home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Смерть ходит рядом

Примерно секунд через десятьдвенадцать последовала очередная команда:

– Медленно и плавно повернуться через левое плечо!

«Серьёзные ребятишки. Профи», – уважительно констатировал внутренний голос. – «Оба, несомненно, являются природными англосаксами. Короткостриженные, облачены в пятнистый камуфляж (тёмнозелёный фон с разноразмерными коричневыми пятнами), в руках – компактные автоматы неизвестного производства, оснащённые чёрными цилиндрическими глушителями. Один боец – блондинистый, второй, наоборот, с лёгкой рыжинкой…».

Блондин, насторожённо подрагивая стволом автомата, продолжал пристально наблюдать за задержанными. А рыжий боец достал из нагрудного кармана пятнистой куртки прямоугольную фотографию и, произведя тщательную сверку, объявил:

– Это, без сомнений, они. Надо сообщить шефу, чтобы не переживал. А потом отведём террористов на опорную точку…

Справа раздался лёгкий шорох. Егор краем глаза зафиксировал в банановых зарослях стройную фигурку в однотонном камуфляже цвета хаки. Зазвучали приглушённые хлопки.

«Хорошо, что мы находимся чуть в стороне от линии огня. То бишь, от линии перестрелки», – подумал Егор, приобняв Саньку за плечи и падая на землю. – «Похоже, что происходят некие межведомственные кровавые разборки. Причём, именно мы с Александрой и являемся причиной этих самых разборок. То бишь, считаемся вожделёнными коллекционными трофеями…. Одни крутые деятели за нами старательно наблюдаютприсматривают. Ну, как любознательные учёныеорнитологи – за редким видом лесных птичек. Другие же, похоже, настроены гораздо более серьёзно и кардинально. То есть, хотят нас банально прикончить, после чего заспиртовать хладные трупики в стеклянном сосуде соответствующего размера…».

Вскоре хлопки стихли, со стороны банановой рощицы долетел тихий болезненный стон.

– Пятнистые личности лежат совершенно неподвижно, – приподняв голову, сообщила бесстрашная Санька. – А, вот, эти жалобные звуки…. Может, коекто валяет дурака? Вернее, дожидается, держа указательный палец на спусковом крючке, когда мы легкомысленно поднимемся на ноги? Чтобы, понятное дело, стрелять уже наверняка?

– Нет, конечно же, – откликнулся Егор. – Я, ведь, как ты знаешь, немного разбираюсь в военном деле. Мы, однозначно, имеем дело с предсмертными хрипами…. Сделаем так. Я сейчас сползаю на разведку и проясню сложившуюся ситуацию. А ты, душа моя, полежи здесь парутройку минут. Если всё нормально, то я тебя позову. Договорились?

– В принципе…

– Это как?

– Ну, если не появятся всякие змеи и мыши, то я буду лежать тихо и спокойно, хоть до морковкиного заговенья. В противном же случае, извини, могу – от пошлого дамского испуга – вскочить на ноги и задать стрекоча, извещая окрестности об охватившем меня ужасе.

– Только, пожалуйста, далеко не убегай, – серьёзным голосом посоветовал Егор. – Заблудишься ещё, не дай Бог. Типа – ненароком. Ищи потом – в этих густых тропических зарослях…

Он осторожно подполз к неподвижным пятнистым телам и приступил к стандартной процедуре осмотра.

«Однозначные и окончательные трупы!», – заявил невозмутимый внутренний голос. – «Оба получил по смертельной пуле в голову. Вернее, прямо в лоб. Есть характерные дырочки и на груди у обоих, но там, естественно, имеется по надёжному бронежилету…. Документов никаких, только фотография улыбающихся супругов Леоновых. Сделана много лет назад, во время какогото однозначноторжественного мероприятия. Месяца за два до того момента, когда ты, братец, решил покататься на яхте по суровому Берингову морю…. Помимо автоматов, оснащённых чёрными цилиндриками глушителей, у каждого мертвеца имеется ещё по пистолету и по хорошему диверсантскому ножу. Что будем брать с собой? Фляжка из нержавейки. Что в ней, интересно, налито? Нука, попробуем…. Очень даже приличный коньяк! Одобряю…».

После недолгих раздумий Егор повесил на плечо один из автоматов. Пистолеты, фляжку и запасные обоймы он без суеты распихал по карманам, а нож (в ножнах) поместил в тесный рукав пиджака.

