home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Внекорабельная деятельность

Сначала завыла сирена, своим непотребным гласом заглушив божественный звон колокола, а потом уж начался хаос.

Навстречу Резаку, цепляясь за поручни, точно крысобелки – за ветки, спешили перепуганные людишки. Один из них, маленький, с раскосыми глазами, наскочил на Резака и буквально сам нанизался животом ему на когти. Брошенная людишками толстенная кишка извивалась и хлестала по стенам, оставляя на них влажные слизистые пятна. Резак, как мог, уворачивался, но пару раз его хорошенько приложило кишкой, едва не сломало кости, хотя скелет у него куда крепче, чем у обычного человека.

А потом в лицо пахнуло теплом, будто ветром донесло воздух от костра.

«Впереди пожар, – понял Резак. – Край! Это он – враг! враг! – расстарался! Только гнусный сталкер мог поджечь подходы к себе! Но огненное заграждение не спасет его от заслуженной кары!»

Так что когда бушующее пламя устремилось к нему, пожирая пластик и кислород на своем пути, Резак без страха ворвался в огонь. В его тело были вшиты приборы, спасшие его от пожара, который сжег Заводом. Одни из них, активировавшись, воздействуют на ко-жу так, будто она покрывается тончайшей защитной пленкой, изолирующей от пламени, а другие – заменяют легкие, помогая дышать там, где вообще нет воздуха.

Лишь только миновав два блока и упершись в закрытый люк переборки, Резак вспомнил, что с некоторых пор приборы отказывались служить хозяину. Если б он засомневался в себе и своих приборах, он бы отступил, и Край одержал бы победу, но все вышло иначе.

Теперь Резак явственно чувствовал поддержку Лифта.

Он схватился за люк – приборы, вживленные в мышцы и кости, отозвались приятным зудом – и выдрал его с «мясом».

* * *

У меня никогда не было сердечного приступа, но мне кажется, что это сродни.

Вот я смотрю на того, кто только что был крутым космонавтом Савелием Фартом и враз опустился до неуверенного в себе чмошного Панка, хихикающего и хохочущего ничтожества, внешность и манеры которого просто-таки умоляли относиться к нему как к существу третьего сорта… – и вот уже на глазах у меня серая пелена!

Я не могу найти точку опоры, которой и так тут быть не может, я падаю в пустоту, хотя упасть в принципе нельзя, и серость становится угольным мраком…

«Край, – слышу издалека шепот, и не могу определить, кто говорит со мной, нынешний Панк или прежний Фарт, – мы должны что-то придумать! Мы обязаны их остановить! Другого шанса у нас просто не будет. Они наверняка сделают все, чтобы в следующий раз никто не смог попасть на Эм-Ка-Эс, пробравшись в капсулу лифта на Земле!..»

Да, мне было муторно и неприятно смотреть на то, как у взрослого мужика сорвало крышку чайника, но то, что происходило со мной сейчас, было еще гаже, потому что я ничегошеньки не видел. Макс Край, самый крутой сталкер всех времен и народов, взял да и ослеп на орбите матушки Земли! Ну не смешно ли подшутила надо мной злодейка-судьба?!

И тут я вспомнил про игрушку Патрика.

Красную гоночную машинку со спойлером.

Ту самую, которую сынок мой забыл в пассажирском терминале перед тем, как самолет с ним на борту рухнул, сбитый ракетой террориста. И в тот же миг отчетливо увидел эту игрушку в непроглядном мраке. Только ее – и больше ничего, даже собственных пальцев, обхвативших дешевый китайский пластик! Злодейка-судьба, будто издеваясь, специально совала мне под нос игрушку сына, напоминая о невосполнимой утрате, как бы лишний раз говоря, что я полное ничтожество, раз не сумел добыть денег на постройку клуба, потерял телефон, связывавший меня с временем нашей реальности, и не смог спасти человечество от уничтожения, проделав такой долгий, полный опасностей путь!..

Мне хотелось вцепиться себе в горло и вырвать кадык, потому что воспользоваться ножом в моем случае слишком гуманно. И я уже протянул свою невидимую руку к невидимому горлу, когда заметил кое-что… Оси машинки. Они какие-то странные.

Я пригляделся, прищурил один глаз, – и обомлел.

Да это ж те самые активаторы, без которых никак не справиться с врагами рода людского!..

Перед глазами вспыхнуло и пронеслось, второпях наслаивая одну картинку на другую:

– …Ну а теперь, Адольфо, я хотел бы получить активаторы. Надеюсь, они при вас? – сказал Новак.

– Да-да, конечно… – Толстяк засуетился, сунул руку в карман и вытащил маленький прозрачный пакетик, в котором что-то было… [99]

…Патрик шагнул к толстяку и двинул его ногой в пах. Толстяк ойкнул и выронил пакет. Патрик опустился на пол, поднял пакет и на четвереньках заполз под стол…

…Следом за любимой красной гонкой Патрик вытащил из кармана прозрачный пакетик. В нем лежали две продолговатые серебристые штучки, вроде бы металлические. По размеру – Патрик тут же приставил одну к машинке – они отлично подходили как замена осей, потерянных в подвале.

Он вставил штучки в отверстия гонки, а потом надел на новые оси пластмассовые колеса, которые это время хранились в кармане и дождались-таки счастливого для них момента…

Это знак свыше! В тот момент я прямо-таки был готов поверить в святость небес!

Пространство вокруг меня перестало быть угольно-черным, посветлело, наполнилось красками, и все предметы обрели небывалую четкость…

Вновь прозрев, я взглянул на игрушку иначе.

Как на прощальный подарок моего сына всему человечеству.

* * *

Резак фигурой из мрамора – если фигуры из мрамора могут дымиться – застыл перед полупрозрачной мембраной, отделяющей его от священного места всех мертвых детей Полигона. Тут – обычный блок, где все выгорело. Но там… Там Исток, из которого зародилась жизнь на территории, ограниченной Стеной.

И то же время за мембраной притаился враг, способный на все что угодно! И он точно – без вариантов! – задумал недоброе. Края нужно остановить, уничтожить! Всего лишь сделать «шаг», то есть оттолкнуться от поручня, за который Резак держался, и проникнуть за мембрану, а уж там-то…

Однако Резак медлил. Кровь пульсировала в висках, чесалась под защитной «пленкой» кожа по всему телу, и когти с тихим шелестом то выдвигались из-под ногтей, то прятались в подушечках пальцев.

Тяжело дыша, – спасибо приборам, заменяющим отключившиеся легкие! – клацая клыками, он никак не мог себя заставить сдвинуться с места.

Ведь ворваться в святыню было для него так же кощунственно, как попытаться вернуться в лоно матери!..

Резаку хотелось выть. Он не знал, что делать. Не знал, как именно поступить – верней.

Дождаться Края здесь, и когда тот выйдет, уничтожить его? Но тогда сталкер, никак не остановленный, может навредить Истоку!

Или все же атаковать Края сейчас, нарушив табу, прописанное на генетическом уровне?!

Сжав кулаки, Резак зарычал.

* * *

Значит, не просто из-за денег на клуб и ради мести Максимку Краевого занесло аж на МКС. Бабло и кровь за кровь – это слишком мелко! Все гораздо круче! Это сынок позвал любимого папочку на небеса, где теперь его дом. Патрику нужна зашита. Он как бы намекнул мне, что нельзя позволить чужакам хозяйничать в околоземном пространстве и гадить на нашу планету!

Я все понял, сын. Я все сделаю, как надо.

И скоро мы будем вместе.

Теперь надо всего лишь аккуратно снять с машинки колесики, сунуть их в карман, еще пригодятся, ведь когда-нибудь починю игрушку, – ха-ха, а как же, обязательно починю! – затем извлечь из пазов оси, которые на самом деле есть не что иное как…

– Сава, дружище, вот активаторы! – держа в одной руке два штыря из редкого сплава, другой я хлопнул чрезмерно смешливого космонавта по плечу, из-за чего он покачнулся. – Я пошутил. А ты что, поверил?

Тут же перестав истерически хихикать, Фарт одарил меня бешеным взглядом. Удивительно, что не накинулся с кулаками. Сработали навыки покорителя космоса – он мгновенно взял себя в руки.

И мы оба обернулись к лилово сияющему телепорту.

Пора активировать БОВ «Гремлин» и, включив «геометрию» на реверс, отправить жукоглазым алиенсам подарочек с околоземной орбиты.

Время расплаты настало.

* * *

Мембрана порвалась под напором тела Резака, облепила его, умоляя больше никогда не истязать. И он, физически испытав ее боль, на миг потерял способность ориентироваться. Ослепив его, мембрана лишила Резака преимущества внезапного нападения. Впрочем, это уже не имело никакого значения.

Как только его отнесло от мембраны и покровы ее соскользнули с тела, сомкнувшись следом, мгновенно зарастив рану, он упал на колени и вновь обрел способность нормально двигаться. А прекрасный воздух Истока, попав Резаку в легкие, подействовал на него точно армейский стимулятор, придал ему сил, воодушевил. Зря Резак сомневался! Надо было сразу действовать! Ему тут рады, Исток доволен визиту детища с поверхности планеты!

Резак увидел перед собой Края. Тот стоял спиной к Резаку. А рядом с ним был…

Поначалу Резак принял спутника Края за мутанта и аж оторопел, ведь на территории Полигона он остался единственный, кто произошел от жалких людишек точно так же, как те произошли от еще более низменных животных – обезьян. Яркий гребень на черепе второго человечишки ненадолго ввел Резака в заблуждение.

Щелкнули челюсти, когти клацнули по полу.

Резак сгруппировался, изготовившись для атаки.

* * *

Вновь взвыла сирена. Чернобыльскому ежу ясно: включилась дублирующая электросеть, вот и заголосило по полной, втрое громче, потому что дубль уничтоженной системы жизнеобеспечения еще не включился, не загудел.

Сквозь вой четко слышалась речь командира МКС: «Всем членам экипажа срочно занять свои места в эвакуационных модулях! Начинается стартовый обратный отсчет!»

Ну прям как в научно-фантастическом кино!

Однако меня и Саву Фарта, колдующего у пульта управления телепортом, эта фантастика нисколечко не касалась. У космонавтов свой праздник, а у нас – свой. Нависший над здоровенной панелью Савелий без преувеличений являл собой ныне одушевленную непокорность судьбе и обстоятельствам. Он живо, без сомнений, четко зная, что делает, шлепал ладошками по сенсорному экрану, и экран откликался на его прикосновения, выводя все новые и новые окна, которым срочно требовалось прикосновение. На Фарта было любо-дорого смотреть. Он внушал оптимизм. Именно тогда я поверил, что у нас все получится.

И тогда же все пошло наперекосяк.

Я услышал рычание за спиной и обернулся как раз в тот миг, когда тварь, подкравшаяся сзади, кинулась на меня. Клыки, когти, рога… Все это промелькнуло у меня перед глазами, когда я, резко пригнувшись, пропустил над собой воняющую тухлой рыбой и дымом тушу.

