home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Мия


Не могу поверить в то, что только что произошло.

Я только что призналась Джордану, — парню, которого я едва знаю, — что Форбс ударил меня. И я также рассказал ему про свою мать. Мать, которая бросила меня. Мать, ради которой я пересекла семь штатов, чтобы узнать, что она больше не живет по тому адресу.

Какая же я глупая.

Почему я не проверила заранее, до того, как пересечь чуть ли не всю страну в идиотской попытке разыскать ее?

Но что мне еще оставалось делать? Вернуться обратно в свою квартиру и согласиться на отношения втроем, что предлагал мне Форбс?

 Ну уж нет.

Джордан, наверно, думает, что я настоящая размазня. И дура.

И он будет прав в обоих случаях.

Думаю, что мне лучше всего просто убраться отсюда. Я вернусь в отель, возьму свои вещи и уеду... Но куда?

Я найду другой отель и затем подумаю, как мне дальше быть.

Я надеюсь, что он никому не разболтает о том, что ему известно, что Форбс меня избил. Хотя зачем ему это? Он не похож на сплетника. Но он также сказал мне, что его отец раньше был полицейским. Что, если...?

 Нет, только я сама могу заявить в полицию, и мне не кажется, что местная полиция заинтересуется какой-то девчонкой только лишь из-за того, что у нее фингал под глазом.

 Но мне правда пора сматываться. Сейчас же.

Только лишь я подумала о том, чтобы подняться на ноги, придумать отговорку и уходить отсюда к чертовой матери, как он произнес:

— Я могу помочь тебе в поисках твоей матери, если хочешь.

Что? Он хочет помочь мне в поисках моей матери?

Пару минут назад он предложил надрать Форбсу зад, что практически растопило лед в моем сердце и заставило слезы навернуться на глаза. До этого никто и никогда не предлагал мне подобную помощь. А если взять во внимание то, что она исходит от мужчины, то это делает ее еще более поразительной и невероятной.

А теперь еще и это...

Помощь в поисках моей матери.

Его доброта безгранична.

Он собирается пожертвовать своим собственным временем, чтобы помочь мне. Зачем ему это надо?

Может быть, потому что он правда хороший парень, Мия.

Я чувствую, как у меня подступает комок к горлу от его доброты, поэтому я стараюсь говорить, как можно спокойнее.

— Правда, поможешь? — я не могу скрыть надежду, звучащую в моем голосе. — Я имею в виду, я даже не знаю с чего начать, а ты знаешь жителей этого города. Наверно, ты знаешь у кого мне следует спросить о ней.

 А теперь я его еще и умоляю. Просто замечательно.

— Конечно, помогу, — говорит он. — Как я уже говорил, я перед тобой в долгу за то, что ты сделала для Дозера.

Он помогает мне только потому, что я помогла ему. Даже если так, это ведь не плохо, правда? Это совсем не делает его плохим.

— Ты мне ничего не должен, Джордан. Я сама вызвалась помочь тебе.

— А я хочу помочь тебе, — говорит он. Его голос звучит так по-дружески, с такой теплотой, что я не могу сдержать дурацкую улыбку, что расплывается на моем лице.

— Тогда спасибо. Я с радостью принимаю твое предложение.

— Отлично, — он тоже улыбается.

Он такой хороший.

И такой симпатичный.

Меня внезапно посещает непреодолимое желание протянуть руку и прикоснуться к его лицу.

Я сцепляю пальцы рук вместе, удерживая их на коленях.

Мы какое-то время сидим в тишине, а потом Джордан говорит:

— Интересно, как долго они будут возиться с Дозером?

Я смотрю на часы, как будто это поможет.

— Я уверена, что они скоро закончат. Скорей всего, они делают рентгеновский снимок его поврежденной лапы, а так же грудной клетки, чтоб удостовериться, что ни одно ребро не поломано.

 Он с улыбкой смотрит на меня.

— Что? — спрашиваю я, начиная волноваться.

— Ничего, — он трясет головой. — Ты просто становишься совсем другой, когда несешь всю эту докторскую дребедень. Ты становишься похожа...

