта нелепая и гротескная сцена с девкой в шкафу, ясно и твердо сказали мне, что все кончилось. Именно они резко и безжалостно объяснили мне то, чего я не видела раньше - просто не могла видеть, потому что... просто-напросто влюбилась в первый и в последний раз в своей жизни: что я для него вовсе не то, что он - для меня.

Тогда мне казалось, что кончилась вся моя жизнь. Это уже не был вопрос - больно, там, или не больно, или очень больно, или не очень... Я даже не помню, как я провела остаток дня и вечер. Помню лишь, как в первом часу ночи шла по трамвайным рельсам где-то в районе Масловки и думала... Нет, просто знала, что если из-за поворота сейчас выскочит трамвай, я не сверну с рельс.

Где-то выше, уже на Сущевском Валу, по-моему случилась какая-то авария - фигурки бегущих с тротуара на мостовую людей, слабые вскрики, темный силуэт "Жигуля", развернутого поперек шоссе и еще какой-то предмет на шоссе... Мотоцикл, что ли... Не помню. Я почти не смотрела в ту сторону, я смотрела за угол - куда медленно брела по рельсам, - и вяло гадала, выскочит, или не выскочит оттуда трамвай, в общем, уже зная, что не выскочит, потому что не слышалось никакого звяканья, лязга и прочего звукового сопровождения красных вагончиков.

Свернув по рельсам за угол, я увидела перед собой пустую улицу, уходящие вперед и сливающиеся там в одну линию пустые трамвайные рельсы, и, продолжая механически брести дальше прикрыла глаза. Ничего не изменилось. Передо мной по-прежнему торчала та же улица, с теми же рельсами, только... Не пустыми.

Прямо на меня беззвучно несся красный трамвай, который... Который не мог нестись на меня, потому что стоял боком ко мне. Но он стремительно приближался, и я поняла, что не он двигается на меня, а я лечу на него.

Мне было все равно, я лишь вяло подумала: глюки, - но инстинкт самосохранения распахнул мои глаза, и... Почти ничего не изменилось, я по-прежнему летела на торчавший впереди трамвай - видимо созданная воображением картинка была такой яркой, что еще какое-то мгновение забивала реальность, но... Очертания трамвая стали дрожать по краям, расплываться, и в момент "столкновения" трамвай уже был почти прозрачным, и я пролетела сквозь него и...

Все исчезло.

Исчез весь этот странный глюк - я по прежнему брела по пустой улочке, и не было тут, конечно, никакого трамвая, даже призрачного, порожденного жалкой суицидной попыткой моего мозга. Мозга, не выдерживающего столкновения с реальностью,

(обшарпанный платяной шкаф с его содержимым...)

и потому выдумавшим столкновение с "трамваем".

Вот и кончилась вся жизнь, подумала я и неожиданно засмеялась. В самом деле, как смешно облекается настоящая боль в расхожие штампы. И как странно, что штампованность формы не отменяет реальности сути, правильности смыла, хотя... Не стоит преувеличивать.

Мой мозг выдал не просто жалкую попытку воображаемого суицида и вовсе не затем, чтобы меня испугать и увести подальше от возможности попытки реальной. Кстати, я и не испугалась, я лишь поняла...

Видимо у некоторых людей не одна жизнь. Может, жизней у них и не девять, как у кошки, но все-таки несколько. И когда кончается одна, начинается другая.

Одна моя жизнь кончилась, это верно, как бы штампованно это ни звучало. Но я - жива, а значит... Значит, началась другая. Это и хотело подсказать мне мое воспаленное воображение, когда "швырнуло" меня на красный бок трамвая. И выскочив с другой стороны, я...

Вдруг я почувствовала, что невыносимая тупая боль, мучившая меня много часов, исчезла - словно осталась в том "трамвае", сквозь который я пролетела, словно тот "трамвай" сыграл роль ситечка, в котором застряло все, что мучило меня, а заодно и какой-то здоровенный кусок самой меня, оставив меня без боли, но с какой-то здоровенной... Пустотой...

Но с пустотой можно жить. Нужно только постепенно заполнить ее чем-то, или просто подождать, пока она заполнится сама.

И я махнула рукой проезжавшему мимо "Москвичу", и села в него, и, увидев обернувшуюся ко мне веселую симпатичную мордашку молодого паренька, улыбнулась в ответ. И когда, подвезя меня до дому, он не взял протянутой пятерки, я дала ему свой телефон. А на следующий день встретилась с ним, чтобы дать, но вместо этого неожиданно для себя самой не дала, а взяла. Да так взяла, что парень, по-моему, был даже рад, когда я не осталась у него на ночь и ушла, сказав, что моя мамочка велит мне ночевать дома.

Мамочка давно уже не могла мне ничего велеть, и если бы в парне еще оставались какие-то силенки, я бы не ушла, но... Из кувшина можно вылить только то, что было в нем - так, по-моему?

Так.

И начиная с того паренька, уже всегда было так. Я больше никогда не тратила времени впустую, никогда не пролеживала в койке дольше, чем... В общем, я больше не давала, я - брала. А если им так уж непременно нужно считать, что берут они - на здоровье. Это же очень легко. Так же легко, как выдать проверку предмета их мужской гордости на оставшуюся прочность за ласку. Это и есть ласка, если... Если там осталось хоть сколько-нибудь прочности.

Правда, с зализывателем своих ран, а вернее, пустоты, я вела себя иначе, но... Просто у него я брала кое-что другое - душевный, так сказать, комфорт. Что в каком-то смысле, может, и поважнее оргазмов, впрочем... Оргазмы легко добирались в других местах. Блядство, да? В смысле, непорядочно, дескать, обманывать?.. Но скажите на милость, разве обманывать тех, кто хочет, чтобы их обманули, есть обман? Или блядство?..

Впрочем, так или иначе, блядство в его прямом смысле вскоре сошло на нет - с торчащим животом не очень-то поблядуешь, да как-то и не очень хочется...

3.

- Ага, рыжая, - сказала я. - И бесстыжая. А что, рыжие - не такие, как все?

- Конечно, - кивнул он.

- А в чем разница?

- Они - рыжее.

- И все?

- Почти. Еще у них кожа другая. Веснушки... - он потянулся за сигаретой, но я перехватила его руку и снова положила себе на ляжку, а потом сдвинула выше.

- А еще?

- Еще у них вот тут, - он сдвинул ладонь еще выше и легонько погладил мой лобок, - горячее. Ну, хватит, не рвись на комплимент. Рыжим это не к лицу.

- А у тебя много рыжих было?

- Одна. И не была, а есть.

- Правда? Нет, не то, что одна, а что я - есть?

- Правда-правда... - пробормотал он и вдруг добавил: - Давай-ка, крути развод побыстрее. У меня через пол годика интересная поездка наклевывается, надо успеть все оформить.

- Что оформить? - не поняла я.

- Брак нам оформить, жопа. Иначе как я тебя возьму?

- Вот так, значит? - помолчав, спросила я. - А одного тебя, стало быть, не пустят?

- Почему не пустят, - недоуменно вскинул он брови. - Просто я хочу... А-а, ты подумала, что я из-за этого... - он рассмеялся. - Ну, Рыжик, ты все-таки дура.

- Правда? - вдруг по-детски обрадовалась я.

- Понадобись мне жена для галочки, - усмехнулся он, - ты бы очутилась в самом хвосте длинной очереди. Но... - он щелкнул зажигалкой и глубоко затянулся. - Я ведь не в НИИ каком-нибудь сраном работаю, Рыжик. Контора, конечно, тоже живет по правилам, но - по своим. Так что вы, мадам, пальцем в небо попали.

- Я не мадам, - пробормотала я, трясь щекой о его литое плечо, - я - Рыжик... ты думаешь, я буду хорошей женой?

- Ты будешь хорошей женой, - рассеянно кивнул он, глядя на ровные колечки дыма, медленно поднимавшиеся к потолку.

- Но ты же сам сказал, что я не... Не безобидна. Это из-за того, как я его локтем, да? Я сама поразилась...

- Безобидная - это для галочки хорошо, - усмехнулся он. - И локтем ты, судя по всему, неплохо сработала, только...

- Что - только?

- У тебя хороший рост, средний мужской, поэтому... В следующий раз, Рыжик - если выпадет следующий, - в момент удара чуть согни коленки и чуть опусти правое плечико. Поняла?

- Нет... - машинально ответила я, попыталась представить себе, как это сделать, и вдруг поняла. - Но я же тогда попаду...

- Вот именно, - кивнул он. - Тогда тебе уже не придется ни о чем беспокоиться - он очень не скоро встанет, а уж у него... - он издал легкий смешок.

- А ты не боишься, что я когда-нибудь сделаю так с тобой? Именно так, как ты учишь, а?

- Не-а, - равнодушно помотал он головой и резким движением затушил сигарету в пепельнице.

- Почему?

- Во-первых, потому что я никогда не подставлюсь. А во-вторых, если подставлюсь, то нарочно, и тогда...

- Ну? Что - тогда? - нетерпеливо подстегнула я его.

- Боюсь, ты никогда уже не сможешь нормально двигать той рукой, которой попробуешь это...

- Ну да, - перебила я его, - вас же учат...

- Нас - нет, у нас совсем другие задачи, но конечно, кое-какую общую подготовку проходят все, так что...

- Это подлый удар, и я... Я никогда не смогу так.

- Удар, Рыжик, не может быть подлым - это определение просто неприменимо к... К смыслу такого действия, к его цели. Удар должен вывести цель из строя, и чем надежнее он это сделает, тем правильней его смысл. Ведь тебе тогда, - он повернулся ко мне и посмотрел прямо в глаза, - стало жаль его мужское самолюбие, его, - он едва приметно усмехнулся, - мужское достоинство, и поэтому пришлось утешить. Пришлось его трахнуть, верно? А если бы ты сделала чуть правильней - как я тебе объяснил, - то жалеть было бы просто нечего. Поняла?

- Но я же не машина... И он тоже - живой человек! Я не могу делать так больно - живому! Это... Это просто не по-человечески...

- А ты думаешь, своим утешением ты ему слабее врезала? Вряд ли, Рыжик, - он отвернулся и опять откинулся на спину. - Думаю, как раз покруче. Не двинув туда, куда надо было, ты его не добила. А тем, чем думала, что утешаешь, ты его только здорово раздразнила. И помяни мое слово, он тебе еще здорово помотает нервы с разводом.

- Я могла его добить, - помолчав сказала я. - Могла сказать ему про дочку - нашу дочку, - и... Чуть не сказала. Не знаю, что удержало...

- Правильно удержалась. Это нам совсем ни к чему. А с разводом пусть покуражится - время у нас есть, так что...

- Он не станет этого делать, - перебила я. - А если заартачится, я его еще разок трахну - в смысле перепихнусь.

- Не выйдет, Рыжик, он больше не захочет.

- Меня не захочет?

- Тебя, тебя, милая. Равно как и никогда больше не схватит тебя сзади за шею - даже такой как он не станет наступать два раза на одни и те же грабли.

- Ах ты, скотина, - почти искренно возмутилась я, - я-то нарочно сказала, а тебе, значит, все равно, если я с ним...

- Рыжик, - поморщившись, перебил он, - какая разница, кто с кем перепихнется? Мы же нормальные люди, и в этом мы с тобой одинаковые. Мы поженимся, в общем, мы уже, считай, это сделали, но это вовсе не значит, что мы не можем жить так, как нам нравится. Нам совсем ни к чему притворяться - во всяком случае друг перед другом, - поэтому давай забудем все эти бредни, типа измен, верностей, неверностей и так далее. Да? Давай?



- Даю, - кивнула я и раскинула ноги. - Бери... Как жену - сверху.

И он очутился сверху. На мне. И во мне. И мне стало хорошо. Просто здорово. Дивно. Потому что я была не просто женой. Я была равной партнершей, я была... Дурацкое слово, но именно оно полыхнуло в мозгу вместе со всплеском первого оргазма - я была его...

Сообщницей.

4.

Он оказался прав - то ли случайно угадал, то ли верно вычислил, но попал в масть: бывший муженек здорово потрепал мне нервы с разводом. И ни о каком "перепихнуться" даже речи быть не могло. Он выливал на меня ведра грязи в суде, выставлял распутной бабой, которой нельзя оставлять ребенка. Реально добиться этого - лишения прав и т.д., - конечно, было невозможно, но тянуть время, тянуть из меня жилы... Его дружки, вызванные им в качестве свидетелей, несли Бог знает что, и я могла лишь с немым изумлением слушать, как они... Мне и в голову никогда не приходило, что они меня так ненавидят, и я долго не понимала, за что, а потом... Кажется, поняла.

Они инстинктивно всегда чувствовали, что я люблю трахаться, что я почти всегда - готова, что со мной можно, и... Оскорблялись, что не им досталось.

 Дружки мужа. Прямо сочившиеся у нас на кухне за водкой высокопарными излияниями о мужской дружбе - дескать, возьмемся за руки, друзья... Не за руки хотели они взяться, а за накрывавшую им на стол и убиравшую за ними их объедки жену хозяина - друга... Твою мать! И смешно, и противно, и хоть бы он сейчас раскрыл глазенки и увидел... Хоть бы на миг задумался: почему они так радостно все хором меня поливают? Да где там - дружба же, святая мужская дружба... Типа: «Вась, она тебе дала? - Нет, Вань. - А тебе, Петька? - Нет, Вань. - И мне - нет... Вот блядь-то!»

Шутки шутками, но однажды со смехом пересказывая все это своему красавцу, я вдруг разревелась. И ревела долго. Он молчал, пока я не успокоилась, а потом спросил:

- Достали?

- Да, - кивнула я. - Не могу больше. Сделай что-нибудь. Ты же можешь, да?.. Ты сам говорил. Пускай их прижмут как-нибудь...

- Это как же? - насмешливо изобразил он недоумение. - За антисоветчину, что ли?

- Нет... Не знаю. Как угодно, только... Они же издеваются надо мной, ты что не понимаешь?

- Понимаю, - кивнул он. - Понимаю, Рыжик. Сначала вы на своих кухнях поливаете сторожевых псов режима - кровавых монстров и так далее, - а потом прибегаете и просите... Ну, ладно-ладно, я же совсем в другом отделе, другом управлении, и к пятерке никакого отношения... Конечно, - он равнодушно пожал плечами, - попросить, чтобы ему и его корешкам косточки помяли, проще простого, но... Дурацкие игры. И никому не нужные - чего из пушки по воробьям палить.

- Значит, я для тебя во... воробушек?!. - взъярилась я. - И тебе плевать, что на мне уже морды лица нет, и...

- Хватит, Рыжик, - перебил он. - Не заводись. Ты убедилась, что я тогда был прав, и - хватит. Достаточно. Теперь ты просто сделаешь то, что я скажу, и все будет правильно. И не надо ни на кого напускать джунгли. Джунгли... - он неожиданно усмехнулся и подмигнул мне, и я... Вдруг успокоилась. Мне даже на мгновение стало странно - такой холодной уверенность и силой дохнуло от этой усмешки, - как я могла дергаться, если он на моей стороне. - Джунгли, - повторил он, - на мандавошек не напускают.

- Как же мне справиться с этим? - спросила я.

- Да очень просто, - пожал он плечами. - Только не падай сразу в обморок... - он помолчал, глянул мне прямо в глаза и спокойно, словно предлагал мне пойти прогуляться, выговорил: - Оставь дочку ему.

- Ты... ты соображаешь, что ты... - все слова застряли у меня в горле, и я только беспомощно по-бабьи всплеснула руками.

- Соображаю. И ты сообразишь, если немного подумаешь. И выслушаешь меня, - небрежным жестом он оборвал уже готовый вырваться из меня протестующий возглас. - Итак, первое. Твой бывший муж просто треплет тебе нервы за личную обиду и даже не помышляет сделать это в натуре. Ему и присниться не может такой расклад, поэтому он даже не думает, с чем придется столкнуться в случае...

- Ну, хорошо, - перебила я, - хорошо, поиграем в эту игру... Я конечно, его огорошу, у него глаза на лоб полезут и все такое, но... Ведь ставкой здесь, в этой игре - моя дочь, наша дочь, как же мы можем ради...

- Заткнись, Рыжик, - попросил он. - Заткнись и выслушай. Итак, он не думает и просто не понимает, с чем придется....

- Да с чем ему придется?!. - не выдержала я. - Он заберет ее и за месяц настроит против меня так...

- Ничуть не бывало - именно об этом я тебе и толкую. Отвлекись от высоких моральных проблем и прикинь: сколько он зарабатывает?

- Какая разни... - я осеклась и... задумалась. - Ну, мало, конечно, но...

- Без всяких "но". Девчонку нужно кормить и одевать. За девчонкой нужно ухаживать. На девчонку нужно тратить время и деньги. Ты зарабатывала в два с лишним раза больше него и при этом девчонка была вся на тебе. Он часто забирал ее из садика? Часто гулял с ней? Часто читал ей на ночь сказки? А когда она болела, кто сидел с ней днями и ночами, он? Это, Рыжик, хорошо в рязановских фильмах, когда совслужащий двоих деток на себе тянет - папаша-одиночка... А в натуре, - он усмехнулся - в натуре твой муженек даже не совслужащий, а неудавшийся актерик, подрабатывающий в полумассовочках и в лучшем случае "кушать подано". А в свободное время - оно у него все было свободное, - он умел только жрать водку с такими же ничтожествами и хаять проклятый режим. Удобно, конечно, когда режим и впрямь говеный, а на водку жена зарабатывает.

- Хорошо, - помолчав, сказала я, - и вот с таким чудным персонажем ты предлагаешь оставить ребенка? Нашего ребенка? На какую же жизнь ты ее...

- На нормальную. Потому что он, в принципе, нормальный человек. В смысле, не псих и не фанатик. Знаешь, если крысам показать единственный путь в лабиринтике, ведущий к жратве, когда все остальные ходы ведут к... электричеству, только одна из десятка будет бешено рваться к гибели. Так и у людей - на десяток один бешеный. И не волнуйся, это не твой. Твой побежит, куда надо. К тебе побежит, моя рыжая. И примет любые условия, потому что будет зависеть от тебя всеми своими потрохами. Потому что другого выхода у него просто нет. И тогда уже ты сможешь, как ты выражаешься, настраивать девчонку как тебе заблагорассудится, но и без всякого настроя она сама... Детки ведь, знаешь, очень лихо секут, откуда сладким пахнет - такая жизнь, Рыжик, и такие у нее законы. Логично?

- Да... - пробормотала я. - Да, но... Я не могу так сразу, я должна... Должна подумать...

- Валяй, - махнул он рукой. - Но это ведь было только первое - так сказать, очевидное. Что лежало на поверхности и что ты могла бы и сама... Ну, я понимаю, ты сейчас вымотана. Однако, есть и второе. Сейчас выдать, или отдохнешь немножко?

- Стреляй, - махнула я рукой. - Давай уже все сразу.

- Изволь. Через год-полтора твой муженек отсюда слиняет.

- То есть как это - слиняет? - не поняла я. - Куда слиняет?

- В Штаты слиняет, моя рыжая, - охотно пояснил он. - По израильской визе, понятное дело, но к семитам не поедет, так что вариант один.

- Что-о?... - я вытаращила глаза и тупо уставилась на него. - Откуда ты...

- От верблюда. Не задавай дурацких вопросов.

- Так он же... Он же ее с собой заберет... Господи, что ж вы меня мучаете так!... - крикнула я и снова разревелась.

Ревела я опять долго, а потом мне все стало как-то безразлично. Он налил мне четверть стакана тогда еще редкого в нашем отечестве виски - родина щедро поила своих сторожевых псов и не только березовым соком, чтобы лучше сторожили (его шутки), - и я машинально выпила. В животе потеплело.

- Дослушаешь? - спросил он.

Я кивнула.

- Так вот, он ее, конечно, заберет с собой. И именно поэтому ты и уступишь ему сейчас - ради этого, а вовсе не ради того, чтобы сделать ему сюрпризик и тыкать носом в дерьмо здесь.

- Но ведь там... - начала было я, но он оборвал меня нетерпеливым жестом.

- Там будет то же самое. На первых порах, конечно, эйфория и все такое, и ты вроде как станешь отыгранной фишкой, но это - на первых порах. А потом... - он на секунду задумался. - Потом все будет иначе. Все вернется, - он усмехнулся, - на круги своя. И он будет по-прежнему зависеть от тебя, потому что все в конечном счете упрется в бабки, которые ему не светят ни тут, ни там, а вот у нас...

- Что ты несешь? - почти простонала я. - Какие бабки? Даже с твоими... Ну, возможностями... я увижу ее, дай Бог... Не знаю, когда... Пускай ты выездной, пускай и я с тобой стану выездная, но что я смогу здесь, когда она - там? Что вообще можно сделать отсюда, из этой поганой... - я осеклась. Не то, чтобы я боялась при нем говорить такие вещи, но все-таки... Его папаша занимал такой чин в той самой конторе, где служил его сынок, что... Он был не просто сторожевой пес режима, по сути дела, такие, как он, наверное, и были этим режимом. Что же, мать вашу, происходит, если сынок такого хочет выпихнуть свою дочь в стан идеологического врага и...

- Ну? Что ж ты смокла? Продолжай, - кивнул он. - В этой поганой стране, при этой бездарной и прогнившей власти, в этой ублюдочной системе, не дающей ни вздохнуть ни охнуть - так? Да, именно так. Чего же ты хочешь, Рыжик? Чтобы твоя дочка варилась в этом самом дерьме? Вот тебе шанс выпихнуть ее отсюда - в нормальную жизнь, а ты пускаешь слюни и сопли, и в глазенках у тебя страх... Да-а, - насмешливо и как-то брезгливо протянул он, - ты так долго торчала среди всего этого трепла, вроде твоего муженька и ему подобных, что сама заразилась... Они проклинают эту власть, проклинают границу на замке, вопят - шепотом, конечно, - о свободе, но знаешь, чего они боятся больше всего? Нашей конторы? Подвалов Лубянки? Всесильной лапы и недремлющего ока ГБ? Если бы... Они жопой чувствуют, что лапа уже не всесильна и око все в старческих бельмах, хотя... На них-то еще хватило бы. Но нет, не этого они боятся, не перед этим бздят, как кролики. Они боятся свободы! Знаешь, как один кумир нашей молодости написал: кто в клетке зачат, тот по клетке плачет. Вот так, моя родная. Кто жил в неволе, тот для воли слаб! Вот в чем все дело-то... Поливают власть, проклинают режим... Но что они-то без этой власти? Какая им цена - без этого режима, на свободе? Две копейки, Рыжик - копейки, а не цента.

То ли от дозы виски, то ли от его неожиданных высказываний у меня в голове образовалась какая-то каша... В жизни не слышала от него никакой антисоветчины - такие как он были как раз... Как это у Аксенова - муженек притаскивал вышедший там роман... Они-то и есть советчина, но...

- Но как же он-то? Ведь ты говоришь, он слиняет, значит, не боится этой самой свободы? Значит...

- Да кто ж тебе сказал, что он хочет слинять? - по-ковбойски прищурившись, осведомился мой красавчик

(и правда, вылитый ковбой... Какого мужика оторвала себе, а, Рыжая!..)

и заговорщицки подмигнул мне. - Просто на него нажмут, когда надо, и... Подтолкнут - в нужную сторону. Нам - нужную, вот и все.

- Так это ты решил?.. - я открыла рот и... Забыла закрыть. - Но зачем?..

- За надом, Рыжик, за надом. А теперь слушай меня внимательно, а потом забудь, потому что здесь шутки кончились и наступает... Знаешь что, - он неожиданно сменил серьезный тон на веселый и небрежный, только... Какой-то слишком небрежный, - давай-ка съездим куда-нибудь, прошвырнемся, воздухом подышим, а?

- Давай, - пожала я плечами. - А куда? В кабак? Тогда мне надо накраситься и...

- Ну, какой в кабаке воздух, - поморщился он. - Я же говорю - прошвырнемся... Ну, хоть в зоопарк, что ли, а?

- Ладно... Как скажешь. Все равно мне надо умыться и... порядок себя привести - я же вся зареванная.

- Сколько тебе - минут пятнадцать хватит?

- Ага. Только не стой над душой, это серьезное дело...

- Это - святое, - почти серьезно кивнул он. - Валяй. И спускайся вниз, я пока тачку прогрею, что-то она глохла вчера пару раз.

Он накинул куртку, взял ключи, и через секунду парадная дверь за ним захлопнулась. Минут через десять она захлопнулась уже за мной, и я стала спускаться пешком по лестнице, вяло раздумывая над тем, что же такое серьезное он хочет мне сказать, что тащит вон из квартиры. В прежней компании в таких случаях запирались в ванной, включали воду и переходили на шепот, но... Чего ему опасаться, если те льющейся водой пытались отгородиться как раз от таких, как он?.. Конспираторы хреновы! Вольнодумцы, мать их...

А ведь он прав, шепнул где-то глубоко в мозгу незнакомый холодный голосок, им, и вправду, грош цена - со всеми их вольными думами и пламенными речами на кухне, под водочку... Без этой власти, без проклятого режима - они, и впрямь...

Быстро же он меня на свою сторону перетащил. Заставил взглянуть на все с какой-то другой стороны, как будто... Ну да, словно снаружи, а не... Не изнутри, не из той же... клетки.

5.

- Они все равно будут издеваться, - говорила я уже в машине. - Захотят - пустят, не захотят - нет... Это невозможно, все время от них зависеть, все время дергаться. При любых связях, они все равно будут показывать, кто в доме хозяин, кто решает. Ты же сам это знаешь лучше меня, ты...

- Кто - они, Рыжик? - спросил он, резко обходя светлую "Волгу" и проскочив на желтый прямо перед носом у гаишника.

Гаишник дернулся, я обернулась и увидела через заднее стекло, как он, прищурившись на наши номера, опустил уже занесенную было руку с полосатым жезлом и... равнодушно отвернулся.

- Ну да, - пробормотала я, - конечно... Вы! Но Софья Власьевна лихо давит и чужих и своих, и никто этого не перешибет - ни ты, ни даже твой папочка.

- Софья, как ты выражаешься, Власьевна через несколько лет сдохнет, - будничным тоном, как будто сообщал мне прогноз погоды, сказал он.

Я вытаращилась на него и... Расхохоталась.

- Что смешного, Рыжик? - поинтересовался он. - Первый раз это слышишь?

- Нет, - сквозь смех ответила я, - в том-то и дело... Много лет слышала это у себя на кухне - от них. Но чтобы ты...

- У себя на кухне ты слышала, как кролики шепчутся про то, что клетка гнилая, - кивнул он, - и как она скоро развалится. Но во-первых, они даже близко не понимают, насколько она гнилая. Во-вторых, даже близко не представляют, как скоро она развалится, и в третьих... - он усмехнулся, и от его усмешки мне стало не по себе. - В третьих, Рыжик, они просто не могут себе представить, каково им будет без клетки...

- А вам? - перебила я. - Вам каково будет без нее?

- Нормально. Поначалу, конечно, всем крутенько будет - тут вообще жареным запахнет, и все точно предсказать никто не возьмется... Кстати, одного этого хватит, чтобы дочурку за океан сплавить. Но потом все утрясется и...

- Ты, правда, веришь в это? Веришь, что мы доживем до...

- Я не верю, Рыжик, - с явной скукой в голосе произнес он, и от этой скуки у меня внутри все как-то... ну, не похолодело, а... попрохладнело, что ли. - Я - знаю. Мы доживем, - он вдруг засмеялся. - Помнишь песенку - поручик Голицын, там, корнет Оболенский и все такое? Ну, налейте вина, надеть ордена... - я кивнула. - Оживить бы их, сволочей, - с неожиданной злобой, пробормотал он, - хоть ненадолго, да ткнуть мордой во все это дерьмо...

- Что это вдруг? - удивилась я. - Ты же сам - дворянских кровей, а песенки - ничего, красивые даже...

- Красивые, - буркнул он, - в том-то и блядство все... У них все красиво было - и погоны, и песенки. И просрали они все очень красиво! Вла-асть... Выблядки! Ну, ладно, я не об этом - значит, помнишь эти песенки, да? Так вот, ты скоро услышишь их по телеку - из главных концертных залов нашей юной и прекрасной... Не веришь?

- Нет, - помотала я головой. - Это сказки. Для этого все должно перевернуться. Это...

- Это еще цветочки, - махнул он рукой и резко свернул с улицы Горького направо. - Ты увидишь, как сбивают с фасадов домов серпастый-молоткастый, как жгут красные флаги и ломают памятники картавому, как вместо "Слава КПСС" замелькают в неоне вывески, типа "Казино" и "Стриптиз-бар", как магазины будут ломиться от жратвы и дешевых иностранных шмоток и за любую вшивую покупку тебе скажут спасибо. Ты услышишь все байки про сиськи-масиськи на концертах в Кремле, причем потешаться будут не только над нынешними, но и над теми, что будут у руля - вот как все сдвинется... Не веришь?

- Это бред, - я зажмурилась, тряхнула головой и... рассмеялась. - Это никаким западным голосам не приснится. Даже там не ждут такого, и...

- И вот это еще смешнее, - хохотнул он. - Там-то наконец поймут, что значит по-русски: за что боролись, на то и напоролись. Занавес им мешает? Ну так они похлебают без занавеса - когда наши осатаневшие от соцраспределиловки сограждане хлынут в их распахнутые двери... Но это уже их проблемы, а нам...

- Но кто же будет хозяином всех этих... Ну, казино, там, магазинов, вообще всего? Ведь то, что ты рисуешь, это вообще другая система. Это же... Ну, как нас учили, частный капитал, там, частная собственность, да? Я не понимаю, откуда же хозяева возьмутся, как это все получится...

- Хороший вопрос, Рыжик. А кто сейчас хозяева, а? Нет, я не тех старых маразматиков имею в виду, которые рукава свои сосут и даже манную кашку на идеологическую верность проверяют. Кто на самом деле держит все под контролем? Правильно. Так вот, кто держит, те и будут держать.

- А удержите? - я искоса глянула на него, словно в самом деле прикидывая на... прочность и слегка провоцируя на браваду.

- Или да, или нет, - без тени бравады, легко и просто ответил он. - Но шансы есть, и шансы - неплохие. Как поет про нас один опальный бард, Рыжик, мы обучены этой химии - обращению со стихиями.

- А что, хорошо поет, - с вызовом вскинулась я - он ведь знал, что мне нравился этот "опальный". - И вспомни песенку до конца, там ведь подыхает этот... Ну, кто обучен.

- Подыхает, - легко согласился он. - Папашина гвардия. Но мой-то папаша жив, Рыжик, хотя... Не в этом дело. Главное, они нам успели разъяснить...

- Что разъяснить? Как по табуреточной части работать - в смысле, из-под ног выбивать? - позвякивающим шепотом спросила я и... чуть-чуть испугалась - в конце концов, это же его отец, и вообще... Так можно и заиграться.

- Кусаешься, Рыжик? - добродушно усмехнулся он, потом глянул на меня, и усмешка сползла с губ. - Нет, выбивать - это проще простого. Они разъяснили, что главное в человеке, что движет людьми сильнее, чем все прочие... Что во главе угла, что, так сказать, главенствует над телом и духом.

- И что же это? Любовь к родине? - насмешливо фыркнула я. - Отечество в опасности? Лес рубят - щепки летят?..

- Если бы, - вздохнул он, а потом, помолчав, сказал: - Во время войны отец служил в частях НКВД. Они.. - он запнулся и искоса глянул на меня, словно тоже проверяя на... прочность. - Они ходили в атаки цепью, но... Не первой цепью, а позади тех, которые должны были взять объект, понимаешь?

- Позади штрафников? - тихо спросила я.

- И штрафников тоже, но... Не только. Всякое бывало. Не важно. Главное, что передние знали: немец спереди, может, убьет, а может, и нет - как повезет, ну... как фишка ляжет. А вот стоит повернуть, так сзади - точно убьют. Без вариантов. И они шли - вперед. Даже когда шансов-то почти не было, но... Все равно впереди - почти, а сзади... Вот так, Рыжик.

- Ну и что? Они бы и без задних этих... энкэвэдэшников... шли. Они воевали за свою землю, за... За родину, в конце концов, за...

- Да-да, за родину, за Сталина... Все это было, но все это... Опять, как у барда твоего, - он усмехнулся, - это, рыжий, все на публику... Помнишь? Может, и шли бы без энкэвэдэшников, а может и нет. Поэтому когда надо наверняка, без всяких может, вот тогда...

- Что тогда? Палачи нужны? Не можете без них, да?

- Тогда надо четко понимать, что главное. Что - во главе угла, что...

- Ну что? - с тоской и злостью пробормотала я. - Насилие? Жестокость? Думаете, вы это придумали, или ваши папаши? Тоже мне, сильные личности... Чем же они тогда отличались от той чумы, с которой воевали?..

- Да почти ничем, - неожиданно легко согласился он. - Но мы сейчас не об этом. Жестокость, говоришь? Насилие? Это все вспомогательные... ну, средства, там, методы, а я говорю о главном, о том, что на самом деле движет людьми. Это... - он вдруг как-то устало вздохнул. - Это страх, Рыжик. Простой и понятный. И вполне естественный. Побудительные причины, формы выражения, там, и прочие нюансы у него могут быть разные, но природа - одна. Ты спрашивала, кто будет хозяином? Ответ простой: кто это понимает и кто умеет этим пользоваться, тот и будет. Вылезай, приехали. Пойдем, глянем на меньших братьев, а потом перекусим где-нибудь...

 * * *

Обнявшись, мы медленно шли по дорожке зоопарка. Народу было немного. Стайка ребятишек застыла возле зебры, еще несколько кидали крошки от булок через забор и глубокий ров двум бурым медвежатам. Редкие взрослые homo sapiens, идущие нам навстречу, задерживали на нас взгляды, проходя мимо, а потом оборачивались - я видела. Что ж, мы, наверное, неплохо смотрелись вместе...

Какой-то пожилой мужчина, наклонился к уху своей спутницы - седой женщины, похожей на строгую учительницу, - и тихонько сказал:

- Смотри, какая красивая пара...

Та внимательно посмотрела на нас и так же негромко ответила:

- Хищная какая-то... Как будто из-за решеток вышла...

Что за черт! Я не могла их слышать - они были далеко, слишком далеко, их голоса не могли достать до нас, но... Я же слышала!... Я скосила глаза на своего красавца - он равнодушно смотрел в другую сторону и явно ничего не слышал. Я вздрогнула и остановилась.

- Ты что, Рыжик? - почувствовав сопротивление напрягшегося под его рукой моего "станка", спросил он.

- Ничего, - пробормотала я, тряхнула головой, глянула на него снизу вверх и попросила: - Пойдем к нашим.

- Нашим? - недоуменно нахмурился он. - К каким на...

- К хищникам, - быстро сказала я.

- А-а, - усмехнулся он. - Ты себя к ним приписала? Что ж, пошли...

(он не слышал... Конечно, он не мог слышать ту парочку, и я... Я тоже не могла услышать! Что за глюки?..)

Минут через пять мы стояли перед просторным вольером с волками. Два поджарых светло-серых зверя медленно повернули головы и уставились на нас. Очень похожи на больших собак, на овчарок, но... Не собаки. Другие. Совсем другие. У собак, даже самых злобных, не бывает таких глаз, да у этих - вовсе и не злые, а просто...

Чужие.

Собачьи глаза видят человека и все время как будто просят, или хотя бы спрашивают его о чем-то, а эти... Эти - не спрашивают, а взвешивают. Они видят объект и решают, что с ним делать.

Чужие. Совсем чужие...

- Знаешь, что самое поганое в нашей системе? - негромким, каким-то глухим и... сдавленным голосом спросил он.

- Что? - не отводя глаз от холодных звериных зрачков, пробормотала я.

- Лицемерие. Hypocrisy... Не понимаешь? - он вздохнул и повернулся ко мне. - Посмотри на них - canis lupus, волк... Посмотри внимательно, разве он притворяется кем-то другим? Разве выдает себя за травоядного? Он есть то, что он есть, и всем своим видом честно предупреждает тебя об этом. И стоит тем, кого он жрет, кто рожден его жертвой, увидеть его, они сразу понимают это, и потому... Все честно.

- Ну, это ты у зайца спроси - для зайца-то это вряд ли честно, - усмехнулась я и оторвала, наконец, взгляд от немигающих круглых глаз canis lupus.

- Кого волнует мнение зайца, - холодно и равнодушно бросил он. - Это честно. Это... Правильно. Они не притворяются, не завлекают обманом. Ты спросила, когда я про отца рассказывал, чем же они отличались от тех - от черных и коричневых? Я сказал, почти ни чем, но... Отличались. Обе системы, конечно, родственные и очень похожи - это многие умы подмечали. Но те хоть не притворялись. И видом своим - формами эсэсовскими, молниями на рукавах, - и всей пропагандой прямо говорили, что они такое. А эти - всегда в чужие шкуры рядились, всегда... Ну, как если бы этот, - он резко ткнул рукой в сторону прутьев вольера, и зверь за прутьями не вздрогнул, а лишь спокойно проводил взглядом движение руки, - собрал вокруг себя зайцев и стал им... вегетарианство проповедовать.

- Ну да, не притворялись, - покачала я головой. - Миллионы в печах сожгли, а назвали это "окончательным решением"...

- Ну, это - дань общему лицемерию, - отмахнулся он. - Общечеловеческому. Притворство вообще свойственно нашему виду, но у них его было гораздо меньше, чем здесь, у... нас.

Я посмотрела на него и увидела, как его красивый рот кривится в гримасе брезгливого и непритворного отвращения. Я вспомнила треп на кухнях своей бывшей компании про "фашистское крыло" в органах и... Мне вдруг стало страшно.

- Так вы, что же, - облизнув вдруг пересохшие губы, тихо спросила я, - решили по стопам тех?.. По их методе?..

Он непонимающе нахмурил брови, удивленно глянул на меня и... Рассмеялся.

- Да ты спятила, Рыжик. Или и впрямь наслушалась своих... - веселая улыбка исчезла, в линии рта опять проступило брезгливое отвращение. - Откровенность нацистских бредней вовсе не отменяет их... бредовости. И мрази. Я просто... Просто хотел объяснить, что откровенная мразь... Она - лучше, потому что с ней легче сладить, ее легче раздавить Она не рождает у тебя никаких иллюзий, ты сразу видишь, с чем столкнулся. А вот та, что притворяется...

- Да кто ей верит уже, нашей Власьевне! - перебила я. - Кому она нужна!

- Не ори, Рыжик. И пойдем дальше, что мы тут застряли, - он повлек меня прочь от вольера.

Один раз я обернулась и увидела провожающие нас глаза волков. Они показались мне холодными и пустыми, как отверстия каких-то трубок, или... Стволов.

- Конечно, никто не верит, - между тем говорил мой Ковбой. - А вот нужна она очень многим.

- Кому, интересно? И за каким...

- Кель выражанс, мадам. Да почти всем нужна. Представь, что выпустила их всех, - он описал рукой в воздухе широкую дугу, охватившую всю территорию зоопарка и пол Москвы в придачу, - на волю. Что с ними будет?

-Ну, смотря...

- Да брось ты смотреть! Все просто - те, что родились и большую часть жизни прожили здесь, подохнут. Точно так же и с людьми. Особенно с такими, как твой бывший - это я не из ревности, не из-за того, что он твой бывший, ты ж меня знаешь. Ты думаешь, им, правда, свобода нужна? Проснись, Рыжик! Эта самая свобода для них - кость в горле, если не хуже. Ведь при свободе обличать-то вроде как и нечего, при свободе надо вкалывать, а не обличать... А обличать - куда проще. И удобнее. Под водочку - на деньги распутной жены купленную... О н и, дескать, душат, о н и клещами давят, но... Кого без н и х поливать будете, а? Да ту самую с в о б о д у - вот кого! И не поливать, они ее душить, они ее зубами рвать будут готовы, потому что у них к ней, к свободе их вожделенной, одно чувство будет - главное. Страх, Рыжик. Хищники из клеток на свободе могут чудом и выжить, а если подохнут, то - от голода. Они просто охотиться не умеют... А вот зайчики разные и прочие травоядненькие - они еще раньше, чем от хищников, от страха сдохнут.

- Но, значит, и хищникам плохо придется? И вам тоже - несладко будет?

- Не особо, Рыжик. Перестраиваться всегда непросто, но... Не особо.

- Почему? - заинтересовалась я. - Ты же сам говоришь...

- Потому что мы - умеем охотиться. В отличие от партийной верхушки... У тех давно уже клыки до десен сточились - вот они и подохнут. А кто сам не сдохнет, того ведь подпихнуть можно и даже... несложно - так, с подоконника, легонько...

- Ты... - я запнулась, - так говоришь... Как будто для тебя жизнь это просто... Так жестоко, словно ты...

- Да-а? - насмешливо протянул он. - А кто меня час назад просил прижать своего бывшего, а? Целку-то из себя не строй - как будто ты не знаешь, как у нас прижимают.

- Я... Я просто устала!.. И мне...

- Да, ладно тебе. Хватит лирики, - он сменил тон, и голос его зазвучал как-то иначе. Не тверже, не жестче, но... иначе. - Я сказал тебе все, что хотел, и теперь решай. Верить мне или не верить - дело твое, никто тебя не принуждает. Но ты должна выбрать. Если ты со мной, ты делаешь то, что я говорю. Если нет, забыли и разбежались.

Он остановился. Его рука сдвинулась с моей талии вверх по спине, ладонь легла на шею сзади и пальцы стали сначала легонько, а потом чуть сильнее гладить мне загривок. Мои соски под блузкой затвердели и внизу живота возникло... Он знал, где меня нужно гладить.

Я инстинктивно прижалась к нему бедром и огляделась. Мы уже довольно далеко отошли от вольера с волками и теперь стояли перед высокой оградой с толстыми - намного толще, чем у canis lupus, - железными прутьями, за которой...

Огромная полосатая кошка уставила на меня желтоватые фонари своих глаз.

Боковым зрением я видела все ее громадное рыжеватое туловище, тяжелые передние лапы, вздувшиеся бугры мышц в предплечьях, налитые страшной, упругой силой, гибкую и легонько вздрагивающую змеюгу хвоста... Боковым - потому что желтые фонари ее глаз каким-то образом притянули и намертво привязали к себе мой взгляд, не давая ему свободно скользить по всему ее телу.

- Господи... Какая силища! - пробормотала я, ощутив странную слабость во всем теле. Странную и... приятную. Я словно вся отдалась во власть этой силы и скинула с себя необходимость выбора, необходимость что-то решать самой.

- Твоя рыжая сестричка, - услыхала я насмешливый голос рядом с собой и... Оторвала, наконец, взгляд от холодных и каких-то очень старых

(почему-то показалось именно так - с т а р ы х, намного старше моих... Всех наших...)

глаз этой... Я скосила глаза на табличку - Panthera tigris...

- Нет, - пробормотала я, - она не может быть сестричкой, она слишком... Слишком стара...

- Стара? Ничуть, - он тоже глянул на табличку, - ей семь лет, и вы обе как раз в расцвете сил. С чего ты решила, что она старая, Рыжик?

- Не... - я трудом глотнула. - Не знаю. Может быть, не старая, а...

Я внимательно вгляделась в ее огромную морду, стараясь не зацепиться взглядом за глаза, чтобы вновь не оказаться притянутой и... привязанной к ним, и вдруг...

У меня перехватило дыхание - воздух застрял в легких, и я не могла вытолкнуть его наружу, потом что вдруг увидела, вдруг поняла...

Поняла, почему назвала ее старой - ухватилась за первое пришедшее в голову слово, хоть как-то передающее мое ощущение - верное, но... Конечно, не верное. А вот сейчас пришло верное - я увидела, какое д р е в н е е существо смотрит на меня. Увидела из какой глубины

(веков?.. Тысячелетий?...)

времен выплыла эта огромная кошачья морда, и... На какую-то долю секунды увидела, в какую глубину манили, затягивали меня тускло-желтые фонари ее глаз. Тускло-желтые... Нет!..

Я все-таки опять зацепилась за них, они опять притянули меня - сильнее, ближе, чем в первый раз, и мое зрение как-то раздвоилось. У меня словно возникло две пары глаз, и одной я по-прежнему видела солнечный денек, асфальтовую дорожку, толстые прутья решетки, за которыми лежала, легонько подрагивая тяжелым полосатым хвостом, огромная рыжая зверюга. А другой... Другими глазами я видела...

Темно-красный песок - везде, со всех сторон, на сколько хватает это в т о р о й пары глаз, и свинцово-серая пустота наверху - не небо, а просто серый ц в е т, в котором висит темно-красный

(диск?.. Тарелка?.. Обруч?..)

круг. Огромные странные валуны из того же песка и больше ничего, вообще н и ч е г о, да нет... Нет времени, или оно просто... Просто не движется, не течет, как мы обычно говорим, а как-то... Как-то з а с т ы л о, словно еще не начало двигаться, т е ч ь, застыло в ожидании того толчка, который когда-нибудь сдвинет его с места и заставит катиться в одну сторону, отсчитывая века, тысячелетия, э р ы, а сейчас оно еще... Нет - не сейчас, а з д е с ь... Все эти века и эры - н а ш и века и эры - лишь крошечные песчинки, из которых слиплись эти огромные, темно-красные валуны, и больше ничего, н и ч е г о... Нет! Ч т о - т о здесь есть еще!.. Что-то огромное, что-то... Такое б о л ь ш о е, что я для него - лишь одна маленькая песчинка среди всей этой бесконечной

(Пустыни?..)

п у с т о т ы, и оно пока не заметило меня, но оно м о ж е т заметить, и тогда...

- Тогда ты узна-а-ешь, что-о тако-о-е настоя-а-щий стр-а-ах, - насмешливо растягивая слова, холодно шепчет у меня в мозгу какой-то странный, ч у ж о й голосок. Так мог бы шептать canis lupus, если бы умел... нет, если бы з а х о т е л - И увидишь, как легко он избавит тебя от всех н е настоящих, но... Не сейчас. Еще не время. Ты еще не пришла сюда. Трамвай, - голосок усмехнулся, - еще не подъехал...

Песчаная глыба - огромный валун вдалеке стал как-то расплываться, вытягиваться, бледнеть, становиться почти прозрачным, т а я т ь, и перед тем, как совсем раствориться, исчезнуть, вдруг на мгновение принял очертания и форму бледно-красного... Трамвая! А потом сразу исчез, и круглый диск наверху вспыхнул ярким огнем и раскололся на мелкие кусочки, ослепив меня, впившись в мозг сверкающими иголками, заставив зажмуриться и... Все вокруг, вся эта темно-красная пустота исчезла, заволоклась серой пустотой сверху, и вокруг не стало ничего, с о в с е м ничего, и я чуть приоткрыла почти ослепшие от вспышки глаза, и...

... Уставилась на отвернувшуюся и лениво облизывающуюся за толстыми прутьями решетки огромную полосатую кошку.

- Что ты, Рыжик? - раздался голос где-то рядом, но... мне показалось, что он шел откуда-то издалека, хотя мой красавец по-прежнему обнимал меня за плечи.

- А что случилось? - спросила я, наконец, вытолкнув из легких застрявший там воздух.

- Ты как-то побледнела... Все в порядке?

- Все классно, просто... Просто жарко.

- Да? Ну, сейчас посидим где-нибудь, перекусим... Но ты мне так и не ответила. Со мной ты, или... - он не договорил и внимательно посмотрел мне в глаза. Его ладонь замерла у меня на шее, перестав поглаживать ее, и весь он как-то замер - нет, не от волнения, не от беспокойства (эти чувства вообще как-то не очень клеились к нему), а просто в ожидании, как хищный зверь, как... Лежащая за прутьями решетки огромная полосатая кошка, смотрящая теперь куда-то мимо нас...

Я отвела глаза и теснее прижалась к нему бедром. А потом - всем телом. И он понял, что я сказала "да" еще до того, как я сказала:

- Да... Я с тобой.

- Ну, и отлично. Все будет о‘кей, Рыжик. Все будет... правильно. Пошли, - он потянул меня прочь от клетки с тигрицей.

Отходя, я обернулась и в последний раз взглянула на нее. Полосатая зверюга тоже, как и волки, проводила нас взглядом своих желтых фонарей и... Широко зевнув,

(Огромные, белоснежные клыки на фоне жаркой красной глотки.. Господи, у нее же только одно страшное назначение, откуда же... Откуда в этой жуткой древней силище, созданной лишь затем, чтобы убивать - раздирать и рвать податливую живую плоть, - такая жуткая... Красота!..)

презрительно фыркнула. Словно ясно и просто выразила свое отношение к моему страху перед одиночеством, моей попытке уцепиться за силу...

Обида и злость вдруг захлестнули меня изнутри, и, стиснув зубы и уставясь в холодные желтые круги ее глаз, прямо в черные точки зрачков, я мысленно крикнула ей: Хорошо тебе так фыркать, но со всей своей силищей это т ы - в клетке, а я... Хоть и трясусь от страха, но я - на свободе!..

Это была подлая мысль, и мне сразу стало жутко стыдно - так стыдно, словно она могла понять, прочесть мои мысли, но она... Не шелохнулась, не отвела глаз, вообще никак не отреагировала,

(на что?.. Неужели я хоть на миг и вправду подумала, что она может прочесть?...)

только в мозгу у меня опять звякнул странный, ч у ж о й голосок, растягивая слова, насмешливо произнесший: Ты ещщще не за-а-ешь, что такое н а с т о я-а-а-щий стра-ах... Ещще не вре-е-мя...

Всю дорогу до открытой кафешки мы молчали. А когда уселись за столик, я вдруг неожиданно для себя попросила:

- Давай возьмем котенка... Маленького... Ну, знаешь, на счастье...

- Давай, - легко согласился он, равнодушно пожав плечами, а потом взглянул на меня как-то... С интересом, причем, не с простым, а каким-то задумчивым... даже тревожным... протянул: - Я и не знал, что ты любишь кошек...

- Я сама не знала, - пробормотала я.

 

6.

Вряд ли меня можно назвать впечатлительной, а уж тем более сентиментальной особой, но еще много лет я вспоминала тот эпизод и... Пускай это звучит бредово, но - просила прощения у той огромной рыжей зверюги с жуткой пастью и страшными клыками, способными легко перекусить мою шейку, как тонкую травинку. Просила прощения за тот вырвавшийся у меня подлый мысленный вскрик про... Про страх и про клетку.

Это накатывало на меня в самые неожиданные и неподходяще моменты - например, когда шейку моей матки дергала судорога оргазма... Или когда я смотрела по телеку, как подъемный кран стаскивает с постамента памятник супер-чекиста, с горячим сердцем, холодной башкой и еще чем-то чистым...

(... Концы у них холодные были, Рыжик, - пробормотал мой Ковбой, равнодушно взирая на этот спектакль, транслирующийся по телеку, - вот и хотелось хотя бы ручки в горячей кровище искупать...)

Когда смотрела на широко раскрытый рот с фарфоровыми зубками модного эстрадного певца, трясшего длинным "конским" хвостом и орущего: "На падайте духом, поручик Голицын..."

Когда впервые входила в нашу роскошную новую квартиру с только что сделанным евроремонтом - в элитном доме недалеко от станции "Проспект Мира", - держа в руках кошачий домик-переноску, где мирно спал подобранный на улице маленький рыжий котенок... Когда засыпала одна на широченной койке-аэродроме, не дождавшись мужа, мотающегося где-то по своим бизнес-делам (а может, расслабляющегося на другой, деловой квартире с молодыми длинноногими профессионалками, появившимися в столице нашей новой-старой родины в таком количестве, что предложения явно превышали спрос), и с удовольствием слушала сладкое мурлыканье нашей упитанной рыжей кошки,

(твоя рыжая сестричка...)

в которую превратился маленький тощий котенок... Когда напивалась одна от скуки в нашей огромной гостиной, сидя за тяжелым овальным столом карельской березы и пьяно бормоча что-то, гладила маленького пушистого зверька, серьезно глядевшего на меня холодными зеленовато-желтыми фонариками глаз...

(так похожи на глаза той, огромной и страшной...)

Когда шлялась по Нью-Йорку с жутко повзрослевшей дочкой, не уставая радоваться от сказочной возможности швырять зеленые как и куда мне захочется...

Все это так или иначе было связано, было привязано к тому, что он мне говорил тогда - в зоопарке, - и так или иначе возвращалось к... Огромному полосатому зверю, которому я посмела крикнуть

(пускай мысленно - неважно... Она видела меня насквозь.... Или не она, а что-то очень д р е в н е е, на мгновение проступившее в очертаниях огромной морды, выглянувшее из ее светящихся холодным и каким-то яростным светом глаз... )

 про клетку.

Я ужасно привязалась к моему маленькому зверю - могла часами наблюдать, как она вылизывается и играет, и тихонько разговаривать с ней. Нет, не просто привязалась - муж был прав, когда с усмешкой говорил, что я сдвинулась на ней и вообще на кошках. Что ж, наверное, сдвинулась. Удивительные существа...

Такие ласковые и такие отчужденные. Такие игривые и такие серьезные. Дающие столько уюта, столько тепла и смотрящие такими глазами - далекими и холодными... Как могут сочетаться такие разные свойства? Как можно давать такое тепло, просто физически распространять его вокруг себя, и в то же время смотреть такими холодными, чужими глазами? Даже не смотреть, а рассматривать... Нет, им не нужны никакие извинения. Они просто не знают, что такое просить прощения, и они...

Никогда не простят.

Я много рассказывала дочке про нее, показывала фотографии. Та слушала вежливо, но довольно равнодушно - на фотографиях ее внимание больше привлекал интерьер нашей квартиры, она расспрашивала про старинную мебель (в основном про цены), про модные кухонные агрегаты, про цены на бензин. И только однажды, когда мы забрались с ней на главный нью-йоркский небоскреб и я уставилась вниз со смотровой площадки, она вдруг искоса глянула на меня, потом всмотрелась внимательнее и пробормотала:

- Странно... Ты так любишь кошек и у тебя глаза... Похожие на кошачьи...

Я повернулась к ней и... На мгновение увидела ее как-то странно - наверное, закружилась голова от высоты. Исчезли все цвета. Черно-белая "картинка", даже не черно-белая, а какая-то темно-серая, и ее силуэт... Очень четкий, но какой-то плоский, как бы... двухмерный... словно фигурка, вырезанная из картона.

Это продолжалось какую-то долю секунды, не больше, а потом все цвета вернулись, а с ними и нормальное зрение. Я рассмеялась и сказала:

- Так бывает. Говорят, собаки и хозяева становятся похожи друг на друга, если долго живут вместе...

- То - собаки, - возразила дочка, покачав рыжеватой головой и поправив майку на уже вполне созревших грудках, - а кошки - совсем не то. И глаза у них... Другие, не... Не человечьи.

- Что же, и у меня - не человечьи?

- Ну... Иногда так кажется. Когда задумаешься о чем-то и уставишься так... В одну точку. Ладно, пойдем? Я уже есть хочу.

Стоя в несущемся вниз скоростном лифте, я прикрыла глаза и, вызвав в воображении огромного полосатого зверя за толстыми железными прутьями, в очередной раз мысленно прошептала, почти вскрикнула: прости меня за т о т крик, я... Я просто жутко злилась на себя - что я такая слабая и вынуждена цепляться за силу, высасывать ее, как... как пиявка, из кого-то. И на тебя - за то, что ты такая сильная, и т е б е это не нужно. Прости...

А потом во мне вдруг проснулась злоба на это дурацкое наваждение, и, стиснув зубы, я еле слышно пробормотала:

- Господи, ну когда же это кончится...

Дочка не расслышала мой шепот, но видимо почувствовав, что мне не по себе, взяла меня за руку и... Все прошло.

"Наваждение" исчезло, но я не сомневалась, что оно вернется и будет снова мучить меня, снова напоминать о моем подлом вскрике у клетки. Оно стало уже привычной частью меня, и я чувствовала, что оно нужно мне для чего-то, и была уверена, что оно никуда не денется.

И ошибалась.

Тот момент на смотровой площадке Empire State Building был последним, когда я просила прощения у, быть может, давно сдохшей тигрицы из московского зоопарка, потому что...

 * * *

Потому что войдя по прилете из Соединенных Штатов ее величества Америки в свою тщательно вылизанную к моему приезду (домработница - молоденькая шлюшка, которую он наверняка тянет) квартиру, я сразу ощутила странный неприятный холод. Мертвый холод. Как в каком-нибудь музее,

(ненавижу музеи... Устаю от них, как от тяжелой, монотонной и тупой работы..)

или в склепе, или в... Клетке.

И еще до того, как драгоценный муж - новый, как теперь говорят, русский, почти не постаревший за все эти годы (спортзалы с тренажерами, тренажерчик дома) красавец-ковбой,

(только морщинки у глаз от вечного прищура...)

- сказал первое слово, я уже поняла. Я уже знала, что....

Что мой любимый маленький зверек, ласковая и грозная хищница, своими холодными зеленовато-желтыми глазками согревавшая мой дом, исчезла. Что ее больше нет.

7. 

Она умерла, родив четверых котят, которых он хорошо пристроил после. Умерла, как я узнала, в тот самый день, когда мы с дочкой стояли на смотровой площадке sky-scraper1 и я в очередной раз мысленно просила прощения у...

Больше на меня никогда не накатывало это "наваждение". Больше я никогда не просила у нее прощения, потому что это было просто не нужно. Она не простила меня,

(Или ч т о - т о в ней... То, что выглянуло из какой-то глубины...)

и я расплатилась за тот подлый укор, за свою подлую мысль про клетку - я узнала... Узнала, что такое - холод пустого и запертого пространства. Что такое - холод клетки.

Я заплатила по счету, и несмотря на холодную сосущую пустоту внутри, чувствовала бы себя свободной - снова, как уже однажды случалось со мной,

(пустая ночная улочка, пустые трамвайные рельсы и впереди - странный, почти прозрачный силуэт трамвая...)

начала бы жить другой жизнью, если бы не еще кое-что, настойчиво всплывавшее в памяти.

Если бы не та странная "картинка", та странная, темно-красная пустыня,

(или пустота...)

которую я увидела какими-то другими глазами, глядя в холодные желтые фонари глаз огромного зверя,

(или вдруг проступившего в нем, з а ним, чего-то такого... д р е в н е г о, что само время теряло смысл...)

с висящим наверху, в серой пустоте, красным кругом... И если бы не тот голосок в моем мозгу, насмешливо растягивая слова, произнесший...

 * * *

Ты еще-е не зна-а-аешь, что тако-о-е настоя-а-ащий стра-ах...

8.

Детские страхи редко преследуют людей, когда они взрослеют. Мало кто с уходом детства продолжает бояться темноты,

(по-детски - бояться...)

темных углов комнаты, пустого шкафа, какой-нибудь старой игрушки или картинки из детской книжки. На смену детским приходят взрослые страхи, которые быстро вытесняют детские, потому что они - взрослые, - гораздо реальнее. И понятнее.

Взрослый человек обычно со снисходительной насмешкой вспоминает свою детскую боязнь темного угла комнаты, потому что во взрослой жизни ему приходится сталкиваться с куда более неприятными и порой страшными (как мы считаем) вещами. Для большинства взрослых их детские страхи - ерундовые и призрачные. Ненастоящие. Взрослому трудно представить себе в натуре, как можно бояться темной кладовки, или картинки в книжке, или темного угла в комнате, куда никогда не попадает солнечный свет, потому что он знает - там, в кладовке, или картинке, или в темном углу ничего нет. Или...

Или думает, что знает. Потому что он давно забыл, что  видел, или думал, что видел, там, когда был ребенком.

Мне в этом смысле не повезло.

Я очень хорошо помню, что мерещилось мне в темных углах моей комнатки, в пустых пыльных шкафах и на антресолях нашей старой квартирки, на выцветших картинках старых детских книжек... Помню, потому что мой детский страх был связан не с какими-то призрачными сказочными существами, а с вполне реальными, живыми и настоящими тварями. Скользкими, черными, не плавающими и не ползающими, а извивающимися в любой среде - в общем, безвредными и даже полезными, но... жутко противными.

С пиявками.

Однажды увидев, как две такие вздувшиеся черные змейки присосались к ноге нашего соседа по даче,

(хлипкие деревянные домики на крошечных участках в дачном поселке...)

я дико заорала и больше никогда не залезала в маленький зацветший по краям прудик, в котором до этого так любила плескаться. Сосед спокойно оторвал их от своей белой безволосой ноги, украшенной выцветшей голубой татуировкой,

(женщина с хвостом вместо ног и какие-то буквы...)

 и швырнул обратно в воду, а я... Продолжала захлебываться криком, уставясь на две крошечные круглые ранки - красные точечки на белой коже.

Мне было тогда лет пять. И с тех пор во всех темных углах, шкафах и антресолях, в пыльных стопках старых детских книжек с пожелтевшими страничками, под кроваткой и даже иногда под одеялом мне мерещились те скользкие черные "змейки". Родители - тогда еще был жив мой отец, - терпеливо объясняли мне, что пиявки вовсе не опасны для человека, что они не только не вредные, но даже полезны, и я... Я честно старалась понять и поверить в это, но ничего не могла с собой поделать - стоило мне представить себе этих скользких, черных извивающихся существ, как горло сводила судорога и изо рта рвался захлебывающийся крик.

Потом это, конечно, прошло. То есть прошел животный, неосознанный детский страх, но он уступил место взрослому, не изменив сам предмет страха - я по-прежнему испытывала гадливое отвращение и... ну, что там греха таить, страх к этим чертовым тварям. Уже будучи здоровой девчонкой и даже женщиной, я по-прежнему боялась пиявок.

Никогда в жизни мне не приходилось сталкиваться с ними а натюрель, никогда они не присасывались к моем телу, я вообще с тех пор - с того эпизода у маленького прудика, - их больше никогда не видела, но стоило мне представить их, как все тело вздрагивало от необъяснимого отвращения и хотелось лишь одного: отстранить, чем-то отгородить, убрать их (или убраться, отодвинуться самой от них) п о д а л ь ш е.

Так мой детский страх, который обычно у всех с годами проходит, перепрыгнул в мои взрослеющие, а потом зрелые, а потом... чего там прятаться от себя, стареющие годы - не исчез, не стал призрачным абстрактным воспоминанием, а остался вполне реальным и вполне... Материальным. Потому что я боялась не чего-то призрачного, порожденного моим детским воображением, не каких-то сказочных персонажей или выдуманных чудищ, а реальных, живых созданий. Обыкновенных живых существ, leeches - маленьких, вполне безвредных, но жутко противных. Пиявок.

И если мой детский страх все время подстегивался и питался детским воображением, в котором маленькие скользкие существа росли - вырастали в огромных, жадно извивающихся монстров, стремящихся сожрать, всосать все мое маленькое, вздрагивающее от страха тельце, - то взрослый страх, конечно же, был лишен такой подпитки. Потому что мозг взрослого человека не дает воображению разыграться до такой степени - до детской степени. Потому что взрослый знает, что так - не бывает. Или...

Или думает, что знает - так, пожалуй, будет точнее. Ведь назначение человеческого мозга именно в том, чтобы думать - полагать, там, предполагать, взвешивать. А возможность знать скорее подходит чему-то другому. Может быть, инстинкту, или тому, что мы называем инстинктом... Впрочем, не знаю. Просто...

Я так думаю.

 * * *

Оставшись после возвращения из-за океана с остро ноющей болью в том месте,

(где?.. в какой-такой клетке она затаилась и мучает?... Как найти эту клетку и вышвырнуть, выдрать - хоть с мясом - из себя?..)

которое раньше было заполнено мягким, уютным теплом, исходящим от играющего, спящего или мурлыкающего зверька, я думала, что хуже этой боли в моей жизни ничего нет и уже не будет.

И я ошибалась.

Хуже нее стала пришедшая ей на смену, вытеснившая ее... Пустота.

Холодная. Противная. И скользкая, как... пиявка.

Пустота была хуже боли. Боль почти всегда можно чем-то заглушить, задавить в себе, справиться с ней. Боль - это хотя бы что-то, а пустота... Пустота - это ничего. И сколько ни напрягайся, сколько ни собирайся с силами, с ней невозможно справиться, потому что не с чем справляться. Ее можно только попытаться чем-то заполнить - постараться затолкать, запихать что-нибудь в то место, где... Где раньше что-то было, а теперь ничего нет. Ничего? Если бы...

Говорят, природа не терпит пустоты. Не знаю, природа, или не природа, но что-то - точно не терпит. И потому в образовавшейся у меня внутри пустоте от утраты маленького любимого существа начало возникать... Начало мелькать и медленно ворочаться какое-то... Словом, там возник страх - мой старый детский страх.

В темных углах нашей огромной квартиры, в темной кладовке и даже иногда под нашей здоровенной трехспальной койкой-аэродромом мне стали тускло мерещиться длинные скользкие твари, черные извивающиеся "змейки" - leeches.

Пиявки...

Поначалу я пыталась относится к этому с юмором - ведь это, и впрямь, смешно, когда у взрослой и не очень молодой бабы вдруг появляются детские причуды, возвращаются детские страхи и вообще... Но потом мне стало не смешно. Мне стало совсем не смешно, когда однажды ночью, тая и сочась от тесно прижавшегося ко мне распаленного тела моего благоверного, я раскинула ноги, мгновенно очутившись под ним, обвила ногами его накаченную спину, раскрылась вся, готовая принять в себя его твердый, словно налитый железом конец, и приняла его, и сразу очутилась самой черты,

(the border... the percinct...)

в миллиметре от резкой сладкой судороги, когда вдруг...

Я резко вскрикнула, все тело действительно свела судорога, но не от оргазма, а от жуткого страха и отвращения - мне на мгновение почудилось... Да нет, я просто почувствовала, что в меня вместо его как всегда роскошно стоящего конца вошло... Вошла длинная скользкая п и я в к а, жадно тянущаяся своим тупым рыльцем к моей матке, уже впивающаяся в нее и высасывающая... ж р у щ а я меня изнутри!

Это длилось секунду, не больше, и муж, конечно, ничего не заметил, приняв мой резкий вскрик за оргазм, и... Дальше все было как всегда, и следующие мои вскрики были действительно от оргазмов, а холодный пот у меня на лбу и дрожащие раскинутые колени... Ковбой был не из тех мужиков, которые обращают внимание на лоб и колени партнерши после, и быть может, впервые за всю нашу совместную жизнь я была рада этому, потому что...

Я никак не смогла бы объяснить ему причину, никогда бы не смогла рассказать про этот дурацкий страх. И даже не потому, что он бы просто не понял, а потому что... Это было только мое - не знаю, откуда и почему я это знала, но я знала: это мое и никто мне тут не поможет. Это - моя пустота, и то, что возникло в этой пустоте - тоже мое, и если я хочу, чтобы оно исчезло, я должна...

Природа

(или что-то...)

не терпит пустоты, природа

(или что-то...)

стремится заполнить ее чем-то, и если меня не устраивает то, чем она заполняется, я должна сама найти способ заткнуть эту пустоту чем-то другим.

И я стала пытаться это делать - сначала тем же способом, который хоть как-то помогал мне справляться с болезненной тоской по ласковому и серьезному зверьку. Любимым напитком моего благоверного - "Абсолютом", благо его запас у нас дома регулярно пополнялся независимо от количества выпитого без всяких напоминаний с моей стороны. Первую дозу - с грейпфрутовым соком - я выпивала в двенадцать дня, а к восьми вечера, если только мне не полагалось быть рядом с мужем на каком-нибудь светском мероприятии, я уже была совсем косая.

Не скажу, что это очень помогло, но это хоть как-то помогало - во всяком случае во время наших постельных утех мне больше не мерещилось, что в меня входит... Такого страха я больше не испытывала.

Правда, после того эпизода в койке я никогда больше не испытывала и... Не знаю, как это объяснить, каким словом обозначить то, что утратилось у нас с мужем. У нас? Да нет, пожалуй, у меня, потому что он-то вряд ли забивал себе голову подобными нюансами. Близость?.. Слишком общее, слишком расплывчатое понятие, тут утратилось что-то более простое - я перестала чувствовать себя полноправной... партнершей.

Исчезло то сладкое ощущение, которое возникло давным-давно, когда он узнал, что у меня растет его дочь и никто, включая моего тогдашнего мужа, об этом не знает.

Близость?.. Ладно, может, это и есть близость, вернее, была близость, а теперь ее не стало...

Ну, и хрен с ней, как говорится, что ушло, того уже не воротишь и в одну речку дважды не... Может, это была плата за то, что ушел вдруг резко и страшно всплывший детский страх, от которого осталось только... Так, ерунда. Какой-то отголосочек...

Вернее оживавший порой во мне странный, чужой голосок, тихонько шепчущий, насмешливо растягивая слова...

Ты-е еще не зна-аешь, что тако-ое настоя-а-ащий страх...

8. 

Мой ковбой поначалу относился к моей выпивке вполне равнодушно - я выполняла все свои обязанности жены ничуть не хуже (а коечные - даже лучше), а остальное его мало трогало. Потом, когда я стала иногда забывать о светских мероприятиях, и среди наших знакомых и друзей

(его знакомых и его друзей - своих у меня не было... Мои остались в прошлой жизни, не вписавшись в среду новых русских...)

замелькали косые взгляды и пополз участливо-насмешливый шепоток, его это стало трогать, и сделав мне пару строгих внушений, не возымевших никакого эффекта, он начал осторожно заговаривать о медицинских консультациях - так он это назвал, - но...

Никаких медицинских "консультаций" не понадобилось. Мое усиливающееся и неизвестно чем бы закончившееся пристрастие к бутылке неожиданно выдохлось. Вернее, просто сдохло - с появлением у мужа нового и главного делового партнера и с моим... Ну, так скажем, коротким, но довольно тесным знакомством с этим невысоким, плотным мужиком с короткой стрижкой "ежиком". Седым "ежиком" - он был старше мужа. И он был... Круче.

Дурацкое слово, кажется, возникшее у нас в начале эры видюшников путем перевода американского tough guy. Крутой парень. Дурацкое слово, но... Ёмкое. Более точный перевод - трудный парень, как правило, связанный с уголовным миром, но по-русски... Пожалуй, крутой - получше. Так можно назвать и молоденького бритого качка, и... Скажем, вполне зрелого и даже почти пожилого мужчину в смокинге и "бабочке", с седой короткой стрижкой "ежиком". Похожего на профессора, если...

Если не очень вглядываться.

 * * *

- Рыжик, - твердо сказал муж, отодвигая бутылку "Абсолюта", к которой я потянулась уже не совсем твердой рукой, - ты сегодня нужна мне в форме.

- Да? - прищурилась я на бутылку, а потом подняла глаза на него и постаралась саркастически приподнять одну бровь (не вышло). - А что такое?

- У нас презентация. Казино. Я уже говорил тебе, но ты наверняка...

- Помню-помню... На паях с каким-то... Это сегодня?

- Да. Это сегодня.

- А почему без меня нельзя? Может, возьмешь какую-нибудь...

- Я не возьму какую-нибудь. Сегодня ты познакомишься с моим партнером. Мы раскручиваем серьезное дело, и он хочет видеть меня с женой.

- Он - хочет? - теперь уже натурально удивилась я. - С каких пор тебя волнует, чего там кто-то х-хочет? И почему к-казино серьезнее, чем все другие твои?..

- Это не только казино, - оборвал он меня. - И не столько казино, сколько... Мой партнер. Он - серьезен. Все, хватит вопросов, на-ка вот, - он порылся в кармане джинсовой рубашки, вытащил какую-то синеватую капсулку и протянул мне, - проглоти и запей соком.

- Что это?

- Выгоняет алкоголь из крови. Не бойся, - он усмехнулся, - не отравишься.

- Да я в порядке... - вяло запротестовала было я, но встретила его немигающий взгляд и, пожав плечами, сунула в рот капсулку.

- Ты поведешь машину, - сказал он и налил мне в стакан сок. - Пей. И иди наводи марафет, у тебя есть полтора часа. Я сам уберу со стола.

- Ну и ну, - пробормотала я, проглотив капсулку и запив ее соком. - Видно, и впрямь, серьезное дело. Серьезный партнер... Мне что же, лечь под него прикажешь?

- У тебя полтора часа на сборы, - оставив без внимания последний вопрос, терпеливо произнес он. - Успеешь?

- Да, - кивнула я. - Еще и останется.

- Ну, и отлично, - не отрывая задумчивого взгляда от картины на стене

(какой-то русский авангард... мрачные тона, кладбище, крест и раскрытая книга...)

кивнул он. - Я потом достану твои побрякушки.

- Ну, конечно, - насмешливо протянула я, - разве меня можно подпускать к святая-святых, - я мотнула головой в сторону картины, закрывавшей отъезжающую панель, за которой в нише был сейф. - Я даже ключа от него никогда не ви...

- Тебе и не надо его видеть. А святая-святых здесь - это ты. У меня нет от тебя никаких секретов, но... так лучше.

- А святая-свтяых может знать, что там? Что еще, кроме денег и.. побрякушек?

- Можешь, - кивнул он. - Там оригиналы некоторых документов, - он в упор посмотрел на меня, и я почувствовала физическую тяжесть его взгляда (он умел так смотреть). - Очень взрывоопасных документов. Стоит их только показать кое-кому, и много чего взорвется. Прежде всего, моя голова. Потом - и твоя, конечно, но прежде - моя... Шифр сейфа ты знаешь. Уверена, что хочешь знать еще и - где ключ? Если да, то скажи.

- Н-нет... - медленно покачала я головой. - Нет, не хочу.

- Вот потому и не знаешь. Ну, все, иди пудри носик и все остальное. Черт! Жаль, нет времени, а то бы мы пол часика повалялись - ты сегодня такая...

- Какая? - спросила я, чувствуя, как одновременно трезвею (нехилая капсулка) и завожусь.

- Ты знаешь, какая. Иди, не дразни...