«А теперь – осмотрим противника нашей мёртвой пятнистой парочки!», – скомандовал внутренний голос. – «Вперёд, братец! Где наша только не пропадала…. Кстати, чтобы ты знал, банан – это не кустарник. А – с точки зрения классической ботаники – обыкновенная многолетняя трава…».

Боец в комбинезоне цвета хаки лежал на земле – в луже крови – лицом вниз. Егор осторожно перевернул тело на спину и тихонько пробормотал:

– Данный дядя – волчара битый и опытный. Напялил на голову чёрный шлеммаску. Надёжная вещь, сделанная из какогото прочного, ужасносекретного материала. Такой шлем можно пробить только выстрелом в упор. Или же – из нарезного карабина…. Впрочем, сегодня это не помогло. Меткая пуля пробила опытному бойцу ничем незащищённую шею насквозь. Крови, правда, натекло совсем и немного. Значит, артерия не задета…. Однозначно, не жилец. Воздух – с тоненьким и нежным свистом – выходит из пулевых отверстий. Нука, снимем шлеммаску…. Ни фига же себе! Как она оказалась в Никарагуа?

– Ты, получается, знаешь эту девицу? – хмуро поинтересовался сзади голос Сашенции. – Откуда, интересно?

Егор обернулся и неодобрительно покачал головой:

– Обещала же, что будешь тихонько лежать, или же побежишь, истошно и нервно вопя, по старинному парку. А сама – бесшумно подкралась сзади. Я даже ничего и не услышал…. Когда, спрашивается, научилась? Ещё и второй автомат прихватила…. Зачем?

– Затем, что я – замужняя, рачительная и хозяйственная женщина. Негоже добро разбрасывать, где ни попадя…. Почему поднялась с землитравы? Так, злые и наглые муравьи достали. Или же – термиты? Заползают, понимаешь, в самые интимные и нежные места.… А бесшумный шаг я прекрасно освоила ещё со времён знаменитого реалитишоу – «Живём – как в старину». Если ты запамятовал, то напоминаю. Женщины нашего славного «славянского племени» ходили на охоту наравне с мужчинами. И на бобров, и на гусейуток, и даже – один раз – на косуль и лосей…. Что ты мне, дорогой супруг, зубы заговариваешь? Где ты, бесстыжий развратник, познакомился с данной платиновой блондиночкой, пребывающей в бессознательном состоянии? Как зовут эту симпатичную шалаву? У тебя с ней чтото было? Отвечай немедленно, изменщик!

– Тише, родная, – взмолился Егор. – Говори, пожалуйста, тише. Желательно шёпотом. Не дай Бог, набегут очередные вояки, диверсанты и шпионы…. Зовут же эту барышню Мариной. Я у неё на днях, в ПетропавловскеКамчатском, покупал паспорта. То бишь, на тамошнем задрипанном продуктовом рынке, где она – якобы – работала торговкой.… Согласись, что всё это – как минимум – очень странно.

– Странно, – Санька присела на корточки рядом с неподвижным телом. – Ага, вот, и приметный блестящий значок с бородатым профилем. Следовательно, эта красотка – с мертвецкибледным лицом – числится в загадочной организации «SV». То есть, является коллегой Генки и Юльки…. Милый, может, стоит её перевязать?

– Бесполезно, поверь на слово. Можно попробовать привести умирающую – на короткое время – в сознание. Не более того…

Егор расстегнул объёмный кожаный планшет, расположенный на левом боку девушки, достал оттуда пластиковую коробочку с красным крестом на крышке и, раскрыв её, принялся рассуждать вслух:

– Набор препаратов достаточно стандартный и немудрёный. То бишь, армейский…. Болеутоляющее? Может, чуть позже…. Это что такое? Сыворотка при укусах ядовитых змей. Пусть, на всякий случай, будет. Ага, вот, и искомый «Прилив». Сейчас, сейчас…

Он, торопливо сняв с крохотного бесцветного шприца жёлтый колпачок, сделал девушке – прямо через плотную ткань комбинезона – укол.

– Что дальше будем делать? – спросила Санька, ловко накладывая, не смотря на совет мужа, лёгкую повязку на шею Марины. – И мобильных телефонов нет. Выбросили сдуру, паникёры вшивые. А всё Юлька, так её растак, вместе с дурацкими советами.

– Ждать, конечно…. А откуда у тебя бинт?