Туша шлепнулась на пол, приземлившись на четыре конечности, и тут же развернулась ко мне. Яростно сверкнули глаза.

– …Резак, мы еще встретимся!!! – напрягла глотку Милена, но ее крик услышал разве что я…

Вот и встретились. Ты как в воду смотрела, любимая.

Ведь это Резак напал на меня.

Сильно постаревший, опустившийся какой-то, грязный весь, без единого клочка одежды на поджаром мускулистом теле, покрытом сотней бугристых шрамов… и все-таки это был тот самый мутант, который хотел отобрать у меня Милену! Я сразу узнал его, хотя он довольно сильно изменился.

Но как это чудовище оказалось здесь, на МКС?!

Ответ очевиден: прибыло сюда вместе с нами на космическом лифте, только в другом отсеке.

– Ка-ак-кой ж-же ты г-глупый, ум-мник, – осклабился Резак, и мне захотелось оторвать ему змеиное раздвоенное жало, выскользнувшее в разрез тонких губ, а потом вышибить все его торчащие наружу клыки. – Я уб-бью т-тебя! Т-твое с-сердце с-сожру!!!

– Да пошел ты! – Я показал чудовищу оттопыренный средний палец.

Резак обиженно зашипел.

Не обращая внимания на нашу светскую беседу, не слыша воя сирены и обратного отсчета, Савелий Фарт продолжал молотить ладонями по пульту управления, рядом с которым стояли два баллона с химическим оружием. Как по мне, Саве надо бы поторопиться, а то у нас возникли некоторые осложнения. Хоть я и бравировал, тыча Резаку пальцем, но все же отдавал себе отчет: нам не совладать с мутантом, слишком он силен. Ни единого шанса победить его в честной схватке у нас нет.

– Сава, у нас гость! – крикнул я, предупреждая товарища об опасности.

На долю секунды отвлекшись от пульта и сразу же оценив обстановку, Фарт схватил один баллон и швырнул его мне. Не знаю, для чего Савелий это сделал. Быть может, он хотел, чтобы я с помощью активатора – оба штыря были у меня – привел «Гремлин» в боевое состояние. Но все-таки я думаю, он хотел отвлечь Резака. И у него это получилось. За миг до того, как мутант прыгнул бы на меня и растерзал, порвал бы в клочья, его приоритеты изменились. Резака настолько заинтересовал баллон, что монстр перенаправил вектор атаки и взвился в воздух, точно рысь – вслед за взлетающей горлицей.

Так Фарт выиграл для меня пару секунд жизни.

Для кого другого – так немного, чуть всего. А для меня – целую вечность.

Я метнулся к Саве, ведь нужно было во что бы то ни стало передать ему активаторы, чтобы он сделал то, ради чего мы здесь.

У Фарта появится небольшая отсрочка, пока Резак будет разбираться со мной. Уверен, мутант не удовлетворится быстрой моей гибелью, он захочет поиграть со мной, как кошка с мышью, он собирается помучить меня, нанося одну рану за другой и наслаждаясь моими жалкими попытками продлить агонию. И я обязательно оправдаю все надежды этого подонка, я даже буду умолять его и ползать перед ним на коленях. Я сделаю все, чтобы протянуть как можно дольше.

Чтобы Фарт успел.

Потому что ничего нет важнее того, что мы задумали.

Меня-то все равно уже нет. Я погиб там, на взлетной полосе, вместе с моей семьей, сгоревшей в сбитом «Боинге». А у Савелия еще есть шанс если не спасти Землю, то хотя бы намекнуть мусорщикам, что мы тоже не промах и можем наподдать в ответ.

Однако я поспешил себя хоронить, ведь дальше события развивались столь стремительно, что рассказ о них займет куда больше времени, чем все происходило в реальности.

Действия Фарта нельзя было переоценить, слаженностью его решений и поступков можно было только любоваться. В тот момент, когда Резак, схватив баллон, шлепнулся на пол и напрягся, чтобы запрыгнуть на мою спину, а я почти что уже домчался до пульта, Савелий со звонким шлепком впечатал ладонь в сенсорную панель – и тут же лиловый «жидкостный» периметр, ограничивающий геометрию, на треть распахнулся, высвободив ту дрянь, что скопилась в телепорте. И произошло это очень вовремя, потому что тысячи контейнеров-яиц, с хлюпом вывалившись на пол блока, не только освободили приемник, но погребли под собой Резака, который так и не успел на меня наброситься. Ну а после уже сверху высыпались еще и тонны извивающихся, похожих на куски мяса «червей», целью которых было быстренько зарыться в завал и не мозолить нам глаза своим неаппетитным видом.

– Макс, живей! – обернулся ко мне Сава. – Это надолго его не задержит!

Я уже и сам видел, как ворочается груда липких слизистых контейнеров, наполненных смертельно опасными приборами. Многотонной тяжестью нормального человека уже расплющило бы до состояния отбивной, но мутанта по имени Резак не так просто уничтожить. Вот-вот он выберется из-под завала, и тогда…

Но не будем о грустном.

Будем подвиг совершать.

Я присел у последнего оставшегося баллона с БОВ и внимательно осмотрел его. Мало ли, может, тут другая конструкция, отличная от тех баллонов, с которыми я имел дело в банановом раю? Ошибиться в самом финале операции – такой роскоши я не мог себе позволить. К счастью, баллон оказался уже знакомой конструкции: с переходником-шлюзом для активатора в верхней части, возле маркировки с черепом и костями. В одно движение я отодвинул пружинный затвор – пальчики помнили все; не зря нас командир дрессировал перед заданием много лет назад. Затем вставил внутрь переходника «ось машинки», защёлкнул затвор, проверил, плотно ли прижало пружиной уплотнитель, и, громко выдохнув, нажал на едва заметную, точно прыщик на заднице, кнопку спуска.

Со лба у меня скатилась капля пота, шлепнулась на чешуйчатую плитку – и одновременно с ней активатор булькнул в жидкий «Гремлин».

Внутри баллона тут же началась реакция, я точно это знал. Жидкость начнет выделять газ и, когда его давление достигнет определенной критической точки, клапан стравит лишнее, выпустив в атмосферу такое количество отравляющего вещества, что хватит чуть ли не на всю планету, если газ этот распылить в верхних слоях атмосферы. И случится это ровно через пятнадцать секунд. Тогда ни меня, ни Фарта, ни вырвавшегося из-под завала Резака не смогут спасти даже защитные костюмы максимального уровня, даже скафандры для работы в открытом космосе.

Савелий Фарт смотрел на меня с деловитым интересом. Его встопорщенный крашеный гребень уже не казался мне смешным. Отнюдь. Внешность – ерунда, главное – что внутри у человека, из чего он слеплен и что думает.

С головы до ног – весь вообще! – облепленный яйцами Резак, совершив поистине невозможное, вырвался из липкого плена мусорных контейнеров. Он был настолько силен, что не только сумел выбраться на поверхность завала, но еще и прыгнул с его вершины прямо к нам! При этом с него слетели целые гроздья контейнеров-яиц, но пойманный баллон он так и не выпустил из когтистых лап.

– Ж-жалк-кий чел-ловеч-чишка! С-сож-жру!!!

Дожидаться, пока Резак отобедает мной без специй и соли, я не стал – хорошенько размахнувшись, швырнул в мусороприемник телепорта баллон с БОВ «Гремлин» с помещенным внутрь активатором. И этот мой бросок на короткую дистанцию подействовал на Резака так, будто он – овчарка, которая привычно срывается с места, стоит хозяину швырнуть палочку. Такое впечатление, что он не владел собой, что им управляла некая сила, воспротивиться которой никак не получалось, – что-то такое промелькнуло в глазах Резака, какая-то обреченность, даже покорность предназначению. Хотя, быть может, мне просто показалось. Точно одно: с неимоверной скоростью он кинулся следом за баллоном прямо в приемник и ловко схватил металлическую емкость до того, как она приземлилась на основание «геометрии». И только нижние лапы Резака коснулись основания, как тут же – мгновенно! – лиловая «водяная» завеса мусороприемника схлопнулась, затворив периметр и Резака внутри него.

– Есть, Макс! Есть! – Фарт продолжал колдовать над пультом.

Все громче и громче выла сирена, как бы намекая, что до старта спасательного модуля осталось всего ничего. Внутри телепорта бесновался Резак. Прижимая к себе баллоны, точно они – его грудные дети, он плечами и рогами то и дело таранил периметр, надеясь его прорвать. Не знаю, из чего был соткан «водянистый» ограничитель, но благодаря стараниям мутанта на нем появилось множество выпуклостей. Эдак Резак еще и вырвется из ловушки, в которую угодил!

– Сава, скоро ты там?! – Мне очень не нравилась активность мутанта: в преграду тот лупил уже с методичностью отбойного молотка и останавливаться, похоже, не собирался до полной своей и окончательной победы.

– Потерпи, Край, сейчас вот уже… – Все свое внимание отдав пульту, Фарт совершал над ним магические пассы: то показывал сканеру сетчатку глаза, то вводил пароли и подтверждал их отпечатками пальцев и такими образцами ДНК, как слюна и кровь.

Резак радостно взревел – его рога продырявили-таки ограничитель. Тут же в дыру ударил кулак, расширив ее, и вот уже вся лапа по самое плечо оказалась снаружи лилового периметра телепорта.

– Сава, а оно сработает так?! – намекнул я на то, что герметичность мусороприемника нарушена.

Не глядя на меня, Фарт пожал плечами – мол, а какая уже разница? Он продолжал сосредоточенно вводить команды. По щекам его струились ручейки пота, на спине и в подмышках потемнела униформа.

И то верно. Как говорится: «Или пан, или пропал». Третьего нам не дано. Тем более Резак уже настолько прорвал периметр, что просунул в дыру рогатый череп. Еще немного – и хищный мутант окажется на свободе, и тогда не только нам несдобровать, но и сорвется вся операция, стоившая жизни двум нашим товарищам!

Резак рычал и щелкал клыками, расширяя отверстие. По «водянистой» поверхности периметра беспорядочно, сталкиваясь друг с другом, наслаиваясь и вздыбливаясь штормовым предупреждением, пошли волны. И вообще весь телепорт, его «геометрия» с периметром и блоком, начали вибрировать. Чешуйки плитки у меня под ногами приподнялись. Если б не толстая подошва ботинок, стопы мне посекло бы. А если учесть, что я едва уже стоял на ногах и в любой момент мог упасть, то… Из пульта управления повалил дым – оборудование настолько было адаптировано для работы с людьми, что даже вполне по-земному реагировало на перегрев.

Лиловый ограничитель под напором мутанта с треском и брызгами лопнул, и Резак с баллонами в лапах взвился в удушливый воздух блока. Его морда довольно осклабилась, ничто ведь уже не могло остановить монстра и помешать ему расправиться с нами!

Но вдруг он замер в двух метрах от основания телепорта, точно угодил в жидкое стекло, мгновенно сковавшее его.