— На доктора? — улыбаюсь я.

— Угу, — смеется он. — На доктора.

— Ну, мне до этого еще далеко... если я вообще когда-нибудь им стану, — говорю я тихо.

— Это еще почему?

Я смотрю мимо него, не зная, что ответить, и недоумевая, зачем я вообще об этом заикнулась.

Вдруг Джордан направляет свой взгляд куда-то поверх моей головы, затем обратно на меня, а затем на мои солнечные очки в руках. Я слышу шаги позади себя, поэтому быстро напяливаю очки и беззвучно, одними губами, благодарю Джордана.

Он слегка кивает головой и тут же вскакивает на ноги. Я за ним.

— Ну как он? — спрашивает Джордан у доктора Келли.

— С ним все в полном порядке. Он все еще под действием анестетиков, но совсем скоро должен проснуться. У него сломана лапа, как ты и сказала, — он направляет свой взгляд на меня, а затем опять на Джордана. — Проблема в том, что кость поломана сразу в двух местах, поэтому мне пришлось вставить ему спицы, чтоб перелом заживал правильно.

— Но он ведь поправится? — спрашивает Джордан, не скрывая своего беспокойства. У меня сжимается сердце.

Доктор Келли улыбается.

— Конечно, поправится. Я наложил ему гипс, так что ему придется походить пока так, а потом, через шесть недель, мы уберем спицы. Совсем скоро он будет как новенький.

— Когда я смогу забрать его домой?

— Ему необходимо немного времени, чтобы прийти в себя. Я хочу, чтоб он остался здесь еще какое-то время, чтобы присматривать за ним. Ты можешь забрать его после полудня.

— Во сколько?

Доктор Келли взглянул на свои часы.

— Скажем, в полпятого он точно будет готов к выписке.

К нам подходит Пенни.

— Не могли бы Вы пройти со мной, мне нужно записать некоторые ваши данные, — обращается она к Джордану.

— Конечно, — отвечает он.

Я собираюсь было пойти за Джорданом на ресепшен, но доктор Келли остановливает меня.

— Ты отлично справилась с осмотром Дозера. Шина, что ты наложила, почти ювелирная работа. Ты будешь отличным врачом, — он очень искренне мне улыбается. Жаль только, что я так не думаю.

Я не хочу быть врачом. Я не хочу быть тем, кем Оливер хотел, чтоб я стала.

Я опускаю глаза.

— Спасибо.

— Ну, удачи в учебе.

— Спасибо, — снова говорю я и киваю головой.

— Отлично. Мне надо вернуться к работе.

Я смотрю, как он идет обратно в кабинет, затем поворачиваюсь и иду к Джордану. Он как раз заканчивает заполнять какие-то бумаги.

— Готова? — спрашивает он.

— Угу.

Мы идем к его машине.

— Проголодалась? — спрашивает он, как только мы залезаем в машину.

 Я кладу руку на свой урчащий живот.

— Немного.

— Неудивительно, ты ведь проспала завтрак.

— Мне очень жаль. Обычно я не сплю так долго, но вчера я была просто разбита. Надеюсь, это не причинило отелю никакого ущерба.

— Да нет, — он трясет головой. — Пойдем перекусим где-нибудь.

Он отъезжает от ветклиники, выезжает на дорогу и вскоре начинает переключать каналы радио.

Я снимаю очки и осматриваю машину. Я никогда не ездила на Мустанге до этого. Это очень хорошая машина. Крутая тачка. Знаю, я вчера сказала, что подобная машина — это членоувеличитель, но после знакомства с Джорданом мне правда кажется, что ему не надо ничего увеличивать. Не то что бы я видела у него что-то, чтобы знать это наверняка, но просто он такой уверенный в себе, и эта машина так ему подходит. Она отражает его уверенность и магнетизм.

— У тебя классная тачка, — говорю я.

Наконец определившись с радиостанцией, он кладет свою руку снова на руль.

— Спасибо. Я ее выиграл.