Я довольно ухмыльнулась, встала и отправилась в ванну. У аркообразного проема - выхода в коридор - я не удержалась и, застопорившись, скинула с себя халатик, под котором была лишь узкая полоска черных трусиков. И помахивая зажатым в руке халатиком, двинулась дальше, опять довольно ухмыльнувшись, когда услыхала за спиной его торопливые шаги и хрипловатый голос на выдохе:

- Рыжая дрянь...

 * * *

Положив голову на локти, упиающиеся в верхушку стиральной машины, я скосила глаза на нашу роскошную ванную - черная "Джакузи", - и... Мне пришла в голову странная мысль: хорошо бы полежать с ним в этой ванной - просто полежать, поласкаться, поболтать, а если с ним это невозможно, то с кем-нибудь другим... С кем-нибудь, кому тоже этого захочется...

Потом от резких движений его твердого конца, заполнившего меня всю, все мысли вылетели из головы, осталась одна, заволакивающаяся серой пеленой пустота, и через несколько секунд судорога оргазма скрутила матку, весь низ живота и сладкой иглой впилась прямо в мозг... Потом еще раз... И еще...

- Ну, ты и кончаешь, Рыжик, - выдохнул он, выпрямив меня за плечи и разворачивая к себе лицом.

Ноги у меня подгибались, как резиновые, мне хотелось прилечь, но... На это, конечно, не было времени, что засвидетельствовали его равнодушно мазнувшие меня по щеке губы. Я уперлась руками в накаченные мышцы его груди, и, подавив внезапно возникшее желание впиться изо всех сил в грудь ногтями и разодрать до крови, отстранилась от него и сказала:

- Ладно, выметывайся, я буду мыться и краситься...

- И остываешь здорово, - усмехнулся он, проведя пальцами по моему левому соску. - Тренированная сука... Из тебя бы классная путанка вышла.

- Не вышла бы, - я перехватила его руку и отодвинула от своей груди.

- Почему?

- Слишком трахаться люблю. Ладно, иди, а то я не успею, и ты будешь рычать...

- Ушел, - кивнул он. И ушел. А я встала под теплый душ, закрыла глаза и замерла. Лечь бы сейчас на пол часика в ванную... С кем-нибудь. Полежать, поласкаться...

Когда я раскрыла глаза и глянула себе под ноги, мне показалось, что вместе со струйкой воды в сливное отверстие ванной стекают последние капельки кайфа - и алкогольного, и... сексуального. Лихая капсулка...

На самом деле я не так уж быстро остываю, просто ему нравится так считать, нравится так меня видеть. Я - нравлюсь ему такой. Тренированной сукой. И он в своем праве - получать то, что ему нравится. Что заказывал. Верно ведь говорят: кто платит, тот и заказывает... Музыку.

И все остальное.

 * * *

Выйдя из подъезда, я двинулась было к нашей бэ-эм-вухе, но он взял меня за локоть, повел в другую сторону и подвел к свежевымытому новенькому Мерседесику-190.

- Это - чья? - удивленно глянула я на него, когда он остановился у Мерседеса и стал рыться в кармане плаще.

- Твоя, - буркнул он, достал ключи с брелком-бипером и протянул их мне. - Ну, бери и поехали.

Когда мы уселись в машину, я положила ладони на руль, откинулась на мягкую спинку сиденья и, прикрыв глаза, замерла.

- Трогай, Рыжик, - неожиданно мягко произнес он, и у меня внутри шевельнулось что-то теплое к нему. Что-то, похожее на благодарность - не за тачку, вернее, не столько за тачку, сколько за... Он в самом деле хотел сделать мне приятное, он вообще - неплохой парень, а эта его холодная манера... Это только манера, годами выработанный стиль поведения, необходимый для его дел, для того, чтобы быть тем, кем он есть, и конечно, этот стиль механически переносится и на меня, но...

- Ты сдвинешься с места? - раздался уже совсем не мягкий голос, и... Моя благодарность исчезла. Растворилась. Растаяла.

Поворачивая ключ в зажигании, я наклонилась к нему, и мазнув губами по щеке, выдохнула:

- Спасибо. Ты умеешь делать сюрпризы.

- На том стоим, - усмехнулся он и чмокнул меня в... Он хотел чмокнуть в щеку, но я уже отклонилась, и его губы равнодушно поцеловали висящую у меня в ухе сережку с крупным бриллиантом. Я скосила глаза на него и увидела, что он даже не заметил этого - поцелуй был настолько механическим, что под его губы можно было подставить что угодно. Манера? Стиль? А где же тогда он с а м, шепнул у меня в мозгу насмешливый голосок, и не потому ли ты так хочешь списать все на какие-то манеры и стили, что тебе становится очень неуютно с ним? Не потому ли, что ты просто стала бояться его, а?

Плавно ведя машину,

(какая чудная тачка!.. И автоматическая коробка - кто бы ни хаял, а все равно прелесть...)

я легко заткнула "рот" этому голосочку: уютно, там, или не уютно, но никого я не боялась. Еще не встречала такого мужика, которого могла бы испугаться. Еще не видела такую male chauvinist swine, которую стоило бы бояться. Она еще не родилась на свет, такая сволочь, ее еще не сделали, залихватски обходя черную "Волгу" и плавно тормозя перед светофором, думала я и...

Ошибалась.

До моей встречи с таким мужиком оставалось каких-нибудь пол часа, не больше.

9.

Пройдя сквозь плотный частокол охраны, торчащий снаружи двухэтажного особнячка, и еще один - пореже, - внутри просторного вестибюля, мы (я держала его, как полагается, под руку) начали подниматься по полукруглой лестнице. Одолев один пролет, я услыхала, как мой повелитель недовольно процедил сквозь зубы:

- Этот уже здесь. Хорек вонючий...

- Кто-кто? - не поняла я, вскинула на него глаза, машинально проследила за его взглядом вверх по лестнице и увидала торопливо спускающуюся к нам мужскую фигуру, облаченную... Нет, затянутую в смокинг, со смазливой моложавой мордашкой, блондинистым чубчиком и сигареткой, небрежно торчавшей в уголке припухлого рта. В чертах лица у него действительно было что-то хорьковое, что-то хищное, но какое-то мелко-хищное. Встречала я таких - им легко давать, их легко брать, с ними легко и сытно в койке (в тачке, в ванной, в кустах), у них стоит, как на пружине, и никаких проблем после, с ними вообще все более или менее по-честному - что даем, то и берем.

Хорек вежливо поприветствовал моего мужа (тот ответил небрежным кивком), что-то пробормотав (видимо, назвав свое настоящее имя), чмокнул мою машинально протянувшуюся к нему ручку (незаметно пощекотав внутреннюю сторону ладони пальчиком - я этого и ждала) и сопроводил нас в огромную залу на втором этаже, где...

Нас уже ждали. Небольшая толпа (все в строгих вечерних туалетах) расступилась, и мы очутились перед натянутой поперек залы красной лентой, возле которой уже стояла не очень молодая пара - дорого одетая дама с поблекшим, совершенно не запоминающимся лицом и невысокий, плотный мужчина с коротким седым ежиком волос. Мужчина мазнул равнодушным взглядом по Ковбою, еле заметно кивнул ему, глянул на меня, и...

Мне стало как-то не по себе - стало... Боязно. А когда я инстинктивно прижалась потеснее плечом и бедром к мужу, мне стало...

Я ощутила страх.

Я испугалась этого мужика, потому что почувствовала... В нем не было ничего страшного - взгляд холодный, цепкий, жесткий, но ничего такого... Я боялась его, потому что его боялся Ковбой.

Я не могла ошибиться. Когда проживешь с человеком много лет, начинаешь машинально смотреть на всех и вся его глазами, воспринимать окружающую среду его чувствами. Нет, они не становятся твоими, они как бы существуют отдельно, но в тебе, и ты иногда ими пользуешься - порой сознательно, по собственному желанию, а порой они «включаются» сами по себе, как-то инстинктивно, что ли...

Ковбой боялся его, и это было так непривычно, так... ну, может, «страшно» - слишком сильно сказано, но... Я впервые за много лет почувствовала себя беззащитной, без защиты, какой-то голой изнутри, и...

Это чувство не отпускало меня весь вечер - всю его официальную часть, начавшуюся с вспышек фотоаппаратов, запечатлевших нас четверых в тот момент, когда кто-то вынырнул из толпы и услужливо протянул Седому ножницы, и всю не официальную, когда...

Когда мы оказались с Седым в огромном роскошном кабинете

(... в дверях мелькнула озабоченная мордашка Хорька... и тут же исчезла..)

и меня стали раздевать и ла... Нет даже не лапать, а щупать и исследовать, его холодные, жесткие ладони, а я знала, что Ковбой знает, где я и с кем я и что со мной делает его партнер,

(не м ы делаем, а он - со мной... Я впервые в жизни, как кукла, как безвольная тряпка в этих жутко холодных и жестких руках...)

и не то, чтобы разрешает это, а почему-то вынужден принимать как есть, и это - самое странное и самое... поганое и страшное... Даже страшнее этих холодных, каких-то неживых рук, равнодушно задирающих мое платье, стаскивающих с меня трусики, равнодушно ощупывающих грудь, залезающих в...

(... как гинеколог в перчатках... Нет, хуже!...)

меня и так же равнодушно заваливающих на огромный кожаный диван. Потому что я - одна, я без зашиты, к которой так привыкла за много лет и без которой я ничего, ничегошеньки не стою, если...

Если только не заручусь другой защитой - защитой того, кто сильнее, того, кто сейчас навалился на меня и входит в меня своим твердым... нет, жестким и холодным концом, и...

И ненавидя себя за эту жалкую, заискивающую попытку, я впервые в жизни стала механически подыгрывать, как они говорят, подмахивать, и притворилась, что кончаю, и...

Кажется получилось. Вроде бы, он слез с меня довольный. Я зажмурилась, постаралась расслабиться, и...

(...Господи, почему ж мне так тошно... И страшно... Как же мне хочется выпить!.. Нажраться! Прямо сейчас, не слезая с дивана, и расцарапать этому уроду всю его харю, весь его... Не могу. Не могу, потому что я... Я его боюсь!)

- На-ка, выпей, - раздался спокойный равнодушный голос у меня над ухом.

Я открыла глаза и увидела, что Седой, уже застегнувший брюки и влезший в смокинг, протягивает мне бокал с Шампанским. Я хотела было отрицательно помотать головой, но встретилась его немигающими глазами и послушно взяла Шампанское и послушно выпила.

Не отрывая взгляда он присел на краешек дивана, стиснул своей жесткой ладонью мою ногу выше колена и сказал:

- А ты - не слабая баба. Теперь расслабься. Больше мне этого не понадобится.

Я попыталась изобразить на лице что-то вроде непонимания и даже обиды - дескать, как это, все же было так классно, - но он усмехнулся и качнул седой башкой.

- Брось, я тебе не Хорек. Кстати... - он на секунду задумался. - Ты, конечно, дашь Хорьку и будешь с ним трахаться...

- Почему это я...

- Так вот, - одним досадливым взмахом бровей он заткнул мне рот, - если услышишь от него что-нибудь... Ну, проскочит что-то обо мне, или о твоем муже, или о наших делах... Скажешь мне. Только мне. Поняла?

- А мужу?

- Я же сказал: только мне. Запоминай номер, - он продиктовал семь цифр, - это мой личный. Очень личный. Дальше так, - он на секунду задумчиво сдвинул брови. - На следующей недельке я тебе звякну на мобильный, ты подъедешь сюда... Да нет, - он поморщился (видимо, у меня на морде что-то отразилось), - я же сказал, этого больше не надо. Подъедешь сюда и я дам тебе кредитку... Карточку. Ты ее возьмешь и забудешь о ней. Пока я не напомню. Забудешь для всех, понятно?

- И для мужа? - с трудом глотнув, спросила я.

- Для всех. Поняла?

Я кивнула.

- Ну, пожалуй все... Да, тот номер, что я тебе дал... Если у тебя возникнут какие-то проблемы, любые проблемы, можешь звякнуть. Это... - он вдруг усмехнулся, и от этой усмешки у меня по ногам пробежали мурашки. - немалый презент. Все.

Он встал и пошел к дверям. Я думала, он выйдет, не оглянувшись, но... У самых дверей он оглянулся, опять усмехнулся и негромко проговорил:

- А притворяешься ты неплохо. Для почти любой другой - сошло бы. Но ты кончаешь не так. Совсем не так... До встречи.

Двери за ним закрылись. Я слезла с дивана, подобрала с пола трусики и стала натягивать их на слегка дрожащие ноги.

Мой страх не прошел. Ну, не совсем прошел... И еще: я знала, что, наверное, никогда не избавлюсь от ощущения на себе и в себе его холодных, неживых рук, но... Он принял меня. Не потому что я ему понравилась - раскусил же, что притворялась, - но... Видимо, я ему зачем-то нужна. И пока нужна, я была...

I was approved, and I was protected. Я была принята, и я была под защитой.

10.

Седой позвонил через восемь дней и попросил меня подъехать. Я подъехала. Охрана на входе приветствовала меня почтительно, один из секьюрити проводил на второй этаж, а там встретила длинноногая секретутка и любезно улыбнувшись, подвела к дверям в кабинет. Тот самый - с кожаным диваном.

Седой при моем появление встал из-за огромного ампирного стола и пошел мне навстречу. Дружески обняв за плечи,

(... эти руки... мурашки по коже от лопаток до самого кобчика...)

он подвел меня к двум кожаным креслам, стоявшим возле журнального столика, усадил в одно, сам сел в другое и спросил:

- Кофе?

Я отрицательно качнула головой.

- Что ж, тогда прямо к делу. У вас с мужем общий счет? Я имею в виду в Штатах?

- Да, - кивнула я.

- Своего личного у тебя нет?

- Нет.

- Теперь есть, - он вытащил из кармана пиджака пластиковую карточку и протянул мне. - Держи. И как мы договорились, забудь о ней.

Я взяла карточку, и равнодушно мазнув по ней взглядом,

(... никогда не держала такой...Platinum...)

сунула себе в сумочку.

- Когда будешь у дочки, может быть, я попрошу тебя взять ее с собой и кое-что сделать, - сказал Седой. - А может быть, и нет. Кстати, когда собираешься?

Я пожала плечами:

- Месяца через два, не раньше, но...

- Вот и отлично. С этим все. Ты классно выглядишь.

Я инстинктивно кинула взгляд на огромный диван. Он усмехнулся.

- Да нет, я не к этому. Мы же решили, что с этим - все.

- Мы? - спросила я, незаметно вздрогнув от его усмешки.

- Мы, - уже без тени усмешки подтвердил он. - Как у тебя с Хорьком? Еще не дружишь? Ну-ну... Когда подружишься, не забудь, о чем мы говорили в прошлый раз.

- Я должна подружиться?

- Нет, - поморщился он. - Ты ничего не должна, но... Подружишься. И тогда - не забудь мою... просьбу.

Я кивнула, и поскольку пауза стала затягиваться, начала привставать с кресла, вопросительно глядя на него. Он молча кивнул, встал, взял меня под локоток и повел к дверям. У самых дверей он чуть сильнее сжал мой локоть и повернул к себе.

- Ты даже не спросила, сколько на твоем счету.

- Какая мне разница, - пожала я плечами, - он же не мой.

- Он - твой, это бабки на нем - не твои, - негромко поправил Седой. - Ты переведешь их, когда и куда я скажу, но счет не закроешь. На нем останутся уже твои бабки - комиссионные. Ты не спрашиваешь, сколько?

- Сколько? - покорно спросила я.

- Два с половиной процента.

Я механически кивнула.

- Пятьдесят штук.

Я вздрогнула.

- Там... там два лимона?.. Но за что мне?..

- За доверие. За то, что я тебе доверяю. И не забудь про Хорька. Все, - он легонько шлепнул меня по заднице (первый хоть сколько-нибудь человеческий, живой жест с его стороны), и я пошла. Через приемную с секретуткой, которая тут же выскочила из-за столика с компьютером и провела меня по другой лестнице на первый этаж, до самого поста охраны, где один из секьюрити тоже сразу вскочил и почтительно проводил меня к выходу. А на выходе я столкнулась с курящим на крыльце особняка Хорьком, поначалу слегка растерявшимся (я действительно столкнулась с ним, задумавшись о своем, о женском), а потом радостно ухмыльнувшимся, и...

Он предложил подвезти, я отказалась и предложила подвезти его, он согласился, и я подвезла - до новенькой девятиэтажки, до квартирки (судя по кичевому евроремонтику - его собственной) с широченной койкой у зеркальной стены, малюткой-сауной, приличным вискарем, дорогим музыкальным центром и несвежей простынкой... Весь стандартный джентльменский набор. Давно я не бывала в таком «наборе» - думала, это уже в прошедшей жизни, ан-нет, зарекалась курочка говно не клевать...

 * * *

Седой толкнул меня в эту койку, вяло раздумывала я, раскинувшись на этой койке, нисколько не заботясь, красиво ли лежу, потому что знала - красиво (вон у него, наливающего мне вискарь, «ванька» опять встань-ка, хотя вынул лишь три минуты назад). Но не полтинником зеленью, а когда трахнул меня на диване, даже не столько трахнул, а... Прощупал и проверил, и...

Сколько лет я не изменяла Ковбою, и не потому что он давал мне в сексе все, что нужно - ну, конечно, давал, но это не главное, и это никогда не удерживает. Главное - я была не партнершей в сексе, в койке, а просто п а р т н е р ш е й, я была под «крышей», под защитой, но... Не может никого защитить тот, кто сам боится, а Ковбой, муженек мой крутой, боялся Седого, и плевать, если бы он с а м подсунул меня под него, но он не хотел, это не его игра была, не он фишку сдал, не он музыку заказывал, а значит... Боялся. Я всей кожей ощутила это тогда, перед красной ленточкой, и - все сломалось.

Опять, как после глюка с трамваем, закончилась одна из жизней.

(Сколько, интересно, их у меня?.. У кошек - девять, но я же не кошка...)

 Сломалось наше партнерство, наш заговор против всех «них», и теперь все равно - что с руками своими поиграть, когда вдруг приспичило, а его нет рядом, что с вибратором, что с... Хорьком. И Седой э т о понял, просек, да просто з н а л, и... О-ох, ну и «встанька» же у тебя, красавчик, ну давай, покажи, как ты берешь жену старшего по званию - для тебя же еще и в э-этом кайф, ну-ну, давай, вот та-а-к, и та-а-к, и еще-е-е, и глу-убже, и сильне-е-й, и погляди, погляди в зеркало - заведись покруче, вот так, та-ак, мать твою, ТА-А-АК!..........

А теперь, давай примем по капельке и - разбежались. До следующего. Ну-ну, без нежностей, это не твой жанр, и с ю д а тебе лезть не надо... Недоволен? Не по плану? Ну, тут уж милый, терпи - вслух не скажем, но про себя-то знаем, это не ты берешь, это - я. Как та, что колготки в рекламе толкает: Я - сама!

Ну, тварь седая, погоди, придет время, и я с тобой рассчитаюсь. Отплачу! Ты мне жизнь сломал - одну из жизней, пусть не ахти-какую, но м о ю, и я тебе тоже что-нибудь поломаю! Бля буду!.. И была. И есть. И...

Черт, куда же я туфли зашвырнула? Ну, давай, ищи, а то время поджимает, мне еще к парикмахерше заскочить надо...

 11. 

С Хорьком заладилось по схеме совковой жизни немолодой семейной пары - от раза в две недельки, до двух - в одну. Примерно так же, как в прежней жизни я играла со своими ручками, или с «ванькой» из дорогого нью-йоркского секс-шопа. Сложностей с Хорьком было не больше, чем с этой игрушкой. Ничего такого, о чем просил звякнуть Седой, Хорек не вякал - он вообще мало что вякал, мало разговаривал и... Много делал. Мне бы хватило меньше, но дают - бери, а бьют... Бери и беги - к другому.

Так прошло пару месяцев, и шло бы себе дальше, и я втянулась бы в эту следующую жизнь, но... Она никак не начиналась, эта следующая.

Прежняя закончилась, это без вопросов, а вот дальше... тянулось какое-то безвременье, какой-то пред... Пере... Словом, что-то вроде переходного периода. Словно, мне давали отдохнуть перед... чем-то. И я послушно отдыхала два с небольшим месячишка, пока сама не знаю, с чего...

12.

Не знаю, с чего это мне вдруг вздумалось откликнуться на приглашение своей старой институтской подружки - никогда не ходила на такие сборища. Просто не понимала, зачем - у всех давным-давно своя жизнь, говорить, в общем, не о чем, все постарели, подурнели... У каждой будет крутиться лишь две мысли: как бы покрасивей распустить свой хвост - похвастаться своим успехами на всех фронтах, и как бы у кого "хвост" не оказался попышнее. Раньше ревниво прикидывали, кто больше выездной, у кого муж чаще бывает за бугром, а теперь что? Кто новее русский? Впрочем, зачем гадать - сходим и поглядим.

Можно даже ради забавы поиграть в неудачницу, тем более, что мужа туда все равно не затащишь - одеться попроще, прийти эдакой одинокой грустящей девицей и половить на себе радостно-сочувствующие взгляды разряженных растолстевших баб. Очень радостно сочувствующих, потому что почти все они...

Не любили меня тогда. Я не была особенной красавицей, но... Вокруг меня всегда вертелось полно мужиков, меня всегда хотели, а бабы это чувствуют и бабы этого не прощают. Примерно так же, как не прощают те мужики, которым не досталось. Как дружки моего бывшего: Вань, тебе дала?... Нет?.. А тебе, Вась?.. Тоже нет?.. Вот, блядь-то...

И я оделась попроще, и напустила на себя грустный вид, и приготовилась ловить на себе такие взгляды (почему бы не позабавиться?), и... Не угадала. Облажалась, как говорили во времена моей юности.

... Этот день с самого утра вообще начался с каких-то мелких неудач - нелепых случайных лажаний (когда-то давным-давно переняла этот дурацки жаргон от одного дружка-музыканта, лабуха): неправильно набрала код программы на микрухе, кокнула за завтраком любимую тарелку, случайно смахнула со стола и выкинула в мусоропровод серебряную ложку, и наконец, выбежав в угловой магазинчик за кофе, поставила квартиру на охрану, а прибежав обратно, забыла снять и... Следя за готовым убежать кофе, вдруг услыхала за спиной резкий лающий окрик:

- Стоять, блядь!..

С едва не опустившейся маткой я повернулась, уперлась взглядом в двух молоденьких ментов в камуфляжных куртках и штанах, заправленных в высокие шнурованные ботинки, растерянно наставивших на меня стволы автоматов, и... Жутко расхохоталась.

Раздраженные менты выпили по паре рюмок водки, вяло пожурили меня за неаккуратное обращение с системой сигнализации и, сменив гнев на милость, отбыли, унося с собой каждый по десятидолларовой бумажке, а я все еще глупо хихикала...

И наконец последний штрих: позвонил Хорек и сообщил, что на сегодня у нас отменяется - дела, дескать, жуткий замот, никак не вырвется. Я изобразила досаду, но потом вошла в роль и даже послала его, обозвав выблядком и пожелав хорошо развлечься с самим собой, но... На самом деле даже обрадовалась - почему-то низ живота никак не отреагировал на его вкрадчивый голосок и вообще... даже соски не набухли,

(странно... какая-то ненормальная реакция на Хорька - может не отошла еще от ментов?..)

- и окончательно решила, что навещу сегодня свою старую подружку... Поскучаю, поиграю в неудачницу, вообще проведу высоконравственный вечер.

М-да, что там, говорят, вымощено благими намерениями? Вот-вот... А я честно хотела - оделась попроще, приготовилась...

 * * *

Компания собралась очень разношерстая, институтских почти не было, а хозяйка - единственная, с кем в молодости нередко вместе бегали на блядки, симпатичная и веселая баба, - и вправду обрадовалась мне. Чмокнув по очереди обе мои щечки, она быстренько втолкнула меня в гостиную, где человек десять-двенадцать уже рассаживались за длинным столом, сказала: "Кого не знаешь - сами перезнакомитесь, а у меня мясо доходит...", - и убежала на кухню.

Я сделала ручкой всем, кого знала (их было немного), вежливо-нейтрально улыбнулась всем незнакомым и уселась на любезно подставленный каким-то худощавым мужиком в свитере и бабочке стул. Бегло оглядев присутствующих, я сразу усекла, что пар всего две, а остальные - сами по себе.

Возникла обычная для таких вечеринок минута неловкости, когда малознакомые люди присматриваются друг к другу, не зная, что говорить, и инстинктивно тянутся к знакомым. Получается такое недолгое деление на своих и чужих, где у своих есть преимущество, а чужие сидят с натянутыми улыбками и, может даже, слегка жалеют, что пришли. Я не жалела, что пришла, не испытывала ни малейшей неловкости - мне почему-то сразу стало тепло и уютно, - но изобразила натянутую улыбку, чтобы не выделяться, и стала незаметно рассматривать тех, кто молча сидел с такими же вежливо растянутыми губами. Две простенько одетые (почти как я) женщины в левом углу, между ними мужчина в дорогом темном костюме, потом полная крашенная блондинка с кучей золота на шее, а рядом, прямо напротив меня...

На меня уставились два странных желтых глаза, очень похожие на... Кошачьи. Я слегка вздрогнула, моргнула и... Чуть не рассмеялась: глаза у этого мужика были, конечно, самые обыкновенные, карие, просто отблески от пламени свечки, стоящей между нами, вызвали такой забавный эффект, заставили светиться желтизной, а в остальном... Глаза, как глаза, только слабое сходство с кошачьими все равно присутствует, потому что... Не смотрят, а скорее рассматривают. С равнодушным любопытством. Равнодушным и... Холодным.

Странно, подумала я, сама разглядывая сидящего напротив мужика, примерно моих лет, с уже заметно пробивающейся сединой в чубчике, но как-то по-мальчишески длинноволосого, холодными бывают синие глаза, или серые, а такие обычно...

Прибежала хозяйка с дымящимся блюдом, за столом возникла небольшая суматоха - стали освобождать место для блюда, - и общая неловкость первых минут исчезла. Все дружно выпили, закусили, опять выпили и... Все пошло-поехало по обычному расписанию, и я здорово поддала.

Мужчина в дорогом костюме пытался издалека делать мне пассы, но не получив никакого ответа, переключился на крашенную блондинку. Однако ему и там не обломилось, поскольку крашенная явно клеилась к тому, кто сидел почти напротив меня. Он реагировал дружелюбно, но я сразу просекла, что крашенной лучше было бы не упускать темного костюма, потому что с Котом (так я его мысленно окрестила за первый взгляд с отблесками желтоватых язычков пламени свечки) ей явно не светит - от Кота с его поседевшим чубчиком исходил во все стороны какой-то равнодушный холодок...

- Кто - этот? - улучив секундочку, когда на нас никто не смотрел, спросила я сидящую рядом хозяйку.

- Этот?.. А-а, это бывший Веркин хахаль... Помнишь Верку, темненькую такую? Ну, не хахаль, так, трахнул вроде бы ее пару раз когда-то, она, дурочка, стала приводить его на наши девичники... - она хихикнула.

- Ну? - подстегнула я.

- Ну, он и пошел у нас по рукам. Почти со всеми... Верка, дура, хотела из него любовника сделать, но ты же сама видишь, он не того типа... Приятный парень, не зануда, но...

- Дружок, - пробормотала я.

- Во-во, а Верка психанула, стала истерики нам устраивать, ну и... Словом, он у нас в компании так и остался, а она разобиделась, со всеми расплевалась...

- А он, правда, приятный? - спросила я, наливая себе и ей водки.

- Не знаю, - помолчав, пожала она печами и залпом выпила рюмку. - У меня с ним как-то... Не сложилось. Ну, в смысле, не было ничего.

- Чего так? - выпив свою рюмку, спросила я.

- Не знаю... Мы с моим бывшим тогда отношения выясняли, да и вообще как-то... Не мой тип. А ты что, запала?

Я неопределенно пожала плечами.

- Ну-ну, - усмехнулась она. - Ты в таких кругах теперь... На простенькое потянуло? Только, - она прищурилась, вертя в руках рюмку, - смотри, он может и... не таким уж простеньким оказаться.

- С чего вдруг? Ты сама говоришь, не зануда, приятный парень...

- Да-да, - кивнула она. - Только Верка - та еще оторва, а залипла здорово. И знаешь, - она пьяновато качнулась ко мне, и ее губы оказались прямо возле моего уха, - я было хотела разок... Ну, так, чтобы от бывшего немножко отвлечься - мы с ним мучили здорово друг друга под занавес... И он, вроде, не против был, но когда первый раз рукой мне так по плечу и по спине провел... Не знаю, как объяснить, но... С одной стороны, я чуть не кончила прямо сразу, а с другой - словно голосок такой прошептал: беги от этого, беги и не оглядывайся... А-а, не слушай меня, - она отодвинулась от меня и подмигнула. - Просто нервная была тогда, вот и померещилось. Наливай подруга! И если тянет - вперед! Его обхаживать не надо, скажи: хочу, и все дела...

- А он - кто вообще-то? - спросила я, опять наливая себе и ей.

- Переводчик...

- Где - переводчик? На фирме какой-нибудь, или...

- Да нет, такой... Ну, книжки переводит. Знаешь, сейчас модный такой - "король ужасов"? Ну, этот, как его...

- Знаю, - кивнула я. - Мой муженек обожает этого "короля". Правда, он на родном читает. А этот, - я кивнула в сторону Кота, рассеянно кивавшего плотно прижавшейся грудью к его плечу и что-то возбужденно щебечущей крашенной блондинке, - значит, его переводит... А он женат?

- Ага, - кивнула она. - Кажется, дочка есть... Ну, поехали?

- Поехали...

Через час, когда сдвинули стол в сторону и затеяли пляски, руки Кота легли на мой станок, и от них по всему телу расползлось такое сладкое тепло, что через десять минут мы очутились вдвоем на кухне, где он налил в две рюмки остатки какого-то дорогого коньяка и тоже полуспросил-полупредложил:

- Поехали?

Я кивнула, мы выпили и оказались совсем рядом. Я подняла голову, уставилась ему прямо в глаза,

(опять желтые... Откуда?.. Здесь же нет никаких свечек, никаких отблесков...)

и почувствовав на губах легкие "иголочки" его усов, вдруг жадно впилась губами в его рот, обхватив его руками за шею и вжавшись в него бедрами, грудью, всем своим телом, и... Кончила.

Такое случалось со мной раза два-три в жизни и очень давно, и я даже не сразу поняла, я забыла, что так может быть, забыла этот клиторальный оргазм ни от чего, и... Только уловив взглядом мелькнувшее в двери и сразу пропавшее перекошенное от злости личико крашенной блондинки, я поняла, что кончила и что жутко хочу еще, и хотела сказать ему это, но...

Ему не надо было ничего говорить, он все понял раньше меня, он знал, как действует его лежащая на моей шее и легонько гладящая мой загривок ладонь, и...

Через минуту мы очутились в полутемной ванной комнате, где я моментально стащила с себя платье, скинула все, кроме туфель и стала торопливо помогать ему расстегивать рубашку, брюки...

Он поймал мои руки, на секунду отстранил от себя, оглядел всю и вдруг, радостно улыбнувшись (как-то по-мальчишески), пробормотал:

- Ты, правда, рыжая...

От этих слов из нашей старой игры с мужем я совсем осатанела, опять впилась ему в губы, обхватив одной рукой за шею, а пальцами другой потянулась к своему набухшему и готовому взорваться клитору, но...

Он опять перехватил мою руку, задержал ее на моем животе, а его ладонь скользнула ниже, пальцы коснулись... Я мысленно взмолилась: только не сделай мне больно, не надави сильнее, чем надо, не испорть...

Но его не надо было об этом просить даже мысленно, потому что он знал, как надо, и через несколько секунд я уже изо всей силы вжимала рот в его плечо, чтобы не заорать... А потом, упершись локтями в бортик ванной, я подставила ему всю себя, и опять вжималась ртом уже в свое запястье, чтобы не заорать уже от "нормальных" оргазмов, стараясь раскрыться, распахнуться и втянуть, вобрать его в себя со всеми потрохами и жалея лишь о том, что его нельзя вобрать в себя вместе с его странными, удивительными... руками.

Выпрямившись, я стала поворачиваться к нему лицом и почувствовала... Вернее, не почувствовала своих ног. Потом по ним пробежали "иголочки", я напряглась, уняла дрожь в коленках, обняла его за шею и выдохнула:

- Ну и ну...

Это было все, то я могла сказать, чем могла выразить свое состояние и свое удивление. Я была такой расслабленной, словно провела с кем-то целую бессонную ночь, а не просто быстренько перепихнулась в ванной, и я хотела как-то сказать ему это, но... Ничего, кроме "ну и ну" у меня не вышло. Я была вся легкая, как воздушный шарик, и.. Пустая. И в приятной пустоте, заполнившей голову и тело, слабым отзвуком мелькало лишь сожаление - жалость, что все кончилось, что его ладонь больше не...

Его ладонь легла мне на живот и двинулась ниже. Я ощутила внутри теплую благодарность за эту ласку после, подняла голову, желая как-то высказать эту благодарность, сказать хотя бы простое "спасибо", но уперлась взглядом в его глаза,

(опять желтые... Что за черт... равнодушное любопытство кошачьего взгляда...)

и слова застряли у меня в глотке - сначала от этих глаз, а потом от прикосновения пальцев к лобку, к тому, что жутко хотело этого прикосновения,

(как-то сразу в е з д е... Как будто не одной рукой...)

и... Господи, но ведь он же уже кончил, он сейчас не хочет, я же чувствую, он что - для меня?...

От этой робкой и какой-то испуганной мысли и от его пальцев, снова ласкающих меня, все вокруг - ванная комната, сама ванна, раковина с уродливым смесителем "елочкой" - не то, чтобы исчезло, а куда-то отодвинулось, а пропало... Исчезло время. Вернее, не исчезло, а как-то перестало течь, или идти, или что там оно всегда обычно делает, словом, перестало двигаться, обволокло меня со всех сторон, сделало подвешенной в своем громадном, невероятном чем-то, и я, висящая, застывшая в нем, как в бесконечном густом желе, распахнула все свое нутро, всю свою суть, и... Кончила. Резким всплеском, ослепительной вспышкой, похожей на кривой росчерк молнии, полыхнувшей перед

(его пальцы скользнули внутрь меня... Нашли какую-то незнакомую даже м н е точку... Матка вздрогнула, словно ждала этого, с а м а подплыла, подошла к пальцам... Господи, сейчас она разорвется, лопнет!..)

тяжелым громовым раскатом простого "рабоче-крестьянского" оргазма.

Перед глазами поплыли какие-то желтые круги, ноги у меня подогнулись, и я... присела на бортик ванной и прикрыла глаза.

До меня доносился слабый шорох его одежды, звук застегиваемой молнии на брюках, но я не обращала на это внимания. Я тщетно пыталась собрать свои мысли в какое-то подобие порядка и как-то высказать... Что? Что за сорок с лишним лет жизни - из них двадцать пять активной половой, - никто так не делал? Что мне очень понравилось? Что мне было очень хорошо? Но ведь это же чушь, это вовсе не нужно говорить, потому что... Он сам это знает!

Да и что он такого сделал? Просто доставил мне удовольствие - мне одной, когда сам уже был сыт... Сделал то, что нужно было мне, но вовсе не нужно ему, и вот я уже вся растеклась

(Господи, когда же я была такой м о к р о й!..)

и готова лизать ему...

Вдруг я ощутила странную злобу. Странную? А что в ней такого странного?

Почему мы, бабы, сплошь и рядом делаем то, что нужно им и вовсе не нужно нам... делаем для них... И это в порядке вещей, а стоит кому-то из них в кои-то веки сделать что-то для нас, как мы уже... И вот он, наверняка, стоит сейчас уже одетый, и гордо ждет похвал и комплиментов, ждет, что растекшаяся перед ним баба сейчас станет изливаться в благодарных восторгах и... Не дождется! Сейчас я ему...

Не поднимая головы, я постаралась растянуть губы в равнодушной и даже насмешливой улыбке, и когда решила, что мне это удалось, прикрыв глаза, встала, напоказ потянулась, раскрыла глаза и... Уставилась в хромированную сушилку с висящим на ней махровым полотенцем. Я растерянно моргнула и оглядела всю ванную комнату, даже как дурочка завертев головой, но...

Могла и не вертеть. Не считая меня, никого здесь уже не было. И только мои шмотки, которые я, раздеваясь, впопыхах пошвыряла на кафельный пол, теперь аккуратно лежали на крышке стиральной машины.

 * * *

Выходя из ванной, я ожидала застать уже разбор колоды, в смысле, расходящихся или готовых расходиться гостей - мне казалось, прошло никак не меньше часа, - но вечеринка была в самом разгаре. Хозяйка, намудохавшаяся со сменой блюд, даже не переменила позы в кресле. Окурок длинной тонкой сигареты, которую она как раз собиралась закурить, когда мы с Котом слиняли из кухни в ванную (я краем глаза тогда засекла), еще дымился в стоящей перед ней пепельнице, а значит... Значит, мы пробыли в ванной минут пятнадцать - не больше? Ну и ну...

Я обогнула слипшуюся в танце пару ("дорогой костюм" все-таки дорвался до крашенной блондинки) и присела на ручку кресла. Хозяйка вскинула на меня глаза, удивленно нахмурилась, а потом пьяновато усмехнувшись поманила меня к себе пальцем.

- Что? - наклонилась я к ней.

- Пошла на таран?

- В смысле?

- Ну... С переводчиком.

- Да ну... - я небрежно махнула рукой. - Зачем? Давай выпьем.

- Принеси, - кивнула она, и когда я собралась встать, добавила. - И лимон захвати.

- Тебе?

- Себе! - я вздрогнула и взглянула на нее, а она, усмехнувшись, пояснила: - Чтоб морда лица не такая довольная стала. А то ты прямо течешь вся...

Я попыталась удивлено вздернуть брови, но вместо этого... Хихикнула, кивнула и пошла к столу за рюмками.

Вернувшись к хозяйке, я снова уселась на ручку ее кресла, чокнулась с ней, выпила, и мы обе глянули в сторону стола, где за остатками пиршества сидел мой Кот и что-то оживленно рассказывал семейной парочке - наверное, анекдот, потому что и муж и жена как по команде откинулись на спинки стульев и расхохотались.

- Быстро вы управились, - протянула хозяйка. - Ты как будто и не стареешь... Дай сигаретку.

- На кухне пачку оставила, - сказала я, помолчала и спросила: - А что ты еще о нем знаешь?

- О ком? А-а... Да ничего, я же говорила, женат, дочка... Переводчиком стал еще до свистопляски - папа должно быть сунул... Он, ну, папа, в смысле, совпис, а сынок, стало быть, сыпис - знаешь как они называются меж собой? Ну, сыписы, жописы, в смысле, жены писателей, сыновья и прочие?..

Я кивнула.

- Ну вот, хотя теперь это все... - она махнула рукой. - С языком он, конечно, мог бы прилично зарабатывать, на фирме, там, или еще где, но... Он в этом смысле не ухватистый - даже сам про себя говорит, раздолбай, мол... А что, понравился?

Я пожала плечами, потом мы переглянулись, я усмехнулась и кивнула.

- Что ж, совет да любовь. Дашь ему телефончик?

- Он не просил, - помолчав сказала я, хотела добавить, что он вообще исчез, кинув палку, не попрощавшись, и... не добавила.

- Попросит, - пробормотала хозяйка. - Не у тебя, так у меня попозжей... Дать?

- Не знаю... Дай. Хотя...

- Что это ты неуверенная такая? На себя не похожа... Так классно выглядишь - попросит, куда денется, только...

Она запнулась.

- Что - только? Ну, чего замолкла? - меня вдруг уколола какая-то булавочка беспокойства.

- Ходил про него слушок один... Ну... Будто бы он деньги с баб тянул, но... Нет, - она махнула рукой и вытерла заслезившийся от дыма сигареты глаз, - это, конечно, Верка со зла... Стервозная баба! А он и для этого раздолбай, хотя по типажу - мог бы... Слушай, а у тебя финт не вышел, верно?

- Какой финт? - вздрогнула я.

- Да ладно тебе, - фыркнула она, - в неудачницу хотела поиграть, да? В скромнюшку такую невеселую? - она оглядела меня с головы до ног и усмехнулась. - Не-ет, Рыжик, не твой жанр. Ты вон без лифчика, а титьки почти стоят, - она вздохнула. - Не то, что у меня. Или... Это - после ванной?

Я глянула на нее и... глупо хихикнув, кивнула. Она тоже хихикнула, и в следующую секунду мы обе хохотали как сумасшедшие под любопытными взглядами сидевших за столом. Всех сидевших, кроме... Кота.

- Так дать ему телефончик? - отсмеявшись, негромко спросила моя проницательная подруга.

- Дай, - кивнула я.

- Ладно... Поможешь пересменку сделать? Пора уже чай-да-кофе...

- Конечно.

Ей не пришлось давать ему мой телефон. После чая-да-кофе все стали потихоньку расходиться. Когда остался лишь темный костюм с блондинкой (ей на сегодня уже было не отвертеться от него, да она, кажется, уже смирилась с таким раскладом - правильно, хавай, что дают), Кот и худой мужик в бабочке (они, кажется, опять перешли на водку и не собираются скоро линять), я пошла одеваться в переднюю. Хозяйка чмокнула меня в щеку и ушла на кухню, а я, набросив плащ, кинула последний проверочный взгляд в зеркало и... Встретилась с немигающим взглядом Кота, бесшумно

(правда, как кот...)

возникшего в передней.

Он протянул мне пачку сигарет и негромко сказал:

- Это твои. Ты оставила их на кухне.

Я кивнула, вязла пачку и потянула к себе. Она не тянулась - он не выпустил ее из своих пальцев. Я вопросительно вскинула на него глаза, чувствуя, как от прикосновений его пальцев, держащих пачку сигарет, к моим опять завожусь. Прямо с пол оборота...

Он смотрел не на меня, а вниз - на сигареты. Я тоже глянула вниз и при тусклом свете в передней увидела, что на пачке (без целлофановой обертки) синей шариковой ручкой написаны какие-то цифры. Я моментально поняла, что это номер телефона, и мне вдруг стало жутко приятно... Нет, как-то... Тепло и уютно. Как в самом начале, когда я только уселась за стол в малознакомой компании. И я поняла, что это ощущение тогда, за столом, оно... Оно возникло, оно шло, как и сейчас, от него, хотя тогда я даже не сразу заметила его, да и он не сразу обратил на меня внимание, да и когда обратил, смотрел вполне равнодушно,

(желтые глаза... Язычки пламени от свечки, конечно, но...)

он просто... Просто присутствовал...

- Если женский голос, сделай вид, что номером ошиблась, - услыхала я его негромкий, словно мурлыкающий голос и машинально кивнула, но...

Меня занимала сейчас другая мысль: цифры на синей пачке написаны синей ручкой, они почти сливаются с фоном, и при этом тусклом свете... Я не могу, не должна так хорошо их видеть, почему же я вижу?

Я подняла взгляд и встретилась с его глазами. Странно, они показались мне круглыми,

(у него же совсем не круглые... Что за черт...)

и я почувствовала... Нет, я знала, что они сейчас тоже так видят - как-то необычно, ненормально, не... И я чувствовала, что он тоже понимает это и так же, как я, не понимает...

- Ладно, - пробормотала я, сунула пачку сигарет в свою сумочку и... Хотела было потянуться и чмокнуть его - просто так, на прощанье, - но... Почему-то его немигающие глаза

(круглые глаза...)

не дали, не... Словно не подпустили к себе. И я просто кивнула, распахнула входную дверь и вышла на лестничную клетку. Дверь за мной захлопнулась - язычок замка лязгнул негромко, но твердо, как-то окончательно отделив меня от... Словно поставив барьер между мной и...

И чем, спрашивала я себя, легко спускаясь пешком по лестнице. Как-то очень легко - я чувствовала себя легкой, словно воздушный шарик. Между мной и чем, продолжала я пытать себя, садясь в свою тачку и включая зажигание. В боковое стекло с моей стороны постучали. Я нажала на кнопку, стекло сползло вниз и в окошке появилось встревоженная физиономия хозяйки.

- Слушай, мы здорово поддали, как ты поедешь? Может, я вызову такси, а? Ведь кругом гаишники и...

Я усмехнулась, покачала головой и резко тронулась с места. Мне не стоило беспокоиться о гаишниках. И даже не потому что "зелени" в моей сумочке хватило бы на откуп если и не всего столичного ГАИ, то по крайней мере, половины... С номерами моей тачки мне не надо было беспокоиться ни о ментах, ни об этой... как ее там... братве. Демократия, блядь, она на то и есть демократия... Блядь.

Между мной и чем захлопнулась дверь? Почему мне так легко, словно я от чего-то... Ну, да, я классно кончала в этой чертовой ванной, с этим чертовым... С его чертовыми р у к а м и! Но тут и еще что-то. С меня словно скинули, сняли, убрали... Что? Твою мать, от чего же я избавилась, что на мне б ы л о, а теперь - н е т? Что...

И только уже недалеко от дома резко тормознув на светофоре, но не от внезапно включившегося "красного", а от вынырнувших откуда-то на встречной полосе желтых

(наверно, противотуманные... Нарочно, пидор, включил!..)

фар, я поняла, от чего избавилась. Поняла, что с меня сняли, что на мне было,

(и д а в и л о... Господи, твою мать, как же д а в и л о!..)

а теперь - нет.

Разворачивающие меня из стороны в сторону, жесткие и холодные ладони Седого. Не грубые, не потные, но отвратительно жесткие. И отвратительно липкие, словно их чем-то намазали - чем-то таким, что остается потом на теле навсегда вместе с самими ладонями, как... Как вечное клеймо, как какая-то...

Так вот, этого - больше не было. И не захлопнувшийся язычок входной двери поставил между мной и этим жесткий барьер, а руки... Странные, удивительные, знающие руки Кота - знающие, где, как и сколько... Даже не чувственные, а чувствующие и дающие - легко, просто, даже равнодушно. Да, руки и, может быть, еще - как довесок, как нечто, сопутствующее, - глаза... Вдруг становящиеся то желтыми,

( отблеск пламени свечек...)

то круглыми, и все время, несмотря на их цвет, остающиеся холодными. Как же это можно - давать тепло и уют и... быть такими холодными? Кто вообще может быть одновременно равнодушным и теплым, чужим и уютным, холодным и близким?

Заезжая на нашу стоянку перед домом, я вдруг громко хихикнула (весь день, начиная с расколотой тарелки меня преследовала это глупое хихиканье) - мне пришла в голову забавная мысль: кто-кто? Ну, конечно, к о т - только не этот, кого я мысленно наградила этой кликухой, а... Нормальный, всамделишный к о т, с его круглыми желтыми глазами и мягкими нежными лапками, только... Всамделишный кот никак не сможет заставить тебя кончать - на это его лапки не годятся, там, внутри, в подушечках его лап таятся такие когти, что...

Продолжая хихикать от этих дурацких мыслей, я грамотно припарковалась на своем месте и... Сладко потянулась. Мне было жутко хорошо. Просто сладко. Потому что серди всех дурацких полупьяных мыслей одна была ясная, трезвая и верная - насчет ладоней Седого и рук Кота. И потому что в моей сумочке лежала пачка сигарет с нацарапанным на ней

(почти незаметно... Синей ручкой на синем фоне...)

номером телефона.

Если женский голос, сделай вид, что ошиблась номером... Сделаем, котик, не беспокойся - мы тоже ученые. Этой "химии" мы тоже обучены.

13.

Я позвонила ему через неделю.

Муж рано утром отвалил по каким-то бизнес-делам в северную столицу, я покрутилась было в кухне, изображая для поблядушки Таньки въедливую хозяйку, а потом мне это надоело (и ей тоже), я убралась в спальню, потрепалась через океан с дочкой и... Звякнула Хорьку.

Он сразу изъявил полную готовность, мы договорились, что я подхвачу его через часик на Масловке и мы смотаемся на дачку. За пол часа я как следует намарафетилась в ванной

(зачем?.. Все равно все сотрется, но... Хорек все-таки моложе, и хочется выглядеть на его уровне - рядом с ним... и под ним... и над ним...)

и, распрощавшись с Танькой отбыла. Та проводила меня вежливо-равнодушным взглядом, в котором промелькнули завистливые искорки (наверняка стучит мужу, сволочь), и с преувеличенным рвением принялась возиться с пылесосом, давая понять, что у молодых трудолюбивых домработниц нет времени на пустую болтовню с блядями-хозяйками. Хорошо стоишь, подумала я, кидая последний взгляд на ее оттопыренную попку, еле прикрытую задравшимся халатиком, и наверное, хорошо подмахиваешь моему, но... все-таки ножки-то вон гнуться в коленках, а я легко могу так, не сгибая, а ведь я много тебя старше...

Через час с небольшим мы с Хорьком уже въезжали на огромный участок...

Он как всегда был недоволен, что я не везу его на настоящую дачу, то есть виллу, фазенду, или как там ее назвать, словом, в наш огромный роскошный домище, но... Я никогда никого туда не возила - по молчаливому, негласному, никогда не оговоренному уговору с мужем это был наш дом. Точно так же, как и с квартирой, хотя... С квартирой-то этот уговор, случалось, нарушался и с моей, и наверняка, с его стороны, а вот с домом... Вряд ли. То есть, с его стороны - вряд ли, а с моей-то точно нет. Я знала, что Хорьку очень хочется трахнуть меня там, почувствовать себя хоть на короткое время настоящим хозяином, но... Перебьется. Потому что здесь он получает удовольствие от меня и только от меня, а там он сможет упиваться и кое-чем другим. Сможет? Да, и сможет, и будет - уж я-то его знаю, - и потому хрен ему с маслом!

Махнув рукой старику-сторожу,

(бывший полковник, а ныне давно отставничок... В жизни не осмелится настучать хозяину, хотя и боготворит его, и боится, но... Меня тоже боится, и еще... С какой-то странной симпатией ко мне, а у меня... Тоже какое-то странное - и жалость, и симпатия, и еще что-то...)

Я не стала загонять тачку в гараж, бросила ее прямо посреди участка и молча потащила Хорька прямо в дом, на второй этаж, в одну из двух маленьких комнат, примыкающих к большой зале с камином, прямо в койку - разложенный "книжкой" польский диван. Я даже поленилась стелить как следует постель, так завелась, пока ехали, - просто накинула простыню...

Через час я лежала на спине, уставясь в потолок, и старалась понять, чего мне хочется и что вообще со мной происходит. Чего мне хочется, я поняла довольно быстро - мне хотелось уехать отсюда. Да-да, встать, одеться и поехать домой, причем, стараясь не смотреть на Хорька, не разговаривать с ним, вообще забыть о его присутствии, пока он, мать его, будет присутствовать рядом. Итак... стало быть я поняла еще, и чего мне не хочется - мне не хотелось больше трахаться с Хорьком, во всяком случае, сегодня, здесь и сейчас. Но вот со вторым вопросом... Второй вопрос - что со мной происходит, - ставил меня в тупик.

С самого утра я жутко хотела. И едва успев набросить на диван простыню, набросилась на Хорька так, что даже он слегка удивился, что... Что, впрочем, не помешало ему быстро и умело утолить мою первую голодуху - то есть как следует трахнуть меня, - а потом, передохнув несколько минут, закрепить успех - то есть трахнуть меня еще разок, но уже не впопыхах, а как говориться, с чувством, с толком, с расстановкой... Нет, первое - вряд ли. Насчет чувства, это не тот номер, чувства у Хорька - это явно не по адресу. У Хорька имелось много достоинств, но с чувствами... У него имелся прекрасный инструмент - послушный, безотказный, всегда способный насытить проголодавшуюся женщину... Ну, чем не вибратор, только я...

Вдруг я ясно поняла, что со мной происходит: сегодня, с самого утра и до сих пор, мне не нужен "вибратор", мне не нужен Хорек с его замечательным инструментом, мне...

 В следующую секунду я поняла, что мне нужно, и стала действовать без колебаний. И без промедлений. Резко встав с дивана, я начала одеваться.

- Ты чего? - с недоумением вытаращился на меня Хорек и потянулся ко мне с дивана. Его инструмент шевельнулся и тоже потянулся ко мне, как совершенно автономное существо. Обычно это действовало на меня безотказно, но сейчас...

Сейчас я отступила от дивана на шаг - мне было неприятно даже подумать о том, что его рука может коснуться меня, - и пробормотала:

- Совсем вылетело из головы... Мне же дочка должна звонить. Извини...

- Так позвони ей сама с моего мобильного, - предложил он.

- Нет-нет, - я торопливо натянула колготки и энергично закачала головой. - У нас договорено... Я должна быть дома. Пошли. Извини, что так вышло, но сам понимаешь. Может быть, завтра...

- Завтра же твой приезжает, - вставая и потягиваясь всей своей стройной фигуркой (нарочно, сукин сын), проворчал Хорек. - Ладно, сейчас только душ приму.

Пружинистой походкой он двинулся к двери, кинув на меня косой насмешливый взгляд - я обожала трахаться с ним под душем, не сгибая коленей, легко упираясь руками в пол,

(молоденькая Танька-золушка, поди, хрен так сможет...)

подставляясь ему так, что он сразу доставал до самой матки. Но сейчас его насмешливое приглашение возымело почти обратную реакцию, мне стало как-то физически неприятно смотреть на его тугую мускулистую задницу, потому что... Потому что я неожиданно представила себе, как вместо его твердого конца в меня входит...

Скользкая и жирная п и я в к а!

Чтобы скрыть от него и от себя самой гадливую гримасу, я быстро отвернулась, всовывая ноги в туфли. Хорек хмыкнул, пожал плечами и убрался из комнаты.

Свернув простыню и кинув ее в шкаф, я уселась на диван и уставилась в широкое трехстворчатое окно, за которым в дневном морозном небе сквозь серебристые рваные облака отчетливо просматривался бледноватый круг луны. Я сидела и ждала, пока Хорек принимал душ, ни о чем не думая - просто ждала, - когда вдруг...

Вдруг у меня возникло ощущение, будто за мной кто-то наблюдает. Оно было таким реальным, что в первый момент я инстинктивно обернулась на дверь, решив, что он уже вернулся. В комнате, конечно, никого не было, он не мог прийти так быстро, да это было и не в комнате...

Я медленно и с каким-то трудом снова перевела взгляд на бледную дневную луну в окне... Кто-то холодно рассматривал меня, или... Что-то. Но это что-то было не в окне и даже не там, в облаках, где висел бледный лунный диск, а намного дальше! Оно было так далеко, что сама попытка представить себе это далеко вызвала легкий приступ тошноты - так далеко просто не бывает, но... Оно было! И оно разглядывало меня с холодным равнодушным любопытством, давя на меня все сильнее и сильнее своим невыносимым, невероятно огромным и пустым...

Одиночеством!

И не страх сдавил мне грудь, не давая вздохнуть, не давая шевельнуться, а маленькая частичка этого огромного одиночества, которую оно

(кто, Господи?.. Кто или ч т о может быть таким далеким, холодным и о д и н о к и м?!.)

ухитрилось как-то передать мне... Маленькая частичка, но.... Я поняла... Или почувствовала... Нет! Я знала, что даже этой капельки хватит, чтобы раздавить, сплющить, размазать меня жидкой кашей, потому что оно - слишком большое. Но не страх шевельнулся во мне от этой мысли, от этого знания, а... Жалость. Жалость к кому-то (или  чему-то), кто мог раздавить меня, даже не заметив, кто мог слизнуть меня, как слизывают языком соринку из глаза, кто где-то там, далеко

(сейчас меня вырвет... Не бывает т а к далеко!.. Не быва...)

был таким огромным, таким холодным и таким... Одиноким!

- Эй! Кто меня торопил? - как сквозь вату, раздался голос от двери, и...

Все это странное наваждение мгновенно схлынуло с меня, отпустило и... Исчезло. И я тупо уставилась на уже одетого и смотревшего на меня с равнодушной ухмылкой Хорька, чувствуя у себя на лбу холодные капельки пота.

 * * *

Когда мы подъезжали к кольцевой, Хорек глянул на меня искоса - в глазах у него мелькнули подозрительные и какие-то недобрые огоньки, - и странноватым тоном, слегка растягивая слова, сказал:

- А ведь ты заранее знала, что мы ненадолго едем. Ни жратвы, ни выпивки не захватила.

- Ну... Думала, ты возьмешь... - пробормотала я и тут же осеклась: это был очень неудачный ответ, я не могла так думать, потому что он никогда не занимался этой стороной дела...

Он ничего не ответил, просто промолчал, но и в его молчании, как раньше во взгляде, чувствовалось что-то... Недоброе. На секунду мне стало как-то неуютно, а потом я забыла о его существовании, думая лишь о том, как бы поскорее добраться до дому и отыскать ту пустую пачку от сигарет, где на синем фоне были нацарапаны синие цифры телефонного номера. Только бы я не выкинула ее случайно, только бы не выки...

14.

Я не выкинула ее, она мирно валялась в ящике трюмо в спальне, где я держала разные безделушки-побрякушки - не такие дорогие, как те, что покоились в сейфе, но и не совсем уж чтобы дешевку.

Только бы он был дома, только бы не подошла его мадам, только бы он смог сегодня, только бы у него было, г д е, хотя если у него негде, я, конечно, плюну на все "формальности" и затащу его сюда, потому что...

Мой палец застыл на кнопке последней цифры телефонного номера. Почему, звякнул в мозгу встревоженный голосок. Почему ты так завелась там, на даче, после Хорька? Почему ты неделю вообще не вспоминала об этом парне, а сейчас вдруг...

Я не успела ничего ответить этому голоску - мой указательный палец надавил на кнопку, я услыхала длинный гудок, потом трель "определителя" на том конце, а потом равнодушно-любопытное:

- Да?

- Нет! - с радостным облегчением вырвалось у меня. - И никогда... - я осеклась, сообразив, что он, наверное, даже не узнает меня так сразу и, уж наверняка, не поймет эту знакомую многим моим дружкам и партнерам по блядским вылазкам присказку. Но он понял. И узнал. И, кажется, даже обрадовался. Во всяком случае, ответил в тон:

- А может, все-таки?..

- Скажи, где - я скажу, когда... - отреагировала я.

- У меня, если хочешь. Мои слиняли на пару деньков.

- Тогда через часик.

- Тебя встретить? Давай, возле...

- Не надо. Просто расскажи, как добраться, и дай адрес.

Он объяснил, и я сразу запомнила. И сказала:

- Ладно, жди. Я скоро.

- Давай.

- Даю, - понизив голос, ответила я и хихикнула... Как девчонка. И повесила трубку.

И через час уже давала  - раскинувшись на точь-в-точь таком же польском диване, как у меня на даче, давала его дивным рукам всю себя, с жуткой радостью чувствуя, что ему тоже это нравится, что он делает это не только для меня, но и для себя, что я ему нравлюсь, что я не только беру, но и даю, и... Господи, как же давно я так не заливала простыню!

15. 

Мне стало жутко уютно и тепло с самого первого мгновения, как только я переступила порог его квартиры,

(... я уже давно не бывала в таких... Почти забыла, как можно жить втроем в д в у х комнатной квартирке...)

как только его руки легли мне на плечи и тут же скользнули к моему загривку, как только он сказал:

- Ну, здравствуй, моя донна...

Тепло и уют исходили от него, но... Не только. Каким-то странным, холодноватым, но живым теплом была пропитана вся эта квартирка - каким-то знакомым теплом, одновременно и близким, и чужим... И только когда в полутьме коридора у самого пола тускло вспыхнули круглые желтые огоньки, горящие странноватым холодным светом, а потом у самой двери в маленькую комнату бесшумно возник и тут же пропал довольно крупный, в меру пушистый, дымчато-серый кот, я поняла - я узнала это тепло.

- Какой красивый, - шепнула я, слегка касаясь ладонью губ другого, человеческого Кота. - Можно мне с ним познакомиться?

- Не сейчас, - серьезно ответил он. - Потом. Если... он сам пожелает.

 

 * * *

Ну, не то, чтобы он пожелал, скорее это вышло случайно, но... Первое знакомство с ним я запомнила надолго.

 * * *

Мы прилично надрались - я прихватила бутылку "Абсолюта", и у него еще кое-что нашлось.

Часов в десять мне захотелось под душ. Нарочито виляя задницей, я отправилась в ванную. Там я зачем-то напялила дешевенький халатик его мадам и принялась разглядывать себя в зеркало, пытаясь сообразить, чего мне больше хочется: залезть под ледяной душ, протрезветь и отправиться спать домой, или остаться у него. Довольно быстро я поняла, что на самом деле мне хочется залезть с ним в горячую ванну и... Просто лежать там, чувствуя тепло воды и тепло его присутствия рядом. Итак вопрос был решен - не снимая халатик его жены, я распахнула дверь ванной и шагнула в коридор.

Моя босая нога наступила не на паркет, а на что-то мягко-пушистое и в то же время упруго напружинившееся, как короткий резиновый шланг, и прежде чем я успела понять, что наступила коту на хвост, прежде чем успела испугаться и убрать ногу...

Снизу от пола раздался короткий резкий взмяв, исполненный такой злобы и угрозы, что по всей моей спине от лопаток до кобчика пробежали мурашки. Короткий "шланг" выдернулся из под моей босой ноги и в то же мгновение ногу возле щиколотки проткнула острая вспышка боли, словно в щиколотку впились сразу несколько тонких игл какой-то садистской бормашины. Видимо "иглы" задели какой-то нерв, потому что боль метнулась вверх по всей ноге, пробуравив ее до самой ляжки; нога сразу стала какой-то чужой - я почти перестала ее чувствовать, - подогнулась (словно в ней был не один коленный сустав, а как минимум три-четыре), и я со всего размаха брякнулась навзничь, больно треснувшись об пол затылком.

Не помню, вскрикнула я, или нет, но если и вскрикнула, то не от испуга - все произошло так быстро, что я просто не успела испугаться.

Длинная тень метнулась надо мной от моей ноги к инстинктивно приподнявшейся голове. Я зажмурилась. Вспышка боли кольнула висок и щеку - слабенькая вспышка, несравнимая с той, что мгновенье назад прорезала щиколотку, - и когда я открыла глаза, то увидела в конце полутемного коридора застывшую фигуру хозяина квартиры. И лишь тогда...

Испугалась.

Испугалась не маленького кота, прокусившего мне ногу и напоследок еще оцарапавшего щеку (он-то сделал то, что должен был сделать, и тут все было справедливо - сама виновата), а большого - застывшего в конце коридора, молча уставившегося на меня странными, круглыми, светящимися каким-то желтоватым светом

(... отблеск от света в ванной?... Нет... Или да...)

глазами, в которых...

Он прибежал сюда вовсе не на мой вскрик,

(.. я вообще, по-моему, не успела крикнуть... Хотя... Не помню...)

он появился, чтобы помочь не мне! Он пришел на зов своего маленького собрата, чтобы...

 РАЗОБРАТЬСЯ СО МНОЙ!!!

Не знаю, что мне померещилось, но... Хотя, знаю. Мне почудилось

(.. спьяну?.. От испуга?.. Или от странного желтоватого света, который мерцал в его округлившихся глазах...)

что настал мой конец. И помочь мне могло только...

Уставясь на свою щиколотку, из которой здорово лилась кровь, я мысленно крикнула, помоги мне, обращаясь... Да, лишь уже крикнув это, я поняла, кого прошу, кого зову

(... Ты еще не зна-аешь, что тако-ое настоя-а-ащий стра-ах...)

кого молю о помощи. Но...

Разве станет она помогать мне после того, что я когда-то посмела крикнуть ей?..

Я изо всех сил зажмурилась и...

Из обступившей меня красноватой тьмы вдруг выплыла огромная полосатая кошачья морда. Усатые губы лениво раздвинулись, показав громадные белоснежные клыки, а тусклые желтые фонари глаз вспыхнули холодными огнями.

Звала-а меня-аа? - равнодушно спросили эти холодные огни. - Так впусти-и...

И я раскрылась, распахнулась вся, до самого дна, до самой матки и... еще глубже, и почувствовала, как эти длинные тонкие спицы, в которые вдруг вытянулись огни ее желтых глаз, входят в меня, проникают, пробуравливают, а потом... Уходят, исчезают, но.. Что-то оставив - какую-то частичку себя, или...

Усатые губы раздвинулись шире, открылась в равнодушном зевке багровую пасть, и из огромной черной глотки вырвалось лениво-безразличное приглашение:

- Поиграем?

Потом... Все исчезло.

Я приоткрыла глаза и взглянула на по-прежнему застывшую в конце коридора человеческую фигуру.

Мерцавшие в его глазах желтые огоньки потускнели, а потом потухли совсем. Передо мной стоял голый мужик - довольно стройный, хотя уже начинавший полнеть, - с тревогой смотревший на меня, пытаясь понять, сильно ли я ушиблась и здорово ли меня поранил его кот. Его взгляд пошарил по мне, зацепился за разодранную щиколотку, глаза округлились,

(... но совсем не так, как раньше... Просто округлились, как любые ч е л о в е ч е с к и е глаза - от изумления, или страха, или того и другого...)

и он пробормотал:

- Эй, Рыжая... Ты наступила ему на хвост, да?.. С тобой все в порядке?

От этой "рыжей" меня как-то обняла физическая волна тепла. Я приподнялась, протянула к нему обе руки, и чувствуя, как в глазах возникает щиплющая резь, хрипло выдавила:

- Я... же не... нечаянно... Правда, не... чаянно...

И почти всю ночь - мы не спали до самого рассвета, - я повторяла только эти слова, обращаясь уже не к нему

(он, конечно, не понимал, но... Это неважно...)

и оправдываясь уже не перед ним и не за свою дурацкую оплошность с его котом, а...

Как я смогла просить ее о помощи после того, ч т о посмела крикнуть ей когда-то? И почему она помогла - ведь это она погасила то странное желтое мерцание в глазах обнимающего меня сейчас мужика, вернее... Она дала мне что-то, что погасило его - дала равнодушно, мимоходом, словно я никогда не оскорбляла ее, словно тот мой выкрик, за который я столько лет просила прощения, ничего не значил для нее. Словно ее это вообще не касалось, а главное, словно она уже не хотела и не могла участвовать в том, что будет дальше...

И еще: дала она мне что-то от себя, или... Или разбудила нечто, жившее во мне всегда? Нечто такое, что... Что двинуло когда-то моей рукой, едва не пробив насквозь брюхо схватившего меня сзади за шею бывшего муженька? Кто знает...

В ту ночь я поняла одну вещь, или вернее, почувствовала... Нет, я просто узнала это.

Много лет назад, перед клеткой с огромной зверюгой я сделала...

В общем, дело не в том, что я оскорбила или обидела ее - на самом деле это все ерунда, и в глубине души я все годы это знала. И все годы пряталась от этого знания за разной сентиментальной чушью, вроде просьб о прощении и так далее. Весь этот жалкий лепет был попыткой сделать шаг назад, сделать так, словно я никогда не заступала за... The border. The percinct.1

Все годы я хотела вернуть тот шаг за черту, который я сделала много лет назад, заглянув в глаза огромной Panthera tigris чуть глубже, чем мне

(и нам всем... Н а м - мне самой и мне подобным)

позволено.

Но в ту ночь я поняла, я... Словом, вернуть это было уже невозможно.

Оказавшись там, куда смотрели глаза зверя другой стороной, оказавшись на этой другой

(красный песок... Валуны... И время, застывшее, не текущее в одну сторону, а как-то...)

стороне, я...

Я засветилась.

Что-то там меня заметило.

Оно не стало задерживать меня там - легко отпустило, но... Теперь я была меченная. И стоило теперь этому чему-то

(Большое... Оно было настолько б о л ь ш о е, что просто не могло вместиться в сознание...)

лениво захотеть, оно могло... Могло сотворить со мной все, что угодно - могло убить или оставить жить, могло дать удовольствие или заставить мучиться, могло вообще исчезнуть, а могло и появится так, что от моего жалко трепыхающегося разума останутся обгорелые ошметки. Все, что для меня было жизнью - моей и всех мне подобных, - для этого было лишь игрой, в которой я, заступив за черту...

Если сравнить это с игрой в карты, то вместо изначально предназначенной для меня, я стала какой-то другой... Стала вообще пустой картой. На которой оно могло нарисовать теперь то, что ему заблагорассудится, что ему будет угодно.

Все, что угодно.

16.

Мы стали встречаться с Котом. Сначала изредка, потом почаще. С его котом я уладила конфликт в следующую же нашу встречу - спокойно, просто и вежливо, - в конце концов, я сама долго прожила с маленьким зверем и знала, как это делается. И грозный маленький хищник - дымчато-серый пушистый зверь, которому пьяная рыжая дура наступила на хвост, - принял извинения рыжей, но уже более или менее трезвой дуры с холодным равнодушием, а через некоторое время принял и саму рыжую дуру, то есть вроде как признал, хотя... Так можно сказать о собаке, а с кошками - вряд ли. Точнее будет сказано: признал мои редкие появления, как данность, как существующий порядок вещей, который не вызывает у него неприязни и раздражения.

Не ахти какое достижение? Ну, это как сказать. Для кота это - немало. Совсем не мало, а если кого не устраивает, заведите мопсика - там будет и хвостовиляние и все прочее, включая даже домашнее тепло, но... Не то. Совсем не то.

"Инструмент" у Кота был, конечно, не таким автоматом, Ванькой-Встанькой, как у Хорька, но... Кот как-то удивительно чувствовал, просто знал, что, когда и как мне надо. За секунду, или за какую-то долю секунды до того, как в моем мозгу мелькала, скажем, мысль, погладил бы ты меня по животу, его ладонь накрывала мой пупок, вызывая не только "иголочки" возбуждения, завода, но еще и странноватое ощущение тепла и... Тепла и покоя.

Это его знание в каком-то смысле напоминало точность машины, какого-то устройства... Нет! Я пыталась вызвать в себе такое ощущение, пыталась этим как-то отдалиться, но не получалось - его ласки не были механическими, не были... ну, штампованными, что ли. Я бы почувствовала, если бы... Хотя говорил же какой-то гениальный актер своему дружку рангом пониже, что, дескать, у того в запасе пять-шесть штампов, а у него, у гениального, просто штук сто - вот и вся разница, но... Словом, если Кот и был каким-то устройством, автоматом, то - сделанным, запрограммированным словно лично для меня, под меня.

Я стала все реже и реже встречаться с Хорьком. Все в нем начало раздражать меня - сначала какие-то дурацкие мелочи, вроде давно не стриженных ногтей на ногах и рыжеватых волосков в ушных раковинах (никогда в жизни не обращала внимания на такие...), а потом и даже его краса и гордость, его роскошный Ванька-Встанька.

Впрочем, если бы это распространялось только на Хорька...

То же, или почти то же самое раздражение стало появляться в супружеской койке. Я быстро научилась преодолевать его, понимая, что в эту сторону идти нельзя, что так можно и заиграться, что это уже чревато серьезными... Но легко преодолевая это раздражение и заставляя себя лихо кончать под и над литым упругим телом Ковбоя, я все чаще... Ну да, так было легче! Я все чаще представляла себе другого - прикрывала глаза и в красноватой темноте рядом со мной появлялись, выплывали слегка поседевшие растрепанные патлы лижущего мой сосок Кота, и я чувствовала на себе его руки, и вся раскрывалась для него, и входил в меня он, и темные теплые глаза на его стареющей усатой морде вдруг по воле расшалившегося воображения становились круглыми, желтели, и в них загорались и начинали тускло помаргивать, мерцать какие-то странные желтовато-зеленые огоньки, и... Я кончала так, что мой Ковбой довольно стонал и стискивал меня своими накаченными руками аж до хруста в ребрах. Здорово, если бы только...

Если б только не кончилось тогда, на открытии казино, наше партнерство, если б не... Как бы я ни кончала, как бы ни захлебывалась оргазмами, что с ним, что с Хорьком, а все равно была теперь одна.

Только с Котом - немолодым, женатым, довольно потрепанным, и по нашим меркам, нищим мужиком, - это ощущение... Не пропадало, но хотя бы отступало, отодвигалось и не давило. Только с тем, кто ни при какой погоде не мог дать мне хоть сколько-нибудь защищенности, вообще не мог дать ничего - даже места, где трахаться (мне самой пришлось снять недорогую, запущенную квартирку, а ему говорить, что беру ключи у подружки), - у меня... Ну, что вилять перед собой - я запала на него, залипла, зацепилась. Он вытеснил из моего «графика» Хорька, занял его место, но не просто заменил, а... Превратился во что-то, вроде наркотика - стоило нам не встретиться недельку-другую, и у меня начиналась ломка. Такое странное ощущение пустоты, которая ничем и никем не заполнялась, ни «Абсолютом», ни мужем, ни Хорьком.

Кстати, Хорек...

 

 * * *

В тот самый день, когда я кинула его на даче и улизнула к Коту, Хорек, как животное, что-то почуял. Я тоже почуяла в нем перемену, но мне было настолько наплевать на него, что... Я его недооценила.

Его глазки стали порой очень внимательно рассматривать меня во время наших ( теперь все более редких) кувырканий в койке, и недобрый огонек в них зажигался все чаще и чаще. Потом, получив очередной отлуп, он молча повесил трубку, а через недельку...

Он звякнул с утра и поинтересовался моими планами на этот день.

- Ты в них не входишь, - равнодушно ответила я.

- Понял. Но ты все-таки заскочи около двух. Ненадолго.

- Зачем? Я же сказала, у меня на сегодня другие...

- Ты заскочи. Есть разговор.

Я заскочила. Хорек встретил радушно. Предложил выпить - я отказалась. Предложил раздеться - я отговорилась течкой. Он изобразил удивление.

- Когда нам это мешало? Пошли в ванную.

- Не сегодня... Ну, правда, льет, как из ведра.

