home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Испытательный полигон, за две минуты до включения Тау-генератора.

Пока ученые обсуждали потенциальные возможности Чародея, не имея ни малейшего представления о его фактических возможностях, Гарри входил в боевой раж. Виной тому было увлечение полетом и интересный поединок. Похожее состояние у него возникло только во время третьего этапа Тремудрого Турнира, но тогда он целенаправленно входил в такое состояние. Сейчас же он вошел в него непроизвольно.

А на арене же возникла патовая ситуация. Чародей превосходил Полярную Лису в огневой мощи и в маневренности, но проигрывал в защищенности. Да и опыта у пилота Полярной Лисы было в разы больше, по сравнению с двумя боями у Гарри. И этот факт все больше распалял его. И в один прекрасный момент, когда ему удалось отбросить противника от себя на приличное расстояние, он развернул за спиной дроны словно крылья и активировал Горизонт Событий.

«Чародей. Установка „Снежный Вальс“. Цель — вражеский НД. Активация системы Геката с использованием фокусирующих дронов системы Горизонт Событий»

Противник, видя, что Гарри не спешит атаковать, решила атаковать сама, но, увидев как дроны засветились холодным светом, почувствовала неладное и резко ушла в сторону. И, как оказалось, вовремя, так как через то место, где она недавно была, пролетела ледяная глыба.

«Начинаю формирование фейковых логов для системы Геката. Внимание, оставшаяся емкость щита — 55 единиц. Емкость щита противника — 140 единиц».

Перехватив свое копье поудобнее, Гарри рванул на противника, осыпая ее ледяными шипами. Ежедневные упражнения с манекенами в Выручай-комнате сослужили ему хорошую службу, и он не выглядел как дитя с длинной палкой, когда держал копье в руках, как это было на втором курсе. Но манекены это одно, а вот живой противник, умеющий импровизировать — это совсем другое дело. Это ему и показала пилот Полярной Лисы, когда Гарри подошел к ней на расстояние удара — она в упор всадила ему очередь из пулемета, установленного в копье, не считаясь с получаемым уроном.

— Рысь, Иволга, бой окончен. По состоянию щита победила Иволга.

— Неплохо, Рысь, — вышла с ним на связь пилот Лисы.

— Благодарю, Иволга, — ответил через модулятор голоса Гарри.

«Оставшаяся емкость щита противника — 7 единиц», — сообщил Чародей.

— Мда, вот что называется «выжать все соки». Не знаю, что русским дадут логи Гекаты, но даже на заниженных настройках один залп Гекаты в неразвернутом состоянии при использовании настроек Снежный Вальс сносит противнику около 140 единиц щита. А если развернуть Гекату… и влупить не Снежным Вальсом а, скажем, Гневом Небес или Огненным Карнавалом. Молния или огонь всяко смертоноснее льдинок. Да и одновременный залп в полную силу из Горизонта Событий просто сдул бы щит Полярной Лисы. Вот тебе и первое поколение, перекачанное рунами по самое нехочу, — размышлял Гарри, направляясь в ангар.

«Чародей, подготовь тактический отчет с указанием систем, которым необходима модернизация. И самое главное, составь фейковые логи работы систем. В логе указать повышенный расход энергии во время использования квантового кармана».

«Во время использования квантового кармана для захвата цели на расстоянии 250 метров энергопотребление составило 2500 единиц. Указание расхода энергии свыше фактического значения может привести к неверному толкованию логов».

«Тогда оставь фактические данные. Какое энергопотребление было у Горизонта событий во время активации Снежного Вальса?»

«Потребление энергии в пассивном режиме — 1000 единиц. В момент формирования и разгона одного ледяного заряда тратилось дополнительно 500 единиц на каждый заряд объемом 0,25 кубического метра. Рост объема заряда провоцирует пропорциональный рост энергопотребления».

«Тогда и здесь оставь фактические данные».

«Принято. Приступаю к формированию логов».

Вернувшись в ангар и переодевшись, Гарри перенес готовые липовые логи на предоставленный носитель и направился в аналитическую лабораторию, где его уже ждали с отчетом. Теперь ему предстояло играть свою официальную роль — роль техника-настройщика НД. И теперь предстояло попотеть, чтобы получить официальный доступ к новым разработкам, неофициальный доступ у Чародея был уже этим утром. И, посмотрев самые перспективные разработки для НД на данный момент, Гарри пришел к выводу, что наиболее простым способом втереться в доверие будет предоставление огрызков информации по работе Гекаты, так как именно она больше всего интересует его нанимателей.