— Выиграл? Типа в лотерею или вроде того? — поддразниваю его я.

Джордан рассмеялся.

— Нет. В карты. Я выиграл ее в покер.

— Ух ты. Ты, наверно, настоящий шулер, — говорю я.

 Отрывая правую руку от руля, он веером выгибает пальцы между мной и им. На губах появляется дьявольская усмешка.

— О, детка, ты даже не представляешь.

Детка? Обалдеть. Он что..?

Он что, заигрывает со мной?

Нет. Не может быть.

Но все равно краска смущения заливает мои щеки.

Притворяясь, что его слова абсолютно меня не тронули, я откашливаюсь.

— Тебе нравится играть в карты?

— Раньше да, — в его голосе послышались грустные нотки. Они моментально возбудили мое любопытство.

Обычно я не такая шумная. Я не задаю другим людям вопросы, потому что не хочу, чтобы они задавали мне вопросы в ответ. Но он уже знает про Форбса, и есть в Джордане что-то такое, что заставляет меня хотеть узнать о нем побольше. У меня такое ощущение, что я могу сидеть и слушать его часами, и мне это не надоест.

— Раньше? — спрашиваю я.

 Я вижу, как он барабанит пальцами по рулю.

— Раньше я немного увлекался азартными играми. Мне нравилось играть в карты. Но после того как умерла моя мать это... эх, меня сильно затянуло.

— Твоя мама умерла, — я прижала руку к груди, — Боже, мне так жаль, Джордан.

Он кивнул головой.

— Мы оба потеряли одного из родителей. Думаю, что это у нас с тобой общее.

— Не очень-то приятная общая вещь, — говорю я.

Ну, я же не могу ему сказать, что день, когда умер Оливер, был самым счастливым днем в моей жизни.

Он никогда этого не поймет.

— Да, ты права, — тихо ответил он.

— Из-за чего она умерла? Если ты, конечно, не против со мной поделиться.

Он качает головой, глаза неотрывно смотрят на дорогу.

— Рак легких. Четвертая степень. И это при том, что она за всю свою жизнь даже сигарету не выкурила. Меня не было дома, я путешествовал с несколькими приятелями в юго-восточной Азии, когда позвонил отец и сообщил мне, что она заболела. Я сразу же прилетел домой. Ей сделали операцию... химиотерапию... ничего не помогло.

Его плечи поднялись и опустились при глубоком вздохе.

— После того как она умерла, я, эээ... ну, в общем, моя жизнь покатилась под откос.

Он бросил на меня беглый взгляд. Я уловила боль в его глазах, прежде чем он направил их обратно на дорогу.

— Затем в моей голове что-то щелкнуло, и я решил изменить мой прежний стиль жизни. И вот он перед тобой: новый, почти что ответственный, я. — Он обводит свою фигуру рукой, улыбаясь, но я безошибочно могу сказать, что эта улыбка ненастоящая.

 Именно в этот момент я вижу его боль и уязвимость. Он не так потрепан жизнью, как я, но все же есть что-то. Похоже, что он взвалил на себя тяжкий груз чувства вины из-за смерти своей матери.

 Я поворачиваюсь на сидении так, чтобы смотреть прямо на него.

— Знаешь, я не была знакома с Джорданом из прошлого, но Джордан настоящий невероятно добрый.

Он смеется, но этот смех скорее напоминает самокритичную усмешку.

— Да, добрый. Я такой.

— Я правда так думаю. Ну, мне так кажется, — я дергаю себя за губу, глубоко вдыхая.

Он снова бросает на меня взгляд, и наши глаза не просто встречаются, между нами появляется какая-то связь.

 Мои щеки вспыхивают, во рту пересыхает, а сердце принимается стучать как сумасшедшее.

Во мне возникает неожиданное и очень сильное желание наклониться и поцеловать его.

Оторвав от него взгляд, я отворачиваюсь и начинаю счищать несуществующие ворсинки с моих джинсов. Ни он, ни я не произносим больше ни слова, до тех пор пока он не останавливается напротив кафе.

 Я надеваю очки и выхожу из машины.

