home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



129. Таглиос. Открытая могила, открытые глаза

Многочасовые церемонии меня утомили. Мне хотелось прилечь где-нибудь и как следует выспаться. Но я не желал дарить Повелительнице Тьмы долгую отсрочку.

— Вот они, — сказала Аркана на весьма бойком, но скверном таглиосском, указывая на восемь старых деревянных бочонков. — Восемь разных человек по очереди залезали туда и наполняли их бумагами и всем прочим, что там отыскалось. Каждый бочонок я велела закупоривать сразу, как только человек вылезал. И делал это неграмотный бондарь.

— Ты воистину сокровище, дорогая дочурка. Господа, пора разводить костер. — Я уже подготовил несколько тележек с дровами, купленными у торговца, обычно продававшего их тем, кому требовалось топливо для погребального костра. Меня весьма удивило, что у него отыскался запас, — если учесть недавние события.

Все господа, к которым я обращался, были родом из Хсиена. Они знали только то, что эти восемь бочонков содержат надежду на жизнь для чудовища куда более кровожадного, чем легендарные Хозяева Теней, терзавшие Страну Неизвестных Теней. И это все, что им следовало знать.

Кучу дров мы сложили быстро, засунув бочонки между поленьями. Частица моей души скорбела о судьбе, ожидавшей последнее воплощение Книг мертвых. Ненавижу смотреть, как уничтожают книги. Но я не стал вмешиваться, когда на дрова плеснули масла и подожгли их огненными шарами.

Не исключено, что именно Кина внушала мне нежелание жечь книги.

Я стоял возле костра, пока не убедился, что работа всей жизни моей родной дочери полностью поглощена огнем.

В некоторых мифах Агни, бог огня, — смертельный враг Кины. А в некоторых, где она действует в своей аватаре Уничтожителя, он ее союзник.

Чем больше я знакомился с гуннитским пантеоном, тем сильнее в нем запутывался.

— И что нам предстоит теперь? — задумался я вслух.

Все, кроме Арканы и нескольких любопытных уличных мальчишек, которые обычно вертятся поблизости во время похорон (местные называют их дженгали), уже ушли. Ободранная белая ворона крутилась поблизости, но ей было нечего сказать. В последнее время она предпочитала держаться рядом, но клюва не открывать.

— Пора кого-то будить, папуля. Твою жену, твою дочь или Хадидаса.

Я постоял, наблюдая за рабочими, расчищающими завалы. Сейчас тут работали в основном гражданские под присмотром солдат, следивших, чтобы те не украли что-либо ценное, если откопают.

Стены перестали рушиться. Пожары угасли. В городе единодушно говорили, что на месте расчищенных развалин старого дворца следует построить новый.

Даже представить не могу, какие сокровища и сюрпризы могут появиться на свет, если это беспорядочно построенное чудовище снесут целиком. Никто и никогда не знал всех закоулков дворца. Никто, кроме давно умершего колдуна по имени Копченый.

Погребальный костер Книг мертвых привлек новых дженгали, решивших возле него погреться.

Шукрат пыталась пронзить взглядом Аркану. Кажется, Аркана отлынивала и не приглядывала положенные ей часы за Бубу. А злится Шукрат или нет, Аркану не волновало.

Я заметил в состоянии Госпожи перемену: кажется, она больше не пребывала в коме и теперь спала обычным, хотя и глубоким сном. Я распахнул окно. Я твердо верю, что свежий воздух полезен для здоровья. Почти немедленно заявилась неряшливая белая ворона.

— И давно это началось? — Я повернулся спиной к Бубу. Отмытая, причесанная и пристойно одетая, она выглядела вылитой спящей красавицей. Я старался не смотреть на нее подолгу. Это зрелище до сих пор разрывало мне сердце.

— Что? — спросила Шукрат и показала Аркане язык.

— Храп. Прежде Госпожа не храпела. — То есть с тех пор, когда ее свалили эти чары. А так она храпела все время, что я спал рядом с ней. Хоть она и отказывалась в это верить.

— Она начала храпеть сразу после того, как мы привезли сюда Дщерь Ночи, — сообщила Шукрат, — Но я не придала этому значения.

— У тебя не было для этого причины.

Аркана кивнула:

— А я и не замечала, что она не храпит.

На подоконнике хихикнула белая ворона.

— А в детстве она храпела? — спросил я ее.

Ворона снова хихикнула. Девочки взглянули на меня, потом на птицу. И, поскольку не были дурочками, сразу догадались, что это не просто белая ворона с дурными привычками. А будучи чародейками, вскоре поняли и то, что это настоящая ворона, а не некое существо, для которого обычной формой является ее отсутствие.

