home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 28

Встреча с эльфом многое прояснила для К'ирсана. Он впервые увидел в себе слепую, совершенно неконтролируемую ярость. Когда рассудок проваливается в бездонную мглу, где гаснут мысли и чувства, уступая дорогу ненависти. Потоки необоримого бешенства удесятеряют силы, хочется рвать врага голыми руками, вбивать, втаптывать его тело в грязь…

Холодный, бесстрастный в самых безвыходных ситуациях, К'ирсан Кайфат сохранил контроль над самим собой лишь благодаря Терну. Верный товарищ, прошедший вместе с командиром сквозь кровь и смертельную магию, уже давно привык замечать ту тень сильных чувств, что иногда проскальзывала в глазах нелюдимого лейтенанта. Вот и тогда, почуяв неладное, Терн шагнул вперед и легонько сжал руку К'ирсана чуть повыше локтя - Кайфат сам показывал эту точку.

- Лэр лейтенант, прошу простить меня, но какие распоряжения будут насчет… - Совершенно бесцеремонно вмешавшись в разговор начальства, Терн Согнар теперь нес нескончаемый поток какой-то чуши, стараясь заполнить паузу, хоть как-то отвлечь внимание от руки командира. Если он правильно все нажал, то она должна зверски болеть!

Он все-таки добился своего: налитые кровью глаза лейтенанта обратились на него, едва не заставив пошатнуться от изучаемой ненависти. Секунда, и вот уже бешенство сменяется гневом, изумлением и пониманием.

- Сержант Терн Согнар, вы что себе позволяете?! Кажется, повышение вашего звания было чересчур поспешным! - шевельнув локтем, командир стряхнул руку Терна и заговорил жестким тоном, чеканя слова: - Следовало бы дать вам плетей, дабы субординации поучить, но у нас каждый человек на счету. Потому сто отжиманий, сорок кругов вокруг лагеря и еще сто отжиманий. Сержант Рвач проследит за исполнением. Ясно?!

- Да, лэр! - выпучив от усердия глаза и скрыв облегчение, заорал Терн. Конечно, придется попотеть, но главного он добился - лейтенант встряхнулся и если не успокоился, то хотя бы вновь себя контролировал. Сержант трусцой побежал исполнять приказ.

- Прошу простить моего подчиненного, но он прежде всего солдат, а их манерам не учат! Да и мне кажется, что главное, каков ты в бою. Врагу нет дела до твоих манер! - Теперь голос К'ирсана был сух, может даже излишне, но незнакомый человек заметить неладного не должен. Человек не должен, но как быть с эльфом?

Длинноухий молчал, бесстрастно наблюдая за разговором двух людей. И не скажешь по его лицу, как он оценил разыгранную здесь сценку. Разве что теперь К'ирсан всей кожей ощущал его пристальный взгляд. Вот с гонцом все понятно: прилежный служака, с сожалением смотрит вслед Терну, во взгляде осуждение пополам с сочувствием, а вот житель лесной страны ой как непрост!

Все это Кайфату пришлось обдумывать уже во время предельно вежливой беседы с ненавистным эльфом, в которой тот объяснял причины своего прибытия в отряд Львов. Коротко, по-военному четко он обрисовал сложившуюся на политическом поле ситуацию. В схватку вступили новые силы, и весь ход войны претерпевает теперь забавные метаморфозы. На стороне узурпатора Орвуса - могущественный Нолд, пока еще не вступивший в войну открыто, но предоставляющий услуги советников и некоторые военные технологии. Покушения на жизнь короля следует считать досадными недоразумениями, и теперь можно утверждать, что о гораздо более весомых аргументах, чем убийцы, островитяне не вспомнят. Хотя это верно только при условии быстрой победы законного короля Зелода.

