home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

После прогулки Беатриса, изо всех сил пытающаяся перетянуть внимание Крысеныша в свою сторону, предложила парням составить нам компанию во время урока танцев. Часть воспоминаний Элиссы заставила поморщиться. Девушка терпеть не могла эти уроки. Семейная пара, учившая музыке и танцам, как и все прочие наставники, расхваливала успехи Беатрисы и принижала мои. То бишь, Элиссы. Впрочем, я теперь воспринимаю ее как себя, так что не суть.

Перелистывая в голове воспоминания, я прекрасно понимала, чем вызвано то, что вторая внучка ардары Катрины пасла задних на этих занятиях. Под градом насмешек и удары розгами за промахи не особенно расслабишься! Неудивительно, что танцевала Элисса, как деревянная, и при виде тощего господина Фадра и его жеманной женушки впадала в ступор. Еще с фортепиано худо-бедно научилась обращаться, но не больше. В итоге на нее попросту махнули рукой, поняв, что даже наказание не поможет. И последние два года на занятиях девушка скромненько сидела в уголочке и наблюдала за тем, как учат кузину.

Досадно! Сама я, будучи Ксюшей Орловой, танцевать любила и умела. Даже в школе ходила на кружок бальных танцев. Так что хотелось опробовать на практике, насколько земные в этом плане отличаются от местных. Но если вдруг проявлю столь странное для Элиссы рвение, а тем более если начну делать успехи, подозрения навлеку точно. В общем, от занятия я не ждала ничего хорошего и предвкушала два часа скуки.

Дамиен и Леонс, разумеется, охотно согласились поприсутствовать. Заняться им здесь все равно особо нечем. Разве что охотой, верховыми прогулками и тренировками с оружием. Но стояла такая жара, что это вряд ли могло доставить кому-то удовольствие.

В классной комнате нас — точнее, Беатрису и парней — почтительно встретили наставники. Кокетка с чересчур большим ртом, смотревшимся довольно вульгарно из-за яркой помады, госпожа Фадр, поулыбалась мужчинам и привычно устроилась за фортепиано. Ее муж, чье худосочное тельце смотрелось особенно нелепо в облегающих штанах и туфлях с пряжками, придающими ему сходство с цаплей, начал показывать элементы танца, называемого минаром. Он сейчас пользовался популярностью у аристократов и состоял из трех частей: первая и последняя выполнялась с переменами партнеров и различными сложными комбинациями, вторая же парная. Во время танца, разумеется, эти части чередовались, пока играла музыка. Непосвященный во все эти премудрости сто процентов запутается и собьется.

Увидев, что я пристроилась в уголочке и чинно сложила руки на коленях, неожиданно запротестовал Крысеныш:

— Думаю, участие лирны Элиссы будет нелишним!

Послышалось фырканье Беатрисы:

— Если бы ты видел, как она двигается, то вряд ли бы такое сказал, дорогой Дамиен. Эта неумеха будет только мешать! Уж лучше пусть музицирует, а госпожа Фадр составит нам компанию.

Кокетка бросила жеманный взгляд, показывая, что очень даже не против. Но Крысеныш нахмурился и заявил уж вовсе такое, за что его пришибить захотелось при всей моей нелюбви к наставникам:

— Не хватало еще танцевать с прислугой!

Жеманница стушевалась и отвела взгляд. Ее муж продолжал приторно улыбаться, но как-то натянуто. Леонс попытался сгладить ситуацию:

— Думаю, мы и втроем справимся.

— Не справимся! — отрезал Дамиен, явно вознамерившийся вытащить меня из моего закутка.

При иных обстоятельствах я бы обрадовалась возможности включиться в занятие, что мне нравилось. Но не когда партнером выступает столь неприятный тип! Ну что ж, — мстительно улыбнулась. Придется до конца не выходить из роли Элиссы. Скоро Крысеныш сильно пожалеет, что решил навязать всем свою волю! Причем меня даже не спросил, а хочу ли участвовать.

