home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СЕРГЕЙ МАКСИМОВ РУССКИЙ мотив

Где-то за осенними дождями, за почти что сброшенной листвой, средь полей, изрезанных ручьями, ждёт меня так долго дом родной.

И сейчас, когда ветра с размаху брызгами бросаются в стекло, на груди готов рвануть рубаху. Что же так сегодня тяжело?

Знаю, со стола смахнув пылинку, как все дни, а их не сосчитать, молока объёмистую крынку для меня на стол поставит мать.

МАКСИМОВ Сергей Григорьевич родился в 1959 году в г. Анжеро-Судженске Кемеровской области. Окончил Кемеровский государственный институт культуры. Стихи Сергея Максимова публиковались в журнале “Наш современник”, в периодической печати, в литературный альманахах “Поэзия, “Сибирские Афины”, в коллективных сборниках: “Век дракона”, “Ответная реакция”, “Ковчег”, “Монета на ребре”, “Мороз и солнце”, “Это мы, господи!”. В 1995 году вышла первая книга стихов и песен поэта “Концерт без заявок”. Член Союза писателей России


Плохо оттого, что я невольно и в желаньях маму обкраду. Плохо, нестерпимо мне и больно: я не скоро к ней опять приду.

Свет потухнет в доме. Печка красным из щелей прочертит по стене. Но тепло забытое напрасным облаком потянется ко мне.

Дрожь идёт. От падающих капель и листва и сердце - всё дрожит. Бьёт октябрь больной и резкий кашель, грудь тоской простуженно болит.

СЕЕРЯНИН

Я ходил на Диксон. Шёл с утра.

Мне в спину - рыбнадзор и ветерок.

В ногах - муксун, четыре осетра -

короче, конфискация и срок.

И надо ж так: бензин взять не успел.

В туман подкрались, выждали момент.

Мне шурин - брат жены - всё, помню, пел:

- Ох, попадёшься… Как накаркал, мент…

Живём на берегах одной реки,

а жить никак не можем по-людски.

Им в три мотора - что не догонять!

Вот лодки замелькали в пелене.

Чуть сблизились - они давай стрелять

сначала в лодку, а потом по мне.

Я тоже дробь на жаканы сменил

и вертанулся лихо, как в кино.

Из двух стволов в моторы им влепил.

Они трухнули, кинулись на дно.

Живём на берегах одной реки,

а жить никак не можем по-людски.

Вторую лодку я не различал.

Чуть отошёл - послушал: гонит, гад.

Бензина нет. К тому же груз не мал.

А бросишь - всё одно, ты виноват.

И главное, как ставят-то вопрос:

с сетями все гребут, а мне - смирись…

А если я родился здесь и рос?

На удочку лови и не чешись?

Живём на берегах одной реки,

а жить никак не можем по-людски.

Мне сыновья сказали:

- Будем ждать. Недолго, пап, - добавили ещё. А тот, кто в лодке, с ходу стал

стрелять.


Он мне - в плечо, и я ему - в плечо. Простите, думал, папку, пацаны. Теперь, когда опять сведут пути. Я целюсь… В лодке - брат моей жены. К нему… А он в крови… И мне:

- Прости.

Живём на берегах одной реки,

а жить никак не можем по-людски.

Да что за жизнь! Он “уходи” сказал. Мотор вдали… Ожили. Думай так. Я наскоро его перевязал. Я:

- Арестуй! А он:

- Беги, дурак!

Я уходил на Диксон. Шёл с утра. Мне в спину - рыбнадзор и ветерок. В ногах - муксун, четыре осетра - короче: конфискация и срок…

Живём на берегах одной реки,

а жить никак не можем по-людски…

РУССКИЙ мотив

Галине

Этот русский мотив Сердце больно залил. Вот и жить начала

песня. Эх, была не была ночь, как сажа бела, где со мной ты спала

вместе.

Не о том, не о сём мы с гитарой вдвоём вечерком да вздохнём тихо.

Мы устроим в душе прежний рай в шалаше. Нам не страшно уже лихо.

Здравствуй, брат-вечерок, разжигай костерок. Я черкну пару строк.

Можно? И строка за строкой отзовётся тоской. Ой-ёй-ёй, ой-ёй-ёй,

сложно.


Наш Современник 2008 #8


ВЛАДИМИР БОГОМОЛОВ "ЖИЗНЬ моя, иль ты ПРИСНИЛАСЬ МНЕ?.." | Наш Современник 2008 #8 | НИКОЛАЙ ЛУГИНОВ ЗАСТАА САНЬГУАНЬ"