На стороне же Гелида I Ранса выступают известные поборники дела Света - Перворожденные. Вмешиваться напрямую более, чем того требуют обстоятельства, Совет князей Маллореана не собирается. Хотя на помощь королевским войскам и придут несколько сотен эльфийских воинов, а отряды Львов уже сражающиеся с хитрым врагом, усилят такими же советниками.

На этом новый офицер завершил рассказ и с ходу перешел к своим обязанностям - начал давать советы и задавать вопросы.

- Лейтенант, не могли бы вы обрисовать общую структуру вашей, не совсем обычной, насколько мне известно, роты? - спросил эльфийский воин, сидя в палатке К'ирсана. Сюда они пришли почти сразу после встречи и теперь расположились за небольшим складным столом.

- Кстати, вы так еще не сказали, как вас именовать, лэр советник, - со слабо хрустящим ледком в голосе заметил Кайфат.

- Можете называть Тимурисом, - отрезал длинноухий, продемонстрировав пренебрежение обыкновенной вежливостью.

- Ну что ж, лэр Тимурис, с нашим отрядом все просто. Обычный, штатный состав роты расширен за счет еще двух взводов и одного мага. Последний факт поднимает нашу уже и не совсем даже роту до уровня какого-нибудь захудалого полка. - К'ирсан хмыкнул, вдруг подумав, что, не усыпи он Руала, тот мог бы, пожалуй, и на нового офицера роты кинуться. А уж бодрствуй он в момент, когда его хозяин так позорно сорвался, то Тимурис уже валялся бы с порванной глоткой. Вслух же лейтенант сказал: - Круг задач, которые ставятся перед нами, весьма широк и охватывается одним словом - война. Все отряды, что ступили на земли, верные королю, - вражеские, и требуется их безжалостное уничтожение.

- И как же вы узнаете, где враг? - едва заметно улыбнулся эльф.

- Разведка, как же еще?! - удивленно воскликнул К'ирсан. - Несколько пятерок постоянно находятся в дозоре, за сутки обходя пару-тройку сел в своем районе. Стоило пустить слух, что новый король сгоняет крестьян с земель, продавая баронам, как у нас теперь полно добровольных помощников. Да и рассказы об отравленных колодцах и выжженных деревнях способствуют росту верноподданнических чувств. Пропаганда - сильная вещь.

Внезапно лейтенант заметил, как в глазах Тимуриса блеснуло легкое презрение.

- Что-то не так? - жестко спросил командир Львов.

- И вы развернули столь активную деятельность из этого самого лагеря? - неуважительно фыркнул новый советник.

- Разумеется. Есть некоторая надежда, что найдется кто-то умный и попытается нас вычислить. Полноценную облаву провести не смогут, а с таким же отрядом справимся, благо давно к этому готовы, - пояснил К'ирсан. - На пару верст впереди по лесу раскиданы секреты, в задачу которых входит именно обнаружение врага.

- Ну что ж, верю, что система продумана, но надежней было бы… - начал Тимурис, но лейтенант его перебил:

- Да, гораздо надежней каждую седмицу кочевать с места на место, но как я тогда буду тренировать людей? Тут не все меч-то держать умеют, а уж про то, как в засаде сидеть, и не слышали ни разу! - презрительно бросил Кайфат и прошел к небольшому ящику напротив входа в палатку, откуда принялся извлекать небольшие свертки. - Ужинать будете?

- Кстати, а откуда у вас такие навыки, можно поинтересоваться? - Не обратив внимания на предложение, Тимурис пристально посмотрел на собеседника.

Кайфат сухо рассмеялся, после чего вернулся за стол с оплетенной лозой бутылкой и свертком с копченым мясом и хлебом. Ну как объяснить этой ушастой твари, что он год только тем и жил, что скрывался от всяческой смертоносной мерзости в одном примечательном лесу. Точнее, он только потому и жив, что научился скрываться. Да и стоит ли давать объяснения?

- Спросить можете, вот только каков будет ответ… - глядя в глаза Тимурису, ухмыльнулся К'ирсан. - Точно ужинать не будете?