— Я тут вчера ужинала, — говорю я ему через плечо.

— Я знаю.

Я резко разворачиваюсь, мои мышцы натягиваются от напряжения.

— Откуда ты знаешь? — в моем голосе проскакивают металлические нотки, но я ничего не могу с этим поделать.

Он немного хмурится. Оперевшись рукой о крышу машины, он отвечает:

— Бет, та девушка, что обслуживала тебя вчера вечером, она моя близкая подруга. Она мне вчера позвонила, чтобы предупредить о твоем приезде.

— Ааа, понятно.

Ты вечно все истолковываешь не так, Мия.

Проведя рукой по волосам, я смеюсь, но мой смех звучит глухо.

— Так вот почему она порекомендовала мне твой отель –будучи подругой и все такое.. Конечно, она так поступила. Не то что бы твой отель был ужасным или что-то в этом роде. Нет, даже наоборот. Он просто великолепный. Самый лучший отель, в котором мне когда-либо доводилось останавливаться.

Святой Боже. Заткнись, Мия. Сейчас же.

Находясь рядом с ним, я постоянно хочу наесться, а потом избавиться от всего...

 Джордан сдавленно усмехается. Затем обходит машину и направляется в мою сторону с клетчатой рубашкой в руках.

— Мне подумалось, что, возможно, ты захочешь это чем-нибудь прикрыть, — он кивает в сторону моего голого живота.

 Боже, поверить не могу, что я совсем забыла, что на мне порванная футболка. Я совсем на себя не похожа в последнее время. Обычно я очень озабочена состоянием своей одежды. Мне приходилось так вести себя из-за отца.

И из-за Форбса.

Я тут же стараюсь прикрыть обнаженный живот руками. Затем одной рукой беру рубашку из его протянутой руки.

— Спасибо, — говорю я, натягивая на себя рубашку. От нее пахнет по-мужски. Древесиной. Она пахнет им. Не думаю, что я захочу когда-нибудь снять эту рубашку с себя.

 Подойдя ближе ко мне, он запахивает полы рубашки и начинает застегивать пуговицы.

— Не хочу, чтобы окружающие подумали, будто бы я напал на тебя, — говорит он низким голосом, при этом улыбаясь.

Я ощущаю его близость каждой клеточкой своего существа.

Я не могу пошевелиться. Я просто пялюсь на него, наблюдая, как его глаза двигаются от пуговицы к пуговице, пока он их застегивает, и напоминаю себе, что нужно дышать.

С ловкостью застегнув последнюю пуговицу, он смотрит на меня.

Я стараюсь не замечать, что его дыхание так же участилось, как и мое. Или то, что его руки все еще сжимают ткань рубашки, находясь совсем недалеко от моей груди, хотя все пуговицы уже застегнуты.

Я с трудом сглатываю.

— Спасибо, — шепчу я срывающимся голосом.

Кивнув, он отступает от меня.

— Пойдем, раздобудем тебе чего-нибудь поесть.

 Кровь стучит у меня в висках, и я следую за Джорданом в кафе. Он не дожидается, чтобы к нему подошел официант и усадил за свободный столик, он просто проходит мимо пустующей стойки у входа. Я иду следом за ним, все еще не придя в себя после всей этой истории с застегиванием рубашки.

 Он делает жест, приглашая меня сесть, и я падаю на кресло. Джордан садится напротив меня.

Я замечаю Бет, что направляется к нам. Ее взгляд перескакивает с меня на Джордана, и ее красивое лицо хмурится.

Похоже, ей не нравится видеть нас тут вместе, и мне становится любопытно, не приходятся ли они друг другу более чем друзьями? Мне почему-то не нравится, как мысль об их предположительных близких отношениях заставляет меня себя чувствовать.

 Ревность.

Напряжение.

Ревность.

— Эй, ты, — она ерошит его волосы своей рукой.

— Поосторожней с моими волосами, — рассмеявшись, Джордан убирает ее руку.

 Она сжимает его за плечо.

