home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18. Южные Стены

— Илэркес пишет, что видел умертвие в Долине, — промолвил Альрикс и упрятал в карман последний прочитанный листок. — Не знаю, с чего ему такое мерещится, но садиться мы всё равно не будем.

— Умертвие… — Кесса поёжилась. — А ты раньше встречал их?

— Больше слышал, чем видел, — покачал головой Некромант. — Одно приходило на Праздник Крыс в Саркейсу, но вблизи я его не рассматривал. Умертвия — не самые приятные собеседники, да и к живым их не тянет. Огненные сады закончились за Хлиаролом, и потянулась ровная безжизненная долина, слегка освещённая блуждающими огнями. Только они и остались из нежити на этой равнине, все остальные мертвецы либо ушли на Реку, либо ждали своей очереди уходить. Одинокий вихрь Тхикайора бродил по мёртвой степи, вынимая из земли последние кости.

Альрикс вполголоса призвал на голову Алинхега проклятие Каимы.

— Демоны ограбили вас дочиста, — вздохнула Речница. — Так ты и не нашёл никаких реагентов на ночном базаре?

— Ничего там нет, Сирилин, и почти всё закрыто, — угрюмо кивнул маг. — Вся надежда на Илэркеса. У него вечно сохнут по углам какие-то столетние запасы, может, наберётся на зелье-другое. Нашёл ему полезнейшую вещь за целых двадцать манзогов, будем меняться…

— Ух ты! А что ты нашёл? — оживилась Кесса. От вида Долины Костей на неё нападала тоска, и вся затея казалась обречённой на провал.

Даже Зеркало Призраков почернело и не показывало более ничего.

— Тебя это навряд ли заинтересует, — покачал головой Некромант, останавливая тхэйгу в воздухе и заглядывая в дорожную суму. — Четыре страницы из Великого списка Вольта, небольшой отрывок из середины — о живых обитателях Кигээла. Полезные сведения для Дини-Рейксов и Нэйна-Рейксов… а Илэркес просто тащит к себе всё, что с буквами.

Ну ничего, себе я ещё одну копию заказал, заберу на обратном пути.

Посмотри, всё равно делать нечего… Альрикс достал футляр из выбеленного тростникового стебля, окованного бронзой, и вытряхнул оттуда четыре листа тонкого светлого велата. С одной стороны каждый лист был чистым, с другой — сплошь покрытым знаками Шулани. Почерк у писца был лихой, размашистый, с кучей завитушек, так что иной раз нельзя было отличить букву от буквы, не то что слово от слова. Начало каждого описания он отмечал здоровенной красной буквищей, и будь у него немного времени — пририсовал бы к ней картинку, но времени ему не дали. Вверху каждого листа было выписано одно и то же — «Великий список живущих в Хессе, по сведениям изыскателя Брайана Вольта».

— Не читается? — усмехнулся Альрикс. — Обычный крысиный почерк.

Ирны пишут разборчивее, но где там сейчас найдёшь грамотного ирна?!

— А откуда у Призывателей такая книга? — осторожно спросила Кесса.

О списках Вольта легенды ходили и на Реке, и в Архивах — по слухам — хранились какие-то отрывки, но полностью книгу не видел никто.

Легенда гласила, что полный Великий список хранится в цитадели Вайнега, на самом дне Хесса, и из людей его видел только сам Вольт, великий изыскатель и странник. А Вайнегу вовсе ни к чему, чтобы люди знали всё о его землях и его подданных…

— Кто-то где-то подглядел и переписал, — Некромант пожал плечами.

— По ночным базарам странствуют разные книги. Иногда исчезают, иногда всплывают снова. Вот в Сарконии видел я книгу Кэрриона Искателя… а в другой раз увижу её лет через десять, если повезёт. Он тяжело вздохнул — книга Кэрриона Искателя так и не давала ему покоя. Кесса сочувственно покачала головой и углубилась в свитки.

