home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20: Ва-банк

– Сэр, при всём уважении, эта идея – дерьмо, – заявил сержант, перемещаясь ближе к кабине.

– Прекрасно это понимаю, Тейлор. У тебя есть лучше? – в тон ему ответил лейтенант, поднимая дальномер.

– Никак нет, сэр, но... Это же Данлоп, чёрт возьми! Вы сами видели, что произошло на заводе.

– Видел, но тем не менее. Ему жутко везёт. И это везение нам только на руку.

– Ему везёт попадать в передряги, сэр, – покачал головой Джейкоб, – И ничем хорошим они не заканчиваются.

– Не сказал бы. Он умудряется вылезать из передряг и оказываться в плюсе. Давай посудим сами. Он выжил при крушении и нашёл снаряжение, напарника и связался с нами. Он вступил в бой за ОМП противника, причём противника с численным перевесом, и уже соединился с нами. Мы обеспечены транспортом и выполняем задачу, он жив, и у него все шансы выжить и дальше. И я говорю только про Балтимор, сержант. На Эгиде он тоже показал свою высокую выживаемость. Тем более, наша ситуация – ещё большее дерьмо, чем эта идея.

– Так точно, сэр. Готовить ребят?

– Готовь. А я пойду потолкую со специалистом четвёртого класса, – с этими словами лейтенант взобрался на крышу кабины, и, обогнув цистерну, присел на свободное место в кузове.

Солдаты, как ужаленные, вскочили с мест и быстренько ретировались, исполнив воинское приветствие и спрыгнув на дорогу. Там их перехватил сержант.

Один только я сидел на заднице и смотрел на Шима, который нагнулся ко мне и сказал:

– В общем, Генри, смотри. Тебе нужно сделать так, чтобы во-он те ворота стали нашими, – лейтенант махнул рукой в сторону крепостной стены, – КМБ.

– Э... – выдал я, от удивления не в силах возразить, – Но...

– Вот и хорошо, приступай, – Шим встал и, перед тем, как спрыгнуть на дорогу, сказал, – Ждём твоего сигнала.

Я, естественно, про себя, выругался, и повесил на плечо «Косорез». На глазах у Грациани и Доса я преспокойно пошёл в сторону вражеской базы. Санитар покрутил пальцем у виска и махнул рукой. «Макаронник» же несмело подался вперёд и спросил:

– Это... Ты куда?

– Просто собираюсь провернуть что-то из ряда вон выходящее, – сказал я и пошёл дальше.

У меня не было плана. Серьёзно, как можно на ходу продумать план по захвату ворот? С турелями и охраной. Бред же. Но приказ надо исполнить, на меня, вроде, надеются. Либо хотят таким образом от меня избавиться, кто знает. Хотя, зачем лейтенанту меня убивать? Он же понимает мою ситуацию, поддерживает. Помогает.

Вот и мне подводить его не надо.

Я снял с плеча плазмер и проверил заряд батареи. Половина. Должно хватить для начала шоу.

На полпути к воротам мой визор выделил турели и отметил патрульных дроидов. Противников аккуратно окутал красный контур, и теперь у меня было преимущество в наведении – даже сквозь дым или относительно тонкую стену враг будет отслеживаться системами шлема.

Удобно носить офицерские вещи.

Когда между мной и целью оставалось не больше сотни метров, патрульные навели на меня оружие, а одна из настенных турелей красноречиво повернулась в мою сторону. По мере моего приближения противник вырисовывался всё чётче, и анализатор, наконец, смог вывести окошко с примерной информацией о БОГ–ах. Маленький прицельный круг нарисовался у шеи и начал ненавязчиво мерцать, намекая, куда стоит целиться. Когда я чуть повернул голову к турели, то узнал забавный факт – вместо армейских орудийных систем там стояло нечто неопределённое, выполненное на базе производственного станкового лазера, поглощающего энергию как не в себя и недостаточно мощного, чтобы наносить большой урон военной или чрезмерно бронированной гражданской технике.

Жаль, что брони у нас было маловато.

Вскоре перед мной предстали ворота, а два дроида подошли ко мне вплотную.

