home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Вопрос с Тимой решился самым наилучшим образом.

— Вот и все, — облегченно выдохнул Балош, наглаживая растянувшегося у него на коленях кота. — Возьмешь с собой в новый дом. Для удобства я сделал привязку не к тебе самой, а к твоему огню. Захочешь уйти, брось в очаг лепесток — и никаких проблем.

Я улыбнулась с благодарностью. Все же такому новому знакомому просто цены нет!

Пока я уходила в себя, Балош успел рассказать наставнице о своем предложении. Естественно, Бри как страстная любительница авантюр, пришла в полнейший восторг. Долгая дорога, новая работа, интереснейший спектакль. Чего еще желать ветреной душе?

Вот только о том, что Игнат тоже живет в его владениях, Балош упомянуть предусмотрительно «забыл».

— А на чем мы поедем? — нашла себе новую головную боль Бриалина.

Я отвлеклась от торопливого поглощения завтрака и обеспокоенно воззрилась на блондина. Кажется, от моего ответа уже и не зависит ничего.

Но некоторая трудность и в самом деле существовала: лошадей-то у нас теперь нет. И денег нет, чтобы новыми обзавестись. А принять от Балоша такой аванс — это как-то не совсем прилично получается. И как поступить?

— Да на своем транспорте и поедете, — утешил нас Радетель. — Когда Диветрия явилась, леший животных ваших быстренько в чащу увел, а как выяснилось, что вы уцелели, так к соре и вернул. Духи природы, они ведь добро помнят… — и торопливо оговорился: — Да не услышит меня божиня!

Я прикрыла ладошкой рот, скрывая смешок. Если вспомнить все наказы Солнечной, нарушенные за последние сутки Радетелем под нашим дурным влиянием, то Сорине давно следовало самолично заявиться, дабы сжечь оплот ереси. Но у божини, видно, нашлись дела поважнее, а мы и рады.

Прикончили завтрак и разбрелись завершать последние сборы.

— Если мое мнение все еще имеет значение, я согласна, — ворчливо сообщила удаляющейся спине Балоша.

Тот мгновенно притормозил.

— Даже не сомневался. Вот, возьми. — И мне в руку сунули кольцо.

Массивный старинный перстень черненого серебра с единственным синим камнем. Я без особого восторга оглядела сверкающий булыжник, подивилась самоуверенности дарителя. И на кой оно мне?

Ах да, забыла, я ведь теперь невеста!

— Во временное пользование, — уточнил на всякий случай блондин. — Я его не активировал, так что снять сможешь без труда.

Ну хоть так. Потому что разжиться вросшим в палец колечком в память о былом приключении мне совсем не улыбается.

Коротко кивнула, мол, инструкции к сведению приняла, и понеслась в нашу с Бри комнату собирать нехилые пожитки. Даже грустно как-то: только-только на новом месте обжились — и на тебе, пожалуйста! Опять все сначала.

Но до цели так и не добралась — по пути меня поджидал сюрприз.

Когда меня скрутили и болезненно прижали спиной к холодной стене, я, признаться, испугалась. Первой мыслью было: «Даанд!» Наверное, мы как-то неправильно его упокоили. Но очень скоро в глазах просветлело, и я имела сомнительное счастье лицезреть, как полупрозрачный Марлекс постепенно обретает очертания и наполняется красками.

Глюк?

Хорошо бы!

— Ах ты, маленькая дрянь! — гневно зашипели мне в шею. — Так и прибил бы!

Вот вроде на самом деле злится, а мне ни капельки не страшно.

— Ты чего смеешься? — опасливо уточнило осязаемое видение. Даже глазами сверкать на минутку перестало. От любопытства, наверное.

— Щекотно, — призналась честно. А потом отвела касающиеся моей шеи черные пряди и крепко вцепилась в мужчину. Вдохнула знакомый запах, м-м-м… Пускай убивает! Только медленно…

Глюк потерся щекой о рыжую макушку и прошептал почти обреченно:

— Уже и на день отлучиться нельзя. Что ты со мной делаешь, Дымка?

На день?! Моя огненная натура так и вспыхнула возмущением.

— Несколько недель прошло! А от тебя ни слуху ни духу! Что я должна была думать?

