home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 36

Странное это ощущение - предчувствие грядущих неприятностей. Оно не проявляется подозрительными резями, фантомными болями или иными пугающими явлениями. Нет, когда нам открывается узенькая лазейка в будущее, это всего лишь мысль, назойливо кружащая в сознании, отвлекающая от остальных забот и настойчиво прогоняющая прочь беспечность. И как же часто такие подсказки отметаются в сторону как глупые, никчемные выверты разума!

Ощущение беды преследовало К'ирсана Кайфата вот уже несколько седмиц подряд. С каждым днем все сильней и сильней он затылком чувствовал нарастающее давление враждебных взглядов, тяжелую неотвратимость сгущающихся над головой туч. Все чаще и чаще он ловил себя на мысли, что вот-вот, сегодня-завтра, произойдет взрыв и на него выплеснется накопленная энергия зла.

И не только случай с эльфом стал тому виной. Встреча с представителем всемирного надзирателя - Нолда - породила множество новых не страхов, но опасений. Весь печальный опыт Кайфата истерично предупреждал о последствиях, которые несет тесное общение с организациями чародеев. Гарташская Гильдия магов научила его осторожности, а уж в человеколюбие Нолда он попросту не верил. Красивые сказки для наивных мечтателей все эти россказни о светлых идеалах, свободе и братстве. Всего лишь пучок сочной травы, которым подманивают безмозглую овцу в загон. С магами общаться стоит лишь на своих условиях и никак иначе!

Но все эти размышления меркли на фоне встречи с Настей. К'ирсан Кайфат, уже забывший свое настоящее, земное имя, отбросивший прошлое и не видящий будущего, вдруг столкнулся с прежней жизнью лицом к лицу. Чужая, малознакомая девушка, превратившаяся теперь в очаровательную женщину со строгим лицом и печальными глазами, вдруг вызвала странную щемящую боль где-то в глубине сердца. Почему-то она показалась на удивление родной угрюмому одиночке, ведущему войну с окружающим миром и самим собой.

- Как же она меня узнала-то?! - вырвалось у Кайфата, и он досадливо поморщился. Вряд ли кто его услышит, но все равно неприятно. Он командир и не должен так погружаться в собственные мысли.

Лейтенант с десятком лучших бойцов вновь следовал в опасную неизвестность согласно воле своего короля. Изображая купца с охраной, направляющегося в Гамзар по торговым делам, он легко пересек границу и теперь верхом на смирном коньке возглавлял маленький караван, пылящий по дорогам Джуги. До города, от первой встречи с которым у него остались не самые лучшие воспоминания и где нашел приют сбежавший бунтовщик, было еще несколько дней пути. И вереница невеселых размышлений, терзающих разум.

Какая же странная прихоть богов, если путь лейтенанта Львов пересекся с тропою жизни Насти. Она беременна, но где отец ребенка, где Олег?! Или они уже расстались?! Так много вопросов… И эта обжигающая, совершенно уж невозможная встреча с незнакомкой из пузыря, на котором они с Даргом бежали из Гамзара.

- Мелисандра. Халине Мелисандра. - К'ирсан покатал на языке непривычное, но давно знакомое имя и усмехнулся. Как все непредсказуемо: то ты униженно стоишь на коленях, то оказываешься невольным спасителем.

На врывающихся в дом бандитов они натолкнулись случайно - просто свернули на улицу, надеясь срезать дорогу к позициям роты, а там уже выбили дверь и вовсю рубились внутри. Положа руку на сердце, никакого желания у К'ирсана ввязываться в очередную схватку не было. У него своя жизнь, у остальных своя. Всему виной проклятое любопытство: если в защите дома нолдского посла он обнаружил лишь слабые следы враждебной магии, то теперь среди атакующих находился ее источник.

Сама схватка не стала для лейтенанта чем-то необычным. Соперников ему там не было, потому он просто прорубил себе проход внутрь, следуя за тонким ветерком враждебного колдовства. И встретил бездушную тварь, чье родство с человеком проявлялось лишь во внешности. Халине Мелисандра назвала ее вампиром, созданием Тьмы. Вот только Тьма там была изрядно смешана с чем-то иным, гораздо более гадким и опасным.

