home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава седьмая

Двое

К вечеру Вилен выглядел вполне здоровым. Марина осмотрела его раны и признала, что больше в повязках он не нуждается.

– Поразительно, – бегая пальцами по царапинам, затянувшимся твёрдой коркой, а кое-где и молодой кожей, произнесла девушка, – я такое впервые вижу. Два дня назад ты с трудом на ногах стоял, а теперь прямо живчик.

– У меня всегда было всё в порядке с регенерацией, – пожал плечами Вилен. – Даже странно, что она раньше не сработала. Какие планы?

– А ты шустрый, – усмехнулась Ведьма. – Завтра ещё посидишь под замком, а вот послезавтра с утра пойдём в гости. Посмотрим, сдержит ли твой соотечественник слово. Мороженого хочу, – мечтательно добавила она.

– Мне с ними тоже интересно пообщаться, – отозвался Ильич. – А ещё очень интересно, как функционирует мой канал связи, и функционирует ли он вообще.

– И как ты планируешь это выяснить?

– Да просто. Мой маяк не стандартный, он настроен на определённую установку и имеет код «свой-чужой». Если с Валерой всё в порядке, он получит мой вызов и ответит. Странно, вроде сейчас говорю о твоем отце, а вы с ним – словно чужие люди.

– Так и есть, – согласилась Марина. – Человек из другого мира – это же копия, он не может быть моим отцом. Значит, попробуешь запустить свой канал?

– Завтра, в шесть вечера. Пошлю запрос, если сработает – хорошо, если нет, то попробую связаться через врата твоего нового знакомого.


Следующий день прошёл спокойно. Марина, ходившая в город, сказала, что видела две группы в «афганке», они обыскивали квартиры в центральной части и грабили магазины.

– У них ещё транспорт появился, по ходу, они отреставрировали один из инкассаторских бронеавтомобилей. Где только выкопали? Теперь носятся по всему городу, мутантов пугают. Всё перебаламутили, там, где раньше было спокойно, теперь не пройти.

Именно в этот момент Пепел поднял голову и предупреждающе заворчал, а во дворе через мгновение хлопнула сигналка. Марина сориентировалась мгновенно, и за винтовкой она даже не потянулась. Оказалось, что у неё под кроватью нехилый арсенал. Она скрылась под ней, продемонстрировав Вилену обтянутый узкими джинсами великолепный зад, и выбралась оттуда, сжимая в руках старый добрый АКМС. Подпрыгнув, она распахнула люк, которого Вилен раньше и не замечал, так хитро тот был устроен, и взбежала по лестнице на чердак.

– Давай сюда, – крикнула она, – и автомат свой не забудь. Лавина пошла, кто-то всполошил большое гнездо «гномов».

Вилен схватил свой АЕК и взлетел по ступенькам на чердак:

– Что за «гномы»?

– Дюже поганые твари. Когда-то были людьми, вернее, их прародители – мутировавшие люди. Рост около метра, иногда чуть выше, очень худые и быстрые, когти ядовитые, клыки с палец. Атакуют втроём-вчетвером. Стараются нанести удар когтями, сбить жертву, впиться клыками. Мясо не едят, но выпивают всю кровь, при этом чаще всего человек или мутант ещё жив, но полностью обездвижен.

Вилен молча кивнул и, подскочив к окну, быстро выглянул наружу. На дворе было темно хоть глаз выколи. Сработала ещё одна сигналка, метрах в сорока за домом. И тут же на гребень забора вспрыгнула тонкая гибкая фигура. На секунду она замерла, но Вилену этого времени вполне хватило. Три пули разорвали грудь мутанта и сбросили его обратно за забор.

– В дом-то они не ворвутся?

Марина отрицательно покачала головой, вглядываясь во тьму. Она стояла у другого окна, выходившего на восток. Всё случилось мгновенно, «гном» взлетел по стене и попытался ударить сквозь решётку, приваренную к окну. Он был быстр, но Марина оказалась ещё быстрее, она ударила мутанта в морду стволом автомата, угодив точно в пасть, после чего нажала на спусковой крючок. Грянул одиночный выстрел, и мозги твари разбросало по огороду.

– Твою мать, – выругалась девушка, – завтра придётся убираться.

Весь бой занял минут двадцать. Твари активно лезли вперёд. Вилен подстрелил ещё двоих, Марина обогнала его на три штуки. Наконец, на улице стало тихо. Оборонявшиеся ещё какое-то время сидели у окон, вслушиваясь в звуки мёртвого города.

– Отбились, – наконец произнесла девушка. – Там у тебя справа ставня, закрой её. Хрен теперь выспимся, сюда на трупы и кровь могут такие твари прибежать, что никакая дверь не удержит.

Вилен захлопнул ставню, задвинул могучий засов:

– Значит, не будем спать.

Ильич пошёл к лестнице, девушка шла следом. Спустившись вниз, он обернулся, в этот момент Марина оступилась и рухнула прямо в раскрытые объятия. Вилен аккуратно поставил девушку на пол, глядя ей в глаза. Девушку ещё трясло после боя, вся такая напряженная, в глазах огонёк. Вилен уже было хотел убрать руки с её бёдер, но она неожиданно сказала:

– Не отпускай, пожалуйста. У меня очень давно никого не было, а ты мне нравишься, с тобой я себя чувствую так спокойно. Мне давно не было так хорошо, – и она медленно прикоснулась губами к его губам.

Вилен не стал кривляться, его влекло к этой Ведьме. Он немного резче, чем нужно, притянул девушку к себе и впился в её губы, она ответила мгновенно.

– Погоди, давай хоть автоматы отложим, – попросила она, отстранившись и переводя дыхание.

Вилен на секунду выпустил Марину, она скинула ремень автомата и положила АКМС на стол. Рядом улёгся АЕК. Парень снова заключил её в объятия и, легко подхватив на руки, перенёс на кровать. Пепел заворчал, потом раздался скрип двери. Пёс, который всё понимал, оставил их наедине друг с другом.

– А свет? – ехидно поинтересовалась девушка.

– А как я тогда смогу тебя разглядеть? – парировал Вилен. – Да и свеча – это не свет, а так, подсветка.

Он снова притянул девушку к себе, поцеловал и быстро стянул с неё майку, целуя при этом шею, лицо, плавно спускаясь ниже, пока не добрался до груди. Марина застонала, её длинные пальчики пробежались по спине, гладя шрамы, которые ещё недавно она обрабатывала.

– Не больно? – шёпотом спросил она.

– Нет, милая, всё порядке, – и он ещё плотнее прижал её к себе.

Где-то внутри возникло странное ощущение: именно она – та единственная, его женщина. Неужели, чтобы найти её, нужно было перенестись в другой мир? Руки девушки расстегнули его ремень, и все мысли снесло лавиной страсти. Просто стало очень хорошо.


Ночь прошла беспокойно. Неистовый секс прерывался звуками снаружи, надо было натягивать одежду, хватать оружие, бежать на чердак. Дважды пришлось стрелять, потом приполз какой-то здоровенный слизень. Вилен хотел всадить в него очередь, но Марина покачала головой:

– Не надо. Бесполезно, его разве что огнём возьмёшь, да и то лучше тогда ранцевый огнемёт с собой таскать. У этой твари нет мозгов, никаких нервных окончаний, она ничего не чувствует. Есть только инстинкт, она ползет туда, где пролилась кровь. Даже не спрашивай, как она её находит. Смотри, что сейчас будет.

Вилен выглянул в окно. В предрассветных сумерках было хорошо видно, как голубоватый слизень наполз на мёртвого «гнома» и просто втянул его в себя. Через две минуты от трупа остался только скелет, а слизень медленно пополз дальше.

– Насколько он опасен для человека? – поинтересовался Вилен.

– Очень опасен, – сообщила Марина. – Этот ещё небольшой, попадаются куда более крупные экземпляры.

– Но он же медленный? – удивился Вилен.

