home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



186


в пользу второй конструкции говорит ее образность: мы не только определяем слово ловкость, но и вызываем представление о носителе признака – обезьяне. Кроме того, у второй конструкции богаче выразительные возможности, так как она позволяет полнее и точнее характеризовать зависимое существительное при помощи определяющего его прилагательного; ср.: вой волков – вой голодных волков (чего нельзя сделать при сочетании волчий вой).

Ср. также оправданность каждого варианта в паре: Постучавшись, я взялся за дверную ручку.- На столе лежала ручка от двери.

3. Параллельные обороты могут расходиться в своих значениях, выражать различный смысл. Ср.:

В укрупненном колхозе имеются настоящие городские улицы (а не «улицы города»),- До появления в Москве электричества улицы города освещались газовыми рожками (а не «городские улицы»);

В области создан новый городской центр.- После реконструкции у нас создан новый центр города.

4. Сочетания с прилагательным-определением могут иметь переносное значение (ср. тело покрылось гусиной кожей, смешна его журавлиная походка, продвигаться черепашьим шагом), терминологический характер (кукушкины слезки, рыбий жир), метафорическое употребление (человек на тонких, птичьих ногах).

5. Стилистическое различие проявляется, например, в паре рассказы Толстого – толстовские рассказы (второй вариант имеет разговорный характер).



предыдущая глава | Справочник по правописанию и литературной правке для работников печати | XXXVIII