home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 02. Замок Астанена

Мимо Острова Аста Речник Фрисс пробирался бочком, прячась за башнями и висящими над причалом кораблями. Было где спрятаться — хиндиксы роем реяли над островом, и ничуть не меньше их висело у Изумрудной Лестницы — служитель Ир опередил двух помощников и первым поймал канат, брошенный Фриссом, но найти для корабля отдельное причальное кольцо не смог. Речник пристроил хиндиксу между двумя, уже привязанными к этой экхе, и спрыгнул на каменный гребень, протягивая Кессе руки. В отдалении моталась на ветру хиндикса Речника Форка, и Фескет тоже был где-то неподалёку… а вот Речницы Сигюн и её «Коршуна» не было здесь, и Фрисс немного огорчился. «На Струйне отдыхает, наверное. Загляну по дороге,» — подумал он и кивнул служителям.

— Перейди огневой перевал за горой! — условной фразой ответил ему Ир и усмехнулся. Двое помощников, не заставших последние дни прошлой осени на причале, ошарашенно глядели на пару Речников — в основном, разумеется, на клыки Гиайнов, украсившие собой гарды мечей Фрисса и кинжала Кессы. На лице и руках служителя пестрели узоры праздничной раскраски, подновлённые по весне — чтобы отметить победу над прошлогодней Волной, мало было десяти дней в конце осени!

— Красная луна сегодня в небе, — учтиво ответила Кесса и прикрыла гарду ладонью.

— Как тебе живётся, Ир? Ничего дурного не случилось? — спросил Речник, на всякий случай оглядывая крыльцо в поисках тревожных знаков. Ир поклонился.

— Всё тихо, хвала Реке-Праматери! — ответил он. — Речница Сигюн просила передать, что пятеро с твоего участка тут, и надо бы приглядеть за ними. А повелитель Иригин — что заждался вас двоих на Острове Аста.

— Ох ты, а я и забыл, — пробормотал Речник. Кесса устремила взгляд на носки сапог — она ещё не привыкла, чтобы правители её ждали.

Фрисс успокаивающе тронул её руку и спросил:

— Так Сигюн была тут? И… как она?

— Хромает, но убереги Река попасться ей на пути, — хмыкнул Ир. — Взяла и улетела на Хьяктамлон, зачем — то знают боги.

— Попутного ей ветра, — усмехнулся Речник, припоминая недавнюю войну с Инальтеками, лагерь у пещеры Дита и жутковатого, но любезного Некроманта из племени хьякта. — А где найти Астанена?

— Не знаю, спустится ли Король сегодня в залы, — помрачнел Ир. — Всего месяц, как он может вставать. Ты же помнишь, Речник Фрисс, какие страшные раны получил он от Волны… Фрисс кивнул и нахмурился тоже.

— Подожди, но той осенью…

— Знаю, и зиму наш Король перенёс, но в начале весны слёг, — покачал головой служитель. — Верно, он поговорит с вами, но…

— Ир, хватит трещать! — крикнул с хиндиксы рассерженный Речник, желающий пришвартовать корабль, и служитель кивнул Фриссу и поспешил к причалу.

— Наши тут, в Замке? — удивлённо прошептала Кесса, глядя на Речника. Тот покачал головой и направился к лестнице.

— Мы их найдём, но прежде навестим Короля Астанена. Не отходи далеко, я покажу тебе Замок. Осенью мы обойти его не успели… Они поднялись по Изумрудной Лестнице, недавно отмытой, начищенной до блеска и устланной свежими циновками. С причала долетел громкий взволнованный шёпот — служитель Ир пересказывал молодым помощникам все легенды о Речнике Фриссгейне, какие мог примнить, и ещё столько же добавлял от себя. В Замке, несмотря на переполненную пристань, было очень тихо — ни один Речник, маг или служитель не попался Фриссу навстречу. Он вполголоса рассказывал Кессе всё, что знал — о залах Замка, заколдованной Арке Звёзд, таинственных подвалах и навеки закрытых для чужаков верхних этажах.

