home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Летнее отделение Академии НД, общежития первого курса.

— Это был ад, — выдохнул Гарри, падая на кровать.

— Для тебя-то? Твой номерок выпал всего один раз, да и то ты выбрал «желание». В отличие от моих семнадцати.

— Ичика, ты еще скажи, что не рад выпавшему шансу поцеловать несколько красивых девушек?

— Всего лишь в щеку!

— У тебя был шанс на большее…

— Ты не понимаешь, Хоки… Шарли…

— Ну, я еще могу понять твою реакцию на Дюнуа, но Шинононо? Кстати, вас еще не расселили?

— Уже, — вздохнул Ичика.

— Странно, — пробормотал Гарри, пытаясь найти что-то в своей сумке, — Раз тебя и Дюнуа расселили, нас разве не должны были вновь заселить в одну комнату… Не то, чтобы я был не доволен своей соседкой…

— Тебя не смущает сожительство с девушкой, которая еще и старше тебя?

— Ну… Я ее довольно хорошо знаю, — произнес Гарри, прежде чем на несколько секунд замолчать, — Очень хорошо ее знаю. А, вот оно, — воскликнул он, доставая из сумки довольно толстую книгу, которая своими габаритами напоминала руководство к НД.

— Мне тоже казалось, что я хорошо знаю Шарли, но… сестрица Чифую была иного мнения…

— Да, с аргументами твоей сестры не поспоришь…

— Это да…

— Я почитаю немного. Если я к ужину уйду в нирвану слишком глубоко — достанешь меня оттуда?

— Хорошо.

Заранее поблагодарив Ичику, Гарри стал прокручивать в голове события последних дней, одновременно читая книгу, обладание дружественным ИИ имеет свои плюсы. Падение Фиделиуса было хоть и ожидаемым, но ожидаемым не через год после активации заклинания. О том, что заклинание прекратило действовать, стало понятно по реакциям учеников Хогвартса, которых Гарри встретил на выставке. Просмотрев несколько раз тем вечером воспоминания, он заметил одну общую деталь — у всех на мгновение стекленели глаза перед тем, как его начинали узнавать. Причина этого так и осталась тайной, непричастность Сириуса он подтвердил в тот же день. Пришлось напомнить русским о договоренностях.

Да и русские преподнесли сюрприз, по отношению к которому у него сложилось двоякое впечатление. И если с магами удалось сторговаться, обменяв часть своих будущих разработок на доступ к библиотекам Клира, то новый НД был краеугольным камнем. Как машина, НД Полночное Дитя был выше всяких похвал, пусть и не дотягивал до Чародея со снятыми блокировками. Великолепные летные характеристики сочетались с мощной защитой и высокой огневой мощью, а внешний реактор позволил приблизить ТАУ-генератор к Гекате Чародея. Но его не покидало ощущение какой-то противоестественности, словно этого НД не должно существовать, будто он нарушает некие законы мироздания. Странный способ управления доспехом, и не менее странная сторонняя двигательная система, которая буквально отрицала все известные законы механики, причем делала это еще более нагло, чем двигатели обычных НД. Она чем-то напоминала смесь дополнительного двигателя Чародея, собранного с использованием магии, и его же системы ДОВА, пусть и не такую эффективную в использовании, но зато менее энергоемкую. А вот дату фотосессии чиновники министерства сдвинули, сославшись на неподготовленность личного состава команд.

«Хм, интересно. Русские рассматривают магическую клятву как один из вариантов заклинания», — задумался Гарри над очередным параграфом в книге, — «Да и сами заклинании они рассматривают исходя из принципа „условие — цель — цена“. А в древних фолиантах библиотеки Блеков описывается подобная концепция, которая уступила место верованиям в некие абстрактные понятия из разряда „магия — судья“. Возьмем обычное обезоруживающие. Тут условием является „лишить оружия“, цель указывается палочкой, а ценой является некая абстрактная величина энергоемкости. А теперь простая клятва „Клянусь своей магией, что я не лгу“. Условие — „не солгать“, цель — на себя при нарушении условия, цена — энергия собственного ядра. Тогда если маг, принесший подобную клятву, солжет — он превратится в магла, и никакая разумная магия тут не причем. Занятно, прям ритуалистика какая-то выходит».