Всего на короткий миг замер Резак.

На долгий, как жизнь вселенной, миг.

И тут же его облепило обрывками лилового периметра.

И пространство между верхней и нижней «геометрией» пронзили сотни голубых молний.

Шваркнуло, грохнуло, ухнуло, запахло озоном и аммиаком. Но главное – Резака вместе с баллонами распылило. В прямом смысле распылило. Какую-то долю секунды Резак еще оставался собой, даже будучи уже сильно дискретным, но вот уже пыль сжало в шар диаметром около полуметра, а потом еще сильнее сжало, и еще, и вот он уже исчез.

Из пульта управления, экран которого затянуло темным со светлыми цифрами скринсейвером, посыпались искры, но аппаратура все еще работала! А вот чешуйки плит под ногами опустились, больше не пытаясь испортить мне обувь.

– Получилось! Реверс сработал! – заорал Фарт, подняв над головой кулак. – Баллоны с «Гремлином» отправились к мусорщикам!

Что я почувствовал в тот момент? Ну уж точно не радость победы. Скорее, облегчение и уверенность, что все закончилось. Теперь можно и помереть спокойно. Целая МКС станет мне могилой. Скоро улетит модуль, и мы тут останемся с Фартом вдвоем. Поговорим о том, о сем, а потом тихонечко себе подохнем от удушья, когда закончится воздух. Тихая мирная смерть. Почти как в собственной постели.

И вот тут я увидел, что скринсейвер на экране пульта не просто темное пятно со звездочками или же аквариум с виртуальными рыбками, а всего лишь электронные часы, показывающие не только время, но и дату.

Если бы я мог протереть глаза и ущипнуть себя за руку, то так бы и сделал.

Но меня буквально заклинило!

Потому что часы утверждали, что сегодня – ровно тот самый день, когда… не может быть! Или может?! То есть только через сутки Милена заберет Патрика и уйдет от меня!

И нет, это не ошибка, не сбой программы, не чья-то злая шутка.

Все из-за Полигона. Время на нем течет иначе, чем во внешнем мире. Если хочешь вернуться в ту же реальность, которую покинул, нужна надежная связь с ней. И у меня такая связь была – мобильная связь. У меня же был специальный телефон. И я лишился его на просеке у космического лифта. Вот почему, покинув запретную зону, я попал в прошлое! Причем весьма удачно попал! Неимоверно удачно!

Это второй знак свыше, не иначе.

Вернусь домой, поставлю свечку в церкви!

Нет, в этом не было ничего и близко похожего на религиозный экстаз. Просто… Просто у меня появилась надежда на то, что еще не все потеряно.

Однозначно ни хрена еще не закончилось! Все только начинается!

Я помог Фарту остановить пришельцев, а теперь, когда дело сделано, я просто-таки обязан выжить и вернуться на Землю, чтобы спасти Милену и Патрика от гибели!

Пусть и без билета, мне нужно занять место в спасательном модуле!

* * *

– Сава, мы должны добраться до спасательных модулей!

Савелий Фарт улыбнулся с печальной нежностью, умиляясь моей непосредственностью, граничащей с идиотизмом.

– Макс, это невозможно. Просто расслабься и наслаждайся осознанием того, что мы совершили. Мы герои, Макс. Самые настоящие герои. И пусть никто никогда…

Меня едва не вывернуло от этой пафосной чуши. И потому, пока не стало совсем уж плохо, я врезал ему в живот, чтобы прервать поток словоблудия и включить заслуженному космонавту мозг, давно уже, похоже, простаивающий на холостом ходу.

– Дружище, хочешь тут геройски сдохнуть – по-дыхай, твое право. Но сначала ты вытащишь меня отсюда. Или я тебя задушу вот этими руками, – я показал Саве, какими именно конечностями буду лишать его жизни. – И смерть твоя будет постыдной, никак не для учебника истории.

Выпрямившись, – от удара в живот его согнуло – Савелий Фарт заговорил вполне осмысленно, без прежних закидонов:

– Тем путем, что пришли, выбираться смысла нет. Там все выгорело. Поэтому двинем через следующий блок. Надо добраться до шлюзовой камеры, надеть скафандры и… Но, Макс, ты даже не представляешь… В общем, я повторюсь: у нас с тобой нет шансов вернуться на Землю. Надо просто смириться с этим.

– Да пошел ты! – позволил себе не согласиться с ним я.

* * *

И вот мы в герметичной шлюзовой камере.

В центральной части камеры два кольцевых шпангоута с люками для выхода в открытый космос. Люки диаметром около метра. В каждом по иллюминатору. Справа – контейнеры для хранения оборудования и инструментов. Слева – для хранения скафандров. Значит, нам налево.

– Макс, нужно проверить все системы. Причем десять раз, а то и больше. Аккумуляторы проверить, литиевые патроны… Вообще все! Тщательно! Если в систему охлаждения попадет воздух…

– То она не будет работать, и мы умрем.

– Да! Да, Край, мы умрем!

– Но у нас нет на это времени. И если мы не успеем добраться до модуля, то все равно нам конец.

Фарт еще что-то лепетал про то, что подготовка к ВКД, то есть к внекорабельной деятельности, ведется две-три недели. Тщательно подготавливаются скафандры: на них что-то устанавливается, они подгоняются под конкретного космонавта, их просушивают…

– Дружище, а они что, мокрые в обычном своем состоянии?

Но Сава меня принципиально не услышал.

Он вопил, что для ВКД подбирается белье, есть ведь, кстати, специальное белье для выхода в космос. А еще надо проверить костюмы водяного охлаждения…

Так-так, Фарт начал повторяться. Про охлаждение я уже слышал. Я сказал ему, что прекрасно все понимаю, что да, я способен понять необходимость удобства скафандров для меня и для него, что никуда не годится, если он, сволочь такая (это я про скафандр), будет мне натирать, а то и вовсе не подходить по размеру. Он не поверил. Тогда мне пришлось употребить все свое красноречие, чтобы убедить его в своей способности осознать, что все тут у нас должно быть готово к снижению давления и полной разгерметизации модуля. Мои доводы и заверения не убедили Фарта, который активно ковырял и вертел так и сяк наши «Орланы», у которых справа на груди имелась эмблема с надписью «ИМПЕРКОСМОС», а слева бирка – «ОРЛАН-МК» с номером. Пока мы надевали их и натягивали светлые перчатки с почему-то черными кончиками пальцев и желтыми ладошками, Савелий Фарт уверял меня, что это все очень сложно, и я даже не представляю, насколько вообще все сложно, и что мы полные безумцы, если рассчитываем нахрапом вот так вот все сделать, и что он-то, конечно же, самый никакой не безумец, в отличие от меня, виновника пожара и вообще всех наших бед.

Я же тем временем рассматривал его в новом прикиде, зная, что на мне точно такой же. По две лампы по обе стороны «башки». Красные полоски на рукавах и красные «лампасы» на штанах. Зеркала на рукавах – чтобы читать «перевернутые» надписи. На перчатке скафандра – табло, которое показывает резерв времени. Резерв этот зависит от зап

А потом мы надели по сейферу. Американские реактивные ранцы прилегли к имперским скафандрам как влитые, будто для исконных врагов сделанные. Шутка. Пришлось изрядно повозиться, пока мы закрепили их друг на дружке. Теряя драгоценные секунды и минуты, я все ждал, что спасательные модули – правильнее называть их СА, то есть спускаемые аппараты – отвалятся от МКС без нас. Однако этого пока что не случилось.

– Поехали! – скомандовал я, и крышка люка открылась в камеру.

Изнутри и снаружи на люке есть круговой поручень, за него можно и нужно хвататься, а снаружи нас ждала непроглядная пустота. Через долю секунды я увидел мельчайшие царапинки звезд, и понял, что глаза еще не адаптировались – в шлюзе ведь было куда светлей.

Так началась моя первая и, надеюсь, последняя ВКД. Проще говоря – выход в открытый космос. И вот тут, вне МКС, на бравого сталкера Макса Края накатил страх. Это был лютый неконтролируемый ужас: зубы стучали, в груди бухало свинцовое сердце, я не мог дышать… Потому что вокруг ничто и никуда. Нет точек опоры. Человеку – тому животному, которое является мной и которое берет контроль над разумом в стрессовых ситуациях, было очень некомфортно. Так некомфортно, что я боялся, как бы мои сфинктеры не расслабились, сбросив лишний вес, который, по их инстинктивному мнению, помешает мне быстрее бежать от смертельной опасности.

Станция как раз пролетала над солнечной стороной Земли. И потому перчатки – они из резины – нагрелись. Это явственно чувствовалось. А вот в самом скафандре ничего такого, все, как и прежде. Только тесноват он мне, хотя я отнюдь не гигант рода людского, не великан какой. Из-за того, что я весь скукоженный и зажатый, уже разболелась спина. «Ничего, – успокоил я себя, – в любом случае это ненадолго».

Внешне МКС напоминала… большой крест, короткая поперечная перекладина которого располагается посередине продольной, длинной, и от перекладин идут еще ответвления, некоторые соединяются в замкнутую систему, образуя чуть ли не лабиринт. Перекладины эти, кстати, состоят из лабораторных и служебных модулей, функционально-грузовых блоков, ферм и пристыкованных космических кораблей. И все это ощетинено антеннами и панелями солнечных батарей… Красота, да и только!

На наружной поверхности переходного отсека, как и прочих отсеков, закрытой панелями многослойной экранно-вакуумной теплоизоляции и противометеоритными экранами-радиаторами, а там, где их не было – углепластиковыми экранами сотовой конструкции (обо всем этом мне поведал Фарт), хватало кронштейнов, чтобы закрепить на них телекамеру, поручни, антенны, какие-то блоки и агрегаты, а также солнечные батареи.

Но не только.

По настоянию Савы мы захватили с собой по два фала. Зачем они нам? Мне – не знаю. А Фарт к поясу своего скафандра прикрепил оба этих синих фала со страховочными карабинами: один ремень короткий и жесткой длины, второй легко растягивается и пружинит, как объяснил мне напарник. Он всерьез намеревался с помощью фалов перемещаться. Делать это можно было следующим способом: продвинуться немного вдоль поверхности МКС, на новом месте зацепить один карабин, потом вернуться и отцепить с прошлого места второй, потом двинуть к первому, защелкнуть там второй, а первый отцепить и двинуть дальше, где опять зацепиться, и опять вернуться, и опять вперед…

– Две точки фиксации – это закон, – сказал мне Фарт. – Вариантов немного: рука и один карабин или же просто два карабина. Выбирай, Макс, что больше нравится, не стесняйся. Стеснительных уносит в пустоту космоса. Стеснительные становятся искусственными спутниками Земли. Это понятно? – При этом у него за забралом было такое серьезное лицо, что я едва сдержался от подколки.