– Сейчас ты видел его, так сказать, на охоте. Но эта тварь прекрасно умеет маскироваться и устраивать засады. Например, может растечься в выбоине на дороге и стать совершенно прозрачной. Наступил – тебя засосало, падаешь – тебя обволакивает. Спасёт только реакция, если успеешь выпрыгнуть. А попался целиком, считай, всё. Тебя уже переварили. Видела однажды, как слизень сожрал «хамелеона», когда тот влетел в яму с разбега. Живой капкан. Только кости эта тварь не жрёт, ну и железо. Хотя автомат оплавит минуты за три-четыре.

– Понятно, – мрачно заметил Вилен. – Значит, какой-то мозг у этой твари есть, иначе она бы пёрла просто вперёд, обходя препятствия, которые не может преодолеть.

– Интересный вывод, – поставив автомат к стенке, произнесла Марина. – Не думала об этом раньше.

Вилен притянул её к себе.

– Потом подумаешь, – положив руку на обнажённое бедро, произнёс он. – Давай-ка я схожу вниз и принесу матрас сюда, надоело мне бегать, не мальчик уже.

– Странно, а мне ты старым не показался, – игриво ответила Ведьма. – Но если так, то давай спать, сердечко старика нужно беречь.

– Я тебе покажу – спать, – возмутился Ильич. – Жди.

Он шустро сбежал вниз по лестнице и вернулся через пару минут, таща скрутку из матраса с простыней и подушкой. Расстелив всё принесенное на полу, Вилен сделал приглашающий жест.

В глазах Марины снова заплясали чёртики.

– А ты заставь, – она приблизилась к нему, всем своим видом демонстрируя, что не собирается ложиться просто так.

– Сама напросилась, – усмехнулся Вилен и, метнувшись к девушке, провёл шутливый бросок через бедро, очень бережно опуская её на ложе.

Марина засмеялась и притянула его к себе.


– Странно, – неожиданно произнесла она, когда они, потные и уставшие, лежали в объятиях друг друга.

– Что странно? – спросил Вилен.

Она внимательно посмотрела ему в глаза:

– Неужели ты – и вправду моя судьба? Ведь были и другие, но – они просто были, я даже лица теперь вспоминаю с трудом, и тут на мою голову свалился полуживой ты.

– Теория половинок? – задумчиво спросил Вилен.

Марина кивнула, соглашаясь:

– Если ты действительно моя половинка, то получается – не встреть я тебя, была бы навсегда несчастна. Или была бы счастлива, но всего лишь наполовину…

Вилен задумался. Да, его посещали точно такие же мысли. Но тогда выходит, что судьба существует? Предопределённая судьба, ведь только она могла привести его в этот мир, а Марину – заставить выйти из дома, чтобы спасти жизнь Вилену. Неужели всё предопределено? Ведь он чувствует то же самое, словно нашёл что-то, давно потерянное, без чего в его жизни не было бы обычного человеческого счастья. Да, были когда-то другие женщины, легко приходили, легко уходили, оставляя на память расчески и заколки. А женщину, которую Вилен сейчас сжимал в объятиях и отчаянно не хотел отпускать, он нашёл на другом конце Вселенной.

Теория вероятности зримо накрывалась медным тазом.

– Ну что ты молчишь? – привстав на локотке, спросила Марина.

– Думаю о твоих словах. Возможно, наша встреча – это действительно – судьба, и тогда получается, что каждому даётся шанс найти свою половину, иначе человек не может быть полноценен.

– То есть у каждого есть своя половинка, и главное – не пропустить её?

– Наверное, – немного помолчав, ответил Вилен. – Но теперь всё будет хорошо. Я же встретил тебя, – он посмотрел в её серые глаза.

– Теперь всё будет хорошо.

За окном кто-то завозился, Ильич приподнял голов у, рука сама потянулась к автомату.

– Не надо, – тихо произнесла Марина. – Пусть спокойно завтракают, там какая-то мелочь.

Она уснула на его плече. А Вилен лежал и думал. Какова вероятность того, что, попав в другой мир, пройдя по нему сотни километров, он встретит женщину, с которой ему хорошо настолько, насколько не было с остальными, вместе взятыми?

«Вероятность равна нулю, – шёпотом, чтобы не разбудить Марину, произнёс он. – Значит, судьба существует».


Утром Вилен проснулся поздно. Каким-то образом Марина умудрилась встать и не разбудить его. Он слышал, как на маленькой кухоньке гремит посуда, слышал, как закипел чайник. Поднявшись, он внимательно осмотрел свои шрамы. Они стали меньше, ещё пара дней – и от них останутся только красные тонкие рубцы. Уже сейчас он мог действовать в полную силу, не испытывая ни боли, ни дискомфорта. Ночь, бурно проведенная с весьма активной ведьмочкой, неплохо это продемонстрировала.

Одевшись и подхватив автомат с опустевшей «банкой», он стал спускаться. Но ушёл Вилен недалеко. Марина хлопотала на кухне. На ногах – тапочки, тёмные гладкие и длинные волосы она забрала в хвост, на ней была обычная мужская рубашка – расстёгнутая настежь, да и сзади прикрывавшая только меньшую часть великолепной попы…

– Обалдеть, – произнёс он.

Она обернулась и подмигнула:

– Иди умываться, будем завтракать. Кстати, что тебя так удивило?

– Ты. Такая домашняя, обычная, почти обнажённая, хлопочешь у плиты, а за окном мёртвый город, наводненный зэками и мутантами. Если бы не пистолет, который лежит на расстоянии вытянутой руки рядом с кастрюлькой, я бы подумал, что апокалипсис мне приснился.

– Маленькие радости – это то, что скрашивает нашу опасную жизнь. Марш умываться, и садимся завтракать.

Вилен прислонил автомат к топчану и, нацепив на бок кобуру с «Грачом», вышел в сени. Вернулся он в дом чисто выбритый, свежий, а рядом с ним шёл Пепел, которого Марина с утра пораньше выпустила погулять.

– А тушек-то нет, – сообщил он, – сожрали всё подчистую.

– Ничего удивительного, – девушка поставила на стол сковородку, в которой шипела яичница с кусочками мяса. На соседней тарелке лежали самые настоящие лепёшки. – Эти, которые в «афганке», весь город на уши поставили. Мутанты помельче валят оттуда пачками. Садись завтракать.

Она по-прежнему была в одной рубашке, что очень сильно отвлекало от еды. Даже манящие запахи были бессильны против этого чарующего зрелища. И всё-таки Вилен взял себя в руки. Бросив взгляд на сковородку, он задал вполне логичный вопрос:

– А почему желток синий?

– Ешь, что дают, – шутливо огрызнулась Ведьма. – Откуда мне знать, почему желток у мутанских яиц синий? Не бойся, не отравлю, ты мне ещё пригодишься.

– Ну, тогда ладно, – Вилен вооружился вилкой, вскрыл «желток» и вымакал его лепешками. – Очень вкусно, спасибо.

– Не за что, – улыбнулась в ответ девушка.

– Нет, есть за что. Это утро – обычная маленькая радость. То, что в прошлой жизни воспринималось как должное, теперь – награда. Как счастье. Обычное человеческое счастье. Например, для полного счастья мне нужно выпить чашку кофе и выкурить сигарету, и я это сейчас сделаю. И маленькая радость станет чуть больше.

– Да пожалуйста, – улыбнулась в ответ Марина. – А мне надо переодеться, дел много. Новые сигналки установить, в огород заглянуть – наверное, уже есть огурцы и перцы. Да и полить не мешает, две недели дождей не было.

– А как ты урожай защищаешь?

– Никак, – пожала она плечами. – Есть несколько теплиц, которые ещё брат сделал, остальное на улице растёт. Мутанты не едят траву, ещё ни разу не видела травоядного. А людей здесь не осталось. Хотя… теперь всё иначе. Похоже, ты прав, скоро придётся думать о защите урожая.

– Надо сторожевого мутанта завести, – предложил Ильич.

Марина задумалась:

– Мысль интересная. Я подумаю, как это устроить. А возможно, придётся уходить отсюда, скоро здесь может стать очень неспокойно. Ладно, иди, кури и пей свой кофе. А я – переодеваться.

Вилен встал, достал сигарету, взял чашку и направился к выходу. Не оборачиваясь, сказал на ходу:

– Необязательно – уходить. Есть и другой вариант: заставить этих «туристов» раз и навсегда забыть сюда дорогу.