Продолжив чтение, Гарри пытался найти точки соприкосновения между европейскими представлениями о магии и русскими, чтобы наложить их на одну плоскость. Ведь несмотря на кажущееся внешнее сходство, что-то не давало магам, обученным по методикам Клира, использовать волшебные палочки магов, обученных по европейской системе, и наоборот. Словно посох и палочка являлись взаимоисключающими магическими фокусами. Хотя, признавал Гарри, после нескольких улучшений посох спокойно превращался в алебарду, копье или банальную дубину, чем колдуны древности и пользовались. И он сам бы с удовольствием этим бы воспользовался, если бы не обучался c детства по европейскому принципу. Но, всегда есть шанс научиться чему-то новому, ведь удалось Катане вбить в его голову основы оммёдо.

— Странно… — вывел Гарри из размышлений голос Ичики, — вроде совы здесь не водятся.

Подняв глаза и осмотревшись, Гарри увидел гордую неясыть, которая в данный момент выглядела так, словно она была готова помереть прямо здесь и сейчас. Но больше всего в глаза бросался не внешний вид совы, а свернутый в трубочку небольшой лист пергамента, привязанный к одной из ее лапок. Едва он увидел пергамент, в сову отправилось маглоотталкивающее заклинание, выпущенное из палочки под книгой.

— Сова?

— Она только что была здесь… Ладно. Кстати, скоро ужин, ты бы собирался.

— Я догоню, — произнес Гарри и, дождавшись ухода Ичики, повернулся к сове, — Бедняга, кто же тебя так загонял…

Наколдовав несчастной птице миску с водой, на что та благодарно ухнула в ответ и принялась жадно пить, он проверил посылку диагностическими чарами и, убедившись в ее безопасности, отвязал письмо от лапки совы. Вновь кинув взгляд на птицу, Гарри зарекся принести что-нибудь для нее, и стал разворачивать пергамент.

«Гарри, нам нужно встретиться и обсудить последние новости в Пророке. Буду ждать в „Кабаньей Голове“ 13 июля в номере 42. Скажи, что ты к Бродяге. Сириус», — прочитал Гарри и смерил сову скептическим взглядом. Та ухнула, мол, она не причем, и с жалостливым взглядом посмотрела на парня.

«Биоритмы птицы показывают, что у нее сильное физическое истощение», — тут же проснулся Чародей.

«Сириус не мог послать несчастную неясыть через всю Евразию. Да и незачем ему. В квантовом кармане нет ничего съедобного?»

«Есть 150 грамм жареного бекона и 4 единицы бутербродов с ветчиной».

«Бекон откуда?», — спросил Гарри, создавая рядом с миской с водой еще одну тарелку, одновременно снабжая их чарами незаметности.

«Данный бекон попал в квантовый карман 5,5 лет назад».

— Это все, что есть, — сказал сове Гарри, выкладывая на тарелку перед птицей бутерброды и бекон.

— Интересно, Хедвиг понравилось в новом особняке, — тихо произнес он, набивая на телефоне сообщение крестному, — «Сириус, мне тут от тебя письмо совой пришло с предложением встретиться в Хогсмиде. Если это шутка, то тебе птичку не жалко? И что за новости обо мне у пророка?»

Столовая летнего лагеря, куда вскоре спустился Гарри, была разделена на два зала, один из которых был оформлен в традиционном японском стиле, когда как второй был предназначен для тех, кто не привык принимать пищу, сидя на коленках в неудобной позе. Иными словами, там были нормальные столы и стулья, что и определило его выбор. А вот меню было в обоих залах одинаковым, с той лишь разницей, что в оформленном по-европейски зале предлагалось есть традиционные японские блюда вилкой или ложкой.

— Блек-сан, а я уже собиралась тебя искать. Сегодня были внесены некоторые изменения в учебную программу лагеря, ознакомься с ними. Хорошо? — перехватила его на подходе к столу Ямада Майя.

«Надо мной что, висит огромный красный баннер со светящиеся надписью „Гарри здесь“ и стрелкой вниз?» — мысленно прокричал он, забирая документ, — Хорошо, Ямада-сенсей.

Пробежавшись глазами по тексту, попутно направляясь к ближайшему свободному месту за столом, парень удивленно протер глаза и вновь уткнулся в листок.

— Они там что, устроили соревнования по одновременному ломанию себе ног? Ведь как раз неделю перелом ноги сейчас и лечится, — пробурчал Гарри, складывая листок и убирая его в карман формы.

— Блек-сан, что-то случилось? — спросила сидевшая рядом коротко стриженная брюнетка.

