home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

Бурлящая внутри энергия настоятельно требовала выхода. В таком состоянии (да еще когда Бри вихрем из угла в угол носится) усидеть дома оказалось выше моих сил. Даже здравый смысл спасовал перед острой потребностью проветрить голову.

А чего бояться? Своего Магдерия добилась, поединок будет. Даже дата назначена, через три дня. Так зачем злодейке лишний раз шевелиться?

Ветер холодил щеки, шаги гулко отдавались в ночной тишине, над головой изредка проплывали светящиеся шары. А в голове вертелись самые разные мысли. Астрия и ее сестра — колдуньи! Я знаю это. Не могу объяснить или доказать, но точно знаю. Тогда к чему было искать кого-то одаренного за тридевять земель?

С Балошем нас вообще ждет долгий и обстоятельный разговор. Я задумчиво повертела кольцо и от греха подальше убрала его в карман. Вроде бы гнильцы в наследнике нет. Но при всем при этом он сын своего отца. А значит, лучше перестраховаться, а то как бы в одно прекрасное утро и в самом деле не проснуться замужем… Или еще где-нибудь похуже.

И Марлекс. Моя личная головная боль. Ну вот как так бывает, что одного и того же человека (в смысле не человека) хочется одновременно расцеловать и придушить?! И ведь не знаю, чего больше.

Тряхнула головой, откидывая мешающие обзору волосы, и запретила себе думать о дасхе. Так ведь и простить его недолго! Потому что сама жутко соскучилась и вообще… поговорить надо. Но не сейчас, еще слишком рано.

Надо на что-то отвлечься. Срочно!

Отогнала в очередной раз всплывший перед мысленным взором образ, от которого сердце дрогнуло, от души посоветовала ему провалиться и… придумала! У меня, между прочим, экзамены меньше чем через месяц. А я, вместо того чтобы готовиться нормально, в чужих интригах копаюсь. Непорядок!

Чужеродные стихии. И если с водой и землей мы так и не поладили, то с воздухом можно попробовать. Летать я всегда любила. А если еще с пользой для дела… Отогнала страхи, осторожно потянулась к силе, трансформировала полученную энергию… Порыв теплого ветра ловко подбросил тело вверх. Мягко приземлилась на ближайшую крышу и рассмеялась. Получилось!

Где-то с час я предавалась новому развлечению. Пружиняще перескакивала с крыши на крышу, воображая за спиной незримые крылья, как у… Стоп, о нем не вспоминаю. Теплые вихри под ногами скрадывали звуки и придавали ускорение. Настроение потихоньку поползло вверх. Я даже на пару мелких шалостей решилась: сбила с подвыпившего мужика шапку, повеселила влюбленную парочку наколдованным привидением с умильной рожицей и зашвырнула в окно одной из местных красоток букет из трав и желтых листьев — пусть гадает от кого.

И за всеми своими подвигами даже не заметила, как допрыгала до улицы Листопадов. Почти до самого ее конца.

Осознала только в полете, когда до заветной крыши меньше шага осталось. Испугалась, обругала себя последними словами и попыталась резко скорректировать направление. Повернуть! Обратно!!!

Нет, отношения с ветрами у меня тоже не заладились. Следовало это еще в прошлый раз понять, когда в трубу вылететь пыталась. Так, хочу самой себе что-то доказать!

Естественно, поворачивать вихри не пожелали категорически. Встряхнули меня хорошенько и со всей дури ка-ак шмякнут о крышу… «Только бы Марлекс не услышал треска», — взмолилась я, проваливаясь в образовавшуюся дыру.

Видно, Провидение решило отомстить мне за недавние забавы…

— А-а-а-а-а…

Бульк!

По закону подлости именно в этом месте надо было оказаться ванной комнате. Вот же… уже не знаю, кем ругаться! А правда, кого полагается вспоминать, когда с визгом приземляешься в пенную воду, в которой уже сидит совершенно голый мужчина. Дасх, если быть точной.

— Привет, — пискнула, отфыркиваясь от щекотной пены.

Щеки бросило в жар. Да что там щеки! Все лицо, и уши, и шею, и…

— Ды-ымка… — протянул Марлекс с предвкушением. Серые глаза сделались почти черными.

Ой-ёй. Кажется, на этот раз попала я.