- Ну, что ж, пойду сварю кофе, а ты, - он лениво потянулся, подошел к столу, выдвинул ящик и достал оттуда какой-то конверт, - погляди пока вот это, - он кинул конверт на журнальный столик, - полюбуйся, грамотно сделано.

Он ушел на кухню варить кофе, а я, не вставая с кресла, дотянулась до конверта, вытащила из него несколько фотографий, и... Странная, тупая иголочка кольнула меня где-то возле диафрагмы. Где-то очень-очень глубоко.

Сделано было действительно грамотно - на черно-белую пленку снимал или очень хороший любитель, или профессионал.

Я и Кот идем в обнимку по переулку... Стоим у табачного ларька... Обнимаемся у подъезда того дома, где я сняла квартирку... Выходим из того же подъезда - Кот чуть сзади готовиться шлепнуть меня по заднице... Я сажусь в какую-то тачку, а Кот, наклонясь ко мне, держится за дверцу - провожает после встречи...

Я смотрела на них долго, а когда подняла глаза, увидела на столике две дымящиеся чашки с кофе, а в кресле напротив меня - Хорька.

- Что это значит? - спросила я.

- Я тебя хотел спросить, - пожал он плечами. - Что это значит? Ты залипла на какого-то козла, лет на десять старше меня, ты сняла фатеру, чтобы... И это - при муже и при мне, не говоря уже про братика...

- Да какое тебе дело?!. - рявкнула я, плохо вслушиваясь в его слова - на меня накатила дикая злоба, потому что.., Это было мое, Кот был моим, и я ни с кем не желала... Господи, я только сейчас поняла, как я залипла на него... - Это - моя жизнь, и никто не будет...

- Будет, Рыжик, - перебил Хорек. - Еще как будет - твой муженек. Он прекрасно знает про меня. И уж, конечно, про... - Хорек усмехнулся. - И ему все это до фени. Но про этого... - с презрительной гримасой он скосил свои прищуренные глазки на фотографии.

- Ах ты, блядь!.. - я рванулась было с кресла, но Хорек быстро перегнулся через столик и вернул меня в сидячее положение крепкой... пощечиной.

Наверное, я целую минуту просидела в каком-то трансе. Никогда и никто... Никто и никогда в жизни не посмел меня ударить, а за последние пятнадцать лет жизни с Ковбоем - даже подумать об этом...

(... Я одна... У меня нет никакой прикрышки, и даже такая мразь может меня...)

Потом я взяла себя в руки

(... Ладно, тварь... Ты за это заплатишь...)

и довольно спокойно спросила:

- Чего ты хочешь?

- Для начала - тебя, - ухмыльнулся он. - И не в ванной. До течки тебе еще недельки две.

(...ладно, паскуда... За это ты т а к заплатишь!..)

- Изволь, котик. Какие проблемы.

 * * *

- А теперь поговорим о деле, - сказал Хорек, затушив сигарету и набрасывая на себя свой роскошный халат. - Я хочу сделать тебе одно предложение, от которого...

- Я не смогу отказаться? - усмехнулась я.

(... клоун дешевый... Кем ты себя вообразил?.. Шестерка вонючая, ты у меня...)

 - Не захочешь. Если, конечно, не дура...Только ты для начала оденься. Дело серьезное.

Я оделась. И дело оказалось серьезное. Дело оказалось такое, что...

Хорек предложил мне покончить с ковбоем. С моим мужем. Вот так - ни больше, ни меньше. Хорек выудил из того же ящика стола, откуда доставал конверт с фотографиями, обычную дискету и сообщил, что на ней - файлы с такими документами... Словом, документы эти - пэ-пэ для Ковбоя, поскольку из них явствует, что Ковбой кинул своего седого партнера, и не случайно, в приступе глупой жадности или жадной глупости, и не один раз, и продолжает это делать, то есть планомерно и со знанием дела копает тому яму, в которую... В которую по замыслу его шестерского высочества, Хорька, должен улечься сам. Вернее не сам, а с любезной помощью его дражайшей супруги, имевшей неосторожность спутаться с каким-то дешевым фраером и подставиться под объектив нанятого Хорьком фотографа...

- А с чего ты решил, что его это ебет? - светски улыбнувшись, спросила я. - Сам говорил, он знает про тебя, так какого же...

- Не валяй со мной дурака, Рыжик, - отмахнулся Хорек. - Он нормальный мужик, нормально относится к твоим шалостям, но с этим козлом, - он ткнул пальцем в раскинутые веером на столике фотки,

(... Ну, погоди, как вы говорите, за козла - ответишь...)

- ты не просто трахаешься. Ты на него запала. Это - совсем другое, и не еби мне мозги, не делай вид, что не сечешь.

- Секу. Но если ты думаешь, что я способна убить человека... Ну, не своими... Но это все равно, что самой сделать...

- Способна. И сделаешь. И не потому что не захочешь семейного скандала, или развода.

- А почему? - равнодушно спросила я, потому что утратила интерес к разговору, потому что Хорек с его дешевым шантажом - просто дурак, если решил, что...

Вдруг тупая игла уже здорово ужалила меня где-то под диафрагмой,

(О, Господи... Хорек не дурак... Кто угодно, но не дурак...)

и я поняла... Поняла - почему...

- Вот именно, - кивнул Хорек. - Поэтому, - он опять ткнул пальцем в фотографии. - Потому что запала на этого, и захочешь, чтобы этот жил. Держи дискету. Денька через три отдашь Седому. Не раньше, но и не позже.

- Что ему сказать... В смысле, где я ее взяла? - помолчав, с трудом выдавила из себя я.

- А он не спросит, - ухмыльнулся Хорек и... подмигнул мне. И подписал себе приговор.

Впрочем, подписал он его, когда вслух сказал... озвучил, чем он меня берет. А когда подмигнул, просто поставил точку. Он не дурак, вернее, уже можно сказать, был не дурак, но он не учел моих пятнадцати прожитых с Ковбоем лет - я кое-чему у него научилась. И усекла одну из главных заповедей: если ты хоть раз поддалась нажиму - шантажу, или еще какому-то, неважно, - если хоть раз прогнулась, тебе конец. Пэ-пэ. Сто процентный. Как говорит моя американская дочка, на сто пудов. А если не прогнулась, то каким бы страшным ни был шантаж, у тебя есть шанс. Пусть малюсенький, ничтожный, но - шанс. Точно, как с теми, кто шел под дулом автомата папаши Ковбоя - позади точно ales, а впереди еще можно поиграть.

Поиграем?

17.

- Здорово ты кончаешь, Рыжик, - сказал он, сладко потягиваясь, и вдруг спросил. - Знаешь почему у красных ничего не вышло?

- Почему? - безучастно-вежливо откликнулась я (мне сейчас было столько же дела до красных, сколько бегемоту - до бабочки).

- Вот именно поэтому, - буркнул он.

- Почему - поэтому?..

- Оргазм... - он помолчал, потом повернулся ко мне, и вздохнув, уставился куда-то мимо меня, в стену. - Тебе нет сейчас дела до... Ни до чего. Оргазм, понимаешь?

- Не-а...

- Помнишь у Оруэлла в 84-ом главный идеолог режима... Черт, забыл, как его звали... Ну неважно, словом, он читает лекцию Смиту в Министерстве Любви: мы сделали то-то, сделаем еще то-то, мы контролируем прошлое, значит, контролируем будущее... Ну, и так далее, такая программная речуга, помнишь?

- Ну да... И что?

- И среди прочего он говорит: мы уничтожим оргазм - наши ученые уже работают над этим. Помнишь? Вот это - главное. А наши это упустили, мудозвоны.

Я задумалось. Что-то тут...

- Но они пытались... Эй! - я потерлась носом о его плечо, желая привлечь внимание его уставленных мимо меня в стену каких-то пустых глаз. - Они всегда воевали с сексом, внушали, что секса нет, стирали грань между... - я хихикнула, - между мужчиной и женщиной, словом...

- Словом, как и везде, обделались, - усмехнулся он. - Ты права, они воевали с сексом, но... На идеологическом фронте. Они хотели упразднить оргазм, но... Старались - изо всех сил старались, - сделать это в идейном плане, ну... В идеологии. А это - невозможно. Никакая идея, никакая идеология не перешибет оргазма. Когда ты кончаешь, тебе все - все! - до фени, и... Ты - свободна! Тут надо другим... Наши ученые уже работают над этим... Надо было медицински...

- Бр-р-р! - я зябко передернулась. - Не надо. Хорошо, что... Хорошо, что обделались, или... - Я вздрогнула и уставилась на него. - Ты что, жалеешь, что они не...

- Да нет, - отмахнулся он. - Я просто сейчас с их стороны глянул... Недавно 84-й перелистывал и вдруг пришло в голову - вот где последний штрих, последняя черта... The border. The... - он зевнул. - The percinct.

- Что это тебя вдруг на кошмары потянуло? 84-й и этот... "Король ужасов" его называют - в кабинете сразу две раскрытые книжки валяются. Our best anatomist of horror... Он тебе нравится?

- Нравится, - рассеянно кивнул он. - А ты читала?

- Что-то читала, но на языке, а эти переводы - не-а...

- И напрасно. Хорошие переводы. Этот парень, ну, переводчик в смысле, - он как-то искоса глянул на меня, и... я где-то внутри вздрогнула,

(не может он знать!... Чего я так испугалась? Черт, не знаю, но... не может он знать, н е м о ж е т!..)

но только внутри, а сверху даже не шелохнулась. - Он неплохо справился, - между тем ровным и каким-то бесцветным голосом продолжал мой Ковбой. - Такой, знаешь, без взлетов и изысков, но и без проколов. Рука набита, надрочена, стиль поймал и - катает себе легко и спокойно. Про таких говорят: старый конь борозды не портит, хотя... Он, по-моему, и не такой уж старый...

В последней фразе мне почудилась вопросительная интонация - слабенькая такая, словно ненавязчивый крючочек, так лениво заброшенный, без особых надежд... Я легонько и как можно равнодушнее пожала плечами.

- С такими легко работать, - лениво продолжал Ковбой. - Легко читается... Можно было бы нанять его для себя - им ведь гроши платят, - пускай себе переводит...

- Для тебя? - я по-настоящему удивилась.

- Ну да. Был б у меня мой личный...

- Личный переводчик? Зачем?.. Ты же знаешь язык, как родной, что за дурацкие...

- Рыжик, чего ты так возбудилась? - усмехнулся он. - Я просто расслабился, ты классно меня трахнула, вот и захотелось поболтать...

- Расслабился? - переспросила я. - А вот расслабляться тебе, может, и не стоит. Тебя хотят здорово подставить.

- Подставить? - с ленивым смешком переспросил он. Я промолчала. Он приподнялся на локте, заглянул мне в глаза и... Понял, что я не шучу. - Ну, в чем дело?

И я рассказала ему, в чем дело, почти дословно передала весь разговор с Хорьком, только без того, что было перед разговором, и без... Кота.

- Ты взяла дискету? - выслушав меня, ровным голосом спросил Ковбой.

- Он не дал, - таким же ровным голосом постаралась ответить я. - Я же сказала ему, что подумаю...

- И он рассчитывал взять тебя на паре перепихонов с ним? - недоверчиво протянул Ковбой. - Ну и муда-ак...

Кажется, он говорил что-то еще, но я не слушала. Не слышала... Я уставилась на стоящую не телевизоре фотографию - Седой с женой и мы с Ковбоем перед красной ленточкой на открытии казино, - и в мозгу у меня звучал голос Хорька, повторявший, как на заезженной пластинке, одну фразу: при муже и при мне, не говоря уже про братика... про братика... Я смотрела на лицо Седого на снимке, мысленно омолаживая его, и... Господи, как же я раньше не видела... Как же я могла не увидеть...

- Он - твой брат, - пробормотала я, поворачиваясь к Ковбою, и увидела в его немигающих, уставленных прямо на меня глазах... Страх.

Мы долго молчали, глядя друг на друга, а потом он отвернулся и хрипло выдавил:

(... Господи, как же он боится... Никогда не слышала т а к о г о голоса...)

- Забудь об этом, Рыжик. Это... намного страшнее Хорька... Забудь.

- Ладно, - неуверенно пробормотала я. - Забуду, но почему? Что тут такого...

- Мой брат давно умер, - все так же сдавленно ответил он. - Его убили в... На зоне. Он был даже не похож на... то, что тебе померещилось.

Он снова повернулся ко мне, и в его глазах я увидела настоящую боль и... приговор. Нет, сначала приговор,

(... не Хорьку - с ним и так все ясно... М н е!..)

а потом - боль. Тупую боль, какая бывает при безысходности, при беспомощности, когда не хочешь делать то, что причинит боль, но... Не можешь не сделать.

С болью он справился быстро, и она пропала. А приговор, вернее, тень принятого решения - осталась. Но мне не было страшно, я...

Я не боялась этого. Игра, которую я затеяла, была гораздо страшнее: я знала, что он уберет Хорька, знала, что Хорек будет подыхать нелегко, потому что из него станут вышибать дискету, которой у него нет. Я знала, что из него вышибут... да это и вышибать не станут, он сам радостно доложит, что отдал дискету мне. Поверят, или нет - не важно. Важно, что у Хорька найдут фотографии со мной и с Котом, и Ковбою тут же придет в голову простая мысль: раз есть вариант, что Хорек, и вправду, отдал дискету мне, значит, я могла отдать ее Коту, а стало быть, приговор Коту подписан. И единственное средство его аннулировать, это - убрать того, кто его подписал. Седой не даст братику сразу разобраться со мной - я нужна ему пока, у меня на счету два лимона, - значит после разборки с Хорьком у меня еще будет время. А потом останемся только мы с Седым, и... Останется один Седой, а я буду очень далеко, или... совсем далеко. Но в любом случае Седой останется с носом, то есть без двух лимонов, и это единственное, чем я могу отплатить этой мрази за то, что он сломал мою прежнюю жизнь тогда, у красной ленточки в казино, за его холодные, жесткие, липкие руки, вертящие меня, как куклу... Да, у меня хватит времени на это, должно хватить. У меня есть время, и... Все это время, мне придется спать и трахаться с человеком, который твердо решил меня убить и у которого это может получиться - в конце концов, игра есть игра, и в мои расчеты могла вкрасться какая-нибудь ошибочка, но... Если сел за столик, так заказывай. Мы поиграем. Поиграем, хотя бы потому, что все эти хорьки и крысы не стоят одной ласковой руки Кота...

- Иди-ка ко мне, - своим обычным голосом

(... быстро же ты оклемался... Быстро вычеркнул бабу, с которой прожил пятнадцать лет, крыса трусливая...)

 сказал Ковбой. - Иди, пока власти не отменили оргазм, - его рука твердо по-хозяйски легла мне на грудь, - покажи-ка, на что ты способна...

... Кот, Котяра, подумала я, начав показывать, где твои блядские руки, как же мне их сейчас нехватает, как же мне хочется... Я зажмурилась, и в красноватой тьме замерцали две тусклые, желтовато-зеленые точечки, а потом замаячил контур немолодой (особенно когда небрит) и слегка потасканной (особенно когда невыспанный) морды Кота. Старый конь борозды не портит.. Рука набита, надрочена, и - катает... . Что ты понимаешь в руках, крыса, с неожиданной злобой мысленно рявкнула я входящему в меня Ковбою, и матка отозвалась на эту злобу и на резкое движение ковбойского станка радостной судорогой... Мы уничтожим оргазм, наши ученые уже... Хрен вам! Большущий, идейно выдержанный х... О-о-х, мама, м а м а, М А М О Ч К А — А — А!!

18.

- Что на ней? - спросил Седой, вертя в руках дискету.

- Посмотрите сами, - пожала я плечами и отвернулась. Из окошка огромного Мерседеса Седого была видна загородная мусорная свалка, какие-то домишки вдалеке и здоровенная черная ворона, важно расхаживающая прямо за канавой у самого шоссе.

Седой почему-то не стал принимать меня в офисе, а попросил подъехать за окружную.

- Что ж, ладно. Но ты знаешь, что на ней?

- В общих чертах.

- Хорек дал, - не спросил, а утвердительно пробормотал Седой.

(... Он не спросит... И подмигнул мне...)

 Я не ответила, продолжая смотреть на ворону. Та все еще расхаживала вдоль канавы, время от времени склоняя головку и с любопытством поглядывая на Мерседес - черная бусинка ее глаза упиралась прямо в мой взгляд... Она видела меня за стеклом...

- Ладно, - проговорил Седой тоном, дающим понять, что аудиенция закончена, - не буду тебя задерживать.

Я кивнула, не оглядываясь, вылезла из его машины и побрела к своему Мерседесику. Оглянулась я у самой тачки, но не на здоровенный Мерседес Седого (он уже бесшумно исчез), а на ворону. Та стояла, склонив голову, и смотрела на меня. Увидев, что я оглянулась, она раскрыла клюв и хрипло каркнула, как будто...

Такой издевательский смешок.

Говорят, они - умные твари. Умные, хитрые и... Злопамятные.

 * * *

Днем раздался телефонный звонок. Я сняла трубку, и голос Седого произнес:

- Я посмотрел.

Пауза. Я молчала. Он понял, что я буду держать паузу до упора, и сказал:

- Спасибо.

- Пожалуйста, - вежливо ответила я.

- Ты ведь знаешь, что за этим последует, - помолчав, веско произнес Седой. - Не можешь не понимать, - снова пауза, а потом: - Есть какие-нибудь просьбы?

- Нет, - сказала я. - Правда...

- Что? - быстро спросил он.

- Если он узнает...

- Не бери в голову, - перебил он меня. - Мне нужно недельки две, чтобы... все уладить, но ты можешь спать спокойно. Только... Сегодня у нас шестнадцатое, значит после тридцатого ты... Не езди на своей тачке. Вообще не садись в нее. На всякий случай. А в первых числах я звякну, и все будет тип-топ. Поняла?

(... Тачка! Значит, я верно рассчитала... Пока - все верно... И я могу спать спокойно, пока на моем счету лежат его «лимоны»... Сейчас мы проверим главное - будут они лежать, или он даст команду...)

- Поняла. Я... через недельку собираюсь слетать к дочке, как раз недели на две, и может быть, у... - хотела было на «ты», но не получилось - физически не вышло, - у вас есть какие-то просьбы ко мне? Ну, поручения, в смысле...

(Господи... Сейчас все решится... Ну, не тяни же, стреляй...)

- Нет, - подумав, сказал он. - Пока - нет. Удачной поездки, - и повесил трубку.

Что ж, раз «пока нет», значит... Пока я - под прикрышкой. Пока он - мой верный-благоверный, - ничего со мной не... Правда если Хорек продаст меня, скажет, что дал мне дискету, Ковбой поймет, что «счетчик» тикает, запаникует, и...

Нет. Хорек меня не сдаст!.. Подыхая, Хорек захочет, чтобы за него хотя бы отплатили. А отплатить - отплатить так, как нужно Хорьку, как все они понимают отплату, - могу только я, только я - живая, и только этой самой дискетой. Рисковый расчет? Да, уж... Чертеж на песке, но... Другого не дано. Там, на шоссе, возле свалки, я сделала ход, после которого отката назад уже не было. Там, при единственной, хрипло каркнувшей напоследок свидетельнице, я отправила на свалку мужика, с которым прожила около пятнадцати лет, и...

Вдруг в ушах раздалось хриплое воронье карканье, и я... Разревелась.

Ревела долго, вскрикивая, всхлипывая, размазывая слезы по щекам, а когда отревелась, долго-долго просидела у окна, в кабинете Ковбоя, глядя на соседний дом, где жила наша приходящая домработница, поблядушка-Танька, которая по моему «чертежу на песке» тоже должна была сыграть свою роль в этой уродской игре и тоже должна была отправиться на свалку...

Это она нащелкала те снимки со мной и с Котом - она же у нас почти профи в этом деле, сама как-то рассказывала. Правда, такая расплата за несчастные фотки - ну, подставила хозяйку за пару сотен, или за пару хорьковских палок, - это круто, но... Какая на х.. разница, если всем нам в конце концов отправляться на ту же свалку, так пускай она - раньше, в моих колечках и сережках...

Кстати, не забыть про колечки и сережки, но до этого еще надо дожить. Мне - дожить, поскольку кое-кто с хорьковой мордашкой точно не доживет, кое-кто с голливудским прищуром a-la Иствуд - почти наверняка не доживет, а я...

Как фишка ляжет.

Как Седой повелеть соизволит? Нет! Хер вам, мистер, а не малина!

Повелеть соизволить мне может только один человек, который сам того не знает, и... Сам того не зная, оказался причиной всей этой свистопляски. Только он один - уже начинающий полнеть, со стареющей мордой и внимательно-равнодушными глазами кота, красноватыми прожилками на переносице и слегка выпирающим под майкой брюхом. Он…

 *

 Я знала этот тип. Или типаж. Они… С ними очень приятно. Очень хорошо во всех смыслах. Они всегда легко и щедро дают и совсем не хотят взять чего-то лишнее. Им не надо иметь ваньки-встаньки, как у хорьков, быть супер-мужиками, секс-машинами и не надо доказывать все это - не надо самоутверждаться, потому что… Потому что бабы типа меня, текут при одном их касании. Только вот…

С ними нельзя заигрываться. На них нельзя полагаться. Полагаться как на мужиков, потому что они - не мужики. Они - дружки. И на них нельзя западать, нельзя ставить всё, но бабы этого не понимают, и в результате уползают, обиженно скуля или визжа, зализывать свои болячки и ушибы, не понимая, что все эти "раны" они сделали себе сами, долбясь в… пустоту.

В пустоту, потому что из кувшина можно вылить только то, что было в нем, потому что нельзя заставить кошку лаять, а собаку мяукать. Потому что… Почему же я запала на него? Ведь я-то все это знаю и знала еще давным-давно, я ведь и сама такая, из того же теста, (только мне-то можно - ведь я - баба, и мне не нужно быть кому-то опорой, наоборот, я сама по своей бабской сути должна искать опору и защиту) но… Так случилось. Так есть. Так есть, потому что есть так. И я не из тех, кто прячет голову в песок и не хочет видеть реальность такой, как она есть. Когда я впервые поняла, почувствовала, что так есть, я… Жутко испугалась. Мы…

Мы валялись на старой продавленной тахте, в квартире, которую я сняла для наших встреч, а ему сказала, что беру ключи у подружки (хотя могла и не говорить, ему наплевать на мои траты, из таких, как он, никогда не получаются настоящие мужики, в смысле главы семейства и все такое, но из них порой выходят отличные альфонсы и сутенеры), и в пустой, неубранной комнате было очень тихо. А потом стало еще тише, как-то совсем тихо… И мне стало страшно.

Во-первых, я поняла, что мы уже очень долго молчим, а я не просекла эту долготу. То есть, мы молчали, и это было естественно. Как будто так и надо. Но… На самом деле, так не надо. Молчать и думать… Нет, не думать, а чувствовать, что так и надо, можно только с тем… Не знаю, как объяснить, многим это будет непонятно, но тем, кому понятно, не надо ничего объяснять. Это не на уровне объяснений, это на уровне чего-то животного. Словом, в такой тишине можно быть или совсем одной, или с тем, кому по-настоящему веришь, на кого по-настоящему полагаешься. Потому что в тишине, в такой тишине ты - раскрыта. Совсем раскрыта, и если ты не одна, то… Тот, кто рядом, может сделать с тобой, что угодно.

Все что угодно.

И все, что ему угодно.

И мой инстинкт, мой животный инстинкт, вернее... Инстинкт того животного, что живет во мне, тихо шепнул, беги, вставай, одевайся и беги, и никогда больше не подходи к нему близко, беги совсем… И я бы убежала. Я бы убежала и никогда бы не подошла к нему близко, потому что этот инстинкт сильнее меня, потому что этот инстинкт и есть я - настоящая, если бы…

Если бы вдруг я не ощутила присутствие

(в комнате?.. Во мне? Или в нем?..)

кого-то еще.

Или чего-то.

И это что-то не было порождением страха, или мыслей, или… Словом, оно - это присутствие, - было физическое. Рядом со мной, в комнате, помимо ровно дышащего рядом тела Кота, был кто-то еще. В комнате

(или во мне?.. Или в нем?..)

Мы были не вдвоем.

Что-то медленно поворачивалось, как бы пульсировало… Нет, что-то ровно дышало и спокойно смотрело, не предпринимая никаких действий, но от этого чего-то исходила…

Жуткая сила.

Физическая.

Намного превосходящая человеческую. И знающая это - сознающая свое превосходство. Она настолько превосходила любую знакомую мне силу - силу мужика, силу тренированного тела, накаченных мышц, силу уверенного в себе сильного самца, - что я… Внезапно успокоилась. Весь мой страх - страх от тишины, страх от молчания вдвоем, - отступил, ушел на задний план. А на передний выплыло чисто кошачье любопытство, заставившее меня чисто по-кошачьи мысленно потянуться  к этой силе, к этому, и…

Я found myself (нашла себя) смотрящую прямо в желтоватые зенки Кота, прямо в черные зрачки

(вертикальные эллипсы?.. Но так не может… Просто показалось…)

его слегка заплывших глаз, и увидела, как это уходит. Очень быстро, невероятно быстро удаляется, уходит, исчезает, но… Уходя, оно коснулось меня. Оно дотронулось до меня, как…

Как моя кошка нежно касалась меня лапой, когда хотела сказать, я здесь, ты что, забыла, я люблю тебя, как умею, и мне нужно твое внимание, мне нужна ты, не забывай про меня…

И тогда мой страх, отступивший куда-то вглубь, мой прежний страх незащищенности - страх того, что я все-таки запала на того, на кого нельзя западать, что я все-таки тупо захотела вылить из кувшина то, чего в нем нет, - показался жуток маленьким.

Я по-настоящему поняла, что мне никуда не надо убегать, что мне ничего не надо бояться. Я ощутила всем своим блядским нутром, что я уже поставила всё на этого потасканного дружка - того, на кого ставить нельзя, но… как поет Любка Успенская в "Русской рулетке", ставки сделаны, господа… И еще я так же ясно поняла, что решать исход этой рулетки, то есть всей моей жизни, будет… Что-то другое. Что-то, внезапно появившееся в этой грязной комнате, сидящее то ли в этом немолодом мужике,

(…стал таким родным, таким… близким, очень близким, опасно близким)

 то ли где-то за ним, но явно не сопоставимое по своей силе со всем, с чем мне довелось и доведется столкнуться. Что-то superior… Что-то другое, совсем другое, но каким-то образом связанное с этой сладкой дрянью, с этим взрослым мальчишкой - стареющим раздолбаем, от которого я теку и кончаю, как порнозвезда под допингом. И…

 *

И если я останусь жива, я его вытащу отсюда, я останусь с ним, а если нет, тогда... Тогда - свалка у шоссе, за обочиной, где...

19.

... Толпились менты, какие-то люди в штатском, а поодаль, не решаясь подойти ближе, стайка бомжей - видимо, постоянных обитателей этой кормушки, отогнанных от нее ментовскими тачками с мигалками.

У меня раскалывается голова от жуткого ночного кошмара, я не понимаю, зачем Ковбой притащил меня сюда, на то самое место, где вчера я встречалась с Седым,

(...Седой меня сдал? Нет... Не может быть... Я еще нужна ему...)

я ничего не понимаю и не хочу понимать, но покорно иду за ним к группе ментов, расступающихся перед идущими впереди двумя охранниками Ковбоя,

(Зачем он их взял с собой?.. Мы же не на стрелку явились... И почему мы приехали сюда на тяжелой тупорылой «Мазде» - его с т р е л о ч н о й тачке?..)

иду, видя перед собой лишь широкую спину своего мужа, обтянутую дорогой лайковой курткой... Спина застывает, отодвигается в сторону, и я натыкаюсь взглядом на... Что это? Какие-то куклы, два каких-то манекена валяются в странных позах на огромной, зловонной куче мусора... О, Господи, это не куклы, это же...

Прямо передо мной валялись два трупа - один со смятой грудной клеткой,

(...Это видно... По ней словно трактор проехал...)

а другой...

Остроносые мокасины...Тугие джинсы обтягивают мускулистые ляжки... Мой взгляд инстинктивно ползет вверх по лежащему телу, отмечает рельефно выпирающие под джинсами мужские достоинства,

(...Он обожал так затягиваться... У него было, ч т о обтягивать...)

кожаная крутка, джинсовая рубаха, и... Ничего. Ничего, кроме какой-то бурой... Какого-то бурого пятна в раскрытом вороте рубахи, потому что... Потому что труп без головы!.. Господи, это же мой ночной кошмар, это же мне просто снится, я просто еще не проснулась, и сейчас увижу

(... Во сне! Ну, конечно же, во сне...)

валяющуюся где-то рядом его башку, отгрызенную жуткой черной тварью, двухметровой пиявкой, вырвавшейся из моего нутра, из моих раскинутых, распахнутых ног...

Я машинально шарю глазами по земле и... Вот она - круглый шар, мячик с грязно-бурым обрубком шеи, и.. Он - белый, как во сне - башка Хорька белая, как снег, она...

Все плывет у меня в глазах, замусоренная земля превращается в песок и окрашивается в тускло-багровый цвет, нет, свет - этот свет льется отовсюду, он... Наконец! Наконец-то я вырубаюсь - с каким-то облегчением теряю сознание, в последний момент чувствуя, как меня подхватывают под мышки сильные руки Ковбоя...

 ...Створки рыла этой твари смыкаются на глотке Хорька, и... На красный песок падает круглый предмет - его башка - и застывает там, словно снежный ком. Белые, как мел, волосы скрывают от меня его лицо и обрубок откушенной шеи, из которой, наверняка, тугой струей бьет кровавый фонтан, но я этого не вижу, а просто знаю, что струя крови уходит в красный песок, сливается с ним, всасывается в него, словно песок п ь е т эту кровь, как выпил мою, выплеснувшуюся из моей распахнутой vagina перед вынырнувшей оттуда же..

 * * *

Очнулась я уже на заднем сиденье несущейся по шоссе в город «Мазды».

- На, выпей, - Ковбой протягивает мне пластиковый стаканчик с коричневой жидкостью, и я послушно выпиваю коньяк. В животе теплеет, а в голове начинает бледнеть и таять жуткий кошмар... Даже целых два кошмара, каким-то страшным образом, слившихся в один - мой ночной и... Реальный, который был здесь, на свалке, только... Только который из них больше реальный?..

- Зачем ты привозил меня сюда? - хрипло, но довольно спокойно спрашиваю я. Зачем надо было показывать мне это?

- Чтобы ты убедилось - я тут не при чем, - говорит он, глядя мне прямо в глаза, и я вижу в его глазах... Опять страх? Нет, не совсем, но... Какую-то странную неуверенность, растерянность. - Ты же знаешь меня, я не отморозок, а если уж приходится, то... Все мило, без увечий...

- Шилом в печень, и все дела, - кивая, буркает сидящий впереди охранник. - А такое... - он крутит башкой и прищелкивает языком.

- А кто? - спрашиваю я, возвращая ему пустой пластиковый стаканчик.

- Не знаю, - он берет у меня стаканчик, достает из мини-бара бутылку «Мартеля», наливает и залпом проглатывает, как водку. - Пока не знаю, но... Узнаю, да и не в этом дело. Мы... Мы не нашли дискеты.

Ага, соображаю я, дискеты вы не нашли, но раз искали, значит, наверняка, нашли фотографии, и теперь ты знаешь про Кота. Пробить личность по фотке для тебя - плевое дело, значит, ты знаешь, кто он такой, и... Нет, ты его не станешь трогать с е й ч а с, потому что еще веришь мне, и в любом случае знаешь, что после Хорька я с Котом не виделась - наверняка прокачал по минутам, как я провела эти сутки. И я не встречусь с ним, пока не буду знать, что ты на свалке, а уж потом...

- Значит, плохо искали, - пожимаю я плечами. - Или Хорек заныкал ее так глубоко, что... Слушай, - изображаю я испуг, - а может, он сам передал ее... Понял, что со мной выйдет облом, что ни за что не соглашусь, и решил без ансамбля, сам-бля...

- Нет, он не мог, - медленно качает головой Ковбой, и... вдруг сам опережает события и разыгрывает, как по нотам, мою игру. - Слушай, пока тут этот бардак... Пока я не выяснил все детали... Может, тебе слетать на пару недель в Штаты? Побудешь с дочкой, развеешься, отвлечешься от всех этих..? А?

- Ты что, боишься за меня?

- Да, нет, - морщится он,

(... Но что-то такое тут есть... Хотя чего ему бояться, если он сам уже вычеркнул меня из списков живущих на белом свете?.. Но что-то тут...)

- Просто ты паршиво выглядишь и... Зря я тебя сюда притащил. Словом, тебе надо отдохнуть. Двух недель хватит? Я закажу билет прямо на завтра...

Ага, ты рассчитываешь, что двух недель хватит тебе - на то, чтобы выпросить у Седого индульгенцию... Чтобы тот согласился на... И не хочешь эти две недели спать с бабой, которую надо пришить? Даже тебе, такому крутому, это как-то не...

- Нет, давай дня через три-четыре. Ну, в общем, после...

- После чего?

- После похорон, - почти шепотом говорю я. - Я хочу... Я должна быть на похоронах Хорька.

 * * *

Хорька и его охранника похоронили через пять дней. Самих похорон я почти не помню - все проходило, как в тумане, потому что...

Пять ночей я почти не спала. Я трахалась с Ковбоем, я затрахивала его, как и собиралась, но... Собиралась я это делать из садистских побуждений - хотела помучить его, заставить поболеть, хотя бы поныть рудиментарный отросток его совести, - а делала совсем не поэтому. Я не хотела засыпать.

Стоило мне заснуть, как я проваливалась в жуткий, тупо повторяющийся кошмар

(... Ты еще не знаешь, что такое настоя-а-ащий стра-а-ах... Знаю! Теперь - з н а ю!...)

- оказываюсь там, где сверху, в мертвой серой пустоте висит багровый

(диск?.. Обруч?.. Тарелка?..)

круг, а внизу... Повсюду, на сколько хватает глаз, простирается красный - местами почти алый, а местами тускло багровый, - песок. И взгляду не за что зацепиться, разве что за огромные песчаные глыбы,

(валуны?...)

образованные из того же песка, из слипшихся друг с другом песчинок,

но почему-то взгляд не может за них зацепиться, взгляд соскальзывает с них, и...

20.

... Я бегу по этому красному песку, босая, в черном мужском плаще, накинутом на голое тело - любимом плаще моего мужа, моего хозяина, - зажав в руке неизвестно откуда взявшуюся здесь

( А откуда взялась здесь я - что, известно?...)

босоножку. Я бегу, меня гонит страх, я знаю, что они где-то рядом, что они вот-вот настигнут меня, и страх толкает меня вперед, не дает остановиться хотя бы на секунду и прикинуть, откуда они могут появиться, и... Я бегу, вернее, пытаюсь бежать, но движение получается как в замедленной съемке - ну правильно, так часто бывает во сне, а это же сон, я знаю, что это сон, но от этого страх не становится меньше. Наоборот, от этого страх только усиливается и колотится в висках, в животе, в груди противными, липкими толчками, сдавливает легкие, тяжелыми комками застывает в глотке и мешает дышать.

Вперед. Я должна двигаться вперед, потому что... Почему? Зачем? Может быть, чтобы укрыться вон за той глыбой, за тем огромным валуном? Может быть я сумею спрятаться там и переждать?... Нет, я знаю, что ничего не выйдет, знаю, что все напрасно, но... Еще я знаю, я чувствую, что кто-то наблюдает за мной. Нет, не они и вообще не... Не человек, не живое человеческое существо, может быть даже не кто-то, а ч т о - т о. Его нигде не видно, но не потому, что о н о прячется,

(Оно не может прятаться...)

не потому что о н о маленькое, а... Наоборот! Потому что оно - б о л ь ш о е! Потому что оно о г р о м н о е. Такое огромное, что может слизнуть меня и тех, кто меня преследует, и эти громадные валуны, так же легко и просто, как язык слизывает соринку из глаза. Даже не заметив... Но оно заметило меня, и оно наблюдает за мной - не смотрит, а р а с с м а т р и в а е т с каким-то... С равнодушным и холодным любопытством. И я чувствую на себе тяжесть этого холодного взгляда, я физически ощущаю, как он тяжел и равнодушен, как может быть, какая-нибудь букашка чувствует на себе взгляд большого хищного зверя, прилегшего отдохнуть в траве, случайно зацепившего взглядом ее крошечные судорожные трепыхания и лениво рассматривающего ее откуда-то сверху своими холодными желтоватыми глазами. Ну да, букашка не видит зверя, не может видеть - он слишком огромен, но... Она может что-то чувствовать. Примерно то же, что я сейчас...

Но мне некогда сейчас думать об этом, я должна бежать так же, как букашка д о л ж н а трепыхаться, и я бегу, вернее, словно плыву, потому что все движения замедлены, но силы тратятся, как при сумасшедшей скачке, и... силы почти на исходе. До песчаной глыбы остается совсем чуть-чуть, еще немножко, еще капельку, но живот уже сводит судорога и в бок впивается острая игла пронизывающей, режущей, р в у щ е й боли. Я прижимаю ладони к животу, раскрытым ртом ловлю воздух, малюсенькими порциями проникающий в мои легкие, заставляю себя сделать еще два шажка вперед, еще один, заношу ногу для следующего и...

Из-за торчащего совсем рядом песчаного валуна спокойно выходят о н и.

Двое из личной охраны моего благоверного. Слева, чуть приотстав, идет безликая тупая скотина - гора мышц с плоским как блин лицом и узкими косыми щелочками глаз, а справа... Ну, конечно, кто же еще... Хорек!

Хорек, со своей плотоядной ухмылочкой на смазливой морде, в туго обтягивающих задницу и узкие бедра джинсах, кожаной куртке и остроносых мокасинах на высоких каблуках. Голубая мечта любой дешевой шлюхи из парфюмерного отдела. Кумир всех крашеных блондинок, переваливших за тридцатник и не дотягивающих до сорокушника. И даже сейчас, несмотря на колющую иглу в боку и противные липкие толчки страха в животе, я чувствую, как от вида его обтянутых джинсами бедер у меня рефлекторно вздрагивает матка и рядом с ней становится тепло и... Влажно.

Я отвожу занесенную для шага вперед ногу назад, начинаю пятиться, но... Другая нога неожиданно сгибается в колене, я теряю равновесие и падаю навзничь - распластываюсь на песке, раскинув руки и ноги, как выброшенная на берег медуза. Плащ распахивается, выставляя на обозрение подходящих все ближе и ближе мужиков всю меня - раскрытую, развернутую и... Кошмарно... И з д е в а т е л ь с к и горячую и влажную. А когда улыбающийся Хорек подходит ближе, и я вижу набухший, выпирающий бугорок на ширинке его джинсов, то между ног у меня моментально становится уже не влажно, а м о к р о. И по ухмылке Хорька я вижу, что он это знает - вообще-то он уже просто в и д и т это, и на меня накатывает жуткая, невыносимая злоба, родившаяся в горле и медленно ползущая вниз - к груди, к животу и к тому, на что уставился ухмыляющийся Хорек и стоящий чуть подальше нервно облизывающийся

(в предвкушении?.. Или от страха, что не достанется?..)

плоскомордый ублюдок.

Злоба, добравшись до матки вдруг физически распирает ее и... Выплескивается во влагалище, где начинает... О, Господи! Это уже не злоба, не... Не просто какое-то ощущение, не эмоция, а... Во мне, т а м, что-то растет! Растет, рвется наружу, и сейчас оно...

Я приподымаю голову и скашиваю расширившиеся от ужаса, едва не выпрыгивающие из орбит глаза на свой голый живот, на треугольник рыжих волос и ниже... Резкая боль рвет меня т а м изнутри, из распахнутых ног на красный песок выплескивается густая струйка темно-красной крови и моментально уходит в этот песок, сливается с ним, всасывается в него, становясь этим самым песком, а вслед за ней из выворачивающегося от боли наизнанку влагалища

(я инстинктивно работаю мышцами живота, как меня давным-давно, тыщу лет назад, в какой-то другой жизни учили перед родами...)

каким-то винтообразным движением выныривает... Вырывается... Вылетает...

Черная скользкая тварь в четверть метра длиной и сантиметров десяти в диаметре,

(Господи!.. Как она могла там поместиться!.. Она же порвала мне там все, и я сейчас сдохну!..)

похожая на какую-то отвратительную рыбину... Нет! На тупорылую п и я в к у!

"Пиявка" стремительно скользит к застывшим в шоке Хорьку и Плоскомордому. До них самое больше метров пять, и "пиявка" одолевает это расстояние очень быстро,

(она не извивается, двигаясь вперед, словно у нее там внизу какие-то... плавники или... Лапки!..)

только еще быстрее, н а м н о г о быстрее она...

РАСТЕТ!!.

И когда поседевший за несколько секунд Хорек раскрывает рот в беззвучном крике, свое тупое рыло к нему задирает огромная, в человеческий охват, черная гадина, чей другой конец

(хвост?.. Или что там бывает у т а к и х...)

шевелится всего в нескольких сантиметрах от моих раскинутых ног.

Гадина распахивает свою па... Нет, это не пасть, просто ее удлиненное тупое рыло распахивается в обе стороны, как створки шкафа, она издает резкий, отвратительно верещащий вопль, тут же перешедший в в о й, поворачивает рыло набок, одновременно метнувшись всем туловищем вперед и вверх - прямо к горлу Хорька. При этом ее извивающийся неподалеку от моих ног "хвост" остается на месте - значит, в этом броске она не двинулась, а просто еще в ы р о с л а, удлинилась, как-то механически отмечаю я у себя в мозгу, но додумать эту мысль до конца не успеваю. Створки рыла этой твари смыкаются на глотке Хорька, и... На красный песок падает круглый предмет - его башка - и застывает там, словно снежный ком. Белые, как мел, волосы скрывают от меня его лицо и обрубок откушенной шеи, из которой, наверняка, тугой струей бьет кровавый фонтан, но я этого не вижу, а просто знаю, что струя крови уходит в красный песок, сливается с ним, всасывается в него, словно песок п ь е т эту кровь, как выпил мою, выплеснувшуюся из моей распахнутой vagina перед вынырнувшей оттуда же...

Плоскомордый делает какое-то судорожное движение руками, словно пытается взмахнуть ими и взлететь. Впившаяся створками своей пасти в завалившееся на песок туловище Хорька тварь

(она жрет его!.. Жрет Хорька!.. Вернее, то, что секунду назад было Хорьком...)

даже не сдвинула свое рыло в его сторону, только ее "хвост" приподнялся, покачиваясь, и... Резко рванулся к Плоскомордому, и со страшной силой как таран, ударил его в грудь. Звука не слышно ни от удара, ни из его распахнувшегося за мгновение до удара рта - черного провала, окаймленного синевато-белой ленточкой губ, - но на груди остается такая чудовищная вмятина, что у меня нет ни малейших сомнений: он стал трупом еще до того, как бесформенным кульком рухнул на песок.

Жуткая злобная радость, охватившая меня в тот момент, когда голова Хорька брякнулась снежным комом на песок, исчезает, уступив место ужасу, по сравнению с которым мой прежний страх, толкавший меня вперед по песку до всего этого кошмара, кажется просто детской боязнью темноты. В голове маленьким затравленным зверьком бьется только одна мысль: уйти, вырваться отсюда любой ценой, любым способом, хоть бы даже быстрым и безболезненным концом - смертью... Господи, смерть - безболезненная и быстрая - была бы желанным избавлением, и я молю сама-на-знаю-кого, чтобы сам-не-знаю-кто скорее дал мнее ее, но...

Под всем этим ужасом, где-то в глубине уже начинающего вырубаться от дикого страха сознания, я чувствую... Нет, я з н а ю, что кто-то... Нет, ч т о - т о по-прежнему рассматривает меня и все, что здесь происходит - с равнодушным любопытством наблюдает за мной, за черной тварью, жрущей тело Хорька, за валяющимся рядом с ними трупом Плоскомордого. И хотя холодным глазам этого ч е г о - т о в общем-то все равно, чем все это закончится, тот, кому

(или т о, ч е м у...)

принадлежат эти глаза, легко мог бы...

И уже ни на что не надеясь, я мысленно изо всех сил р в у с ь к этому... Этому ч е м у - то,

(чему-то б о л ь ш о м у... чему-то о г р о м н о м у...)

ни о чем не моля, а просто желая быть поближе к н е м у перед концом, и...

Последнее, что я ухватываю краешком вырубающегося зрения, это какая-то огромная серая тень, заслонившая тусклый багровый круг, висевший наверху в пустоте...

И последнее, что до меня доходит, что я понимаю краешком почти вырубившегося сознания, это... Эта тень... ее форма... Это же...

Громадная звериная лапа

(толще телеграфного столба... Намного толще!..)

с выпущенными когтями, похожими на огромные серповидные бритвы, на которых тусклыми искорками вспыхивают багровые блики - отражения заслоненного "лапой" красного диска.

Потом...

Темнота.

 

21. 

В Штатах я пробыла десять дней. Родина встретила меня ранним утром в Шереметьево-2 в лице поблядушки Таньки, приехавшей встречать меня на моей тачке и сразу сообщившей, что мой муж вчера ночью отбыл на недельку в Питер - открывать филиальчик казино.

Я сама уселась за руль, любезно проболтала с ней всю дорогу до дома, войдя в квартиру, сразу вручила ей пакет с подарочками (дешевые шмотки, при виде которых она чуть не кончила от счастья), а потом...

- Танюш, я там накупила себе новых побрякушек, а мои старые тебе, вроде, нравились... Возьми и носи... На здоровье, - я протянула ей заранее приготовленный в самолете пакетик с сережками и двумя колечками, которые носила до этого лет пять, не снимая.

С загоревшимися глазами она потянулась дрожащей рукой (кажется, и вправду, кончила) к пакетику, дотронулась до него и неуверенно отдернула руку.

(... Как животное... Животным инстинктом почуяв что-то не то...)

- Но как же... Они ж золотые...Там же брильянтики...

- Да, какие, там... Просто осколочки. Бери-бери, - я обняла ее и чмокнула в щечку. - И гуляй всю недельку, я соскучилась по домашним делам - сама уборкой займусь. Вторые ключи от тачки у тебя?

Она кивнула, не отрывая глаз от зажатого в руке пакетика с побрякушками.

- Ну, и отлично. Перед приездом мужа... Значит, 30-го, прокатишься по магазинам, закупишь жратвы, лады?

Она кивнула. И убралась. Я надеялась, навсегда.

Поспать бы сейчас, но... Я боюсь спать, боюсь заснуть, потому что это не отпускает меня, не проходит, повторяется снова и снова, стоит мне только провалиться в сон, как

(...Резкая боль рвет меня т а м изнутри, из распахнутых ног на красный песок выплескивается густая струйка темно-красной крови и моментально уходит в этот песок, сливается с ним, всасывается в него, становясь этим самым песком, а вслед за ней из выворачивающегося от боли наизнанку влагалища... каким-то винтообразным движением выныривает... Вырывается... Вылетает...)

Нет, не-е-т, сейчас нет времени на кошмары, сейчас надо позвонить Главному и узнать, на каком я свете - на этом, или уже на том.

Я взяла мобильник и набрала номер - нигде не записанный, а послушно запомненный мной в его кабинете, с огромным старинным столом и громадным кожаным диваном...

... Погоди, гнида, ты заплатишь мне за этот диван... Ты уже заплатил - двумя лимонами, - и что бы со мной ни было, т е б е их не видать, как своих ушей, как своего поганого х... Нет, е г о-то ты можешь увидеть - в зеркале, у тебя же «зеркальная болезнь», а вот бабок своих - хрена лысого... И даже сам Лысый - тот жуткий тип, шеф твоей службы безопасности, с глазами очковой змеи, которого я мельком видела в казино, их не разыщет...

 * * *

- Он не нашел дискету у Хорька, и... Он наверняка подозревает, что тот отдал ее мне, а значит мне не жить, понимаете? Сейчас он в Питере, но когда вернется...

- Он не вернется, - перебил меня Седой и равнодушным, будничным тоном повторил: - Не вернется.

- Они нашли фотографии, - не отставала я. - Там... Я с Ко... с одним парнем. Я хотела вам сказать, он тут совсем ни при чем, но они могли решить, что я отдала дискету ему, а он...

- Я знаю, - со смешком перебил Седой. - Он у тебя для души. Не дергайся. Они пробили его со всех сторон, и стало ясно, что он - гвоздь не от той стенки.

- Но он...

- Через полтора часа он будет провожать жену и дочку на Белорусском вокзале, - с терпеливой скукой в голосе сказал Седой. - Они отваливают на две недели в Прибалтику. Так что, - Седой издал негромкий смешок, - тешь свою душу и все остальное. Только... Не забудь про тачку - после тридцатого пару дней не садись в нее. Это перестраховка, но... Береженого Бог бережет. Все. Будь.

Буду, подумала я, отключив мобильник. Буду с ним спать. С н и м я хотя бы засну без этого жуткого кошмара, с н и м не будет этой пытки...

Почему я так думала? Сама не знаю. Но я не думала.

Я знала.

 Как знала, что тридцатого в мою тачку - 190-й Мерседесик, так очаровательно-небрежно подаренный мне Ковбоем, - сядет фотоблядюшка-Танюшка, а я, если все правильно рассчитала, буду сидеть в «Боинге», летящем рейсом «Москва - Вашингтон», и... Может быть, спать. А Кот, отправляющий сегодня свою мадам с дочкой на нищий курортик, уж точно будет спать спокойно,

(... пробили со всех сторон... гвоздь не от той стенки...)

а если мне повезет отыскать ключ от домашнего сейфа, будет при бабках, и может быть, потом... Когда все уляжется... И если сам вспомнит обо мне и захочет...

Ладно, это все - потом, а сейчас надо бы съездить на вокзал и поглядеть на проводы - удостовериться, что Седой не обманул в мелочах, и... На мадам его глянуть - так, любопытства ради...

 * * *

Стоя на платформе, почти спрятавшись в маленькой нише между ларьком с сигаретами и лотком с фруктами, я наблюдала, как на другой платформе Кот небрежно чмокает крашенную блондинку,

(... Вид товарный у суки!.. Черт, как же я запала на него - ведь мне н е п р и я т н о это видеть...)

целует девчушку, лет тринадцати, в макушку и помогает им войти в вагон.

До отхода поезда еще десять минут, он, наверняка, дождется, чтобы помахать им ручкой, а я... Мне, пожалуй, ждать здесь не стоит. Надо купить жратвы повкуснее и подождать дома - его звонка. Если через пару часиков звонка не будет, я не стану звонить сама, но... Он позвонит. Он... Черт, как вдруг закружилась голова - это после восьми часов в самолете, прямо в глазах темно стало, и...

И последнее, что до меня доходит, что я понимаю краешком почти вырубившегося сознания, это... Эта тень... ее форма... Это же...

Громадная звериная лапа с выпущенными когтями...

О, Господи, оно накатило прямо средь бела дня, но... Мне почему-то не страшно - нет того ночного ужаса, с которым я теперь всегда просыпаюсь. И эта лапа с жуткими когтями, она...

Ну, погоди, гнида седая, ты все рассчитал, ты разломал мою жизнь, ты сделал так, что мне стало уже все - все равно, ты толкнул меня в лапы Хорька - этого ублюдка, животного, на которого я бы и не взглянула, если бы... Ты знал, что ломаешь мою жизнь, знал заранее, но ты просчитался! Ты думал, что она у меня одна, ты не просек мой кошачьей натуры. Ты думал, что навек наложил своими лапами на меня клеймо, и представить не мог, что найдется кто-то, кто меня от него избавит. И уж тем более, что этот кто-то - тот, кого ты вообще в грош не ставишь. Гвоздь не от той стенки... Верно, он не от вашей стенки, но ты не знаешь, что в нем, или с ним

(... или з а ним...)

есть что-то такое... Я сама не знаю, сама не понимаю, что это такое, но... Ты не видел его ставших вдруг круглым и желтыми глаз, когда я валялась у него в коридоре, а он вышел... Вышел на зов своего маленького Партнера, чтобы разобраться... Ты не видел, что мелькнуло тогда з а ним, в темноте, а я - в и д е л а! Ты не знаешь, что пришло в грязную комнату, когда я валялась с ним на продавленном диване, и коснулось меня… Я сама не знаю, что это такое, сама не понимаю, ч т о я увидела и почувствовала, но... Если э т о п р и д е т, ты, гадина... ТЫ УЗНАЕШЬ, ЧТО ТАКОЕ НАСТОЯЩИЙ СТРАХ. И вся твоя крутость станет дешевле грязи, потому что по сравнению с э т и м, потеря двух лимонов будет просто детской игрушкой - пускай я не понимаю, но я чувствую это своим кошачьим нутром, я... Просто з н а ю, и все...

Все, не хочу больше думать про тебя, про всех вас, вон Кот уже спрыгивает с лесенки вагона... Черт, как хочется забрать его отсюда прямо сейчас, увезти к себе, затащить в койку, и... Нет, не стоит. Пусть позвонит сам.

Не из принципа - какие, в жопу, принципы, - а просто... так будет правильней. Ведь все может обернуться не так, как я рассчитала, совсем не так, и соваться сейчас ко мне, это все равно, что класть голову в пасть зверю

(тихий шипящий голосок: мы уже в этой пасти… Что это значит?.. чушь… Просто взвинчена, вот и мерещится…)

поэтому... Надо оставить ему шанс - не лезть во всю эту... Оставить возможность выбора. Вот, пусть и выберет. Сам. И что бы ни выбрал, это будет правильно, а значит..

Так надо.

 Часть II 

 

 Кот

 ... - Я дам тебе очень ценный совет. Ты лезешь 

 в глубокую воду, где плавают такие

 штуковины, которых ты даже

 представить себе не можешь... Ну,

 давай просто скажем, что они -

 сущности. Пока они еще не заметили

 тебя, но, если ты будешь продолжать

 валять дурака со мной, они заметят. А

 тебе это не нужно. Поверь мне, не 

 нужно...

 Стивен Кинг. Бессонница.

 

В 16 лет я заполнял анкету в райвоенкомате. В графе "знание ино­странного языка" нужно было написать, какой именно язык я знаю, а по­том подчеркнуть один из трех вариан­тов знания: "Читаю со словарем", "читаю и разговариваю сво­бодно" и "в совершенстве". Тогда я знал, наверное, пару сотен слов и прочел две-три детских книжки на английском. Не разду­мывая, подчеркнул - "в совершенстве".

Сейчас мне за сорок. Я перевел с английского 12 или 13 романов - выстроенные наглой шеренгой, они занимают (считая переиздания) целую книжную полку у меня над столом. Доведись мне за­полнять такую же анкету, как в 16 лет, сколько бы я ни думал (а думал бы долго), никогда бы не подчеркнул "в совершенстве". Но разве это значит, что я стал умнее? Или что я лишился уверенности в себе? Или что я стал правильнее оценивать свои возможности? Вряд ли.

Я просто ут­ратил способность не мучится выбором, а действовать сразу, не думая, по первому импульсу.

И еще утратил иллюзию, что где-то на свете может быть со­вершен­ство....

Конечно, приобретя кое-что взамен. Например, жену, с которой мы прожили много лет и ухитрились перенять друг от друга самые пога­ные черты наших характеров, остав­шись при этом совершенно (не в смысле совершенства) чужими друг другу... Дочку, которая в свои две­надцать лет иногда смотрит на меня с усталой снисходительностью ня­нечки в детском саду, успокаивающей капризного малыша... Работу, ко­торую я люблю и умею делать и которая обрекла меня на хроническое безденежье... Скверный характер, отягощенный перенятыми у других (см. выше) еще более скверными штри­хами... Наконец, чтобы не поду­мали, будто я неудачник, умею­щий лишь сварливо жаловаться на жизнь, красавца Кота!..

Вообще жаловаться на судьбу, ныть, причитать и плакать в жилетку - дело недостойное, а главное, тупое и бессмысленное... "NO COMPLAIN!" - значок с такой надписью подарила мне в Нью-Йорке какая-то студенточка, которой я спьяну попытался было бегло нарисовать картину жизни в моем отечестве, и которая (студентка, а не картина), естественно, истолковала мои рассказы, как жалкое нытье...

"NO COMPLAIN!" - пожалуй, это единственный лозунг, который я согласился бы тащить в виде плака­та на любой демонстра­ции, при любых властях и при любой погоде.

Та студентка меня неверно поняла, но я ее не виню. Мне легко переводить чужие разговоры, то есть делать то, что называется последовательным переводом. Легко переводить чьи-то книжки - хватает воображения представить себя автором и поймать стиль. Но говорю я на английском паршиво. Мне это как-то трудно - в смысле, говорить от себя, даже просто поддер­живать беседу. Значит ли это, что я плохо знаю язык? Возможно. Но главное - другое.

Раньше я думал, это потому что у меня такие сложные мысли - трудно выразить на чужом языке. Но это чушь.

Просто мне самому нечего сказать. В родном языке это можно чем-то при­крыть, как-то спрятать, замаскировать. В чужом - хрена лысого...

1. 

Он сидел и смотрел на меня. Кот.

Он не нуждался ни в каких дурацких кличках, которыми люди пытают­ся как-то приблизить к себе, как-то очеловечить своих домашних любим­цев. Его нельзя было очеловечить и нельзя было приблизить. Он был та­ким, каким был, и был там, где он был. Он всегда был просто Кот. И всегда смотрел вот так. Просто. И прямо. Без подтекста. Без эмоций. Кошки не утруж­дают себя проявлением эмоций во взгляде. Эмоции у них внутри. И в спокойном состоянии они их не демонстрируют. Они не смотрят. Они р а с с м а т р и в а ю т.

Вот он и смотрел, вернее рассматривал меня - как всегда. Как нес­колько лет назад, когда жена, решив сделать мне сюр­приз, принесла его в дом маленьким пушистым комочком, легко умещавшимся у меня на ладони. Когда я пришел, он ле­жал у меня на диване и спал. Я подошел к нему и протянул ру­ку, чтобы погладить. Он проснулся до того, как я успел до него дотронуться, и раздраженно мяукнул. Потом посмотрел на ме­ня. Смотрел долго. Потом тихонько мяукнул - уже без раздра­жения - и отвернулся. Признал меня, как объективно суще­ствующий факт. Имеющий равное с ним право на существова­ние. Хотя и довольно неле­пый (на его взгляд, да, в общем-то, и на мой тоже...), но видимо, тоже зачем-то нужный тому, кто создал и его и меня...

Прошло несколько лет. Мы с ним узнали друг друга. Полюбили друг друга; каждый - по-своему. Он узнал многое о людях. Я - о кошках. Мне пришлось для этого прочесть нес­колько книг. Ему - просто смотреть. Но главное осталось на тех же местах. Я для него - объективно существую­щий факт. Имеющий равное с ним право на существование, хотя и... (см. выше). Он принадлежит мне настолько же, насколько я - ему. Мы рав­ноправные партнеры в нашей любви. Если это называ­ется любовью, ко­нечно, но... Как иначе? Я могу то, чего не мо­жет он, поэтому он зависит от меня. Но и он может то, чего не могу я. Поэтому я завишу от него. Выяснять, чья зависимость сильнее - пустая и небезопасная трата вре­мени: мы оба поте­ряем в таком столкновении амбиций слишком много, и мы оба это знаем. Поэтому никогда не пойдем на такое конфликтное выяснение отношений.

Иногда, примерно после пятой рюмки мне кажется, что я не пойду на это из страха. Потому что после пятой рюмки мне ка­жется, что у него есть преимущество. Главное. Такое, при ко­тором моя способность от­крывать холодильник и покупать ему еду - просто жалкий лепет. Мне ка­жется, он знает, что-то очень важное. Что-то, дающее ему возможность и право ни­когда не сомневаться в правильности своих поступков. Что-то, чего... не знаю я. А может, знал, да забыл... (как студент на эк­замене из анекдота - "Ну, нет, коллега, это уж вы, пожалуйста, вспомните, а то вся мировая наука бьется..."). В этом нет ни моей вины, ни его заслуги. Просто так устроил тот, кто зачем-то сделал его и меня. И это нужно просто признать, как суще­ствующий факт. И просто жить с этим, внутри этого, в рамках тех правил игры, которые нельзя ни изменить, ни под­править, а можно лишь попытаться понять. Это мне - можно попытаться понять, а Коту - не нужно. Кот их знает изначально. Кот...

... сидел и смотрел на меня. Я наливал себе четвертую за вечер рюмку, сидя перед монитором, по которому плавали узоры заставки "Windows 95". Заставка включалась автома­тически после десяти минут простоя. И теперь плавала на эк­ране уже минут пятнадцать, что ясно свидетельствовало о мо­ем нерабочем настроении. Или состоянии. Я поднес рюмку ко рту, и кивнув Коту, сказал:

- Вот так, блядь, неудачно жизнь сложилась. Твое здо­ровье...

Выпив, я прикрыл глаза, откинулся на спинку кресла, и не раскрывая глаз потянулся за сигаретой, когда вдруг услышал...

- Дурак, - раздался холодноватый, равнодушный голос с той стороны, где сидел Кот. Впрочем, несмотря на холод и равно­душие, в нем прос­кользнула нотка дружелюбия. Если и не при­сутствие симпатии, то во всяком случае, отсутствие недобро­желательности. Это была спокойная констатация факта.

Я открыл глаза и взглянул на Кота. Он продолжал смотреть на меня своим обычным взглядом. К выпивке (моей) он отно­сился безучастно. Равно как и к моему сидению за компьюте­ром. Как-то раз я попробовал заинтересовать его этим устрой­ством и посадил перед монитором, включив заставку с плава­ющими рыбками. Кот внимательно рассмотрел их и отвер­нулся. Я включил другую заставку с бегающей мышкой. Он удостоил ее беглым взглядом, едва повернув голову, и сразу же опять отвернулся. Посмотрев на меня, он дернул загривком (то есть, пожал плечами), спрыгнул со стола и вышел из ком­наты. Вопрос был исчерпан - раз королю не интересна пьеса, нет для него в ней, значит, интереса.

Он сказал мне это на понятном нам обоим языке и закрыл тему. Говорить на этом языке он умел лучше, чем я. На моем языке он не го­ворил никогда. Кошки не разговаривают на на­шем языке. С их устрой­ством гортани это невозможно, но... Главное - другое: им это просто не нужно. А если бы стало нужно, они бы... Они бы что? Заговорили?

- Я пьян... - сказал я с полувопросительной интонацией, глядя на него.

Он равнодушно смотрел мимо меня. Я проследил за его взглядом и увидел, что он смотрит на телефон. В этот момент телефон зазвонил. Я вздрогнул. Как-то уж очень последова­тельно все произошло. Это он зво­нит, пронеслась в голове ду­рацкая мысль

(вчерашний фильм по телеку... фантастическая чушь про иноплане­тян...)

Я насмешливо фыркнул, но мысль продолжала развиваться: он не мо­жет говорить со мной на моем языке прямо, поэтому ему нужно какое-то устройство, воспроизводящее человеческую речь... но не магнитофон, тупо повторяющий лишь то, что записано на кассете... ему нужно сред­ство связи... Сейчас он встанет на задние лапы и расскажет мне, - по телефону, - какой я дурак, потому что жизнь не сложилась, а я лично, без ансамбля, сам-бля, один-бля ее так по-дурацки сло­жил...

Я тряхнул головой, оборвав идиотский всплеск идиотской фантазии, и снял трубку. Она молчала. Я хотел сказать: "Алло", - но почему-то попер­хнулся. Потом все-таки выговорил:

- Да?..

Трубка молчала. Я подул в нее. Без результата. Потом где-то далеко на линии раздалась трель, словно прорывался меж­дугородний звонок. Я мельком глянул на Кота. Он дернул за­гривком, так что легкая судорога прошла до самого основания хвоста (раздраженно пожал плечами), под­нял высоко морду и стал сосредоточенно вылизывать свою шею. В труб­ке раздался легкий треск и голосом жены она спросила:

- Почему так долго не подходишь?

- А-а... - хмыкнул я. - Это ты... Не соединялось, - а потом как-то не думая добавил. - Я думал, кот.

- Кто?

- Кот, - машинально повторил я, уже зная, какой будет сле­дующий вопрос. Я не ошибся.

- Ты пьян? - спросила она.

- В жопу, - сказал я, стараясь, чтобы это прозвучало раз­драженно. Раздражение ей знакомо и привычно, кроме того, когда я и вправду бы­ваю пьян, раздразнить меня нелегко.

- Ну, ладно, - с еле заметным облегчением сказала она. - Я скоро приду. Ты ужинал?

- Нет.

- Ладно, я приду и что-нибудь сделаю.

- Ура.

- Все нормально?

- Все замечательно.

- Что ты делаешь?

- Работаю, - буркнул я, начиная и вправду раздражаться и понимая, что старею. Видимо четырех рюмок (маленьких) уже не хватает для пол­ного душевного равновесия. Кот на мгнове­ние замер с языком на шее, недоуменно глянул на меня, желая выяснить, не ему ли я пудрю мозги, убедился, что не ему, и снова принялся за дело.

- Я тоже не развлекаюсь, - с тенью обиды произнесла она и за­молчала, не зная что сказать дальше. Вообще-то говорить ей было нечего. Она могла повесить трубку, как только услы­хала мое "Да...", по­тому что весь смысл ее звонка заключался в примитивной проверке - дома я, или нет. Но если бы люди говорили только в тех случаях, когда им есть, что сказать, мир бы грустно замолк.

- Знаю, - вежливо сказал я

Мы помолчали, потом она быстро пробормотала: "Ну, ладно, пока", - и повесила трубку. Я - тоже.

Приду, что-нибудь сделаю... "что-нибудь" - это пара сосисок с гречневой кашей, в лучшем случае, какой-нибудь салатик. Что ж, на большее я не заработал, все верно - наверное, и впрямь, дурак...

- Значит, дурак? - спросил я Кота, уже почти не сомневаясь, что сам пару минут назад произнес это слово.

Кот мельком глянул на меня, и оторвавшись от своей шеи, принялся вылизывать бок. Потом разлегся и занялся брюхом. Ты как знаешь, ясно говорил он, а я не могу тратить время на пустую болтовню, поэтому не взыщи, я параллельно займусь более важными делами. От человека та­кое воспринялось бы как неприкрытое хамство, но для Кота это был естественный и нормальный стиль поведения. Кому не нравится, заведи­те со­бачку - тоже вариант, как сказал один еж, слезая с половой щетки.

 

* * *

Потом,

(через месяц, два, три... И дальше...)

часто сидя перед пустым монитором моего старенького компьютера, даже не делая вид, что работаю

(уже незачем...),

 а просто механически вспоминая

(никаких картинок - воображение не работает...)

 все, что случилось дальше, все, что перекорежило мою скучную, но хоть как-то налаженную жизнь, я задавал себе один и тот же вопрос: почему на следующий день почти забыл о холодно прозвучавшем слове "дурак" в квартире, где не было никого, кроме меня и Кота. Почему?.. Да потому... Just because... Because the sky is blue1. Просто...

Просто любой из зараженных странной и ничем не оправданной привязанностью к маленьким усатым хищникам всегда подсознательно ждет, что его ма­ленький (по размеру) партнер в какой-то момент пе­рестанет притво­ряться и заговорит с ним по-человечески. И то, что у здорового человека вызвало бы шок, или в лучшем случае, сильное изумление, страдающие "кошачьей болезнью", или как говорят американцы, "cat people" (дословно - "кошачьи люди"), запросто могут принять, как вполне нормальное явление.

Мы, живем бок о бок с маленьким Зверем и каждый день сталкива­емся с поразительным по своей необъяснимости фак­том его присутствия рядом. Фактом, на фоне которого все ма­териалистические объяснения устройства мироздания, все от­рицания какого-то замысла, по которому кто-то закрутил всю нашу (или не нашу) карусель, выглядят тыканьем детской ручонки в чужого дядю и упрямым лепетанием: "Папа, папа, па­па...".

Много веков не прирученный, не поддающийся (противно выговари­вать слово) дрессировке, неизменный и не переде­ланный никакими внешними факторами Зверь зачем-то  живет не при человеке, а рядом с человеком. Не по воле человека, а по своей воле... Или по чьей-то во­ле... Может быть, по чьему-то замыслу.

Человек может делать, что угодно - может объявлять кошек священ­ными, может "очищать" от них город перед каким-то со­бытием, но Зверь остается тем, кем он был, и там, где он был... И есть. "Кошка нужна, чтобы ловить мышей"... Что ж, с теми же основаниями можно сказать, что человек нужен для того, чтобы смотреть, как кошка ловит мы­шей...

Только говорить так человеку неудобно. И уж конечно, ма­лоприятно - как-то не соответствует титулу "царя природы", которым он сам себя пожаловал. Намного удобнее и приятнее увлекаться какими-нибудь НЛО. Там все так загадочно и непонятно. А главное, придает людям такую значимость в собственных глазах - еще бы, ими интересуются из Бог знает какого да­лекого далека. А может, не ими? Может, как раз кошками?... Ладно, шучу, это даже как-то неприлично. Ведь нам все давно понятно. Все известно и изучено - материя первична, атом неисчерпаем, даже экстрасенсы и те под кон­тролем. Все так ясно и просто, что...

Что ни в какие ворота не лезет.

Всем прекрасно известно, что кошку невозможно принудить делать то, чего она делать не хочет, невозможно подчинить себе, вообще невоз­можно заставить. Многие слышали, что до­веденная до отчаяния и очутившаяся в невыносимой и безвы­ходной ситуации кошка превраща­ется в смертельную угрозу для всего, что дышит и движется. Ни для кого не секрет, что ее маленькая глотка, говорящая нежное "Мя-я-я" способна из­дать страшный вопль, вой, от которого по хребту бегут мурашки... А ма­ленькая лапка с каза­лось бы игрушечными коготками легко может разорвать человеческую вену. Все это правда, все это знают и никому это не интересно. Но...

Но только тот, кто прошел через это, знает еще кое-что: дом, в кото­ром жила кошка, а потом ее не стало, это дом - мер­твый...

 

* * *

Проводив жену и дочку на вокзал, усадив их в поезд, фыр­кнувший и двинувшийся в сторону ближнезарубежного и триж­ды свободно-незави­симого курорта, я вернулся домой с при­ятным сознанием выполненного долга и трижды приятным предвкушением недельной свободы.

Свободу я отметил бутылкой пива, а потом, чтобы доказать себе свою лояльность к семейному очагу и ответственность за оный, пропылесосил ковер.

Все время, пока гудел пылесос, Кот просидел на шкафу, на­сторо­женно следя за моими действиями, словно видел их в первый раз. Что поделаешь, он не любит пылесоса, боится его и совершенно не скрывает этого. Покончив с ковром, я выключил ненавистный Коту агрегат, утер пот со лба и сказал ему, цитируя рекламу:

- Равента-дюмбо - как силен этот малыш... Не то, что ты.

Пес в такой ситуации стал бы сконфуженно извиняться за свою ма­ленькую слабость и всячески давать понять, что в остальном он даст фо­ру кому угодно. Кот только глянул на ме­ня сузившимися фонариками своих желтых с зеленоватыми крапинками глаз, отвернулся, задрал хвост, и подрагивая им (скептическая усмешка), неторопливо двинулся к стоящему на шкафу цветку, хотя я много раз просил его не трогать это про­тивное, но почему-то милое сердцу моей жены, растение. Впрочем, он и не собирался его трогать, просто давал понять, что уж нюхать-то этот поганый сорняк имеет право каждый член семьи.

Я хотел было обидеться на усмешку - в конце концов, на ковре нужно не только валяться в бесстыдных позах и усеивать его своей шерстью, но иногда и чистить, и те, кто этого делать не желают, могут проявить хотя бы минимум уважения к чужим обязанностям - но потом сообразил, что усмешка относится не к попытке наведения чистоты, а к стимулу этой попытки. Что ж, Коту самоутверждаться ни к чему, и потому к чужому самоут­верждению он вправе относиться с презрением. Стало быть, он прав. Как всегда. Или почти всегда. Я сел за стол, потя­нулся к кнопке запуска компьютера, но вместо того, чтобы включить его, взялся за телефон­ную трубку.

Неожиданно меня кольнула странная иголочка… страха. Кольнула и застряла где-то возле диафрагмы. И странный голосок звякнул в мозгу

(… не лезь… уходи… уползай…)

каким-то тревожным колокольчиком. И в глазах мелькнула какая-то рябь, а потом вдруг пропали все цвета - стол, монитор и вообще все передо мной возникло в очень четком, резком черно-белом изображении. Я скосил глаза на кота и пробормотал (видимо, по ассоциации с "уползай"):

- Высоко в горы вполз уж… За каким хером, интересно, он туда…

Кот лениво вопросительно вскинул на меня широко распахнувшиеся глаза, вдруг среди черно-белого "кадра" полыхнувшие желтовато-зелеными фонариками, и… Цвета вернулись на свои законные места, иголочка страха то ли выдернулась, то ли рассосалась, и я…

Тряхнул головой, окончательно отгоняя от себя этот дурацкий приступ

(страха?.. позднего похмелья?..)

нерешительности, снял трубку и набрал номер.

2.

Кот не любил женщин. Конечно, это не распространялось на членов нашей семьи, но они были для него не женщинами, а именно членами семьи - партнерами, спутниками его жизни с самого ее начала. Не ра­спространялось это и на женщин, при­ходивших в гости к нам ко всем - с мужьями ли, с детьми, или сами по себе. Этих он воспринимал, как не имеющее к нему никакого касательства явление, и лишь твердо пресекал любые попытки фамильярности с их стороны: вежливо погладить - пожа­луйста, восхититься его красотой и пушистостью - на здо­ровье, все остальное - в другой раз и в другом месте.

Он не любил представительниц женского пола, приходивших лично ко мне с личными целями. Любых - полных, худых, доб­рых, стервозных, светленьких, темненьких, словом всех и с са­мого начала своей созна­тельной взрослой жизни. Свою нелю­бовь он выражал ясным и простым способом - незадолго до прихода какой-нибудь знакомой он исчезал, как умеют исчезать на небольшом ограниченном пространстве только кошки, а появившись вновь после ее ухода, не разговаривал со мной, не обра­щал на меня внимания, а на все попытки заигры­вания...

