home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая

В лучах занимающегося над Серебряным морем рассвета команда один за другим забирается в «Ореол». Джес поднимается на борт последней. Все о чем-то говорят: Теммин бормочет, что ему совсем не хочется пропустить практикантский полет на Х-истребителе, Джом распекает мальчишку, заявляя, что полет называется тренировочным, а вовсе не практикантским, Синджир причитает, что забыл захватить бутылку цираки, и интересуется, не найдется ли у кого лишней бутылки цираки, потому что цираки — это цираки.

Но для охотницы за головами все это лишь фоновый шум, мешающий ее собственным хаотичным мыслям. Кожу покалывает от ощущения странной, непривычной тревоги. Эмари разрывается на части, как будто где-то внутри появилась трещина, которую она не в силах законопатить. Как будто глубокая рана никак не хочет заживать. Джес кажется, будто в ней уживаются две разные личности.

Она постоянно убеждает себя, что все, что она делает, — исключительно ради себя самой. «Я здесь не для того, чтобы заводить друзей», — часто повторяет она, когда какой-нибудь торговец оружием, бармен или клиент пытается начать не относящийся к делу разговор. Никаких друзей. Спасибо, не надо. Извините, до свидания.

И в ее жизни никогда не было глобальной цели. По сути, единственная ее цель — расплатиться с долгами, причем даже не собственными, а доставшимися от тети Суги.

«Будь ты проклята, Суги».

Джес любила тетю так сильно, что не выразить словами. И все время она видела, как та пускает деньги на ветер. Тетя отказывалась от заказов, если те противоречили ее «понятию чести», или делала все по-своему, в итоге подставляя клиента. А порой она бралась за низкопробную, низкооплачиваемую — случалось и вовсе бесплатную — работу, защищая очередную компанию неудачников, рабов и прочих жалких ничтожеств.

В конечном счете все сводилось к одному: Суги оказывалась должна больше, чем зарабатывала.

Долги накапливались.

И теперь они перешли по наследству Джес.

«Я никогда не стану такой, как тетя Суги», — всегда заверяла она себя. Столь безжалостная работа требует крайней моральной гибкости. Ты идешь туда, где платят, и уничтожаешь цель, поскольку так надо. Дружелюбия от тебя вовсе не требуется, зато без проворства и ловкости не обойтись. Только качественно выполняя свою работу, можно заслужить репутацию — и гарантировать, что без заказов не останешься.

И тем не менее она постоянно мысленно твердит, что главная причина, почему она еще здесь, а не пошла своей дорогой, Новая Республика — побеждающая сторона. Нет, вся Галактика им пока не принадлежит, но звезды движутся именно в том направлении. Системы одна за другой сбрасывают ярмо Империи и становятся независимыми — а хаос, который неминуемо вызывает независимость, неизбежно приводит их в объятия Новой Республики. Единое знамя, одно правительство, новый галактический порядок… и все такое прочее.

Но что, если все внезапно пойдет под откос — что в принципе не так уж и невероятно? Джес подбадривает себя тем, что она, словно обезьящер, может перескочить со сломанной ветки на безопасную, снова сменив Республику на Империю или какую-нибудь сепаратистскую систему. Возможно, удастся залезть в карман какому-нибудь богатому преступному воротиле… Но только не хатту, Суги никогда не везло с этими вероломными кучами влажного пуду. Наверняка найдутся и бывшие имперские банкиры, действующие на свой страх и риск, которым понадобится кто-нибудь, кто гарантирует безопасность их займов, — поломав кому-то ноги, выкрутив щупальца, выбив глаз или какой-нибудь другой орган чувств.

«Идеалы — ничто, прагматизм — все», — постоянно повторяла она. Своя рубаха ближе к телу. Думай головой, не доверяй сердцу.

И самое главное — работа.

Разве не так?

И все же… все же…

Теперь у нее целая, чтоб ее, команда. Синджир смотрит на нее и подмигивает, тут же заставляя напомнить самой себе: «Ты здесь не для того, чтобы заводить друзей». А по другую сторону стола сидит Джом, который смотрит на нее голодным взглядом, будто намереваясь сожрать на месте, и она внезапно ощущает, как ее бросает в жар, — что, во имя всех звезд и богов, с ней творится?

