home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

Уже на следующий день весь городок знал о моем существовании. Кронций сболтнул кому-то, и пошло-поехало. Молва облетела улочки и площади со скоростью ветра, в небольших поселениях так всегда бывает. Еще и подробности неожиданные всплыли. Пара зевак «видела» степенного купца с девчонкой подходящего возраста, а торговка вдруг «вспомнила» пришедшего вместе с юной покупательницей мужчину.

Легенда обрастала фактами, а мне только на руку.

Жить стало значительно легче, местами даже веселей. Не было больше нужды скрываться, и я позволила себе сперва подышать прохладным вечерним воздухом во дворе, а со временем и в город стала выбираться. Больше того — получила платье, о котором уже несколько месяцев мечтала.

Как-то утром мы вместе с Аменой в лавку готовой одежды отправились. Я чуть не приплясывала от восторга. Долго стояла перед витриной, украшенной самыми разными тканями, потом еще дольше изучала предлагаемый ассортимент.

Естественно, почти все наряды оказались мне велики. Но и кое-что стоящее отыскалось.

— Через несколько лет настоящей красавицей станешь, — умилилась Амена, разглядывая меня в обновке.

Да я и сама взгляда от зеркала отвести не могла. А ничего так, вполне сносно… Тощая, правда, даже платье, рассчитанное на худенькую девочку, мешком висит. Зато красивое, зеленое, без лишней мишуры. И длина приличная, колени закрывает, но ходьбе не мешает, в ногах не путается.

Рыжие, словно бушующее пламя, волосы мягкими волнами спадали на плечи, зеленые (как уверяли сориты, бесстыжие) глаза сверкали радостью. Бледная, правда, аки заморыш, но зато кожа чистая, без веснушек. Конечно, добрая женщина мне польстила. Не тот исходный материал, чтобы из него красавица выросла. Но ведь это не главное, правда? По крайней мере, сейчас.

— В груди и плечах следует немного ушить, — обратилась моя спутница к штатной портнихе, наглядно демонстрируя, что и где нужно сделать.

Я не влезала, полностью сосредоточившись на новых ощущениях.

Следом наступила очередь дорожного костюма. И на кой он мне? Вроде в ближайшем будущем никуда не собираюсь… Да и зачем нужна отдельная одежда для путешествий? Почему в повседневной нельзя? Нет, логики богачей мне определенно не понять.

Но удобный наряд темно-зеленого цвета, состоящий из узких штанов и верха наподобие мужского камзола с разрезами по бокам, быстро уменьшил количество вертевшихся в моей голове вопросов. Какая разница, красиво ведь! А белоснежная рубаха, надеваемая под все это великолепие, еще и на ощупь приятной оказалась.

— Не похожа ты на местную, — отметила хозяйка лавки, упаковывая обувь и еще кое-какие мелочи, выбранные Аменой. — Издалека?

О-ой… Кажется, спалилась! Ибо мои познания в географии оставляют желать лучшего, а именно — срочного восполнения пробелов в образовании.

— Из Туманных земель она, — пришла мне на выручку Амена. — Видишь, какая бледная да заморенная?

Последние слова сыграли свою роль, то есть увели разговор в совершенно другую сторону. И следующие полчаса купчиха вместе с тремя помощницами наперебой охали над моим плачевным состоянием. Только что не всплакнули.

— Надеюсь, ты сделала выводы из ситуации. — Временная опекунша пристально вглядывалась в мое лицо. Будто от этого что-то изменится!

Разве что она умеет передавать знания взглядом… Тьфу, и придет же в голову такая ерунда.

Лавка давно осталась позади. Нагруженные покупками, мы двигались к дому.

— Надо быть осторожнее, — с покаянным видом признала я, опустив очи долу (с соритами этот трюк всегда работал).

— Учиться тебе надо! — Амена с сомнением покосилась на виднеющийся вдали блеклый купол местной соры. Я уже готова была взорваться возмущением, даже огнем вспыхнуть, если потребуется, но спутница заговорила раньше: — И вряд ли в обители Солнечной ты найдешь достойное применение своим талантам.

Ой-ёй. Сердце так и подпрыгнуло. Знать, не зря дорожный костюм примеряла.

К дому шли торопливо, в полном молчании. Даже я сообразила, что такие вещи посреди площади не обсуждают. Народец тут болтливый: прознают, что способности к колдовству у меня есть, и уже завтра выяснится, будто я ведьма жуткая и половину Лиира сглазить успела. Потом не отговоришься. Оно мне надо?

Посему разговор продолжали за плотно запертой дверью и с задернутыми шторами. Так оно надежнее, Кронций-то до сих пор частенько поблизости околачивается. Хоть и долг свой получил, и надежду заполучить Амену в жены давно потерял. И чего ему надо, спрашивается?

