home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 14

Как оказалось, Аврас Чисмар очень не любил войну, не любил даже больше, чем сладкоголосых певцов-извращенцев и вампиров. Его взгляд на это явление человеческой цивилизации (как, впрочем, и нечеловеческой тоже!) был сугубо практическим - мешает ли эта возня с кровью, клинками, грабежом и мародерством, беспрестанными нападениями на путников лично ему или нет. Выяснилось, что эта конкретная война очень даже мешает представителю Тлантоса.

В мирное время путь до Примкенса вряд ли занял бы больше седмицы, причем в относительном комфорте и без особой спешки. Но то в мирное время! Теперь дороги в Сумате оказались забиты войсками, двигавшимися к берегу Оленди, - наступление на Зелод, ослабевший за последние годы бездарного правления Рансов, следовало развивать, а это, естественно, требовало новых солдат и припасов.

Вот и пришлось магу Тлантоса пробираться окольными путями, где самой Кали впору заблудиться, не особо рассчитывая на пополнение дорожных сумок свежими продуктами и смену лошадей. Да и на трепетное отношение местных жителей к чужой жизни также не следовало уповать. Особенно если учесть, что не все эти самые жители могли похвастаться разумом или крохами гуманизма. Те глухие лесные дороги, по которым теперь передвигался колдун, словно нарочно проходили мимо лежбищ самой разнообразной нечисти. Твари, давно изничтоженные на всем остальном Торне, здесь ощущали себя будто в заповеднике. Хозяевам местных земель было не до судеб поданных, страдающих от происков древних чудовищ, у них всегда находились дела поважней - война с соседом например.

Вот и приходилось Аврасу держать наготове заклятия из арсеналов низшей некромантии в надежде, что какой-нибудь жяк или двунос будет так любезен, что объявит о решении напасть на одинокого путника торжествующим ревом. Правда, к счастью, столь могучих представителей нечисти прошлых эпох ему встретить не довелось, но вот пара иглозубов, семейств лесных нюхачей и один призрак невинно убиенного насильника и убийцы дорогу магу заступали.

Ко второму дню пути по «гостеприимному» Сумату Чисмар ненавидел весь мир, а его лошадь находилась на грани помешательства. Масла в огонь щедро плеснула встреча с дружелюбным паромщиком на узком ответвлении от основного русла Оленди. Здоровенный дядька, польстившись на целый келат за переправу на другой берег, на середине реки передумал и посчитал, что весь кошелек незадачливого путника будет достойной оплатой за его труд. Нет, понятно, что война нанесла серьезный урон его работе и крестьяне из соседних деревень теперь предпочитали сидеть дома, но зачем пытаться выкинуть Авраса за борт?! А крики паромщика, убеждаемого в ошибочности такого поведения, еще сильней напугали коня мага. Да и сам речной грабитель после серьезного разговора с трудом управлялся с паромом.

В общем, когда Аврас достиг границы Гулана, то вздохнул с облегчением. Коня он поменял в первом же трактире на невзрачного трудягу, который, может, и не отличался статью, но к жизни относился со стойкостью фаталиста - для путешественника в самый раз. Надеясь наверстать потерянное время, маг, уже не скрываясь, помчался по дорогам далекого от войны Гулана, пока к вечеру не встретился с неприятностью в лице банды лесных разбойников. Если бы он не опаздывал, то вполне мог бы подождать и присоединиться к защищенному каравану купцов, но у него уже не было на то времени. Пусть лорд Маркус не назвал конкретных сроков, но агент Тлантоса прекрасно знал эту милую особенность начальника разведки - выделять на операцию ровно столько времени, сколько требуется в случае идеальных условий работы. Определенный резон в этом был, потому как подобный подход заставлял подчиненных выкладываться целиком, раскрывая все грани их таланта, и таким образом развивать профессиональные навыки… Но как же это тяжело!

