home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Джордан


Я полностью облажался с Мией.

Не удивительно — это же я. Когда я прижал ее к джипу Уэйда, то начал думать не головой, а членом.

Ее тело было нежным и отзывчивым в моих руках, я так сильно хотел ее, но потом она запаниковала, и я физически мог ощутить ее страх.

И я почувствовал себя самым настоящим козлом. Чувствую себя таковым до сих пор.

Я знал, через что она прошла, но, тем не менее, с головой окунулся в происходящее. Я должен был спросить, могу ли я дотронуться до нее, проверить, был ли каждый мой шаг правильным. Просто подумал, что когда она со мной, то все по-другому.

Насколько же чертовски я был не прав.

Не удивительно, что она после этого притихла. Я привез ее к покрытому дикими цветами горному хребту, с которого открывался чудесный вид на каньон. Думал, ей понравится, когда она взберется на него, и был прав. Казалось, она чуть оживилась и снова стала сама собой, но не настолько, чтобы чувствовать себя со мной так, как раньше. Ее открытость и чувство духовной близости, что возникло между нами, исчезли.

Она полностью закрылась от меня.

Мы поели, потом осмотрели еще несколько мест, и я следил за тем, чтобы больше не прикасаться к ней. Было трудно, но именно об этом я говорил, предоставив ей право быть лидером в наших отношениях.

Она не предприняла ни единого шага, чтобы снова стать ближе ко мне.

Это было три дня назад.

С тех пор мы не целовались, не дотрагивались друг до друга и не держались за руки.

Мы ходили в кино, вместе обедали, просто развлекались в отеле, но было такое ощущение, что мы вернулись к исходной точке — снова стали друзьями.

Вчера мы совершили еще одну неудачную поездку, чтобы найти ее мать.

Из списка остались только две Анны, и Мия не могла выбрать, к какой из них ей поехать первой. Поэтому она заставила меня выбирать, что было нелегко. Но я закрыл глаза и ткнул пальцем в газету. Так и выбрал. После этой поездки можно было только мечтать, потому что оставалась еще только одна Анна, а в этот раз результат был таким же, как и в прошлый.

Это была не Анна Мии.

Сначала я подумал, что она действительно могла бы ею быть. Утонченная блондинка — как и Мия. Правда, милая леди. Когда я сказал, почему мы сюда пришли, она пригласила нас внутрь дома, усадила в гостиной и приготовила чай. Затем дружелюбно объяснила, почему она не могла быть мамой Мии.

Она не могла иметь детей.

Сказать, что я ошибся, — ничего не сказать.

Мы немного пообщались, но я почувствовал, что Мия потихоньку начинает пропускать все мимо ушей. Я ненавидел это ее состояние больше, чем я могу выразить словами.

Анна предложила нам еще чаю, поэтому, не зная, о чем еще говорить, я согласился. Когда она уже собиралась выйти из комнаты, она вдруг остановилась и повернулась к Мие:

— Если бы я была благословлена ребенком, тогда я бы хотела такого же милого, как ты.

Это явно был комплимент, но он причинил Мие боль. Я мог прочитать все на ее лице.

— Ты в порядке? — тихо спросил я ее.

— Да.

Не уверен, слышала ли она меня. Она озадаченно смотрела на Анну и, несомненно, была ошеломлена. На ее лице я видел страстное желание и боль. Я знал, что Мия хотела бы, чтобы эта женщина была ее матерью.

Это причиняло боль мне. Наш приход сюда был ошибкой. Когда Мия неожиданно встала, я подумал, что эти поиски ее матери приносят ей больше вреда, чем пользы.

— Ты как? — снова спросил я, вставая и направляясь к ней.

Ее глаза посмотрели в мои, но сама она была не здесь. Она ушла внутрь себя, и в этих голубых глазах можно было увидеть панику. Она думала, что скрывает ее, но я все равно увидел.

Потому что видел ее всю.

— Мне нужно идти, — проговорила она, ее взгляд метнулся к входной двери.

Я знаю, что когда Мие нужно уйти, то она просто уходит, без разговоров и прощальных слов. Она просто должна уйти — я это понял еще во время нашего визита к первой Анне Монро.

Кивнув, я взял ее холодную руку.

— Конечно, малышка. Пошли.

И я вытащил ее оттуда. Мия не говорила всю дорогу домой, и как только мы приехали, она просто выбралась из машины и направилась к своей комнате.