— Как тихо здесь, — прошептала Речница, проходя мимо прикрытой двери в Залу Бирюзы. — Даже страшно…

— Это верно, — ответил из-за двери негромкий голос Астанена. — Кто блуждает по коридорам? Заходите, не бойтесь… Кесса вздрогнула и смутилась, Речник обрадовался и распахнул приоткрывшуюся дверь.

— Король Астанен?! Силы и славы!

— Тебе того же, Фрисс, а кого ты думал тут найти? — усмехнулся правитель, привстал с кресла, опираясь на его ручки — и тут же опустился обратно и досадливо покачал головой. — М-да. И тебе силы и славы, Чёрная Речница. Только я здесь и остался. Все умные люди сидят у Морнкхо и объедаются драконьими припасами. Что и вам советую сделать… Фрисс мельком оглядел залу — бирюзовые стены, серебристые узоры, переливающиеся пластинки перламутра и многоцветное тепловое кольцо на месте печи — и вернулся взглядом к Астанену. Правитель не сильно изменился за зиму, только лицо осунулось, и тени залегли в глубине глаз. Ровное мягкое тепло наполняло комнату, но Астанену холодно было здесь — он кутался в меховой плащ и прятал под ним руки.

— Не выгоняй нас, Король Астанен, — склонил голову Речник. — Кесса ещё не видела Замок… Что с тобой случилось? Говорят, ты зимой заболел…

— Раны вскрылись, — поморщился правитель. — Пришлось зимой беспокоить Ондиса, он прилетал ко мне. Видно, я уже стар для поединков с Гиайнами…

— Ничего подобного, — возразил Речник. — Ты сильнейший из воинов.

Все враги трепещут перед тобой, даже Гиены Вайнега. Астанен грустно усмехнулся и покосился на дверь.

— Кто-то ещё согласен с тобой, Фрисс. Кто-то из тварей, влезающих в чужие тела. Где-то в начале весны оно пыталось в меня вселиться, и выпроводить его было нелегко. Боюсь теперь, как бы оно не привязалось к кому-нибудь из вас. Если ему нужно тело сильного воина, многим здесь следует опасаться…

— Что?! Вселяющийся демон здесь, и ты уже сражался с ним?! Маги что, с зимы не проснулись?! — возмутился Фрисс. — Я скажу Силитнэну…

— Он уже знает, — отмахнулся правитель. — Демон, похоже, ушёл ни с чем и не вернулся. Может, хотел стать Королём Реки? Странное существо… Он криво улыбнулся. Речник согласился про себя — он сам ни за что не поменялся бы местами ни с Астаненом, ни с правителями притоков, и демону не советовал бы…

— Ну что же, — правитель посмотрел на искрящееся тепловое кольцо.

— Я уже говорил, что двадцать кун прибавил к твоему жалованию?

Десять от меня и десять от Храма. Там наконец-то потеплело, дровами его протопить не могли столько зим, сколько я себя помню.

— Да? — Речник обрадовался. — Ну, это хорошо, что накопители пригодились.

— Ещё как пригодились, — кивнул правитель. — Так значит, ты показываешь Чёрной Речнице наш Замок?

— Вообще-то мы искали тебя, — Фрисс вспомнил о деле, Кесса потупилась. — Посвящение…

— Был бы ещё в нём смысл, — вздохнул Астанен. — Если Кессу уже признали боги, я ничего к этому не добавлю. Двадцать пять кун жалования, еда и ночлег в столовой, Храме или «Кошатнике», запасное оружие можешь получить у Кимлана на Складе. Новобранцев в Замке сейчас много, и Речников, и магов, и даже драконов, выбирай любой отряд и обучайся до поздней осени. В следующем году… ты Лучевой Маг, насколько я вижу, и немного знаешь Воду?

— Самую малость, — тихо ответила Речница. — Я тренировалась всю зиму…

— Рискованно, — покачал головой Астанен. — Этот год поучишься в Храме, а в следующем отправлю тебя на Острова. Надо с Канфеном посоветоваться, но я послал бы тебя в Венген Эсу, там точно лучевики есть. А какие языки ты знаешь, кроме сингельского?

