home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 19

Лиза долго не засыпала, тревожно всхлипывала, прижимая к груди игрушечную обезьянку. Майор ФСБ терпеливо ждал на кухне, задумчиво курил в приоткрытое окошко. Наконец, тихонько прикрыв дверь детской, Лена вышла на кухню.

– Чаю хотите? – спросила она вполголоса.

– Не откажусь, – кивнул майор.

Она включила электрический чайник, села на кухонный диванчик и закурила.

– Ну, как ваша девочка? – сочувственно поинтересовался майор.

– Она ничего не поняла, но все равно, конечно, ужасно испугалась.

– Елена Николаевна, давайте начнем по порядочку, если не возражаете. Вам не трудно сейчас отвечать на мои вопросы? Все-таки такой шок…

– Со мной все нормально. Спрашивайте. – Лена слабо улыбнулась.

На вопросы она отвечала спокойно и точно. Она даже вспомнила, что дважды по дороге к магазину заметила зеленый грязный «Москвич», но никакого значения этому не придала.

Майор записывал ее показания и думал о том, что случившееся может быть связано с работой ее мужа, полковника МВД Кротова С.С., который в данный момент находится в Англии.

– Вы будете звонить мужу в Лондон и сообщать о случившемся? – спросил майор.

– Нет, – твердо ответила Лена, – звонить, конечно, буду. Но расскажу только при встрече.

– Почему?

– По телефону о таких вещах нельзя рассказывать. Зачем его пугать, выдергивать из командировки? Что изменится от того, что он прилетит сюда раньше времени, будет нервничать, сходить с ума по дороге? Ведь все обошлось, мы живы, слава Богу. Вы, наверное, думаете, это как-то связано с его работой?

– Вы угадали, – улыбнулся майор, – именно это сразу приходит в голову.

– Я не стану вам возражать, – задумчиво произнесла Лена и встала, чтобы налить чаю. – Вам как, покрепче?

– Да, пожалуйста.

– Так вот, возражать я не стану. Вполне возможно, кто-то действительно пытался таким образом отомстить моему мужу. Но почему-то до этого погибли еще два человека. Для моего мужа это люди совершенно посторонние. Для меня – не совсем, но тоже не очень близкие…

Лена рассказала майору о Синицыных, о Мите и Кате. Она излагала только известные ей факты, оставляя в стороне собственные догадки и домыслы.

Майор слушал молча и напряженно, пару раз черкнул что-то в своем блокноте, но протокольную запись не вел. Он стал писать только тогда, когда Лена перешла к истории со странной фальшивой докторшей. Вот тут он зафиксировал в протоколе все – от слова до слова.

– Вас только докторша заинтересовала во всей этой истории? – спросила Лена, закончив свой рассказ. – Я так и знала…

– Елена Николаевна, – вздохнул майор, – смерть супругов Синицыных – это как-то очень уж далеко. Не вижу связи.

– Но вы хотя бы проверьте. У вас ведь есть такая возможность.

– Не знаю, не знаю…

Майор закурил, Лена тоже вытянула сигарету из своей пачки.

– У меня есть к вам одна просьба, – тихо сказала она, – завтра утром я отправляю дочь вместе с соседкой, которая у нас за бабушку и за няню, в дом отдыха «Истра» на Истринском водохранилище. Вы не могли бы связаться с ними, с тамошней охраной, чтобы они…

– Да, я вас понял, – перебил майор, – я сделаю все необходимое. А у вас у самой какие планы на ближайшее время?

– Я должна поехать в Сибирь, сопровождать американского профессора в качестве переводчика-консультанта. – Она улыбнулась. – Деньги буду зарабатывать на хороший летний отдых. Очень хочется вывезти ребенка на море.

– И надолго вы уедете?

– На десять дней. Американец прилетит сегодня поздно вечером. А потом мы летим в Тюмень.

– Я дам вам номер, – сказал майор, – вы позванивайте иногда из Сибири. У нас могут появиться вопросы к вам. А связь односторонняя. Хорошо?