— А я тут мимо пролетала…

Негромкий треск заставил меня снова глянуть вверх. Однако… Понятия не имею, что он сделал, но свежепроделанной дыры как не бывало.

— Я заметил. — Темная бровь насмешливо изогнулась, губы суженого дрогнули в улыбке.

И пришло четкое осознание: удрать по-тихому не судьба. Уж слишком довольная у некоторых физиономия. Итог один — надо срочно прощать.

— Как водичка? — Горячее дыхание дразняще обдало ухо. Это он уже успел развернуть меня спиной к себе.

— А можно мы сначала поговорим?

Ловкие пальцы пробежали по застежкам.

— Как скажешь, милая!

Ой, не нравится мне его интонация… И вообще!

— Ты что делаешь?! — Наученный горьким опытом дасх легко перехватил локоток, коим я всерьез вознамерилась врезать вконец распоясавшемуся нелюдю в живот.

Плясь! Промокший плащ, щедро украшенный белыми клочьями ароматной пены, оказался на полу.

— Раздеваю тебя, — просветили меня совершенно спокойно. — Или ты привыкла купаться в верхней одежде?

Нет, ну вообще-то он прав… Только от этого почему-то не легче!

Руки бы поотрывала тому умнику, который придумал пуговки на платье на спине пришивать! Несколько еле уловимых движений, поток возмущений — и мокрые, чуть шершавые ладони беспрепятственно скользят по обнаженным плечам, распространяя по телу стайки мурашек. Ой, кажется, я его уже простила…

Платье нашло приют рядом с плащом.

— Рубашку! Рубашку оставь! Я слышала, некоторые дамы забираются в ванну прямо в ней, — и изо всех сил вцепилась в творящие неприличное руки.

Да что ему мои жалкие трепыхания!

— Вот уж не ожидал, что ты у меня такая скромница. — Шеи коснулись твердые губы, заставляя откинуть голову на широкое плечо, выгнуться им навстречу.

Треск ткани — и гору одежды на полу венчает светло-бежевый лоскуток. А тело приятно ласкает мыльная вода. Ну и не только она. М-м-м, хорошо-то как…

— Дымка! Ты до сих пор носишь панталоны?!

У-у-у… А ведь я собиралась приличное белье купить. Еще несколько месяцев назад собиралась!

— Я вообще-то погорелица, забыл? Или надо было у Балоша попросить что-нибудь кружевное и соблазнительное?

Представила лица обоих мужчин при подобном разговоре и чуть не расхохоталась. Суженый тоже юмор оценил, крякнул пришибленно, проворчал что-то крайне неодобрительное и принялся освобождать лягающуюся меня от последнего элемента одежды.

— Марлекс…

Дыхание перехватило, мир расцветился золотыми искрами. Они же, теплые щекотные, дразнящие, заполнили тело, заставляя выгибаться в сильных руках.

— Дымка…

Уж не знаю, в чем тут колдовство, но вода по-прежнему оставалась, чистой, пенной и обжигающе горячей. Будто и не сидела я в ней прямо в одежде, будто и не было нашей возни.

Судорожно вдохнула, и в глазах просветлело. Только тело все так же плавилось в огне его рук и моем собственном огне, оранжевыми лепестками гулявшем по коже. Кажется, меня снова накрыло…

И так будет теперь всегда.

Задыхаясь от переполняющих меня ощущений, немного сместилась вправо так, чтобы оказаться к нему лицом. Запустила пальцы в длинные влажные пряди, скользнула ладонями по плечам и крепко обвила шею, прижимаясь к жаждущим губам. Больше не сердилась, не сопротивлялась и не думала. Разве это все важно сейчас? Отзывалась на поцелуи, изгибалась под настойчивыми ласками и откровенно наслаждалась нашим общим безумием.

Мир снова потонул в россыпи искр и реве пламени. Моего, мурлычащего, словно довольная кошка, и его, яростного, требовательного, сметающего все на своем пути. Стихии стремились навстречу друг другу, закручивались в золотисто-черный, словно игра света и тени, вихрь, увлекали нас за собой. Забыться, не существовать, раствориться друг в друге до последнего вздоха…

И мы оба с энтузиазмом нырнули в раскрывшую свои объятия бездну.

Окутавшая сознание тьма медленно таяла.