К'ирсан уже встречался с подобной мерзостью и вспоминал об этом с содроганием. Непонятное создание, нечто вроде облака ожившего тумана, пожравшего его напарников-бандитов, вот чья Сила оказалась родственной мощи вампира.

Когда К'ирсан ворвался в комнату вместе со смутно знакомым защитником дома, который молчаливым кивком поблагодарил за помощь, его переполняла ярость и жажда схватки, но первые мгновения встречи с предателем рода человеческого разом прогнали безрассудство. Кайфат сосредоточился и в сражение вступил уже как опытный воин, а не глупый сопляк. Страшный противник всколыхнул память, и сознание, как в Лесу Смерти, растворилось в Пустоте.

К'ирсан сразу разглядел странную связь между сердцем вампира и той частью Астрала, которая именуется Бездной. Сами собой всплыли знания, почерпнутые из медальона, и он сотворил свой вариант Чаши Мрака. Устрашенный противник бежал, трусливо поджав хвост, оставив в разоренной комнате израненного мужчину, тело слуги и трех перепуганных женщин.

«Все-таки странная встреча даже для этого безумного мира», - подумал вдруг Кайфат и вспомнил, как после обморока Насти в комнату заскочил Руал, а следом за ним - разгоряченный боем Терн. Увидев спасенных женщин, друг широко, даже слишком широко улыбнулся и ободряюще подмигнул командиру. Мол, времени зря не теряешь!

И тут же начал сигналить переговорный амулет на шее. Его вызывал прибывший с окраины города маг, сообщив об атаке на позиции роты. И пришлось спешно и довольно сухо прощаться. Разучился К'ирсан душевной вежливости, потому и получались у него не слова ободрения, а словно лязг обнаженного клинка. Согнар аж поморщился, увидев такую картину.

Хозяйка дома в тот момент хлопотала вокруг усаженной в кресло Насти, надавав перед этим по щекам и приведя в чувство свою служанку, которая, как помнил Кайфат, так сильно боялась высоты. В комнату уже поднялись уцелевшие слуги, и какой-то сухонький старичок возился с раненым мужчиной, оказавшимся телохранителем Джеком. Вокруг царила несколько истеричная суета, но Мелисандра все же уделила внимание спасителям. Выслушав слова К'ирсана о срочной надобности, заставляющей их покинуть дам в столь важный момент, она стремительно встала и, открыто посмотрев ему в лицо, сказала:

- Лейтенант! Я, мои подруги, да и все те, кто находится сегодня в этом доме, безмерно вам благодарны. Надеюсь, в пучине воинских забот вы не забудете о спасенных женщинах и найдете время для встречи. Двери этого дома теперь всегда открыты для вас. - На лице, которое К'ирсан впервые видел без вуали, появилась немного вымученная улыбка. - Должны же мы лучше узнать личность героя, не боящегося древних вампиров. Тем более что вы старый знакомый Лакристы. Она сейчас как никогда нуждается в поддержке друзей. Так что сделайте милость, не забудьте о приглашении.

В ответ К'ирсан пробормотал нечто невразумительное о превратностях войны и воле короля, но в ответ получил лишь еще одну улыбку и требовательное: «Лэр Кайфат, я настаиваю!» После чего красавица вернулась к уже начавшей приходить в сознание Насте, а К'ирсан кинулся наружу.

Потом была череда изматывающих штурмов, помощь легионерам, занявшим мост, отступление и новые схватки. Когда это безумие закончилось и основные силы стражи оказались разгромлены или же рассеяны, а к городу подошли с победой королевские войска, у К'ирсана осталась лишь половина солдат, у Скорпионов с Василисками - и того меньше. Бои в столице дались очень нелегко. Затем наступило время парада, когда лучшие легионеры триумфально входили в город, а его Львы, бывшие отнюдь не меньшими героями, в числе многих оседлали крыши и с луками в руках искали в людской толпе убийц.

И новая встреча с молодым, но уже начавшим набирать силу королем! Соседство на этой аудиенции с капитаном эл'Фарутом, прославленным Мастером Меча и опытным командиром, оказалось шокирующим сюрпризом для обоих. Потому и сидели они в Малой приемной, точно совершеннейшие незнакомцы, каждый занимаясь своим делом.

