home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12. Саркеон

Последний дракон, извергнув на прощание семь потоков пламени, разошедшихся веером по небосклону, взмыл над городом и умчался на восток. В пурпурных посадках Тулаци сновали туда-сюда жители — обычные, живые жители — с пустыми и полными корзинами, а по стеблям растения проворно бегали крысы-Призыватели, собирая созревшие ягоды в короба. От пряного запаха мятых листьев у Кессы кружилась голова.

На душе у неё было неспокойно. Чародейский корабль на паучьих лапах бежал по мощёным тропам Саркейсы. Управлять им было ни к чему, дорогу он знал. Его хозяин, Некромант Альрикс, сидел на носу, увешанный летучими мышами, и просматривал листки, принесённые ими. Кесса подошла и села рядом.

— Что слышно о Реке? — тихо спросила она. Говорить здесь, в окружении сотен жителей и крыс, следовало шёпотом. Праздник кончился, народ Нэйна снова стал бдительным и очень любопытным…

— Никаких новостей с запада, — покачал головой маг и отдал все листки Речнице. — Только речи Ирралина и Уиркины. Призывы и объявления…

— Там Талегва и её маги… — прошептала Кесса, пытаясь разобрать затейливую скоропись на листках. Альрикс пожал плечами.

— Скоро мы будем в Саркеоне? — спросила Речница, отложив бесполезные письма. Стрикс, когда-то белый, а сейчас перепачканный красным соком Тулаци, сошёл с тропы, уступив кораблю дорогу. Кесса кивнула ему и попыталась улыбнуться.

— Завтра… Скорее всего — завтра к вечеру, — прикинул что-то в уме Некромант. — За землями Саркейсы повернём на юг. Надо заглянуть на каменоломни. Там переночуем и поедем дальше.

— А… — Кесса хотела спросить, не могут ли они ехать быстрее или вовсе — лететь, но осеклась. — А что там за каменоломни?

— Самые обычные — добывают прочный камень для стен, булыжник для мостовых, иногда попадаются самоцветы, — Альрикс постучал по носу корабля, и тот свернул на южную тропинку. — Я когда-то выкупил небольшую долю в Саркеонских каменоломнях. Раз в два месяца они делят прибыль — сейчас как раз подходит срок. Заодно погляжу, как там Квайет, не надо ли подновить какую-нибудь тхэйгу…

— Ты заботливый хозяин, — усмехнулась Речница и вспомнила, что и у неё — точнее, у Сирилин, чьё имя она так незаслуженно носит — есть выкупленная доля в каких-то землях. Но не под Саркеоном… нет, точно, в других краях. Над посадками пряностей облачный покров был тонок, и солнце время от времени роняло лучи на листья. На юге же, над безжизненной Долиной Костей, висела непроницаемая мгла. Кесса немного боялась наткнуться на стаю диких скелетов, и боялась показать страх перед ними, но ни один мертвяк не подошёл к дороге, и ничей череп не сверкнул глазами из рыхлой почвы, похожей на пепел. Некромант, встав во весь рост, глядел на Долину. Он покачал на ладони каплю ледяного огня и бросил наземь. Светящийся шар медленно поднялся с этого места и полетел за кораблём, но быстро отстал.

— Как будто всё метлой подмели! — с досадой выдохнул Альрикс и сел на скамью. — Ни одной кости вокруг дороги, ни одного Квайет, даже болотные огни попрятались…

— Может, ещё празднуют? — предположила Речница, прислушиваясь к вою ветра. В травяной чаще он был слаб, здесь же, в чистом поле, выл и швырял в глаза пыль и пыльцу…

— Они уходят на день раньше, таков закон, — покачал головой Некромант. — Значит, Нейга уже собирает кости… Сколько нежити ей нужно?! В сумрачной долине темнело медленно. Кесса поняла, что близится ночь, лишь когда борта тхэйги замерцали холодной зеленью, а вдали зажглись цепочки болотных огней. Перестук костяных лап спугнул какое-то существо — оно взлетело с придорожного валуна и с тихим треском унеслось на юг, помахав длинным оперённым хвостом и сверкнув алыми крыльями. Кесса тихо охнула.

— Скхаа, рождённый бурей!