– Потом обсудим, – отмахнулась Марина. – Времени у нас много. Когда там твой маяк активировать нужно?

– В шесть вечера.

Парень вышел из дома и, усевшись на берёзовую колоду, прикурил. Действительно, это утро – маленькая радость. Вокруг – царство смерти, а красивая, почти голая и очень сексуальная женщина готовит ему завтрак. Это не просто уют – это счастье. Он не заметил, как из дома вышла Марина и, подойдя сзади, положила руки на плечи.

– Чёрт, совсем я с тобой расслабилась, – произнесла она, – ничего не хочу делать.

– Надо, – вставая и поворачиваясь к ней лицом, с сожалением сказал Вилен. – Пошли, сначала сигналками займёмся. Потом и в огороде порядок наведём.

Весь день Ильич занимался сугубо мирными делами. Прополол грядки, картошку окучил, полил огурцы в теплицах и даже успел забраться на крышу и прибить кусок железа, который грозил вот-вот оторваться. Марина сказала, что его повредило в месяц ураганов.

– Что ещё за месяц ураганов? – сидя на коньке крыши, уточнил Вилен.

– Обычно март, реже апрель, – пояснила девушка. – Всегда после зимы, особенно если она была очень холодной. Это лет десять назад началось. Ураганный ветер иногда достигает двадцати метров в секунду, а то и больше. Один раз видела, как с дома сорвало крышу, правда, тот ещё сарай был. А обычно ломает небольшие деревья, срывает всё, что плохо закреплено. В такую погоду на улицу лучше не соваться, в воздухе очень много влаги, такая изморось, что дальше десяти метров ничего не видно. Ну и вся эта вода летит тебе в спину или в лицо. Даже мутанты прячутся. Обычно я ухожу к отцу, тут в это время делать нечего. Но, если бы со мной был ты, я бы осталась.

– Поживем – увидим – выживем – учтём, – процитировал Вилен. – Неси молоток и гвозди, будем чинить нашу крышу.

– Нашу? Погоди, тебя ещё прописать нужно. Вот сходим в управу, там тебе «хамелеон» печать в документ шлёпнет, тогда точно будет наша, – рассмеялась Марина и пошла за требуемым.

Без пяти шесть Вилен вышел во двор, воткнул в землю маяк, набрал код и приготовился ждать. В шесть ноль-ноль ничего не произошло. Маяк исправно мигал, показывая, что работает. В десять минут седьмого Вилен уже хотел было выключить его, но в этот момент прямо в воздухе появился знакомый экран, только маленький, размером с форточку, из которого вылетел дроид, вереща голосом Валеры Рябова:

– Живой, чертяка! Как же я рад! Чего молчал? Да говори ты, я тут бешеные деньги жгу, держа канал открытым.

– Здорово, Валера, ты нас видишь?

– Да, вижу. Где ты успел такую красотку отхватить? Зэчек ведь только недавно отправлять начали?

– Валера, тут такая штука… Она – местная. И по совместительству – твоя дочь, вернее, не совсем твоя… короче, она дочь Валеры Рябова из этого мира.

Последовала пауза.

– Дочь, – неуверенно произнёс Валера, – моя?

– Твоя, твоя. Ты в этом мире тоже был учёным, так же изобрёл врата и, когда последствия атаки «грязными» бомбами стали угрожающими, увел тех, кого смог, в другой мир.

– А ты?

– А я погиб, защищая переход. Ладно, об этом после, давай о деле. Что происходит с тобой, с лабораторией и вратами?

– Первую установку у меня забрали. Сижу в закрытом НИИ, завтра, кстати, встреча с президентом, орден Героя России вручать будут. Сказали, денег дадут на новый проект, буду дальше возиться с вратами. Я для тебя могу что-то сделать?

– Можешь. Расскажи обо мне президенту. Да, а кто у нас теперь президент?

– Быков. Он своей фамилии соответствует, страна на ушах, Кремль прёт напролом, чистка «высших эшелонов» идёт полным ходом. Кстати, спасибо тебе за документы на квартиру.

– Брось, на кой она мне? Пользуйся. Теперь по делу: Валера, кроме этого мира, есть ещё один, в котором живут люди, ушедшие отсюда. Они нуждаются в топливе, запчастях, оборудовании, оружии и боеприпасах.

– И что ты предлагаешь?

– Пока не знаю. Местный Валера Рябов жив-здоров, но сейчас находится в том, другом мире. Нужно придумать, как наладить тройной товарооборот. Что они могут вам предложить, а что – наши министры-экономисты. Думаю, что если эту историю с взаимовыгодным товарообменом раскрутить как следует, то и я здесь внакладе не останусь. Ты поговори с президентом. А Марина поговорит с отцом. Потом и будем решать.

– Хорошо, Вилен. Тебе сейчас конкретно что-то нужно?

Ильич покачал головой, после чего повернулся к спутнице. Марина задумалась:

– Мороженого хочу. Но, возможно, это проблема скоро решится. А так… слушай, если всё равно сеанс будет, перешли продуктов нормальных: мороженого, мяса, муки, круп всяких и прочего, это всё уже на исходе, а мне вон какого лося кормить нужно, – и она с улыбкой кивнула на Вилена.

– Сделаю, дочка, – хохотнул дрон голосом Валеры. – До встречи! Послезавтра, в это же время.

– Пришли ещё одну радиостанцию и патронов, – крикнул Вилен вслед улетающему дроиду.

Услышал Рябов его просьбу или нет – неизвестно, поскольку секунду спустя портал беззвучно схлопнулся.

– Что же, всё прошло удачно, – улыбнулся он Марине, притягивая её к себе и целуя в висок. – Так вот что ты попросила в обмен на помощь у того «туриста» – мороженое?

– Ты не представляешь, как я по нему соскучилась. Надеюсь, этот Сергей сдержит слово.

– Завтра выясним.

Он уже хотел было обнять её и предложить пройти в душевую, где вовсе не обязательно было ограничиваться простым принятием душа…

Метрах в двухстах от них раздался одинокий выстрел. Марина даже не заметила, как автомат оказался в руках Вилена, услышала лишь, как клацнул затвор.

– Стреляли из пистолета, – произнёс Ильич. – Странно, маловата пушка для здешних мест, пистолет тут только против людей сгодится. Или – как оружие последнего шанса. Беги за винтовкой, – скомандовал он, – надо узнать, кто это вторгся на нашу территорию.

Марина кивнула и забежала в дом. Через минуту она уже стояла рядом, полностью экипированная, пистолет в набедренной кобуре, СВД-С – в руках.


Далеко идти не пришлось. Метрах в ста от дома Ведьмы, привалившись к дереву, сидел человек в «афганке». Рядом с ним валялся старый добрый ТТ, затвор застыл в заднем положении. У бойца явно кончились патроны. Рядом валялся мёртвый «гном», видимо, он слегка переоценил свои возможности. Привык хомячков душить, тварь. Едва взглянув на мужчину, Вилен понял сразу – не жилец. Неясно было, кто его так порвал, но сработал неизвестный мутант качественно: правой руки от локтя и ниже просто не было. На обрубке затянут жгут, «афганка» превратилась в лохмотья, грудь справа разорвана, и кровь уже почти не текла.

– Ты что за фраер? – почувствовав, что рядом кто-то есть, и с трудом подняв глаза на Ильича, поинтересовался раненый.

– Так, мимо проходил, – в тон ответил Вилен. – Дай, думаю, гляну – кто тут шмаляет? Ты откуда, бродяга?

– С центра города. Только я выбрался, все там остались. – Он захрипел и сплюнул кровью. – Как чувствовал, что лажа с этим магазином выйдет. Порвал он нас там. Мы его даже не увидели. Просто – раз, и тварь среди нас, пятерых за десять секунд порвал, а я слинял.

– Под кем ходишь?