— Вейронк и немного хельский, — отозвалась Кесса.

— Хорошо, — кивнул правитель. — Думаю, к кому тебя определить…

Фрисс, а ты не хочешь взять десяток новобранцев на обучение? С твоим опытом — давно пора.

— Упаси меня Река! — вздрогнул тот. Астанен усмехнулся.

— Напрасно… Отправляйся к Тиллиту Хонве, Речница. Чёрных Речников он ещё не обучал, но наставник из него хороший. Фрисс тебя проводит. Я бы проводил тоже, но проклятые раны… Он устало прикрыл глаза. Кесса жалобно посмотрела на Речника, тот — на правителя.

— Король Астанен, посвяти Кессу в Речницы, — попросил Фрисс. — Нехорошо получается! Все с посвящением, а Кесса — без…

— Хм… Как я уже сказал, это ничего не изменит, но… — Астанен с трудом поднялся из кресла и выпрямился. — Подойди ко мне, Речница, и дай мне руку. Теперь казалось, что Кесса вдвое меньше его, и её рука утонула в его ладони. Астанен коснулся её плеча. Ветер, пропахший водорослями и молодой травой, откинул завесу, пронёсся по зале, бирюзовые блики задрожали на стенах, в отдалении послышался плеск волн и шелест тростника.

— Именем Реки-Праматери, дающей жизнь чистым водам, — голос Астанена стал громким и звучным, ни один водопад не заглушил бы его сейчас, — именем богов, чья благая воля защищает нас. Силой, данной мне, Королю Реки, я нарекаю тебя Чёрной Речницей. Великая Река да хранит тебя на любом пути! За окном пророкотал далёкий гром. Служитель с подносом, робко заглянувший в дверь, чуть не выронил ношу и шарахнулся назад.

Астанен отпустил руку Кессы, улыбнулся и опустился в кресло.

— А теперь идите к Морнкхо. Вас заждались на Острове Аста, и я не советую лететь туда голодными. Я там тоже буду, Фриссгейн. Хорошего дня!

— Пусть силы к тебе вернутся, — пожелал Речник, пропустил служителя в залу и вышел, придерживая за плечо ошарашенную Речницу.

Ей, кажется, было не по себе.

— Вот и всё, ничего страшного, как видишь, — вполголоса сказал Фрисс. — Теперь покажу тебе, где тут столовая. Морнкхо — менн, ну да тебя меннами уже не удивишь… В столовой негде было ступить — Речники, не нашедшие себе места на лавках, устроились на полу и под столами, все галдели и стучали ложками, где-то в дальнем углу пела кимея, в другом углу маг гонял под потолком цветные огни. Морнкхо выглянул из-за спин гостей, сверкнул глазами, и Фриссу с Кессой освободили место за длинным столом и подвинули к ним огромное блюдо.

— Мясо?! Морнкхо, где ты его нашёл? — поинтересовался Фрисс, отбирая у менна плошку с белой вирчей. Приправа пахла пряными семенами униви, и запах этот наполнял всю столовую. Морнкхо закачался на хвосте — удивлённый Речник развеселил его.

— Драконьи припасы, Фрисс, — хмыкнул он. — Астанен по весне пригласил драконов в речное войско, и они прилетели. А Река наша, похоже, так бедствует, что её даже драконам жалко. Так что уже три месяца мы едим мясо, копчёное на драконьем огне в глубинах Хесса, и ещё на месяц нам его хватит. Словно в подтверждение его слов, из-за стены донёсся рёв десятка рассерженных драконов. Менн отнял у Речника пустую плошку и кивнул Кессе, глазевшей по сторонам с потерянным видом.

— Шумно у нас сегодня, обычно тише, — сказал он. — Пусть это не смутит Чёрную Речницу. У меня тут всегда порядок! Фрисс поймал несколько удивлённых взглядов, направленных на Кессу и на клинки самого Речника — украшениями из клыков Гиайна мало кто мог похвалиться, хотя этой весной чуть ли не все Речники принарядились. У кого-то появились стальные пластины на броне, у кого-то — доспехи из шкуры Существа Сиркеса или даже Скарса, новые мечи из прочного металла взамен стеклянным, украшенные пояса и драгоценные амулеты.