Люди на грани гибели, по сути уже живые мертвецы, у которых шанс выбраться из передряги унизительно неправдоподобен, не должны так серьезно относиться к себе. Себя ведь уже, считайте, что и нет. И потому можно расслабиться и получать от танца со смертью удовольствие. Самое время улыбаться и даже хохотать.

Два ремешка, карабины… Это слишком медленно. У нас просто нет времени на эти реверансы и шаги вперед с двумя назад. «Союз» тысячу раз долетит до поверхности планеты, пока мы будем ползти к нему. План Савелия Фарта неприемлем.

Однако жестко критиковать предложение профи я не стал.

Прогулка по поверхности МКС – не самое плохое времяпровождение перед встречей с Костлявой. Разве мог Макс Край еще вчера мечтать о таком удовольствии? Асфиксия в космосе… А ведь круто, черт побери! На миг я поддался очарованию суицида.

Но только на миг.

– Да, дружище. Спутники – это понятно. Даже более чем.

И тогда Фарт расхохотался – взахлеб, с присвистом, похрюкивая и подвывая. Лицо его под забралом побагровело. Он закрыл глаза от удовольствия. Он хлопал себя лапками в перчатках там, куда мог дотянуться.

– Ты чего?! – наконец успокоился он. – Ты всерьез поверил, что я буду заниматься тут черт знает чем, дожидаясь, пока «Союз» умчит к Земле?! Я же пошутил! Макс, ты разве не понял, что я пошутил?

– Конечно, понял, – не моргнув, соврал я. – И потому пошутил в ответ. А вот у тебя явно с чувством юмора проблемы, если ты…

Савелий Фарт махнул рукой, намекая, что разговор окончен. Не для того мы здесь собрались, чтобы устраивать конкурс скетчей и прибауток.

Он объяснил мне, что сейфер – система одноразовая. Ну да нам и не надо в космосе каждый день порхать. Сжигая сжатый газ, с помощью двух десятков реактивных двигателей и системы управления, в работе которой разобрался бы даже грудной младенец, мы должны добраться до «Союза» и, пристыковавшись к нему, проникнуть внутрь.

– Ведь если мы тупо промажем мимо «Союзов», никто и ничто не сумеет нас спасти. Понял, Макс?

– Даже господь бог, существуй он на самом деле, окажется бессилен, – кивнул я.

И мы начали маневрирование в направлении ближайшего к нам СА.

Это было очень непросто, скажу я вам. Чисто инстинктивно пытаешься развернуться так, чтобы закрытая облаками Земля была под ногами. До нее четыре сотни километров, но все равно я надеюсь опереться о твердь родной планеты.

А еще у меня зачесался нос.

Вот не чесался бог знает сколько времени, вообще не помню, чтоб он у меня когда-нибудь чесался, а тут, стоило только примерить скафандр да выйти в открытый космос… Очередная шутка моей злодейки-судьбы, которая внимательно за мной наблюдает и, радостно хохоча, подбрасывает очередную неприятность, после чего, лопая попкорн, наблюдает за тем, как я буду разруливать тему…

И ведь так зачесалось, что мочи нет терпеть!

Я посреди бесконечной пустоты, осознать и принять разумом которую не способно ни одно человеческое существо, бросил вызов самой человеческой природе, возвеличился настолько, что смог отринуть смирение тварей земных, покинул удел, на который обрекла меня сама моя природа, а тут – мерзкий хрящ на лице, всего лишь нос, чтоб его!

И я, наплевав на желание жить, на величие места и момента, принялся вертеть башкой так, чтобы зацепиться своим многострадальным носом за какую-нибудь неровность внутри гермошлема и хоть частично унять проклятый зуд! Рукой ведь не почешешь, разве что перчаткой по забралу похлопаешь. Каким-то неимоверным образом я умудрился повернуть голову чуть ли не на девяносто градусов. Как только шейные позвонки не вывихнул?! Но главное, я справился с зудом.

И при этом умудрился не промазать мимо «Союза».

* * *

– Все в порядке, Алекс. Этот парень со мной, – поручился за меня Сава, но, как мне показалось, командира МКС это не очень-то успокоило. Именно в борт его СА мы врезались, пролетев с помощью сейферов немало по космосу. И если я вовремя отключил ранец, то Фарт, как мне показалось, замешкался, поэтому его куда сильнее ударило об аппарат.

Ну а для того чтобы попасть внутрь, нам пришлось отказаться от приветственных речей, салюта в нашу честь и хлеба-соли. Мало того – понадобилось пригрозить тем, кто занял салон и не хотел подвинуться: если не откроют шлюз, мы сделаем так, что никто никуда отсюда не улетит вообще. Ну, то есть Фарт молчал и морщился, а вот я использовал весь свой дар красноречия и дипломатическое умение для того, чтобы в конце переговоров прийти к консенсусу с теми, кто не обрадовался незваным гостям. И хорошо, кстати, что не обрадовались, ведь могло оказаться так, что нас бы попросту не заметили, как это было на МКС. Но, видно, в экстренной ситуации программа пришельцев не загружалась в мозг землян-космонавтов.

Короче говоря, нас впустили-таки внутрь.

В нашем «Союзе» подобрался интернациональный состав. Имперцы были одеты в герметичные скафандры с оранжевым покрытием. Я так понимаю, цвет специально выбран, чтобы космонавта издалека было видно и было легче его обнаружить, если ему, вернувшемуся из космоса, захочется покинуть блок и пройтись по пустыне или, к примеру, по тайге. А вот американцы в сравнении с имперцами казались просто инфантильными подростками, потому как вырядились в легкие скафы, и смотровые щитки их гермошлемов были открыты – парни, похоже, свято верили в герметичность блока и спецов Имперкосмоса, этот блок построивших. Наив-ная простота. Были тут и блондинка с ботаном.

Мы закрепились в свободных катапультных креслах – поближе к народу, так сказать.

Пока продолжались и завершались предстартовые процедуры, я пялился в иллюминатор. Это было глупо и неправильно, ведь я в прошлом, когда еще ничего плохого с моей семьей не случилось, но я почему-то отчаянно надеялся увидеть за иллюминатором Милену и Патрика. Типа они, величаво помахивая ангельскими крыльями, подлетят к прозрачному, но очень крепкому стеклу, ну или из чего там делают иллюминаторы, и помашут мне ручками, а Милена еще и наградит воздушным поцелуем, хотя поцелуй этот правильнее назвать безвоздушным. И тогда мне сразу станет легче, ведь я смогу верить в жизнь после жизни, и стану праведником, и буду замаливать грехи, чтобы присоединиться к родным моим однажды и не расставаться вечно…

Увы, к иллюминатору никто не подлетел.

Расстыковка со станцией прошла нормально. Громко щелкнули пиропатроны, и меня будто перевернули вниз головой, скрутив так, что пятки оказались у висков, хотя на самом деле ничего такого никто со мной не делал, я по-прежнему сидел в кресле.

А потом командир начал ориентацию для входа в атмосферу и включения тормозных двигателей. На груди у него была эмблема NASA, на рукаве – звездно-полосатый флаг. Красавчик. Лицо всегда искажено улыбкой. В прошлом, небось, преподавал математику в средних классах где-нибудь во Флориде, потом работал гидрогеологом и в качестве представителя Корпуса Мира годик-другой проторчал в Доминикане, наблюдая за действиями украинских миротворцев и всячески критикуя их в своем блоге. Ну и при этом он, конечно же, в молодости отслужил в Морской пехоте США, о чем скромно умалчивает и вообще не любит говорить. В свободное время катается на горном велосипеде и сплавляется на каяке.

Пока что, судя по его уверенным движениям и самодовольной роже, все шло нормально. Он сыпал непонятными мне терминами, вроде «система ориентации спускаемого аппарата» и «радиаторов системы терморегулирования», а ему отвечали цифрами и категорически утверждали, что твердотопливные тормозные двигатели – все четыре! – в полном порядке, ажуре и шоколаде, оборудование связи работает на пятерку с плюсом, насосы для подачи хладоагента насосят, а криогенный кислородный бак вовсю криогенит. С каждым таким докладом рожа командира становилась все противнее. Эх, стереть бы с его лица эту высокомерную улыбку…

Ах, черт! Накаркал!

Улыбка командира скомкалась. Ее заменили выпученные глаза и дрожащие губы в комплекте с повышенной бледностью. Движения нашего главного стали суетливыми, дергаными. А все потому, что только блок вошел в атмосферу, как отказала парашютная система. Это грозило нам гибелью, как я понял из очень экспрессивной беседы орбитальных волков, в которой девяносто девять процентов слов были матерными. Ну не верили граждане, покинувшие МКС, что можно выжить, грохнувшись из космоса на грешную почву со скоростью почти что семьсот кэмэ в час.

– Это ничего, – успокоил меня Сава. – Боли мы не почувствуем. Умрем мгновенно.

Оптимист, блин. Уважаю таких.

Но все-таки парашюты – вытяжной, тормозной и еще какие-то – раскрылись. Повезло. Только вот разболтало спускаемый аппарат так, что со мной едва вновь не приключилась «космическая болезнь». Правда, Фарт уверял, что это нормально, и это еще очень нежно. А потом командир сказал: «Все, мы на Земле». И я понял, что болтанки больше нет, что все тихо.

Господа космонавты принялись деловито отстреливать стропы парашютов. Логично, иначе нас при малейшем ветерке потащило бы по горизонтали.

Заработало радио, в эфир пошел сигнал о нашем приземлении, все вместе взятые ЦУПы автоматически получили координаты СА. Скоро в точке прибытия начнется праздник, на котором мы с Фартом чужие.

– Судя по всему, мы приземлились в Южной Африке, – сообщил командир, сверившись с приборами.

Итак, спускаемый аппарат приземляется бог знает где, а у меня менее полусуток на то, чтобы предотвратить гибель жены и сына. Что есть время?.. Я что-то слышал о его парадоксах, смотрел какие-то фильмы на эту тему, но никогда не воспринимал данную проблему всерьез. А ведь получается, что где-то сейчас есть второй я, который ругается с подрядчиками… Я помню, в одном старом голливудском фильме чокнутый гений утверждал, что если такие вот временные двойники встретятся, то последствия для пространственно-временного континуума – что это такое вообще?! – могут быть катастрофическими если не для вселенной, то уж точно для двойников, то есть обоих Краев в моем случае. Представляю эту встречу: двое меня и Милена… Катастрофа будет еще та, характер у моей жены не сахар. И ведь один из меня будет третьим лишним в отношениях с семьей…

Но обо всем этом я подумаю потом, когда спасу Патрика и Милену и встречусь с собой.

– Хреново, командир, что нас уронило не в окрестностях Вавилона, но что поделаешь…

И я принялся выбираться из СА.

– Тут могут быть дикие животные. Так что всем оставаться на своих местах! О’кей?

– Нет, – я категорически отказался выполнять эту просьбу командира брошенной им на орбите МКС, по сути – уничтоженного нами перевалочного пункта для сброса инопланетного мусора на Землю.