Неужели она и вправду столь же мягкотелая и податливая, как Суги? Может, в нее вселился призрак тети, обретающий плоть в минуты слабости? А может, Суги всегда знала нечто особенное — нечто, что для Джес приоткрывается только сейчас.

И ей это крайне не нравится. «Выжечь бы огнем всю эту дрянь», — думает она.

Джес замечает, что перед ней стоит Норра, и внезапно ловит себя на мысли, что испытывает к той теплые чувства. Уж не забрался ли в ее мозг какой-нибудь паразит, вроде личинки неймодианского клеща, вызывающей неодолимую жажду крови?

Норра раскладывает перед собой особую колоду карт для пазаака, и Джес рада возможности отвлечься.

Это не обычные карты — на них изображены те, кого разыскивает Новая Республика. На каждой портрет и имя. Некоторые — крупные игроки, до сих пор ведущие активную деятельность на территории Империи. Другие сбежали, подобно Гедди.

Схватив карту с изображением Гедди, Норра протягивает ее сыну:

— Тем, можно тебя попросить?

Кивнув, Теммин несет карту к висящей на стене рядом с кислородным очистителем доске. Взяв из жестянки небольшой липкий комочек, он прикладывает его к обороту карты и наклеивает ее рядом с десятком других. Здесь уже висят их трофеи с Акивы — Пандион, Ташу, Шейл, Крассус — и те, до кого они успели с тех пор добраться: комендант Стредд, префект Кош, моффы Кеонг и Найалл, вице-генерал Адембо и бывший министр ИСБ Венн Иовелт.

— Гедди отравили, — говорит Норра то, что Джес и так уже знает. — Вероятно, яд подсыпали ему в спайс.

Джес уточняет, был ли это грибок, и Норра кивает.

«Как будто в этом были какие-то сомнения», — думает Джес.

— Я знаю, кто это сделал, — говорит она.

Все взгляды выжидающе обращаются к ней.

— Охотник за головами вроде меня, Меркуриал Свифт. Ему нравятся яды. А этот микотоксин — один из его любимых.

Джом взрыкивает, а затем улыбается, задержав взгляд на Джес. Она пытается сдержать ответную улыбку, но тщетно. Проклятье.

— И что это значит? — спрашивает он. — Империя подсылает убийц к своим?

— Мы не знаем наверняка, что это дело рук именно Империи, — возражает Норра.

— Но такой вариант выглядит правдоподобно, — замечает Теммин. — Гедди ведь сбежал от Империи, а если бы мы его схватили, он мог выдать других.

— Ладно, — кивает Джом. — Тогда все просто. Выясним, кто из них дал деру, плюнем на них и сосредоточим усилия на остальных. Пусть Империя сама разбирается со своими отбросами. Нам же легче.

— Но и кредитов нам не достанется, — хмурится Джес.

— Мы работаем не за кредиты.

— Это вы работаете не за кредиты. А для меня это единственная причина.

— Тебя что, вообще не волнует судьба Галактики? Тебе не хочется, чтобы справедливость восторжествовала и Империя отправилась на свалку истории?

Джес пожимает плечами, хотя идущая внутри ее война между двумя ее половинками вспыхивает с новой силой.

— Нет. Ни капельки. Я волнуюсь только о том, что ввязалась в эту авантюру. К тому же, если вас так беспокоит судьба народов Галактики, почему в последний раз нашей целью стал Гедди, а не Кенкер? Гедди просто сидел и закидывался спайсом, особо не отсвечивая. Зато Кенкер верховодит работорговцами, но мы его не тронули. Даже ни одного раба не освободили. Какая от нас польза?

— У нас был приказ! — возражает Барелл.

— Слова истинного имперца, — огрызается Джес. Она понимает, что чересчур заводится, но за ее сарказмом кроется реальный вопрос: «Какая от нас польза?»

Хотя, пожалуй, стоило бы задать другой — а какое ей, собственно, дело?

Джом встает, раздувая ноздри. Джес рада, что сумела его разозлить. Внезапно ее охватывает необъяснимое возбуждение, и ее так и подмывает снова затащить его в каюту и устроить еще одну… гм… потасовку.