— Ну что ж, теперь самое сложное — отругать свой НД, — подумал Гарри, заходя в аналитическую лабораторию. Поприветствовав присутствующих, Гарри присоединился к разбору недавнего поединка между двумя НД.

— Старший лейтенант Блек, каков статус Кастера? — задал ему вопрос один из ученых.

— В целом, нормально. Повреждения броневых конструкций отсутствуют, все системы отработали без сбоев, — прочитал Гарри отчет Чародея со служебного планшета, игнорируя удивленные взгляды, направленные в его сторону, — Обобщая данные, снятые с Кастера, можно сказать, что эксперимент частично удался.

— Из чего вы вообще слепили броню этого танка? — спросила молодая девушка с русыми волосами до плеч.

— В отчете все указано, капитан Алабаева. Поликристаллический сплав на основе вольфрама, был любезно предоставлен нам «Даркметалл Инк.». Мне больше интересно ваше мнение об этом НД, как пилота, непосредственно попробовавшего его на зуб, — обратился к девушке один из ученых.

— Верткий, хорошая огневая мощь и бронирование, но вот щит… этот НД не для соревнований, если вам интересно мое мнение, — ответила девушка-пилот.

— А его никто и не собирался ставить на соревнования. На этом НД планировалось обкатывать новые разработки. Наше предположение по поводу квантовых карманов оказалось верным. Если мы увеличим его эффективность, то значительно уменьшим эффективность других систем. И если радиус захвата превысит определенное значение, то ядро просто выключиться из-за перегрузки генератора, — высказался один из ученых.

— Согласен с Павловым, квантовый карман — непозволительная роскошь. А вот, — другой ученый вчитался в ответ, — Снежный Вальс вполне перспективная разработка. Мистер Блек, как вы считаете, возможно использовать подобный принцип формирования полей Тау-генератора Кастера?

— Кхм, возможно, но что из этого выйдет, я не знаю. Нужны расчеты, опыты, — прокашлявшись, ответил Гарри, — Да и нужна платформа для испытаний. На Кастере придется вносить слишком много изменений в операционную систему, а это выведет его из строя на длительное время.

— Раз вы смогли составить алгоритм работы Тау-генератора Кастера, то сможете это сделать еще раз. Проявите фантазию, — мстительно улыбнувшись и похлопав по папке с бумагами, сказал ученый, минуту назад хваливший Снежный Вальс Чародея.

— Вы хотите сказать, что этот мальчик здесь не из-за папаши, компания которого поставляет металл для брони? Вау! — удивилась пилот Полярной Лисы.

— Да ладно вам, товарищ Никопоренко, ну почти разделала вашу Лису новая машина, зачем же срываться на инженерном персонале? — улыбнулся один из ученых, сидевших напротив Никопоренко.

— Посмотрим, как вы заговорите, когда вашу Куницу размажут по арене еще одним прототипом.

Пока ученые спорили друг с другом, Гарри рассматривал на мысленной проекции сравнение двух русских НД. У Полярной Лисы имелся пулемет, встроенный в копье, у Куницы не было вооружения дальнего боя, хоть она и была также вооружена копьем. Зато у нее имелись два мобильных щита, и она имела лучшие скоростные и маневровые характеристики. Результатом обсуждения стала едва ли не драка двух разработчиков разных НД, которые с дружного молчаливого согласия спихнули на Гарри разработку алгоритмов работы Тау-генератора для нового НД.

— Хорошо, что сроки не установили, — вздохнул Гарри, выходя из аналитической лаборатории и направляясь в комнату, где утром проходил брифинг с посвященными в его маленькую тайну.

— Блек, — услышал он сзади женский голос.

— Капитан Алабаева, — кивнул Гарри, — извиняюсь, в силу возраста с уставом не ознакомлен.

— Успеете. Честно сказать, удивлена вашему возрасту.

— Вы думали, что я буду кем-то вроде мистера Павлова? — спросил Гарри, вспоминая этого бородатого мужчину в лабораторном халате.

— Если честно, то да. И не надо на «Вы», я не намного тебя старше.

— Мне всего пятнадцать, — ответил Гарри, измерив девушку взглядом.