Там, наверху, из-за невесомости я совсем не чувствовал массы скафандра, а вот на поверхности родной планеты… Чертов «Орлан» весил центнер, а то и больше! Мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы избавиться от него. И еще я удивился, обнаружив, что Савелий Фарт не последовал моему примеру.

– Ты чего, Сава, каких-то гиен и львов испугался? И это после всего, что мы пережили?! – искренне удивился я.

– Я не пойду с тобой, Макс.

Оказалось, Савелий сломал ногу. Наша прогулка в открытом космосе и штурм СА не прошли для него даром. Не зря он морщился, когда я уговаривал впустить нас в «Союз»…

В небе застрекотали вертолеты спасателей.

– Дружище, я тебя оставлю, ты уж прости. – Я пожал Фарту руку на прощание. В глазах защипало – не иначе как из-за пыли в воздухе. – Но я должен спасти жену и сына, понимаешь?

– Понимаю, Край. Давай, удачи тебе!

– Сава, тебя будут допрашивать насчет того, как ты оказался на МКС. Соври им. Скажи, что ты не можешь без космоса, что когда тебя отстранили от полетов, ты решил тайком, «зайцем», пробраться на орбиту…

– Но ведь это же полный бред! В это никто не поверит!

– Я прошу, дружище, только не рассказывай про пришельцев и про то, как ты спас человечество. Тебя тут же упекут в психушку.

– Ладно, Макс, уговорил, – слишком уж легко согласился Фарт.

* * *

Вертолеты приземлились, из них дружно высыпал народ, громко, возбужденно крича и размахивая руками. И тут уже грешно было, согласитесь, не позаимствовать одну вертушку, тем более что спасатели вошли в мое положение и были не против. Потому как мелкая драчка между мной, одетым в униформу ВС Украины, да с полковничьими звездами на погонах, и парнями, прилетевшими спасать космонавтов, а не получать от них – от меня то есть – тычки в хвост и гриву, конечно, не в счет.

Поймите меня правильно: гоп-стоп не в моих привычках, хоть я и сидел когда-то по дурости из-за каприза Милены, впоследствии ставшей моей женой. Отжать у человека имущество Макс Край может, но удовольствия от процесса не получает. Однако если уж судьба вынуждает и возникает производственная необходимость… У спасателей вон сколько вертушек, и все еще хлопают лопастями по воздуху и пахнут разгоряченными металлом и маслом! А у меня ни единого транспортного средства, хотя мне очень надо добраться из саванны – ну и жарко здесь, пот ручьями! – до ближайшего международного аэропорта.

Надеюсь, ясно теперь, почему мне пришлось действовать сурово, но решительно?

Ну, и вникать в местную географию, лететь наобум и так далее с таким прочим, у меня не было ни времени, ни желания. Поэтому вместе с вертолетом я экспроприировал его пилота – милейшего чернокожего парня с удивительно плохими зубами, отнюдь не белоснежный кариес которых он то и дело обнажал в заискивающей улыбке. Сначала, конечно, он немного покочевряжился, погеройствовал, даже ругался на каком-то местном наречии и руки распускал, но пара ощутимым пинков по печени и приставленный к горлу нож способны даже самого агрессивного маньяка превратить в невинного агнца.

Вот так с пилотом «Линкса» произошла метаморфоза, и мы поднялись в воздух. Очень смуглая жертва апартеида без дополнительных уговоров поняла, куда Максимке Краевому надо, и вскоре мы под вой сирен и мигание проблесковых маячков, установленных на крышах тачек охраны аэропорта, сели прямо на бетонку. И ничего, что аэробусу, перед которым плюхнулась вертушка, пришлось экстренно тормозить. Я же не возмущаюсь, что наш с жертвой апартеида «Линкс» смяло и протащило по ВПП из-за того, что летуны громадины-аэробуса не сумели справиться с управлением и отвести свою машину в сторону. Я вон едва успел выбраться из вертушки, почти что испугался даже.

У моего личного пилота после этого досадного летного происшествия кожа стала одного цвета с моей. Пожелав ему приятного дня и не обращая внимания на вопли в мегафоны, я резво затрусил к самолету, от которого еще не успели отвести трап.

На ходу я вытащил из кармана ребристый цилиндр набора-минимума для выживания. Мне почему-то показалось, что запаянные в полиэтилен «охотничьи» спички и терка к ним, да пластмассовая трубка с перманганатом калия, то есть с кристаллами марганцовки, помогут мне наладить контакт с членами экипажа. Так и получилось. Когда мой взрывпакет, буквально на коленке сделанный, бахнул и задымился, все в салоне бизнес-класса вытянулись по струнке и принялись улыбаться так же заискивающе, как прежде скалился мой личный чернокожий пилот, хотя в отличие от него у пассажиров с прикусом все было более чем в порядке. А уж когда я связал леской, взятой из того же набора-минимума, крутого спецназовца, затесавшегося среди богачей специально чтобы помешать захвату самолета, меня вообще все сразу сильно-сильно зауважали.

– Ай эм… международный террорист… блин, как же это будет по-английски… Короче! Меня зовут Максим Краевой. Я очень опасен, и Интерпол по мне плачет. Летим, тля, в Вавилон! Андестенд?!

Пилоты, которым предназначался мой спич, радостно закивали.

И вскоре аэробус поднялся чуть ли не в стратосферу к МКС.

Я же плюхнулся в свободное кресло рядом с пухлощекой дамочкой бальзаковского возраста, от которой безбожно воняло духами и которая без умолку тараторила что-то, схватив меня за рукав камуфляжа. У меня врожденное чувство такта, поэтому я не стал отвечать на ее заигрывания тяжкими телесными повреждениями. Отказавшись от напитков, я попросил у стюардессы пульт от громадного телевизора и переключился на «Вавилон ТВ». Попал аккурат на новости, как того и хотел. Миленькая дикторша – в предках у нее точно есть азиаты, африканцы и славяне – рассказывала о пресс-конференции по поводу досрочного возвращения очередного экипажа МКС на Землю, на которой выступил дважды герой Империи Савелий Фарт. Он заявил, что является спасителем человечества от пришельцев. Те якобы собирались уничтожить землян, завалив поверхность планеты своими бытовыми отходами…

– Во дурак! – я покачал головой и попросил у стюардессы стакан виски.

Та с радостью принесла. Я, конечно, пить не стал, но настойчиво – что значит, ты не пьешь? – скормил алкоголь соседке. Лишь только пригубив, она тут же вырубилась и сладко-сладко засопела. Кивком я поблагодарил побледневшую стюардессу за односолодовый и вежливо отказался от второй порции. Сразу вспомнился тигр-мутант, отведавший перцовки от рыжей красотки Марго… м-да…

А девица-дикторша меж тем заявила, что после пресс-конференции Фарта забрали сотрудники Имперкосмоса, пообещав разместить его в лучшей психоневрологической лечебнице Империи, где им займутся ведущие специалисты. По поводу незаконного пребывания Савелия Фарта на МКС уже проведено расследование, в ходе которого было выяснено, что уволенный в запас космонавт «зайцем» проник…

Дальше я не смотрел и не слушал. Сава, Сава… Я ж тебя, «ирокез» твой за ногу, предупреждал!.. Ну да что уж теперь, ты не мальчик, ты сам выбрал свой путь.

А я – свой.

И скоро я достигну цели.

* * *

На бетонке аэродрома в Вавилоне я устроил знатное шоу.

Предварительно в самолете я переоделся в цивильное – благо, было у кого попросить одежонку – и нацепил на руку конфискованные часы, – Swiss Made! – по которым определил, что время еще есть. Немного, но все-таки иду с опережением графика, так что не стоит чрезмерно торопиться, а то можно насмешить людей в самом финале моего долгого квеста. Проследую в терминал, перехвачу Патрика с Миленой, узнаю, что за цирк она устроила с поддельными фото, а потом мы будем жить долго и счастливо…

В шляпе, в кремовом костюме при галстуке и в туфлях из мягкой кожи я чувствовал себя непривычно, застеснялся даже. Но все же лучше так, чем в порванной и окровавленной униформе ВС Украины.

– Братишки, вы мои заложники! – объявил я пассажирам.

Ответом мне были заискивающие улыбки.

Подогнали трап. Внизу сосредоточилась охрана аэропорта. Штурмовые винтовки готовы извергнуть из себя смертоносный металл. Значит, все-все уже собрались и приготовились к торжественной встрече. Что ж, пора.

Я крикнул так, чтобы услышали внизу, у основания трапа:

– Не стрелять! Выпускаю заложников!

После чего слегка ткнул кончиком ножа в толстую задницу дамы бальзаковского возраста, которая уже проснулась. Как же она заорала! И все заорали! И организованной толпой бегом принялись покидать аэробус. Сразу видно, что не из наших, не из вавилонских. Наши все бывалые, их на такое «слабо» не возьмешь. Да открой я огонь из автоматического оружия, эффект и то был бы скромнее, так что с выбором гласа общественности я не ошибся.

Вопя, что есть мочи, я, совсем безоружный, присоединился к стаду и побежал вместе со всеми. Так что парням в черной униформе и в штатском – в нашем городе сотрудники СБУ и прочие представители государства вынуждены действовать крайне осторожно и не отсвечивать, потому как власть у нас очень не любят, – ничего не оставалось делать, как позволить заложникам убраться как можно дальше от захваченного террористом самолета. Вот так я прогалопировал мимо них, прикрывая башку – и лицо, конечно, – шляпой, которая так и норовила с меня слететь. Небось, по всем новостным каналам сейчас только и говорят, что о захвате самолета…

От бетонки в паре сотен метров правее как раз оторвался «Боинг» – горбатый четырехмоторный красавец с вертикальными законцовками на крыльях.

И все бы ничего, на то и аэродром, чтоб тут взлетали и приземлялись самолеты, только вот далеко не у всех хвостовое оперение было окрашено в синий цвет, а на киле ярким пятном желтеет круг, в центре которого закарлючка, похожая то ли на летящую птицу, то ли на росчерк ребенка. И уж совсем мало самолетов, у которых бортовой номер 93119. Всего один. И к нему уже протянула свой извилистый дымный след ракета. И угодила в кабину.

Дежавю.

«Это все дурной кошмарный сон, – понял я. – Надо просто проснуться, и не будет взрыва, и “Боинг”, потеряв управление, не врежется в бетонку…»

Но он все-таки врезался. Его фюзеляж треснул, и оторвало двигатель…

Но этого не может быть!

Этого никак не может быть!

У меня ведь есть еще время… Я взглянул на циферблат часов. Стрелки не шевелились.

Я опять опоздал!

* * *

Не помню, как оказался у стойки кассы.

Забытой Патриком машинки на ней не было. Двойник, значит, уже забрал.

Подруги отпаивали кассиршу валерьянкой.

– Аллочка, вы уж извините, но мне нужно узнать… – обратился я к светловолосой девушке, опекаемой подругами. – Сейчас взлетел борт девять три один один девять?

Она кивнула мне и, закатив глаза, потеряла сознание.