Она не рассчитывала разобрать все четыре страницы — но одну надеялась одолеть и сделать выписки для себя и для магов Реки. О чём же тут идёт речь?.. «…и хотя оружие Шаски выглядит примитивным, оно разрушает любую броню, сделанную за пределами Кигээла, и позднее я расскажу о проведённых по моей просьбе испытаниях. Источник металла для различных орудий Шаски — медные шахты, известные как Кроктовы Ямы.

Добычу меди там, как и многие работы в пределах Кигээла, ведут умершие…» «Отважнейший изыскатель!» — Кесса зажмурилась от восторга. Не каждый решится прийти в мир мёртвых, осматривать и трогать вещи демонов-стражей, а потом ещё испытывать их… и просить помощи демонов в этих испытаниях! Всё-таки это не просто хески, а народ Кигээла… «…в моём распоряжении были простейшие реактивы, но моих познаний в химии не хватило для основательного исследования. Можно сказать лишь, что пища Шаски сходна по составу с пищей живых. Очевидно, такой результат смысла не несёт, но ставить опыты на себе я не рискнул. Сошлюсь на стойкие представления народов, с которыми я встречался: пища Шаски для живых непригодна и даже смертельно опасна. Съесть её — значит, остаться в Кигээле в качестве умершего, или упасть замертво на выходе в мир живых, то есть вернуться туда, откуда вышел…» Кесса задумчиво кивнула. Шаски предлагают пищу тем из живых, кто приходит к ним, это знает каждый, кто слушал легенды внимательно.

Вот и Речник Фрисс рассказывал то же самое… «…держал в руках интереснейший предмет — гриб-рожок Шаски, также называемый пастушьим рожком неживых стад. Ещё раз хочу отметить склонность обитателей Хесса к длинным описательным названиям…

Рожок Шаски в пределах Кигээла действительно имеет вид, форму и все свойства обычного гриба. Его можно отнести к пластинчатым грибам, он съедобен в любом виде. Шаски утверждают, что жаркое из красного гриба-рожка…» Речница вздрогнула и впилась в страницу взглядом, водя пальцем по строкам. Такой гриб Речник Фрисс принёс из Кигээла! Что же это за штуковина?.. «Снова я вынужден сослаться на слова местного жителя, поскольку мне провести подобный эксперимент не довелось. При переходе из Кигээла в мир живых гриб-рожок превращается в настоящий пастушеский рожок из красного стекла, звучащий негромко и немелодично для уха живого существа. Однако нежить (позднее я раскрою это понятие) испытывает к этим звукам настоящую страсть и сходится к тому, кто подует в рожок, со всей округи, чтобы ещё раз услышать музыку Шаски.

Тот, кто играет на рожке Шаски, никогда не подвергается нападению нежити, она слушает все его команды и подчиняется без раздумий.

Иммунитетом к воздействию гриба-рожка обладает, насколько известно, высшая нежить (это понятие я тоже намерен раскрыть)…» Кесса вздрогнула и перечитала ещё раз, буквы плыли перед глазами и двоились. Страница закончилась, на трёх оставшихся продолжения не было — Речнице попался последний лист отрывка. «Рожок пастуха нежити… Король Астанен должен об этом узнать!» — Кесса, забывшись, вскочила со скамьи… и медленно опустилась обратно. Тхэйга еле заметно дёрнулась, но быстро обрела равновесие.

Альрикс оглянулся на Речницу. «И как можно скорее…» — она зажмурилась и встряхнула головой, отгоняя рой мыслей.

— Альрикс, — голос Речницы задрожал от волнения, — скажи, может ли летучая мышь быстро добраться до Реки? Они могут найти место или существо по описанию?

— Сомневаюсь, — Некромант был слегка озадачен. — Но Скхаа может точно — хоть место, хоть существо. Илэркес водится со всеми подряд.

Попрошу его найти для тебя Скхаа. А что за срочность?

