home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



13

Вылезти с моей стороны было невозможно: кабина лежала на земле. Чем-то у меня были обожжены руки, я не обратил на это внимания. Единственной моей мыслью было поскорее выбраться отсюда. Я попробовал открыть правую дверцу, она была надо мной. Дверца не открывалась, ее перекосило. К счастью, стекол в ней не было. Я осторожно подтянулся и, упираясь одной ногой в сиденье, другой – в руль, вылез из кабины, спрыгнул на землю, огляделся вокруг и увидел следующую картину.

Моя машина лежала на боку, в обрыве, привалившись кузовом к дереву. Но удерживало ее не дерево, а трос, привязанный к машине Ивашкина. Он был натянут как струна, моя машина висела на нем. От машины по косогору тянулась полоса взрытой земли и сломанного кустарника – метров двадцать Игорь волочил меня по обрыву.

Машина Игоря стояла на дороге. Игорь, высунувшись из кабины, смотрел на меня. Не вылезал, боялся снять ногу с тормоза. Он был бледен. На подножке стоял Шмаков Петр, он не был бледен. Внизу стоял Вадим. Он стоял почти на дне оврага, и я не видел – бледен он или нет.

Все трое с ужасом смотрели на меня. Однако не двигались с места. Думали, что я убит, и боялись подойти.

Но я был жив. Даже не ушибся. Только обжег руки. И тут до моего сознания дошло, что я обжегся кислотой из аккумулятора. Зуев поставил его в кабине временно, чтобы доехать до Москвы. Но это не страшно. В аккумуляторе не стопроцентная серная кислота, а электролит, раствор, им не обожжешься. Пощиплет и пройдет.

– Крош, ты жив? – закричал Вадим и побежал ко мне.

– Умер, – ответил я.

Шмаков тоже подошел. Они смотрели на меня так, точно я действительно вернулся с того света.

– Не узнали? – сказал я.

– Как тебя угораздило? – спросил Шмаков.

Я пожал плечами. Сам не понимал, как все получилось, как я попал в овраг. Руля из рук не выпускал, сознания не терял. Я только хорошо помнил, что руль вдруг перестал меня слушаться. Вернее, машина перестала слушаться руля. И ее потащило в овраг.

– Подойдите сюда! – закричал Игорь.

Он, бедняга, не мог снять ноги с тормоза. Мы подошли.

– Что случилось? – спросил Игорь.

– Сам не видишь!

– Но как это произошло?

– Черт его знает! Ты стал дергать, и машина потеряла управление.

У Игоря задрожали губы:

– Когда я стал дергать?!

– Тогда! Вадим кричал, чтобы ты остановился, а ты перся вперед.

– Неправда! – вскипел Игорь. – Я тут же остановился.

Я усмехнулся:

– Интересно... Кто же меня тащил но обрыву? Двадцать метров... Пушкин?

– Но как ты не удержал руля?

– Я-то удержал... Только машина перестала слушаться руля. Может быть, в ней рулевое управление не в порядке... Ведь мы эту машину не знаем. Буксировать не надо было, вот что! Прокатиться захотелось.

– А кто первый завел машину? Кто первый поехал? – сварливо возразил Игорь.

– Не будем торговаться, – мрачно сказал я, – ведь ты всегда прав. Подумаем, что делать.

Никто не знал, что делать.

Шмаков предложил:

– Подложим камни под эту машину, чтобы и ее не стащило вниз.

Мы подложили под все колеса по большому камню. Игорь осторожно снял ногу с тормоза. Машина стояла на месте.

– Можешь вылезать, – сказал я, – только оставь ее на ручном тормозе и на скорости.

– Не ты один такой умный, – ответил Игорь и вылез из кабины.

Мы спустились к моей машине.

– Был бы в ней бензин, обязательно случился бы пожар, – сказал Вадим.

Но нам было неинтересно думать, что могло еще случиться. С нас было достаточно того, что произошло.

– Будет грандиозный скандал! – не унимался Вадим.

Я сказал:

– Уговор: никого не продавать.

Ребята согласились. Возьмем вину на всех.

Приключения Кроша

Мы стали думать, как нам вытащить машину. Буксир был крепкий, но обрыв был очень крутой, и машина лежала на боку.

Все же Игорь предложил попробовать.

– Опасное дело! – сказал Шмаков. – Загоним сюда и вторую машину. Снимем с тормоза, ее и потащит вниз.

– Что же делать?

Нам не пришлось думать, что делать. На дороге появились Ивашкин и Зуев.