Поэтому, когда перед самым носом скачущей лошади упало разлапистое дерево, а спереди и сзади высыпали десятка полтора крестьян, вооруженных вилами, перекованными косами и кухонными тесаками, Аврас испытал только очередной приступ раздражения. Соскользнув с седла на землю, он взвыл дурным голосом, и слова заклятия Ветер Нижнего мира дались сегодня как никогда легко. Над дорогой повисла мертвенная гишина, оборвавшая все звуки, лишь слабый свист начал набирать силу. По коже разбойников пробежали мурашки страха, и вдруг двое из них позади мага взорвались брызгами крови, щедро оросив стоящих рядом подельников…

Чисмар, приготовившийся к следующему удару, зло стукнул кулаком по колену, когда до смерти перепуганные селяне ринулись прочь от страшного колдуна. Похоже, он перестарался, потому как теперь некому было отодвинуть корявый ствол, освобождая дорогу!

Таких приключений было слишком много для одного путешествия, и некромант с тоской мечтал об идеальном мире, сочиненном благодушными философами-старцами, не растерявшими на закате лет веру в человеческую доброту.

К мирному и забытому многими Примкенсу он прибыл на десятый день пути, с затаенным страхом ожидая худшего: что корабль уже ушел, что в прибрежных водах разместится целая флотилия и Аврас не сможет найти нужный корабль, что нападут чужие суда, - да мало ли что может произойти!

Но действительность превзошла все ожидания. Примкенс встретил его слепыми провалами окон, обгорелыми остовами многих домов, запахами гари и крови, присущими всем разоренным поселениям. Повисшая тягостным грузом тишина изредка прерывалась скрипом единственного уцелевшего ставня на богатом по деревенским меркам доме, вокруг которого ютились убогие лачуги. Ведя коня в поводу, Аврас настороженно прислушивался к происходящему вокруг, усилив заклинанием все чувства. Пальцы правой руки едва ощутимо шевелились, готовясь мгновенно сотворить руническое заклятие, высасывающее из жертвы жизненные соки. Но, похоже, единственным живым существом в погибшем рыбацком поселке был сам Чисмар.

Из придорожной канавы потревоженные шагами человека с протестующим карканьем взлетели несколько ворон. Заинтересованный некромант подошел поближе и увидел обезображенный труп человека в зеленом камзоле егерей. На пряжке ремня был выбит натянутый лук, служивший, насколько помнил маг, эмблемой Зеленых стрелков - особого егерского полка королевства Гарташ. Вот только что они делали на территории чужого государства?

Аврас Чисмар с еще большим вниманием двинулся вперед к окраине деревеньки, где должны размещаться причалы. Больше тел ему не встретилось, что говорило о чьей-то напряженной работе по ликвидации всех следов убийств. Погибшего егеря просто не заметили в зарослях густой травы, скрывшей канаву. Осталось только понять, кто именно убрал мертвецов - сами егеря, солдаты правителя Гулана или же команда с ожидавшего мага корабля.

Поиски ничего не дали, кроме обнаружения парочки внушительных воронок с раскиданными вокруг обломками. Это уже указывало на применение корабельных метателей, имеющихся на вооружении во всех боевых флотах мира. Правда, в кого стреляли и зачем, по-прежнему оставалось неясным.

В полнейшей задумчивости маг подошел к рыбацкому причалу, где теперь одиноко покачивались на волнах две утлые лодчонки. Что делать дальше, он не понимал. На ровной глади прибрежных вод напрочь отсутствовали признаки дожидающегося корабля, как, впрочем, и каких-то следов его гибели. Пристально обшаривая взглядом поверхность океана, Чисмар неожиданно ощутил смутное беспокойство - где-то за переносицей начинался надоедливый зуд всякий раз, когда он останавливал взгляд на некой области в семи верстах от берега. Насторожившись, маг сдернул с шеи медальон и начал им чертить в воздухе руны заклинания Истинного зрения. Предчувствие не обмануло - в глазах что-то кольнуло, и некромант наконец увидел остроносую трехмачтовую шхуну с лениво полощущимся красным флагом пиратов на корме. От судна в сторону берега уже шла весельная шлюпка, на носу которой замерли радостные в предвкушении развлечения рожи. Темный маг едва заметно ухмыльнулся и принялся сгружать с коня дорожные сумы. Кажется, именно про этот особенный корабль говорил лорд Маркус.