— Не переживай, ты все равно выглядишь хорошеньким. — Ее взгляд перемещается на меня, а потом обратно на него.

— Бет, сколько раз тебе повторять, что мужчины не «хорошенькие». Мы привлекательные. Сногсшибательные. Чертовски сексуальные. Но только не хорошенькие.

Снова смотря в мою сторону, она закатывает глаза. Я не могу сдержать своего смеха.

 Губы Джордана растягиваются в искренней улыбке.

 Она вызывает табун мурашек на моей коже. Особенно это чувствуется в южной части моего тела.

— Бет, ты уже знакома с Мией, — он указывает на меня.

— Да, — она улыбается. Ее улыбка кажется искренней, и это немного расслабляет меня.

— Спасибо еще раз за рекомендацию отеля, — говорю я.

Она снова смотрит на Джордана, а он смотрит на меня. Ее глаза снова возвращаются на мое лицо. И я отмечаю про себя, что они светятся любопытством и, возможно, юмором немного.

 Это возбуждает любопытство и во мне.

— Не за что, — она снова улыбается.

— Не ожидала увидеть тебя тут сегодня, — говорит она Джордану.

Его лицо становится мрачным.

— Какой-то гребаный придурок сбил Дозера машиной.

— О, нет! — она прикрывает руками рот. Присаживаясь рядом с Джорданом, она заставляет его подвинуться немного. — С ним все в порядке?

 Джордан кивает в моем направлении.

— Благодаря Мие, с ним все хорошо.

Я чувствую, как мои щеки начинает заливать краска.

— Я ничего особенного не сделала.

— Да, сделала, — он посылает мне выразительный взгляд, затем снова поворачивается к Бет. — Она осмотрела его и, обнаружив, что у него поломана лапа, не задумываясь, порвала свою футболку, чтобы наложить ему шину. Она учится на врача, — сообщил он Бет.

— Ух ты! — говорит Бет, смотря в мою сторону.

 Я нетерпеливо ерзаю на своем месте. Меня напрягает этот разговор и чужое внимание. Я не люблю быть в центре внимания.

— Думаю, теперь понятно, почему ты одета в одну из рубашек Джордана, — добавляет она с широкой улыбкой.

Мое лицо в ту же секунду вспыхивает.

— Ах, да, — я смотрю вниз на рубашку, теребя одну из пуговиц, и стараюсь спрятать свое лицо.

— Ну что, закажем себе чего-нибудь поесть? Мия ничего не ела с прошлого вечера, — говорит Джордан, меняя тему разговора. Мне кажется, он чувствует мое смущение из-за всего этого разговора про рубашку. — Она пропустила завтрак, помогая мне искать Дозера, поэтому я привез ее перекусить, до того как поехать обратно за Дозером.

Бет кивает головой.

— Конечно, — она хлопает его по плечу и поднимается на ноги. — Давайте я принесу вам что-нибудь поесть. Кажется, вы оба страшно проголодались. Джордан, тебе как обычно?

— Ага.

— Мия, а тебе что принести? — она смотрит на меня.

Я беру меню со стола и быстро пробегаюсь по нему глазами.

— Мне сандвич с салатом из цыпленка и диетическую колу, пожалуйста.

Она улыбается.

— Отлично. Я мигом.

Я смотрю, как она удаляется по направлению кухни.

Джордан снова садится на то место, где сидел — напротив меня.

 Он складывает руки на столе, наклоняет голову набок и пристально смотрит на меня. Только в этот момент я осознаю, что снова дергаю себя за губу. Я опускаю руки на колени.

— Ты всегда так делаешь, когда нервничаешь, — это звучит как утверждение.

Я киваю.

— Ты нервничаешь сейчас. Почему?

Я поднимаю плечи, и гляжу куда угодно, но только не на него.

— Я не уверена.

Он поддался вперед, сцепив пальцы рук.

— Тебе нет необходимости нервничать в моем присутствии, Мия.

Я встречаюсь с его глазами, которые излучают теплоту.

— Я знаю, — я снова киваю головой.

— Хорошо, — он улыбается и, расслабившись, откидывается назад.