Не знающим и не понимающим кошек это трудно объяснить. Кошка может отвернуться от тебя, нисколько не обидев, про­сто переключив внимание на что-то другое, заинтересовавшее ее в этот момент больше, чем общение с тобой. А может от­вернуться и так, что ты будешь чувствовать себя просто опле­ванным...

Словом, меньше чем за год он свел все мое и без того уже редеющее бляд­ство почти к нулю. Не думаю, чтобы он таким образом проявлял лояльность по отношению к моей жене - у кошек свои представления об этике, в которых вообще не су­ществует такого понятия, как сексуальная верность или невер­ность. Вряд ли большую роль тут сыграл и один-единственный неприятный случай, когда одна слегка поддатая гостья, вы­ходя из ванной, наступила ему на хвост.

 * * *

... Лежа в койке и вяло прикидывая, останется ли она до ут­ра и мы позавтракаем вместе, или уйдет через часик, чтобы накормить завтра­ком возвращавшегося из какой-то деловой поездки любимого мужа, я услыхал из коридора примерно та­кие звуки в примерно такой последо­вательности: хриплый, гортанный взмяв, шипе­ние готовой вот-вот разорваться кастрюли-скороварки, а по­том одновременно - пронзительный женский визг, тут же пе­решедший в завывающий жалобный вопль, и глухой стук рух­нувшего на пол тела. Честно сказать, с кровати меня сдернул страх за Кота.

Выбежав в коридор, Кота я не увидел. Протрезвевшая под­руга даже не пыталась встать с пола; приподнявшись на локот­ке, она остолбенело смотрела на свою ногу (очень красивую) своими зеленоватыми, обычно очень ясно выражающими лишь одну, главную цель существования их владелицы (отдаленно напоминающими кошачьи), но сейчас бессмыс­ленно вытара­щенными глазами. Кровь капала из сравни­тельно небольшой царапины, прорезавшей ее щеку от виска до шеи. Небольшой. Сравнительно... Сравнительно с рваной щиколоткой, из ко­торой кровь не капала, а лилась.

Помню, я несколько секунд не двигался и лишь тупо смотрел на ярко-красный лак ее ноготков и маленькую голубую жилку, часто вздрагива­ющую миллиметрах в двух от краешка ярко-красного месива - рваной ранки на щиколотке.

Вряд ли Кот хотел добраться до вены. Если бы хотел, то добрался. Вряд ли он врезал ей дважды. Просто когда она брякнулась на пол, он, справедливо сочтя, что бой завершен и можно достойно покинуть поле битвы, перепрыгнул через нее, задней лапой с выпущенными когтями случайно задев ее щеку. Случайно?... Кот легко может перепрыгнуть через два таких те­ла, не задев их, с запасом, но... Кто его знает. Утром, после ее ухода (вопрос о ее ночевке решился сам собой - лишь к утру она бы­ла способна выговорить не заикаясь слова "я ж-же н-н-ечаянно") я долго объяснял ему, что она вовсе не собиралась на него нападать и совсем не нарочно доставила ему эту неп­риятность.

- Она - нечаянно, - монотонно бубнил я. - Ну, выпила, ну не посмотрела себе под ноги... Кстати, ноги у нее, что надо... И рыжая... Правда, в натуре, сам же ви­дел - у нее халатик до пупа задрался... Рыжие, они, знаешь, не такие, как все - они... Они - рыжее, и кожа у них... Ладно, проехали. Ну, зачем надо было так сразу... Позвал бы меня... Ну, хорошо, допустим, я расслабился - имею же я право рас­сла­биться... Ну, ты в принципе прав, но можно же было просто дать лапой, а ты сразу... Вена, это ведь тебе не шутки... Это, знаешь, если прокусить, так можно и далеко отправить... Ну, знаю, что ты зна­ешь, еще бы тебе не знать... Знаю, что не прокусил, но... если бы задел, а? Знаешь, в какой бы мы с тобой заднице оказа­лись? Знаешь, каково сейчас скорую вызывать? Да еще лиф­терша сегодня дежурит стервозная... Так бы и засветились. Подожди, постой, я же вежливо с тобой разговариваю... Ну, вот, только хамства от тебя и жди...

Кот, с терпеливым равнодушием выслушивавший мой моно­лог (только почему-то кинул на меня короткий испытующий взгляд, когда я соскочил на рыжих), не прекращая, правда, демонстративно вылизывать свой хвост, в этом месте нетороп­ливо встал, дернул загривком - т.е. пожал плечами (какое мне дело до твоих лифтерш? Я пол часа привожу в порядок хвост, на который эта тварь на­ступила своей поганой лапой с раскрашенными когтями... А когти-то - тьфу!), и не удостоив меня даже легким кивком, от­правился на балкон. На солнце он любил греться по утрам, до одиннадцати - где-то я читал, что до одиннадцати солнечные ванны совершенно не вредны...

Однако, не думаю, что этот эпизод послужил причиной его нелюбви к иногда приходившим "тварям с раскрашенными когтями" (его выраже­ние, мой - только перевод). Во-первых, он не любил их и раньше. Всех. Да, их и было-то... Словом, всех, кроме.... А это уже во-вторых. Кроме одной.

Может быть, терпеливо и результативно отучая ме­ня от блядства, он посчитал, что одну какую-то отду­шину, одну лазейку надо все-таки оставить. Но почему именно эту? Почему именно ее? Да-да, ту самую, которая когда-то давно, в первую с ним (и вторую - со мной) встречу наступила ему на хвост... Рыжую.

* * *

Кот, удобно развалясь в кресле, неторопливо вылизывал бок, изредка кидая на меня косые взгляды. То же самое он проделывал все время, пока мы кувыркались в койке - большо­го интереса не проявлял, а просто давал понять: у вас свое дело, у меня - свое, валяйте, если вам так нра­вится... На мой взгляд, конечно, слишком много возни и суеты, но это уже де­ло вкуса...

Рыжей на него присутствие тоже было со­вершенно наплевать, и вела она себя по отношению к нему точно так же.

... Я думал, после того раза она никогда больше не позвонит и уж точно, никогда не придет ко мне. Она позвонила. И при­шла. Я думал, Кот будет вести себя с ней еще хуже, чем с остальными - исчезнет перед ее появлением, долго будет ока­тывать меня презрением после ее ухода, а может, не дай Бог, и пожелает разобраться с ней окончательно. Вместо этого он отколол такой номер, что я поначалу просто не знал, как себя вести и даже вызвал у Рыжей раздраженное удивление своей растерянностью, потому что...

Он улегся в кресло, явно не собираясь никуда уходить, и спокойно на­блюдал, как я расстилал постель, как раздевался, как стоял в растерян­ности, не решаясь попросить его убраться и вообще не зная, как себя вести, потому что никогда раньше не сталкивался с такой проблемой. Потом он бесстрастно на­блюдал, как раздевшись в ванной, в комнату зашла Рыжая, как она, не обращая на него внимания, раскинулась на кровати в своей любимой, бесстыже-наглой позе, как... ну, словом, все остальное.

В тот первый раз я нет-нет, да отвлекался на Кота (понятное дело, раздражая Рыжую), не понимая, что это значит, и нем­ножко боясь, что он вдруг возьмет и прыгнет на нее, решив довести начатое в прошлый раз в коридоре до логического конца. А логика у них в схватке одна... Случись такое, я бы на­верное даже испытал какое-то облегчение. Хотя и не очень из­вестно, чем бы это кончилось, все в конце концов уложилось бы в знакомую мне, нарисованную мной самим схему, которая хоть как-то, пусть нечеткими и неровными штрихами, но все же давала приблизи­тельное представление о кодексе правил его поведения. Однако... Ничуть не бывало.

Он принял ее, как объективно существующий факт. И спо­койно дал понять, что этот факт его не раздражает. Конечно, ни в тот раз, ни в другие он не включил ее в список членов семьи - никогда первый не за­говаривал с ней, не обращался к ней ни с какими вопросами - но когда она подошла к нему, он спокойно рассмотрел ее всю сверху вниз, а по­том снизу вверх (там было на что смотреть), убедился, что я не обманы­вал его - что она и вправду настоящая рыжая - и равнодушно разре­шил себя погладить. О мурлыкании, конечно, пока и речи не могло быть, этой ми­лостью он даже меня баловал редко, но и без мурлыканья я был просто ошарашен... Как ошарашен был и ее поведением.

В конце концов, его укус у нее на ноге еще даже не успел превра­титься в след от укуса. Кроме того, она вела себя с ним так, словно... Нет, не так, будто между ними ничего не случалось, а... Точно так же, как он. На знакомом ему языке она просто дала понять, что никогда больше не наступит ему на хвост, что приняла его прошлый урок, как данность, и - за­крыла тему. Вежливо погладила, спокойно отошла, и... Вопрос был исчерпан, обе стороны пришли к согласию.

Я знал о кошках намного больше, чем она,

(вернее, так думал - тогда...)

 я знал своего Кота, как никто другой, потому что в конце концов, он - мой партнер, но даже я не сумел бы так быстро и просто уладить с ним столь серьезный конфликт. Она же сделала это как-то во­обще не по-человечески, а... По-кошачьи. И совершенно по-кошачьи ей было наплевать, что он смотрел, как мы...

Вообще-то в этом плане, ей всегда было на все наплевать. Она была блядью в самом прямом и точном смысле этого слова - блядью от природы, от Господа Бога, в натуре, чисто реально, чисто конкретно и как угодно еще. И трахаться она могла как угодно. И где угодно. И когда угодно и наверное, с кем угодно, впрочем, насчет последнего точно сказать не могу, поскольку логика рыжих (и не­которых не рыжих) и их принципы выбора партнера для меня так же по­нятны, как логика поведе­ния марсиан.

Зачем, скажем, ей было снова приходить туда, откуда она в прошлый раз ушла, сильно хромая и со здоровой ссадиной на щеке? Зачем вооб­ще встречаться со мной при богатом, красивом муже (кстати, и помоложе меня), и наверняка, многих других вариантах покруче? Ну, раз - по пьян­ке, второй - по инерции, а дальше?

Кстати, тот первый раз был какой-то… странный….

* * *

День не заладился с самого утра - сначала собачились с женой из-за перегревшегося тостера, потом я расколол свою любимую пепельницу, потом в подъезде, задев плечом за ржавый гвоздь в косяке двери, порвал куртку и… Черт знает зачем, поперся в гости к старой знакомой, собиравшей у себя какие-то посиделки однокурсниц.

Я к их курсу и вообще к этому учебному заведению, не имел никакого отношения, но когда-то давно меня затащила в их компанию - тридцатилетних, в меру веселых, в меру симпатичных и в меру неглупых баб, - одна… из них. Самая глупая ( как оказалось). Она решила похвастаться своим дружком (мной), и это было нормально. Но еще она решила похвастаться своей собственностью, а вот это уже был прокол с её стороны - кем бы я ни был, но я не собственность, и все это понимали, кроме нее, и…

Они отшили эту дуру, а я остался в их компании, просто как приятель, с которым можно иногда перепихнуться по обоюдному согласию и без всяких комплексов, а можно и просто посидеть, поболтать, побыть вместе, то есть давать друг другу немножко тепла, немножко развлечений, немножко… Словом, всего понемножку.

Они - нормальные, хорошие бабы, В каком-то смысле, они - хорошие парни, только другого пола, что ничуть не хуже, а в некотором роде, даже и лучше, во всяком случае, с ними всегда можно отвлечься от ссоры с женой, разбитой пепельницы и порванной куртки. У других мужиков такую роль обычно играют друзья-приятели, ну а у меня… С друзьями у меня как-то не сложилось.

У меня их просто нет.

Почти.

С теми, кого я действительно могу так назвать, мы видимся очень редко по той простой причине, что в отличие от меня - раздолбая и бездельника, - они люди занятые. А приятели - те, с кем пьешь водку и говоришь "за жизнь"… В этом качестве мне почему-то всегда было легче с бабами. И им - со мной. Потому и оказался я в этой компании, и остался в ней - в этой компании уже не 30-ти, а сорокалетних дам и некоторых мужиков (как говорится, для мебели), и мне всегда были рады там, и…

Дай, думал, расслаблюсь, отдохну, может, трахнусь с кем-нибудь по старой дружбе, если настроение будет, а может, так посижу, выпью, поболтаю… Посидеть - посидел. Выпить - выпил. Поболтать - поболтал, трахнуться… Да.

Но совсем не по старой и уж никак не "по дружбе".

Эта рыжая баба была другая. Нет, по возрасту и по и каким-то общим, поверхностным качествам она была вроде бы такая же. Вроде бы из этой породы. Но - вроде бы.

Она играла в такую же, она пришла сюда поиграть, умело одевшись, прикинувшись такой же, только забыв снять сережки с камушками, которые стоили больше, чем вся эта фатера с мебелью и с хозяйкой… забыв спрятать нет-нет, да проскальзывающий взгляд равнодушного наблюдателя за всей этой возней… Так кошка, порой, следит за какими-то жучками… И еще, как ни странно, совсем не вяжущееся с этой хищной кошачьей породой, какое-то тоскливо-растерянное одиночество, от которого меня почему-то кольнуло иголочкой… страха.

Какое-то странное предчувствие. Вроде предупреждения. Осторожней, дескать, подумай, прежде чем…

Но чем по мнению всех баб думают все мужики? М-да, иногда эти суки бывают правы…

Мы зацепились с ней друг за дружку сразу - стоило ей усесться за стол (пришла позже). За столом было нормально - легко, приятно, комфортно, словом, как всегда с ними. Но когда эта… рыжая уселась почти напротив меня, за столом стало теплее. Мне. И было очень тепло - за столом, потом на кухне, потом в ванной, где мы трахнулись, так что… Не знаю, как у нее, а с меня как будто слетело двадцать скучно прожитых лет, и мне…

Мне снова двадцать с хвостиком, и я т а щ у с ь от того, как умею д а в а т ь, и получать удовольствие от того, что д а ю, и потому мне д а ю т с радостью, а не по механической обязанности, и потому, когда я б е р у, то беру по праву то, за что я з а п л а т и л, ведь в э т о м по-настоящему б е р е т тот, кто дает б о л ь ш е, кто х о ч е т дать, а не взять, не запихнуть свою "красу и гордость", чтобы потом смачно рассказывать об этом в институтской курилке таким же убогим недоноскам, как он сам - рассказывать, как он в з я л, как он ёб три-четыре-шесть (на сколько хватит хвастливой фантазии) раз эту (обязательно с презрительной мужчинской усмешкой) т ё л к у… Не понимая, что эта "тёлка" сейчас в женской курилке рассказывает про него, только называет его "красу и гордость" огрызком счастья или еще как-нибудь так же. Тоска берет от нашей тупости, от того, что я и сам, наверное, такой же, и то, что я это понимаю, не отменяет

(во всяком случае, не отменяет насовсем…)

простого факта - мы, мужики, тупее, чем о н и. Намного тупее. И потому намного… беззащитнее. И только понимание этого простого факта дает, быть может, хоть какую-то защиту, хоть какую-то… хоть какое-то р а в н о в е с и е. Потому что понимание это, если оно есть, ж е н с к о е - оно не наше, не мужское, оно заимствовано у н и х.

Видно, потому у меня и не сложилось с друзьями. Видно чувствуют мужики, что-то ч у ж о е во мне, что-то, может быть, бабское, хотя, уж чего-чего, а "голубого" во мне нет ни проблеска (сейчас, правда, это как-то немодно, но что есть - то есть, а чего нет - прошу простить, - нарочно не придумаешь)…

* * *

Ну, ладно, раз - по пьянке, а дальше? Дальше-то зачем? Черкая на её пачке сигарет свой телефон, я никак не думал, что она позвонит. Ей-Богу. Бля буду. Чтобы такой бабе - молодых и крутых кобелей не хватало? Нет, я, может, конечно, тоже еще ничего, но к сорока годам тот, кто не умеет трезво себя оценить, тот, я извиняюсь, просто мудак, и за каким, я извиняюсь, мужским половым хреном вдруг звонить мне, причем, срываться прямо с блядок, прямо от готового мужского полового хрена (уж это-то я чувствую, это-то я знаю)… Ну, что ж…

 

* * *

 Что ж, у рыжих - свои причуды, а что касается меня, то ведь общение с Котом и для меня не проходит даром, и я тоже научился при­нимать какие-то вещи, просто как существующий факт, и не забивать го­лову ненужными подробностями. Дают - бери, бьют - беги... туда, где дают. Как учит нас бессмертный солдат Швейк, пусть будет, как будет, ведь как-ни­будь да будет, ведь никогда не было, чтобы не было никак -

(у Швейка дословно не совсем так, но…)

 сколько ни мяукай, а лучше не скажешь...

С оговорками согласившись на редкие приходы Рыжей, Кот все на­стойчивей стал возражать против остальных, и... разу­меется, одержал полную победу. Ну, почти полную. То есть, с милостивого согласия Кота мы иногда встречались с ней у меня, когда позволяли наши семейные дела, и что еще удиви­тельнее, начали разговаривать. Начали потихоньку узнавать что-то друг о друге, а узна­вая, с удивлением открывать для се­бя, что по сути мы - довольно схожие существа, а потом…

 

 * * *

Однажды, лежа рядом с ней

(раскинулась, сука, как ей удобно, за­драв одну ногу на спинку тахты, а другую свесив через меня на пол, и плевать ей, красиво лежит, или нет, по­тому что знает, что красиво...)

 на продавленной старой тахте в какой-то случайно подвернувшейся пустой квартире

(…говорит, выманила у подружки ключи… Наверно врет, скорее всего сама сняла, ну… Её проблемы - у богатых свои причуды…)

 я вдруг почувствовал, что мы молчим вместе. Это было неожиданно и... страш­новато. Молчать просто в присутствие кого-то - это одно, но молчать вместе с кем-то...

Если ты молчишь вместе с каким-то существом, ты подпус­каешь его слишком близко к себе, ты оказываешься небезо­пасно раскрытым для него и... опасно беззащитным. Ты ста­вишь себя в положение, когда вы­нужден доверять ему, и если ты точно не знаешь, что у него на уме и вообще, кто находится рядом с тобой...

Я уже очень давно не молчал ни с кем вместе, кроме Кота. Не знаю, почему и отчего - просто так было, потому что было так, а теперь, в этой пустой квартире, на старой продавленной тахте это перестало быть так, и во мне начал просыпаться страх, просыпаться, ра­сти и все громче шептать мне в ухо, вставай, одевай­ся и уходи... Нет! Беги! И никогда больше не встречайся с ней, по­тому что... ты знаешь, почему.

И я бы встал и ушел,

(я бы у б е ж а л...)

 потому что этот страх был и есть силь­нее меня, потому что этот страх и есть я, а тягаться с самим собой - де­ло пустое и безнадежное. Я бы ушел и никог­да больше не виделся с ней, если бы вдруг не почувствовал на своем плече тихое прикосновение ко­шачьей лапы - высшее проявление кошачьей нежности, самое силь­ное выражение привязанности и ласки, на которое только способен ма­ленький Зверь, не прирученный, неизменный, много веков живущий ря­дом с человеком по своей или чьей-то воле, по своим, не ве­домым человеку законам и правилам...

И чуть повернув голову и скосив глаза, я увидел на своем плече ее руку с ярко-красным лаком на ногтях, а потом увидел ее глаза, в кото­рых где-то глубоко плавал точно такой же страх, как у меня, мой страх...

И мой страх исчез. И я принял наше молчание, как данность, как обычный существующий факт, не раздражающий меня и не таящий в се­бе никакой угрозы.

Она тихонько убрала свою руку с моего плеча, и ощущение от при­косновения кошачьей лапы исчезло, но... Чуть позже. Одну или две се­кунды после того, как ее рука двинулась в на­правлении того, что ей бы­ло гораздо интереснее, чем мое плечо, нежная кошачья лапа с глубоко втянутыми когтями еще лежала у меня на плече. И продолжала легонько окатывать ме­ня физически ощутимыми волнами тепла и покоя, хорошо зна­комыми любому, кто неизлечимо болен привязанностью к ма­ленькому Зверю, кто согласен за это ощущение годами неуме­ло, почти вслепую учиться понимать его, чтобы потом, потеряв,

(ну, почему Тот, Кто создал и их и нас, взял и так жестоко развел наши жизни, поставив на них разные огра­ничители…)

с жуткой тоской осознать, что так и не понял его, и... Навсегда остаться с противно сосущей пустотой в том месте

(... где? Где ж эта сучья погань так тоскливо сосет тебя, рав­нодушно пожирая все, чем ты пытаешься ее заткнуть...)

где было тепло и был покой.

Лишь когда Рыжая добралась рукой до интересующего ее предмета (пребывавшего в данный момент не в очень интер­есном ей состоянии), кошачья лапа, словно сделав свое дело, незаметно исчезла.

 

* * *

... Сходив в ванную, Рыжая притащила из холодильника пи­во. Я спро­сил:

- Может, пора покрепче?

- Покрепче - за ужином. А то у тебя глазки слипнутся. Открывай, - она поставила две бутылки на столик и протянула мне открывашку. Я не ше­вельнулся. Мне нравилось смотреть на нее - голую. Она не подгоняла меня. Ей нравилось, когда я смотрел на нее, голую, хотя она была не намного моложе ме­ня... если вообще моложе. Но это не имело значения. Как и одежда. Я не знал, нравится ли мне смотреть на нее, одетую - слишком мало было случаев, чтобы как следует проверить. Всегда не хватало времени. Но если она собирается со мной ужинать, то сейчас времени навалом...

- А у тебя не слипнется? Ты не говорила, что будешь здесь ужинать. У меня и жрать-то нечего...

Она поставила босую ногу мне на грудь и надавила на ди­афрагму. Я охнул.

- У тебя другие планы? - она надавила сильнее.

Я хотел ответить, но не сумел выдавить ни звука. Кот фыр­кнул в крес­ле, и скосив на него глаза, я увидел, что он пере­стал вылизываться и внимательно смотрит на нас. Я предосте­регающе погрозил ей пальцем, показав глазами на кресло, но она только усмехнулась.

- Так - другие?

Я отрицательно помотал головой. Она перестала давить и хотела уб­рать ногу, но я удержал ее и сдвинул себе на живот. Подумал, не сдви­нуть ли ниже, и решил оставить на брюхе - сначала хотелось пива. А еще, хотелось держать ее за ногу. И водить пальцем по неровному бе­лому следу от укуса...

- Перестань, щекотно, - она убрала ногу и села на кровать. Я взял у нее открывашку, открыл обе бутылки, привстав, поднес одну ко рту и сделал большой блаженный глоток. Она точно повторила это со второй бутылкой.

Она любила пиво, здорово любила выпить и хорошо пож­рать, любила сладкое, острое, мучное и прочее, брезгливо фыркала при слове "диета", но назвать ее толстой мог только любитель скелетов. Нет то­щей ее тоже не назовешь, есть за что взяться, но чтобы в ее годы так беззаботно пить и жрать и оставаться в такой форме, нужны неслабые физические на­грузки, и пожалуй, без тренажеров... Я глянул на Кота, тот знающе облизнулся, склонил голову и слегка покогтил кресло. Я сделал еще один большой глоток пива и кивнул ему.

Он, кончено, был прав - она здорово любила трахаться.

- У меня, правда, нечего жрать.

- У меня - полно. Я столько вчера наготовила...

- Ты же без сумки.

- А на хрена мне сумка? - она сделала еще глоток и резко откинулась на спину, двинув мне затылком мне по ребрам и разметав свои корот­кие, на мгновение полыхнувшие в со­лнечном луче, рыжие патлы по мо­ему животу. - Все - дома.

- У тебя дома?

- Да-а-а, - она потерлась носом о мою грудь и фыркнула. - Надо же, седой волос. Да, ты у нас ста-а-ренький, - ее рука очутилась у меня на ляжке и двинулась выше, - а может, ты у нас еще и ма-а-а-ленький...

Я поймал ее руку, удержал на месте и спросил:

- Ты меня к себе ужинать приглашаешь?

- И за-а-втракать. А в перерыве - спа-а-атоньки. А еще - в перерывах, - она резко перевернулась, привстала, уперлась ладонями мне в грудь, рассмеялась и подмигнула, - тра-а-ханьки. Есть возражения? Или проб­лемы?

- А муж?

- А жена?

- Моя? Я же сказал, она уехала в...

- Его жена.

- А-а... Его жена - заражена. Не ест, не спит, дает навзрыд... О-ох, больно же...

- Скажи еще в рифму. Только приятное. И уважительное.

- Головка пустая.

- Верхняя?

- Обе... У-уй, не дави...

- Говори.

- Ладно... Твои губы, как... У-ух, да ты что!..

- В стихах к дамам на вы обращаются! Понял?

- Понял-понял... Ладно. Ваши губы, как алые цветики - лучше нет ничего для мине... Заду... шишь же!.. Для ми.. неее­тика-а... Сумасшедшая! Все. Никаких тебе стиш­ков...

- Ну, скажи. Ну, пожалуйста, - ее язык моментально оказался на моем соске, а рыжие патлы защекотали шею. - ты же так здорово умеешь... А потом - алые цветики, - язычок заработал, и по спине у меня побежали мурашки, - для чего их лучше нет, а? Ну, скажи-скажи-скажи... Только чтобы четыре строчки, ладно? Идет?

- Ладно. Идет. Идет рыжая бл... Все-все-все - сейчас исп­равлю. Вот... По высокой траве и по мокрой росе идет строй­ная рыжая дива... Нравится?

- Ага... Дальше.

- Знает поле и лес, знает ранний рассвет, как красива она и е... Ну, все-все-все... Сама просила - четыре строчки.

Она уже снова сидела на краешке кровати, отвернувшись от меня. Я думал, она разозлилась, но сделав глоток из своей бу­тылки, он поверну­лась ко мне, и я увидел собравшиеся от улыбки морщинки у глаз - до­вольно заметную сеточку. Она прекрасно знала, что они старят ее, но плевала на это и улы­балась, когда хотела. При мне. Знала, кстати, и о морщинках на шее, но никогда не вытягивала ее дурацким, неестествен­ным способом, чтобы натянуть кожу и сгладить их. При мне. Словом, не старалась казаться моложе. Была такая, какая бы­ла...

Мне вдруг захотелось сказать кому-то спасибо за то, что она такая и что она сидит здесь, голая, и улыбается, нахально за­драв ногу на столик и демонстрируя сетку морщинок у глаз. Поблагодарить кого-то за ее рыжие, не достающие до плеч патлы, за рыжий треугольник ниже пупка... Только кого благо­дарить? Не мужа же ее... Кстати, о музыке.

- Так, как с мужем?

- С мужем, - она щелкнула языком и показала мне кружок из большо­го и указательного пальцев. - Вот так. С ним всегда вот так, а вот с то­бой - когда как. Ты у нас - мужик ласковый, но неровный... То вдруг прямо, ах - и до самой ма­точки, а то вдруг прямо, ой, и рас­кручивай тебя пол часа...- она перестала улыбаться. - Ну? Чего не злишься? Я же тебе прямо сюда врезала, - она вдруг силь­но ухватила меня за яйца, - по самолюбию твоему... Вот же оно у вас где, а ты не злишься. Почему?

- Потому что это правда. И еще - приятно. Я имею в виду не слова. Только не оторви.

- Не оторву, - она усмехнулась, но хватки не ослабила. - Они мне еще нужны. А муж уехал. На неделю. Может, больше.

- Для кого ж ты готовила?

- Для нас.

- Кого это - "нас"?

- Меня. И тебя.

- Не ври. Ты вчера не знала, что я твой. Для кого готовила?

- Для тебя... Ох, да ты ревнуешь?! - восхитилась она. - Ну до чего ж херово у тебя выходит. Брось, не старайся, это тебе не стишки.

- Ну, не ревную, а просто... А вообще ревную. Что я, нежи­вой что ли, по-твоему? Ревную.

- Ревнуешь, - прищурилась она.

- Ревную, - упрямо пробормотал я.

Она в упор взглянула на меня, разжав и убрав руку с моих причиндалов. Глаза у нее сузились. Меня почему-то кольнуло где-то под ложечкой.

- Тогда прости. Сказать?

- Скажи.

- Когда не вижу тебя неделю, даже не замечаю. Когда две - начинаю дергаться, как сучка перед течкой. А через три, до­стаю старую записную книжку, начинаю обзванивать бывших и предлагать себя, как последняя блядь... Знаю-знаю - почему как? Ладно, пускай без как, пускай - блядь...

- И что - откликаются?

Она передернула плечами, или не услышав, или не захотев услышать укола.

- Не всегда те, кого хочется. Но помнят. И кто-нибудь, да вынырнет.

Мне стало как-то не по себе. Странно - я ведь всегда это знал и… никогда ни на что дру­гое не рассчитывал. Давным-давно, как говорят, на заре туманной юности я прошел хорошую школу, или "хорошую" в кавычках - это как посмотреть,

(Так уж получилось… так вышло, потому что вышло так…)

и сексуальная верность (или неверность) партнерш для меня имела такое же значение, как есть ли, там, жизнь на Марсе, или… как для моего кота.

Если ты один раз сумел

(или тебе что-то помогло, или тебя что-то заставило…)

 взглянуть на вещи, увидеть вещи такими, как они есть, а не как тебе хочется, чтобы были, больше ты уже никогда не сможешь жить в иллюзии. Это - уже насовсем. Если ты обучен этому, то какая на х.. разница, кто, где когда и с кем? Это - пустое, или как в рассказике Зощенко, одна химия, а все остальное… А может, не химия?

* * *

Сколько мне было тогда? 18?.. 19?.. А той? Лет тридцать… Нет, больше, где-то з а тридцать… Ей нравилось меня учить, она и поучила, и научила, а потом…

- Как ты бабу чувствуешь, сволочь… - потянулась лениво, вытянулась всем своим классным (пока еще) телом, - учу тебя, учу этой химии, а ты… Кто ж тебя выдумал, тварь такую, а?

Я молчал. Все, что я тогда умел делать, когда встречался с кем-то, кто умнее меня, это молчать.

- Молчишь? Ну, да, ты ведь еще не знаешь, что надо говорить, чем отвечать на это, ты… Ты еще не знаешь, кто ты? Да?..

- Ну, и кто ж я?

- Кто? Ну, нет, это ты не от меня услышишь. Хотя… Гадина ты!… (Пьяная. Чего обижаться.) Нет, не то… Господи, как хорошо-то, что я старая уже, что не западу на тебя, а ты… (Вдруг заглянула прямо в глаза, прямо в… Не понял, куда-то вглубь..) Ты такой, какой есть, и… Сколько ж горя ты принесешь! Удавила бы, если б могла, но… Это не ты, это - в т е б е…

- Почему - горя? Разве тебе не приятно… Ну, не хорошо?

- Не хорошо?! Тварь ты ебанная… Нет, ты ж не понимаешь еще.. Как тебе объяснить… Ну, ширево, это - что, хорошо, а? Когда садишься на э т о, когда западаешь, когда..

- Но я никогда…

- Не понимаешь. Нет, ты - никогда. Но ты с а м - ширево. И бабы на тебя будут подсаживаться. Не любить, даже не влюбляться, а подсаживаться. И ты сможешь с ними делать, что захочешь. Всё, что захочешь, понял?

- Но… Я же ничего не хочу… Чего ты так завелась?..

- Я знаю. И это самое поганое. Ты - не захочешь, ты же добрый парень - пока добрый, - но… То, что в т е б е…

- Эй, ты надралась? А?..

- Да… Надралась… Забудь.. И иди сюда.. с ю д а… Ну, ты ж знаешь, к у д а, знаешь, к а к?… Знаешь! Но…

О т к у д а ты знаешь?..

 

* * *

В одном она ошиблась, та старая блядь - в одном, уж точно. Никому никакого горя я не принес, и вообще… Не думаю, что сыграл для кого-то роль не то, что даже какого-то рокового мужчины, а вообще… по-настоящему значимую роль в чьей-то жизни. Хотя… Ручаться трудно, может, кто-то и запомнил, может, какая-нибудь разжиревшая мамаша двух-трех взрослых деток и создала себе миф о сладком мальчике, оставшемся в душе (в смысле, в…) навсегда, как всегда… Но это - её (их) проблемы, они (разжиревшие мамаши) вообще любят создавать себе мифы - от "сладких мальчиков" до мощного рывка в сторону православия, - и доброй им охоты в этих…

После сорока мужиков часто тянет на исповедь, швыряет, как говорится, из иронии в трагизм, хочется представить себя в роли эдакого нагрешившего и теперь кающегося Дон-Жуана, но… Это все хуйня. Вернее, как в песне Галича про футбол: "Это, рыжий, все на публику…"

Мне гораздо больше нравится другой подход - как в анекдоте про старика аксакала. Ехал он на ишаке по дорожке, а ишак возьми, да сбрось его в канаву. Лежит он в канаве и плача причитает: "Вах, совсем старый стал, совсем говно стал…". Оглянулся вокруг, видит, никого рядом нет, махнул рукой: "А-а, и молодой говно был…".

М-да, грустный, конечно, анекдот, и если честно, не очень-то нравится, но… В общем, правильный…

И, как бы это сказать… Полезный.

Словом, никто об меня особо не споткнулся, а если я и делал (и сделал) кому-то больно, то значит так было надо. Значит, это был единственный способ сделать так, чтобы больно не было мне. А просто так, ради самоутверждения… Нет, не мое. Кто-то или что-то (Может, та самая старая поблядушка?…) поставил мне барьер, заслонку…

(… The border… The precinct…)

 Я всегда понимал, нет, я просто знал, что их… Нельзя обижать, вернее… Нельзя обижать просто так. И не только и не столько потому, что это некрасиво и, дескать, не по-мужски, а потому что… Неправильно. И еще - потому, что это совсем… и даже очень…

Н е б е з о п а с н о.

 

* * *

Почему мне не по себе?.. Во мне что, и впрямь, ревность зашевели­лась?

Я повернул голову, скосил глаза на Кота, заглянул в узкие вертикаль­ные щелки его зрачков, и всю мою грусть и обиду как ветром сдуло. От его зрачков веяло спокойной холодной уве­ренностью, веяло...

Я заглянул в странный, чужой мир, в котором не было места ревно­стям и обидам на каких-то рыжих или нерыжих блядей. Мир, в котором жили другие страсти и другие со­здания... жуткие и прекрас­ные, страшные и.... Бесстрашные. Мир, где правила игры были жесткими, простыми, совершенно чужими, но... правильными.

Правильный мир...

У меня отчего-то закружилась голова, и все в глазах стало как поти­хоньку расплываться. Мне показалось, я сейчас прова­люсь в какую-то бездонную яму, я уже начал проваливаться в нее, и только раздавшийся издалека чей-то смешок резко от­дернул меня от края этой ямы и вернул в реальность. Пожалуй, пора кончать с пивом по утрам...

Я услышал еще один смешок и повернулся к Рыжей. Она смотрела на меня с каким-то странным любопытством. Даже не смотрела, а рассмат­ривала. Потом покачала головой и ска­зала:

- Ушел.

- Кто ушел? - не понял я. Потом увидев пустое кресло, по­нял, но все равно машинально повторил: - Кто ушел?

Она не ответила и легла рядом, закинула на меня ноги, но потом пе­редумала, улеглась на бок и свернулась, как кошка. Интересно - я и не заметил, как ушел Кот. Словно от­ключился... Пиво что ли крепкое? Да нет, вроде, голова ясная.

- Он так странно на тебя смотрел, - вдруг пробормотала она.

- Как?

Она перевернулась на спину, вытянул ноги и задумчиво уставилась в потолок.

- Как будто...

- Говорил что-то?

- Не-а, - она помотала головой и прищелкнула языком. - Как будто... Сначала зрачки расширились, а потом - сузились. Странно... У них зрачки реагируют на свет - когда темнеет, расширяются, и наоборот. А тут свет ведь не менялся, а зрачки у него... Он как будто показал что-то, а потом закрыл... штору.

- Ну, и что он показал?

- Не знаю, - она передернула плечами с какой-то странной досадой. - Это тебя надо спросить - он ведь тебе показал... И увел от меня, - она перевернулась на живот и положила под­бородок на свои кулачки. - Ты ведь задумался обо мне чуть-чуть... Чуть-чуть обиделся. И к нему мет­нулся за помощью... Правда-правда, так забавно было смотреть - как ребенок к мамочке, а он такой ма-а-ленький... Только потом, - она на мгновение задумалась, - потом - не забавно... Знаешь, мне вдруг пока­залось... Я подумала... Ты только не смейся, я поду­мала, а что, если бы он был не маленький? Совсем не малень­кий? А?

- Тигр, что ли? Ну, тогда...

- Да нет, не тигр, а он. Такой же зверь, только... Большой. Больше нас настолько же, насколько мы сейчас больше них.

- Нас бы просто не было.

- Как это - не было? Почему?...

- Потому что любое создание меньше кошки для нее - жертва. Муха, таракан, мышь - не важно... Знаешь, у моего приятеля бы­ла кошка, и однажды он решил завести для сынишки попугайчика... Маленького. Я его предупреждал, что попугайчик - не жилец, а он только фыркал, говорил, она доб­рая - в смысле, кошка его, - я ей объясню, она все поймет... А она, правду, у него была добрая, ужасно ласковая - кошки во­обще понятливей котов... То есть не понятливей, а просто они больше хотят понять... Тебе скучно?

- Нет, - она правда слушала очень внимательно. - И что?

- Ничего. Он купил здоровенную клетку, чтобы кошка не могла лапой до середины достать... Все ей объяснил, и... Два года кошка убеждала всех, что попугай ей до лампочки. Да нет, всех-то - в смысле, все семей­ство, - она убедила быстро, все поверили через неделю, а вот попугаю доказывала два го­да. Она смотрела на него, как на кусок мебели, спала возле клетки, отвернувшись, ноль внимания - на все его крики... Я сам сколько раз видел - он в колокольчик свой долбит, он ру­гается, ну, явно ругает ее по-своему, а она и ухом не ведет. Я сам поверил, ну, против факта не попрешь же, два года живут, значит, быва­ет. Вот так, дорогая...

- Ну, и как они теперь?

- Кто?

- Ну, кошка с попугаем...

- Кошка все там же, а попугая... Через два года он тоже по­верил. А может... Может, замечтался, заигрался... - она сжала легонько мне руку повыше локтя. - Словом, подскочил чуть ближе к краю клетки. На се­кундочку... - она тихонько шмыгнула носом, я подавил зевок (после пива тянуло в сон) и скосил на нее глаза. - Его даже хоронить не пришлось... Нечего было хоронить - пара перьев, да клювик...

- Прекрати!.. - она впилась ногтями мне в руку. - Ты как будто дово­лен, как будто все хорошо кончилось. Я знаю, ты любишь Кота, но... Ты же - не зверь!..

- Я не зверь. И кончилось не хорошо. И не плохо. Просто так есть, потому что есть так. И значит, так надо. И кончилось - пра­вильно.

- Как это правильно?! Ее что, не кормили? Она голодная бы­ла? Хотела есть? Или...

- Или, - сказал я, повернувшись к ней и обняв ее за шею, и стал тер­пеливо объяснять. - Она была не голодная. И она не хотела есть. Просто она есть - то, что она есть. Она охотится и убивает. Все, что меньше ее и шевелится - ее добыча. Она так сделана. И ей нравится убивать...

- Никому не может нравится убивать! - перебила меня Рыжая, с силой, запальчиво, но как-то не очень уверенно. - Все хищники убивают, когда хотят есть, а не ради забавы. Это...

- Это в книжках - про Маугли, там, и прочих, - а в жизни... Кошке нравится убивать. В этом ее отличие от других хищников. И в это ее суть. Можно изменить, подправить что-то не главное, а изменить суть существа - нет. Никакой силой, никаким способом - их просто нет, таких сил и способов, понимаешь? Ну, как бы тебе объяснить... А ну-ка, раздвинь ноги!..

На Рыжую эти слова подействовали, как магическое закли­нание и она медленно развела ноги. Я провел рукой по ее жи­воту, по рыжему треу­гольнику волос на лобке, еще ниже, ни­же... и дотронулся до того, что было ее сутью. Она вздрогнула. Моя рука стала ласкать то… что надо ласкать... Ладонь как-то странновато выгнулась, пальцы словно обрели способность гнуться не в двух суставах, а везде

Пять пальцев и ладонь - рука… Она жила своей автономной жизнью, она сама знала, что ей делать, как доставлять удовольствие, и мне не надо было думать,

(Никогда не надо было… мы обучены этой химии, а когда один раз научился, то это уже насовсем, хочешь ты того, или нет, но...я вообще этому никогда не учился и меня никто никогда не учил даже о д и н раз…)

не надо было участвовать в этом, мне надо было только не мешать

(Кому?.. или Чему?… Кто знает…)

 тому, кто (или что) знает, как, где и сколько…

Тому (или чему), кто создал этот универсаль­ный, опасный и самостоятельный  инструмент - руку, - которым можно сделать очень больно, а можно и...

- Хочешь еще?

Откинув голову и скрипнув зубами, Рыжая кивнула.

- Не понял?

- Да-а-а!... - хрипло выдохнула она, вцепившись в мою за­мершую руку и заставляя ее двигаться. - Ну, да-а-а же!..

- Тебя можно отвадить от этого? Скажи, можно, а?..

- Н-Е-Е-Т! Не убирай... Не убирай руку... Да. Да-а-а-а! Вот так... И так! И еще... ЕЩЕ-Е-Е-Е! Твою.. М-А-А-АТЬ!!.

 

* * *

- Неужели это правда? - тихо спросила она. Невозможно был пред­ставить, что эта уютно свернувшаяся у меня под бо­ком, домашняя тварь, минуту назад вбирала меня в себя с потрохами, жадно сжирала меня, сама выворачиваясь наиз­нанку, готовая подохнуть, разорваться, лишь бы втянуть меня еще дальше, почувствовать меня еще глубже... - Неужели они - такие, и ее нельзя было как-то... Приучить, что ли… Неужели их вообще нельзя…

Я почувствовал странноватое покалывание в ляжках, пониже бедер, повыше коленей,

(… как раз там, где когда-то проехал…) 

и пробор­мотал:

- Можно. Но только одно. Их можно только убить...

Как-то очень мягко в сознание вползла, влилась и захватила его все тупая злоба, от которой заныли виски и перед глазами поплыли...

Меня уже не было здесь, с ней. Я был нигде, в какой-то пустоте и хорошо знал, что сейчас меня ждет, во что я окунусь на несколько секунд, которые растянутся для меня, как резиновые. Я знал это ощущение, знал этот приступ, он накатывал на меня не в первый раз, и я не боялся его, потому что знал, что он пройдет. Мне не нравились эти... эти, сам не знаю, как их назвать, - как женщинам наверное не нра­вятся родовые схватки, и я мог остановить это подступающее и на­каты­вающее нечто, но... Оно н р а в и л о с ь мне, как отзвук давно прошедшей боли, дающий уверенность в том, что боль прош­ла.

... растущие красные пузыри... Растущие, набухающие, за­стилающие все вокруг. Потом они стали беззвучно лопаться, расплескивая красную, кровавую жижу, заливая этой жижей мне глаза, уши, рот. Я не видел ни комнаты, ни стен, ни потол­ка, ни испуганно расширившихся зеленоватых глаз Рыжей - только красную жижу... Я не слышал ее слов, не слышал приглушенной музыки, раздающейся из магни­тофона на баре, не слы­шал ничего, кроме... ГАДКОГО ЖУЖЖАНИЯ МУХ.

Когда мне удалось раздвинуть веки, залепленные быстро за­сыхающей красной гадостью, я увидел кусок заброшенного пу­стыря с разбросан­ными по нему строительными плитами, ка­кими- то балками, кусками ар­матуры и ржавыми железными прутьями от сломанной ограды. Я увидел возле одной балки лежащую на боку с приоткрытой пастью мертвую кошку с большой круглой проплешиной лишая между передними и за­дними лапами, ближе к передним.

Я увидел нелепо и страшно торчащий обрубок, вместо од­ной ее пере­дней лапы - короткий сучок с грязно-бурым кон­цом, уродливо и беспо­мощно задранный вверх, словно в ка­ком-то издевательски обвиняющем тыканье в небо.

Я увидел страшную, глубокую и рваную рану у нее за ухом, распах­нувшуюся, как чья-то нагло ухмыляю­щаяся пасть с темно-бурым небом и со вздрагивающим, пуль­сирующим черным языком - плотной, шевелящейся массой черных, ровно гудящих мух.

Я увидел стоящего рядом с ней тощего мальчишку лет деся­ти - с ко­роткой стрижкой, в красной рубашке, светлых корот­коватых штанах, из которых он уже вырос, и длинной бежевой куртке, до которой он еще не дорос - с вымазанным грязью лицом.

Дрожащими кулачками, с которых свисали длинные и широ­кие рукава куртки, он изо всех сил зажимал кривящийся в су­дороге рот, а из его с ужасом уставившихся на мертвую кошку, широко распахнутых глаз кати­лись тяжелые крупные капли, оставляя на грязных щеках засыхающие белесые полоски, по­хожие на дно пересохших от палящей жары ручейков. Кулачки мальчишки, вздрагивая, сползли на грудь, перекошен­ный рот распахнулся, и я услышал пронзительный, резкий, бьющий по барабанным перепонкам и по всем нервным окончаниям, крик...

Крик доведенного до отчаяния маленького Зверя, которого чья-то во много раз превосходящая его сила заставляет выне­сти то, чего он выне­сти просто не может...

Детский крик первого недетского страдания, которое нава­лилось на хлипкие, еще не развернувшиеся плечики и сейчас сомнет, раздавит и размажет их по земле, смешав с грязью заброшенного пустыря, своей равнодушной тяжестью...

Мой крик.

3.

Это была первая в моей жизни моя кошка. Ну... почти моя. Я подоб­рал ее в середине лета маленьким котенком за городом, в полковничье-генеральском поселке (у полковников - по пол гектара, у генералов - по целому, роскошные по тем временам домища, да и даже по теперешним - вполне добротные), где родители снимали на лето крошечную дере­вянную времянку, гордо именующуюся у нас в семье Дачей, и упросил мать, раз­решить мне взять ее с нами домой.

Она разрешила. Поставила множество условий, пользуясь случаем, вытянула из меня множество обещаний - мыть руки перед едой, без пререканий есть, что дают, не мотаться часами без дела со всякой "шпаной", а при­лежно готовить уроки, и все такое - которые я с радостью понадавал, и надо сказать, первое время честно пытался выполнять... А между тем, будь я тогда чуть по­умней или хотя бы просто постарше, я мог бы и не осложнять свою жизнь множеством запретов - при­смотрись я к матери чуть внимательней, я бы сразу понял, что мне вовсе не надо заставлять, умолять и даже просить ее - она сама меньше, чем за месяц, привыкла к кошке ничуть не меньше, чем я, и вопрос был ре­шен ею задол­го до того, как я в первый раз боязливо, ожидая встретить не­минуемый отказ и всеми своими силенками готовясь к сопротивляться этому отказу, завел разговор на эту тему.

Маленький тощий котенок месяца за три превратился в большую гладкую кошку - конечно, беспородную, но очень кра­сивую, дымчато-серую, с такими бе­лыми "чулочками" на лапах...

Переезд в город она восприняла равнодушно, хотя дружок хозяина нашей времянки (и огромного участка, и здоровенного двухэтажного до­ма с кирпичным фундаментом и первым эта­жом), Цыган, по имени.. не помню, как его звали - просто Цыган

( не Цыган, а Цыган, но пускай будет Цыган, чтобы не путаться в ударениях, хотя… Все-таки Цыган…)

 уверял мать и отца, что уличная кошка в городской квартире не приживется...

Цыган работал шофером на микроавтобусе. Впрочем, где и когда он работал, мне неизвестно, поскольку его УАЗик неде­лями стоял на ог­ромном хозяйском участке, а сам он пил с на­ми чай, или с хозяином чего-нибудь покрепче на летней ку­хоньке, слушал наши разговоры и время от времени вставлял какие-нибудь собственные замечания, редко имеющие отно­шение к теме разговора и с каким-то общефилософским от­тенком. Помню, он как-то неожиданно приехал вечером и вва­лился в кухоньку...

- Кто там? Кто... - подозрительно спросила моя бабка, бли­зоруко щу­ря на дверь уже тогда плохо видящие глаза, О-о-й, Цыган - обрадовано протянула она, - ой, хорошо как, что вы приехали... А то у нас борщик остался, мы уж его Ваське (хозяйский кот - вор, бандит и главный объект ненависти всех соседей) хотели вылить, но теперь вы поужинаете.

Все расхохотались, даже хозяин-полковник усмехнулся, а Цыган рав­нодушно кивнул, сыпанул в тарелку позавчерашнего борща половину со­держимого солонки, и съев пару ложек, за­думчиво сказал:

- Да-а... Только она одна у меня и осталась...

- Кто? - участливо спросила мать, и желая загладить бабки­но выска­зывание насчет борща, намазала ему здоровенный кусок хлеба маслом.

Он подумал, пожевал и со вздохом произнес:

- Автобус...

Хозяин снова усмехнулся, и ласково похлопав его по плечу, буркнул:

- Цыган ты, цыган...

Такой лаской полковник баловал одного Цыгана, который, судя по их отрывочным воспоминаниям, прошел с ним вместе всю войну шофером при аэродроме - полковник был летчиком.

Может, по привычке высоко летать, а может, и по каким-то другим причинам, ко всем, живущим на и при его даче (да и ко всему, что пол­зало, прыгало и ковыляло по всей земле) пол­ковник относился с брез­гливым равнодушием - к тяжело спи­вающемуся в свои тридцать шесть неудачнику-сыну, жалкой карикатуре на него самого (блестящей иллю­страцией утвер­ждения, что Природа на детках отдыхает); к противной, виз­гливой толстухе-дочке, со скандалами и истериками вечно сходя­щейся и расходящейся со своим мужем; к виляющей в обтягивающих брючках попке своей смазливой внучки; к со­седским юнцам, часто тол­кущимся на его участке, вокруг этой попки, как кобельки - вокруг теку­щей сучки...

Времянку он нам сдал только по одной причине - по одному случайному, но вполне обычному совпадению: они с моей баб­кой оказа­лись однофамильцами и даже родились примерно в одной местности... Она - в маленькой украинской деревушке Вертиевке, под Нежиным, а он - в Нежине. В первые недельки две нашей жизни во времянке полковник частенько захаживал к нам, сам предлагал помощь в каких-то мелочах (под изумленно завистливыми взглядами домочадцев, поражавшихся происходящим, но конечно, не смевших вякнуть что-то против) и осто­рожно расспрашивал про бабкиных родственников. Через две недели, окончательно убедившись, что никаких об­щих родственников у него с моей бабкой нет, что это простое совпадение (в ныне независимой Украине таких фамилий, мо­жет, и поменьше, чем Ивановых на Руси, но может, и поболь­ше, чем Сидоровых), хозяин махнул на нас рукой, снова причислил нас ко всем прочим земным тварям и больше во времянке не появлялся (что было встречено его домочадцами с большим облегчением).

Как-то отец решился сказать ему - не желая ни польстить, ни, чего доброго, как-то поучать, а просто высказав наболев­шее у городского человека:

- Такую домину своими руками отгрохали... Вам бы надо ту­алет теп­лый в доме сделать, ему б цены не было...

Старуха-хозяйка испуганно замерла, даже флегматичный Цыган как-то предостерегающе хмыкнул, а полковник брез­гливо пожевал губами, пок­ряхтел и сказал так:

- Мне бы надо, понимаете, гроб с музыкой...

Равнодушно сказал. Без сожаления. Словно глянул во что-то такое... Словно знал что-то такое, по сравнению с чем теплые туалеты, отгро­ханные своими руками домины, спивающиеся сыновья, все это - так, чешуя, щепки, мусор, гонимый ветер­ком вдоль дороги или выбрасывае­мый на пустынный берег равнодушной морской волной...

Тут бы как раз придумать, что вскоре он умер - красиво бы вышло, но...

Он умер глубоким стариком. До нас дошел слух о его смер­ти, когда мне уже было лет двадцать пять. Умер, как я слышал, после инсульта, неспособный доковылять ни до уличного, ни до теплого домашнего со­ртира, намного пережив сына, сыг­равшего в ящик от цирроза, пережив старуху-жену и дружка-Цыгана... Тот ушел на пенсию, лишился УАЗика, который у него "только она одна и осталась", последний год прожил в той са­мой старой времянке и перед смертью просил похоронить его там же - закопать где-нибудь на участке.

Я слышал, генеральская общественность подняла там боль­шой скан­дал, не желая допускать таких неуставных безобра­зий, но чем дело кончилось - не знаю. Слышал, после смерти хозяина детки и внуки долго делили дом, грызлись, как шавки из-за куска требухи, судились, да так и не смогли поделить и кому-то продали...

Умерла моя бабка - умирала тяжело, медленно и мучительно, в про­лежнях и в... Зачем нужна такая смерть? Зачем нужна такая жизнь перед смертью, под занавес? За что это

(Наказание?... Испытание?.. Экзамен?..)

мучение для нее и для нас, близких? И если Бог, и вправду, е с т ь, и если Бог есть любовь, то что же есть лю­бовь - пролежни, тя­желый запах нечистот, злоба на родного человека и тяжело дергающееся вместе с кровью в жилах же­лание, чтоб ты сдохла, которое невозможно упрятать, скрыть от себя? Может быть... Кто знает...

Помню, когда я от нечего делать по-детски жестоко изде­вался над ней в кухоньке, таскал со стола лучшие куски мяса для хозяйского Васьки, она, вконец выведенная из себя, кричала мне: "Шоб тебе повы­лазило!.. Идиота кусок!.." А я обижался - не на "идиота", а именно на "кусок", злясь, что не тяну на целого идиота...

Как-то я подслушал ее разговор со старухой-хозяйкой - она рассказы­вала ей про дочку (то есть про мою мать), про то, как та вышла замуж (за моего отца), и на вежливо-равнодушный вопрос хозяйки: "А чего, вы против, что ли, были?", - по­молчала, пожевала губами и буркнула: "Могла бы и за полков­ника...". "А почему не за генерала", - с вялой подъебкой уди­вилась хозяйка. Помню, возникла долгая пауза, а потом бабка суховато, с некоторым сожалением, но твердо и беспристра­стно бросила: "На генерала она не тянет", - как окончательный и не подле­жащий обсуждению приговор. Вердикт - суровый, но правильный...

Об умерших полагается помнить что-то нежное и трогатель­ное, что-то возвышенное и грустное. Так полагается. Об этом пишут в разных книжках. Где утирают "скупую мужскую слезу", а первая любовь "остается в сердце навсегда" (как всегда). Но видно, я до такого не дорос, и мне, как горьковским гагарам, недоступно, и потому помню этот "идиота кусок" - ведь меня больше никто так не назо­вет. Идиотом - сколько угодно, а вот куском - нет, по­тому что она умерла и никакая слеза - ни скупая, ни пьяная - ничего тут не изменит, да и... Кому нужны эти слезы? Нет, может, кому-то и нужны, может, кому-то они приносят облегчение, снимают боль, но они не могут заполнить пустое

(пространство?.. уголок?.. отсек?..)

место, где раньше что-то было, а теперь ничего нет. Умерла. Абзац. Параграф.

... Умерла, намного пережив одного из своих однофамильцев. А может, и... Да нет, вряд ли.

 Цыган отвозил нас в конце лета в город на своем УАЗике, по дороге в сотый раз терпеливо объясняя, что уличная кошка в городской квартире жить не станет. Он помог нам за­тащить вещи, прошелся по всем комнатам нашей, вполне скромной, но по тем временам простор­ной, квартиры и молча кивнул, когда мать стала упрашивать его остаться пообедать.

За обедом он упорно молчал, а доедая второе, глянул на сидящую на кухне кошку и буркнул:

- А может, и уживется. В таких хоромах и я бы ужился...

- Каких, хоромах?!. - всплеснула руками мать. - Да, нищие же...

Он обратил на это не больше внимания, чем бык - на ба­бочку (а в нем, правда, было что-то от флегматичного, пожи­лого, но еще грозного быка), пожевал и продолжил мысль так:

- Это ж какой гвоздь надо в заднице иметь, чтобы из таких хоромов - переться летом в такую халупу...

- Но... природа же.. - как-то растерянно пробормотала мать. - Лето... дача... Мальчишке ведь воздух нужен...

Он глянул на нее, как на умалишенную, пожал здоровенными плечами и... Вопрос был исчерпан - к нескрываемому удоволь­ствию моего отца, получившего вдруг такую мощную поддер­жку своему отвращению к хо­лодной времянке, отсутствию го­рячей воды, комарам, сырости и всем прочим прелестям дачной жизни.

Равнодушно пойдя на попятный в плане своих представле­ний о ко­шачьих повадках, Цыган оказался прав. Кошка прижи­лась в наших "хоромах", через пару месяцев набрала приличный вес (около шести кг), получила плебейскую кликуху - Мурка, стала полноправным членом семьи, стала есть почти все, что ели мы сами (кто тогда слышал у нас про вискасы-фрискасы), стала в четко заведенные ею самою часы про­ситься на балкон, где стоял ее ящик с песком (разве нужны были тогда нашей юной прекрасной стране кошачьи туалеты в доме - ей бы, пони­маете, гроб с музыкой...), стала терпеливо учить нас обращению с ма­леньким Зверем, стала сама охотно понимать своих больших (по разме­рам) партнеров - что-то принимать, с чем-то соглашаться, а с чем-то - нет, на что-то не обращать внимания, а от чего-то отучать...

Кто не знает, не понимает кошек, для того все эти "не со­глашаться", и уж тем более, "отучать" звучат жалкой выдум­кой... Что ж, примите мои соболезнования...

Когда я купался в ванной, она всегда заходила и наблюдала за этим. Не пустить ее - обречь себя на выслушивание раз­драженно-жалобных "Мя-я-у", как-то особенно неприятно дер­гающих нервные окончания (как они умеют один и тот же звук издавать по-разному? Дурацкий вопрос - умеют и все) и отби­вающих всю охоту плескаться в ванной, все удоволь­ствие от купания. Кошки вообще настороженно и без симпатии отно­сятся к воде (хотя бывают исключения), и очень настороженно - к лью­щейся воде.

Я не любил закрывать краны, когда наполнялась ванна - тогда вода быстро остывала - и оставлял воду литься, время от времени вытаскивая затычку, чтобы вода не перелилась через край. Кошка твердо желала на­блюдать, как я плещусь в этой чужеродной для нее среде, и - наблю­дала, иногда кладя передние лапы на бортик ванны и заглядывая внутрь, но в ос­новном, просто сидя и смотря на кран, из которого лилась струя воды. Еще она не любила закрытых дверей, поэтому дверь в ванную приходилось закрывать неплотно - оставлять щелку, - чем всегда была недовольна мать, боявшаяся, что я простужусь. Мать ворчала, поначалу пыталась закрывать дверь как следует, оставляя кошку то внутри ванной, то снаружи, но... С кем спорить вздумали, бояре? Кошка установила свой ритуал, и всем не оставалось ничего, кроме как подчиниться ему. Почему?.. Это уже не ко мне. С этим - в другую инстан­цию.

Короче, когда подошли осенние школьные каникулы, мать достала пу­тевки в какой-то задрипанный дом отдыха - грязный клоповник с невы­носимой жратвой, но зато - воздух (см. вы­ше), - и мы с родителями убыли туда на девять дней, оставив Мурку с бабкой.

Прибыв обратно, мы встретили Мурку по собачьи, с востор­гом, вскри­ками, визгами и вилянием хвостов, она нас - по ко­шачьи сдержано и с затаенной обидой, но все, в общем, было в порядке. Правда, за время нашего отсутствия Мурка успела выбежать из квартиры, спуститься с седьмого этажа вниз, за­лезть в подвал и поранить там лапу о гвоздь. А моя бедная бабка успела побежать вслед за ней, спуститься за ней в под­вал и подвернуть там ногу на скользкой ступеньке. Так что они обе встретили нас с перебинтованными конечностями, но... Не в этом суть.

Когда я в тот же вечер залез в ванну, Мурка по обыкновению вошла туда и... Повернулась ко мне спиной, села и пол часа просидела спиной ко мне, не оборачиваясь, невзирая на все мои попытки привлечь ее вни­мание и упросить развернуться ко мне хотя бы в профиль. Только когда я выключил воду, выта­щил затычку и стал вытираться, а вода вся стекла в слив, кошка, подрагивая хвостом, вышла из ванной. Так и не обер­нув­шись. Интересно, сколько бы времени и слов потратил человек на то, чтобы выразить недовольство, упрек, назидание и предупреждение на будущее, для выражения которых кошке вообще не понадобилось рас­крывать рот и сотрясать воздух?..

Как ни пыталась мать вытащить меня куда-то на зимние ка­никулы, ка­кие угрозы и уговоры ни пускала в ход, я никуда не поехал.

Потом была весна, и Мурку пришлось выпустить на улицу - о стерили­зации кошек тогда мало кто слыхивал, страна бодро строила развитой социализм, - а не выпустить... У кого хватит сил и нервов выслушивать такой вой?

Потом один раз, когда мы вошли с матерью в наш подъезд, она сиде­ла там - похудевшая, но в общем, нормально выгля­девшая, если бы только не странная, круглая, словно ровно выстриженная проплешина на боку. В квартиру она идти отка­зывалась, мы вынесли ей еду, она жадно все съела и мявом попросила нас выпустить ее на улицу. Я нехотя от­крыл дверь подъезда, и она тут же убежала, не простившись и не побла­го­дарив за кормежку.

До этого на все мои вопросы о том, когда Мурка нагуляется и вернет­ся (я боялся спрашивать, вернется ли вообще - боял­ся даже себе задать этот вопрос), родители довольно твердо отвечали, что да, скоро, вот весна пройдет, только куда котят деть... После ее визита в подъезд, ме­ня стала покалывать странная тревога, от почему-то отводящихся от ме­ня глаз ма­тери, когда я ныл: "Ну, скоро она уже нагуляется? Ну, скоро вернется?" Странная, потому что я тогда ведь не знал, что та­кое стригу­щий лишай и что кошек от него не лечат. Тогда - не лечили, при разви­том...

Потом тревога стала расти, особенно когда я почувствовал, что отец старается как-то отвлечь меня от мыслей о Мурке - например, он купил мне целую пачку красивых цветных откры­ток с фотографиями кошек. Я не понял, зачем. Я спросил, зачем нам какие-то открытки, если у нас есть Мурка. Он как-то замялся, пробормотал что-то невразумительное и перевел разговор на другое...

Потом - пустырь и то, что я увидел на этом пустыре...

Конечно, я в тот вечер долго не мог заснуть. С опухшим ли­цом, за­плывшими, распухшими от слез глазами я глядел в по­толок и боялся за­крыть глаза, потому что стоило мне их за­крыть, как перед ними появ­лялся пустырь, балки, ржавые же­лезки и...

Потом я все-таки заснул и мне стал сниться странный, непо­нятный сон. Странно было еще и то, что я часто просыпался, тут же снова засы­пал и... Снова оказывался в этом сне. У взрослых так бывает, но у де­тей... Не знаю, я не спец в этом деле. Да я и не оказывался в том сне, меня, как такового, во сне не было, я в нем не участвовал, а лишь смот­рел - смотрел на что-то, как в кино, где ты не присутствуешь на экране, где тебе просто что-то показывают. Во сне, в котором ты участвуешь, сам действуешь, ты можешь что-то изменить, сон может тебе подчиняться, но когда тебе что-то показывают, как на экране, ты ничего изменить не можешь. Впрочем, в том многократно повторявшемся сне вообще не было никакого действия. Там было...

Внизу, под ногами - красноватый песок и огромные валуны такого же цвета. Местами песок был почти бурый, местами посветлее, ближе к алому, но везде, повсюду, на сколько хва­тало глаз - песок. Сколько ни крути головой, сколько ни ста­райся заглянуть за край, все равно - один песок и валуны. Впрочем, валунами я мог бы их назвать потом, позже, а тогда я, кажется, даже и не знал, что такое - валуны... Словом, это были глыбы из того же песка, только как-то спрессованного, слипшегося что ли, ну, как из мокрого снега может получиться снежный ком. Только снег - мокрый и липкий, а песок был мел­кий и как будто совершенно сухой. Чтобы спрессовать его так, нужно было время. Долгое время, очень дол­гое, такое долгое, что... само понятие о времени становилось другим.

Вверху, над головой было... Нет, не серое небо. Вообще не небо. Вверху был серый

(туман?.. завеса?... Пелена?... )

цвет. И где-то в этом сером цвете, который не сливался вдалеке, на линии горизонта с красным песком, потому что там не было линии гори­зонта... Где-то там, наверху, в сером цвете висел красный, горящий ров­ным, холодноватым светом

(диск?... обруч?... тарелка?...)

круг.

Вот и вся картина. Больше - ничего. И я не мог ни уйти отту­да, ни очутиться там, потому что меня там не было. Потому что нельзя уйти от­туда, где тебя нет, и нельзя оказаться в том, что тебе только показы­вают, как на экране или на слайде. Но что-то спрашивало меня, хотел бы я там оказаться, или нет. Что-то предлагало мне выбор, что-то подтал­кивало в разные стороны - в одной стороне было "да", а в другой сто­роне было "нет". Но оно подталкивало меня с одинаковой силой, и я ни­как не мог, никак не решался... выбрать. И это что-то знало, что я не мо­гу выбрать, но все равно не толкало сильнее - ни на чуть-чуть, ни на ка­пельку - в какую-то одну сторону, поскольку знало еще и... Знало, что и не выбрать - я тоже не могу.

Странно, но на следующий день мне стало полегче - горе не прошло, первое детское горе от столкновения с недетской стороной жизни так быстро пройти не может и никогда не про­ходит. Но мне стало полегче, и это странно, потому что ника­кого отношения к моему горю, к первой ут­рате навсегда лю­бимого существа, снившийся мне всю ночь сон не имел.

Да и вообще, сон был совсем не успокаивающий. Наоборот... То, что я видел во сне вызывало... Не знаю, что оно у меня вызывало, но только оно было большим. Оно было очень большим. Таким большим, что даже мое огромное - для меня тогда просто невыносимое - горе по сравне­нию с этим было меньше... Объяснить, выразить это точнее, как-то иначе, будучи десятилетним мальчишкой, я не мог. И я не знал, мне не дано было знать, почему то, что я увидел всего лишь в ка­ком-то сне, могло стать... Могло не перевесить, конечно, никак не затмить настоя­щее, реальное горе, но подтолкнуть меня к какой-то неведомой, непо­нятной шкале, по которой это было... Другого размера. Было... Нет, не сильнее, не острее - я не мог подставить сюда никакого другого слова - было... Больше.

 

* * *

Мысли о том, как и почему моя Мурка лишилась передней лапы, а главное, лишилась она ее - уже мертвая, или еще жи­вая, пришли ко мне позже. Намного позже...

4.

... От... и… кусок? - услышал я откуда-то издалека, открыл один глаз (в теле была приятная легкость и пустота... Как, извиняюсь, после клизмы) и с любопытством уставился на Рыжую.

- А? - с беспокойством спросила она и тряхнула (наверное, не в пер­вый раз) меня за плечо.

- Чего - а? - спросил я.

- Застрял в глотке кусок? Подавился?..

- М-мм... Не-а. Чего ты уставилась так на меня?

- Ну... У тебя такая... - она фыркнула, - морда лица была.

- Какая?

- Как будто чем-то подавился. Или...

- Или?

- Или дозу перебрал.

- Кстати, о музыке - может, выпьем чего-нибудь?

- Я же сказала, у меня. Вечером.

- А пива?

- А? - рассеянно переспросила она, рассматривая ноготь на мизинце.

- Пива, говорю, выпьем?

- Ч-черт! Опять лак слезает... Давай свое пиво.

- Всегда готова? По-солдатски?

- Угу, - она оторвалась от мизинца и вдруг спросила: - Слушай, а ты служил в армии?

- Нет.

- Почему?

- Решил, в красной армии штыки, чай, найдутся, и без меня больше­вики...

- Ну, правда, почему? Отмазался? Закосил чего-нибудь?

- Не косил - все по-честному.

- А что у тебя болело?

- Душа, однако...

Ее кулак ткнулся мне в ребра.

- Ну, расскажи, как отмазался...

- Да, не отмазывался я специально... Ну, правда, не косил ничего. Просто... был у меня мотоцикл.

- Ну, и..?

* * *

Ну, и пролетев раз и другой на экзаменах в институт, по причине бур­ного увлечения купленным на нетрудовые доходы стареньким мотоцик­лом, а также бурного взлета и пышного расцвета половой жизни, в свою очередь, тоже по причине то­го же самого мотоцикла, я получил первую серьезную пове­сточку из райвоенкомата - повесточку под роспись и с требо­ванием явиться во столько-то, к такому-то, да не одному, а в со­ставе с одним из родителей, а при наличии отсутствия обоих таковых, с лицом... Точно не помню, как было сказано - что-то вроде... "Являющимся юридически ответственным до совер­шеннолетия" - как-то так.

- Ну, вот, - вставая из-за стола и протягивая отцу руку, как почти рав­ному, с усталой улыбкой (дескать, не меня благода­рите, Родина всех помнит) сказал пожилой майор, - пришло время вашему сынку послужить.

По возвращению из военкомата отец пребывал в некото­рой... как бы сказать, растерянности. Для него заявление майора было чем-то, стоя­щим в одном ряду с дачей, комара­ми, уличным сортиром, отсутствием горячей воды - чем-то неприятным, неудобным, раздражающим, но не­избежным и неотвратимым. Словом, судьба.

Мать то рычала: "И хорошо! Раз мы не можем с ним спра­виться - пусть другие. У него на уме только мотоцикл, девки и пьянки... Он так погибнет! Он уже гибнет! Армия его испра­вит...", - то заламывала руки и причитала: "Господи, как же он там - один... Там же все чужие... Там же эта... как ее... дедовчина !...".

- Дедовщина, - равнодушно поправил ее я, с нетерпением ожидая, когда закончится семейный совет и уже можно будет потихоньку улиз­нуть к мотоциклу.

Семейный совет кончился ничем, а на следующий день в нашей квар­тире появился еще один член нашей семьи, моя вторая бабка, мать отца, живущая совершенно отдельно и са­мостоятельно на свои сорок шесть рублей пенсии, и известная в нашей семье под

(именем... кличкой... прозвищем...)

названием "Герцогиня".

Бабка действительно держалась как герцогиня со всеми - со своими сварливыми соседями по коммуналке, с уличными тор­говцами, с прием­щицами стеклотары, куда иногда милостиво сопровождала свою сосед­ку, собиравшую пустые бутылки на лестнице, с контролерами в метро, с работниками собеса, да­же с хозяином нашей "дачи", полковником от авиации, перед которым заискивал не только комендант поселка - гене­рал-лейтенант от КГБ - но и его бандит-кот, Васька. Самое интер­есно, что все перечисленные и не перечисленные выше, все частные и юридические лица вели себя с ней, как с герцоги­ней. А как прикажете?..

Родившись в прошлом веке, в небогатой местечковой ев­рейской семье, она при проклятом царизме и черте оседлости окончила клас­сическую гимназию, получила роскошную памят­ную грамоту в честь трехсотлетия Дома Романовых, танцевала на балу в Дворянском Собрании, пережила Первую Мировую Войну, Февральскую Революцию, Октябрьскую заваруху, граж­данскую войну с приходами красных, белых и опять красных, с налетами махновцев и погромами петлюровцев, потом коллек­тивизацию, год великого перелома, 37-ой год, Великую Отечественную, фронтовой госпиталь,

(где ей, зубному врачу, приходилось сутками сшивать раз­ворочанные пасти и челюсти (хирург пил мертвую с фельдше­рами и в минуты трез­вости целовал ей руки, а в недели запоев грозил: "Погоди, сука, Гитлер придет, он тебе покажет!...")

эвакуацию в товарно-пассажирском эшелоне за Урал (с му­жем и ма­лолетним сыном), возврат из эвакуации в чудом со­храненную комна­тушку (ту самую, в которой лет через десять пятым жильцом появился я), культ личности, борьбу с космо­политизмом, женитьбу сына на не просто гойке, а еще и украинке, то есть пет­люровке,

(помню, мы на "даче", в поселковом кинотеатре смотрели с ней "Неуловимых мстителей", на экране крупным планом по­явился атаман Сидор Лютый, стегающий кнутом главного "мстителя", и она, толкнув меня локтем, буркнула: "Вылитая твоя мать!")

смерть вождя, развенчание культа личности, кукурузную от­тепель, брежневский застой... Чему ж удивляться?.. Какие там собесы? Какие генералы от КГБ? Все они для нее - так... Чешуя, щепки, мусор.

... Помню, она резала мясо в летней кухоньке. На другом, хозяйском конце, за дубовым столом сидели полковник с Цыганом, пили что-то мутное и перебрасывались неторопли­выми и понятными им одним фра­зами. Вспоминали войну, ка­кого-то комбата и какую-то "особисточку". Я вертелся у хозяй­ского стола, вернее почти под столом, где сидел Васька. Никто не обращал на меня внимания - для пьющих за столом и для Васьки меня вообще не существовало, а Герцогиня была заня­та мя­сом.

- Она-то, кстати, тоже войны хлебнула, - еле слышно бур­кнул полков­ник, чуть дернув щекой в сторону нашего хлипкого столика.

Она не могла это услышать. Даже я - из-под хозяйского стола, совсем рядом - расслышал с трудом. Но она услышала.

Слегка повернув голову, глядя не на хозяина, а куда-то ми­мо, вниз, в нашу с Васькой сторону, она небрежно уронила:

- Ножи тупые.