Когда же башмаки темнокожего боцмана застучали по настилу причала, тот уже не улыбался, поняв, что давно ожидаемый пассажир их видит.

- Маг, что ли? - шумно сопя, поинтересовался вместо приветствия новоприбывший. - Да еще никак некромант! - Чернокожий обличающе кивнул на мирно покоящийся в ножнах хх'рагис. - Ну да Бездна с тобой. Я боцман Бурк, а это команда «Тени Великих», и мы будем рады приветствовать господина…

Приглашающая пауза в конце его речи намекала, что неплохо было бы некроманту назваться. Во избежание, так сказать, некоторых ошибок и путаницы.

- Авраса Чисмара, - с вежливым пренебрежением кивнул маг.

- Разумеется, господина Авраса Чисмара! - с простодушием деревенского увальня темнокожий боцман махнул рукой, приглашая в шлюпку. - Может быть, ваше магичество и сумеет колдануть сразу на корабль, но ведь наше дело предложить. - Эту реплику Чисмар решил проигнорировать и ступил на лодку.

По прибытии на корабль его встретил белокожий капитан с острыми чертами лица и цепким взглядом морского грабителя. Его наряд в точности копировал форму флотских офицеров Нолда, за тем исключением, что стоил неизмеримо больше. И это при том, что граждане островной республики отличались редкостным богатством. Чувствовалось, что этот капитан был удачлив в своем ремесле.

Обменявшись с гостем дежурными приветствиями и представившись как Нурлен джур Шукат, он предложил давно ожидаемому пассажиру пройти пока в каюту и сообщил, что более тесное знакомство надеется установить за ужином в кают-компании. После чего капитан передал Аврасу плотный конверт и показал звероватого вида матроса, который и должен проводить гостя в апартаменты.

Каюта оказалась вполне обычной, без особого комфорта, но и не грязная конура. Единственное, чему маг откровенно обрадовался, так это расположенному у иллюминатора столу. Возможность с удобствами поработать во время долгого путешествия следовало рассматривать как неслыханную удачу.

Закончив беглый осмотр и швырнув седельные сумки около шкафа у входа, маг сел за стол и положил перед собой конверт из желтоватой бумаги. Слабо мерцающая серая печать начальника разведки была не тронута, хотя если какой-то безумец рискнул бы сунуть любопытный нос в переписку магов Тлантоса, то конверт бы просто рассыпался в пыль, а любитель чужих секретов получил смертельное проклятие.

Наконец некромант прекратил вертеть послание лорда Маркуса в руках и, тяжело вздохнув, сломал печать. Тут же руки окутало переливающееся всеми оттенками серого небольшое облачко, но через пару ударов сердца исчезло - сторожевое заклятие узнало адресата. С облаком пропал и сам конверт, оставив на столе перед агентом Тлантоса белый лист бумаги с головоломным узором и вязью древних рун. Малый круг для вызова демона Нижнего мира ждал активациию

Вновь вздохнув, маг отодвинул в сторону лист и начал пальцем писать на столе слова заклинания тишины. Как только он закончил, строчки рун вспыхнули и тут же погасли, а по углам каюты резко сгустились тени и сам воздух стал словно бы более вязким. Вернувшись к посланию лорда Маркуса, Аврас вытащил из маленького кармашка на поясе столь же маленький нож и уколол мякоть большого пальца левой руки. Чародей урони каплю крови в середину рисунка и зашептал ключи активации заклинания. Проводя такой ритуал не в первый раз, Чисмар привычно зажмурил глаза. Полыхнуло нестерпимо белым светом, а руки обожгло холодом. Когда же маг снова посмотрел на столешницу, то бумага уже исчезла, как и конверт, а дорожки пыли теперь повторяли рисунок уже на дереве. В центре фигуры клубился густой туман.

- Да появится вестник! - торжественно произнес Аврас, внутренне поморщившись. Неестественная пафосность этого элемента обряда ритуальной магии его всегда сильно раздражала.

