home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава Восемнадцатая

Орбитальная станция DS191/Убийство/Разными дорогами

ВЗЛЕТНАЯ ПАЛУБА ОРБИТАЛЬНОЙ СТАНЦИИ DS191 ПРЕВРАТИЛАСЬ В ЖУТКИЙ бурелом из рваных и пылающих обломков металла. Зеленокожие твари держали эту оборонную платформу в своих лапах достаточно долго, чтобы оставить на ней несмываемый отпечаток своего неповторимого подхода к строительству укреплений и ведению войны. Отовсюду торчали приземистые, клыкастые фигуры огромных железных идолов, а боевые машины, похожие на своих создателей — тупых головорезов — валялись по всей палубе, разрубленные и взорванные.

Соломон Деметер перекатился в укрытие, счастливо избежав урагана болтов, вылетевших из-за груды хлама, изображающей баррикаду. Орки наспех сляпали её, заметив приближение Астартес — назвать баррикаду «построенной» язык просто не поворачивался. Впрочем, выход с взлетной палубы она перекрывала достаточно уверенно, скрывая за собой сотни рычащих и палящих во все стороны чужаков, размахивающих огромными жутковатыми топорами-рубилами. Тридцать Десантников Второй Роты, доставленных сюда «Тандерхоуком» во время общей атаки Легиона, совершенно не ждали подобной встречи.

Когда ракеты челнока пробили огромные дыры в обшивке станции, вызвав мгновенную взрывную декомпрессию, бойцы Соломона решительно бросились вперед, уверенные в том, что сопротивления ждать не стоит.

План атаки рухнул в тартарары в тот же момент, как из бесчисленных укрытий и груд обломков, бывших когда-то уродливыми летательными аппаратами, полезло множество зеленокожих клыкастых громадин, бешено палящих в Детей Императора из грубых подобий болтеров. Воющие ракеты рвались над, за и перед рядами Десантников, иногда по странному стечению обстоятельств попадая в цель, но куда больший ущерб приносили мощные разрывы самодельных гранат, в изобилии летевших в сторону атакующих Астартес.

— Тот, кто назвал орков «примитивными животными», явно никогда с ними не сталкивался! — Гаюс Кафен прокомментировал очередной прогремевший неподалеку мощный взрыв, взметнувший над палубой густые облака черного дыма, языки пламени и куски стали.

Соломон кивнул, он-то не испытывал недостатка во встречах с зеленокожими. Подчас ему начинало казаться, что ни одна звездная система в Галактике не избежала присутствия этих паразитов.

— Что там насчет подкреплений? — крикнул он своему помощнику.

— Ничего, — ответил тот. — Сюда должны были подойти несколько отрядов из Первой и Третьей, но они молчат.

Увидев несущуюся к укрытию ракету, Деметер бросился в сторону. Та ударилась о груду обломков, срикошетировала в потолок и детонировала, осыпав Капитана звонким дождем горячего металла.

— Не волнуйся! — закричал Соломон Гаюсу. — Юлий и Марий нас не оставят!

— И лучше бы им поспешить, — мрачно подумал он, видя, что орки рано или поздно задавят их числом. После неожиданной контратаки ксеносов взлетная палуба превратилась в ловушку для его Второй Роты, и не стоило даже пытаться идти на прорыв сквозь огромную толпу бешеных дикарей. Конечно, будь на месте зеленокожих любой другой враг, Деметер, не сомневаясь ни секунды, повел бы своих воинов в атаку, но чудовищные клыкастые твари немногим уступали по силе самим Астартес. К тому же, их нервная система и мозг были настолько примитивны, что порой орки не догадывались о собственной смерти и продолжали драться, например, оставшись без головы.

Разумеется, они не могли сравниться с Десантниками в оснащении, выучке и разумности, но бесшабашная храбрость и боевое безумие делали орков смертельно опасными врагами. К тому же, их было в десять раз больше…

Система Каллинид представляла собой скопление Имперских миров, оказавшихся на пути очередного орочьего набега. План освобождения предусматривал на первом этапе возвращение орбитальных оборонных платформ, прикрывавших подходы к планетам, оккупированным зеленокожими. После этого Дети Императора и Железные Руки должны будут объединить силы и нанести удар по вражеским укреплениям на Каллиниде IV.