– Внимание, неизвестный, вы находитесь на территории Береговой Охраны Балтимора. Вас нет в базе данных, идентификация осложнена. Просим вас оказать содействие а опознании и внесении в базу данных или покинуть данную территорию, – высказался патрульный и стал ждать моего ответа.

– Хорошо, вносите. Если меня сейчас же не пропустят, вышестоящее руководство будет крайне недовольно эффективностью вашей базы, вы будете отключены и переплавлены в ложки для заключённых, в ваши корпусы будут мочиться, а базу переделают в свалку отходов! Немедленно разошлись! – начал я гневную тираду, стараясь запутать относительно слабый ИИ дроидов. Если получится, то у меня будет шанс убрать турели. И проникнуть внутрь.

– Затруднительно. Отправлен запрос на сверку личности... – начал БОГ, но я его резко прервал.

– Ты, тостер глючный, подставляешь персонал базы и самого себя! Если через две минуты я не буду на территории и не приступлю к инспекции, то твоего командира будут ждать печальные последствия! – с этими словами я активировал протокол постановки помех. Запрос жестянки с высокой вероятностью не достигнет терминалов БОБ–ов.

– Затруднительно принять решение. Запрос невозможно отправить... – продолжал дроид, ИИ которого потихоньку закипал.

– Придурковатый БОГ, – я тяжело вздохнул и пошёл внутрь. Второй дроид опустил оружие и отошёл в сторону. От того же, что меня допрашивал, пошла лёгкая дымка.

Я спокойно прошёл мимо обманутой охраны и проник в периметр базы. По состоянию вещей было заметно, что персонал состоит из расслабленных раздолбаев, что нетипично для местных боевиков. Обычно они более собранные, ведь это так важно, делать всё для великой цели устроить потоп планетарных масштабов. Или что они там задумали.

На грузовой площадке покоились неровно уложенные контейнеры. Вокруг них крутились люди в робах техников. Особенно тяжёлые грузы переносили рабочие экзоскелеты, такие, как был у Диала. Было время...

Рядом с контейнерами были выставлены ящики и натянуты маскировочные полотна с функцией «хамелеон». Судя по цветомаркировке, строительные материалы и оборудование для силовых установок.

Вдоль площадки мерно шагали боевики, то и дело поглядывющие по сторонам. Все они были в полных бронекомплектах Береговой Охраны и с, что интересно, обыкновенными армейскими «Косорезами», а не этими вычурными плазмерами Детей Скубы.

Плюс один в копилку вопросов.

В дальнем углу, у гермоворот, ведущих в горный комплекс, выстроилась боевая техника. Почти всё было в разобранном состоянии, но судя по количеству ремонтных дронов, нависших над остовами бронетранспортёров, ненадолго.

Слева от входа на базу был устроен паркинг для глайдеров. Около десятка единиц выстроилось вдоль стен. Рядом с ними стояла пара техников, что-то обсуждающих между собой. Наверняка, состояние и боевую готовность.

Я повернул направо, с целью войти в крепостную стену и захватить лазерную турель.

Турели подобного типа – довольно забавная штука. Это шар с парными лазерными пушками, которые могут спокойно скрыться внутри.

Связано это с тем, что шарообразная турель может перемещаться по трубе, закрытой с двух сторон бронированными люками. Когда сфера подъезжает к одной из сторон стены, люк открывается, и оператор орудий может вести огонь.

Это позволяет нанести удар по противнику в случае прорыва периметра, а форма турели – крутиться во все стороны.

Пока я вспоминал эти особенности, со мной связался лейтенант.

– Хорошо сработано, Данлоп. Осталось провести внутрь нас, – сказал Шим, облегчённо вздыхая.

– Вас тихо или громко? – спросил я, используя вместо микрофона внутришлемный чат.

– Тихо, – ответил лейтенант, добавляя в голос стали.

– Значит сделаю как получится, – брякнул я и выключил чат.

Пройдя несколько метров, мне удалось найти дверь, которую кто-то любезно выделил наклейкой «Территория ограниченного доступа».

Я взобрался по десятку небольших ступенек и открыл дверь. Внутри сидел дежурный в маске, но без шлема, покачиваясь на стуле и с сожалением смотря на пачку сигарет, валяющейся на приборной панели. Столкнувшись со мной взглядом, он чертыхнулся и попытался подхватить с пола плазмер, но я оказался быстрее. Мой кулак врезался в его лицо, и ещё сидящий боевик вместе со стулом повалился на стену. Я разбежался и ударил с замаха ногой по голове. Парень дёрнулся и отключился.