— Неделя сплошного пляжа, Чигуса-сан.

— Но ведь это здорово! — воскликнула девушка, а ее соседки согласно закивали.

— Такое ощущение, что педсостав решил устроить себе оплачиваемые внеочередные каникулы под предлогом присмотра за учениками. Похоже лень действительно свойственна всем вне зависимости от возраста, пола или профессии.

— Блек! — прикрикнула на парня Оримура-сенсей, — Проявляй уважение к учителям.

— Извините, сенсей, — сказал Гарри, после чего тихо добавил, — Надо мной действительно огромная красная стрелка?

И именно в этот момент его глаза заметили тот факт, что все уже переоделись в юкаты, предоставляемые гостям летнего лагеря, и он единственный, кто остался верен академической форме.

«Ну, теперь-то понятно, как меня нашли», — мысленно вздохнул Гарри, приступая к ужину.

— И все-таки я не удивлюсь, если завтра преподаватель мировой истории побежит в воду, демонстрируя всем свою фигуру, обернутую в… обернутую… Чигуса-сан, что сейчас в моде?

— Полупрозрачные бежевые купальники, — с хитрой ухмылкой ответила девушка.

— Обернутую в полупрозрачный бежевый купальник, который после контакта с теплой морской водой станет прозрачным и… — равнодушным тоном проговорил Гарри, но прервался на полуслове, — Знаете что, я последую мудрому совету и буду есть молча.

Ужин прошел в тишине, но из-за слишком богатого воображения он постоянно отвлекался на мысли о преподавательнице истории, Миранде Гонзалес, одетую в полупрозрачный мокрый бежевый купальник. И стройная фигура этой молодой мексиканки, которую природа не обделила внешними данными и докторской степенью исторических наук, только мешала успокоить разбушевавшееся воображение. Положение спасло неполное погружение в транс, ибо Гарри не хотел тратить на подобные мелочи умиротворяющий бальзам собственной разработки.

«Что-то у меня слишком сильно воображение играет последнее время. Нарваться на отработки у Чифую что ли?» — пронеслось в голове парня, когда он открывал книгу, но от этого важного дела его отвлек мобильник, известив своего хозяина о получении сообщения, — «Сова? Я разве похож на шляпника? И Гарри, не подумай ничего плохого, но забудь обо мне на недельку. PS а газетку я тебе советую посмотреть, Кричер сохранил номер на Гриммо».

Скоротав время до отбоя, Гарри наложил несколько заклинаний, которые должны были создать иллюзию его спящего и, взяв в руки птицу, пролетевшую полмира, достал из кармана формы монетку портключа. Переместившись в родовой особняк Блеков, он выпустил птицу и, посмотрев немного на утреннее небо, позвал домовика.

— Кричер!

— Да, молодой хозяин?

— Сириус сообщил мне о некой газете, которую ты сохранил. Я хочу на нее посмотреть.

— Сию секунду, молодой хозяин, — поклонился домовик и исчез, чтобы спустя секунду появиться вновь, но уже со сложенным номером «Ежедневного Пророка» от 7 июня, — Прошу вас.

— Спасибо, Кричер. Будь добр, принеси в кабинет главы рода кофе и немного выпечки, — попросив домовика, он взял газету и направился в упомянутый кабинет, где, устроившись на удобном старинном кресле, принялся за чтение. Но долго ему не пришлось ломать голову над тем, о чем говорил Сириус, так как на первой полосе был довольно красноречивый заголовок и не менее красноречивая картинка.

«Мальчик-Который-Выжил — просто сумасшедший или новый Темный Лорд?

Все вы, дорогие читатели, несомненно, помните коварную атаку прислужников Того-Кого-Нельзя-Называть на деревню Хогсмид в самый разгар выходного дня, когда в магазинах и кафе Хогсмида было множество учеников и наших с вами детей. Министерство до сих пор не может понять, что было целью подобного вероломного нападения и, хвала Мерлину, пусть никто из детей не пострадал, погибло множество авроров, доблестно защищавших учеников школы Хогвартс и прикрывавших преподавателей, которые занимались эвакуацией. И видимо это так разозлило Пожирателей Смерти, или же их разозлило очередное насмехательство над их знаком (смотри фотографию на странице 2), что их лидер, печально известная Беллатрикс Лейстриндж (подробнее о Беллатрикс Лейстриндж и остальных Пожирателях Смерти, арестованных в результате ответных действий сотрудников отдела магического правопорядка, смотри на странице 6), решила устроить бойню (окончательный список жертв смотри в конце статьи). Но на ее пути встал Мальчик-Который-Выжил, который таинственным образом исчез на целый год и который именно в этот момент помогал выбраться из-под атаки нескольким ученицам Хогвартса. Он бесстрашно бросил вызов самой опасной прислужнице Того-Кого-Нельзя-Называть, и навязал ей дуэль. Несомненно, благородный поступок, скажите вы. Но мы все ошибались.