Эльф наглость стерпел, но непохоже, что она пришлась ему по вкусу. Красиво очерченные ноздри гневно раздулись, глаза сверкнули, на этом внешние проявления его чувств и закончились.

- Сколько у вас воинов, способных выдержать схватку с подготовленным отрядом? - деловито, вновь подчеркнуто нейтрально спросил Тимурис.

Кайфат мысленно прикинул и тут же ответил:

- Три десятка будет. Но это с сержантами, капралами и самим. И смотря какой враг будет перед нами. Безликим они не противники, да и против обычных частей Наказующих тоже поостерегся бы выставлять.

- Ах да, наслышан! Весь Фиор бурлит от разговоров о покушении и ловком герое. - Насмешки в голосе длинноухого слышно не было, однако почему-то К'ирсан упорно пытался ее найти. - Но там вряд ли будет больше одного воина от Наказующих. В самом худшем случае трое. Эти, как бы советники Нолда, будут в отряде, который должен доставить множество неприятностей гарнизонам верных Рансам крепостей. Это не баронские наймиты, Орвусу нужна не выжженная, а покорная страна. Потому он и постарается убрать помеху в виде некоторых фортов.

- Восставшие готовят наступление? - подобрался Кайфат.

- Наверняка, а эти пусть и небольшие, но зубастые гарнизоны будут мешать стремительному броску на восток.

- А если армию Орвуса еще поддержат бароны на юге… - продолжил мысль К'ирсан.

- Верно! Наступление с Морзита остановилось, и часть войск давно переброшена в Сумат… Король знает об опасности, и принимаются все необходимые меры, но наша задача отбить удар противника по форту Кинзал. - Эльф развернул карту и указал на точку в ста сорока верстах юго-восточнее Равеста.

- Ведь отряд этот, как я понимаю, не один. У остальных цели известны?

Эльф кивнул и отметил еще две точки. Одной из них оказался замок герцога Лукарта Аларийского, известного своей преданностью Рансам, а другой - небольшая крепостица, защищающая город Сивал. Обе цели находились слишком далеко от лагеря отряда К'ирсана, и прикрывать их наверняка придется другим.

- И на облаву не хватит сил теперь уже у нас. По лесам рыскать просто некому, - задумчиво протянул Кайфат. - Легионеры не егеря, к лесу непривычны.

Ответа советника он не ждал, и так все понятно.

По словам эльфа, идеальным местом для засады было небольшое скопление холмов в паре десятков верст от Кинзала. Они с К'ирсаном тогда всю ночь прокорпели над не самыми точными картами, перебирая подходящие тропы, причем больше приходилось рассчитывать на память эльфа, который, похоже, если и не исходил их сам, то точно слышал о них от других. Теперь следовало опередить вражеский отряд и подготовить встречу. Вот и надо было двум десяткам бойцов отматывать гигантские концы, стремясь успеть к сроку.

Пусть Тимурис и ожидал прихода вражеского отряда в тридцать мечей, но не мог же лейтенант оставить роту без командиров! В лагере из опытных командиров остались два сержанта и пятеро капралов. Терна и Рвача К'ирсан взял с собой. По-всякому может сложиться, и иметь верных товарищей за спиной не помешает.

Перед самым отправлением К'ирсан поблагодарил Согнара зa помощь с эльфом. Ведь не сдержись он тогда…

- Да ерунда это все, К'ирсан. Перед тобой у меня такой долг, что искупить его одной жизни не хватит. - Насмешливый Терн говорил эти слова со страстной убежденностью. - Ты лучше скажи, с чего это так на длинноухих взъелся? Ведь не Тимурис сам по себе тебя так взбесил?

Кайфат хлопнул друга по плечу и пообещал:

- Наступит время, и ты все узнаешь! А пока слишком рано для такого разговора. Я сам еще не во всем разобрался.