— Так где учат колдовству? — впилась в попечительницу нетерпеливым взглядом я. — Меня туда возьмут?

Женщина снисходительно улыбнулась.

— По-разному. Например, в специальных школах. Только сперва нужно подтвердить наличие дара и зарегистрироваться в гильдии, таковы правила. Решить вопрос с переводом из соры, опять же…

Энтузиазм круто пошел на убыль. Нет, я, конечно, догадывалась, что легко не будет, но встречи с Грином хотела избежать. Трусливо? Да, только по-другому никак. Добровольно с приносящей золото сироткой этот скряга не расстанется.

— Ой, что-то мне уже расхотелось учиться… — сказала и глянула на Амену затравленно.

Причины объяснять не пришлось, она и так все поняла.

— Все не так плохо. Так сложилось, что я лично знакома с директором одной из школ, очень тесно знакома. На всякий случай у тебя будет к нему рекомендательное письмо. Только поедешь ты совершенно в другое место…

Я слушала и не верила своим ушам. Даже незаметно ущипнула себя за руку, дабы вернуться в суровую реальность, но ничего, кроме пары минут не слишком приятных ощущений, это действие мне не принесло. Бывают же на свете чудеса!

По всему выходило, что моя новая знакомая происходит из старинной колдовской семьи. Только с родственниками она давным-давно расплевалась, потому как надежд их не оправдала. Вот и прозябает в этом захолустье, но о том, чтобы попроситься назад, и не помышляет.

«Гордая…» — с уважением подумала я.

А вот с сестрой отношения сохранила. Видно, не повезло уважаемому в колдовских кругах семейству с молодым поколением. Обе дочки еще в юности покинули Фоор — столицу Туманных земель — и зажили собственной жизнью. Вот только Бриалина от дара отказываться и не думала, хоть особых связей с гильдией и не имела.

— Она станет твоей наставницей и опекуншей, научит всему, чему нас в детстве учили. Соглашайся, ведь такого, шанса может больше и не представиться!

Что же я, дура, что ли, отказываться?! Я с воодушевлением закивала. А что до Грина… Мы еще встретимся, непременно встретимся. Только в следующий раз я уже не буду беззащитной сироткой, зависимой от его воли.

Еще несколько дней ушло на сборы, закупку продуктов и прочих предметов первой необходимости в дорогу и детальную проработку плана.

Главная сложность состояла в том, что Бриалина обитала где-то на краю Туманных земель. Я все еще неважно ориентировалась в пространстве, но точно поняла, что, если вздумаю отправиться туда пешком, доберусь разве что через несколько лет. Чую, наставница мне тогда уже мало чем поможет. О том, чтобы отправиться одной, вообще не было речи.

Тут-то и представилась возможность Алику проявить приобретенные в последние несколько месяцев навыки.

— Сам Лун вызвался тебя проводить, — поделился как-то за ужином новостью мальчишка.

Умей я это делать, сейчас бы точно присвистнула.

— Звучит не особенно надежно, — скривилась Амена, покачивая на коленях Хеллию. Выбранная сыном стезя ее не особенно вдохновляла, но, памятуя печальный опыт собственной семьи, женщина предпочитала не встревать. Других талантов за парнем все равно не водилось. — Но выбирать не из чего.

Лично меня и этот вариант очень даже устраивал, так что я благополучно отмолчалась. Если верить Алику, а его честность под сомнение не ставилась, этот Лун человек неплохой. А то, что вороватый, при нынешних обстоятельствах только на пользу. Так что с чего бы тут возражать?

— Раздобыть нормального колдуна нам так и не удалось, так что придется добывать лошадей, — продолжал меж тем мальчишка. — Только это уже не в Лиире. А у нас пока Марийка поживет, дочка мастера. Она такая же доходяга, волосы под платок запрячет — и от Береники не отличит никто. А вернется Лун, и можно будет разыграть сцену приезда купца за драгоценным чадушком.

Ага. Все продумали, нигде не подкопаешься. Видно, старый вор всерьез по приключениям соскучился. Правда, предстоящее конокрадство меня не особенно радовало, и без того список прегрешений длинноват, но иного выхода не было. Или мы его просто не видели.

Благо что дом Амены находился на окраине. В ночь перед отъездом к нам пробрались вор с дочерью. Я придирчиво оглядела свою замену. Фигура (вернее, ее полное отсутствие) похожа, а вот волосы черные как смоль, и ростом она чуть ниже. Да и держится гораздо свободнее, что и неудивительно. С любящим отцом ведь всю жизнь провела, а не с черствыми сердцем соритами.

