home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Хлено

Норби и захватчики

Нухленония вновь стала целиком планетой. «Многообещающему» пришлось несколько раз обогнуть ее, прежде чем Джефф, внимательно наблюдавший за картиной на смотровом экране, смог засечь светлое пятнышко в океане, где над водой поднимались черные вентиляционные трубы подводного здания.

Хлено опять поднялись им навстречу с угрожающе протянутыми щупальцами, готовые сразиться с незваными пришельцами, но на этот раз команда «Многообещающего» тоже была готова к неожиданностям. Поправив транслятор, висевший у него на шее, Ухфай обратился к своим сородичам через громкоговорители.

— Здравствуй, отец, — неуверенно произнес он. — Это твой сын Ухфай. Меня спасли эти добрые, цивилизованные существа, которые приложили немало усилий и подверглись многим опасностям, чтобы вернуть меня домой целым и невредимым. Пожалуйста, не нападайте на корабль. Они не заслуживают такого обращения, и, кроме того, я тоже страдаю от ваших вибраций.

Его речь транслировалась наружу и одновременно понижалась по частоте внутри корабля, чтобы остальные члены команды могли его слышать.

— Ухфай, сын мой! Мы с матерью считали тебя погибшим, когда обнаружили, что ты пропал, а лиана Дуказа с корнями вырвана из почвы зоопарка!

Голос отца Ухфая улавливался перенастроенными сенсорами корабля и передавался в штурманскую рубку на двух частотах: для Ухфая и остальных. Его рокочущий голос был похож на отдаленные раскаты грома.

— Я все объясню, отец, если ты позволишь нам присоединиться к тебе в зале отдыха. Эти существа не могут дышать под водой. Мы должны встретить их там, где всем будет удобно.

— Мы согласны, сынок, но требуем, чтобы эти существа не приносили с собой никаких механических устройств. Мы не можем допустить распространения технологии на нашей планете.

— Скажи своему отцу, что мы не сумеем добраться до воздушного шлюза вашего здания без снаряжения для подводного плавания, — мрачно произнес Фарго.

— А я никуда не пойду без Норби, — добавил Джефф.

Пока Ухфай пытался объяснить это своему отцу, Фарго сказал:

— Послушай, Олбани, тебе лучше остаться на борту «Многообещающего». Ты достаточно хорошо разбираешься в управлении, и, если нам придется бежать… то есть плыть, спасая свою жизнь, ты сможешь забрать нас.

Олбани нахмурилась:

— Меня снова оставляют потому, что я женщина? Я понадоблюсь тебе внизу.

— Давай не спорить, лейтенант! Я старше тебя по званию. Это приказ.

— Кто кого старше? Мой чин в манхэттенской полиции выше, чем твой на секретной службе у Йоно.

— Пожалуйста, Олбани! — вмешался Джефф. — Если ты не останешься, то вынужден остаться Фарго, поскольку нам нужно взять с собой Норби, но Норби не пойдет без меня. А если Фарго останется здесь, то он будет дуться на тебя. Ты же его знаешь! Если он всерьез разобидится, то может улететь без нас.

Олбани улыбнулась:

— Твой аргумент хорош, Джефф. Учитывая ребячество Фарго, лучше позволить ему поступить по-своему.

— Ребячество? — раздраженно переспросил Фарго, но тут Ухфай прервал чуть было не возникшую ссору.

— Я никак не могу поладить с отцом, — сообщил он. — Он очень гордый Хлено.

В этот момент из транслятора зазвучал голос его отца:

— Вы можете взять с собой снаряжение, необходимое всем для жизни, а также своего ручного робота, но вам придется ответить перед судом за недавнее вторжение в зоопарк.

— Никакого суда, — твердо возразил Фарго. — Иначе мы останемся здесь и оставим вашего сына у себя.

Ухфай разрыдался: из его желтых глаз хлынули огромные слезы.

