home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



29 апреля, вечер. Коваленко Антон, Великополье

В АТП Щербаков приехал с сопровождением. После нападения на отдел он теперь всегда с сопровождением ездил; две машины резво зарулили в ворота, разбрызгивая из-под широких колес жидкую грязь весенней распутицы. Дверь ехавшего вторым субару-форестера распахнулась и из машины легко выбрался Щербаков.

— Болеешь? Как рука? — поинтересовался он у Антона.

— Нормально, — кивнул и подтянулся тот, но подполковник уже шел в сторону административного здания. Там сейчас, готовые к вечернему разводу, стояли несколько сборных бригад.

Антон не сказал Щербакову, что у него в действительности с рукой. Стреляли на дороге, и стреляли. И о том, что ему рассказал про смерть сержанта тот паренек, Алекс, он тоже не сказал. Как относительно легко раненый, Антон сегодня был на территории за дежурного. Разгонял машины на линии, за диспетчера работал, с ремзоной помогал парням вопросы решать. С утра носился как угорелый, и на тебе — стоило только на пять минут присесть расслабиться, как Щербаков заявился, узрев его растекшимся по скамейке. Обидно.

Покачав головой, Антон поерзал, глядя вслед Митричу и затянулся. Глубоко вдохнув, впрочем, дым он выпускать не торопился — замер, прислушиваясь. Посмотрев на свою руку, в которой сигарета была, он увидел, что кисть ощутимо дрожит. И тут же понял, что дрожит не только рука, но все тело. Да что тело — скамейка дрожит, как и сама земля. Вдруг на грани слышимости послышался медленно нарастающие гул и рокот. Антон с расширившимися глазами приподнялся, но тут земля будто ушла из-под ног, и скамейка ударила его под колени.

Выругавшись от неожиданности, Антон вскочил и побежал к воротам, чтобы посмотреть что приближается — пугающие звуки все нарастали.

— Епть! — не удержался он от удивленного возгласа, когда рванул створку ворот. Удивляться было чему — впереди виднелся рвущийся вперед вал воды, на порядок выше человеческого роста. Вдруг Антон почувствовал, что створка ворот вырывается у него из руки и понял, что земля рядом оседает. С ужасом он наблюдал, как все что справа мягко опускается вниз. Раздались дикие крики, скрежет — по осыпающейся земле в сторону Антона бежали люди, среди них он заметил Щербакова.

— Давай, давай! — начал Антон криками подгонять бегущих, помогая кому-то — земля все опускалась, бежать им приходилось под уклон. Вдруг раздался объемный грохот, и все АТП резко вниз ухнуло, опустившись по уровню на десяток метров.

Водяной вал приближался как раз с той стороны, в которую осела земля. Все АТП, небольшое поле, новый район двадцатки, больница поодаль — все сейчас оказалось там, внизу, и лежало на пути страшного безумства стихии. Как будто часть паззла земной поверхности сбилась, и один квадратик на другой зашел.

Антон стоял, оставшись на краю, держась за одну створку ворот, расширив от удивления глаза и наблюдая, как там, внизу, вода ударяется в корпуса больницы, ломает деревья подлеска, сметает хлипкие дома двадцатки… Опустив взгляд, он увидел как внизу мечутся люди среди развалин зданий и машин — какие то перевернулись, когда часть поверхности ушла вниз под наклоном. С ужасом Антон расслышал крики людей, полные ужаса и боли. Но буквально через несколько мгновений все заглушил рев воды, которая смела все снизу и ударилась в разлохмаченный край обрыва, на котором сейчас стоял Антон. На лицо ему тут же брызнуло водяной взвесью вперемежку с крупными брызгами. Не обращая на это внимания, он завороженно наблюдал, как снизу, под ногами, в ярости бурлит вода, исходясь пеной и брызгами, как вдруг почувствовал, что земля снова уходит из-под ног. Неожиданно пласт земли на краю обрыва вместе с остатками забора АТП, воротами и изумленным Антоном чуть дернулся, а потом почти мгновенно рухнул вниз, скрывшись в бурлящей пене прибывающей воды, заполняющей новообразованное озеро, в которое превратилось половина Великополья.


29 апреля, день. Старцев Александр, деревня Тапицы | Дикий мир. Гиены | 29 апреля, вечер. Васильева Василиса, Красный Бор