home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

Добрых десять секунд понадобилось, чтобы отдышаться.

— А зря маму не позвали, — обманчиво спокойным тоном проговорил Стэн, подходя ближе и левитируя за собой бессознательного коммандера. На горле Дальгора понемногу рубцевалась рваная рана от вампирских клыков, благо получил он её при полном резерве. — Но кто бы знал… Киа, что тут произошло, ты можешь мне внятно объяснить? Киара!

Она могла бы. Но сейчас её меньше всего волновал капитан Фалько со своей жаждой объяснений. Марк, превративший одного вампира — неубиваемого блэровского вампира! — в горстку пепла и практически справившийся со вторым, лежал на земле. Удивительно, но ещё в сознании, хотя видят боги, лучше бы ему свалиться в обморок — на обеих руках красовались жуткие ожоги.

— Защита… сломалась… — сипло прошептал он, когда Киара опустилась на колени рядом с ним.

— Я вижу, — ответила она резким тоном. — У меня со зрением получше, чем у тебя с башкой.

Больше всего на свете хотелось как следует дать ему по морде, но Киара справедливо решила, что Эйнтхартену и так досталось. Да и первая удушающая волна гнева схлынула, оставив после себя ярость — холодную, расчетливую и выжидающую. Как отсроченное проклятье.

Осторожно уложив ладони поверх обожженных рук, она подлечила ожоги настолько, насколько умела. Да, некроманты славятся мощной регенерацией, однако потолок их целительских талантов — сделать свежий ожог трехдневным, а рваную рану — безобразным толстым рубцом.

Может, и не следовало его лечить. Этот дуралей заслужил немного боли — чтобы неповадно было соваться куда не просят. Но тут же вспоминалось, что беднягу Марка едва не разодрали на части её же собственные вампиры.

Демон знает почему, но от этой мысли Киара чувствовала себя ужасно. Казалось бы, разве есть её вина в чужом идиотизме?..

Её помощи тут явно маловато. А ещё не покидало ощущение, что с Эйнтхартеном что-то не так. Помимо ожогов и выжранного до дна резерва.

— Шея болит… — на грани слышимости проговорил Марк. А потом болезненно зашипел сквозь зубы, откинул голову и наконец отключился.

За его слова стоило зацепиться. В голове промелькнула какая-то очень важная мысль, но именно теперь о себе решил напомнить Стэн:

— Ладно тебе, — сердито фыркнул он. — Живой же!

— А я ничего и не говорила, — вскинулась она.

— У тебя сейчас было такое лицо, что, думал, разрыдаешься над хладным тельцем нашей боевочки, — всем видом Стэн выразил отвращение. — Ничего, этому глотку не выдирали, скоро очухается. Валить бы отсюда надо…

— А смысл? Мы тут такой салют устроили, минут через пять взвод боевиков подтянется. И хорошо, если этим дело и кончится.

Капитан Фалько недовольно зыркнул на свою подчиненную, но спорить не стал. Или не успел: яркая вспышка служебного телепорта выплюнула взвод боевиков, тут же разразившихся пространной руганью в своей обычной манере. А буквально через полминуты прибыл Альфард Эйнтхартен при полном параде — это в три-то часа пополуночи. Следом за ним явился и отряд гвардейцев. Почетный, чтоб его, эскорт.

«Дознаюсь, какая сука настучала огненной светлости — будет в морге новый скелет-уборщик», — стиснув зубы, пообещала Киара. И приготовилась к занимательной беседе с огнемразью Его Величества.

Мимо Киары Эйнтхартен-старший прошел с таким видом, будто её вовсе не существовало, и сразу же склонился над сыном. Прощупал пульс (право слово, стояли бы они как дураки, будь сынок имперского военачальника одной ногой в погребальном костре!), придирчиво осмотрел обожженные ладони и помрачнел. Поднявшись, сделал кому-то знак рукой, подзывая.

— Сержант Эриксен, отправьте моего сына в гвардейский медблок.