Ждать пришлось в этот раз совсем немного - около семи минут, так что некромант даже не успел переполниться раздражением. По каюте прокатился треск разрываемой ткани, и туман истончился, явив маленькое кошмарное существо со сморщенной рожицей глупого ребенка, темно-коричневым пузатым тельцем и сухими колючими лапами насекомого. Мелкие демоны никогда не отличались особой красотой, потому Чисмар совсем не удивился внешнему виду обитателя Бездны.

Не успел мелкий гаденыш оказаться в мире обладателей сладкой плоти, как тут же уставился на мага и, суетливо бегая глазками, судорожно сглотнул. По его дряблому пузу пробежала жадная волна, и он требовательно пропищал:

- Дай! Человек, дай!!

Аврас Чисмар, помянув матушку этого исчадия Тьмы, капнул каплю собственной крови в жадно раскрытую пасть с мелкими рыбьими зубами.

- А теперь скажи, тварь, слова пославшего тебя!!! - рявкнул маг и уперся взглядом в переносицу демона. Теперь пришла очередь вздыхать нечисти:

- Все спешат, всем все быстрей подавай. Лю-ю-ю-ди!…

Писк существа противно резал слух, будто скверна его слов была противна ощущениям человека. Но писк прервался почти мгновенно, и демон тут же преобразился: нос стал чуточку курносым, черные курчавые волосы немного распрямились и посветлели, а глаза теперь смотрели с неожиданной лаской и добродушием. Черты могущественного Маркуса проступили сквозь облик мерзкого демона, и лохматая бахрома его губ исторгла знакомый мощный голос:

- Агент Чисмар! Для начала следуй в султанат Иссор и встреться там с купцом Иршахом. Он торговец пряностями и редкими травами, обитает в центре Чурдана. Покажешь ему медальон и скажешь, что сила Спящих в ненависти! Он передаст некую вещь, которую ты должен будешь ото всех скрывать. Особенно от капитана шхуны. Из Чурдана корабль пойдет в Гамзар, где снимешь комнату и будешь ждать посланца…

- Как же все-таки неприятны такие поручения!

Последняя фраза была вновь произнесена писклявым голосом демона, но это прозвучало настолько неожиданно, что некромант вздрогнул. Тень сознания великого мага покинула посланца, вернув ему разум, и произошло это, как всегда, внезапно.

- Не нравится - не выполняй! - осуждающе буркнул Чисмар и капнул еще одну каплю крови. Пусть это и недостойно мага, но удержаться от мальчишеского желания подколоть демона он не смог.

Ловко поймавший губами драгоценную жидкость, демон аж закашлялся от возмущения и уже раскрыл пасть для исполненного негодования ответа, как некромант шепнул слово завершения ритуала. Вновь взвихрились струйки тумана, скрывшие фигуру с демоном в центре, а когда свежий ветерок из раскрытого магом иллюминатора его развеял, на столе не осталось ничего. Завершающий пасс руками, и полог тишины, укрывший каюту от любопытных ушей, растаял призраком на рассвете. Теперь Аврас Чисмар мог с чувством выполненного долга спокойно отдохнуть в ожидании обещанного капитаном ужина.

Над заставленным блюдами столом перекатывались раскаты голоса капитана, вызывая звон бокалов и внутреннее недовольство Авраса Чисмара. Собравшаяся за столом компания его вполне устраивала, но вот только не мог бы здешний хозяин говорить чуточку потише и поспокойней?

- Пришли в эту дыру, бросили якорь, ну, ребята из абордажной команды и свободная смена матросов решили немного отдохнуть. Сам понимаешь, Аврас, что четыре седмицы вынужденного воздержания для здоровых мужиков - великая скука, ведущая к ненужным брожениям в умах, и верный путь к неприятностям вроде бунта. Парочку местных рыбаков зарубили для острастки, ну а бабы… с баб не убудет! Еще благодарны должны быть за приток свежей крови. - Капитан Нурлен усмехнулся и подмигнул. - На второй день откуда-то налетел отряд зеленых стрелков. Мага с ними не было, и потому корабль не заметили. Еще, на их беду, на суше остались лучшие рубаки Судского океана…

- Драка была неплохой. - В разговор вступил лейтенан Цвирк джур Кирун, командующий сборищем головорезов именуемых абордажниками. - Эти егеря знают толк в хорошей рубке. Шестерых ребят они буквально покрошили в первые же минуты боя, и нам пришлось отступать к причалам. Но эти хитрые бестии посадили десяток стрелков в дома у причалов, и, если бы не наш Лойол, пришлось бы туго.

