home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16: Встреча

Я следовал за стариком в обмотках. Не знаю, что повело меня за ним: сам факт того, что он пока не пытается меня убить, какое-то потаённое доверие или просто любопытство. Тем не менее, шаг вперёд сделан, а отступать в Колониальной Пехоте не принято.

Мой взгляд цеплялся за человека передо мной, выуживая в моменты появления яркого света новые детали.

Балахон, сделанный из старых плащей, покрывал тело с ног до плеч. Разные оттенки коричневого, сшитые вместе, выглядели пугающе, особенно в тусклом фиолетовом свете коридоров. Голова была обмотана грязным бинтом – лишь глаза, скрытые тенью, иногда встречались с моими, и я не мог разглядеть, что в них отражено.

Старик опирался на взорвавшийся ствол крупнокалиберного пулемёта – пламегаситель выглядел как цветок, чьи причудливо загнутые края-лепестки угрожающе блестели рваными краями. За обувью человека в балахоне тянулись шнурки – наверное, армейская обувь.

Вопросов стало немного больше, и моя рука сильнее сжала рукоять пистолета.

– Не беспокойтесь, юноша. В моих же целях поддерживать вашу неприкосновенность. Здесь вам не нужно ничего бояться, в том числе и меня. – старик помотал головой и продолжил идти.

Я слегка ослабил хват пистолета и решил поводить фонариком по стенам, задумавшись, скрывается ли на них что-то новое. И был удивлён – колонны, которые поддерживали потолок, изображнали фигуры. Да, на тех, что я видел раньше, тоже было нечто похожее, но оно было больше в виде рисунков и каких-то простых геометрических форм. А здесь – полноценные фигуры, которые органично срастались с основой.

Я даже засмотрелся, оглядывая одну из колонн. Руки существа были подняты вверх, будто оно и держало плоскость надо мной. Отразились даже напряжённые мышцы могучих рук. Тело было оплетено ветвями, и узор из них заканчивался наверху и восходил к потолку.

Какой-то стиль у этих колонн... Странный. Хотя в этом есть что-то своё. Будто этот стиль выделяет природу изображённых на колоннах существ, её великолепие, идеальность, что ли.

Мой взгляд поднялся к лицу. Оно выражало спокойствие и уверенность. Черты были чуть грубыми, но при этом сглаженными – немного квадратное лицо, густые брови, странной формы подбородок. Нижняя челюсть чуть выступает вперёд, и клыки снизу тянутся вверх, но не сильно. Материал был обтёсан и обработан так, что существо было темнее самой колонны.

Вся рельефная фигура со стороны освещалась фиолетовым цветом от потолочных ламп.

Меня что-то ткнуло в бок. Я повернулся и увидел старика, бинты на лице которого чуть развернулись, и можно было видеть лёгкую улыбку. Особенно хищно в ней выглядел обломанный клык.

– Я понимаю, что колонны вызывают восхищение, юноша. Но не сейчас. Давайте продолжим наш путь.

Я кивнул и пошёл дальше. Перед нами возникла закрытая дверь. Старик что-то проскрежетал, и возникла та самая голограмма.

– Пиотр, открой.

Голограмма кивнула и пропала. Дверь загорелась синим цветом, и резко исчезла с нашего пути.

Мне ничего не оставалось, как выпучить глаза. Хотя дальше тоже было на что посмотреть.

На проводах и лианах висел один из наших УДОТ-ов. Удивительно, как он уцелел в таком состоянии – я чётко помню, как ему насквозь пробило левый движок. Судя по виду, болтался он так уже несколько дней. Аппарель была закрыта, но аварийный люк – распахнут. Значит, кто-то выбрался? Снаружи его ведь не открыть, только если не старик вырвал. В чём я сомневаюсь.

Поймав мой взгляд, старик покачал головой.

– Нет, юноша, моей вины в этом нет. – старик посмотрел вверх и громко произнёс, – Пиотр, приведи сюда пассажира.

Нам моргнула одна из ламп, а я тем временем чуть приподнял ствол пистолета.

И тут из-за двери напротив нас возник человек в форме Колониальной Пехоты. Издалека я не мог разобрать лица, но он казался мне смутно знакомым.

Когда я смог разглядеть короткую причёску и дебильные бакенбарды, я понял, кто шагает в мою сторону.

– Данлоп!

– Фирс!