— А? — встрепенулся Альрикс, выныривая из собственных мыслей. — А… Скхаа попадаются в Долине. У них гнёзда в пещерах… Они не опасны, если не наступить случайно. Смотри, отсюда виден маяк над каменоломнями. Высокий обелиск вознёсся над пустошью, потоки зелёного и белого огня стекали с его шпиля, и в их сиянии кружились пурпурные точки — маленькая стая Скхаа. Свет обелиска озарял невысокие стены, длинные дома, сложенные из разноформенных глыб, черепицу на их крышах, плетёные навесы на костяных опорах… Альрикс постучал по носу корабля, и тхэйга прибавила ходу. Никто не встречал гостей — только щёлкнули костяные «челюсти»-засовы, пропуская тхэйгу за ограду. Стена эта была невысока, Речница перелезла бы через неё сходу, но туповатые мертвяки, пришедшие из Долины, неизменно застревали у ограды и уходили прочь. От них её и поставили — бесхозная нежить склонна была ломать всё, что попадалось под руку, и ни к чему ценному её не подпускали. Ворота открывались только для разумных существ…

— Никто не работает? Странно, — нахмурился Некромант. — Впервые вижу каменоломни закрытыми на ночь.

— Всем нужен отдых, — пожала плечами Речница. Альрикс хмыкнул.

— Только не Квайет и не тхэйгам. Немного наработаешь, если спать каждую ночь! Я в молодости…

— Тссс! Разбудишь, — прошептала Кесса, кивнув на большущий плетёный кокон, уложенный под навесом. Из кокона высунулась рука в светящейся шерсти, потом выглянул сонный глаз.

— В розовом доме ищите, — пробормотало существо. — Там полно комнат. А тхэйгу я посторожу…

— Вижу я, как ты сторожишь, — усмехнулся Некромант и загнал корабль под навес. Речница выбралась из тхэйги и огляделась.

Казалось, что сонный Ильникен-охранник — единственное живое существо здесь, даже Скхаа улетели… Дом действительно был розовым — его возвели из нежно-розового туфа, и даже пыль из Долины не выкрасила его в серый. В тесной комнатке с очень высоким потолком и единственным окошком, больше похожим на бойницу, на полу лежали циновки в пять слоёв, а на них — спальные коконы из выбеленной сухой травы. Забравшись в кокон, Кесса обнаружила внутри выстилку из пуха Орлиса, очень мягкую на ощупь.

Сквозь сон Речница слышала, как бродит по комнате Альрикс. Ему не спалось. Утро началось с удара молнии и громового раската за окном.

— Гроза… — пробормотала Речница, вылезая из кокона.

— Ильникены развлекаются, — буркнул Некромант и вручил ей тазик для умывания и чашку с листьями Яртиса.

— Хорошо, что они не ушли воевать, — поёжилась Кесса.

— Кто мог — ушёл. Тут остались те, кого даже Алинхег не возьмёт.

Хотя… он бы взял, мы не отпустим. Им и без войны досталось… За окном слышался мерный скрип и глухие удары. Кесса выглянула и увидела костяные подъёмники над очень глубокой и широкой ямой, прямо за домом, десяток скелетов с корзинами и костяную многоножку, нагруженную большими каменными блоками. Она медленно, проседая до земли, брела к навесу, скелеты бегали вокруг, пытаясь пристроить сверху свои корзины. Альрикс тронул Кессу за плечо, и она быстро обернулась. Управляющий каменоломни — городской маг в серой мантии, усталый и растерянный — смотрел на пришельцев с тихой тоской. Альрикс в третий раз пересчитал деньги и тяжело вздохнул.

— Эта их войнушка… Так просто — пришли и увели всю нежить?! Без предупреждения, без компенсаций…

— Именно так, Илриэн Альрикс, — понурился управляющий. — Вчера утром прилетела Илриэна Уиркина с Илриэной Нейгой и повелела отправить всех големов и всех скелетов в военный лагерь. Ради победы и славы Нэйна, ради спасения от угрозы с запада… Нескольких я отбил. Но пока мне не вернут всю рабочую силу, ни о какой прибыли с каменоломен речи быть не может. Ни один заказ мы не выполним в срок, хоть бы я сам полез в карьер…

— Печально слышать, и скверно знать, — вздохнул Некромант. — Надеюсь, нежить вернётся, и работа продолжится в этом же месяце.