Но все должно пройти хорошо. Последние несколько лет Лун вместе с кучкой себе подобных обретается в лесу, поэтому о наличии у него дочери известно лишь избранным. Да и кому до нас какое дело, кроме разве что Кронция? Но сборщик податей сегодня недоступен для всего окружающего мира, об этом дружки старого вора еще вечером в корчме побеспокоились. Даже до дома проводили. Не удивлюсь, если и о сне здоровом позаботились.

— Удачи, — шепнула Марийка, пряча смоляные кудри под цветастый платок. В случае чего пестрый головной убор на себя все внимание и отвлечет.

— Выдвигаемся, пока не рассвело, — скомандовал Лун.

Я покорно потопала вслед за ним во двор. В дорожном костюме, с нормальной сумкой, а не с узелком из наволочки, чувствовала себя и впрямь купеческой дочкой. Даже спину инстинктивно распрямила и смотрела прямо перед собой, глаза не опуская. Правильно, конечно, говорят, что не одежда красит человека, но и от нее зависит многое. В последнем я на себе только что убедилась.

— Вот, возьми. — Алик протянул мне небольшой кинжал в ножнах. Сразу видно, дорогой. На рукояти гравировка серебром. — Не пригодится скорее всего, но мне так спокойнее будет.

— Отцовский? — спросила участливо.

— Да нет, свистнул у какого-то хлыща заезжего дней десять назад.

В этом он весь. А я только-только расчувствовалась!

Впрочем, появившимся на глазах слезам пропасть зря не пришлось. Прощаться оказалось тяжело. Вот же странность: еще и месяца их не знаю, а привыкла, привязалась даже. И, видно, взаимно, потому что Амена тоже влажные глаза тыльной стороной ладони вытирала. Алик, конечно, хорохорился, но, чует мое сердце, и его проняло.

— Свидимся еще, — почти беззвучно шевельнула губами я и вслед за Луном вышла за калитку. Интуиция подсказывала, что так оно и получится, только на душе все равно тяжело было.

Вскоре дома заступил лес. Слезы высохли, и теперь я больше думала о будущем, нежели о том, что в Лиире оставляю. Наверняка впереди немало интересного.

Пускаться в путь с Луном было не страшно. И не только и даже не столько благодаря рассказам Алика. Просто пожилой мужчина, степенно вышагивающий впереди меня, вызывал доверие. Гордый профиль, седина в спускающихся до плеч волосах, блестящий в глазах азарт… Авантюрист он, но уж точно не злой человек.

— Для всех продолжаем придерживаться старой легенды, — бросил он, не оглядываясь.

Интересно, где мы должны в лесу найти этих самых «всех»? Я кивнула, не слишком заботясь о том, заметит ли спутник знак согласия.

Ориентироваться в темноте было сложно, поэтому дорогу я заметила, только оказавшись на ней. Там нас уже ждали двое парней, придерживая под уздцы лошадей.

— Дальше по дороге луг будет, где лошади пасутся. Подпалить что-нибудь там сможешь? — деловито поинтересовался один из них, с любопытством поглядывая на меня. — Пусть лучше думают, что лошади огня испугались.

Подпалить? Да легко! А вот удержаться в седле — это уже проблема… Я судорожно сглотнула и затравленно огляделась. Ну почему все не может быть легко?

Увы, ответа на сей риторический вопрос не мог дать никто. А посему пришлось с помощью Луна взгромождаться на спину нервно пофыркивающей лошади. Божиня, за что мне все это? В животе пульсирующим клубком ворочался страх, конечности противно дрожали. Наверное, мое состояние передалось животному, потому что лошадка вдруг стала какая-то нервная. Всхрапывает, дергается, то и дело с ноги на ногу переступает. Ох, хоть бы не сбросила…

— Животные всегда к колдунам настороженно относятся, — «обрадовал» меня вор. — Ничего, привыкнет.

Я вымученно улыбнулась, поудобнее устраиваясь в жестком седле. Хорошо бы! Но как бы мне не пришлось привыкать к полетам.

Впрочем, опасения оказались напрасными. До обозначенного луга с лошадьми и редкими стогами сухого сена мы добрались без особых трудностей. Правда, уже в спине и ногах начала появляться противная тянущая боль. Но я стоически сжала зубы и запретила себе жаловаться. В конце концов, новая жизнь того стоит!

Остановилась, примеряясь. Пожалуй, вот этот. Пальцы ласково лизнуло теплое пламя, и огненный клубок полетел в сено. К темному предрассветному небу с воем взметнулся полыхающий столп.

Получилось! Можно начинать гордиться собой?

— Мамочки!

— Твою ж!..

Тоненький визг смешался с крепким словцом, произнесенным ломким голосом, и из-за стога выскочила перепуганная парочка средней степени раздетости.