Начиная подозревать, что этого удара он уже не увидит, Соломон рискнул на миг выглянуть из-за укрытия, услышав зловещий шум из-за орочьей лжебаррикады. Оттуда доносились хриплые вопли, сопровождаемые глухими ударами. Разумеется, Деметер не знал ни слова на языке зеленокожих (если в нем были слова, и если это вообще можно было назвать языком), но, будучи воином до мозга костей, он сразу же распознал приказной тон в шумных криках. Похоже, тот, кто командовал (или надеялся, что командует) орками, готовил своих бойцов к атаке.

Племенные знамена и тотемы, увешанные жуткими трофеями, взметнулись над зеленокожей толпой, и Соломон понял, что им предстоит сражаться уже не за DS191, а за собственные жизни.

— Ну давайте, ублюдки, идите сюда, — прошептал он. Без поддержки от Юлия или Мария на победу рассчитывать не стоит. Конечно, он может попытаться отдать приказ отступить к «Тандерхоуку» и бежать со станции, но, во-первых, это ляжет позором на его плечи, во-вторых, их вполне могут настигнуть и перебить в спину. — Есть хоть что-нибудь от Первой и Третьей?!

— Совершенно ничего, — пробурчал сквозь зубы Кафен. — Они собираются идти на подмогу или нет?

— Они придут, — Соломон пообещал это скорее самому себе. Тут же со стороны орков донесся скрежет раскидываемых во все стороны кусков металла и топот кованых сапог.

Гаюс и Деметер одновременно поняли, что происходит, и, вскочив на ноги, нацелили болтеры в дальний конец палубы.

— Похожи, они атакуют по центру! — крикнул Кафен.

— Сволочи! Они сперли мой любимый план! — заорал в ответ Соломон. — Вторая, ОГОНЬ!

Струи болтерных трасс протянулись к зеленокожим, и передняя линия атакующих рухнула наземь, сраженная наповал. Серия взрывов, приглушенных толстой плотью орков, прогрохотала по станции, отражаясь от металлических стен, а Десантники продолжали посылать очереди смертоносных зарядов в наступающих тварей. Но тут у них внезапно кончились патроны орков словно подстегивал вид падающих замертво собратьев, и они, рыча все яростнее, неумолимо приближались к Детям Императора.

Вблизи они казались сплошной массой зеленой плоти, ржавой брони с столь же прочной, грубой шкуры. Глаза их горели красным огнем злобного разума, а из пастей вырывались боевые кличи, подобные рыку диких зверей. Орки палили от бедра из шумных, грубых стволов или размахивали жужжащими пародиями на цепные мечи и топоры Астартес, с моторами, надсадно кашляющими черным дымом. У кого-то доспехи висели на прочных кожаных ремнях, но большинство прикрепило их на собственных твердых шкурах, а кто-то удовольствовался огромным рогатым шлемом, отороченным толстым мехом.

Их вел в бой огромный уродливый монстр, облаченный в громыхающий механический экзоскелет, от которого отскакивали или разрывались, не причиняя вреда, болты Астартес. Соломон заметил зыбкое марево защитное поле, окружавшее броню чудовища, и поразился, как столь примитивная раса сумела разработать и создать нечто подобное.

Стрельба Второй Роты внесла некоторый хаос в ряды наступающих, из огромных ран в их телах хлестали струи вонючей крови, в воздух взлетали ошметки плоти или оторванные удачным попаданием конечности. Но они все равно шли вперед.

— Мечи к бою! — скомандовал Деметер, видя, что удержать орков на расстоянии больше не удастся. Началась кровавая резня.

Отложив болтер, Соломон вытащил цепной меч и взял в руку болт-пистолет, как раз в тот момент, когда первый из зеленокожих, не разбирая пути и рассекая мешающие ему сломанные балки и груды металла, прорвался к позициям Астартес. Уклонившись от замаха топором, способного разрубить его надвое, Деметер отбросил пистолет и, ухватив меч обеими руками, вонзил его в шею орка на глубину ладони. Но, вместо того, чтобы издохнуть, дикарь заорал и сбил Второго Капитана с ног ударом огромного кулака.