Первыми вернулись ощущения. Пальцев, легко, почти невесомо касающихся спины, горячего тела, к которому я уютно прижалась, мерного дыхания дасха. Заботливые руки извлекли меня из ванны, растерли полотенцем и уложили в кровать. Но, наверное, не слишком давно, потому что волосы до сих пор оставались немного влажными.

— Как себя чувствуешь? — В голосе суженого звучало неподдельное беспокойство.

— Нормально.

На самом деле отлично, но столь явно признавать заслуги этого дасха не стоит. Он и так от переизбытка скромности не страдает. Но и с силой огня управляется замечательно, я даже после нескольких часов работы с родной стихией не чувствую такой гармонии.

— С Балошем пора завязывать, — проговорил Марлекс буднично и принялся неспешно перебирать пальцами влажные пряди. — Для всех будет лучше, если мы станем жить под одной крышей. И безопаснее.

Он прав. Но как же это бесит!

Недовольно шевельнулась, потерлась губами о пахнущую травами шею и натянула на нас лежащее рядом одеяло. Гораздо удобнее разговаривать о важном, когда тебя ничто не отвлекает.

— Сначала Магда. Надеюсь, у тебя есть идеи для поединка?

Молчание, долгое, нехорошее. Будто бы он заранее знает, что его вариант дальнейшего развития событий мне не понравится.

— Ты должна позволить ей себя ранить.

Вот как чувствовала!

— Что?!

— Позволь ей себя ранить, — невозмутимо повторил мой возлюбленный нелюдь. — Не сильно. Нужна всего лишь легкая царапина, так, чтобы кровь пошла. Остальное я беру на себя.

Приподнялась на локтях и вонзила в него негодующий взгляд. Вот нет у некоторых совести! И вообще ничего человеческого нет, как ни абсурдно это звучит, учитывая, что речь идет о нелюде. Только все равно стукнуть его хорошенько хочется…

И когда я уже перестану примерять на Марлекса привычные нормы поведения?

— И тебе меня ни капельки не жалко? — спросила устало и подавила зевок. Выспаться бы надо, а я тут отношения выясняю.

Теплые пальцы ласково подцепили мой подбородок, погладили тихонько, по губам дасха пробежала усмешка.

— Дымка, Дымка… Ничего-то ты не понимаешь. — И вздох такой тягостный, укоряющий. Мне даже на самом деле стыдно стало, только я еще не поняла, за что именно. — Ты единственное, что удерживает меня на краю бездны, единственное, что не дает окончательно погрузиться в Сумрак. Думаешь, я рискну самым дорогим?

Что на это отвечать, я не знала. Да и нужны ли здесь слова? Счастливую улыбку я спрятала, но на душе стало так тепло… Пожалуй, действительно пора учиться ему верить. Безоговорочно. В конце концов, Марлекс ни разу меня не обманул.

Невесомо коснулась его губ и снова устроила голову на груди дасха. Как же мне с ним хорошо! И это так правильно… Вот выиграю поединок, и можно будет больше не расставаться. Только из Вересковой Пустоши все же придется уехать. Не хочу, чтобы люди думали, будто я корысти ради променяла их любимого наследника на сумрачное божество.

Упомянутое «божество» насмешливо хохотнуло где-то на периферии сознания, шевельнулось, устраиваясь удобнее, и тепло задышало в рыжую макушку.

— Прекрати копаться в моей голове! — мигом взвилась я.

— Почему?

Издевается?! Нет, вроде бы серьезно…

— Мысли — это личное.

Невнятное ворчание и полный искреннего непонимания взгляд.

— Дымка, ты вся для меня — личное.

Непрошибаемый тип! И главное — возразить мне совершенно нечего. Так что я рискнула использовать запрещенный прием: состроила страдальческую рожицу и запыхтела обиженным ежиком.

— К тому же ментальная связь действует в обе стороны, — просветил меня Марлекс, ласково скользя пальцами по затылку. — И мои мысли в твоем полном распоряжении.

От такой перспективы по телу прокатилась волна нервной дрожи. Никогда! Мне хватает того, что я узнала, коснувшись его души. Не уверена, что моя вспыльчивая стихия спокойно выдержит познавательное путешествие по закоулкам сознания суженого.

— Марлекс?

— Мм? — недовольное.