Лойолом звали крупного, если не сказать огромного, пузана с матовой кожей и единственным хохолком волос на макушке. Его глаз Чисмар ни разу не видел за весь ужин - чернокожий, склонившись над тарелкой, не ел, а словно бы закидывал снедь в бездонный колодец. Обжора отвечал за корабельные метатели, близкие по конструкции «скорпионам» Нолда, и, судя по словам командира призовой команды, занимал это место не зря.

- Когда мы закончили добивать этих ублюдков, то поговорили с одним шустрым мальчонкой в форме… И ведь такой молодой, а как клинком играл! Так вот, этот паренек, немного поупрямившись, сообщил, что к ним прибежал пацан из деревни и умолял помочь против бандитов. Ну, командир егерей и решил послать три десятка бойцов на помощь бедствующему соседу. Пара часов скачки, и они встречаются с нами! - Джур Кирун хохотнул и жадно глотнул из бокала. - Ну а потом… Душам погибших нужны были проводники, да и ребята озлились, потому капитан приказал пустить всю здешнюю живность под нож. Согнали всех в овраг недалеко от деревни, оттащили тела и… - Офицер зло улыбнулся каким-то воспоминаниям.

- Но если бы не наш толстяк, то в этот овраг оттащили бы уже другие тела. Так давайте же выпьем за нашего Лойола Жряка! - встал Нурлен и приветственно поднял бокал. Его примеру последовали все остальные, включая виновника тоста. Названный именем вечно голодной нечисти моряк заулыбался и потряс здоровенной серебряной кружкой - видимо, он не признавал всяких глупостей вроде хрусталя, доверяя только надежным и проверенным временем вещам.

Уже сев обратно за стол, Чисмар поинтересовался сортом вина, которым капитан потчевал гостя.

- Что это за вино? Очень странный вкус, ни разу такого не пробовал! - удивленно вскинув брови, протянул некромант.

Ответом ему стали улыбки довольных моряков.

- О, это из страны Хань. Там растет такой фиолетовый фрукт с косточкой внутри, вот из него и делают это вино. Получается очень необычно! Мы закупили у них десять бочонков полгода назад и теперь пьем по особо торжественным случаям. - Капитан вновь отсалютовал бокалом, а Аврас благодарно кивнул.

- Кстати, а где ваш маг? - Некромант непринужденно усмехнулся и пояснил: - Все-таки хочется познакомиться с коллегой по ремеслу. Его невидимость достойна самой высокой оценки. Я заподозрил неладное совершенно случайно. - Аврас Чисмар решил польстить корсарам, кое-где погрешив против реальности.

Его удивило неловкое молчание и вид грозных пиратов, растерянно прячущих глаза от взгляда гостя. Даже Лойол на время прекратил жевать и принялся разглядывать нечто в противоположном от мага углу.

- Кхм. - Капитан прочистил горло и начал путано объяснять: - Ну, наш шаман, он… Как бы это сказать, он редко покидает каюту в силу собственных убеждений. А вечное соседство с миром сверхъестественного выводит его из-под власти капитана…

Некромант понял, что Нурлен джур Щукат боится, причем его страх основывается на вере в едва ли не всемогущество собственного колдуна. Отношения капитана с шаманом напоминали поклонение дикаря кровавому божеству, способному как помочь, так и обрушить жестокую кару на голову верующего, и нет никакой возможности изменить сложившееся положение вещей.