— Я раздумывал над тем, как найти твою маму, — он берет пакетик с сахаром со стола и начинает вертеть его в руках, — я подумал, что нам лучше всего начать с элементарного — Гугл, Белые страницы, общественные акты регистрации и все в таком роде.

— Звучит как отличный план.

Без сомнения. Для меня любой план будет звучать отлично, потому что я просто ума не приложу, как и где искать свою мать.

Положив пакетик с сахаром обратно на стол, он вытаскивает свой сотовый из кармана.

— Окей, мы можем начать прямо сейчас.

— Сейчас? — мой взгляд скрещивается с его.

— По-моему, данный момент — самое подходящее время... конечно, если ты не думала повременить с этим немного?

— Нет. Давай начнем сейчас, — я выдавливаю из себя улыбку, прекрасно зная, как неестественно звучит мой голос.

— Уверена?

— Уверена. — Я уверена, что мой голос прозвучал намного жестче, чем мне хотелось бы. Просто мне страшно. Я очень хочу найти мою маму, но страх перед неизвестностью внезапно притупляет мое желание.

Джордан глядит на меня с жалостью на лице.

Я гляжу на него в ответ, пока не сдаюсь и не перевожу взгляд в другую сторону. Я ненавижу жалость.

Отвернувшись, я смотрю в окно.

— Ну ладно, — выдыхает он, — я начну с актов гражданской регистрации.

— Хорошо, — мямлю я. Я не знаю, куда деть свои руки, поэтому я пристраиваю их на своем животе, который внутри скрутился в жгуты.

— Напомни-ка еще раз как звали твою маму?

— Анна Монро.

Он что-то печатает на своем телефоне. Мной овладевает страх и паника.

Не думаю, что я готова к этому. У меня так и чешутся ноги вскочить и убежать отсюда.

Мне надо уйти. Мне надо много-много еды. Мне надо побыть одной.

Джордан с шумом выдыхает воздух, тем самым привлекая мое внимание. Его брови сошлись на переносице в задумчивости. Он выглядит так мило. И вдруг мне становится интересно, что же он обнаружил.

— Я проверил имя твоей матери по Колорадо и также по Нью- Мексико, так как этот штат совсем недалеко от нас, и поисковик выдал мне целых десять Анн Монро. Ни одной в Дюранго. Но в соседних городах живет три Анны Монро. Одна в Монтросе. Другая в Ганингтоне и третья в Фармингтоне, штат Нью -Мексико, что отсюда всего в часе езды. Так что, я думаю, нам лучше всего начать именно с этих трех дам.

Он кладет свой телефон на стол, запускает руку в свои волосы и встречается со мной взглядом, который сосредоточен на его лице.

 Бесконечная теплота в его глазах цвета клинового сиропа заставляет мое сердце звучать так, как будто бьют в барабаны.

— Мы можем скачать всю доступную информацию о них, адреса и все такое. Я займусь этим, как только мы вернемся обратно в отель.

Мне нравится то, как он заботится о тех вещах, о которых я бы даже и не подумала. Мне бы никогда в голову не пришло проверить также Нью -Мексико. Несмотря на мой страх, я очень рада, что он помогает мне. Думаю, что мне удастся разыскать ее намного быстрее с его помощью.

— Спасибо за все, что ты для меня делаешь.

— Перестань постоянно благодарить меня, я серьезно. Я занимаюсь только тем, чем хочу. И я хочу помочь тебе, хорошо?

Никто и никогда не говорил со мной и не относился ко мне так, как он. Как будто я ему небезразлична. Как будто ему есть до меня дело.

Это наполняет мое сердце теплотой и заставляет его трепетать как никогда до этого.

 Я знаю Джордана всего ничего, но это не имеет никакого значения, пока мы сидим тут с ним вместе.

Это меня будоражит. Будоражит в положительном смысле слова.

Мне нравится это. Мне нравится Джордан.

— Хорошо, — отвечаю я.


Глава 7 | Излечи меня (ЛП) | Глава 9







Loading...