Мы оба чуть ускорились и крепко пожали друг-другу руки. Великан хлопнул меня по плечу и, улыбаясь, спросил:

– Ты каким образом умудрился тут оказаться, да ещё и в таком виде?! Хотя, зачем я спрашиваю? Это самое очевидное из возможных событий. – сказав это, Фирс покачал головой и усмехнулся.

– С чего это вдруг? – мои брови непроизвольно взмыли вверх, – Мне кажется, именно у меня шансов на выживание был меньше всего?

– Тебе кажется. – серьёзно произнёс Фирс, но после этого сделал лицо попроще.

– Вынужден согласиться с вашим собеседником, юноша. – вклинился в разговор старик, – Шансов на выживание у вас больше, чем у всех ваших сотоварищей вместе взятых.

Я перевёл взгляд с Фирса на старика и обратно. Мой однополчанин только покачал головой. Затем ему пришла в голову идея, и он куда-то ушёл. Мне оставалось только щёлкнуть предохранителем пистолета и убрать его в кобуру.

Кажется, после этого атмосфере стало легче.

– Ладно, юноша. Пока ваш друг ушёл за одеждой, я хочу задать вам вопрос.

– Вперёд?..

– Вы знаете, кто вы? – старик нахмурился и стал сверлить меня взглядом.

– До этого разговора не сомневался.

– Хм... – старик устремил свой взгляд мне в лицо, и мне резко ствло не по себе. – Ладно, зайдём с другой стороны. Кем были ваши родители?

– Полисмэн Фронтира. Постоянно на работе сидит, жутко устаёт, и приходя домой, всех к стенке.

– А мать?

– Я про мать и говорил. Отец был сыном фермера-гидропоника, но сам захотел свалить из захолустья в муравейник. Так в захолустье и остался. – я пожал плечами и приподнял бровь. – А чего это вам вдруг интересно? Вы мне так и не объяснили, кто вы такой и что это за место.

– Всему своё время. Мне нужно ненадолго удалиться. А вы пока поболтайте с другом и переоденьтесь – я уверен, что мокрое вам не очень по вкусу. – с этими словами старик развернулся, и, слегка пошаркивая, пошёл в ту сторону, откуда мы пришли.

Фирс подошёл с комплектом формы и протянул мне, после чего красноречиво отвернулся.

Я громко и картинно вздохнул, после чего начал стягивать с себя своё мокрое тряпьё.

– Ты зачем отвернулся, Фирс? Будто голого мужика не видел.

– Ну... Не знаю. В голове всплыло.

– Может ты меня с девушкой перепутал? Обычно от дам отворачиваются. Им некомфортно, или что-то вроде того. – проворчал я, натягивая на тело не очень свежую, но хотя бы сухую форму.

– Ладно, забили. – буркнул мой товарищ, поворачиваясь ко мне, – Не сомневаюсь, что если спрошу про то, как ты выжил и как получил такие раны, то ты расскажешь мне очередную фантастическую историю.

– Какие раны? – сделал я невинное выражение лица.

– Думаешь, что я не отличу настоящую кожу от искусственной? Ты однозначно недавно зализывал раны, так что брось это шутливое отрицание.

– Окей, ладно. От рассказа воздержусь, пожалуй. – сказал я, потихоньку застёгивая пояс и поправляя снаряжение, – Тебе, я так понимаю, просто повезло?

– Вроде того. Наш УДОТ подбили, и нас резко склонило с просчитанного курса. Когда увидели кратер в земле, попытались вырулить, но пилоту резко стало хреново, и он свалился с кресла. Инфаркт словил, не иначе. УДОТ повело внутрь, и мы оказались тут. Кто-то успел до этого выпрыгнуть, а те, кто остался тут, поломался при ударе. Большинство просто в кашу.

– А ты каким образом уцелел, раз вы так свалились?

– А я был одним из тех, кто вылез. Правда, уже когда мы падали внутри. Открыл аварийный люк и благополучно из него полетел. Глянь вверх – там обломанное деревце. Моя работа. – хмыкнув, произнёс Фирс.

– Окей. Даже проверять не буду, поверю на слово. Оружие есть?

– Воз и маленькая тележка. – улыбнулся Фирс, и потёр руки.

– Отлично. Пошли, поглядим, снарядимся. Сдаётся мне, что мы застряли тут надолго, а местные пушки у меня доверия не вызывают.

– А что у местных? – спросил мой сослуживец, ведя за собой в какое-то помещение. Похоже, туда, куда он сныкал всё оружие с упавшего УДОТа.