— Сюда! — махнул рукой мой провожатый, отступая в тень раскинувшегося по другую сторону дороги леса. И добавил к моему словарному запасу еще несколько специфических слов.

Пока я безуспешно дергала за поводья, пытаясь заставить свой заполошный транспорт сойти с дороги, а заодно и подавить совершенно неуместный хохот, жертвы поджога рванули прочь наперегонки с оставшимися лошадьми. Даже и не знаю, кто драпал быстрее! Правда, парень все же крикнул, что неплохо бы на помощь позвать, но его пассия задавила сей благородный порыв еще в зародыше. Ее же матушка заругает!

Так что очень скоро я смогла себе позволить смеяться в голос, наблюдая, как вместе с сеном догорают остатки широких штанов. Вряд ли парочка заметила рыжую нарушительницу спокойствия, совсем в другую сторону бежала.

— Ты это из вредности, да? — уточнил мой спутник, снова появляясь на дороге.

А то! Ясновидящая я, что ли, знать, кто в сухой траве уединиться решил? Но вслух все-таки признаваться не стала.

— Девичью честь защищала! — Если, конечно, там от этой чести еще осталось что. — Так что знайте: вздумаете девиц соблазнять по дороге, и с вами то будет.

А что, колдунья я или не колдунья?

— Учту, — усмехнулся вор, и я заметала, как заискрились смехом его глаза.

Но поработать все же пришлось. Ломать всегда легче, чем строить, вот и мне зажечь огонь труда не составило. А вот остановить его, не дать распространиться на высушенную солнцем траву и лес оказалось куда сложнее. Только с рассветом управилась, рискуя быть замеченной жителями близлежащего села.

Весь оставшийся день потонул в дымке полудремы. Колдовство выжало из меня все силы, и теперь я только и могла, что обмякнуть в седле. Как еще не свалилась, одной Солнечной известно! Хотя, учитывая особое «расположение» ко мне божини, благодарить следует скорее всего ее антипода — Сумрачного.

Сделать привал Лун не предложил, а я упрямо не просила. Свалюсь — сам остановится. Несколько раз была очень даже близка к этому, съезжая то в одну, то в другую сторону, но неизменно возвращалась в исходное положение. Из вредности, по-другому и не объяснишь.

Вор с усмешкой наблюдал за моими попытками свалиться и, готова поклясться, к вечеру зауважал упертую спутницу.

Было даже немного жаль, что почти вся дорога благополучно ускользнула от моего внимания. Мечтала с любопытством смотреть по сторонам и, может быть, еще и узнать что-нибудь новое, а в результате мешком обвисла в седле. Чувствую, лошадь не сбросила меня только в силу покладистости характера. Она вообще на диво смирная оказалась.

Ночевали в придорожной корчме, где на втором этаже сдавались комнаты. Я, когда увидела ничем не примечательное бревенчатое строение у дороги, обнесенное высоким забором, едва не прослезилась от умиления. Кого из божеств благодарить за внезапно привалившее счастье, определиться так и не смогла — оба они мне были одинаково несимпатичны. Ну их всех! Если разобраться, я всю жизнь сама по себе была и без всяких покровителей обходилась. Так почему сейчас должно что-то измениться?

— Добро пожаловать, сиятельные господа. — Мальчишка примерно моих лет, в зеленой ливрее, ловко перехватил поводья обеих лошадей. Даже спуститься мне помог, иначе всенепременно бы плюхнулась. А поскольку двор был вымощен камнем, я совершенно искренне в мыслях назвала его своим спасителем.

С сиятельными господами он, правда, загнул, к купцам так не обращаются. А одежда у нас хоть и приличная, но вряд ли позволит нам сойти за аристократов в глазах того, кто, несомненно, успел повидать разных постояльцев. Но спорить было глупо, так что мы с Луном обменялись ироничными взглядами и шагнули в услужливо распахнутую дверь.

Комнаты нашлись, что в это время года уже само по себе являлось счастьем. Да еще отдельные! Тесные, правда, но это уже сущая мелочь. Сиротская каморка в соре была раза в три меньше.

Плотно затворив за собой дверь, я наконец позволила себе выдохнуть и расслабила гордо расправленные плечи. Наедине с собой можно быть слабой, уставшей и поныть можно, когда никто не слышит. Но на последнее сил не нашлось. С непривычки все тело мучительно болело, еще и утреннее колдовство упорно не желало проходить бесследно. Наплевав на то, что растущий организм надо бы регулярно кормить, я в чем была завалилась на кровать, прямо поверх вытертого покрывала, и тут же отключилась. Даже устроиться поудобнее не успела.