- Ха, ну и ладно! Только ты же знаешь - память у меня хорошая. Обещания не забываю! - рассмеялся сержант и, внезапно посерьезнев, спросил: - А что это за охота на стаю хищников намечается?

Услышав подробности, легионер недоуменно поинтересовался:

- А что, нельзя было взять их после атаки на форт? Чем гоняться по лесам, проще поставить вокруг несколько отрядов, и, как только эти двинут обратно, загнать их в мешок. Или же начать преследование именно оттуда… Зачем столько лишней суеты?

- Ты так уверен, что предупрежденный гарнизон устоит под ударом? Может быть, даже точно знаешь, какое именно оружие они применят? Ведь с Нолда станется передать какой-нибудь артефакт, применить который можно за версту от жертвы. - К'ирсан сам долго думал над этим вопросом, если уж эльф предпочитает во многом отмалчиваться. - Зачем вообще будет нужна погоня, если форт падет!…

Этот разговор остался позади, но у Терна имелись и другие вопросы. Во время короткой передышки, когда К'ирсан скомандовал привал, сержант подошел к командиру и, присев рядом, заметил:

- Это ведь что получается, на той стороне кто-то эльфам помогает? Если уж они про этих нолдских выкормышей узнали.

- Верно, есть там предатели! - буркнул К'ирсан. - Негодяи.

У Терна округлились глаза:

- Да ты что, лейтенант! Они ж и нам хорошо делают. Если б не эти люди…

Вот это Кайфата проняло, прогнав равнодушие и заставив повернуться всем телом к товарищу. Лейтенант свирепо зашептал:

- Запомни, Терн, они помогают не нам, а эльфам. И если сегодня они наши союзники, завтра точно так же станут врагами. Значит, те доброхоты идут против собственного народа, продаются чужакам. Недостойно это, мерзко!

Сержант надолго тогда задумался, оставив командира в покое, а потом стало не до разговоров. Они все-таки успели и первыми пришли к холмам.

Излазив все вокруг, К'ирсан заметил мрачному Тимурису, что в этих проклятых холмах можно полк незаметно провести - столько здесь неприметных ложбин, зарослей кустарника и звериных тропок.

- Что вы предлагаете? - с раздражением поинтересовался эльф. И куда делось все его равнодушие? Похоже, он на что-то надеялся, пока шли сюда, а теперь все его чаяния пошли прахом.

- Мне видится один выход - заставить их самих прийти в нужное нам место. Подготовим засаду, а затем воспользуемся приманкой, - К'ирсан улыбнулся, но, как всегда бывало при разговоре с жителем Маллореана, в глазах таился лед. - Мы вдвоем постараемся так их обидеть, что они просто обязаны будут за нами погнаться. Придется, конечно, рискнуть, но иного пути нет.

Размышлял Тимурис недолго, искоса посмотрев на лейтенанта, он по-человечески тряхнул головой и согласился.

- Мне придется узнать точно, где находятся эти лазутчики, - предупредил эльф. - Знаю, что еще далеко, но вот где…

В советника уперся тяжелый взгляд К'ирсана. Вокруг разом похолодало от невысказанных угроз.

- Я хочу увидеть, как именно это произойдет! - Кайфат словно выпустил наружу самый краешек своей неудержимой ярости, и красивое лицо эльфа чуточку утратило беспристрастность. Длинноухий оказался не готов к столь внезапному перепаду настроения командира роты. - Мне не нравится непонятная волшба под носом у противника.

- Хорошо, человек. Ты увидишь один из секретов моего народа, но только ты! - неожиданно легко согласился Тимурис, что сразу же снизило ценность этого самого секрета. Хотя, быть может, лесной воин просто считал любого смертного если и не глупцом, то уж невеждой точно.