„Когда мы услышали, что в Хогсмиде появилась Беллатрикс Лейстриндж, мистер Грюм тут же помчался к месту, где ее видели“, — рассказывает нам аврор Килькинс, — „Но когда мы прибыли на место. То мы увидели Гарри Поттера, который сражался с этой психопаткой. Мы было воспряли духом, но в ту же секунду поняли, ЧЕМ мистер Поттер атакует миссис Лейстриндж. Мы со Стивом (Шпроттинсом) как-то подсчитали — за все эти заклинания мистеру Поттеру грозило лет тридцать в Азкабане. Но самое страшное случилось, когда он швырнул в миссис Лейстриндж тело безымянного Пожирателя Смерти и взорвал его. А что он кричал при этом! Ни у одного нормального мага не хватит ума, будучи покрытым кровью и кусками плоти, орать что-то вроде „Крови богу крови! Черепа трону его!“. После этого миссис Лейстриндж скрылась, как и сам Гарри Поттер, и мы до сих пор не можем их найти“.

Я сначала не поверила, но когда я посмотрела воспоминания мистера Килькинса… дорогие читатели, после этого у меня возник вопрос — а не станет ли Мальчик-Который-Выжил новым Темным Лордом после победы над Тем-Кого-Не-Называют? Ваша Рита Скиттер».

Прочитав статью, Гарри посмотрел на фотографию под заголовком. На ней был изображен он сам в припадке фирменного боевого безумия Блеков, отправляющий ударом ноги, лежавшее на земле, тело мага в полет, и выпускающий в него заклинание, от которого тело взрывается. Фотография была сделана таким образом, что на ней не было видно Беллатрикс, которая послала Бомбарду в тело, от чего собственно оно и взорвалось, и казалось, что взрывное проклятье кинул сам Гарри. Хотя на деле же он кидал проклятье «каменного сердца», которое не могло ничего взрывать в принципе. Полистав газету дальше, он посмеялся над удачно сделанной фотографией Пинки Пай, которая ножом пыталась покрошить зеленую капустину в форме черепа, и сделал себе на будущее заметку придумать очередную карикатуру. Был у него на примете один ангелочек.

Вернулся он обратно в летний лагерь через час, сделав промежуточную остановку в своей комнате академии. Следующие три дня ему удавалось избегать походов на пляж, но на четвертый ему в ультимативной форме было высказано авторитетными фигурами, что староста не должен отдаляться от остального коллектива.

— Сейчас одиннадцать часов, у вас времени до заката! — кричала вслед бегущим к морю ученикам Ямада Майя, выполняющая сегодня обязанности куратора, — В гостиницу вернуться к ужину! Поняли?!

Посмотрев на учительницу, одетую в легкую белую куртку поверх желтого купальника, Гарри вздохнул и перевел взгляд в сторону удаляющихся спин своих одноклассниц и одноклассника, стараясь не смотреть в сторону наполовину расстегнутой молнии куртки Ямады-сенсей. Получалось у него не особо, в виду выдающихся достоинств зеленоволосой девушки, которые становились еще более выдающимися, когда она немного наклонялась вперед.

— По моему, вас не слышали, сенсей, — со вздохом сказал Гарри девушке.

— А ты к ним не присоединишься? — спросила Ямада-сенсей, вопросительно взглянув на парня, стоявшего рядом с ней. Тот был одет в просторные шорты и такую же куртку, только синего цвета, а на правом плече был вышит странный символ в виде золотой змеи на фоне черного вороньего крыла. Но в отличие от учительницы, Гарри наглухо застегнул свою куртку, чем вызывал странные взгляды в свою сторону.

— Да мне и тут не плохо.

— Тебе не жарко?

— Ни капли. Это же куртка из современных наноматериалов, разработанных в тайных лабораториях Сколково, — ответил Гарри, усилив охлаждающие чары на куртке, — А вот из какого материала сделан костюм Нохотоке-сан, я даже боюсь представить.