Разговор с Гелидом Рансом не стал чем-то неожиданным - раз уж государь призывает к себе командиров частей, выполняющих особые задания, то и будущий приказ следует отнести в разряд непростых. Ничего нового, разве что Кайфату еще никогда не приходилось убивать кого-либо по заказу короны, да еще в чужой стране. Ну так участь наемника в том и состоит - разить врагов нынешнего хозяина, и нет здесь никакого ореола романтики. Он не королевский подданный, которого в армию ведет долг, он солдат удачи, верный присяге легиону и королю-нанимателю, но никак не государству. Потому и нечего морщить нос и крутить головой! Вот только на наемника списать неудачи или собственные грешки гораздо проще. Не это ли будит мрачные предчувствия?!

И снова мысли возвращаются к Насте и Мелисандре. Зеленоглазая хозяйка дома назвала землянку Лакристой - К'ирсан отметил это, только восстановив в памяти весь разговор. Как и он сам, девушка сменила имя? Не хочет выделяться среди местных непривычным именем? Что же тогда Олег и Наташа с Олесей, как в таком случае поживают они?

Очень странно вновь задумываться о ком-то, кто тебе чуть родней, чем все эти чужаки вокруг. Словно просыпается прежний Ярик, выглядывая из-за личины сурового К'ирсана Кайфата.

- То-то я думаю, что это командир по бабам не ходит, а он, оказывается, вон каких красоток в запасе держит. Да с одной вообще давно знаком! - Как обычно, его догнал Терн и на правах друга принялся тихим ехидным голосом рассуждать о сердечных делах Кайфата. - Хотя нет, отцом ее ребенка ты быть не можешь. Мы тогда под Грумбалем стояли, но, быть может, это старая любовь, а?

К'ирсан на такие подначки лишь сердито огрызался, но, похоже, это еще больше распаляло Терна. В какой-то момент лейтенант клятвенно пообещал устроить товарищу хорошую взбучку, и только после этого тот успокоился. Когда же они достигли пригорода Гамзара, то Кайфат отбросил в сторону все лишние мысли. Выполнению задания короля ничто не должно мешать.

Адрес дома, где остановился самозваный король, удалось найти на удивление просто. Требовалось только купить газеты за две последние седмицы и поискать новости о гражданской войне у большого соседа. Интервью с беглым герцогом оказалось для газетчиков настолько ярким событием, что пропустить его не было никакой возможности.

В статье Орвус Барлонгский много рассуждал о вероломности союзников, о жестокости войск узурпатора Ранса и чести преданных ему - герцогу - дворян. Как обычно и бывает, проигравший говорил много пустых слов и давал немало обещаний, вот только сила в его речи не чувствовалась. Так, жалкие потуги неудачника, брошенного друзьями. Местный писака пусть и упоминал небольшую свиту, но К'ирсан в это не слишком верил. Если кто и остался с герцогом, то только ради денег. Как только утихнет звон фарлонгов, так и эти спутники разбегутся перепуганными хаффами. Но король желал прервать род вечных бунтарей, значит, так тому и быть.

Разведывать обстановку по вычитанному адресу отправились Терн Согнар и еще один боец по прозвищу Жердяй. Сам Кайфат решил около здания пока не появляться - все-таки его лицо слишком приметно, и, чем Тьма не шутит, вдруг найдутся на той стороне люди, которые слышали о королевском лейтенанте с изуродованной рожей. Впрочем, опытный Терн вполне заслуживал доверия.

Вернулись они за полночь, когда К'ирсан уже начал беспокоиться. Пару наблюдателей вполне могли заметить или даже захватить охранники герцога, и тогда все пойдет кувырком! Орвус Барлонгский может сбежать, подготовить засаду или, что вполне вероятно, обратиться за защитой к властям Гамзара… Зверь, настигнутый загонщиками, готов сотворить все что угодно, любое безумство!

- Дом стоит на пустыре, недалеко от недостроенного храма Орриса, - Терн говорил коротко, без своих обычных шуток и двусмысленных фраз. Ёмкий, сухой доклад, ничего более. - На три десятка саженей кругом ни одного здания. Так что незаметно не подойти! Имеется забор в полторы сажени, ворота и две калитки. Каждый вход охраняется парой жлобов в стеганых куртках…

- Откуда знаешь? - прервал доклад лейтенант.