Перекатившись, Соломон счастливо избежал встречи с кованой подметкой орочьего сапога, едва не раздробившей ему череп, и вновь взмахнул мечом. На сей раз воющее лезвие прошло через лодыжку твари, и она рухнула наземь, оставив ступню в сапоге стоять на палубе. Тем не менее, первым делом упавший орк попытался достать Деметера взмахом когтистой лапы, но Десантник ловко вскочил, и саданув керамитовым ботинком по горлу орка, добил его парой выстрелов в голову из подобранного болт-пистолета.

Гаюс Кафен сражался с зеленокожим на голову выше его, и громадный, моторизованный топор твари с каждым новым ударом приближался к голове помощника Соломона. Второй Капитан убил орка, выстрелив ему прямо в оскаленную морду, и сам еле успел уклониться от заряда, выпущенного другой тварью. Сражение окончательно переросло в свалку, каждый дрался сам за себя, прилагая все силы и умения, чтобы выжить самому… и убить врага.

Неужели все закончиться здесь? Да нет же, его жизнь, полная славы и чести, принесенная в дар Императору и человечеству, не может оборваться от рук тупых зеленокожих! Он бился рука об руку с величайшими героями Империума, он не может умереть в свалке с отвратительными дикарями!

— Как жаль, что орки об этом не знают, — с иронией подумал Соломон. — И где же, во имя Терры, Юлий и Марий?

Он увидел, как двоих его бойцов повалила наземь и зарубила толпа рычащих зеленокожих, их визжащие топоры рассекли броню Мк. IV за считанные секунды. Ещё одного разорвало надвое выстрелами в упор из огромной роторной пушки, которую с легкостью, словно пистолетик, держал громадный орк.

Стоило Деметеру отвлечься на это ужасное зрелище, как огромное ржавое рубило врезалось в нагрудник его брони и, развернув, отбросило назад, доспех треснул, и во рту появился привкус крови. Сплюнув алые сгустки, Соломон увидел нависающую над ним чудовищную фигуру орочьего главаря, тот распялил клыкастую пасть и жутко зарычал. Шипящие и ухающие сочленения его экзоскелета многократно усиливали и без того могучие мышцы, шагающие поршни и раздувающиеся клапаны обещали, что следующий удар окажется смертельным.

Второй Капитан откатился в сторону, и рубило врезалось в металлический пол. Соломон заорал от парализующей боли — обломки ребер пропороли мышцы груди и вышли наружу. Лежа ничком, он ждал финала своей карьеры в Третьем Легионе, но орочье рычание вдруг перекрыла безумная залповая пальба из сотен болтеров, через пару секунд сменившихся завывающими на высокой ноте цепными мечами.

Великан-орк над Деметером с недовольным рыком повернулся в сторону нового звука, и Второй Капитан не упустил свой единственный шанс — приподнявшись на локте, он разрядил весь магазин болт-пистолета в голову твари.

Выпущенные с близкого расстояния болты прошли сквозь силовое поле и разнесли череп орка тучей кровавых осколков.

Тяжеленная тварь грохнулась прямо на ногу лежащему Деметеру, но он не обратил вниманию на новый источник боли, поняв, что помощь все же пришла и свежие силы Детей Императора влились в битву. Вновь прибывшие убивали орков идеально точными выстрелами или отсекали им головы виртуозными взхмахами мечей.

Через несколько минут все было кончено, маленькие группки зеленокожих отсекали друг от друга и расстреливали в упор. Соломон наблюдал за зрелищем с холодным восхищением — столь идеальной и смертоносной атаки он не видывал уже очень давно.

Окровавленный и изможденный, но живой и относительно здоровый Гаюс Кафен помог ему встать на ноги, и Деметер улыбнулся, забыв о боли в переломанных ребрах.

— Вот видишь, я же говорил, что Марий с Юлием нас не оставят!

Покачав головой, помощник указал на подходящих к ним капитанов:

— Вообще-то они так и не явились.