— Мой отец такой гордый! — всхлипнул он.

— Не плачь, Ухфай, — сказала Великая Драконица, нежно погладив его чешуйчатой лапой. — Я сама поговорю с твоим отцом. Не выношу тех, кто чванится без всякой причины. Он ведет себя так, словно он — Великий Дракон Джемии. Эй, ты, Хлено! Ты, который у них главный! Как тебя зовут?

— Я начальник этого сектора Нухленонии, и меня зовут Бурлик. Освободите моего сына.

— Не позволяй себе вольностей, ты, ничтожный начальник сектора на мелкой планетке! Ты разговариваешь с Великой Джемианской Драконицей, правительницей того мира, на который вы совершили вероломное нападение, варварски парализовав наших Менторов. Я проколю твои воздушные мешки и подпалю шкуру, если ты не научишься вести себя как следует! У Древних были гораздо лучшие манеры, чем у тебя.

Фарго отчаянно жестикулировал, умоляя Великую Драконицу сбавить обороты, но с таким же успехом он мог бы отмахиваться от наступающей бури.

— Древние? — Как ни удивительно, но тон Бурлика заметно смягчился. — Вы в самом деле видели их?

Фарго сразу же воспользовался преимуществом.

— Разумеется, мы видели Древних, — высокомерно заявил он. — Они хорошо с нами обращались, поскольку мы с ними родственники.

После этих слов среди Хлено возникло сильнейшее волнение. Они отступили на несколько метров и сбились в плотную группу, вибрируя щупальцами так, словно между ними велась оживленная дискуссия.

— Как ты можешь так говорить, Фарго? — прошептал Джефф. — Между нами нет родственных связей.

— Хлено об этом не знают. До сих пор они видели только Великую Драконицу. Тебя не видел никто, кроме Ухфая и того Хлено, который перенес тебя сюда. Твой похититель, скорее всего, был обычным исполнителем, ничего не знавшим о Древних, а Ухфай всего лишь ребенок. Теперь же мы имеем дело с высокопоставленными лицами.

— Да, но…

— Никаких «но». Мы прямоходячие; мы имеем голову, руки и глаза в нужных местах. Нам не хватает одного глаза и пары рук, но они этого не заметят. Они заметят только сходство с Древними. Я собираюсь открыть воздушный шлюз и показаться им. Джефф, приготовь водолазное снаряжение для нас с тобой и Великой Драконицы.

— Но у нас только два акваланга, — возразил брат. — Великой Драконице придется остаться здесь.

— Ничего подобного, — сказал Норби. — Я смогу окружить Джеффа своим защитным полем, пока мы будем плыть. Фарго и ее величество наденут акваланги. Единственное, в чем я сомневаюсь — будет ли это путешествие безопасным для меня. Даже если эти ужасные существа примут вас за какую-то разновидность Древних, они все равно питают варварскую неприязнь к роботам и могут снова бросить меня в тюрьму.

— Ухфай этого не допустит, — с беспокойством пробормотал Джефф.

— Сам Бурлик этого не допустит, — с неоспоримой уверенностью добавил Фарго. — Особенно после того, как они хорошенько рассмотрят нас. Они почитают Древних, которые сделали их разумными и дали им цивилизацию. Даже несмотря на то, что в конце концов Древние разрушили планету своей технологией, Хлено по-прежнему уважают их. Посмотрите, как они отреагировали, когда услышали, что мы всего лишь видели Древних.

— Ладно. — В голосе Джеффа по-прежнему звучало сомнение. — Давайте покажемся им и посмотрим, как они себя поведут. Пожалуйста, Олбани, позаботься об Ооле, пока нас не будет. Я не знаю, как долго она собирается оставаться в своей защитной оболочке.

Фарго открыл люк воздушного шлюза и выглянул наружу. Он втянул голову, приподняв плечи, делая вид, будто у него нет шеи, и вытянул руки диагонально вверх, подчеркивая их наличие.