Пока К'ирсан показывал воинам их позиции, отдавал приказы и назначал командиров, Тимурис искал подходящую площадку для обряда Поиска. Как ни странно, но человек управился первым и вскоре уже ходил молчаливой тенью за Мрачнеющим Перворожденным. Искоса поглядывая на советника, Кайфат вдруг понял, что тот еще просто мальчишка. Так же смущается, теряется с ответами, не знает, как реагировать на некоторые действия К'ирсана. Обычный пацан, пусть и старше по возрасту, чем сам лейтенант, но никак не по духу. И как же он отличается от восьмерых эльфийских князей… При этом воспоминании лицо командира роты Львов перекосила болезненная судорога. Нельзя подобное вспоминать, просто нельзя. Оставшийся в лагере раненый Руал, почувствовавший настроение такого далекого хозяина, встрепенулся на своей подстилке и с яростью засвистел. Сержант Ясин Шлях, тайком от хозяина зверя принесший тому поесть, вздрогнул и успокаивающе забубнил. Прыгуна не только любили, но и побаивались.

- Стой здесь, человек. И никуда не отходи! - с величественным презрением на лице бросил эльф лейтенанту Кайфату и указал на край небольшой прогалины. Называть командира роты иначе, чем презрительным «человек», он теперь отказывался. В его устах это звучало как обезьяна, причем обезьяна грязная, завшивевшая и с разумом слизня. Только вот сквозь броню холодной ненависти такое отношение пробиться не могло. Просто есть искры огня, а есть лесной пожар, и сравнивать их нельзя. Слишком разные величины.

К'ирсан Кайфат безропотно встал где приказано и, скрестив руки, принялся наблюдать, будто каменное, бесчувственное изваяние. Эльф пару раз глянул на навязавшегося зрителя, но промолчал. Да и подготовка к действу отняла все его время и внимание.

Встав на колени, молодой Перворожденный принялся увязывать траву в замысловатые косички, не вырывая ее притом из земли. Через некоторое время у него получился сложный замкнутый узор, напоминающий довольно уродливый кривой глаз. Взмахнув руками, стряхивая напряжение, молодой воин запалил небольшой костерок. Как только огонь разгорелся, Тимурис кинул в него три свежесорванных цветка и уронил каплю воды, после чего запел довольно красивый гимн на своем языке. Почти мгновенно прогоревший костер породил низко стелющееся облако дыма, втянувшееся в глаз из травы, точно воронку… И вот дальше К'ирсан следил с гораздо большим интересом.

В такт словам заклинания эльфа на полянке мазок за мазком формировался рисунок голубоватой магической конструкции. Напоминала она искрящегося толстобрюхого жука в локоть ростом и без лап, но зато со стрекозиными крыльями. Жук переливался фиолетово-голубыми красками с золотистыми прожилками в крыльях и рвался в небеса. Песнопение смолкло, и тут же от Тимуриса к невидимому обычным зрением энергетическому конструкту перетек ручеек знаков-ощущений. Мгновение, и творение воина Маллореана пропало, а Кайфат ощутил легкий толчок Астрала.

«Демон меня задери, это же нечто вроде астральной ищейки», - мысленно воскликнул К'ирсан, изучая схему.

Ждать возвращения создания пришлось недолго - никак не больше минуты. Новый толчок возвестил о его возвращении, ответное послание, и все, конструкт рассыпался. Кайфат тут же вернул себе обычное зрение и успел увидеть, как изображение глаза на траве коротко мигнуло.

- Они в десятке верст отсюда. В балке, которую вы, люди, называете Рогатой, - сказал эльф, отцепляя от пояса флягу с тягучим и одуряюще пахнущим травяным настоем, а подсмотренное послание астральной ищейки внезапно развернулось в голове К'ирсана изображением этой самой балки и цепочкой размеренно шагающих воинов. Один из них в неотличимых от остальных грязно-зеленых куртке и штанах явно к чему-то прислушивался. Рядом с беспокойством смотрели двое других.

