home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Послесловие

Когда Лора Шрофф пришла на собеседование для приема на работу в мой офис на Манхэттене в 1978 году, я была приятно поражена ее уверенностью и очарована ею как личностью, но если честно, не настолько, чтобы сразу упасть со стула. По крайней мере, не поражена настолько, чтобы нанять ее сразу же. Она мне очень понравилась, и у меня относительно нее было хорошее предчувствие. Но я хотела знать про нее больше – не только ее профессиональные качества, но и понять, что она ценит в жизни. Я хотела понять, какой она человек.

В то время я была заместителем издателя ежемесячного журнала для женщин Ms., который появился в 1972 году и для своего времени был очень передовым. Цель издания была проста – способствовать изменениям в обществе в вопросе равноправия полов. Журнал вдохновлял женщин на то, чтобы они делали свой собственный выбор, не сдавались и конкурировали главным образом на мужском рынке труда в рядах тех, кто работает в корпоративных структурах Америки. В 70-х годах прошлого века мы не жили в условиях, когда почти 40 % выпускников Гарвардской школы бизнеса являются женщинами, как это обстоит сейчас. В то время по телевизору пять раз в неделю не было Опры Уинфри, которая призывала женщин жить более полной и насыщенной жизнью. В 1978 году Опра даже и не представляла, что у нее появится идея психологического журнала «O».

Во многом журнал Ms. подготовил и помог появлению таких будущих лидеров, как Опра. Мы, сотрудники журнала Ms., понимали тяжесть ответственности, которая на нас лежит. Мы чувствовали, что не просто работаем, а помогаем изменить мир!

В качестве заместителя издателя журнала в мои обязанности входило нанимать женщин, которые бы находили покупателей на рекламные площади в издании. Для журнала Ms. реклама была довольно больным вопросом, потому что мы были другие, нас не все понимали, и довольно долгое время рекламный рынок смотрел на издание, как на вонючего скунса, который испортил им приятный пикник. Мне нужны были люди, которые понимали сложность ситуации, которые разделяли виденье издания, чтобы выдержать борьбу во враждебном окружении и иметь возможность изменить мнения людей. Мне нужны были люди, у которых есть идеалы и которые готовы за них бороться.

Поэтому, когда Лора появилась передо мной, я задала себе такой вопрос: «Ее действительно волнует, чем мы занимаемся, или ей просто нужна работа?»

Я попросила ее прийти на второе собеседование, на котором спросила, что она считает в жизни важным. Она без колебаний ответила, что важными для нее является семья, друзья, верность тем, кто тебя окружает, а также то, что надо изменить жизнь к лучшему. Тогда я поняла, что Лоре не все равно. Она с энтузиазмом отнеслась к ценностям Ms. и прекрасно понимала, что нужно вдохновлять людей и говорить им, что они могут добиться большего и жить лучше. Вскоре после второго собеседования мы предложили ей работу. Она с энтузиазмом взялась за дело, с большой убежденностью начала работать с людьми из рекламной области и принесла в журнал много рекламы.

Но только через несколько лет я поняла, насколько удивительным человеком оказалась эта Лора.

Я ушла из Ms. и перешла работать в еще один новый и передовой для всей эпохи журнал – USA Today. Моей обязанностью в качестве руководителя отдела рекламы стала деятельность, способная помочь рекламодателям поверить в перспективы проекта новой и яркой национальной газеты, не привязанной к конкретному городу, то есть к формату, к которому страна еще не привыкла. Это была очень сложная задача, поэтому я должна была нанимать только тех умных людей, которым на 100 % доверяла. В этом списке имя Лоры стояло первым. Она снова присоединилась к нашему проекту и добилась феноменальных результатов, принеся в USA Today миллионы рекламных денег.

Но причина того, что я так ее высоко ценю, далеко не в этом.

За время общения мы стали не только партнерами по работе, но и друзьями. Мы вместе ели, обсуждали бой-френдов, делали покупки, в общем, делали все, что делают близкие подруги. Мы стали интересоваться жизнью друг друга. Неудивительно, что во вторник после празднования Дня труда Лора вошла в мой офис и рассказала, что с ней произошло за день до этого.