У, зараза! Так и сожгла бы! Только для него это все равно что восстанавливающий отвар для выздоравливающего.

— Ты не должна была думать, ты должна была верить.

Ах, верить! Сам бы попробовал! Хотя… А это идея.

— Я теперь невеста, — вытащила из кармана кольцо и сунула ему под нос. И едва на ногах устояла (и то только потому, что дасх меня крепко держал), такая волна злости прилетела по вернувшейся связи. Так, надо внести маленькую поправочку: — Не по-настоящему.

Марлекс моргнул, прислушался к себе — я будто наяву увидела, как мелькают в глубине серых глаз картинки моей жизни недавнего времени. Проверяет. И кто тут о доверии говорил?

— Дымка… — щекотно выдохнули мне в висок.

Теплые губы пробежали вниз по лицу, на миг задержались в уголке моего рта, а потом…

— Береника! — Обеспокоенный голос «жениха» набатом прозвучал в ушах. — Ты куда подевалась?

Лестница заскрипела под тяжелыми сапогами. Вот Сумрачный! Только что осязаемое видение пошло рябью, а потом и вовсе испарилось, будто и не было его.

— Все в порядке? — вывернул из-за угла Балош.

Было. Пока ты не явился. Естественно, огрызаться вслух я не стала. Пробормотала извинения сквозь зубы, зашла в комнатушку за теплым плащом, после чего закрыла дверь соры навсегда.

У ворот, сдерживая слезы, мы с Бриалиной попрощались с соритами, едва не придушили в объятиях Алесса, поклонились лешему и забрались на спины лошадей. Путешествовать в платьях — то еще удовольствие, но пару дней придется потерпеть. По словам Балоша, именно столько нам понадобится, чтобы добраться до ближайшего города.

Вторая из обещанных мне дорог началась довольно уныло. Куда ни глянь — грязь и голые деревья. Даже посмотреть не на что! Коварный ветер изыскивал лазейки и так и норовил пробраться за ворот плаща, а то и под платье. Теплолюбивая я вся сжималась, старательно куталась и больше всего походила на вцепившуюся в седло куколку. К тому же мы спешили, а посему передвигались по возможности быстро. При такой скорости особо не поболтаешь.

В итоге уже несколько часов я слушала только стук конских копыт, редкое взаимное шипение Бриалины и Игната да собственные мысли. В последних после появления Марлекса воцарился полный разброд, так что я здраво рассудила, что думать мне сейчас вредно, и постаралась переключиться на что-нибудь еще.

И едва под ноги Калли не улетела, когда почувствовала, что ментальная связь снова блокирована. Издевается он, что ли?!

Я с упоением строила планы грядущей мести, когда на дорогу легла тень. Смеркается? Уже? Ну наконец-то. Вот только спать под открытым небом поздней осенью, подозреваю, то еще удовольствие.

Лишь спустя пару мгновений до сознания дошло, что тень какая-то рваная. И Балош зачем-то придержал поводья…

— Что это? — со странной смесью страха и восхищения выдохнула Бриалина.

— Змеи, — спокойно отозвался Игнат.

Только тут я сподобилась посмотреть в небо.

И почувствовала, как челюсть отваливается от изумления! По мутно-серой глади красной вереницей летели… Драконы?! Да быть того не может! Но как еще назвать огромных ящеров с мощными телами, хвостами и крыльями?

— При чем здесь какие-то змеи? Это же…

— У них нет человеческой половины, — перебил мой возглас кузнец. — Поэтому змеи.

Шибко умный, да?

— А также нет дара речи и присущего драконам… кхм, сложного характера, скажем так. Сильные, мудрые и на редкость благоразумные звери.

Я кивнула, тихо жалея про себя, что не выспросила обо всем этом у Марлекса, когда была такая возможность. Про дасхов и сависов узнала, а тут… При случае обязательно восполню досадное упущение.

— Боги, он все-таки решился, — отмер наконец Балош. Притом выражение лица его было такое, что сделалось как-то не по себе. Но времени на разговоры мне не оставили. — Едем!

