home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать вторая

«Сокол» несется сквозь гиперпространство.

— Что-то ты нервничаешь, — говорит Хан Hoppe, которая сидит в кресле второго пилота, намного ниже и глубже первого, рассчитанном на куда более крупного индивидуума.

Например, на вуки.

— Вовсе нет, — отвечает она.

Но это неправда. Как же тут не нервничать? Она восхищалась этим кораблем — пусть это старый разболтанный грузовик, но она видела, на что он способен. От одного вида того, как он маневрировал и лавировал во всеобщем хаосе сражения, захватывало дух. Сидя в кабине Y-истребителя, она следовала за «Соколом», за штурвалами которого в тот раз сидели Калриссиан и его второй пилот-салластанин, по лабиринту внутренностей второй «Звезды Смерти». И подобного зрелища она не забудет никогда.

Это снаружи.

Но изнутри? Ее удивило, что корабль до сих пор не развалился. Он скорее был похож на кучу отдельных запчастей. Ничего не стыкуется между собой, повсюду что-то болтается, торчат голые провода. Панели не совпадают с местами для крепления. Приборная панель, похоже, вообще не с этого корабля — она выглядит так, будто Теммин соорудил ее на коленке в своей мастерской на Акиве. Детали приварены друг к другу или, что еще хуже, скреплены кусками изоленты, залитыми поверх блестящей эпоксидной смолой.

Норра боится, что эта колымага может рассыпаться на куски прямо посреди гиперпространства.

Соло же, похоже, наоборот, наслаждается царящим вокруг бардаком. Иногда раздается вой сирены или на части пульта гаснут индикаторы, и тогда он с силой бьет по нему кулаком или подкручивает болтающиеся снизу провода. Все снова начинает работать, и контрабандист с довольной ухмылкой подмигивает Hoppe.

— Арам точно нам не наврал? — спрашивает Норра, лишь бы не заводить разговор о куче космического мусора, внутри которой они в данный момент летят.

— Скоро выясним. Если коды, что он нам дал, не пройдут проверку, придется сматываться со скоростью бластерного выстрела. — Он закрывает глаза и сжимает пальцами переносицу. — Знаешь, все получится. Должно получиться.

Потому что, как понимает Норра, это их единственный шанс.

Кашиик — планета-тюрьма, огромный исправительно-трудовой лагерь. Империя, обуреваемая своей чудовищной ксенофобией, сочла нужным поработить вуки не потому, что они представляли какую-то угрозу имперской власти, но потому, что они не были людьми, а их массивные крепкие тела позволяли им долго и тяжко трудиться в экстремальных условиях. По всей видимости, чтобы загнать вуки до смерти, нужно было очень постараться — хотя, предполагает Норра, имперцы наверняка пробовали.

От подобной мысли ее бросает в дрожь.

— Все получится, — говорит она. «Потому что иначе и быть не может», — добавляет она про себя.

Вытянув руку над головой, Соло подстраивает стабилизаторы, щелкнув несколькими переключателями.

— Приближаемся. Готова?

«Нет».

— Да.

— Выходим из гиперпространства.

Он быстро дотрагивается до экрана навигационного компьютера, затем тянет ручку на себя. Длинные светящиеся линии превращаются в звезды.

Их цель прямо перед ними.

Кашиик, зеленая цветущая планета. Нора замечает снежные шапки гор и впадающие в темные океаны извилистые реки. Даже отсюда видно, что большую часть поверхности занимают леса. Деревья столь громадны, что их верхушки тонут в облаках.

Но стоит присмотреться, и сразу видны признаки чудовищного опустошения. Участки леса окрасились темно-серым цветом, реки превратились в ручейки. Море испещряют черные точки — вероятно, имперские подводные горнодобывающие платформы. Белые облака смешиваются с клубами черного дыма. Если разрушения видны даже из космоса, какой же ужас царит на земле? Что же они сотворили?

Десятки имперских кораблей блокируют планету: пара звездных разрушителей, несколько линкоров, а также многочисленные челноки и патрули из СИД-истребителей.

— Надо было прилетать на имперском корабле, — сокрушается Норра.

На радаре позади них появляется яркая точка — еще один выходящий из гиперпространства корабль. Сердце женщины сжимается в груди, хотя она знает, что этот корабль — летящий на хвосте «Ореол», который пилотирует Джес. Остальная команда тоже на его борту.

— Я же сказал, все будет отлично, — замечает Соло. — В любом случае у нас не было времени.

— Они наверняка знают твой корабль.

— Да, но не забывай, у нас имперские коды Арама. К тому же имперцы думают, будто «Сокол» уничтожен.

— Как это?

— После того как я потерял Чуи, я нанял одну хакершу, чтобы та взломала имперские сети на случай, если в них что-нибудь найдется. Заодно она оказала мне услугу, подправив данные обо мне и «Соколе». Я числюсь погибшим, а корабль — взорванным. Бах-бабах — и все.

— А наш корабль? «Ореол»? — колеблется Норра.

