home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



12

Через несколько дней вечером Галя по просьбе Ольги отнесла в другой конец деревни сумку с хлебом, свежим творогом и варениками, собранную для дальней родственницы хозяйки, которая приболела и не могла сама готовить.

Вернувшись, Галя с удивлением обнаружила на дороге у забора развеселую троицу во главе с Килькой, которая заявила, что они явились с важным делом, то бишь сей же момент отправляются купаться на реку.

Честно говоря, Галя согласилась с большим удовольствием. Как бы хорошо ей не жилось, чего-то родного и привычного не хватало, и не удивительно, что место этого родного в данный момент заняла именно Килька с братьями. Ведь так или иначе, они давно знакомы, да и пережили вместе немало.

Оказалось, это еще не все — недолго думая Килька заявила, что следует взять с собой Степана и никак иначе! Братья тут же согласились, по мнению Гали, они вообще не были способны отказать Кильке даже в самой мелкой мелочи, так что вся компания направилась прямиком к дому сапожника.

Степан приходил в себя гораздо дольше Гали. Стоял столбом посреди двора, хлопал глазами и не мог ответить ничего внятного. Только когда из дому выскочила женщина с грозным лицом, прояснила обстановку и крикнула Степану, чтобы он не заставлял друзей ждать, Степан покачнулся и пошел на выход.

Этот вечер был даже лучше дня рождения. Они ушли далеко вдоль берега и нашли тихое место, где больше никого не было. Степан разделся до подштанников и совсем не испугался Кильки в короткой майке и коротких панталонах. ППшер с Ронькой предусмотрительно запаслись вином и пирожками, так что после купания все валялись в траве, оперевшись друг на друга и болтали о всяческих пустяках. Степан рассказал, что ему очень нравиться у сапожника и вроде уже совсем неплохо получается разная мелкая работа. Так что если подумать он рад, что однажды был вынужден бежать от прежнего… хозяина. Не сбежал бы — никогда не узнал, что бывают такие семьи, где хозяин заботится о здоровье приживальца больше чем о собственном благосостоянии.

На вопрос о своей жизни Галя равнодушно пожала плечами. Все нормально, сказала.

А Килька сообщила, что завтра они отправляются на охоту, потому что патрули меняются по времени и несколько дней совершенно нечего делать. О происходящем на западной границе ни она, ни братья говорить не захотели, одновременно замолчали и Галя поняла, что не стоит портить вечер дурными вестями. Вместо этого Килька рассказала, как они пытались пасти коров, но те разбежались, будто не коровы, а собаки и ППшер долго ругался, а Ронька бегал за ними и хлестал хворостиной, но коровы только крупно вздрагивали, болтали хвостами и идти в нужную сторону все равно отказывались.

Потом оба плюнули и заявили, что лучше уж охота!

— Хочешь лисью шкуру на воротник? — спрашивала Галю Килька.

— У меня нет шубы, — смеялась та.

— А знаешь еще что? — Килька вдруг смущено улыбнулась. — У тебя появился тайный воздыхатель. С нами завтра Стас идет. Когда мы ходили в прошлый раз он вступал в беседу только когда предмет разговора касался тебя. Поняла?

— Что за глупость такая?

Степан только головой вертел, пытаясь угнаться за скоростью, с которой озвучивались новости.

— Думаю, таким как Стас не отказывают, — усмехнулся ППшер.

Галя промолчала. Ей стало неприятно.

Ронька вдруг рассмеялся.

— Ага, он все время спрашивал о тебе, а чего рассказать мы не знаем. А он все не отстает… Ну, ППшер и наплел ему с три короба. Будто ты лунными ночами садилась на камешек у реки и так жалобно пела, что окружающие русалки собирались вокруг и обливаясь горькими слезами умоляли присоединиться к ним на дне.

— И что однажды огромный седой ворон принес тебе цветок невиданной красоты и сбросил прямо на голову, — фыркала Килька.

— Чушь какая-то…

— Я рассказал, как ты следила за Килькой, — вызывающе отрезал ППшер.

К счастью этот разговор закончился также внезапно, как и начался, потому что все перешли к обсуждению способов охоты на кабана. Самым эффективным оставался массовый, когда часть народа загоняло животных в определенное место, где уже поджидали охотники с пиками. Но не вариант, когда на охоту выходит всего пятеро. Большие капканы тяжело делать, а тем более тащить. Копать ямы тоже дело нелегкое… В общем, обсудить было чего, Галя чуть не заснула, пока слушала голоса остальных. Ей нравилось, как они звучат и в принципе даже безразлично, о чем идет речь.