— А мне двадцать один. И зови меня Ольгой.

— Гарри.

— Скажи Гарри, ты же занимаешься этим НД Кастер, не подскажешь, кто производил настройку его двигателей?

— А их никто не настраивал, если мне не изменяет память. Там вроде просто расширили канал питания двигателей, не трогая управляющие системы.

— И все? — удивилась Ольга.

— Ага. Как пилот не потеряла сознание, ума не приложу, — Гарри врал, не моргнув и глазом, вспоминая добрым словом свои занятия окклюменцией.

Из дальнейшего разговора с Ольгой Гарри выяснил, что она одна из пилотов, участвующих в командных соревнованиях Мондо Гроссо, команда которых вскоре соберется на этой базе для тренировок и настроек НД перед соревнованиями. Помимо этого, Гарри узнал некоторые житейские мудрости из разряда «в какой магазин в городке лучше идти за сладостями». Распрощавшись со своей новой знакомой, Гарри отправился на свой брифинг, на котором его ввели в участие в проекте «Густой Туман» в качестве консультанта.

К концу первой недели сентября Гарри познакомился со всеми участницами командных соревнований, причем не только, как техник, но и как пилот Кастера, о чем никто из них не знал. За это время НД переделал свои системы прицеливания и предупреждения о нападении, хотя последняя была не особо и востребована в силу того, что Гарри интуитивно мог предугадать направление атаки, и успевал среагировать раньше, чем ИИ успевал рассчитать опасное направление. Выяснился также предел прочности брони из кожи василиска. Как оказалось, удар разогнанного до сверхзвуковой скорости копья Незнакомки, против которой он имел неудовольствие сражаться, с легкостью пробивал его щит и смог пробить слой кожи, после чего был полностью погашен полиметаллической броней, усиленной рунами. Но самое интересное было то, что кожа в месте, куда пришелся удар, некоторое время словно кровоточила, выделяя густую жидкость черного цвета. Официальная версия Гарри состояла в том, что удар повредил гидравлику.

Фактически же, обследовав Чародея в ангаре, камеры наблюдения которого были предварительно взломаны его бортовым ИИ, Гарри пришел к выводу, что гидравлика тут ни причем, так как металл под органическим покрытием даже не поцарапало. Причина оказалась все в том же влиянии руны Альгиз на органику. Когда до Гарри дошла эта истина, он хлопнул себя по лбу, вспомнив Кексика и Пластика.

— А ведь Пластик так, наверное, и бегает по Запретному Лесу и пугает кентавров. Надо было его забрать с собой и поселить в особняке на Гриммо. Кричер бы сделал из него что-то вроде сторожевой собаки, которая душила бы врагов тентаклями… Нет, пора завязывать читать хентайную мангу после общения с пилотами НД. Бедняга Сириус, у него ведь почти весь совет директоров — одни красотки, — бурчал Гарри, осматривая органическую броню своего НД. Как оказалось, эта вещь могла еще и регенерировать, пусть и медленно, — И вообще, надо было делать броню из кексов Хагрида. Тогда вообще бы щит не понадобился.

Но если с пилотированием никаких проблем не возникало, то с научной деятельностью были некоторые проблемы. Засветив Снежный Вальс, Гарри уже не мог переключиться на другую настройку Гекаты, не вызвав лавину вопросов из серии «что это за чертовщина?». Перенастройка Тау-генератора очень долгий процесс, а его перенастройка на принципиально иное явление может потребовать нескольких лет научных трудов. И переход на принципиально новый принцип воздействия вызовет лишь множество неудобных вопросов. Гораздо проще производить настройку, опираясь на аналогичное или похожее по характеру явление, уже реализованное в алгоритмах. Снежный Вальс был самой простой и наименее энергозатратной предустановкой Гекаты, которая не требовала полной развертки системы, и быстрее всех приводился в исполнение. И так сложилось, что русских зацепила идея создания Тау-генератора, предназначенного для управления водой. Зачем это им, он понять не мог, хотя он бы более охотно принял бы это на веру, если бы подобная разработка велась в лабораториях Африканского Союза или Австралии, где с водой проблемы.