— Если допустить, что она спит, то дрыхнет она уже давно. И пора бы ей уже проснуться. — Я легонько прикоснулся к жене. Она не отреагировала. Я потряс ее, уже не столь нежно. Она застонала, что-то пробормотала, повернулась на бок и подтянула колени к животу, — Нечего тут прикидываться! — заявил я. — Пора вставать.

Девочки заулыбались, уловив мое облегчение.

Теперь она действительно просто спала, пусть уже давно и могла проспать еще немало.

— Вставай, женщина! Нас ждет куча работы. Ты и так выдрыхнулась за десятерых.

— Мою долю она проспала точно.

Госпожа приподняла веко. И одновременно пробормотала нечто неразборчивое, подозрительно напоминающее одну из ее традиционных утренних угроз.

— Даже такая лошадиная доза сна ни на волос не улучшила ее характер, — констатировал я. — Я это ей припомню, как только она снова заявит, что такая злая, потому что не выспалась.

— Хочешь, я вылью на нее ведро холодной воды? — предложила Аркана. При желании она могла быть и нахальной ведьмочкой.

— Да, купание ей не помешает.

Госпожа снова зарычала, но на сей раз в неуклюжей попытке показаться веселой.

— Даже не пытайся быть хорошей девочкой, — сказал я. Человеческое тело устроено так, что возвращение из комы в хорошем настроении попросту невозможно.

За это время в горле у нее пересохло. Когда мы дали ей напиться, она спросила:

— Где мы? И сколько я продрыхла на сей раз?

Я успел потерять счет дням.

— Дней пятнадцать? Минимум. А может, и дольше, — ответила Шукрат. — Ты отсыпалась за всех нас. Мы были слишком заняты.

Госпожа осмотрелась и поняла, что не была здесь прежде. Она не могла видеть Бубу с места, где сидела.

— Война закончилась, — сказал я. — Мы победили. Вроде того. Аридата Сингх сдался. И мы предложили им хорошие условия.

— И Могаба ему позволил? — удивилась Госпожа, все еще медленно соображая.

— Его больше нет с нами.

— Мне нужно поговорить с тобой об этом, папуля, — вмешалась Шукрат. — Я побывала на той песчаной отмели…

Я жестом велел ей помолчать. Рядом мог оказаться кто-то из приятелей Тобо.

— С нами больше нет очень многих, — продолжил я. — Включая почти всех, кто отправился с тобой в город в ту ночь, когда тебя накрыло. И Дрему тоже, только позднее. Она угодила в засаду. Ее сменил Суврин. Он повзрослеет и еще станет настоящим Капитаном. Пока мы ему помогаем.

— И не забудь князя и генерала Чу, — добавила Аркана. — И Михлоса. Мне его не хватает.

— Потому что он ходил за тобой по пятам и вздыхал, как озабоченный кобель, — фыркнула Шукрат. — А ты вертела им, как хотела.

— А кто вертел задницей и строил глазки, когда он оказывался поблизости?

— Девочки!

— Что?

— Я просто ревную. Ну где вы были, когда мне было столько, сколько сейчас Михлосу?

— Что еще мне нужно знать? — вмешалась Госпожа.

— Дворец пал. Мы заняли город. Сейчас там командует Аридата Сингх и заставляет Аркану вертеть задницей и строить глазки, когда оказывается Поблизости от нее. Мы пока не знаем, как решится вопрос с наследованием власти. Мы захватили Бубу и Хадидаса. Уничтожили Книги мертвых. А Бубу здесь. И можешь на нее посмотреть, если захочешь. — Я протянул руку, чтобы помочь ей встать. Если она захочет. — Она красавица.

— Хочу. Но не смогу встать сама. Я даже сидеть вряд ли смогу долго, если мне не помогут.

Ворона фыркнула.

Госпожа уставилась на птицу долгим и суровым взглядом. Потом осчастливила меня таким же.

— Как твоя связь с Киной? — поинтересовался я.

— Что значит, как моя связь?

— Я что, заикаюсь? Она сохранилась? Стала сильнее? Или слабее?

— А что?

— А то, что я хочу это знать. Почему ты не отвечаешь?

Девочки испугались. Вид у них стал такой, точно им захотелось оказаться где-нибудь в другом месте.