Что за жизнь, и ночью покоя нет! Снилась какая-то бесовщина… Ненавистная сора, Грин, сулящий беглянке страшную кару, безликий покровитель, манящий идти за собой. Кулон — массивное золотое солнце с кривоватыми лучиками — тяжело покачивался на витой цепочке… И огонь, безжалостно выжигающий все образы, видеть которые не хотелось даже во сне! Даже в кошмаре…

Кто бы сомневался, что я не выспалась. Хоть и продрыхла без задних ног часов десять, не меньше. Голова тяжелая, и мышцы болели еще сильнее, чем вчера. В мыслях так и вовсе царил полный сумбур.

Но разлеживаться особо времени не было. Ничего, вот доберусь до наставницы, и жизнь станет чуточку проще. Если, конечно, повезет и эта Бриалина хорошим человеком окажется. Но об обратном думать не хотелось. Накличу еще!

Встала и с болезненным стоном потянулась. Вот же… По-видимому, моя физическая подготовка примерно равна знаниям об окружающем мире. Сестре Амены предстоит немало работы. Торопливо умылась в оставленном под дверью тазике с колодезной водой — брр, холодно! — и, переваливаясь уточкой, потопала завтракать. Весь прошедший день во рту и крошки не было!

Лун о чем-то непринужденно болтал с хозяином сего заведения. Я даже восхитилась про себя: это ж надо, с любым общий язык найдет! Мужчина кивнул мне в знак приветствия, но прерывать явно интересный разговор не стал. Ну и ладно.

Завтракала я в блаженном одиночестве. Сперва с голодным энтузиазмом накинулась на дымящуюся кашу. Все подчистую слопала, только что на миску не покусилась. А насытившись, заскользила ленивым взглядом по сторонам.

Ничего так, миленько даже. Зал небольшой, но уютный. Пять столиков на приличном расстоянии один от другого, чтобы никто из постояльцев никому не мешал, стойка, за которой скучал вчерашний парнишка (экий он бойкий… хозяйский сын, что ли?), дверь в кухню и лестница на второй этаж. Вот, собственно, и все. Зато чисто, и в воздухе витает приятный запах древесины.

Вполне предсказуемо мы оказались не единственными постояльцами. В самом углу неспешно поедал омлет мужчина лет тридцати, холеный такой. В золотисто-желтой мантии… Жрец! Я торопливо отвернулась и поймала себя на том, что пытаюсь незаметно сотворить знак, отгоняющий нечисть. Хихикнула даже. Вот как они мне опостылели, надо же!

А совсем рядом, отодвинув пустую тарелку, разложила карты черноволосая женщина в цветастых одеждах. Ух ты, настоящая гадалка! С почти детским восторгом я вытянула шею в попытке разглядеть яркие картинки. И тут же строго напомнила себе: ересь это все!

— Садись ко мне, красавица. — Пристальное внимание не укрылось от предсказательницы. — Все про судьбу расскажу… Даже медяка не попрошу!

Я оглянулась, но других «красавиц» поблизости не обнаружила. Не жреца же она в самом деле зовет! Подойти хотелось, хоть бы из чистого любопытства. Но вдолбленное с детства недоверие к колдунам, лекарям, травникам, гадалкам и прочим неугодным соритам элементам останавливало.

Ну что она может сказать нового? А раз ничего, так почему бы и не послушать? Убудет меня, что ли! В конце концов, вовремя снять лапшу с ушей я всегда умела.

Решилась.

Покосилась на занятого разговором «батюшку» и вместе с кружкой травяного чая перебралась к соседнему столу. Гадалка одобрительно заулыбалась. Ну-ну. Вот и посмотрим, чего ты мне напредсказываешь…

Красочные картинки, разложенные поверх коричневой скатерти, были для меня всего лишь картинками. Поэтому, пока смуглянка перемешивала их и выстраивала в одной ей ведомую композицию, я откровенно скучала, прихлебывая ароматную жидкость и поглядывая по сторонам. Только в сторону жреца старалась не заглядываться. Ясно, конечно, что один из высших храмовников не по мою душу путешествует, только все равно как-то неспокойно.

На миг в хитрых глазах напротив промелькнул неподдельный интерес и тут же погас, запрятанный глубоко-глубоко. Женщина заговорила:

— Счастье тебя ждет, красавица, — и улыбка уж слишком искренняя. — Муж — красавец, работящий и тебя любить будет. Детишек двое. Дом — полная чаша… Всего через пару годков сосватают, батюшка будет доволен.

Я брезгливо фыркнула.

— Любишь голову дурить, в следующий раз выбирай жертву поглупее. А мне или правду говори, или вообще ничего. Молчать иногда тоже полезно. — Последние слова вырвались раздраженным шипением.

