home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



33

Через месяц Фишер и Уэндел были знакомы достаточно близко, чтобы вместе заниматься гимнастикой. Упражнения при пониженном тяготении могли бы, пожалуй, доставить Фишеру некоторое удовольствие, если бы не одно «но»: он так и не сумел приспособиться к подобного рода занятиям, и пониженная гравитация неизменно вызывала у него легкую дурноту, На Роторе такой физкультуре уделялось меньше внимания. К тому же Крайл мог не участвовать в них, поскольку не был природным роторианином. (Законом это не предусматривалось, однако обычай зачастую сильнее закона.)

Как-то раз, после очередной тренировки спускаясь на лифте вместе с Тессой, где ускорение силы тяжести было несколько больше, Фишер как всегда ощутил, как успокаивается его желудок. Одежды на обоих почти не было, и Крайл почувствовал, что его тело привлекает Уэндел и его самого тоже тянет к ней.

После душа – порознь – они оделись и направились перекусить,

– Для землянина вы неплохо справляетесь с пониженным тяготением, – заметила Уэндел. – Вам нравится на Аделии, Крайл?

– Тесса, вы знаете, как я себя здесь чувствую. Землянину никогда не привыкнуть к такому крошечному мирку, но ваше общество способно компенсировать любые неудобства.

– Вот-вот. Слова истинного ходока. Ну а как вам показалась Аделия в сравнении с Ротором?

– С Ротором?

– Если хотите, с любым поселением из тех, на которых вы побывали. Крайл, я могу их перечислить…

Немного ошарашенный, Фишер спросил:

– Что это? Неужели вы наводили обо мне справки?

– Конечно!

– Ну и как, интересно?

– Нетрудно заинтересоваться человеком, заинтересовавшимся мною в такой дали от родного дома. Я хочу знать причины вашего внимания ко мне. Конечно, я не исключаю и сексуального интереса. Даже не сомневаюсь.

– Так почему же я вами заинтересовался?

– А может, вы сами расскажете? Что вы делали на Роторе? Вы ведь пробыли там достаточно долго, обзавелись женой и ребенком и все-таки оставили поселение перед самым отлетом. Побоялись застрять на Роторе на всю оставшуюся жизнь? Значит, вам там не нравилось?

Некоторое смущение сменилось откровенным замешательством.

– По совести говоря, – пробормотал Фишер, – Ротор не нравился мне, но и нас, землян, там не любили. К тому же вы правы. Я не хотел остаться на всю жизнь гражданином второго сорта. В этом смысле в прочих поселениях законы помягче, на Аделии в том числе.

– А ведь у Ротора был свой секрет, и они старались скрыть его от Земли, – сказала Уэндел. Ее глаза взволнованно заблестели.

– Секрет? Вы, наверное, имеете в виду гиперпривод?

– Да, я именно это и хотела сказать. По-моему, на Роторе вы пытались проникнуть именно в этот секрет.

– Я?

– Конечно. Вам удалось его раскрыть? Зачем вам понадобилось жениться на этой ученой с Ротора? – Подперев подбородок ладонями и поставив локти на стол, она наклонилась вперед.

Покачав головой, Фишер осторожно произнес:

– Мы с ней о гиперприводе даже не разговаривали. Вы ошибаетесь.

Не обратив внимания на его слова, Уэндел спросила:

– Что вы собрались выведать у меня? И каким образом? Вы хотите жениться на мне?

– А тогда вы откроете мне свой секрет?

– Нет.

– Тогда о женитьбе не может быть и речи!

– А жаль, – улыбнулась Уэндел.

– Вас интересует все это как специалиста по гиперпространству? – спросил Фишер.

– А как вы узнали, кто я? Вам сказали на Земле, когда посылали сюда?

– Извините, ваша фамилия значится в Аделийском реестре.

– Значит, и вы наводили обо мне справки. Забавная подобралась парочка. Только вы не обратили внимания, что там я значусь физиком-теоретиком.

– Ваша фамилия стоит под рядом статей, в заголовках которых попадается слово «гиперпространственный». Сомнений нет.

– Конечно, но тем не менее я физик-теоретик и просто изучаю теоретические аспекты, связанные с гиперпространством. Я никогда не пыталась воплотить свои знания на практике.

– А на Роторе это сумели сделать. Это вас не волнует? Странно, ведь они вас обошли.

– Ну и что? Теория куда интереснее, чем прикладные вопросы. Если вы прочли в моих статьях что-нибудь кроме заголовков, то должны помнить – я писала, что гиперпривод не стоит затраченных на него усилий.

– Роториане отправили лабораторию к звездам и…

– Вы о Дальнем Зонде? Да, они измерили параллаксы нескольких относительно удаленных звезд – но разве это оправдало затраты? И как далеко залетел Дальний Зонд? Да всего лишь на несколько световых месяцев! Это же совсем рядом. Линия, соединяющая Зонд с Землей в крайнем его удалении, стягивается а точку в масштабах Галактики.

– Но ведь они не ограничились Дальним Зондом, – напомнил Фишер. – Они увели в космос целое поселение.

– Правильно. Это было в двадцать втором, с тех пор прошло шесть лет, и мы знаем только, что они оставили Солнечную систему.

– Разве этого мало?.

– Конечно. Куда они улетели? Живы ли они? Возможно ли вообще, чтобы они выжили? Людям еще не доводилось обитать в обособленном поселении. Рядом всегда была Земля, другие поселения. Способны ли выжить в космосе несколько десятков тысяч человек? Мы даже не знаем, возможно ли это просто психологически. Я полагаю, что нет.

– По-моему, они намеревались подыскать в космосе мир, пригодный для заселения. Они не останутся в поселении.