— Есть новости для Реки… — пробормотала Кесса, быстро переписывая отрывок себе в тетрадь. Может быть, великий изыскатель ошибся, или ему солгали, но повелитель Канфен легко всё проверит, и если Вольт прав… Стемнело быстро, и опустившийся мрак казался Речнице густым и текучим. Далеко внизу мерцала земля, тускло светящийся дым клубился над ней, а с небес на мёртвую пустошь глядел кроваво-красный Ургул — единственная звезда, свет которой проникал сквозь тучи Нэйна. После дневного зноя ночной ветер обжигал холодом, Кесса укуталась в плащ и опустила руку на Зеркало Призраков. Там что-то жило, и тёплые дуновения порой просачивались сквозь тёмно-серую дымку. Откуда-то долетал печальный многоголосый вой — падальщики рыскали по долине.

— Альрикс, ты видишь дорогу? — неуверенно спросила Речница, вглядываясь во мрак. Чёрный плащ Некроманта сливался с темнотой, Те'валгест превратился в невидимку в ночной мгле.

— Тише, Сирилин. Где-то воет умертвие, — прошептал он, на миг обернувшись. Глаза светились белым огнём.

— Ой… — Речница вслушивалась изо всех сил, но слышала только голоса Войксов… и Стальную Тень, пролетевшую к северу от корабля.

Интересно, как звучит вой умертвия?.. Синеватый огонёк вспыхнул над долиной, высветив силуэт высокой башни в двойном кольце стен. Корабль развернул крылья, мягко планируя на свет.

— Ирг-а-фомеск! — крикнул в темноту Альрикс, костяные лапы тхэйги заскрежетали по камню, и корабль замер.

— Удачная ночь! — усмехнулся безгубым ртом ирн в серой мантии.

Яркий фонарь-череп покачивался на его руке. Нежить отвесила поклон и уступила путникам дорогу.

— Сирилин, это Агмейа, помнишь его? — Альрикс предостерегающе сузил глаз, и Кесса кивнула. Никто не знает, сколько чужаков скрывается в этой ночи…

— Конечно. Доброй ночи, Агмейа, — Речница улыбнулась, проходя вслед за немёртвым к лестнице. — Илэркес дома? Мы не напрасно прилетели?

— Дома, естественно. И тут нет никаких лазутчиков, — снизу послышался обиженный голос, и второй силуэт с фонарём выбрался из тёмного колодца. — Альрикс, что ты морочишь людям голову?!

— Если бы я думал, что голова этим людям больше не пригодится, я бы молчал, — нехорошо усмехнулся Альрикс. — Так и будем стоять на лестнице? Мы летели весь день, вечер и ночь, и я надеюсь, что у тебя наготове еда и вино. И комнаты, естественно, я помню, как в тот раз ты утащил нас в подвалы, и мы два дня убили на полнейшую чушь, которую ты… Ирн прикрыл лицо широким рукавом и отступил назад, и Кесса могла поручиться, что он трясётся от смеха.

— Вовсе не чушь! — сердито воскликнул второй Некромант и протянул Речнице руку. — Агмейа, иди за маслом и займись кораблём! Пойдём в залу, Илриэна Сирилин. Не слушай Альрикса, он ничего не смыслит в Магии Льда! Его ладонь была тёплой, а после ночного холода показалась Кессе даже обжигающей. Зеркало Призраков сверкнуло синевой, и Речница увидела, как оно покрывается инеем. Кесса шла за Илэркесом, озираясь по сторонам. Коридоры замка заливал ледяной синеватый свет, в синий были выкрашены циновки на полу, синими казались и светло-серые каменные стены, а на серебристой одежде Илэркеса пересекались изогнутые линии — белые и тёмно-синие. В волосах Некроманта, заплетённых в четыре косы, позвякивали стеклянные чешуи и кристаллы прозрачного кварца.

— Я весь месяц сижу и жду вас, — Илэркес был сильно взволнован. — Ловлю каждую весть с запада. Альрикс, ты наконец возьмёшь меня в экспедицию?!

— Зачем это? Мы и так ходим по краю, нас чудом не схватили в Сарконии… Гизельберт Бесшумный видел нас, — нахмурился Некромант.