«А вот 'и маг. Быстро он ощутил внимание к собственной персоне, быстро. И идет не во главе отряда, а гораздо ближе к середине. Разумно, очень разумно», - рассудил Кайфат и уже вслух равнодушно бросил эльфу:

- Теперь показывай направление!

Взгляд, которого он удостоился, нельзя было назвать доброжелательным. Очень многое обещали раскосые зеленые глаза эльфа, но вот только мрачные глубины человеческого взора сулили не меньше. Только потом, в другое время…

… Бежать звериными тропами следом за опытным проводником не то чтобы легко, но и несравнимо с надрывным броском сквозь цепкий кустарник, сросшиеся ветви и скрытые лесным мусором ямы. Знай себе переставляй ноги да слушай окружающий мир, ловя малейшие проблески угрозы. Можно еще для достижения нужного ритма краем сознания читать стихи или даже пытаться петь песни. Нет, не вслух, лишь мысленно обкатывая слова и вторя им, задавать нужный ритм движения.

По холмам - круглым и смуглым,

Под лучом - сильным и пыльным,

Сапожком - робким и кротким -

За плащом - рдяным и рваным.

Неожиданно возникло чувство близкой опасности, и К'ирсан резко остановился. Уже собравшись подать знак эльфу, он наткнулся на удивленный взгляд длинноухого. Тот тоже только остановился и теперь оглянулся на спутника.

Жестами показав необходимость сойти с тропы, Тимурис закутался в свой необычный плащ и беззвучно скользнул в сторону густых зарослей орешника, где затерялся в зелени. Кайфат завистливо цокнул языком - у него такого одеяния не было. Сам он пробежал пару саженей вперед и хищной сардуорской белкой взлетел на высоченное дерево. И он тоже не потревожил тишину леса. Внимательно следящий за ним эльф видел, как стремительно метнулась в вышине крупная тень, пару раз качнулись ветви, и все, человек пропал. Подобная ловкость послужила для Перворожденного еще одним признаком происхождения людей от обезьян - мерзких тварей из джунглей страны Хань.

Источник беспокойства, заставивший воинов столь стремительно укрыться от чужих взоров, появился не на тропе, а саженях в десяти правее, где деревья росли чуть реже. Между стволами замелькали человеческие силуэты - настороженные, опасающиеся каждого подозрительного шороха воины. Один… Два… четыре бойца с короткими луками в руках.

Передовой дозор и, похоже, что идут параллельно движению основного отряда! К'ирсану сверху фигурки казались не слишком опасными, нелепо-смешными с их глупой и бесполезной суетой. Какое обманчивое впечатление! Опытный стрелок снимет его с ветки первым же выстрелом.

Внезапно группа внизу остановилась, и Кайфат заледенел, обратившись в безжизненную глыбу льда - без мыслей и чувств, даже дыхание замедлил в десятки раз… Все опасения оказались напрасными - человек внизу активировал браслет на руке и проговорил несколько слов. Дождавшись ответа, вражеский командир взмахнул рукой, и его бойцы возобновили движение.

«Надо нападать! Пока до следующего сеанса связи есть время, надо нападать!» - мелькнула мысль у К'ирсана, прямо пол деревом которого проходил один из воинов. Если бы эльф догадался выстрелом снять обладателя браслета, то можно было бы рискнуть с остальными.

Тимурис догадался. Не успела свистнуть первая стрела, как Кайфат уже метнул тело вниз. Извиваясь в воздухе, будто сброшенный с крыши кот, лейтенант Львов ухитрился не только приземлиться на ноги, но и выхватил в полете меч. Гася инерцию, он откатился по жухлой траве под ноги на миг опешившего солдата и снизу вверх вонзил клинок ему в горло. Резкий прыжок в сторону, и лезвие меча опускается на падающее навзничь тело второго - эльф успел первым. К'ирсан оглянулся и увидел остальных вражеских бойцов, убитых длинноухим советником.