Упомянутая девушка была одета в нечто, больше похожую на костюм ростовой куклы лисы с отсутствующим шлемом-мордой, но вместо него из ее волос проглядывали лисьи уши. И она каким-то образом в этом собиралась играть вместе со своими подружками в пляжный волейбол, окружив с ними при этом Ичику.

— О, Гарри, ты решил все-таки воспользоваться отсутствием уроков в распорядке дня? — спросила подошедшая Сесилия, справа от которой вышагивала Лаура.

«Если принять во внимание вновь открывшиеся факторы, то становится понятной причина моего буйного воображения», — подумал Гарри, окинув взглядом девушек. Сесилия выбрала купальник, идеально ей подходивший и, будь она на общественном пляже, конкуренцию ей смогли бы составить лишь Шинононо Хоки, обладавшая более выраженными округлостями, и Ямада Майя, если бы решила снять куртку. Но вот Лаура, которую в силу ее воспитания он справедливо считал далекой от мира моды, смогла удивить, одевшись в закрытый купальник с вырезом спереди и золотым узором, который совсем не напоминал военную тематику, а скорее наоборот, подчеркивал, а не скрывал, все самые интересные детали фигуры красы немецкого народа.

— Мило, — прокомментировал наряды девушек Гарри, но тут же был вынужден придушить, зародившуюся было, мысль о начавшихся изменениях в характере Лауры, увидев на ее бедре огромный армейский нож, больше походивший на мачете, — Эм, Лаура, а зачем тебе этот тесак?

— Моя стандартная разгрузка привлекла бы слишком много внимания, поэтому пришлось взять немного увеличенный вариант одного из моих ножей, — спокойным тоном, словно объясняя, что небо голубое, ответила Лаура, — А вот ты, муж, почему одет не по форме?

— За буйки не заплывать, Аиша Дикаприо-сан! Вернитесь! — прокричала Ямада-сенсей, направившись в сторону воды.

— Почему же не по форме? Я в плавках.

— Куртка, — сдвинув брови, произнесла Лаура.

— Да ладно вам. Сейчас можно даже в зимнем пальто прийти на пляж и чувствовать себя комфортно. Если, конечно же, оно оснащено климат контролем, — махнула рукой Сесилия, взглянув в глаза парню, — Гарри, ты же помнишь, что обещал мне в автобусе?

— Нет, — честно признался он.

— Кто-то говорил о волшебных пальцах.

— Сесилия, ты догадываешься, что это звучит весьма двусмысленно?

— Я всего лишь говорила о твоих способностях к массажу. А вот о чем ты подумал, это разговор не для подобных мест, — хитро улыбнувшись и подмигнув своему бывшему соотечественнику, промурлыкала Сесилия, проходя мимо него.

«Почему у меня чувство дежавю?» — подумал Гарри, которому на секунду показалось, что рядом с ним стоит Катана, — «И почему-то мне это нравится».

— Эй, это вполне нормальные и здоровые мысли для моего мужа! — возмутилась Лаура, — В конце концов, если мужчина не может удовлетворить девушку сам, он должен использовать нестандартные методы.

— Лаура… — обратился к немке Гарри, сделав фейспалм, — «Даже гадать не надо, кто ее такому научил. Хотя, что-то мне подсказывает, что один мой знакомый смурфик тут ни причем».

— Да?

— Помолчи, пожалуйста, — произнес он, и добавил шепотом, чтобы это могла услышать только Лаура, — Смотри, до чего можно дойти, если развивать дар.

Спустя пять минут Гарри под внимательным взглядом Лауры растирал спину Сесилии кремом для загара, одновременно практикуя беспалочковое колдовство.

«Слабое точечное заклинание щекотки».

— Ах, — сорвался с губ Сесилии томный вздох.

«Слегка заморозить здесь»

— М-м-м.

«А теперь рунная цепочка снятия усталости и расслабления мышц. Первый штрих».

— М-м-а.

«Второй».

— Еще…

«Третий».

— Да, здесь тоже…

«А тут… а, вспомнил», — промелькнуло в голове Гарри, и он вновь обвел пальцем на коже Сесилии контур руны «лагуз», в этой цепочке имеющую смысл «обновление».

— М-м-м. Как хорошо…

«А теперь последний символ и активация».