— Оставайся позади меня и немного справа, — прошептал он. Джефф подчинился.

Хлено отреагировали так, как и предсказывал Фарго. Их щупальца развернулись во все стороны, и они медленно начали опускаться хвостами вниз, пока не опустились к самой поверхности воды.

— Вероятно, это жест полной покорности и смирения, — ухмыляясь, заметил Фарго.

— Надеюсь, что так, — пробормотал Джефф.

Последние сомнения исчезли, когда заговорил Бурлик. Его голос больше не звучал как отдаленный гром, а сделался тихим и медоточивым:

— Инопланетяне, мы выражаем вам свое глубочайшее почтение и просим извинения за свои прежние угрозы, — сказал он. — Вы олицетворяете Древних, поэтому мы не причиним вам никакого вреда. Мы с готовностью примем людей и механизмы, необходимые вам для поддержания жизни, даже маленького робота, если вы будете крепко держать его.

— Это мы вам гарантируем, — проворчал Фарго. Приладив загубник акваланга, он нырнул в воду.

Джефф помог Великой Драконице закрепить на спине баллоны с воздухом.

— После вас, ваше величество, — вежливо сказал он.

Она плюхнулась в воду. Джефф, крепко прижав к себе Норби, прыгнул за ней без акваланга.

Вскоре они собрались в зале отдыха, расположенном в центре огромного подводного здания. Великая Драконица, Фарго и Джефф, прижимавший к себе Норби, стояли возле бассейна. Ухфай плавал в воздухе рядом с ними, словно защищая пришельцев от возможных неожиданностей. Его отец Бурлик расположился напротив, а другие Хлено почтительно выстроились сзади.

Когда Ухфай закончил рассказывать свою историю, наступила тишина, по крайней мере для человеческого слуха, пока Хлено обменивались мнениями. Потом Ухфай передал транслятор своему отцу и помог закрепить его.

— Мы никогда не считали Дуказу разумным или опасным существом, — сказал Бурлик. — Мы рады, что теперь он исчез, а мой сын спасся от его смертоносных объятий. Мы не забудем, что вы приложили усилия к его освобождению. Однако как получилось, что мой сын стал понимать мысленную речь, которую вы называете телепатией?

— Телепатическое общение возможно лишь в том случае, когда один телепат прикасается к другому, — объяснил Джефф — Мы, люди, стали телепатами только потому, что подружились с драконами. Если вы позволите Великой Драконице несильно укусить вас, то тоже станете телепатом.

Бурлик посмотрел на Великую Драконицу, но не сдвинулся с места.

— Это не больно, отец, — сказал Ухфай, взяв у него транслятор. — Великая Драконица очень добрая, она утешала меня, когда я плакал. Разве не так, ваше величество?

— Совершенно верно, — серьезно подтвердила Великая Драконица, хотя Бурлик не мог слышать ее без транслятора. Тем не менее он протянул ей одно из своих щупалец. Взяв щупальце в пасть, Великая Драконица надавила на него передним клыком, сделав небольшой прокол. Потом она испытующе взглянула на Хлено, отвернулась и разочарованно сообщила:

— Ничего не получилось, Фарго. Я передала ему мысленное сообщение, но он не ответил.

Братья изумленно переглянулись. Внезапно Джефф просиял.

— Послушайте, — сказал он. — Разве в драконьих зубах нет крошечных каналов, по которым жидкость поступает в кровь укушенного?

— Правильно, — подтвердила Великая Драконица.

— В таком случае, бриллиантовые колпачки на ваших царственных клыках, мэм, мешают жидкости проникнуть в кровь Бурлика.

— Думаю, Джефф прав, — сказал Фарго. — Попробуйте воспользоваться одним из коренных зубов, ваше великолепие.

