home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



VI. Александровская колонна

Идея установки в Петербурге триумфальной колонны принадлежит самому Монферрану. Еще в 1814 г., вручая в Париже свой альбом Александру I, он рассчитывал заинтересовать императора победившей державы установкой в России «триумфальной колонны, посвященной Всеобщему миру», и представил проект этой колонны, состоящей из трех частей: основания с пьедесталом, тела колонны (фуста) и венчающей колонну фигуры Александра I в античных одеждах. Идея понравилась, но заказа на ее воплощение Монферран не получил и, как мы знаем, целое десятилетие, с 1818 по 1828 г., был занят проектированием и строительством Исаакиевского собора. Между тем, после смерти Александра I, желая утвердить деяния предшественника, Николай I счел необходимым создать памятник на площади перед Зимним дворцом.

Монферран, к тому времени назначенный главным архитектором Исаакиевского собора, стал автором нескольких других построек. Получив заказ на проект монумента, Монферран писал: «Размышляя предварительно о месте, которое для него было предназначено, мне было легко понять, что скульптурный памятник, каковы бы ни были его пропорции, никогда не удастся согласовать с окружающими его обширными зданиями» [63]. Отказавшись от скульптурного изображения, зодчий приступил к проектированию памятника, задумав его в виде четырехгранного обелиска из цельного куска гранита, по своим пропорциям приближающегося к египетским обелискам времени Среднего царства (обелиск Сенусерта, первая треть II тысячелетия до н. э.) На его гранях должны были размещаться барельефы скульптора Федора Толстого, изображающие эпизоды войны 1812 г.

Вот как обосновал сам архитектор выбор идеи мемориального памятника: «Памятники — это всегда открытая страница, где народ может черпать во все времена знания о прошедших событиях, проникаться справедливой гордостью при виде замечательных примеров, которые ему завещаны славными предками… Граждане будут больше любить города, обогащенные памятниками, которые им будут напоминать о славе Отчизны».

Вскоре пришлось отказаться и от мысли установить на Дворцовой площади обелиск. Главная причина заключалась в том, что он не соответствовал характеру архитектуры ансамбля площади, который формировался в связи с постройкой Главного штаба и приобретал черты завершенности, несмотря на разновременность и стилистическую неоднородность входящих в него зданий.


Огюст Монферран

Панорама Дворцовой площади


Эспланада трех площадей: Исаакиевской, Адмиралтейской и Дворцовой с величавыми зданиями Зимнего дворца и Адмиралтейства, просторов Невы и громады Исаакиевского собора требовала для своего равновесия иной по характеру вертикали. Монферран окончательно утвердился в мысли, что такой доминантой должна стать колонна, которая не превышала бы по высоте шпиль Адмиралтейства и купол Исаакиевского собора, но была соразмерна Дворцовой площади и являлась необходимым композиционным элементом в пространственной структуре архитектурного ансамбля центральных площадей города. Речь шла о том, чтобы создать монумент, достойно отвечающий цели акцентировать центр Дворцовой площади.

Обдумывая архитектурное, пластическое решение монумента, Монферран в поисках возможных прототипов вновь обратился к историческим аналогиям. Теперь уже не древний Египет, а императорский Рим стал источником художественного вдохновения. Из трех античных триумфальных колонн — Антонина и Траяна в Риме и Помпея в Александрии — его внимание привлекла колонна Траяна. Был еще один пример — колонна Славы высотой 43 метра, установленная на Вандомской площади в Париже в 1806–1810 гг. по проекту архитектора Ж. Лемера, который находился под сильным влиянием художественного образа колонны Траяна[43]. Это был в то время самый высокий памятник такого типа. В своем проекте триумфальной колонны Монферран решил превзойти по высоте именно эту колонну.

Считая колонну Траяна непревзойденным образцом по совершенству формы и внутренней гармонии, он писал: «Колонна Траяна, этот наиболее прекрасный образец, созданный людьми в этом роде, естественно представлялся моему уму, и я должен был и в дальнейшем, подобно тому, как это сделали в Риме в отношении колонны Антонина, а в Париже с колонной Наполеона, постараться насколько возможно приблизиться к прекрасному античному образцу» [63].

Вместе с тем Монферран считал недопустимым полное повторение античного образца, он хотел придать колонне специфический характер. «Я заменил спиральные скульптуры этого памятника монолитным стержнем 12 футов в диаметре (3,66 м) и 84 фута высотою (25,56 м), высеченным из гранитной глыбы, на которую я обратил внимание во время частых поездок в Финляндию в последние 13 лет», — писал Монферран. Кроме того, им руководили еще и практические соображения: «Глыба красного гранита, не имеющая недостатков, способная получить наилучшую полировку, не уступающая ни в чем самому лучшему граниту Востока, находится в карьере Пютерлакса, около Фридрихсгама, на том самом месте, откуда были извлечены 48 гранитных колонн Исаакиевского собора» [63].