– Э, да какой там мир могут они отыскать? Они же улетели шесть лет назад. Значит, смогли добраться только до одной из двух звезд – ведь гиперпривод обеспечивает передвижение со средней скоростью, равной скорости света. Первая из них – альфа Центавра, тройная звезда, расположенная в 4,3 световых годах отсюда, одна из ее звезд – красный карлик. Другая – звезда Барнарда, одинокий красный карлик, до которого 5,9 световых лет. Значит, всего четыре звезды: две такие, как Солнце, еще две – красные карлики. Обе желтые звезды расположены неподалеку. Они образуют умеренно тесную двойную систему – едва ли возле них может обнаружиться подобная Земле планета, да еще на сколько-нибудь устойчивой орбите. Куда им лететь дальше? Некуда, Крайл! Мне не хочется расстраивать вас, я знаю, что там у вас остались жена и ребенок – но Ротор взялся за непосильное дело.

Фишер молчал. Уэндел не знала всего: он не рассказывал ей о существовании Звезды-Соседки, впрочем, и она была красным карликом.

– Значит, вы считаете, что межзвездные перелеты невозможны, – сказал он.

– С практической точки зрения, да, – если ограничиваться применением гиперпривода.

– У вас получается, Тесса, что одним гиперприводом дело может и не ограничиться?

– Конечно. Что тут такого? Совсем недавно мы и мечтать не могли о гиперприводе – почему бы теперь не пойти дальше? Почему не помечтать о настоящем гиперпространственном переходе, о сверхсветовых скоростях? Если мы овладеем ими, если научимся летать с этими скоростями столько, сколько потребуется, то вся Галактика, а быть может, и вся Вселенная станут для людей такими же крохотными, как Солнечная система, и человек будет владеть всем пространством.

– Неплохая мечта, но едва ли возможная.

– После отлета Ротора все поселения трижды собирались на конференции, посвященные этому вопросу.

– Поселения поселениями, а как насчет Земли?

– Наблюдатели были, но в наши дни на Земле хорошего физика не сыщешь.

– И чем же закончились эти конференции?

– Вы же не физик, – улыбнулась Уэндел.

– Исключите технические подробности. Просто интересно.

Она лишь улыбнулась в ответ.

Фишер сжал перед собой на столе кулак.

– Для начала давайте-ка забудем эту вашу гипотезу о том, что я тайный агент Земли, вынюхивающий разные тайны. У меня дочь где-то в космосе, Тесса. Вы утверждаете, что скорей всего ее нет в живых. Ну а если вы ошибаетесь? Могла ли она…

Улыбка исчезла с лица Уэндел.

– Извините, я забыла об этом, Давайте ограничимся практическими соображениями: нечего и надеяться отыскать поселение внутри объема, образуемого сферой радиусом в шесть световых лет, а со временем ее радиус будет расти, На поиски десятой планеты ушло более ста лет, а она ведь куда больше Ротора, и объем пространства намного меньше.

– Надежда вечна, – отозвался Фишер. – Ну так возможен ли этот ваш настоящий гиперпространственный перелет? Можете сказать только «да» или «нет».

– Если хотите знать правду – большинство специалистов отрицают такую возможность. Некоторые, правда, колеблются, но эти просто бормочут.

– Ну а громко никто не высказывается?

– Есть и такие. Я, например.

– Значит, вы считаете, что это возможно? – Фишер был искренне удивлен. – И вы уже действительно можете во всеуслышание объявить об открытии или просто нашептываете себе под нос?

– У меня есть публикация на эту тему. Одна из тех статей, с заглавиями которых вы ознакомились. Пока еще никто не рискнул согласиться со мной. Конечно, мне случалось ошибаться, но на сей раз я уверена.

– А почему же другие физики считают, что вы ошибаетесь?

– Это трудно объяснить. Но я постараюсь. Роторианский гиперпривод, о котором болтают во всех поселениях, основывается на том, что произведение отношения скорости корабля к скорости света на время постоянно, причем отношение скорости корабля к скорости света равно единице.

– Что это значит?

– Это значит, что когда летишь быстрее света, то чем больше скорость, тем меньше времени удается ее поддерживать. И тем дольше приходится передвигаться с досветовой скоростью перед следующим импульсом. И в итоге средняя скорость перелета оказывается равна скорости света.

– Ну и?..

– Положение мое незыблемо, если здесь использован принцип неопределенности, а с ним, как известно, шутить не приходится. Но если допустить, что принцип неопределенности на самом деле здесь ни при чем, то гиперпространственный перелет окажется теоретически невозможным. Большинство физиков на этом и останавливается, меньшая часть колеблется. Сама я полагаю, что в данном случае мы имеем дело только с подобием принципа неопределенности, поэтому настоящий гиперпространственный перелет возможен без всяких ограничений.

– Ну а как понять, кто из вас прав?

– Не знаю. – Уэндел покачала головой. – Поселения не очень-то рвутся в просторы Галактики, даже с помощью гипердвигателя. Никто не желает следовать примеру Ротора, лететь годы и годы… на верную смерть. Кроме того, ни одно поселение не способно вложить в это предприятие немыслимые деньги, если к тому же подавляющее большинство экспертов считает его теоретически невозможным.

– И вам все равно? – Фишер подался вперед.

– Конечно, нет. Я – физик, мне интересно доказать, что верен именно мой взгляд на Вселенную. Однако приходится считаться с пределами возможного. Деньги нужны громадные, поселения ничего не дадут мне.

– Тесса, плюньте на поселения – эта работа нужна Земле, она готова платить, сколько потребуется,

– В самом деле? – удивилась Тесса и медленно протянула руку, чтобы коснуться волос Фишера. – Кажется, придется нам перебираться на Землю.


предыдущая глава | Немезида (пер. Ю.Соколов) | cледующая глава