Намеренно деревянной походкой подошла к нему и увидела, как на губах белобрысого появилась самодовольная улыбка. Он по-хозяйски сграбастал мою руку и встал в первоначальную позицию напротив меня, так, что соприкасались лишь наши вытянутые руки. Леонс, пожав плечами, сделал то же самое с пунцовой от ярости Беатрисой. Она ведь, несомненно, рассчитывала, что Крысеныш достанется в партнеры ей. Тоже мне счастье! Охотно бы поменялась!

— В танцах партнеры должны смотреть в глаза друг другу, — недовольно сказал Дамиен, видя, что я даже глаз на него не поднимаю.

— К сожалению, я не настолько хорошо танцую, — с фальшивой кротостью отозвалась. — Мне придется следить за своими ногами.

Не удержавшись, все-таки метнула на Крысеныша быстрый взгляд и нахмурилась. Смотрел он явно не так, как полагается благородному арду при общении с приличной девушкой. Пялился прямо-таки бесцеремонно, скользя взглядом по моим губам и груди. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что творится в его тупой головенке! Поймав мой возмущенный взгляд, он тут же уставился в глаза и как-то хрипловато воскликнул:

— Не замечал раньше, насколько у вас красивые глаза, лирна Элисса!

Хотелось сказать, что была бы счастлива, если бы не замечал и дальше, но сдержалась и намеренно потупилась. Услышала недовольное сопение Крысеныша. Наверняка он ждал хоть какой-то реакции на свой комплимент. Ну, пусть ждет дальше! Я не напрашивалась, и поощрять не собираюсь. Уже видела, чем это заканчивается! Свиданиями в заброшенной части сада, где местный ловелас не особенно церемонится со своими партнершами.

Между тем, госпожа Фадр заиграла первые такты, и все пришло в движение. Ее муж подсказывал, какие па нужно сделать, и комментировал происходящее. Крысеныш шипел и пыхтел, когда я неуклюже наступала ему на ноги. Но терпел. Интересно, надолго ли его хватит? — подумала с ленивым любопытством.

После трех повторений первой связки я ее прекрасно запомнила, но ошибки продолжала совершать, вызывая удрученные возгласы наставника и презрительное фырканье Беатрисы. Поймала веселый взгляд Леонса, подмигнувшего мне, и украдкой ему улыбнулась. Похоже, он прекрасно понял, что я попросту издеваюсь над партнером.

Пытка длилась не менее часа, после чего Дамиен сдался и прихрамывающей походкой двинулся к тому месту у стены, где недавно сидела я. Я пожала плечами и двинулась в противоположном направлении, чего он явно не ожидал. Видать, хотел, чтобы села рядом. Светло-зеленые глаза недовольно прищурились, тонкие губы поджались, превратившись в сплошную полоску.

Сделав вид, что ничего не заметила, я стала наблюдать за Леонсом и Беатрисой, у которых прекрасно все получалось. Невольно залюбовалась тем, с какой непринужденностью оба двигаются. Представила себе, как этот танец должен эффектно смотреться в роскошной бальной зале, когда танцует сразу множество пар. Надеюсь, однажды мне удастся это увидеть воочию!

Окончание занятия Крысеныш встретил с облегчением. Теперь все намеревались переодеться к обеду и встретиться в столовой. Я не стала выходить за остальными, не желая, чтобы Дамиен снова ринулся в атаку. Подождала, пока закроется дверь за наставниками, вышедшими последними, и поднялась.

Оказавшись в середине зала, закрыла глаза и, прокручивая в голове музыку, заскользила в танце, легко повторяя изученные связки. Выяснилось, что не все так плохо у Элиссы с пластикой, и я была права, когда считала, что ее неудачи объяснялись банальным страхом! К тому же наслаивались ощущения прежнего тела, которое обожало это занятие. Я с удовольствием скользила по паркету, представляя, что танцую с каким-нибудь придворным красавчиком во время своего первого бала. На губы поневоле наползала улыбка. Надо же, а я, оказывается, не чужда романтических мечтаний! Хотя, думаю, любая девушка порой мечтает почувствовать себя принцессой на балу.