- Так там на карете какой-то толстяк приезжал, вот ему-то калитку рядом с воротами и открывали, - обстоятельно пояснил Согнар и добавил: - Жердяй же следил за черным входом и видел, как слуга выносил мусор. Охранники тогда на глаза и показались. Работу они, надо сказать, знают, обычного в таких случаях разгильдяйства незаметно…

- Опиши мне толстяка! - внезапно потребовал насторожившийся К'ирсан.

Терн недоуменно пожал плечами и умело обрисовал внешность неизвестного. В ответ лейтенант выдохнул сквозь сжатые зубы и помянул Кали. Терн не видел схватку друга с вампиром, иначе сразу бы его узнал. Сержант дал описание той самой твари, с которой Кайфат схлестнулся в доме Мелисандры. Видно, богам угодно, чтобы их бой продолжился!

Не дождавшись от лейтенанта никаких объяснений по поводу его раздражения, Терн продолжил рассказ. Он добавил, что здание двухэтажное, с обширным чердаком, где он бы на месте герцога поместил лучника, а то и двух. Также со двора раздавалось свирепое рычание нескольких цепных скортов.

- Они особенно бесновались, когда этот толстяк прибыл. Я уж решил, что либо цепи порвут, либо сдохнут от ненависти, - высказал мнение Согнар, а Жердяй поддержал его одобрительным ворчанием. Лейтенант же, словно это подтверждало какие-то его мысли, кивнул.

- В остальном дом как дом. Брать придется с наскока, в быстром темпе. Потому как на шум столько стражи набежит… - закончил рассказ сержант и перевел дух. Чувствовалось, как сильно он устал за день.

- Из дома наверняка есть подземный ход в катакомбы. Местные богачи любят этот фокус, - уставившись в темноту окна гостиницы, где они остановились, заговорил К'ирсан Кайфат. - Потому атака должна быть направлена одновременно на второй этаж дома и на подвал. Герцог не должен уйти в подземелья, мы его там просто не достанем. Кроме того, у него на службе вампир…

Последние слова лейтенанта заставили вздрогнуть всех легионеров, оказавшихся в его комнате. Жердяй даже нарисовал напротив сердца небольшой круг - старое Оррисово знамение, защищающее от злых духов и враждебных человеку Сил.

- Штурм начнем следующей ночью. Руал займется скортами, думаю, они для него не представляют ни малейшей угрозы. Пока охранники отвлечены сварой животных, мы подходим к стене и перелезаем на ту сторону, - словно не замечая замешательства подчиненных, лейтенант принялся скупо обрисовывать план предстоящей атаки. - Начнем с центральных ворот, потому что неизвестно, что там, во дворе, а пространство у входа все же худо-бедно, но видели. Впереди пойдут две пары щитоносцев, сзади еще по паре с лестницами. Двое с топорами займут позицию у черного входа. Как только начнется штурм, они ломают дверь и врываются внутрь.

- А как же вампир? - пугливо округляя глаза и почему-то шепотом, спросил Жердяй.

- Да не тряситесь вы как бабы! - внезапно озлившись, рявкнул лейтенант и окинул яростным взглядом солдат. - Вампир - это моя забота. Недавно мы с ним сталкивались, и он бежал. Так что не так страшен упырь, как о нем рассказывают.

Попытка пошутить особенного успеха не имела. Страх перед исчадием Ночи, которым пугают местных детишек, слишком силен, но раз лейтенант сказал, значит, они будут драться и с этой тварью. Другой командир не заставил бы даже помыслить о бое с чудовищем, но К'ирсан Кайфат… Его приказы исполняются без раздумий, уж это солдаты запомнили накрепко. На этом разговор плавно угас, основные детали можно обсудить под вечер следующего дня…

Ночь штурма оказалась на редкость светлой, точно боги решили испытать способности смертных. Ни одно облачко не появлялось на небе, ничто не скрывало желтый взор Ярдиги.

- Все ждем команды, ясно?! - поглаживая возбужденного Прыгуна по носу, шепнул К'ирсан солдатам.