— А ты меня правда любишь? — спросила с робкой надеждой и притихла в ожидании ответа.

Скажет? Или нет? До сих пор тему признаний мы как-то не затрагивали.

— Если мыслить человеческими понятиями, то да.

Хм. И чего я ждала, интересно? Трепетного признания в духе благородных рыцарей или бродячих бардов?

— Тогда сделай для меня кое-что.

Черная бровь изогнулась, выражая готовность внимать неожиданной просьбе.

— Освободи Кулена, Дису и Ириана. Я не хочу быть женой рабовладельца.

На бледном лбу обозначилась мрачная морщинка. Неужели откажет? Сердце пойманным голубком забилось в груди.

— Пожалуйста! Для меня это очень важно. Я ведь так редко тебя о чем-то прошу…

— Тише-тише. — Меня успокаивающе потрепали по щеке. — С Дисой и рыжим мы что-нибудь придумаем, слово даю. Но кто такой Ириан?

Короткое недоумение — и искристая вспышка в мозгу. Я заливисто рассмеялась под ревниво-подозрительным взглядом Сумрачного.

— Тахесс! Я дала ему имя.

Слов (внятных и приличных) у Марлекса не нашлось. Но ему тоже стало весело!

«Поименовала воина! — (Мысль была слишком четкой, даже не прислушиваясь, я поймала ее. И легкую тоску.) — Знал бы об этом отец!»

За окном уже светлело, когда мы наконец договорились, угомонились и улеглись. Сплелись в объятиях и затихли.

— Я тоже тебя люблю! — уже будучи на грани сна и реальности, вспомнила я что-то важное.

Шевельнулся. Услышал!

— Знаешь, Дымка, я уже не так уверен, что хочу жить с тобой под одной крышей. Ты мне спать мешаешь!

— Подходите, не стесняйтесь! Вы будете поражены умениями Марквела Огнедышащего…

Я скептически фыркнула и потащила Балоша прочь от помоста. Ну мужик, ну огонь глотает… Подумаешь, я тоже так могу!

— Не умеешь ты развлекаться, — посетовал наследник, поудобнее перехватывая многочисленные покупки.

Нет, кружевного и соблазнительного там не было, мне Балош еще живым нужен! Зато были приятные мелочи в виде нового дорожного костюма и всяческих заколок-побрякушек, книги, всевозможные нужные в колдовском деле атрибуты и немного сладостей.

— Да какое там веселье, когда в голове один этот поединок сидит!

Обидно до слез! Я так ждала ярмарку с ее увеселениями, а в итоге сама же тащу ворчащего «жениха» прочь от суеты торговых рядов. А все эти интриганы виноваты, Вилей с Магдерией. Не живется их злодейским душонкам без темных свершений. И Марлекс тоже хорош! Нет бы запретить поединок, так он подхватил идею с энтузиазмом. А мне теперь переживай. Вроде и знаю, что все будет хорошо, а все равно страшно до трясучки.

— Думаешь, справишься?

— А есть варианты? — И, копируя Марлекса, изгибаю бровь.

Балош окинул меня внимательным взглядом с малой толикой беспокойства и медленно произнес:

— Магда — подлая дрянь. Знаю, что нехорошо так говорить о женщине, только воспитание истины не меняет. Играть по правилам она не станет. Я не хочу, чтобы ты участвовала.

Я даже о камень споткнулась от удивления. Вот уж правда сочувствие пришло откуда не ждали.

— А что это ты так беспокоишься? — уточнила настороженно. — Влюбился?

Большинство обитателей Пустоши сейчас были на торжище, и на улицах царила тишина. Непривычно быстро мы добрались до дома Игната, горкой свалили покупки прямо в холле и отправились гулять.

Ответил наследник не скоро.

— Все эти чувства… От них одни проблемы. Я не верю в любовь и никогда не был подвержен сильным страстям. У правителя голова должна быть холодной, тогда и в землях его все будет ладно. Но ты мне и в самом деле нравишься. Может быть, все-таки передумаешь и станешь моей женой?

Признаться, от его предложения я впала в легкий ступор. Мне не показалось? Нет?

Странно, неожиданно и — чего уж там — чисто по-женски приятно. И если б не Марлекс… Да нет, все равно бы не согласилась! Ради него же самого. Что я? Огонь! Единый всплеск, слово, сказанное невпопад, легкая царапина на сердце — и от уравновешенного Балоша только горстка золы останется.