— Я же уже говорил: ваш корабль — SS-54. К счастью для нас, имперская бюрократия крайне неповоротлива. Когда-то давным-давно Империя отнесла этот тип кораблей к «легким грузовикам», и, чтобы изменить запись в их базах данных, потребовались бы горы документов и официальных одобрений. Так что они увидят не боевой корабль, а грузовик.

— Что вполне соответствует нашей легенде.

— Совершенно верно.

Легенда заключается в том, что по распоряжению проектировщика Голаса Арама они везут детали и ремонтную бригаду на Кашиик для ремонта тюрьмы, известной под названием «Каземат Эшмида». Просто и со вкусом.

В этот момент из коммуникатора раздается треск.

— Говорит звездный разрушитель «Владычество». Вы незаконно приблизились к имперской территории G5-623. Назовите себя и передайте коды допуска или будете считаться нарушителем Галактического кодекса.

Хан откашливается и нервно улыбается Hoppe, вероятно пытаясь ее приободрить.

— Говорит легкий грузовик «Перевозка», который сопровождает легкий грузовик… э… «Лебедь». Передаем коды.

Он кивает, и Норра загружает коды.

На другом конце — тишина.

— Они не купятся, — говорит она.

— Купятся.

Тишина затягивается.

— И все-таки не купятся.

— Они не заряжают оружие…

По связи слышатся помехи, затем вопрос:

— Какова цель вашего прибытия на имперскую территорию G5-623, «Перевозка»?

— Мы… э… нас отправили подлатать старую тюрьму. Нас послал Голас Арам по требованию Империи. У нас запасные детали и бригада ремонтников, которая должна их установить… э… сэр.

Снова тишина. Норра слышит лишь шум крови в собственных ушах.

— Не сегодня, — отвечает голос. — Прошу развернуть свои корабли и покинуть имперское пространство.

Хан раздраженно хмурится.

— Прошу прощения, — говорит он, — но я не понимаю, сэр. Код допуска…

— Планета закрыта, грузовик «Перевозка». Никого не впускают и не выпускают по личному приказу Императора Палпатина.

«Палпатина?» Норра подается вперед, и ее обдает ледяным холодом. Неужели он жив? После всего, что случилось?

— Он мертв, — шепчет ей Соло. — Успокойся. — Он снова поворачивается к микрофону. — Прошу прощения, сэр. Мне казалось, что Император погиб.

— Значит, неправильно казалось. Император жив и здоров. Имперская территория G5-623 на карантине. Повторяю: разворачивайтесь, или мы будем вынуждены открыть огонь.

Хан и Норра в панике переглядываются. Взгляд Соло похож на взгляд дикого зверя, отчаянно пытающегося вырваться из клетки. Он тянется к системе управления оружием…

— Что ты делаешь? — хватает его за руку Норра.

— Что значит «что я делаю»? Будем прорываться с боем. Ну, знаешь… как в старые добрые времена.

— Там два звездных разрушителя!

— Спасибо, что напомнила. К твоему сведению, «Соколу» приходилось бывать в переделках и похуже. Справимся.

— А потом?

— Потом отправимся в точку с координатами, которые дал нам Арам.

— С половиной Империи на хвосте?

— Мне плевать, сестренка!

Схватив микрофон, Норра говорит в него, отчаянно пытаясь найти решение, но она обращается не к имперцам, а выходит на связь с «Ореолом».

— Норра, вряд ли мы их заинтересуем, — отвечает ей Джес.

— Знаю. Дай Синджира.

Слышится шорох, затем сквозь треск раздается голос:

— Звала?

— Мне нужен от тебя код. Имперский. Экстренный, высокого приоритета, любой, который помог бы нам попасть на планету.

— Гм… э… Проклятье, давно это было… ага! Скажи им — три девятки, триста двадцать семь. Секретный код наряда на работы.

Она вновь переключает связь на прежний канал.

— Звездный разрушитель «Владычество», — произносит она. — Говорит «Перевозка». Мне велели попытаться в последний раз, сэр, мы здесь по требованию гранд-адмирала Рей Слоун и имперского советника Юпа Ташу. — Она наугад называет имена двух облеченных властью людей, с которыми встречалась лично, и надеется, что их окажется достаточно. — Наша задача — провести обслуживание «Каземата Эшмида», тюрьмы, в которой содержатся ценные заключенные, направленные туда самим Императором. У нас есть наряд на работу. Три девятки, триста двадцать семь.

Затем она еще раз повторяет свою тираду.

Еще не закончив говорить, она уже понимает, сколь низки их шансы. И что тогда? Видимо, прорываться с боем.

Что равнозначно смертному приговору.

— Ожидайте, — слышится голос.

Хан скептически смотрит на напарницу.

— На это они не купятся.

— Знаю.

— И когда это случится, я буду прорываться к планете с боем.

— И это знаю.

— В таком случае лучше пристегнись. Предстоит…

В динамике раздается треск.

— «Перевозка», говорит «Владычество». Посадку разрешаю.

Из груди Норры вырывается облегченный вздох.

— Так что вы там говорили, капитан Соло? Что нам предстоит?

— Ну-ну, не задавайся. Никто не любит напыщенных павлинов. Давай-ка лучше садиться, пока они не передумали.



* * * | Долг жизни | * * *