– Нашла в кармане куртки у «камуфляжника». У того, который был белобрысым при жизни…. Получается, что это секретная служба «SV» так упорно и настойчиво вытаскивала тебя с чукотского мыса Наварин?

– Скорее всего.

– Зачем?

– Не знаю, – честно признался Егор. – Надо хорошенько обмозговать данную новость. Если предположить, что…. Погоди, кажется, наша подопечная приходит в себя.

На щеках Маришки появился лёгкий румянец, она медленно приоткрыла глаза, вымученно улыбнулась и проговорила – бесконечнохриплым, серотусклым и какимто механическим голосом:

– А, морячок с жёнушкой…. Это хорошо…. Сколько времени у меня осталось? Говори правду…

– Судя по зрачкам, минут пятьдесять.

– «Прилив» вколол?

– Его, родимого.

– Молодец, всё правильно сделал…. Прислоните меня спиной к пеньку, или к камню, – попросила Марина. – Спасибо…. Доставай, морячок, из планшета карту, разворачивай. Эту, да. Теперь слушай очень внимательно…. На морском побережье, к северу от ПуэртоКабесаса находится городок СанАнхелино…

– Мне уже приходилось там бывать. Лет так восемнадцатьдевятнадцать тому назад. Перед тем, как проследовать – по делам армейским – на алжироливийскую границу. Впрочем, посещал я этот населённый пункт и…ммм, во Времена иные…

– Это хорошо, будет чуть проще…. Кха! Кха! – надсадно закашлялась девушка. – Мы находимся здесь. Видишь? Ручей впадает в парковый пруд. За прудом выйдите на просёлочную дорогу…. Часов за семьвосемь, уже на закате, дошагаете до городка. Найдёте трактирчик под названием «La Golondrina blanka[147]»…. Кха! Кха! – на её губах запузырилась светлорозовая пена, по подбородку потекла тоненькая струйка крови.

Аккуратно обтерев носовым платком подбородок и пухлые губы Маришки, Егор вынул из кармана трофейную фляжку, отвинтил крышечку и предложил:

– Глотника, секретная амазонка. Обязательно полегчает…. Глотай, глотай! Ещё немного…

Коньяк произвёл на девушку самое благотворное и позитивное влияние. Её глаза болезненно заблестели, а из голоса исчезли все механические и хриплые нотки.

– Спасибо, морячок, – поблагодарила Марина, возвращая флягу. – Хороший коньяк…. На чём я остановилась? Ах, да, на таверне. То есть, на пульперии, выражаясь поместному…. Найдите дона Аугусто, хозяина этого почтенного заведения. И отдайте ему мой значок. Он узнает ваши лица…. Ничего Аугусто не рассказывайте, он обо всём догадается сам. Накормит, напоит, даст приют, выделит спальные места…. А потом проводит вас на запасной секретный аэродром. Через сутки другие уже будете в БуэносАйресе.

– Нам велено – дожидаться возле пруда Федониных, – сообщила Санька. – Как быть с этим?

– Не знаю таких сотрудников…. Они, наверное, летели вместе с вами из СанктПетербурга? Не советую – ждать…. Местные ночи, они очень неуютные и опасные. Темноту лучше встречать, находясь в непосредственной близости от человеческого жилья. Впрочем, вам решать, путешественники…. У меня в планшете имеется французская «пшикалка» от комаров и москитов. Действенно помогает, проверено на себе. Обязательно возьмите…. Кха! Кха! Ещё одно…. Мой труп нельзя здесь бросать. Да и закапывать – в сложившейся ситуации – инструкции запрещают…. Сделаем так. Набейте карманы моего комбинезона тяжёлыми булыжниками и утопите тело в водах ближайшего глубокого плёса…. Кха! Кха!

– Что это вы, Мариночка, такое говорите? – отводя глаза в сторону, смущённо засуетилась Сашенция. – Может, всё ещё и образуется. Всякое случается…. Хотите ещё коньячка?

Глаза девушки застыли, рот приоткрылся в кривом оскале, голова уродливо завалилась набок.

– Вот, и всё, – поморщился Егор. – Она умерла…. Угадай, любимая, что я сделаю первым делом, когда мы доберёмся до канадского поселения «Славянского клуба»?

– Наверное, напьёшься в дымину.

– Не угадала. Первым делом, я ремнём нахлопаю нашу Иришку по одному известному месту.

– За что это? – удивилась Санька.