К кострам никто не пошел, когда стемнело, все сразу разошлись по домам.

Через два дня ближе к вечеру хлынул звонкий дождь. Галя с девочкой сидели в комнате, пытаясь из кусков ткани смастерить кукле новое платье, когда в дверь постучали.

— Выйди, тебя ждут на улице, — сказала Ольга.

Галя вышла на крыльцо, удивляясь, неужели Катьке хватило смелости явиться прямо в дом? В лицо брызнуло прохладной водяной пылью.

А на крыльце стоял Стас. Мокрые волосы и влажная рубашка. Терпкий запах смеси пота и дыма от костра.

— Привет, — машинально поздоровалась Галя.

— Привет. Я принес тебе подарок.

Стас протянул руку, в которой лежала кроличья лапа на толстом кожаном шнурке. Оберег от всех неприятностей, которые тут дарили женщинам любого возраста. Считалось, что таких оберегов не может быть много, хоть с головы до ног обвешайся, все равно найдется место еще для парочки новых. Галя подумала немного, но подарок взяла.

— Намекнули, что от шубы ты все равно откажешься, — спокойно сообщил Стас.

— Спасибо, — Галя натянуто улыбнулась, ожидая, что теперь-то он уйдет. Говорить совершено не хотелось, да и о чем? Больше всего раздражала полная невозмутимость на его лице.

— Ты больше не приходишь на берег. Почему? — гость, похоже, никуда не спешил.

— Некогда.

— Неправда. Ольга не будет против, все знают.

Галя не сдержалась.

— Слушай, Стас! Я не собираюсь никому отчитываться в том, что и как делаю. Тебе понятно?

Он отвернулся, принялся разглядывать перила и краешек окна.

— Да, — сказал, в конце концов.

— Тогда еще раз спасибо и иди, куда шел, — жестко сообщила Галя.

Через несколько секунд он молча шагнул с крыльца под дождь.

В доме, оказывается, было очень тепло и Галя довольно улыбнулась. Да и вообще все было отлично, ровно до тех пор, пока она не встретилась с внимательным взглядом Ольги.

— Почему ты гостя на чай не позвала? — поинтересовалась та.

— Он мне не гость, не друг и не знакомый, — отрезала Галя и ушла в комнату. Объясняться еще и с хозяйкой она не собиралась.

Дождь лил два дня. А потом всего за несколько часов земля высохла. Солнце жарило так старательно, что ни одной лужи не оставило. Вечером молодежь принялась сходиться на берег целыми косяками, видимо за дождливые дни соскучилась по посиделкам у костра.

Галя предусмотрительно скрылась в доме пораньше. Сегодня они с маленькой Галей пытались прясть. Точнее, маленькая пыталась, а Галя временами ей показывала, как правильно и поправляла самые толстые места на нитке.

В дверном проеме снова возникла хозяйка.

— К тебе пришли, — нейтральным тоном сообщила.

Галя осторожно отложила веретено и быстро прошла мимо Ольги, старательно смотря в пол. На крыльце опять стоял Стас. И молчал.

— Чего тебе? — злость удержать не удалось.

— Пошли к кострам?

— Нет.

— Почему?

Галя глубоко вздохнула.

— Стас, ты чего-то не понял? Я не пойду. Не ходи больше сюда, ясно?

Он снова молчал, крепко сжимая зубы.

— Так нельзя, — вдруг сказал.

— Да что нельзя? — Галя сорвалась на крик. — Уходи, давай, я тебя сюда не звала! Слышишь? Иди отсюда!

И бросилась в дом, с силой захлопнув за собой дверь. Влетела в комнату, остановилась.

Сидевшая за столом Ольга резко поднялась. Одной рукой перехватила пробегавшего мимо младшего сына.

— Или следи за сестрой. Дверь закрой, мы будем разговаривать, — резко сказала. Тот посмотрел на рассерженную мать и быстро скрылся в комнате маленькой Гали. Ольга плотно закрыла за ним дверь, муж и старший сын еще не вернулись, потому что собирались зайти к кому-то в гости, поэтому в пустой комнате сразу стало тихо.