Куда именно он так рвется — так и осталось тайной. Нет, сопровождающий отряд за нашими спинами наверняка был в курсе событий, да и Игнат тоже, но лично мне пришлось довольствоваться созерцанием постоялого двора. Что же, вполне приличное место. Если так и дальше пойдет, уже завтра к вечеру смогу обзавестись удобным дорожным костюмом.

Воодушевленная этой мыслью, я забросила вещи в комнату, наспех привела растрепанную себя в порядок и побежала ужинать. За исключением мрачного Балоша, компания подобралась на удивление теплая. Уж не знаю, как наследник отбирал себе воинов в эскорт, но парни оказались воспитанные, дружелюбные и в большинстве своем образованные. И, само собой, две симпатичные колдуньи не могли не привлечь их внимания. Ладно я, я невеста, а значит — особа неприкосновенная, а вот Игнат еле управлялся отгонять от Бриалины ухажеров.

— Ни о чем не хочешь меня спросить? — вынырнул из своих раздумий Балош и пытливо воззрился на меня.

Пришлось срочно прерывать жевательный процесс и лихорадочно перебирать в уме имеющиеся вопросы. С которыми, честно говоря, было туговато. В данный момент меня интересовал только сытный ужин и мягкая постель, в отдаленной перспективе — удобная одежда. А вопросы… Появится острая необходимость — тогда и разбираться будем.

— Например?..

— Куда мы направляемся, — подсказал наследник. В глазах его загорелся лукавый огонек.

— По правде сказать, меня устроит любое из княжеств. — Я пожала плечами и вернулась к еде. — Но раз уж ты сам об этом заговорил… Куда?

На миг смуглое лицо приобрело таинственное выражение.

— В Вересковую Пустошь, — торжественно объявил блондин. — Не совсем княжество, не так ли?

Не совсем… Да я чуть со стула не свалилась! Уж такое при всем желании предположить было невозможно.

Вересковая Пустошь. Жуткое местечко, как принято считать. Я еще в соре жила, когда впервые о ней услышала. В городе тогда гулянья проходили, Грин нарушил повеление божини и пригубил вина, подобрел и начал трепаться. Мол, один его старый знакомый заключил договор с самим Сумрачным. Душу ему продал, а взамен попросил земли, где бы он мог безраздельно властвовать. Никто и предположить не мог, что злобное божество окажется таким честным, но желанный подарок этот человек все же получил.

Свободная земля явилась словно из ниоткуда, раздвигая энергетически отмеченные границы других государств. Впустила только хозяина и тех, кого он привел за собой. Вот так и появилась Пустошь.

Я тогда решила, совсем старик сбрендил, но проезжие купцы тоже сказывали временами про диво дивное. Про бескрайние поля, поросшие вереском, про Границу, прочнее которой нет ничего на свете, про то, как разрастается Пустошь, принимая каждого нового жителя. Тут и не разберешь, чему верить, а что лучше мимо ушей пропускать.

Вот и сейчас я бессмысленно хлопала глазами, теряясь в догадках. Стоит бояться? Или все-таки…

— Бри… — Ответ находиться не желал категорически, и я решила спросить мнения наставницы.

И та не подвела.

— Ну и ладно, — пожала она худенькими плечиками. — Так даже интереснее.

С этим не поспоришь. А подвернется случай — обязательно потрясу Марлекса. Кому, как не дасху, знать все про Сумрачного?

Только один вопрос следует прояснить прямо сейчас. Просто чтобы знать, с кем придется иметь дело.

— Скажи, а твой отец правда душу заложил?

Как можно по собственному разумению лишить себя шанса на перерождение? Нет, подобного мне не понять.

— Нет.

На миг даже от сердца отлегло. А потом…

— Но договор с Сумрачным заключил. И уже расплачивается.

— Надеюсь, не твоими невестами? — опасливо вклинилась Бриалина, чем вызвала короткий смешок кузнеца.

Балош вздохнул как-то особенно тяжко и потер усталое лицо ладонями:

— В таком случае проблем стало бы куда меньше. Не бойся, Береника, я не позволю тебя обижать.

Ага, сам буду, а другим не дам. Но я смолчала. И когда такой благоразумной сделаться успела?

