home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 09. Стоянка в Альдиме

Алсаг приподнялся на передних лапах, отчаянно мотая головой, выглянул из-за бортика — и повалился обратно на палубу, притворившись мёртвым.

— Последний заход, и всё, — прошептал Фрисс, виновато покосившись на него, и нажал на рычаги, одновременно выкручивая штурвал. Корабль резко развернулся в небе и пошёл к земле, задевая помятые заросли Высокой Травы. Он пытался опустить плавники, но рычаги мешали, и только кончики «крыльев» хиндиксы нелепо трепетали в воздухе.

Отпустив штурвал, Речник метнул якорь-шип, за ним — второй, утяжелённые якоря глубоко вонзились в землю, и корабль, повалив пару гигантских колосьев, лёг на брюхо. Речник снова надавил на рычаги, крылья выгнулись параллельно бортам, и хиндикса замерла. Фрисс выпрыгнул из корабля и быстро осмотрел борта, нос и плавники — всё, кажется, было цело. Вытянув из земли якоря, он вытер их от грязи и полез обратно — готовить хиндиксу ко взлёту. Кто бы сказал ему лет сто назад, когда Гес Моско грозил пооткручивать новобранцам-Речникам руки за такую посадку, что сам Кестот Ойя будет учить их вот так садиться… А впрочем, сказал бы кто Гесу Моско, что через сто лет его отряд полетит сражаться с армией Некромантов… Речник Фрисс неопределённо хмыкнул и позволил кораблю распрямить плавники. Хиндикса плавно взлетела навстречу заходящим на посадку драконам — Белому и парочке Серых, закованным в стальную броню, с немаленьким грузом в лапах.

— Ваак! — донеслось со спины Белого Дракона.

— Ваак, Халан! — откликнулся Речник, узнав правителя Дзельты по голосу. Драконы промелькнули и скрылись под обрывом. Фрисс огляделся — в небе было пустынно, только вдали, к востоку от Дзельты, мелькало смутное пятнышко — то ли Белый Дракон с «изумрудником» на спине, то ли одинокий стервятник. Внизу, под обрывом, стая за стаей проплывали подросшие Листовики, жители на лодках гонялись за ними, несколько семей соорудили загородку из плотов и соломенных решёток и выбирали Листовиков из реки без лишней суеты, а на стремнине боролась с течением одинокая хиндикса под знаменем Короля-Речника, и четверо с гарпунами толпились на её палубе. Фрисс высмотрел у их ног десяток крупных Листовиков и усмехнулся — Речник Найгис всё-таки не выдержал местной кормёжки и вышел на промысел сам, значит, сегодня на ужин будет что-то съедобное… На обрыве, рядом с уходящей вниз тропой, прятались в Высокой Траве четыре шатра, мазанка с запасами дров и наскоро сколоченный причал на двадцать кораблей, не считая навеса на двух драконов… Драконов сейчас в лагере не было — с одним улетел на разведку Айшер, другого, скорее всего, забрал Янси, когда собрался за обедом. Значит, скоро вернётся… оба скоро вернутся, драконов нельзя морить голодом.

Фрисс снова посмотрел на восток — ничего похожего на сигнал тревоги, стало быть, нежить не подошла ещё к берегу… Две хиндиксы взлетели над степью и повернули к реке, длинные сухие листья свисали с них. Кестот Ойя ещё на рассвете выгнал четвёрку Речников за дровами, корабли, постоянно готовые к взлёту, изводили топливо охапками, а уж если разведчик натыкался на мертвяков, и отряд вылетал в бой… В окрестных степях уже почти не осталось сухой травы, Речники подобрали всё, что не успели вырубить жители, и Фрисс уже думал, не слетать ли в Лес, пока серьёзная война не началась… Речник направил было хиндиксу к шатрам, но из-под обрыва полыхнула красная вспышка — сигнал к приземлению, и Фрисс повернул к реке, запоздало заметив, что у шатров никого нет, одна Фагита прячется в траве. Все девять Речников, ничем не занятых, столпились внизу, у пещер Альдима. Там же бродили Фагиты, провожая тоскливыми взглядами каждую корзину Листовиков. Жители деловито выгружали улов из лодок и быстро уносили его в пещеры, осторожно обходя кошек и Речников. Воинам Реки было не до жителей Альдима — они слушали, что говорил Старшему Речнику правитель Халан. Фрисс незаметно подошёл поближе, Алсаг увязался за ним, по дороге утянув мелкого Листовика из чьей-то корзины. Речник молча показал коту кулак, Хинкасса зажмурилась, но Листовика не отпустила.

— Это всё, чем я сейчас могу помочь вам, — как раз заканчивал свою речь хмурый Халан. — Пользуйтесь осторожно.

— Да, Халан, — кивнул Старший Речник. — Сегодня же раздам на корабли. Горка странных предметов размером с кулак, утыканных толстыми шипами, возвышалась на камне рядом с ним. Маг-Ящерник, прилетевший вместе с правителем, аккуратно положил туда последний предмет и вернулся в седло. Серые Драконы в деревянных кривийских доспехах приподняли крылья, показывая, что готовы лететь дальше. Халан медлил, высматривая кого-то среди Речников.