Я не остановил ее.

Я не видел ее весь вечер и всю ночь. Дал ей личное пространство, потому что знал, что оно было ей необходимо.

Когда утром она вышла из своей комнаты, она была сама не своя — вся усталая и напряженная. Она сказала, что уйдет, и я расстроился.

Я скучал по ней.

Знаю, звучит странно, потому что я все время видел ее, но я скучал по возможности дотронуться до нее. Просто быть с ней рядом.

Ее не было дома целый день, и я начал думать, что она меня избегает.

Я не знал, что еще думать.

Я целый день только и делал, что думал об этом, и эти мысли окончательно измучили мой мозг.

Мне была невыносима неопределенность. Я хотел знать, кто я для нее. Мы снова стали «друзьями»? Неужели я настолько все испортил? Она передумала насчет меня… нас?

Я даже не могу пойти и спросить ее — боюсь, что услышу то, чего не хочу слышать.

Я встаю, злой, расстроенный и раздраженный. День выдался безумно жарким, и после захода солнца прохладней он не стал.

Дозер опускает голову и тяжело вздыхает. Тоже скучает без нее.

К черту. Мне нужно остыть.

Я снимаю шорты, оставляя только «боксеры». Бегу к озеру, вниз по дощатой дорожке, и сразу ныряю в воду. Вода охлаждает меня, и я уже чувствую себя намного лучше. Я плыву под водой до тех пор, пока легкие не начинают гореть, и только потом выныриваю. Вытираю лицо, избавляясь от капель воды, и откидываю волосы за спину. Моргаю, чтобы стряхнуть капельки с ресниц, затем ложусь на спину и плыву, смотря в небо.

Не знаю, сколько времени я провел лежа на спине, но, когда решаю снова поплавать, встаю на ноги и, подняв голову, вижу Мию, которая стоит на середине мостика и смотрит на меня.

Она выглядит как ангел, освещенная отблеском раннего вечернего неба.

Глубоко вздохнув, я плыву к ней и останавливаюсь, когда оказываюсь в нескольких шагах от мостика. Из меня словно выкачали воздух, и я только молча могу смотреть на нее. В джинсовых шортиках и белом кружевном лифчике она выглядит великолепно… и сексуально…

Она выглядит как чертов ангел. Сексуальный треклятый ангел.

Затем она расстегивает шортики и снимает их.

На ней подходящие к лифчику кружевные трусики.

Спасибо, Боже. Я ошеломлен. Никогда не видел кого-то настолько красивого. Сидя на краю мостика, она покачивает ногами в воде. Раскинув руки в стороны, она соскальзывает вниз и погружается в воду. Подплывает ближе ко мне.

— Привет, — тихо говорит она.

— Привет.

— Извини, что меня не было так долго. Я просто…

Я качаю головой.

— Мия, тебе не нужно ничего объяснять…

— Нет, нужно. И я объясню. Но не сейчас. Сейчас, все чего я хочу — чтобы ты поцеловал меня… и занялся со мной любовью.

Чтоб… Меня…

Я хочу ее. Хочу нереально.

Еще полтора часа назад я бы продал «Мустанг», если бы это означало, что я мог быть с ней.

Но сейчас… я не знаю, что происходит. Ее не было целый день, а сейчас она появляется, снимает одежду и говорит, что хочет заняться со мной любовью.

Мой член говорит моему мозгу заткнуться к чертовой матери и просто сделать это, но голова думает, не оттолкну ли я ее этим от себя еще дальше.

— Ты нужен мне, Джордан… Пожалуйста, — шепчет она.

Ее мольба… с меня хватит. Добавьте и то, что у меня несколько недель не было секса, а она — самая красивая женщина, узнать которую для меня — мое заветное желание. Все мои благие намерения канули в Лету.

Я кладу руку ей на затылок и впиваюсь своими губами в ее губы.

Она стонет, ее руки обвиваются вокруг моей шеи, а ноги — вокруг талии.

Иисус треклятый Христос.

Я держу ее руками за талию и целую так, словно я остался без кислорода, а она — мой спасительный круг. Мы поглощены друг другом. На вкус она — смесь сладостей и мяты.

Ее руки движутся вниз по моим рукам, затем оказываются под водой и обхватывают мою спину. Ее пальцы подбираются к резинке моих «боксеров».