Остаток вечера прошел без потрясений. Помимо многочисленных нас здесь было еще несколько постояльцев, но почти все разбрелись по комнатам, едва только управились с едой. За самым дальним столом в скудно освещенном углу сухонький и бородатый менестрель травил сказки. Наше сопровождение очень скоро окружило его внимающим кольцом. Даже Бриалина, плавно покачивая бедрами, присоединилась. А за ней и Игнат, свирепо сверкая грозовыми очами.

— Хочешь послушать? — Угрюмое лицо Балоша заметно посветлело. Видно, понял, что издалека все равно ничего сделать не сможет, и успокоился.

— Пожалуй, я спать, — и зевнула, прикрыв рот ладошкой, в доказательство своим намерениям.

День был долгий. Давно мне уже не приходилось много часов подряд трястись в седле. Да и волнительно так резко менять устоявшуюся жизнь. Устала…

Змейкой выскользнула из-за стола и потопала к лестнице. Спать… Кто знает, может быть, утро порадует чем-нибудь хорошим разнообразия ради? Ни слова не говоря, «жених» тоже поднялся и последовал за мной.

Узкую лестницу и короткий коридор преодолели в молчании. Уже у самой двери наследник заметил неладное.

— Ты не надела кольцо.

Вот же глазастый!

— Оно здесь. — Я опустила руку в карман и извлекла на свет свою временную собственность. Разве что под нос ему не сунула!

А толку чуть. Голубые глаза смотрели пристально, в них читалось недовольство.

Что же, я сама согласилась на роль невесты. И пусть это всего лишь роль, выглядеть все должно правдоподобно. Скрепя душу, нехотя надела украшение на палец. Лишь бы только отвязался!

И ведь как чувствовала!

Стоило прохладному металлу коснуться кожи, виски прошила острая боль. Балош уже открыл было рот, чтобы пожелать спокойной ночи, но его прервал мой крик. Я начала медленно заваливаться на пол.

— Береника! — Сильные руки ловко подхватили меня. Дверь распахнулась, и очень скоро я обнаружила себя лежащей на кровати.

Сознания коснулось что-то прохладное, успокаивая, прогоняя боль. Не знаю, что сделал наследник и сколько времени он это делал, но, когда в голове наступила ясность, от неприятных ощущений не осталось и следа.

Теплые руки осторожно избавили мой палец от тяжелого украшения.

— Скажем, что оно тебе велико, будешь носить на цепочке.

Я вздохнула, прислушалась к себе. «Добрым» словом помянула одного дасха…

— Не стоит. Дело было не в кольце.

— А в чем? — На смуглом лице явственно читался интерес.

Но стоит ли с ним откровенничать? Как бы боком не вышло… Некоторое время я внимательно вглядывалась в правильные, хоть и немного резкие черты лица, словно бы надеялась разглядеть в них ответ. Не разглядела. Пришлось принимать решение самостоятельно.

Ну что ж, понадеемся на интуицию. Мне Балош сразу понравился. И может быть, если бы не Марлекс… Так, отставить лишние мысли!

— Ментально я связана с одним… кхм… не совсем человеком. Я спасла ему жизнь и…

— Вы обручены? — отрывисто уточнил наследник.

Я торопливо замотала головой.

— Нет, что ты. — И путано пересказала всю историю. Только имя крылатого не открыла и расу его не назвала.

Балош слушал внимательно, не перебивал. И вопросов задавать не стал. Видно, решил, что все, что хочу сказать, я и так скажу. А остальное со временем выяснится. Только сокрушился разок: как это, мол, не догадался по присутствию в моей жизни тахесса о чем-то подобном?

Спала я как убитая, зато пробуждение оказалось не из приятных. Знаю, утро добрым быть не может, но не до такой же степени! Глаза категорически не желали продираться, все тело болезненно ломило, так что перетечь в сидячее положение удалось попытки эдак с третьей.

Бриалина чувствовала себя не многим лучше, судя по скрюченной спине и тихому кряхтенью. Попросить, что ли, у «жениха» выходной? Так не согласится же!

«Лучше взять за правило ежедневные верховые прогулки. Погоди, попадешься ты в мои руки…»

Я так и подскочила.

— Бри? Ты сейчас ничего не слышала?

— А? — Наставница окинула меня мутным со сна взглядом.

Ну вот, уже голоса в голове звучат! Совсем крыша съехала.