И чего всполошилась, спрашивается? Ведь и не надеялась ни на что особенно.

— Э, что так волнуешься, красавица? — взмахнула тонкой рукой гадалка. — Должна же я была узнать, готова ли ты истину услышать. Сейчас все как на духу расскажу.

Услышать-то готова. А вот поверить после предыдущей порции предсказаний уже не очень.

— Вся твоя жизнь дорогами изрезана, и по каждой придется пройти до конца. — Со смуглого лица ушла фальшь, теперь оно сделалась непроницаемым. — Огонь в тебе горит, он-то верный путь и подскажет. Мужчин много, даже слишком. Одному ты дочь, другому падчерица, двоим госпожа, еще троим — подруга, суженая и невеста. И у всех к тебе свой интерес, небескорыстный.

Хрипловатый голос дурманил, вводил в некое подобие транса. Я старалась не позволить себе уплыть, больно впиваясь ногтями в ладонь, но помогало мало. Вскоре меня совсем развезло, в ушах стучала кровь, перед глазами плясали мушки…

— Опять ты, старая, голову простым людям дуришь, — с укоризной произнес мягкий голос. На плечо опустилась тяжелая теплая рука, выдергивая из забытья. — Идем, малышка, нечего тебе всякую ересь слушать.

Меня бесцеремонно вздернули с насиженного места и увлекли куда-то в сторону. И только тут взгляд зацепился за его мантию. Жрец!

Мамочки…

— Однажды огонь погаснет. — Чернявая, не желая легко отпускать добычу, вцепилась в другую руку. (Разорвать они меня решили, что ли?!) — Успей за это время найти свое солнце!

Наверное, я бы долго еще переводила бессмысленный взгляд с вдохновенно вещающей гадалки на неожиданно тепло улыбающегося жреца, силясь определить, кто же из них меньшее зло. Но выбор сделали за меня.

— Оставь ее, — твердо велел мужчина и оттолкнул морщинистую руку. В душе нечаянно всколыхнулась благодарность. Дожили! — Что суждено, то в любом случае сбудется. К чему воздух сотрясать?

И увел несопротивляющуюся меня к своему столу.

— На путь истинный наставлять будете? — уточнила обреченно, потихоньку прикидывая, как бы улизнуть от служителя Солнечной без особых потерь.

Усевшийся напротив мужчина светло улыбнулся и как ни в чем не бывало продолжил завтракать.

— Разве ты чувствуешь, что свернула с него?

Вопрос прозвучал неожиданно. Никогда от старого Грина ничего подобного не слышала. Может, этот золотистый и не сорит вовсе? Красивый, улыбчивый, весь расслабленный какой-то. И взгляд прямой, теплый. Нет, не может он быть храмовником! Но к себе все же прислушалась. Хм… Если и неугодны мои поступки Солнечной, совесть меня за них не мучает. И вообще, тут еще большой вопрос, кому и перед кем стыдно должно быть.

— Перед божиней я чиста. — Голос прозвучал достаточно твердо. Прямо сама себе поверила.

Жрец вскинул на меня умиротворенный взгляд.

— При чем здесь она? — Кажется, он даже удивился. — Главное, быть в мире с самой собой. Тогда и Сорина путь освещать станет.

От удивления я чуть со стула не рухнула. Он это серьезно? А как же бесчисленные правила и наказания за их нарушение? Ничего не понимаю… Пришлось проблеять что-то нечленораздельное и в срочном порядке наклеить на лицо улыбку. Может, хоть это его отвлечет?

— Вот и славно, — еще лучезарнее заулыбался мой собеседник. — Значит, здесь работы для меня нет. С удовольствием помог бы тебе справиться с даром, но не хочу отнимать хлеб у колдунов. Хочешь булочку?

И в самом деле протянул мне пышущую жаром сдобу. Только разве ж тут до еды?

Как он вообще узнал про дар?!

— Вы не ненавидите колдунов? — Я ошалело вытаращила глаза, чувствуя, как мой маленький мир переворачивается с ног на голову.

Эдак скоро еще и Грин мой побег благословит и присвоенное золото вернет до последней монетки! И крыше можно будет сказать «прощай».

— Скажем так, между нами существует здоровая конкуренция. И мне это определенно нравится! — Светлые глаза блеснули озорством.

Булочку я все же приняла и с аппетитом вгрызлась в ароматную сдобу. Даже расслабилась постепенно. Неприятный осадок, оставленный гаданием, улетучился, удивление тоже пошло на убыль. Это утро принесло немало открытий. И главным из них был человечный жрец. Уже ради этого стоило сбежать из соры.