Илриэна Сирилин хотела бы взглянуть на карьер и добытый камень…

— Разумеется, охранник вас проводит, — закивал маг в серой мантии.

Кесса смотрела в пол и думала о несметных армиях мертвецов, которые сейчас, возможно, идут по берегам Реки. Сколько нежити соберёт Алинхег, если вытрясет из Нэйна всё?.. Длинные сараи без стен — два ряда опор и лёгкая крыша из сухой травы — сейчас пустовали, только один склад, ближайший к карьеру, был наполнен каменными блоками, плитами, горками щебня и булыжников.

Чёрный, серый, тёмно-лиловый камень с тусклым блеском… Последняя костяная многоножка привезла сюда ещё несколько десятков блоков, и скелеты с видимым трудом перетаскивали их под навес. Кесса заметила ровные, блестящие, будто уже отполированные, грани камней. Никакого сходства с кое-как отёсанными глыбами, из которых строили в Хессе… Ильникен-охранник проводил их к карьеру. Нэйн уже не первый век добывал здесь камень, и в этой яме уместилось бы небольшое озеро.

Скелеты, копошащиеся на дне, казались муравьями. Сложный костяной подъёмник вдруг заскрипел и медленно склонился над пропастью, выпустив из выгнутых «челюстей» огромный короб на длинных тросах. Трескучая молния сверкнула над карьером — Ильникен у подъёмника подал знак, и скелеты на дне вывалили в короб булыжники из своих корзин. Место ещё оставалось, и подъёмник был неподвижен.

Нежить вернулась к груде обломков на дне.

— Ты воевала в том году, Илриэна? — тихо спросил страж, кивнув на кинжал на поясе Речницы — точнее, на гарду кинжала и два клыка Гиайна на ней. — Я тоже воевал…

— Волна была страшна, и всё-таки мы все остановили её, отшвырнули к Бездне, — откликнулась Кесса, касаясь его руки. Слишком короткий, растущий клочками мех на лапах Ильникена оказался очень холодным — холоднее валунов, сваленных под навесом.

— Славная была победа, — кивнул хеск. — Ты уже в войске, Илриэна?

Идёшь на запад?

— Моя сестра уже на западе, — уклончиво ответила Речница.

— Мои братья тоже там, — прошептал Ильникен. — Они не пустят сюда армию Реки, и никакое оружие не поможет ей. А я буду проситься в войско, снова и снова, пока Алайн или Анкарна не возьмут меня в отряд…

— Нет, Эгиксет, ты не будешь проситься в войско, — сердито сказал маг-управляющий, останавливаясь рядом. — Ты сейчас пойдёшь к подъёмнику и будешь работать! Перестань докучать гостям, им ваши войнушки неинтересны! Второй Ильникен вручил Эгиксету маску на ремешках. Хеск неохотно ушёл к подъёмнику, всё ещё склонённому над ямой. Альрикс тронул Кессу за плечо — пора ехать дальше… Речница доела последнюю вишню и сложила косточки в корзину.

Альрикс говорил, что сдаст их на ближайшую фабрику. Что там с ними делают, он доподлинно не знал, но в Нэйне применение находили всему.

— Это земли Саркеона. По левую руку — паутинниковые поля, а справа посажен Мелн, — пояснил Некромант, выйдя из дрёмы. Постоянная качка и унылый вид Долины усыпили его, но сейчас, на живых землях, кораблём кто-то должен был управлять… Кесса огляделась, сразу приметив стаю Стриксов на узких тропках, разделяющих поля, и рой мелких Скхаа на горизонте. Слева на земле ворохами лежали бесконечные перепутанные вьюны, светло-жёлтые и белесые, с крохотными листочками. Они сплетались в сплошной ковёр толщиной в два локтя. Справа цвёл желтый Мелн — и цвёл обильно, так, что с небес поле показалось бы не зелёным, а золотым. По зарослям бродили жители и бегали крысы, подбирая упавшие цветки. Речницу очень удивило, что опало так много целых соцветий, и что посадки при этом не поломаны.

— Золото Нэйна, — усмехнулся Некромант, указав на цветы. — В Саркеоне — фабрика «Зарны»… Всё мечтаю выкупить долю в ней и жить без забот, но, видно, не в этой жизни. Один маг продавал, но ждать не хотел, а где я возьму сразу две тысячи манзогов?!