Приняв решение оставить монумент гладким, без рельефных композиций, Монферран большое внимание уделил построению наиболее точной и правильной формы стержня колонны. Соотношение верхнего и нижнего диаметров, очертания наружного контура, отношение основания к общей высоте — все это требовало самой тщательной проработки. Но самым главным был вопрос выбора кривой утонения стержня колонны. Для достижения наиболее совершенной формы стержня все крупнейшие архитекторы, начиная с Витрувия, предлагали свои способы утонения. Архитекторы эпохи Возрождения Виньола и А. Палладио считали, что на одну треть своей высоты колонна имеет цилиндрическую форму, затем получает некоторое утолщение, после чего происходит постепенное утонение ствола. В каждом случае такие построения производились с помощью расчетов.

Для построения формы колонн Исаакиевского собора Монферран воспользовался этими расчетами. Проектируя Александровскую колонну, зодчий взял за основу пьедестал и базу колонны Трояна, приняв диаметр основания стержня 12 футов (3,66 м), высоту стержня 84 фута (25,58 м), диаметр верхнего основания стержня 10 футов 6 дюймов (3,19 м). Получалось, что диаметр колонны укладывался в ее высоте 8 раз. Отсюда следует, что отношение верхнего диаметра к нижнему составляет 3,19 : 3,66, т. е. равно отношению 8 : 9.

Самую ответственную задачу — утонение стержня колонны, Монферран решил по-своему. Он, в отличие от Витрувия, Виньолы и Палладио, считал, что утонение должно начинаться не с одной трети высоты, а с самого основания, и подкрепил эту точку зрения расчетами, сделанными по методу математика Ламе. Этот расчет подтвердил правильность поставленной Монферраном задачи и позволил создать красивую плавную кривую линию наружного контура колонны. Оценивая ее художественный эффект, Ламе писал: «Вид возвышающейся колонны, элегантно и прочно построенной, вызывает истинное удовольствие, смешанное с удивлением. Удовлетворенный глаз с любовью обозревает детали и отдыхает на целом. Особая причина ее эффекта — счастливый выбор меридиальной кривой. Впечатление, которое производит вид нового сооружения, зависит столь же от возникающей у зрителя мысли о его прочности, как и от изящества форм и пропорций» [63].


Огюст Монферран

План карьера в Пютерлаксе. Гравюра Шрейбера по рисунку О. Монферрана. 1836 г.


Построенная по способу Монферрана кривая утонения ствола дает изумительно плавную линию контура, удачно сочетающуюся с перспективным сокращением. Предложенный Монферраном метод построения кривой утонения вполне отвечает самым строгим требованиям, которые могут быть предъявлены к свободно стоящей, обозреваемой со всех сторон колонне. В этом его большая заслуга.


Огюст Монферран

Сравнительная высота колонн Александра I, Наполеона, Траяна, Помпея и Антонина. Литография Мюллера по рисунку О. Монферрана. 1836 г.


Проект был утвержден 24 сентября 1829 г., и Монферран назначен строителем монумента. Академия художеств, ранее не признававшая архитектора, теперь отдавала ему дань уважения в том же зале заседаний, где десять лет назад происходило обсуждение записки Модюи и ответов Монферрана. 29 сентября 1831 г. Совет Академии по предложению президента Оленина присвоил ему звание «почетного вольного общника». Это звание обычно присуждалось титулованным отечественным особам или очень известным, выдающимся иностранным художникам.


Огюст Монферран

Вид работ в каменоломне. Литография Бишбуа и Ватто по рисунку О. Монферрана. 1836 г.


История создания Александровской колонны изложена в альбоме, изданном Монферраном в 1836 г. под названием «План и детали мемориального памятника, посвященного императору Александру». Весь процесс, связанный с поисками нужного монолита в карьере Пютерлакса, с доставкой его на специальном судне в Петербург, выгрузкой и транспортировкой на Дворцовую площадь, а также момент открытия памятника изложены в этом труде со всеми подробностями.


Огюст Монферран

Фрагмент лесов для подъема колонны. Литография Бишбуа по рисунку О. Монферрана. 1836 г.