Память услужливо подсунула видение: два тела, охваченные безумной пляской пламени…

— Нет, — прошелестела пересохшими губами. — Я-то далеко не царственная особа. И не хочу ею быть! Я сожгу тебя, наследник.

И, прежде чем «жених» успел возразить, подхватила юбки и понеслась к белоснежным воротам, ведущим прочь из осеннего города.

Очень скоро за спиной услышала топот, Балош быстро сориентировался. Стражники покосились на нас подозрительно и, видно, списали все странности на бушующие чувства. Влюбленные ведь все немного сумасшедшие!

Розовато-золотистый лес швырнул в лицо запах разнотравья, осыпал пестрой листвой, закружил в хороводе вечной осени. Даже насквозь правильный и логичный наследник не смог противостоять искушению, и некоторое время мы дурачились, словно дети. Гонялись друг за другом, швырялись желтыми листьями, прятались за широкими стволами деревьев и кормили белок так удачно нашедшимся в кармане Балоша печеньем.

— И многих ты перецеловал в поисках той самой, подходящей? — проявила любопытство я, когда мы, уставшие и запыхавшиеся, уселись на поваленное дерево друг против друга.

Он выразительно скривился.

— Нет. Но, чтобы убедиться в том, что гаданиям верить не стоит, мне хватило.

Я выдала таинственную улыбку и на несколько мгновений уплыла в воспоминания. Было и в моей жизни предсказание, только в отличие от того, о котором говорит наследник, правдивое. Жених и суженый оказались разными мужчинами, кое-кому я вроде как госпожа, хоть и не хочу этого. Осталось только с семейством своим разобраться. И — самое страшное! — с огнем.

От последней мысли вниз по позвоночнику спустился холодок: «…огонь погаснет». Перед внутренним взором тут же нарисовалась Диса.

Нет, не допущу этого!

— Береника? — обеспокоенно тронул меня за локоть «жених».

А? Что-то я совсем из реальности выпала…

— Надеюсь, ты сообщил гадалке о ее некомпетентности?

К слову сказать, всяческие провидицы всегда занимали особое место среди колдунов и были лишены почти всех наших привилегий. Ни тебе постоянной практики, ни всеобщего почитания, только свобода. А все потому, что результат их деятельности проверить нельзя никак. Будущее — оно ведь многовариантно! Гадание выдает самый вероятный поворот событий. А если с дорожки свернешь? Или Кузнецом окажешься, который сам свою судьбу в руках держит? Или столкнешься с таким Кузнецом?

Вот то-то же.

— Сообщил, — мрачно кивнул Балош.

— И что?

— Сказал, мол, целовал не тех, кого надо. Да что от этого Сумрачного еще ждать!

Тут уж я изумленно округлила глаза.

— Марлекс? Это он обещал тебе истинную пару?

Поверить не могу! Этот дасх не только божеством подрабатывает, но и предсказаниями промышляет. Звезды, с кем я связалась?!

— Там такая история получилась… — Балош вздохнул, собираясь с мыслями, и принялся рассказывать.

Как выяснилось, Сумрачный, несмотря на свой на тот момент достаточно юный возраст, сразу разобрался, с кем его угораздило связаться. Вересковую Пустошь создал добросовестно, душу в свое творение вложил, если можно так сказать. И остался доволен результатом. Вот только отдать это чудное место в лапы мерзавцу Вилею Марлекс даже не подумал.

Так появилась корона.

— Вилей не в курсе, но единственный символ власти над Вересковой Пустошью замыкается на мне. Даже если Сумрачный отдаст отцу корону, надеть ее смогу я один. Но и это еще не все. Вместе с Пустошью я получил дар, привязанный к осенней земле. Но полностью раскроется он, только когда рядом со мной окажется моя истинная суженая.

Ну Марлекс, ну закрутил! Еще долго я ошеломленно хлопала глазами, силясь свести концы с концами. Итак, что мы имеем? Книга у Вилея, корона у Марлекса, и Балош меж двух огней. Ну и я с ним за компанию, невеста как-никак!

Уже через пару минут таких раздумий мозг медленно начал закипать. Нет, все! Сначала Магдерия. Вот выиграю поединок, там и проблемы местного значения можно порешать.