– Уже ни под кем. Нет больше моих, только Худая и Алиса в банке остались. Да и им недолго жопами крутить, завтра Ваха поймёт, что они там одни, и захватит всё. – Он снова захрипел, но нашёл в себе силы продолжить: – Может, спасёшь девок? Они ведь сопли зелёные, не при делах вообще. Романтики, мать их, экстримальщицы. Перешли сюда с дружками, а тех положили в перестрелке с какими-то пацанами, дней десять назад, – он снова захрипел, пуская кровавые пузыри. – Что ценного есть в банке, себе забери, ключ от сейфа у меня, в кармане на груди. О девках только позаботься, не из наших они, обычные, цивильные. Дурные и борзые без края, но хорошие. Алиска на дочку мою похожа.

– Где банк?

– На Мира, напротив парка. Тут минут двадцать ходу.

– Если на тот свет, как ты, собираться, тогда – да, двадцать минут, – усмехнулась Марина.

Раненый сфокусировал взгляд на ней и даже на секунду оживился:

– Файная у тебя тёлка, я бы тебя за неё точняк шлепнул, – он натужно хохотнул, улыбнувшись собственной шутке. – Ладно, мне в аду чертей хватит, всех поимею. А за девками сходи. И рыжьё с оружием заберите. Пригодится. И ещё – не откажи в просьбе, добей меня, а? И закопай где-нибудь, чтобы по-людски. А если крест поставишь, вообще ништяк, я за тебя на том свете мазу держать буду. Напиши только – Толя Соловей.

– Прощевай, Толя, – незаметно доставая нож, произнёс Вилен. – Я сделаю, как ты просил. Попробую спасти девочек.

Быстрый удар – и тело бывшего зэка дернулось в судороге. Ильич провёл по лицу уголовника рукой, закрывая тому стекленеющие глаза. – Ну что, неси лопату, молоток и гвозди, похороним его по-быстрому.


– Ты и вправду решил пойти за ними? – поинтересовалась Марина, когда Вилен, закончив углублять старую дренажную канаву, столкнул в неё мёртвое тело, предварительно обыскав карманы, и начал засыпать его землёй.

– Если покойничек наш сказал правду, то девки не из блатных – так, шальные туристки. Жалко их. Да и добра там может быть много. Тебе что, лишний цинк с патронами помешает?

– Конечно, нет, – мгновенно отреагировала девушка. – А вот гарем мне тут точно не нужен!

– Да и мне ни к чему, – усмехнулся Вилен, оббивая лопату о скат и берясь за нож, чтобы вырезать имя на предварительно сколоченном из двух досок кресте. – Мы вроде как завтра в гости собирались? Посмотрим, что за люди. Если нормальные ребята, к ним девчонок и пристроим. Ты же сама сказала, что их мало. А не захотят идти, пусть сами крутятся, я им не нянька.

– А если они не совсем нормальные? Если они им не нужны?

– Девки пацанам не нужны? В этом мире? Ты что? Это же здесь дефицит! Золото, еда, оружие – шлак. А вот женщина – друг, напарница и любовница. Готово. – Вилен воткнул крест в изголовье и дважды ударил лопатой.

– Пошли собираться, время дорого. Сможешь провести нас к банку как можно быстрее и безопасней?

Девушка посмотрела на часы. Время шло к половине восьмого, до сумерек оставалось примерно три часа.

– Туда точно дойдём минут за пятьдесят, не самый опасный маршрут. Особенно с Пеплом, у него чутьё на разных тварей. А вот обратно – это под вопросом.

– Будем разбираться по ходу. Сначала – туда, смотрим и решаем. Исходим из того, что ночуем сегодня не дома. Не хочу светить нашу базу. Если они, конечно, с нами пойдут. Ладно, десять минут на сборы, и – вперёд.

Через двадцать минут они уже шли по дороге. Пепел бежал впереди, зорко следя за окрестностями. Марина шла чуть позади Вилена, держа свою СВД-С на сгибе руки.

Вокруг было на удивление тихо и спокойно. Разве что пришлось остановиться минут на десять, когда Пепел, сделав стойку, нырнул в кусты и выбрался оттуда с неизвестным Ильичу мутантом, напоминавшим змею на коротеньких ножках. Не обращая внимания на недовольную физиономию Вилена, пёс немедля приступил к трапезе. Пришлось ждать, когда он закончит. Ужин, святое дело.

До банка добрались без приключений. Осмотрев главный вход в оптику, Вилен присвистнул. Центральный вход был укреплён на все случаи жизни: окна первого этажа заложены кирпичом, стеклянные двери забраны стальными листами, перед ними – мешки с песком, довольно неплохая позиция, учитывая высокие ступени. Везде были видны следы боя: дверь в рикошетах, а кое-где и пробита, следы от пуль на стенах, засохшее пятно крови метрах в пяти от ступеней. Большое такое пятно. Повоевали здесь здорово.

– Что-то не хочу я туда вот так, буром лезть, – произнёс он, отрываясь от оптики, – перенервничают девки, да как дадут очередь из ПКМ или ещё из какой дряни…

Марина промолчала. Она медленно вглядывалась через прицел в каждое окно, ища признаки жизни.

– Ни черта не вижу, – закончив осмотр, произнесла девушка. – Но, если они врежут из пулемёта, мало нам не покажется. Что делаем?

– А чего тут сделаешь? Придётся рискнуть. Идём отрыто, оружие в походном положении. Если они не отмороженные, сразу стрелять в людей, которые им напрямую не угрожают, не будут.

– А если – отморозки? – прищурилась Марина.

– Помнишь историю про кота в коробке? Пятьдесят шансов на успех у нас по-любому.

– Логично, – согласилась Ведьма. – Но у меня шансов всё-таки чуть больше, чем у тебя. Жди здесь.

С этими словами, закинув винтовку на плечо и распустив волосы, она пошла ко входу в банк.

Вилен хмыкнул, оценивая этот ход. Марина была права. Девушки вряд ли будут стрелять в девушку. Стереотип: раз женщина, значит – слабая. Большинству людей обоих полов невероятно сложно даже представить себе женщину, которая спокойно зайдёт тебе за спину и перережет горло, продолжая мило улыбаться.

Марина без проблем дошла до самых ступеней. В этот момент дверь, усиленная стальным листом, начала открываться. Сначала показался ствол автомата, затем – голова девушки. Виски у неё были выбриты, а всё, что не пошло под бритву, – забрано в хвост. Ох уж эти новомодные прически.

– Стоять, – закричала она, стараясь выглядеть грозно.

Ей было лет восемнадцать, не больше. Руки тряслись. А ещё Вилен в оптику прекрасно видел, что старый добрый АКМ стоит на предохранителе, девчушка так растерялась, что забыла его снять. Марина остановилась.

– Ты – Худая или Алиса? – спокойным, уверенным голосом спросила она.

– Алиса, – растерянно произнесла девушка. – А откуда ты знаешь?

– Толя рассказал. Нет больше ваших защитников, порвал их мутант, когда они какой-то магазин грабили. Толя вырвался, раненый дополз почти до моего порога, покаялся и умер, просил о вас позаботиться.

– Гонишь ты всё, парни скоро вернутся, – выскочив из-за спины Алисы, выкрикнула вторая девушка. Вилен тихонько фыркнул. Худая, говорите? Ей больше шло погоняло Доска, поскольку она была не просто очень тощей, но ещё и абсолютно плоской. Ну с точки зрения груди. Модель, понимаешь…

– Не вернутся, – спокойно ответила Марина. – Толя велел передать, чтобы вы хорошенько подумали. Скоро Ваха поймёт, что в банке остались только вы. Я вообще удивлена, что вас ещё не штурмуют. Дурачок он, что не выставил наблюдателя. Итак, есть несколько вариантов дальнейшего развития событий: первый – я сейчас ухожу, а завтра придёт Ваха со своими уголовниками. Как они поступят с двумя довольно милыми девчонками, объяснять не надо?

Алиса и Худая синхронно помотали головами.

– Отлично. Вариант номер два – я вхожу, мы вместе собираем, что тут есть ценного, и завтра на рассвете вы идёте со мной и моим другом к довольно приличным людям, которые, может быть, согласятся вас приютить. Они – добровольные переселенцы, в отличие от ваших прошлых сожителей. Нормальные ребята, безо всех этих брутальных закидонов.