Взгляд неспешно скользил по сторонам. Стойка, за которой досыпал мальчишка, гадалка, собравшая свои карты и устремившаяся к выходу, наш стол…

— Что это? — Я с интересом разглядывала разложенный между миской и кружкой лист с изображенным на нем кулоном. Солнце… Точь-в-точь как в моем сне!

Жрец внимательно проследил за моим взглядом и снова улыбнулся. Теперь немного смущенно.

— По преданию, кулон Солнечной. Никто не думал, что вещица существует на самом деле, а я ее собственными глазами видел. Веришь?

Я пожала плечами и осторожно улыбнулась. Сказать по правде, мне все равно. Но огорчать симпатичного жреца (возможно, единственного среди ему подобных) не хотелось.

— Недавно был с проверкой в одной соре неподалеку, — нашел в моем бледном лице благодарного слушателя служитель божини. — И совершенно случайно увидел у ее Радетеля это сокровище. Естественно, стал расспрашивать…

— И что? — Внутри пестрым клубком закопошились подозрения. Чую, Радетель зовется Грином!

— Он рассказал просто невероятную историю! Мол, когда-то давно у его двери появилась женщина с младенцем на руках. Ребенок был рожден не от мужа, и она вполне справедливо боялась гнева законного супруга. Вот и оставила дочь на воспитание соритам, но обещала однажды за ней вернуться. Кулон же стал залогом. Но эта особа так больше и не пришла, а девочка умерла месяц назад. Теперь реликвия является собственностью соры.

— Умерла? — Я торопливо убрала руки под стол, уж слишком заметно они дрожали.

— Да, воспаление легких среди лета подхватила. Сбежала из соры — и вот результат. Жаль девчонку, ей только-только пятнадцать исполнилось. А Радетель их, старый скряга, ни в какую не согласился передать ценное имущество в столичную сору. Вот мне и остается только рисовать… С детства мечтал стать ювелиром!

Вроде бы он говорил что-то еще про вредную судьбину, забросившую его в обитель Солнечной вместо ювелирной мастерской, но воспринимать смысл я уже не могла. Ну Грин, ну мерзавец! Выкрутился! Угробил сиротку и радуется небось. Ничего, дождешься ты у меня явления призрака… Всю душу из тебя вытрясу. Вместе с кулоном. Жаль, не сейчас…

Конечно, это мог быть совершенно другой Радетель и совершенно незнакомая мне особа, только в подобные совпадения отчего-то не верится.

— Здесь тебя не искали, — негромко поделился выведанной информацией Лун, пока я с кряхтением устраивалась в седле. Задачка оказалась не из простых, как ни повернись — неудобно.

— Знаю. — Я направила лошадь за ворота и, только когда корчма осталась далеко позади, рассказала то, что узнала от жреца.

Про гадание умолчала, теперь это виделось сущим бредом. Польстила я себе, в первый момент предсказание глубоко в душу запало. Не появись храмовник, такого бы себе напридумывала, представить страшно! А теперь было немного стыдно за свою доверчивость.

Дослушав мой рассказ, вор присвистнул восхищенно. Ловко они выкрутились! Никаких обязательств перед неведомым опекуном. Уверена, он не сильно расстроится из-за гибели сиротки. А если я вдруг возникну у магов, ничего не докажу против заверений многоуважаемого Грина. Наверняка старикан еще и документик какой-нибудь жутко важный на этот случай состряпал. И все, пиши пропало!

Короче, очень даже хорошо, что направляюсь я не к колдунам, а к сестре Амены. Чувство самосохранения подсказывает, что правильно будет именно так.

Вот подумала обо всем этом и грустно улыбнулась. О-очень подходящие мысли для моего возраста. Сверстницы у витрин со сладостями толпятся, книжки умные (ну или хотя бы интересные) читают и втайне мечтают, как на свидания будут бегать. А я трясусь, чтоб храмовники не отловили, и пытаюсь найти хоть какую управу на неожиданно проклюнувшийся дар. Детство, ты где, ау!

Следующие несколько дней ничем запоминающимся не отметились. С раннего утра и до позднего вечера мы ехали. Со временем я привыкла, мышцы пришли в норму и больше не вопили о насущной необходимости уложить тело поудобнее и не трогать как минимум несколько дней. А когда раздражающий фактор в виде боли пошел на убыль, я смогла позволить себе даже наслаждаться поездкой, насколько это вообще было возможно.

Шуршащие листвой леса, бескрайние поля, редкие серебряные змейки рек, небольшие поселения, похожие один на другой постоялые дворы… Наверное, во всем этом не было ничего примечательного, но я жадно впитывала все новое и чувствовала себя почти счастливой. Даже встречным путникам улыбалась.