Смутившись, Соломон уставился на снимающего шлем Десантника с капитанскими знаками различия.

— Мы услышали, что ты попал в беду, и решили протянуть руку помощи, — с улыбкой произнес… Саул Тарвиц. За его спиной маячила угрюмая, иссеченная шрамами физиономия мечника Люция.

— А где же Первая и Третья? — сражено прошептал Соломон, и мысль о том, что боевые братья оставили их на верную смерть, ранила Второго Капитана больнее орочьего рубила.

Тарвиц неуверенно, будто извиняясь, пожал плечами.

— Не знаю. Мы как раз начали штурм командного центра платформы и вдруг услышали ваши призывы о помощи — ну и немедленно изменили свои планы.

— И не ошиблись, — довольно ухмыльнулся Люций, — похоже, вы и впрямь пропали бы одни.

Соломону показалось, что ему только что отвесили пощечину, но он сдержался, ибо мечник был, к сожалению, прав. Без помощи Десятой и Тринадцатой он и его воины уже полегли бы замертво.

— Я благодарен вам, Капитан Тарвиц, — обернулся к Саулу Деметер, игнорируя мечника.

Поклонившись, Тарвиц ответил:

— Для меня было честью поддержать вас в трудную минуту, Капитан Деметер. А теперь прошу извинить, но мы покидаем вас — командный центр должен быть отбит по приказу Примарха.

— Конечно, — отпустил его Соломон. — Вперед, за честь Легиона! Быстро отдав честь, Саул надел шлем и, обернувшись к своим воинам, скомандовал перегруппировку и выступление. Люций, чуть помедлив, кратко кивнул Соломону и, отсалютовав потрескивающей кромкой своего меча, пошел следом за Тарвицем. Юлия и Мария по-прежнему не было видно. — Да где же вы? — прошептал Деметер, но никто не ответил ему.

— МОЙ ЛОРД! — НЕВЕРОЯТНО РАЗГНЕВАННЫЙ ВЕСПАСИАН ПРОСТО-НАПРОСТО ворвался в покои Фулгрима. Впрочем, доспехи лорд-коммандера, как и всегда, сияли полировкой и превосходной смазкой. Раскрасневшись и разбрасывая ногами мешающие пройти обломки мрамора и куски сломанных мольбертов, Веспасиан наконец добрался до своего Примарха, недвижно сидящего перед статуями, изображающими двух Капитанов боевых рот Легиона.

Фулгрим почти безразлично взглянул на разъяренного лорд-коммандера, и того вновь неприятно поразили изменения, появившиеся в характере повелителя. То, что началось на Лаэре, многократно ухудшилось после визита к Воителю и его 63-ей Экспедиции. Четырехнедельное путешествие в варпе от Ауреи до Каллинида показалось Веспасиану самым странным за все десятилетия, проведенные им в рядах Детей Императора — Примарх окончательно скрылся в своих покоях, не желая никого видеть и не отдавая никаких приказов, а в Легионе начиналось странное брожение и ползли нелепые слухи. Апотекарий Фабиус разрабатывал и внедрял все больше и больше неизвестных препаратов, которые, попав в жилы Десантников, оказывали на них недопустимое, разлагающее мораль и снижающее боевой дух влияние. И только слепой не мог видеть того, что, с молчаливого одобрения Эйдолона и самого Фулгрима, уже несколько Капитанов Легиона отдавались декадентству и на глазах утрачивали верность принципам Великого Похода.

Лишь четыре или пять Рот, чьи Капитаны напрямую подчинялись Веспасиану и были его давними друзьями, сохраняли верность идеалам Хемоса, но лорд-коммандер понимал, что их усилия не остановят всеобщее разложение. Он вертелся как белка в колесе, всеми силами пытаясь найти лазейки в жесткой иерархии Легиона и ослабить пагубное влияние приказов Эйдолона и попущений Фулгрима.