Приятным сюрпризом стал тот факт, что после создания рунных цепочек на подобие тех, что использовались в спецснарядах Нагльфара и ракетах Асфодель, программирование для Гарри не было таким темным лесом, а после краткого курса стало вполне понятной вещью. И только после того, как он доказал, что вполне в состоянии переписать драйвер Активного Инерционного Контроллера, его допустили до работы одним из двух прототипов НД Незнакомка, на котором стоял все еще нерабочий Тау-генератор. Этот НД являлся прототипом НД третьего поколения, но он был еще слишком сырым, даже для прототипа. По функционалу он являлся гибридом Полярной Лисы и Куницы, взяв от своих предшественниц все самое лучшее. Вот только создателям Незнакомки хотелось добавить в НД изюминку, поэтому были сделаны два прототипа: первый с Тау-генератором, второй с весьма прожорливой фабрикой нанитов.

«Чародей, есть результаты по взлому ядра и перехвату управления сторонним НД?» — спросил Гарри ИИ, смотря пустыми глазами в экраны мониторов, на которых отображался процесс компиляции очередных настроек Тау-генератора Незнакомки модели Т.

«Программная среда НД Полярная Лиса успешно взломана, сохранена конфигурация бекдоров. В сравнении с конфигурацией фаервола НД Стальной Дух имеются некоторые отличия, вероятно обусловленные обновлением фаерволла. Возможность перехвата управления НД выявлена и подтверждена. Выявлены следящие модули, получатель информации неизвестен. Взлом программной оболочки ядер третьего поколения на основе имеющихся образцов в виде прототипов НД Незнакомка пока не увенчался успехом. Применение поверхностного сканирования выявило устойчивый защитный механизм программной среды. Требуется больше времени для получения доступа. Прямое подключение не рекомендуется из-за вероятного наличия следящих модулей», — ответил ИИ.

«То есть, раньше проблем с перехватом управления не было?»

«Да. Во время перехвата управления НД Стальной Дух два года назад в программной среде не было обнаружено подпрограмм слежения».

«Возможно, профессор Шинононо обновила фаерволл ядра?»

«Это наиболее вероятная причина. Продолжаю поверхностное сканирование ядра НД Незнакомка. Возможно, будут востребованы внешние мощности».

Последняя фраза ИИ заставила Гарри задуматься. Те внешние мощности, о которых говорил ИИ были ни чем иным, как мозгом Гарри. И использовал он их только один раз, когда его попытались взломать. Тогда ИИ подал сигнал тревоги владельцу, и Гарри, еще не до конца осознавая всю глубину ситуации, стал отбивать хакерскую атаку методами окклюменции. Как это у него вышло, он так и не разобрался, но после этого случая он несколько раз синхронизировался с ядром ИИ, когда проводил расчеты рунных матриц для Асфоделя. И это было… неприятно. Раздалась слабая трель, сообщившая Гарри о том, что закончился процесс компиляции настроек.

— О Бессмертный Император, выжги мне глаза и дай мне развидеть это, — воскликнул Гарри, когда увидел результат.

— Ара, не думала, что кто-то будет здесь в столь поздний час, — раздался за его спиной женский голос. Развернувшись, Гарри увидел синеволосую девушку, на вид немного старше его самого. Но что бросалось в глаза, так это два рубина в ее глазах.

— А вы, собственно, кто? — спросил Гарри, разворачивая свое кресло в сторону вновь-прибывшей.

— Сарашики Татенаси, представитель России в одиночных соревнованиях.

— Гарри Блек, сервитор вот этого чудовища, — указал пальцем себе за спину Гарри.

— Сервитор? В смысле, сервисный инженер?

— Да, но сервитор звучит короче, — ответил Гарри, разворачиваясь к причине своего раннего восклицания.

— И чем же провинилась незнакомка, что заслужила подобное прозвище? — спросила Татенаси, подходя к консолям и пытаясь прочитать текст.

— Аппетиты у нее, чудовищные, — произнес Гарри, отменяя компиляцию и вновь открывая панель настроек, — Я надеюсь, это не ваш прототип?

— Нет, мой стоит сзади. Я как раз хотела внести некоторые корректировки в его конфигурацию.

— Тогда считайте, что меня здесь нет, — сказал Гарри, возвращаясь к настройкам и пытаясь вспомнить, что он слышал на базе про представителя в одиночных соревнованиях.

«Вроде как она японка, из довольно древней семьи. Да и лисицы о ней отзывались как об очень хорошем пилоте. Так, хватит думать о пустяках, надо сосредоточиться на этом чудовище», — подумал Гарри, но тут ИИ ему выдал подсказку.