Гвардеец — здоровенный детина островной наружности, смутно знакомый на физиономию, — подозрительно покосился на Марка (и, как показалось Киаре, зрелищем явно впечатлился), кивнул и зачем-то оглянулся на неё, прежде чем поднять боевика левитацией.

— Блэр! — рявкнул Альфард так, словно заметил её только сейчас. — Какого демона тут случилось? Доклад, живо!

— Совсем охренел, троллья морда? Забыл, с кем разговариваешь? — обманчиво ласковым тоном поинтересовалась Киара, сложив руки на груди. — Твой сыночек сюда приволокся по собственному почину, так на него и ори! Благо есть за что: за поразительную наглость и необоримую тупость! Ну да что ещё с него могло вырасти, при твоем-то воспитании?

— Со своим сыном я разберусь без визгливой некромантской шавки! Двое пострадавших, один из них архимаг Темного Круга, к хренам собачьим сдохшие охранные артефакты, а вместо положенного отряда боевиков — один Маркус! Вы совсем охренели в своем некроотделе — вчетвером на нежить ходить?!

— Для особо одаренных поясняю, — голос Киары делался всё более тихим и зловещим — вопреки той буре ярости, раздражения и гнева, что бушевала внутри. — Мы были здесь втроем: я, Стэн и Алистер. Проводили операцию, которая не твоего скудного умишка дело. Затем здесь за каким-то демоном очутились Маркус и вампиры. Твой сын и дефекты его воспитания меня отныне нисколько не заботят, а вот про вампиров весьма интересно. — Она зло улыбнулась, видя, как с бородатого угробища сползает вся его спесь. — Теперь я, мой дорогой Альфард, слушаю твой доклад. Вампиры. Моей работы. Из императорского подвала. В полнейшей боевой готовности. Ну же, поведай: какой долбаной Бездны ты и твои имбецилы в алом тряпье прошляпили три здоровенных гроба с неубиваемыми кровопийцами?!

— Уж не тебе я докладываться буду, не доросла! — огрызнулся Альфард. — А вот Гейбриелу будет крайне интересно услышать, какой бардак творится в его вотчине! Так что готовься к скорой встрече, Блэр!

Упоминать Гейба было не самой лучшей идеей. Особенно сейчас, когда Киара с трудом контролировала бешенство.

— Будь так любезен — передай его траханому лордству, что если он только попробует ко мне сунуться, то его бренные останки Константин получит по почте. В коробочке. И я буду в своем праве. О, заодно и лорда-канцлера уведомь, что его наемные убийцы мне порядком надоели. — Киара с напускной скукой оглядела старшего Эйнтхартена: тот явственно закипал от злости, но помалкивал. Ибо столь же явственно понимал, что бардак творится отнюдь не в некроотделе. — Бывай, сладенький. С меня два рапорта: один на тебя, один на сыночка.

Вдоволь налюбовавшись на негодующе-затравленную физиономию Альфарда, она резко развернулась на каблуках и пошла к Стэну. Тот на сильно повышенных тонах общался с командиром взвода, но тут же притих, едва Киара сжала руку на его плече.

— Стини, брось гадость, — негромко велела она. — Идем отсюда. Пусть сами тут разгребаются, воители хреновы. Коммандера в больничку определил?

— Естественно, — фыркнул Стэн, устало проведя рукой по лицу. — Он меня за это ещё и обложил по батюшке… по матушке, естественно, не рискнул. Ты как, нормально? Уделала огнемразь как следует?

— Я в порядке, — вяло откликнулась Киара. — Огнемразь деморализована и устрашена.

— Славненько! — Стэн похлопал её по плечу. — Дерьмо, а не ночка. Пойдем выпьем, а?

Киара, подумав, согласилась. Выпить после такого денька — не потребность, но насущная необходимость. Особенно учитывая, что ей так и не удалось нахлестать по морде хотя бы одному из двух Эйнтхартенов.

«Ну ничего, — приободрила она саму себя, кровожадно ухмыляясь, — завтра будет новый день!»


Глава 24 | Жнец крови и пепла | Глава 26