home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Ты – парус

Ровно шуршали по сухому асфальту колеса. Машина легко взлетала на подъемы и потом стремительно, почти со скоростью падения неслась со спусков. От этого появлялось чувство, похожее на невесомость. Теплый ветер врывался в окошко. Он лохматил волосы и упруго отгибал Славкины ресницы.

Город, плавно разворачиваясь, двигался навстречу. Наплывал. Огни наплывали. Множество огней и отражений в бухтах. Город возвращался.

Ровная скорость и ощущение спокойного счастья слегка убаюкивали Славку. То, что недавно произошло, вспоминалось, как ненастоящее. Будто не с ним это случилось. Сон какой-то… Что было?

Ключи сверкнули и улетели, а мама стала снова дергать цепь. И что-то кричала Славке и Тиму. Потом бросилась к вагону.

– Федор Николаевич! Товарищ капитан! Вещи! Ради бога, вещи скорее!

Маме протянули в окно чемодан. Потом сумку. Потом еще чемодан. Мама его не удержала. Он грохнулся, отскочила крышка. Тим бросился подбирать рассыпавшиеся свертки и книги. Кажется, мама сказала, чтобы он убирался, но он не убрался и помогал. А мимо них все быстрее и быстрее катились черные колеса, а над колесами ехали желтые квадраты окон.

А Славка стоял прикованный к бетонному столбу. Цепь отчаянно резала ему бока, а он тихо смеялся.

Мама захлопнула крышку, и они с Тимом подтащили чемоданы и сумку ближе к прикованному Славке.

Мама еще раз дернула цепь и сказала Тиму:

– Сию минуту ищи ключ.

Тим послушно полез в кусты, а Славка, все так же смеясь, сказал, что искать не надо. Надо открыть чемодан. Там в кармане на шортах лежит другой ключ от замка. От цепи ключ. От их с Тимселем яхты.

Потом Славка и Тим затащили «Маугли» на берег, в кусты, и убрали парус, намотали его на гик. Мама в это время что-то беспорядочно говорила пожилому дежурному в красной фуражке. Затем Славка и Тим долго сидели в маленьком пустом зале ожидания, а мама с кем-то разговаривала по телефону. Выясняла, что делать с билетами. Горела яркая лампочка. Мамин голос казался громким, но все равно было тихо.

Хмурый дежурный несколько раз прошел мимо. Он очень осуждающе смотрел на Тима и на Славку.

Славка и Тим сидели рядом. Скамейка почему-то была очень высокая, и ноги не доставали до пола. Тим держал на заляпанных веснушками коленках цепь. Ее концы свисали. Тим качал ногами, и цепь тихо звякала Тим покусывал нижнюю губу и, опустив голову, смотрел на брошенный у скамьи окурок. Но иногда он быстро поднимал глаза на Славку. С какой-то странной улыбкой: и вопросительной, и виноватой, и упрямой.

Славка отвечал таким же быстрым взглядом. А цепь: дзинь, дзинь… Славка держал Тима за локоть. Двумя руками…

А может быть, ничего не было? Мчится машина… Может быть, они с мамой едут в Город первый раз, из аэропорта?

Нет, было! Потому что Тим – вот он, рядом. Он – справа, мама – слева. Славка – посередине…

Мама каменно молчит. Это не очень хорошо, но это не страшно. Теперь все равно, потому что Город возвращается. Он катит на Славку тысячи огней, темные тучи деревьев, цветные вспышки маяков.

И вот уже улицы побежали за окнами машины…

Тим, который молчал всю дорогу, оторвался от окна и тихо сказал:

– Елена Юрьевна, простите меня…

– За что? – сухо спросила мама.

Тим не ответил. Он сидел прямо и смотрел в затылок водителю. Водитель был молодой, кудрявый, как Любка Потапенко.

– За что же простить? – переспросила мама.

– Ну, за то… что я сделал.

Мама усмехнулась:

– Знаешь, это даже нечестно. Просишь прощения, хотя вовсе не чувствуешь, что виноват… Или чувствуешь?

Тим сказал негромко и со вздохом:

– Нет… Но все равно…

– Что все равно?

– Вы на меня сердитесь.

Мама опять усмехнулась:

– По-моему, это для тебя неважно. Тебя другое беспокоит: что будет дальше? Верно?

– Верно, – почти шепотом сказал Тим.– Но то, что вы сердитесь, тоже… беспокоит.