Все последние дни Веспасиан обивал пороги Примарха с требованиями об аудиенции, но даже его пост — третий по значимости в Легионе — не открыл перед ним золотые двери. Наконец, сегодня, сидя в Гелиополисе и наблюдая за гололитической трансляцией атаки на DS191, Веспасиан увидел то, что окончательно его доконало — происшествие со Второй Ротой. Не в силах сдерживаться, он пробежал по коридорам и палубам «Гордости Императора» и с ходу ворвался к Фулгриму.

— Веспасиан? — лениво обернувшись, Примарх секунду бессмысленно смотрел на него, а затем вновь обратил на статуи взгляд, вмиг ставший внимательным и цепким. — Как идет бой? — спросил он через плечо.

Лорд-коммандер постарался успокоиться и взять под контроль кипящий внутри гнев.

— Подходит к победному концу, мой лорд, но…

— Превосходно, — перебил Фулгрим, и Веспасиан лишь теперь заметил лежащие перед Примархом три меча. Огненный Клинок указывал на скульптуру Мария Вайросеана, проклятый серебряный меч Лаэра поблескивал у каменных ног Юлия Каэсорона. Наконец, странное, грубое оружие с золотой рукоятью и темно-серым лезвием лежало поверх груды обломков камня, когда-то бывших третьей фигурой композиции. По оставшемуся почти нетронутым мраморному лицу Веспасиан понял, что изображала она Соломона Деметера.

— Повелитель, — не сбился с настроя лорд-коммандер, — почему Капитаны Вайросеан и Каэсорон были отозваны на «Гордость Императора» вместо оказания поддержки Второй Роте? Если бы не появление Люция и Тарвица, Соломон и все его люди наверняка погибли бы!

— Они спасли Капитана Деметера? — удивленно произнес Фулгрим, и Веспасиан поразился, заметив легкую гримасу недовольства на его лице. — Какой… бравый поступок.

Лорд-коммандер решил идти до конца.

— Да, хотя их храбрость не понадобилась бы, поскольку Первая и Третья Роты находились в паре минут от взлетной палубы станции. Почему — их — отозвали?

— Ты что, допрашивать меня вздумал, Веспасиан? — раздраженно огрызнулся Феникс. — Я лишь исполняю приказы Воителя. Неужели ты уверен, что лучше него знаешь, как бороться с врагом?

Удивленный столь странным ответом, лорд-коммандер пожал плечами:

— Со всем моим уважением, повелитель, Воителя сейчас нет с нами. Вполне возможно, он даже не знает, что сейчас Дети Императора сражаются с орками, и я не понимаю…

Улыбнувшись, Фулгрим жестом прервал его и поднял темно-серый клинок с обломков статуи Соломона.

— Воитель знает всё, друг мой. И, что самое главное, он, как и я, понимает, что эта битва, столь… доблестно выигранная нашим Легионом, была вовсе не с зеленокожими.

— А с кем же тогда, мой лорд? — требовательно спросил Веспасиан. — Я уверен, что вправе знать это.

— Она должна была стать первой частью грандиозного сражения с чудовищной несправедливостью, обрушившейся на нас, должна была очистить наши ряды от тех, кто увяз в отживших свое догмах и закоснел в слепом повиновении лжецам. Тех, кто никогда не решился бы последовать за Воителем, ныне ведущим свои армии к Истваану III, на кровавых полях которого начнется отмщение предателям Великого Похода.

— Воитель направляется в систему Истваан? — повторил Веспасиан, не поспевающий за мыслями Примарха. — Но зачем? Простите, я не понимаю, как это вообще связано с нашими нынешними делами.

— Затем, что именно там лежит Рубикон, который ему суждено перейти, дорогой мой Веспасиан! — голос Фулгрима наполнился силой и чувством. — Там Воитель совершит первые шаги по Новому Пути. Пути, что приведет его и всех нас к славной эпохе чудес и совершенства!

Веспасиан изо всех сил пытался уследить за мыслью Примарха и разобраться в его речах, понемногу становящихся бредовыми. К тому же, грубый меч в руках Фулгрима притягивал взгляд, он казался живым, от него исходила неясная угроза и, похоже, жаждущим чьей-то смерти — быть может, самого лорд-коммандера.

Решительно выбросив из головы дурацкие суеверия, Веспасиан спросил:

— Разрешите говорить прямо, повелитель?