— А выкупить поле ты не пробовал? — спросила Кесса. Альрикс покачал головой.

— Поля — это совсем не моё. Чем ты думаешь заняться в Саркеоне?

— Переночевать и ехать дальше, — тихо сказала Речница. — Ты уже забыл, куда и зачем мы едем?

— Не так громко — много ушей вокруг… Я помню, Сирилин. Уж я-то помню. Видела Ильникена в каменоломне? — помрачнел Некромант. — Слышала, что он говорил? Алайн и Анкарна ведут войска… Ирралин даже их уговорил. А они сдерживали Волну в том году — так, что ни один демон не вылез из провала!

— Ильникены думают, что Река желает Нэйну зла, — прошептала Кесса.

— Какая жуткая ложь…

— Даже мне трудно поверить, что Река откажется нас уничтожить… если у неё есть древнее оружие, и если мы уже напали, — вздохнул Некромант. — Я не хотел бы погубить Нэйн. Каждый клок земли в Нэйне был засажен и засеян, даже по стенам вились лозы — и отнюдь не для украшения! На городских стенах Саркеона росла Стальная Звезда, запустив корешки в пористый камень.

Пришельцев встретил заунывный вой Стальной Тени, застывшей над воротами. Спрятав руки под плащом из лезвий, нежить стояла на самом верху арки, в крохотном «гнезде». Кроме неё, никто не охранял ворота — похоже, все Ильникены ушли на войну. Один городской маг со скелетом-помощником скучал под стеной. Из города никто не выходил, в него никто не стремился, хотя солнце — где-то там, за тучами — уже ощутимо клонилось к закату, и над стеной зажигались фонари-черепа.

— Все собирают Мелн, все ночуют в полях! — усмехнулся Альрикс. — В эти дни Саркеон пустынен. Вот в месяце Неракси всё потянутся обратно, и над фабрикой засверкают молнии. Если у Ирралина хватит ума отпустить Ильникенов с войны на работу! И нежить тоже. Чтоб ему пусто было…

— Те'валгест! Подойди сюда, тебя ищут, — крикнул городской маг, выйдя на дорогу. Скелет поплёлся за ним, помахивая свитком. Альрикс нахмурился.

— Где приветствие? — холодно спросил он, даже не пытаясь замедлить ход корабля. Маг быстро отступил.

— Илриэн Саркрон ищет тебя! — крикнул он с безопасного расстояния.

— В какой отряд ты вступил? В боевой или в оружейный? Ты же алхимик, так?

— Горожанин, какая тебе разница? — с досадой пожал плечами Некромант. — Займись своей работой, а Саркрон пусть займётся своей.

Кстати… с каких пор он Илриэн? Кто это уступил ему свой замок?! Альрикс даже встал во весь рост, невзирая на качку, и остановил тхэйгу у самых ворот. Городской маг осторожно приблизился на два шага.

— Удивлён, Те'валгест? Наш Санети-Рейкс уважает не только вас, засевших по каменным берлогам! Каждый, кто вступил в его армию, по праву именуется Илриэном. А замки будут… на новых землях, прекрасные замки и бескрайние степи в награду! Земли, полные жизни, а не выжженные клочки — как у тебя, Те'валгест!

— Ирралин дал горожанам такое право?! Он что, с ума сошёл?! — Некромант ударил по носу корабля, и тот стрелой влетел в ворота.

Горожанин ещё кричал что-то вслед, но Стальная Тень решила ещё немного повыть и заглушила его слова. Город был так пустынен, что тхэйга, бегущая по улицам, никому не мешала. Да и улицы здесь были шире, чем в Саркейсе. Слева и справа Кесса видела светло-серые стены с чёрными полосами и узкими арками ворот. Ни одного окна, ни одной бойницы, только светильники-черепа вдоль всей улицы. Каждая арка была перегорожена непрочной на вид цепочкой из позвонков. Из-за стен доносилось потрескивание. Через каждые сто шагов на стене светилась выложенная из мелких церитов надпись: «Зарна». У стены сидела в кресле под навесом большая крыса. Рядом, обвивая хвостом причудливую клетку из выбеленных костей, расположился Стрикс. Увидев путешественников, крыса оживилась и замахала светящимся флажком.

— Холодное вино и освежающие зелья! Очень хорошие зелья для уважаемых Илриэнов! — пропищала она.