— Всадник Айшер ещё не вернулся с разведки, — сказал Кестот.

Правитель кивнул и шагнул к дракону, но снова остановился и посмотрел на Фрисса. Тот как раз пробрался к драконьему хвосту и открыл рот, но спросить ни о чём не успел.

— Всё хорошо, Фриссгейн. Труднее, чем обычно, но куда легче, чем в том году, — криво усмехнулся Халан. — Взгляни на новое оружие. Мы, конечно, не Покорители Небес и не алхимики-Некроманты, но кое-что полезное придумали. Он махнул рукой в сторону странных колючих штуковин и понизил голос.

— Не бойся. Начатое в Стеклянном Городе я не упущу из виду ни на сутки. Это — важно, куда важнее, чем очередные беспорядки на границе. Подстанция будет, реактор запустят.

— Сарматы знают о войне? — шёпотом спросил Речник.

— Все станции предупреждены, — ответил Халан и взобрался в седло.

— Следите за востоком! Мои Двухвостки наготове, но быстро они не бегают… Драконы взлетели. Речник Найгис и трое рыбаков, оставив корабль у причала со всеми Листовиками, подошли к Старшему Речнику. Тот хлопнул в ладоши, созывая всех к обрыву. Над пещерами зашумели крылья — дракон принёс мага Янси и пару корзин, от которых пахло варёным мясом. Молодой чародей, оставив груз на песке, встал рядом с Кестотом, с недоумением глядя на шипастые штуки. Фрисс наконец понял, что это — всего лишь плоды Чилима, водяного растения, но зачем Халан привёз их сюда?

— Отряд, нам доставили новое оружие, — Кестот Ойя кивнул на колючие плоды. — Последнее изобретение Халана. Снаружи — водяные орехи, внутри — взрывчатка. Срабатывает от сильного удара. Разделим между кораблями, при встрече с отрядами нежити будем сбрасывать.

Убить мертвяков таким оружием нельзя, но раскидать и временно вывести из строя — можно. Снарядов пока немного… Старший Речник вздохнул.

— Делим поровну — по две штуки на корабль. Тренироваться не с чем, можете попробовать кидаться камнями того же размера, только подальше от обрыва. У меня всё. Речник Найгис, куда пошёл? С вопросом Кестот опоздал — Найгис уже возвращался из пещеры, пряча за спиной оплетённый кувшин.

— Маг Янси привёз обед, у меня полный корабль Листовиков, — сказал он. — А это сок Кууси. Слова Старшего Речника заглушил шум драконьих крыльев. У пещер Альдима тяжело приземлился усталый дракон Всадника Изумруда. Сам Всадник, покачнувшись, сошёл на землю и произнёс приветствие. Глаза у разведчика покраснели и заметно слезились.

— Маг Янси вылетает в степь, отряд разбирает снаряды, а потом обедает, — дал последнее указание Кестот и повернулся к Айшеру.

Фрисс не стал подслушивать их разговор. Речники уже расстелили на берегу циновки и теперь разделывали Листовиков. Найгис заглянул в корзины, с которыми прилетел Янси, и подозвал Фагиту. Вслед за его кошкой прибежали все остальные, даже Алсаг.

— Нам выдали икенур? — заглянул в корзины и Фрисс. Их содержимое по виду напоминало Би-плазму, в которую кто-то накидал рубленых стеблей и колосьев Менши. Найгис поддел кусок, вывалил в миску — полупрозрачное месиво затрепыхалось, и сходство с Би-плазмой стало полным.

— Да, олданский икенур, — согласился Найгис, расставляя пустые миски. — Сгодится. Фрисс, ты же у нас олданец? Хочешь кусок? Тут ещё олданский сыр и молоко.

— Хвала Реке, что я не олданец, — поёжился Речник от знакомого запаха степной еды. Помнил он это варево без крупицы пряностей, помнил и товежье молоко, и протёртый жир с незрелым зерном. Только не думал Фрисс, что посреди Реки вынужден будет снова всё это есть. Он стал делить еду между кошками, Найгис помогал ему — придерживал зверей, не позволяя им сунуть нос в корзину.

— Ещё три дня, и будет Праздник Крыс. А мы сидим тут в засаде… и так уже четвёртый год, Фрисс, — загрустил Речник. — Четвёртый год никаких праздников — как ни лето, так война. А вот если бы твоё Старое Оружие взять и применить к Нэйну, глядишь, не мешали бы нам гулять спокойно… Фрисс нахмурился.

— Ты видел это оружие, Найгис? Видел, что оно делает с землёй и существами?!

— Тихо, тихо, не горячись, — Речник показал ему пустые ладони. — Правильно, что я несу-то… Твоя Кесса там. Ну что ж, говорят, Чёрная Речница — оружие похлеще сарматских ракет… Фрисс уткнулся взглядом в корзину, выгребая со дна остатки корма.

Чёрный узор оплетал его запястья — тонкая вязь линий означала терпение, ожидание и надежду…


Глава 08. Под ненадёжной крышей | Холодный огонь | Глава 10. Саркейса