— Разумеется, Веспасиан! — обрадовано воскликнул Феникс. — Ты всегда должен говорить прямо, честно и открыто, а самое главное — свободно, ничем не ограничивая себя! Скажи, слышал ли ты когда-нибудь о философе Древней Земли по имени Корнелий Блайк?

— Нет, мой лорд, но я хотел…

— А тебе стоило бы почитать его труды, Веспасиан, — возбужденно болтал Фулгрим. Он приобнял своего лорд-коммандера за плечи и повел его к огромной картине в углу комнаты.

— Юлий открыл мне дивный мир его книг, и теперь я представить не могу, как жил во тьме, ничего не ведая о них. Эвандер Тобиас также высоко ставит творения Блайка, хотя он уже староват для того, чтобы наслаждаться всеми возможными способами, описанными на страницах Корнелия! — Феникс подтолкнул Веспасиана в бок. — Ты ведь понимаешь, о чем я, да?

— Мой лорд, прошу вас…!

Приложив палец к губам, Фулгрим развернул лорд-коммандера лицом к картине.

— Тише, Веспасиан, вот на что тебе стоит полюбоваться!

Все вопросы, которые лорд-коммандер секунду назад готов был обрушить на своего Примарха, в одну секунду вылетели у него из головы, изгнанные чистым ужасом, обретающимся на полотне. Это, несомненно, был портрет Фулгрима, но какой! Прекрасный образ Феникса постоянно искажался, подмигивал, расплывался, кожа то обтягивала череп, то свисала с костей, губы алчно кривились в ожидании неминуемого насилия и смертоубийства. Броня существа выглядела мерзкой пародией на гордые и благородные линии Мк. IV, всю её поверхность покрывали странные символы, корчившиеся на холсте, словно под слоем краски оказалось множество мерзких червей.

Веспасиан понял, что видит пред собой величайшее Зло. Оно сияло изнутри черным светом тайных знаний и вещей, содеянных ради наслаждения, тончайшая тень которого могла бы разорвать человеческую душу на куски. В мире для него не существовало пороков слишком мерзких, чтобы предаться им, глубин слишком мрачных, чтобы пасть в них, удовольствий слишком постыдных, чтобы отдаться им.

Лорд-коммандер молча, не в силах оторваться, смотрел в глаза Злу, и оно взирало на него в ответ. Веспасиан чувствовал, как ужас поднимается с холста и медленно вползает вглубь его разума и души, отыскивая тончайшие ростки тьмы, словно рачительный садовод. Ощущение чуждого присутствия понемногу становилось непереносимо ужасным, и гордый Веспасиан тяжело рухнул на колени. Сражаясь из последних сил, он все пытался отвести взгляд от пылающего жестокой страстью холста и чудовищной пустоты, скрытой в глазах жуткого двойника Примарха. Он видел в них рождения и смерти Вселенных, бесконечный круговорот звездных облаков и осознавал, сколь тщетны попытки его, слабого человека, сопротивляться своим тайным похотям.

Губы портрета изогнулись, выпучились, образовав кривую и алчную ухмылку:

— Откройся мне… — казалось, шептали они. — Обнажи предо мной свои темнейшие желания…

Оно обшаривало самые дальние уголки его сущности, проникало повсюду в поисках тьмы и злобы, горечи и ненависти, зависти и желчи — но в чистой и светлой душе Веспасиана не нашлось ни единого черного пятна, куда тварь смогла бы запустить свои когти и угнездиться навек. Лорд-коммандер воспрянул, и его сила возросла, смешавшись с гневом. Он отвел взгляд от портрета, ощутив взрыв злобы, последовавший за тем, как чудовище осознало целомудрие своей несостоявшейся жертвы. Веспасиан попытался выхватить меч и располосовать омерзительный холст, но сил твари хватило, чтобы удержать его на месте и запереть в темницу из собственной плоти.

— Он не отозвался мне, — с отвращением произнес портрет. — Он бесполезен. Убей его.

— Веспасиан, — очень отчетливо произнес Фулгрим, и лорд-коммандер готов был поклясться, что Примарх назвал его имя темно-серому клинку.