Цыган как-то смущенно крякнул и как-то, необычно для него, суетливо налил и выпил. Полковник ничего не ответил. К нему ведь никто не об­ращался. Только задумчиво пожевал губами и... тоже налил и тоже вы­пил.

На следующее утро мать резала за завтраком хлеб. Отрезая первый кусок, она вдруг вскрикнула, а на пальце у нее показа­лась алая полоска крови. Она привыкла к тупым ножам - давно привыкла - и не на шутку испугалась, когда заточенное как бритва лезвие слизнуло с ее пальца кусочек кожи, легко и нечувствительно, как язык слизывает соринку из глаза...

* * *

Мы обедали на кухне. Раздался звонок в дверь, я открыл - на пороге стояла Герцогиня. Не поздоровавшись со мной, она прошла на кухню.

- Мэри! - воскликнула мать, вставая из-за стола (только ей было поз­волено называть так, на английский манер, Герцогиню). - Как хорошо, что вы - к обеду... Садитесь, у нас все горячее!..

Не обратив на нее внимания, ни с кем так и не поздоровав­шись, даже не выпустив из рук старомодную, дешевенькую су­мочку, почему-то в ее руках всегда превращавшуюся в изящ­ный дамский ридикюль, она как-то странно подбоченилась, и в упор уставясь на отца...

Вся ее герцогинность, весь лоск и шик, вся цивилизован­ность - сле­тели с нее, как дурацкая шелуха, и из-под них выг­лянула какая-то незна­комая, мощная сила, облеченная сверху в толстую

(она была тогда, как и всегда, сколько я ее помнил, изящной сухонь­кой пожилой...)

старую

(...дамой - ни у кого в жизни не поворачивался язык назвать ее стару­хой)

базарную торговку.

- Профессор! - с непередаваемой издевательской интонаци­ей произ­несла она (никогда в жизни, ни до, ни после, она не разговаривала та­ким тоном ни с отцом, ни с кем бы то ни бы­ло, а отец...Отец никогда не был, не числился и не назывался профессором). - А, профессор? Ты уже сделаешь что-нибудь? Или будешь сидеть вот так и молоть языком, пока твоему ре­бенку лоб не забреют?

- Но мама... Послушай... Что я могу... - растерянно пробор­мотал отец, кидая на мою мать взгляды, просящие помощи или хотя бы поддержки.

Но мать даже не смотрела в его сторону. Вытаращив глаза, с отвис­шей челюстью она, уставилась на бабку, с трудом что-то проворачивая у себя в мозгу. Думаю, она тогда "провернула" это и поняла то, что до меня дошло лишь гораз­до позже. Но и я запомнил...

- А другие отцы - могут? А ты... - она презрительно фыркну­ла и...

На пододвинутый матерью стул уселась уже наша Герцогиня и начала в своей обычной манере вправлять отцу мозги и объяснять, что ребенку нельзя идти в армию, что армия не для ребенка, пускай ребенок и - ху­лиган, бандит, мерзавец, но он - ребенок...

И моя мать, которая просто органически не могла не встрять в какой-то спор с отстаиванием высших (по ее разумению) истин и ценностей за весь обед не проронила почти ни слова, а лишь накладывала на тарелку "Мэри" лучшие куски и время от времени кидала на нее странные за­думчивые взгляды. Лишь один раз она попыталась что-то робко (моя мать и "робко" - это "горячий лед", это оксюморон) возразить:

- Но Мэри, ведь...

На одно мгновение на стуле снова возникла толстуха-тор­говка, ки­нувшая сквозь зубы:

- Помолчи... - и уже неслышно для нее, но услышанное (хотя и непо­нятное тогда) мною. - Курноса шикса.

И мать заткнулась, мать - заткнулась, а я... Я запомнил этот случай, я запомнил, как Герцогиня превратилась в... Нет, я за­помнил не внешнюю форму, не базарную одесскую торговку, а то, что высунулось из-под тор­говки, лишь приняв форму, пото­му что это должно было принять какую-то форму и этому было все равно, какую форму принять. Этому вообще было все - все равно, когда дело касалось...

Много позже я понял, что приди я к ней ночью и скажи, что зарезал пару младенцев, она бы укрыла, спрятала, не выдала бы меня никому. Потом, может быть, сама бы судила меня и прокляла или порешила, но это - потом, и это - сама. Лишь в начале эпохи видюшников посмотрев "Крестного отца" и уви­дев Марлона Брандо в роли Вито Корлеоне, я по­нял, какая си­ла выглянула тогда из Герцогини, приняв (чтобы мы не очень струхнули) форму базарной торговки.

Я понял, какая сила дала ей пережить все, что она пережи­ла, дала прожить без трех лет век, и уйти не старухой, а жен­щиной... Я понял, ка­кой чешуей для нее на самом деле были все петлюровские, махновские, советские и несоветские вла­сти, все собесы, приемщики стеклотары, все генералы, Дома Романовых и культы личности, по сравнению с ЕЕ СЕМЬЕЙ. По сравнению с ее внуком - ну да, хулиганом, бандитом, сыном петлюровки, курносой шиксы, но ЕЕ внуком... Ее больше нет, и никто и никогда на этом свете больше не будет

(любить?... обожать?...)

относиться ко мне так. Потому что ее больше нет, потому что она умерла, пережив все власти и безвластья, все погромы и интернациона­лы, все застои и перестройки, всех вождей и все их культы и не культы... Умерла? А вот...

Хуй вам всем!

Это вы все сдохли, а она -

(где?.. Здесь - ее нет... Там - кто знает?..)

БЕССМЕРТНА!!!

Вот так.

 

... Ничего в плане зависшей надо мной службы в рядах са­мых непобе­димых и самых вооруженных сил отцу делать не пришлось - судьба ра­спорядилась иначе. Распорядилась весьма оригинально: то, что вызыва­ло такую неприязнь и такой страх у Герцогини и всех остальных, "юридически ответствен­ных" за меня лиц - а именно, мой старенький мотоцикл, - сде­лало все в лучшем виде.

Где-то около часу ночи, съезжая с пустынного уже Сущевского Вала на пустынную уже Нижнюю Масловку, я со всего маху врезался в неизве­стно откуда выползший с поту­шенными фарами на середину проезжей части "Жигуль", успев лишь чуть-чуть вывернуть руль влево, вылетел из седла, проле­тел несколько метров, шмякнулся брюхом, грудью и башкой (случайно - в шлеме) об асфальт, проехал плашмя еще метра полтора, медленно перевернулся на спину, глянул в ту сторону, откуда ехал, на спуск с Сущевского, и...

Красное... Прямо ко мне приближалось с огромной скоро­стью что-то красное... Прямо на меня летел... Нет, это я летел прямо на красный... Трамвай.

Это было невозможно. Трамвайные рельсы были в другой стороне - в той, куда я катил на мотоцикле до столкновения с "жигулем", а не в той, откуда я ехал. Да, и даже там в этот ночной час не могло быть никакого трамвая, но...

Я несся на красный трамвай, стоявший боком ко мне, я ле­тел прямо на него, а потом пролетел сквозь него, и он исчез, и я пробормотал: "Мама...", - и больше ничего не успел про­бормотать, ничего не успел подумать, потому что меня осле­пили две, мчащиеся на меня, фары и тут же, без всякого ин­тервала по моим ногам - пониже ляжек и повыше ко­леней - проехало сначала переднее, а потом заднее колесо другого "жигуля", не свернувшего (он и не мог свернуть, водитель ско­рее всего увидел меня уже перед самым своим носом), не за­тормозившего (к счастью - тормозни он на моих ноженьках...) и не остановившегося, а просто слинявшего с места действия.

Дальше все было буднично просто. Из торчащего посреди улицы "жигуля", в который я врезался, выскочили двое мужчин и женщина и побежали к тому месту, где валялся я. Женщина бежала, открыв рот и наверное что-то крича, но я не слышал ни звука... Хотя нет, я слышал топот их ног по мостовой, но не слышал ее крика, значит, не у меня выключился слух, а у нее - голос. Я приподнялся на локтях

(больно - локти были ободраны об асфальт...)

согнул ноги в коленях

(не больно...)

 и потрогал ссадину на щеке.

(чуть-чуть больно...)

- Живой, - выдохнул один из мужиков, вдвоем они ухватили меня пол локотки, как подвыпившего приставалу на танцпло­щадке, и поставили на ноги.

- Идти можешь? - опасливо спросил второй. Я кивнул, с их помощью доковылял до кромки тротуара, присел на бордюр... На меня накатила слабость и легкая тошнота, и я откинулся на спину. Тут у женщины, на­конец, включился звук, и я услыхал визгливо-причитающие звуки, скла­дывающиеся в слова:

- Нет, не ложи-и-итесь, пожалуйста, не ложи-и-и-тесь, по­жалуйста, вста-а-а-ньте...

- Да, заткнись ты, - рявкнул на нее один мужик, и обращаясь ко мне, тревожно спросил. - Ну, ты как, парень?.. Скорую на­до?

Только чтобы прекратить эти визгливые причитания женщи­ны, я снова сел, помотал головой и пробормотал:

- А где... девчонка?

На мотоцикле я ехал не один. В начале Сущевского, на све­тофоре, ко мне подскочила неизвестно откуда вынырнувшая, слегка поддатая девка, спросила "Прокатишь?", и не дожида­ясь ответа забралась в седло, по­зади меня, сразу плотно стис­нув мою задницу полными ляжками и так крепко прижавшись грудями к моей спине, что у меня сразу не осталось никаких сомнений - нормальный, "давучий" вариант... Зажегся зеле­ный, она нетерпеливо тряхнула меня за плечи:

- Давай!..

- А ты даешь? - спросил я.

- Даю, - хохотнула она. - Когда прокачусь...

Мы тронулись с места и быстро набрали скорость на поло­гом спуске Сущевского Вала. Прокатилась, блядь...

- ... Да, вот она, - махнул мужик рукой в сторону, - с ней все нор­мально... Ты-то как?

Прихрамывая, подошла девчонка, уселась на кромку тротуа­ра рядом со мной, обняла меня за плечи и всхлипнула. Она была в шоке, ничего не говорила, но кроме расцарапанной ко­ленки, никаких увечий я на­вскидку не видел.

- Вроде, ничего, - пробормотал я и попросил у него заку­рить.

Мужик дал мне закурить, причитавшая и повизгивающая женщина на­конец заткнулась и лишь недоверчиво, со страхом и изумлением пяли­лась на меня, второй мужик, пока я жадно затягивался сигаретой, по­добрал мотоцикл, подкатил его к нам, завел и поставил на подножку.

 Сделав последнюю затяжку, я поднялся с тротуара без по­сторонней помощи, мужик, дававший мне сигарету, сунул ка­кую-то бумажку в кар­ман моей куртки (это оказался четвертак - он не заметил, что от меня попахивало винишком, а я не со­образил, что он разворачивался в непо­ложенном месте с по­тушенными огнями), помог мне усесться в седло, девка села за мной, не обращая внимания на причитающие всхлипы женщи­ны: "Ой, не на-а-а-до, не сади-и-и-тесь, лучше такси... мы за­пла-а-а-тим...", - и...

Я без приключений доехал до дому.

Родители жили на очередной "даче", квартира - те самые "хоромы", которые когда-то произвели такое впечатление на Цыгана - была в моем полном распоряжении. Правда, в ту ночь распорядиться ей с толком (хотя бы с парой палок) мне не удалось. Стоило мне повернуться к девке и чуть прикрыть глаза, как на меня сразу мчались два ослепитель­но-желтых фонаря, две фары, и... Мне сразу становилось не до любви, к горлу подкатывала легкая тошнота и хотелось куда-то уползти, спря­таться, закопаться. Девка была не в обиде - ее тоже слег­ка трясло и ей тоже было не до того, хотя справься с этим я, она бы тоже справилась. Они в этом плане лучше устроены...

На утро, выспавшись, я чувствовал себя нормально во всех смыслах, даже в половом, только... Пока лежал. Стоило мне встать, как сразу начинало мутить. Ну, я и не вставал - девка уходить пока не собиралась и вовсю орудовала на кухне.

Днем с "дачи" приехал отец, удостоил девкино "здрассьте" еле замет­ным кивком, раздраженно поинтересовался, почему я среди дня валяюсь в постели, выслушал мое краткое изложе­ние случившегося (про "жигуль", проехавший по ногам я ничего не сказал) и вызвал врача из поликлиники.

Милая докторша, знавшая меня с семилетнего возраста, внимательно осмотрела меня, ощупала со всех сторон и вы­несла приговор:

- Легонькое сотрясение мозга. Дней десять - полежать. Три дня - вставать только в уборную, потом можно есть за столом, но щадяще-по­стельный режим. Принимать... Можно - белоид. Три раза в день. Если поболит голова - анальгетик. В общем, будем считать, отделался легким испугом.

Отец вышел проводить ее в коридор и спросил:

- Больница не нужна?

- Да нет, - отмахнулась она. - Сотрясение легкое. Никаких осложне­ний... Ссадины - вообще ерунда.

- Понимаете, - немного смущенно пробормотал он, - тут та­кое дело... Дело в том, что этому болвану осенью - в армию, и я подумал...

- В армию? - он посмотрела на него, как на умалишенного (точно так же, как Цыган смотрел на мать, когда та объясняла ему про свежий воз­дух) - Что же вы сразу не сказали?

Не обращая внимание на застывшего с ее плащом отца, она верну­лась в комнату, села за стол, извлекла из сумочки стопку бланков и ша­риковую ручку и стала что-то писать...

- Так как же... - слегка растерянно пробормотал отец, входя в комнату с ее плащом.

- Вот так, - сказал она, не отрываясь от бланка. - Я выписы­ваю на­правление на госпитализацию. С сотрясением мозга второй степени, - закончив заполнять бланк, она повернулась ко мне. - Ты повторишь в больнице все, что рассказал мне. Никаких лишних страстей. Не сгущать краски. Все, что говорил мне, кроме... - Она прищурилась и в ее голосе зазвучали ме­таллические нотки. - Запомни, самого момента столкнове­ния ты не помнишь!

- Но ведь... - попытался возразить я.

- Самого момента столкновения ты не помнишь, - медленно, отчеканивая каждый слог, повторила она. - Ты на несколько секунд по­терял сознание. Это необходимо для сотрясения вто­рой степени. Но те­бе не нужно говорить, что ты потерял созна­ние. Ты просто не помнишь самого момента аварии. Ты ехал по дороге, потом - какой-то удар, и... Ты открыл глаза, когда уже лежал на мостовой. Ты знаешь, что случилось, потому что тебе рассказали - прохожие, там, или те, кто были в машине, но... Сам ты - этих нескольких секунд не помнишь. Понял?..

- Понял, - кивнул я, - может я, и правда, вырубился на се­кунду. Знаете... - и я попытался честно рассказать ей про трамвай, про красный трамвай, на который я несся, лежа на мостовой, и сквозь который я...

Она недоуменно нахмурилась, потом скептически усмехну­лась и ска­зала:

- Не надо отсебятины. Никаких сказок - коек везде не хвата­ет, и там не дурачки работают. Только то, что я сказала, и - никаких трамваев. Ни красных, ни серо-буро-малиновых! Так... Направление готово. Где у вас телефон? Госпитализацию над сделать по скорой - они, конечно, будут ворчать, но это снимет все вопросы в военкомате...

Это действительно сняло, хотя и не все, но главные вопросы - никаких экспертиз, лишь запрос выписки из больничной истории болезни, а по­том... Автоматом - отсрочка от осеннего призыва. Автоматом - отсрочка от весеннего. А через год, в следующем августе - наконец-то, успешно сданные экзамены в институт, моя фамилия в вывешенных перед глав­ным зданием списках счастливчиков, дивная пьянка по этому поводу на деньги, вырученные за наконец-то проданный мотоцикл, и... все осталь­ное.

* * *

- Жигуль... переехал тебя?! - Рыжая уставилась на меня изумленно-недоверчивым взглядом, даже забыв про слезаю­щий с ногтя мизинца лак. - Но так... Так просто... не может быть!

- Почему?

- Потому.... Потому что... Это машина...

- Ну, да. Машина. Не танк же, и не БМП, - я потянулся. - Обыкновенная машина, и кстати, довольно легкая...

- Переехала?!. Вот тут? - она провела ладонью по своим ляжкам

(таким полным - не толстым, полным, очень красивым, очень... жен­ственным, хотя и не так, чтобы очень молодым, но...)

- Не вот тут, а ниже, и не по этим, - я провел рукой по ее ляжкам, а потом похлопал себя по своим, - а вот этим...

Она положила руку на мои, я думал, сейчас ее рука по обык­новению скользнет выше, но она осталась там, только легонь­ко сжала мне ногу.

- Это невозможно... Так не может быть...

- Потому что не может быть никогда?

- Потому что их бы раздавило!

- Их слегка сдавило, - терпеливо стал объяснять я, - и они потом ка­кое-то время болели... Даже сейчас, зимой, в морозы, эти места у меня замерзают быстрее, чем все ноги, а может, мне так только кажется... Но на самом деле, тут нет ничего особенного... Жигуль - легкая тачка, она весит... - я задумался, - Ну, килограмм девятьсот...

- О, Госссподи!..

- Да, не "Госссподи", она ведь одним боком, значить раз­дели попо­лам.

- Тоже не слабо, - фыркнула она.

- Еще половину или даже больше скинь на скорость, вот и останется меньше двухсот... Положи полтораста кэгэ себе на ноги - нет, только не себе, они мне нужны такими, - ее ладонь медленно двинулась вверх по моей ноге. - Ничего старшого не случится. Здесь одни из самых силь­ных мышц у человека... Ну, больно будет немножко, будет давить, но - ничего не раз­давит. Вот если бы он тормознул... Тогда мог по асфальту размазать. Хотя...

- А если бы - ниже? - она вздрогнула. - Или... выше? - ее ладошка за­мерла, не добравшись до цели.

- А если б я вез патроны? - начиная раздражаться, буркнул я. - Что толку - играть в "если бы, да кабы"? Было так, как бы­ло, а было бы иначе... ты бы сейчас рылась в записной книжке и обзванивала бывших... И нынешних, - я погладил ее живот, - сука рыжая.

- Хорошо, что не патроны, - пробормотала... нет, даже как-то промур­лыкала Рыжая. - Хорошо, что просто блядь какую-то... А она так царапи­ной и отделалась?

- Коленку ушибла... расцарапала немножко, - кивнул я.

- Прокатилась, - фыркнула Рыжая. - А ты - от армии увиль­нул, в ин­ститут поступил... А потом?

- Суп с котом, - буркнул я. - Давай-ка лучше выпьем, моя донна, а?

- Ладно, - кивнула она, - выпьем. Я бутылочку прихватила - знала, что здесь захочется, - она так резко перекатилась через меня, что я ох­нул (не перышко), и пошла в коридор к своей сумке, бросив на ходу: - Только потом все равно ко мне по­едем...

Она вернулась с бутылкой и я присвистнул - "бутылочка" оказалась "Мартелем".

- Однако... Духи "Дорсэ", коньяк "Мартель"... Ты меня так к хорошей жизни приучишь. Не успею состариться...

- Кто не успел, тот опоздал, - подмигнула Рыжая. - Открывай.

Я открыл бутылку, она достала из бара бокалы, и мы вы­пили. Залпом, не закусывая. А потом - еще раз. Она снова улеглась рядом, положила голову мне на плечо, обняла за шею, закинула через меня ногу и ска­зала:

- Я так засну...

- Спи, моя донна, - я закрыл глаза и вправду задремал, вернее стал мягко проваливаться в какую-то полудрему, пробормотав, - ты старе­ешь, уже спать хочешь, а не траханьки...

- На траханьки у нас столько вре­мени, что ты похудеешь. Пока твоя мадам не приедет, -то же сонно пробормотала она.

- Ты хочешь со мной все это время...? - я опять удивился, но как-то вяло и... похоже, радостно. Коньяк приятно грел живот изнутри, все тело расслабилось, и ничему удивляться не хоте­лось. Хотелось дремать и ни о чем не думать - сосем ни о чем.

* * *

Когда я раскрыл глаза, она сидела рядом и разливала в рюмки коньяк. Налив, она протянула мне рюмку и сказала:

- Пей и поднимайся... Нет, это я не ему, - она скосила глаза на мой живот и ниже, - это я - тебе... Ну, давай-давай, нечего разлеживаться.

Мы выпили. Мне жутко не хотелось вставать - в кровати было тепло и уютно, да и "Мартель" мы еще не допили... Но если уж она забрала что-то в голову... Если женщина хочет...

- Возьмем коньяк с собой, - сказал я, - если ты не передумала ехать... А вообще, может, не поедем? Ну, чего тащиться? Чем тебе тут...

Но Рыжая оборвала меня на полуслове, убрала бутылку в бар,

(- Со своей мадам допьешь - за мое здоровье...)

быстренько приняла душ и стала торопить меня, а я...

Мне, конечно, было лень куда-то срываться, но с другой стороны, подстегивало вялое любопытство - мне было интересно пос­мотреть на ее дом, ее семейное гнездышко, ее... Какую-то ее жизнь. Кроме того, я никогда не был в ее доме - не только в квартире, а в самом доме. Знал, что она живет в сравнительно недавно отстроенном (где-то в начале пе­рестройки) муници­пальном здании, неподалеку от Безбожного переулка, где, как известно, хирел (да не захирел) талант поэта, по сравнению с которым все перестройки и ускорения - так, жалкий мусор, просто хвост-чешуя и больше нету ни...

Но ведь тут еще пол бутылки "Мартеля", а у нее может тако­го больше и нет...

- Слушай, но что у тебя шило в... Найдем мы здесь чего-ни­будь пож­рать. И выпьем... Чего такой коньяк оставлять?

- Выпьем, не хнычь... Хоть ведро выпей. Нет, ведро не дам и вообще надираться не будем... Ну, разве что, разочек. Вообще-то, я хочу с тобой разок надраться - ты меня такой не видел...

Она усмехнулась, как-то плотоядно, и я вздрогнул и полу шу­тя, полу серьезно запротестовал:

- Э-э, нет уж... Я еще жить хочу. Я тебе не секс-машина...

- А с чего это ты взял, что мне секс-машина нужна? - при­щурилась на меня она.

- Да, уж знаем, как вы в шашки...

- Ладно, уговорил, - Рыжая рассмеялась. - Никаких ужоров. Сегодня... Одевайся, давай.

- Даю, родная. Тебе лучше дать, чем...

Я слез с кровати и начал одеваться.

* * *

Рыжая вышла раньше и ждала на улице, за углом дома. Конспирация была детской - если сегодня у нас дежурит какая-то старуха в подъезде, она прекрасно поймет, откуда вышла красотка, лифтерши, ведь, все знают, как домработницы (см. классику), и всегда в курсе... Но она вряд ли станет капать на меня жене - все-таки я здесь хозяин, и зачем ей ссориться с хозяином... Но конспирация - не осоз­нанная необходимость, а тупая привычка. Поэтому Рыжая ждала на улице.

Я набросал кусочки бумаги в унитаз - Кот соглашался справлять там нужду лишь при условии абсолютной сухости ("Марина открыла для себя прокладки... Су-у-у-хо!" - подраз­нил я его иногда, но - осторожно!) и наличия там бумажек - и сообщил Коту, что скоро вер­нусь, не позднее завтрашнего ут­ра... Ну, может, полудня. Кот пожал плечами, прыгнул на теле­визор, оттуда махнул на шкаф и уселся рядом с цветком. Он прекрасно знал, что я скоро вернусь, что я скучаю по нему больше, чем он по мне, но на всякий случай давал понять, что опоздай я ко времени его обеда (я оставил ему еду в его миске, но он не любил есть в одиночестве), и - от любимого цветка жены останутся жалкие ог­рызки. И сам тогда будешь с ней разбираться, спокойно говорили мне желтые фонарики его глаз.

 На секунду мне показалось, они говорили что-то еще, какую-то более важную...

Но Рыжая не любила долго ждать, поэтому я кивнул Коту, вышел на площадку, запер дверь и вызвал лифт.

В простой, круто облегающей бедра и короткой, выше ко­лен, юбке и туго перетягивающей талию алой блузке с наклад­ными плечиками, Рыжая выглядела так, что я рядом с ней смотрелся ее шофером. В лучшем случае. Я дернулся было к метро, но она твердо взяв меня за локоть, потянула в другую сторону - к подворотне, выходившей прямо на проспект.

- На тачку я еще не заработал, моя донна, - сказал я.

- Я хочу - я плачу, - небрежно бросила она. - Или у тебя комплексы? - она насмешливо сощурилась и вильнув бедром, легонько подтолкнула меня вперед.

- Какие комплексы, - вздохнул я. - Милого Друга из меня все равно не вышло, так что, как повелеть соизволишь..., - и мы вошли в подворотню.

На улице Рыжая отпустила мой локоть, сунула мне свою сумочку, подошла к краю тротуара и уверенно махнула ру­кой. Рядом с ней затор­мозила бежевая Волга, водитель пере­гнулся через пассажирское си­денье, приоткрыл окошко и спросил:

- Куда?

- Проспект Мира, - небрежно бросила она, не наклоняясь к нему.

- Ладно, - он с интересом окинул ее всю, задержал взгляд на загоре­лых коленях и... увидел меня с хозяйственной сумкой; интерес в его гла­зах сменился скукой. - Не по дороге, крюк здоровый... Сколько дашь?

Рыжая раскрыла свою дамскую сумочку, почти не глядя, словно на­угад, вытащила две зеленых бумажки (по десять бак­сов, различил я на­метанным, как у всех теперь, на "зелень" глазом) и небрежно махнула ими у него перед носом. Он ува­жительно крякнул и кивнул:

- Садитесь.

Волга резко рванулась с места и быстро набрала скорость - похоже, движок у нее был форсированный. Мы с Рыжей сидели сзади, она поло­жила голову мне на плечо и потерлась макуш­кой о мою щеку. Я шепнул ей на ухо:

- Многовато вытащила. Одной бы хватило.

Она фыркнула и равнодушно передернула плечами, не уби­рая голову с моего плеча. Что ж, ладно... У богатых свои причуды. И у рыжих - тоже. Волга плавно неслась к "Соколу", не доезжая до положенного для раз­ворота места, резко свер­нула налево (в совсем не положенном месте), пересекла пу­стую встречную полосу и выскочила на Балтийскую.

- Так быстрее будет, - буркнул шофер, встретив в зеркале мой недоу­менный взгляд.

Я пожал плечами, сдвинув ее голову. Рыжая недовольно фыркнула, выпрямилась и глянула в окошко - с моей, правой стороны.

- Сейчас покажу тебе... - пробормотала она, вглядываясь в пронося­щиеся мимо ларьки.

- Чего?

- Сейчас... Дальше.

Слева мелькнул кинотеатр "Баку", потом справа - художе­ственный са­лончик, потом Волга резко тормознула у свето­фора и застыла.

- Сейчас я покажу, - сказал я. - Видишь, за этой девятиэт­жкой другой дом торцом к нам стоит?

- Ну?

- Там мои родители живут... А когда-то и я жил. Лет трид­цать назад... И двадцать - тоже, - она с каким-то странным изумлением уставилась на меня. - Ну, что ты? Обычные дома, ничего такого...

- Да, - кивнула она и усмехнулась. - Я как раз хотела пока­зать... Вот в этой девятиэтажке жила я. С мамой и с дочкой. Правда, не так давно, как ты... Всего лет десять назад, но... Как совпало, а? Может судьба, - она на секунду задумалась, а потом: - Слушай, так ты наверно помнишь, как мой дом... ну, этот, - она ткнула рукой по направлению девятиэтаж­ки, - стро­ился. Да?

- Да, - кивнул я.

- А раньше, что на этом месте было?

Я промолчал.

- Ну, скажи? Что тут было? Я слышала, где-то тут инвалид­ный рынок был...

- Нет, это - в той стороне, дальше - махнул я рукой вправо.

- А тут что? Тебе жалко сказать?

- Да, нет... - я проглотил какой-то неприятный комок, встав­ший в горле. - Ничего не было... Помню стройпощадку... Балки какие-то валя­лись, железяки...

- А до стройплощадки? Еще раньше?

- Да, ничего. Просто... Пустырь. Грязный пустырь.

- А-а... - она обернулась и проводила взглядом убегавшую назад де­вятиэтажку. - Хороший район.

- Дворянское гнездо, - подал спереди голос водитель.

- Хлам, - пробормотал я.

- Чего? - он обернулся.

- Ну, раньше так говорили, - нехотя объяснил я. - Художники, литера­торы, артисты, музыканты - по первым бук­вам: ХЛАМ.

 - Ну, ты шутник, - рассмеялся он.

- А еще их называли - гримеры, - продолжал я.

Рыжая почуяла что-то не то в моем голосе, почуяла какой-то напряг, и не понимая его причину, вопросительно глянула на меня. Но я не обра­тил на нее внимания - я уловил нотку зло­радства в смехе водителя, и нотка эта мне не понравилась.

- Гримеры? - удивился он. - Почему?

- А они морду советской власти гримировали, - любезно по­яснил я; он опять расхохотался и нотка злорадства на этот раз прозвучала так отчетливо, что ее уловила и Рыжая - я почувствовал, что уловила. - Не любит их народ...

- Народ не обманешь, - смеясь, сказал он.

- Да, и за что их любить, - охотно согласился я, сделал паузу и добавил, - Хотя, и народ-то - в общем, не за что...

Его смех заглох. Наши глаза встретились в зеркале и мы уста­вились прямо друг на друга. Рыжая легонько сжала мне руку. Он хмыкнул. И от­вел глаза. Первый...

 * * *

Я прикрыл глаза. Рессоры у Волги были отличные, и меня стало плав­но укачивать - "Мартель" не водка, пьется легко, а потом... За каким хреном я еду к ней, подумал я. И Кот не лю­бит один ночью оставаться... Вдруг передо мной из ниоткуда возникли его желтовато зеленые глаза, зрачки сузились, прев­ратившись в крохотные вертикальные щелочки, из них вырва­лись черные лучики и уткнулись мне в переносицу. Тут же лоб налился какой-то чугунной тяжестью, и все стало расплывать­ся... Я рас­крыл глаза, испугавшись подступающей дурноты, и уперся взглядом в загривок шофера, но кошачьи глаза еще се­кунды две продолжали маячить передо мной, а потом неза­метно растворились. Да-а, "Мартель" - не водка...

 

 * * * 

 

- Смотри, - я толкнул ее плечом.

- М-мм? Куда смотреть?

Волга пролетела почти всю Нижнюю Масловку - впереди маячил и бы­стро приближался подъем Сущевского Вала.

- Налево. Сейчас... Чуть дальше... Вот!

- Что - вот?

- Вот то место, где я от красной армии ушел.

Она вздрогнула и положила ладонь мне на ногу - как раз на то место, повыше колена, пониже ляжки...

- Ты... Вы ехали с Сущевского?

- Но... Тут же дальше - трамваи...

Теперь вздрогнул я, вспомнил свой странный полет на "трамвай" и сквозь него.

- Линия - дальше...

- Но... Ты же был пьян, да? Ну, так, в смысле, не тверезый?

Я пожал плечами.

- И если бы вон оттуда выскочил трамвай...

- Трамваи ночью не ходят, - перебил ее я.

- Но если бы...

- Опять? - я почувствовал раздражение. - Если б я вез пат­роны...

- Ну ладно, - она погладила мою ляжку. - Не заводись... Просто жут­ковато как-то стало.

- Да, брось... дела давно минувших... Что на тебя нашло? - на нее, и вправду, что-то накатило, она побледнела и прикры­ла глаза. - Эй, ма­дам?..

- Ничего, - она раскрыла глаза и посмотрела прямо вперед, на пле­шивый загривок водителя Волги. - Так... Замутило что-то. Укачало, на­верное... Она легонько тряхнула головой и уже нормальным голосом бросила шоферу. - Нам налево надо бу­дет... Я покажу - где.

Он кивнул.

Странно. Чтобы ее укачивало...

- А ты не беременна, моя донна? - засмеялся я.

- Через два часа не видно. И не грозит, - Рыжая повернулась ко мне и высунула язычок. - Спераль, мой дон. Али не заметил?

Водитель хмыкнул. Наши глаза снова встретились в зеркале. Он опять хмыкнул и... Ничего.

* * *

Дом был внушительный, обнесенный высокой чугунной огра­дой, с во­ротами, шлагбаумом и будкой сбоку. Ворота - запер­ты на ржавый ам­барный замок, стража ворот в будке, конечно, не было.

- Пару лет назад какой-то префект... или супрефект въехал, - поясни­ла Рыжая, следя за моим уважительным взглядом. - Тут же всю площадку перед домом приватизировали, забор по­ставили, охраняемая стоянка - для нас бесплатная, ну и...

- Ну, и смотритель ворот все равно горькую пьет, - закончил я. - Наследие режима. Родимые пятна... Как въезжать будем?

- Никак. Приехали, - она протянула водителю через его плечо две зе­леные бумажки, тот не оборачиваясь, взял их, что-то буркнув себе под нос. - Спасибо, - и уже мне. - Пошли.

Я вылез, она - следом, я захлопнул за ней дверцу, мы прош­ли в от­крытую чугунную калитку, она взяла меня под руку и по­вела мимо ровно подстриженного газончика, мимо расчерченного на прямоугольники для стоянок машин куска асфальта, мимо нагло вставшей поперек полос на асфальте и занявшей сразу два с половиной места 940-й "Вольвухи", пря­мехонько к самому дальнему подъезду.

Шикарный подъезд, - код, домофон, - просторный лифт (правда, за­плеванный), серьезная дверь в квартиру, легко, как по маслу провернув­шийся сейфовский ключ в замке... Пока я топтался в большой прихожей и с любопытством рассматривал встроенный в стенку мониторчик, Рыжая скинула туфли, ра­спахнула еще одну дверь, вошла в большой холл, вы­нула труб­ку радиотелефона из стоечки зарядника и стала набирать но­мер. Я посмотрел на себя в огромное зеркало в прихожей, вернее, ту стену, которая вся была зеркалом, и...

Мне захотелось домой. Потертые джинсы, выпирающий под майкой живот, красноватая сетка прожилок на переносице - гвоздь не от той стенки...

- Двести восьмой - услыхал я из холла. - Угу... пришли - от­ключите, пожалуйста... Эй, - это уже мне, - ты заснул?

6.

 Рыжая плеснула в тяжелые бокалы виски пальца на три, ки­нула себе лед и вопросительно уставилась на меня. Я смотрел на бутылку.

- Эй?..

- Я бы такую на видное место поставил - она бы у меня ми­леньким графинчиком была, - пробормотал я.

- Мне тоже они нравятся, - кивнула она. - Не спи... Тебе лед класть?

- Не-а.

Она пожала плечами, сделала большой глоток, и сказала:

- Наслаждайся. Минут двадцать, пока я мясо пожарю.

Я кивнул. Она пошла на кухню, я остался сидеть за огром­ным столом, но мы остались в одной... Одном помещении - стенки между кухней, метров двенадцати и комнатой, метров двадцати пяти, не было и по­лучилась... Получилось то, что по­лучилось. Красиво... Я повертел в руках бокал, сделал боль­шой глоток и сказал:

- Слушай, мне надо освоиться. Я поброжу тут, ладно?

- Угу... Поброди в спальне, чтоб потом время не тратить, - она рас­крыла огромный холодильник, казавшийся вполне компактным на таком пространстве, и оттуда выпали какие-то пакеты. - А-а, твою мать...

- На что - не тратить? - не понял я и поежился. Странно, на улице бы­ло жарко, а в этой... зале - холодновато. Конечно, Рыжая сразу включила кондиционер и через десять минут по­веяло приятной прохладой, но... Даже сразу, как только мы вошли, несмотря на духоту было... холодно­вато.

- На привыкание.

- А-а... - Я сделал еще глоток, встал и пошел бродить по квартире.

Два сортира, один с ванной, другой с душевой кабиной. Спальня - не­большая, с огромной, как аэродром, кроватью, большим трюмо, шаро­образным торшером на полу и зеркалом во всю стену. Нет... Не зерка­лом, а встроенным шкафом с зер­кальными раздвижными (как купе в по­езде) дверями. Напротив кровати - большой телек-двойка на черной тумбе с дверками, а на телевизоре - фотография в металлической рамке. Я по­дошел поближе - две пары перед какой-то красной лентой. Пожилая пара - дама держит в руках бокал, седой мужчина со­бирается ножницами перерезать ленту, и пара помоложе - Рыжая (моложе, чем сейчас) и обнимающий ее за талию стройный, загоре­лый мужчина, лет тридцати пяти, в отлично сидящем смокинге, похожий на... Нет, не Грегори Пек - тот всегда играет положительных, хороших ребят, а это... Скорее что-то среднее, между Рутгером Хауэром и Клинтом Иствудом. Резко очерченный рот, волевой, но не выпяченный, подбородок... Ближе к Иствуду - Хауэр слишком уж красив. Да, уже не совсем молодой, но еще очень моложавый Иствуд. Даже его вечный прищур - Squint1 Иствуд. Чуть постаревший ковбой. Может сыграть и хорошего, и совсем не хорошего парня. В гла­зах - холодок и... юмор. Умные глаза. Спокойные - без морщинок в угол­ках, без сдви­нутых бровей. Вообще вся фигура - спокойная, не... Не уг­ро­жающая. Немножко застывшая, немножко смахивающая на манекен, но это же - фото. Ладно, пойдем дальше...

Последняя комната, что тут у нас... Ага, это кабинет. Кожаный диван, два кожных кресла, письменный стол - все строгое, черное. Даже компьютер на столе - и монитор, и си­стемный блок, - черные, кроме клавиатуры. Клавиатура рос­кошная, выгнутая - родной Microsoft, из-за монитора (дюймов 20, плоский, как доска) выглядывает еще какой-то блок... А-а, это сетевой фильтр с накопителем, знаем, ви­де­ли такие, дорогая игрушка. Опять во всю стену - встроенный шкаф с зеркальными "купейными" дверями, это у них, видно, традиция такая... Плоский черный книжный шкаф со строгими ручками, нес­колько черных книжных полок на стене, рядом с диваном - ве­лосипед-тренажер (из дорогих, с большим диспле­ем и множе­ством еще каких-то прибамбасов).

На столе - рабочий беспорядок, бумаги, бланки, бронзовый стакан для ручек, рядом с ним золотой Паркер валяется, как каранда­шик грошовый, на­стольные часы - тоже бронзовые, но не вые­бистые.. Вообще, все очень стильно и строго, ничего не выде­ляется, разве что нож для разрезки бу­маг - ненужная вещь, да и не отсюда... Кусок дешевой деревяшки, да еще с зачем-то продетым сквозь кончик рукоятки красным шнурком.

Окошко - стеклопакет, разумеется. Вертикальные жалюзи, кондицио­нер... Ну, кондеры здесь везде понатыканы. В общем, простенько и ми­ло.

Во всей квартире - ничего кричащего, ничего вычурного, и лишь когда начинаешь вглядываться повнимательней в любую вещь, любой кусочек интерьера, тебя ненавязчиво подталки­вают к одной мыслишке: деньги-деньги-деньги... Что ж, деньги есть, и ты - как барин...

Я вернулся в... столовую, назовем ее так, налил себе из бу­тылки-гра­фина и сел за стол. Между прочим - карельской бе­резы. И за счет ку­сочков разных пород дерева - очень занят­ный узор на столешнице, - как бы с инкрустацией. А может, это так и называется, я - не спец. Остальная мебель в этой зале была вся красная. Как у кого-то в песенке - Павлы разные, да Людовики... Нет, не Людовики, это - русский ампир, стало быть, Павлы, или... Или даже Екатерины. Очень красивые и при та­ком метраже очень... Уместные. Нормальные. Словно здесь родившиеся. И налаченный паркет. А пол в бывшей кухне - ка­фельный. Чуть выше паркета. С такой ступенечкой... Класс.

- Побродил? - спросила Рыжая.

- Угу.

- Ну, и как?

- Деньги есть... - я пожал плечами, - и ты как барин, одева­ешься о фрак, благороден и шикарен, а без денег... - я сделал паузу и взял бо­кал.

- Ну?..

- Ты червяк, - уныло закончил я и сделал глоток. Небольшой. Не хо­телось напиваться.

- Ты это про себя - так неласково?

- И про себя - тоже.

- Бедненький ты наш, - Рыжая фыркнула. - Комплексы?

- Вряд ли, - сказал я. - Просто... Каждый должен быть на своем месте.

- А твое - где?

Я машинально скользнул взглядом по ее ногам и задержал­ся, не дойдя до талии.

- Ну, вот, - довольно кивнула она. - Умница. Я тоже так ду­маю. Только почему у тебя такая морда недовольная? Такое плохое место?

- У тебя?

- Ну, я же спрашиваю...

- У тебя - класс. Зачем на комплимент рваться? Она у тебя в компли­ментах не нуждается.

- Все равно - приятно слышать, - ей правда, был приятно. - Так в чем же дело?

- Ни в чем, - сказал я, и сделал еще глоток.

- Но тебе здесь... неуютно? Неловко?

- Да, нет... Мне здесь нравится, - сказал я и не соврал. - Прохладно... Кондер хорошо дует... Даже слишком прохладно.

Она еле заметно вздрогнула.

- Выключить?

- Не-а... Муж у тебя - красивый парень.

- А ты откуда... А-а, на трюмо? Да, - она кивнула. - Я же го­ворила те­бе.

- Он моложе тебя? - вдруг спросил я. - Тебе сорок есть?

Она усмехнулась.

- Он моложе меня. И ему - как раз сорок. А мне за сорок. Я твоя ро­весница.

- Вы хорошо смотритесь там, - я качнул головой в сторону аркообраз­ного проема, заменявшего дверь в кухню-столовую и выходящего в холл, почти напротив двери в спальню. - Красивая пара...

- Красивый - он. Я...

- Ты - рыжая. И этого достаточно.

- Правда?

- Правда.

Она довольно улыбнулась.

- Тогда наливай. И достань из буфета - внизу - тарелки. Сейчас оце­нишь мою готовку. И только попробуй не оценить. Я специально на ры­нок ездила и в один... магазинчик.

- Не для меня же специально, - буркнул я. - Это мы уже вы­яснили...

- Меньше подробностей. Здесь - ты, значит, для тебя. Марш к буфету, - наши глаза встретились, и

(странно, черно-белое изображение и… четкое, какое-то слишком четкое…)

 она вдруг нервно облиз­нулась. - Я... Прости, это же просто шутка... Я вовсе не коман­дую...

- Что на тебя нашло, моя донна? - удивился я. - Слово ры­жей - всегда закон, - я привстал и...

- Сиди, - торопливо сказала она, - все равно надо скатерть достать, а ты не найдешь, - и пошла к буфету, на котором тус­кло играли медно-красные блики пробивающегося сквозь жа­люзи заходящего солнца.

 

 * * * 

- Слушай, мне давно такого удовольствия не доставляли, - восхищен­но протянула Рыжая.

- М-мм? - я вопросительно глянул на нее, не выпуская кусок мяса изо рта.

- Ты наверно проголодался, бе-е-е-дненький, а я ду... - я оторвал зу­бами кусок и инстинктивно дернул головой в бок, заглатывая его, потому что руки были заняты бокалом и вил­кой. - У-у-ух, ты... Как зверь! - вос­хищенно выдохнула Рыжая. - Такой голодный?

- Не-а... Просто мясо классное!

- Ты - прелесть, - она радостно засмеялась и подняла свой бокал. - За тебя, за твой чубчик седой.

- Ты не заговаривайся, а то клыки покажу, - я угрожающе заворчал. - Седины-то с гулькин хер.

- Да, вообще ни капельки, родной, - с послушной покорно­стью заки­вала Рыжая и... подмигнула. И выпила.

Когда мы доели, она убрала со стола, запихнула грязные та­релки в посудомоечную машину и сказала:

- Давай видюшник поглядим. Я давно хотела свой любимый фильм с тобой вместе посмотреть.

- А какой у тебя - любимый, - еле ворочая языком от сыто­сти, спро­сил я.

- Увидишь... Здесь будем, или сразу в коечке? Нет, - тряхну­ла она ры­жей гривой, - давай здесь, а то в коечке сразу захочется...

- Давай, - кивнул я, подумав, что ей-то наверняка сразу за­хочется, а мне нужно хотя бы переварить такую жратву...

- Садись туда, - она махнула рукой на огромный диван с выгнутой резной спинкой и открыла дверцы стоящего напро­тив... не знаю, как на­зывается, шкафа такого, углового... за ко­торыми оказался огромный, чуть не полутораметровой диагонали, те­лек, тоже "двойка". Она порылась в нижнем отделении того же уг­лового шкафа достала кассету, сунула в "двойку" и включила телевизор.

Я уселся на диван, пододвинув к нему стул и закинув на него ноги, она улеглась на диван, положив голову мне на ляжки (ага, да у нее то­же, если всмотреться, в дивной рыжей гриве мелькают серые ниточки), из динамиков телевизора полилась какая-то знакомая мелодия, я закрыл глаза.... А когда открыл, на огромном экране черноволосая Мария Шнейдер в светлом плаще, сапожках и черной шляпке прыгнула через метелочку, и тут же на мгновение крупным планом, во весь экран, поя­вилась потрясающая морда стареющего Марлона Брандо, смотря­щего куда-то вверх...

"Последнее танго в Париже"... Не сказал бы, что это - мой любимый фильм, но... Из первой десятки.

Эх, сколько же было шуму, криков, воплей об этом фильме на заре перестройки. Слова какие-то говорили - "искусство", "не искусство", "порнография", "не порнография", "эротика".... Господи, как же блевать хочется от всех таких воплей, и даже не от тупости, не от их блядского вранья, а от... Лицемерия! Ведь как раз те, кто орет про порнографию, круче всех западают на "клубничку", только... Только им не хочется, чтобы "клубничка" всем доступна была - они хотят быть избранными и дрочить на эту "клубничку", как раньше - на своих, на закрытых просмотрах. И главный кайф для них в том, что всем нельзя, а им -  можно...

 Подбил бабки и подвел черту, кажется, один знаменитый Российский Поэт, который еще раньше прославился тем, что круто отме­нил выражение "заниматься любовью". Нет, сказал он, будучи с визитом в Соединенных Штатах, у нас такого понятия, нам, русским людям это чуждо...

 В каком-то интервью он с высоты своего поэтического Олимпа бро­сил, что "Танго" - никакая не эротика и к порно­графии не имеет никако­го отношения, но... Далее он заявил, что "Танго" - гораздо хуже порно­графии, и в отличие от последней (которую он, поэт, презирает, а разная плесень пускай глядит - скорее вымрет) он бы "Танго" как раз и запре­тил... Как же так - вякнул было жур­налистик, а гласность, там, и прочая демократия, - и получил в ответ по смыслу: "А вот так, блин! На том, блин, стою и стоять буду!" Словом, поручик Голицын, плесни самогону, корнет Оболенский - надеть ордена...

Тот поэт, кстати, на заре перестройки как-то вдруг резко дво­рянских кро­вей оказался - ну, прямо чуть не институтка, дочь камергера. Не слыхал я, правда, чтобы кто из евреев до ка­мергерского ключа дотягивал, но я - человек невежественный, ему, конечно, видней, а при проклятом ца­ризме чего только не бывало...

Впрочем, чего винить поэта, ну, занесло маленько, так у него ведь поэтическое воображение, а это штука такая - как заведется, так неизвестно, куда вывезет. Тут только рубильник стоит включить, и...

Вот если бы у меня, скажем брали интервью, хрен его знает, как бы я... Впрочем, чего гадать, включи «рубильник» и представь...

Белый Кадиллак тормозит перед белым особняком с го­тическими ко­лоннами и трехметровой чугунной оградой. Усиленные наряды

(полиции?.. Милиции?... ОМОНа?...)

спец подразделений тройной цепью заграждения сдержива­ют востор­женную толпу с плакатами, воздушными шарами и надутыми, как шары, разноцветными презервативами. На пла­катах, шарах и презервативах слова: "УРА!!!", "ДА ЗДРАВСТВУЕТ..." и почему-то "ЕБАТЬ НАС ВСЕХ!!!", - на всех языках всех народов мира.

Из белого Кадиллака вылезаю я, в белом смокинге и в крас­ных шта­нах. Восторженный рев толпы, приближаются кинока­меры, вспыхивают ослепительные прожектора, ко мне бегут репортеры с микрофонами и обступают плотным полукольцом, не загораживая от толпы. Маленький лысый толстячок с тщательно прилизанными, как у известного те­нисиста-журна­листа Ноткина1, пятью волосинками на потном темечке, размахивающий микрофоном и выпячивающий грудь, на кото­рой красуется значок с моим портретом, умоляюще, со слеза­ми в голосе, кричит:

- Господин, мистер, сэр, хер, сэнсэй... Два слова для прес­сы! Буквально - два вопроса! Не откажите!...

Мой ленивый взгляд скользит по нему, по всем репортерам, кинока­мерам и спецназовцам, которые даже спинами, зако­ванными в защит­ный камуфляж, выражают мне свое восхище­ние. Мой ленивый взмах ру­кой - толпа стихает.

- Задавайте. Но покороче.

Со слезами счастья на глазах, лже-Ноткин машет мик­рофоном и задыхаясь от восторга кричит:

- Благодарю! Благодарим! Мистер, сэр, хер, сэнсэй - три вещи по восходящей, которые вы любите больше всего на свете!... Итак - третья?..

- Кинуть палку, - мой голос усиливают мощные невидимые динамики, превращая его в громоподобный рык.

Дикий восторженный рев, толпа прорывает первую линию оцепления.

- Браво!! - орет толстячок ("Браво!!" - мощным эхом вторят ему все репортеры и вся площадь) - Только глубоко русский человек мог так ем­ко и прекрасно ответить! Благодарю!! Благодарим!!! Вторая?

- Кинуть две палки.

Новый всплеск восторга у толпы. В воздухе загораются пе­тарды и шу­тихи. Женские вопли: "Даешь!.. Даем!.. Давай!.."

- Первая?

- Кинуть две и.. - я делаю эффектную паузу, толпа замирает, - не за­снуть на второй.

Толпа беснуется и прорывает вторую линию оцепления. В воздух взмывает дирижабль в форме громадного пениса с на­дписью: "У-У-У-Х ТЫ!!!" Силы спецназа на пределе. Я лениво отворачиваюсь от толпы и делаю шаг к особняку. Толстячок, по лбу которого текут крупные капли пота, смешивающиеся на щеках со слезами восторга, отчаянно вскрики­вает:

- Последний вопрос! Мистер, сэр, хер, умоляю... Последний! Одна, только одна вещь, которую вы больше всего ненавидите!!! Одна-а-а-а... гхкхрр...

Он кашляет, поперхнувшись, разбрызгивая слюну и сопли. Я морщусь, останавливаюсь, и встав в пол оборота к толпе, раз­дельно выговариваю:

- Hypocrisy.

Толпа тихо и настороженно гудит. Лже-Ноткин растерянно мнется, ог­лядывается на толпу, на камеры, потом снова пово­рачивается ко мне и смущенно мямлит:

- Э-ээ... господин, мистер, сэнсэй... Вы, конечно, владеете англий­ским, э-ээ, в совершенстве, никто не есть спорить... Но правильно ли я понимайт, что вы есть иметь в виду ли­це...мерение...

- Что есть иметь, то и введу, - раздраженно говорю я. - Я есть иметь в виду лицемерие, - Я целиком поворачиваюсь к толпе, которая насторо­женно смолкла. - Объясняю для всех и военнослужащих. Лицемерие есть исключительно человеческое свойство - выдавать себя не за то, чем ты явля­ешься, - мой рот кривится в злобной усмешке. - Поясняю для при­сутствующих здесь дам. Я с уважением отношусь к монахи­ням, - радо­стные вскрики и возгласы "Алилуйя!.. Аминь!.." с той стороны, где со­брались монахини, - и с дружелюбной сим­патией - к проституткам, - во­сторг и крики "Ебать нас всех!!" с той стороны, где митингуют прости­тутки, - но я НЕНАВИЖУ, - толпа стихает так, что слышно, как тихонько сопит носом тол­стячок с микрофоном. - когда монахиня выдает себя за про­ститутку, а проститутка - за монахиню.

Разочарованный гул, свистки, улюлюканье. Толпа рассасыва­ется, из нее вяло летят в мою сторону какие-то огрызки, пу­стые банки из-под пива. Тухлый помидор шлепается в лацкан моего белоснежного смокинга и ра­стекается там противной вонючей жижей. Краем глаза я вижу, как какая-то девица в ми­ни-юбке, белом чепчике и с наперсным крестом на голой груди доверительно склоняется к размалеванной потаскухе в монашес­ком балахоне. И каким-то волшебным образом (расстояние - большое, но и воображение мое - неслабое) я слышу, как потаскуха брезгливо це­дит сквозь зубы:

- Мужеской шовинистический свайн!

Репортеры выключают диктофоны, операторы выключают камеры и прожектора, а я...

Выключаю рубильник.

 * * *

Воображение...

Кто-то писал, что оно делает великим и человека и Зверя...

Пожалуй. Оно многое дает, но... мно­гого и ли­шает, если заиграться в него. Оно дает иногда человеку способность во­спринять что-то из ряда вон выходя­щее (из ряда привычных, реальных явлений), что-то ненор­мальное, даже что-то чудовищное, и не сойти при этом с ума - воспринять, как данность. Но если за­играться...

Воображение может лишить человека желания чего-то до­биваться в реальной жизни, лишить стремления карабкаться к какой-то реальной цели, потому что оно может дать ему эту цель сразу - в другой, в воображаемой реально­сти. За каким хреном лезть из кожи и, рискуя головой и жопой, пытаться трахнуть какую-нибудь мисс Европу, если ты можешь спокойно трах­нуть свою собственную жену, представив себе, что это - мисс Европа?

Получается как бы два мира - один реальный, а другой...

Только кто знает, какой из этих двух - реальный?..

8.

Обычно я паршиво сплю в каких-то новых, непривычных ме­стах, но первую ночь у Рыжей я продрых, как младенец, почти без всяких снов. Лишь под утро я как-то мельком увидел ку­сочек своего старого детского сна, снившегося мне лет в де­сять, после виденного на том самом пу­стыре, где потом вы­строили (на моих глазах) еще одну "гримерскую" девятиэтаж­ку. Только теперь, взрослый, я не смотрел на бесконечный темно-красный песок откуда-то со стороны, а присутствовал, был там, в натуре - тащился по сухому, какому-то слишком су­хому, песку и искал... своего Кота.

Я знал, что он где-то здесь, может быть, вон за той громад­ной песчаной глыбой, может, за следующей - Господи, я же не дойду до сле­дующей, я устал, я еле тащусь - и я злился на не­го за то, что он затащил меня сюда, злился и проклинал его, но... Я боялся, что он может пора­нить себе лапу о какую-ни­будь колючку - ведь в пустынях растут колючки - и хотя никаких колючек в этой пустыне не было, и вообще это была не пусты­ня, а... не знаю, что - просто мой старый сон, я знал, что это сон - я все равно должен был его найти, потому что...

Что-то давило на меня среди этого песка, что-то... Нет, не пугало, это был не страх, это было что-то... Большое. Такое большое, что не могло пугать, не могло грозить, вообще не могло заметить ни меня, ни Кота, но могло просто слизнуть нас с ним и все эти громадные "валуны" из песка, и весь этот проклятый песок... Ну, где же эта дрянь, я же должен найти его, он ведь может поранить себе лапу, и я тоже могу осту­питься и полететь куда-то, и у меня уже почти нет сил тащить­ся по этому дурац­кому сну, и если я не найду его, мы никогда не выберемся отсюда, по­тому что это он затащил мня сюда и только он знает дорогу обратно... И задыхаясь от усталости и от неожиданно накатившей на меня злобы, я задрал голову вверх, чтобы выплеснуть злость в ругани и проклятьях, чтобы завыть на этот дурацкий

(обруч?.. Диск?... Тарелку?..)

красный круг, висящий наверху, чтобы завыть на него, и мо­жет быть, своим воем заставить Кота, наконец, показаться мне, прибежать ко мне, и... Круг раскололся на тысячи вспых­нувших рубиновыми искрами оскол­ков, раскололся вдребезги, и я зажмурил глаза, а когда чуть приот­крыл...

Рыжая открыла жалюзи, и в глаза мне било яркое утреннее солнце.

- Подъем, граф, - сказала она. - Завтрак на столе.

Я отлично выспался - всю ночь проспал, что называется, без задних ног, обнимая теплое, ровно дышащее женское тело, ко­торое ничуть не ме­шало мне (странно, я давно уже люблю спать один), наоборот, давало уют и навевало тепло в странном, покалывающем холодке всей этой квартиры - но из-за этого дурацкого сна под утро (сколько, там, длится сон? Какие-то доли секунды...) чувствовал себя каким-то разбитым. Словно усталость из сна, приснившуюся усталость, как-то ухитрился за­брать с собой - в явь.

Впрочем, от душа с гидромассажем (живут, блядь, люди!) и аккумуляторной зубной щетки с массажной насадкой усталость почти прошла. А после омле­та Рыжей и первой сигареты (первая сигарета, если удержался и не закурил до завтрака, это - куда круче первого в жизни ор­газма... вот он где, возраст, сказывается, гру­стно, девушки...) - прошла совсем.

- Мне через часик надо кое-куда съездить... Ну, дела раз­ные, - сказала Рыжая, возясь с посудомойкой. - У тебя какие планы?

- Грандиозные, - пробормотал я, тщетно пытаясь пустить ко­лечко ды­ма. - До дому добраться...

- До дому? - нахмурилась Рыжая. - Ах, да, кошку же надо на­кормить...

- Не кошку, а Кота, - наставительно сказал я. - И не только накормить, а явиться с повинной...

- А ты ведь не шутишь, - вдруг задумчиво пробормотала она. - Прикрываешься шутками, а на самом деле, так оно и есть.

- Ну, есть, - с неохотой буркнул я и прикрыл глаза, чтобы не встречаться с ней взглядом.

Я не люблю говорить о своих отношениях с Котом. И не по­тому, что это, дескать, такая интимная сфера - чушь. Это про­сто бессмысленно. Тому, у кого у самого живет маленький Зверь, не нужно ничего объяс­нять, а для тех, кто знает и гла­дит лишь чужих кошек, это все равно бу­дет непонятно. Как мог объяснить похмельный студент ки­рявшему вместе с ним прапорщику, что такое головная боль? В ответ - честное и искреннее недоумение: "Болит? Кость?.. Кость бо­леть не может"...

Вдруг на мое колено легла ее ладонь, как... Что за черт... Как мягкая кошачья лапка... Я раскрыл глаза.

- Я понимаю, - сказала Рыжая, присевшая передо мной на корточки.

В вырезе ее халатика мне были видны, как на ладошке, ее груди и трогательная ложбинка между ними - такая знакомая и притягивающая... Но я, быть может, впервые за все наше зна­комство, не обратил на нее никакого внимания. Я кожей, сквозь джинсы, на которых лежала ее ла­донь, почувствовал, что она понимает.

И мне это не понравилось.

Мне не нужно, чтобы меня так понимали!.. Не надо лезть ко мне так близко! Мне этого не надо!...

Рыжая выпрямилась, и отойдя к посудомойке, сказала:

- Съезди, - она нажала на кнопку и посудомоечная машина мягко за­урчала. - И привези его сюда.

- Я... - я как-то слегка растерялся. - Ты... хочешь, чтобы я... Чтобы мы тут всю неделю жили?

- Мое дело - предложить, - пожала она плечами, - если у те­бя другие планы... - это уже была нормальная Рыжая, и заво­рочавшееся было во мне беспокойство улеглось. Она не при­творялась равнодушной, не при­творялась, что очень хочет мо­его присутствия, она вообще никогда не притворялась, а про­сто излагала все так, как есть. Предлагала, дескать: "Поиграем?"  Не больше и не меньше. Что ж, честь - большая, особенного для "седого чубчика" (у самой - тоже серые ниточки в гриве), но...

- Честь большая, но… не слишком ли много тебе мужиков-то - Кот мой, да я?...

- Нормально, - сказала она. - Все равно ты без него будешь дер­гаться... Да, и захвати его консервы. Или купи по дороге.

- Ну, как я его привезу? Он на руках на улице сидеть не бу­дет. И ни в какой сумке - его не удержишь... Он вообще не лю­бит...

- Не бери в голову, - бросила она через плечо, вышла из кухни в холл и пошла в сторону спальни. Там щелкнула какая-то дверка... А-а, на­верно это дверь в кладовку, возле спальни... Что-то мягко брякнулось на пол, раздалось приглу­шенное "твою мать...", какая-то возня и...

Через минуту-две она пришла в кухню и поставила на пере­до мной...

У меня словно шторы на глазах раздвинули. Какой же я му­дак! Ведь она тогда уладила свой случайный конфликт - случайную, но в буквальном смысле кровавую разборку - с мо­им Котом совершенно по-кошачьи! Разве мог бы кто-то, не знающий... Не меня она понимала (я почувствовал облегчение и только сейчас понял, как на самом деле меня испугала ее ладонь на моем колене и то неожиданное...), она понима­ла... И этот странный холодок в квартире - Господи, ну, конечно, мудила я старая, здесь же жила кошка, жила, а потом...

На выложенном красивой плиткой полу кухонного отсека столовой, прямо передо мной стоял кошачий домик-пере­носка, и я тупо глядел на него, а потом поднял глаза на Рыжую... Она была спокойна, почти рав­нодушна, только уголки губ чуть опустились.

- Ну, так как? - спросила она. - Других причин нет?

- У вас была...?

- У меня, - поправила Рыжая. - У меня была кошка, - она помолчала. - Я уезжала... надолго, почти на год, к дочке. Когда приехала, она... Она меня к себе почти не подпускала. Ждала котят... А когда родила, - голос Рыжей не дрогнул, но губы вы­тянулись в прямую ровную линию, - умер­ла.

- А котят.. Ну, одного - ты не оставила?

- Нет, - сказала Рыжая. - Он не захотел, и я... тоже. Ну, так как, при­везешь?

- Может быть, не... не надо? Тебе...

- Брось, - отмахнулась Рыжая. - Я, правда хочу... И потом, твой со­всем не похож на... нее. Моя, - она усмехнулась, - была рыжая... Почти как я. Ну, решай, я скоро поеду, и если приве­зешь, оставлю тебе вторые ключи. Идет?

- Идет, - кивнул я, - идет рыжая б... - я осекся, вдруг сооб­разив, что это может отнестись не к ней, а к ее рыжей кошке, а про них так шутить... - Чего-нибудь купить по дороге.

- Не-а. Если тебе хлеб нужен, купи - я его не ем... Ладно, я пошла ма­рафет наводить, - она погрозила мне пальцем, - пол часа меня не тро­гать.

- Это святое, - вздохнул я. - Постой, а как же охрана?... В смысле, сигнализация - я уйду, а кто поставит?..

- Да, черт с ней, - отмахнулась она. - Кому она нужна - в подъезде домофон, наша дверь - она усмехнулась, - не про­стая железка, а такая, что... Плюнь.

- Плюну, - согласился я и потянулся за второй сигаретой.

Вторая - тоже вкусная, но.. не первая. Она - тоже, как... Крыжополь.

(Как вам Париж? - Красивый город. - Как Питер? - Великий город. - Как Крыжополь? - Тоже город...)

Ну, что ж, Котяра, посмотрим, как тебе глянутся эти хоромы. Богатые, они, знаешь, не такие, как все. Но мы же с тобой начитанные, мы ведь знаем, что у них просто денег больше. Просто, блядь. Будь оно так про­сто, мы бы с тобой тоже в "Джакузи" плавали. Ну, ты-то, конечно, нет - тебе на "Джакузи" насрать, ты вообще воды не любишь, а я бы плавал... Нырял... А если бы хорошо себя вел, мне б даже воду туда пустили. Что, не хорош анекдот?

Плавая в таких дурацких мыслях, я все-таки ухитрился выпу­стить ров­ное колечко дыма и тут же проткнул его тонкой струй­кой. Мне понрави­лось. Эффектно. По-ковбойски. А ля Клинт Иствуд. Вот только squint у меня не выходит - не та морда лица, да и мешки под глазами такие, что не squint, а заплывшие зенки получаются...

* * *

После ночной отлучки Кот встретил меня, как Родина - после загра­ницы. Неласково. Впрочем, это обычный двухминутный ритуал - поси­деть на шкафу, равнодушно глядя куда-то мимо меня. Это он ясно сказал мне: "Я недоволен".

Исполнив ритуал недовольства, Кот приступил к следую­щему риту­алу ("Я - соскучился"), ради которого можно вытер­петь любое его хам­ство. Потом доел оставленное ему накануне мясо, слегка подрагивая хвостом ("Ты же знаешь, что я один есть не люблю, мог бы и пораньше явиться"), потом подошел к притащенной мной кошачьей "переноске", тщательно обнюхал ее со всех сторон и вопросительно глянув на меня, издал с за­крытым ртом "М-ммм?" ("Как прикажешь понимать?") Я пожал плечами - мне не хотелось сейчас пускаться в объяснения, пускай при­выкнет немножко к "переноске" - тогда он тоже по­жал плечами (дернул загривком) и ве­личественно развалился на ковре, рядом с моим скромненьким письмен­ным столом. Он ждал, что я сяду за стол и два-три часа по своему глу­пому обыкновению про­сижу за совершенно бессмысленной и невкусной штуковиной, тыкая в нее пальцами и делая вид, что мне это нравится. Он ждал, что я сяду поработать, и...

Почему бы и нет? Не хочется, конечно, но надо бы сделать хоть стра­ничек шесть - срок на этот дурацкий детектив уже поджимает, а если вся неделя уйдет на Рыжую, то за такие ка­никулы потом придется ра­сплачиваться авралом, наверстывать впопыхах... Я сел за стол, сладко потянулся и с легким отвра­щением включил компьютер.

Часа через полтора раздался междугородний звонок. Слегка обрадо­ванная тем, что я - дома, но старательно скрывающая это, жена сооб­щила, что они доехали прекрасно, что все там замечательно, что жаль, что у меня так много работы (ирония) и я не смог поехать с ними, а по­том, не зная о чем говорить дальше, дала трубку дочке. Дочка тоже не знала, о чем гово­рить, поинтересовалась, как я себя чувствую (равнодушная вежливость), кто ко мне приходит в гости (мамочкина под­сказка), сообщила, что уже купалась, что вода теплая, и за­молчала, тщетно подыскивая еще какую-нибудь тему...

- Ладно, кисунь, - сказал я, - не лежи долго на солнце... Дай-ка мне маму.

Жена снова взяла трубку, начала говорить что-то про раз­морозку хо­лодильника, но я оборвал ее на полуслове:

- Слушай, от вас легко звонить?

- Ну... бывает, что нет... И довольно дорого... Так что, если мы не зво­ним, ты не волнуйся, у нас все...

- Тут мне с узла звонили - с телефонного. Предупредили, что на пару дней могут отключить, у них там на линии какой-то... ремонт, что ли... Словом, если не дозвонишься, не удив­ляйся...

- Ага-а, это ты намылился куда-то... Прямо сейчас приду­мал?

- Придумать я мог бы и поинтересней, - давя в себе раздраже­ние (и правда, мог бы, кретин!), равнодушно сказал я. - Ладно, отдыхайте, вам, чувствую, не до меня...

- Ну, что ты болтаешь! Мы уже скучаем, - вялый протест, свистнуто, кончено, но если разобраться, свистнуто на троечку... - А ты?

- Очень. Ну, все. Целу-пока.

- Пока...

Кот, слушавший разговор, не поворачиваясь и лишь легонь­ко поводя одним ухом, лениво покогтил ковер.

- Про тебя, между прочим, вообще не удосужились спро­сить, - с неко­торым злорадством сообщил ему я, глянул на ди­сплей, а потом скосил глаза на бар, откуда тусклым призывом маячила недопитая бутылка "Мартеля".

Кот, наконец, соизволил повернуть ко мне голову, но пос­мотрел не на меня, а на бар. Я достал бутылку, налил себе ма­ленькую рюмку, выпил и блаженно прикрыл глаза...

- Дурак, - явственно прозвучал равнодушный голос в

(мозгу?.. воображении?.. Подсознании?)

отдалении. - С телефонным узлом ты даже до троечки не до­тянул.

Я открыл глаза и взглянул на Кота. Он уже опять отвернулся, опять развалился на боку, и прикрыв глаза, кажется, дремал. Только кончик хвоста чуть-чуть покачивался... Так поводился, из стороны в сторону. Вялое раздражение? Что ж, если это - он, то он... Прав. Я уставился на дисплей, прочитал последнюю напечатанную фразу, скосил глаза в рас­крытую книжку, и... Пальцы сначала вяло, а потом все увереннее наби­рая ско­рость, забегали по клавишам...

Через час я сделал коротенький перерыв - сварганил себе яичницу и сыпанул Коту сухого корма, - а потом снова уселся за компьютер. Работа клеилась, шла, а когда она так идет, нужно хватать ее за хвост и не выпускать, пока...

Как с тем алкашом: "Неси еще сто грамм, пока не началось... Еще сто пятьдесят, пока не началось... Ну, еще двести, пока не началось... - Пардон, может, вы уже расплати­тесь? - Началось!.."

Телефон резко квакнул, я оторвался от клавиш и скосил глаза на эк­ранчик определителя ("голос" я всегда выключал, когда работал). Началось... Я снял трубку.

- Эй, ты жив? - спросила Рыжая.

- Ага...

- У меня все горячее. Чем это ты так занят?

- На плите - горячее, или..?

- Или, - засмеялась она. - И на плите тоже. Ты скоро?

- А что, пора обедать? - я с каким-то посторонним любопыт­ством поймал себя на том, что разговариваю с ней, как с же­ной.

- Пора ужинать! Давай, что ты там рожаешь? - в ее голосе мелькнуло раздражение.

- Даю.

- Коту консервы не забудь. И хлеб, если тебе надо.

- Я сегодня не буду брать Кота, - неожиданно для себя ска­зал я. - Завтра... все равно придется домой заехать - жена бу­дет звонить. Завтра...

- Ладно, - она помолчала. - Как хочешь. Так ты идешь?.. В смысле, едешь?

- Еду... Иду. Ползу, - я потянулся и мне, правда, захотелось к ней - вкусно пожрать и завалиться в огромную, широченную койку. Быстро я привыкаю к хорошей жизни...

 * * *

Пожрали мы действительно вкусно, но в койку сразу зава­литься не удалось - у Рыжей были свои планы. Покидав в посу­домойку грязные та­релки и убрав со стола, она сказала:

- Сейчас возьмем бутылочку, рюмочки и пойдем... в ванну.

- Мать моя родина, - пробормотал я, - с набитым брюхом - в ванну?.. Что за фан­тазии, моя донна?

- Я давно хотела с тобой в ванной полежать, - заявила Рыжая. - Можешь сигареты с собой взять - там вентиль от­личный...

- А чего мы там будем делать - заодно и помоемся? - я прищурился и выпустил классное колечко дыма (вдруг - уда­лось).

- Угу, - кивнула она. - Хочу тебя помыть... Имею право?

- Имеешь, но...

Я хотел было заартачиться, но вспомнил черную "Джакузи" и сказал:

- С тобой - хоть до Ла Манша... Кстати, это было бы по­лучше. Это, - я потянулся, - хоть вплавь... Заводи Джакузи.

- Слушаюсь, - она приставила ладошку к виску, - и повину­юсь. Докури, она быстро наберется...

Мы улеглись "валетом" в эту черную "Джакузи", и я поду­мал: интер­есно, как мы смотримся со стороны? Видя только каждый - другого, а не всю картинку, мы кажемся себе нор­мальными и естественными, но... Взгляни на нас сейчас какие-нибудь...

- Слушай, - сказал я, - представляешь, если бы здесь оказа­лись ка­кие-нибудь... Ну, парень с девкой - лет по двадцать - они бы... Мы бы для них наверно были жуткими, да? Безобразными, не... Неестественными. Или смешными...

- Почему? - она нахмурилась.

- Ну... потому что мы для них старые.

- Чушь, - презрительно фыркнула Рыжая. - Что за дурацкие мысли, ко­тик?

- Кто? - удивился я.

- Ой... Ну, прости, я так, - она хихикнула, - мужа иногда зо­ву. А что? Нормальное слово... Пошловатенькое, кончено, но для ванной - сойдет, - она протянула мне бокал с виски. - Давай.

- А ты, - я сделал глоток, - часто в ванне с ним лежишь?

- Никогда не лежу, - Рыжая выпила свой бокал залпом. - А мы с тобой отлично смотримся - хоть для малолетних, хоть для... кого угодно. Они бы только позавидовали, - она высунула но­гу из воды и поставила мне на плечо. - Дай-ка, я тебя от комплексов из­бавлю... - Ее нога скользнула под воду - мне на живот, потом ниже, еще ниже...

- Да, перестань ты, дай расслабиться - пробурчал я, взялся за ее ногу, играющую под водой (здорово играющую) с совсем не готовым к борьбе прибором и... едва не захлебнулся, потому что Рыжая поставила вторую ступню мне на другое плечо и так сильно надавила, что мой рот и нос ушли под воду. - Ты что?.. С ума сошла?!

- Не мешай.

Я закрыл глаза и больше уже не мешал. Я смотрел на ее высовываю­щиеся из воды колени и плечи и... Может, правда, даже для мо­лодых мы выглядим нормально? Ну, она-то - конечно. Ноги у нее - класс. И все остальное... Но даже не в этом дело, просто она чувствует меня, она - в чем-то похожа на меня... Какая-то жутко одинокая... С молоденькой девкой было бы совсем иначе, может быть, покруче, покайфовее, но... Не так. Совсем не так.

Черт! Да она же мертвого подымет!.. Заставляет забыть про все - про дурацкую "Джакузи", про "котика", про всю эту dolce vita, вообще, про все, кроме ее дивных ног...