«Рекомендуется оптимизировать схему питания, это позволит выделить на 10 % больше мощности, не снижая общей эффективности НД».

Ухватившись за эту мысль, Гарри занялся калибровкой схемы питания, что затянулось у него на всю ночь. В результате этого ему удалось вырвать дополнительно не 10 % мощности, а 15 %. И утром, когда красноглазый Гарри пытался встать с кресла, он едва не столкнулся с Сарашики.

— Не думала, что ты провозишься с настройками всю ночь, Блек-кун. И что это увенчается успехом.

— Успех или нет, решать не мне. Основной цели я так и не добился, — ответил Гарри, протирая глаза, — Надеюсь, я не увижусь сегодня с тем, кто будет обкатывать сегодняшние изменения.

Вечером Гарри огорошили новостью, что его модификации были перенесены на второй прототип по рекомендации пилота-испытателя, которым оказалась Сарашики, пилотирующая оба прототипа. После той ночной встречи с Сарашики, он еще несколько раз встретился с ней во время ночных калибровок, но его ночные посиделки за настроечными консолями были быстро пресечены его пилотажными инструкторами, которые использовали его как тренировочную цель для команды Полярных Лис, которым было суждено выступать на Мондо Гроссо. Не то, чтобы Гарри это напрягало, скорее наоборот. Его НД мог вполне успешно вести бой с тремя целями, удерживая две из них под постоянным огнем Горизонта Событий, в то время как пилот атаковал третью цель, используя винтовку или копье. Сказались посиделки на берегу Черного Озера, когда он заставлял НД преследовать ракетами камни, которые он левитировал. И русские вояки это быстро поняли.

Но долго Гарри не продержался и, спустя две недели после встречи с Сарашики, он крался в ангар с Незнакомками, скрытый маскировочными чарами.

«Чародей, взломай камеры ангара 24. В качестве изображения используй кадры пустого ангара».

«Выполняю».

Тихо открыв дверь ангара, Гарри был встречен весьма необычным зрелищем. А именно картиной Татенаси, которая наносила кисточкой иероглифы на внутреннюю сторону брони своего прототипа. И Гарри очень хорошо знал этот рисунок, пусть даже он и не знал символов, в которых, помимо странного места начертания, чувствовалась магия.

— Триграмма Владеча? Не лучше ли использовать Пентагон Брамира? — не задумываясь брякнул Гарри.

— Д-да? Но это займет большую площадь, — удивленно и не до конца понимая ситуацию, ответила Сарашики.

И тут в крови Гарри взыграли инстинкты и он, закрыв дверь ангара, призвал свою волшебную палочку и направил ее на Сарашики. И, как оказалось, вовремя, так как она уже держала наготове несколько листов бумаги с иероглифами.

— Сикигами? — подумал Гарри, обращаясь к девушке, — Так ты тоже?

— Видимо, да. Но, я же не могу тебя так просто отпустить, — неожиданно серьезным голосом, ответила Сарашики. Как-то не привычно это звучало для Гарри, уже привыкшего к ее шутливому голосу.

— Хочешь проверить? Мое кун-фу круче, — предупредил Гарри, вызвав у Сарашики легкую улыбку. Но едва она начала движение кистью с сикигами, Гарри потребовалось два взмаха палочкой, чтобы связать ее и отбросить сикигами в сторону, — Я же предупреждал.

— Ара? Не думала, что простой сервисный инженер окажется магом, — вздохнула Татенаси.

— Взаимно. Может, просто поговорим?

— Давай попробуем.

Сняв с Татенаси заклинание, он, все еще держа ее на прицеле палочки, сел в свое калибровочное кресло.

— Итак, что ты хотел узнать? — спросила Татенаси, садясь в калибровочное кресло возле своего прототипа, — Зачем я это делаю?

— Ну, зачем, мне понятно. Не боишься, что твои улучшения обнаружат?

— По полигону летает НД, обтянутый драконьей шкурой. Так что мои добавки это капля в море.

«Вот это поворот. Кое-кто уже догадался».

— Драконьей? С чего это?

— Мы, оммедо, очень чувствительны к магии. Я несколько раз сражалась с этим НД, и смогла почувствовать эту магию на себе.