— И по меньшей мере двое живых догадываются, кто такая Сирилин.

Сейчас мы должны незаметно пробраться к Ицахокти. Незаметно, я подчёркиваю, а не утянув за собой на хвосте половину Нэйна!

— Я помню, ты об этом говорил уже восемь или девять раз, — кивнул Илэркес. — Именно поэтому я иду с вами. Точнее, с вами идёт Куунве… а поскольку у него нет своих ног, то его несу я.

— Когти Каимы… — Альрикса передёрнуло. — Давно не слышал о твоём моллюске. Да, для противостояния Повелителям Тьмы нам нужен именно он. Как может быть иначе?! «Слышу знакомые речи, а значит, Илриэн Альрикс пребывает в добром здравии…» — тихий шёпот раздался над плечом Кессы, она обернулась, но увидела только пустой коридор. Невидимка тихо рассмеялся. «Мои приветствия, Чёрная Речница… жаль, что я не знаю, что говорят друг другу при встрече жители Великой Реки. А также не знаю твоего имени… если ты не против, я продолжу именовать тебя „Сирилин“… Моё имя — Куунве,» — продолжило неведомое существо.

Кесса прислушалась к себе — ни страха, ни дурных предчувствий…

— Хорошо, Куунве. На Реке в такие дни произносят «ваак!» при встрече, — прошептала она. — А меня называй Сирилин. Кто ты, и почему тебя не видно? «Потому что я лежу в зале, пока вы идёте по коридору. Ты слышишь мои мысли, а я могу услышать твои. Не произноси ничего, просто думай чёткими словами, и я пойму…» — пояснил невидимка. «Значит, „ваак“?

Очень интересно… Это искажённое слово из Вейронка, если я правильно понимаю, и оно может означать…»

— Сирилин, этот моллюск уже заболтал тебя? — Альрикс тронул Кессу за руку и кивнул на кресло. — Садись и выпей немного «Тёмного пламени». Илэркес, ты успел купить кровь?

— С самого Праздника Крыс её не найти нигде, — покачал головой маг. — Ты что, на базарах не бываешь? Кесса взяла кубок и свернулась в кресле, наблюдая за скелетами, накрывающими на стол. У Илэркеса в зале был такой же длинный столик с вогнутой крышкой, как у Альрикса, и нежить пыталась уместить там все блюда и чаши. «Еда наша скудна в последние дни,» — заметил Куунве, пока Некроманты отвлеклись друг на друга. «Древесные грибы и сетта, сетта и грибы, и „Чёрная кровь“. Никаких больше изысков — ни черепах, ни куропаток, ни свежей рыбы из Ицахокти… Попробуй хлебцы, Илриэна, вкус у них приятный…»

— Попробую, — кивнула Кесса. — Куунве, а ты где? «Слева от тебя, за жаровней, на кресле,» — существо мысленно усмехнулось. Речница воззрилась на предмет, лежащий в соседнем кресле, — витую пятнистую раковину длиной с локоть. Крышка, прикрывающая широкий конец ракушки, была откинута, и из-за неё высовывались тонкие щупальца и выглядывал внимательный глаз, почти человеческий. «Наши маги обменялись подарками,» — существо указало щупальцем на Илэркеса и Альрикса, рассматривающих листы из книги Вольта и перистую змею. «Как жаль, Илэркес не хочет угощать нас редким лакомством… Ешь, Илриэна, их ждать бессмысленно!» Крышка с большого блюда внезапно поднялась в воздух и опустилась в руки одному из скелетов. Под ней лежали тёмные хлебцы из зерна Кемши, один из которых тут же растаял в воздухе и появился вновь — уже в щупальцах Куунве. Существо уволокло еду в раковину.