— Кья! — попыталась прокричать Сесилия, ощутив, как по ее телу проходит странная, но приятная, волна энергии, которая словно омолаживала ее тело. Но вместо вскрика у нее получилось лишь устало вздохнуть. Вздохнуть так, что Гарри пришлось пару раз прочитать мантру, чтобы успокоиться.

— Не останавливайся…

— Хонне, это уже не смешно, — повернувшись к девушке в костюме лисы, укоризненно произнес Гарри, стараясь игнорировать тяжело дышавшую Сесилию, наводившую его на вполне понятные мысли о том, что сейчас нужно делать с этой сексуальной блондинкой.

— Ты слишком серьезный, — состроив обиженную мордочку, произнесла Хонне, — Мы тут решили устроить соревнования по пляжному волейболу и у нас не хватает человека для четного числа команд. Сыграешь с нами?

«Знала бы ты, чего мне стоит мой самоконтроль…», — произнес в мыслях Гарри, обдумывая предложение, — Почему бы и нет. Лаура, присмотришь за Сесилией?

— Хорошо. Меня заинтересовала твоя техника, и я намерена ее изучить.

— Не сегодня, — усмехнулся парень и отправился вслед за девушкой-лисой, которая уже добежала до подружек и оживленно что-то с ними обсуждала.

— Уинслет-сан и Айсберг-сан присоединились к заплыву с Дикаприо-сан, — смог расслышать Гарри, подходя к группе девушек.

— Что за шум? Привет Дюнуа.

— Одна из команд развалилась, — пояснил японец, — Тебе не жарко?

— Нанотехнологии…

— Я думала, что для климат-контроля нужен более толстый материал, — кивнув в ответ на приветствие, поинтересовалась Шарлотта.

— Говорю же, нанотехнологии «Сколково Ультима Инкорпорейтед». Самые передовые нанотехнологии. Вы определились с командой?

— Еще не делились, — признался Ичика.

— Сообразим на троих?

— Хорошо. Осталось дождаться, когда они поделятся, — ответила Шарлотта и посмотрела в сторону одноклассниц, которые оживленно обсуждали Айшу Дикаприо и Саманту Айсберг, устроивших сейчас заплыв на скорость вдоль берега.

— Похоже, они скоро болеть начнут…

— Кстати, что за технику массажа ты использовал на Сесилии? — спросил Ичика, провожая взглядом проплывшую мимо Саманту.

— А с какой целью интересуешься? — легонько кивнув в сторону Шарлотты и подмигнув Ичике, спросил Гарри.

— Я тоже умею делать массаж, и мне говорили, что довольно хорошо. Профессиональный интерес.

— А-а-а, понятно, — понимающе кивнул Гарри, — Я как-то книжку по акупунктуре нашел. Не то барахло, что в бесплатных каталогах предлагают, а оригинал, практически на бамбуковых дощечках отпечатанный. Там было много полезного.

— Что-то вроде семейной реликвии?

— Что-то вроде того, — ответил англичанин, пожав плечами, — «Не говорить же ему, что это был талмуд какого-то китайского мага, попавшего в Англию в пятнадцатом веке и изрядно там покуролесившего. Целая кладезь темных проклятий и, что самое удивительное, лечебных заклинаний на основе рун».

— Пляжный волейбол? Весело должно быть, — вздохнула подошедшая Ямада-сенсей. Повернувшись в ее сторону, Гарри увидел стройное тело Ямады-сенсей, доставлявшее ему еще недавно некоторые специфические неудобства, во всей красе. И периферийным зрением он заметил, что он не одинок в созерцании прекрасного, так как Ичика тоже уставился на молодую учительницу.

— Учитель, сыграете с нами? — жизнерадостным голосом спросила Хонне.

— Да. А вы что скажете, Оримура-сенсей? — посмотрев назад, спросила Ямада Майя. Проследив за ее взглядом, Гарри увидел то, что можно было описать одним словом — БОГИНЯ. Именно большими буквами. Даже девушки поблизости, что-то оживленно обсуждавшие до этого, на мгновение замолчали, чтобы вновь разразиться потоком восторженных перешептываний.

— Да, сыграем, — окинув взглядом учеников, словно королева своих верных подданных, кивнула Оримура-сенсей своей коллеге.

— Обалдеть, — вырвалось у Гарри.

