home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



22. Хатовар. Вторжение

Лебедь вызвался пойти со мной к вратам, но я отказался:

— Возьму-ка я с собой свою женушку. Нам редко удается пойти куда-нибудь вместе. — К тому же рука у нее будет потверже, когда дело дойдет до починки врат. Даже издалека и сверху было видно, что им нужен ремонт.

Рассмотрев врата вблизи, я сказал своей ненаглядной:

— Бовок их почти проломила, когда пробиралась на ту сторону.

— За ней гнались Тени. Так сказала Дрема, а ей это показал Шевитья. Пообещай, что будешь вежлив, и не станешь хлопать дверью, если они за тобой погонятся.

— Даже думать об этом не хочу. Мы тут в безопасности? На той стороне за нами никто не наблюдает?

— Не знаю.

— Что?

— У меня мало сил здесь, на равнине. Жалкая одна сотая от прежних возможностей. Но за вратами я вполне могу стать глухой, немой и слепой. И мне останется лишь притворяться.

— Значит, получается, что Кина жива?

— Возможно. Если только я не подпитываюсь от Шевитьи или какой-нибудь остаточной и дремлющей силы. На равнине много странных энергий. Они просачиваются туда из разных миров.

— Но ты полагаешь, что снова черпаешь магическую силу у Кины. Разве не так?

— Если так, то она не просто спит. Она в коме.

— Вон там!

— Что там?

— Кажется, я заметил там какое-то движение.

— Это просто ветер шевелит ветки.

— Ты так думаешь? Я все же не собираюсь рисковать.

— Стой на страже. А я займусь вратами.

Мы прошли. В Хатовар. У меня не возникло ощущения, будто я отыскал дорогу в рай. Или что я вернулся домой. Я испытывал разочарование, которого ожидал почти с того момента, когда осознал, что страстное желание отыскать Хатовар было мне навязано. Врата Хади привели меня в дикие джунгли.

Клетус и Лофтус принялись разбивать лагерь неподалеку от врат, чтобы мы могли при необходимости быстро сбежать на равнину. А я так и стоял у самых врат, разглядывая мир, где родился Черный Отряд.

Именно такое разочарование я и предвидел. Возможно, даже более сильное.

Что-то шевельнуло волосы на затылке. Я обернулся. Я ничего не увидел, но четко почувствовал, как нечто только что прошло через врата.

И тут я уловил краем глаза движение. Нечто темное. Большой и уродливый силуэт.

Черная Гончая.

Затылка снова коснулся холодок. Потом еще раз.

Быть может, Тобо все-таки идет к нам?

Одна из моих ворон, черная, уселась на ближайший валун. Разразившись целым потоком шипящих звуков, она склонила голову, уставилась на меня желтым глазом и произнесла:

— На сорок миль вокруг здесь нет обитаемых людских поселений. Возле горного выступа на северо-востоке лежат заросшие лесом руины города. Есть признаки, что там время от времени бывают люди.

Я разинул рот. Чертова птица выражалась куда лучше, чем многие из моих спутников. Но не успел я начать разговор, как она снова взмыла в воздух.

Значит, в этом мире есть люди. Но до ближайших из них минимум три дня пути.

Упомянутый птицей горный выступ находился там, где в нашем мире стояла крепость Вершина. А руины, вероятнее всего, находились на том же месте, что и Кьяулун.

Снова холодок на затылке. Неизвестные Тени продолжали прибывать.

Я вернулся в лагерь. Братья-инженеры были уже немолоды, но работали эффективно. В лагере уже можно было жить — пока не начнется дождь.

А дождя ждать недолго. Было очевидно, что дожди тут идут часто.

Горели костры. Кто-то убил дикую свинью, и она уже жарилась на вертеле, издавая восхитительный запах. Ставились палатки. Были выставлены часовые.

Дядюшка Дой назначил себя сержантом караула и поочередно обходил четыре сторожевых поста.

Я выждал, пока Мурген не нашел себе какое-то занятие, и поманил к себе Лебедя и Госпожу:

— Давайте подумаем, что нам делать теперь, — Я взглянул в глаза жене. Она поняла, что я хотел узнать, и покачала головой.