«Женщины! Стоило немного поотсутствовать — и ты всего лишь глюк!» — притворно вздохнул Марлекс.

Вот поганец! Заняться ему больше нечем?

Раздражение помогло соскрести остатки сил и подняться с кровати. Так, теперь умываться, одеваться и завтракать.

Внизу Балош «радовал» глаз бодрой физиономией. Как же меня это бесит! Он что, совсем усталости не чувствует? Но наследник выглядел выспавшимся и довольным жизнью. Одежда идеально выглажена, щеки выбриты, причесан волосок к волоску. Еще и улыбка эта… У, так бы и покусала!

«Осторожнее с желаниями, милая, — хмыкнули в голове. — Я начинаю ревновать».

Но от меня не укрылось его легкое удивление. Что же, мы в равном положении. Не только ему доступны мои мысли и чувства, но и мне его. Знать бы еще, как правильно воспользоваться неожиданным открытием…

— Пошел вон из моей головы!!!

Кому понравится, что его читают, точно книгу открытую? Вот и я сорвалась.

— Что?.. — округлил глаза блондин.

— Это я не тебе.

Поздравляю, дорогой, ты только что обзавелся чокнутой невестой!

В остальном день с точностью повторил предыдущий. Мы позавтракали, расплатились и выдвинулись в дорогу. И снова тряска, холод и унылый пейзаж по сторонам. Правда, вернувшаяся ментальная связь прибавила хорошего настроения. Зато теперь приходилось постоянно одергивать себя, чтобы, не приведи божиня, не потянуться к дасху и узнать, где он, чем занят… И с кем. Так и с лошади навернуться недолго!

— После обеда должны прибыть в Рогорд, там и остановимся. Вы с Бриалиной сможете купить все необходимое, — поставил меня в известность относительно ближайшего будущего наследник Пустоши.

Продолжать разговор не было никакого желания, так что я угукнула согласно-благодарно и подотстала. И очень вовремя. Слух как раз успел уловить обрывок разговора сопровождающих нас воинов.

— Видать, не договорились…

— Или, наоборот, договорились.

— Как ни есть, но змеи ночью обратно летели.

— Эх, жаль поглядеть на них вблизи не удастся!

Всегда знала, что самую любопытную информацию можно получить подслушивая. И мне ни капельки не стыдно, не специально ведь! А раз так вышло, значит, именно так и было нужно.

Но какой же богатой на события оказалась минувшая ночь! Марлекс восстановил ментальную связь и, похоже, больше не собирается закрываться от меня. Теперь еще и драконы эти. Тьфу, то есть змеи… Невольно в душе закопошились сомнения: а уж не связаны ли эти два события между собой?

Поразмыслить о странностях бытия мне, как всегда, не дали. Калли резко остановилась, дернулась испуганно и попыталась встать на дыбы, но поводья перехватил очень вовремя оказавшийся рядом воин. За что ему большое спасибо, потому как вываляться в грязи в мои ближайшие планы не входило.

Дальше — больше. У самого моего уха просвистела стрела. Даже оцарапала.

— Какого Сумрачного?! — помянула я любимое божество и сжала коленями бока лошадки, выбиваясь вперед.

Так хоть выясню, что на сей раз стряслось. Ни дня без потрясений!

— А теперь, господа хорошие, спешиваемся и складываем добро на землю, — объявил неопрятного вида детина, сверкая металлическим зубом. — Лошадей мы тоже возьмем.

Еще пятеро разбойников плотоядно осклабились.

— Прочь с дороги! — ледяным тоном велел Балош и смерил всю честную компанию презрительным взглядом.

По правде сказать, я занималась тем же. Ну-ка, что у нас тут… Шестеро шкафоподобных мужиков без особых признаков интеллекта на квадратных мордах. Судя по потрепанному виду, селяне, решившие поискать легкой наживы. Ну-ну. С чутьем тут явно проблемы, притом нехилые.

— Мы милостыню не подаем, — заметила Бриалина. Видно, пришла к тем же выводам.

Ага, сами бы от нескольких золотых монет не отказались. Но вместо них пока имеется только работодатель таинственной наружности и его неясные, хоть и заманчивые обещания.

— Ну держитесь… — угрожающе рыкнул обладатель железного зуба и устремился вперед.