 * * * 

Было классно - лежать с Рыжей в ванной просто так. Но было бы еще... как бы это сказать, класснее что ли, если бы она не приставала с разговорами.

(Господи, ну уж если научились молчать вместе, так за каким еще разговаривать?...)

 С дурац­кими вопросами про мою семью - родителей, там и прочих...

- Может тебе про жену еще рассказать?

- Жену засунь себе в... - фыркнула она, почувствовала, что у меня нет настроения болтать, и отстала. Наконец, я блаженно задремал, прислонившись щекой к ее лежащей у меня на плече ноге. Кажется, она тоже задремала...

Когда я очнулся от полудремы, вода в ванной совсем остыла. Рыжая лежала с закрытыми глазами. Я легонько стиснул ее ступню (она распах­нула глаза и сонно улыбнулась) и сказал:

- Подъем, моя донна. Давай, вылезаем... Кстати, я опять пожрать не прочь - ты так классно готовишь...

- Ага, - кивнула Рыжая, - только сначала согреемся. Сначала ты меня согреешь. а потом - я тебя. Идет?

- А потом вместе мы... Слушаюсь. И повинуюсь.

Мы вылезли из ванной, быстренько вытерлись, забрались в койку и... просто обнялись, как довольная семейная парочка. Рыжая не делала ни­каких попыток подстегнуть меня к активным действиям, она просто гре­лась, согревая и меня своим, наби­равшим какое-то удивительно женское тепло, телом.

Я уже начал было дремать, как она вдруг резко отодвинулась, встала с койки и сказала:

 - Ладно, пошли на кухню - я мясо по­жарю с винишком.

- Иди, а я поваляюсь...

- Еще чего - мне одной скучно.

- Вот и поскучаешь. Быстрей соскучишься.

- Ну, пожалуйста, - она нагнулась и стала тереться носом и ухом о мою руку. - Пожа-а-а-луйста! А потом пожрешь мяса и я та-а-а-к загла-а-а-жу!

- Ладно, против лома - нет приема. Встаю...

9.

Перед тем, как пойти на кухню, Рыжая набросила халатик и заставила меня натянуть джинсы.

- За столом голыми не сидят, - твердо заявила она.

- Ты у нас таких строгих правил?

- За столом - да.

Я, ворча, поплелся за ней в кухню, на ходу застегивая джин­сы, напя­ленные на голое тело, уселся в той части, которая бы­ла комна­той и стал смотреть, как Рыжая, нагнувшись, роется в огромном трех камерном холодильнике. Она выудила пару банок датского пива, принесла мне и сказала:

- На, чтобы тебе скучно не было. Сиди и не ворчи.

Я уже не ворчал. Халатик на ней был такой, что его скорее не было, чем он был... Да, она его и не застегнула. Я вдруг пожалел, что не встретил ее лет пятнадцать назад - нет, не то, чтобы я хотел ее в под­руги жизни, и в мыслях не держал - не по Сеньке шапка, - про­сто... Просто захотелось увидеть ее - помоложе, совсем помо­ложе, и... Трахнуть, конечно. Интересно, она и тогда была та­кая заводная-неуемная? Наверное, еще покруче. Зря гово­рят, что дескать блудливой...

- Блудливой корове - Бог ног не дает, - пробормотал я вслух кем-то переделанную пословицу.

- Еще как дает, - усмехнулась она. - Уж ты-то должен знать.

- Должен. Только...

- Чего только?

- От тебя хотел услышать.

- Зачем?

- Ну... - я задумался, уставясь на банку с пивом, и неожиданно сказал правду. - Знаешь, мне черти сколько лет, а я все никак не могу принять и понять какую-то простую... очень простую вещь, пока не услышу ее от кого-то другого. Или не вычитаю где-то... Так и не научился жить своим умом - вечно нужен чужой. Потому, наверно, и переводчиком стал, что своего ничего нет - вечно нужно высосать из кого-то, как рыбе… этой, при­липале, что ли… Или пи­явке... Что-то вроде...

- Господи, как же я их ненавижу!.. - вдруг вырвалось у нее. - И боюсь!

- Кого это? - удивленно повернулся я к ней.

- Пиявок, - помолчав, сказала Рыжая.

- Каких пиявок? - не понял я.

- Обыкновенных. Leeches. Которые кровь сосут.

- Что за бред?..

- Бред? - она как-то невесело усмехнулась. - Может, и бред, но... Ладно, забудь, проехали.

- Странно, - пробормотал я. - Ты, и - боишься.

- Ну, и что тут странного? У всех свои причуды. И страхи... - как-то нарочито небрежно, отмахнулась Рыжая, и эта нарочитость лишь усилила мое удивление. Это действительно сидело в ней.

- Про всех не знаю, а вот с тобой страхи как-то... Мало вяжутся. Ты ведь сильная баба, и страх - вроде как не твой жанр. В тебе, правда, силища есть - и клыки, и когти.

- Это - не во мне, - она задумалась и тряхнула своей рыжей гривой волос. - Не моя... А что, чувствуется?

- Говно вопрос.

- А ты?

- Что - я?

- Не сильный?

- Ты - скажи, - предложил я.

Она обернулась, поглядела на меня, помолчала и качнула головой.

- Не знаю...

- Никакой.

- Как это?

- Да, так. Ни рыба, ни мясо.

- Почему?

- Потому что сила в том, кто весь цельный. Ну... Как бы из одного куска. Не сплав, а чистый продукт, чистая порода. Не надо выбирать ничью сторону

- А ты - не чистый?

- Откуда ж мне быть чистопородным и цельным, родная, - усмехнулся я, - если один дед был еврей-скрипач, а другой - мент бешеный, который бабку под пистолетом выйти замуж за себя заставил.

- Ну, брось, - Рыжая недоверчиво уставилась на меня, забыв про ши­пящее мясо. - Так не может быть!

- Потому что - никогда? - прищурился на нее я. - Жизнь, Рыжик, - она опять вздрогнула, - иногда выкрутасы, почище книжек выдает.

- Она что - не любила его?

- Любила - не любила, - пожал я плечами. - Боялась она его. Вышла... Мать родилась. Они в городок небольшой перебрались - тоже на Украине. Там его сделали начальником городской милиции. Мать как-то расска­зывала, он ее ударил однажды - первый и последний раз в жизни... Ей года четыре было. Она взяла и ушла. Из дому и из города - го­родок-то, правда маленький был, а они, вроде, на окраине жи­ли... Ну, так он своих молодцев на лошадок посадил - всех, а вокруг города огромные стога сена велел поджечь... Такой кру­говой факел запылал. Нашли мамочку... Больше он никогда ее пальцем не трогал.

- Четыре года ей было? - недоверчиво переспросила Рыжая. - И ребе­нок взял и ушел?

- Ты не забывай, чей ребенок... Она же - его дочка, а кровь - не вода.

- Да-а, - протянула Рыжая. - Но ведь и в тебе его кровь. Такая смесь... Она гремучей может оказаться.

- Да не дрейфь, где там, - махнул я рукой и присосался к банке с пивом. - Природа на детках отдыхает. И труба - пониже, и пар - пожиже, словом, отов­сюду сливки и в итоге - ни рыба, ни мясо. Ты меня не бойся, - я подмигнул ей, - мы тебя не больно зарежем. Ты благоверного своего бойся - ему хоть сейчас в джунгли, а я так... Как пес-барбос, просто погулять вышел.

- Ему - да, - без улыбки кивнула она. - Но и сам под кролика не коси. Ты тоже одной трав­кой сыт не будешь...

- Не буду, - подтвердил я. - Мясо дашь?

- Дам, - она отвернулась к плите и взяла бутылку красного. - Все дам. Не гони лошадей, дай приготовить. Возьми еще пива в холодиль­нике, у меня руки заняты...

- А вискаря?

- Возьми, что душа желает. Только не напивайся - жалко время терять на пьянку...

- Это - да, - кивнул я, вставая, и решил, и вправду, взять только пиво.

10.

- Вот так, та-а-ак, - протянул я, взял книгу и рассеянно по­вертел в ру­ках. Из нее выпала дорогая кожаная закладка. - Сюрприз за сюрпри­зом... Ты, оказывается, почитатель моего таланта? В смысле, не моего, конечно, а его... Хотя свое дело и я сделал неплохо, а?

- Да, - кивнула она. - Он тоже так считает. Говорил, что у тебя рука набита. Говорил, - она как-то недобро усмехнулась, - что вообще-то стоит тебя нанять лично, чтоб ты переводил для него одного...

- Мысль интересная. Но он мне льстит. Откуда ему знать, ка­кой я пе­реводчик? Чтобы судить о моей работе, нужно срав­нить с оригиналом - нужно прочесть на родном языке...

- Он читал на родном, - перебила она меня. - Он знает язык, как род­ной и читает, как... Он зачитывается этими кошмар­ными... книгами.

- А ты?

Она промолчала.

- А кто он? Чем занимается?

- Он... В бизнесе.

- Это я уже понял. Вся эта квартира с холодком шипит мне: бисснесс-бисснесс... - она почему-то вздрогнула и как-то на­пряглась, но не при слове "бизнес", а при слове "холодком". - Но в каком бизнесе? Палатки на углу? Прииски в Сакраменто?..

- В данный момент открывает филиал казино в Питере. В русском стиле.

- Да, ну? - восхитился я. - С девками?

- Наверно, - равнодушно пожала он плечами. - Еще - бензо­колонки... Кажется, автосервисы. Но это... Верхушки. Он... У него... Что-то с неф­тью.

- Вот это - да, - я аж присвистнул. - Тогда он не меня купить, он мо­жет нанять целый штат таких, как я. Но платить будет скупо. Во всяком случае, никогда не переплатит.

- Откуда ты знаешь?

- Такие ребята, моя донна, - сказал я, захлопнув книгу и по­ложив на столик, - никогда не платят по верхней планке. Богатые, они как... ры­жие, - она засмеялась. - И нечего ржать, надо книжки читать. Они - дру­гие. Как ты - рыжее, так и они - богаче. У них денег больше. И как гова­ривал Джефф Питерс, каждый доллар в чужом кармане они расцени­вают, как личное оскорбление. Так что мой найм на работу отменяется. Много он не даст.

- А если даст? Если б дал? Ты бы согласился?

- Говно вопрос, моя донна! Или - какой аск?, - как говорили в дни нашей молодости и задолго до начала моей переводческой карьеры...

- И стал бы плясать под его дудку? Вот теперь, когда у тебя не только чубчик-хвостик, но, - она фыркнула, - уже усы с се­диной?

- Плясать? На хрена ему мои пляски, Рыжик, если у него - казино с блядьми и балалайками? Я бы просто работал... Впрочем, я понял твой образный упрек - дескать, умри, блядь, но не дай поцелуя без любви... Дескать, на все ручкой махни, только целку храни, и зимою и летом держи хвост пистоле­том... - кажется, я незаметно надрался. - Только к твоему сведению, свою переводческую карьеру я начал с книжонки одного дагестанца про какого-то пламенного большевика, мать его... Так что бывшая целка... Как дырка стакана, затерялась, блядь, где-то в песках Дагестана... И хвост у меня, Рыжик, седой и облезлый... Что характерно. И на что ты справедливо обратила свой благород­ный... Но что - интер­есно, - кажется, я незаметно разозлился. - Смотрите, о, волки!.. Кто ки­дает мне гневный укор? Кто...от пива датского и от икорки бесится? - я хотел остановиться, но язык болтал уже сам по себе, а вернее... по злобе. - Али в ту же сторону глазки не косят? Аль у вас на пальчиках камушки не светятся? Аль от... побрякушечек уш­ки не висят?..

Я думал, она разозлится, но она нео­жиданно от­кинула голову, и тряхнув рыжей копной волос, звон­ко, как девчонка, рас­хохоталась. Вся моя пьяная злость тут же пропала. Я тоже рассмеялся...

- Ты - прелесть, - отхохотавшись, выговорила она.

- Еще бы, - кивнул я. - Я маэстро. Я самый выдающийся пе­реводчик этого города. В генеральском чине, - я протянул ей тяжелый бокал с виски, - Не принять ли по этой причине?

- Угу, - она кивнула, взяла бокал и выпила его весь, так словно там была простая вода.

- А усы я сбрею, - пообещал я. - Хотя народ и знает меня в усах, но зато без них я стану похож на твоего ковбоя...

- Кого? А-а... - она кивнула. - Метко. Почти в точку...

- Стану похож на него, займусь бизнесом и найму тебя сек­ретаршей. Для личных поручений.

- Не-а, - она равнодушно покачала головой.

- Что - не-а? Не пойдешь ко мне секретаршей?

- Не станешь на него похож, не займешься бизнесом и не... Займись-ка мной, а?

- А он тобой часто занимается?

- Ага.

- Ну, и как?

- Вот так, - она показала мне кружок из большого и указа­тельного пальцев, и прищурившись, щелкнула языком. - Когда спит здесь - всегда.

- А где он еще спит?

- Ну, у него есть своя квартира. Для встреч, там, перегово­ров и... всего остального.

- Блядей с балалайками?

- Наверно, - равнодушно пожала она плечами.

- А он знает, что ты ему изменяешь?

- Изменяю? - она недоуменно нахмурилась. Я не... А-а, это... Но я не изменяю ему.

- Как это?

- Ему нельзя изменить, - она вздохнула и стала терпеливо объяснять мне, как школьнику. - Нельзя изменить тому, кто просто не понимает смысла этого слова. Непонятно? Ну... Изменять, не изменять - все это можно тем, кто... Ну, если не любит, то хотя бы занимается с тобой лю­бовью. Даже тебе, хотя... не знаю. Но он никогда не занимается лю­бовью. Он... Не знаю, как объяснить. Ну... Он пьет кофе, крутит трена­жер, занимается бизнесом, читает твои переводы, ест, спит и... Трахает меня - когда хочет.

- А когда не хочет?

- Он никогда не делает того, что не... Нет, не "не хочет", а чего ему не хочется.

- Я тоже... стараюсь. Но если тебе хочется, ему, скажем, в этот мо­мент...

- Его ни капельки не трогает, что кому хочется, кроме... него самого.

- Он - грубый в койке?

- Да нет, понимаешь, он просто... Получает удовольствие. От тренажера, от бизнеса, от еды, от... меня. Он делает то, что ему приятно, и не делает того, что ему не нравится, вот и все. Если бы я ска­зала, что изменяю ему, он бы просто не понял. Без дураков. Он бы не притворился, что не понял, не сделал бы вид, он бы правда, не понял.

Я повертел в руках бокал, выпил, потянулся, как сидел в джинсах, - прилег рядом с ней на кровать.

- Но он знает, что ты... - я запнулся, не зная, какое слово подобрать.

- Конечно, - фыркнула она, резко выпрямилась и села, сразу очутившись на другом конце от изголовья этой широченной кровати, поджав под себя ноги. - Он же не дурак.

- И как он... на это смотрит?

- Никак. Только... - она запнулась, потом тряхнула головой. - Никак. Но если б я предложила, наверняка бы посмотрел. С удовольствием.

- Классный парень, - буркнул я. - Надо сбривать усы...

- Не надо. Не поможет... Кстати, может, он даже знает, кто ты... В смысле, с кем я в последнее время...развлекаюсь. Что-то он несколько раз заговаривал про лучшего переводчика... - он ско­сила глаза на лежащую на столике книгу.

- Как это? - вздрогнул я. - Дразнишь?

- Ничуть, - она потянулась. - Спа-а-а-тоньки хочется...

- А тра-а-хньки?

- С тобой - всегда хочется, - она склонила голову на бок и задумчиво глянула на меня. - Не веришь?

- Я тоже не дурак.

- Нет?

- Ну... может, чуть-чуть. Но не настолько... Слушай, он правда... Ему, правда, наплевать, что ты?.. Никаких за­претов?

- Никаких. Кроме... - она замолчала.

- Кроме?

- Да так... ерунда, - она тряхнула головой, словно стряхивая с себя какую-то мысль. Слушай, ты меня трахнешь, или?..

- Или. Лучше ты меня.

- Идет.

- Идет? - я сладко потянулся. - Идет рыжая блядь по дорожке, у нее заплетаются...

Но договорить она мне не дала - откачнулась назад, как-то хищно подобралась, а потом резко, словно развернувшаяся пружина, прыгнула на меня, раскинув в прыжке колени в стороны. Я и охнуть не успел, как ее колени бухнулись в тахту, с обеих сторон как клещами стис­нули мои бедра, а руки стали умело и быстро расстегивать ремень и молнию на моих джинсах.

Она не играла, не шутила и больше ни на что не отвлекалась.

Как кошка.

Кошки не умеют заниматься сразу несколькими делами. И если уж чем-то занялись, то не отвлекутся, пока не закончат.

 * * * 

... - Стало быть, крутые люди ценят мой талант, - сказал я, потушив бычок в пе­пельнице, - а ты фыркаешь...

- Я не фыркаю, я мурлыкаю. Мур-мур-муркаю.

- Муркать - муркай, а прочитать могла бы. Хотя бы из веж­ливости. Вон твой муж - все пять моих трудов на самом вид­ном месте в кабинете держит. И еще двадцать - пиратских. Ну, их-то читать непросто, там па­дежи путаются, но мои-то...

- Да, - кивнула она и потерлась носом мне о щеку. - Он го­ворил...

Мне стало приятно. Заочная похвала такого мужика, как ее ковбой, была по-настоящему приятная, потому что... Я всегда хотел быть похожим на тако­го, всегда делал вид, что я такой, даже кое-кого мог и провести... Только не Рыжую. Я делал вид, а он сделал себя. И хоть усы сбрей, хоть смо­кинг напяль, хоть жену его трахни, а - хрена лысого. Рыжую не обманешь. Рыжие, они не такие, как все, они... Бляди они, да, Кот... Эх, пора до­мой, что-то я по тебе соскучился, что-то мне тебя не хватает... Не у кого силенок по­заимствовать, когда настроение херовое, когда силенок не хватает, чтоб потягаться... С кем? И зачем?

Машинально ища взглядом Кота, я наткнулся на фотогра­фию Ковбоя и Рыжей, глянул на его стройную, подтянутую фи­гуру в сидящем, как влитой, смокинге, глянул в его ковбойски-серые, голливудски-стальные глаза и... Заглянул в другой мир.

Мир, холодный и спокойный, как громадная толща воды, где плавают рыбки, такие небольшие, юркие... Пираньи.

Что ж, мне приятно? Имею право. Такие люди ценят. Такие люди - и без охраны... Ну, он-то без охраны вряд ли в сортир ходит.

- Слушай, а у него есть охрана? Ну, личные эти... Бодигарды?

- Угу, - сонно пробормотала она.

- Сколько?

- Не знаю... Когда на стрелки ездит - двоих берет, да и то - так, для ритуала. Кто его тронет?..

- Стрелки... Урка рыжая. А вдруг тронет?

- У них вдруг не бывает. А от не вдруг нет лекарства. Но с "не вдруг" у него все отлично... Правда, недавно...

- Классный парень.

- Лучше не бывает.

- А я?

- Что ты?

- Не лучше?

- Ю?

... Нет, она произнесла не русское бессмысленное "ю", а так спокой­но и небрежно спросила: "You?" (Ты?), что я маши­нально ответил на том же языке:

- Ye-a, me, my love. So, what's wrong with me, dear? Haven't I fucked you O.K. or what?1

А в ответ услышал...

- Just nothing, love. Nothing's wrong with you, dear. You've fucked me O.K., maybe even a little better than he had. And the hel'uva nice guy you are, honey. But don't you ever fuck with him, because, - она сделала эффек­тную паузу, - because when you fuck with him you'll fuck with the best.2

 

Слушай, а ты говоришь совсем без акцента, - сказал я, думая со­всем о другом. Не о том, как, а о том, что она сказа­ла. И кстати, с ак­центом, но... - То есть...

- Я же жила там, - пробормотала она в полудреме, придви­нулась ближе, и уткнувшись носом мне в ключицу, обняла меня шею. - Почти год... Там - мой бывший. И дочка...

- Чья дочка?

- Наша... Моя. От бывшего.

- Сколько ей лет?

- Девятна... Уже двадцать.

- Рыжая? - зачем-то спросил я.

Ее кулак больно ткнулся мне в бок.

- Хватит с тебя одной рыжей, дрянь старая... - кулак превра­тился в ладонь, а ладонь мягко легла мне на брюхо.

- А где ты жила? В смысле...

- В Бостоне, - она подавила зевок. - Ты был в Бостоне?

- Нет... Ты говоришь с акцентом, но не с русским, а...Ты сказала не hell of a nice guy, а - hel'uv a nice guy... Так говорят в Восточных Штатах... Откуда у тебя взял­ся такой акцент?

- В Южных, - пробормотала она. - Миссисипи... Но это не я так гово­рю. Ты что не помнишь?

Я помнил. Эти самые слова и с этим самым, южным, акцентом произнес персонаж первого романа "Короля ужасов", как его бездар­но называют у нас, и ".. our best serious anatomist of horror"1 , как написали где-то у них , с которого началось мое знакомство с его мирами, вернее, миром, куда я нырнул сначала лишь в расчете подза­работать деньжо­нок, но... Но ныр­нув, не захотел выныривать, хотя деньжонок, конечно - с гулькин хер. Мир, созданный "Королем" не то, чтобы понравился мне, а просто я как-то сразу поверил в него... Он был чужой, там жили, существовали силы, которые могли раздавить, перекорежить весь наш мирок, просто не заметив - чужие силы, но...

 Я мог в нем дышать...

Мне трудно объяснить это, трудно сравнить это с чем-то понятным, с чем-то объяснимым, потому что был лишь один случай в моей жизни, чем-то отдаленно по­хожий на... Но это все равно, что объяснять икс через игрек, потому что... Потому что я сам не пони­мал смысла случившегося тогда со мной.. Ну, хотя бы потому что я был тогда здорово пьян, и...

11.

... Был здорово пьян, но не от бутылки вина, выпитой на пляже с девчонкой из здешнего приморского городка, рабо­тавшей в газетном киоске на набережной и подмигнувшей мне с утра, когда давала сдачу мелочью с рубля за купленный го­лубой конвертик... Был пьян от девчонки, от того, что она была старше меня, от ее босых ног, с ко­шачьим изяществом пере­биравших пальцами мелкую гальку, загорелых так, как могут загореть только ноги девчонки, круглый год живущей у моря...

Пьян от ее взрослого, не девчачьего, а женского взгляда, знающего, зачем мы пришли на заброшенный пляж и что бу­дем делать дальше, и твердо обещавшего поделиться своим знанием со мной... Пьян от своих шестнадцати с половиной лет, от лениво и нехотя набегающих на гальку волн, от ощуще­ния того, что сегодня, сейчас, через час или раньше я шагну за какой-то важный рубеж, стану каким-то другим, сделаю то, о чем в книжках как-то по-дурацки умалчивают, мимо чего ста­раются про­бежать побыстрее и коснуться лишь вскользь, да еще прикрыв глаза, хо­тя все книжки пишутся только ради этого самого...

(Тогда я не сомневался в этом и... во всем остальном...)

Пьян он сладкого страха перед этим самым.

Инстинктом женщины она почуяла этот страх, поняла, что мне надо как-то помочь, что мне страшно раздеться - вот так запросто снять пе­ред ней плавки - и что этот страх может из­гадить и ей и мне всю мали­ну, и сказала, что хочет купаться. Сказала, что не надела купальник, что искупается голая, но только если я тоже буду купаться без всего. И тут же отверну­лась и пошла к воде, на ходу расстегнув и сбросив короткое платье, а потом легко и просто выскочив из трусиков (лифчика не было, лифчик ей был нужен, как рыбе зонтик), и бухнулась в воду и поплыла, не оборачиваясь, к буйкам. Я торопливо ста­щил с себя плавки и забежал в воду и поплыл за ней. Она ог­лянулась, увидела, что я догоняю ее, и нырнула. Я тоже ныр­нул, чтобы вынырнуть уже совсем рядом с ней, чтобы напугать ее, схватив под водой, чтобы показать. как здорово я умею нырять...

Я неплохо нырял, но конечно же, хуже нее, ведь я был обык­новенным городским мальчишкой, а она родилась и жила у моря, и очень скоро воздух стал тяжело распирать мне легкие, но я изо всех сил плыл под водой все дальше, понимая, что еще не доплыл до нее, что еще рано выныривать, и... кажется, плыл еще и вглубь, потому что вода стала хо­лоднее и тяже­лее... Наконец, уже не в силах сдерживать рвущийся из легких воздух, я выдохнул, понимая, что у меня есть всего несколько се­кунд, а потом меня вытолкнет, как пробку, наверх.

Я расслабился и шевельнул руками и ногами, как бы оттол­кнувшись от толщи воды внизу, чтобы помочь воде вынести меня наверх, выпих­нуть из себя, но вода не выпихивала... Я сильнее задвигал руками и но­гами, чувствуя, что еще секунда - и я вдохну в себя эту холодную соле­ную воду... Она не вытал­кивала. Не держала - я медленно двигался на­верх, - но и не выталкивала. Это было странно и... Сейчас я испугаюсь и утону, подумал я, ведь тонут именно от страха, сейчас я испу­гаюсь и... Но я не тонул.

Я не мог утонуть, потому что я дышал.

Невыносимая пустота в легких исчезла, я дышал - ровно, спокойно, как дышат люди на суше, не замечая этого, не об­ращая на свое дыхание никакого внимания, потому что за­мечают свое дыхание лишь тогда, когда с ним что-то не так, когда ему что-то мешает, а когда ничего не мешает дышать, они просто втягивают в себя воздух и выдыхают его из себя...

Мне ничего не мешало. В голове лениво текли спокойные мысли... Люди просто не знали, что могут дышать в воде, и я - первый, кто понял это... Или это только я могу... Но какая раз­ница? Главное, я дышу, я мо­гу пробыть здесь, под водой сколько угодно... Мне совсем не нужно вы­ныривать, пока я не замерзну. Я не хочу выныривать, даже когда замер­зну, потому что... Вдруг это больше не повторится? Вдруг я потом уже не смогу тут дышать и никогда не почувствую такого кайфа, стану таким же, каким был, таким же как все, опять не буду знать, что здесь можно ды­шать?

Потом мне стало холодно, стало очень холодно, и я двинул­ся наверх, но медленно, нехотя - я замерзал, но мне жутко не хотелось расставать­ся с этим новым, дивным ощущением... Ощущением немножко пугающей необычности, но правильно­сти происходящего... Потом я вспомнил про девчонку и задви­гал конечностями быстрее, и быстрее поплыл к верху, все так же ровно и спокойно дыша, вдыхая в себя не холодную мор­скую воду, а что-то... Что-то, дающее мне такую же возмож­ность жить и дви­гаться, как воздух.

Наверное, я все-таки был пьян.

Не знаю, сколько я пробыл под водой - время там текло как-то по-другому. Но - долго, судя по расширенным от страха, круглым глазам девчонки, рядом с которой я плавно и почти бесшумно выскользнул на поверхность воды. Она вцепилась мне в плечи и долго не отпускала, по­стукивая зубами от хо­лода и слегка задыхаясь, потому что сама нес­колько раз ныря­ла, ища меня... А я совсем не задыхался.

Ни капельки.

И совсем не стеснялся, когда мы выбрались на берег (она так и не отпускала моего скользкого от воды плеча), своего ху­дого мальчишеского тела и своего начинавшего набухать, а потом и здорово набухшего конца. Правда, почему-то теперь я стал немного задыхаться, словно рыба, выброшенная на бе­рег, словно то устройство, которое поз­воляло мне дышать под водой, еще осталось во мне и мешало - здесь...

 Но ни капельки не боялся того, что сейчас должно было случиться у нас, что уже начиналось и продолжалось и проис­ходило прямо у самой воды, на жесткой гальке, что превра­щало мой конец в твердый прут и заставляло что-то между ее ног, что-то мягкое и ласковое, раскрываться - медленно, нежно и... жадно.

Российский Поэт - тот самый, который высказывался про «Танго в Париже», - на заре пере­стройки нанесший дружественно-снисходительный визит в Соединенные Штаты, и как я уже говорил, с присущей всем поэтам откровенностью и характерным (не только для поэтов) чувством славян­ского превосходства заявил, что у нас, в России, нет такого понятия - заниматься любовью. (Слава Богу, что хоть отме­нил понятие, а не заня­тие...) Что ж, назовем это как-нибудь поизящнее и по-нашенски - скажем, кинуть палку...

Есть мнение (против таких перлов ревнители Великого и Могучего почему-то не восстают), что первую палку мужик запоминает на всю жизнь. По-моему, это чушь, а вернее, жалкая попытка при­дать какую-то лишнюю прелесть тому, что ни в какой лишней прелести не нуждается. Это все - из области "скупых мужских слез" и "первых любвей" которые навсегда-как-всегда. А может, я и не прав. Но так или иначе, я лично помню свою первую палку на пляже ничуть не лучше прочих. А вот тот странный эпизод в воде, то удивительное, ни с чем не срав­нимое ощущение, открытие, что я могу дышать там, под водой, в глуби­не...

Его я запомнил. Наверное, потому что много позже, лениво вспоминая про него, вдруг запоздало и страшно испугался, сообразив, что никогда не подходил так близко к смерти, ни­когда не был у такой черты и может, даже чуть-чуть, самую ма­лость за чертой, как в ту ночку.

Что тогда вытолкнуло меня из воды, когда инстинкт само­сохранения задремал на своем посту? Что заставило выныр­нуть, когда выныривать не хотелось?

Кто знает...

Что-что? Пить надо меньше, вот что - как говорит моя жена почти во всех случаях жизни и при любой погоде.

 * * *

- Когда ты говоришь про... Ну, про разное - работу свою, жену, там, или вообще... Получается как-то очень равнодушно. Как-то холодно. Может, тебе и стоит сбрить усы.

- Усы? - не понял я. - Зачем?

- Ну, может... Может, ты кое в чем и похож на него, - она скосила глаза на фотографию.

- Это комплимент? - спросил я. - Или приговор?

- Это - намек, - сказала она.

- На что?

- На то, что рядом с тобой - чужая жена... Что она хочет, а ты - как со своей лежишь.

- Разреши искупить? - я положил руку ей на живот и стал медленно двигать вниз, к рыжему треугольнику. - И загладить?

- Разрешаю... - ее ладонь тоже легла мне на брюхо и двину­лась вниз к своей цели. - Загладить... И ис-ку-пи-и-и-ть...

Ее рука добралась до цели быстрее моей. И завелась она, как обычно, быстрее - она всегда заводилась с пол оборота (и почти так же быстро остывала). Но она умела ждать меня, не сбрасывая обороты и ничего не теряя, и... Какие, в жопу, первые любви, какие, на хрен, разговоры, лишь бы... Лишь бы надеть ее на хрен, войти, влезть в нее, до самого дна - войти и не выходить, и ничего больше не знать, ни о чем не думать, а только быть там, войти и...

Остаться!..

12.

На третий день этого блядско-семейного карнавала я съез­дил за Котом.

Когда я приехал домой, купив ему по дороге кошачьих кон­сервов, Кот сидел в переноске и не сразу вышел оттуда - встречать блудного па­почку. Я предложил ему поехать к Рыжей, расписал все ждущие его там удобства, сообщил, что кроме консервов, Рыжая купила ему сырую теля­тину, и он дал свое милостивое согласие - неторопливо умылся и с важ­ным видом опять забрался в переноску. На улице и в метро он вел себя спокойно, даже не зашипел в вагоне на маленькую девчушку, протянув­шую ручонку к дверце переноски, и с хо­лодным равнодушием выслуши­вал уважительные комментарии пассажиров: "Красавец... Сибиряк... Да нет, русская голу­бая...".

Он не был "сибиряком" и уж тем более "русским-голубым". Породой он был примерно, как его хозяин, но его скрещение ген оказалось более удачным - достаточно посмотреть на нас обоих. Меня во всяком случае никто не называет "красавцем" и уж тем более, "сибиряком". Да, я и не претендую...

Когда я открывал дверь ключом, который дала мне Рыжая, Кот, как мне показалось, глянул на меня с некоторым уваже­нием.

Выйдя из переноски в холл, он неторопливо огляделся, мя­укнул (что-то сказал, но я не понял, что), прошел в столовую (кинув небрежно-рав­нодушный взгляд на приготовленную для него миску с нарезанными ку­сочками парного мяса), посмот­рел на забравшуюся с ногами на диван Рыжую, читавшую ка­кое-то кулинарное пособие, и прыгнул к ней на ди­ван. Она оторвалась от книжки и взглянула на него, а потом на меня - взглянула с каким-то беспокойством, с какой-то тревогой.

Кот внимательно посмотрел на ее босую ногу, дернул хво­стом, вытя­нул шею и потерся о ногу подбородком. Потом улег­ся на диване и ... Вздохнув, прикрыл глаза.

- Ну-ну, - сказал я. - быстро же ты...

Рыжая прижала палец к губам, и я замолчал.

- Что ты сейчас будешь делать? - почему-то шепотом спро­сила она.

- Надо бы немножко повкалывать... Я привез свой маленький notebook - сяду прямо здесь, идет? А почему говорим шепотом - ты пива холод­ного выпила?

- Не-а, - она засмеялась. - Ладно, валяй... А я кое-что при­готовлю. Сюрприз.

- По спецрецепту.

- Так точно, - она потянулась, Кот поднял голову и легонько покогтил диван. - Не надо, - сказала он а ему, он взглянул на нее и вытянул пере­дние лапы с полу выпущенными когтями в ее сторону. - И не пугай, я тоже умею царапаться, - Кот не от­водя взгляда, снова легонько покогтил диван.

Она протянула руку и осторожно взяла его за лапу. Он тут же выдер­нул ее и положил лапу ей на руку - взял ее за руку, убрав когти. Она ус­мехнулась и почесала его за ухом. Он тихонько замурлыкал. Я почувствовал легкий укол ревности - он никогда раньше не мурлыкал от прикосновений чужих. Впрочем, она здесь - хозяйка, и он, конечно, это понял, но... Хватит лирики, пора приниматься за дело, даром что ли я тащил сумку с ком­пьютером.

Я вытащил Notebook, поставил его на обеденный стол, включил, до­стал детективчик и тупо уставился в маленький черно-белый экран. Потом открыл нужный файл, нашел в книжке страницу, на которой оста­новился, вчитался в послед­нюю переведенную фразу и положил пальцы на клавиши. Машинально сделал пробел, напечатал одно слово, другое... Пальцы забегали быстрее...

Рыжая внимательно изучала какой-то кулинарный рецепт, у меня на дисплее орудовал худощавый убийца, бывший агент бывшей "Штази", вершащий свое черное дело (но обреченный на пол­ный провал в финале), Кот ти­хонько мурлыкал на диване - ну, чем не семейная идиллия...

 * * *

Утром я проснулся один. В спальне не было ни Рыжей, ни Кота. Мину­ты две я пролежал, наслаждаясь мыслью о том, что не надо делать за­рядку — здесь же нет моего простенького эспандера. Правда, в голове разок мелькнула расплывчатая укоризненная картинка с тренажером в кабинете Хозяина, но я тут же отогнал ее прочь,

(не по Сеньке шапка!..)

и она стыдливо растаяла.

Потом мне захотелось отлить, я встал, и не обращая внимания на призывно манящий из-за раздвинутых зеркальных створок громадного шкафа алый махровый халат с капюшоном,

(не на тебя шито!.. Сначала бензоколонку купи...)

в чем мать родила двинулся к ванной. Перед дверью в сортир с душе­вой кабиной сидел Кот. Из-за двери доносился слабый шум льющейся во­ды. Я хотел было двинуться дальше, ко второму санузлу

(... Совковые словосочетания всесильны, потому что они верны...)

но Кот при виде меня встал, посмотрел на закрытую дверь и требовательно мявкнул. Я кивнул ему, открыл дверь и зашел в ванную. Кот за мной не пошел, а уселся на по­роге и внимательно уставился на закрытую дверцу душевой кабины, сквозь ма­товое стекло которой смутно виднелся силуэт Рыжей. Я отодвинул двер­цу, и уставившись на ноги Рыжей пробормотал:

 — С добрым утром.

 — Приветик, — сказала она, наклонилась (не поднимая глаз, я увидел ее руку), повернула "палец" смесителя влево до упора и тут же издала блаженный стон — слабый отзвук ее обычного рыка-вскрика при оргаз­ме.

 — Холодная? — безучастно спросил я.

 — Ага... Хочешь о мной?

 — Не-а, душ — дело интимное. Это тебе не тра... — я поднял, нако­нец, глаза, посмотрел на нее и поперхнулся.

Господи, как же прическа меняет женщину. Она не надела пластико­вую шапочку, а просто как-то заколола волосы с двух сторон, и по­лучились две забавно торчащие косички, два таких хвостика, и... От хо­лодной тугой струи живот втянулся, груди выдвинулись вперед, и с этими "хвостиками", да без косметики, она скинула, как минимум, лет десять.

 — Чего так смотришь? — с беспокойством спросила она. — Жуткая я — не накрашенная, а?

 — Ты — мисс Европа, — почти искренно сказал я.

 — Дуралей, — фыркнула она, но довольно улыбнулась, почувствовав, что я почти не вру, приставила палец к своему и без того слегка вздер­нутому носику и приплюснула его, показав мне "бульдожку". — Заходи, я уже кончаю.

 — Кончаешь? Без меня? Это — разврат! — я зашел в кабину, взял у нее рукоятку душа, повернул к себе и охнул — струя была ледяная.

Она легонько ткнула пальцами мне под ребра, чмокнула в щеку, вышла из кабины, не вытираясь, накинула на мокрое тело голубой мах­ровый халат, и кинув н ходу:

 — Давай, недолго — завтрак почти на столе, — вышла из ванной.

Болтающийся хвостик пояса халата задел ухо Кота, он вскочил, хищно выгнулся и дал по нему лапой. Она быстро подобрала пояс и босиком пошла к столовой. Кот слегка подпрыгнул вслед за вздернувшимся вверх поясом, кинул на меня беглый взгляд, потом отвернулся и слегка подмя­вывая побежал следом за Рыжей.

 — Нас на бабу променял, — буркнул я ему вслед и сдвинул "палец смесителя чуть вправо, решив, что пожалуй, уже хватит демонстрировать свою закалку, тем более, что демонстрировать-то ее больше некому — публика разошлась.

За завтраком Рыжая поговорила с кем-то по телефону, а потом за­явила, что вечером мы идем в театр.

 — Еще чего, — запротестовал я. — Нет, моя донна, категорическое жамэ. И потом... Что мне, домой прикажешь переться — переодеваться? Не в майке же в театр...

 — У тебя с моим — один размер, — перебила она, — и шмоток тут — на две жизни хватит. Ну, пойдем, пожа-а-луйста... Я хочу сходить с тобой куда-нибудь...

 — В свет? — насмешливо фыркнул я.

 — Да, — упрямо кивнула она, — ну, пожалуйста...

Я представил себя в костюме с чужого плеча в душном, тесном зале, мнущего в руках дурацкую программку и тоскливо ждущего, когда все это закончится, и... Покачав головой, сказал:

 — Не пойду.

Рыжая помрачнела.

 — Не хочешь со старой бабой на людях показываться? — процедила она сквозь зубы, и я вдруг увидел, что это не игра, что она действи­тельно так восприняла...

 — Ты спятила? Да, я рядом с тобой, в лучшем случае, как твой шо­фер... Ну, хочешь, я поработаю пару часиков, а потом съездим куда-нибудь? Погуляем... Посидим где-нибудь... Так, чтоб не одеваться специально. Ну, как?

 — Давай, — оживилась она, и опущенные уголки губ приподнялись. — Давай... — и неожиданно выпалила: — В Зоопарк!

 — В Зоопарк? — я удивленно уставился на нее, а потом слегка нео­жиданно для себя самого пожал плечами и сказал: — Ладно... В Зоо­парк, так в Зоопарк...

 * * *

Через два часа Рыжая решительно оторвала меня от маленького ком­пьютера, кинула на диван и заставила примерить чудную джинсовую рубашку с даже не отклеенным еще бумажным лейблом (из дорогого магазина, "Kalvin Klеin", твою мать, а не хер собачий), швырнула мою майку в пла­стиковый бак с грязным бельем ("Хочу что-нибудь твое постирать!") и сказав, что через десять минут будет готова, пошла в ванную — кра­ситься. Я постоял перед зеркалом в прихожей, разглядывая свое отра­жение

(красивая рубашечка... приталенная... Правда, не совсем на мою та­лию. Раньше я любил носить батники в обтяжечку — лет десять назад, но... Тогда у меня брюхо в другую сторону выпирало...)

потом отыскал Кота (он сидел на подоконнике в кабинете и сосре­доточенно вылизывал себе шею) и сообщил ему, что мы идем погулять и скоро придем.

 — Пойдем поглядим на твоих родственников, — сказал я ему. — Посмотрим на разных, там, тигров и... прочих. Знаешь, какие они здоро­вые, — Кот перестал вылизываться и взглянул на меня; холодные желто­ватые круги его глаз не выражали никаких чувств, казалось, он смотрит вообще не на меня, а куда-то в себя, желая что-то спокойно уяснить для себя, в чем-то спокойно разобраться.

 — Да, брат, — кивнул я, — они бывают такие, что только держись... Один удар лапой, и у кого хошь хребет хрустнет. Они, брат... А вообще-то, почему они, — пробормотал я, не отрываясь от круглых фонариков его глаз, горевших ровным, холодноватым и каким-то... яростным светом. — Вы, Ваше Величество...

Кот наклонил голову и уставился на свои лапы — словно согласно кивнул. Из лап высунулись кончики когтей и сразу же убрались обратно. Хвост слегка дрогнул.

 — Эй, — раздался из коридора голос Рыжей. — Я готова.

 — Ну, бывай, — сказал я Коту. — Скоро придем.

Он равнодушно зевнул, отвернулся и уставился из окна на улицу. Он знал, что мы скоро придем.

Он вообще, много чего знает, мелькнула в го­лове странноватая мысль, может быть... слишком много.

 — Ну, ты долго там будешь рожать? — недовольно окликнула Рыжая уже из прихожей. — Идешь?

 — Ползу... Рожденный ползать идти не в силах... — пробормотал я, последний раз глянул на Кота и вышел из кабинета.

 * * *

Мы вышли из подъезда, Рыжая взяла меня под руку, тесно прижалась ко мне бедром, и мы медленно двинулись к воротам, мимо нагло раз­вернутой поперек белых полос на асфальте 940-й "Вольвухи" (сама тачка отмыта до блеска, а номера, словно нарочно, грязью замазаны, механически отметил я), мимо стоящего чуть в стороне небольшого Мерседесика (190 SL — компактненький, скромный, но — прелесть), мимо черной 31-й Волги (сверкает, как... начищенный милицейский са­пог)...

Когда мы миновали Мерседесик, Рыжая чуть замедлила шаг и что-то пробормотала.

(... двадцать седьмое... Можно... Он говорил, после тридцатого...)

 — Чего? — на разобрав, переспросил я, остановившись.

 — Да нет, я и ключей-то... — пробормотала она.

 — От квартиры? Я же отдал тебе вчера...

 — Да-да, все нормально, — кивнула она, потянула меня вперед и мы двинулись дальше.

Возле будки, у шлагбаума стоял пожилой мужичок с испитым лицом, в военном кителе без погон. Не удостоив меня даже беглым взглядом, он весь как-то подобрался, когда мы подошли к калитке, приветствовал Рыжую торопливыми почтительными кивками и фамильярно-заискиваю­щим голосом просипел:

 — Пешочком?

 — Ага, — кивнула Рыжая.

 — Ну, и правильно, — торопливо закивал он. — Погодка-то какая... Солнышко...

Она кивнула, вежливо и даже как-то по-дружески улыбнулась ему

(демократия, блядь, она на то и есть демократия... блядь!..))

распахнула калитку и королевской поступью вышла на улицу. Тащась за ней следом

(и впрямь, как шофер...)

и доставая на ходу из кармана сигарету, я спросил (негромко, чтобы не расслышал страж у ворот):

 — А какая у твоего тачка?

 — Разные.

 — А для... Ну, для крутых... Стрелок, там, или разборок, или как они их... Как вы их называете? "Гранд-Чероки", поди, али...

 — "Мазда". Если за ним на "Мазде" заехали, значит где-то будет жарко, — не поворачивая головы, она шла вперед уверенной и супер-блядской походкой, словно дорогая шлюха — по панели, даже не просто дорогая, а которой нечего бояться — с очень надежной "прикрышкой".

 — А рядовая? На каждый день? — почувствовав неприятный холодок под ложечкой при слове "Мазда" и злясь за этот холодок на себя, на ее вызывающе покачивавшуюся задницу и на весь белый свет, спросил я.

 — Бэ-Эм-Вэ. Черная. Семерка, — не оборачиваясь и не сбавляя шаг, небрежно бросила она, потом остановилась, обернулась, и я увидел, что ее походка — это радостная игра, что она, правда, жутко довольна, что мы идем куда-то вместе.

Я подошел к ней, и потянувшись рукой к ее талии, спросил:

 — Можно?

 — Нужно, — кивнула она, я сунул мятую сигарету обратно в пачку, крепко обнял ее за талию, и мы медленно пошли по узкой, слегка кри­вой, но чистенькой улочке к Проспекту Мира.

 13.

Когда мы зашли на территорию Зоопарка, я прикинул, сколько лет на­зад я был здесь в последний раз. Порядочно... Дочке тогда было лет во­семь, она долго упрашивала меня сходить с ней, а мне жутко не хотелось — и лень было, и еще...

Дочка, когда мы пришли с ней Зоопарк, сразу застряла у каких-то ручных белочек и сколько я ни водил, сколько ни показывал роскошных зверюг, она воспринимала это, как "обязаловку", и все время рвалась к этим белочкам.

Рыжая белочками не интересовалась - вскользь полюбовавшись экзотическими жирафами, мы не сговариваясь двинулись к семейству кошачьих.

"Felidae"...

"Felis" и "Panthera"...

Медленно, очень медленно мы переходили от клетки к клетке, за прутьями которых или быстро ходили из угла в угол, или величественно лежали... нет, возлежали гибкие, грациозные хищники.

 — Разные... Какие же они разные. Словно... — пробормотала Рыжая.

 — Словно — что? — спросил я, скосив глаза на табличку на клетке, возле которой мы встали...

"Дымчатый леопард. Felis nebulosa"...

 — Словно кто-то один показывает — могу и так, и так, и вот так... — пробормотала Рыжая.

К клетке подошла строгая дама в очках, окруженная стайкой ребяти­шек, даже не взглянув на зверя, сразу повернулась к нему спиной и заученно-монотонным, слегка гнусавым голосом заговорила, обращаясь к детишкам, заворожено уставившимся на клетку:

 — Большим своеобразием отличается дымчатый леопард. Иногда его выделяют в особый род — Neofelis — занимающий промежуточное по­ложение между мелкими и крупными кошками. Вопреки своему назва­нию, этот хищник не имеет прямого отношения к настоящим леопардам. Дымчатый леопард достигает...

 — Промежуточный, — кивнув на клетку, негромко сказал я Рыжей. — Посредник... Вроде меня - переводчика.

Рыжая усмехнулась и потянула меня прочь от этой дамы с ее моно­тонной лекцией, так же передающей красоту и своеобразие зверя за решеткой, как реклама прокладок "O.B." передает прелесть женских но­жек и того, что находится между ними. Впрочем, реклама прокладок и не должна передавать эту прелесть — она ведь рекламирует не прелесть, а... Су-у-ухость.

Пройдя до конца ряда кошачьих, мы надолго застряли перед простор­ной клеткой с тигром. С двумя тиграми. От них было трудно уйти...

Самец, равнодушно облизываясь, лежал в глубине, а самка, фыркая и легонько встряхивая головой, медленно ходила вдоль прутьев, кидая бег­лые взгляды на нас с Рыжей и еще одну пожилую парочку, стоявшую ря­дом с нами и заворожено смотрящую на нее, на ее роскошное, гибкое и мощное тело, на тугие клубки мышц, лениво перекатывающиеся у ос­нований передних лап, на полосатую змею хвоста, которым она, навер­ное, могла бы сбить с ног взрослого мужика, если бы он подвернулся под удар... и если бы она захотела. Трудно уйти, трудно оторвать взгляд от этой грациозной силищи...

 Тигрица, эта... где у нас тут табличка? Ага, вот — Panthera tigris, — вдруг взглянула на всех нас четверых в упор, раскрыла пасть и... рыкнула. Пожилая парочка инстинктивно подалась назад (женщина негромко ойкнула), я замер на месте, а Рыжая, словно повинуясь такому же инстинкту, но с обратным знаком, выпустила мою руку и резко пода­лась вперед, вперившись взглядом в здоровенную рыжеватую голову зверя, словно стараясь разглядеть что-то... что-то понять...

 — Родственные души, — буркнул я, взяв ее за руку, легонько потянул назад и почувствовал, как она напряглась. — Твоя рыжая сестричка...

Она что-то пробормотала. Я не расслышал. Ее "рыжая сестричка" от­вернулась и пошла вглубь клетки, к самцу. Пожилой мужчина наклонился к своей спутнице, что-то сказал, еле заметно кивнув в сторону моей спутницы, и они двинулись дальше. Мы — тоже, но в другую сторону, к выходу. Отойдя на несколько шагов, мы, не сговариваясь, обернулись. Самец лежал, по-прежнему равнодушно отвернувшись от нас, а его под­руга провожала нас взглядом, слегка покачивая хвостом.

 — Panthera tigris, — машинально прочел я вслух латинскую часть на­дписи на табличке. — Да-а, серьезное животное...

 — Вдруг она — тоже посредник? — беря меня под руку, сказала Ры­жая.

 — Между кем и кем? — не понял я.

 — Ну, промежуточная, как тот, дымчатый — между маленькими и большими, — пояснила она.

 — Эти — самые большие, — пожал я плечами. — Дальше уже не­куда. Больше — просто нет.

 — А вдруг есть? — с каким-то странным упорством настаивала Ры­жая, заглядывая мне в глаза. — Вдруг есть — дальше?

 — Они бы вымерли. Чего бы они жрали? Нет, моя донна, — я усмех­нулся, — хватит с нас и таких...

 — С нас-то — да, но разве их всех для нас делали?..

Я удивился, замедлил шаг, мы миновали клетку с табличкой "Рысь. Felis lynx.", вернулись к ряду крупных и остановились перед леопардом. "Panthera pardus".

 — Это уже философский вопрос, Рыжик... Глянь, какая роскошная киска.

 — Киска, мама.. Смотри, киска, — раздался детский голосок слева от меня, я обернулся и увидел маленькую девчушку, лет шести, тыкающую ручонкой в сторону клетки с "Panthera pardus", и ее мамочку — неплохо сохранившуюся крашенную блондинку с полными ногами.

 — Киска, — не взглянув на клетку, кивнула мамочка, кинув косой и явно недружественный взгляд на Рыжую. — Это барс...

Я посмотрел на желтовато-серую "киску" — большого, мощного зверя с длинным и поразительно гибким телом, — не выпуская из поля зрения детскую ручонку. Леопард раскрыл пасть, показав клыки и ярко-красный язык, и издал шипящий рык. Вдруг я очень ясно представил себе, уви­дел, что стало бы с рукой девчушки, окажись она в пределах досягаемо­сти "киски", и...

Эта живая "картинка" — кровь, хлещущая из разорванных вен, об­ломки хрупких белесых косточек, торчащие из кровоточащего обрубка — вызвала у меня очень странное, как бы двойственное чувство. Неожиданно я понял, что во­спринимаю эту картинку не одной, а двумя парами мысленных глаз, во­обще двумя сознаниями: одним — моим, в котором бешено колотится страх, отвращение, ужас и инстинктивное желание прокрутить все назад, уберечь ручку девочки от красной пасти с белыми здоровенными клыка­ми, а другими...

Другие "глаза" были не мои

(круглые, желтые фонари, прорезанные посредине черными вертикаль­ными ромбиками зрачков...)

и другое сознание, Бог знает каким способом очутившееся во мне, внутри меня, воспринимало "картинку" совсем по-другому: холодный интерес, больше похожий на любопытство, и... Не человеческая уверен­ность в своей правоте, а какое-то необъяснимое, совершенно не человеческое отсутствие даже тени сомнений...

Я повернулся к девчушке, все еще тыкающей ручонкой в направлении клетки, она задрала ко мне личико, с каким-то странным интересом уставилась на меня, сосредоточенно нахмурила свои чудесненькие светлые брови, сразу став очень комично серьезной, и...

Я перевел глаза на ее мамочку, та еле заметно вздрогнула и каким-то неуловимым движением (не тела — телом она не сдвинулась с места) загородила дочку от меня, а я...

Я глядел уже не на мысленную "картинку", а на живых, реальных лю­дей, маму и дочку, все теми же двумя парами глаз — воспринимал жи­вую реальность все теми же двумя сознаниями... Я видел их и в нор­мальном, привычном, цветном изображении, и в... другом. Не цветном и не черно-белом, а каком-то красноватом и штриховом - расплывающемся, но одновре­менно очень четком, не объемном, а двухмерном и... Правиль­ном.

В мозгу, вернее в той части сознания, которая принадлежала только мне, забилась, задергалась паническая мысль: я схожу с ума, это — классическая шизофрения, раздвоение...

И тут же другая, чужая (но тоже моя) часть, как-то вздрогнула и словно нехотя растаяла, исчезла, оставив меня с уже только привычным, моим восприятием реальности. И лишь в последний момент перед ее окончательным исчезновением, уходом, меня кольнуло слабое ра­зочарование, оттого что она уходит, исчезает... И слабое инстинктивное желание метнуться за ней следом и удержать, только... Только я не знал, вернее, моя часть сознания не знала, куда, в какую сторону метнуться. Я не успел уловить, куда исчезло то — выскочило наружу, или наоборот, убра­лось внутрь, в какое-то потаенное нутро, дальний закоулочек моего собственного мозга...

Краем глаза видя спины дочки с мамой, уходящих от клетки (мамочка один раз оглянулась и кинула на меня быстрый и недобрый взгляд), я уставился на вытянувшего свое роскошное гибкое тело Panthera pardus, уставился в круглые желтые фонари его глаз

(вот ч е м я несколько секунд смотрел на мир... Вот чем я в и д е л

наш мир!..)

и еле слышно пробормотал:

 — Так вот, значит, как ты нас видишь...

 — Жарко, — сказала Рыжая и взяла меня за руку. — Ох, да ты весь взмок. Пойдем, посидим где-нибудь в тенечке... Хочешь, перекусим чего-нибудь? Пива выпьем?

 — Угу, — кивнул я. — Вообще пошли отсюда. Хватит уже этих клеток. Если ты, конечно, насмотрелась, моя донна.

 — Ага. Вполне, — сказала Рыжая. — Слушай, у тебя весь лоб мокрый. Ты что, погано жару переносишь? Даже побледнел как-то... Эй! — с нот­кой тревоги окликнула меня она и выдернула из вдруг накатившей, ка­кой-то приятной слабости, — Ты в норме?

 — В ней, моя донна, — буркнул я, с каким-то непонятным об­легчением оторвал, наконец, взгляд от не шелохнувшегося, равнодушно смотрящего куда-то мимо меня леопарда и обнял ее за талию. — Пошли. Я видел где-то здесь столики под тентом. Может, там даже пиво дают.

 * * *

Я сидел за компьютером и с тоской смотрел на дисплей, на котором бывший агент бывшей "Штази", еще вчера так рельефно "выпиравший" из легко выстраивающихся друг за другом фраз, тускнел, становился двухмер­ным, штриховым, словно нарисованным неумелой детской рукой человечком, лишенным объемности, неживым, недостоверным...

Работа не клеилась. Ну, что за... Что-что — пиво не надо было днем лакать, вот что... Я скосил глаза на Рыжую, опять, как вчера, разлегшу­юся на диване с Котом у ног и большим, темно-зеленым фолиантом в руках.

 — Опять рецепт ищешь? — буркнул я. — Зря стараешься, я и так со­жру все, что сбацаешь. Готовишь, ты моя донна, как богиня...

 — Не-а, не рецепт, — покачала она головой, не отрываясь от книги. — хотела посмотреть...

 — Что-то интересное?

 — Ага...

 — Почитай вслух, — подавив зевок, попросил я.

 — Ты же работаешь.

 — Не идет. Нет настроя, и... Ни сидя, ни стоя. Почитай — может, пе­ребьешь фишку.

 — Ну, слушай, — сказал Рыжая. — Так... вот, с самого начала, — и слегка монотонно, почти как та экскурсоводша или учительница в Зоопарке (только не гнусаво), она стала читать:

 — "... Кошачьи — наиболее специали­зированные животные из всех хищных, всецело приспособленные к до­быванию животной пищи преимущественно путем скрадывания, подкара­уливания, реже преследования и к питанию мясом своих жертв. Подоб­ный плотоядный образ жизни наложил глубокий отпечаток на строение тела и многие другие морфологические особенности кошачьих. Наша до­машняя кошка может служить типичным представителем семейства. Од­нако эти виды отличаются большим разнообразием. Достаточно вспом­нить, что наряду с мелкими кошками в семейство входят такие огромные звери, как..."

 — Эй, — удивленно прервал ее я, — ты что, зоологией решила за­няться? С чего это вдруг?

 — Просто я вдруг подумала... — она замолчала.

 — Ну, — подстегнул я. — Что — подумала?

 — Почему их называют семейством кошачьих? — медленно выгово­рила она.

 — Не знаю... А почему — нет?

 — Ну, как? Ведь есть такие огромные... Мы же видели сегодня — ры­си, пантеры... Тигры, наконец. А все семейство назвали по самым ма­леньким... Их именем. Почему?

 — А черт его знает, — сказал я. — У тебя оригинальный склад ума, моя донна. Никогда бы не задумался... Ну, и что там, — я кивнул на книгу, — про это?

 — Ничего не нашла, — покачала она головой, помолчала и повторила чуть тише: — Ничего...

 — Ладно, — сказал я, — ищи дальше, может, и найдешь...

 — Угу, — кивнула она и снова уткнулась в книгу.

Усилием воли я заставил себя вернуться к дисплею, стер три послед­ние нелепые фразы, похожие на грамотный подстрочник, и попытался вызвать в воображении "картинку" с агентом-убийцей. Сначала вместо агента мелькнула раскрытая звериная пасть

(... большая пасть. Какая-то слишком большая...)

я отогнал ее, "стер", вчитался в английскую фразу, и... Где-то вдали на "картинке" замаячил силуэт агента — сначала нечеткий, ра­сплывчатый, а потом все более рельефный... Пальцы забегали по клави­шам, и на экране стал появляться текст — уже не грамотный под­строчник, а некое подобие литературы. Конечно, не "король ужасов", но... Из кувшина можно вылить только то, что было в нем, а творить — не наша забота. Мы ведь — только посредники. Те, кто не может быть писателем и не хочет — читателем... Где-то между... Ни рыба, ни мясо. Ни Богу — свечка, ни...

Пальцы бегали уже довольно быстро, и я не слышал ни тихого мурлы­канья Кота, ни шелеста переворачиваемых Рыжей страниц "Жизни жи­вотных", ни слабого ровного шума кондиционера...

14. 

Рыжая что-то сказала. Что именно - я не разобрал, но меха­нически отметил... Что-то странное. Я оторвался от компьютера, потянулся (у меня здорово затекла спина - сколько же я про­сидел за ним?) и спросил:

- Чего?

- Пойди в кабинет и надень смокинг, - повторила она.

Я хотел что-то сказать, поперхнулся, поднял на нее глаза и... оторо­пел.

Рыжая стояла у стола со скатертью в руках, одетая в... Черное, очень короткое платье с огромным вырезом, открыва­ющим половину грудей, на шее - цепочка с... кулоном, что ли, или как это называется... Словом, довольно большой проз­рачный камень, вспыхнувший ярким голубоватым пламенем, когда она начала медленно поворачиваться.

Она повернулась спиной ко мне. Вырез на спине открывал треть за­дницы. Черные туфельки на высоченном каблуке... Если она хотела про­извести на меня впечатление, ей это уда­лось. Более чем.

- Ну и ну, - выдохнул я. - В этом... Я же не смогу тебя трах­нуть...

- В этом и не надо, - усмехнулась она. - Как тебе?

- Это... фантастика, - пробормотал я. - Эта баба - не для меня... Я просто... не отсюда. Гвоздь не от той стенки...

- Дура-а-а-к, - протянула Рыжая. - А для кого же еще я оде­валась? - она была довольна моей реакцией.

- Если внизу... под этим - такое же белье, я точно не су­мею...

- Там нет никакого белья, - фыркнула Рыжая.

- Ну, тогда, - я вдруг почувствовал, что у меня в ширинке зашевелил­ся... Чем она меня кормит, что я так?.. Подсыпает что ли ка­кие-то... - Тогда...

- Тогда пойди и надень смокинг. Найдешь в его шкафу. Мы ужинаем при свечах.

- При свечах?... А потом?

- Потом? — она усмехнулась. - Оргия, однако. Что же еще бывает после свечей?

- Тебе с бугра виднее, - буркнул я, встал, выключил компью­тер, за­крыл его и положил на диван.

- Там рубашку найдешь специальную... С таким стоячим во­ротничком. И галстук-бабочку.

- Я, Рыжик, не то, что бабочку, а простой галстук завязывать не умею, - ехидно сообщил ей я.

- Ничего, там есть на застежке. Давай, я уже накрываю.

- Извращенка, - пробормотал я и послушно двинулся в ка­бинет. Спорить было без толку. Если женщина просит...

Кот сидел в кабинете на подоконнике и смотрел на улицу. При моем появлении он повернулся ко мне и стал с интересом смотреть, как я отодвигаю "купейную" зеркальную дверцу шкафа.

М-мда. Такое количество костюмов, я видел только в мага­зинах. Где ж тут смокинг? И как он вообще выглядит... А, ну да, у него такие сплош­ные лацканы и... Вот. Так, теперь рубашка со стоячим... Бабочка... Нет, не то. Ага, вот! Что ж, попробуем, только не вздумай смеяться, Кот, даже не вздумай...

Он и не думал смеяться, а с интересом наблюдал, как я вле­заю в на­крахмаленную рубашку, и чертыхаясь, напяливаю на себя черные штаны с какими-то... лампасиками, что ли, по бо­ковым швам. Так, где у нас туфли... Ага, внизу. Как здорово выдвигается эта хрень... Надо же, и но­ги размер одинаковый, стало быть, у Ковбоя не маленькая аристок­ратическая ножка... Ну, что, Кот, как я тебе? Хорош?..

Смокинг сидел неплохо - только был чуть узковат в талии. Но что де­лать, мы - люди простые, тренажеров у нас нет. Брюки тоже туговаты на заднице, но в целом... Еще бы недель­ка с Рыжей, смокинг сидел бы на мне, как родной. С ней - не потолстеешь.

Вдруг мне стало немножко жалко, что половина нашего вре­мени уже прошла, что через три денька приедет настоящий хо­зяин всего этого и... Рыжей, а потом вернется и моя половина. Что делать, вот так, блядь, не­удачно жизнь...

Дурак, равнодушным звоночком тренькнул какой-то голосок. Я круто развернулся к Коту, но он опять смотрел на улицу, и хвост у него слегка подергивался - что-то он там увидел, ка­кой-то слабый раздражитель. Может, вороны...

- Дураки не бывают в смокингах, - наставительно, но не очень уверен­но сказал я Коту. - Ты взгляни на хозяина - в та­ком шике, может, больше и не увидишь!

Но Кот не обернулся, только хвост стал мерно качаться из стороны в сторону. Или он был не согласен со мной, или там, правда, что-то раз­дражало его.

- Ну, не хочешь - как хочешь. Ты - хамить, и я - хамить, - за­явил я, и твердо ступая каблуками, как на параде, отправился в столовую.

На столе действительно горели две витые свечи в тяжелых бронзовых подсвечниках. Стол был накрыт на две персоны - с какими-то соусни­ками, блюдами под стеклянными крышками, тяжелыми хрустальными бо­калами, рюмками на длинных нож­ках, спец. ножами и спец. вилками, тремя разными тарелками перед каждым из двух мест, бутылкой красно­го вина, бутылкой белого, графином с чем-то прозрачным, графином с чем-то коричневым... 

Я как-то...Словом, я опять, как в тогда, в самый первый раз войдя в ее фатеру, почувствовал себя неуютно, неловко как-то - гвоздь не от той стенки. Мне бы во­дочки... Я глянул на Рыжую и... Вся неловкость про­пала.

Рыжая уже сидела за столом и несмотря на свое черное платье и прозрачный камень на шее, в котором то и дело по­лыхали голубоватые отсветы от пламени свечек, выглядела очень... домашней.

- Садись, - сказала она, - и попробуй вот этот салат. Потом будет ры­ба - с белым вином, а потом мясо - с красным.

- Мне бы водочки, - пробормотал я, садясь.

- В процессе, - сказала она и кивнула на графин с проз­рачной жидко­стью, а себе налила из другого - с коричневой.

 

 ***

- Слушай, - спросил я, налегая на салат, - а ты совсем не работаешь?

- Беру иногда на дом, когда скучно... Давай, положу рыбу.

- Ага, положи... А что берешь? Постой, ты ведь знаешь язык... Уж не переводики ли, моя донна?

Она выпила, сразу налила себе еще и кивнула.

- Ну, так, технические - я же не маэстро.

- На технических сейчас проще бабки делать, - сказал я, на­легая на рыбу. - И больше выходит. Намного. Мне бы подки­нула.

Она снова выпила и снова налила.

- Пожалуйста. Сколько хочешь.

- Что ж ты никогда не говорила? Я - в поте лица бьюсь, как папа Карло...

- Ты никогда не спрашивал, - пожала она плечами и выпила.

- Ты ничего не ешь - только пьешь. Хочешь надраться?

Она пожала плечами.

- Мне нравится, когда ты ешь. Выпей водки перед мясом.

- Неохота, - сказал я и налил себе вина; белого. - Вздрогнули, ваша светлость?

- Ага, - она выпила, сняла стеклянную крышку с блюда и по­ложила себе кусок мяса с какой-то приправой. Пахло оно пот­рясающе. Я тоже потянулся к блюду и поддел своей вилкой большой кусок. - Только я - не светлость. Я - простых кровей. Это хозяин у нас - голубых.

- Правда?

- Ага... Вкусное мясо?

- Обалденное, - честно признался я, налил себе водки и вы­пил. - Так, значит, он из чистопородных... И что, играет в эти иг­ры? - я прищурился и уставился на огонек свечи. - В ихний... дворянский клуб ходит?

- Не-а, - она покачала головой. - Он терпеть не может всех этих... Всегда злится, стоит кому-то заговорить... Даже песе­нок всех этих не выносит - ну, знаешь...

- Белой акации - цветы эмиграции, - кивнул я. - Поручик Голицын, плесните вина... Он прав, - я налил себе вина. - Давай за него, донна. Чем дальше, тем он больше мне нравит­ся... Тебе опять, из графина?

- Ага, - кивнула она. - Давай... Так ты что же... За красных, что ли?

- Да не за красных я, - мы выпили, и увидев, что она ждет продолжения, попытался объяснить. - Как я могу быть за... холеру, за чуму! Но когда стране грозит чума, когда в каком-то месте уже вспыхивают первые очаги этой чумы... Тогда власть - если это власть - не должна орать: Доло-о-ой чуму! Все на борьбу!.. Власть не должна устраивать цирк и суд с присяжными. Власть - если это власть - должна... Огородить это место кордонами, чтобы мышь не проскочила, и выжечь эту чуму кале­ным железом! Тогда она - власть. А все остальное - потом. А если она этого не сделает...

- Если она это сделает, - перебила Рыжая, она сама... Они сами будут убийцами... Они будут убивать ни в чем не повин­ных людей - кто там бу­дет разбирать, кто заразился, а кто - не успел? Это... Это - жуткая логи­ка. Тебя... Их самих тогда надо судить!..

- Да, - кивнул я. - Конечно. Эту власть потом надо су­дить. И на­верно ее будут судить. И это - правильно. Но это - потом! И это вовсе не отменяет другого. Эта власть спа­сет всю страну! Она возьмет на себя эту... этот грех, если хочешь, она погубит сколько-то невинных людей, но чума не сожрет всех! И власть затем и нужна, за то она и по­лучает все свои привилегии, всю свою роскошь, чтобы в такие моменты взять на себя этот грех и расплатиться за него - по­том. А если она этого не делает, то это не власть, а говно. Значит, она умеет только пить и жрать на халяву. И ра­сплачиваются за это - другие. Те, кто просто умеют и хотят ра­ботать, кто пашет землю и растит хлеб - их жрет чума, торчащая в них самих. И про них, моя донна, - я подмигнул ей, - никто потом красивых песенок не сочиняет и гвоздички по сцене не раскладывает. «Мы возьмем этот город...» Чего ж не взяли?..

- Но не они же все это делали, - не очень уверенно сказала Рыжая. - Не они же уничтожали... свой народ.

- А кто?

- Ну... Чума эта, как ты ее называешь...

- Угу. Как я ее называю. Но что толку винить чуму в том, что она - чума? Она на то и есть чума, чтобы это делать! Что толку винить кошку в том, что она мяукает и убивает мышей и птичек? И чума убивает. Это ее назначение... А власть - должна не дать ей этого делать. Это - ее назначение. А если просрали все поручики с корнетами, стало быть, говнюки они, а не... А-а, - я махнул рукой, - хрен с ними. Давай выпьем?

- Давай, - кивнула Рыжая. - Черт с ними, с поручиками! Может, ты и прав, хотя... Очень жестоко выходит... Как-то холодно жестоко. В тебе, как будто, разные... Ладно, да­вай за нас.

- За нас, моя донна, - согласился я, и мы выпили.

В столовую вошел Кот, оглядел нас внимательным взглядом, попил воды из своей миски, потом прыгнул на диван, улегся, вытянув передние лапы и уставился на пламя свечки. Он лежал спокойно, вроде бы даже задремал, только время от времени глаза приоткрывались чуть шире, показывался зрачок и желто­вато-красный отсвет пламени свечи вокруг него, а потом они снова прикрывались, превращаясь в узкие щелочки.

- Тебе, правда, переводики подкинуть? - спросила Рыжая, вертя в ру­ке рюмку и глядя сквозь нее на свечку.

- Правда.

- Денежек хочешь? - она посмотрела сквозь рюмку на меня, и я уви­дел, что она уже явно не трезва. Не совсем пьяная, но... и не трезвая.

- Хочу, - кивнул я, доедая мясо.

- А больших денежек - хочешь?

- Хочу.

- А здесь жить хочешь? - она поставила рюмку на стол, и склонив го­лову, хитровато прищурилась на меня.

- В каком качестве?

- В качестве? - нахмурилась она. - А-а, ну, в качестве хозяи­на, ко­нечно.

- Не больше, чем в джунглях, - буркнул я.

- Почему-у? Ах, да, ты у нас - ни рыба, ни мясо... Но видишь, я тебе приготовила и рыбу, и мясо. И всегда бы готовила... А? - она потянулась к графину.

Я перехватил графин, налил ей и себе и пригубил. Коньяк. Не "Мартель", но - не хуже. Я выпил всю рюмку, и в животе сразу сделалось очень тепло, такой мягкий тепловой удар... Мягкий, но - удар.

- А Ковбоя куда денем? - спросил я лениво.

- Ковбоя? - нахмурилась она, выпив; я увидел, что она - сильно не трезва. - А-а... - она засмеялась и опять уставилась на пламя свечки сквозь рюмку. - Ну, представь, что он... исчез.

- А ты, моя донна, осталась при всех его деньжищах? Крутой вари­ант...

- Нет, - покачала она головой. - Всех его деньжищ мне никто не оста­вит, если... я жить захочу. Останется, - она прищури­лась на рюмку, - квартира, конечно, дача... Не та дача, а большой дом... На ту он мне дар­ственную сделал, но она… как бы общая - типа общака. Партнерчики его, конечно, дадут кусочек - от­ступного, но небольшой... Так, штук сто, на бедность.

Я присвистнул. Хороша у нее бедность... Я поднял глаза и встретил ее немигающий взгляд. Пьяноватый, но... Жесткий. Похожий на

(толща воды... спокойная... юркие рыбки... пираньи...)

взгляд Ковбоя на фотографии в спальне.

- А куда... он исчезнет? - спросил я, решив подыграть ей в этой ду­рацкой игре. - Такие ребята ведь просто не исчезают. Придумай по­лучше.

- Конечно, - сказала она. - Представь, что есть... сейф, - почему-то я сразу отчетливо представил себе облезлый же­лезный ящик, который ви­дел двадцать с лишним лет назад в кабинете заведующего отделом тех­ники безопасности одного НИИ, где я когда-то работал. - Где ключ, я не знаю, но это поправимо. Представь... - она задумалась.

- Ну? И что там, в сейфе?

- Там? Наличных - штук триста "зеленых". Камешков - на два раза по триста, и...

- И вороненый наган - парабеллум? - усмехнулся я.

- Да, не-е-т, - поморщилась Рыжая. - И документы.

- Ну, хорошо, звучит заманчиво. Но как с Ковбоем, родная? Мы его что, убьем? - я глянул на нее, хотел подмигнуть, но... Не знаю, почему, мне вдруг расхотелось продолжать эту ду­рацкую игру. - Нет, моя донна, криминальный роман мы с то­бой не сочиним. Это - профессия, и надо владеть профессио­нальными навыками. Знать законы жанра, моя донна, - я налил ей и себе коньяку, - а не то такая херня выйдет, что...