— Столько новой брони и хорошего оружия! Приятно посмотреть, — усмехнулся Фрисс.

— Сарматская сталь и прошлогодние трофеи, — хмыкнул в ответ правитель Иригин. Речник даже не заметил, когда и откуда он появился, и куда при этом исчез Морнкхо.

— Сиди спокойно, Фрисс, я уже поел, — махнул рукой Иригин на попытки Речника выбраться из-за стола. — Как вы вдвоём пережили зиму? Халан говорил, ты зачем-то искал меня в конце осени…

— Зиму? Легче лёгкого, — улыбнулся Речник и скосил глаз на Кессу, для которой уже нашёлся свой собеседник, и даже не один. — А я хотел отдать тебе одну вещь. Это с запада, из развалин города Танготи.

Называется «фэнрил»…

— Зеркало мёртвого мира? — Иригин осторожно взял в руки небольшую пластину фрила. Внутри неё, как в приоткрытом окне, покачивалась на ветру цветущая ветвь, догорал невиданный багровый закат, и где-то — очень далеко и очень давно — опускалась ночная мгла. Фрисс тысячу раз глядел на осколок фэнрила, и всегда ему нелегко было отвести взгляд. Вторая пластина, в которой жили деревья давно умершего леса, висела сейчас на груди Кессы — склеенная воедино с куском зеркального стекла, отражающим что угодно, только не мир вокруг…

— Халан тоже в Замке? Поговорить бы с ним… — сказал Речник.

Иригин вздрогнул от неожиданности и спрятал фэнрил в карман.

— В последний раз мы виделись в низовьях, — сказал он. — Присматривали за облучёнными — хватит ли им места на очищенных участках. Этой зимой никто не умер, Фрисс, все они вернулись домой.

Ещё есть четыре заражённых участка, но это вопрос времени… Так вот, Халан оттуда полетел в Стеклянный Город — на переговоры, как я понял, с кем-то из сарматов. Почему именно туда — не знаю, Халан по весне странен, как сарматская станция. Просил за него послушать и запомнить всё, что ты расскажешь о западе. Так что собирайся — чтобы ты не сбежал по дороге, на Остров Аста я провожу тебя лично. И ты, Кесса, тоже туда летишь — маги ждут твоего рассказа о Хессе. Фрисс, вид у тебя сейчас странный, но довольный…

— Хм… Летим так летим, — кивнул Фрисс, выбираясь из-за стола и выуживая Кессу из кольца молодых Речников. Он прикусил язык, чтобы подавить улыбку. Халан уже в Стеклянном Городе! Значит, Гедимин сам позвал его туда, и значит, сарматы готовы строить подстанцию, и то, что затеял в том году Фрисс, осуществится со дня на день!.. В следующий раз ему довелось поговорить с Иригином два дня спустя, и разговор этот был куда менее радостным. Эти два дня Речник провёл на Острове Аста, рассказывая о западном походе, и утомился сильнее, чем от самого похода — столько говорить он не привык. Послушать рассказы о легендарных землях пришли все Речники, маги и жрецы, и даже драконы заглядывали в окна. Кессе тоже пришлось говорить — в том году она вернулась из путешествия по Хессу, и маги жаждали узнать, что творится в подземных странах. Фрисса отпустили раньше, Речнице ещё предстоял один нелёгкий день, а Речник выбрался во двор, к шатрам, где жарили рыбу и раздавали разбавленную кислуху. Там же, обсуждая услышанное, толпились новобранцы-Речники и их наставники.

Фрисс обернулся на радостный возглас — и увидел перед собой Симу Нелфи, юную колдунью из Фейра. Вслед за ней из толпы выбрался Кенну Пурпурная Стрекоза в новенькой броне, со стеклянным мечом у пояса и круглым щитом ученика за плечами.