– Да плазмеры странные. Вроде устроены по-нашему, а батареи свои, и форма округлая. Такие в Союзе вроде не делают, шаблон-то единый.

– Местное производство?

– У планеты низкого уровня ценности и оружейные заводы с профилем работы с жидкой плазмой? Не смеши.

– Тогда откуда у них незнакомая модель плазмеров? Самоделка?

– Слишком аккуратно и точно для самоделки, тем более, в массовом производстве.

– Значит, либо они глобальнее, чем кажутся, либо мы что-то не знаем. – заключил Фирс и подошёл к двери. Она загорелась синим светом и исчезла. – Жутко. И до жути удобно.

Передо мной предстал импровизированный арсенал – вдоль дальней стены были аккуратно выложены родные глазу «Косорезы», в углу, на ящике боеприпасов, примостился единый пулемёт М191 «Жаба», а под ним, хищно скалясь, лежал ручной однозарядный гранатомёт Б205-М «Хусгор», название которого часто обыгрывалось нецензурным образом. Рядом с оружием валялись комплекты брони, боеприпасы, дополнительное снаряжение и прочие полезности, которые делают жизнь колониального пехотинца чуточку лучше.

– Бери что душе угодно, только не трогай «Жабу». – махнул рукой Фирс, и обратил свой явно влюблённый взгляд в сторону пулемёта.

– Чем тебе он так приглянулся? У него и отдача, и патроны, которые явно тяжелее батарей, и сам он громоздкий даже по меркам Колониальной Пехоты. – спросил я, подбирая с холодного пола целёхонький шлем с тактическим визором. Покрутив его в своих руках, я пристально его осмотрел и потом нахлобучил на голову. Меня неприятно ущипнуло в затылок, и визор включился. – О, работает.

Я постучал по шлему, и, убедившись, что он чётко занял позицию на моей пустой голове, потянулся за плазмером. Холодная рукоять «Косореза» приятно легла в мою руку, а я почувствовал вседозволенность. Рядом лежала кучка батарей, часть которых перекочевала в мои подсумки.

В моё поле зрения попал комплект защиты суставов, напашник и полноценные наголенники. У кого Фирс их спёр, я не в курсе, но сразу же отхватил себе.

В моё лицо прилетела пара перчаток. Зацепившись за респиратор, они повисли на мне. Я злобно снял и только хотел бросить обратно, но вспомнил, что мои перчатки как раз немного... Промокли. Натянув обновку на руки, я расправил плечи, почувствовав приятную тяжесть снаряжения. Наконец-то чувствую себя человеком в полной мере.

Фирс тоже обвесился как следует, после чего протянул мне бандольеру и гранатомёт. На мой удивлённый взгляд он ответил простым «пригодится». Мне ничего не оставалось, кроме как перекинуть бандольеру через плечо и повесить «Хусгора» на магнитный захват.

К нам подошёл старик, всё так же опираясь на ствол пулемёта. Он легонько стукнул меня по шлему и сказал:

– Юноша, перед тем, как вы с другом отправитесь громить бедную планету, давайте вернёмся в центр комплекса. – с этими словами старик развернулся и повёл нас обратно.

Выйдя к той самой сфере, мы заметили насколько сильно изменилось помещение. Изнутри сферы вырывался свет, и казалось, что она сейчас взорвётся, и то, что скрывается внутри, ослепит нас всех. Старик остановился и указал своим импровизированным посохом на сферу.

– Вам туда, юноша.

– И как я туда попаду? – спросил я, пытаясь отыскать подвох. Но его не было. Как и мостика, по которому я мог взойти.

– Только пройдя через сомнения. – серьёзно заявил старик. Я посчитал своим долгом не пересекаться с ним взглядом.

– Час от часу не легче. Фирс, если что, подстрахуй. – бросил я, и, подойдя к краю, сделал шаг вперёд. Прямо под моей ногой возникла ступенька! Я чуть надавил, и она не свалилась вниз. Уже плюс.

Ещё шаг, новая ступенька. Но стоило мне переставить правую ногу на третью, первая ступень исчезла, будто её и не было.

– Данлоп, ты знал, что умеешь ходить по воздуху? – спросил меня Фирс, который, похоже, этих ступеней не заметил.

– Даже не догадывался, представь себе. – чуть осмелев, я стал двигаться навстречу сфере. Когда мне практически удалось её коснуться вытянутой рукой, она раскрылась, и мне непроизвольно пришлось прикрыть глаза – слишком яркий свет был внутри.