- Мы его не убьем, - перебила она меня. - Зачем самим мараться. Просто... Мы пош­лем эти до­кументики по одному адресочку - я знаю адресочек - и все сделают дру­гие... Что так смотришь? Не твой жанр? Ну, да-а-а, - она пьяно хихик­нула и вдруг изменилась. Вдруг в ней прорезалось что-то… настоящее, что-то болевшее - ты же не по этим делам... Но тебе не это не в кайф. Тебе вооб­ще, за что-то взяться - не в кайф! Ответственность взять на себя... Главой семьи, хозяином - быть не в кайф, - она подмигнула мне, - Ты, ведь, правда, дружок, по натуре, только... - она вздохнула и уставилась на скатерть, - это ведь в двадцать - хорошо... Ты наверно счастлив был, когда тебе в двадцать какая-нибудь шлюшка шептала, что вот этот у нее - для бабок, за того - замуж рассчитывает выскочить, а ты - просто так! А?.. Но на пятом десятке - в кайф?!. Не-ет, ты ведь сам знаешь, - она по­качала пальцем из стороны в сторону, - у тебя, конечно, жена, дочка, но... ты ведь так и не ста-а-л г-лавой семьи и все такое, ты... Только видимость создал - я-то знаю! Зна-а-а-ю!..

Я протрезвел. Она, конечно, здорово готовила... И поила, как надо, и вообще, но... Сейчас она залезла не туда. Если она полезет еще дальше, вечер будет испорчен. Она испортит его мне, а я -

(Их нельзя обижать… Нельзя обижать просто так… Но если сами нападают, то…)

 в долгу не останусь.

- Думаешь, у тебя жизнь, б-лядь, - она пьяно икнула и подмигнула мне, - случайно так сложилась? Неуд-дачно, А ты подстегни удачу, рискни, а? Поиграй в эту игру со мной... Но ты не игры боишься, не эт-той игры, ты - того, что п-потом будет, бо­ишься... Со мной повязанным быть, б-лиз­ким... Заб-ботиться обо мне... А?

Я молчал. Пока.

- Д-дура? - она вдруг вздрогнула и тряхнула головой. - Почему - дура?

- Что - почему? - не понял я.

- Почему ты сказал, дура? - она обиженно уставилась на ме­ня. - Что мне, спьяну помечтать нельзя?

- Я ничего не говорил - я думал. И тебе стоит думать, преж­де чем го­ворить... А мечты у вас, ваша светлость, - я рассла­бился и фыркнул (что, в самом деле, распаляться на пьяную бабу). - От моего любимого автора нос воротишь, а са­ма такую клюкву... Сейфы, доку­менты, адресочки, - я подмигнул ей, но...

Она смотрела мимо меня, я обернулся за ее взглядом, и увидел, что они с Котом уставились друг на друга. Я тоже пос­мотрел в глаза Коту, заглянул в его расширившиеся зрачки, в которых отражались язычки пламени свечек, заглянул как-то в глубь этих черных вертикальных ром­биков, быстро превраща­ющихся в круги, и комната качнулась влево, по­том - вправо, а потом все стало как-то расплываться, заволакиваться ка­кой-то колыхающейся пленкой... нет, толщей воды, и лишь вдалеке вид­нелись черные круги кошачьих зрачком с плавающими в них красными точками - отблесками... да, наверное, свечей, но не желтыми, а красны­ми...

Я зажмурился и тряхнул головой. Все встало на место. Кот лениво щурился на догорающие оплывшие свечки и легонько когтил диван. Ай, да коньяк... А выпил-то всего пару рюмок! Рыжая, поди, и впрямь здо­рово надралась... Я повернулся к ней и увидел...

Из ее сильно накрашенных глаз катились слезы, оставляя на щеках черные мокрые полоски от размытой туши с ресниц.

- Рыжик... - сказал я. - Ты что?...

- Я... Мне так ее не хватает, - тихо выговорила она. - Я... Я соврала тебе... Я когда приехала, уже... не застала ее. Она ро­дила, и он при­строил всех котят - я их видела, ездила смот­реть... А она потом умерла - он так сказал... И домработница наша тогдашняя подтвердила... Что-то с родами было не так, что-то там... осталось. И когда я приехала - еще не знала, только вошла... Эта квартира, - она провела по лицу ла­донями, размазав тушь по щекам. - Она была, как склеп... Она и сейчас, до сих пор такая... Холодная!.. - и уронив руки на стол, так что звякнули рюмки и вилки, Рыжая некрасиво, по-бабьи разревелась.

Вот тебе и оргия, уныло подумал я.

 

15.

Оргия, и впрямь, сорвалась. Рыжая долго ревела, никак не могла успокоиться, я неловко утешал ее (утешитель из меня - никудышный), и жалел, что привез сюда Кота. Как только она достала переноску, и я по­нял, что у нее жила кошка, мне нужно было сообразить, что ей будет... Не по себе.

Но все равно, я не мог ожидать такого всплеска - ведь прошло уже... Когда, она говорила, она ездила? Ну, как мини­мум, года два-три назад... Правда, она здорово выпила, и во­обще сегодня с утра была какая-то нервная. Да, и кто их пой­мет, верно, Кот?

Продолжая обнимать ее, я глянул на Кота. Он сидел на ди­ване и с любопытством смотрел на эту сцену. Ни жалости, ни сочувствия я в его глазах не увидел, да и не мог увидеть - их там не было и быть не могло. Интерес - да, но интерес ли к слезам и всхлипываниям Рыжей, или к мо­ему странному и непривычному для него (для меня - тем более) одея­нию, или вообще к чему-то другому - сказать трудно.

 * * *

... Помню, я как-то заболел гриппом. Я вообще погано пере­ношу тем­пературу, тридцать восемь для меня - смертельный номер, а тут она взлетела под сорок и сутки ничем не сбива­лась. Я буквально доходил, а Кот все сутки пролежал со мной на кровати, развалясь в ногах, и нава­лившись спиной на коле­ни. Мне было невыносимо любое прикосновение к телу, одея­ло давило, как свинцовое, подушка скребла затылок, как на­ждачной бумагой, но тяжесть Кота, привалившегося спиной к ноге, не только не мучила, но даже приносила какое-то слабое облегчение... Это многим знакомо - когда у человека что-то болит, они умеют лечь на это место, и если не снять, то хоть чуть-чуть ослабить боль, и...

Никто не удивляется - конечно, это же не НЛО, чего там не­обычного, атом неисчерпаем, экстрасенсы под контролем, во­да от телевизора за­ряжается...

Но и тогда, лежа возле меня, доходящего от температуры, и погляды­вая изредка на мою раскаленную от жара физиономию с мутными, за­плывшими щелочками глаз, он не выражал взглядом никакого сочувствия, никакой жалости. Собака на его месте сходила бы с ума от жалости и тревоги, скулила бы, мо­жет, ничего бы не ела (для нее Бог - не может умереть, не мо­жет болеть, а если такое происходит, то для нее рушится вся система, качается все то, на чем стоит ее жизнь), но Кот - дру­гое создание. Помогать… Помогать своим присутствием, самим фактом своего существования - это да, а жалость... Не по адресу. Не его жанр.

 * * *

... В конце концов, Рыжая успокоилась, сходила в ванну, умылась, смыла косметику, скинув туфли, забралась на диван, и мы втроем (Кот раскинулся поперек дивана и привалился спиной к ее босым ногам) стали смотреть дурацкий аттракцион Позднера с актером в маске, изоб­ражающим какого-то крутого рэкетира. Я разок пробежался по прог­раммам, но кроме сери­алов и прилизанной плеши журналиста-тенисиста смотреть было нечего. Лучше уж Позднер...

Досмотрев рэкетира и выслушав умную заключительную речь Позднера (такую умную, что никто в студии, как всегда, ничего не понял), мы убрали со стола, свалили гряз­ную посуду в посудомоечную машину, вяло разделись (у нее, правда, под платьем не было белья), вяло поза­нимались (да, простит меня тот строгий Поэт) любовью и заснули. Кот устро­ился у нас в ногах, и каждый раз, когда кто-то из нас шеве­лился, недовольно уркал.

Среди ночи я разок проснулся, сходил отлить (пить надо меньше, как сказала бы моя половина и... была бы права), а когда позевывая вернул­ся в спальню...

Мы не закрывали жалюзи, и в спальне было почти светло - в небе ви­села почти полная луна и заливала комнату тусклым ровным светом. Желтоватым и холодным. Кот не спал - лежал на животе и смотрел на Рыжую. Как-то внимательно смотрел, словно присматривался к чему-то, а в каждом глазу плавало отражение круглого желтоватого диска - почти поной луны. Я проследил за его взглядом и уставился на плечо и грудь Рыжей, лежавшей на боку и дышащей ровно... правда, иногда тихонько вздрагивающей. Красивая грудь - не как у девчонки, конечно, с еле за­метной голубой прожилкой, но и не висящая, не старая, очень женствен­ная, очень женская (интересно, а ка­кой ей еще быть, мудила) - и поза такая... домашняя. Интересно, чего он на нее уставился, а?

- Эй, развратник, - еле слышно прошептал я, - чего ты уста­вился?..

Кот дернул ухом, но не повернул головы и не отвел глаз от... Я вдруг увидел, что он быстро поворачивает голову туда-сюда - чуть-чуть, на сантиметрик, если не меньше - и опять глянул на Рыжую. По ее плечу и груди пробегали тусклые красноватые блики, отблески какого-то света, но свет из окна лился желто­ватый, откуда же они? Может, от еле светя­щегося маленького огонька индикатора на выключателе торшера? Нет, выключатель - у самого пола, и оттуда до кровати не могут до­тянуться никакие отблески, тем более от такой крохотной, еле светящейся точечки...

Если бы не Кот, я решил бы, что это у меня в глазах мелька­ет от тем­ноты - после яркого света в ванной глаза могли не сразу привыкнуть к тусклому лунному свечению... Но Кот тоже явно видел эти блики, он сле­дил за ними и...

Я зевнул - на меня вдруг накатила сонливость, хотя секунду назад сна не было ни в одном глазу - и забрался под одеяло, пробормотав Коту:

- Спи, давай, полуночник... И нечего пялиться на голых баб...

Кот ничего не ответил - кто я такой, чтобы он спрашивал у меня раз­решения и советов, на что ему пялиться - и я, повер­нувшись к Рыжей спиной (Господи, как же приятно иногда ка­саться такой по-домашнему уютной и теплой попы - к черту все эти оргии), провалился в сон.

16.

Утром я проснулся с легким похмельем и довольно тяжелым и увеси­стым... Висящий на кресле смокинг (Nobless oblige!) вынудил меня даже мысленно назвать это не простым нор­мальным словом, а полумедицин­ским термином - увесистой эрекцией.

C эрекцией - прекрасно,

(...верховой ездой она за­нимается, или это - врожденный талант?)

справилась Рыжая, а с похмельем справился я сам с помощью двух рюмок коньяку, выдан­ных мне после завтра­ка, видимо, за пра­вильное (в смысле эрекции) поведение.

Потом я сел за свой Notebook, осилил с трудом две стра­нички, пока Рыжая убиралась на кухне, и плюнул на трудовую деятельность - как-то не клеилось.

- Эй, Рыжая, - окликнул я ее. - А чего ты сама уборкой занима­ешься. Ты же богатенькая - что у вас домомучительницы нет? В смысле - домра­ботницы?

- Да, есть... Танька-поблядушка - приходит два раза в неде­лю, но... - она выжала тряпку над раковиной, и не сгибая ко­лен, принялась проти­рать кафельный пол... - Сейчас я ее от­шила - зачем она нам?

- Это верно, - пробормотал я, смотря, как она легко нагиба­ется и орудует тряпкой.

- Ты еще будешь работать? - нисколько не задыхаясь, спро­сила она.

- Не-а. Пущай будет праздник... Имею право?

- Конечно, родной, - Рыжая закончила с полом, сходила в ванну, и вернувшись, предложила:

- Хочешь съездим куда-нибудь?

- Куда? - спросил я.

- Ну... можем - на дачку.

- У вас есть дача?

- Ну, дом загородный, я же говорила тебе... Нет, дача у нас тоже есть, но... Я туда не хочу.

- Хорошая дачка?

- Нормальная... На участке даже кусочек леса есть, но... Туда не хочу.

- Что так?

- А-а, неважно, - она тряхнула гривой. - А дом у нас - классный. Здоровый только слишком, но... Хозяин простор лю­бит.

- Сколько этажей?

- Не считая андерграунда, три.

- А в андерграунде - что?

- Ну... сауна, бассейн маленький, котельная... И гараж. Ах, да, еще спортзал.

Я присвистнул.

- Нет, не поедем. А то я свою печенку от зависти сгрызу.

- Не ври, - рассмеялась она. - Ты не завистливый.

- Откуда ты знаешь?

- Знаю... Это чувствуется. Ну, так что, поехали - искупаемся, на травке полежим, а?

- Не-а, неохота.

- Ну не будем в дом заходить - сразу на водохранилище по­едем. Знаешь, какая там водичка классная! И песочек... Пива возьмем. Туда ехать-то - минут сорок, не больше.

- Истринское?

- Ага.

- Ну, и как мы туда поедем?

- Как это? - она удивленно нахмурилась. - На машине.

- И тачка нас со счетчиком там ждать будет? Рыжик, ты бо­гатая, но ты спя...

- Какая тачка? На моей машине.

- У тебя машина есть? Твоя?

- Я разве не сказала? Ну, извини... Внизу стоит. Мне каза­лось, когда приехали сюда и мимо нее шли, я сказала.

- Это... Вольвешник девятьсот сороковой? Который попе­рек...

- Да, нет, - отмахнулась она. - Маленькая. Мерседесик.

Я вспомнил 190-й Мерседес, скромно стоявший, как поло­жено, непо­далеку от нагло развернувшейся поперек полос Вольвы.

- Ну... Поедем, если хочешь. Интересно на тебя за рулем посмотреть.

- Я - классная за рулем, - обрадовалась Рыжая. - И Кота возьмем...

- Не надо, - я категорично помотал головой. - Он может убежать...

- А пускай сам решит, - она повернулась к Коту, развалив­шемуся на диване. - Эй, поедешь с нами? - Кот лениво повер­нул голову и взглянул на нее. - Не песочек, а? - Кот, не отры­вая от нее взгляда, легонько по­когтил диван и внезапно широ­ко раскрыл глаза... Даже не раскрыл, а распахнул... и мне почему-то это не понравилось.

Не знаю, почему...

Рыжая задорно щелкнула языком.

- Ну, решай, Котяра... Искупаемся!

Кот встал, спрыгнул с дивана, и подрагивая хвостом, вышел из гости­ной в холл. Я выглянул - посмотреть, куда он напра­вился, и увидел, что он вошел в приоткрытую дверь кабинета.

- Скажите, какие гордые, - с ноткой досады в голосе сказала Рыжая.

Я усмехнулся.

- Просто, ты не в масть. Они же купаться не любят. Даже ла­пы на­мочить, для них...

- Ох, идиотка я, - Рыжая хлопнула себя ладонью по лбу. - Ну, и ладно, пускай остается. В кабинет пошел?

- Ага... Интересно, почему ему так кабинет приглянулся? А-а, там же шкаф раскрыт - я видел, он уже несколько раз туда за­лезал и возился с чем-то. Вот когда ты про песочек сказала, он...

Я вспомнил, как раскрылись глаза Кота, и мне опять стало как-то не по себе. Как-то они слишком распахнулись, словно... Сам не знаю. Словно, он удивился чему-то. Не неожиданному - нет, - а чему-то... Преждевременному. О чем он уже знал, но удивился тому, что мы знаем... Вернее, что знает Рыжая.

- Что - он? - нахмурилась Рыжая.

- Да нет... Ничего. Ну что, берем пивка и - вперед?

- Ага. Сейчас оденусь и ключи найду.

Пока она одевалась в спальне, я пошел пообщаться с Котом и сооб­щить ему, что мы уезжаем ненадолго. Он сидел в каби­нете на подокон­нике и смотрел на улицу. Окно кабинета выхо­дило не на газон и стоянку перед домом, а на другую строну - я выглянул и увидел за высокой ог­радой какую-то стройпло­щадку. Почти пустую. Наваленные тут и там бе­тонные плиты, деревянные будки, небольшой кран... В общем, почти пу­стырь, как-то странновато расплывающийся сквозь стекло... Ну да, тройной стеклопакет.

- Мы скоро приедем, - сказал я Коту.

Он повел ухом, но не повернул головы и продолжал при­стально смот­реть на эту стройплощадку... или куда-то за нее. Я тихонько погладил его и почесал за ухом. Кот ответил лю­безным мурлыканьем, не отводя взгляда от пустыря. Странно, так пристально он обычно следит у меня из окна за воронами, а тут ничего нет и... Никого нет - виднеющаяся сквозь дымку стекла стройплощадка была совершенно пуста и неподвижна. Ни рабочих, ни птицы, ни ветерка, вообще никакого движения, даже солнца не было, хотя с другой стороны - в трех окнах столовой - оно только что играло бликами и "зайчиками" на жалюзях...

 Рыжая окликнула меня из холла, я еще раз сообщил Коту, что мы скоро приедем, и вышел из кабинета. У двери я огля­нулся - Кот сидел в той же позе. Я машинально окинул взгля­дом весь кабинет - одна зер­кальная створка шкафа была от­крыта. Ладно, раз он любит там сидеть, пускай будет открыта. Надо бы поиграть потом с компьютером. Только аккуратненько - запомнить, как все лежало на столе и оставить в том же по­рядке, хотя...

Что-то на столе уже лежало иначе. Что-то уже сдвинулось, что-то чуть-чуть поменялось, или мне только кажется? 

Я не очень-то обращал внимания, когда в первый раз зашел в эту комнату, не запоминал сознательно, но память на какие-то детали (как правило, совершенно ненужные) у меня почему-то такая же, как на печатный текст - мелочи сами зачем-то за­стревают в мозгу, а потом мо­гут всплыть, совершенно неожи­данно, через долгое-долгое время, когда я уже забуду их смысл, забуду главное, забуду, где и когда я это видел. Я помню какие-то кусочки витрин в каких-то магазинах так, слов­но они всю жизнь стояли у меня перед глазами, хотя давно за­был, где и когда я их видел... Ладно, пора двигать, Рыжей уже не терпится.

 * * *

Через сорок минут мы лежали на песке. Солнце жарило прилично, во­да была даже слишком теплая.

- Давай прикончим пиво, - сказал я, когда мы второй раз ис­купались. - А то нагреется.

- Давай, - кивнула Рыжая.

Я достал две банки из сумки и повернулся к ней. Она что-то рассмат­ривала на песке.

- Чего ты там ищешь?

- Смотри... Похоже на огромную... Собаку!

Я подошел нагнулся и увидел... Действительно, ветерок или чьи-то шаловливые ручонки нарисовали на песке причудливый узор, напоми­нающий огромный от­печаток собачьей лапы. Собачьей, или... В общем, звериный. Только ла­па у этой собаки, или еще кого-то, должна была быть толщиной в пару телеграфных столбов.

- Забавно... Все подушечки видны. Может, детишки играли.

- Может быть, - кивнула она и зябко передернула плечами.

- Замерзла? Долго в воде торчали...

- Да, нет, - она усмехнулась. - Я вдруг представила себе та­кого пса... Каково с таким повстречаться? Бр-р-р...

- Пес есть пес. Даже самый злобный. Держи, - я протянул ей банку пива. - Другое дело...

- Ну, да, - перебила она. - Все говорят, бродячие псы... Ну, бездом­ные, брошенные - бродят стаями и на людей нападают. Не слышал, что ли?

- Слышал. Это, правда, опасно, это - инстинкт стаи. А с одной собакой почти всегда можно договориться, - я открыл свою банку, слизнул пену и отпил глоток. - Для соба­ки, моя донна, человек - Бог. Не где-то там, высоко, - я ткнул банкой в небо, - а прямо здесь, живой Бог. И...

- У тебя когда-нибудь была собака? - вдруг спросила она.

- Да.

- Давно?

- Давно...

Я глянул на нее и… Вдруг не "иголочка" страха, а тупая и твердая и г л а засадилась мне куда-то поддых, а в мозгу, как ножом по стеклу, звякнул резкий и неприятный голос

(Ты лезешь в глубокую воду… а тебе это не нужно, поверь, с о в с е м не нужно…)

который я узнал - я же сам переводил этот роман "Короля ужасов", и не успел я как следует испугаться этого наваждения, как… Оно исчезло. Совсем. Не оставив ни страха, ни с л е д а от страха. А я…

Я уставился прямо перед собой, на желтый песок. Не совсем желтый, а серовато-желтый, как...

 * * *

... как кирпичная стена с вбитыми в нее железными крючьями - перед зданием одного НИИ, где я работал лабо­рантом двадцать с лишним лет назад, вернее, перед тем кры­лом внутри огороженной территорией этого НИИ, где разме­щался виварий. В виварии жили собаки. А я выво­дил их гулять - такая работа была. Выводишь четырех псов из клеток, привя­зываешь к крючьям на стене, пока они топчутся там, моешь клетки, потом заводишь их обратно и берешь следующую четверку.

Продолжительность собачьей жизни там была где-то в сред­нем около месяца. Им сверлили в боку дырку, вставляли ка­кую-то трубку и... Чего-то там изучали. Вроде бы, проходи­мость печени, а может, что-то другое - я не спец и был не в курсе. Мое дело было их выгуливать, а потом кормить. Кормили, кстати, хорошо - наука ведь тогда не гибла, а шла вперед семимильными шагами на благо отечества и построе­ния разви­того социализма. Или еще чего-нибудь - тут я тоже был не в курсе, пос­кольку до исторического материализма тогда еще не дошел (и сейчас - тоже).

Работа занимала часа три в день, платили за нее восемьде­сят пять советских рублей, и я был вполне ею доволен. Собак я никогда не боял­ся, делал все чисто механически - три часика с утра повкалывал, и весь день свободен. Был, правда, один неприятный...

Ну, один минус. Где-то раз в три недельки привозили новых собак. Их надо было вытащить из грузовика и отвести в осо­бое помещение, под названием "карантин". В "карантине" этом было... погано. Кормили там собак плохо, убирать велели раз в три дня, так что заходить туда... Да, и из грузовика туда тащить собак - тоже не подарок, я ведь для них еще совсем чужой, могли и... Но как-то обходилось. Ошейников у новых, ко­нечно, не было - мне выдавали такой ремень с затягиваю­щейся петлей. Удавку. Ее надо было накинуть на пса, отвести или оттащить (если ма­ленький) в "карантин" и идти за следу­ющим.

Варили для них жратву и сторожили виварий две старухи, торчащие все время в каком-то туповатом кайфе. Сперва я думал, они поддают потихоньку у себя в каморке, но потом, когда они ко мне присмотрелись и решили, что я не стукну начальству и вообще вполне безвреден, одна из них как-то за­говорщически мне подмигнула, поманила в их закуток-кухоньку и предложила "нюхнуть эфирчику". Я почему-то вежливо отка­зался...

Как-то раз прибыл как обычно "живодерский" грузовик и я вел очередного пса в "карантин". Не знаю, какого хрена одной из старух там понадобилось, но она оказалась в узком грязном проходе между клетка­ми. Пес у меня на удавке шел спокойно, но увидев старуху, рыкнул и рванулся к ней. А пес был здоро­вый... Старуха взвизгнула, крикнула: "Держи ее!.." - и кинулась бежать. Но бежать было некуда, кроме как в... раскрытую со­бачью клетку. Туда она и забралась, захлопнув за собой ре­шетчатую дверцу. Собака у меня на удавке бесновалась, по­ставив ла­пы на прутья дверцы, но достать старуху не могла. Та вжалась спиной в заднюю кафельную стенку клетки и вереща­ла:

- Души ее, суку, души...

Душить мне ее не хотелось - кстати, это был кобель, а не су­ка. Кроме того, меня вдруг поразила эта картина - картина, где все получилось на­оборот. Человек и зверь, ненавидящие друг друга, разделенные решет­кой - этого я тут уже насмотрелся, но в клетке всегда было животное, а человек - царь природы, венец, блядь, мироздания, - как и положено венцу, снаружи. Здесь все вышло шиворот-навыворот, неправильно, только... Мне вдруг показалось, что разницы - никакой. От перемены мест слагаемых... Ничего не меняется.

Я тупо смотрел на эту сцену, а старуха, перестав визжать, смотрела не на пса (тот уже впивался от ярости в железные прутья дверцы клы­ками), а на меня, не понимая, что со мной происходит, и не зная, чего от меня ждать. Он сломает зубы, как-то отстраненно, механически подумал я, и... Затянул удав­ку.

Через некоторое время пес отключился, рухнул на бок, из раскрыв­шейся пасти вывалился язык. Я открыл клетку, старуха бочком выбра­лась оттуда, и прошипев мне: "Ну, погоди, это тебе так не пройдет...", - заковыляла к выходу. Протискиваясь мимо лежащего на боку пса, она хотела было пнуть его ногой, уже занесла ногу в грязном валенке, но... кинула на меня бы­стрый взгляд и раздумала. Я глянул на пса, накло­нился и ос­лабил удавку. Пес был жив - его бок приподнялся и опал, по­том еще раз, потом он шумно задышал. Пока он не пришел в себя, я об­хватил его под передние лапы и затащил в клетку. Там он несколько се­кунд полежал, потом приподнял голову, поднялся на нетвердые лапы, глянул на меня и... завилял хво­стом. Я подмигнул ему и пошел за следу­ющим.

А на другой день...

Я забыл про главное. Когда я только начинал там работать и старухи водили меня по двум помещениям вивария и все разъясняли, они указа­ли мне на одну клетку и одна из них ска­зала:

- Эту не трогай...

В виварии стоял дикий лай - собаки скучали, томились це­лыми днями одни и появление каждого человека встречали громким лаем. Но пес в той клетке, на которую указала стару­ха, не лаял. Он сидел у задней стены, глухо ворча смотрел на нас, и глаза его горели лютой ненави­стью.

- Вообще не выгуливать? - спросил я. А как же..?

- Да, никак, - махнула старуха рукой. - Он на всех кидается, никто его даже наверх, в лабораторию отвести не может. Надо усыплять, да у начальства руки не доходят. Ну, он и не ест почти... Сам сдохнет.

Ну, мое дело маленькое: понял - сполняй. Я и "сполнял", об­ходя эту клетку стороной... Правда, совсем "стороной" не по­лучалось - его надо было кормить, и еще приходилось пускать воду из шланга, чтобы вымыть засранную клетку, прямо при нем, задевая его струей. Есть этот пес, правда, начал нор­мально, но злоба...

Однажды я пришел и увидел, что у него весь загривок в крови. Я по­дошел ближе. Пытаясь достать меня, он просунул голову в очень узкую щель между полом и дверцей и нижний прут впился ему прямо в крова­вый загривок. Наверное, ему было жутко больно, но он даже не взвиз­гнул, а рыча, упорно пытался дотянуться до моих ног. Я поднес шланг к клетке и пес нехотя втянул голову обратно, еще сильнее поранив шею. Здорово же он нас ненавидел...

Видимо в тот же день, только после моего ухода, в виварии зачем-то сделали перестановку клеток. Наверное, хотели вы­ровнять ряды (клетки были разной величины), или... Словом, небольшая перестройка - зав от­делом техники безопасности вышел из запоя и решил продемонстриро­вать общественно­сти, что он не дремлет на боевом посту. Занятный был мужик...

Как-то раз, месяца через два моей службы науке и прог­рессу, он выз­вал меня к себе на инструктаж. Я с интересом ждал, как он будет меня учить обращаться с собаками, но... Не дождался. Пожилой отставник-во­енный в кителе без погон, с отвислым красным носом, буркнул мне: "Садись", - сам сел за стол напротив и стал меня разглядывать. Потом спросил:

- Служил?

- Никак нет, - ответил я.

- Чего так?

- Мордой не вышел.

- Хохмач? - прищурился он.

- Есть немножко.

- Ладно... Пьешь?

- Бывает.

- А на рабочем месте?

- Некогда.

- Ты вот что... - он пожевал губами. - Ты... выпить - выпей, но чем старушки балуются - чтоб ни-ни. Понял?

- Понял. Я и не думал даже...

- Вот и не думай. Ты - парень молодой, тебе эта гадость ни к чему... Да... Ну, иди к своим собачкам. Небось думал, мозги тебе буду здесь ебать, а?

- Было, - честно сказал я. Он начал мне нравится.

- Ну, вот... А в армии не все дуболомы. Хотя... случается. Ну, иди-иди... он как-то загрустил и кинул быстрый взгляд на об­лезлый сейф в углу. - Мне работать надо.

Такой вот отставничок. Конечно, не полковник с нашей ста­рой "дачи", но... В армии - не все дуболомы. Хотя и случается...

Словом, переставили клетки, перестроили всю малину, при­шел я на следующий день, никто мне ничего не сказал, вывел первую четверку, вымыл пустые клетки и пошел отвязывать их от стены. Подходя к первой собаке, я машинально отметил, что она не бегает на поводке, а сидит и смотрит на меня. Странно, обычно они все всегда рады хоть чуть-чуть побегать, хоть на длинном поводке - после суток в клетке... Я оглядел пса и... Понял, кого я вывел.

Почему он не бросился на меня сразу - когда я открыл клетку и вывел его гулять? Почему не?.. Не знаю. Я - не кинолог. Он смотрел на меня в упор. Я вспомнил, что они не любят прямого взгляда в глаза и глянул чуть в сторону. Он вы­жидал. Он мог себе это позволить, а я - нет. Мне никто здесь не стал бы (да и не смог бы) помо­гать, и чем дольше я буду ждать в нерешительности, тем вернее он пой­мет, что я боюсь. А когда поймет, к нему уже не подойдешь. Поэтому подойти надо сейчас - сразу.

И я подошел. Не глядя на него, подошел к крюку и стал от­вязывать его поводок, повернувшись к нему спиной. А он сидел и ждал, когда я отвяжу его и поведу обратно. И я отвел его об­ратно и дал миску с едой. А выгуляв всех остальных, снова по­дошел к его клетке, забрал пустую миску, впервые просунув руку, а не палку с крючком, в клетку, и под за­вистливый лай других собак, принес еще одну - полную.

Пока он не торопясь ел, я сидя на корточках и глядя ему не в глаза, а чуть в сторону, обещал, что буду теперь гулять с ним каждый день, гово­рил, что не я виноват в его мучениях, что я здесь - вообще пятое колесо в телеге... Ну, и так далее. Словом, почти просил прощения. И он - про­стил. И меня, и весь род людской - никогда больше не лаял даже на ста­рух, и они сначала с опаской, а потом все больше смелея, стали под­хо­дить к нему и вести себя с ним, как с остальными.

Я принес из дома раствор перекиси и промыл ему загривок. Купил ошейник с поролоновой прокладкой, чтоб не тер ему по­раненную шею. Стал приносить ему какие-то лакомства. Выгуляв всех остальных, выво­дил его на поводке и пол часика гулял с ним по территории - возле ви­вария, конечно, где не крутилось начальство. Стал разговаривать с ним, под косыми, неодобрительными взглядами старух.

Наверх, в лабораторию, уже "просверленных" собак отводи­ли чистенькие девочки-лаборанточки, брезгливо воротящие носики и от ме­ня, и от старух - мы для них были низшей ка­стой. Но в первый раз новую собаку наверх отводили старухи - как раз после того, как я заканчивал работу - поэтому я и за­бирал пса и гулял с ним пол часика. Нет, я не считал его своим, не разыгрывал из себя хозяина, ну, может, чуть-чуть... Я вообще мало думал о нем, просто гулял, просто как-то под­ружился, просто...

Только я не сообразил, или не хотел соображать, что он - не просто, что для него все - по другому. Сказавши "А", они не могут не сказать "Б"; вернувшись к своей привычной зависи­мости от человека, простив его, они не могут не полюбить...

Мы так сделали, нам так захотелось когда-то, и когда-ни­будь нам это еще отрыгнется, потому что все будет правильно, как говорил один... И хоть и страшновато, но все-таки хочется, чтобы все было пра­вильно, хотя отрыгнется - и мне тоже...

И тут эта дурацкая история в карантине...

А на другой день, старуха злорадно сообщила, что меня вы­зывает к себе зав лабораторией. Я закончил работу, погулял с псом и поднялся наверх. Не знаю, что там ему наговорили эти старые мымры, он не стал ничего объяснять, а просто сказал:

- Пиши заявление.

Я написал. Легко и даже с какой-то радостью. И лишь когда писал, сидя у него в кабинете, понял, что мне стало трудновато здесь работать, что я сам хочу уйти. Про пса я вспомнил толь­ко на улице, когда спу­стился вниз и пошел вдоль корпусов НИИ к воротам...

За моей спиной раздался короткий лай. Я обернулся. Старуха держа­ла на поводке пса, моего пса (так я в первый... и последний раз подумал про него), а он сидел, и склонив го­лову, смотрел на меня. Глаза ведь на самом деле ничего не выражают, "зеркало души", там, "улыбаются", или как-то еще, как принято писать в художественных произведениях - все это чушь, насрать и забыть. Глаза это устройство, нужное чтобы смотреть и видеть. И иногда (очень редко) - говорить.

 Он не понимал, куда ведет его старуха, и его это мало ин­тересовало. Он понимал, что я - ухожу. Ухожу не до завтра, не на время, а совсем ухожу из его жизни. Понимал, что больше я к нему не приду - я видел, что он понимал. Но он не понимал и не мог понять, почему самый краси­вый, самый умный, самый... Господь Бог, так небрежно и запросто вернувший ему весь смысл его жизни, теперь бросает его и уходит...

А "Господь Бог" торопливо шел к выходу с территории, сгорбив спину и шаркая, как старик, ногами, и твердо знал, что старуха не уведет пса, пока он не скроется за поворотом, что она будет заставлять пса смот­реть ему в спину - в спину ничтожества, бессильного даже перед такой дышащей на ла­дан карги, чью высохшую, сморщенную шею пес своими клы­ками мог бы перекусить, как травинку. Мог бы... Если бы такие же ничтожества, как его "Господь Бог", не отняли у него в не­запамятные времена его суть, его сущность, дав взамен пу­стышку, как "наперсточники" - пустой стаканчик несчастному лоху...

 

 * * *

- А потом... Ну, не было больше собаки?

- Не было.

- Ну, да, - кивнула она, - Теперь ты любишь кошек, как я, а кошки - другие. У них все иначе, они...

- Они есть то, что они есть. И не выдают себя ни за что другое. В них нет лицемерия, нет притворства. Глянь им в глаза - это глаза зверя, а не собачки. У собаки они... очеловечены, вот ты и не знаешь, то ли она умильно хвостиком вильнет, то ли тяпнет.

- Так не любишь притворства?

- Терпеть ненавижу.

- Но считается, что собака понимает нас лучше...

- А что мы понимаем в них? - я пожал плечами. - Нам все известно, все изучено, все под контролем, а... Мы до сих пор даже не знаем точно, что они делают, когда садятся в кольцо и часами смотрят друг на друга. Какая-то вдруг молча встанет и уйдет... Другая - сядет на ее место... Что это такое?

 - Ну... - задумалась Рыжая. - Они могут как-то обмениваться информа­цией... Как дельфины...

- Информация... Обмениваться... Пустая игра в слова, - махнул я рукой. - Это ни на что не похоже...

- Почему? - вдруг сказала Рыжая. - Похоже. На сеанс.

- Какой сеанс? - не понял я.

- Ну, знаешь, как в фильмах... Такой спиритический сеанс... Все са­дятся за круглый стол и...

- Выкликают духов, - усмехнулся я. - Забавно... У тебя неслабое воображение, моя донна. Еще пива выпьем?

- Ага. И поедим... Я с тобой всегда ужасно жрать хочу.

 * * *

- Жарко. Солнце, как в Африке... А в кабинете у вас прохладно. Он как-то так выходит, что там солнца нет.

- С чего ты взял? - удивилась она. - У нас утром и днем везде солнце - потому и жалюзи везде.

- А в кабинете, когда мы уходили, солнца не было.

- Чушь, - фыркнула Рыжая.

- Что - чушь? Я к окну подходил, там Кот сидел и на строй­площадку глядел...

- Какую стройплощадку? - удивленно нахмурилась она.

- Ну, которая за домом, - меня так разморило от жары и пи­ва, что я еле выговаривал слова. - Вроде пустыря...

- Нет там никакого пустыря. Там прямо напротив дом стоит - Танька-домработница в нем живет, - а за ним - еще один, поменьше. Давно уже застро­или все, что можно - пустого места не осталось...

- Но я видел из окна...

- Отстань. Лучше иди ко мне.

- Здесь?

- Ага...

- Сейчас схожу за бугорок, а потом видно будет.

- Зачем - за бугорок?

- Все тебе расскажи... Отлить, моя донна.

- И я - с тобой, - она рывком встала на колени.

- Ну, это уже разврат. При старом режиме нас бы расстре­ляли...

- Не-а, - Она вдруг ухватила меня за яйца. - Идешь?

- Не иду, а повинуюсь грубой силе...

Она отпустила меня и пошла к заросшему травой и кустами холмику, нарочито виляя бедрами. Я посмотрел ей вслед, под­нялся и поплелся следом. Она небрежно и резко приспустила трусики с одной стороны сзади и пошла быстрее. Я инстинктивно ускорил шаг - мысли стали куда-то уплывать, оставался инстинкт. Блики солнца иг­рали на песке, и местами он казался красноватым, но я не смотрел на песок, я смотрел на ее виляющую за­дницу... У холма, где начиналась трава, я уже почти бежал - старый му­дак...

 * * *

 

Часа в четыре на небе появились облака. Мы оделись, со­брали пустые банки и заторопились к машине - стал поти­хоньку накрапывать дождь.

Обратно мы доехали без всяких приключений и быстрее, чем сюда - на шоссе было меньше машин. Только... На том же месте, вскоре после кольцевой дороги, опять откуда-то выскочили желтые огни. Когда они метнулись на нас, я инстин­ктивно зажмурил глаза, но огни не исчезли. Вернее исчезли, но... Не сразу. Такие желтые фонари, не лучистые, а го­рящие ровными, слепящими кругами, и в каждом круге... Черт, пиво на жаре, конечно, кайф, но развозит... А Рыжей - хоть бы хны, ведет тачку так, словно и не пила...

Рыжая выругалась сквозь зубы и сбавила скорость.

- Опять эти фары? - спросил я.

- А черт его знает, я снова не заметила, откуда они взя­лись... Как-то вынырнули совсем рядом, и... Словно не по встречной, а прямо нам в лоб. Зараза х... хренова.

- Кель выражанс, мадам, - зевнул я.

- Я уже тебе говорила - "мадам" свою жену называй, - как-то нервно проговорила Рыжая.

Я хотел было спросить, чего ее так раздражает "мадам", но глянул на нее и решил промолчать. Кажется, она испугалась. Тоже наверно размо­рило чуть-чуть от пива, а тут эти... Я пред­ставил себе те фары, поста­рался мысленно увидеть их и вдруг понял, что они были похожи на... Ну, да, в середине каждого желтого круга зияла черная отметина - такая... Ну, вроде зрачка. Что за черт, везде мне кошачьи глаза мерещатся! Скорей бы до дому добраться...

 Я механически отметил, что подумал о ее квартире, как о нашем до­ме, и... Ничего. Даже не удивился. Вообще никак не отреагировал. Ну, правильно, там же сейчас мой Кот - интер­есно, что он делает? Ждет в прихожей? Вряд ли. Наверное, за­лез в шкаф... С чем он там возится? Вот зажует туфли хозяи­на... Хотя у хозяина наверно столько штиблет, что он и не за­метит.

 * * *

- Эй, заснул?

Я вздрогнул и открыл глаза. Мы стояли перед воротами до­ма. Нашего дома... Привык ты к сладкой жизни - как отвыкать будешь? Ну, ладно, проблемы решают по мере их возникнове­ния. Пара деньков у нас еще есть...

Я потянулся и спросил:

- Чего не въезжаем, моя донна?

- Нет никого в будке. Открой ворота.

- Там же замок...

- Да, он просто накинут... Откроешь?

- Запросто.

Я вылез и пошел к воротам. Замок действительно болтался просто так. Возле будки стоял какой-то парень в темном ко­стюме. Моросил мелкий дождь, но он стоял без зонта (а к его костюму подошел бы зонт... и котелок) и смотрел куда-то в сторону. Я думал, он спросит, ка­кого я тут вожусь с воротами, но он даже не повернул голову в мою сто­рону. Несмотря на это, от него исходило... Что-то неприятное. Мне стало не по себе. Он даже не глянул на меня, а мне все равно стало не по се­бе, словно он излучал какое-то... Какую-то угрозу. Или - предупрежде­ние... Или не он, а что-то другое - что-то непода­леку. Совсем рядом...

Ладно, хватит лирики, Котяра уже наверняка злится на мое отсутствие.

17.

А ты когда в Штатах был, где жил? - спросила Рыжая, присматривая за сковород­кой, в которой что-то разогревалось, аппетитно ворча.

- В Вашингтоне, моя донна...

- У знакомых?

- Ага. В домике таком... с огороди­ком. Четырехэтажном... Ну, не этажном, а четырех - по ихнему сказать - уров­невом. Недалеко от метро.

- Расскажи.

- Про что?

- Ну, как жил там, чего делал... Про Вашингтон. Я там только один день была.

- Ты целый год в Штатах прожила - тебе-то что рассказывать?

- Ну, расскажи... Пожалуйста. Я люблю слушать, как ты рас­сказыва­ешь, - не отставала она.

- Не умею я по заказу... Только стишки. Хочешь, стишок рас­скажу?

- Не-а, - помотала она головой. - Хочу про Америку. Давай...

 - Далека Америка от нашего... - пробормотал я. - А знаешь, как там кошек кличут? Ну, вместо нашего кис-кис-кис?

- Ага, - кивнула она. - Кри-кри-кри...

- Забавно, да? Совсем по-другому, и без шипящих...

- Какая разница, - она равнодушно пожала плечами. - Они-то все равно говорят "мяу"... Эй, ты где? Заснул?

- Как ты сказала? - я действительно, словно очнулся от сна, в который провалился... мгновение назад. От того старого, детского сна, где...

- Сказала? - нахмурилась Рыжая. - Ничего... Сказала, как их ни кличь, а кошки - все равно говорят "мяу". А что? Разве, нет?

- Да, - медленно кивнул я и механически повторил за ней: - Кошки все равно... говорят "мяу".

 * * *

Когда она произнесла это простое предложение, у меня в мозгу слов­но... сдвинулся какой-то "рычажок". Я вспомнил - очень отчетливо, почти окунулся туда - свой детский сон: бес­конечный красный песок и что-то... большое, что-то неверо­ятно огромное, присутствующее там везде и словно что-то приоткрывающее, что-то равнодушно показывающее, от чего мне тогда, в детстве, стало чуть легче.

Вдруг я понял - через столько лет - что в этом огромном

(мерцало... светилось...)

было это. Все равно кошки... Вернее, и это. Оно было таким огром­ным, что

(таило... скрывало... )

вмещало в себя все, но там было и это - равнодушное, хо­лодное и давящее подтверждение ясной и простой истины: все равно, кошки го­ворят "мяу".

Это была лишь маленькая песчинка в том огромном целом, крохотный кусочек... Но в том огромном целом были совсем другие измерения и пропорции... И на самом деле, в том це­лом не было ни песчинок, ни глыб, ни большого, ни крохотного - вообще, ни малого, ни великого, - там все было целым, и не­возможно было ни мыслями, ни чувствами ох­ватить, понять это целое, или "разбить" на кусочки, чтобы переварить, но все равно кошки говорят "мяу", и мне бы сейчас только шагнуть чуть дальше, еще чуть-чуть - и я ухва­тил бы что-то еще, но... Эй, ты где? Заснул? - и все кончилось.

 * * *

- Эй, ты где? Заснул?.. Поболтай со мной, пока я готовлю. Ну, пожа­луйста! Все равно - не отстану...

Я послушно рассказал анекдот. Потом подумал и рассказал еще два и с удовольствием послушал, как она хохочет.

- В смехе - твоя сила, - сказал я. - Какой мужик устоит, когда баба так смеется его дурацким шуткам? Да еще рыжая баба...

- Он - не устоит... А у него? - еще не совсем отсмеявшись, спросила она.

- У него и спроси, - пожал я плечами.

- А я у него и спрашиваю... И сила моя - не в смехе, - она резко перестала смеяться. - А вот твоя - в чем? Ты откуда ее бе­решь, а?

- Да, у меня и нет ее, - усмехнулся я. - Куда мне до вас - гнусь как тростинка на ветру, как...

- Как пружинка, - засмеялась она, правда, как-то не очень весело. - Гнешься-гнешься, а потом, когда кажется, что уже совсем размяк, вдруг можешь ка-а-а-к... Правда-правда, я чувствую. Где ты ее берешь? У кого? - она почему-то кинула за­думчивый взгляд на Кота.

- Ну, не у него же, - я тоже взглянул на Кота. Тот ни мало не смущен­ный (он вообще не умеет смущаться) равнодушно об­лизнулся.

- Как знать? - она загадочно щелкнула языком, а потом тряхнула го­ловой, словно отбросив что-то от себя. - Ладно, сейчас будешь жрать. И как следует... Мне силенки твои се­годня - о-о-ох, как понадобятся. Предпоследняя ночка ведь...

- Вряд ли, - раздался спокойный голос сзади меня.

Я с трудом оторвался от расширившихся зрачков Кота, уста­вившихся не на меня, а куда-то мимо, и тупо взглянул на Рыжую, словно загипноти­зированный взглядом Кота, не понимая, отку­да взялся этот голос, и почему она побелела, как смерть, и с полуоткрытым ртом пялится мимо меня - туда же, куда и Кот.

- Вряд ли, - повторил тот же голос, - они тебе понадобятся, Рыжик. И вряд ли - предпоследняя. Похоже, последняя - уже прошла.

Я медленно обернулся. В большом аркообразном проеме стояли трое: мужчина, примерно моих лет, с загорелым, воле­вым, слегка постарев­шим по сравнению с фотографией на столике в спальне, но явно тем же лицом, в бежевой майке, небрежно накинутой на плечи лайковой (очень дорогой) куртке, черных джинсах и черных кожаных (безумно дорогих) мокаси­нах; за ним - двое одинаковых плечистых ребят (одного я уже ви­дел - когда ворота открывал) в темных костюмах, белых ру­башках, черных галстуках, с руками, сцепленными в аккурат перед промежно­стями, и лицами... Я не понял, какими. Никакими. Обыкновенными, толь­ко... От них - не от лиц, а от них целиком, - исходила ясная и прямая, физически ощутимая угроза. Они ничем мне не грозили, вообще даже не смотрели на меня, и угроза исходила не направленно в мою сторону, а просто в пространство, быстро заполняя всю огромную кухню-столовую.

От мужчины в майке, лайковой куртке и джинсах, никакой уг­розой да­же и не пахло. От него пахло чем-то знакомым, и по­жалуй, приятным... Каким-то дорогим... Он тоже смотрел не на меня, а на Рыжую - смотрел без всякой злобы, без раздраже­ния, без насмешки, с простым и легким любопытством. И пахло от него каким-то дорогим... Ну, конечно:

- Denim aftershave, - тупо пробормотал я и машинально до­бавил ду­рацкую реплику из рекламного ролика. - Все в его власти...

Мужчина весело усмехнулся.

- Неплохо сказано, маэстро. Но не преувеличивай. Всего даже в моей власти быть не может. Не все... Но кое-что - да. И боюсь, ты как раз входишь в это кое-что, - он окинул за­думчивым, оценивающим взглядом мои потертые джинсы, мя­тую, расстегнутую до пупа рубаху, взлохмаченные (правда мы­тые его же шампунем) редеющие патлы.

- В принципе, неплох, - вынес он вполне оптимистический приговор, - хотя... За мои бабки ты, Рыжик, могла купить себе и помоложе. И по­спортивнее. И вообще, покруче, - в его тоне не было никакой насмешки, одна ровная, спокойная констата­ция факта. - Впрочем, все по порядку. Сначала мы поужинаем, потом - побеседуем, а потом...

Он замолк, но не затем, чтобы сделать многозначительную или может даже, угрожающую паузу, а просто не желая забе­гать вперед. Я медлен­но перевел взгляд на Рыжую, двинувшу­юся, как заводная кукла к плите, и в животе у меня резко упала температура. Градусов на… несколько. Она не упала (почему-то) от появления Ковбоя, не упала (почему-то) при виде двух его охранников, но упала при виде серых с зелеными крапин­ками глаз Рыжей.

Нет, в них не светился страх, не метался ужас, и температу­ра в моем брюхе упала вообще не от того, что в них было, а от того, чего не было. В них...

В них не было надежды.

Никакой.

Ни проблеска.

 

 

 

18. "... Не Хозяин Джунглей пришел к

 мальчику-волчонку, а пришел тот, 

 кто боится, к тому, кто не боится ничего."

 Р. Киплинг. Книга Джунглей.

Ужин был без свечей.

Самое интересное что атмосфера за этим ужином царила вполне неп­ринужденная - Ковбой каким-то образом создавал вокруг себя такую... Ну, ауру, что ли, в которой, в общем, нор­мально дышалось. И это - нес­мотря на... ну, скажем, некото­рый идиотизм и нелепый гротеск всей си­туации.

По его небрежному жесту, охранники остались в холле, один - уселся там в кресло так, чтобы видеть стол, за которым мы сидели втроем, а другой - прошел в прихожую и там и остался. Интересно, у них...

- У них есть стволы? - неожиданно для себя спросил я Ковбоя, кивнув в сторону холла, когда Рыжая накрыла на стол и уселась напротив меня, рядом с ним (он как и положено хо­зяину, сел во главе овального стола, лицом к телевизору).

- Зачем? - равнодушно пожал плечами хозяин, - они сами - стволы. Рыжик, - повернулся он к Рыжей, пустыми глазами уставившейся на ши­пящую под стеклянной крышкой сково­родку, - дай нам чего-нибудь вы­пить. Пожалуй, водочки... Не возражаешь? - это уже мне.

- А у меня есть выбор? - спросил я.

- В этом плане, да, - кивнул он. - Ты ешь белый хлеб? Напрасно. В нашем возрасте... Потому и смокинг у тебя на брюшке топорщится.

- Смокинг? - тупо переспросил я.

- Ну да, мой смокинг, - охотно пояснил он. - Впрочем, я могу тебе его подарить. Он неплохо сидит на тебе, но в талии... Не ешь белый хлеб и побольше двигайся. Я понимаю, у тебя си­дячая работа, но есть ведь не­дорогие спортзалы...

- С барского плеча... - механически пробормотал я, думая совсем о другом: смокинг, который я надевал вчера, давно ви­сел в шкафу, откуда же...

- Ну, брось, что за комплексы, - поморщился хозяин, - нали­вая себе и мне водки и вопросительно глядя на Рыжую. - Тебе налить? - она мед­ленно покачала головой, он поставил бутылку "Абсолюта" на стол и взял свою рюмку. - У меня их несколько, а этот я, по-моему, и не надевал никогда... И вообще, что за счеты между дворя­нами? - он под­мигнул мне и выпил, не чокаясь. - Ты же, когда ее траха­ешь, не комплексуешь, хотя ее-то я надеваю довольно часто, а? Или, да?

- Или нет, - сказал я и тоже выпил. - Я что же, так вот, про­сто... уйду?

- Почему - уйдешь? - пожал плечами хозяин, снял крышку со сково­родки и подцепил вилкой кусок мяса. - Бери, пока го­рячее... А ты, Рыжик? - она все так же медленно покачала го­ловой. - Она отлично го­товит... Ну, ты-то знаешь. - он стал изящно резать мясо ножом. - Зачем тебе тащиться на своих двоих и на, - он еле заметно усмехнулся, - муни­ципальном транспорте? Мы выясним с тобой один маленький вопрос, а потом товарищ, - кивок в сторону холла, - отвезет тебя домой. Вместе со смокингом. Ну, и сопутствующими товарами, разу­меется - у тебя же вряд ли есть такая рубашка, бабочка и... Ну, и туфли заодно. Доедешь с комфортом...

Я пристально посмотрел на него. Ковбой не отвел взгляд и... Он не шутил. Не издевался и не паясничал. Он спокойно и рав­нодушно изла­гал... свой вариант развития событий, который действительно собирался претворить в реальность, если... Только что же там за "маленький воп­рос" маячит впереди?..

Я скосил глаза к аркообразному проему, выходящему в холл, и нео­жиданно для себя буркнул:

- Тамбовский... санитар - ему товарищ...

Хозяин резко вскинул глаза и вперился в меня цепким, хо­лодным взглядом - на мгновение я физически ощутил тяжесть этого взгляда у себя на переносице. Потом он отпустил меня, перевел взгляд на бутылку водки и снова налил себе и мне.

- Острый у тебя глаз, маэстро, - с ноткой уважения за­думчиво произ­нес он, взял рюмку, и кивнув мне, снова выпил, не чокаясь. - После того, как расшерстили девятку, эти ребята, и правда, какое-то время работали санитарами... В психушке, - Рыжая еле заметно вздрогнула. - Потом... еще кое-где, а по­том - уже у меня. Пей... - он снова взял нож и вилку, а я выпил. - Не знаю, говорила она тебе, но... Мне нравятся твои перево­ды. Ты неплохо просек стиль автора и вообще - неплохо справился. Одобряю. Кстати, ничего, что я тебя - на ты? В конце концов, мы же ровесники, да и, - он едва заметно усмехнулся, - почти родственники...

То ли от водки, то ли от его слов, а скорее всего, и от того и от дру­гого в животе у меня стало теплее, и я потянулся к ско­вородке, заметив:

- Родственники - вряд ли. Я - холопских кровей, а ты...

- Брось, - поморщился он. - Ты ж прекрасно видишь, что я - не мудак. А кто, кроме полных мудаков, будет играть в эти игры, - он фыркнул, и в глазах его промелькнула злоба... знакомая злоба, - Мы возь­мем этот город... Взяли, бляди... Извини, Рыжик, - Ковбой взял пульт и включил телевизор, сразу убрав звук.

На экране возникла умная, ироничная физиономия ведущего эн-тэ-вэшных новостей, Осокина, он что-то сказал, а потом камера скользнула по какому-то подземному переходу, задер­живаясь на нескольких стару­хах-нищенках с бумажными плака­тиками и просто с протянутыми смор­щенными ладошками.

- Старушки, - буркнул Ковбой. - Неплохо зарабатывают ста­рушки, особенно центровые. Там за одно место в день надо отстегивать столько... И все равно, жалко их. В отличие от по­ручиков и корнетов... А тебе жалко? - рассеянно спросил он, не отрываясь от экрана.

- Нет, - сказал я, налил себе водки, вопросительно глянул на него, он кивнул, и я налил и ему. - Не очень. - я выпил, следуя его примеру - не чокаясь.

- Почему? - он перевел на меня взгляд, и я увидел, что он не удивил­ся, а просто хотел бы знать - почему.

- Моя бабка, - вежливо стал объяснять я, стараясь искусственно разжечь в себе злость, чтобы… чтобы не прогибаться до конца, чтобы хоть в чем-то возразить, не согласиться… - моя бабка жила на двадцать три рубля пенсии... Потом - на сорок шесть. Называлось, за кормильца. До свистопляски, понятно... ну, пе­рестройки унд демократии, - он понима­юще кивнул. - Где тогда были эти.. или такие же старушки, не знаешь? - он смот­рел на меня с легким интересом. - А я - знаю. Сказать? - он кив­нул. - Рядом. В ее коммуналке. Получали по сто двадцать, плюс скидку в квартплате и прочих... А про нее, знаешь, что говорили? - он продолжал смотреть на меня с интересом. - Говорили, и правильно, поделом ей, и того много - стажа не наработала, а еще жалуется, все они - хитрень­кие... за чужой счет.. Так что за жалостью, - я улыбнулся, - не ко мне. С этим - в другую инстанцию... А вообще, - вдруг вместо желаемой злости на меня накатила какая-то странная и вялая усталость, - вообще жалко, конечно… они ведь еще живые… а когда видишь, как живое мучается, всегда жалко, - я вяло усмехнулся. - Непонятно объяснил?

- Понятно, - кивнул он, я посмотрел на него и уви­дел...

Нет, не сочувствие, а понимание. Что ж, он и не говорил, что сочувствует, он сказал "понятно", и ему действительно было понятно, а мне... Мне стало приятно. Приятно - оттого, что си­жу с ним, как равный, говорю с ним, как равный, и он понима­ет... Я скосил глаза на Рыжую. Она смотрела на нас обоих своими серыми с зеленоватыми крапинками глазами и... Как-то странно смотрела. Словно старалась что-то понять, но од­новременно и отталкивала от себя это понимание, не хотела его, может быть, немножко боялась...

- А тебе нравится мой автор? - вдруг спросил я. - Ну, которого я переводил - "король ужасов"? Ты, я слышал читал в натуре... В смысле, на его родном. От перевода все равно что-то... утрачивается, да­же, - я усмехнулся, - у такого маэстро, как я.

- Утрачивается, - кивнул он, и взял себе еще кусок мяса. - Но что-то и... резче проступает. Хотя из стакана, конечно, можно вылить...

- Только то, что было в нем, - подхватил я, как-то забывая, где я сижу и с кем. - Главное только - не пролить мимо... Но хрен с ними, с перево­дами, сам автор тебе...

- Да, - кивнул он. - Очень. Что-то - больше, что-то - меньше, но в це­лом у него все... - он щелкнул пальцами, ища слово, - все...

- Правильно, - тихонько подсказал я.

- Ну, может, и не совсем пра...

- Если смотреть сверху, - перебил я, он слегка поморщился, видимо не любил, когда его перебивают, но тут же что-то ухва­тил и вопроси­тельно глянул на меня. - Ну, не для нас пра­вильно, а сверху... Ну, как для зайца, может и неправильно, что он морковку жрет, а волк - его самого, но сверху...

- Да, - сказал он. - Сверху - да... Заяц умеет делать скидку, и это... Компенсация. Не равность, не...

- Не равенство, - поправил я, - а как бы равновесие...

- Баланс.  Верхний баланс - чужой, не наш, не для нашего... Ты прав. - он повернулся к Рыжей. - А ты что скажешь, Рыжик?

Рыжик ничего не ответила, я глянул на нее, она открыла рот, как-то с трудом глотнула, налила себе водки и поднесла рюмку ко рту. Руки у нее чуть-чуть дрожали.

Я отвернулся, посмотрел на экран телевизора, прочел по гу­бам Осокина: "Вас ждут еще новости спорта и погода...", - и услышал ее сдавленный (видимо от проглоченной залпом рюмки водки) голос:

- Родственные души...

Я оторвал глаза от экрана и посмотрел на хозяина. Он нег­ромко за­смеялся, потом перестал смеяться и неожиданно (но не резко) спросил меня:

- Ты боишься, маэстро?

- Да, - сказал я. - Это естественно.

- Почему? - спросил он. - Почему - естественно?

- Потому, - начиная раздражаться (до сих пор он не строил из себя целку, не притворялся), - что ты мигнешь, и меня по стене размажут... Не здесь, конечно, - криво усмехнулся я, - ты же не станешь поганить свою стенку... С евроремонтом.

- А зачем? - спросил он.

- То есть как это, за... - пробормотал я.

- А просто - зачем? - терпеливо повторил Ковбой. - Ты ничего у меня не украл, нигде не перешел мне дорогу и не на­ступал мне на хвост. Если кто и нарушил какое-то правило, так это - не ты, - он глянул на Рыжую. - Верно, Рыжик?

Она медленно кивнула.

- Так зачем все эти дешевые трюки из совкового триллера, - снова повернулся он ко мне. - Чтобы написать криминальный роман, нужно, - он усмехнулся, - иметь навыки, нужно быть профессионалом, не так ли? - у его глаз собрались веселые морщинки, а я вздрогнул - он почти дос­ловно повторял мои собственные слова, сказанные мною здесь же, за этим самым столом, только при свечах, и... случайно такие совпадения бы­вают в литературе, а не в жизни. - Зачем тебе лезть в чужой жанр?

- Но я уже влез в чужую, - пробормотал я. - Откусил чужой... Кусок от чужого...

- Нет, - отмахнулся он. - Ничего ты не откусил. Ты... - он на секунду задумался. - Знаешь, я в детстве, мальчишкой, видел такую... Мы шли мимо речки, там заводь такая была, вся за­цветшая, и... Вдруг услыхали дикие вопли. Подошли поближе, и я увидел на островке... Ужа. Уж загло­тил лягушку. Она торчала у него из пасти и орала, как сумасшедшая - никогда не слышал, чтобы лягушка так орала. Она подыхала, но... Уж - тоже подыхал... Он никак не мог ее проглотить, но не хотел, или уже не мог выпустить, - он задумчиво щелкнул языком, до­стал из небрежно ки­нутой на спинку стула лайковой куртки пачку "Данхилла" и тяжелый зо­лоченый (а скорее всего, золо­той) "Ронсон", вытащил сигарету и кинул через стол пачку мне. - Их обоих было жалко. Они оба подыхали. Лягушка в его па­сти - от его сдавливающих челюстей... или как, там, у них это называется... А уж - оттого, что хотел заглотить слишком боль­шой кусище - не по нем кусище, - он щелкнул зажигалкой, прикурил и дал прикурить мне. - Вот, и ты, как тот уж - просто решил заглотить ку­сок не по тебе. Нет-нет, - Ковбой выпустил струю дыма к потолку и по­качал головой, - я не хочу тебя никак обидеть, просто она, - он кивнул на Рыжую, - не пролезет тебе в глотку. Может, ты и смог бы придавить ее, переломать пару косточек, но, - он снова затянулся и опять впустил тонкую пря­мую струйку дыма в потолок, - сам бы при этом подавился... Не так уж она безобидна, и совсем не мала, моя... - он усмех­нулся, - наша Рыжая.

- А что с ними стало потом? - спросил я. - Ну, с той лягушкой и... Так и подохли?

- Нет, - помотал он головой. - Я нашел длинную палку, дотя­нулся до островка, шлепнул ему как следует по башке - он и выпустил ее. Спас, можно сказать, обоих...

- Ага, - протянул я, - стало быть, ты теперь и нас спасешь? Меня - шлепнешь по...

- Нет, - с усмешкой перебил он и отодвинул от себя пустую тарелку. - Тебя никто шлепать не собирается, и спасать я ни­кого... - он вдруг обер­нулся и кинул взгляд на забравшегося на диван и сидящего там Кота. - Ну, до чего ж красивая киска! Любишь своего хозяина, а? А хозяин тебя любит? - он отвер­нулся от Кота, посмотрел на меня, и я... похолодел.

- Ты... - я поперхнулся. - Это - не киска... Это - он, - в моем голосе зазвучали противно-заискивающие нотки, но мне было наплевать, я го­тов был валяться у него в ногах, только бы... - Ты же не...

Ковбой удивленно вздернул свои светлые брови, нахмурился недоу­менно, а потом усмехнулся и досадливо поморщился.

- Ну, ты обижаешь, маэстро, - с неудовольствием прогово­рил он. - Не знаю, что она, там, тебе про меня болтала, но по­водов так думать - я не давал ни ей... ни, тем паче, тебе. Это ты - зря! У нас у самих, - он поту­шил бычок сигареты в пепель­нице, - была кошка... Я, кончено, не схожу по ним с ума, как Рыжик, но... Словом, это ты зря, - твердо повторил он, про­должая хмуриться.

Меня отпустило, и только когда отпустило, я почувствовал, как меня пробрало - потянувшись к пепельнице, я увидел, что пальцы, в которых зажат окурок, дрожат. Ковбой тоже это уви­дел.

- Наверно я перебрал, - кивнув на бутылку, извиняющимся тоном про­бормотал я.

- Нет, - он помотал головой. - Некоторые болеют этим... Вот Рыжик, например, у меня, - он усмехнулся и поправился, - у нас - такая. Ты, значит, тоже... Выкинь это из головы, - неожи­данно холодно и жестко сказал он, - я нормальный человек, и не будь даже у меня других спосо­бов... - он брезгливо скривил рот. - Это - для совсем уж дешевых ро­манов. Хотя... У короля был один эпизодик, помнишь?

- Был, - кивнул я. - Но она там была... безумная... Одержимая...

- Ага. А я - похож на одержимого? Или безумного?

- Нет, - помотал я головой. - Чего-чего, а этого...

- Ну, так расслабься, - уже не сказал, а велел он, и я... рас­слабился. - Тем более, - он вновь перешел на спокойно-пове­ствовательный тон, - этой киске... Извини, это же он - значит, этому коту я даже кое-чем обя­зан. Да-да, - кивнул он, встретив мой вопросительный взгляд, - если бы Танечка не увидела его в окне кабинета и не звякнула бы мальчикам, а они, кой-чего проверив, не звякнули бы мне...

- Твою мать, - пробормотала Рыжая. - Всегда терпеть не могла эту сучку...

Хозяин расхохотался.

- Рыжик думает, что я ее тяну...

- А то - нет, - процедила сквозь зубы Рыжик.

- Было разок, не спорю - сделал девочке приятное, но... Чисто разо­вое мероприятие, - хозяин пожал плечами. - Если хочешь, чтобы на тебя хорошо работали, не скупись на мелкие любезности - всегда окупится. Однако, хватит лирики, перей­дем к делу. К нашему делу. Ты нарушила нашу договоренность, Рыжик, и сама понимаешь, даром это тебе не пройдет.

- Накажешь? - спросила Рыжая. - Или сразу похоронишь?

- Не надо мелодрам, - поморщился Ковбой. - У твоего друга может сложиться неверное впечатление обо мне, хотя... Ты на­верно уже распи­сала меня в черные краски, если он так дер­нулся, стоило мне поглядеть на его кошку... Извини, кота. - по­вернулся он к мне и пояснил: - У нас с Рыжиком была догово­ренность - никаких посторонних мужиков и баб здесь. Позвав тебя сюда, она ее нарушила, и естественно, мне это не нра­вится. Думаю, теперь и я вправе отказаться от каких-то обяза­тельств, если... Если, кончено, мы с Рыжиком не найдем ра­зумный компромисс. В конце концов, содержать раздолбая - ее бывшего муженька - не входит в мои обязанности действу­ющего мужа...

- Там - моя дочь, - глухо пробормотала Рыжая. - И она...

- И она - совершеннолетняя дама, - закончил Ковбой. - Впрочем, это дело - наше, семейное, и маэстро - ты уж изви­ни, маэстро, но она все-таки моя жена, - вряд ли интересно в этом разбираться

- Тогда что ты вообще от него хочешь? - спросила Рыжая. - Почему он вообще еще здесь?

- Во-первых, потому что я не видел причин лишать его ужина. В конце концов, ты же готовила это для него. А во-вто­рых, или если хочешь, в главных, я хочу задать вам обоим, вам вместе один вопрос - по той про­стой причине, что только вы оба, вы вместе, находились последние нес­колько дней в этой квартире.

- Какой вопрос? - нахмурилась Рыжая. - Мне не нравится это...

- Мне тоже не нравится это, Рыжик, - холодно перебил ее Ковбой. - И поэтому я - здесь. Включи же, наконец, мозги, - тоне его проскользнуло легкое раздражение. - Увидев меня, ты прямо с лица спала, как будто тебя, и впрямь, застукал старый злобный муж и сейчас всадит тебе за измену в грудь кинжал. Ты прекрасно знаешь, как я... Как мы с тобой смотрим на эти вещи, а что касается нашего условия - ну, ты заигра­лась, за­трахалась... Что ж, разве можно от женщины требовать много­го, как поет твой любимый шансонье? Ну, заплатишь за это, ли­шишься какой-нибудь конфетки... Но неужели ты, и правда, подумала, что я прилетел из Питера на два дня раньше срока - а у меня в Питере серьезные дела, и ты это знаешь, - только ради того, чтобы застукать тебя здесь с мужи­ком и вставить за это пистон тебе и герою-любовнику? Тем более, что из него герой-любовник, - не обижайся, маэстро, это правда и ты сам это знаешь - как из меня - мать-Тереза?

- Так... в чем же дело?

- А ты как думаешь? - вежливо спросил он.

- Я... Я не знаю.

- Хорошо, - он на секунду задумался. - Почему ты испуга­лась, когда увидела меня? Ты же прекрасно знала, что ника­ких... дешевых разборок не будет?

- Я... - она с усилием глотнула. - Я не хотела, чтобы вы встретились.

- Почему? - удивился он.

- Потому что... Это - мое, и я... Я ни с кем не хочу этим де­литься. Ни с тобой, ни... Вообще ни с кем.

- Но никто же у тебя не отнимает...

- Я не хочу ни с кем это обсуждать, и я не хотела... Словом, я ответи­ла на твой вопрос, и даже если ты не понимаешь, ты видишь, что я гово­рю правду. Ты всегда видишь.

- Да, видимо у тебя какие-то, - он усмехнулся, - возра­стные... Ты го­воришь правду, - кивнул он. - Может быть, только правду, но... К сожа­лению, Рыжик, не всю правду.

- Почему? - она вскинула на него удивленный взгляд. - Мне больше нечего...

- Рыжик, может быть, я задам вам обоим один вопрос и мы решим это дело в ускоренном темпе?

- Ну... Задавай, чего ты ждешь?

- Слава Богу. Итак, вопрос, ребятки: где ключ от сейфа?

Я удивленно уставился на него, а потом перевел взгляд на Рыжую. Она уставилась на него с точно таким же удивлением, хотела что-то ска­зать, но он предостерегающе поднял руку, не глядя в ее сторону. Его цепкий холодный взгляд внимательно изучал меня, казалось, залезал в мой мозг и спокойно щупал его содержимое. Потом он встал, подошел к буфету, сунул руку в узкое пространство между буфетом и стеной, кар­тина с мрачным, сюрреалистическим сюжетом (кладбище, крест и какая-то раскрытая книга) отъехала вверх - видимо, она висе­ла на специаль­ной панели, - и на ее месте возникла дверца... Да, это была дверца сейфа, или несгораемого шкафа - я в них не разбираюсь - мета­ллическая дверца со скважиной для ключа, закрытой металлическим "ушком", в самом центре. Вокруг "ушка" были нанесены деления с циф­рами. Ковбой снов уставил на меня свой цепкий взгляд и удовлетворен­но кивнул.

- Да, - кивнул он, - ты вообще не знал, где он, и видишь его в первый раз. Это довольно старое устройство, открывается простым ключом, ни­каких наворотов - он даже не насыпной. Единственный секретик - нужно знать, в какую сторону на сколько делений и сколько раз повернуть ключ. Если не знать и повернуть неправильно - включается сигнализация. Рыжик хотя и не знает…

- Я же не знаю, где ключ, - перебила его Рыжая. - И тебе это прек­расно известно. Но...

- Но это - поправимо, не так ли? - улыбнулся Ковбой.

Рыжая вздрогнула, а он негромко хлопнул в ладоши. Тот ох­ранник, что торчал в прихожей, словно ждал этого - он бес­шумно возник в комнате, как-то возник в середине комнаты, у стола - и протянул подошедшему к столу хозяину две видео­кассеты обычного формата - VHS. Ковбой кив­нул, и "ствол" исчез - убрался обратно в прихожую.

- Снимали, конечно, не на эти, - сказал Ковбой, - но мальчики для удобства переписали.

Он подошел к телевизору-двойке, сунул одну кассету в ви­дюшник, уселся на свое место во главе стола и пультом включил видео. По экрану побе­жали полоски, потом в углу замелькали цифры, а потом появилась... Спальня. И мы с Рыжей - в ее лю­бимой позе (открытой основной массе советского народа в эпохальном фильме "Маленькая Вера") на огром­ном семейном ложе. Камера снимала почти от двери, только чуть левее - приблизительно от того места на стене, где был выключатель верхнего света с реостатом. Тот самый вечер, когда вместо оргии она напилась, и мы трахнулись перед сном без долгих игр, без всяких изысков - просто, как...

- Прямо как семейная пара, - буркнул хозяин, с легким ин­тересом глядя в экран. - Вы меня даже слегка заинтересовали и... разочаровали. Все-таки...

- Ты стареешь, - резко бросила Рыжая, уставившаяся в эк­ран с опу­щенными уголками губ и собранными в уголках глаз морщинками... Недобрый прищур... Похожий на хозяина - Squint Иствуд... - Подглядывать за сорокалетней бабой...

- Да, ни за кем я не подглядывал, - поморщился он. - Просто мальчики включили обе камеры, а я взял не ту кассету.

- Но кто велел им включать эти... камеры? - фыркнула Рыжая. - Кто...

- Я, - холодно кивнул Ковбой. - Я велел, когда они доложили мне, что нет ключа.

- Да я даже не знаю, как выглядит этот чертов ключ! - вос­кликнула Рыжая. - Ты никогда не показывал мне...

- Сейчас я поставлю другую кассету, - перебил ее хозяин, - и мы про­должим разговор. Я бы сразу ее поставил, - добавил он с усмешкой, - но кажется, маэстро увлекся... Маэстро, - по­вернулся он ко мне. - Разреши, мы прервемся. А эту, - он ука­зал на экран, - я могу тебе подарить, раз уж она так тебе пон­равилась.

Я, правда, увлекся. Мне давно было интересно, как мы с Рыжей смот­римся со стороны, и теперь... Мы неплохо смотре­лись. Пожалуй, зря мне казалось, что погляди на нас молодое поколение, мы были бы для них каким-то архаичным гротес­ком, каким-то анахронизмом, хотя.. Кто их знает? Конечно, нам на этой пленке (и не только на ней) далеко до тре­ниро­ванных молодых актеров, и потом, камера снимала статично, без наездов, в одном ракурсе, но... Может, как раз от этого, от этой непохо­жести на профессиональное порно, и создавалось впечатление какого-то... уюта, какой-то... Не знаю, интимно­сти, что ли. Это не стоило пока­зывать чужим, посторонним. И не потому что я стеснялся своей, прямо скажем, не очень спортивной фигуры или не очень подтянутой и не очень моло­дой спины и задницы Рыжей - нет, на это мне, в общем, было на­плевать. Нет, просто чужие ничего бы не увидели здесь, кроме... Они оценивали бы позу, степень увлеченности, может, подсчитали бы количество оргазмов Рыжей - и все. И оста­лись бы равнодушны, как наверняка остались "стволы" Ковбоя, которые, конечно, смотрели это, когда переписывали на VHS. Вряд ли это могло завести молодых трид­цатилетних мужиков, это вообще не было предназначено для завода и могло выз­вать интерес только у своих... Странно, но в круг своих, я почему-то мысленно включил хозяина. Это вышло как-то само собой... Это...