Надеюсь, я ему ничего не сломал.

Нажав на кнопку вызова турели, я скрылся за панелью. Шар потихоньку начал отъезжать, закрылся бронированный люк. Оператор дождался, когда турель остановится и откроется, и вышел.

– Какой болван это сделал?! Турс, ты? – боевик сделал несколько шагов вперёд, и увидел оглушённого. Я выскочил из-за укрытия и как следует ударил оператора плазмером, использовав оружие как дубинку. Тело с раскрашенным носом грохнулось на пол.

Я оперативно забрался в шар и выкатил его ко внешней стене. Два шахтёрских лазера, которые какой-то умник очень аккуратно приделал на место боевых орудий, вылезли из турели на уровне моих коленей.

Внутри было неплохо, по меркам армии – кресло, как у стоматолога, и панель управления. По всем статьям эта турель была на уровне башни бронемашины – полноценный триплекс, внутреннее бронирование, стандартные механизмы управления. Забравшись в кресло и уложив плазмер на колени, я положил руки на подлокотники и обхватил рукояти управления. Крышка, закрывающая кнопку открытия огня на правой рукоятке, была заблаговременно откинута – похоже, этот парень был готов меня испепелить.

Дроиды не заметили изменения и продолжали стоять на воротах и тупить. Вторая турель медленно крутилась, изучая свой сектор обстрела. В неё надо стрелять первой. Так, влево-вправо, чтобы посмотреть вверх – тянешь на себя, чтобы вниз – наоборот. Придётся попривыкнуть.

– Лейтенант, сэр, по моему сигналу рвите когти внутрь, – сказал я, наводя стволы шахтёрских лазеров на шар второй турели. БОГ–и обратили на это внимание и попытались вызвать оператора.

– Что?! Я же сказал – тихо! – рявкнул Шим, но тем не менее потребовал от ребят погрузиться.

– Ну, в вас начнут стрелять не сразу, считайте это за тихо, – ответил я и нажал на кнопку.

Два толстых, с людскую руку, красных луча устремились навстречу второму шару. Столкнувшись с бронёй, лучи начали прожигать свой путь. Оператору не повезло, ведь он подставил самую тонкую часть своей сферы. Лазер вонзился в броню и раскалил её до такой степени, что турель лопнула. Но оператор успел выскочить и пропасть в крепостной стене. Я, не убирая пальца с кнопки, повернул орудия на дроидов и сжёг их к чёрту.

Грузовик с цистерной набрал скорость и пронёсся мимо. Я нажал на кнопку, перехода и сфера, спрятав оружие, откатилась на внутреннюю сторону стены. Люк открылся, и мой шарик смерти ощетинился лазерами.

Вооружённые до зубов и агрессивные колпехи выгрузились из грузовика и сразу же открыли огонь по наиболее опасным боевикам. Ну, то есть по тем, у кого было оружие. Бойцы Береговой Охраны не были готовы к нападению, и первый десяток свалился практически моментально.

– Поласки, Фордж, прикрыть Данлопа! Данлоп, жги! Остальные – прорываемся к воротам! – прокричал свой приказ Шим, на ходу отстреливаясь из плазмера. Агрессивно светящиеся импульсы будто сами наводились на цели, желая впиться в них, врезаться, поглотить. Как хищные твари.

Я лишь только послушно нажал на кнопку. Шахтёрские лазеры внесли свою лепту в творящийся хаос – два красных луча, разрезающие всё на своём пути, заставили многих попросту разбегаться в стороны. Но были и смелые, открывшие ответный огонь. Кто-то добрался до фазовых пушек, и готовился палить в наступающих. Мне приходилось оперативно избавляться от умников. Через полминуты мне надоело и я стал просто прожаривать эти пушки, чтобы за них никто не мог встать.

Одному из техников всё-таки удалось это сделать, и он разрядил кассету снарядов прямо в наступающих. Когда я навёл свою лазерную турель на орудие, то там уже никого не было.

Хитрый жук.