— Мне нравится такое решение, — заметила Великая Драконица. Снова взяв щупальце Бурлика, она проколола его в другом месте острым краем одного из своих коренных зубов.

Ответ Бурлика был беззвучным, но поток мыслей, хлынувший в сознание Великой Драконицы, не оставлял сомнений в том, что теперь он стал телепатом. Однако возмущению его не было предела.

«Прошу прощения, — передала Великая Драконица. — Я немного не рассчитала силы».

Она повернулась к Фарго и Джеффу.

— На этот раз у меня получилось, но, похоже, он немного расстроился, — вслух сообщила она.

Джефф подошел к Бурлику и положил руку на его широкую спину.

«Вы слышите меня, Бурлик? Я разговариваю с вами мысленно».

«Я слышу тебя, человеческое существо. Что за великолепный дар! Мы все должны научиться этому».

— Он хочет, чтобы Великая Драконица укусила остальных Хлено, собравшихся здесь, — сообщил Джефф. — Думаю, нам лучше согласиться.

— Х-мм. — Фарго помедлил. — Я-то не против, но неужели он думает, что Великая Драконица будет каждый раз возвращаться сюда для прививок, пока не сделает их всех телепатами? Тогда ей придется перекусать и всех новорожденных.

— Такая проблема вряд ли возникнет. Возможно, через некоторое время Хлено разонравится телепатия. Возможно, их дети автоматически унаследуют ее, как у джемианских драконов. А если нет, то они умеют путешествовать в гиперпространстве и могут приносить на Джемию своих детей для… э-ээ, операций по телепатии. Драконы сделают это в обмен на мир с нухленонцами, которые больше никогда не будут Захватчиками.

Закончив свою нелегкую работу, Великая Драконица изрядно устала. Вознаграждением ей послужили бурные восторги Хлено, восхитившихся своим новым даром.

— За такое доброе дело мы навеки даруем вам свободу, — объявил Бурлик.

— Благодарю вас, но, боюсь, нам нужно нечто большее, — ответил Фарго с очаровательной улыбкой. — Вы забрали с Джемии рабочих роботов и заключили их в тюрьму. Вы также парализовали роботов-Менторов, которых оставили на Джемии — возможно, потому, что они оказались слишком тяжелыми для вас. Мы хотим, чтобы вы вернули рабочих роботов и активизировали Менторов.

Бурлик уставился на Норби и вздрогнул.

— Роботы! Да, Древние тоже считали их необходимыми. Они верили в технологию и позволили ей разрушить нашу цивилизацию на Нухленонии. После ухода Древних мы поклялись больше никогда не использовать технологию, за исключением механизмов, обеспечивающих деятельность нашего зоопарка и пищевой фабрики. Более того, мы торжественно поклялись спасти все другие планеты, которые мы посетим в поисках Древних. Мы разрушим порочную и вредную технологию ради блага всех разумных существ.

— Но это неправильно, — возразил Джефф. — От технологии нельзя полностью отказаться. Вы цивилизованны, поскольку не охотитесь за пищей в океане, как делали ваши примитивные родственники. Вы зависите от пищевой фабрики, которая управляется роботами. Это ведь технология, и она дает вам свободное время для культуры и размышлений, без которых не существует настоящей разумной жизни. Вредна не технология сама по себе, а ее неразумное использование. Вы не можете решить эту проблему, разрушив технологию и уничтожив цивилизацию. Перемены к лучшему наступают тогда, когда мы сможем пользоваться технологией мудро и умеренно.

— Отец, — сказал Ухфай. — Это человеческое существо мыслит разумно. Мы нуждаемся в технологии, чтобы оставаться цивилизованными.

— Но мы стараемся хранить верность заветам Древних, — сердито протестовал Бурлик. — Когда-нибудь они вернутся, и мы покажем им, что усвоили урок. Мы не опустошили планету так, как это сделали они. Мы сохранили ее, чтобы они могли исправить свои прошлые ошибки и жить здесь в мире и согласии.