Я оторвался от экрана, глянул на Ковбоя и... неожиданно спросил:

- Похоже на... тебя с ней?

- Не очень, - он задумался. - Я могу показать тебе... У нас есть пленки - правда, это было лет пять назад... Со мной... - он щелкнул пальцами и усмехнулся. - Ты... Даже здесь, когда вам обоим не очень хочется, и вы как-то по... Ну, по-семей­ному, спокойно - она больше берет, а ты... Для тебя это нор­мально, и ты как-то сам этого хочешь. Может... - он за­думчиво повертел в руках "Ронсон", - может, я и зря тебя с ужом срав­нивал - ну, когда рассказал про тот случай... Может, ты - как раз и ля­гушка. Ведь даже здесь видно, что скорее она тобой пользуется, чем ты - ей. Я бы так не сумел...

- Потому что ты не можешь представить другого, - резко сказала Рыжая, внимательно глядя в экран. - Потому что для тебя кто-то обяза­тельно кем-то пользуется, а это...

- Это нормально, - перебил он ее. - Так есть, потому что есть так, и ты это знаешь. Не веришь, спроси у дружка. Маэстро, - повернулся он ко мне, - я прав?

- Да, - сказал я. - Ты - прав. Абзац. Параграф. Кстати, если не секрет... - я заду­мался, вспомнив какие-то странные красноватые блики, мель­кавшие той ночью, когда я вставал отлить, по лицу и плечу спящей Рыжей, за которыми еще так пристально наблюдал Кот. - А камера еще долго работала, после того, как мы... за­кончили?

- Нет, - Ковбой задумался на секунду. - Минут десять... Она курит си­гарету, потом выключает торшер и... Все. А что, были интересные мо­менты? - в его голосе звучало равнодушное лю­бопытство и легкое не­терпение.

- Да, нет, так... Какие-то отсветы среди ночи - я вставал, хо­дил в ванну, потом пришел и... Я подумал, может, это камера...

- Камера не дает никаких отсветов, - покачал он головой. - Ее вообще невозможно заметить, если не знаешь, что она есть. Еще вопросы?

- Нет, - качнул головой. - Извини, это просто... так, ерунда.

- Ну, и чудно, - заключил он, не обращая больше внимания на хотев­шую что-то сказать Рыжую. - Сейчас поставим другую.

Он, остановил пуль­том видюшник, встал, подошел к телевизору, вытащил кассету и вставил другую, кото­рую раньше положил на угловой шкаф.

"Снег" на экране, полоски, мелькающие цифры в углу и...

Ужин при свечах.

Камера снимала от аркообразного проема, разделявшего холл и сто­ловую, только чуть левее - примерно от выключателя на стене. Я скосил глаза на это место, но не увидел ничего, кроме выключателя - тоже с реостатиком. Ай, да техника... А я не так уж плох в этом смокинге, а Рыжая - во­обще класс! Странная сцена... Прав он, сучара, не по себе я кусок... Не тяну я на такую блядь! И камушек этот на шее... Чужой на мне смокинг, хотя и сидит, почти как влитой, и вооб­ще, все - чужое...

Хозяин сел на место, взял пульт и прибавил звук.

С пьяноватой усмешкой уставясь на меня, Рыжая на экране сказала:

- Денежек хочешь?

Я скосил на нее глаза: Рыжая за столом побледнела и заку­сила ниж­нюю губу. Я уставился на экран, где жадно кусая мя­со, тот я кивнул и ответил:

- Хочу.

- А больших денежек - хочешь?

- Хочу.

- А здесь жить хочешь?

- Вот ведь какая забавная штука - объектив, - заметил хозя­ин. - Со стороны-то ведь совсем по-другому смотрится, а, ма­эстро?

- Угу, - кивнул я, не отрываясь от экрана, где в реальном времени шел вечер при свечах...

- Красиво излагает, - буркнул хозяин, когда Рыжая на пленке разревелась, и выключил телек. - Ты понял, почему она вдруг стала тебя дразнить?

- Ты думаешь, она...

- Я спросил, как ты думаешь, - холодно перебил он.

- Я... не знаю, - честно сказал я. - Со стороны, правда, все по друго­му... Но в конце концов, это в любом случае, пьяный треп и ты же не...

- Может быть, я больше вам не нужна, - раздался голос Рыжей.

Мы оба посмотрели на нее. Она сидела, вся бледная, со­средоточенно глядя прямо перед собой; вытянутые в прямую тонкую линию губы, при­давали ей какой-то незнакомый вид - эдакая волевая дама, средних лет - учительница дряхлая моя... Странный контраст с ее рыжей гривой, яр­ко-красным лаком на ногтях и вообще - с ней со всей, если знать, что там, под хала­тиком, и как там, внутри, ниже треугольника рыжих волос... Я почувствовал оживление в области ширинки и подивился... Как там, у классика - подивился Тарас бойкой жидовской натуре...

- Лично мне - нет, - любезно отозвался хозяин. - После этого диалога, не вдаваясь в подробности, могу сказать сразу: мне - нет. В качестве моей жены - тебя больше не существует. Пьяный ли это треп, или не очень пьяный - я не берусь судить, вон, даже маэстро, и тот не знает, - но от жены я такое выслу­шал в первый и последний раз. Нет-нет, - он небрежно-успо­каивающим жестом поднял руку, - это вовсе не значит, что ты сядешь на голодный паек. Мы женаты много лет, я многим те­бе обязан, и если ты будешь нормально себя вести, ни ты, ни даже твоя ве­ликовозрастная дочурка с ее папочкой - не оста­нетесь голодными. Конечно, до сего момента, ты вообще не считала денег, а теперь тебе придется их считать, но... Тебе будет, что считать. И как бы там ни было, - он еле заметно ус­мехнулся, - ты будешь гораздо богаче маэстро и всегда смо­жешь кое-что подкинуть ему, если у вас уж такая взаимная... тяга друг к другу. Если, - с нажимом повторил он, не давая ей возразить - ты будешь вести себя нормально.

- Что... значит - нормально? - спросила она и потянулась к бутылке "Абсолюта". - Ты застал меня с мужиком - здесь. Ты прицепился к пья­ной болтовне и... Решил со мной развестись. Ты дашь мне столько, сколько сочтешь нужным. Ты... все равно сделаешь так, как ты сочтешь нужным, - она налила себе и за­лпом проглотила рюмку. - Так что же те­бе нужно услышать от меня? Что тебе вообще нужно - от меня?

- Ключ от сейфа, - ровным тоном произнес Ковбой. - Твой дружок к этому не имеет отношения. Он вообще увидел в пер­вый раз сейф, когда я ему его показал. И он...

- Господи! - раздраженно воскликнула он. - Конечно, он не брал ника­кого ключа! И я - не брала!.. Я даже не знаю, как он выглядит, я никогда не... Ты никогда не открывал его при мне! Что за дурацкие...

- Рыжик, - негромко проговорил хозяин, и она замолкла. - Зачем так много слов? Ключ был здесь. Кроме тебя и него - -он небрежно кивнул в мою сторону, - в квартире никого не бы­ло и быть не могло. Теперь ключа нет. Его и вчера не было на месте. Все, что я хочу знать, это - где он?

 - Я не знаю, - тихо сказала она. - Если ты скажешь мне, как он...

- Конечно скажу, - терпеливо кивнул он. - Но сначала скажу еще кое-что. Во-первых, его нельзя открыть, не зная кода - не зная сколько раз, в какую сторону и до каких делений пово­рачивать ключ. Система ста­ренькая, но - вполне надежная... А кроме того, - он посмотрел на нее не с жалостью, а с какой-то... ну, примерно так же, как иногда смотрит на меня моя дочь... как нянька в детском саду - на расшалившегося ре­бен­ка, - там нет никаких документов. Это была просто... Шутка. Таких доку­ментов вообще не существует, а даже если бы они и были, кто ж станет держать их дома, в хлипком несгораемом шкафчике? - он вытащил сига­рету из пачки и щелкнул зажигал­кой. - Кое-что... скажем так, взрывооо­пасное, есть в компью­тере, но вытащить это оттуда смог бы только очень хороший программист. Такой, каких во всем родном СНГ - всего пять-шесть, не больше. А там, - он небрежно ткнул горящей сигаре­той в сторону сейфа, - действительно бабки - подкожная на­личность для раз­ных непредвиденных... Кстати, чуть больше, чем ты сказала. Еще там, действительно, камушки - поменьше, чем ты думаешь. А еще... - Ковбой сделал глубокую затяжку, выпустил красивое голубое колечко, проткнул его тонкой стру­ей дыма (почему у меня никогда не получается так кра­сиво-небрежно!) и как-то странновато усмехнулся. - Еще там - мой та­лисман. Моя...

- Заячья лапка, - пробормотала Рыжая и кивнула. - Мексиканский су­венир... Но ты же всегда берешь ее с собой...

- А в этот раз - забыл, - он снова затянулся и снова выпу­стил краси­вое колечко дыма. - Как-то замотался... Только это - не мексиканский сувенир, родная. И это - не заячья лапка. Ты наверно никогда не видела живого зайца, поэтому...

- Ты сам мне так говорил, - перебила его Рыжая. - Сам когда-то ска­зал, что привез ее...

Ковбой махнул рукой и раздраженно сощурился - то ли от попавшего в глаза дыма, то ли он, действительно, не любил, когда его перебивают.

- Я просто щадил твои чувства, Рыжик. Ты же у меня... у нас - сдвину­та на этом... Это - кошачья лапка, и она вовсе не мек­сиканская, и с ней связана одна... Неприятная история. Рассказать?

- Не надо, - вздрогнув, быстро сказала Рыжая.

Ковбой перевел взгляд на меня, я проглотил подступивший к горлу неприятный комок, кивнул и сказал:

- Расскажи.

- Ладно, - сказал он. - История действительно неприятная, но я рас­скажу. Может быть, ты лучше поймешь, что тебе нечего бояться за свое­го красавца, что я никогда бы не стал... - он повернул голову и посмот­рел на лежащего на диване Кота. Кот на мгновение раскрыл глаза поши­ре и взглянул на него, а потом снова сузил глаза и уставился куда-то мимо. - Я, конечно, не ангел, но одного ра­за - мне хватило, - заключил Ковбой, помолчал, рас­сеянно вертя сигаре­ту в пальцах, и откинувшись на спинку стула, резким движением раздавил ее в пепельнице.

- Мне было тогда лет семь-восемь, - сказал он. - Мы жили... Рыжик не показывала тебе, где она жила раньше?

- Показывала, - кивнул я.

- Ну, вот, я тоже жил - с родителями и с братом, - в том районе. Дома Рыжика еще не было, его даже еще не начали строить - там был пу­стырь, его как раз расчистили под строй­площадку, завезли плиты, об­несли забором... Но забор сразу же сломали, и мы с ребятами - нас бы­ло мальчишек пять-шесть из одного квартала - часто играли там, среди плит и... разного хлама. Не помню уже, во что играли, но играли нор­мально, - он пожал плечами, - конечно, иногда дрались, ссо­рились, но потом мирились, словом... Обычные мальчишки и обычные игры. Но когда моего брательничка выгнали из школы и этот великовозрастный болван - ему было тогда уже почти шестнадцать - стал от нечего делать слоняться с нами, мелко­той, по улочкам и тому пустырю, наши обычные игры за­кончились. Начались - другие...

Ковбой задумался и потянулся за новой сигаретой. Он рас­сказывал в своей обычной повествовательно-спокойной мане­ре, но... Под спокой­ным тоном смутно угадывалось что-то

(спокойная толща воды... а в глубине - юркие рыбки... такие неболь­шие, юркие... пираньи?..)

другое. Неспокойное. И не... Впрочем, я не вглядывался. Он говорил, а я - слушал. Внимательно слушал.

- Ему нравилось стравливать нас друг с другом, - сказал Ковбой, - нравилось верховодить, нравилось чувствовать себя королем среди бо­явшихся и по-рабски обожавших его маль­цов, но главное... Ему не столько нравилось, что они боятся его и лезут из кожи вон, лишь бы за­служить его снисходитель­ное одобрение... А одобрял он - разбитые стекла в первых этажах соседних домов, красиво поставленные дружкам синя­ки, меткое попадание согнутым кусочком проволоки - из натя­нутой между мальцами резинки - по ногам ковыляющей мимо сломанной огра­ды пустыря старушки... Не столько это, сколько превращение меня - своего младшего брата - в объект почти такого же поклонения и страха. Он сам с удовольствием играл роль божества - почти недосягаемого в своем величие - а из меня делал наместника этого божества на земле. Божество, оно - где-то там, наверху, и оно, как правило, лишь следит, как его представитель, его наместник творит суд и расправу... Но даже не это было самым поганым, - Ковбой покачал головой и выпустил струю дыма без всяких колечек, просто выдохнул дым, и сразу же снова затянулся, взяв сигарету не как обычно, а большим и указательным пальцами - по-простому. - Самое поганое было то, что мне начало это нравится и... Самое пога­ное - это роль такого наместника, потому что... - он на секунду задумался, - из всех жалких мальчишек-рабов, из всех прес­мыкавшихся перед ним - перед божеством - подхалимов, на­ме­стник... Наместник - самый жалкий и самый пресмыкающий­ся. Он - са­мый зависимый... Не в жизни, не в игре, не в... - Ковбой щелкнул паль­цами, стараясь подобрать слово, - а у себя вот тут, - закончил он и по­стучал пальцем себе по лбу, так и не подобрав. Но этого было и не нужно.

Я и так его понял.

- Все мальчишки, конечно, лебезили передо мной, боялись меня, - продолжал Ковбой, - и мне это стало нравится, но... Сам я боялся го­раздо больше них - боялся не его, не братца, а боялся ударить перед ним в грязь лицом, не оправдать своей высокой должности и потерять свое высокое звание - наме­стника - под хохот и улюлюканье всей своры трусливых щенков - своих сверстников... Однажды, - Ковбой заговорил чуть бы­стрее, - мы возились на пустыре и увидели кошку. Там часто бродили кошки - была весна, - но все они боялись людей и при виде нас тут же прятались. А эта... Не боялась. Она сидела и смотрела на нас. На боку у нее светлело круглое пятно - ак­куратная, словно специально вы­стриженная проплешина... "Заразная, - довольно сказал мой братец и скомандовал нам. - Обстрел!" Мы...

- Вы... убили ее?!. - сдавленно выговорила Рыжая.

- Да, - кивнул Ковбой. - Сначала мы... боялись, нарочно ма­зали, а по­том... Вошли во вкус. В азарт... Не знаю, кто попал ей здоровенным об­ломком кирпича в голову, но братец, ко­нечно приписал это мне. Он тор­жественно достал свою само­дельную финку - предмет восторженной за­висти всех мальцов - и заявил, что подарит ее мне, если... - Он запнулся на мгно­вение. - Если у меня хватит смелости отрезать ей лапу. Он как раз поступил в ученики к... ну, в мастерскую чучельника, и...

- Ублюдок!!. - выкрикнула Рыжая, размахнулась и... Он неб­режно пой­мал ее руку и так же небрежно махнул возникшему в аркообразном про­еме "стволу", чтобы тот шел на место.

Рыжая пыталась вырвать руку, но он без видимых усилий крепко дер­жал ее. Она замахнулась второй рукой, он так же небрежно поймал и эту и легонько встряхнул Рыжую, держа за запястья.

- Да перестань ты, - с досадой проговорил он. - Я не садист, я же пы­тался объяснить... Мы все торчали под каблуком братца, а я - больше всех, несмотря на...

- Ублюдок!.. - заорала она и... неожиданно плюнула ему в физионо­мию. - Их нельзя убивать!!. Их... нельзя обижать!!. - она задохнулась и скривилась от боли, потому что он тряхнул ее сильнее, видимо, здорово сдавив запястья и слегка вывер­нув их, а я...

До ее крика, задолго до него, почти с самого начала его рассказа я понял, что он расскажет и сидел и ждал знакомого приступа злобы - ждал застилающих глаза красных пузырей но... Так и не дождался. При ее крике Кот вскочил на диване, выгнул спину и уставился... Не на них - на меня. Я посмотрел в его распахнувшиеся глаза с расширяющимися зрачками, и то ли от ее крика, то ли от этих черных кружков у меня в го­лове словно соскочил какой-то рычажок, и я понял...

Так уже было один раз, здесь, в этой самой квартире, когда она ска­зала, они же все равно говорят "мяу", и я тогда вдруг выхватил малю­сенький кусочек того большого, какую-то кро­хотную частичку того цело­го, что видел в детстве во сне и что...

Сейчас произошло почти то же самое, только намного силь­нее и больше. Это было там, это...

Их нельзя убивать, их нель­зя обижать...

Я смотрел в глаза Коту, он сел, не спуская с меня внимательного взгляда, и у меня...

У меня не было никакой злобы и... Это невероятно, невоз­можно, но вместо злобы и ярости, я ощутил что-то похожее на сочувствие к человеку, много лет назад убившему мою первую в жизни кошку, моего первого маленького Зверя, наверняка так и не понявшего, почему и зачем его убивают... Это немыс­лимо, но я почувствовал что-то, похожее на жалость к хозяину этой квартиры, хозяину Рыжей и в данный момент хозяину мо­ей судьбы - ведь он, правда, мог мигнуть и...

 Не мог.

По сравнению с тем большим, кусочек чего я неизвестно от­куда вых­ватил (не из слов Рыжей - ее слова лишь сдвинули у меня в мозгу какую-то заслонку, мешавшую ухватить это), Ковбой вместе со своими охран­никами, сейфами, казино и со всей своей властью был каким-то жалким... Нет! Не жалким, не ничтожным, а просто... маленьким.

 И совсем... совсем-совсем без­защитным.

И почему-то я твердо знал, что он - уже больше не хозяин, и не только моей, но даже своей собственной судьбы и всего того, что бу­дет дальше. Мне никто этого не сказал - никаких внут­ренних голосов, я нигде это не прочитал, ни в чьих глазах (и уж кончено, не в глазах Кота, снова улегшегося на диване), я про­сто

(видел?.. Чувствовал?.. Догадывался?..)

знал.

Ковбой отпустил Рыжую, она уронила руки на стол, голову - на руки и застыла в такой позе; дышала нормально, плечи не вздрагивали. Ковбой, пробормотав "дуреха", вытер лицо сал­феткой и глянул на меня. Я спро­сил - спокойно, почти равно­душно:

- Она была уже мертвая, когда?.. Ну, когда ты?..

- Да, - уверенно и быстро сказал он, только... слишком бы­стро. - И хватит лирики. Где ключ? - он смотрел на Рыжую.

Она не двигалась, не подняла головы - просто сидела в той же позе и молчала.

- Где ключ? - холодно повторил он, взял ее за волосы, под­нял ей го­лову и повернул к себе лицом. - Или ты скажешь, и все будет цивилизо­ванно, или мы все, включая твоего дружка, поедем на дачу и там...

- Что там? - прошипела она, даже не поморщившись от бо­ли, хотя он очень крепко держал ее за волосы.

- Там тобой займутся мальчики, больно займутся и с фанта­зией - они это любят - а дружок-маэстро будет смотреть и учиться, как надо по­лучать удовольствие. Я - не буду, я таких вещей не перевариваю, потому что я - не садист и очень этого не хочу, но... Сделаю. А потом, если ты будешь корчить из се­бя Зойку Космодемьянскую...

- Ты закопаешь меня на участке? Ну, да, там же кого-то уже закопали - давно...

Ковбой расхохотался и отпустил ее волосы.

- Ты действительно поверила...

- Генеральский поселок, - пробормотал я. - Ближе Солнечногорска...

- Ты знаешь это место? - удивленно спросил он. - Что ж, мир тесен, - его колючий взгляд уткнулся в меня и основатель­но прощупал. - Надеюсь, у тебя там нет дачки?

- Нет, - я качнул головой. - Родители снимали... халупу - сто лет на­зад...

- А-а, - он отвел взгляд и снова посмотрел на Рыжую с улыбкой. - Никого там не закапывали, Рыжик - жил у бывшего хозяина один приду­рок, и вроде бы, просил, чтобы его там... но кто бы позво­лил тогда! - он усмехнулся. - Но комендант поселка служил когда-то вместе с моим папашей, знал меня еще мальчишкой, и по моей просьбе пустил такой слушок, чтобы отбить лишних покупателей и сбросить цену... Правда, я и так купил дом за гроши - детки и внуки переругались - но зачем лишние копейки пере­плачивать, если можно сбить еще? Так что, это байка, Рыжик, никого там не хоронили и тебя никто хоронить не бу­дет, - вдруг на одно мгновение его лицо как-то неуловимо из­менилось и откуда-то изнури выглянула усмешка

(монстра?.. Пираньи?..)

большой тупорылой акулы. Не злобной, нет - акула, ведь вовсе не злобное существо, - а равнодушной и слегка голод­ной.

- Нечего будет хоронить, - заключил он, чуть понизив голос.

- А где... Где теперь твой брат? - неожиданно для себя спросил я.

Он нахмурился, кинул на меня быстрый взгляд, и пожав плечами, коротко бросил.

- Погиб. В автомобильной аварии - лет пять назад. Не надо соболез­нований - всегда был паршивой гадиной. Я его с дет­ства терпеть не мог, особенно после... Что ты так смотришь?

Чутье у него все-таки было феноменальное. Он не мог уло­вить сочувствия в моем взгляде - я и сам не понимал природу своего ощуще­ния - но он почувствовал в нем что-то непра­вильное. Не соответствую­щее тому, что я должен был чувствовать и как я должен был смотреть на него.

- Ничего, - пожал я плечами. - Даже кошке можно смотреть на короля. Но если мне - нельзя, только скажи...

- Ну-ну, - протянул он задумчиво, хотел что-то сказать, но его переби­ла Рыжая:

- Как выглядел твой ебанный ключ? - сдавленным и каким-то чужим голосом выговорила она. - Или это - секрет?

- Кель выражанс, мадам, - укоризненно покачал он головой. - И какие секреты - от вас, моя донна? Так, кажется, он тебя называет? Я даже скажу тебе код... Влево - на сто, вправо - на двести, еще раз влево - на двести пятьдесят, и опять влево - на пятьсот. А выглядел он, - ковбой усмехнулся, - на случай, если ты не знаешь и его украл домовой, как обыкновенный дешевый нож для разрезки бумаг. Обычная деревяшка, но ес­ли нажать одновременно на оба рожка рукоятки перед лезви­ем, дере­вяшка отскакивает на пружине и - пред вами ключик...

- С красным шнурком, - пробормотал я, глядя на Кота. - С такой красной ленточкой, продетой...

- Та-а-а-к! - удовлетворенно протянул Ковбой. - Ну, вот, де­ло сдвину­лось. Может, облегчишь всем жизнь - кстати, заодно и себе - и скажешь, где он? И забирай себе рыжую вместе с приданным... Кстати, та дачка - ее, да, и я ей подкину деньжо­нок. Чуть-чуть. И все будет мило, без увечий и...

- Не верь ему, - вдруг вскинулась Рыжая. - Мило, без увечий, это на его феньке - шилом в печень. Сама слышала...

Ковбой усмехнулся - снова на мгновение выглянула... рав­нодушная, беззлобная акула. Только уже... чуть голоднее.

- Ну, так как? Скажешь?

Мне ничего не стоило объяснить ему, что я просто видел этот дере­вянный нож на его письменном столе, рядом с ком­пьютером; еще обра­тил внимание на то, что это - единствен­ный предмет, как-то выбиваю­щийся из всего интерьера, из всего строгого и дорогого стиля кабинета, и... Он бы поверил мне - он умел различать, когда ему врут, а когда го­ворят прав­ду, а ведь я бы сказал чистую правду, но...

Это было уже не нужно. В то что происходило сейчас, а началось много лет назад, вмешалось нечто такое, что... Этот Ковбой, или как, там, его ни зови, ничего уже не решал, и вообще, все, что творилось здесь,  не имело никакого значения по сравнению с... С чем - я не знал. Знал лишь, что здесь все слишком маленькое, а потому...

Я рассеянно глянул на Кота, повернулся к Ковбою, посмотрел ему прямо в глаза и без всякого вызова, без злости, словно равнодушно отмахнулся от назойливой мухи, сказал:

- А шел бы ты на хуй, маэстро.

Возникла пауза. Рыжая вскинула на меня удивленный и ка­кой-то не­доверчивый взгляд, а он... Он помолчал, потом взял пачку сигарет со стола и зажигалку, сунул в карман своей ви­сящей на спинке стула куртки и сказал:

- Ладно, ребята, как хотите. Поехали.

В комнате бесшумно возник "ствол" из холла и встал за спинкой мо­его стула. Я вздрогнул и начал оборачиваться.

- Сиди спокойно, он тебя не обидит, - успокоил меня Ковбой. - Это на всякий случай, чтобы у тебя глупые мысли в голове не заиграли, а то ты какой-то слишком спокойный, - он остро и пристально глянул мне в глаза и повернулся к Рыжей. - Вставай, Рыжик, нам пора.

- Ты нарочно придумал эту комедию с ключом, - глухо про­изнесла она. - Ты просто играл в эту... На самом деле, ты все-таки садист, и...

- Вставай, Рыжик, - досадливо поморщился он. - Мне надо­ела бол­товня и эти, действительно, дурацкие игры. Нам пора.

- Мне надо одеться, - с каким-то трудом выдавила она.

- Не надо. На улице прохладно, но до машины дойдешь - на­кинешь плащ в передней. А ты, маэстро, можешь надеть мою куртку, - он сдер­нул куртку со стула и протянул мне с усмеш­кой. - С барского, как ты вы­ражаешься, плеча.

Он, усмехаясь, смотрел на меня, держа крутку на вытянутой руке, и с интересом ждал, как я откажусь. Рыжая встала, и как была в халатике и в босоножках без задников, не глядя на нас, побрела к ведущему в холл проему. Я молча взял у него куртку, молча встал и надел ее (печи и спину приятно обняла дорогая мягкая подкладка, куртка села на меня, почти как родная) и не оборачиваясь двинулся за Рыжей. Рядом со мной бесшумно и мягко (удивительно мягко для такого здорового мужика) шел охранник, а за нами, замыкая шествие - хозяин.

Последним, что я увидел в квартире, чуть скосив глаза на диван, был равнодушно-спокойный взгляд Кота, провожающий нас всех с холодным любопытством...

(Вдруг я вспомнил наш разговор про кошек на пляже - как Рыжая сравнила их "посиделки" с...)

... С холодным любопытством все знающего и ничему не удивляюще­гося хозяина салона, следящего за нервничающими и делающими вид, что их-то уж никто не одурачит, пока они рассажива­ются за круглым столом, но­вичками-любителями, впервые решившими поиграть в...

Спиритический сеанс.

19.

Прямо у подъезда, мордой к дому, стояла большая, тяжелая "Мазда". Когда мы вышли, один охранник уже садился за руль. Второй обогнал нас с Рыжей, распахнул правую заднюю двер­цу и равнодушно застыл возле нее. Ковбой тоже обогнал нас, первый влез в машину, подвинулся и уселся у самой левой за­дней двери. За ним в машину забралась Рыжая, подобрав по­лы длинного черного плаща, который она, не глядя, сняла с вешалки в прихожей, и не просовывая руки в рукава, просто на­кинула на себя, и придерживая ворот у горла, пошла даль­ше, как завод­ная кукла. Я на секунду задержался у распахнутой дверцы и взглянул на охранника. Он терпеливо ждал, равно­душно смотря мимо меня. Я окинул взглядом всю его ладную здоровую фигуру, упакованную в дорогой дву­бортный костюм - ничего сверх, ничего особенного, но меня тут же ока­тила почти физическая волна опасности. Так же, как и в первый раз, когда я увидел его, открывая ворота под накрапывающим дождичком, эта опасность, эта угроза была направлена не на меня лично, а исходила от него равномерно, во всех направ­лениях и... Не оставляла мне никаких шансов.

Ни единого.

Я и драться-то толком не умел, и если что и выручало иног­да, так это злость - порой отпугивающая, предупреждающая мелкую хищную по­росль, мелких хищных шавок, вдруг под приливом инстинкта стаи возом­нивших себя волками, что пе­ред ними тоже не совсем травоядное жи­вотное. Но сейчас, здесь, это было просто бессмысленно.

Во-первых, у меня не было злости - ни капельки. Во-вторых, стоящий рядом со мной никем себя не мнил, не нуждался ни в какой стае, а про­сто был тем, чем он был. Тем самым, за кого порой пытаются выдать себя мелкие хищные твари, собрав­шись в стаю, но при появлении кого - настоящего - с визгом разбегаются, поджав хвосты и припадая брюхом к земле. Ему не нужен был никакой ствол - похоже, Ковбой не соврал, - он, действительно, сам был "стволом", а может... и кое-чем покруче, чем ствол.

Я забрался в машину, уселся рядом с Рыжей, охранник за­хлопнул за мной дверцу (я машинально отметил, что с внут­ренней сторону у этой дверцы нет никаких ручек), распахнул переднюю и уселся рядом с на­парником. Охранник за рулем повернул ключ в зажигании, "Мазда" мягко рыкнула, несколько секунд поурчала, потом дала задний ход, круто раз­вернулась и плавно набирая скорость покатила к воротам. Они были от­крыты, а когда фары осветили будку у ворот, я увидел, что она пуста. Машина выскочила в переулок, не снижая, а набирая скорость вписалась в поворот и рванулась к проспекту Мира.

- Что это за "Вольво" стоял во дворе, когда мы приехали? - ни к кому конкретно не обращаясь, негромко спросил Ковбой.

Охранник на пассажирском сиденье быстро обернулся, по­жал плечами и почтительно буркнул:

- Не знаю, шеф. А что, не из ваших?

- По-моему, нет, - медленно покачал головой Ковбой. - Сама чистенькая, а номера грязью залеплены.

- В крутого кто-то играет, - пожал плечами "ствол". - На де­вятисотках никто из серьезных не...

- Ладно, - махнул рукой Ковбой. - Жмите быстрее...

Ствол отвернулся и снова уставился вперед, а "Мазда", не затормо­зив перед стоп-знаком, вылетела на Проспект Мира, еще прибавила скорость и понеслась к Сущевскому, легко об­гоняя редкие машины. По сравнению с ее мягко и без всякого усилия урчащим двигателем, "Волга", на которой мы с Рыжей несколько дней назад подъезжали к во­ротам, казалась старым трактором.

Всего несколько дней назад?.. Почему же мне кажется, что с тех пор прошло... прошла жизнь? Неужели, и правда, есть ин­стинкт конца, и скоро будет... занавес? Почему ж я тогда ничего не чувствую - ни злости, ни страха, ни... Хотя бы любо­пытства и возбуждения от того, что скоро увижу тот самый по­селок, тот самый участок и дом, где много-много лет назад, в какой-то другой жизни я... Ах, да, времянку же давно снесли, Рыжая что-то говорила, но дом, летнюю кухоньку... Ведь будет жутко ин­тересно увидеть... Ничего. Никаких чувств. Странно...

- Что молчишь, маэстро? - спросил Ковбой.

- Ничего, - ответил я.

- Ну-ну, - протянул он и скосил глаза на Рыжую. - Ты в спеш­ке наце­пила мой плащ, Рыжик.

Она молчала, глядя прямо перед собой.

- Боишься, маэстро? - резко спросил он меня.

- Нет, - машинально выговорил я, подумал и снова без вся­кого выра­жения повторил: - Нет...

Своим острым чутьем он опять уловил какую-то неправиль­ность в мо­ем голосе. Он знал, что я должен бояться - я и сам это знал, но... Мне лень было притворяться - да, он бы все равно моментально раскусил бы это. Мне вообще было лень думать, даже не лень, а просто... Это уже было лишним.

- Что ж, - буркнул он, - вот приедем на дачку и...

- А приедем? - неожиданно для себя спросил я и вдруг по­нял, что я не верю в это. Даже не "не верю", а просто знаю, что на дачку мы не...

- Кончай блефовать, - перебил он резко и как-то напряжен­но. - Кроме тебя, у меня сейчас есть проблемы посерьезней и...

- Это точно, - нарочно провоцируя его на злость, но од­новременно и откуда-то зная, что говорю чистую правду, сказал я.

Протянув руку за спиной у Рыжей, он, словно клещами, ухва­тил меня за ворот своей же куртки и звякающим шепотом про­говорил:

- А ну-ка вспомни свой паршивый переводик - как там было... don't you ever fuck with me, buddy, because when you fuck with me, you'll fuck with...

- Так вот кем ты себя вообразил, buddy! - рассмеялся я. - Ну, какой из тебя монстр? Да, еще - the best! Ты же просто...

Договорить я не успел. Дальше все случилось очень быстро, фанта­стически быстро - гораздо быстрее, чем пересказывать это словами.

С трудом, из-за его хватки, я повернул голову, посмотрел на его уста­вившуюся на меня, перекошенную от злобы физионо­мию, а за ней, в бо­ковом стекле увидел поравнявшуюся с нами светлую тачку - девятьсот сороковой Вольвешник. Тонированное боковое (заднее) стекло "Вольво" не опусти­лось, а резко упало, и наружу высунулся короткий черный ствол - судя по тому, как его держали две темных руки, принад­лежавшие тем­ному силуэту за упавшим стеклом (больше ничего не было видно), это был не пистолет, а автомат.

Рыжая неожиданно повернула голову ко мне и... без звука впилась зу­бами в руку, сжимавшую воротник моей, вернее, не моей, куртки. Ковбой тоже не издал ни звука, его рука не раз­жалась, а с силой дер­нула воротник. Наши с Рыжей головы здорово шмякнулись друг о дружку (она со стоном разжала зу­бы), и повинуясь мощному нажиму накаченной руки Ковбоя, пригнулись к спинке переднего сиденья. В тот же мо­мент раздался звук, похожий на противную детскую трещотку, и авто­матная очередь прошила веером боковое стекло "Мазды" со стороны Ковбоя. Одновременно с глухим треском разбилось и стекло с моей сто­роны. Никого из нас не задело.

- Ебить... твою... мать!... - выдохнул наш водила, вильнул влево, ударил в задний борт быстро уходящий вперед "Вольво" и вы­ровнял "Мазду".

Я выпрямился на сиденье (Ковбой выпустил воротник куртки и теперь его рука, как неживая, лежала на плече Рыжей, слов­но дружески обни­мая ее), увидел в переднем стекле быстро удаляющиеся по спуску с Сущевского красные хвостовые огни "Вольво", выползающий из боковой улочки трамвай и...

Красные, уходящие от нас огоньки исчезли, вместо них и ближе них откуда-то вынырнули желтые, ослепительно-желтые круглые фары

(Круглые г л а з а, и в центре каждого - какие-то черные….)

 и ри­нулись прямо на нас (или мы - на них), не сворачивая. Водила тоже уви­дел их, резко вскинул голову и... В ветровом стекле, прямо напротив его головы, совершенно бесшумно возникла маленькая круглая дырка, голо­ва сидящего за рулем дернулась и стала медленно, словно его посте­пенно одолевал сон, клониться к рулю, а руки стали медленно, тоже словно во сне, выкручивать руль вправо. Я оторвал глаза от медленно уходящих влево желтых круглых

(фар?.. Глаз?..)

фонарей, уставился прямо вперед и увидел...

На бешеной скорости мы летели на красный бок трамвая, наверное, продолжавшего спокойно ползти в свою сторону, но для меня - застыв­шего на месте.

- Осторожней!.. Левее!.. - сдавленно крикнул Ковбой, не по­нимая, что он кричит зря, что он отдает приказ мертвецу.

Труп водилы, естественно, проигнорировал команду своего живехонь­кого (пока) шефа, красный бок трамвая вырос, как по волшебству, заго­родив всю дорогу, я зажмурился, и...

Перед глазами все равно стояло что-то красное, бесфор­менное, как-то странно сыплющееся, но красное, а вдалеке, где-то очень далеко, послышался противный треск и скрежет металла

(нож по стеклу?.. Но откуда здесь взяться ножу?)

сдавленный женский крик

(Рыжая?.. Ну, чего она кричит?.. Ведь, ей же никто не пиха­ет...)

чей-то короткий хриплый вопль, быстро перешедший в глу­хой булька­ющий вздох засоренной и наконец-то пробитой ван­тузом ванны

(откуда здесь ванна?.. И разве может засориться "Джакузи"?..)

И все.

Выключился звук, как за мгновение до этого выключилось изображение (я сам его выключил, зажмурив глаза). Но даже потом, когда я в первый раз за всю сознатель­ную жизнь потерял сознание (выключился - оказывается, это до смешного просто), у меня перед гла­зами (или еще перед чем-то, что даже в выключенном состоянии все равно продол­жает слабо воспринимать внешнюю среду) оставалось что-то красное. Не кровавое, не жидкое, а... Не знаю. Просто темно-красный цвет. Какой-то красный...

20. 

... тусклый свет заливал всю огромную, неуютную квартиру, красными струйками лился из всех окон, от стен, потолков, отовсюду, и я бродил по ней и искал Кота, чтобы забрать его и уехать отсюда. Мы же оставили его здесь, и теперь я должен найти и увезти его домой. В холле стояла переноска, но она была пуста.

В спальню сквозь раскрытые жалюзи проникали лучи захо­дящего, багрово-красного солнца, и у окна, освещенная этим холодным, тусклым светом стояла моя бабка - вся высохшая, сгорбленная, щурящая свои почти слепые глаза, уставленные на меня.

- Кто?... Кто это? - с беспокойством спросила она. - Кто пришел?.. Кто...

- Это... Это я, - сказал я, но не услышал своих слов, из раскрытого рта не вылетело ни звука. - Я ищу кота, моего Кота, он где-то здесь, - говорил я, но по-прежнему беззвучно, только...

Только она слышала меня, хотя перед смертью уже почти ничего не слышала - была почти глухая и слепая.

... Кота-а, - насмешливо протянула она и вдруг рот ее злоб­но скри­вился. - Уличная кошка не станет жить в городской квартире, ты, идиота кусок! - брызгая слюной заорала она мне. - Не станет! Убирайся отсюда - здесь тебе не место!..! Убирайся, шоб тоби повылазило и выбери, нако­нец, то, что ты х оч е ш ь! - она пошла на меня, согнувшись почти попо­лам, выставив пе­ред собой скрюченные пальцы рук, и с пальцев у нее закапало, засочилось что-то красное, что-то... бурое, но не засочилось, а...

Я попятился, вышел из спальни, захлопнув дверь, и добрел до кабине­та. Там никого не было. Я подошел к окну, выглянул наружу и увидел мрачный пустырь с валяющимися на нем бе­тонными плитами, какими-то железяками, освещенными все тем же багровым заходящим солнцем (странно, что же здесь - два солнца, ведь спальня выходит на другую сторону, а там тоже...). Я тупо посмотрел на пустырь сверху и стал со­обра­жать, закрыта ли входная дверь - ведь если не закрыта, Кот мог убежать на этот пустырь, и там... Что - т а м, если никакого пустыря там нет, там должны быть дома и шоссе... Но все равно, надо сходить и проверить. Надо...

- Тебе бы надо, понимаешь, гроб с музыкой, - раздался по­зади за­думчивый голос, я обернулся и увидел сидящего в кресле за компьюте­ром старого полковника - бывшего хозяина нашей "дачи", наливавшего в граненый стакан из мутной буты­ли какую-то жидкость. - А пустырь, не пустырь, - полковник вы­пил, - это, брат, все так, щепки, мусор, - он по­жевал губами, подумал и сказал: - Главное, понимаешь, выбрать, а остальное... Вот, что, ты думаешь, я тут пью, - он кивнул на бу­тылку

- Самогон, - машинально ответил я. - Удар по печени... , - я посмотрел и увидел, что там вовсе не самогон, а что-то бурое, что-то...

- По пе-е-чени, - усмехнувшись, протянул полковник. - А ну, иди отсю­да! - вдруг рассердился он. - Иди, говорю, не место тебе здесь! Печень... Теплые сортиры, не теплые... Тут, пони­маешь, уже гроб с музыкой! А ты - катись т у д а и выбери себе хоть лимонов ящик, хоть от письки, по­нимаешь, хрящик... Пошел! - он замахнулся на меня бутылкой, и оттуда полилось что-то бурое, но не полилось а... Я быстро отвернулся, боком протиснулся мимо него к двери и...

Поплелся в ванную. Там, перед зеркалом стояла Рыжая, и я увидел в зеркале, что она водит по ресницам кисточкой, от которой на веки отскакивают какие-то красные капельки... Нет, не капельки, а...

 - Что... Что ты делаешь? - спросил я, и опять не услышал своего голо­са, но это было неважно, я знал, что она слышит, как слышала его моя умершая бабка в спальне.

- Как - что? - удивленно нахмурилась она. - Ресницы крашу, ты что, ослеп? Это - святое. А т ы что тут делаешь? Ты не должен быть здесь... - рот ее вдруг злобно скривился...

- Я ищу кота, - быстро и все так же беззвучно проговорил я. - Он где-то здесь, и я должен забрать его, увезти домой, по­тому что...

- Здесь нет никаких кошек! - рявкнула Рыжая, отвернулась к зеркалу, заплакала, но снова стала водить кисточкой по ресницам. - Моя кошка давно умерла, а ты иди т у д а и вы­бери, наконец... А-а, твою мать! - она осеклась, и стала тереть глаза, а с ресниц у нее закапало что-то темно-красное, что-то почти бурое, только не закапало, а как-то...

В черной "Джакузи" раздался всплеск, я посмотрел туда и увидел, что из воды высунулся... Цыган. Он отфыркался, по­вернул свою массивную голову старого, но еще грозного, быка в мою сторону и протер глаза.

- Уличная кошка не станет жить в городской квартире, - устало произ­нес цыган. - Даже в таких хоромах - не станет. Она сделала свой выбор, а ты - еще нет. Тебе надо понять, что ты больше не мальчишка, тебе на­до идти туда... Посмотри, ка­кая грязная вода, только погляди сюда... - я взглянул и увидел, что вода не грязная, а темно-красная, бурая и... Это была не вода, не вода, она не лилась, не брызгалась, а... - Иди отсюда! - вдруг рассердился цыган, и ухватившись громадной ручищей темных трупных  пятнах за борт ванной, сел, а я...

Я вышел из ванной и побрел в столовую, и в кухонном отсе­ке увидел стоящую у рабочего столика другую свою бабку - Герцогиню... Перед ней на столике была большая эмалирован­ная миска, а в ней - кусок бу­рого мяса, и Герцогиня резала его огромным ножом.

- Ты... Ты не знаешь, где мой Кот, - хрипло и почти беззвучно выдавил из себя я. - Я оста­вил его здесь, я знаю, что он где-то здесь, но никак не могу...

- Ты ничего не знаешь и ничего не можешь, - презрительно фыркнула Герцогиня, - а чего еще ждать от упрямого хохла! Но ты - даже не упря­мый хохол. Даже твоя мать, этот Сидор Лютый в юбке, сделала свой выбор, а ты...

- Помоги мне!.. - взмолился я. - Мне никто не хочет по­мочь, толь­ко ты можешь... Я же - твой внук, я...

- Ты - ни рыба ни мясо, - раздраженно перебила она меня. - У твоего деда было пятнадцать костюмов, он любил женщин, но умел в ы б и р а т ь, а ты так и не научился... Перево-о-дчик, - насмешливо протянула она и с раздражением стала ре­зать мясо все быстрее и быстрее.

Я устало опустился на стул возле овального стола, не зная что делать дальше, а Герцогиня в очередной раз взмахнула ножом, и... В миску от­летел кусок ее пальца, из обрубка плес­нула темно-красная струя крови и миска стала наполняться этой бурой, густой...

- Вставай, - тряхнула меня за плечо пришедшая в столовую Рыжая, - ей же больно, нужно приложить к ране пиявку...

- Что она понимает, твоя рыжая шикса, она даже ма-аленьких пиявок боится, а уж настоящих... - насмешливо фыркнула Герцогиня, продолжая поднимать и опус­кать нож и отрезая от других пальцев и от торчащей... нет, не руки, а обрубка к о ш а ч ь е й л а п ы все новые и новые кусочки. - Она знает, что такое н а с т о я щ и й страх, - словно про себя пробормотала бабка, - а боль... Это с л а д к а я б о л ь, - вдруг злобно проши­пела она, - а ножи - тупые! И иди туда вместе с ней, тебе еще не время быть з д е с ь, ты еще ничего н е в ы б р а л, катись отсюда, кати-и-и-тесь оба, вы мне надоели... - миска уже почти до краев наполнилась этой темно красной...

- Вставай! - повторила Рыжая, тряся меня и впиваясь в плечо ногтями. - Ну вставай же! - но я не мог встать...

Я не мог встать, не мог оторвать глаз от миски, через края которой уже переливалась темно-красная кровь... Нет, не пе­реливалась, а пере­сыпалась, и не кровь, а...

Песок.

Темно-красный, почти бурый...

21.

 

... Песок.

Везде вокруг был темно-красный песок, и во рту у меня был песок, и сидел я, расставив ноги и свесив голову, на песке, и Рыжая трясла меня за плечо, и сдавленным голосом твердила:

— Вставай!.. Ну, вставай же!..

Я тупо оглядел бесконечную пустыню, простирающийся ку­да-то в... никуда красный песок, редкие круглые глыбы из того же песка

(валуны?..)

висящий в пустоте наверху багрово-красный

(круг?... Тарелку?..)

диск и склонившуюся надо мной Рыжую, без плаща, в разо­шедшемся на груди халатике, босую

(где ее босоножки, она же была в босоножках, таких... без задников, вроде сабо...)

 и дрожащую мелкой, противной дрожью.

— Где мы? — тупо спросил я, хотя уже понял, где мы, и не ждал от нее никакого ответа, потому что она не могла этого понять, не могла знать, не могла видеть мой старый детский сон и... Вообще не могла быть здесь, но...

Она была.

Повинуясь ее тянущей руке, я послушно встал, повернулся и метрах в пятнадцати от нас увидел сидящего в раскорячку на песке, спиной ко мне, Ковбоя, а неподалеку от него — стоящего на коленях, боком к нам, охранника, "ствола", с изрезанной, кровоточащей физиономией, ухва­тившегося обеими руками за неровный кусок стекла, торчащий у него из горла, и издаю­щего какие-то странные звуки, похожие на бульканье за­сорен­ной ванны,

(разве может засориться "Джакузи"?..)

пробитой, наконец, вантузом.

— Идем, — прошептала Рыжая, потянув меня прочь от них, и я послушно двинулся за ней, попятился, не отрывая глаз от Ковбоя и его телохрани­теля и чувствуя, что мои ноги бредут не по ровной поверхности, а одо­левают пологий подъем, увязая в рыхлом, сухом песке.

Ковбой медленно поднялся на ноги, не взглянув в сторону подыхаю­щего охранника, задрал голову к висящему в небе диску, секунду стоял неподвижно, потом повернулся к нам, уставился бессмысленным взгля­дом на меня, и...

Я понял, что делало его таким сильным и таким... маленьким — однов­ременно. Не знаю, правда ли, что воображение делает человека и зверя великим, но оно дает возможность хотя бы на время принять то, что... Принять невозможно. Оно помогает не сойти с ума, когда случается что-то невообразимое, немысли­мое, не укладывающееся в обычные, нор­мальные рамки суще­ствования. Оно... У Ковбоя его просто не было.

Ковбой мог существовать лишь в том мире, где все было ясно и по­нятно. В мире, где есть ясные понятные цели, кото­рых нужно доби­ваться, и он умел их добиваться, умел решать почти любые проблемы, умел спокойно и твердо идти к их ре­шению, умел выигрывать и проиг­рывать (что гораздо труднее) в согласии с любыми жесткими, неспра­ведливыми, порой не­логичными законами и правилами, если только мог понять, осмыслить эти правила и законы. Но если все правила и все за­коны сыпались, как карточный домик, как... песок у нас под ногами, и оставался лишь этот песок, он... Он сыпался, рассы­пался вместе с ними. Чтобы он мог действовать, чтобы он мог оставаться самим собой, ему нужна была какая-то понятная цель, и...

Он увидел перед собой эту цель, и "песчинки", из которых он был слеплен и которые начали было рассыпаться, снова плотно слиплись друг с другом.

— Стой, — хрипло выговорил он, полез в карман джинсов и вытащил маленький револьвер с коротким стволом, одновре­менно выдернув из этого же кармана, что-то еще, какой-то не­большой сверток, упавший на песок.

— Стой, или ты... ляжешь! — он на­ставил на меня ствол, и я уставился в маленькое черное отверстие, ма­ленькую черную дырочку, глядящую прямо мне в лоб и готовую выплю­нуть ма­ленький кусочек свинца, который легко и просто — так просто — мог оборвать весь этот кошмарный бред, всю эту жуткую...

Не мог. Здесь — не мог, здесь не было таких правил, по ко­торым ку­сочком свинца можно уничтожить, ликвидировать жизнь. Здесь эти пра­вила просто не работали. Я не сомне­вался в этом, я это знал, но все равно не мог оторвать глаз от маленького черного отверстия, пока...

За спиной Ковбоя раздался пронзительный вой, похожий на сирену милицейской тачки, расчищающей дорогу перед прави­тельственным кортежем. Ковбой круто развернулся, я скосил глаза на раскачивающегося на коленях и по прежнему держа­щегося за торчащий из глотки кусок стекла телохранителя и увидел за ним, неподалеку от громадного "валуна"...

Огромная, длиной в два или три человеческих роста, толстая — больше человеческого обхвата — черная тварь, очертаниями напоминавшая тупо­рылую рыбину без плавников и хвоста, быстро скользила по песку к булькающему взрезанной глоткой "стволу", издавая на ходу этот жуткий, сиренообразный вой. Она была похожа на

(... ящерицу? Акулу?..)

громадную пиявку. Но она не ползла, не извивалась, а просто стремительно двигалась вперед, прямо на охранника.

Подобравшись к нему вплотную (ногти Рыжей впились под курткой мне в шею, я почувствовал у себя на шее, сзади, ее горячее, обжигаю­щее дыхание) "пиявка" раскрыла... Нет, это трудно было назвать пастью, просто ее туповатое рыло ра­спахнулось в обе стороны, как створки ог­ромного шкафа, и вверху и внизу тусклым металлическим блеском свер­кнули... Не зубы, а две сплошные, заостренные по всей плоскости тре­у­гольником, дуги, похожие на... изогнутые трамвайные рельсы.

Вой сирены перешел в пронзительный визг циркулярной пи­лы. Ковбой вскинул руку с револьвером, раздалось три или четыре негромких хлоп­ка, но пули с холодным звяканьем от­скочили от черной

(чешуи?.. Шкуры?.. Панциря?..)

поверхности твари, не оставив на ней ни единой отметины.

"Пиявка" повернула распахнувшуюся пасть (или то, что у других жи­вотных называется пастью) набок, "створками" пасти обхватила тулови­ще охранника, снова вернула пасть с торчащим в ней телом в прежнее положение, задрала ее ("ствол" отпустил, наконец, торчащий у него из глотки кусок стекла и как-то комично всплеснул руками) и без видимых уси­лий сомкнула "створки" наглухо.

Послышался негромкий — очень негромкий — хруст, и с каж­дой сто­роны ее тупого рыла отвалилось по темному

(темный двубортный ко­стюм, такой строгий, к нему бы зонтик и... коте­лок...)

кровоточащему об­рубку. Нет, с одной стороны отвали­лось два кусочка — две ноги в темных брючинах, срезанных как ножом выше коленей. Кровь лилась из двух об­рубленных ляжек и хлестала густым потоком из отрезанного куска туло­вища (как раз по середине грудной клетки) и сливалась с темно-красным песком, быстро растворяясь в нем, сливаясь не в него, а с ним, словно превращалась в такой же песок...

— Бежим! — выдохнула мне в шею Рыжая. — сейчас она при­кончит его! Быстрее...

Мы повернулись и побежали, увязая ногами в песке, с тру­дом прео­долевая пологий подъем (странно, в том детском сне красная пустыня была вся ровная, а тут почему-то какой-то склон...), нет, мы не бежали, а... Почему-то медленно шли, медленно брели по песку, не оборачиваясь и прислушиваясь к тишине за нашими спинами, ожидая снова услышать тот прон­зительный вой "сирены". Но шли мы не очень долго, и остано­вились не от воя, а от...

Сзади раздался... свист... Нет, шорох... Нет...

Шипение.

Словно зашипела готовая разорваться громадная кастрюля-скоро­варка, величиной с бен­зиновую цистерну, выпускающая через клапан в крышке последний пе­ред взрывом пар.

Мы медленно повернулись, и рядом с огромным "валуном" я увидел... Заслоняя весь горизонт, там сидела... Сидел...

 * * *

Вытянув вперед слегка пригнутую, но все равно закрывав­шую висев­ший высоко в пустоте красный диск, голову, раскрыв невероятную в своей жуткой, немыслимой величине и красоте пасть, обнажив чудовищные, сверкаю­щие снежной белизной

(Бивни?... Бивни не растут оттуда, и... У кого на земле могут быть такие бивни?..)

клыки и уставив на изогнувшуюся в его сторону черную "пиявку" гро­мадные, горящие холодным желтым огнем, круг­лые фары глаз, там си­дел...

Там сидел ЗВЕРЬ.

 * * *

Я вдруг ясно понял две вещи.

Я понял, почему их называют семейством кошачьих, в честь самого маленького члена этой... 

Кошка - зачем-то живущий там, у нас, рядом с нами, маленький представи­тель всего семейства — лишь уменьшенная во сто, в тысячу, в Бог знает сколько крат

(частичка?... Сестричка?..)

проекция ГЛАВНОГО существа, настоящего ГЛАВЫ семей­ства, рядом с которым вся роскошная мощь любого тигра, рыси, пантеры

(Господи, кто же ТЫ?.. Felis...Felis catus... Panthera... Нет! У н а с нет такой этикетки, такого лейбла, который мог бы к ТЕБЕ подойти! ТЫ - вообще не для н а с!..)

 и прочих членов этой семьи — не больше силы детского заводного паровозика, по­ставленного рядом с настоящим локо­мотивом, легко везущим длинный товарняк. Потому что ОН — не просто БОЛЬШОЙ и СИЛЬНЫЙ

(Господи, ОН же величиной с дом, хотя... здесь, сейчас, все ве­личины и пропорции как-то сдвинулись, смешались...)

а потому что ОН...

Я понял то, в чем когда-то, давным-давно был точно уверен, а потом так же точно разуверился. Я понял, что на свете

(На каком?.. Нашем — белом?... Или этом — темно-красном? Господи, да, какая, к черту, разница!..)

есть СОЕРШЕНСТВО. И потому ОН — Главный. И ему не надо это дока­зывать, потому что ОН есть совершенство, потому что ОН просто ЕСТЬ и сидит передо мной, и...

 * * *

Он уже не сидел.

Зверь взвился в воздух, заслонив собой почти всю свинцово-серую пустоту наверху, тут же, без всякого перехода, без паузы во времени завис над черной ползучей гадиной, выпустил из передних лап

(Господи, они же толще телеграфных столбов... н а м н о г о толще!..)

 тускло сверкнувшие отблесками красного диска наверху, кривые, почти метровые когти

(сдавленный вскрик Рыжей за моей спиной...)

и...

Повернувшая свое мерзкое тупое рыло к нему, "пиявка" страшно за­верещала, а Зверь мягко невероятно, невозможно мягко для такой махины) приземлился рядом, передней лапой — острыми кривыми саблями когтей — слету распоров броню га­дины, от которой раньше, не оставив никаких отметин, от­скочили пули из револьвера Ковбоя.

Когти распороли... пропороли "пиявку" насквозь, Зверь легко поднял лапу с нанизанной на громадные когти, мерзко изви­вающейся (внизу, из "брюха" у нее торчали четыре коротких лапы — вот почему она не изви­валась, двигаясь по песку — а между двумя парами лап торчали острые кончики когтей Зверя) и с предсмертной мукой верещавшей тварью, и стрях­нул ее с лапы на песок. Из оставленных когтями рваных дыр в спине хлынули густые струи темно-красной жижи, "пиявка" корчилась, раскрывая и закрывая пасть, пыталась двигаться, но вместо этого лишь перевернулась на спину — короткие лапы задрались вверх, из рваных дыр на брюхе тоже выплеснулись струйки крови — потоньше, а Зверь вскинул другую лапу, снова вонзил когти уже в брюхо твари, глянул на нее (с лю­бопыт­ством), сделал лапой какое-то движение, словно как-то налег на нее своим весом, и... Раздался противный хруст, еще более противный, какой-то чмокающий звук, и "пиявка" развалилась на два истекающих кровью куска, резко оборвав свой ужасный визг.

Зверь потрогал один дергающийся кусок лапой с почти уб­ранными когтями (виднелись только кончики, но эти кончики могли пропороть человека насквозь), подцепил его, поднял и бросил. Потом потрогал точно так же другой, опять подцепил и опять бросил — подальше, чем первый. Потом вернулся к пер­вому, резко наклонил к нему голову, поню­хал (кажется), вып­рямился, сел, и опять подцепив лапой, поднес к морде. Внимательно рассмотрев его, он раскрыл пасть, показав свои жуткие клыки, на которых блестели капельки слюны, и...

Я не стал смотреть, как он будет жрать кусок "пиявки", но не потому что мне было противно, а потому что взглянул на дру­гое — на...

Прямо к нам заплетающейся походкой шел... нет, почти бе­жал (только медленно, очень медленно) Ковбой, нелепо раз­махивая руками, в одной из который он все еще сжимал ре­вольвер. Но он не понимал, что он держит в руке, он вообще ничего не понимал — с перекошенным, рас­крытым в без­звучном крике ртом, безумными, вытаращенными глазами и бе­стол­ково машущими в воздухе руками он был похож не на Клинта Иствуда, а на плохую пародию на паршивого комика, а я...

Точно так же, как в Зоопарке, когда мы стояли перед клеткой с лео­пардом, рядом с маленькой девчушкой и ее мамой, я вдруг увидел Ков­боя двумя парами глаз - своими и... Еще одними - тоже моими, но од­новременно и... Чужими.

Я видел Ковбоя одновременно и нормальным, привычным способом, в цветном и объемном изображении, но еще и в... Не цветном и не черно-белом, не объемном, а каком-то красноватом и двухмерном,  но очень четком, и...

И еще, я не только увидел, но ощутил Ковбоя - почувствовал бешеный страх, дергающийся в каждой клеточке его мозга и тела, бешеное желание куда-нибудь скрыться, исчезнуть, затаиться и переждать.

 Это дергающееся пе­редо мной существо, наполненное теплой и сладкой кровью, никуда не денется. Оно попытается убежать, попытается сопротивляться, но оно - слабее, и потому оно - мое. Мне некуда спешить, потому что я - не толь­ко сильнее, но и быстрее. Когда я захочу, я прыгну, сомкну челюсти на его нежной - такой восхитительно нежной - шее, легко перекушу ее, и дивная струя красной, горячей кровищи хлынет мне в... Пасть!

Я увидел эту "картинку", и где-то в глотке

(нет - глубже, ниже!)

родилось глухое и сладкое ворчание, глухой рык.

Уставленные на меня — в меня - зрачки Ковбоя расширились так, что за­крыли все глазные яблоки.

А потом...

Ни о чем не думая, не обращая внимания на забравшиеся под ворот­ник куртки (его куртки) и царапающие мое плечо ногти Рыжей, повинуясь какому-то безотчетному и непреодо­лимому желанию, инстинкту, я сде­лал шаг вперед, размах­нулся

(как-то странно — не рукой, а плечом и всем корпусом, — как никогда не умел...)

и выждав,

(как-то не по-человечески равнодушно, словно не я сам, а что-то другое управляло мной...)

когда Ковбой приблизился на нужное расстояние,

(в уставившихся на меня глазах с неестественно расширившимися зрачками мелькнул какой-то проблеск мысли, рука с револьвером дернулась и начала под­ниматься в мою сто­рону...)

 и с острым наслаждением впечатал свой кулак прямо в его раскры­тый перекошенный рот, прямо в ровные ряды белых зубов,

(Blend-a-med — укрепляет зубы и яйца... С зубами у тебя те­перь пло­ховато, маэстро, а как с яйцами?)

вдохнув на секунду запах дорогого одеколона

(Denim-aftershave... Ну, как, маэстро, все в т в о е й вла­сти?..)

и дернувшись, как от электрического разряда, от проткнув­шей всю руку, от костяшек пальцев и до локтя, острой и... Сладкой боли.

 Ковбой отлетел назад, брякнулся навзничь, выпустив из разжавшихся пальцев револьвер, и покатился... Прямо к лапам Зверя.

Зверь облизнулся (значит, уже проглотил, дожрал кусок пи­явочной твари) и с любопытством уставился на распростертое прямо перед ним, крошечное тело.

Давай, мысленно крикнул я, прикончи эту сволочь, от­плати ему за ту... за м а л е н ь к у ю, и Зверь протянул свою лапу и...

Ковбой, лежа на брюхе, поднял голову, уставив на нас выта­ращенные глаза и темно-красный провал в том месте, где бы­ли ровные ряды белых зубов (здорово я ему врезал, мелькнула у меня довольная мысль, и моя рука отозвалась сильным отго­лоском все той же, сладкой боли), и по­полз к нам. Зверь осто­рожно подцепил его лапой и перевернул на спину, как тарака­на. Ковбой, как таракан, засучил руками и ногами, а Зверь опять подцепил его лапой и снова осторожно перевернул — те­перь на жи­вот. Ковбой опять пополз, им двигал самый сильный на свете инстинкт — инстинкт жизни, а Зверь повторил все снова, и до меня дошло...

Какое там отплати, какой же я мудак, если мог подумать...

Зверь играл, играл с ним в свою обычную игру, как кошка играет с мухой, с жучком, и конечно, игра эта закончится для Ковбоя тем же, чем для жучка — игра кошки, но какое там от­плати, это же смешно, смешно, чтобы он в с е р ь е з стал...

Зверь быстро нагнул голову до земли, осторожно ухватил Ковбоя бе­лыми клиньями клыков, выпрямился, вздев на огромную высоту крошечное, сучащее ко­нечностями тельце, и тут у Ковбоя про­резался голос — он истошно за­орал. Зверь фыркнул, тряхнул огромной головой (что за писк?), выпустил встряхнутое тело (я так не играю!), и оно медленно, как при замедленной съемке, полетело вниз и каким-то бесформенным куль­ком брякну­лось на песок.

Тряхнув головой, Зверь не рассчитал своей жуткой силы, а вернее жуткой хлипкости человеческого тела по сравнению с его силой, и на пе­сок шмякнулся уже не Ковбой.

Судя по неестественно, совершенно не правильно разбро­санным и торчащим как-то все стороны сразу конечностям те­ла, в нем не осталось ни одной целой косточки. Вот так — бы­стро, просто, без спецэффектов...

Судя по тому, как брякнулось и больше уже не шелохнулось тело, оно еще до падения уже стало мешком с костями и жид­кой кашей, когда-то бывшей сердцем, легкими, печенкой и прочими атрибутами здорового, сильного организма зрелого мужчины, который всего около часу назад твердо (и не без оснований) считал себя хозяином своей и наших судеб, хозяином положения и собирался поиграть с нами в свои игры.

 — Доброй охоты, — пробормотал я, и вдруг на меня стал тя­жело нава­ливаться жуткий, противный и какой-то потный страх. Я...

Я понял, что больше ничего не стоит, не бежит и не ползет и вообще не движется между нами и.. Зверем.

А Зверь...

22.

... Вдруг встал на все четыре лапы, выпрямился во весь свой громад­ный рост и пристально уставился куда-то в сторону, в простирающуюся в бесконечность, в никуда, медно-красную пустыню. Ногти Рыжей впились мне в шею, и она потянула ме­ня назад.

— Не двигайся, — почти беззвучно прошептал я. — Ради Бога, не двигай­ся и не вздумай заорать, если... хочешь жить.

Последнее прозвучало фальшиво, и кажется, она это почувствовала, судя по тому, как расслабились и дрогнули ее вцепившиеся в мою руку пальцы.

Кошки не желают и не могут заниматься несколькими дела­ми однов­ременно, они занимаются ими по очереди — за­канчивают с одним и пе­реходят к следующему. Зверь покончил с мерзкой тварью, разодранные останки которой валялись пе­ред ним. Потом поиграл с этими кровавыми (если это — кровь) кусками и сожрал один из них. Потом поиграл с Ковбоем, но не рассчитал свою силу — игра закончилась, едва успев начаться. Теперь он отвлекся на что-то вдалеке — что-то, слышное лишь ему одному, но...

 Когда он покончит с выяснением природы этого неведомого раздра­жителя, он повернется к нам и... займется нами. Станет играть нами. Играть своими похожими на метровые сер­повидные бритвы ког­тями. Играть не с нами. А нами. И тогда нам уже ничего не поможет — никакие попытки доказать ему, что мы ему не опасны и никогда не ста­нем на него нападать...

Нападать? Господи, да он и сам это знает! Что может быть опасно, для такого существа? Чего вообще может бояться такое создание? Мы же для него просто крошечные игрушки, и...

Конечно, он станет играть нами и убьет, играя, потому что Главная Его Игра — убийство, а главная Его Суть — эта игра. Потому что он так создан, ес­ли...

Если он — Кошка.

А чем он еще может быть? Если животное выгля­дит, как кошка — неважно какого размера, — если оно ведет себя, как кошка и если оно мяукает, как кошка, значит...

Но мы не слышали, как он мяукает... Мы вообще не слышали ника­ких... Кроме вырвавшегося из его па­сти страшного выдоха, шипения пе­ред прыжком, но... Шипят не только кошки. Шипят...

Зверь приоткрыл пасть, раздвинув усатые губы, снова пока­зав неве­роятные, страшные клыки, на которых, вспыхивая красными искрами — отблесками горящего наверху диска — сверкали капельки слюны, и... Откуда-то изнутри мой хребет обдало ле­денящим холодом, так что позвонки, казалось, примерзли друг к другу и гибкий позвоночник превратился в твердую сосульку.

Не знаю, сколько децибел было в этом "Мя-я-я-у", но это было "Мя-я-я-у"...

Я понял, что Рыжая сейчас закричит, завопит во всю силу своих лег­ких — издаст этот противный истерический женский вопль, который всег­да так неприятно режет слух, но который сейчас, после оглушившего ба­рабанные перепонки и сковав­шего мертвым холодом мой хребет "Мя-я-я-у", будет для меня не громче и не важнее комариного писка... Я стал ждать этого крика и ждать... конца, лишь моля Бога, чтобы он был бы­стрым, но прекрасно зная, что быстрым он не будет. Зверь не испортит себе Игру, не повторит своей ошибки с Ковбоем. Теперь он правильно рассчитает свою жуткую силу и как сле­дует растянет свою серьезную за­баву. Сейчас... Через долю секунды Рыжая заорет, и забава — начнется. Вместо этого...

— Скажи стишок, — прошептала она сзади.

Все, устало подумал я, она спятила... Она рехнулась, просто сошла с ума, и... Слава Богу. Нет лучшей защиты от боли, чем безумие, ну почему же ко мне не пришло это избавление, почему у меня не поехала крыша? Почему всем всегда везет, а мне?.. Почему-почему-почему-поче...

— Ну, скажи стишок, ну, пожалуйста, — зашептала она, опять впившись ногтями мне в руку. — Ну, я прошу, мне очень страшно, мне нужен сти­шок, ну скажи, скажи про рыжую блядь, а не то я сойду с ума, ну пожа­луйста... Идет?

Сумасшедшие никогда не говорят, что они могут сойти с ума. Для су­масшедших неприемлема сама мысль о сумасше­ствии, применительно к ним самим. Впрочем, я не психиатр. Но она не сошла с ума. А может, сошла, и... вместе со мной. А если я тоже рехнулся, если кто-то услышал мои жалобные причитания и любезно сдвинул мне "крышу", то что я те­ряю? Стишок? На здоровье...

— Идет, — прошептал я в ответ, не поворачиваясь к ней, а лишь слегка откинув назад голову, чтобы ей было слышно. — Идет... рыжая блядь по дорожке. У нее... — хватка ее пальцев, обхвативших мою руку, слегка ос­лабла, — заплетаются ножки, — странно, но мне почему-то стало как-то полегче. — Оттого спо­тыкаясь, идет, что ее кто-то классно е...

Договорить я не успел. Зверь быстро повернул голову в на­шу сторону, мгновенно развернулся на всех четырех лапах, мягко и совершенно бес­шумно, хотя сделать это бесшумно при его размерах было невозможно, но он сделал это, и...

Опять сел, обвив колоссальным хвостом передние лапы (каждая — толще телеграфного столба, ей Богу, толще), глядя куда-то поверх на­ших голов, куда-то — на уровне своей головы, возвышавшейся над нами метров на... не знаю, на сколько — все пропорции в этом мире давно пе­репутались у меня в голо­ве.

— О, Господи, — услыхал я за собой тихий хриплый шепот Рыжей. — Госсссподии...

 Зверь не мог ее услышать на таком расстоянии — даже я с трудом расслышал ее сдавленный шепот, хотя ее губы почти касались моего за­тылка, — но...

Он услышал.

Его огромное правое ухо отвелось назад, из передних лап чуть выдвинулись острые кончики громадных когтей и за­рылись в красный песок, а конец хвоста — этой невероятно огромной и гибкой змеюги, одного взмаха которой хватило бы, чтобы вышибить дух из двадцати или ста таких, как мы с Рыжей, — стал мерно покачиваться вверх и вниз и из стороны в сторону...

Неужели какая-нибудь мышь, подыхающая в когтях кошки, понимает, какая красота сейчас прикончит ее, играючи обор­вет ее жалкую жизнь? Неужели и ее инстинкт самосохранения, ее инстинкт жизни — сильней ко­торого нет ничего в каждой жи­вущей твари — тоже отступает перед этой жуткой, невыразимой никакими словами и никакими мыслями красотой, как отступил он во мне, внутри меня, став чем-то, не то чтобы ненужным, но второстепенным, не главным...

Инстинкт жизни вопил от страха в каждой частичке моего тела, в каж­дом нерве, в каждой клеточке издерганного, из­мученного мозга, но что-то внутри меня если и не заткнуло эти вопли, то заглушило их, отодви­нуло куда-то, чтобы они не ме­шали восхищаться потрясающей красотой этого сидящего пе­редо мной... громадного воплощения силы и грации, этого совер­шенства...

Что-то физически толкнуло меня вперед, за­ставило сделать несколько заплетающихся ша­гов по направле­нию к Зверю, задрало мою голову вверх

(... уткнулся взглядом в основания его лап, грудь и шею, каким-то краем сознания понимая, что мне нельзя смот­реть в его глаза)

 свело судорогой глотку и стало выдавливать из нее...

— Кк-х-то ты? — хрипло выдавил я. — Кто? — невыносимо труд­но далось лишь первое слово, а потом слова стали вырываться все легче и легче, словно они давно уже и искали выход, и надо было пробить лишь первую брешь в сдержива­ющем их барьере, а дальше...

— Ты есть!.. Я всегда знал, что ты — ЕСТЬ! И Ты меня убьешь... Ты дол­жен убивать, я знаю, так надо! Я отдам тебе всего себя, все, что хочешь но... Тебе это не нужно. Тебе не нужно ничего, вообще НИЧЕГО, ты про­сто ЕСТЬ, и ... Спасибо, что ты ЕСТЬ, что ты дал мне... Дал увидеть ТЕБЯ! А теперь… Кончай со мной, но... Только скажи, кто ты ЕСТЬ, и кто — я, скажи, ну пожалуйста, скажи, а потом покончи со мной, потом прикончи меня, я приму это, как... как есть, как надо... Зачем жить таким, как я, если есть ТЫ, если увидел ТЕБЯ, только скажи, кто ТЫ, потому что я... хочу быть с ТОБОЙ, хочу быть ТОБОЙ, хочу... Только скажи, слышишь, я хочу знать! Я могу, я должен знать...Ккхтооо ТЫЫЫыыыы...

Мой голос сдох, как велосипедная камера, из которой выпу­стили пос­ледние остатки воздуха, иссяк, и я сам иссяк, как сдувшийся шарик, и мне стало все равно, все — все равно, да­же то, что Зверь вдруг быстро опустил голову (позади меня все-таки раздался истошный, истерический вопль Рыжей, цеп­ляясь за меня, она сползла на песок, но мне было все равно), и прямо передо мной

(возникли?... появились?.. очутились?..)

были его глаза.

Огромные, круглые, желтоватые с зелеными крапинками фо­нари, све­тящиеся ровным, холодным и каким-то яростным све­том, а середину каждого прорезал громадный (вертикальный эллипс) зрачок, черный, как...

Нет такого слова, нет такого цвета, нет и не может быть вообще ничего такого, с чем можно было срав­нить эти ромбовидные, с обтекае­мыми углами, черные... ко­лодцы. Я знал, что в них нельзя смотреть, знал, не зная, откуда я знаю это, и все равно, прикрыв глаза в жалкой инстинктив­ной попытке уберечься от

(... от чего? От силы, которая отнимет у тебя жалкое трепыха­ние твоей жизни, просто играючи, даже не заметив того?..)

вплотную подобравшейся смерти, заглянул в один из черных сгустков темноты, которая не была темнотой, которая была... в которой было... было...

ВСЁ.

... Темнота и Свет... Жар и Холод... Любовь и Ненависть... Равнодушие и Отчаяние... Нежность и Злоба... Убийца и Жертва...Сама Жизнь и Сама Смерть...

Все то, что существует и ЕСТЬ по отдельности и никогда не может со­единиться, сли