Девчонки молчали, на их лицах явственно отражалась борьба сомнений и страха. Марина широко улыбнулась:

– А ещё, девочки, есть третий вариант: я с другом вхожу в банк, мы делим добычу пополам, и дальше вы идёте своей дорогой, а мы – своей.

Алиса растерянно опустила автомат. Её подруга вообще не была вооружена.

– Ты не одна?

Марина покачала головой.

– Святая простота… если выберете третий вариант, мне будет вас даже немного жаль. Я в этом мире очень давно и знаю точно – такие дуры здесь долго не живут. Вы обе на мушке у моего приятеля, который может срезать вас одной очередью.

– А чего это мы – дуры? – возмутилась «Доска».

Но Алиса оказалась умнее.

– Докажи, – попросила она.

– Разумно, – согласилась Марина и резко свистнула.

Вилен на секунду выглянул из кустов, махнул рукой, сразу же отступив обратно и сместившись левее на полметра. Демонстрация подействовала.

– А тебе, Худая, отвечу так: дуры, потому что вышли наружу сразу обе. Потому что у тебя при себе нет оружия. Потому что Алиса даже не сняла автомат с предохранителя. Достаточно?

Алиса удивленно посмотрела на своё оружие и выругалась.

– Заходите, – наконец произнесла она. – Темнеет, внутри поговорим.

И точно, начинало смеркаться, летний день шёл на убыль. Марина призывно махнула рукой и начала подниматься по ступеням. Ильич, положив автомат на сложенные руки, не спеша двинулся к зданию банка. Пепел гордо вышагивал рядом с ним. Через тридцать секунд они были внутри. Худая напряглась и закрыла дверь на огромный, тяжёлый засов. Потом она хотела было погладить пса, но Пепел предупреждающе обнажил клыки, и девушка отдернула руку. Прищурилась, глядя на седые виски Вилена, и спросила с усмешкой:

– Тебя как звать, дедушка?

– Ильичом, внученька, – схохмил он в ответ. – Пошли к остальным, будем думать, что с вами, бедолагами, делать. Пепел, охраняй.

Пёс тихо рыкнул в ответ и улёгся возле двери.


– Это правда, что ребята не вернутся? – спросила Худая, когда все уселись за большой стол.

– Правда, – ответил Вилен. – А что, так прикипели?

– Да нормальные парни были, – с грустью в голосе произнесла Алиса, – не обижали, кормили, поили, защищали. Ну трахнули по разу, вполне терпимо, нам даже понравилось. А Толя говорил, что я на его дочку похожа, даже не прикоснулся ко мне.

– Понятно, – кивнула Марина. – Теперь давайте думать, что с вами дальше делать. Первый вариант отпал, осталось два. Я верно понимаю?

Алиса и Худая переглянулись как-то странно, синхронно вздохнули и согласно кивнули.

– Тогда так, – сказал Вилен. – Либо вы с нами идёте в гости к вполне приличным людям, кстати, это парень и девушка, либо – идёте на все четыре стороны, до ближайшей улицы.

– Почему – до ближайшей? – не поняла Алиса.

– Потому что на ней вас сожрут, – пояснила Марина. – Ты хоть с этой железкой обращаться умеешь? – Она кивнула на автомат, который девушка прислонила к столу.

– Стреляла пару раз, – нехотя призналась та.

– Для выживания здесь этого недостаточно.

Алиса, понурив голову, кивнула, признавая поражение.

– Значит, остается только вариант с походом в гости, – завершил логическую цепочку Вилен. – Будем надеяться, что вас там согласятся принять.

– А почему нам нельзя пойти с вами? – наивно хлопая глазами, спросила Худая.

– Потому что нам хорошо вдвоём, – обняв Ведьму, улыбнулся Вилен. – И я не желаю вас хоронить. Пусть этим занимается кто-то другой.

Марина перехватила завистливый взгляд Алисы, усмехнулась молча, поймав себя на неожиданном ощущении – её совсем не трогала зависть девушки-подростка. Совсем-совсем. Означало ли это, что она полностью доверяет своему спутнику? Вероятно, да.

– Заночуем здесь, – оглядев присутствующих, произнёс Вилен. – А пока собирайте вещи – всё, что может пригодиться. Где арсенал?

Алиса указала рукой в сторону кабинета, на двери которого было написано «Охрана».

– Сейф там же, – добавила она.

Ильич взял свечу со стола и отправился на ревизию. Марина за его спиной продолжала что-то объяснять девушкам.

Арсенал был хреновеньким: два АКМ, четыре ППШ, СКС и непонятно откуда здесь взявшаяся пара «моссбергов» двенадцатого калибра. Пять цинков патронов для «калаша», два ящика патронов к пистолету-пулемёту, пара пачек с картечью к дробовикам. В углу валялись два пустых цинка из-под пулемётных патронов, но самого пулемета Ильич не обнаружил. Вот это было обидно.

– Алиса, а пулемёт где? – крикнул Вилен.

– Потеряли дня два назад, – крикнула в ответ девушка. – Парни влетели в засаду, и его гранатой разбило, так Гога сказал.

– Жалко, – Вилен вздохнул и мельком осмотрел оставшееся содержимое склада.

Небогато жили господа уголовники. Несколько ящиков консервов, какие-то крупы, муки около килограмма. Легкий генератор на тележке, к нему канистра горючки, литров двадцать. Пара мобильных радиостанций – дешевые «Моторолы», но их как раз здесь и не хватает. Вилен взял одну и включил. Отлично, даже заряжены, это надо забрать в первую очередь. У стены стоял внушительный сейф. Вот и всё богатство.

Достав ключ, Вилен отпер сейф.

– М-да, – произнёс он, почесав начавшую проступать щетину.

Три килограммовых золотых бруска, ещё с десяток – от ста до пятисот граммов, пара серебряных слитков и большой, килограмма на три, пакет ювелирки. Ильич сомневался, что все побрякушки дорого стоят, но – раз Толя и его братва собирали их, значит, какой-то смысл в этом был. Рядом лежало несколько заламинированых листов бумаги. Вилен поднёс свечу и присмотрелся. Ага, прайс-лист. Основа товарообмена с исторической родиной.

– М-да, – снова произнёс он, закончив изучать прайс-лист.

То, что лежало в сейфе, стоило приличных денег, на которые можно было купить много чего интересного. Цены земные коммерсанты установили – просто грабёж, но и вариантов у вынужденных переселенцев не было. Хочешь жить – покупай, не хочешь – не покупай. Золото быстро перекочевало в рюкзак Вилена. Украшения он разделил на две части. Одну тоже забрал себе, вторую отложил. Будет девушкам приданое. Пусть купят себе что-нибудь, если договорятся со знакомыми Марины. В том числе – и о возможности пользоваться маяком. Следом в рюкзак отправились два цинка с патронами для «калаша». Тяжеловато, но жить можно. На обратном пути надо будет заскочить на базу, оставив девчонок неподалеку, и сбросить лишнее.

– Марина, – позвал он, – давай твой рюкзак, закинем туда пару цинков.

Девушка появилась через минуту. Внимательно всё осмотрев, ткнула пальцем в пакет муки, канистру и генератор:

– Это тоже заберём.

– Конечно, заберём, – легко согласился Ильич. – Вот отдай девчонкам, – он протянул ей пакет с золотом, – это их приданое, остальное я конфисковал в нашу пользу.

Марина взвесила пакет, в котором было не меньше двух килограммов различных побрякушек с камешками, и вернулась с ним к столу, а Вилен продолжил укладывать трофеи.

– Оружие брать будете? – вернувшись обратно, спросил Вилен у Алисы.

– Будем, – решилась та. – Тут три автомата, один вам отдадим, остальное себе заберём, ну и патронов дайте.

– Патронов вам цинка хватит. Магазинов достаточно, на каждый автомат – по четыре штуки.

– И куда нам столько? Пары магазинов на автомат вполне хватит, – обозначила свой дилетантский подход Худая. – Зачем лишнее тащить?

Но Алиса оказалась более практичной.

– Заберём, сколько сможем унести, – отрезала она, – по четыре магазина и кое-что в цинке останется.