— А нас привезла Речница Сигюн, — поведала Сима после бурных приветствий. — Меня, Кенну и троих хогнийских магов!

— Кого?! — изумился Фрисс. Сима кивнула на ближайший шатёр — рядом, настороженно глядя на Речника, стояли трое темнокожих, остроухих и большеглазых существ в длинных набедренных повязках и зелёных рубахах с бахромой. Хогны, при свете дня, в толпе людей?!

— Они из Струйны, будут учиться на целителей, — пояснила Сима, пытаясь жестами приманить хогнов. Один из них отрицательно покачал головой, и все трое нырнули в шатёр.

— Вы в чьём отряде? — спросил Речник, мысленно ругая себя — зачем спугнул хогнов?!

— У Старшего Речника Тиллита Хонвы, — с гордостью ответила Сима, — вместе с Кессой. А когда у вас будет свадьба, Кессу отпустят в Фейр?

— И Кессу, и вас двоих, и хогнов, если они захотят, — усмехнулся Фрисс. — Кого я только ни пригласил… Но это не раньше осени, Сима, так что летом не надейтесь увильнуть от учёбы!

— Рад видеть юных Речников, — Иригин вышел из толпы и остановился рядом с Симой. — Фриссгейн, ты мне нужен на пару секунд. Только ты, и нам лучше отойти от шатров. Они отошли за угол и остались вдвоём — Речники и маги, толпившиеся по всему острову, в этот закоулок почему-то не заглядывали. По хмурому лицу Иригина Фрисс понял, что ничего хорошего правитель не скажет.

— Напомни, Фриссгейн, сколько ракет вы привезли в том году с запада? — тихо спросил Иригин.

— Пятнадцать и одну — шестнадцать, — удивлённо ответил Речник.

Иригин кивнул и помрачнел ещё больше.

— Было три запуска, и каждый — по четырём целям, — сказал он, внимательно глядя на Фрисса. — Долина Янка, Теггарский Дол, Падь и Кемнур. Всего двенадцать взрывов. Остальные ракеты Халан передал командиру «Идис». Дело было поздней осенью… Халан недавно встретился с Гедимином снова, и ракеты были упомянуты — и Халан сразу же послал мне записку. Фрисс, осенью сарматы получили только три ракеты. Одной, шестнадцатой, у Халана не оказалось. И где она, и в какой момент она пропала, я даже предположить не могу. Возможно, ты сможешь? Речник вздрогнул, как будто снова прикоснулся к ледяному металлу, пропахшему смертью — или ступил на край обугленной и изуродованной взрывом подземной долины.

— Иригин, я не прикасался к этим ракетам с тех пор, как прилетел с запада, — тихо сказал он. — И не прикоснусь, хоть бы мне обещали всю Реку в награду. Если кто-то взял такое оружие себе… если смерть не заперта в сарматских хранилищах…

— Тебя никто не обвиняет, — Иригин коснулся его руки. — Мы перероем всю Реку, маги обыщут каждый закоулок. Халан говорит, что без пусковой установки ракета бесполезна, а такие установки только у сарматов. Но расковырять её и создать источник излучения… впрочем, готовый источник маги найдут в два счёта. Халан просил меня поговорить с тобой, только и всего.

— Я могу помочь в поисках? — спросил Речник. — Только не прекращайте их, эта штука не должна быть на Реке…

— Не волнуйся, Фрисс, мы и не с таким справлялись, — криво усмехнулся правитель. — Помощь не нужна, заданий на этот год у тебя нет. Ты уже слетал в Фаггейт? Астанен всё переживает, что у такого героя Реки до сих пор нет ездовой кошки…

— В Фаггейт? А что там делать после осенних взрывов? — вяло удивился Фрисс. — В том году и пещеры замуровали…

— Так ты ещё не слышал? — теперь удивился Иригин. — Весной, ещё снег не сошёл, пещеры открыли вновь. Там безопасно — их вычистили до блеска, от тех взрывов и следа не осталось. Инальтеки все тут же ушли по очищенным пещерам… до следующей войны, я так полагаю, и хоть бы лет пять их здесь не видеть… Морнкхо что, не говорил тебе?