Я настолько погрузилась в танец, что заметила возвращение Крысеныша только когда послышались негромкие аплодисменты. Чертыхнувшись, развернулась в сторону звука и застыла столбом. Блондин стоял, прислонившись к дверному косяку, и пристально меня разглядывал. И улыбочка его ой как не понравилась!

— Оказывается, вы великолепно танцуете, лирна Элисса, — вкрадчиво заметил Дамиен.

— Только с подходящим партнером или, за неимением оного, без него, — огрызнулась с досадой, хоть и понимала, что не стоило бы.

— А я, значит, неподходящий? — прищурился Дамиен, и улыбка его стала натянутой.

— Осмелюсь напомнить, что вы здесь для того, чтобы присмотреться к моей кузине, как потенциальной жене, — холодно откликнулась. — Так что да, неподходящий!

Решительно направилась к двери, намереваясь пройти мимо, но он ухватил за руку и притянул к себе. Лицо приблизилось практически вплотную к моему, так что я могла различить каждую крапину в светло-зеленой радужке. Ощутив, что дыхание парня стало прерывистым, а руки скользнули теперь уже к талии, затрепыхалась.

— Немедленно отпустите! — прошипела, яростно уставившись на него.

Глаза Крысеныша вспыхнули азартно и предвкушающе, ноздри хищно раздувались.

— И как я раньше не замечал, насколько ты красива?

— По-видимому, у вас что-то с глазами произошло! — процедила, лихорадочно соображая, что же делать. — Я нисколько не изменилась. Так что все лишь в вашей голове! Или вы слишком долго обходились без женщины, раз уже на всех подряд бросаетесь?! Чему я, кстати, была сегодня утром свидетельницей, — ехидно добавила.

Надеялась, что это его разозлит, и мысли свернут в другую сторону, но не тут-то было. Зеленые глаза полыхнули еще ярче.

— Какая ты горячая, оказывается! Дерзкая, непокорная! Понятия не имею, как тебе удавалось так долго водить всех за нос, но рад, что, наконец-то, сумел разглядеть.

— Покорная я с родственниками. Вы не один из них!

Черт! Ну вот как я могла так проколоться?! Если этот гаденыш расскажет обо всем той же Беатрисе, та немедленно побежит к бабке. А у той хватит ума связать два и два. Понять, что отпускать меня от себя несколько преждевременно. Как и верить в мою лояльность семье!

— Это можно исправить, — вкрадчиво сказал он и прижал к себе еще крепче. Его губы скользнули по моему виску. Я ощутила, как затрепетали волосы под горячим, прерывистым дыханием. Дамиен опустился ниже и шепнул в самое ухо: — Я могу поставить ардаре Катрине условие. Соглашусь на брак с Беатрисой лишь в том случае, если ты отправишься с ней в качестве компаньонки. Последнее, разумеется, официальная версия. Я намерен видеть тебя рядом с собой в другом качестве. И так и будет! Вот увидишь. Деваться тебе будет попросту некуда!

Вот же сволочь озабоченная!

— За кого вы меня принимаете? — гневно воскликнула и все-таки вырвалась из объятий. — Никогда на такое не соглашусь!

— А кто тебя спрашивать будет, дорогуша? — ухмыльнулся Крысеныш, не делая, впрочем, повторной попытки стиснуть в объятиях. — И, думаю, ардара Катрина сочтет такую цену вполне приемлемой.

Вот тут ты ошибаешься! — хотелось торжествующе выкрикнуть. У бабушки на меня другие планы! Тут же похолодела. Если темный маг останется ко мне равнодушен, а дар во время ритуала не пробудится, она вполне может так и поступить. Отдать Крысенышу в качестве довеска к Беатрисе, раз ему в голову пришла такая блажь.

Проклятье! Глядя в ехидное лицо белобрысого, ощутила, что не нахожу слов для ответа. Попятилась в коридор, желая поскорее убраться подальше от этого мерзавца. Потом развернулась и вскрикнула, заметив в отдалении белую как полотно Беатрису. По ее лицу и глупец бы понял — она все слышала! Но прежде чем Дамиен развернулся и тоже увидел невольного свидетеля нашего разговора, Беатриса стремительно скрылась за поворотом.