— Все это сейчас не имеет значения, — неожиданно говорит Норра. — Позже обсудим, что, как и почему мы делаем. Пока же нас попросили, не поднимая особого шума, кое-кого разыскать.

— Кого? — спрашивает Джес.

— Держу пари, это или Скайуокер, или Соло, — присвистнув, говорит Теммин.

Взгляды остальных устремляются к нему — у Норры даже отвисает челюсть. Джес, однако, вполне готова поверить.

— Логично, — кивает она. — Двое героев битвы при Эндоре. И я уже несколько месяцев не видела Соло, а Скайуокера и того дольше.

Выражение лица Норры не оставляет сомнений — это действительно кто-то из них двоих.

— Да, — отвечает она, взявшись за переносицу. — Хан Соло пропал без вести.

— Генерал Соло, — поправляет Барелл.

— Он ушел в отставку, — в свою очередь поправляет его Норра.

— В таком случае он всего лишь контрабандист, и это не наша забота.

— А я говорю — наша, — заявляет Норра. — К тому же просьба поступила с самых верхов Новой Республики…

— От Леи, — бросает Джес.

— Для тебя она принцесса Лея, — говорит Норра. — И откуда ты знаешь? Подсадила мне жучка?

— Нет. Просто я профессионал. А еще ходят слухи, что у них шуры-муры с самого Эндора, а то и раньше. Нетрудно догадаться, что если он пропал, то именно она хочет его найти. И ничего удивительного, что она обратилась к нам. Говорят, будто она использует Веджа в качестве посредника.

— Я слышал, они поженились, — вставляет Теммин.

— Ведж и принцесса Лея? — недоверчиво спрашивает Джом.

— Соло и принцесса Лея.

— А…

— И на десерт: она беременна, — хлопнув в ладоши, заявляет Синджир.

В ответ раздается целый хор возражений, но Синджир лишь ухмыляется, скрестив руки на груди.

— Что? Не смотрите на меня так, будто я какой-то свихнувшийся протокольный дроид, несущий чепуху. У вас своя работа, у меня своя — и заключается она в том, чтобы читать окружающих, словно меню торгового автомата. Достаточно взглянуть, как она одевается, как себя держит, на румянец на ее щеках, на то, как она машинально дотрагивается до живота. Она бе-ре-мен-на, — нараспев произносит он.

— БЕ-РЕ-Е-Е-МЕН-НА, — куда менее мелодично вторит ему Костик. Все невольно морщатся.

— Прекрати, — приказывает дроиду Синджир.

— ТАК ТОЧНО!

— Есть у нас какая-то информация о Соло? — спрашивает Джес, которой все это кажется дешевой бессмысленной мелодрамой. — Какие-нибудь зацепки?

— Кое-что есть, — отвечает Норра. — Лея предоставила сведения о передвижениях «Сокола». Соло пытался собственными силами освободить Кашиик, но что-то пошло не так, и его второй пилот, вуки Чубакка, пропал. В нашем распоряжении информация о том, где он вел поиски. — Норра включает голокарту, и в воздухе повисают шары, каждый из которых представляет собой звездную систему. Все они соединены мерцающими линиями гиперпространственных маршрутов. Норра увеличивает район, примыкающий к Дикому космосу. — Он может находиться в одной из десятка систем.

— Есть с чего начать, — говорит Джом.

Синджир тычет в стол длинным пальцем, водя им от одной из лежащих на нем карт к другой.

— Может, кто-то из наших былых имперских гостей что-то знает? Я бы побеседовал с нашими пленниками.

— У меня есть кое-какие связи среди криминала, так что могу поспрашивать, — говорит Джес. — Если Соло действовал безрассудно, то мог случайно привлечь к себе лишнее внимание.

— Хорошо, — соглашается Норра. — Смахну пыль с «Мотылька» и полечу туда, где Чубакка попал в плен к Империи. Возможно, узнав, где в итоге оказался второй пилот Соло, сможем сузить область поиска.

— Тогда — за работу, — кивает Джом.



Интерлюдия «Аннигилятор» | Долг жизни | * * *