Напрасно пытаясь повернуть голову, Веспасиан почувствовал, как острие меча уперлось в его шею. Он попробовал закричать, предупредить Феникса о том, что скрывается на портрете под слоями краски, но его горло словно стянуло железным воротником, а язык примерз к небу, скованный ледяным ужасом.

— Действие, Веспасиан, вернейший путь к наслаждению, — прошептал Фулгрим, — и поэтому тот, кто сковывает себя, ограничивает и не исполняет свои желания, становится чем-то вроде язвы на теле Галактики. Ты многого достиг, дружочек, а в будущем оказался бы моей правой рукой… но, увы, только что подписал себе смертный приговор. Ты и подобные тебе — чума, грязнящая ряды Детей Императора. И я искореню её.

Давление клинка на шею усилилось, его острие пронзило кожу Веспасиана, и к вороту брони побежала теплая струйка крови.

— Пожалуйста, не надо… — прошептал он тише, чем шуршит опадающий с дерева последний лист.

Не услышав его или не пожелав услышать, Фулгрим одним плавным движением пронзил анафемом его позвоночник. Меч легко вышел наружу через грудную клетку и остановился лишь, когда золотая рукоять уперлась в затылок Веспасиана.

…СЕРВИТОРЫ ЛЕГИОНА ОЧИСТИЛИ ГРУЗОВЫЕ ПАЛУБЫ ОРБИТАЛЬНОЙ ПЛАТФОРМЫ от бесчисленных трупов зеленокожих, и воины, перебившие их, собрались в одном из огромных технических помещений станции. Они знали, что их любимый Примарх решил обратиться к ним с напутственным словом, и сейчас с радостью в глазах следили за величественной фигурой Фулгрима, входящего в гигантские ворота. Перед ним шествовал строй герольдов, избранных среди юных неофитов, завершивших обучение и ожидающих принятия в ряды Детей Императора. Трубы ревели, приветствуя Феникса, гром фанфар сопровождал его, и, наконец, рокочущая лавина оваций Десантников оглушила собравшихся.

Облаченный в свой неизменный доспех, Примарх Детей Императора наслаждался произведенным впечатлением, понимая, насколько великолепным и недостижимо прекрасным кажется он своим воинам. Тонкое лицо, как всегда бледное и недвижное, обрамляла пышная грива белых, почти альбиносовых волос, к бедру был пристегнут анафем, несколько часов назад сразивший Веспасиана. Он взял меч, желая лишний раз напомнить самому себе о верности Воителю и невозможности сойти с избранного пути.

Лорд-коммандер Эйдолон, апотекарий Фабий и капеллан Чармосиан, старшие офицеры Легиона и его «ближний круг», поверенные в планы восстания, шли следом. Их задачей в ближайшее время станет распространение идей Воителя среди рядовых Десантников. Огромный металлический саркофаг Древнего Риланора, Хранителя Традиций, двигался чуть позади — скоро эта традиция отойдет в прошлое, подумал про себя Фулгрим. Дредноут явно не примет новых порядков.

Красуясь перед воинами, Феникс дождался, пока стихнут аплодисменты. Затем он начал свою речь, задерживая взгляд своих глубоких темных глаз на тех Десантниках, кто последует за ним, и стараясь избегать тех, кто окажется непригодным для нового мира.

— Братья мои! — начал Фулгрим напевным и звенящим голосом. — Сегодня вы показали проклятым зеленокожим уродам, что случается с ничтожествами, осмелившимися встать на пути Детей Императора!

Новая порция восторженных аплодисментов прокатилась под высокими сводами отсека. На этот раз Феникс не стал дожидаться, пока они стихнут, и продолжил речь, легко перекрыв шум.

— Командующий Эйдолон выковал из вас оружие, от которого дикари не смогли защититься! Совершенство, мощь, разум: важнейшие качества для лучших воинов человечества, для тех, кто сражается на острие копья Легиона, и вы показали их врагам! Эта станция вновь принадлежит Империуму, как и все прочие, что зеленокожие твари заняли в бесплодной попытке противостоять нам!