— Нет ли у тебя свежей крови, Призыватель? — с надеждой спросил Альрикс. — Для моей спутницы… Кесса поперхнулась. Призыватель развёл лапами. В городах Нэйна торговля кипела и ночью, но не на улице, со всех сторон окружённой фабричными зданиями. Отсюда продавцы уже разошлись, оставив пустые скамьи и навесы. Только на перекрёстке, невдалеке от Храма Смерти, у высокой подставки с маленькими весами и жаровней стоял смуглый человек в тёмно-зелёном плаще, с яркой повязкой на голове и парой черепов-шкатулок у пояса. Ещё двое, сложив руки на груди, замерли рядом. Кесса скользнула взглядом по их необычно тёмным лицам — она уже привыкла, что все жители Нэйна бледны как смерть… и узнала.

— Ханаги! — встревоженно прошептала она, толкнув Альрикса в бок. — Правда, ханаги…

— Крылья Гелина… — лицо Некроманта окаменело. Он снова встал во весь рост, с отвращением глядя на чужеземцев.

— Что вы тут забыли в такую рань?! Ваше время наступает через Акен, а то и позже! Ханаги переглянулись. Речница сжала пальцы в кулак, готовясь к атаке.

— Всё по закону, Илриэн, — мирно ответил ханаг с черепами. — У нас разрешение от самого Ирралина. Джеллит не нужен? Будешь пить, нюхать, с собой возьмёшь?

— Вам оставлю, — сверкнул глазами Некромант и увёл корабль в переулок. Речница тихо вздохнула и потёрла онемевшую руку.

— Вы не сажаете ханагов в темницы? Разрешаете им возить сюда Джеллит?! Это дрянное зелье…

— Зелье как зелье, — пожал плечами Некромант, — некоторым магам он придаёт бодрости. Те, чья кровь остужена Квайей, не привыкают к Джеллиту, а жителям ни к чему его трогать. Ханагам можно торговать ночью, когда мирный народ спит, но зачем Ирралин выпустил их днём?! Путь к постоялому двору был сложен и извилист, но Альрикс помнил его отлично. В сумерках тхэйга взлетела с маленькой площади и опустилась на крышу башни в самом её центре. Толстая шестиэтажная башня с округлыми стенами показалась Кессе огромной, как гора. На крыше, не мешая друг другу, умещались два корабля и крылатое существо с чёрной чешуёй и высоким шипастым гребнем вдоль непомерно длинной шеи. Существо дремало в огромном гнезде, засунув голову под крыло, и Кесса усомнилась — дракон это или птица?

— Рэйлинг, — шёпотом ответил Некромант. — Обычный рэйлинг. Привёз из-за моря тех ханагов, теперь отдыхает. Пойдём вниз, уже ночь, а мы не ели… Круглый зал, освещённый роем золотистых огней, порхающих в воздухе, был пустынен. Двое горожан в тёмно-оранжевых куртках устроились за одним маленьким столом, четверо Ильникенов без оружия и доспехов — за другим. Ильникены грустно шептались между собой, горожане молча пили вино.

— Илриэна Сирилин, Илриэн Альрикс… Встреча прекрасная и грустная, — прошелестел мягкий голос, сливающийся с перезвоном стеклянных чешуек. Серебристая менни бесстрастно смотрела на Кессу.

Речница прижала руку к груди и склонила голову, чешуйки зазвенели вновь.

— В память о Нецисе я не возьму с вас ничего, — сказала менни.

Скелет поставил перед путниками закрытые тарелки и небольшой кувшин и встал рядом.

— Не следует так делать, Айамори, — покачал головой Альрикс. — И так, должно быть, в эти дни твой доход невелик…

— Но и не настолько мал, — качнулась на хвосте менни. Кесса разглядела в полумраке, что её серебристый хвост как будто обрублен — конец его толст и некрасив, и сам он чересчур короток. И ещё — Речница впервые видела менна в броне, пусть даже совсем тонкой, но со стеклянными и костяными пластинами…

— Что с хвостом Айамори? — еле слышно спросила Кесса, когда менни уползла.