– А ты умная девочка, – улыбнулся Вилен. – Надо будет переговорить с тем парнем. Как его, Серёга?

– Серёга, – подтвердила Марина.

– Он вроде толковый, – продолжил свою мысль Ильич, – пусть займётся вашим обучением. Если, конечно, сами захотите. Но я бы на вашем месте захотел.

– Там будет видно, – неопределённо отозвалась Алиса. – Я так понимаю, чистое золото вы себе забрали?

– Угу, – ничуть не скрывая данного факта, ответил Вилен. – Мы в первую очередь заботимся о себе, о вас – попутно. Толя сказал – это плата за помощь в вашем спасении. Видимо, привязался он к тебе. А чужую команду, в которую вы, возможно, вольётесь, мы спонсировать не собираемся. Оружие мы вам даём, кое-какие подъёмные с украшений тоже будут. Не нищие придёте.

– Да я ничего, – отмахнулась Алиса. – Всё равно ребята маяк потеряли. А жаль, у них там, в земном банке, на счёте уже очень много денег скопилось. Соловей говорил, около пяти лимонов. Но соваться в то место, где Феня с маяком подох, я лично вообще без желания.

– Ясно. Не блистали умом ваши защитники. На фига они с маяком-то по городу шарахались?

Вилен подошёл к амбразуре и внимательно оглядел ярко освещенную луной площадь перед банком. Всё было тихо, только на кустах, в которых он сам недавно прятался, колыхнулись ветки. Не факт, что это был мутант или человек, больше похоже на небольшой ветерок.

– Ложитесь спать, – посоветовал он девушкам. – Завтра на рассвете уйдём. Забросим лишние вещички в схрон и пойдём в гости.

– Я покараулю, – беря винтовку и направляясь к лестнице, сообщила Вилену Марина, – смени меня часа через три.

– Хорошо, – кивнул тот. – Где будешь?

– Прямо над входом у них точка. Направо от лестницы.

Девчонки тоже поднялись из-за стола, пожелали всем спокойной ночи и пошли к своим спальным мешкам, которые лежали тут же, в холле. Вилен осмотрел спальники, принадлежавшие уголовникам, понюхал каждый. Выбрал тот, который вонял меньше, перетащил его к двери, где уже вовсю храпел Пепел, и, забравшись внутрь, мгновенно уснул.


Проснулся Ильич за десять минут до срока. Зевнув, прислушался. Напротив него в своих мешках сопели девчонки, поднявшийся на улице ветерок шелестел листвой на деревьях. Поднявшись, парень несколько раз потянулся, взмахнул руками, разгоняя кровь. Тело затекло и было словно деревянное. Возле стола на какой-то подставке стояла небольшая миска с обычной водой. Вилен быстренько ополоснул лицо, стало легче. «Неужели это старость?» – подумал он и, подхватив автомат, направился к лестнице.

Ведьму он нашёл там, где она и сказала. Девушка устроила себе наблюдательный пункт в одном из кабинетов. Сдвинув в глубь помещения три конторских стола, она взгромоздила один на другой, на третий поставила кресло. И теперь спокойно наблюдала за площадью из глубины помещения, куда не достигал лунный свет.

– Чего не позвала? Я бы помог. На фига было одной ворочать?

– Нормально, – отмахнулась она. – Я хотела позвать, даже вниз спустилась, но ты уже вырубился. Решила тебя не трогать. До рассвета ещё часа три, может, чуть больше. Похоже, облаков нагнало.

– Больше так не делай, буди сразу же. Иди отдыхай, я там тебе спальник нагрел, – улыбнувшись, сказал Вилен.

Она спрыгнула со стола, коснулась его быстрым поцелуем в губы и ушла вниз.

Ильич забрался на её место, внимательно осмотрел площадь в оптику. Ничего подозрительного, только облака изредка закрывали луну. Уселся в кресло, стараясь не выпускать из вида подконтрольную территорию. Задумался. Сколько он здесь? Уже больше месяца? Или – почти два? Теперь этот мир трудно было назвать пустым, здесь стало даже слишком людно. Например, за один день он встретил сразу трёх человек, завтра увидит ещё двоих. Многовато народу. Как было бы хорошо, если бы здесь жили только он и Марина. Ладно, пусть ещё мутанты остаются, с ними жизнь острее.

Светать начало, как и прикидывала Ведьма, через два с половиной часа. Вилен собирался будить остальных, когда заметил, что кусты напротив входа снова колыхнулись. Медленно подняв автомат, парень приник к оптике. Трёх секунд наблюдения вполне хватило, чтобы понять – за домом следят, и это не мутанты. Кто-то не слишком аккуратно отодвинул ветку и сейчас разглядывал окна в бинокль. Вилен уже хотел было поднять тревогу, когда позади него появилась слегка заспанная Марина. Как обычно, в руках у неё была снайперская винтовка.

– Пепел разбудил, – тихо пояснила она. – Где?

– Кусты, откуда мы наблюдали. Больше никого не заметил.

– Слезь, я гляну.

Вилен аккуратно спустился, уступая девушке место. Через пару минут Марина присела на столе рядом с Ильичом.

– Там их четверо, все в «афганке». Не пойму, знают они про нас или нет? Но братвы Соловья больше нет, точно. Иначе бы эти, в кустах, не были бы такими наглыми.

– Четверо? Думаешь, это все?

– Точно нет. Я вчера потрясла девчонок. Алиса сказала, что у Вахи приличная команда. Больше десятка, в основном – грузины с боевым опытом. Все воевали в Осетии в отрядах карателей, военные преступники. Изначально Ваху с его бандой закинули в Нижний, но то ли их оттуда выжили, то ли ещё что-то случилось. Короче, они ушли во Владимир, мародерствуя по дороге в небольших городках. Здесь закрепились в ДК, в паре остановок отсюда.

– Грузины – хреновые вояки, – заметил Вилен. – Зато бегают быстро.

– А что это за война в Осетии? – поинтересовалась Ведьма. – У нас такой не было.

– Потом расскажу. Надо думать, что делать. Так нам не уйти, все выходы из банка ведут на площадь. Тот, что слева за деревьями, тоже наверняка под контролем. Взрывчатки у нас нет, подорвать стену, ведущую в соседнее здание, нечем.

– Всё веселее и веселее, – произнесла Марина.

– В принципе, я могу легко положить гранату из подствольника в те кусты. А смысл? Посеку парочку, остальные ответят огнём. Всё равно не уйдём.

– А если по крыше?

Вилен задумался. Банк был частью целого комплекса зданий, вполне логично, что крыша у них общая, но вот как она охранялась? Если там стальной забор в пару метров, то перелезать его придётся под прицелами автоматов.

– Надо глянуть, но я думаю, это фигня. Там наверняка есть какая-нибудь решётка. Чёрт, надо было вчера сваливать, сглупили мы. Я пойду, осмотрю крышу, разбужу девчонок. Ты последи за грузинами. Похоже, придётся давать бой.

Вилен спустился на первый этаж, растолкал спящих. С первого раза разбудить не удалось, сонные девицы отказывались вставать, грубо посылая его куда подальше и мгновенно засыпая снова. Пришлось действовать радикально. Взяв миску с водой, Вилен плеснул сначала на голову Алисе, потом Худой, которая накануне призналась, что её зовут Аней. Рассерженные девчонки вскочили, явно собираясь устроить скандал.

– А ну тихо! – рыкнул Вилен. – Гости к вам пожаловали. Пока что мы засекли четверых, но их явно больше. Встречать пойдёте?

Весь ураган эмоций унялся мгновенно, перед ним стояли две напуганные девушки.

– И что делать будем? – робко спросила Алиса, её голос дрожал.

– Если не удастся уйти тихо, будем воевать. Где выход на крышу?

Худая показала рукой на лестницу:

– Последний этаж, лестница прямо на площадке. Только зря ты это, Гога лазал туда, сказал, что там забор трёхметровый и крыша провалена, ходить опасно.

– Твою же мать, – выругался Ильич. – Стойте здесь. – Он взял со стола АКМ Алисы, привёл его в готовность и передал девушке. – Укройтесь вот за этими стойками. Если кто полезет внутрь, стреляй не раздумывая. К двери не подходи, её точно будут взрывать. Всё, я скоро вернусь.