Последний шаг я сделал через силу, ведь вся моя уверенность резко улетучилась. Меня будто втянуло в центр сферы, и я не услышал, как она закрылась.

«Какого лешего?!« – пронеслось в моей голове. Я понял, что не чувствую своего тела.

«Не слышит...» – возникла мысль, которая явно была не моей. – «Но чувствует...»

«Не осознаёт... Но понимает...» – чей-то шёпот нёсся по моей голове, и если бы я мог управлять своей оболочкой, я бы схватился за голову и закричал.

«Мать хочет говорить... Но слишком слаб...» – это прозвучало как минимум обидно, эй!

«Тянется к неведомому... Как любопытное дитя...» – одно сравнение лучше другого, могли бы просто молчать, черти.

«Раскроет истину... Если пройдёт... ложь...» – я потерял нить логики. Эй, объясните уже нормально!

«Пусть... правду... Слабеет...» – кажется, их провайдер выпил лишнего.

И тут я почувствовал боль. Сильнейшую боль, которую не ощущал раньше. Меня будто сжигало изнутри, по крупицам, но со всей жестокостью.

Я провалился в забытие, и последнее, что увидел – то, как моё тело плавно, вперёд ногами, выплывает из сферы, свет от которой куда-то делся.

***

– Данлоп! – неразборчиво крикнули с той стороны, где ещё было моё сознание. Щёку пронзила боль, и повторный крик был яснее, – Данлоп!

Я открыл глаза – напуганный Фирс как следует меня тряс, пытаясь привести в сознание. Когда он занёс руку, чтобы отвесить мне оплеуху, я отполз и прикрикнул:

– В порядке я! В порядке!

– Фух... Я уж думал, какого хрена с тобой произошло. Не потрудишься объяснить?

– Откажусь. Сам пока мало что понимаю... – сказал я, потирая щёку. В голове медленно, но верно выстраивалась картина.

Всё, что меня искусственно заставили забыть, теперь вернулось на место. Дуэль с Грумзой, смерть гроамов. Разговор с комиссаром. Даже появились некоторые подробности, будто я был одновременно там и со стороны. Чёрт, я и не догадывался, что можно так легко изменить память человека.

Осознавать, что с тобой так поступили, жутко неприятно. Просто воспользовались, как вещью.

Тишину прервал старческий кашель. Я посмотрел в угол – тело лежало, держа руку на вертикально стоящем шесте. Старик поманил меня пальцем, и стоило мне подойти, заговорил:

– Ты... Смог, юноша. Я верю в тебя, дохляк. И духи верят. – старик улыбнулся и стянул с себя бинты. Мне открылось серокожее лицо, смутно знакомое, пусть и вместо бороды была кривая щетина.

– Ты должен идти дальше. Юноша, духи смотрят. И теперь я тоже буду среди них. В тот момент, когда ты дрался с Большим Бругхом, я покривил душой... Боя духа не было... В полной мере. Ты должен был победить... А Грумза – наказан за легкомыслие. Он тоже следит. А теперь – иди, Данлоп. Дай старику спокойно умереть. – с этими словами Шагила, Говорящий с Духами, склонил голову и испустил последний выдох.

Я встал и покрепче взялся за «Косорез». Фирс смотрел на меня немного недоумевающе.

– Ты мне многого не рассказал, когда мы были на корабле.

– Тогда я не помнил этого, спасибо ККВД. А сейчас – пошли. У нас есть миссия, забыл? Избавиться от Детей Скубы на Балтиморе. – я махнул ему рукой и пошёл вслед за шариком света, который, наверное, должен нас вывести отсюда.

– И как мы будем это делать, если нас только двое? Очередная дикая в своей сути авантюра, в которой всё зависит от тебя? – не скрывая иронии, бросил Фирс, меняя хват «Жабы» на походный и следуя за мной.

– Как ты угадал, а? – я громко и весело рассмеялся, и мой товарищ ко мне присоединился. И так, смеясь, мы вышли к ярко-фиолетовой двери.

– Ну что, кто первый? – спросил Фирс.

– Давай я. Если не вернусь, поставь мне цветочки на могилку.

– Угу, обязательно. Шуруй давай, балабол.

Я лишь кивнул и сделал шаг вперёд, навстречу своей войне.


Интерлюдия 2 | Колониальная Пехота | Глава 17: Спасение мира...