Во время редких привалов дурачилась, чтобы хоть немного размяться, гонялась за бабочками. Однажды даже за зайцем. Ушастый мирно грелся на солнышке и уж точно не ожидал, что на него налетит растрепанный рыжий ураган. Вид у зверюги был до того ошалелый! Если б мог, точно бы лапой у виска покрутил.

Поймала! Впрочем, сразу же отпустила, потому как Лун уже примеривался зажарить мою добычу на ужин. Вор, конечно, не шибко обрадовался, но спорить не стал. Мы вообще неплохо поладили. Временами он даже байки про свою прошлую жизнь травить начинал. Не слишком правдоподобные, зато жутко интересные. Я слушала с замиранием сердца. А еще, когда нам довелось ночевать под открытым небом, научил разжигать костер и орудовать кинжалом, даже несколько приемов простеньких показал. В такие моменты я напрочь забывала и о далеко не юном возрасте спутника, и об отсутствии у него одной руки.

К слову сказать, нечто подходящей формы на месте недостающей конечности у него все же имелось. Даже двигалось кое-как, уж не знаю, в чем здесь магия. Только цвета было странного — бронзового.

— Завтра к полудню должны быть на месте, — как бы невзначай проговорил Лун и окинул меня испытующим взглядом. Мол, готова?

Как ни странно, готова я не была.

— Что-то не заметила, как мы пересекли границу Соринии… — Сердце стучало часто-часто, боязливо выпрашивая еще несколько дней отсрочки.

А вдруг я ей не понравлюсь? Вдруг эта Бриалина совсем не такая добрая, как ее сестра? Вдруг ей вообще не нужна ученица? Вдруг…

— Для наделенных даром не существует никаких границ. Путешествуй я в одиночку, обязательно наткнулся бы на барьер, а так… — Мужчина только рукой махнул, показывая, насколько велики возможности колдунов в сравнении со всеми прочими.

Вот оно как? Кажется, я только что начала понимать, почему мне подобных те же сориты не жалуют.

— А вернешься ты как?

Лицо вора приобрело просто до неприличия хитрое выражение.

— Как уважаемый человек. У меня даже документ соответствующий с вензелем какого-то аристократишки имеется. Вот выучу, как меня ныне зовут, и в путь…

Да уж, за этого точно можно не переживать. И за Алика тоже. Конечно, ничему приличному Однорукий его не научит, но и пропасть не даст. Как я успела понять за последнюю пару месяцев, это главное.

Ночевали сегодня под открытым небом. Погода определенно была на нашей стороне, и за все время пути ни одного, хоть самого мизерного дождика не случилось. Полная луна, желтая, точно головка сыра, скудно освещала небольшую полянку. Обступившие ее деревья смотрелись затаившимися чудищами. Большие, кряжистые… По спине то и дело пробегал холодок. Мало ли кто выскочит из темноты?

На всякий случай я решила с оружием не расставаться. И ведь понимала умом: не понадобится, а если понадобится, то не поможет, — но поделать с собой ничего не могла. Это меня перед встречей с будущей опекуншей так развезло, не иначе.

Наспех перекусили впотьмах и расстелили поверх травы плащи. Призванная защитить от ветра и дождя одежка только покрывалом и служила.

— Красиво… — пробормотал мой провожатый, пялясь в усыпанное крупными звездами небо.

Я недоверчиво покосилась на устроившегося на ночлег мужчину. На ценителя прекрасного он как-то не слишком походил.

— Ага.

Помолчали. Я тоже заняла свое место и уже подремывать начала.

— Ты под каким созвездием родилась?

Вопрос поверг меня в легкий ступор. Призрачная дымка сна испарилась, точно и не было ее.

— Без понятия. Сориты как-то не распространялись на эту тему.

— Не вопрос, сейчас выясним. — Лун перекатился на бок, подложил под голову согнутую в локте руку и с видом заправского исследователя воззрился на меня. Я прямо засмущалась, честное слово! — Посмотри на небо. Только внимательно! Какие звезды кажутся тебе самыми яркими?

Подталкиваемая коварным любопытством, я спорить не стала и послушно следовала инструкциям.

— Вот эти шесть. — Палец заскользил по воздуху, указывая нужные светила. — И еще три чуть пониже…

— Ясно все, — широко заулыбался старый вор. — Ты — Кузнец! Редкость для девчонки.

Это шутка такая, да? Я представила себя с молотом в руках у пышущей жаром печи и скривилась до того выразительно, что Лун даже в темноте заметил. И прекрасно понял, какие мысли посетили мою рыжую голову.

— Прекрати придумывать всякую чушь! — Но скрыть смешка он не смог. Или не посчитал нужным? — Это всего лишь значит, что ты сама строишь собственную судьбу, невзирая на предначертания. Если верить звездам, разумеется…


Глава 2 | Береника | Глава 4







Loading...