— Никогда не видела Магов Мысли, — покачала головой Речница и приступила к ужину. — Сложное это колдовство? «У меня врождённый дар. Зноркам, по слухам, сложнее,» — отозвался моллюск и утянул ещё пару хлебцев. «А вот с жидкостями труднее. Не окажешь мне услугу? Подвинь ту чашу к краю, чтобы я мог достать её…»

— Сирилин! — окликнул Речницу Илэркес, останавливаясь у кресла Куунве. — Ты не беспокойся о послании. На башне ночует Скхаа, с рассветом я разбужу его, и он полетит на запад. Ночью Скхаа не летают… Скажи, кого и где он должен будет найти?

— На севере, у слияния двух больших рек, — Кесса на мгновение задумалась. — По левую руку будет остров с домами, по правую — обрыв и огромный замок с башнями. Любой, кто носит красную броню, отдаст письмо тому, кому оно предназначено. Ты — друг хесков? Как… как Нецис? Некромант заметно смутился.

— Мне очень далеко до Нециса Дини-Рейкса, но я сделаю всё, чтобы помочь тебе. Я знаю весь план… Ты очень смелая дева, если отважилась на это. Я сижу тут, в Южных Стенах, и всё равно мне страшно. А ты видела Кейгвена и говорила с Талегвой… скажи, какой он, этот бессмертный дракон, которого убили на Реке?

— Неприятный, — поёжилась Кесса. — Илэркес… Ты слышал о нападении на Урталар? О Ненраани…

— Ещё бы, — Некромант нахмурился. — Там творятся страшные вещи.

Нердин Те'ксатемон вступился за Ненраани, привёл големов на помощь им… Он ведь был великолепным Мастером Праха, чуть не лучшим с тех пор, как убили Нециса… Его уже нет в живых, Сирилин. Нердин убит.

Я слышал ещё, что предводитель Ненраани схвачен… его тоже убили уже, наверное, или умер от ран. Ненраани не сдаются в плен, это я знаю… Кесса вздрогнула и переменилась в лице.

— Хелингес погиб?! Аййй… Илэркес обхватил её за плечи, когда она покачнулась и чуть не упала, и испуганно оглядел залу. Альрикс куда-то ушёл, скелеты замерли по углам… Речница глубоко вдохнула и криво усмехнулась.

— Под замком есть ходы Ненраани?

— К сожалению, нет, — склонил голову Некромант. — Я думал уже об этом, Сирилин. Ничего не выйдет, по поверхности они к замку не дойдут — Кейгвен или Нейга заметят раньше.

— А ты знаешь, какое оружие скрыто у Ицахокти? — еле слышно спросила Речница.

— Нецис ничего не успел рассказать, — вздохнул Илэркес. — Мы с Куунве пойдём с вами… он — великий Маг Мыслей, я знаю некоторые заклятия Льда. Если стражи Ицахокти пропустят тебя, у нас будет четверо магов и одно оружие. Возможно, этого хватит…

— Задолго до стражей нам надо будет миновать Аксатегон, — вставил слово Альрикс, усаживаясь за стол. — Потом снова миновать его, уже с оружием. Так тихо, как пролетает пушинка. Я подозреваю, что сведения из Сарконии и Хлиарола уже достигли Аксатегона, и Нейга будет следить за нами… Илэркес, мы надеемся на твоего моллюска. У Сирилин плохо получается быть скрытной, а если нас будет трое… «Ты намерен хорошо спрятаться — или всё-таки победить?» — мысленно хмыкнул Куунве. Альрикс нахмурился.

— Для начала, ракушка, нам надо выжить, — угрюмо сказал он. — Вы здесь, у границы, знаете лучше меня, что умеет Нейга, и какие силы собраны в Аксатегоне.

— Меньшие, чем думаешь ты, — покачал головой Илэркес. — Драконов там уже нет. Армия Анкарны вот-вот уйдёт. Самые большие силы сейчас под Хеликсом…

— Ну, хорошо, коли так, — глухо отозвался Альрикс. Речница заметила, как помрачнел он при упоминании замка Хеликс.

— Илэркес, а где ты провёл Праздник Крыс? — спросил он вдруг. Маг Льда усмехнулся.

