home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Визит к мисс Пибоди

— Разве уж так необходимо все время лгать, Пуаро? — спросил я, когда мы вышли. — По-моему, все шито белыми нитками.

— В данный момент мне приходится играть роль, и думаю, что делаю это не хуже, чем другие, — заметил Пуаро холодно. — Удивительно, что вам не ясно зачем.

Я постарался переменить тему разговора.

— Что будем делать дальше?

— Отправимся к мисс Пибоди.

Коттедж оказался безобразным массивным домом викторианского периода. Дряхлый дворецкий впустил нас с большим сомнением, потом тут же вернулся, спросив, были ли мы приглашены.

— Пожалуйста, скажите мисс Пибоди, что нас прислал доктор Грейнджер, — сказал Пуаро.

Через несколько минут дверь отворилась, и толстая коротенькая женщина вкатилась в комнату. Ее редкие седые волосы были расчесаны на аккуратный пробор. На вошедшей было черное вельветовое платье, достаточно потертое в нескольких местах, но с прекрасным кружевным воротником, скрепленным большой брошью — камеей.

Хозяйка прошла по комнате, близоруко щурясь. Первые слова женщины выразили удивление:

— Хотите что-нибудь продать?

— Ничего, мадам, — сказал Пуаро.

— Может, пылесосы?

— Нет.

— Тогда чулки?

— Да нет же.

— Ковры?

— Говорю, нет.

— Ну, хорошо, тогда садитесь, — сказала хозяйка. — Извините за вопросы, приходится быть осторожной. Не поверите, какие люди приходят. Некоторые из них с привлекательной внешностью, но прежде чем успеете понять, в чем дело, перед вашим носом окажется пистолет.

Пуаро ответил совершенно серьезно:

— Уверяю вас, мадам, что мы совсем другого поля ягоды, ничего общего с этими людьми не имеем, — и изложил свое дело.

Хозяйка слушала, не прерывая, только дважды мигнули ее маленькие глазки. Затем она переспросила:

— Мистер собирается писать книгу?

— Да.

— По-английски?

— Конечно, по-английски.

— Но вы же иностранец, не так ли? Голову даю на отсечение — иностранец.

— Это правда.

Женщина посмотрела теперь на меня.

— А вы секретарь, надо полагать?

— В некотором роде, — вымолвил я с сомнением.

— Сможете ли написать грамотно по-английски?

— Надеюсь, да.

— А какое образование получили?

— Учился в Итоне.

— Тогда не сможете.

Мисс Пибоди снова обратилась к Пуаро:

— Хотите описать жизнь генерала Арунделла?

— Точно так. А вы, мисс, полагаю, знали его?

— Конечно, как облупленного, он пьяница. И его жизнь и подвиги в Индии, по-моему, не стоят и выеденного яйца.

— Знаете, мисс, на все мода, сейчас вот на Индию.

— Что же вы все-таки хотите знать?

Пуаро умоляюще вытянул руки.

— Все! Историю семьи, сплетни, частную жизнь. Вы ведь знали близко семью Арунделл, не так ли?

— Да, всех очень хорошо. Сестер и брата… Я всегда волновалась за Томаса. Один мужчина — и столько женщин. Никто не думал, что он когда-либо женится, все были в шоке, когда такое случилось. — Мисс захохотала и, казалось, была очень довольна собой, почти забыв о присутствующих. — Арабэлла, одна из сестер, была некрасивая девушка, но высокого мнения о своей внешности. Замуж вышла удачно, за профессора Кембриджского университета совсем старика, лет шестидесяти. Он читал лекции по химии. Оба они теперь умерли, а были счастливой парой. Агнесса, самая младшая, была, напротив, очень хорошенькая и веселая. Все думали, что уж она-то обязательно выйдет замуж, а получилось наоборот. Она умерла молодой…

Пуаро перебил ее:

— Вы говорили, что мистер Томас довольно неожиданно женился.

— Неожиданно? Да это просто бог знает что! Девять дней продолжался скандал. От него никогда подобного не ждали — такой спокойный, робкий, застенчивый. — Старушка остановилась передохнуть. — Помните случай, сделавший переполох в обществе? Миссис Варлей отравила мужа мышьяком. Ее, правда, оправдали. А Томас Арунделл совсем потерял из-за нее голову. Покупал газеты, читал об этом случае, вырезал фотографии миссис Вар-лей. Когда же судебное дело закрыли, наш скромник поехал в Лондон и предложил этой женщине руку и сердце. Томас! Тихий Томас!..

— И чем же кончилось?

— О, она вышла за него. Сестры не хотели признавать ее. Обвинить-их трудно. Томас был этим смертельно оскорблен. Он уехал жить на острова. Не знаю, действительно ли она отравила первого мужа, а с Томасом они жили хорошо. Он пережил ее всего на три года. Осталось двое детей, мальчик и девочка. Тереза и Чарльз.

— Племянник и племянница приезжали проведать тетю?

— Только после смерти родителей стали приезжать на каникулы. Эмили к этому времени осталась совсем одна, они и Бэлла были единственными родственниками.

— Бэлла?