Дальше, как обычно и бывает в подобных ситуациях, события разворачивались стремительно. С позволения сказать разбойники с воодушевленными воплями поддержали главаря. Наши мужчины не остались в долгу и тоже схватились за оружие.

Но я оказалась быстрее. Короткое движение, взгляд в себя — тело окатило теплой волной, и перед противниками взметнулась стена пламени. Как же это приятно — так тесно соприкасаться с родной стихией!

Тощие клячи, на которых восседали мужики, бросились врассыпную, не забыв при этом избавиться от пузатого балласта. Тут уж и Бриалина подключилась и под придушенные смешки эскорта сотворила несколько воздушных петель. Горе-грабители, скуля и матюгаясь, живописно повисли вверх тормашками.

— В следующий раз в эскорт беру исключительно одаренных, — буркнул себе под нос наследник Пустоши, изо всех сил натягивая поводья, дабы усмирить испугавшуюся лошадь.

Пристыженные парни мгновенно повесили носы и притихли.

— Оставить бы их так на ночь, — мечтательно промурчал Тимка. — Глядишь, ума наберутся.

Впервые с момента отъезда домовой хоть немного оживился. Ради этого стоило на кого угодно нарваться!

— Злобненький ты мой! — умилилась я, любовно наглаживая пушистую спинку.

— Лучше потряси, — влез со своим мнением Игнат. — Вдруг чего ценного вывалится.

Как ни хотелось Бриалине повредничать, дельность предложения она оценила. И воплотила! Следующие минуты были наполнены смехом и звоном. Мы сгибались от хохота и сквозь слезы старались разглядеть «что-нибудь нужное». Медные покореженные монетки, самодельная дудочка, пустой полотняный кошель, погрызенная краюха хлеба, карты… О!

— А это откуда? — Балош на лету поймал большой черный камень на серебряной цепочке, покачал на пальце…

Бандюги слаженно засопели.

— Ну? — строго вопросила Бриалина и в целях прояснения памяти еще раз тряхнула свой улов.

А я в очередной раз залюбовалась наставницей. И без того красавица, при соприкосновении с родной стихией она казалась и вовсе не земной. Дивное видение! Тонкий стан, овеваемый ветрами, бесчисленные косички вдруг начинают жить собственной жизнью, синие глаза так и полыхают. Неудивительно, что кузнец вот уже какую минуту на нее пялится открыв рот. Тут о любой ненависти забудешь!

— Так это… — проблеял самый пузатый. — Девка одна дала. Она нам и подсказала, на какой дороге вас поджидать.

— Только обманула, — сокрушался бородач слева от него. — Обещала легкую добычу, а тут колдуньи… — Мужик разве что не всхлипнул.

Угу, вот сейчас все прощу и пожалею. А потом еще раз так пожалею, что всякое желание грабежом заниматься раз и навсегда отпадет. А Бриалина добавит!

— Теперь она знает про твой дар, — мрачно припечатал Балош.

Кто эта самая «она» не было никакой нужды выяснять. Та самая девица, страстно желающая посидеть на троне (или что у них там?) Пустоши. Одобренная невеста. Теперь я для нее соперница.

И что дальше? Попытается извести неугодную меня? Ну, я бы на ее месте точно попыталась…

Оставшийся путь никакими злоключениями не отметился. Довольные собой и друг другом, мы даже кое-какой разговор завязали, насколько это было вообще возможно при нашем способе передвижения. Один Балош хмурился. Не то мужская гордость пострадала (как же, две женщины с разбойниками справились, пока несколько вооруженных мужчин наблюдали со стороны), не то обеспокоился преждевременным проявлением несостоявшейся невесты.

Как бы там ни было, остаток пути пролетел незаметно, за разговором время куда быстрее бежит. Я даже усталость еще не почувствовала, когда впереди показались стены Рогорда. Деревянные и не слишком высокие, но на вид крепкие, совсем еще новые. Наверняка только летом поставили. Дерево даже в пасмурный день казалось золотистым.

Четверо стражников в форменной одежде оглядели нас без особого интереса, подали чашу, в которую надлежало поместить въездную пошлину, и, когда все правила были соблюдены, распахнули ворота.