Я медленно побрел прочь, прошел мимо парней в штатском, которые вместе с боевиками кланов организовывали оцепление аэропорта. Меня никто не остановил. Казалось, меня вообще не замечали, будто я – призрак, будто нет совсем Максимки Краевого.

Выбравшись из здания терминала и пройдя через стоянку, я увидел свой разбитый джип.

Куда несли ноги, туда и шел, ничего и никого не видя вокруг. Я кого-то толкал плечами, налетал кому-то на спину, и меня толкали, и кричали мне вслед ругательства… «Судьба, – думал я. – От судьбы не уйти, как ни старайся».

Вечерело. Жаркий воздух пах дымом сотен мангалов, выставленных вдоль улиц. Румянилось на углях мясо. Из тандыров доставали лепешки и самсу. Седой старик-китаец зазывал попробовать его отменный суп, а девицы в откровенных нарядах – насладиться их телами. Вавилон кипел жизнью, и я растворился в его мутном вареве.

Весь.

Без остатка.

* * *

Вождь следил за Краем от самого аэропорта.

Постоянно борясь с желанием убить его, сначала ехал на машине следом, потом, бросив ее, шел за кровником на расстоянии вытянутой руки. Много раз вытаскивал нож и касался лезвием одежды сталкера, но тот так и не почувствовал, что ему угрожает смертельная опасность.

Это было неправильно!

Не так себе Вождь представлял их встречу!

Он вставал на пути у Края, мешая тому пройти, и кровник останавливался, уткнувшись, точно в стену, в грудь сына Техасца, не делая попыток обойти Вождя, хохотавшего ему в лицо и отпускавшего пощечины. На косые взгляды торговцев и прохожих Вождю было наплевать, но вот что выводило из себя – враг ни на что не реагировал: ни на угрозы, ни на ругательства, ни на приставленный к горлу нож!..

И это было немыслимым унижением для Вождя!

Убить врага в таком состоянии – все равно, что прирезать новорожденного младенца: ни почета от членов клана, ни похвалы от духов предков, ни радости отмщения.

– Такому красавчику полста процентов скидка, – услышал Вождь.

Он всего на миг отвлекся на уличную девку – уж больно она была похожа на Марго – и Край исчез. Только что вот был здесь, и с ним можно было сделать все, что угодно. И вот нет его. Как сквозь землю.

– КУДА ОН ДЕЛСЯ?! – взревел Вождь, сверкнув в свете фонарей лезвием ножа.

Промычав нечто невразумительное, девица отшатнулась. С ее обнаженного плеча слетела крохотная дамская сумочка и шлепнулась на асфальт.

* * *

Очнулся я лишь у собственного клуба.

Как сюда попал? Ни малейшего представления. Провал в памяти из-за шока? Или просто много всего накопилось, вот и выключило…

Но вовсе не состояние моего здоровья удивило меня. В ступор ввела очередь молодняка у входа, над которым светилось, переливаясь неоновыми огнями, название, придуманное мной еще в ЧЗО, – «ЯНТАРЬ».

Я до крови ущипнул себя за предплечье.

Галдящая, недовольная задержкой очередь, охрана у входа – экие шкафы! – и чересчур яркая вывеска никуда не исчезли, не растаяли в воздухе призрачной дымкой.

– Ничего не понимаю… – растерянно пробормотал я и крепко-крепко зажмурился, после чего открыл глаза – вывеска, очередь.

Тех денег, что я посыльным отправил Эрику, – аванса от дважды героя Империи Савы Фарта, – никак не хватило бы, чтобы довести строительство до ума. К тому же, раз я вернулся в день гибели Патрика и Милены, то клуб попросту не готов еще к работе, так что ни о каких клиентах – очередях клиентов! – и речи быть не могло.

Но – клуб открыт.

И золотая молодежь Вавилона мечтает прокутить в нем родительские деньги, это факт.

Вот поэтому то, что я нынче наблюдал, было удивительней прогулки на МКС с последующей эвакуацией на территорию ЮАР.

Я еще раз ущипнул себя. Получилось пребольно, но от галлюцинаций это меня не спасло.

Нет, я не сошел с ума. Просто имеет место быть обыкновенное чудо – в данной точке пространства и в данное время. Где-то ведь чудеса случаются, так почему одному не произойти в моем клубе?

Боясь окончательно поверить, что не брежу, что все на самом деле, я пристроился в хвосте очереди.

– Клевый прикид, дедуля, – оценил мой внешний вид парнишка, у которого в ушах, в носу, в языке и в щеках было столько металла, что из него можно было сделать целый бронетранспортер и пару «калашей» в придачу.

Две девахи, пристроившиеся с ним рядом, – тоже ходячие кучи металлолома – привычно, без чувств заржали.

Достойно ответить детишкам я не успел, потому что из клуба, гордо неся перед собой обесцвеченную челку, вышел Эрик. Он зевнул в кулачок и лениво провел по очереди взглядом, упершись сначала мне в шляпу, потом в костюм, а уж потом и обнаружив лицо. В этот момент он брезгливо наморщился. Ну недолюбливает он меня, что ты тут поделаешь.

– На открытие мог бы и приличнее приодеться… – заявил он, взяв ничего не понимающего меня за локоть и протащив мимо охраны.

«Шкафы» при этом нам чуть ли не откозыряли, про почтительные кивки и радостные улыбки я уж и не говорю. Ну а дальше все совсем уж было похоже на сказку. Играла музыка – диджей за пультом не скучал. Девушки изгибались в танцевальных па, предназначенных исключительно для того, чтобы красивее выставить грудь и дальше оттопырить задницу. Кожаные диваны, барная стойка… Все очень стильно, в точности, как я хотел.

Злодейке-судьбе все мало, она продолжает издеваться надо мной.

– Мне надо выпить, – с трудом выдохнул я и потопал к бару.

– Это для плебса, – поморщился Эрик, вновь перехватив меня за локоть и потащив за собой. – Хоть выпить, хоть чего пожестче – иди в апартаменты для VIP-персон, и никак иначе. Положение твое обязывает.

Вместе мы вошли в абсолютно темное помещение, и дверь за нами захлопнулась.

– Эрик, а где тут свет включается?.. Эрик, что тут происходит?!

Я почувствовал, что моего провожатого рядом нет. Исчез он, потому и не отвечает.

Уходя с линии огня, я наклонился, шагнул в сторону и присел. И тут же понял: несмотря на то, что Эрик замолчал и вроде как тихо, все равно в помещении есть люди. Чертов метросексуал заманил меня в ловушку! Решил избавиться от Макса Края и завладеть клубом?..

Вспыхнувшая было ярость мгновенно выжгла меня дотла и сменилась не безразличием даже, но апатией. Пусть себе. Пусть хоть кому-то будет польза от никчемной моей жизни.

И тут, ослепив меня, зажегся свет.

– Сюрприз!!! – проорали десятки глоток одновременно.

Вокруг стало тесно от людей. Меня обнимали, хлопали по плечам и спине, целовали в щеки и в губы, хватали мою ладонь и жали до треска костей, желали долгих лет жизни и процветания бизнеса, счастья в семейной жизни и всего самого лучшего. А я посреди всей этой вакханалии просто глупо улыбался и, знай себе, кивал.

Откуда взялись все эти люди? Почему они меня поздравляют? Как они смеют желать мне счастья в семейной жизни?!

– Что ты как истукан стоишь?! У тебя ж сегодня день рождения, чудак! – на лице Эрика больше не было и намека на брезгливость, он радостно улыбался мне. – Отличный мы клуб отгрохали, пока ты занимался черт знает чем?! И как тебя только Милена терпит?!

Значит, Эрик все-таки сумел на те жалкие гроши… Но как?! Небось, сам вложился. Но главное, клуб готов. И это, конечно, чудо! И день рождения… Опять скачок во времени на целую неделю без всяких там телефонов и запретных зон, где все не так, как в нашей реальности? Этим можно объяснить то, что я не помню, как оказался возле клуба. Никаких временных двойников быть не может. Есть только один я, и сам с собой я встретиться не могу. Если уж я на Полигоне или еще где, то в то же время меня в Вавилоне быть не может… Как-то так… Сложно это все и запутанно, башка свернется набок, если долго об этом думать…

Но почему Эрик упомянул Милену?

В душе у меня возникла робкая надежда, что супруга моя вместе с сыном тоже здесь, что они вовсе не погибли, но решили сделать мне сюрприз. И надежда эта крепла с каждым мигом, когда я всматривался в лица и ловил радостные взгляды. Я крутил головой по сторонам, что-то кому-то отвечал…

Милены и Патрика нигде не было…

Даже на чудеса есть лимит: по одному чуду в одни руки.

Ноги превратились в две свинцовые колонны. Я едва доковылял до кожаного дивана и не сел, а грохнулся на него. Закрыл глаза, уронил лицо в ладони, потому что физически не мог смотреть на улыбки и смех, на пьющих шампанское женщин, на Эрика, выплясывающего в компании худощавого щеголя… Ну не мог я!!!

Зато смог почувствовать запах мандаринов и бергамота, роз и жасмина с персиком… Да это же духи Милены! Я замер, наслаждаясь каждым мигом приятной мне галлюцинации.

– Здравствуй, дорогой, – свихнувшийся разум прошептал мне в самое ухо голосом моей погибшей жены.

Без сомнений купившись на обман, сердце мое радостно забилось. Да, я прекрасно понимал, что это иллюзия, плод моего воспаленного мозга, сдвинувшегося набекрень из-за пережитых волнений, но это понимание не могло испортить моего мимолетного счастья. Единственное, что его омрачало, – я до ужаса боялся расстаться с галлюцинацией и вернуться в реальность.

– Открой глаза, Макс, – услышал я шепот.

– Нет, любимая, – улыбаясь, ответил я и крепче, до цветных пятен под веками, зажмурился.

– Папочка, а почему ты не хочешь посмотреть на нас? – моя съехавшая крыша в точности воспроизвела интонации Патрика, и я был признателен ей за это, и едва не задохнулся от радости.

– Сынок… сыночек… – только и смог выдавить из себя.

По щекам моим побежали слезы. Еще крепче зажмурившись, я вытер влагу ладонями.

– Край, ну это уже не смешно! – в голосе Милены прорезалось раздражение. – Открывай глаза уже!

– Нет! Ни за что!

И тогда галлюцинация врезала мне по щеке крепкой ладошкой. Удар был в точности такой же, как у моей супруги. От неожиданности я открыл-таки глаза – и увидел сначала разъяренную Милену, а потом хохочущего Патрика.

* * *

Оказывается, дражайшая моя супруга решила сделать мне особый подарок на день рождения. Она знала, что подрядчики, которые занимались обустройством клуба, работали не шатко, не валко, поэтому блондинка придумала план, согласно которому клуб «Янтарь» должен был открыться в мой праздник, и потому подрядчиков следовало уволить и нанять других людей.

Но сюрприз не может стать таковым, если его сделать явно.

Сюрприз обязан быть тайным.