Поэтому, не останавливаясь детально на описании всех работ, все же хотелось бы отметить некоторые любопытные эпизоды, сопровождавшие это необычное строительство. Когда колонна уже была подготовлена для подъема, состоялась церемония передачи шкатулки с медалями Монферрану для того, чтобы он вложил ее в специальное углубление в центре пьедестала. В шкатулке находились монеты и медали с изображением Александра I[44]. Среди них — платиновая медаль, выполненная по рисунку Монферрана, с изображением Александровской колонны и датой «1830». На ободе медали надпись: «Александру Благословенному благодарная Россия». Кроме того, в шкатулке находилась пластинка из позолоченной бронзы с надписью: «В лето от Рождества Христова 1831 начато сооружение памятника, воздвигаемого императору Александру благодарною Россиею на гранитном основании, положенном в 19 день ноября 1830 года в Санкт-Петербурге. При сооружении сего памятника председательствовал граф Ю. Литта. Заседали: князь П. Волынский. А. Оленин, граф П. Кутайсов, И. Гладков, Л. Карбоннер, А. Васильчиков. Сооружение осуществлялось по начертанию того же архитектора Августина де Монферрана»[45].


Огюст Монферран

Детали Александровской колонны. Пьедестал, база, капитель и скульптура. Литография Арну по рисунку О. Монферрана. 1836 г.


30 августа 1832 г. было назначено поднятие колонны на пьедестал. Эта строительная операция вылилась в событие общегосударственного значения. Монферран подробным образом зарисовал и описал эту операцию: «Улицы, ведущие к Дворцовой площади, Адмиралтейству и Сенату, были сплошь запружены публикой, привлеченной новизной столь необычайного зрелища. Толпа возросла вскоре до таких пределов, что кони, кареты и люди смешались в одно целое. Дома были заполнены людьми до самых крыш. Не осталось свободного ни одного окна, ни одного выступа, так велик был интерес к памятнику. Полукруглое здание Главного штаба, уподобившееся в этот день амфитеатру Древнего Рима, вместило более десяти тысяч человек. В специальном павильоне расположился Николай I со своей семьей. В другом посланники Австрии, Англии, Франции, министры, уполномоченные по делам, составляющие иностранный дипломатический корпус. Затем специальные места для Академии наук и Академии художеств, университетской профессуры, для иностранцев, лиц, близких к искусству, прибывших из Италии, Германии, чтобы присутствовать на этой церемонии.»[46].


Огюст Монферран

Подъем колонны. Литография Бишбуа по рисунку О. Монферрана. 1836 г.


В течение двух последующих лет производилась окончательная доработка монумента: полировка ствола, уточнение энтазиса, установка бронзовых украшений на пьедестале и фигуры ангела, которая по замыслу зодчего должна была завершать колонну. Создание эскизов и изготовление предварительных моделей было поручено скульпторам С. И. Гальбергу, И. Леппе и Б. И. Орловскому[47]. Академик Б. И. Орловский, несмотря на трудные условия работы, вызванные бесцеремонным вмешательством Николая I, в течение восьми месяцев вылепил в глине и отлил в гипсе фигуру ангела в проектную величину. Однако вопрос о размерах основания под фигуру ангела детально обсуждался в Комиссии построения. Были высказаны мнения об уменьшении его величины. Член Комиссии князь Г. Г. Гагарин считал: «Если колона, воздвигнутая в честь Александра I, должна быть увенчана его изображением, то тогда необходимо, чтобы эта завершающая часть торжествовала над всем памятником, но раз речь идет о символическом изображении, то… эта эмблема должна выглядеть как можно проще, и в этом случае все требования искусства должны быть направлены главным образом на показ ни с чем не сравнимой глыбы гранита и ее прекрасного пьедестала»[48].


Огюст Монферран

Конструкция гранитного пьедестала и лесов с каменным основанием для установки колонны. Литография Ру по рисунку О. Монферрана. 1836 г.


Огюст Монферран

Александровская колонна, Адмиралтейская и Исаакиевская площади. Литография Арну и Байо по рисунку Монферрана. 1836 г.


Огюст Монферран

Ангел с крестом. Скульптор Б. И. Орловский


Огюст Монферран

Барельеф на пьедестале колонны. Художник Д. Скотти, скульпторы П. Свинцов и И. Леппе. Фото 1920 г. Публикуется впервые


Огюст Монферран

Александровская колонна


В результате тщательного обсуждения и голосования члены Комиссии пришли к решению, что следует понизить пьедестал и полусферу, фигуру ангела не увеличивать и отказаться от позолоты. Это решение логически обосновано и раскрывает художественную идею монумента как памятника героическому подвигу народа в Отечественной войне 1812 г.

За сорок лет жизни в России Монферран творчески пережил две исторические эпохи, являясь современником и исполнителем воли двух российских императоров — Александра I и Николая I. В художественной стилистике это три этапа развития русского классицизма: ранний, зрелый и поздний и начало эклектики, что не могло не отразиться в его работе над двумя монументами, столь не похожими один на другой. Александровская колонна — памятник Александру I. Проектируя его, Монферран отступил от традиционного увенчания колонны статуей императора и завершил ее аллегорической группой, изображающей ангела с крестом и змею, извивающуюся перед ним. Это обобщенный и глубокий по содержанию образ, хотя памятник не содержит ни одного изображения, даже в барельефах, связанного непосредственно с эпизодами Отечественной войны или деяниями императора, за исключением фигур Победы и Мира, заносящих на скрижали даты исторических побед русского оружия.