— Подумайте над своими словами, — сказал Фарго. — Они не могут восстановить планету, не используя механизмов. Насколько нам известно, Древние никогда полностью не отказывались от технологии.

— Откуда вы знаете? Ухфай сказал, что ваш визит к ним произошел в отдаленном прошлом. Откуда вы знаете, что произошло с ними после того, как они покинули Нухленонию?

— В наших исследованиях Вселенной мы не раз видели их следы. Они посещали другие планеты, но никогда не оставались там надолго. Иногда они ничего не меняли, а просто брали образцы животных. Так случилось на Земле, нашей родной планете. На Джемии они усовершенствовали породу драконов. Точно так же они поступили с вами здесь, на Нухленонии. Это они оставили роботов-Менторов, чтобы учить драконов; тех самых Менторов, которых вы парализовали. Неужели можно назвать это верностью заветам Древних — разрушить, что создано их руками?

— Почему вы думаете, будто именно Древние создали Менторов?

— Потому что Менторы похожи на Древних, — с серьезным видом ответил Фарго. — Мы видели Древних и не могли не заметить их сходства. Видите ли, сэр, Менторы не отказались от технологии, они использовали ее с умом, как учили их Древние.

Великая Драконица повернулась к Фарго.

— Я тоже поразилась их сходству, — сказала она. — Когда я увидела шесть конечностей и три глаза, я сразу же подумала о Менторах. Древние — это и есть Другие, не так ли?

— Полагаю, вы правы.

— Интересно, — заметил Джефф. — Мы несколько раз отправлялись на поиски Других и возвращались ни с чем. На этот раз мы не искали их, однако встретились с ними.

Бурлик погрузился в нелегкое раздумье.

— Можете ли вы сказать нам, живы ли сейчас Древние, или Другие, как вы их называете. Можете ли вы сказать, используют они технологию и в наши дни?

— Нет, не можем, — ответил Фарго. — Однако мы ищем их, как и вы, и надеемся когда-нибудь найти. Мы просим вас вернуть роботов, похищенных с Джемии. Верните трудоспособность им и Менторам — это будет жестом вашей доброй воли.

— Я испытываю стремление сделать так и отдать вам ваших роботов, но мы не знаем, как вернуть их к жизни, — печально произнес Бурлик. — Когда мы вибрируем своими щупальцами определенным образом, то производим интенсивные ультразвуковые колебания, которые могут повредить или даже уничтожить как биологические, так и искусственные организмы. Однако мы не знаем, как устранить последствия вибрации, если дело доходит до паралича или дезактивации.

— Поэтому я и взял с собой Норби, — быстро сказал Джефф. — Я прошу, чтобы ему позволили осмотреть роботов и воспользоваться вашим компьютером. В некоторых вопросах он умнее нас и, может быть, найдет способ оживить роботов.

— Это абсолютно необходимо? — В голосе Бурлика появились страдальческие нотки. — Несмотря на все сказанное вами, нам трудно позволить роботу свободно передвигаться по нашему миру.

— Подождите! — внезапно воскликнул Фарго. — Олбани пытается связаться с нами. Олбани, я слышу тебя. Что случилось?

— Фарго и Джефф, здесь назревает кризис, — послышался ее голос— Яйцо Оолы, или как там оно называется, потрескалось и распалось на кусочки.

— Все в порядке, — успокоил ее Джефф. — Обычно для того, чтобы Оола покинула свою защитную оболочку, нужно напеть определенную мелодию, но иногда это случается само по себе.

— Дело не в этом, — перебила Олбани. — Я с интересом наблюдала за происходящим. Потом появилась Оола и прыгнула в океан через открытый люк воздушного шлюза, прежде чем я успела остановить ее. Она исчезла.


Глава одиннадцатая Снова на Нухленонии | Норби и захватчики | Глава тринадцатая Яйцо