Лейтенант с трудом преодолел соблазн переместить сознание в разум Руала, как он сделал это в Глорте, и самому проникнуть в охраняемый двор. Ведь так можно не только скортов извести, но и с охраной справиться! Остановили его лишь воспоминания о неизбежной усталости, сопровождающей этот необычный фокус, да и понимание, что немало времени уйдет за обратное перемещение. За эти мгновения многое может произойти на поле боя, и каждая упущенная возможность - это шаг к проигрышу.

«Заберись во двор и напади на зверей. Если справишься, то нападай на людей. Запомни: сначала звери, а только потом - люди!» - К'ирсан послал короткое мысленное послание четвероногому другу и получил в ответ согласие и слабый отголосок предвкушения драки. Зверек устал от однообразия, ему хотелось сражаться и повергать противников.

- Вперед, малыш! - К'ирсан опустил пушистого на землю осторожно подтолкнул. Руал стрелой метнулся вперед, а лейтенант повернулся к Терну. - Надеюсь, Рвач и Сухмет уже у калитки.

На какое-то время все стихло, остались только обычные звуки уснувшего города: далекое ворчание скортов, шелест травы на свежем ветру, стрекот насекомых, хлопанье крыльев ночной птицы. Внезапно со стороны дома герцога раздался злобный вой и рычание, после чего послышались звуки драки. Видимо, жарко приходится Ночному Прыгуну, если звериная возня хорошо слышна на таком расстоянии!

К'ирсан прислушался к чувствам Руала и ощутил его упоение схваткой. Перед глазами мелькнула картинка бьющегося в агонии крупного скорта с двумя острыми шипами на лбу и зияющей раной на горле. Но оставались еще двое, которые в бешенстве, роняя пену, с неистовством кидались на гостя из Запретных земель Сардуора. Прыгун был доволен, он получил настоящий бой с сильными противниками. Вскоре лейтенант через зверя понял, что в схватку вмешались люди. Руал даже передал хозяину обрывок ругательств, которыми сыпал один из охранников…

- Пора! - рыкнул солдатам К'ирсан и, подхватив щит, ринулся вперед. Он видит в темноте, так что ему и защищать легионеров с лестницами от стрел врага. Рядом плотной шеренгой бежали Терн и еще пара бойцов. - Быстрей, хфурговы дети!! - поторапливал сержант замедливших шаг легионеров, несущих купленные утром лестницы.

Крики охранников и звериное рычание теперь были слышны всем, а Кайфат в какой-то миг увидел зарывшегося носом в песок еще одного скорта. Задние лапы у него оказались безжизненно вытянуты, а передние нелепо подрагивали. Похоже, Руал как-то добрался до нежного брюха противника.

Наконец рядом выросла громада стены с колючками на гребне. Как только о камень ударила первая лестница, лейтенант птицей взлетел по ступенькам и перемахнул на ту сторону. Терн, взбирающийся по второй лесенке, досадливо крякнул и, рискуя свалиться, ускорил движения. Нельзя оставлять друга в одиночестве против множества врагов.

Когда все солдаты перебрались во двор, то сражаться здесь было уже не с кем. На земле лежали мертвые скорты и их хозяева. Охранники не устояли перед мастерством К'ирсана, один лежал рядом с убитыми животными, а второй был зарублен в спину на крыльце дома. Не обращая внимания на тела, легионеры подскочили к окнам и принялись выламывать запертые ставни. В этот момент возившийся у двери лейтенант отбежал в сторону и, прокричав предупреждение, замер. Ладони образовали небольшую сферу, в центре которой заметалась ярко-зеленая точка. За пару секунд она выросла до размеров очень крупной градины, и К'ирсан швырнул ее в направлении входа. Короткий росчерк изумрудной искры, и громоподобный взрыв разнес дверь в щепы. Герцог не пожалел денег на охранные чары, но против магии командира они не устояли. Взметнувшаяся пыль скрыла вход и рванувшуюся внутрь темную фигуру лейтенанта. Следом, вновь отстав, ринулся сержант Согнар.

Ставни не были защищены магией и быстро подались напору легионеров, но первый же сунувшийся внутрь солдат получил арбалетный болт в грудь и отлетел во двор. Остальные бойцы проявили большую осторожность и сначала осыпали комнату стрелами, а лишь затем полезли внутрь. Доломали калитку и Рвач с Сухметом, тут же вступив в бой с растерявшимися стражами. Одновременная атака опытных, умелых бойцов с нескольких сторон приводила защитников дома в замешательство, порождала неуверенность и страх. За какие-то считаные минуты штурма бой переместился внутрь здания, и солдаты Орвуса оказались зажаты в разных углах дома, не успев организовать достойную оборону.