В Хатоваре не нашлось источника магической энергии, на котором она смогла бы паразитировать.

— Я не ожидал увидеть здесь башни из жемчугов и рубинов на золотых улицах, но это нелепость какая-то, — высказался я и взглянул на Доя и Мургена. Они пока не проявляли к нам интереса.

— Пустышку тянем, — фыркнул Лебедь, переходя сразу к сути. — Там, за вратами, целый мир. И, похоже, почти пустой. Как же ты собираешься отыскать там того монстра-убийцу?

— Я думал об этом, пока стоял и разглядывал этот мир. В том числе и об этом. И у меня возникло зловещее предчувствие. Но, во-первых, известно ли кому-нибудь из вас, знает ли Дрема что-либо о Хатоваре?

В свое время Госпожа внесла свой вклад в Анналы и теперь старалась быть в курсе того, чем их пополняют ее последователи. Она покачала головой и сказала:

— Судя по тому, что она написала, — немногое.

Лебедь повертел головой. Поблизости никого не было, и он негромко спросил:

— Она ведь ничего не писала с тех пор, как вы вернулись, разве не так?

— И что это означает? — поинтересовался я.

— А то, что за эти годы Тобо, Суврин и их приятели побывали у большинства врат. А к вратам в Хатовар они ходили несколько раз.

— А ты откуда знаешь?

— Разнюхал. Подслушал то, что не должен был услышать. — И я знаю, что Суврин и Тобо ходили сюда, когда ты был ранен. Только они двое. А потом, когда мы были в Хань-Фи, Суврин был здесь снова. Один.

— Значит, я прав. Нас обманули. Но почему ты раньше об этом не сказал?

— Это же было связано с Хатоваром. И я думал, что ты сам за всем этим стоишь.

Госпожа хрипловато усмехнулась, и я понял, что она догадалась о правде.

— Вот ведь хитроумная ведьма. Ты и правда так думаешь?

— А чего я не понял? — уточнил Лебедь.

И я пояснил:

— Я думаю, что мы попали сюда, в Хатовар, вовсе не потому, что я такой умный и хитрый, а потому, что Дрема захотела, чтобы мы, старые пердуны, не путались у нее под ногами, когда она прорвется обратно в наш родной мир. Спорю на что угодно, но вся наша армия сейчас идет туда. И никто из нас не задает Дреме вопросы, не лезет с советами и не уговаривает ее действовать по нашим традициям.

Лебедь некоторое время молчал, обдумывая мои слова. Потом долго вертел головой, разглядывая тех, кто решил пойти против воли командира ради мести за Одноглазого. Наконец он сказал:

— Или она действительно настолько хитроумная сучка, или мы так давно терлись среди всяческого жулья, что нам повсюду мерещатся всяческие махинации.

— Тобо знал, — возразил я. Тобо наверняка в этом замешан. И он позволил отцу и дядюшке Дою пойти с нами… — Знаешь, я настолько поддался паранойе, что решил поставить охрану у врат с хатоварской стороны. А охранникам навру, что некий демон в облике одного из наших людей может попытаться сломать врата, чтобы мы не смогли уйти из Хатовара.

Ни Госпожа, ни Лебедь возражать не стали. Лебедь лишь заметил:

— Ты точно параноик. Думаешь, Сари не размажет Дрему по стенке, если выяснится, что Тай Дэй, Мурген и Дой оказались здесь в ловушке?

— Я думаю, что мы живем в безумной вселенной. И что почти все, что только можно вообразить, может произойти. Даже самая жестокая и черная подлость.

— И что ты собираешься с этим делать? — спросила Госпожа.

— Убить форвалаку.

— Мурген заметил, что тут что-то происходит, — предупредил Лебедь. — Он идет сюда.

— Я собираюсь сыграть в одну игру. Тобо послал через врата следом за нами нескольких своих питомцев. Так давайте сделаем так, чтобы они не смогли вернуться, пока мы им не разрешим. А мы с их помощью отыщем форвалаку. И убьем ее.


21.  Таглиос. Верховный главнокомандующий | Хроники черного отряда. Книги мертвых | 23.  Сияющая равнина. Безымянная крепость