– За легкомысленное неуважение к русским народным приметам. Ведь, это именно одна сглазила. Помнишь, Ирка заявила при прощании в питерском аэропорту, мол: – «Знаю я вас, любимые родители. Наверняка, ввяжетесь в очередное опасное реалитишоу…». Вот, мы и ввязались – не пойми, во что – с дочкиной лёгкой руки. Сглазила нас Иришка, однозначно, сглазила….

– Шутишь так?

– Ага, вспоминаю – с лёгким скрипом – специфичный армейский юмор, подзабытый слегка на далёкой Чукотке. Типа – без Василия Тёркина и победа достигается с лёгким запозданием…. Чувствую, что пришло время – вспомнить и все прочие навыки, могущие быть полезными в различных заварушках…

Они перетащили тело Маришки к широкому плёсу ручья.

– Глубина здесь, судя по всему, больше двух метров. И вода тёмнокоричневая, очень мутная, – одобрила Александра. – Никто и никогда не найдёт. А местечко – очень тихое, спокойное и красивое. Бабочки летают – крупные и узорчатые. С высоченных деревьев, переплетаясь, сползают толстые тёмнозелёные лианы, усыпанные мелкими разноцветными цветочками, слегка похожими на магазинные орхидеи.

– Это и есть – тропические орхидеи, – хмыкнул Егор. – Жди меня здесь, известная киноактриса и режиссер. Я быстро…

Вернувшись к банановой роще, он снял с трупов неизвестных оппонентов пятнистые куртки, после чего вернулся к ручью. В куртки Егор завернул крупные гранитные булыжники, а длинные курточные рукава надёжно завязалукрепил на худеньком теле Маришки.

– Кожаный планшет я забрала, – сообщила Санька. – Обыскала все карманы, но ничего в них не обнаружила. Естественно, не считая очередного пистолета. Смотри, какой красивый! Чёрненький, элегантный.

– «Глок», причём, израильского производства. Хорошая машинка, надёжная, двенадцатизарядная. Себе оставь…. Кстати, сняла с покойницы полевой планшет с полезными причиндалами – молодец. А, ботинки?

– Что – ботинки?

– А кто мне жаловался ещё в подземном туннеле, что, мол, шатается каблук на правой туфле? Если ты забыла, то напоминаю. До СанАнхелино – нам ещё пилить и пилить…. Ладно, ботинки с мёртвой барышни, которая, возможно, спасла нам жизни, я сниму сам. Ты же, Санёк, сбрасывай свои модные туфельки. Я их запихаю – по одной – в куртки с камнями…

Когда процесс переобувания был завершён, Егор скомандовал:

– Берём тело за руки и за ноги, раскачиваем и – на счёт три – определяем рабу Божью Маринку в водяную могилку…

Раздался громкий «бульк», мёртвое тело девушки послушно скрылось в тёмнобурых водах, по поверхности омута, расширяюсь, побежали круги.

– Пошли, черноволосая красавица, к пруду, – предложил Егор. – Наверняка, Гешка и Юля уже заждались.

Но, не пройдя и семидесяти метров, он остановился и известил:

– Придётся, всё же, вырезать длинную палку с крепкой рогулькойразвилкой на конце. Помнишь, как я таким крестьянским приспособлением – в процессе проведения реалитишоу «Живём – как в старину» – расчищал нам путь от упитанных вологодских гадюк?

– Помню, – зябко поёжилась жена. – Ты хочешь сказать, что…

– Ага. Видишь, впереди берег ручья – метров на сто пятьдесят – свободен от деревьев, кустарников и травы?

– Ну, да. Каменистая покатая площадка, вернее, солнечная лощинка, «обрывающаяся» в наш ручеёк. Эти полосатые камушки, наверное, очень горячие. Особенно, прожилки слюды.

– Полосатые камушки, говоришь? – усмехнулся Егор, доставая из рукава пиджака ножны с армейским ножом. – Нет, милочка моя, каменные плиты, как раз, однотонные. А, вот, змеи, которые греются на них, разноцветные. То бишь, буроузорчатые, серые и зеленоватые. Ну, и блестящие, как прожилки слюды, змейки…

– Кошмар какой! Как же мы пройдём к пруду?

– Ногами, конечно. Ты, главное, не бойся и, отстав метров на пять, шагай за мной. Прорвёмся! Не впервой…

Разноцветные змеи, рассержено шипя, разлетались в разные стороны. Два шага, манипуляция с палкой, голова змеи, попавшая между «лучами» рогульки, короткое вращение древка, резкий взмах, сильное змеиное тело, отлетающее метров на пятнадцатьдвадцать. Следующие два шага, манипуляция с палкой, голова змеи, попавшая между «лучами» рогульки…

На преодоление ста пятидесяти «змеиных» метров у них ушло более двадцати минут.