Я представить себе не могла, что эта история в будущем станет книгой. Я даже и не представляла себе, что этот эпизод ее жизни станет выражением ее внутренней сущности. В тот момент это была всего лишь одна из историй, которыми мы делились друг с другом. Если бы меня тогда спросили, то я бы ответила, что очень сомневаюсь, что мы станем обсуждать эти события через двадцать пять лет после их начала.

В тот день Лора рассказала мне, что она шла поблизости от своего дома в центре Манхэттена и ее остановил одиннадцатилетний мальчик и попросил мелочи. Она сказала, что у него были очень грустные глаза и что он был очень голоден. Лора рассказала, что сперва она прошла мимо него, но потом вернулась. И вместо того чтобы дать мальчику двадцать пять центов, она отвела его в «Макдоналдс» и накормила обедом.

Услышав эту историю, я очень удивилась. Я привыкла к тому, что на улицах города много попрошаек, и была уверена, что лично я бы никогда не остановилась, прошла мимо мальчика и больше о нем никогда бы не вспомнила. Я похвалила Лору за то, что она сделала. В тот вечер мы вместе обедали и более подробно поговорили об этом мальчике по имени Морис. Помню, что в тот вечер Лора была такой возбужденной, какой я ее еще никогда не видела. Несмотря на то что она только однажды встретила этого мальчика, ее очень волновала его судьба. Казалось, что что-то в этом мальчике затронуло ее до глубины души.

После того вечера мы еще неоднократно возвращались к разговору об этом мальчике. Чем больше Лора мне о нем рассказывала, тем лучше я понимала, почему она так тепло к нему относится. Но если честно, я далеко не всегда была уверена, правильно ли она поступает, принимая такое активное участие в судьбе этого мальчика и его не самой благополучной семьи. Я считала, что, принимая участие в его судьбе, она может подвергнуть себя опасности. Я не была уверена, что Лора понимает всю тяжесть ответственности, которую на себя берет. А что, если все это приведет к появлению зависимости Мориса от Лоры? Что, если этому ребенку, которого не любили и который рос в очень тяжелых условиях, нужно то, что Лора не в состоянии ему дать? Я обо всем этом говорила Лоре, упоминала о возможных подводных камнях и сложностях. Мне казалось, что мое мнение было голосом разума.

Однако очень скоро стало понятно, что в своих действиях Лора не руководствуется разумом. Она руководствовалась чувствами любви, убежденности и веры.

Поведение, а не слова Лоры убедили меня, что она не собирается оставлять Мориса на произвол судьбы. Постепенно я поняла, что Лора дает возможность Морису участвовать в своей жизни для того, чтобы научить его вещам, которые ему будут полезны в будущем. Она говорила мне, что, как бы ни сложилась ее собственная жизнь, какой успешной она бы ни стала, каким занятым ни был бы ее график и каким образом ни сложилась бы ее личная жизнь, она связана с Морисом на всю жизнь. Я знала Лору достаточно хорошо, чтобы понять, что все ее слова – далеко не пустые слова. Она очень серьезно воспринимала свои отношения с Морисом и не собиралась его бросать.

И только после этого я поняла, насколько удивительной была история их взаимоотношений.

Мы живем в циничном мире, и наш цинизм зачастую мешает нам увидеть вещи такими, какие они есть на самом деле. Жизнь в Нью-Йорке научила меня здоровому цинизму, и этот цинизм мешал мне понять ту особую связь, которая сложилась между Лорой и Морисом. Лоре удалось побороть свой собственный цинизм, забыть о рисках, проблемах и в какой-то мере необъяснимости всего, что она делает. Она увидела Мориса таким, каким он являлся на самом деле, и между ними возникла искренняя и крепкая связь людей, которые нуждаются друг в друге.

Я очень рада, что этой книгой Лора делится с читателями своей историей. Мне кажется, что этот простой рассказ вдохновит вас так же, как вдохновил и меня.

Много лет назад я прочитала цитату Мартина Лютера Кинга: «Сделайте первый шаг веры. Не обязательно видеть всю лестницу, главное – сделать первый шаг».

Спасибо, Лора, за то, что ты сделала первый шаг в сторону Мориса.


Валери Салембьер

Вице-президент, издатель и финансовый директор журнала Town&Country


* * * | Невидимая нить. Встреча, которая изменила все | Фото с вкладки