«Надо бы заняться экранированием, от греха подальше».

— Ясно. И чего ты хочешь добиться? Ты в курсе, что при зачаровании если допустить ошибку, то свойства металла могут измениться на прямо-противоположные.

— Знаю, — вздохнула Татенаси, — Уже несколько раз пришлось менять части брони.

— Помочь?

— А?

— Насколько я знаю, оммедо не особо подходит для артефакторики. Я кое-что смыслю в рунах, поэтому, предлагаю помощь.

— Ара? Грозный маг хочет втереться в доверие к беззащитной мне?

— Беззащитной? Кто же тогда раскидал всех лисиц в спортзале? — удивился Гарри, — Ну так?

— Ну, я даже не знаю. Но онее-сан была бы счастлива, если бы ей помог опытный маг, но ее интересует вопрос оплаты.

— Будешь испытывать мои апгрейды, — ухмыльнулся Гарри, кивнув в сторону настроечной консоли.

— Заманчиво.

— По рукам? — спросил Гарри, протянув руку для рукопожатия. Но тут же оказался лежащим на спине с Татенаси, придавившей его коленом, — Ара?

Убрав палочку в квантовый карман, пока Татенаси не отобрала ее, он, под ее удивленный взгляд, применил единственное беспалочковое заклинание, которое знал — левитацию. Его глаза при этом поменяли цвет с зеленого на фиолетовый.

— Ара, Блек-кун, у тебя что-то с глазами, — подметила Татенаси, вися в воздухе.

— Семейная особенность, — ответил он, вскакивая на ноги и направляя палочку в Татенаси. Щит НД защитил бы Гарри от заклинаний, но этот факт бы вполне вероятно засветил наличие щита НД у него.

— Сдаюсь, — вновь вздохнула Татенаси, левитируя в воздухе и протягивая Гарри руку.

— Уверена? Ты подумай.

— На все сто.

Пожав руку недавно обнаруженной ведьме, он расспросил ее, чего она хочет добиться от своих магических улучшений. Как оказалось, запросы у Сарашики были минимальны, по сравнению со старыми запросами Гарри. Всего лишь прочность, облегчение и экранирование брони.

Подумав, Гарри провел Татенаси краткую лекцию по рунам и показал пример цепочки, отвечающей ее запросам. Подобную цепочку он использовал в самом начале своего пути превращения Чародея в один большой летающий артефакт, который к тому же по всем признакам был разумен. И именно все эти рунные массивы, цепочки и матрицы делали из экспериментального НД первого поколения Заклинателя машину, значительно превосходящую по своим характеристикам даже проектируемые прототипы НД третьего поколения.

От Татенаси Гарри не отделался готовым рунным примером и объяснением принципа активации рун. Ночные посиделки с японской ведьмой стали нормой жизни для Гарри, и благодаря им он узнал японскую ведьму гораздо больше, чем раньше. Если вообще можно было считать знакомством наблюдение через прицел НД да две-три встречи во время ночных калибровок. Татенаси оказалась ведьмой из довольно древней семьи оммедзи, а связать свою жизнь с НД решила ради того, чтобы показать своему клану, что она достойна стать главой семьи. Гарри не стал копать глубже, но был рад, что у него на полигоне появился ровесник, с которым можно было пообщаться в живую, а не через зачарованный блокнот. У самой Татенаси из-за этого график стал еще более нагруженным, так как она помимо выполнения своих обязанностей как представителя России и ночных бдений в компании Гарри, была обязана минимум три дня в неделю находиться в Академии НД в Японии.

В октябре у Гарри произошел сдвиг в калибровке Тау-генератора Незнакомки модели «Т». Пока он мог генерировать смехотворное количество воды, по сравнению с нанитами Незнакомки «Н», но он мог управлять ей гораздо лучше, чем наниты. Но прогресс таки был. Постепенно оптимизируя алгоритм, Гарри добивался роста объема воды, которым могла управлять модель Незнакомки, над которой он работал. В конце января команда лисиц и Татенаси отправились в Мондо Гроссо, оставив Гарри на базе в одиночестве.

Погрузившись в работу над Незнакомкой, продолжавшей есть ему мозги, Гарри даже не предполагал, что в начале марта его отправят в Мондо Гроссо в компании двух НД Куница с крайне странным приказом.


Командный бункер. | Аномалия | Флешбек.