– Очень печальная история, – загрустила Сашенция.

– О чём это ты, королева моего беспокойного сердца? – уточнил Егор.

– Как я понимаю, змеи днём привыкли греться на тропическом солнышке?

– В общемто, да. Переваривают пищу, набираются сил, греют холодную кровушку.

– А ночью, соответственно, расползаясь по всей округе, выходят на охоту – за всякой мелкой живностью?

– Правильно всё понимаешь.

– Сколько времени мы будем ждать Генку и Юльку? – поставила вопрос ребром Санька. – Полчаса, час, два?

– Этот момент мы не оговаривали.

– И, по моему мнению, совершенно напрасно. Можем, ненароком, оказаться ночью в натуральном змеином раю. Наступишь – в полной темноте – на какуюнибудь узорчатую гадину, она тебя за ногу и тяпнет. Кострато нам разжигать, наверно, не полагается?

– Рискованное, опасное и недальновидное мероприятие, – сознался Егор. – Неизвестно, какие ещё гадкие и скользкие морды бродят по округе. Ведь, наверняка, бродят….

– А если пересидеть ночь на высоком дереве?

– К сожалению, не получится. По стволам и ветвям местных деревьев змей ползает ещё больше, чем по траве и камням. Маленькие такие, изумруднозелёные, с крохотными красными точками по всему телу и, при этом, очень ядовитые. Кроме того, кровожадные ягуары обожают вкушать пищу, предварительно спрятав добычу в густой листве…

До пруда они шли в полном молчании.

– Как и ожидалось, здесь нас никто не ждёт, – расстроено сплюнула в сторону Санька. – Только две толстые чёрные змеи испуганно сползли – с длинного замшелого бревна – прямо в воду. Ситуация, как принято говорить в современных авантюрных романах, неуклонно меняла свой статус, превращаясь из неприятной и непростой – в отчаянную и безысходную…. Что предпримём, опытный вояка?

– Будем ждать ребят, – твёрдо ответил Егор, но уже через пару секунд засомневался. – Некоторое время, понятное дело. Думаю, что часа полторадва у нас ещё есть.

– Есть ли?

– Есть. Может, и больше…. Марина говорила, что от этого пруда до СанАнхелино можно дошагать за семьвосемь часов. Следовательно, чередуя ходьбу с бегом, туда можно добраться и гораздо быстрее. Мы же с тобой, голубка белокрылая, люди спортивные, какникак. На ногах у обоих имеется надёжная обувка. Не вижу особых проблем.

– Может, ты и прав, – согласилась Александра. – Добежим, понятное дело…. Ладно, тогда давай поговорим. Обсудим, то бишь, некие важные моменты окружающей нас реальности.

– Например?

– Для начала – покойную девушку Маришу. Что она, спрашивается, делала в ПетропавловскеКамчатском? Как оказалась здесь? Можно ли полностью доверять её словам и указаниям?

– Ты, Санёк, опять лукавишь, – понимающе усмехнулся Егор. – Наверняка, все эти вопросы тобой уже тщательно и скрупулёзно продуманы. Ждёшь, чтобы я расписался в медлительности своего мышления и обратился бы к тебе, светоч сообразительности, с нижайшей просьбой, мол: – «Просвети, пожалуйста, глупенького муженька…»?

– А хотя бы и так! Тебе что, трудно попросить?

– Не трудно. Прошу. Просвети, пожалуйста, туповатого супруга.

– Пожалуйста, глупый муж, слушай! – тут же надулась гордым мыльным пузырём Сашенция. – Начнём, что называется, от Адама…. Для меня существуют две глобальные версии – относительно всего произошедшего. Первую озвучил мудрый чукотский шаман Афанасий. Ты, мол, стал комуто реально мешать, вернее, угрожать. И тебя – на определённое время – нейтрализовали. Здесь под подозрением – в первую очередь – оказываются представители мировой киноиндустрии. Может, это и так…. Вторую версию высказал всё тот же подозрительносообразительный Афоня, мол: – «Тебя, Странник, отложили «про запас», уподобив банке с питательной говяжьей тушёнкой…». В этом случае речь идёт не о нейтрализации, а, наоборот, о твоей личной безопасности…

– Не понял! – возмутился Егор. – Это о чём ты сейчас толкуешь?

