home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Проверкой работников завода занимался подполковник Смирнов – участник разоблачения оборотней. Состав опергруппы был почти тем же, как в далеком сорок пятом. Смирнов изучил анкеты, просмотрел фотографии. Среди рабочих и служащих «Санько» не было.

– Почти тридцать лет прошло, – сказал Рудаков на очередном совещании. – Этого «Санько» теперь при всем желании не узнать. Он, может, открыто по заводу ходит.

– Может, и ходит, – согласился Николай Федорович. – Судя по всему, у них есть реальный план, по которому они собираются работать. Нужно подумать, как предугадать их действия. А еще лучше – активно внедриться в их группу и получить точную информацию об их планах. Для этого нужно установить членов шайки поименно, нащупать слабое звено. Перетянуть того человека на нашу сторону. Теперь конкретно: за Бородаевым и Пашутиным установить наблюдение. Пока на неделю. А там посмотрим.

– В особой кладовой работает Зинаида Ананьева, – сказал Миронов. – Сомнений она не вызывает, но я бы выяснил на всякий случай круг ее связей.

– Все началось с вашей лекции, товарищ генерал, – улыбнулся Смирнов. – По-моему, чтение лекций стоит продолжить. Во-первых, это в какой-то мере успокоит преступников. Нелогично, чтобы в разгар операции милиция открыто ходила на завод. Во-вторых, один раз нам помог Лабковский. Если продолжать в том же духе, найдутся и другие.

– Считаю, что это разумно, – поддержал Рудаков. – Товарищи, я уточнил следующее: заводу предстоит огромный заказ по линии СЭВ. Для его реализации потребуется не десять килограммов золота, как мы это до сих пор предполагали. Пятьдесят килограммов золотой фольги высшей пробы получает завод. По самым скромным подсчетам, это двести пятьдесят тысяч рублей.

Вечером из Киева прилетел Виктор. Последние пять лет он работал в МВД СССР, руководил контрольно-инспекторской группой. Николай Федорович рассказал ему о «Санько», о своих предположениях.

– Жаль, что не смогу подключиться, – потужил Виктор. – А хорошо бы. – Он грустно посмотрел на Николая Федоровича: – Тебе семьдесят три, батя?

– Стукнуло, – улыбнулся тот.

– А мне – шестьдесят три, – вздохнул Виктор. – Я тебе в самом высоком смысле слова завидую. Мой предшественник ушел в запас, когда ему было шестьдесят два. Честно сказать, развалина. А ты, батя, огурчик, ей-богу.

– Если вспомнить, что деду довелось пережить, он крепко соленый огурец! – бухнул Геннадий. – Правда, товарищ генерал?

– Правда, капитан, – тихо сказал Николай Федорович. – Говоря по совести, мне страшновато, что в одно прекрасное время пригласит меня к себе начальник управления кадров. И скажет: «Дорогой Николай Федорович!» – и так далее. А разве я смогу без своего дела? – Николай Федорович обвел глазами Нину, Геннадия, Виктора. – Многие старики мечтают вечером лечь спать и… – он махнул рукой. – А у меня одно желание: чтобы жизнь моя кончилась в бою. Не от пули бандитской, нет. А просто, чтобы в разгар очередного дела не стало генерала Кондратьева. Маша моя так из жизни ушла. А мне и подавно нельзя иначе.


| Рожденная революцией |