К'ирсан скользил по коридорам дома мрачным вестником смерти, безжалостно убивая всякого, кто встречался на пути. В бою нет места сожалению, есть одна только цель и средства для ее достижения.

Увернувшись от меча выскочившего из комнаты полураздетого крепкого мужчины, Кайфат подсек ему ноги и, выбив из руки оружие и приставив острие клинка к горлу, потребовал:

- Где вход в подвал?

Услышав, что направо по коридору, сразу за кухней, он равнодушно заколол жертву в сердце. Надо спешить, а оставлять за спиной врага нельзя. И так недалеко звенели мечи и азартно кричали сражающиеся солдаты. Судя по звукам, его бойцы уже прорвались к лестнице на второй этаж и теперь шаг за шагом медленно поднимались наверх. Они не подведут, теперь главное найти герцога. Если раньше бегство самозванца через подземелья казалось лишь мрачным подозрением, замешанным на воспоминаниях из прошлого, то теперь Кайфата переполняла уверенность. Вампир, не чурающийся Древних Сил, не мог выбрать иного пути, кроме городских катакомб.

Сзади приветственно засвистел вновь следующий за хозяином Руал, и, восстанавливая дыхание, прохрипел Терн:

- Куда так гонишь, К'ирсан?! Несмотря даже на устроенный тобой фейерверк, время еще есть. Местные не любят этот район, потому и добираться будут ой как долго!

- Я получше тебя знаю предпочтения гамзарской стражи, вот только спешу не из-за них. Герцог уйти может, - не сбавляя шага и продолжая обшаривать пространство вокруг всеми чувствами, приобретенными в Запретных землях, отстраненно бросил Кайфат и добавил: - Как разделаемся с этим выскочкой, придется заняться твоими тренировками. Такое дыхание впору новобранцу, а не сержанту Львов!

Сдержанную ругань друга лейтенант даже не заметил, они достигли кухни. За дверью напротив кто-то передвигал то ли шкаф, то ли сундук, слышались всхлипывания и сдавленные причитания. Обитатели каморки не желали иметь ничего общего с незваными гостями и предпочли забаррикадироваться.

- Оставь, - придержав за рукав Согнара, уже примеривающегося плечом к хлипкой дверце, К'ирсан словно бы принюхался и указал рукой дальше: - Нам сюда!

Одному ему видимая цепочка магических следов тянулась в темный проем спуска в подвал. Дверь оказалась лишь чуть прикрыта, потому что засов был только снаружи. Столь массивный тяжелый брус больше пристал воротам сторожевой башни, а не на входе в подземную часть здания.

- Надо было узнать, кому принадлежал этот дом раньше, - досадливо пробормотал К'ирсан и толкнул окованную железом створку. Раздался протяжный скрип, способный переполошить даже мертвецки пьяного, и лейтенант ступил на узкую темную лестницу, на другом конце которой виднелся освещенный проем.

Подавив первый порыв метнуться вперед, сохраняя осторожность, Кайфат медленно спустился вниз и замер на пороге большой пустой залы с магическими светильниками под потолком. У дальней стены с каким-то скрытым механизмом возился уже знакомый К'ирсану вампир, а рядом нервно переминались двое. Один из них, как припоминал лейтенант по описаниям, звался графом Тсиленом Льюсаком, а второй оказался мятежным герцогом Орвусом Барлонгским.

Стоя с обнаженными мечами, они то и дело поторапливали своего третьего спутника.

- Барон! Сколько можно возиться?! Убийцы этого сопляка Ранса вот-вот ворвутся сюда, пока вы с какой-то дрянной дверью возитесь! Мне кажется, я уже слышал, как дверь скрипнула…

- Если не ошибаюсь, герцог Барлонгский? Или, правильнее, последний герцог Барлонгский? - С этими словами в подземный зал вошел К'ирсан и приветственно взмахнул обнаженным клинком. - Именем короля Гелида I Ранса вы приговариваетесь к смерти. В позицию, господа!