– Вопрос звучит примерно так. Ты, мой милый, комуто оченьочень нужен. То есть, тебя планируют нынче задействовать – в качестве важнейшего элемента – в какойто хитрой и гадкой афёре. Или же не в афёре, а в некоем судьбоносном и серьёзном проекте. Поэтому четыре года назад тебя лишили памяти и отправили – в качестве промыслового охотника – на мыс Наварин. Мол, там тебе будет комфортно и безопасно.

– Издеваешься? Безопасно – среди сорокоградусных морозов, месячных вьюгметелей и голодных белых медведей?

– Получается, что так, – подтвердила Санька. – Очевидно, пребывая в непредсказуемом Большом Мире, ты бы рисковал гораздо больше.

– Для чего же мне вернули память? Почему позволили покинуть мыс Наварин?

– Может, о твоём убежище стало известно коварному и беспощадному противнику. Может, пришло время для осуществления вышеупомянутого судьбоносного проекта. Как бы там ни было, но одним неизвестным деятелям необходимо, чтобы ты, милый, попал в Аргентину и встретился там с Марией Сервантес. Другие же изо всех сил препятствуют этому процессу. Поэтому и образовались незапланированные перестрелки – и на Камчатке, и здесь, в Никарагуа…

– Нестыковочка, однако, наблюдается, – возразил Егор. – До благословенной Аргентины можно добраться, если, уж, образовалась такая срочная необходимость, минуя СанктПетербург, да и белокаменную Москву. Например, по простейшему маршруту: ПетропавловскКамчатский – Владивосток – Токио – БуэносАйрес. Зачем было городить огород с пересечением всей России с востока на запад?

– Например, ктото очень хотел, чтобы ты пообщался с отставным генераллейтенантом Виталием Павловичем Громовым. Существуют и другие, весьма любопытные предположения…

Они долго ещё ходили по болотистому берегу пруда – любовались на заросли кремовых кувшинок и розовых лотосов, наслаждались щебетанием пёстрых тропических птиц и вели неторопливые разговоры, временами переходившие в жаркие и бестолковые споры.

Наконец, Александра опомнилась:

– Прошло почти два часа! День, как говорится, начал своё движение к вечеру. Смотри, над водой заклубились стайки мелких москитов…. Ай! Меня за щеку укусила какаято голодная зараза. Где у нас – антикомариное средство?

– В Маришкином планшете.

– Ага, нашла…. На тебя попрыскать?

– Давай.

– Милый, мы не можем больше ждать. Надо, пока ещё не поздно, идти к СанАнхелино. Надо, понимаешь?

– Я знаю, – тяжело вздохнул Егор. – Минут через пятнадцать – выходим на маршрут…

Неожиданно с противоположного берега пруда долетел резкий и долгий птичий вскрик. Егор, поднеся к губам ладони, сложенные рупором, незамедлительно ответил.

– Что это было? – поинтересовалась Санька.

– Охотничий зовсигнал белой полярной совы. Мол: – «Дорогие мои сородичи, без промедлений летите на северовосток, там по тундре бегает много вкусных и упитанных леммингов…». Выходим на просёлочную дорогу. Это Гешка вспомнил про давнишний условный армейский сигнал. Откуда настоящим полярным совам взяться в тропическом Никарагуа? Ясен пень, что неоткуда…

Они торопливо выбрались на просёлочную дорогу, мощенную гладкими тёмнокоричневыми булыжниками.

– Она, наверное, очень древняя, – предположила Александра. – Может, именно по ней – в своё время – передвигались первые испанские конкистадоры…

В придорожных кустах послышался подозрительный шорох. Егор без промедлений направил в ту сторону ствол автомата.

На дорожные булыжники выбрался Гешка – оборванный, взлохмаченный, потный.

– Чтото с ним не то, – тихонько прошептала Санька. – Лицо очень бледное, а взгляд какойто мутный и слегка заторможенный…. Привет, Гена! – громко поздоровалась. – А где Юлька?

– Юля? – непонимающе переспросил Федонин и неожиданно всхлипнул. – Нет больше моей Юльки. Погибла…. Я похоронил её – там, – неопределённо махнул рукой. – Пуля прилетела прямо в сердце. Умерла сразу, без мучений и прощальных слов…


Вынужденная посадка | Двойник Светлейшего. Гексалогия | Славный прибрежный городок