Не тратя ни секунды на размышление, лейтенант подлетел к телу командира уничтоженного дозора и принялся обшаривать карманы и пояс. Ничего примечательного обнаружить не удалось: ни денег, ни каких-то солдатских безделушек, ничего такого, лишь необходимые в походе вещи. По браслету Кайфат лишь пробежал пальцами да ощупал магическим зрением - довольно замысловатая штука для обыкновенного амулета связи. Некогда разбираться, но вполне возможно, что командир основного отряда всегда знает о состоянии носителя этого артефакта, а также где он в данный момент находится. Вполне логичное предположение, так что следовало спешить.

Коротко, но мелодично фыркнув, явно подражая какому-то зверю, Тимурис привлек внимание человека и показал жестами, что сейчас надо бежать на северо-запад и по крутой дуге заходить в тыл лазутчиков. Лейтенант, кивнув, пружинисто вскочил и припустил в указанном направлении. Нолдским советникам следовало охватить место гибели дозора с двух флангов, оставив сильный и готовый отступить центр. Вообще все зависело от конкретных приказов пробравшимся в тыл врага солдатам. Они могли и отступить по запасному маршруту, петляя и путая следы, как раненые звери, сбивая возможную погоню с хвоста.

Соблюдая осторожность, воины последнего Ранса обошли врага и залегли. Теперь следовало подобраться вперед и изучить расстановку сил, а там… там видно будет. Пригибаясь, где на четвереньках, точно дикие звери, а то и вовсе припадая к земле всем телом, они крались вперед. Две тени, два убийцы, двa готовых к битве клинка.

Найти затаившегося противника оказалось легко - солдаты, хоть и старались сидеть тихо, но делали они это только в меру своих довольно скудных способностей. Хотя разве можно правильно натаскать бойцов за срок, даже меньший сезона?! Укрывшись за корягой, К'ирсан напряженно вслушивался в лес, ища врага. И если обычные вояки самозваного короля обнаружились почти сразу, то две призрачные тени с Нолда едва его не провели. Один почти слился с раскинувшимся рядом ветвистым дубом, а второй укрылся в низкорослом кустарнике саженях в двадцати где-то впереди, да так ловко, что его выдала лишь слабая дисгармония с тихим биением растительной жизни. Этот второй наверняка маг!

С грацией охотящегося мархуза К'ирсан отполз назад и перебежал к эльфу, который залег за поваленным трухлявым деревом.

- Как выглядит эта вещь? - прижав губы к уху советника, зашептал лейтенант.

Тимурис медленно к нему повернулся и, не скрывая досадного удивления, прошептал:

- Когда догадался?

Кайфат ухмыльнулся и едва слышно ответил:

- Сразу! Служил один раньше в Кинзале, вот мне схему фортификации и набросал… Без артефакта форт не взять. Так как?

Эльф зло ощерился, показав идеально ровные зубы, и пальцами изобразил небольшую, в ладонь размером, коробочку. Затем, немного подумав, сказал: «Маг»! Кайфат понятливо кивнул и принялся короткими фразами обрисовывать довольно безумный план нападения. Смысл его сводился к внезапному обстрелу эльфом засевшего в кустах чародея и разместившихся вблизи бойцов, а также к фланговой атаке самого К'ирсана. Кайфат делал ставку на высочайшее стрелковое мастерство своего спутника и на собственную ловкость в играх с клинком, быстрые ноги и удачливость. Видимо, Тимурис был таким же безумцем, если согласился без особых возражений.

Слишком долго тянуть с нападением не стоило, потому как с минуты на минуту должны вернуться бойцы, посланные выяснить судьбу пропавшего дозора. Тимурис с Кайфатом выделили им на проверку местности и возвращение аж двадцать минут, но прошло уже больше половины этого времени.

Эльф расположился за деревом примерно в двадцати шагах от мага. Вытащив из колчана пять стрел, он прижал их мизинцем и принялся отсчитывать удары сердца. Лейтенант попросил начать стрелять через сто восемьдесят ударов, а такую просьбу следует выполнить - человек должен успеть занять свою позицию.