— Ранение. Она бежала из Кецани… от Ордена Изумруда, — так же тихо ответил Альрикс. — Прирождённый Некромант… Нецис нашёл её в Долине, принёс в замок, помогал во всём. Поэтому… тссс! Айамори проползла мимо, на ходу указав скелетам на пустой кувшин на одном из столов. Горожане шёпотом попрощались с менни и ушли. Она остановилась рядом с Ильникенами. О чём они говорили, Кесса не слышала, как ни вслушивалась.

— Ни одного воина-Ильникена, только женщины, — грустно прошептал Некромант. — Нелегко им сейчас, должно быть… Постоялый двор этот назывался «Башня Рэйлинга» — в лучшие времена здесь останавливались путешественники и купцы из Нерси'ата, прилетевшие на крылатых рэйлингах, а в худшие — ханаги с Дальнего Юга. С тех пор, как менни Айамори унаследовала «Башню», никакие волнения в стране не мешали ей работать. И никакие правители не могли отобрать у неё законных скелетов-слуг и ирна-повара.

Санети-Рейкс, конечно, мог взять «Башню» штурмом и отнять нежить силой… тогда бы он её, может быть, получил, но не раньше. Так вполголоса рассказывал Кессе Альрикс поздним утром на крыше башни. Оттуда виден был весь город, от постов Стальных Теней на городских воротах до ступеней Храма Смерти, так и не отмытых от крови. Речница глазела во все стороны и всё равно возвращалась взглядом к костяному кораблю Альрикса и хлопочущим вокруг скелетам.

Некромант, подсчитав полученное с каменоломен, решил сменить перепонки на крыльях тхэйги, некоторые кости в бортах и масло в двигателе. Поэтому корабль лежал сейчас, раскинув ободранные крылья, с развороченной палубой, из дыры в которой бил фонтан ледяного изумрудного света. Двигатель, как и полагалось, работал на чистой Квайе и содержал в себе множество кристаллов мориона и дымчатого кварца. Скелеты вытащили их до последнего камешка, протёрли и промыли и сейчас укладывали обратно. Живому к таким вещам притрагиваться не стоило. После полудня Айамори прислала на крышу нежить с обедом и флягой «Горного родника». Тучи над Саркеоном и окрестностями не расходились ни на миг, по их виду Кесса даже решила, что к вечеру соберётся гроза, но местные маги не расходовали воду на полив городских улиц — самые тёмные облака медленно отползали к востоку и овощным полям Фамаары. Но духота стояла, как перед бурей. Скелеты принесли бочонок, отмеченный изображением раскидистого дерева — знаком фабрик «Кеморги». Для кораблей годилось только масло Пузырника — а не Стрякавы, и ни в коем случае не жир и даже не хлар!

Альрикс был в этом совершенно уверен. Масло во вскрытый двигатель он заливал сам, и сам же опробовал, когда все крышки вернулись на место, как плавно и легко ходят теперь крылья в пазах бортов. Масло передавало им магию от кристаллов мориона, разливая жизненную силу по телу тхэйги… Для фабрик «Кеморги» предназначались травы, растущие на стенах домов, причудливые растения на балконах и крышах, и даже вишнёвые косточки, собранные Кессой и Альриксом, отправились туда же.

Некромант, пока летал в местную «Кеморгу», успел даже взять небольшой заказ на зелья. Вернувшись, он жаловался, что мирные эликсиры никому не нужны, а яды и взрывчатку он сам готовить не собирается. И всё-таки заказ он нашёл, а в соседнем городе собирался искать всё, что нужно для зелья… Когда крылья тхэйги обросли новыми перепонками, а жара стала невыносимой, и даже трое ханагов ушли с улицы и унесли весы и жаровню, путешественники спустились в общий зал. Там, как и вчера, было прохладно и тихо. В одном углу сидели ханаги и мирно ели, в другом — маг с фабрики «Зарны» беседовал с Ильникеной, а в самом тёмном месте зала, куда почему-то не залетали огоньки, дремал, вытянувшись на скамье, седой Некромант. Речница покосилась на него с сочувствием — не очень удобно, наверное, так спать…

— Ты только посмотри, Сирилин! — изумлённо шепнул Альрикс. — Тут сам Шиамон Дини-Рейкс! Тот, кого избрали бы верховным Дини-Рейксом, если бы он не сопротивлялся! Вот это встреча…

— Да, Илриэн Шиамон — редкий гость у нас, — мимолётно усмехнулась Айамори. — Проводит опыты в Долине… думаю, о войне он даже не слышал. Теперь не знаю — будить его или пересказать новости тем, кому они в самом деле интересны?