По городским улочкам, запруженным пешими, конными и даже повозками, передвигались куда медленнее, так что у меня появилось время оглядеться. Не часто ведь в сравнительно большом городе оказываюсь.

Что сказать… Почти как Ужевка, только раз в десять больше. Рогорд — город торговый, купцы с товарами сюда со всего княжества стекаются. Да и из соседних тоже. Очень скоро в глазах зарябило от разноцветья прилавков и шатров, пестрых торговцев и разномастных покупателей. И настоятельно захотелось заткнуть уши — такая какофония здесь стояла. Кричали зазывалы, спорили, торгуясь, люди, мекала, кукарекала, рычала, мяукала и издавала прочие звуки разнообразная живность.

Не скажу, что впечатляюще. Скорее утомительно. А вот что меня действительно заинтересовало, так это огромный купол, сверкающий в самом центре главной площади. Ох и ничего себе! Сора! Прямо в городе. Здесь надо оговориться, что служители Солнечной всячески оберегали свой покой и подчеркивали особое положение избранников божини, выстраивая храмы на некотором расстоянии от поселений.

Хм, как интересно… Видно, местный Радетель тоже чужд предрассудков.

Порядком времени ушло на поиск подходящего места для ночлега. Балош оказался жутким привередой и забраковал два постоялых двора, даже не сунувшись внутрь. Перед третьим тоже морщиться пытался, но мы с Бриалиной на него возмущенно нашипели, посверкали грозно глазками, и — вот оно, счастье! — небольшая комнатка с двумя узкими кроватями была в нашем распоряжении.

— В общении с мужчиной главное — найти правильный подход, — подмигнула мне наставница.

Да, чувствую, учиться мне еще и учиться!

Перекусили на ходу и разбрелись кто куда. То есть все по лавкам, только по разным. Воины из сопровождения частично повели лошадей к кузнецу, частично отправились пополнять запасы провианта в дорогу. У наследника нежданно-негаданно образовались дела. Наверняка отправился наводить справки о несостоявшейся невесте… По правде говоря, мне бы тоже не помешало узнать побольше о сопернице, но это терпит. А сейчас у нас по расписанию покупки!

— Уверена, что справишься одна? — предсказуемо обеспокоился «жених».

На миг вслушалась в себя и кивнула. Еще как!

— В крайнем случае спалю полгорода, — «утешила» Балоша и, не оглядываясь, зашагала к выходу.

Можно, конечно, было взять Бриалину в спутницы, но тогда поход за необходимым нарядом затянулся бы как минимум до позднего вечера. Оно мне надо? Нет уж, пусть лучше Игнат отдувается.

Лавировать в толпе я научилась быстро. Правда, пара-тройка нахалов навсегда запомнит, что не стоит стоять на пути (а также пинать, толкать, лапать и пытаться затянуть в свою убогую лавчонку) у спешащей колдуньи, но это так, мелочи. К тому же привычный голос где-то на периферии сознания тихонько подсказывал, по какой улице пойти, где свернуть, а куда, наоборот, соваться не стоит. И что бы я без него делала?

Марлекс точно знал, что мне нужно, потому как у подходящей двери я оказалась на удивление быстро. Толкнула и под перезвон серебряных колокольчиков вошла внутрь.

— Что желает прекрасная госпожа? — тут же бросилась ко мне молоденькая девушка с серебристыми кудряшками.

Госпожа (в моем бледном лице) обвела горящим взглядом небольшое помещение и поняла, что столько всего желает… Пальцы незаметно коснулись туго набитого кошеля. Щедрый «жених» попался! Может, и в самом деле замуж за него пойти?

Стоп, Береника!!! Думай о деле.

— Дорожный костюм и удобную обувь.

Примерка заняла всего несколько минут. Ничего подходящего в моем любимом красном цвете не нашлось, так что я остановилась на первом попавшемся наряде нужного размера. Черный костюм из мягкой ткани сидел идеально, зеленая вышивка по бортикам и на рукавах радовала глаз. К нему шла удобная белая блуза, удлиненная и с разрезами на бедрах, и черные сапожки на плоской подошве.

Да это даже лучше, чем я ожидала!

«Теперь расплачивайся и иди обратно за ширму для примерок».