— Настал час, — продолжил он, — направить силы Легиона на освобождение миров Каллинида, захваченных этими тупыми дикарями! Мой брат, Феррус Манус, и его Железные Руки, вместе с нами изгонят ксеносов с этих земель во имя Великого Похода!

Фулгрим уже мог ощутить повисшее в воздухе напряженное ожидание и наслаждался паузой перед тем, как произнести слова, что навсегда поделят Легион надвое — одни пойдут к славе, другие к смерти. Десантники ждали приказа, не ведая о том, что он будет означать для будущего Галактики, судьба которой повиснет на волоске.

— …Но многих из вас, братья, уже не будет здесь, — наконец произнес Феникс. Он услышал слитный разочарованный вздох и с трудом удержался от взрыва дикого, клокочущего смеха. Вот ведь дураки, даже не догадываются, что он собирается лишить их не только славы победителей орков, но и самой жизни!

— Наш Легион разделится, — продолжил Фулгрим, поборов внутреннюю истерику и поднимая вверх руки в успокаивающем жесте. Горестные и недовольные возгласы мгновенно стихли. — Меньшая часть Десантников под моим началом присоединится к Феррусу Манусу и его Железным Рукам на Каллиниде IV. Остальные же направятся в систему Истваан, где поступят в распоряжение 63-й Экспедиции Воителя. Это приказ, утвержденный им и заверенный мною, вашим Примархом! Лорд-коммандер Эйдолон возглавит вас в мое отсутствие, которое, впрочем, продлится не так уж долго.

— Коммандер, прошу вас, — пригласил он Эйдолона выйти вперед.

Поклонившись, тот встал по правую руку от Примарха:

— Воитель вновь зовет нас помочь Сынам Хоруса в бою! Он по достоинству оценил наши умения и доблесть, а мы вновь с радостью докажем свое превосходство над собратьями. Над системой Истваана нависла угроза самого масштабного восстания в истории Великого Похода, и поэтому мы будем там не одни: Воитель призвал также Гвардию Смерти и Пожирателей Миров!

Пораженный вздох разнесся по палубе при звуке имен столь жестоких Легионов, Эйдолон же лишь снисходительно улыбнулся.

— Я вижу, многие из вас помнят о том, как сражались рядом с этими Астартес, и прекрасно, сколь мрачной и безыскусной становится война, когда они принимают участие в ней. Что ж, тем ярче засверкает на их фоне слава и честь Третьего Легиона! Мы покажем им и Воителю, как воюют избранные Императором!

Десантники разразились одобрительными криками, а Фулгрим неожиданно помрачнел. Он подумал о том, как тупое упорство Веспасиана, по сути, обрекло на смерть множество прекрасных воинов, ставших бы в сияющий строй армии Воителя и овеявших себя славой в Новом Походе.

Сражаясь за Хоруса, они достигли бы невиданных высот совершенства.

Увы, Веспасиан в слепоте своей запрещал им принимать химические стимуляторы Байля и проходить через возвышающие хирургические вмешательства, тем самым превратив своих воинов в будущих жертв смертельной ловушки, устроенной Воителем на Истваане 3. Фулгрим понял, что должен был гораздо раньше покончить с лорд-коммандером, и смесь жалости, презрения и ненависти наполнила его жилы прекрасным возбуждающим коктейлем.

— Воитель требует, чтобы мы прибыли немедленно! — Эйдолон перекричал шум в строю Детей Императора. — Хотя Истваан не столь далек от Каллинида, состояние варпа продолжает дестабилизироваться, поэтому нужно спешить. Мой ударный крейсер «Андрониус» снимается с орбиты через четыре часа. Не забывайте о том, что нам предстоит отвечать за весь Легион, и я хочу, чтобы во время битвы за Истваан Воитель стал свидетелем высочайшего искусства войны!

Эйдолон отсалютовал Примарху, и тот немного похлопал ему.

Теперь Фулгриму осталось выполнить последний из приказов Воителя.

Ему предстояло привлечь на его сторону Ферруса Мануса.


Глава Семнадцатая Ничего, что повредило бы твоей совести | Фулгрим | Глава Девятнадцатая Ошибка правосудия