Взбежав по лестнице, Вилен быстро добрался до крыши, уже зная, что ничего хорошего не увидит. Ожидания оправдались: забор, конечно, свалить не проблема, но вот крыша соседнего здания выглядела удручающе. Быстро по ней было не пройти, под рубероидом провалы, ухнешь вниз и переломаешь ноги по самые руки. И, что самое поганое, на другой стороне крыши он заметил человека в «афганке», который курил и переговаривался с кем-то по рации. Хорошо ещё, что «афганец» смотрел в другую сторону и не заметил, что засветил свою позицию.

Вилен закрыл люк, на всякий случай намертво заблокировал его каким-то штырём и побежал обратно. Одиночный выстрел прозвучал, когда он достиг третьего этажа. Звук от СВД-С не спутаешь с «калашом». В ответ на улице раздалась беспорядочная стрельба. Винтовка Марины выстрелила ещё дважды, после чего всё смолкло. Ильич добежал до кабинета, в котором размещался НП. Девушка спокойно сидела, укрывшись за столами, и добивала магазин.

– Двоих наглухо положила, ещё одному вроде руку оторвало, – пояснила она. – Снайпера пришлось снять, он меня, сволочь, уже на прицел взял. Хороший снайпер был.

– Но всё же хуже тебя, – усмехнулся Вилен. – Ладно, я вниз, теперь придётся воевать по-взрослому, они уже знают, что тут, кроме девчонок, кто-то ещё есть. Опять же – своих потеряли. Теперь им либо уходить бесславно, либо атаковать.

Бойцы снаружи словно подслушивали. Снова открыли интенсивную стрельбу по окнам.

– Вроде пять «калашей», – прислушавшись, подвел итог Вилен. – И ещё какая-то незнакомая трещотка. Похоже на пулемёт, только затрудняюсь сказать какой.

– Да без разницы какой, – усмехнулась Марина, – всё, что есть, наше. Так вляпаться, это надо было умудриться.

– Ничего, выберемся, – быстро поцеловав девушку в губы, произнёс Вилен. – Три в минусе, значит, осталось не больше девяти. Боеприпасы у нас есть, оружие тоже. Попробуй проредить их строй, может, понеся потери, они отойдут. А я прикрою первый этаж, сейчас там самое опасное направление. Они могут пройти по стене и высадить дверь.

Но покойный Толя Соловей позаботился об этом. Справа от дома рванула граната, потом кто-то заорал на одной высокой ноте. Грянул выстрел, и раненый затих. Видимо, не жилец был, свои и добили.

– Ещё один в минусе, – подвёл итог Ильич. – Я ушёл. Будь осторожней.

Он ещё раз быстро поцеловал Марину и сбежал вниз. Девушки сделали, как он и велел – укрылись за стойками операционисток. Толку от них в бою было как с козы варенья, обе были напуганы до истерики. Пепел сидел в стороне, и Вилену показалось, что на девушек он смотрит с презрением. Алиса ещё как-то крепилась, обнимая автомат, а вот Худую просто трясло. Глаза безумные, руки дрожат, зубы выбивают частую дробь.

Именно в этот момент противник пошёл на штурм. Грохнула винтовка Марины. Одновременно в коридоре первого этажа раздался взрыв, кто-то явно подорвал дверь пожарного выхода. Вилен обматерил себя за то, что не проверил всё здание ещё с вечера. Не думал, что придётся сражаться. А теперь вынужден принимать бой в не выгодных для себя условиях.

– Сдавайтесь! – заорали с улицы. Акцент у кричавшего был явно грузинский. – Жизнь гарантируем.

Судя по звуку, он находился практически за дверями, чуть в стороне от них.

– Русские не сдаются, – задорно выкрикнул Вилен, занимая позицию в углу так, чтобы видеть коридор, в конце которого подорвали дверь, и одновременно держать под прицелом главный вход.

Сверху снова грянул выстрел. Снаружи сначала послышались приглушённые голоса, затем – резкий предупреждающий крик. Громыхнуло. Взрыв был не очень сильный, дверь покорёжило, выгнуло, но она выдержала. И тут неожиданно из-за стойки вскочила Алиса с АКМ в руках. Всадив в дверь длинную очередь в половину магазина, она спряталась обратно. «Видимо, всё-таки будет из девки толк», – усмехнулся Вилен, услышав, как с той стороны двери кто-то протяжно застонал. Кого-то она зацепила, причём с первой попытки и довольно серьёзно. Молодцом. Боится, трясётся, но – сражается.

В конце коридора послышались тихие голоса. Ильич уже взял на прицел поворот, за которым находился пожарный выход, когда там рвануло, и рвануло мощно. Никаких криков и стонов не было, тех, кто там был, просто снесло.

– Это что? – удивленно произнёс Вилен.

– Там мина стояла, – пояснила из-за стойки Алиса. – Толя запретил туда ходить, сказал, там «монка» на фотоэлементе.

– Молодец ваш Толя, кое-что полезное он всё же в жизни сделал, – похвалил покойника Ильич, – не зря я копал могилу бандиту.

– Они уходят, – крикнула Марина.

Вилен прислушался. На улице стояла обычная утренняя тишина: ни голосов, ни шагов – ничего.

– Алиса, до какого места коридор заминирован?

– После поворота, – пояснила девушка.

– Понятно. Вы сидите, не высовывайтесь. Схожу, гляну, что да как.

Вилен быстро прошёл по коридору. Пепел спокойно пристроился рядом и беспокойства не проявлял, видимо, больше мин у зэков просто не нашлось. Заглянув за угол, парень подавил рвотный позыв. «Монка» превратила трёх человек в двести килограммов фарша. Пепел тоже заглянул, скривил морду и удалился обратно, оставив друга разбираться. Отдышавшись, Вилен постарался оценить ситуацию. Оружие не уцелело, да и вообще ничего не уцелело в этом трехметровом отрезке коридора, разве что стены не сложились. Сколько не перевидал Вилен трупов, но те, что попали под мины или «арту», ему не нравились особенно. Рыться в груде мяса не хотелось от слова «совсем», и он вернулся в холл. Подошёл к покорёженной двери, устоявшей лишь благодаря запору-перекладине, и сквозь рваную дыру аккуратно выглянул наружу. Прямо возле мешков с песком лежал труп. Автомата при нём не было, по груди тянулась строчка кровавых пятен.

– Молоток, Алиса, – крикнул он. – Поздравляю тебя с первым «двухсотым», точно в грудь попала.

Девушка выбралась из своего укрытия, подошла, заглянула в дыру от взрыва, секунд тридцать смотрела на труп, после чего резко развернулась, и её стошнило прямо в кадку с каким-то давно засохшим растением. Несколько минут она извергала из себя всё, что могло извергнуться, потом вроде бы успокоилась. Вилен протянул ей фляжку, девушка взяла, вымыла руки, прополоскала рот и только потом сделала несколько глотков.

– Извините, – наконец произнесла она, – я впервые…

– Ничего, – приобняв и доведя её до стола, произнёс Ильич, – бывает. Все по-разному реагируют. Некоторые – как ты, некоторые смеются без остановки, как сумасшедшие, кто-то жрёт всё подряд, а у других – депрессия начинается.

– А у вас?

– Честно? Только никому, – Вилен склонился к самому уху девушки: – А меня на секс пробивает. Встаёт, и всё тут. Ни в какую не уложишь, и так где-то полчаса.

Она улыбнулась:

– И сейчас?

Вилен покачал головой:

– Это был не бой. Марина немного постреляла, ты одного свалила, а я так, посидел за кадкой, и всё. Ладно, собирайтесь, сейчас Ведьма придёт, и двинем отсюда.

Он отошёл к рюкзакам, а Алиса, которая вполне ожила, отправилась приводить в чувство Худую. Та вроде тоже отошла, только стала очень задумчивой. Марина появилась минут через пять.

– Готовы? – оглядев собранные рюкзаки, оружие и генератор, к которому Вилен скотчем примотал канистру, спросила она.

– Готовы. Как поохотилась?