Я медлила. Нет, пойти-то не проблема, но что хозяйка подумает?

«Ну же! Здесь давно привыкли к причудам колдунов».

Раз так, тогда… Я послушно отдала полагающуюся сумму, даже пару мелких монет накинула (за моральный ущерб, так сказать) и несмело ступила в указанном дасхом направлении. И вся обмерла от неожиданности.

Прямо под ногами, в том месте, где еще недавно лежал домотканый коврик, серой спиралью закручивалась воронка перехода. Надо же… А я всегда считала, что телепорты в воздухе открывают…

Что же, рискнем.

Перед глазами все завертелось, дыхание сперло, лицо и руки обожгло холодом.

— Наконец-то. — Дасх сгреб меня в охапку, не позволив шмякнуться на пол. Замерзших щек тут же коснулись горячие губы. — Иди сюда. Как же я соскучился!

Взаимно! Только фиг я тебе в этом признаюсь.

На несколько волшебных мгновений я так и замерла в его объятиях, вдыхая почти уже неуловимый запах трав. Как же это нереально… Тепло. Даже в самых смелых мечтах не могла себе представить, что мы встретимся так скоро.

— Признавайся, куда меня затащил? — высунула нос из уютного плена и сверкнула любопытными глазами в сторону окна. Потом и вовсе отстранилась.

Точно, не убежище! Вместо неясной дымки за окном плещется багряно-золотое море осенней листвы, а вдалеке просматриваются темные крыши домов. И дверь имеется. Значит, не межмирье.

— Сегодня это мой дом, — с тенью смущения пояснил Марлекс и отступил на шаг, дабы не заслонять мне обзор. — А выполнишь обязательства перед наследником, он станет и твоим. Хотел убедиться, что тебе понравится.

В душе попыталась взметнуться волна протеста, но была безжалостно задавлена шквалом восторга. Подумаешь, не спросил, хочу ли я становиться его! Он же мысли мои знает. А приятные формальности можно и на будущее оставить.

Взгляд медленно заскользил по сторонам. Бордовый и золотистый тона, темное дерево, кровать с пологом, мягкие ковры и камин — все, как я люблю. Разве здесь может не нравиться?

— Очень, — выдохнула восхищенно и порывисто бросилась дасху на шею.

Несносный, пылающий, крылатый… Божиня, кажется, я извращенка.

За таким познавательным открытием сама не заметила, как оказалась на мягком диване. Марлекс устроился рядом. Слишком близко. Горячие руки жгли даже сквозь грубую ткань платья.

Расслабилась, зажмурилась. Эх, жаль урчать не умею! Бывают моменты, когда всю гамму чувств можно выразить только этим звуком. Терпкий запах трав дразнил. Дасх склонился еще ближе (хотя, казалось бы, куда уж) и… Вы думаете, он меня поцеловал? Ага, аж два раза! Но сначала мягко коснулся сознания, пробираясь к горящему где-то в глубине его огню.

И вот что с ним поделаешь?! Спасла на свою дурную голову. Теперь вот… хм… наслаждаюсь.

— Хитрюга, — прошептала ему прямо в ухо, зарываясь лицом в черные пряди. — Ты уже давно не нуждаешься в этом.

Ответ прозвучал не сразу.

— Но мне нравится твой огонь. Он помогает мне не сгореть в собственном.

Что тут возразишь? Я откинулась на пухлый подлокотник и постаралась напитаться его близостью, ароматом трав, теплом его тела. Когда еще свидимся? Пальцы лениво перебирали жесткие пряди. Не думаю, что скоро.

Вот так бы и валялась до конца дней своих! Но в такие минуты время несется просто бешено, очень скоро за окном разлилась чернильная синева.

— И ты не станешь возражать против моего договора с Балошем? — Я осторожно шевельнулась, внутренне взывая к силе воли. Пора бы отодрать себя от этого чуда крылатого и вернуться на постоялый двор. Меня наверняка уже хватились.

— Я не собираюсь ограничивать твою свободу, — благостно заявил дасх и мягко коснулся губами моего плеча. Впрочем, сразу же оговорился: — В разумных пределах, разумеется.

Нет, он мне определенно нравится все больше!


Глава 7 | Береника | Глава 9







Loading...