— Да, дочь Арабэллы. Довольно глупая девушка, на несколько лет старше Терезы. Хотя Бэлла ничего из себя не представляла, но вышла замуж за человека с университетским образованием, правда, за иностранца, грека по национальности. Он доктор. Внешности непривлекательной, но с хорошими манерами. Для бедняжки Бэллы и такой муж настоящая находка.

— Супружество счастливое?

Мисс Пибоди прикусила губу.

— Трудно говорить о чужой семье! Впрочем, кажется, они счастливы. Двое детей. Живут в Смирне.

— Но сейчас в Англии, не так ли?

— Да, приехали в марте, а скоро вроде бы собираются назад.

— Мисс Арунделл любила свою племянницу?

— Вы говорите о Бэлле? О, едва ли. Уж очень та глуповата.

— А как относилась мисс Арунделл к мужу племянницы?

— Как к иностранцу…

Пуаро кашлянул.

— Говорят, мисс Эмили оставила хорошее наследство. Мисс Пибоди поудобнее устроилась в кресле.

— Да, оказалось, что она довольно богата. Старик генерал Арунделл оставил очень маленький доход. Часть капитала снова вложили в дело и получили неплохую прибыль. Томас и Арабэлла взяли свои доли, когда отделились от семьи. После того как Матильда умерла, ее деньги поделили Эмили и Агнесса, а по смерти последней все осталось Эмили. Она тратила очень мало, поэтому сумела кое-что накопить, а Лоусон, компаньонка, теперь получила все!

— Разве это вас не удивило?

— Сказать по правде, да! Эмили всегда заявляла, что после ее смерти деньги будут разделены между племянницами и племянником. Это вполне естественно. Какая-то часть слугам, а все остальное Терезе, Чарльзу и Бэлле. Не представляете, что здесь делалось, когда стало известно, что перед кончиной хозяйка написала новое завещание, передав все мисс Лоусон.

— Новое завещание появилось перед смертью?

Мисс бросила на Пуаро быстрый взгляд:

— Думаете о чьем-то влиянии? По-моему, этого не было. У бедняжки Лоусон ни ума, ни воли. Казалось, она сама поражена таким оборотом дела.

— Кто-нибудь оспаривал завещание?

— Тереза советовалась с адвокатом. Пыталась что-то сделать. И меня звали в свидетели, но ничего не удалось.

Сыщик изменил тему:

— Говорят, мисс Арунделл занималась спиритизмом?

Мисс Пибоди внимательно посмотрела на Пуаро:

— Если вы думаете, что дух Джона Арунделла вернулся и приказал дочери оставить деньги Минни Лоусон, то ошибаетесь. Эмили не было дурой, вовсе не походила на других в этом отношении. Например, на сестер Трипп. Вы видели их?

— Нет.

— А встретили бы, так поняли, насколько они глупы. Эти женщины верят всему. Так же и Минни Лоусон.

Пуаро снова попытался переменить предмет разговора:

— Предполагаю, вы хорошо знаете молодого Чарльза Арунделла. Что это за человек?

— Красивый бездельник, и всегда в долгах. Вечно окружен женщинами. Совсем не похож на Томаса. Тот был скромным и старомодным, воплощение честности.

А здесь вмешалась другая кровь. Чарльз за шиллинг или два способен на подлость, никакой морали.

— А его сестра?

— Тереза? Это экзотическое существо, необычная девушка. Она помолвлена с местным доктором. Да вы, наверное, его видели?

— Доктор Дональдсон?

— Вот именно. Говорят, очень сведущий врач. Я бы, будучи молодой, никогда такого не выбрала. Но Тереза знает, что делает. Она далеко не наивна.

— Дональдсон не бывал у мисс Арунделл?

— Иногда приезжал, когда доктор Грейнджер отсутствовал.

— А во время последнего приступа болезни не был?

— Не знаю.

— Мисс Пибоди, вы невысокого мнения о нем как о враче?

— Не совсем так. Возьмем пример: в давние времена, если ребенок объедался зелеными яблоками, получалось разлитие желчи, врач так и называл заболевание, потом отправлялся домой и посылал вам несколько пилюль из своей аптечки. А в наши дни то же самое заболевание именуется сложным латинским названием, рекомендуют соблюдать диету, выписывают те же лекарства, но в красивых упаковках, стоящих в три раза дороже! Дональдсон принадлежит к этой школе, и молодые матери верят им больше.

— А что, есть какой-нибудь особый метод лечения?

— Да, серотерапия, сывороточное лечение. Думаю, что называю правильно. Больной получает определенное количество инъекций, независимо от того, как он их переносит.

— Значит, доктор Дональдсон специализируется на каком-то особом заболевании?

— Не спрашивайте больше, я знаю, что он обычный терапевт. А ему хотелось бы работать в Лондоне, но для этого нужны деньги, он же совсем не имеет средств.

В какой-то миг недовольство промелькнуло в глазках старухи. Заметив это, Пуаро поднялся:

— Больше не могу отнимать у вас время, мисс. Очень благодарен вам за любезность.

— Сообщите, когда напишете книгу, прочту с большим интересом…

Последнее, что мы услышали, уходя, иронический смешок хозяйки.


Версия Пуаро | Безмолвный свидетель | У сестер Трипп