– Ещё одного наглухо и одного зацепила.

– Неплохо для десяти минут боя, – подвёл итог Ильич. – Один на растяжке под стеной, трое на мине подорвались, одного Алиса через дверь, трое за тобой и двое раненых. По ходу, мы вынесли пятьдесят процентов их личного состава, если не больше.

Пепел, давно крутившийся у двери, призывно гавкнул. Ему уже надоел этот банк, весь бой он пролежал рядом с Алисой и Худой и даже позволил последней себя гладить.

Первой вышла Марина, у неё было меньше всего груза, и на ней висела ответственность за безопасность всей группы. Несколько минут она внимательно осматривала территорию в оптику.

– Никого, двигаемся. Нужно отсюда сваливать побыстрее. Люди ушли, трупы остались, скоро мутанты набегут, – проинформировала она остальных, спускаясь по лестнице. – Живее!

Следом за ней, неся два небольших рюкзака, вышли девчонки. В руках они сжимали оружие, но выглядело оно совсем бесполезным, разве что Алиса пыталась копировать действия Марины. Последним, таща за собой сумку-тележку, на которой стоял генератор, вышел Вилен. Автомат он повесил на грудь, а в правой руке сжимал «Гюрзу». Если что, первой огневой контакт примет на себя его спутница, и ему хватит времени, чтобы сменить оружие.

Триста метров до перекрёстка прошли без проблем. А потом Марина показала мастер-класс скоростной стрельбы по быстролетящим целям из снайперской винтовки. Она за восемь секунд опустошила магазин, уничтожив четыре птички размерами с ворону. Пятую, и последнюю тремя выстрелами из пистолета сбил Вилен.

– Дюже поганые твари, – отбросив ногой одну из тушек, сообщила девушка, – очень быстрые и очень ядовитые. Такая разок клюнет, и тут же слабость и тошнота начинаются. Ни оружие не удержишь, ни убежать не сможешь. А потом они раскалывают череп клювом, мозг очень любят, сволочи.

Алису и Аню передернуло. Они-то даже отреагировать не успели, не то чтобы оружие поднять.

– Запоминайте, красавицы, – оглянувшись на них, произнесла Марина, – вам теперь с этими тварями жить. Обитают стаями по три-четыре особи, реже пять, гнездятся на чердаках и в пустых квартирах. Яйца съедобны, но только в мае, до того как появляются птенцы. Всё, лекция закончена, пошли дальше.

Дальше всё было спокойно, только однажды Пепел сделал стойку на какой-то куст, но тот, кто там прятался, не стал связываться с многочисленным отрядом, предпочтя тихо ретироваться.

Вскоре они оказались неподалеку от дома Марины, всего метров двести, если идти вниз по дороге.

– Оставь генератор и золото и иди с девчонками по дороге. Объездная обычно безопасна, но ты смотри в оба. Я догоню, как только пристрою трофеи.

Вилен кивнул, выложил на генератор пару цинков и мешок с золотом, последним извлёк пакет с мукой:

– Дотащишь до тайника?

Марина уверенно кивнула:

– Я быстро.

Вилен сделал знак девчонкам следовать за ним. Алиса и Аня пристроились к нему, словно цыплята к наседке, и шли буквально шаг в шаг. Пепел степенно трусил впереди, изредка останавливаясь и принюхиваясь.

Выйдя на объездную дорогу, Вилен внимательно огляделся. Всё как везде. Редкие островки асфальта, трава по щиколотку, провалы – в принципе, ничего интересного. На обочинах замерли проржавевшие машины. Некоторые просто брошенные, некоторые были изрешечены пулями.

– Вперёд, – скомандовал он и пошёл в западном направлении.

Они прошли метров триста, когда Пепел повернул голову назад и радостно гавкнул. Вилен обернулся и увидел догонявшую их Марину.

– Всё в порядке, – сказала она, – потом заберём.

Вилен улыбнулся, её слова означали, что всё, что они добыли, уже находится на их базе.

– А зачем вы спрятали добычу? – спросила Аня.

– Во-первых, не стоит искушать посторонних людей, – пояснила Марина. – Груз очень ценный для этого мира. Во-вторых, там шёл бой, и неизвестно, кто победил. Хотя я на девяносто процентов уверена, что победили Сергей и его девушка. Вопрос, какой ценой? Поэтому мы и спрятали добытое.

Анна промолчала, а вот Алису разобрало любопытство:

– А что вы знаете об этих людях?

– Немногое. Я помогла одному из них, теперь за ним вроде бы как должок. Они тоже добровольные переселенцы, как и вы. Ну а дальше будем смотреть по обстоятельствам.

– Замерли все, – неожиданно приказал Вилен и вскинул автомат.

– Ты что-то видишь? – шаря оптикой, спросила Ведьма.

Ильич отрицательно покачал головой:

– Чувствую. Что-то не так. Опасность, страшная опасность рядом, но я её не вижу. Посмотри на Пепла, он тоже обеспокоен и не знает почему.

Так прошли несколько минут. Девчонки испуганно озирались, Марина вскинула винтовку и напряжённо прислушивалась, но слышала только лёгкий шум густой листвы.

– Идем очень медленно, – приказал Вилен, – шаг в шаг.

Причина беспокойства обнаружилась через десять метров. В небольшой, примерно метр на метр, дорожной яме угнездился слизень. Вилен бы обязательно проморгал его, но Пепел загородил ему дорогу, предупреждающе рявкнув.

Марина быстро объяснила девчонкам суть опасности, а потом показала, как это работает. Брошенную ею ветку слизень поглотил почти мгновенно. Поняв, что полезных веществ в ней нет, изверг на дно ямы и снова стал обволакивать стенки промоины.

– У тебя хорошее чутьё, – похвалила Ведьма Вилена, – молоток. Их даже «монархи» редко могут учуять.

– Дар природы, – похвастался он, – доведённый на войне до совершенства.


Через двадцать минут их небольшая группа дошла до поворота, который вёл к дачному поселку. Здесь Вилен поднял руку:

– Замерли. За нами наблюдают минимум два человека.

– Откуда знаешь? – поразилась Алиса. – Я никого не вижу.

– Ещё один полезный дар, – усмехнулся Вилен. – Я тебе больше скажу, на нас сейчас смотрят через оптический прицел. И они не опасаются нас – тут больше интереса.

– Как определил? – озадаченно поинтересовалась Марина, подойдя ближе и пытаясь взглядом отыскать, что чувствовал её спутник.

– Они же не стреляют. Ну что, пойдём в гости?

– Пойдём, – согласилась Марина. – Тем более нас уже ждут. Оружие за спину, – скомандовала она. – Во всяком случае, хочу в это верить.

Они, не спеша, держа руки на виду, двинулись в сторону дома. Ведьма внимательно изучала обстановку. Раньше на первом этаже были окна, теперь они заделаны кирпичом. Это, конечно, могли сделать и зэки, но обычно так поступают только хозяева, а не мародёры. Наконец они достигли крайнего дома.

– Эй, хозяева, есть кто? – громко крикнула Ведьма.

Дверь распахнулась, и на пороге появился заспанный Сергей. Похоже, его разбудили, когда небольшая группа показалась в пределах видимости наблюдателя.

– Есть, – хмуро откликнулся он. – А пораньше не могли прийти? Я час назад лёг, только с фишки сменился. Да и почему инструкции нарушаете? Для кого пограничный столб Анклава с инструкциями выставили?

– Не видели мы никакого столба, – отрезала Марина.

– Странно, – нахмурился парень. – Надо будет послать Тимира и Макса проверить. Я думал, ты одна придёшь, – окинув взглядом толпу за порогом, озадаченно произнёс он.

– Гость в дом – Бог в дом, – усмехнулся в ответ Вилен. – Рыбак, ты совсем забыл законы гостеприимства?

– Сержант? – ошарашенно спросил тот. – Сержант, – заорал Сергей и бросился обнимать Вилена. – Девчонки, вы проходите, не стойте! Милая, иди сюда, я тебя с такими людьми познакомлю!


Глава шестая Больше не одинок | Мёртвый мир. Поселенец | Глава восьмая Нежданная встреча