— Как подобает Илриэну — в Хеликсе, священном доме Каимы…

Альрикс, ты так не преуспеешь. У тебя глаза багровеют при одной мысли о Хеликсе. Между тем замок цел, и святилище я видел — оно не повреждено. Стальные Тени охраняют дом Каимы, они не позволят его осквернить никакому демону!

— Довольно того, что там устроили демонское гнездо, — глядя в пол, ответил Альрикс. — За одно это отдать бы их жрецам Нерси'ата! Хеликс и Аксатегон — вот что я выжег бы дотла…

— И мы их выжжем, — Кесса протянула Некроманту руку. — И все остальные их гнёзда. И нежить сгинет с берегов Реки и из Урталара! А Сирилин Ир'инеррин вернётся в Эланию. Нам надо торопиться, Илриэны.

Когда мы вылетаем?

— Послезавтра с рассветом, — поднял голову Илэркес. — Вы отдохнёте, я найду зелья, Агмейа доведёт до ума корабль. Вечером будем в Хлекте и… Он посмотрел на Альрикса, тот кивнул.

— Надеюсь, твоя подружка не подведёт. Без оружия тоскливо… Из Хлекта полетим напрямую к Ицахокти, твой моллюск нас прикроет. А потом… я не знаю, что будет потом, Илриэны. Он обвёл всех растерянным взглядом. …«Вот и пришло время надеть броню…» — Кесса поправила пластины на плечах и повернулась боком к небольшому зеркалу, в котором никак не получалось увидеть себя целиком. Длинные рукава чёрной рубахи, манжеты из жёсткой кожи, длинный жилет из шкуры Существа Сиркеса…

Броня с плеча Сирилин была Кессе впору, даже широковата в груди.

Чёрно-белый доспех, с полосками-«рёбрами», издалека напоминал скелет…

— Хорошее снаряжение, Сирилин, — одобряюще кивнул Илэркес, заглянув в зал. Маг тоже облачился в кожаную броню сходного покроя, только серебристо-синюю. Раковина Куунве, перевязанная ремнями, висела у него на груди.

— Как она защищает от демонов? — спросила Речница, примеряя перчатки.

— По-моему, никак, — хмыкнул Некромант. — Но уверенности придаёт.

У тебя один шнурок на артефакте болтается. Наверное, подвеска свалилась. Сейчас разбужу Куунве, он быстро найдёт.

— Не надо, она ещё в Хлиароле потерялась, — качнула головой Кесса.

— Куунве даже спит так, вися и раскачиваясь?

— Он привык, — отмахнулся маг. — Тогда тебе нужна новая подвеска.

Вот, держи, это горный хрусталь. Обычная бусина. Постой, я привяжу её… Маленький камень, похожий на осколок льда, повис на шнурке. Гладь Зеркала подёрнулась инеем и тут же оттаяла. Кесса неуверенно усмехнулась.

— Я могу очистить воду в замке, — сказала она. — Наверное, тут Квайя часто просачивается в землю и портит источники…

— Не надо. Мы должны беречь силы… — вздохнул Илэркес. — Все мы, даже Куунве. У меня Второй разряд, у Альрикса — Третий, а у Илискега — Пятый… Речница стояла у окна — узкой прорези в двойном кольце стен, и видела мёртвую равнину до самого края неба. Вокруг бродили скелеты-дозорные, стояли баллисты и лежали горки снарядов-черепов.

Где-то далеко на западе летел, петляя в травяном лесу, Скхаа-вестник, и Речница надеялась, что он долетит. Она прикрыла глаза, вспоминая Реку, белокаменные обрывы, широкие листья и цветы-звёзды Мекесни, стаи Листовиков на стремнине… Сейчас Река не узнаёт её, воды отразят Некромантку в чёрной броне, бледную как смерть и пропахшую мерфиной…

— Ну что же ты, Илэркес?! Полсотни лет тебе лень было наводить порядок, а как нам понадобилось твоё старьё, тебе приспичило всё выкинуть… — вздохнул за распахнутой дверью Альрикс и выглянул за внутреннюю стену. — А, это ты, Сирилин. Привыкаешь к броне? Она довольно удобная… Не проголодалась? Мы с Илэркесом будем обедать.