- Да что там ходить вокруг да около: шаман попросту презирает наше общество. И невидимость ставил не он, а Смирт Мокрый Нос. Этот сопляк заменяет нам мага везде, где требуется поработать с магической механикой… Но ему еще рано сидеть в таких компаниях. Верно я говорю? - решительно рявкнул лейтенант Цвирк и получил в ответ одобрительный гул голосов. На этом разговор за столом завершился, и некромант, невозмутимо поклонившись, ушел к себе в каюту…

Как это ни странно, но Аврас Чисмар получал несравненное удовольствие от плавания. Не надо никуда спешить, рисковать жизнью, выполняя очередное задание, искать встреч с подонками и негодяями, убивать. Можно спокойно отдохнуть, полежать на койке или, поднявшись на палубу, полюбоваться синью волн и лазурью небес. И так где-то три-четыре седмицы, по уверениям капитана. Красота!

Корабль шел только под парусами, экономя дорогую энергию движителя, и Чисмар не настаивал на увеличении скорости. Все путешествие он воспринимал как отпуск, подаренный ему небесами за доблестные труды на благо отечества. А еще как шанс разобраться с неожиданным подарком Маркуса и может быть, именно это и было основной причиной его отличного настроения.

Повышение в ранге у магов Тлантоса - это не только формальная процедура, закрепляющая положение человека в иерархии пирамиды власти, но и новая ступень в развитии чародея, открывающая перед ним иные горизонты Искусства. Так уж повелось издревле, но магов на службе государства воспитывают с детства, взращивая в них ростки Силы с пятилетнего возраста. Начинается все с ритуала Принятия, когда на ребенка, в котором искусные наставники разглядели особые способности, накладывают могущественные древние заклинания в самом сердце Белой пирамиды Талака. Они связывают еще спящий, неразвитый Дар нерушимыми узами, превращающими маленького человека в обычного смертного. Почти обычного! После длительного обучения, к концу которого приходит только каждый десятый, выросший маг в ходе нового обряда получает свой первый ранг.

Ему становятся доступны простейшие заклинания, а тонкий ручеек Силы приглушает жажду отлученного от волшебства чародея. Если он будет стремиться к знаниям, всячески развиваться, выжимать максимум эффективности из сил, которыми повелевает, то Наставник может повысить ему ранг. И тогда станет сильней поток доступной энергии, расширится арсенал заклинаний и возрастет его могущество.

Так, шаг за шагом, подобно шелухе с горькой луковицы, снимаются слои древнего заклинания, пока не станет достижим абсолют - полное слияние мага с его собственным Даром. У чародея, который смог добиться почти невозможного, на медальоне чистая поверхность, а сам он равен могуществом повелителям Бездны. Сегодня в Тлантосе был лишь один такой маг, и именно он правил страной. Король Фердинанд, Великий маг, человек, которого боятся, лидер, который приведет свой народ к вершинам процветания и богатства.

И если хватит сил, воли и таланта, то уподобиться Великому может каждый. С шестого ранга, той самой Когтистой руки, что была у вампира, уже не требовался Наставник для перехода на новую ступень. Колдун сам расшатывал скрепы заклятия, сам сдирал шелуху, и от старших магов требовалось лишь подтвердить смену ранга. Беда была лишь в том, что иногда переход задерживали, используя его как кнут и пряник одновременно, маня им и наказывая нерасторопного чародея.

Аврас Чисмар, талантливый и честолюбивый, он был Сжатым кулаком на четыре года дольше, чем требовалось, на бесконечно долгие четыре года! И как мучительно больно ощущать в себе возможности для столь многого, стоять по колено в реке и не быть в силах зачерпнуть воды больше горсти. Но теперь все изменилось, нужно лишь время, чтобы разобраться со знаниями, наполняющими медальон по велению лорда. И у него теперь это время есть…

Аврас часами сидел в позе для медитаций, судорожно сжав пальцами белую кость медальона, и губкой впитывал запретные ранее знания. Кристалл, четвертый ранг - две ступеньки остались до вожделенной Когтистой руки, и так долог и труден может оказаться этот путь.