Он же проводил Ульминию до пещер, она тоже вернулась домой.

— Не успели мы поговорить, — покачал головой Фрисс. — Алдеры тоже вернулись? А кто чистил пещеры? Сарматы?

— Я в Энергине ещё не был, может, и вернулись, — Иригин пожал плечами. — Сарматам некогда. Весной приходили Инальгоны, сказали, что их послал сам Вайнег — расчистить дорогу наверх. Говорят, в пещерах уже прорастает трава… Через день, оставив Кессу вместе с Симой и Кенну на попечение Старшему Речнику, Фрисс выбрался с Острова Аста. У новобранцев уже начались тренировки, Тиллит Хонва набрал пятнадцать учеников, занятия начинались поутру и заканчивались на закате, и Фрисс мог только пожелать Кессе удачи и отправиться в столовую. Он искал Речника Форка — и поиски не затянулись.

— Река-Праматерь! — воскликнул Форк, с укоризной глядя на Фрисса.

— Я тебя уже заждался! Где ты бродишь, когда в Фаггейте вот-вот раскупят всех кошек?!

— Так там есть торговцы, и уже можно лететь к ним? — встрепенулся Речник. Форк выбрался из-за стола, украдкой сунув в сумку ломоть мяса из драконьих припасов, и хлопнул Фрисса по плечу.

— Летим сегодня же, иначе пропустим всё на свете, — сказал он. — Ищи припасы для нас, я пойду за кошачьим кормом, встретимся на пристани. Он вылетел за дверь, чуть не сбив с ног Домейда Араска — маг-наблюдатель тоже явился в столовую и сейчас выискивал кого-то в зале. Фрисс поспешно укрылся за спинами Речников и на цыпочках пробрался к двери на кухню.

— Давно пора, — сказал менн, выкладывая на стол пару свёртков ирхека, вяленого Листовика и небольшой короб, из которого пахло белой вирчей.

— Для Воина-Кота, разумеется, — сказал Морнкхо, кивнув на коробку.

— Пусть он и дальше будет к нам благосклонен. Убери деньги, не хватало мне ещё с тебя брать плату… Фрисс вышел на пристань, растопил печь хиндиксы, походил вокруг чужих кораблей и думал уже искать пропавшего Речника Форка, когда тот вывернул из-за угла замка с тяжёлым свёртком.

— Бездна поймёт, куда проваливается Ториен, когда он срочно нужен! — тяжело дыша, пожаловался Форк. — Все подвалы обегал. Айкон, это не тебе! И не нюхай… ну ладно, ладно, держи… Рыжая Фагита слизнула с его ладони кусок мяса — слишком маленький для такого большого существа — и запрыгнула в хиндиксу. Форк вручил мешок с кошачьей вдой Фриссу, отвязал канаты от причала и перебрался через борт.

— Куда летим? — спросил Фрисс, пока хиндикса неуверенно покачивалась на ветру, медленно взлетая над причалом.

— К Провалу, — крикнул Форк, направляя свой корабль к середине Реки. — Там спустимся в Фаггейт по Инальтекской Норе… помнишь этот их туннель, который нам четвёртый год мешает?

— Так его опять расчистили? — удивился Речник. — Зря это они!

— Инальгоны! Им-то с Инальтеками не воевать, — махнул рукой Форк, отогнал от печи пригревшуюся Фагиту и подбросил дров. — Ты потом куда?

— На участок, три года там не жил, — ответил Фрисс. — Скоро забудут, как выгляжу. Подождёшь меня у Кручи? Надо к Аойгену заглянуть…

— Само собой, — кивнул Форк. — Нам удача не помешает! Солнце уже высоко поднялось над Рекой, корабли летели ему навстречу, и Фрисс, щурясь от бьющих в глаза лучей, незаметно улыбнулся. Мирные полёты, мирные дела, мирный год… Даже не верится.


Глава 01. Наводнение | Холодный огонь | Глава 03. Фаггейт