«Внимание! Биоритмы пилота нестабильны! Санкционирую инъекцию седатива», — сообщил ИИ, а Гарри почувствовал на губах стальной привкус. Быстро проведя рукой по губам, он увидел на ладони кровь и со вздохом наложил на себя очищающее заклинание и слабое лечебное. Странное совпадение — после последней хакерской атаки на его НД, которую ему пришлось отражать, соединив свой разум с ядром Чародея, у Гарри стала значительно легче получаться беспалочковая магия.

— Туманы времени и пространства, покиньте мой разум, — еле пробормотал он, закрыв глаза и сделав несколько глубоких вдохов.

— Ичика, тебе нравятся девушки вроде учителя Оримуры? — раздался рядом голос Шарлотты.

— С чего ты взяла?! — воскликнул Ичика.

«Ага! Так я был не один!» — с каким-то облегчением подумал Гарри.

— Ты завис, и твой взгляд стал слишком странным для родного брата. Блеку это простительно, но не тебе, — скрестив руки на груди, произнесла Шарлотта, сверля взглядом Ичику.

— Итак! — спасла положение Нохотоке Хонне, — Первый матч! Команда Оримура-Блек-Дюнуа против команды Мишима-Ямада-Оримура!

Едва матч начался, Гарри позорно пропустил подачу противника, засмотревшись на Оримуру Чифую. Впрочем, как показал матч, отвлекающие факторы мешали не только ему, но и Ичике, но тот засматривался на Дюнуа и Мишиму. Через три матча Гарри заменила вернувшаяся Саманта Айсберг, и он незаметно улизнул в морскую глубину, нырнув в воду и умудрившись за мгновение до погружения убрать куртку в квантовый карман, за что ему погрозила кулаком черноволосая богиня пляжа. Отплыв от берега, он позволил себе расслабиться в теплой морской воде и, воспользовавшись возможностями своего НД, стал просматривать литературу по скрывающим заклинаниям.

— Блек-сан, — отвлек его некоторое время спустя от чтения голос Ямады-сенсей. Посмотрев недовольны взглядом в сторону берега, он едва не утонул, так как оказалось, что он совсем не следил за временем, и его отнесло волнами к какому-то скалистому берегу, а солнце уже клонилось к закату. Увидев, что она привлекла внимание, Ямада-сенсей продолжила, — Время уже позднее, нужно возвращаться.

Попеняв себя за невнимательность, Гарри спустя пять минут выбрался на берег, сопровождаемый шокированным взглядом Майи. Вскоре к ее взгляду присоединились аналогичные взгляды оставшихся на пляже одноклассниц.

— Что-то не так? — спросил он Ямаду-сенсей, задним умом чувствуя, что он что-то забыл.

— А-но, у тебя ничего не болит? — спросила Майя.

— Болит? — недоумевая, переспросил Гарри, но тут же замолчал от осознания того, что именно он забыл, — Нет, все нормально, Ямада-сенсей. Всего лишь старые шрамы от различной живности, — произнес он, призывая из квантового кармана свою куртку.

На следующий день его ожидало весьма неожиданное откровение о своей жизни, о котором он не подозревал.

— А ты правда в детстве победил огромного льва в рукопашную? — спросил утром Ичика, читая что-то со своего планшета.

— Не понял?

— Ну смотри, тут твоя фотка и статья, что такие раны мог нанести лев, — протянув Гарри планшет, пояснил Ичика.

В статье описывались шрамы на груди и плече Гарри, и был приведен довольно обоснованный вывод об их происхождении. Дочитав статью, стараясь не вчитываться в комментарии, он узнал, что в детстве каким-то образом попал в джунгли Амазонки, где спасал дочь местного вождя от огромного льва, которому та предназначалась в жертву. От обилия розовых соплей у него задергался глаз и, отдав Ичике его планшет, он зашел через админскую учетку на форум академии и ввел свои корректировки. Эпизод со сражением с бедным котом-переростком вышел в стиле рассказа о смерти единорожка, который Гарри поведал гриффиндорцам еще на первом курсе Хогвартса. Закончив, он скрыл все следы своего вмешательства и повернулся к Ичике.

— Обнови страничку.

— А что там? — спросил Ичика, пробежавшись по тексту, — Эй, этого не было раньше! — воскликнул он, стремительно бледнея.

— Кто-то решил добавить реализма, — ответил Гарри, подумав, — «Не говорить же про драконов, акромантулов и змеек, способных убить взглядом».


Автобус класса 1–1. | Аномалия | Штат Огайо, США, испытательный полигон.