— У тебя есть новости? — встрепенулась Речница. Несмотря на усмешки, менни была явно чем-то встревожена и даже напугана. Она молча кивнула и отползла на середину зала, звоном стеклянных чешуй призвала всех к молчанию. К ней тут же повернулись все, даже спящий Некромант, как показалось Кессе, приоткрыл один глаз.

— Известия с запада, — объявила Айамори, взмахнув листком велата.

— Вылазка на Реку закончилась провалом, врата для переброски армий Алайна и Анкарны были открыты, но тут же чудовищный взрыв запечатал их. Двое чародеев погибли по эту сторону врат, и все, кто открывал их — по ту. В их числе верховный Дини-Рейкс — Аскея Ир'лирмаан.

Здесь есть имена погибших, можете их прочесть. Да будет Владыка к ним милосерден… Кесса вздрогнула, как от удара молнии.

— Альрикс… Значит, Талегва мертва?!

— Получается так, Сирилин… — еле слышно выдохнул Некромант и подошёл к менни. Четверо склонились над листком, но вскоре разошлись: Ильникена — со вздохом облегчения и робкой надеждой в глазах, городской маг — склонив голову в печали, Альрикс — в растерянности пожимая плечами.

— Убить саму Талегву и отряд не самых слабых магов, да ещё десятка два боевых тхэйг… Что ты там говорила об оружии Реки, Сирилин?

— Я говорила, что Нэйн не победит никогда, — прошептала Кесса. — Река устоит против кучки демонов. Талегва уже получила своё, и хвала тем, кто её остановил!

— Тссс! — прошипел Некромант. Менни услышать их разговор не могла — она вешала листок на стену у самой двери в кухню. Зато в зал, шумно переговариваясь, вошли семеро городских магов. Да, это точно были горожане… хотя на их плечах лежали длинные чёрные плащи, совсем как у магов, владеющих замками.

— Вина! — крикнул один из них, рухнув на стул. — Неси «Чёрную кровь» для Илриэна Саркрона и его воинов!

— Значит, ты принёс те сто сорок четыре манзога, которые задолжал ещё с того года? — отозвалась Айамори, приподнимаясь на хвосте. — Я говорю лично о тебе, Саркрон, долги твоих друзей сюда не входят. Они значительно скромнее… Чёрный сгусток с зелёными сполохами расплескался по стене на волосок выше плеча Айамори. Циновки и доски рассыпались в гнилую труху, обнажив серый камень. Зал наполнился запахом тухлого мяса и гнилой травы.

— Ты, чешуйчатый червяк! — горожанин пинком оттолкнул стол и выпрямился во весь рост. — Ты смеешь не подчиняться Илриэну, верховному магу Саркеона?!

— И ещё пять манзогов за испорченную стену и десять — за несомый бред, — отозвалась из-за бастиона бочонков Айамори. Дверь на кухню захлопнулась сама собой и поросла костяными шипами зловещего вида. Маги переглянулись и молча шагнули к бочонкам. Альрикс с силой надавил на плечо Кессы, заставив её сесть обратно, и вышел из-за стола сам.

— Уйди, Саркрон. Перестань буянить. Разгромишь таверну — попадёшь в темницу. Городской маг остановился и повернулся к Альриксу, странно вскинув руку и пошевелив пальцами.

— Те'валгест. Знаю, что ты в городе второй день. Где твой отряд?

Где твои боевые зелья? Ты что, думаешь отсидеться в Кералте, пока мы воюем?!

— Воюете? С мирными меннами и стенами таверны? — усмехнулся Альрикс и выставил руку перед грудью, ладонью вверх, так, чтобы ясно было видно кольцо Моррейкса на пальце. — Нападаете на жителей? Ты вовек не заплатишь все штрафы, Саркрон, если со мной или Айамори что-то случится. Кесса под шумок выбралась из-за стола и остановилась между бочками и магами. Менни выглянула из-за своего «щита». Страха в её глазах не было — только досада и лёгкое раздражение.

— Они не тронут тебя, Айамори, — пообещала Речница и повернулась к магам. Они колебались, но недолго — двое шагнули назад, четверо — вперёд, и зелёные искры зажглись на их ладонях.