— Я хочу тебя, — выдыхает она в мой рот.

Затем оживает мой дурацкий мозг. Иногда я его реально ненавижу.

— Подожди, — я отодвигаю ее, тяжело дыша.

В ее глазах ясно читается разочарование. Я беру ее лицо в свои руки.

— Нам не обязательно сейчас заниматься этим. Я подожду так долго, как тебе нужно. Просто хочу быть с тобой. Это все, что важно. Секс может подождать.

Ее хватка на моих «боксерах» усиливается, и я чувствую, как ее ногти впиваются в мою кожу.

— Не хочу ждать. Я хочу тебя сейчас. Хочу почувствовать себя прежней, нормальной и полноценной, и ты можешь дать мне это.

Мое сердце замирает

Я встряхиваю головой.

— Малыш, секс со мной не изменит того, как ты себя ощущаешь. Потом все эти чувства вернутся.

Кем я, черт, себя возомнил? Чертовым доктором Филом?

— Но они ненадолго исчезнут.

Я качаю головой, потому что не знаю, что еще сделать. Честно говоря, сейчас я чувствую себя изрядно, черт возьми, разочарованным.

Ее взгляд падает вниз.

— Ты не хочешь меня, — шепчет она, начиная отодвигаться от меня.

Тон ее голоса почти убивает меня.

Держа себя в руках, я заставляю ее встретиться со мной взглядом.

— Я хочу тебя, малыш. Поверь, хочу так, как никого другого. Не могу думать ни о ком, кроме тебя, быть в тебе. Я хочу тебя потому, что влюбился, — я слегка вздыхаю и отвожу взгляд, — но я хочу, чтобы мы занялись сексом потому, что ты его хочешь по той же причине, что и я. И ни по какой другой.

Она наклоняется ко мне и берет мою нижнюю губу в свой рот.

— Я хочу тебя, и с тех пор, как тебя увидела, не могу думать ни о чем другом, кроме как о том, что ты будешь внутри меня.

И вот так исчезают последние остатки разума.

Я целую ее со всей страстью. Так, словно не знаю, как надолго она меня покинула. Или как будто вовсе не делала этого.

Она гладит мой ноющий член, и я чувствую необходимость быть внутри нее.

— Черт, Мия, — издаю я стон.

Я иду по воде к берегу, держа Мию на руках, не готовый отпустить ее даже на секунду. В голове только одна цель — моя кровать.

Руки Мии хватают меня за плечи, а ногти впиваются в мою влажную кожу. Ее мокрые груди прижаты к моей груди и умоляют меня дотронуться до них.

Ладонь моей руки скользит вверх до кружевного лифчика, и я беру уже затвердевший сосок. Затем рука оказывается на задней части шеи, дотрагивается до волос, и я снова страстно целую Мию.

Она стонет так чертовски сексуально, что я практический теряю весь свой никудышный контроль.

Мы оказываемся в комнате, я пинком закрываю дверь и кладу Мию на мою кровать.

Моя комната темная, единственный источник света — окно. Я дотрагиваюсь до выключателя лампы, потому что хочу увидеть Мию, но она меня останавливает.

— Оставь как есть.

Что? Почему?

Я хочу увидеть каждый сантиметр ее невероятного тела, но у нее есть причины, чтобы просить меня не делать этого. Я соглашаюсь и медленно убираю руку.

На сегодня мы можем забыть о свете, но потом я сделаю так, что в этой чертовой комнате будет включена каждая лампа, чтобы я мог увидеть каждый дюйм ее восхитительного тела.

Я смотрю на нее, давая глазам привыкнуть к темноте. Я вижу ее силуэт на кровати, отблески ее сливочной кожи, и это заводит меня так сильно… где-то за гранью возможного.

Моя кровать — мое личное пространство, и в ней никогда раньше не было женщин. Но я хочу увидеть в ней Мию. Хочу увидеть ее в каждом кусочке мозаики моей жизни.

Забираюсь на кровать, встаю на колени между ее разведенных ног.

Наклоняюсь вниз, мои руки опираются о кровать по обеим сторонам от ее головы. Затем опускаю голову и целую девушку.

Медленными, легкими движениями руки скольжу вниз по лицу, дохожу до шеи, до все еще влажной груди.

— Так хорошо? — спрашиваю я, прежде чем продолжить.