Не буду передавать нашего разговора. Вместо слов, произнесенных Ивашкиным, ставлю многоточие...

Однако вместе с многоточием до нас доносился запах водки. Лицо у Ивашкина было красное, как помидор.

Между тем Зуев присел и осмотрел место, где был привязан трос. Потом поднялся и спокойно сказал:

– Так и есть!

– За тягу? – спросил Ивашкин, и лицо его налилось кровью.

– Именно.

Опять понеслись многоточия. Пока они неслись, я присел и посмотрел под машину. И сразу понял причину аварии. Буксирный трос был закреплен не за раму, как полагается, а за поперечную рулевую тягу. От рывка тяга вывернулась, и машина потеряла управление. Поэтому я и полетел в канаву. Привязывать буксирный трос за какую-нибудь часть рулевого управления – грубейшая техническая ошибка. Она неизбежно кончается катастрофой. Мы еще легко отделались. Развей машины побольше скорость, да еще на шоссе, где идут встречные машины, – от нас с Вадимом осталось бы одно воспоминание.

Меня мороз продрал по коже, когда я подумал об этом. Что было бы с мамой! Страшно подумать!

Я посмотрел на Игоря и на Шмакова Петра. Это они привязывали трос. Игорь стоял бледный как полотно, он ужасно боялся ответственности. А Шмаков ничего. Цвет лица у Шмакова был обычный.

Машину в конце концов вытащили. Провозились мы с этим до вечера. Нам помогали ребята из «Б» и дачники в пижамах. Дачники рассуждали и давали советы.

Ребята из «Б» упорно расспрашивали, как все произошло. Мы им ничего не рассказали. Произошла авария, и все! Подробности в афишах...

Начало быстро темнеть. Обе машины стояли на дороге. Все разошлись. Остались Ивашкин, Зуев и мы четверо.

Ивашкин объявил, что тащить ночью машину, да еще с испорченным рулевым управлением, невозможно, собрал инструмент, кинул в кузов трос и крикнул Зуеву:

– Поехали!

– Лезьте в кузов, ребята! – сказал Зуев.

Я спросил:

– Бросим машину?

– Еще рассуждает! – заорал Ивашкин.

– Не беспокойся, парень, ничего с машиной не случится, – сказал Зуев.

Но я твердо решил остаться:

– Нет! Мы не можем бросить машину, мы отвечаем за нее. Поезжайте и скажите, пусть утром за нами пришлют «техничку».

– Ну и оставайтесь! – крикнул Ивашкин и полез в кабину.

Но Зуев не хотел нас оставлять. Он уговаривал нас поехать.

Все это время Игорь молчал. Потом отвел нас в сторону и сказал:

– Кому-то из нас надо ехать в город. Во-первых, сообщить дома про тех, кто остался. Во-вторых, организовать помощь.

– Я вижу, тебе очень хочется уехать, – ответил я, – и поезжай. И Вадима бери с собой. Ему, наверно, тоже хочется домой.

Игорь притворился, что не заметил моей иронии:

– Я думаю, так будет правильно. Вадим оповестит ваших родных, а я разыщу директора, он тут же вышлет «техничку». С ней и я приеду.

Никакого директора Игорь сейчас, конечно, не найдет, да никто и не будет ночью высылать «техничку». Но ему очень не хотелось оставаться.

Я насмешливо сказал:

– Поезжай, поезжай, никто тебя не держит.

Игорь опять пропустил мимо ушей мою насмешку и сказал:

– Так будет лучше, увидишь. Впрочем, поезжайте вы со Шмаковым, а мы с Вадимом останемся.

Я знал, что он ни за что не останется:

– Поезжай, довольно болтать!

– Вы поедете или нет? – рявкнул Ивашкин из кабины.

– Сейчас, сейчас! – крикнул Игорь и спросил меня: – Значит, решили?

– Решили, – угрюмо ответил я.

– Поехали, Вадим! – сказал Игорь.

Вадим вдруг ответил:

– Я не поеду!

– Почему?

– Останусь с ребятами.

– Не валяй дурака! – рассердился Игорь. – Сказали тебе – поезжай, значит, поезжай!

– Если будешь орать, я тебе так вмажу!.. – ответил Вадим.

И я убедился, что Вадим окончательно вышел из-под влияния Игоря.

– Ну и черт с тобой! – сказал Игорь и полез в кузов.

Машина тронулась. Через минуту красный огонек ее стоп-сигнала скрылся в лесу.

Мы остались втроем у поломанной машины.


предыдущая глава | Приключения Кроша | cледующая глава