Похоже, я встряла по полной! Кусая губы от досады, понеслась в свою комнату, чтобы обдумать ситуацию в спокойной обстановке. А оказавшись там, рухнула в кресло и обхватила голову руками. Успокоиться никак не получалось. Сердце стучало как бешеное, тело колотила мелкая дрожь. Как же скверно все складывается!

Может, не затягивать, а бежать этой же ночью? Только куда? Элисса всю жизнь прожила в поместье и знала о реальном мире лишь из книг и рассказов окружающих. У нее даже сбережений никаких не скопилось, ведь жила на полном обеспечении родственников. Драгоценностей, что можно было бы продать, тоже нет. Вполне может статься, что едва сбежав, угожу из огня да в полымя. И родственники, несомненно, станут искать. Нет, определенно, сгоряча ничего предпринимать не следует!

Может, не будь я в таком удрученном состоянии из-за того, что вдруг осознала всю безнадежность ситуации, повела бы себя иначе. Но сейчас, когда в комнату вошла Беатриса и сухо потребовала:

— Оголи спину, тварь! — ощутила, как привычное поведение этого тела берет верх над моими желаниями.

Прежде чем хоть что-то успела осознать, уже стояла на коленях, спустив платье с плеч и повернувшись спиной. Опомнилась лишь, когда кузина обрушила на мою спину первый удар розги. Вскрикнув, попыталась вскочить, но оказавшаяся неожиданно сильной рука ухватила за шею сзади и заставила остаться на месте.

— Похоже, давно тебя не учили уму-разуму! — прошипела кузина. — Как ты посмела посягнуть на то, что принадлежит мне?!

За этим замечанием немедленно последовал новый удар, а потом еще и еще. Я могла лишь корчиться на полу в стремлении защитить хотя бы лицо и живот, пока меня нещадно избивали. Я была так потрясена происходящим и подавлена, что не находила в себе сил сопротивляться. Или сказывалась привычка, выработанная у Элиссы годами. Терпеть и покорно подставляться под удары.

В какой-то момент потеряла сознание, а когда очнулась, Беатрисы в комнате уже не было. Морщась от боли, с трудом поднялась на ноги и подошла к двери. Уставилась на свое бледное отражение с каким-то затравленным выражением в глазах, и оно вызвало досаду и злость. Как я могла позволить этой гадине проделать со мной такое?!

Меня трясло после пережитого, зубы стучали. Я развернулась спиной к зеркалу и закусила губу от представшего зрелища. К застарелым следам от розог прибавились свежие ссадины и кровоподтеки, являя собой наглядную демонстрацию того, что представляла собой жизнь Элиссы до моего появления. И в этот момент, прогоняя предательские слезы, поклялась себе, что это последний раз, когда подобное прошло для Беатрисы безнаказанным. Я больше не беспомощная жертва! Хочет войны?! Она ее получит!

Подошла к комоду, где в отдельной шкатулочке лежали лекарственные снадобья, которые Элиссе не раз приходилось использовать. Обработала спину мазью и легла на кровать животом вниз. Пока спину жгло и снадобье впитывалось в кожу, продумывала план мести. Скорее, унизительной, чем болезненной, что для моей заносчивой кузины, считающей себя выше других, окажется куда более действенным.

А еще неожиданно поняла, что выход у меня все-таки есть. Я была не права, когда желала держаться подальше от темного мага. Он единственный, кто сможет избавить от проклятых родственничков. А уже когда увезет отсюда, найду способ сбежать, прихватив его денежки или драгоценности. Причем никаких угрызений совести испытывать не буду. Он тоже всего лишь захочет меня использовать, и вряд ли станет испытывать жалость или сочувствие. Если хочу выжить в этом чужом мире и не сломаться, должна избавиться от излишней щепетильности!

Принятое решение успокоило и придало уверенности. Теперь, по крайней мере, я знала, что делать, и увидела выход из западни, в которую бедная Элисса угодила еще с рождения.


ГЛАВА 4 | Академия Альдарил: роль для попаданки | ГЛАВА 6