Славка улыбнулся про себя, потому что все это были пустяки. Главное, что они вернулись. Где-то уже далеко в ночи стучал по рельсам поезд. Без Славки, без мамы…

Мама взглянула на Тима, потом на спокойного Славку, опять на Тима и сказала как-то удивленно:

– Самое непонятное, что я не сержусь… Вот в первые минуты, когда поезд ушел, я действительно кипела. Если бы мне было позволено, я бы тебя в тот момент с наслаждением выпорола.

Славка поморщился, ему стало неловко за маму. Но Тим, кажется, искренне удивился:

– Кто же вам не давал? Я на что угодно готов был.

Мама коротко засмеялась:

– А сейчас?

– Что сейчас?

– Тоже готов… на что угодно?

Почти серьезно Тим сказал:

– Ладно. Только не увозите Славку.

Он, значит, еще не понимал! Он думал, что его, Славку, можно увезти второй раз!

Тим повторил уже совсем серьезно:

– Вы со мной что хотите делайте. Только не увозите его… Ладно? Пожалуйста…

Мама долго молчала. Тим ждал. Славка тоже ждал, но без страха, а просто с любопытством.

Мама сказала:

– Тим, ты ставишь меня в безвыходное положение. Я просто не имею права рисковать. Я же не знаю, что ты сделаешь в следующий раз, если мы попытаемся уехать. Вдруг заминируешь туннель или захватишь торпедный катер и обстреляешь вокзал. Или запрешь меня в трансформаторной будке и уморишь голодом…

Славка засмеялся.

– Сдаешься? – спросил он у мамы.

Она сказала без смеха:

– Почти…

Они уже ехали по Якорному спуску.

– Елена Юрьевна, у меня еще одна просьба…

– Это любопытно.

– Можно, я у вас переночую?

– Ты что же, боишься, что я схвачу сына под мышку и ночью сбегу?

– Нет. Нам со Славкой поговорить надо…

– У вас еще будет время, я обещаю.

– Нам сегодня…

– Тебя дома потеряют.

– А я позвонил маме со станции. Когда вы машину встречали.

– Ну и ну! Я вижу, ты все рассчитал… Тим виновато засопел.

– Оставайся, – разрешила мама. – Только не будет у вас разговора. Посмотри, он совсем, спит…

– Не сплю я, – сказал Славка. – Мы всю ночь не будем спать. Верно, Тим?

– Тогда я тебя запру, а ненаглядного Тима выставлю домой.

Тим смущенно объяснил:

– Домой не получится. Мама с Валентиной уехали на дежурство в гостиницу, а у меня ключа нет. Я его выкинул… Вместе с тем…

Мама сказала, что оба они, Тим и Славка, отправят ее на тот свет. В ближайшее время.

– Приехали. Убирайтесь из машины, ироды.

Тим, гремя цепью, полез из кабины…

Они выволокли багаж. Славка подошел к знакомой калитке с чешуйками пересохшей краски. От калитки пахло теплыми старыми Досками. По ней вверх и вниз ползала мохнатая тень от ветки акации – это тихо качался фонарь. Славка потянул шнурок, и знакомо звякнул в доме колокольчик.

Баба Вера открыла калитку и, кажется, очень удивилась. Растерянно стояла на пороге.

– Мы не поехали, – сказала мама.– Они не захотели. Баба Вера пожевала губами:

– Славушка…

Славка щекой прикоснулся к ее вязаной кофте, от которой пахло лекарствами, дымом и горьковатой теплой травой…

В Славкином закутке рядом с диванчиком поставили раскладушку. Свободного места почти не осталось, только узенький проход.

– Спать немедленно, – сказала мама и выключила свет.

И сразу поплыла на Славку темнота с россыпью городских огней, шуршанием шин и фарами встречных автомобилей. И опять мягко закачало Славку…

– Славка, подожди, – попросил Тим. Он протянул с раскладушки руку.

И Славка понял это, на ощупь взял его руку – маленькую, горячую, твердую. Они держали теперь ладонь в ладони. Что еще нужно в жизни?

Но Тим скрипнул раскладушкой и снова сказал:

– Славка, я дурак такой был тогда… днем. Это я со страху. Сам был виноват, а на тебя…

Славку все качало.

– Тим, – сказал Славка, – ты – парус… Помнишь, я говорил? Ты – оранжевый парус. Ты – спасатель… Я думал, что уже все, а ты успел… Ну, что ты бормочешь о каком-то страхе…


Форс-мажор | Трое с площади Карронад | Письмо