home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



134. Таглиос. Рекомендуется подавать холодным

За Тобо могла приглядывать лишь Госпожа, но она не проявляла к этому особого интереса. За Госпожой мог приглядывать лишь чудо-мальчик. А у него на уме было совсем другое. И слишком многое из этого другого уже было помечено печатью тьмы.

Ни Шукрат, ни Костоправ, ни Госпожа не обратили на это внимания. А ночи в городе уже утратили свое традиционное шумное очарование. Некоторые даже начали сравнивать новую эпоху с теми временами, когда Протектор натравливала на город свору Теней-убийц — просто чтобы спустить с поводка невидимый ужас.

И тот факт, что сейчас, в отличие от прошлых лет, практически никто не погибал, остался неотмеченным.

Неизвестные Тени развлекались на всю катушку, запугивая живых. Равно как и Тобо, обнаруживший, что волен поступать, как ему хочется.

Но только не во сне.

В снах Тобо начала преследовать женщина. Прекрасная нюень бао, выглядевшая воплощением печали.

Сердцем Тобо понимал, что это его мать — такая, какой она была в молодости, еще до встречи с его отцом. Обычно она появлялась не одна. Иногда ее сопровождала молодая, еще не сгорбленная бабушка Гота. А иногда другая женщина — всегда спокойная, всегда улыбающаяся, но выкованная из более прочной стали, чем Бледный Жезл — меч дядюшки Доя. Эта женщина — скорее всего его прапрабабушка Хонь Тэй — всегда молчала. Но один ее неодобрительный взгляд говорил больше, чем сотня слов Сари.

Переполнявшее Тобо желание мстить оказалось неприемлемым для всех этих женщин, сотворивших и сформировавших его.

Тобо так и не смог понять, то ли к нему являются духи его предков — а такая возможность полностью укладывалась в религиозные представления нюень бао, — то ли эти женщины есть продукт некого пораженного совестью уголка его сознания. Но наполнившая его тьма уже стала настолько сильной, что появилось желание избавиться от них.

Никто из женщин не желал, чтобы за них мстили.

— Ты лишь навредишь себе, — предупреждал дух Сари. — Если ты и дальше будешь идти по этому пути, то угодишь в ловушку. Забудь о своей боли. Обними свою истинную судьбу и позволь ей возвысить тебя.

Хонь Тэй всматривалась в него глазами, похожими на холодные стальные шарики, соглашаясь, что он стоит на перепутье. И что ему предстоит сделать выбор, который определит всю его оставшуюся жизнь.

Разумеется, он знал, что слова, произносимые женщинами-духами, да и сами они, — почти наверняка метафоры.

Когда Тобо просыпался, совесть его не тревожила. Поэтому он старался не спать.

Но недосыпание еще сильнее затуманивало ясность его суждений.

Ночной народец неизменно докладывал Тобо одно и то же: Аридата Сингх не покидает свой рабочий кабинет. Он работает днем и ночью и почти без сна, отчаянно стремясь сохранить целостность таглиосского мира. Борьба за предотвращение анархии должна была всего за несколько дней измотать его и поколебать решимость. Многие на его месте уже начали бы резать глотки, лишь бы порядок восстановился быстрее, а отчаяние отступило. Аридата же побеждал противников разумными доводами и открытостью. Он ни с кем не вел секретных переговоров. И обязательно называл тех, кто отказывался вести городские дела открыто.

Имена обструкционистов становились известны всем. А люди, пережившие осаду и пожары, уже не прощали традиционного кучкования по фракциям и кланам.

Произошло прежде немыслимое. Нескольких человек из высших каст жестоко избили. В толпе видели шадаритов, поощрявших насилие. Однако над этим никто не стал задумываться. А Аридата Сингх, похоже, об этом даже не узнал.

Стояла глубокая ночь, но поток людей, приходивших и покидавших казармы Городских батальонов, где находился штаб Аридаты Сингха, все еще не иссяк, хотя и превратился в тонкий ручеек. Здание начал медленно окутывать темный туман. Людей охватывала сонливость. Из тени в тень крались живые тени. На мгновение то там, то сям можно было увидеть человечков или маленьких животных — но заметить их не смог бы уже никто.

Среди всей этой кутерьмы вышагивал Тобо — настолько усталый, что у него слипались глаза, и настолько уверенный в себе, что не прихватил леталку и не защитился черным балахоном. Настолько уверенный, что не перепроверил донесения Неизвестных Теней.

Он собирался войти, свершить возмездие и уйти незамеченным. И судьба Аридаты Сингха останется великой и ужасной тайной.

Тайный народец ничего не мог ему поведать о кабинете Аридаты. Они не могли в него проникнуть, потому что в нем отсутствовали окна, а дверь всегда плотно закрыта. Но часовые перед ней сейчас храпели.

Тобо толкнул дверь. Слегка скрипнув, она распахнулась. Он вошел, взволнованно дыша, и увидел трех человек: двое спали на стульях, один уткнулся лицом в стол.

— Плохо, — пробормотал Тобо, заметив потенциальных свидетелей. Впрочем, это его сейчас не волновало.

— Совсем плохо, — проговорил Аридата, выпрямляясь за столом.

Тобо успел лишь услышать, как сзади что-то зашуршало, и тут же нечто тяжелое ударило его по затылку с такой силой, что треснула кость. И он рухнул во тьму, зная, что его предали, что он угодил в ловушку. Неизвестные Тени рассеялись во все стороны, превращая Таглиос в город ночных кошмаров.

Сари, Гота и Хонь Тэй уже поджидали Тобо на другом берегу сознания. И все трое заявили ему, что случившееся — дело исключительно его рук. Он мог бы этого избежать, просто поступив правильно.

Его предупреждали. Но он не прислушался.

Никогда еще Тобо не видел Сари в такой глубокой печали.


133.  Равнина. Опасная игра | Хроники черного отряда. Книги мертвых | 135.  Таглиос. Сезон безумия