Пора. Тимурис вздохнул и, погрузившись в близкое биение человеческих сердец, начал смертельный отсчет… Один шаг, и первая стрела срывается с тетивы, устремляясь в гущу кустов. Стремительный рывок в сторону, новый выстрел и возврат на прежнюю позицию, да так, что в полет уходят еще две стрелы. Чужие сердца на миг спотыкаются и тут же заходятся в суматошном ритме. Два тела валятся на землю, а перед кустарником сгущается в нерушимую стену воздух и ослепительно белая стрела огня врезается в дерево слева от стрелка. Грохот взрыва, во все стороны разлетаются обломки дерева, медленно кренится могучий ствол, а стремительный Перворожденный уже бежит вправо, вновь стреляя по опасному врагу и вытаскивая новые стрелы. Из-за деревьев с искаженными яростью лицами выскочили двое солдат с короткими арбалетами, и Тимурис, не целясь, пустил одновременно три стрелы. Один лазутчик отлетел назад с тонким древком в плече, а второй распластался на земле - одна из стрел прошла прямо у него над головой. Короткая стрела его арбалета улетела куда-то вбок. Этот несколько секунд неопасен, и советник Львов вновь выстрелил в сторону мага. Теперь можно подумать и о бегстве. Вокруг уже замельтешили силуэты вражеских лучников и арбалетчиков, сверкнули мечи. Эльф зайцем метнулся вперед и в сторону, после чего заметался между деревьями. Сейчас главное оторваться хотя бы десятка на три саженей!…

… Когда полетели первые стрелы, К'ирсан немного замешкался и потому едва не позволил вражескому чародею ударить магией второй раз. Как он и рассчитывал, после первого же выстрела колдун сотворил перед собой незримый щит и только затем ударил заклятием. Постоянно движущийся и притом метко стреляющий противник заставлял осторожного мага больше думать о защите и оттого чуточку запаздывать с ответом. Но опоздай Кайфат еще на пару секунд, и все планы покатились бы в Бездну.

Внезапность, с которой лейтенант Львов подскочил к троице воинов, защищавших чародея, стала для них смертельной. Отвлекшись на бой впереди, они слишком поздно увидели смазанный силуэт приближающегося убийцы. Первый охранник-неудачник, бестолково уставившийся на внезапно появившееся К'ирсана, получил сильный удар в основание верхней губы и завалился назад никак не меньше чем с сотрясением мозга. Второй же, успевший развернуться на шум, заработал мощный удар кулаком со слабым выбросом энергии в сердечное сплетение. Здесь не помогла бы и кольчуга, но у Кайфата чуть смазалось движение, потому тело солдата всего лишь со сломанными ребрами отлетело на третьего и сбило того с ног. В то же мгновение лейтенант припал на одно колено, пропуская смертельный вихрь энергии над головой, после чего рывком метнул тело вперед и вонзил короткий кинжал на палец выше кадыка чародея. Левая рука подхватила прямоугольную сумку, висящую на шее чародея, а вырванный из раны кинжал одним движением перерезал кожаный ремень. Вражеский советник еще пытался что-то делать, когда К'иреан вонзил клинок ему в сердце.

А теперь скорей бежать! В этой сумочке слишком ценная вещь, без которой вся спланированная врагом вылазка становится бессмысленной. Так что либо нападения теперь вообще не будет, либо начнется долгая погоня по лесу за дерзкими убийцами, которая обязана завершиться между холмами, где уже много часов сидят в засаде лучшие бойцы роты Кайфата. Но для этого надо бежать не только быстро, но и с умом, чтобы не поймать стрелу, шальное заклятие или же не нарваться на клинок в одном шаге от победы.



ГЛАВА 27 | Наемник Его Величества | ГЛАВА 29