Но как провернуть аферу с клубом, чтобы я не узнал?..

Милена поступила так, как никто другой на ее месте не додумался бы, не рискнул.

Она более чем правдоподобно имитировала разрыв со мной. В этом ей помог Турок, сделав фальшивые фотографии. Все наши сбережения она забрала, это были якобы алименты. На самом же деле деньги ей были необходимы, чтобы довести до ума клуб в рекордные сроки, то есть чтобы нанять крутейших спецов, которые за две копейки работать не умеют.

И она буквально напичкала алкоголем нашу квартиру, наше семейное гнездышко.

Бутылки были везде: в холодильнике, под столом, у дивана, в ванной у рукомойника и даже в сортире. Я просто не мог не заметить хотя бы одну. А уж в том, что я буду в шоке из-за того, что жена меня бросила, и захочу залить горе огненной водой, Милена ничуть не сомневалась. Недельный запой Макса Края – давно завязавшего, кстати! – входил в ее планы. Таким образом она собиралась устранить всякую вероятность моего присутствия на строительном объекте, то есть в клубе.

Мало того, она даже потратилась на билеты на самолет и подкупила кассиршу-блондинку, чтобы та оформила посадку на тот самый злополучный «Боинг», хотя, конечно, на самом деле ни ее, ни Патрика на самолете не было.

Ее расчет был на то, что Максимка Краевой помчится в аэропорт и, узнав, что его семья упорхнула в дальнее зарубежье, либо отправится следом, либо психанет и вернется домой, где, обнаружив филиал ликеро-водоч-ного магазина, нырнет в спиртовые глубины. А она, любимая моя женщина, тем временем займется подготовкой подарка, то есть клубом.

Согласитесь, ни одна вменяемая баба не способна на такое из любви к своему мужчине. Но кто сказал, что я женился на ней, после того как навел справки о состоянии ее здоровья?!

В итоге сюрприз Милены едва не стоил мне жизни, ведь я поперся сначала на Полигон, а потом вообще вознесся на МКС. Но самая прекрасная блондинка на свете никогда не обращала внимания на подобные мелочи. Главное – все закончилось хорошо. Главное – она смогла меня удивить. Да еще и как!..

– Да, Макс?

– Да, любимая!

А с самим собой, повторюсь, я не встретился потому, что меня другого в этом времени попросту не было. Я ж после падения самолета будто выпал из жизни, и неделю отсутствовал, потому что сместился по временной шкале, побывав на Полигоне. Так что пространственно-временные коллапсы – это штука крутая, мало изученная, пусть научники по сему поводу репы чешут, им за это деньги платят.

– Любимая, а самолет зачем было гробить?

Честное слово, я не удивился бы, сообщи мне Милена, что это было частью ее плана.

– Макс, ты что, всерьез считаешь, что я на такое способна?

Я предпочел не отвечать.

– Самолет – это не я, это еще надо узнать, кто и зачем… – нахмурилась моя благоверная.

Похоже, у нее были кое-какие мысли на этот счет, которые мне следовало узнать. Но меня отвлек Патрик:

– Папочка, я тебя люблю сильно-сильно!

Я протянул сыну его машинку. Правда, колеса были отдельно, а осей вообще не было, но Патрика это не смутило. Приняв свою гонку, он с серьезным видом кивнул, будто в ином состоянии и не ожидал ее увидеть.

– Дорогой, скажи, тебе хоть чуть-чуть понравилось?

Я поцеловал ее в губы, потом Патрика в щеку и расхохотался.

* * *

В груди у Нуцала будто разожгли костер, чтобы потом пожарить на углях мясо молодого барашка. Было больно, очень больно. Рана, которую он, как настоящий мужчина, даже мысленно называл царапиной, на самом деле была чуточку серьезней.

Нуцала мучил жар, пот стекал по лицу и пропитал всю его одежду.

«Рвать врага зубами, прогрызть ему живот, вытащить кишки и наматывать их, точно веревку, на руку, а потом…» – напомнил он себе то, за чем он приехал на «мерине» к какому-то новому клубу, на вывеске которого значилось: «Янтарь».

«Свой клан… свой…» – мысли тяжело ворочались в голове, когда Нуцал, пошатываясь, двинул к входу в клуб. Потому что врагу что-то понадобилось в этом заведении, и потому что у Нуцала больше не будет возможности поквитаться с сыном Техасца. Слишком уж Нуцал ослаб. Сегодня Нуцал умрет. И важно сделать так, чтобы его смерть была не напрасной.

Тяжело и хрипло дыша, Нуцал по пути достал из кармана четки. Молитву Всевышнему он вознес мысленно, всего лишь шевеля губами, когда охрана у входа в клуб отобрала у него АК и попросила снять бронежилет.

* * *

По-молодецки вскочив с кожаного дивана, я расхохотался совсем уж неприлично громко.

И едва не врезался в ту самую проворную бабульку, – платье по пятки, черный платок на черепе – которую едва не сбил у аэропорта, когда все только-только начиналось.

– Ай, совсем бесстыжий! На стариков бросаешься! – хитро улыбаясь, пожурила она меня и подняла бокал с вином, намекая, что пьет за мое здоровье. Ее сухонькая артритная лапка при этом чуть дрогнула.

– А вы-то, бабушка, как здесь оказались?.. – удивился встрече я, хотя после всего, что со мной случилось, я просто обязан верить в самые необыкновенные повороты сюжета.

– Так ведь ты сам позвал! – Бабка показала мне пригласительный на открытие клуба, и я тут же вспомнил про пачку точно таких же, выпавшую из Танка. – Хорошо у тебя тут, хоть ты и бесстыжий. И хорошо, что стариков позвал. – Бабка двинула к группе таких же, как она, пенсионерок, попавших в клуб, как я понял, с ее подачи.

И то верно, чего ж на лавочке у подъезда прозябать, если можно бухнуть на халяву, за счет заведения?

– Приятного аппетита, бабушка!

* * *

Стукачок звякнул на трубку насчет прибытия Края как раз тогда, когда Вождь ужинал с матерью. Телячьи ребра, индейка, тыквенный пирог… А она зачем-то вырядилась в платье из кожи. И вообще была одета так, будто родом не из двадцать первого века, но из времен задолго до дружественного визита Колумба и конквистадоров. Мать всегда обожала эти театральные эффекты с переодеваниями в маскарадные костюмы.

Выслушав стукача и не унизив себя ответным общением с ним, Вождь отключился и сунул смартфон в карман.

– Мама, мне пора.

– Ребенок, ты не должен мстить. – Лицо матери покрылось морщинами скорби и тревоги. – Нельзя повторять ошибок отца! Иначе погибнешь!!!

Зря она так. Вождю надоело слушать завывания глупой женщины. «Хватит, – решил он. – Пусть заткнется уже!..» И потому Вождь, поднявшись, первым делом шагнул к матери и свернул ей шею. Порадовав слух, звонко треснули сломанные позвонки.

Затем Вождь, насвистывая веселую мелодию, прогулялся в гараж и, достав нож, тщательно, не жалея сил и времени, содрал с «мустанга» отличительное тавро: сначала – синий круг с красной каймой, на котором была изображена оперенная голова индейца, потом – надпись слева «PEACE», а уж с надписью справа «KEEPERS» он расправился особенно усердно.

И духи предков молчали при этом.

Потому что они навсегда покинули Вождя в тот момент, когда тварь, родившая его, дернулась в последний раз.

И пусть. Пусть валят, предатели!..

Вождь отомстит Краю сам, без их навязчивой по-мощи!

Рыча мотором, «мустанг» привез Вождя туда, где случится последняя битва.

Через центральный вход, где охранники обыскивали каждого желающего попасть в клуб, Вождь, конечно, не пошел. Центральный вход для молодых людей, которым хочется произвести впечатление на безмозглых девушек, считающих, что надуть и хлопнуть пузырь жевательной резинки – это не просто круто, но суперкруто. Вождь двинул к черному ходу.

Убив там двоих здоровяков-охранников, – ну чисто два барашка, не способных даже мекнуть в свою защиту! – Вождь вошел в «Янтарь».

И вот тут-то, в клубе, у него случилось два потрясения.

Во-первых, он действительно увидел Макса Края, – не соврал стукач, – за которым безуспешно столько уже охотился и который научился немыслимым образом растворяться в пустоте за миг до смерти. Во-вторых, немыслимо горько было обнаружить врага бесконечно счастливым, смеющимся в кругу семьи. Этого просто быть не могло, ведь Вождь лично сбил самолет, на котором собирались вылететь за кордон жена сталкера и его малолетний ублюдок!

* * *

Только с бабулькой пообщался, как навстречу черный гигант Джонни: белоснежная улыбка, одежда трещит под напором могучих мышц:

– А мы думали, это ты у нас самолет сбиваешь, честных граждан гробишь.

– Чего?..

– Я говорю, здорово, Край. Ну и силен ты в конспирации! Наши у тебя на квартире неделю сидели, устали ждать. Сегодня как раз пост убрали…

Да-да-да, я же пригласил Джонни на открытие, когда баллоны из Дворца Спорта забирали! Уже и забыл совсем… Моя ладонь утонула в его клешне, которую можно вместо ковша экскаватора использовать.

– Ты что-то путаешь, дружище. Но если меня не было целую неделю, то откуда у меня дома столько пустых бутылок было? Нет, Джонни, никакой мистики. Просто запой у меня был. Запой – и все.

– Тебе видней, Край. Только пил ты не дома. Это наши от безделья у тебя бухать начали. По распоряжению моего братца их от тебя на автобусе сразу в больничку повезли, под капельницу с глюкозкой.

Я задумался. Причин не доверять Джонни у меня не было.

А ведь в квартирке у меня – у нас! – тот еще бардак…

Ну да Милена с ее «повышенной» любовью к чистоте и домоводству даже не заметит, а бутылки я уже уберу как-нибудь незаметно, вынесу на помойку…

– Спасибо, Джонни, что пришел. Рад тебя видеть!

И тут я увидел перед собой тучного кавказца, который явно был ранен. Иначе чего бы он держался за окровавленный бок?

– Брат, – просипел он, – сзади!

Я тут же развернулся, уходя от удара.

* * *

Боевой нож «Взмах-1», стоящий на вооружении спецподразделений Империи. Общая длина без малого тридцать сантиметров, больше половины из которых приходится на клинок. Так что парень протащил в клуб игрушку отнюдь не крохотную. И куда только охрана смотрела?..

Клинок с ребром жесткости и долом, лезвие с гладкой, серрейторной и обратной заточкой. Между клинком и рукояткой без темляка – гарда. Отличный у парня инструмент, нечего сказать. Да и не понравилось мне то, что брюнет держал его вовсе не как домохозяйка, собравшаяся нашинковать капустку с морковкой. Хват ножа клинком вверх и в сторону от большого пальца позволяет наносить колющие и режущие удары. И потому я противопоставил его игрушке кухонный нож, который подхватил с соседнего столика, когда ринулся навстречу невежливому гостю, нарушившему первое негласное правило заведения – никакого оружия на территории.