Появление в подземелье офицера армии ненавистного соперника для Орвуса не стало такой уж неожиданностью. По лицу герцога скользнуло выражение злобного торжества, после чего он спрятал в ножны меч и отцепил от пояса флягу. Его сподвижник Льюсак в этот момент начал обходить врага по широкой дуге, поигрывая мечом.

- Сдохни, мархузов выкормыш! - прорычал лидер бунтовщиков и, выдернув пробку, плеснул в ладонь немного воды. Короткое заклинание, и вот уже в К'ирсана летит тонкая бесцветная игла, сотворенная магией Воды. Ее острие способно легко пронзить человеческую плоть, но лейтенант встретил враждебное колдовство резким взмахом руки, после которого все способные к чародейству увидели на краткий миг небольшую полусферу, закрывшую его от летящей смерти. Герцог успел сотворить три такие иглы, но все они рассыпались водяной пылью о нерушимую стену магии Кайфата.

Ответ К'ирсана оказался молниеносен. Остатки чужих заклятий еще витали в воздухе, когда с вытянутой руки лейтенанта Львов тонким копьем сорвался жгут зеленого света и впился в руку лидера бунтовщиков. Раненый взвыл и отскочил назад, баюкая обожженную конечность. Фляга с тихим стуком упала на пол. Кайфат досадливо поморщился: он метил в сердце, но враг успел повернуться. Рядом уже звенели клинками Терн и граф Льюсак, не забывая обмениваться изощренными ругательствами. Тсилен оказался неплохим рубакой, но все-таки не Мечником, поэтому за друга К'ирсан был спокоен. Да и Руал кружил вокруг бойцов, выискивая возможность для неотвратимого удара. О тылах можно не беспокоиться, главное, самому не оплошать.

- Чхивар!!! Сделай что-нибудь!! - визгливо заорал Орвус, обращаясь к вампиру. Одновременно с его словами толстяк рывком, с громким металлическим лязгом отворил тайную дверь и… издал низкий, горловой, просто нечеловеческий рев в открывшийся зев мира катакомб. По коже пробежали неприятные мурашки, и даже утих звон клинков за спиной. Бойцы прервали поединок, потрясенные произошедшим.

- Герцог, иногда союзники предстают перед нами совершенно в ином свете, не так ли? - с холодной издевкой спросил К'ирсан и сделал шаг вперед.

Возникшей паузой воспользовался Прыгун, чтобы накинуться на Льюсака. Зверь слышал в Мертвом Лесу и не такие звуки, потому ничего не боялся. Раздался крик смертельно раненного человека, и вот уже на камни валится граф, заливая все вокруг кровью из перекушенной артерии.

- Верно, и кукловоды иногда становятся марионетками, - внезапно подал голос барон Чхивар и подошел к грасс Орвусу. Тот странно замер, непонимающе глядя на своего союзника.

- Прекрасная иллюстрация того, как ради власти предаются не только страна и народ, но и сам род человеческий, - презрительно процедил лейтенант и испытующе посмотрел на разом сжавшегося самозваного короля. - Вспомни о чести, прими смерть как человек, а не как приспешник Тьмы!

- Что за бред… - простонал Орвус, но его прервал вампир.

- Это еще как посмотреть, мальчик, кто лучше: я и мои хозяева или твои сородичи. Под пятой подобных тебе мир уже содрогался от боли и ненависти, но ваше время ушло.

- Ба'лран, да что, Тьма подери, происходит?! - рявкнул герцог, но удостоился издевательского взгляда вампира.

- Извини, Орвус, но твоя игра закончилась. У нас тут намечается свой разговор, и ты будешь только мешать! - кривя рот в усмешке и скаля удлинившиеся клыки, барон внезапно ударил сжатой ладонью по шее несостоявшегося короля. На пол упала голова, а из перерубленной шеи фонтаном хлынула кровь. - Кажется, ты пришел за его головой?! Ну так бери ее, пока можешь! - Вампир пнул голову, точно тряпичный мяч, а тело отшвырнул к дальней стене.

- Терн, хватай Руала и бегом отсюда! - мертвым, отстраненным голосом произнес К'ирсан и отбросил в сторону меч. Для этого боя ему понадобится совсем иное оружие.