Но все это дело будущего, сейчас же новые знания и силы делали поставленную перед ним задачу проще, а шансы на ее исполнение не такими эфемерными. Долгие странствия по Торну научили его одному - страху, страху столкнуться с кем-то, кто окажется сильнее, кого не остановит магия. Арсенал боевой магии некромантов не отличается особенным разнообразием, для чего-то действительно мощного всегда требуется время, а его-то в бою и не хватает. Так уже было не раз в Скарте, Гарташе и Криде, так было и в Глорте, когда проклятый кочевник отнесся к его заклинаниям совершенно наплевательски и играючи прикончил нанятых бойцов. Больше такое повториться не должно. Правда, если ты маг старших рангов, то такие ограничения не для тебя, но то ведь старшие! Для сошки помельче вроде Авраса приходилось искать иные возможности. Одной из них было создание Спутника.

Сотворение таких тварей - призрачных духов, способных убивать живых по приказу хозяина в реальном мире, не входило в обычный набор заклинаний среднего некроманта, но ведь приобщаться к тайным знаниям можно не только через магические побрякушки. Старая тетрадь с описанием ритуала попала в руки Авраса очень давно и несказанно его заинтересовала, вот только как подступиться к сложной магии, он не знал. Пришлось потратить больше года, чтобы нащупать путь к проведению обряда, смертельно опасного для пытающегося прыгнуть выше головы колдуна.

Определив все необходимые элементы ритуала, некромант ждал еще два года, пока не раздобыл, пусть и случайно, череп и позвоночник Мечника. Лорду Маркусу потребовалась запись в Камне Памяти воспоминаний духов Стихий и Астрала о при мененных рядом с Двумя Сестрами заклинаниях, и именно там некромант нашел нужные для ритуала останки искусного пиратского воина. Известно, что чем сильней был воин при жизни, череп которого использовался в обряде, тем сильней будет Спутник. Аврасу Чисмару попался очень сильный боец, и теперь оставалось лишь все подготовить к обряду передачи чужих умений сотворенной призрачной оболочке.

Маг часто вспоминал один из разговоров с капитаном.

- Эта новая затея Союза городов и прочих баронств - совершеннейшая глупость! - Нурлен джур Шукат любил пофилософствовать с бокалом вина в руке. - Блеск золота совсем замутил мозги некоторых капитанов, раз уж они решились перетащить корабли по суше в Оленди. Они все поставили на баронов, решив, что те победят. А если их карта будет бита? Что тогда? Вольный капитан всегда должен иметь простор для маневра, а не слепо бежать за самым толстым кошелем.

Слушая эти разглагольствования, Аврас лишь согласно ухмылялся.

- Да и вообще, это какая там должна быть бойня, если погиб сам Шкарид Вихрь Смерти?! Мне приходилось видеть, как этот помет бешеного скорта дрался против восьмерых: не прошло и минуты, как он порубил их на куски и даже не вспотел! - Увлекшийся Нурлен для придания рассказу большей красоты с каждым повтором этой самой истории увеличивал число противников воина на одного. Сколько он это повторял, неизвестно, но сам Чисмар слушал рассказ уже третий раз.

- Слухи о его смерти мигом разлетелись по всем кораблям. - Капитан понизил голос до шепота. - Весть получил наш шаман и даже… он даже соблаговолил ее нам сообщить! - И вновь в капитанской каюте заметались голосовые раскаты: - Брат Шкарида объявил кровную месть убийце и пообещал стать личным врагом того, кто посмеет отправить в Нижний мир этого ловкача.

- А он знает, кто именно оказался таким мастаком? - не удержался от вопроса некромант.

Капитан укоризненно посмотрел на непонятливого собеседника и покачал головой:

- Пока не знает, но у него столько денег, что это не проблема!

После того разговора, в редкие перерывы в изучении тайных знаний, когда маг брал в руки резец и начинал кропотливую работу, покрывая поверхность костей погибшего бойца узором из страстно сплетающихся знаков, он хищно скалился и бормотал:

- Я дам тебе имя Шкарид! По имени владельца этих костяшек, и пусть найдется мастак, который сможет нанести вред тебе. А заодно и мне! Главное - мне!



ГЛАВА 13 | Наемник Его Величества | ГЛАВА 15