Встретившись со мной взглядом, брюнет томно, лениво так улыбнулся и плавно перетек во фронтальную стойку: ножки на ширине плеч, колени слегка согнуты, «Взмах» в правой руке.

Затем он атаковал кавказца, предупредившего меня об опасности, и тот рухнул, как подкошенный. Не очень-то постоишь на своих двоих, если у тебя пробиты сталью клапаны-желудочки.

Когда я оказался рядом с убийцей, он сделал выпад – правая нога резко ушла вперед, мне навстречу, рука с ножом тоже не пасла задних. Двигался брюнет так быстро, что я попросту не успел среагировать – и острие его клинка порезало ткань на моей груди, заодно оцарапав кожу и сбрив мне пару-тройку волос.

Я, конечно, отшатнулся – слегка с запозданием. И, конечно, вокруг нас мгновенно образовалась пустота: посетители клуба не горели желанием быть зарезанными в день открытия. И, бухая тяжеленными ботинками по полу, бросились мне на выручку охранники-дуболомы, качки-ударники особо крупных размеров. У того, который оказался расторопней, брюнет поднырнул под локтем и, встав на одно колено, ткнул ему ножом в пах – слабенько ткнул, без намерения кастрировать, но все же болезненно. Увидев, куда ему нанесли удар, дуболом сказал «Мама!» и, закатив глаза, рухнул от избытка чувств. Весь клуб встряхнуло, когда его полтора центнера соприкоснулись с горизонталью.

Прочие охранники, оценив умение брюнета, тут же встали столбами, вмурованными в асфальт.

– Парни, не вмешивайтесь! – потребовал я, хотя никто уже и не рвался на защиту босса после такой-то демонстрации навыков ножевого боя.

В клубе стало тихо-тихо. Заткнулись даже носители металлолома, хотя уж эти вообще разговорчивые. Небось, пирсинг мешает им пасти закрывать.

И тогда заговорил брюнет.

– Этот нож особенный… – Он скосил глаза на измазанный чужой кровью клинок. – Его подарил мне отец. На день рождения. Мне тогда исполнилось четыре.

Я чуть повернул голову к Милене, не теряя при этом брюнета из зоны видимости, и кивнул ей с намеком. Мол, слушай, как в других семьях бывает: нормальные мужчины с детства своим пацанам прививают правильные навыки, и, небось, их женщины по этому поводу им мозг не выносят!..

– И этим ножом, Край, – продолжил свой монолог брюнет, – я вырежу тебе сердце.

* * *

Про сердце я уже слышал от Резака.

Надо понимать, у маньяков-убийц такой тренд в этом сезоне.

Дальше последовал обмен ударами, выверты всякие под взволнованные вздохи толпы и направленные на нас видеокамеры мобильников. Брюнет упал, когда давешняя бабулька швырнула ему под ноги бутылку с дорогим французским вином, но тут же вскочил. Верткий, гад!

На тот момент у меня уже была задета щека – неглубокий порез, ерунда, но кровь все-таки текла, и это могло взволновать супругу и моего сыночка. И охрана еще – этих здоровяков точно Эрик нанимал, я ни за что не взял бы на работу столько перекачанного мяса! – вовсю лезла под ноги, всячески желая вмешаться в конфликт и продемонстрировать свою лояльность новому руководству. Джонни тоже норовил попасть под руку, то есть под кухонный нож.

– Не лезть никому! – звякнул сталью голос Милены. – Пусть мужчины разберутся!

И охрана вместе с Джонни тут же отвалила.

– Ты чего, парень, наркоты нажрался?! – Лицо брюнета, так легко орудующего ножом, показалось мне знакомым, хотя я был уверен, что никогда раньше не встречался с ним. Видел по телевизору, как Савелия Фарта? Или?.. – Зачем на людей кидаешься, братишка?! Смотри, как бы я тебе за шалости твои по попке не надавал! А то и в угол могу поставить!

– Моего отца звали Техасец. Ты был знаком с ним, Край? – скромно цедя слова, начал свою исповедь брюнет, а уж дальше его всерьез прорвало на поговорить.

Оказалось, отпрыск невинно убиенного мною главаря клана «Америка» явился ко мне в клуб вовсе не для того, чтобы потанцевать и расслабиться под рюмку-другую в компании развязных красоток. В его планах было лишить меня сначала здоровья, потом чести, а уж затем и жизни. И что он уже вроде как расправился с моей семьей – сбил самолет, на котором моя шлюха-жена и мой сын-ублюдок собирались улететь, только вот им, сволочам, удалось избежать тогда смерти. Но пусть я буду уверен, что они умрут здесь и сейчас, у меня на глазах!..

Сообщая мне о своих прошлых преступлениях и нынешних намерениях, брюнет совершал выпады, двигаясь при этом ловко и умело, и охраннику, который посмел нарушить приказ Милены о невмешательстве, пропорол бок играючи, ни на миг не засомневавшись и не испытав ни малейших угрызений совести.

Совершенно отмороженный сынок получился у Техасца! Ну да яблоко от яблоньки…

Моей же крови его клинку отведать больше я не позволял, хватит и одного раза. Я все ждал, когда брюнет пойдет на сближение. Обниму я тогда его так нежно и страстно, что сломаю ребра, и буду прижимать к себе ласково и смотреть в глаза, пока душа вместе с последним вздохом не покинет тело, и зрачки не застынут в последнем своем положении.

Швырнув в брюнета барный стул, – от которого, впрочем, хлыщ ловко увернулся – я крикнул Милене:

– Любимая, налей мне виски на два пальца!

И добавил, глядя в карие глаза врага:

– Чтобы отметить победу над тобой.

И тогда он не выдержал. Ленивое вязкое холоднокровие оставило его. Он вмиг побагровел и, тяжело задышав, кинулся ко мне, работая ножом так, будто это лопасть вентилятора, включенного на максимальную скорость. Порез на груди, ай, плечо, болью пронзило ногу… Я пошел на сближение, но брюнет ловко увернулся, пропустив меня мимо, ударил под колено, так что ноги мои подогнулись. Я рухнул на пол, брюнет тут же оседлал меня. Я захрипел, дернулся, пытаясь сбросить его с себя, позвал даже на помощь, понимая, что представление мое может завершиться полным фиаско. Но ту же и заткнулся, почувствовав, как острое лезвие коснулось кадыка, ощутив дыхание брюнета, прижавшегося ко мне всем телом…

И увидел глаза Патрика, который смотрел на меня.

В них совершенно не было тревоги за мою судьбу. Ребенок улыбался, глядя на то, как его отец умирает. В ту долю секунду, что оставалась до смерти, взгляд сына настолько озадачил меня, так шокировал, что я даже растерялся.

И тут что-то хрустнуло, треснуло, посыпалось и полилось на меня.

И лезвие больше уже не впивалось мне в горло, и хватка брюнета ослабла ровно настолько, чтобы я мог в рывке изогнуться и, перевернувшись на бок, сбросить его с себя, а потом навалиться сверху и занести кулак для удара по ненавистной роже, и…

Я опустил руку и поднялся. Не умею бить тех, кто не способен ответить на удар.

Отпрыск Техасца лишился сознания, и в том не было моей заслуги.

Хищно ощерившись, моя супруга стояла над поверженным телом. Одного взгляда мне было достаточно, чтобы понять, почему сынок за меня совсем не переживал – он ведь видел то, чего я никак не мог узреть, пока валялся на полу. Патрик был в курсе, что его любимая мамочка решила-таки помочь любимому папочке, для чего огрела брюнета по темноволосой башке литровой бутылкой двенадцатилетнего виски. Пузырь, само собой, вдребезги, только горлышко в руке женушки осталось. Вторая бутылка, взятая, очевидно, про запас, на случай, если первая разобьется вхолостую, была наготове и явно предназначалась для меня.

– На два пальца, говоришь? – Милена изобразила на лице самую невинную улыбку, на которую была способна. – Налить, дорогой?

– Не стоит, любимая. Я бросил пить.

Все так же улыбаясь, моя благоверная шагнула ко мне.

Я чуть отступил и выставил перед собою ладони:

– Любимая, я завязал! Железно!

Между нами вклинился Патрик:

– Мамочка и папочка, не ссорьтесь!

В глазах Патрика мелькнула та самая хитринка-искорка, увидев которую следовало ожидать от мальчишки неприятностей. Искорка прямо-таки сигнализировала, что Патрик намерен отчебучить нечто из ряда вон. Но ведь пока что не отчебучил, верно?

И все как-то сразу стало хорошо и весело, и сгинуло напряжение, которое не отпускало меня до этого момента. Я наконец поверил в то, что не сплю, что все происходит на самом деле. Моя семья со мной, и сын со мной, и любимая жена рядом, я обнимаю ее, настоящую, живую, а не плод моего воображения. И правильно, что охрана без особого на то указания уволокла куда-то брюнета, не место ему на нашем празднике жизни, и бутылку у Милены отобрали, а осколки подмели, меня же быстро и умело перевязали.

И зазвучала музыка.

Гости клуба – моего клуба! нашего клуба! – пустились в пляс. Даже здоровяк Джонни выделывал кренделя, приседал и подпрыгивал, Амака же с радостным визгом носилась вокруг него вместе с хохочущим Патриком. Она тоже, оказывается, была здесь, и чего я девчонку – может, невестка будущая? – сразу не заметил…

– Ну что, сталкер, будет жить-поживать, добра наживать? – Милена к моему неудовольствию оторвала свои сочные губы от моих обветренных.

– Обязательно, любимая! – вдыхая аромат ее волос, я зарылся лицом в светлые пряди и растворился в бесконечном счастье, пленившем меня всего без остатка.

Ведь счастье – это быть с теми, кто тебя любит, и кого любишь ты.

Вот только почему у меня в башке все ворочалась недовольно одна противная мыслишка, а? Ну, насчет того, что Полигон управлял мною? Помогал мне?

Играла музыка, танцевали гости, лились рекой коктейли… Но чем больше я крутил и вертел ту мыслишку, тем сильнее уверялся, что Полигон хотел, чтобы я избавил его от инопланетян, то есть от его создателей!

Полигону надоело от них зависеть! Он мечтал стать самостоятельным! И при этом он вел себя как подросток, который готов на все, лишь бы поступить наперекор родителям и доказать, что уже взрослый!..

Что ж, Полигон с моей помощью поругался со своими родителями, это факт.

Но вот хорошо ли это для нас, землян, или плохо?..

Не знаю. Время покажет. Вот и пятая моя точка, орган, отвечающий за интуицию, даже не намекает на грядущие неприятности, а просто криком кричит, что ничего еще не закончено, что главные битвы Макса Края еще впереди!..

Но все это будет потом, если будет.

А сейчас я обнял сына и поцеловал жену.

Главное – мы вместе. А остальное – ерунда.


Двадцать восемь тысяч километров в час | Герои зоны. Пенталогия | Эпилог