Та же еда, что вчера, к сожалению. Агмейа не умеет готовить…

— Агмейа заботится о корабле, он не может разорваться, — проворчала Речница. Ей было очень не по себе, и ни броня, ни еда ничем помочь не могли. Илэркес свернулся в кресле, поджав под себя ноги, в окружении двух Стриксов и одного моллюска, и хмуро смотрел на листок толстого велата с чёрной печатью на обороте — тремя черепами в кольце из языков пламени.

— Письмо от наших властителей? — удивился Альрикс, опускаясь в соседнее кресло и протягивая руку к загривку Стрикса.

— Послание от Нейги Сигтан-Рейкса, — угрюмо кивнул Некромант. — Точнее, приказ. Давно благородным Илриэнам не приказывали…

— Интересно, — Альрикс помрачнел. — Чего хочет Нейга?

— Получить всю мою нежить и всё оружие Южных Стен в своё распоряжение, — поморщился Илэркес. — Для военных нужд и на пользу всей стране… Думаю, как составить вежливый ответ. Злить её сейчас не хочется…

— Крылья Гелина… Сам не пиши, я тебе помогу. Нельзя сейчас привлекать её к нам, пусть занимается кем-нибудь другим, — Альрикс забрал у мага письмо, внимательно перечитал и швырнул в жаровню. — Моих скелетов она уже забрала… То-то я удивляюсь, что у тебя полный замок нежити! Как тебе удалось сохранить своих Квайет? Ушли с общественных работ до начала поборов?

— Ты же знаешь, что я ленив и беспамятен, — усмехнулся Илэркес и погладил Стрикса. — И я забыл отправить нежить на работы, а когда вспомнил — уже шла война. Нейга не видела моих скелетов и не получила их. И я очень надеюсь, что Агмейа без меня не испугается и не отдаст их ей.

— Она ведь может силой забрать. И Уиркина тут недалеко… — покачал головой Некромант.

— Нападёт на замок? — Илэркес издал короткий смешок. — Это возможно… Агмейа знает, что делать, а в замке полно оружия. Южные Стены нелегко взять приступом…

— Скверно, — Альрикс тихо вздохнул. — Скверно, что те, кому надлежит защищать границы и крепости, сами стали страшнейшей угрозой. А ведь в том году Нейга… О чём ты задумалась, Сирилин? У тебя глаза — как кристаллы мориона…

— Если нам повезёт, — задумчиво начала Кесса, — и оружие нам достанется и поможет, и мы уничтожим Илискега, и Кейгвена, и Алинхега… кто сможет отменить их приказы? Чтобы в тот же миг прекратились эти войны — и на Реке, и в Урталаре, чтобы нежить и всё имущество были возвращены хозяевам, и чтобы никто не смел лезть в чужой замок… Кто лишит силы их повеления?

— Хеликс, — тихо ответил Альрикс. — То, что сказано у Алласота в замке Хеликс, пронесётся в тот же миг по всем замкам. Самые срочные вести, самые важные приказы… Через четверть Акена будет знать вся страна.

— Хеликс… Теперь мы знаем, что делать после Ицахокти, — усмехнулся Илэркес. — И вот тут нам точно понадобится Куунве, потому что ты не умеешь ломать двери… Над Южными Стенами медленно разгорался рассвет. Речница смотрела на юг — там, за кромкой Долины Костей, она видела зеленеющие степи и полоску изумрудного неба вдали от вечных туч Нэйна. Тхэйга блестела и пахла земляным маслом, скелеты носили к кораблю корзины со всякой снедью. Последним на борт поднялся Агмейа с бочонком вина.

— Зачем нам это? — нахмурился Альрикс. — Отнеси обратно.

Праздников там не предвидится.

— Праздники… воспоминания… тризны… — ирн пожал плечами, глядя сквозь Некроманта. — Что-то да будет, Илриэн. Что-то будет…


* * * | Холодный огонь | * * *