— Один Моррейкс против семерых? — хмыкнул Саркрон, подбросив на руке сгусток Квайи. — Гелин тебя ждёт!

— Да как же! — крикнула Речница, метнувшись к нему. Зеркало Призраков тускло сверкнуло в её руке, принимая чёрный огонь на себя.

Кесса по привычке зажмурилась, руку обожгло холодом. Кто-то с силой оттолкнул её, послышались хлопки и сдавленные стоны, а потом — тихое слаженное шипение. Речница вскочила на ноги, подобрала первое, что под руку попалось, и только потом открыла глаза.

— Драки в тавернах разрешены, но колдовские поединки — противозаконны, — произнёс странный шелестящий голос. — Не разрешено также портить чужое имущество. Не буду уже говорить о численном соотношении… В центре зала, там, где недавно стояли городские маги, висел теперь светящийся зеленовато-серый шар, туго оплетённый не то корнями, не то щупальцами. Из него доносилось невнятное бормотание.

На шар внимательно смотрел седой Некромант. Он успел встать со скамьи, но отходить от неё не захотел — так и стоял у стены.

— Сто сорок четыре манзога… У них столько нет, рождённая серебром, — тихо вздохнул Шиамон, найдя взглядом Айамори.

— Довольно будет и пятнадцати, — сказала менни, выползая из-за бочонков. — И, если возможно… чтобы в ближайшие дни они все забыли сюда дорогу. Илриэн кивнул. Под его взглядом шар сплющился, а потом вытянулся в колбаску и, набирая скорость, вылетел за распахнутую кем-то из ханагов дверь. Несколько неразборчивых криков долетело снаружи, потом воцарилась тишина. Проворный скелет подобрал с пола горсть семян куста Кууси и передал хозяйке «Башни». Менни привстала на хвосте и отвесила Шиамону поклон. Потом она поклонилась Кессе и Альриксу.

— Ух ты! Я такого не видела! — воскликнула Речница, забыв на мгновение, что она далеко от Реки. — Спасибо, Дини-Рейкс…

— Ничего сложного, Илриэна, — отмахнулся маг, протягивая Кессе руку ладонью вверх. — Интереснейший артефакт у тебя, такие мне ещё не попадались… Кесса с трудом сдержала дрожь, коснувшись ледяной руки. Альрикс наконец пришёл в себя и подошёл к Шиамону.

— Ты вмешался очень своевременно, не знаю, что бы мы делали дальше, — признался молодой маг. Дини-Рейкс тихо вздохнул.

— Позавчера из Саркеона ушёл последний страж, а сегодня городские маги уже забыли все приличия. Сожалею, что вам пришлось наблюдать эту сцену и даже усмирять горожан… «Башня» знала лучшие времена.

— Да, и совсем недавно, — согласился Альрикс. Двое магов и Речница сели за один стол. Кесса смотрела на Дини-Рейкса с опаской — страшная сила текла под его бледной кожей, и мало что отличало его от жутких Стальных Теней или даже умертвий…

— Мы с Сирилин едем на Озёра Ицахокти — сады в это время года очень красивы, — сказал Альрикс. Шиамон кивнул, и его взгляд смягчился.

— Прекрасное место для опытов, особенно — связанных со Стихией Воды, — ответил он. — Увы, Долина сейчас для мирных экспериментов не подходит. Боюсь, что мне придётся прервать работу и вернуться в Юксию, и это очень неприятно. Очень. Эта новая затея Ирралина и его… Звон посуды заставил мага замолчать. У стола остановились двое скелетов с накрытыми блюдами. Менни поставила перед Некромантами распечатанный кувшин.

— Спасибо великим магам за спасение моей чешуи! — усмехнулась Айамори. — Жареные куропатки — за счёт «Башни», разумеется. И кувшин «Чёрной крови»… держите ваши кубки, Илриэны.

— Более чем щедро, Айамори, — слегка удивился Шиамон. — Теперь я буду тебе обязан… Зеркало Призраков еле заметно качнулась на шнурке. Речница заглянула в мутную гладь — и увидела за туманом чьё-то удивлённое лицо и выставленную вперёд руку, словно ощупывающую Зеркало с другой стороны.


Глава 11. Ликвидация | Холодный огонь | Глава 13. Сотня молний