– Да, конечно. Только вы уж, в свою очередь, мужа моего из Лондона не выдергивайте раньше срока. Он впервые за границей. А весь его отдел сейчас на месте, вы можете обратиться к Сичкину Михаилу Ивановичу, впрочем, что я вас учу? Сами разберетесь. Только Сережу не трогайте, не пугайте, ладно? Ему осталась-то там всего одна неделя.

– Ладно, Елена Николаевна, – улыбнулся майор, – я обещаю, что с мужем вашим мы не станем связываться до его возвращения. Вы в общем-то правы, что отправляете ребенка в дом отдыха и сами уезжаете из Москвы. Хотя все это было запланировано раньше, не сегодня.

– Да, конечно.

– А получилось очень кстати.

Когда майор ушел, Лена позвонила Мишане Сичкину на службу.

– Его нет, – ответили ей, – а кто спрашивает?

– Это Полянская.

– Здравствуйте, Елена Николаевна. Загрипповал Сичкин, бюллетенит второй день.

Лена тут же перезвонила Мишане домой. Голос у него был совсем сиплый.

– Только не рассказывай мне, что к тебе приходил фальшивый электрик или сантехник, что ты обнаружила «хвост», как Штирлиц, и что жена того гитариста тоже повесилась, – попросил он жалобно.

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась Лена в ответ.

– Отвратительно. Сбиваю температуру всякими «упсами».

– Смотри, желудок испортишь. Скажи Ксюше, чтобы она тебя водкой растирала.

– Водку я лучше внутрь приму, – пробурчал Мишаня.

– Да уж, с аспиринами и панадолами это отлично сочетается. То же мне, алкоголик.

– Ладно, миссис доктор, про грипп и водку мы потом поговорим. Что у тебя случилось, выкладывай.

– Коляска у нас взорвалась сегодня. В пакет с Лизиными ботинками подложили взрывное устройство, пятьдесят грамм тротила. К тебе фээсбэшники придут, они думают, это связано с Сережиной работой.

– Лен, я не понял, ты серьезно? – От волнения у Мишани совсем сел голос. – В Лизину коляску подложили взрывчатку? А где были вы с Лизой?

– Метрах в пятнадцати. Мы не дошли. Она взорвалась на несколько минут раньше. Мы просто упали на землю. Нет, ты не волнуйся, с нами все в порядке, только промокли насквозь.

– Надо звонить Сереге…

– Ни в коем случае! Не вздумай ему говорить, пока не вернется. Ты же его знаешь, он с ума сойдет. Ты уж как-нибудь сам с этими фээсбэшниками пообщайся. А что касается жены гитариста, то она действительно погибла.

– О Господи! Когда?

– Позапрошлой ночью. Около половины третьего. Вколола себе смертельную дозу морфия. Потом уронила горящий окурок на одеяло. А за полчаса до этого я говорила с ней по телефону. Мы не договорили. К ней пришла какая-то женщина. Но Катя успела рассказать мне много интересного. Например, о некой докторше, которая лечит ее, гениальной врачихе, такой известной и популярной, что даже имени нельзя называть – как только люди слышат ее имя, сразу просят телефон, рвутся на прием. Не исключено, Мишаня, что именно докторша и навещала Катю той ночью. Трубка лежала рядом с аппаратом, когда она пошла открывать дверь. Я издалека услышала, как Катя назвала женское имя. То ли Инна, то ли Галина.

– Регина… – неожиданно для себя произнес Сичкин.

– Возможно, Регина, – согласилась Лена, – было плохо слышно. А что, тебе просто так пришло в голову это имя? Или есть кто-то конкретный на примете?

– Не знаю… Пока не знаю. Надо скорее выздоравливать и выходить на работу.

– Неужели тебе стало интересно? Мишаня, что с тобой? Скажи мне, что я фантазирую, что Катя – наркоманка и ничего удивительного в ее случайной смерти нет. Никакого криминала не просматривается. Еще скажи мне, что взрывчатку в коляску подложили мальчишки-хулиганы – для смеха. Или какой-нибудь случайный псих пошутил.

– Лен, прекрати издеваться. Когда ты летишь в Сибирь?

– Послезавтра.

– Хорошо, что вас с Лизой какое-то время не будет в Москве.

– Да, майор Иевлев из ФСБ тоже так считает.


* * * | Легкие шаги безумия | * * *