Но один вопрос на языке все же вертелся.

— А почему Сумрачный был так уверен, что ты пойдешь против отца?

В нормальных семьях родственники обычно поддерживают друг друга. Должны, во всяком случае. Власть, конечно, сильный соблазн, но и на нее не всякий купится…

— Вилей убил мою мать, чтобы жениться на Астрии. — Светлые глаза наследника затопила холодная ненависть, сделав их почти прозрачными. — Придет время, и я верну ему долг.

От замороженной ярости, притаившейся в его голосе, меня передернуло. Но он прав, такие долги прощать нельзя.

— Во-о-от! — послышалось насмешливое, и из-за деревьев выбралось местное божество собственной персоной. Следил? — Такой разговор мне уже нравится. Обсудим план свержения тирана? И возвращения моей законной собственности, разумеется.

Что именно под собственностью Марлекс имел в виду, я предпочла не выяснять. Скорее всего Книгу Теней, у него же ее похитили! Но дасх уселся позади меня и так властно притянул к себе, что в душу невольно закрались сомнения…

— Помни, что я сказал, — давал последние наставления Сумрачный. — Одна легкая царапина.

И как он себе это представляет? Тем более теперь, когда у Магдерии есть дар? С чего бы ей пользоваться обычным оружием?

О том, кому прежде принадлежали новообретенные способности злодейки, думать не хотелось. А вот тот факт, что сила приняла новую хозяйку, да еще так быстро, наталкивал на нехорошие мысли. Но это все потом. Тут бы собственный огонь уберечь…

— Не бойся. — Бри ободряюще улыбнулась и потрепала меня по руке. — Воспринимай происходящее как очередной экзамен.

Этот совет дельный. Пожалуй, прислушаюсь.

— Береги себя, — выдохнул Балош и порывисто прижал меня к груди.

Как же плохо я влияю на наследника! Вон у него уже чувства непрошеные проявляться стали.

Суженую! Срочно!

В некотором отдалении от города сделали песчаную насыпь, которую Бриалина окружила защитным контуром, чтобы никто из многочисленных зрителей не пострадал. Туда я и направилась. В животе холодным клубком ворочался страх, слух улавливал ворчание Магдерии, громко беспокоящейся, как бы госпожа колдунья не удумала подсобить любимой воспитаннице.

Спокойно, Береника. Соберись! Если верить Марлексу, это займет всего какую-то пару минут. А я должна верить. Беспрекословно!

— Уступи его мне, — отвлекла меня от раздумий противница. — Отдай кольцо. И никакого поединка не будет!

Окинула ее взглядом и недоверчиво приподняла брови. Она ведь действительно неровно дышит в сторону наследника… И как я раньше не заметила?

— Насильно мил не будешь. Тебе не говорили?

Новоиспеченная колдунья раздраженно тряхнула волосами:

— Балош мне даже шанса не дал!

И я его прекрасно понимаю!

Улыбнулась язвительно и демонстративно покрутила на пальце кольцо, сверкающее синим камнем.

— Прости, Магда, ничего личного. И я даже не в обиде за попытку меня убить. Но ты позарилась на мой огонь, лишила дара какого-то несчастного и теперь тянешь руки к Балошу и Пустоши. А я не привыкла делиться даже тем, что самой не особенно нужно.

Просто как-то не с кем было, но сейчас не об этом.

Магдерия прошипела нечто ругательное, а над ристалищем разнесся бесцветный голос, сообщающий о начале колдовских разборок. Зрители воодушевленно загомонили, поддерживая в большинстве своем меня. Ну народ! Любят же люди поглазеть на чужие склоки!

Суженый оказался прав: несколько последующих событий пронеслись почти молниеносно.

Право нападать первой я предоставила сопернице. Короткое заклинание, несколько шагов в сторону — и на меня несется волк, сотканный из пульсирующей тьмы. А челюсти блестят как настоящие!

И что за дар такой? Не стихия, точно. Памятуя, что огонь отпугивает нечисть, швырнула в него оранжевым лепестком. И тут сознание заволокло вязкой пеленой…

— Марлекс! — пискнула я возмущенно, чувствуя, как теряю контроль над телом.

Силы, что он делает?!

— Нечестно!!! — сориентировалась в ситуации противница.

Только это никого не остановило.