— Да, — ее голос с придыханием звучит очень чувственно. Так, черт возьми, горячо.

Протянув руку, она дотрагивается до моих влажных волос. Сняв с ее плеча одну из бретелек, я отодвигаю чашечку лифчика в сторону и оголяю ее грудь.

Ее сосок уже набух и затвердел.

Я наклоняю голову и страстно сосу его. Она стонет, ее бедра резко поднимаются, и живот тесно прижимается к моему твердому члену. Я почти готов кончить.

— Черт! — вырывается у меня стон. Я кладу руки на ее бедра и прижимаю их к кровати. Они останутся в таком положении настолько долго, насколько это возможно.

Вновь возвращаюсь к ее соску, делая его влажным, а затем сосу и лижу каждую частичку ее груди, пока рука пытается найти сзади застежки ее лифчика. Наконец он расстегивается, я снимаю его и роняю на пол. Мия лежит на спине, положив руки мне на плечи.

Я смотрю на ее обнаженную грудь и не в состоянии отвести взгляд.

— Черт, Мия… ты прекрасна.

Она прикрывает лицо руками. Я знаю, что она стесняется.

Я беру ее руки и открываю ее лицо.

— Ты прекрасна, — повторяю я, глядя ей в глаза и нежно целую ее в губы.

Спускаюсь вниз по ее телу, чтобы раздеть ее полностью. Захватываю ртом второй сосок, уделяя не меньшее внимание, чем первому, одновременно лаская другой подушечкой пальца.

Она кричит. Задыхается и тянет меня к себе.

— Джордан, пожалуйста. Ты нужен мне.

— Черт! Ты такая горячая, — опускаю голову на ее грудь. Я хотел бы, чтобы это длилось как можно дольше, но не знаю, сколько еще смогу продержаться.

Становлюсь на колени и просовываю палец под ее трусики. Останавливаюсь, чтобы она дала мне знать, что все в порядке.

Она кивает головой.

— Пожалуйста, — говорит она.

Спускаю с нее трусики. Мия приподнимает ноги, чтобы позволить мне снять их сначала с одной, а затем с другой ноги. Бросив трусики на пол, я смотрю на ее выбритую нежную кожу. Могу дать голову на отсечение, что ее вкус такой же сладкий, что и запах.

Мой член еще сильнее твердеет. Я через ткань «боксеров» беру его в руки, и начинаю двигать рукой вверх и вниз, глядя на ее наготу.

— Мне нужно тебя попробовать… — спрашиваю и не жду ответа, слезаю с кровати и сажусь на пол, шире раздвигая ей бедра.

Прижимаюсь к ней ртом и всасываю ее разбухшую плоть. Иисус, на вкус она изумительна!

Мия кричит, издает невнятные звуки, вжимается пятками в кровать. Я улыбаюсь, наслаждаюсь ее реакцией и скольжу носом по горячей шелковой коже ее бедер, вдыхая запах Мии.

— Так чертовски хорошо, — выдыхаю я, зная, что вибрации моего голоса еще сильнее возбудят ее.

Я вхожу в нее языком, набирая в рот еще больше ее сладости.

— Тише, все хорошо… Я здесь, малыш, — нажимаю языком на клитор и ввожу палец в нее. А затем еще один.

Потом продвигаю пальцы еще глубже, вынимаю их и облизываю. Я не останавливаюсь до тех пор, пока она не кончает мне в рот.

Она отходит от оргазма, а я снимаю «боксеры» в рекордное время и зависаю над ее дрожащим и настолько готовым для меня телом, что лучше просто не бывает.

Я целую ее и, проводя пальцем по ее губам, даю ей попробовать себя.

Она всасывает мой язык в рот. Пальцы впиваются в мои бедра и ближе прижимают к себе.

— Я хочу тебя, — выдыхает она.

Иисус. Она такая страстная.

Я дотягиваюсь до тумбочки, достаю нераскрытую коробку презервативов, которую купил, когда начал встречаться с Мией.

Назовем это «планированием».

Я ведь оптимистичный парень. И да, оптимистичный, а не безрассудный.

Выходит, я был прав, купив их и сохранив тут. Я привык держать презервативы в машине или в бумажнике. Но Мия — не из тех девушек, с которыми я обычно развлекаюсь, и я знал, что, если у нас будет секс, он будет здесь.