- Да ты что говоришь-то… - попробовал возразить другу Согнар, но услышал в ответ лишь злое шипение:

- Живо!

Сам К'ирсан ни на что уже не обращал внимания. Он стремительно нырнул в самые глубины Сат'тор, и все многоцветье магических энергий раскрасило пространство. Он не видел врага, но ощущал огненные стрелы его намерений. В глубинах сознания тяжело ворочались океаны энергий, ломая давным-давно поставленные преграды, по жилам текли реки пьянящей Силы, вновь шелестели страницы памяти, выискивая требуемые знания. К'ирсан ясно ощущал приближение союзника вампира, монстра, которого тот вызвал на помощь из самого сердца катакомб. В его разуме пересекались десятки комбинаций новых плетений, пальцы подрагивали от накапливаемой мощи, в прикрытых глазах начиналось непонятное жжение. Внезапно мир слева окрасился кровавыми красками угрозы, и К'ирсан выпустил на волю одно из простых заклятий.

Стоявший у самого выхода Терн все-таки не послушался командира и остался на поле битвы колдунов. Он с изумлением смотрел, как его загадочный друг предстает перед ним могущественным чародеем. Воздух вокруг него уже потрескивал от опасной волшбы, а вампир, некоторое время стоявший напротив с мерзкой ухмылкой, вдруг обернулся столбом тумана, который заскользил вдоль стены, норовя зайти за спину. Не отвлекаясь от странного действа, К'ирсан шевельнул левой рукой, и с его ладони сорвалось копье зеленого огня. Раздался режущий слух визг, на пол рухнуло тело вампира. Изрыгая богохульства, тварь Тьмы откатилась на прежнее место.

Как вдруг все изменилось. Барон вновь стоит на ногах и издевательски ухмыляется, а безучастное лицо Кайфата искажено гримасой ненависти.

- Вижу, тебе знаком мой союзник, мальчик. Не скрою, ты уже набрал немалую силу, вот только как тебе придется по вкусу магия Изначальных? Смертные называют их Силами Древними и Спящими… Встречай одного из их слуг по имени Луръяпхет или Туман Глубин!

С такой исступленной злобой Согнару еще не приходилось встречаться. Вампир ненавидел своего противника столь истово, точно их вражда тянулась тысячелетиями.

- Какой еще, задери его демоны, Туман Глубин?! - удивленно прошептал Согнар и тихо дернулся от боли в ноге. В правую щиколотку всеми когтями вцепился Руал и тихо повизгивал от ужаса. Зверька била мелкая дрожь, он точно знал ответ на вопрос Терна. Сержант перевел взгляд на вход в катакомбы и увидел волну набегающей ряби. А потом сверху излился поток жгучего огня всех оттенков зелени…

… К'ирсан распахнул врата Астрала, и теперь его сознание купалось в волнах этого изменчивого мира. Ученику Шипящего еще никогда не приходилось играть с такими могущественными Силами. Никакие знания тут не могут помочь, они открывают лишь маленькую дверку, а вот обуздать поток могут лишь талант и интуиция. Давно изученные знаки сплетались в целые фразы, которые точно щупальца опутывали окружающий мир, смешивая реальность и Астрал, подготавливая заклинание Изгнания.

Адепт забытой магии не слышал слов вампира, но разом ощутил появление врага, объятия которого оставили на нем отметину седины. Заготовленные силы хлынули в выстроенные каналы, и все его естество чародея задрожало от крика выдавливаемой из реальности твари. Поздно! Врата в Нижние миры уже открыты, и пресс заклятия медленно вытесняет в них чудовище.

Когда не осталось ни следа жуткого существа, только тогда изнемогающий разум чародея отпустил управляющие нити заклятия, закрыв монстру дорогу назад. И в хаосе замелькавших в хороводе Сил перед взором К'ирсана появилась оскаленная морда преображенного Рошага.

«Радуйся победе, червь, и наслаждайся последними мгновениями жизни. День моей свободы близок, жди!» - Восставший из мертвых дракон раскатисто расхохотался и выдохнул в сторону Кайфата облако серой пыли. И тогда ударил шквал взбесившихся энергий, вышли из берегов кипящие реки Силы. К'ирсан закричал…



ГЛАВА 35 | Наемник Его Величества | ГЛАВА 37