— Она не овладела мной, пока я спала, — если тебя именно это интересует. Однако у меня были кошмарные сновидения. Я словно целый век провела в ловушке ее воображения. Но она не обращала на меня внимания. У нее на уме было нечто другое. — Госпожа едва не скрежетала зубами, выговаривая каждое слово. Ей не хотелось об этом рассказывать. — Но эти кошмары давно прекратились.

Я ее понимал. Единственное место, где я хотел появиться, находится здесь, где это вряд ли кто-либо даже заметит.

— У тебя сохранилось какое-то чувство времени? Я вот думаю… может, что-то из случившегося здесь изменило то, что происходило с тобой там?

— Чувство времени? Это длилось вечность. Или мгновение. Кина ощущает время совсем не так, как мы. Но это ее совсем не угнетает. Пойдем. Покажи мне мою дочурку. Пока я не свалилась.

Она попыталась встать. Шукрат и Аркана подхватили ее под руки и подняли.

— Она всегда такая вредная, когда просыпается, папуля? — спросила Аркана.

— Если хочешь стать частью семьи, то привыкай. Это нетрудно, если не принимать ее слова на свой счет. — Я усмехнулся, когда Госпожа поинтересовалась, понравится ли мне, если она перестанет переходить на личности. — Сегодня она не очень занудная.

Ворона зашипела. Ее явно не волновало, поймет ли ее Госпожа. Более того, то, что она произнесла, звучало как: «Сестра, сестра». Именно так над ней поиздевалась Госпожа несколько лет назад, когда смотрела на мир глазами другой вороны.

Любопытные существа, эти белые вороны. Одна из них постоянно ошивалась поблизости, то улетая, то прилетая, еще со времен осады Деджагора. С того времени, когда ее глазами смотрел Мурген. Чаще всего. Я так думаю. Но не Шевитья ли определял, чей разум станет управлять вороной? Настолько ли велика его власть, что он способен влиять и на события за пределами равнины?

А это объяснило бы очень многое. Возможно, даже трудности с перемещением во времени, которые когда-то испытывал Мурген. Но это также означало бы и то, что Душелов не причастна ко многим преступлениям, которые мы ей приписывали. А я вовсе не уверен, что мне хочется, чтобы это оказалось именно так.

Птица фыркнула. Словно прочла мои мысли.

Душелов всегда умела их угадывать.

— Мы потеряли и Мургена, — сказал я, когда мы уселись лицом к лицу возле дочери.

— Я это уже поняла. Ты ведь сказал, что мы потеряли очень многих. Наверняка всех тех, на ком не было одежды Ворошков. Правильно?

— За исключением одного чрезвычайно везучего солдата из Хсиена. Он ухитрился в нужный момент укрыться за нужным человеком. Теперь у Там До есть официальное прозвище — Счастливчик.

— Наверное, это у нас в крови, — пробормотала Госпожа, заставив себя взглянуть на девушку. — Все мои кровные родственницы обречены большую часть жизни проводить опутанными чарами и во сне. — Она оперлась на девочек и протянула руку, чтобы коснуться щеки Бубу, — Свою мать я видела только спящей примерно так, — проговорила она на языке Самоцветных Городов. — Именно про нее стали рассказывать первые сказки о спящей красавице. Да только ее прекрасный принц так никогда и не пришел. А пришел мой отец. И она его устроила как раз в таком состоянии, в каком пребывала.

Ничего себе, приятные детские воспоминания, оставшиеся на всю жизнь: знать, что твоя мать даже не подозревала о твоем рождении.

А мы еще стонем о том, каким жестоким стал нынче мир…

В старые времена жили гиганты.

Мы сами станем гигантами лет через пятьсот.

— Так вот какая у нас дочурка, — Госпожа не сводила с нее глаз. — Зачатая на поле боя. — Все ее чувства ясно читались на лице. Никогда прежде я не видел ее настолько растроганной.

— Да, это наша дочурка.

— Мы станем ее будить?

— Не стоит. Во всяком случае, сейчас. Жизнь сейчас и так достаточно безумна, и незачем напрашиваться на новые неприятности.

Мои слова ее не убедили. Совершенно. Госпоже страстно хотелось начать волнующий диалог с плотью от плоти ее. А я обнаружил, что мое внутреннее напряжение постепенно тает. И вряд ли моими мыслями управляли всяческие «возможно» и «хорошо бы».

Но все же Госпожа признала, что не стоит будить Бубу, пока рядом для подстраховки не будет стоять Тобо.

Пока она не совершила никаких глупостей, но все же заставила девочек некоторое время понервничать.


128.  Таглиос. Новый верховный главнокомандующий | Хроники черного отряда. Книги мертвых | 130.  Таглиос. Хадидас