Я открываю коробку, разрываю фольгу и надеваю презерватив. Устраиваясь меж ее ног, я упираюсь головкой во вход. Останавливаюсь, чтобы поцеловать — не страстно и жестко, а сладко и ласково. Я хочу, чтобы она знала, что значит для меня. Что я чувствую. Как сильно хочу этого с ней.

Ее руки сжимают мой зад, и она прижимает меня к себе еще ближе.

Позволяя ей вести, я медленно вхожу в нее.

— Мия… — Ее имя звучит как мольба.

Ее бедра прижимаются к моим.

— Джордан, — выдыхает она.

Целуя ее, я выхожу и снова плавно скольжу в нее.

— Ты так чертовски хороша! Я никогда не хотел никого так, как хочу тебя.

— О, Боже, — стонет она, впиваясь ногтями в мою спину и царапая ее.

Ощущения от ее ногтей…

Я внутри нее…

И тогда я теряю контроль. Начинаю двигаться в ней так, как будто это мой последний раз.

— Не останавливайся, Джордан. Никогда не останавливайся, — ноги Мии поднимаются и обвивают мою талию, пока я продолжаю двигаться внутри нее.

Слишком. Она — слишком. Все эти чувства, эмоции и чувства…

Вся она…

Из-за нее…

И я понятия не имею, что мне с этим делать…

Я сцепляю ее руки и прижимаю к кровати над головой Мии. Смотрю на лицо девушки, вижу удовольствие, пока вхожу и выхожу из нее. Ловлю каждый стон и произнесенное шепотом мое имя.

Проходит не так много времени, прежде чем я чувствую, как она сжимается вокруг моего члена, и я знаю, что она на грани.

— Вот так, малыш, — тяжело дышу я, — кончи для меня.

Я чувствую, как она кончает, и сам кончаю в нее так сильно, как никогда прежде.

Ловлю ее дыхание и остаюсь в ней, пока не готовый уйти.

Я нежно целую ее губы.

— Вау, — мурлычет она.

— Что-то вроде этого, — говорю я.

Она тихонько смеется. Ее смех звучит очень мило.

Я прижимаю свой лоб к ее, вдыхая ее запах.

— Ты захватила все мое существо, Мия. — Мне нужно, чтобы она знала о моих чувствах. Как много она значит для меня. Мне нужно, чтобы она знала обо мне все, но не знаю, как ей рассказать об этом.

Ее пальцы дотрагиваются до моего лица. Прикосновения едва ощутимы, но я чувствую, как она прикасается прямо к моей душе.

— Я чувствую то же самое, — шепчет она.

Мое сердце останавливается — только сейчас я понимаю, как отчаянно желал услышать от нее эти слова.

— Дай секунду, мне нужно привести себя в порядок, — слезаю с нее, иду в ванную, где снимаю с себя презерватив и быстро моюсь.

Когда я возвращаюсь, достаю из-под нее одеяло и забираюсь на кровать, укрывая нас обоих. Притягиваю ее к себе, прижимаюсь и крепко держу ее в своих объятиях.

Я обнимаюсь. После секса.

И я не хочу убегать. Не хочу быть где-нибудь, кроме как здесь, в постели, с Мией в моих руках.

Меня омывает такая умиротворенность, которую я никогда не ощущал прежде.

Я тону в ней. Тону в ней. Все, чего я хочу — последний глоток Мии. Я хочу дышать только ею.

Она гладит меня.

— Я счастлива, — шепчет она.

Я улыбаюсь в ее нежную кожу.

— Как и я, малышка.

Она поворачивается лицом ко мне, смущенно улыбаясь своим невероятным ртом.

— Что? — спрашиваю я.

Она проводит пальцем вниз по моей груди.

— Можем ли мы… повторить?

— Сейчас? — поднимаю бровь.

— Ну…

— Ему нужна хотя бы минута, чтобы вернуться к жизни, — говорю я, показывая на член.

Она опускает руку, обхватывает его ладонью, и тот под действием ее прикосновений снова твердеет.

— Ладно, может, минута — это слишком, — говорю я, усмехаясь, кладу ее на спину, а сам ложусь сверху. Я люблю издаваемый ею смех, который оказывается во мне, когда ее рот прижимается к моему.


Глава 16 | Излечи меня (ЛП) | Глава 18







Loading...