Махнув рукой, я собирался повернуть орудие в сторону глайдеров, но тут моя сфера начала двигаться. Я удивился и быстро отлип от рукояток. Мои руки потянулись к «Косорезу», но было поздно. Дверь, ведущую внутрь турели, открыли. На меня смотрело два бластера, удерживаемых техниками. Оба посмотрели на меня с нескрываемым удивлением, и на секунду замешкались.

Мне хватило времени, чтобы подхватить свой плазмер, и услышать очередь.

Тела техников повалились на пол. С их спин сходила дымка от попадания импульсов. Из-за угла возникли лыбящийся Поласки и слегка запыхавшийся Фордж.

– Вылезай из своего гроба, лейтенант уже подбирается к воротам, надо догонять. Понимаю, место насиженное, в скорлупке хорошо, но пора родиться, причём сразу взрослым петухом. Труба зовёт, – хмыкнул Поласки и резко вжался в стену, прячась от нескольких импульсов. Вслед за ним спрятался Фордж.

Я залёг, пользуясь небольшим выступом, как опорой для плазмера и укрытием. В коридоре с дальнего конца возникли боевики. Двое, в неполном доспехе, явно удивлённые неожиданной атакой. На их лицах читалось такое же недоумение, что и у техников. Но тем не менее, огонь по нам они открыли.

Я прицелился и нажал на спусковой крючок. Тройка агрессивно-синих импульсов ударилась в стену и обожгла одного из бойцов. Боевики попытались ответить, но в нашу перестрелку включились Поласки и Фордж. Плазменные шары летали по всему коридору, прожигая стены, потолок, пол, оставляя свой огненный след на всём чего касались.

Фордж потянулся к подсумку и вытянул из него шарик осколочной гранаты. Кивнув мне и дёрнув за штанину напарника, колпех пригнулся и подбросил снаряд к противнику. Шарик ударился об потолок и скатился по стене прямо под ноги противнику. Оба бросились к той двери, из которой появились, но тут же были встречены плазменным огнём.

Раздался взрыв. Осколки вспороли одежду и кожу двух боевиков, разрезали на части, превратили ноги в кровавый фарш. Стараясь не обращать внимания на это зрелище, мы покинули крепостную стену.

Снаружи был огненный ад. Многие контейнеры и ящики на грузовой площадке взорвались, и теперь полыхали. В небо тянулся столб чёрного дыма. Рядом валялись обгорелые или простреленные тела техников и солдат. По площадке растекалась лужа топлива, по которой тянулась полоса рыжего пламени.

Глайдеры противника, по крайней мере, те, что остались, метались в воздухе и обстреливали наших товарищей. В ответ веером устремлялись в небо синие импульсы армейских «Косорезов».

Поласки рванул напролом, махнув нам рукой. Мы с Форджем переглянулись и побежали за ним.

Увидевшие это боевики сразу же открыли по нам огонь. Прибавивший скорости Фордж прижал шлем к голове и закричал. Его напарник чуть сбавил темп, чтобы отпустить несколько очередей и продолжить бежать. Я на ходу разрядил магазин в сторону врага, но ни в кого, естественно, не попал.

– Мы вскрыли ворота! Бегом, бегом, бегом! – прокричал лейтенант, отстреливаясь от наступающих. Выглядел отряд неважно: Дос тащил одного из наших на плечах, Факир помогал раненому Грациани забраться внутрь, Фирс, кажется, валялся в кузове, но в сознании, ибо он размахивал бластером и стрелял куда получится. С края стекало что-то красное.

Грузовик медленно катился к открытым дверям, а мы стремительно приближались к своим. В нас начали стрелять всё активнее, запах горелого металла был ближе и ближе, ноги заплетались. Поласки на ходу перезарядил «Косорез» и снова стрелял, пропуская нас с Форджем вперёд. Лейтенант машет нам, держа плазмер в одной руке. Оружие болталось, но продолжало плеваться плазмой в направлении противника.

И вдруг, Фордж резко падает, заваливаясь налево. Плазмер выпадает из его рук и бьётся об бетон. Неожиданно, прямо передо мной загорается белая вспышка, и я теряю сознание.


Глава 19: В пути | Колониальная Пехота | Глава 21: Красавчик Джек, часть первая: God & Guns