home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Мы не такие, как все»

Этот шокирующий манифест сделался откровением для потенциальных акционеров, в нем отражался образ компании, отличной от всех остальных и имеющей амбициозные планы. Послание составил лично Ларри Пейдж, и он постарался предельно ясно дать понять, что Google – компания нетипичная и намеревается таковой оставаться и впредь.

Обращаясь к потенциальным покупателям акций, Пейдж убеждал их, что «Google не традиционная компания. Мы не собираемся становиться таковой. На протяжении эволюции Google как частной компании мы всегда управляли ею в ином ключе. Мы ставили во главу угла создание атмосферы творчества и дерзновения, это всегда помогало нам обеспечивать нашим пользователям по всему миру, избравшим наш сервис, объективный, неограниченный и бесплатный доступ к информации»(4).

Множеством разных способов компания Google демонстрировала свою независимость от Уолл-стрит, в том числе отказывая аналитикам в предварительной информации о планируемых финансовых результатах: пусть они сами строят догадки на эту тему, решили в Google. «Мы не практикуем директивы, – объявил Эрик Шмидт. – Мы не хотим задавать определенный метод ведения бизнеса. С этой точки зрения директивы, если они намечают квартальные ориентиры, могут ограничить нам свободу действий»(5). Google будет принимать все решения, ориентируясь на процветание и долгосрочные интересы акционеров, даже если квартальные показатели доходов окажутся непрезентабельными.

Пожалуй, самой шокирующей деталью в регистрационных документах IPO было отсутствие у компании генерального директора – объявлялось, что эта должность останется вакантной до тех пор, пока учредители не подберут устраивающую их кандидатуру. Эрику Шмидту отводилась роль председателя исполнительного комитета, что давало ему полномочия на выполнение формальных и юридических процедур.

Ознакомившись с формой S1, Комиссия по ценным бумагам и биржам (КЦББ) осталась не слишком довольна ее содержанием. Она потребовала внести множество изменений, в том числе указала соучредителям на недопустимую небрежность в оформлении. «По всему тексту документа при упоминании генерального директора, директоров и крупных акционеров компании вы называете их по именам, – писал инструктор комиссии. – Для придания документу должной ясности будьте добры просмотреть весь текст и указать имена и фамилии или просто фамилии указанных лиц». Но Пейдж и Брин отказались внести требуемые поправки(6).

И все же некоторые поправки они вынуждены были внести. Дело в том, что на момент первичного размещения акций компания Google была ответчиком по миллиардному иску о нарушении патентных прав, поданному против нее Overture Services. В связи с этим у КЦББ имелось возражение: «Вы утверждаете, что иск Overture Services "не по существу", однако это – правовое заключение, делать которое компания Google не уполномочена. Просим вас внести изменения в данное утверждение или удалить его»(7). На сей раз Google соизволила прислушаться к мнению регуляторов, а затем почла за лучшее урегулировать судебное дело, чтобы оно не омрачало ее выход на фондовый рынок. В рамках урегулирования компания Google согласилась передать Yahoo! 2,7 миллиона обыкновенных акций Google за право использовать патентованные технологии Overture.


6.  Google выходит в люди | Google. Прошлое. Настоящее. Будущее | Голландский аукцион