«Расслабься и получай удовольствие», — ментально хохотнул дасх. И меня безвольной куклой швырнуло прямо в лапы подозрительному зверю колдовской наружности.

Инстинкт самосохранения мигом определил нечисть, взвыл на самой высокой ноте и, дабы не быть свидетелем творящегося смертоубийства, хлопнулся в обморок. Счастливый. Как жаль, что я не могу сделать того же…

Когти тоже оказались самые что ни на есть настоящие! Только какие-то уж слишком белые… Это я смогла разглядеть, когда с неожиданной ловкостью сгруппировалась и приземлилась перед самым носом обалдевшего от такой наглости волка. Ну здравствуй, дорогой!

Потусторонний зверь коротко рыкнул и метнулся вперед. Я (то есть не совсем я) тоже на месте не сидела… Чувствую, завтра мышцы жестоко отомстят нерадивой хозяйке за такие кульбиты! Чудом увернулась, выдохнула и стремительно отлетела влево.

В этот раз меня все же задело.

И тут все замерло. Волк резко раздумал добивать предполагаемую добычу, попятился, глядя куда-то сквозь меня, а потом и вовсе осыпался серым пеплом. Спасительное онемение потихоньку стало отступать, боль в оцарапанном плече, напротив, ощущалась все явственнее. Неужели все?

Мы с Магдерией смерили друг друга подозрительными взглядами.

— Как так? — ошарашенно вопрошала женщина, творя руками неведомые мне пассы.

Бессмысленно.

Я пожала плечами и тут же тихо охнула. Твою ж… Ну Марлекс!

Наконец до Магдерии дошла простая истина: ее потусторонний помощник склеиваться по песчинке и делать за мерзавку всю грязную работу не собирается. Иногда надо и самой белыми ручками пошевелить! Что колдунья и сделала, выхватив узорчатый клинок черненого серебра и рванувшись ко мне.

Но до цели, как водится, не добралась. И с каких это пор я такая везучая стала?

— Не надо лишних движений, — с обманчивой мягкостью в голосе (уж я-то знаю!) предупредил дасх, приземляясь аккурат между нами.

Соперница бешено сверкнула глазами и открыла было рот, но… опять не свезло. Высказаться ей не дали. Впрочем, когда это Сумрачный слушал ближнего своего? Всполох темного огня, металлический росчерк — и Магдерия падает наземь, тщетно пытаясь зажать зияющую рану в горле.

— Балош…

С мелодичным треньканьем рухнул контур, и слух заполнился голосами. Испуганными, негодующими, а кто-то был доволен и таким исходом событий…

Но только не Вилей! Старик подлетел к нам, оценил ущерб и, брызжа слюной, принялся выговаривать Марлексу:

— Ты как посмел? Совсем страх потерял! Бедная девочка… Мы о чем договаривались? Ты живешь в моей долине, но в дела Вересковой не лезешь…

Поименованный божеством выразительно погладил клинок, на котором алые разводы живописно чередовались с темными всполохами.

— Хочешь последовать за ней? — И взгляд такой… сразу видно, нелюдь. И сомнений в реальности угрозы даже близко не возникает.

Старик нервно сглотнул и на всякий случай отступил на пару шагов.

— Ты не можешь меня убить. Мы связаны договором!

А ведь и точно связаны!

Губы дасха искривила нехорошая усмешка.

— Я — нет. Но она может, — и кивнул на все еще сидящую на песке меня.

Тут бы возмутиться (не так я себе это представляла, совсем не так!), но сил хватало только на то, чтобы с переменным успехом бороться с подкатывающей к горлу тошнотой. А, к лешему! Сами разберутся.

Раб Сумрака еще раз оценил ситуацию и качать права почему-то расхотел.

— Невеста наследника, — Марлекс помог мне подняться и отряхнуться от песка, — спасла мне жизнь и теперь находится под моей защитой. Любого, кто попытается причинить ей вред, ждет незавидная участь.

Суженый подхватил меня на руки и понес прочь с ристалища. Тело била противная мелкая дрожь. Неглубокая рана саднила и кровоточила. Чтобы как-то отвлечься, я бросила взгляд на Балоша. Наследник держался невозмутимо.

А вот за его плечом тонко улыбался советник Анрис…


Глава 2 | Береника | Глава 4







Loading...