Огюст Монферран

Александровская колонна через решетку ворот Зимнего дворца


Монферран постоянно напоминал, что Александровская колонна — подобие колонны Траяна. Отмечая сходство, он вместе с тем видел и различие, которое с его точки зрения состояло в том, что Александровская колонна в отличие от колонны Траяна лишена сплошной ленты барельефов, посвященных событиям войны. Однако это скорее внешний признак. Различие же имеет гораздо более глубинный характер.

Фигура ангела с крестом, венчающая Александровскую колонну, символична. Она выполнена пластически укрупненно, без излишних деталей, и слита воедино с подножием и пьедесталом, которому придана отличная от стержня колонны обработка. На четырех барельефах пьедестала расположены символические изображения рек Немана и Вислы, с которыми связаны события Отечественной войны 1812 года, а также аллегории Победы, Мира, Мудрости, Правосудия, Милосердия и Изобилия в окружении древнеримских воинских символов и русских боевых доспехов.

Композиции барельефов прорисованы Монферраном. Он прекрасно увязал масштаб этих композиций с монументальными формами колонны. Барельефы выполнялись в проектную величину художником Д.-Б. Скотти. Модели делали скульпторы П. Свинцов и И. Леппе, орнаментальные украшения скульптор Е. Балин, а бронзовые отливки выполнялись на заводе Берда (ныне Адмиралтейский).

Если продолжить сравнение Александровской колонны с колонной Траяна, то необходимо заметить, что последняя в период создания была увенчана фигурой бронзового орла — символа императорской власти, а лишь после смерти Траяна — скульптурным изображением императора (в средние века была установлена статуя апостола Павла). Таким образом первоначальное символическое содержание этого монумента было выражено более определенно, и это скорее роднит оба памятника, чем их разъединяет, хотя другие характерные черты свидетельствуют об их различии.

Александровская колонна создана из другого материала, который имеет другой цвет и другую структуру поверхности, другие пропорции и очертания контура ствола и даже иную композицию. В отличие от колонны Траяна Монферран поставил пьедестал колонны на уширенный стилобат и небольшую ступенчатую террасу. От этого сооружение только выиграло в плане монументальности, ибо у античного прообраза переход от горизонтали основания к вертикали колонны кажется недостаточно плавным. Все это позволило Монферрану создать не подобие и не подражание, а самостоятельный памятник, прекрасные качества которого не мешают однако увидеть неподражаемые особенности античного оригинала.

Торжественное открытие монумента состоялось ровно через два года после установки колонны на пьедестал — 30 августа 1834 г. Сохранилось воспоминание об этом событии поэта В. А. Жуковского: «И никакое перо не может описать величия той минуты, когда по трем пушечным выстрелам вдруг из всех улиц, как будто из земли рожденные, стройными громадами, с барабанным громом, под звуки Парижского марша пошли колонны русского войска… Начался церемониальный марш: русское войско прошло мимо Александровской колонны; два часа продолжалось сие великолепие, единственное в мире зрелище… Ввечеру долго по улицам освещенного города бродили шумные толпы, наконец освещение угасло, улицы опустели, на безлюдной площади остался величественный колосс со своим часовым».

Колонна гармонично вписалась в ансамбль Дворцовой площади и стала неотделима от арки Главного штаба. Монферран расположил ее не в геометрическом центре площади, а на оси арки Главного штаба и центрального проезда Зимнего дворца. С установкой Александровской колонны возникла определенная доминантная связь между куполом Исаакиевского собора, башней Адмиралтейства и вертикалью колонны. Появилась возможность рассматривать их вместе как объемно-пространственную структуру всего архитектурного ансамбля центральных площадей города. Градостроительный талант Монферрана проявился в том, что он сумел сделать близкими по масштабу и тем соединить два своих творения — Исаакиевский собор и Александровскую колонну, которые совершенно различны по абсолютным размерам и массе, — с главным градостроительным акцентом города — башней Адмиралтейства.

Колонна видна в перспективе четырех улиц, выходящих к Дворцовой площади, и архитектурное ее восприятие меняется в зависимости от места обзора. Наиболее интересна хорошо известная перспектива, открывающаяся от Невского проспекта по улице Герцена к арке Главного штаба и далее к самой площади, композиционным центром которой является арка.


* * * | Огюст Монферран | VII. Работа в Петербурге и пригородах и в Нижнем Новгороде