— Садись, — резко сказала Ольга, показывая на стул.

Галя хотела спорить, но почему то послушно села. Слишком утомительной бывает вся эта чрезмерная душевная доброта, иногда она начинает душить так сильно, что в глазах от нехватки воздуха черные круги плавают.

— За что ты кричишь на Стаса? Он не заслужил ни единого грубого слова! — заговорила Ольга.

Галя вдруг поняла, что та удивительно зла, почти как она сама.

— Не ваше дело!

— Нет, мое!

— Нет, не ваше! Не смейте ко мне лезть! Если вас не устраивает моя работа, я могу уйти, а остальная моя жизнь вас совершенно не касается! — Галя наклонилась вперед, крича уже во весь голос. Как же они достали лезть, куда не просят!

Совершено неожиданно Ольга подняла руку и шарахнула ладонью по столу. Негромкий шлепок, от которого Галя, тем не менее, вздрогнула.

— Теперь помолчи и послушай, — заговорила уже спокойно. — Я расскажу тебе одну историю. Для начала только скажи. Когда вы шли к нам, то встретились с группой пришельцев, которые искали наше поселение. Существа, в которых не осталось ничего человеческого. Так?

— Да.

— Так вот… Это вторая поисковая группа. Была еще и первая.

Она вздохнула, тяжело наваливаясь локтями на стол.

— Пять лет назад я пошла в западный лес за ягодами. Там заросли отличной малины и почти нет диких зверей. Почти безопасно… Даже далеко не нужно ходить. Но чуть дальше малины еще больше… Я пошла дальше. Хотелось порадовать своих, набрать побольше… Потом меня поймали двое незнакомых мужчин с оружием. Я даже ничего сначала не поняла… они просто вышли из-за деревьев и без разговоров свалили меня ударом в живот на землю.

Глаза Ольги стали совсем большими и совсем пустыми.

— Я провела у них в лагере три дня, пока не пришли наши мужчины и не убили их всех до одного. В первой группе было семеро человек. Я… я помню каждого из них! До сих пор! Понимаешь? — Ольга требовательно смотрела на Галю, а та не могла ничего сказать от величины и тяжести этого самого навалившегося на плечи понимания. Да что ж такое! Почему же такое со всех сторон?

— Каждого из них! Каждую минуту! Ты должна хорошо представлять, что такое семь ошалевших без женщин мужчин, которых некому остановить!

Гале пришлось срочно навалиться на стол. Тяжелая голова собиралась упасть на его поверхность, лечь щекой на гладкое дерево и ни о чем не думать.

— Моя дочь… я не знаю, кто ее отец.

— Что? — Галя резко подняла голову.

— Да, — кивнула Ольга. — За пару недель до этого муж отправился в солевой карьер, а после этого я месяц в себя приходила. А когда пришла, оказалось, что я беременна. И я не знаю… Точнее знаю, отец моей дочери — Михаил и никто иной! Ясно?

Этот безумный свет в глазах хозяйки не столько пугал, сколько вызывал дикую ноющую жалость.

— Не смей меня жалеть! — зло продолжила Ольга. — Прошлого не изменишь, но я не позволю ему ломать мое будущее. И будущее моих детей. И моего мужа, которого я люблю все больше и больше! Не позволю, чтобы из-за кого-то моя жизнь остановилась в самом рассвете! И ты не смей позволять! Слышишь меня?

Галя все-таки спрятала лицо в ладонях, спряталась за ними, тихо покачиваясь из стороны в сторону.

— Ты понимаешь, что я хочу сказать? — негромко спросила Ольга.

— Да. Но… — Галя вздохнула и решилась. — Но со мной другое. Совсем другое…

— Объясни.

— Я не могу.

— Можешь. Должна.

Галя минуту подумала.

— Я объясню, правда. Но чуть позже, хорошо?

Ольга отвернулась, внимательно, как впервые рассматривая стоящую у стены печную заслонку.

— Хорошо. Но грубить Стасу ты больше не будешь. Или… или я тебя выгоню и как знаешь! Поняла?

— Да. — Сейчас Галя согласилась бы на что угодно, лишь бы Ольга забыла, хотя бы немного забыла те три дня из своего прошлого.

Когда следующим вечером явился Стас с уже обычным приглашением, Галя отказала ему очень вежливо.


* * * | Старая развилка (СИ) | * * *